Погудин Андрей: другие произведения.

На два мира (Амур) Пролог + Глава 1-21

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

  • Аннотация:
    Молодой спасатель Амур Казаков не верил в суеверия и мистику, но когда наступил конец света, он, в отличие от остальных людей, прочувствовал его в полной мере.
    "- Рожденный летать ползать не может, - переиначил Казаков классика и, подумав, добавил: - Мы, амуры, птицы гордые, пока не пнешь - не полетим.
    Из кустов выкатился Чешир, вид лесовик имел весьма встревоженный.
    - Я встретил серых, они говорят, что видели в небе чернеца!
    - Огонь Сандрогара! - подскочила Агнешка. - Так близко к дому...
    - Объясните мне, я тоже испугаюсь, - попросил Амур."

  На два мира
  
  Авторы стихов: Виктор Цой, Джем, Олег Аранович и я.
  
   Пролог
  
   Мертвые ходят своими дорогами и когда дороги эти пересекаются с миром живых, случаются всякие казусы и неприятности - в этой мистической истине Амур Казаков убедился поздним вечером двадцать первого декабря две тысячи двенадцатого года.
   Молодой спасатель, как и вся страна, с азартом ждал конца света, ждал естественно не на сухую, а в компании с пятилетним 'Старейшиной'. Каламбур получался презабавный, но для коньяка пять лет - самое то, а всё, что старше по выдержке, Казаков считал буржуйскими изысками, ведь каждый россиянин с детства знает, что любое спиртное разливают из одной бочки, если не из цистерны, так зачем платить больше?
   В диспетчерской Амур сегодня дежурил один, что в преддверии выходных было для недавно надевшего синюю форму специалиста делом привычным. Второй дежурный - Михалыч, как старший по возрасту и по званию, отрабатывал взаимодействие головы с подушкой в комнате отдыха, что Казакова совсем не огорчало, а даже радовало - содержимое бутылки в пол-литра при вдумчивом использовании прекрасно укладывается в одного человека, но никак не в двоих.
   Несмотря на предсказание майя, ничего чрезвычайного пока не происходило. Казаков смаковал ароматный коньяк, закусывал его лимончиком, и совесть Амура за распитие спиртных напитков на рабочем месте ну никак не мучила. А как прикажете иначе? Ведь пятница, да еще и конец света - такое событие полагается отметить, несмотря на службу. А если еще с изрядной долей оптимизма вспомнить про скорый, вопреки календарям всяких доисторических индейцев, Новый год...
   Звонок поступил на пульт, когда Амур неторопливо раскуривал сигару, привезенную из Доминиканы очередной подружкой и специально припасенной им для ночного бдения. Мигала синяя лампочка, а это значило, что вызов прошел по общегородской линии, которую сознательные граждане используют для сообщений о застрявшей в мусоропроводе кошке, свалившемся в открытый люк пьянчуге или, в особо удачливых случаях - об очередном умнике, засунувшем в одно из отверстий организма какой-нибудь предмет и теперь страстно желающим его достать, но - вот ведь беда какая! - уже только с помощью МЧС. Представившись, как положено, Амур с минуту слушал нечленораздельные выкрики с того конца провода, решил уже, что мужик явно перебрал с празднованием конца света и пора вызывать бедолаге бригаду наркологов, когда в трубке наконец громко и четко прозвучало:
   - Мертвые восстали!
   Амур поперхнулся табачным дымом и отложил сигару в пепельницу. Несмотря на полное пренебрежение Казакова к суевериям и мистике, внутри шевельнулось нехорошее предчувствие: 'Началось!'. Впрочем, здравый голос рассудка тут же подавил такие недостойные российского эмчээсовца мысли и Амур веско, как и учили, произнес в трубку:
   - Гражданин, успокойтесь! Мы вам поможем. Расскажите подробно, кто вы и что у вас случилось?
   Его уверенный тон подействовал. В динамике еще какое-то время слышались бормотания и всхлипывания, но, наконец, невидимый собеседник справился с волнением и заговорил почти спокойно:
   - Григорий я, работаю на Южном кладбище сторожем, вышел на обход, а тут такое!
   - Какое? - спросил Амур, подбадривая кладбищенского Гришу и пресекая новую волну всхлипываний.
   - Мертвые из могил восстали!
   - Сами восстали или им кто-то помог? - спросил Казаков, уже просчитывая возможные варианты и принадлежность вандалов к религиозным культам.
   - А откуда мне знать?! Смотрю - на снегу следы, думал, забрела пьянь какая с могилы водочкой опохмелиться, постоянно их гоняю, а тут вижу - покойничек из недавних в костюмчике бредет по сугробам и слизью харкает!
   - Так, а сами вы ничего не употребляли?
   - Обижаешь, начальник! Я год как завязал, в рот ни капли не беру, - ответил совсем уже успокоившийся Григорий.
   - Ага. Может, это бомж какой был?
   - Вы что же, думаете, я живого человека от мертвого не отличу? Я этих покойничков уже столько навидался... самый натуральный жмур! Хотел его с испугу лопатой по хребтине приложить, чтоб не шлялся, значится, а тут гляжу - еще один ковыляет, за ним второй, огляделся - ё-моё! - по кладбищу вихрь такой, торнадина целая гуляет, снег сосет, что пылесос твой, а где над могилкой проходит, нового покойничка из землицы выхватывает, словно моркву из грядки!
   - Жуть, - согласился Казаков и плеснул в бокал коньяка.
   - Слышь, начальник, я мужик непугливый, но скажу по честноку: тут струхнул, как пацан, в сторожке заперся и давай всем наяривать. Менты меня послали, доктора тоже, приезжай хоть ты, помоги, а?
   Казаков хотел уже отправить спятившего Гришу туда же, куда советовали коллеги из родственных служб, но что-то в голосе бедолаги-сторожа помешало Амуру поступить разумно, но не по-человечески. Несмотря всего на полгода службы в МЧС, довелось ему уже общаться и с психами, и с фанатиками, да и просто с пьяницами, которые гоняли по квартире жену на пару с зелеными человечками, рогатыми чертиками и пушистыми белочками. Так вот, голос Григория никак не походил на речь данных субъектов, не было в нём той внутренней истерии, присущей лицам с пошатнувшейся психикой. Страх был, волнение, но сумасшествие отсутствовало напрочь. Человек находился в своем уме и рассказывал про то, что действительно видел... ну, возможно, приукрасив с испугу.
   - Так что, начальник, - раздался дрожащий голос. - Мне тебя ждать?
   - Жди. Через двадцать минут буду! - решил Амур и положил трубку.
   Отправить бригаду? А что он им скажет? Мертвым надоело лежать в земле и они решили прогуляться по кладбищу? Нет, конечно, МЧС занимается всякими случаями, но этот явно не по нашему ведомству. Впору вызывать батюшку с кадилом, святой водой или чем там они покойников усмиряют?
   Коньяк приятно согревал тело, в голове появился характерный шумок. Тянуло совершить если не подвиг, то, как минимум, поступок. Тем более, не каждый день покойники оживают, явно что-то интересное, даже со скидкой на испуг сторожа. Съезжу сам, решил Амур. Назвался спасателем - вот и спасай народ от врагов живых, гм, и мертвых.
   Труднее всего оказалось убедить Михалыча. Тот зевал во всю пасть, сопел, как рассерженный бегемот, и отказывался понимать, чего хочет от него молодой и до неприличия энергичный напарник:
   - Какое кладбище? Какие нахрен покойники?!
   - Я тебе говорю, звонил сторож с Южного, сказал, кто-то раскапывает могилы. Глумятся над телами, снимают драгоценности, хулиганят в общем.
   - Пусть полиция разбирается.
   - Они его послали.
   - И правильно сделали!
   - Да ты пойми, Михалыч, мужик перепугался, сидит в сторожке один, стучит зубами, боится наружу выйти. Я съезжу, оценю ситуацию и сам ментов вызову, мне они больше поверят.
   - От тебя коньяком пахнет.
   - По телефону не слышно... а! В тумбочке бутылка стоит. Лимон там же.
   - Гм, ладно. Одна нога здесь, другая там. Я, так уж и быть, присмотрю.
   - Спасибо, Михалыч!
   - Дежурку с водителем бери, тебе за руль сейчас нельзя...
   Шел снежок, улицы города были пустынны, по дороге шныряли лишь вездесущие такси. Не то чтобы народ поверил нагнетаемой по телевидению истерии о конце света, но люди предпочитали снимать стресс дома, в тепле, за накрытым столом. Особо впечатлительные запасались свечами, тушенкой, крупой, солью; некоторые шли еще дальше - рыли бункеры, строили ковчеги, уходили в скиты. Всё это Казаков считал дуростью. Уж если и наступит конец света, он наступит глобально, и тут уже не поможет ни бог, ни черт, ни даже МЧС.
  * * *
   Григорий относился к своим обязанностям серьезно - подъезд к Южному кладбищу и дорожки были расчищены от снега, мусорный бак у ворот не топорщился отжившими свой срок венками, а чинно стоял пустой, глотая открытым люком редкие снежинки. Казаков отказался от помощи водителя и тот сразу погрузился в увлекательный мир газетных сканвордов. Захватив из машины сумку спасателя, Амур толкнул калитку ворот, которая бесшумно отворилась на хорошо смазанных петлях - добро пожаловать в царство мертвых, где тишина, покой и нет той излишней суетливости, присущей живым людям. Из глубин памяти сами собой всплыли строки:
  
  Я к Аиду явился с повинной,
  Депортируй, но всё ж объясни:
  Где поэты? Скажи мне, кретину,
  А потом хоть в три шеи гони.
  Он в ответ усмехнулся: "Пустое...
  Ты напрасно здесь ищешь их прах:
  Здесь злодеи лежат и герои,
  Все поэты вернулись в стихах".
  
   Окна сторожки теплились светом. Амур остановился у двери и окинул взглядом кладбище, водя из стороны в сторону штатным фонарем. Меж памятников змеится легкая поземка, из сугробов, словно чьи-то скрюченные пальцы, торчат засохшие цветы, но - вот ведь печаль какая! - ни одного восставшего покойничка, ни одной разрытой могилы, лишь ветер заунывно подвывает, путаясь меж крестов. Всё-таки спятил Гриша, подумал Амур даже с некоторым сожалением. Впрочем, за что винить человека? Неудивительно это, други мои, учитывая специфику его деятельности.
   Сплюнув в снег, Казаков забарабанил по двери. В сторожке что-то упало и разбилось, кто-то цветасто выругался и закричал:
   - Сгинь, чертов зомби! Я тебя не боюсь!
   - Раз не боишься, открывай, - логично заключил Амур.
   После некоторого замешательства дверь отворилась, в проем выглянула взъерошенная физиономия кладбищенского сторожа. Глаза его лихорадочно блестели, кожа пошла красными пятнами, из уголка рта протянулась ниточка слюны. Точно спятил, решил Амур и нащупал кобуру с личным газовиком.
   - Начальник? - дрожащим голосом осведомился Гриша.
   - Он самый, - подтвердил Казаков.
   Сторож открыл дверь полностью, зыркнул по сторонам и с неожиданным проворством затащил Амура внутрь. Щелкнул засов.
   - Что же ты, мил человек, людей от службы отрываешь? - начал с нехорошим прищуром Амур. - Осмотрел я твоё кладбище, везде тишь да гладь, божья благодать. Покойнички мирно лежат в своих могилках, как им и предписано природой, и вставать вроде не собираются...
   - Так это не здесь, - зачастил Григорий. - Это за пятидесятым участком, возле леса. Я обход делал, как положено, а тут хрень эта! Не помню даже, как в сторожке оказался!
   - Серьезно? Ну, веди тогда, показывай.
   - А у тебя оружие есть?
   - Есть, есть, - Амур веско похлопал по кобуре, внимательно наблюдая за возможным психом.
   - Хорошо. Я тогда лопату возьму!
   Повеселевший Григорий схватил с вешалки ватник и нахлобучил на голову шапку-ушанку.
   - Идем?
   - Ты впереди, дорогу показывай.
   Снег скрипел под валенками сторожа, он шел с лопатой наперевес и постоянно оглядывался на Казакова, видимо опасаясь, что начальник всё-таки бросит его на растерзание злобным мертвякам, точно и не российский спасатель вовсе. Амур же разрывался между желанием немедленно звонить плечистым ребятам в белых халатах или другим не менее плечистым ребятам в черных масках. А, к черту! Он сам приехал сюда, никто не тянул, и сам разберется, что тут происходит! Тем более, Гриша пока признаков буйнопомешательства не выказывал, с лопатой на него не кидался, а являл собой образ азартного охотника на нечисть - этакий российский Ван Хельсинг, зимний вариант, в треухе и валенках.
   Сторож тем временем остановился у новехонького склепа - последнего веяния кладбищенской моды, приник к стене и, осторожно выглянув за угол, поманил Казакова.
   - Смотри...
   Меж развороченных могил бродили тени. Двигались они дергано, урывками, словно уже подзабыли, каково это - ходить по грешной земле. Повсюду валялись разбитые памятники, комья стылой земли, точно в каждую могилу заложили по доброму заряду тротила и рванули затем для пущего увеселения кладбищенской публики. Но той вряд ли это нравилось - фигуры брели как потерянные, натыкались на оградки, падали, вставали вновь, словно неведомая сила наделила их подобием жизни, а толику разума выдать забыла - ожившие мертвецы механически переставляли ноги без цели и смысла, искренне недоумевая, зачем их выдернули из такой уютной могилы.
   Видя столь невозможную картину, Казаков застыл столбом. По телу пошел холодок, желудок нехорошо заворочался, ноги онемели - сделай шаг и подломятся, словно мерзлые ветки. Перед глазами замелькал калейдоскоп из виденных ранее фильмов - вот зомби смачно высасывает мозг у пойманной жертвы, вот его приятели остервенело рвут на куски орущего толстяка, из тумана выползает что-то клыкастое и жуткое, тянется когтистыми лапами к горлу, ты кричишь от ужаса и тут, когда сознание уже готово соскользнуть в спасительную мглу, путь монстру заступает мускулистый мужик с дробовиком и лицом Милы Йовович.
   'Да что же это такое?! - зло подумал Амур. - Баба смогла, а я не смогу?! Ну-ка соберись, спасатель хренов, и делай свою работу! Ты же не веришь в дурацкую мистику, всему есть разумное объяснение и ты сейчас его найдешь!'.
   Казаков глубоко вздохнул, липкие пальцы страха чуть ослабили хватку. Сердце стукнуло раз, другой и вот уже кровь с доброй примесью коньяка вновь побежала по венам, растапливая холодок ужаса, сковавший тело. Не обращая внимания на возражения сторожа, Амур дрожащей рукой включил штатный фонарь. Луч света мазнул по темным фигурам, но те не обратили на это никакого внимания, продолжая странное хождение меж покосившихся крестов. Осмелев, Амур вышел из-под прикрытия склепа.
   Да, самые натуральные мертвецы! Даже сюда доносится смрадный запах, хорошо знакомый по визитам в морг. У многих трупов одежда давно истлела, плоть ссохлась и потрескалась на морозе - удивительно, как они вообще двигаются! Словно неведомый кукловод дергает за ниточки и заставляет покойников отплясывать танец смерти.
   Надо куда-то звонить, отрешенно подумал Амур. Он абсолютно не представляет, что делать с этой чертовщиной! Может, тут какая аномалия, магнитное поле, прорыв водопровода? Дьявол, какой к черту водопровод на кладбище?!
   - Берегись! - крикнул Григорий.
   Амур выхватил газовик и развернулся. На него надвигался снежный смерч, вот только снег в нем был черным. Воронка засасывала в себя всё, к чему прикасалась. Бредущий мертвец попал под вихрь и скрылся в мельтешении угольков-снежинок, извивающийся хобот прикоснулся к могиле - и та брызнула комьями земли, прогнивший гроб выпрыгнул и развалился, изрыгнув из себя скелета в лохмотьях. Амур зачарованно смотрел на приближающийся смерч, черный снег искрился в свете фонаря обсидианом. Что-то кричал Григорий, вихрь приближался, а Казаков не мог сделать ни шага, завороженный гипнотическим мельтешением.
   Щеку обожгло холодом. Амур сбросил наваждение и вскинул пистолет, но было уже поздно. Вихрь схватил, закружил, льдистые снежинки вонзились в кожу, ноги оторвались от земли. Сквозь черную круговерть Амур разглядел бегущего с занесенной лопатой Гришу, а в следующий миг на глаза легла темная пелена. Последняя мысль теряющего сознание Казакова была емкой и по-своему справедливой:
   - Майя - козлы!
  
   Глава 1
  
   Однажды ему довелось вызволять промышленного альпиниста - начинающий трубочист напутал что-то со страховкой и рухнул в жерло заводского дымохода, переломав обе ноги. Амур тогда аккуратно спустился по веревке, вколол бедняге антишоковое и наложил шины... так вот, тяга в той трубе была сумасшедшая, но по сравнению с тем, что сейчас творилось вокруг, то был просто легкий ветерок.
   Казаков всё-таки остался в сознании, сказалась профессиональная выучка. Его с огромной скоростью тащило по снежному тоннелю, болтало, стукало, словно таракана, угодившего в трубу работающего пылесоса. Злой ветер трепал одежду, ремень сумки порвался, она улетела во тьму. Амур сжимал в руке пистолет, сдавленно матерился, и, сдерживая рвотные позывы, пытался разглядеть хоть что-то в снежной круговерти. Куда он угодил? Что за смерч такой странный? За всю жизнь в родном городе он ни разу не слышал, чтобы тут регистрировали торнадо.
   Размышления о собственной нелегкой доле прервала снежная глыба, в которую Амур врезался с непринужденностью ледокола. Из глаз посыпались искры, если бы не плотная шапка, голову раскровил бы точно. От удара снежный панцирь лопнул, глыба замахала руками и превратилась в мертвяка, подхваченного вихрем чуть раньше Казакова. Сейчас зомби кротостью уже не отличался, а проявил всю свою гнилую сущность - вцепился скрюченными пальцами в капюшон куртки Амура и нацелился откусить ухо. Казаков врезал рукоятью пистолета в лоб наглецу, но того это только раззадорило. Мертвяк обхватил ногами спасателя и плотоядно зарычал, дыхнув на Амура застоялым кладбищенским смрадом.
   Желудок, давно уже подававший недвусмысленные сигналы своего бедственного положения, такого надругательства не выдержал. Казакова вывернуло наизнанку, кусочки лимона изверглись прямо в лицо зомби, мгновенно замерзли и украсили голову мертвяка желтыми наростами, сделав того ужасным подобием Пинхэда - еще одного восставшего из ада. От неожиданности мертвяк ослабил хватку, Амур извернулся и врезал тому коленом промеж ног. Прием, позволивший Казакову выиграть не одну уличную драку, в случае с мертвым противником дал осечку.
   Запоздало поняв собственную глупость, Амур отшатнулся от растопыренных пальцев, тянущихся к его горлу, и принялся незамысловато колотить пистолетом в лоб зомби. Тот обиженно взревел и плотнее обхватил спасателя. Казаков вновь ругнулся на себя - зачем использовать пистолет в качестве дубинки? - всунул ствол прямо в раззявленную пасть гада и нажал на спусковой крючок.
   Производители газовых патронов уверяют, что смесь гарантированно действует на простых людей, чуть хуже на пьяниц и наркоманов, может не подействовать на собак, но вот про оживших мертвецов в инструкции как-то умалчивается. Другое дело, что скорость выхода газа из ствола такова, что при тесном контакте разорвет голову даже пьяному вдрызг и обдолбанному волкодаву. Не говоря уж про зомби, Амур убедился в этом на собственном примере - череп агрессивного мертвеца разлетелся на тысячу кусков, как хрупкая ваза от попадания пули. Мерзлые осколки подхватил ветер, Казаков оттолкнул от себя обезглавленный труп и тот сразу затерялся в снежной пелене.
   Передохнув, Амур заметил, что его уже не болтает - если раньше скорость потока можно было сравнить с мчащимся гоночным болидом, то теперь она упала до приемлемого уровня прогулочного кабриолета. Казаков расставил руки, снежинки уже не секли кожу, а медленно проскальзывали меж пальцев, словно извиняясь за недавнее помешательство. Видимо, он достиг верхушки торнадо, здесь уже свирепость вихря сходит на нет и можно спокойно парить в воздухе, словно в аэродинамической трубе - бывал он в такой на подготовительном полигоне. Стоп! А что происходит с человеком, когда вихрь поднимает его так высоко от земли? Он его выплевывает, наигравшись, и вниз лететь ох как далеко! Казаков замахал руками, пытаясь уже глубже нырнуть в снежную круговерть, но не тут-то было - вихрь мягко, но настойчиво подталкивал его вверх. Далеко ли там до конца? Амур развернулся и увидел небо.
   А небо ли? Над ним нависала черная мгла без единой звездочки, в глубине которой клубился туман, озаряемый сполохами молний. Что-то жуткое и завораживающее было в этой изначальной тьме, она манила к себе, призывала окунуться в свою черноту и стать... кем? С отчетливой ясностью Амур понял - если эта мгла сейчас засосет его, он перестанет быть человеком, превратится во что-то кошмарное, как тот зомби, или даже хуже!
   Вниз нельзя, так может быть в сторону? Амур яростно заработал руками и ногами, словно ящерица на раскаленной сковородке. Обламывая ногти, принялся вгрызаться в снежную стену вихря, но черный лед не поддавался. Амур чувствовал, что его тащит по стене всё выше и выше, он отчаянно сопротивлялся и молил всем богам о спасении. Наткнулся на полость, по наитию всунул туда пистолет и выстрелил. Граххх! В лицо брызнули острые осколки. Амур ринулся в образовавшееся отверстие, как мышь в спасительную норку. Прикрыв глаза, выстрелил вновь. Тоннель в стене углубился, снег начал крошиться.
   Словно безумный крот, Амур вгрызался в ледяной монолит, палил из пистолета, и, дыша сквозь шарф, продвигался всё глубже и глубже. Часть газовой смеси все равно попадала на кожу, из глаз лились слезы, застывали льдинками. Осечка, еще одна. Кончились патроны! Амур принялся долбить стылый лед рукояткой, как совсем недавно лупил зомби. Того это совсем не впечатлило, а вот стена пошла трещинами и принялась отламываться целыми кусками. Казаков ругался на чем свет стоит, ломился буром вперед, посрамив бы сейчас любого шахтопроходчика, и тут его окровавленные ладони провалились в пустоту. Амур не удержался, вывалился наружу. От восторга перехватило дыхание - Господи, он сумел, он сбежал из этой западни!
   В ушах засвистел ветер. Снаружи ледяного тоннеля никакой тяги не ощущалось. Казаков падал, падал с огромной высоты в темную пустоту, где даже земли не было видно! Из глаз хлестали слезы, шапку сорвал и унес ветер, волосы стучали по голове сосульками, а в голове билась единственная мысль: 'Я разобьюсь! Я... разобьюсь! - и следом: - Черт, мне бы сейчас любой, пусть самый задрипанный парашют!'.
   Перекрывая свист ветра в ушах появился новый звук - на грани слышимости, словно неподалеку заработал высокочастотный генератор. Несмотря на захлестывающую мозг панику, Амур прислушался к этому вибрирующему писку, потянулся к нему - было в нем что-то знакомое, слышимое много раз и родное. Звук разрастался, стал громче. Казакова тряхнуло, и тут вибрация пронзила его, заставив дрожать каждую клеточку тела. А потом возникла земля.
   Там не было огней, лишь серая пелена леса, но теперь Амур отчетливо видел её, словно надел на глаза прибор ночного видения. Сумел даже оценить расстояние и понял - через минуту он разобьется, грохнется о земную твердь так, что только ошметки кровавые брызнут! В отчаянии Амур яростно замахал руками, как древнегреческий Икар крыльями. Понял всю бесполезность данного действа и приготовился умереть, когда почувствовал, что падение замедлилось, а руки вырывает из суставов так, точно они действительно обросли перьями. Некстати вспомнилось, что пресловутый Икар полетел к Солнцу, которое сожгло его крылья, но ведь он-то сейчас поступает прямо противоположно!
   Амур уже не махал руками, лишь развел их в стороны и старался удержать, рыча от боли в плечах, чувствуя, как рвутся мышцы на спине, как приближается земля, а он еще не погасил достаточно скорость...
   Удар! Он рухнул на верхушку сосны, врубился в пушистый лапник как метеор, круша и ломая всё вокруг. Грудью налетел на толстую ветвь, воздух выбило из легких, внутри что-то хрустнуло. Ветка подломилась, Амур скатился вниз, ногу пронзило болью.
   Его кидало из стороны в сторону, сучки норовили выколоть глаза, царапали кожу, хвоя забивала рот и ноздри. В падении перевернуло, Казаков замахал руками, стараясь удержаться, тут ветки кончились, и он грохнулся вниз, приложившись головой о твердый корень. На этот раз сознание милосердно покинуло его, давая организму время пережить болевой шок и заодно решить один насущный вопрос: готов ли он с такими повреждениями жить дальше?
   * * *
   Мягкая подстилка леса баюкала израненное тело, было тепло и уютно... черт, а где же снег, куда подевалась зима?! Амур приподнял голову, чтобы осмотреться, коварная боль тут же вернулась, и он отключился вновь...
   Светило солнце. Густой лапник приглушал его лучи, но глаза всё равно слезились от непривычно яркого после ночи света. Во рту пересохло, Амур подвигал распухшим языком, заныли потрескавшиеся губы. Где-то на поясе висит фляга с водой, она близко, только протяни руку. Он и протянул. Новый взрыв боли - и фляга отдалилась на недостижимое расстояние...
   Солнце село, перед глазами плавала серая хмарь. По лицу полз муравей, щекотал кожу лапками, но Амур старался не обращать на него внимания, наученный недавним горьким опытом. Боль отступила, но еще дремала внутри тела, ждала его очередного промаха, чтобы вернуться.
   Где-то вдалеке раздался волчий вой. А вот это плохо! Если верить каналу Дискавери, волки чуют кровь за несколько километров, а он сейчас в таком состоянии, что не отобьется и от болонки. Амур лежал и прислушивался, тревожно ловя любой шорох. Далеко же унес его вихрь от города, раз здесь даже волки сохранились! А может, это собаки? Хотя, какая разница? Вечно голодные бродячие псы освежуют его ничуть не хуже лесных собратьев.
   Интересно, сколько он тут провалялся? Обязаны же выслать помощь, вертолет, который элементарно запеленгует его мобильник - тот должен работать, заряжал ведь телефон перед дежурством. Или не поверили Грише? Дьявол, он бы и сам не поверил, решил бы, что сторож свихнулся на почве работы, по какой-то причине шлепнул спасателя, а тело закопал - благо кладбище вот оно, рядом.
   В кустах зашуршало. Амур резко повернулся на звук, сдавленно ругнулся от прострелившей шею боли и уставился в темноту. Что-то есть там живое, оно смотрит на него, он чувствует это обострившимся восприятием. Вот, какое-то движение! На серой полосе кустарника черное пятно, совсем рядом!
   Из темноты медленно проявились светящиеся глаза и наполненная зубами приоткрытая пасть, толстые губы раздвинулись в кровожадной ухмылке. Амур вздрогнул, попытался отодвинуться от кошмарного порождения ночи, ногу пронзило болью и тело вновь предало его...
   Очнулся от дневного света и хлюпанья. Кто-то теребил его, влажные губы касались обнаженной груди. Всё ясно, заключил с философским спокойствием Амур - волки нашли его и принялись пировать. Но почему тогда ему так хорошо? Никакой боли, он чувствует себя отдохнувшим, и горло уже не трескается от пересыхания, а вполне себе нормально дышит, компенсируя забитый кровью нос.
   - Хвала Туку, он очнулся, - произнес баском кто-то.
   Ура! Его наконец-то нашли! И совсем не волки! Амур открыл глаза и осекся. Он лежал совершенно голый на лесной поляне, закованный в шины из веток, а рядом с ним стояла на коленях девушка и с хлюпаньем доставала из пузатого горшка мерзкопахнущую мазь, которая уже покрывала почти всё его тело. Странно, но на спасительнице не было форменного обмундирования МЧС, если не считать таковым платье из грубой ткани с вышивкой и меховую безрукавку. Рыжие, словно опаленные огнем волосы девушки схватывал на голове кожаный ремешок, а дальше они сбегали свободными волнами чуть ли не до пояса. Так одевались хиппи - дети свободной любви, подумалось Амуру. Вот только дети эти не носили в ножнах на поясе внушительные кинжалы.
   Амур уже хотел задать пару вопросов, когда девушка взглянула на него, и слова замерли на языке. Невозможно зеленущие глаза смотрели на него с участием и заботой. Смуглое, с правильными чертами лицо украшали - или портили? - линии из бледно-красных точек, сплетающиеся на лбу и щеках в замысловатые узоры. Часть диковинной татуировки убегала по шее за отворот платья - Амур признался себе, что не прочь увидеть всю картину целиком.
   - Лежи спокойно, незнакомец. Мы не причиним тебе вреда, - сказала лесная нимфа. - Зачем ты полез на эту сосну? У тебя были сломаны ключица, три ребра, кисть и правая нога.
   - Неудачно приземлился, - выдохнул Амур и нахмурился: - Как это, были сломаны? А сейчас с ними что?
   - Срослись, вот только нога еще не полностью, придется обождать. Хорошо, что тебя лесовик нашел, еще день и тебе бы не помогла даже я...
   Амур скосил глаза. Рядом с ним сидел пушистый комок размером с доброго кота, щурил глаза от солнца и периодически облизывал длинным языком толстые губы. В пасти создания ровными рядами блестели острые зубки-иглы, из меха торчали кривые ручки с коготками. 'Так вот кого я видел в ночи!' - понял Амур.
   - Здорово, летун! - произнес баском клубок и оскалился знакомой кровожадной ухмылкой.
   Амур закрыл глаза и попытался трезво оценить ситуацию. Прелестная девушка врачует его, да так лихо, что кости срастаются в мгновение ока, хотя обычно на это уходит длительное время - в армии он как-то сломал ногу и потом целый месяц ковылял в гипсе на костылях.
   Идем далее. С ним только что поздоровалась какая-то помесь ежа с котом, и Амур прекрасно его понял. Нет, конечно, у него был дома пушистый любимец, и они тоже прекрасно друг друга понимали, но вот только вальяжный перс обычно произносил что-то среднее между 'мур' и 'мяу', меняя интонацию по ситуации, и в дебри русского языка совсем не лез.
   Видимо, последние события сказались на мне не лучшим образом, решил Амур. Рассудок не выдержал и теперь потчует сказочными картинками, а в реальности его косточки давно обгладывают волки, скоро доберутся до головы и весь этот спектакль кончится. Черт, обидно-то как! Гм, но разве может человек столь ярко галлюцинировать в шаге от смерти? Орать - да, корчиться от боли - пожалуйста, но лежать и наслаждаться жизнью, когда тебя рвут на куски? Вряд ли. Сделав сей утешительный вывод, Амур плюнул на всё и вновь открыл глаза.
   На поляне горел костер, над ним висел на рогатинке котелок, в котором что-то аппетитно булькало. Девушка помешивала варево палочкой, пушистый клубок сидел рядом с ней и плотоядно облизывался. Ногу ощутимо дергало. Амур приподнялся на локтях, чтобы взглянуть, что же с ним всё-таки сделали. Девушка заметила, перепорхнула к нему и мягко уложила обратно.
   - Лежи смирно, раны еще не зажили. Покушаем, потом сниму с тебя лубки и попробуем встать.
   - Но как могут кости срастись так быстро?!
   - Я хорошая знахарка, - просто сказала девушка.
   - Ведьма ты хорошая, - донесся басок.
   - А ну-ка, брысь от котла!
   - Да что я? Только попробовал, - пробурчал клубок, но от костра отступил. - Кстати, жаркое готово.
   Амур чувствовал зверский голод, решил уже ничему не удивляться и тут вспомнил про волков. Пока он тут валяется, хищники может уже окружили их, ждут за кустами, чтобы наброситься, а он сейчас беспомощен, как выброшенный на берег налим.
   - Знаешь, я слышал ночью вой...
   - Да, серые почуяли кровь и приходили сюда, - подтвердила девушка. - Но мы поспели раньше.
   - И что?
   - И ничего. Я попросила, они ушли.
   Зеленые глаза смотрели на него предельно серьезно, в них не было ни капли насмешки. Если эта знахарка всё-таки издевается над ним, то надо признать, делает это виртуозно. Хотя, зачем ей лечить его, а потом насмехаться? Попросила волков? Ну-ну... Не зная, что и думать, Амур пробормотал:
   - Грешно смеяться над больными людьми.
   - Ты мне не веришь, - кивнула девушка. - Вижу еще, ты не из этих мест. Давай-ка поедим и ты расскажешь нам, как оказался в лесу Ар-Харона.
   * * *
   Знахарка кормила его с ложечки, как делала в детстве мама. Заботливо дула на кубики тушеного мяса, сдобренного специями, подносила ко рту, и Амур жадно хватал еще горячие куски, жевал и даже причмокивал - ему было не до хороших манер, сожрал бы сейчас собственные ботинки. Мохнатый клубок сидел рядом и ревностно провожал глазами каждую ложку, по обыкновению облизывая толстые губы.
   Желудок урчал голодным аллигатором, Амур порыкивал ему в унисон. Господи, никогда так вкусно не ел! Даже после недельной командировки в тайгу, когда они тушили лесной пожар и питались исключительно сухпайком, а по приезду завалились всей компанией в узбекское кафе, где подавали изумительный плов и лагман под холодную водочку - так вот, все те азиатские яства меркли перед этим вот мясом.
   Когда наконец насытился, знахарка поднесла к губам густой вар, тот ухнул в желудок жидким пламенем, изгоняя из тела боль и напитывая его силой. Довольный клубок утащил в кусты котелок, где теперь шумно его вылизывал, а девушка утерла с лица Амура испарину и приказала:
   - Рассказывай!
   Разморенный угощением, он выложил всё без утайки. Знахарка внимательно слушала, несколько раз удивленно распахивала свои глаза-изумруды, хмурилась, отчего красные узоры-ниточки на её лице оживали и свивались змейками.
   - Вывалился я из этого тоннеля, упал на сосну и потерял сознание, - закончил повествование Амур.
   - Удивительная история, - сказала девушка. - Слыхала я про оживших мертвецов, но вот чтобы их такой вихрь поднимал и куда-то утаскивал... надо спросить у бабушки. Да и как ты с такой высоты упал и жив остался?
   - Ты, ведьма, ослепла совсем, - пробурчал вернувшийся клубок. - У него ведь есть крылья.
   - Что?!
   Девушка мигом вскочила, в руке у неё оказался кинжал, направленный острием в горло лежащему Амуру. Тот застыл, удивленный внезапной переменой. Некстати подумалось, что это и не кинжал вовсе, а настоящий меч, которым легко и просто можно отделить ему голову от тела, что, похоже, эта девчонка и вознамерилась сделать.
   - Демон?! - вскрикнула знахарка.
   Узоры на её лице налились краснотой, запульсировали, словно по венам потек жидкий огонь. Глаза полыхнули ненавистью, волосы вздыбились, как у рассерженной кошки. Милая лесная фея кошмарным образом преобразилась в злобную фурию. Амур аж икнул от неожиданности - такая убьет и не поморщится. Съеденное мясо превратилось в кусок льда. Дьявол, да что же тут происходит?!
   - Я человек, не демон, - как можно спокойнее сказал Амур. - Грешен, конечно, но не до такой степени. Да я крещенный! Посмотри, вон крест на шее висит.
   Девушка скользнула взглядом по его груди, где в лучах заходящего солнца блестел на цепочке золотой крестик. Кинжал сильнее уперся в горло, царапая кожу. Амур ойкнул. На блеклой стали вспыхнули серебряные руны, из пореза на шее выступила кровь.
   - Мне не знаком твой оберег, - сказала знахарка. - Но кровь твоя красна и серебра ты не боишься. Замри, не двигайся! Посмотрим, кто ты есть на самом деле.
   Глаза девушки затуманились, но остались открытыми, словно она разглядывала что-то недоступное другим. Узоры на её коже еще вспыхивали красным, но уже не так яростно. Девушка медленно наклонилась, свободная рука потянулась к Амуру, он следил за странными манипуляциями, затаив дыхание, и тут кисть знахарки исчезла. Амур приглушенно вскрикнул. Он видел срез руки, там в обрамлении алой плоти белела кость, булькала кровь, но наружу не вытекала, словно запертая внутри прозрачным стеклом. Всё, свихнулся окончательно, решил Амур, приходите и вяжите! Тут в спине кольнуло, словно выдрали волосок, и кисть девушки появилась вновь. Маска смерти на её лице поблекла, взгляд прояснился, усмиренная фурия взглянула на зажатое в пальцах белое перо и выдохнула:
   - Амур...
   - Ну да, - пробормотал Казаков. - К вашим услугам.
   - Что же ты молчал?! Я ведь чуть тебя не убила! - воскликнула девушка, пряча кинжал в ножны.
   - Как-то не было времени познакомиться - то одно, то другое...
   - Подожди-ка, Амур - это твоё имя, так нарекли тебя при рождении?
   - А что здесь такого? Вообще-то, я всегда мечтал об имени Андрей, что по греческой мифологии - мужественный и сильный, но мои родители думали по-другому. Они были здорово влюблены друг в друга, но долго не могли завести детей, а потом появился я - в некотором смысле плод их любви, отсюда и такое имя, - выговорился Казаков, благодаря сейчас от всей души предков, из-за давней причуды которых процедура обезглавливания отодвинулась на неопределенный срок.
   - Они были мудры, когда назвали тебя так. Видимо, догадывались о твоей сущности, - торжественно произнесла знахарка и её побледневшее лицо расцветила улыбка: - Огонь Сандрогара, я нашла живого амура! Бабушка с ума сойдет. Она говорила, что в нашем мире вы давно вымерли.
   - Погоди-ка, что это значит? - спросил Амур.
   - Вихрь выдернул тебя из твоего мира и перенес в наш, - просто сказала девушка и развела руками: - Такое случается.
   - Добро пожаловать на Колар! - хрюкнул клубок.
  
   Глава 2
  
   Солнце уплывало в золотом мареве за горизонт, на поляне пролегли мохнатые тени. Знахарка торопилась вернуться домой до темноты и поэтому вопросы пришлось отложить. Пока девушка складывала котелок с мазями в мешок, Амур сторожко оделся - удивительно, но ничего не болело, словно и не было никакого вихря и падения. Синяки волшебным образом исчезли, кости срослись, порезы затянулись - медицина в этом мире явно шагнула далеко вперед, куда уж тут родной больничке с её вечными очередями, диагнозами-рулетками и докторами-интернами.
   Они шли по лесной чаще. Агнешка постоянно оглядывалась, в глазах читался восторг. В другое время Амур бы только порадовался такому вниманию к собственной персоне и попытался развить знакомство, но только не сейчас. Почему он здесь оказался? Как такое вообще возможно? Конечно, он слышал про параллельные миры, но всегда считал их вымыслом досужих фантастов, и вот - гляди-ка! - угодил в один из таких.
   В том, что это другой мир, Амур уже не сомневался. Говорящие зверушки и знахарки, способные заткнуть за пояс целый больничный комплекс, в родном городе ему как-то не встречались. Потом крылья эти невидимые, спасшие жизнь. Его имя как сущность некоего существа, противоположного демону. Снежный вихрь и ожившие мертвецы... надо признать, что конец света для него все-таки наступил!
   Черт, а там Михалыч ждет, бригаду на поиски снарядили, родители с ума сходят, подружка волнуется. Надо возвращаться! Но как? Амур посмотрел на светящийся экран мобильника, показывающий полное отсутствие связи, и в сердцах зашвырнул бесполезный теперь телефон в кусты.
   По бокам тропинки встали деревья-исполины. Солнце спряталось, лес погрузился во тьму, но Амур всё равно различал малейшие веточки, правда, в мертвенно-бледном свечении. Он запрокинул голову. В переплетении крон серебрилась местная луна количеством одна штука, а вот немного поодаль виднелась вторая - меньшего размера и зеленая. Её свет и разбавлял для Амура темноту, словно подвешенный над головой персональный фонарь. Больше ничего необычного вокруг не происходило, деревья не пытались схватить его и пожрать, лесные обитатели затихали в кустах, лишь заслышав шаги, а что на небе луны две - так это даже удобнее. Одна отражает видимый свет солнца, а вот вторая, видимо, испускает свой собственный в инфракрасном или ультрафиолетовом спектре - на этом предположения Амура заканчивались, ему было достаточно видеть.
   Впереди открылась большая поляна, посредине которой утвердился добротный сруб с высокой крышей. Коньки изображали морды оскаленных драконов, бревна заросли мхом и потемнели от времени, но дом выглядел так основательно, что вряд ли спасовал бы даже перед бульдозером. Агнешка прочертила в воздухе какой-то знак и толкнула калитку. Они прошли за частокол, окружающий сруб. В центре двора стояло засохшее дерево с растопыренными ветвями, в курятнике справа кудахтали, устраиваясь на ночь, куры. Из будки выглянул лохматый пёс, гавкнул для проформы и убрался досматривать прерванный сон. Слева расположился длинный сарай, где слышалось блеянье и мычание. Под навесом крыши сохли пучки трав, из трубы струился дымок. На Амура дохнуло деревенской идиллией, он вновь оказался в родном селе с бабушкиными блинами и парным молоком из крынки... очарование разрушил клубок, пронесшийся между ног и бесцеремонно распахнувший дверь в дом. Агнешка взяла за руку и потянула за собой. Амур пригнулся, чтобы не впечататься лбом в низкую притолоку.
   - Бабушка, я нашла амура!
   - Здрасте, - пробормотал Казаков.
   В очаге тлело толстое полено, стены избы причудливо декорировали те же пучки трав, на полках теснились многочисленные горшочки. Посреди горницы стоял массивный стол, за которым при свете масляной лампы читала толстенную книгу дряхлая старуха. Вот уж кого Амур не задумываясь назвал бы ведьмой, внешность тому способствовала: крючковатый нос с огромной бородавкой, кустистые брови, седая грива распущенных волос, полуоткрытый безгубый рот с редкими пеньками зубов, сморщенное словно высохшее яблоко лицо, покрытое бордовыми татуировками, и висящее на дряблой шее ожерелье из причудливых фигурок. Старуха отложила книгу и уставилась на Амура.
   Если весь облик её говорил о дряхлости, то взгляд был наполнен внутренней силой и пронзал не хуже кинжала внучки. Амур почувствовал себя жуком на булавке, которого медленно поворачивают и тщательно рассматривают, решая, оставить в коллекции на потеху гостям или же сразу прихлопнуть, чтобы не омрачал взгляды почтенной публики. Видимо, проверку он прошел, странное оцепенение спало, старуха кашлянула и растерянно произнесла:
   - Действительно... амур. Птенец еще, но оперившийся. Откуда ж ты на наши головы свалился?
   - Оттуда, - буркнул Казаков и ткнул пальцем в потолок.
   Дальше говорила в основном Агнешка, восторженно пересказывая историю Амура, а герой повествования лишь меланхолично поддакивал, пил предложенное молоко, жевал брусничный пирог и украдкой кидал кусочки зверушке под стол. Не каждый день попадаешь в другой мир, известие до сих пор оглушало, как прилетевший на макушку кирпич, в голове теснились сотни вопросов, и радости все эти претуберации не вызывали. Агнешка, наконец, закончила живописать его появление на Коларе, подперла голову ладонями и уставилась на Амура так, как смотрит мать на своего ребенка-вундеркинда - дивитесь, люди добрые, какое чудо я родила и воспитала, куда уж вам, темным!
   - Ну-ка, встань, - приказала старуха Юстина. - Да и рубаху сними, посмотреть на тебя хочу.
   Амур недовольно хмыкнул - что я вам, стриптизер какой? - но перечить ведьме не посмел. Стянул форменный китель и тельняшку - куртку раньше повесил на сучок у дверей, и встал перед столом, расправив плечи. Стыдиться ему было нечего, на пляже многие девчонки заглядывались на его тренированное тело с рельефными мышцами, что вкупе с мужественной физиономией, волосами до плеч и высоким ростом позволяло без труда заводить знакомства с прекрасной половиной человечества.
   - Ишь, напыжился, - проворчала Юстина. - Мне твои прелести ни к чему, а внучке рановато. Но сложен правильно... ратному делу обучен?
   - Когда в детстве тебя дразнят Амуркой-Муркой, ты или учишься драться, или молча злишься. Я злился громко.
   - Гордый, хорошо, - заключила старуха. - Одевайся, нечего голышом по избе расхаживать. Отметин тьмы на груди нет, значит, вихрь тот не успел тебя запачкать.
   - Вы знаете, что это было? Как он забросил меня сюда?
   - Слышала только про такое, сама не сталкивалась. Во времена моей бурной молодости одна ведьма из черных пыталась мертвых подымать, так воронка её саму засосала и схлопнулась. Сподобился, значит, еще кто-то в некромантию играть...
   - Бабушка, ты мне не рассказывала! Что за ведьма такая черная? - вмешалась Агнешка.
   - Цыц! Нечего дрянь всякую к ночи поминать. Вижу, устала ты сегодня, кости срастила верно, молодец. А теперь спать иди, утро вечера мудреней.
   Агнешка покорно встала, бросила на Амура прощальный взгляд и ушла наверх. Казаков не без удовольствия проводил глазами юную знахарку. Старуха шлепнула ладонью по столу:
   - Не смей! Даже в мыслях! Какие вы всё-таки амуры любвеобильные...
   - А чего? - смутился Казаков. - Красивая девушка и на вас, извините, совсем не похожа.
   Под столом хрюкнуло, клубок перекатился в сени и затих там от греха подальше. Юстина медленно раскурила изогнутую, точь-в-точь как её нос, трубку, выпустила под потолок дрожащее кольцо дыма и произнесла:
   - Она на мать похожа, светлое ей посмертие. Когда запечатали последние врата Призрачного, Марийка ушла с королевской службы и попыталась жить, как все, благо тридцать годочков стукнуло. Встретила Патрика, они обвенчались на Радужном холме, а через девять месяцев родилась Агния. Сандрогар отпустил им десять лет счастливой жизни. Марийка успела обучить дочку азам семейной магии... как я радовалась её первым успехам! А потом в Колинаре начали появляться вазгары.
   - Это еще кто такие? - не выдержал Амур.
   - Демоны в человеческом обличии. Путь из Призрачного в наш мир для них закрыт, но они нашли лазейку - вселяются в подходящего человека и со временем становятся единоличным хозяином тела.
   - Кто же согласится на такое?!
   - Находятся глупцы. Демоны хитры, сулят золотые горы, приходят во снах, когда душа человека парит в Призрачном. Некоторые соглашаются, а когда понимают цену, становится слишком поздно... Больше всего вазгары ненавидят ведьм. Мстят нам за обладание магией и поражение Призрачного воинства. Один такой Марийку и нашел. Я уговаривала её поселиться под защитой леса, но она и слушать не хотела. Патрик служил в Королевской гвардии, обещал защитить жену... Похоронили их рядом, с почестями, в родовом склепе, будто мертвому важно, где он будет лежать и как. Агнешка тогда гостила у меня, это её и спасло.
   - Печальная история...
   Юстина достала два кубка, налила из глиняной бутыли остропахнущий настой. Выпили не чокаясь. Амур крякнул от удовольствия - не думал встретить в этакой глуши столь выдержанный коньяк. Старуха молча положила на стол вторую трубку. Амур кивнул благодарно, раскурил и закашлялся - вот табачок здесь подкачал, конечно, не дедовский горлодер, но и далеко не доминиканская сигара. Помолчали. Амур допил коньяк и, выпустив изо рта дымное кольцо ничуть не хуже бабкиного, озадачился:
   - Я не понял, так у вас существует магия? Или пошутили?
   - Магия есть везде.
   - Да ладно! Не верю я в мистику. У нас тоже всякие экстрасенсы имеются, колдуньи, так по мне - шарлатаны они все, только народ дурят.
   - Смешно слышать это от магического создания. Ты, милок, не пробудился еще, а как в силу войдешь, так и понимание придет.
   - Вот вы мне и объясните, что я за амур такой! А то всё называете, а я в толк не возьму, какая мне от меня польза.
   Юстина отложила трубку и взяла Амура за руку. Глаза ведьмы вперились в него двумя буравчиками, в голове загудело, снова этот звук - еле слышное пищание, словно где телевизор включили. И тут Амур увидел!
   Он сидит на уступе скалы, под ногами бездна. В сером тумане вспыхивают молнии, мелькают неясные тени, движутся цепочки огоньков. Небо нависает над головой - черное, страшное. В него вбиты серебряными гвоздями звезды, луна одна - зеленая. Воздух искрится так, что шерсть на руках трещит. Шерсть? Амур опустил взгляд - всё тело покрывает короткий белый мех, одежда исчезла, если не считать набедренной повязки и ремня через грудь. Сзади будто рюкзак навесили, давит. Амур повернул голову и чуть не сверзился с уступа - за его спиной сами собой раскрылись огромные крылья. Ветер тут же уперся в них, как в паруса, перья упруго выгнулись. Амур вцепился в камень, крылья нехотя сложились.
   Черт, значит, ему не померещилось! Он теперь точно орел какой, еще бы летать научиться... так, а что за перевязь? Амур привычным движением, словно в знакомую кобуру, протянул за шею руку и достал из-за спины составной лук. Там же в колчане были и стрелы. Вооружен и опасен, хмыкнул под нос Амур, наложил на звенящую тетиву стрелу с красным оперением, тут его замутило, мир вокруг поблек, истончился, хлынули звуки, а перед глазами возникла грозящая пальцем Юстина:
   - Ишь, чего надумал! Да выстрели ты из лука своего, так жахнет, что все демоны сбегутся!
   - Так это взаправду? Где я был?
   - В Призрачном. Это изнанка нашего мира, там обитают мертвые, привидения и демоны.
   - Ага, понятно. А что за скала такая? Я внизу даже облака видел...
   - Домик мой. Так он в Призрачном выглядит благодаря лесной магии, ни одному демону до вершины не добраться, сдохнет на полдороги. Если бы ты спустился вниз, под облака, увидел бы наше королевство - Колинар. Правда, тоже в несколько измененном виде.
   - А я смогу?
   - Не смеши, крыльев своих еще пугаешься, как девчонка первой крови... птенчик.
   Амур пропустил мимо ушей обидное прозвище, увиденное еще стояло перед глазами, воскликнул:
   - Но ведь для чего-то крылья мне даны эти?!
   - В Призрачном могут летать все, кроме мертвых. Научишься еще, если раньше не прибьют.
   - Круто! А лук? Я чувствовал, что умею стрелять из него, хотя раньше в руках не держал.
   - Тут тебе повезло. Умение обращаться с оружием ты впитал с молоком матери. Так предначертано, создания Призрачного совершеннее простых людей.
   - Здорово!
   - Обычная магия, ничего интересного. Проверяла, знаешь ли, когда спросила про ратное дело...
   Амур взял со стены кинжал, оставленный Агнешкой, и вынул его из ножен. Неужели он сможет управляться с таким тесаком? Как бы не порезаться... Рукоять удобно легла в ладонь, пальцы хватко сомкнулись на шершавой коже - короткий меч словно стал продолжением руки. Амур отбросил сомнения и легко взмахнул клинком, ладонь сама извернулась, лезвие прочертило в воздухе светящийся круг. Стоящие в глиняной вазе цветы шлепнулись на стол. Амур с восторгом взглянул на чисто срезанные стебли.
   - Ох, и молод ты еще, - пробурчала Юстина не без одобрения. - Ну-ка, выйдем во двор, посмотрим, как ты справишься с Дубнем.
   Облака скрыли простую луну, для обычного человека наступила непроглядная темень, но Амур ясно видел всё вокруг в мертвенно-бледном свете, посылаемым на землю луной Призрачного. Он застегнул куртку и перехватил клинок поудобнее, слегка согнул колени и развел руки в ожидании обещанного противника. Восторг от вновь приобретенного умения, помноженный на бабкин коньяк, вселял в душу уверенность, что теперь ему по плечу любой соперник, пусть тот будет хоть трижды Д'артаньяном.
   Ведьма загадочно улыбнулась и крикнула с крыльца:
   - Дубень, пень трухлявый, как сторожишь?! Чужаки расхаживают по двору, аки дома... ну-ка, выкинь этого нахала за ворота!
   Заскрипело. Амур почувствовал, как у него самым натуральным образом отвисает челюсть - да перед таким противником спасовал бы даже прославленный мушкетер со своей шпагой! Стоящее посреди двора сухое дерево зашевелилось, взбугрилась земля, на поверхность выбрались корни, похожие на толстых питонов, и сушина медленно двинулась к Амуру. На стволе зажглись два глаза-уголька, дерево окутало зеленоватое свечение.
   - Чуууужак! - взвыл корабельной сиреной Дубень и взмахнул рукой-ветвью.
   Амур кувыркнулся в сторону, на ходу рубанул тесаком, на землю посыпался дождь из веточек. Вскочил, готовый отразить удар - и тут на него обрушился лес! Амур словно продирался через бурелом, ветки хлестали со всех сторон, он отмахивался, рубил, сучки царапали лицо, лезли в глаза, он сплевывал кору и гвоздил тесаком снова, точно обезумевший лесоруб.
   Дубень зарычал, драка пошла без дураков, плечо пронзило болью. Амур выдернул окровавленную щепу и закрутился волчком, стараясь достать лезвием до ствола, где светились красным щелочки глаз. Тело само ныряло в разрывы меж ветвями, на затылке словно открылся третий глаз - Амур успевал заметить тянущиеся к нему изогнутые пальцы и отсекал их, выламывая руки с тесаком в невозможных направлениях. Толстый корень метнулся к ноге, он перепрыгнул, заметил просвет и... достал, достал-таки гада!
   Дубень взревел, ветви замолотили слепо, прилетело по голове. Амур ругнулся, попытался выдернуть клинок, но тот прочно увяз в дереве. Вот вроде начал поддаваться, еще немного, пока не опомнился этот увалень, в раскачку, еще чуть-чуть, есть! Под дых точно поленом вдарили, да так оно и было. Амур согнулся пополам и рухнул на землю, хватая ртом воздух. Разлапистая ветка прижала к земле, вторая выдрала из руки клинок. Прямо перед собой Амур увидел единственный оставшийся глаз Дубня - в нем стояла смерть. Всё, трындец, отбегался!
   Что-то крикнула Юстина, испепеляющий огонь в чреве дерева погас, присыпало пеплом. Казакова вздернуло с земли и он почувствовал, что летит, летит через частокол, словно выпущенный из пращи камень.
   Приложился так, что в глазах потемнело. Да что же это такое?! Убить его хотят?! Ну вот хрен вам! Российского спасателя так просто не возьмешь! Амур заставил себя подняться, шипя от боли как рассерженный кот, выбрался из зарослей кустарника и заковылял к воротам, нагнетая злость. Хмель выветрился из головы, осталась лишь холодная ярость. Сожгу тут всё к чертовой матери! Амур достал из нагрудного кармана сигнальную шашку и пинком распахнул ворота.
   - Эй ты, Буратино недоделанный, иди сюда, я тебя доделаю!
   Вряд ли Дубень читал Алексея Толстого, но то, что его оскорбили, да еще как-то замысловато - просек сразу. Корни замолотили по земле, противник взревел и направился к Амуру, тряся уцелевшими ветвями, словно сухопутная медуза. Казаков с нехорошей ухмылкой рванул запальный шнур, шашка извергла столб пламени. Дубень в натуральном смысле прирос к земле, растерянно заворчал, выставил перед собой руки-ветки. Как и предположил Амур, этот деревянный болван боится огня. Воспрянув духом, Казаков пошел в атаку, выставив перед собой плюющееся дымным пламенем оружие.
   Всё переменилось - теперь он наступал, а противник отмахивался ветвями. Огонь опалил одну ветку, вторую, по сухому дереву побежали огоньки, задымилась кора. Дубень уже не ревел - верещал обиженно и отступал к дому. Гибкие корни пару раз пытались схватить Амура за ноги, но он был начеку. Дубень уткнулся в бревенчатую стену, застучал ветвями, пытаясь потушить пламя, отчего оно разгоралось лишь сильнее. Амур взмахнул шашкой - сейчас этот дуболом превратится в пионерский костер! Триумф испортила Юстина:
   - Охолони, дом подпалишь!
   Она щелкнула пальцами, шашка обиженно чихнула и погасла, словно китайская петарда. Амур в растерянности выпустил бесполезную теперь гильзу. Еще дымящийся Дубень отвалился от стены, толстый корень выстрелил вперед, как гарпун из пушки. Который раз за день Амур взмыл в воздух, проклиная себя за то, что ввязался в эту авантюру! Полет остановил частокол. От удара хрустнул позвоночник, Амур сполз безвольной куклой на землю. Гнев захлестнул мозг - они же закончили поединок, а это гад пнул исподтишка! Злость придала сил. Цепляясь за бревна, Амур встал. Перед глазами плавали золотые мухи, вновь этот комариный писк. Дубень ухмылялся с того конца двора, потрясая обожженными ветвями.
   - Ах ты, сука!
   Амур протянул руку за спину и достал лук. Загудела натягиваемая тетива, стрела с синим оперением привычно совместилась с целью. Дубень перестал ухмыляться, вскинул в защите руки-ветви, да куда там! Вжикнуло, стрела пробила крону дерева, да так, что только сучки брызнули! Тяжелый наконечник вонзился в ствол. Дубень охнул. Взметнулось облако снежинок, по дереву побежали синие сполохи, раздался треск и недавний противник застыл с нелепо вскинутыми ветвями, превратившись в ледяную скульптуру 'Тупень укрощенный'. Амур хмыкнул, горячка боя схлынула, он непонимающе уставился на лук - откуда взялся? Серебристый металл светился зеленым, Амур аккуратно убрал лук за спину, через секунду колчан исчез. На чердаке открылось окно, оттуда выглянула заспанная Агнешка с масляной лампой.
   - Вы чего тут шумите?!
   - Бабка твоя убить меня вздумала, да еще деревяшку эту натравила!
   Агнешка заметила припорошенного инеем Дубня, округлила глаза, ойкнула и захлопнула окно. Ведьма спустилась с крыльца и подошла к Амуру. Её пальцы вцепились в куртку, руки потянули с неожиданной силой.
   - А ну, сядь, орясина! Вымахал, не дотянешься! Врачевать буду...
   Навалилась усталость. Амур чувствовал себя измотанным, словно после того взрыва, когда они сутки вручную разбирали завалы дома, прислушиваясь к звукам из-под обломков. Желания возражать не было, злость ушла. Амур плюхнулся мешком на землю.
   - И зачем это всё?
   - Посмотреть хотела, чего стоишь, - буркнула Юстина, ощупывая его плечо. - Стоит ли тобой заниматься, или лучше сразу прибить, чтоб не мучился. Наш мир суров, и чем раньше ты это поймешь, тем лучше. Запомнил, как лук из Призрачного достал? Не забывай, пригодится ещё...
   - А я уже решил, что вы смерти моей хотите, - пробормотал Амур.
   - Дурень, для этого я бы выбрала более простой способ. Не попав в воду, не научишься плавать, а не обагрив руки кровью - не сможешь убить и защитить. Чем раньше ты овладеешь своими способностями, тем дольше проживешь. Может, и пользу какую принесешь миру... ну, чего расселся, как король на пиру?! Вставай, в дом пошли.
   Амур хотел возразить, что не сможет сам даже подняться, но тут понял, что благодаря бабкиной ворожбе вновь чувствует себя человеком, а не свиной отбивной. Проткнутая рука не болела, судорога перестала сводить спину - захотелось жить и даже встать. Амур воздел себя на ноги и наткнулся взглядом на замерзшего Дубня.
   - Я его убил?
   - Лишь заморозил, - махнула рукой бабка. - К утру оттает, не переживай.
   - Что за чудище такое?
   - Обычное дерево, дом сторожит на пару с псом. Когда последний прорыв из Призрачного был, демоны по всему королевству шастали, один даже сюда забрел, погань, просочился сквозь лесные заставы. Вот я его в дерево и заключила, прыткого такого, чтобы не разгуливал где ни попадя, значится, и службу нес заодно.
   - Суровая вы бабушка, - сказал Амур совершенно искренне.
   - А по-другому никак, милок! Пооботрешься в мире нашем, поймешь. Ножик внученьки прибери, не забудь, а то расстроится с утра.
   Ведьма скрылась за дверью. Амур разыскал клинок и обтер его травой - ни единой зарубки, сталь добрая, повсюду серебряные прожилки, он бы и сам не отказался от тесака такого, когда еще лук научится доставать.
   Дым во дворе рассеялся. Пахло горелым деревом, повсюду валялись ветки, словно дюжина лесорубов заготавливала дрова на зиму. Амур пошел к дому, но у Дубня задержался. Тот врос в землю мерзлой колодой и признаков жизни благоразумно не подавал, лишь в единственном глазу чуть тлел уголек. Амур тронул ближайшую веточку, та сломалась с легким хрустом.
   - Вот так вот, Циклопушка! Еще раз ударишь исподтишка - оставшийся глаз выбью и тебя на полешки расколю. Проникся?
   Дубень мигнул. Задрав голову, Амур посмотрел на две луны, сплюнул в траву и поднялся по ступенькам. Не то чтобы мир этот ему нравился, но жить тут определенно можно, еще бы только разобраться - как?
  
   Глава 3
  
   Во сне Амур бежал по лесу. Бежал не ради удовольствия, как делают это сознательные граждане, озабоченные своим здоровьем, а по необходимости. Чья-то злая воля толкала его в спину, гнала, как собаки гонят дичь, выдворяла из леса чуть ли не пинками. Амур не мог противиться, ломился лосем сквозь чащу, отмахивался от ветвей, а те так и норовили хлестнуть по лицу, выколоть глаза, порвать одежду. Пару раз падал, споткнувшись о выступающие корни, и тут же сзади накатывала волна такого ужаса, что живот сводило судорогой, лопались в глазах сосуды, а сердце готово было выпрыгнуть из груди. Амур подхватывался и бежал дальше, туда, где в просветах меж деревьями уже виднелась залитая солнцем равнина.
   Сзади взвыло, Амур на бегу оглянулся. Преследующий его ужас обратился в снежный вихрь. Хобот слепо шарил по тропинке, засасывал листья и веточки, искал - его. Ну уж нет, второй раз я не дамся! Амур поднажал, с ходу перепрыгнул узкий овраг, деревья остались позади, скатился по склону и уткнулся носом в спелую пшеницу. Вдалеке виднелись домики, махали хвостами коровы, отгоняя мух. Крестьянин водил косой, к нему через поле торопилась девчушка, несла в узелке завтрак.
   В лесу затрещало, вихрь выкатился на равнину. Амур вскочил, здесь уже не спрятаться, злая воля достигла своей цели - на ровной местности воронка быстро настигнет его. Но ведь есть же крылья! Амур разбежался и без всяких усилий, как это и бывает во сне, взмыл в небо. Ветер в лицо, удивительное чувство, он презрел земное тяготение, сбросил оковы и теперь свободен! Хлопнули крылья, Амур заложил вираж, хохоча от восторга. Одураченный вихрь остался внизу, нарезая круги вдоль кромки леса.
   Амур парил, расставив крылья, теплые потоки омывали тело. Внизу виднелись квадратики полей, маленькие домики, крошечные букашки - люди. Тень Амура скользила черточкой по земле, пересекая голубые нити рек и серые мазки гор. Как гордый орел, он вознесся над этим миром, стал властелином неба, царем горы! Определенно, это лучше, чем каждый день вытаскивать из люков алкоголиков и бомжей. Вот где настоящая жизнь!
   Рядом с его тенью набухла и стала увеличиваться черная точка. Амур задрал голову, солнце ослепило, из глаз брызнули слезы. Проморгавшись, он не увидел на земле своей тени - её поглотила черная клякса, ставшая значительно крупнее.
   Удар! Амура закрутило в воздухе, он сорвался в штопор, крылья беспомощно захлопали за спиной. Ветер выворачивал веки, рвал губы, забивая истошный крик обратно в глотку. Земля приближалась с ужасающей быстротой. Амур уже различал острые пики сосен, куда он сейчас нанижется, как баран на вертел, если не остановит падение. Закусив губу, расправил крылья, вцепился в перья пальцами, помогая, чувствуя, как рвутся жилы на руках. Падение замедлилось.
   Царапая брюхом скалы он таки вывернул из пике и пошел на бреющем, стараясь унять дрожь в руках и собраться с силами. По бокам замелькали серебрящиеся снегом вершины, Амур поднажал и поднялся выше. Что его сбило? Он задрал голову и непроизвольно дернулся в сторону. По небу летел огромный, словно стратегический бомбардировщик, дракон. Даже не летел - плыл с величавостью дирижабля, раскинув паруса-крылья. Крестообразная тень скользила по земле, выцеливая деревни. Несмотря на испуг, Амур с жадностью разглядывал гиганта - не каждый день видишь такого ящера, ожившую легенду, упоминания о которой встречались чуть ли ни во всех фэнтезийных книгах, коими Казаков зачитывался на дежурствах.
   Тело дракона покрывали бронированные чешуйки-пластины - черные на животе и серые по бокам. Длинный хвост с гребнем из шипов медленно изгибался, направляя полет летучего танка. По углам кожистых крыльев торчали изогнутые когти, такие же имелись на лапах, которые ящер прижал к брюху, не понаслышке зная о законах аэродинамики. Длинная шея оканчивалась рогатой головой размером с дом. Из-под прикрытых век дракон лениво обозревал окрестности, нисколько не обращая внимания на Амура, как не замечает аэробус попавшую под крыло глупую ворону. Казаков осмелел, пристроился в кильватер ящеру. Интересно, куда тот направляется?
   Цель обнаружилась быстро - на лугу у небольшого городка паслось стадо коров. Дракон начал снижаться, лапы вытянулись вперед, черная тень на земле стремительно пересекла реку и направилась к зеленому пятну с вкраплениями коричневых точек. В городе начался переполох, опасность заметили, да и как не заметить падающий с неба крылатый утес?! Прямо хроника пикирующего бомбардировщика...
   Амур решил, что люди разбегутся, но жители городка думали по-другому. Раздался сигнал горна, на ближайших к лугу башенках зашевелились фигурки, расчехляя и натягивая большие арбалеты - баллисты. Дракон сложил крылья, понесся к земле неотвратимо, как падающая комета, лапы нацелились в ближайших буренок, в коровьей глупости своей не замечающих опасности с неба.
   Дзинг! Дзинг! Баллисты синхронно выплюнули стрелы длиной с доброе копье. Дракон на лету схватил корову передними лапами, брызнула кровь, раздалось истошное мычание, задними толкнулся от земли. Крылья хлопнули, стремясь поднять массивного хозяина в воздух, и тут их пронзили стрелы.
   Так останавливают стремительный бриг, разрывая паруса книппелями - судно теряет в скорости и становится легкой добычей для пиратов. Стрелы пробили кожистые крылья, а следом за каждой тянулась крепкая веревка, обвязанная другим концом вокруг своей башни. Дракон рванулся, презрев урон, и взлетел бы с добычей, но удерживаемые тросами серповидные наконечники располосовали кожистые крылья сверху донизу. Башни вздрогнули. Дракон грохнулся оземь, подняв облако пыли.
   С крепостной стены в него полетели новые стрелы. Одни рикошетили от бронированного тела, другие находили сочленения пластин и вгрызались в плоть зазубренными наконечниками. Ворота распахнулись, из них выплеснулся конный отряд особо предприимчивых горожан. Закованные в доспехи рыцари потрясали длинными копьями, взмахивали баграми. Паря в потоках восходящего воздуха, Амур с восхищением наблюдал за диковинной охотой. По его скромному разумению такого гиганта можно было свалить только прямым попаданием ракеты с ядерной боеголовкой, но эти смелые люди на собственном примере доказывали правоту Давида, победившего великана Голиафа с помощью одной лишь пращи. Вот только дракон был гораздо крупнее филистимлянского воина и позволять рубить себе голову явно не собирался.
   Массивная морда повернулась к нападающим, глаза ящера холодно уставились на всадников. Из ноздрей пошел дым, пасть приоткрылась. Рыцари заученно рассыпались по лугу, но в азарте атаки подошли уже слишком близко к врагу. Пасть дракона отворилась, словно врата ада. Язык огня лизнул траву. Дракон повел головой и столб всепожирающего пламени прошелся по нападающим, сжигая всадников вместе с конями. Амур видел, как плавится металл и ручейками стекает с кровоточащей плоти, слышал, как кричат несчастные рыцари, зажаренные в собственных доспехах.
   Второй отряд зашел в тыл монстру. Одни воины на ходу поддевали бронированные чешуйки баграми, выдирали их с мясом, а другие втыкали в образовавшиеся щели копья с листовидными наконечниками. Дракон взревел, шипастый хвост пронесся над травой, сбивая всадников, словно кегли. Атака захлебнулась. Оставшиеся в живых рыцари спешно отступали за холм. Дракон пустил им вдогонку струю пламени и направился к городку, тяжело ступая по негостеприимной земле. Когти разрывали бьющихся в агонии коней, втаптывали в грязь еще живых воинов, превращенных пламенем в орущие от боли факелы.
   Со стен вновь полетели стрелы и камни, ящер наклонил голову, и снаряды разбились о покатый лоб. Вновь заиграл горн. С высоты Амур видел, как мужчины еще взводили баллисты, а женщины уже бежали прочь из домов, держа на руках детей. Дракон поднял голову и вновь раскрыл пасть. Волна огня захлестнула стены. Камень раскалялся и трескался, чудовищный жар испарил защитников, стена пламени прокатилась по улицам, настигая беглецов. Люди сгорали заживо, крики несчастных донеслись даже до парящего в облаках Амура, его замутило. Это уже не охота, а истребление! Дрожа от ненависти, Амура сложил крылья и камнем рухнул вниз.
   Его переполняла жалость к храбрым жителям, которые не испугались гиганта, он был готов наброситься на это исчадие ада с голыми руками. Кричал проклятия и ругательства, а когда до земли остались считанные метры, вспомнил про лук. Крылья лишь слегка погасили удар, Амур покатился со склона, ломая кустарник. С размаху врезался в дерево, перевел дух и, цепляясь за ствол, поднялся на ноги.
   Над городом подымался черный дым, с грохотом рушились дома. Перед воротами лежали обгоревшие трупы. Проучив обидчиков, дракон зашагал обратно к лугу, где мычала испуганная добыча.
   - Врешь, не уйдешь, - прорычал Амур и достал из-за спины лук.
   На этот раз стрела оказалась с красным оперением. Пальцы привычно захватили тетиву. Амур прицелился и выстрелил. Стрела описала дугу и вонзилась в бок ящеру. Рвануло так, что Амура выбросило обратно на холм, с которого он скатился. Огонь опалил брови и волосы. Встав на четвереньки, Амур потряс головой. В ушах звенело, реальность двоилась. Он кое-как поднялся на ноги и взглянул вниз - там горела даже земля. На дракона словно сбросили напалм - чешуйки накалились и стали ярко-алыми, волны жаркого пламени лизали бронированное тело, трещали и хлопали по воздуху невредимые крылья. Невредимые?!
   Рогатая морда повернулась, взгляд ящера отыскал Амура. Показалось, или дракон улыбнулся? В его горле заклокотало, оно окрасилось красным, раскрылась зубастая пасть, и поток огня рванулся к Амуру. Достиг и поглотил его...
   Крича, он рывком сел на топчане, куда определила его спать бабка. В окно заглядывало солнце, пахло жареным мясом... Амур содрогнулся и осмотрел себя - ни одного ожога, он цел и невредим. Это был сон, просто сон!
   - Ну и орал ты, летун! - восторженно пробасил сидящий рядом клубок.
   - Брысь! - прикрикнула на зверушку ведьма и протянула Амуру стопку одежды: - Вот, собрала тут, а то рядишься, как пугало.
   Кожаные штаны и меховая безрукавка оказались впору, а вот льняная рубаха немного жала в плечах - тельняшку Амур не стал снимать из чувства военно-морского гонора. Хромовые берцы оставил тоже, ничего лучше для полевых условий люди еще не придумали. Размялся, привыкая к новой одежке, решил, что на первое время сойдет, и чуть смущенно прошел к накрытому столу, за которым уже сидели обе знахарки.
   - Вот, на человека стал похож, - одобрила Юстина и налила в кружку зеленый вар. - Доброе утро, милок! Кушай, да ведай, что снилось. Думала, с топчана грохнешься, так стонал и ворочался.
   Кусок не лез в горло, мышцы болели после вчерашних упражнений с Дубнем. Прихлебывая травяной чай, Амур скупо рассказал про ночной кошмар, заново переживая боль и ужас. Агнешка слушала с горящими глазами, Юстина хмурилась, а при упоминании о драконе и вовсе помрачнела.
   - Сандрогар создал их первыми, они были богами Призрачного, для которых не существовало границ. Жгли на Коларе города, посевы, жрали скот, но со временем люди нашли на них управу. Последнего убили во время Десятилетней войны, демоны раскопали где-то сущего патриарха, весь мхом и кустами порос, да... Мы его тоже огнем сначала пробовали, а когда поняли дурость свою, синие подключились, заморозили качественно, как ты вчера Дубня, а уж там баллисты с требушетами подоспели, раздолбили сердешного на кучу льдинок.
   Юстина приосанилась, вспоминая о славном прошлом, в глазах зажегся огонек, даже нос немного выпрямился, но тут груз забот в лице Амура напомнил о себе, и ведьма вновь нахмурилась.
   - Не к добру сон, ох, не к добру... Если драконы появятся вновь, трудно будет с ними совладать. За века разленились соратницы мои, магини, да и сколько их осталось?
   - За века? - округлил глаза Амур. - Бабушка, а когда война-то была эта?
   - Да годков двести назад. Или двести десять? Запамятовала...
   - Издеваетесь, да? В таком случае вы живете больше двух веков!
   - Ну да, правильно сосчитал, милок, совсем старая стала. Но еще годочков пятьдесят протяну, не переживай, - хитро прищурилась ведьма. - А ты, амур белокрылый, и пять веков выдюжишь, если раньше не пристукнут. Во мне магия только плещется, а ты ею создан, как и виденный тобой дракон. Челюсть подбери со стола, касатик, и особливо не обольщайся - тебе бы до следующего утра дожить, и то счастье будет. Тот, кто вихрь этот создал - будь он неладен! - догадался, какая рыба попала в сеть, да выскочила. Ищет тебя теперь, морок кошмарный наводит, из леса выталкивает под небо открытое и так каждую ночь будет, пока не свихнешься окончательно или не сбежишь из-под защиты древней магии Ар-Харона.
   - Что же мне делать? - вопросил раздавленный последним известием Амур. - Может пророчество есть про меня какое, ну там, мир спасти, королем стать?
   - Извини, - развела руками Юстина. - Как-то не подготовили. Про амуров и помнят только такие, как я, осколки прошлого. Вы же в первый год войны все как один на битву с демонами ринулись, ангелы с мечами сияющими. Конечно, дали людям время подготовиться к вторжению Призрачного, изничтожили большую часть поганого воинства, но до старости ни один не дожил, только курганы в местах падения после себя и оставили, да... Загадка для меня твоё появление, что-то оно может и значит, но того я не ведаю.
   - Бабушка, а пусть у нас остается, - сказала Агнешка.
   - Я бы рада, да не выдержит он, зло от него не отступится. Слышала бы ты, как он ночью зубами скрежетал, да проклятья выкрикивал. В лесу людей мало, а уж амуров и вовсе окромя него нет. Рано или поздно знающая магиня разыщет, а уж то, что хозяйка вихря в колдовстве соображает, я не сомневаюсь.
   - Может, мужик это, - буркнул Амур. - Некромант...
   Юстина переглянулась с Агнешкой, и знахарки рассмеялись. Амур вскинулся - чего они?! Тут судьба его решается, а эти ржут как кони, тьфу, лошади. Вытирая слезы, Юстина подлила ему чаю и опустилась на стул.
   - Насмешил, милок, порадовал бабушку! Да и откуда тебе знать, ты же пришлый, хоть и амур целый. Не дали боги мужчинам способностей к магии! Мечом махать, да на коне скакать - пожалуйста, самое героическое занятие, а скукотищу с изучением текстов древних, да изменение себя в соответствии с ними Сандрогар нам оставил, женщинам слабым. Чтобы не отвлекать вас, значится, от свершений великих.
   - Несправедливость какая, - сказал Амур, уже передумав обижаться. - А я-то думал, смогу вещи всякие колдовские делать, огнем кидаться там. Ведь вы говорили, что я создан магией, значит, могу её подчинить себе?
   - Мыслишь правильно, - кивнула Юстина. - Освоился быстро. Вот только иметь и уметь - это две разные вещи, как говорят в Антарнелле. Вчера ты неплохо управлялся с мечом, ведь в тебя вложено знание с рождения, но честно Дубня победить не смог, использовал оружие Призрачного.
   - Он меня первый исподтишка пнул, а лук сам появился!
   - Это уже частности. Будь на твоем месте любой мечник Королевской гвардии, он бы превратил моего стража в голое бревно за десять вздохов, я видела покойного зятя в деле. Мастерство владения мечом нельзя подарить, его надо прочувствовать телом, кожей, через пот и кровь - вот тогда к тебе придет истинное понимание и умение. А сейчас ты знаешь множество уверток и приемов, но применить их не сможешь, потому что не готов. Также и с магией, только тут длительность обучения растягивается на века. Мой род издревле изучает огненную стихию по древним трактатам, девочки с малолетства ворожат заклинания, учатся входить в особое состояние духа, до тридцати лет блюдут целомудрие, чтобы не потерять силу и только после века ежедневных занятий могут сказать: да, я кое-что умею. А ведь есть еще магия земли, воды, воздуха - каждую стихию можно подчинить себе, но не сразу, не сразу...
   - Понятно... а как же я?
   - Ты - амур, вместилище доброй магии, лучшее из творений Сандрогара. Ты легко сплачиваешь вокруг себя людей, даешь им силы, за тобой с радостью пойдут даже на верную смерть. Светлые магини могут напрямую черпать из тебя энергию для заклинаний, не прибегая к помощи родной стихии, темных же ты лишишь их дара, просто находясь рядом. И самое главное - тебя нельзя уничтожить магией. Обездвижить, зачаровать издалека - да, но не убить.
   - Здорово! Вот это мне нравится!
   - Это еще не всё, - охладила его пыл Юстина. - Пока ты сеешь добро и поступаешь в соответствии с внутренней правдой, как тебе и предначертано Творцом, ты сохраняешь свои способности и можешь жить на два мира, но как только начнешь творить зло - превратишься в архидемона и будешь заточен в Призрачном. Были примеры, знаешь ли...
   - Сдается мне, быть правильным амуром чертовски сложно, - пробормотал Казаков.
   - Быть правильным человеком еще сложнее. Призрачное полнится демонами, а здесь ты, похоже, единственный в своем роде, - сказала Юстина.
   Амур взял кусок пирога, рассеянно откусил. Да, в мире ничего так просто не дается, за всё надо платить. Он не мог назвать себя праведником, нагрешил за свою короткую жизнь достаточно, особенно с девушками, приятно вспомнить, но и злодеем себя не считал. Переживал за людей, спешил на помощь и это ему нравилось. Да что там говорить, даже когда смотрел с очередной подружкой новый трехмерный 'Титаник', искренне надеялся, что бедолага Ди Каприо всё-таки одумается и выплывет. А тут... непонятно всё. Шаг влево, шаг вправо - расстрел, прыжок на месте - провокация? Только сделай что-нибудь неправильно, и вот уже свербит в голове от растущих рогов, ступни превращаются в копыта, а нос в пятачок... где правда, брат? Размышления о вселенском равновесии прервала Юстина:
   - Задумался? Молодец! Значит, сомневаешься, а это уже хорошо. Зло никогда не колеблется, оно считает себя всегда правым. Ему сомнения неведомы, да и жить так проще.
   - Постараюсь оправдать доверие, - сказал Амур.
   - Вот-вот, постарайся. Глядишь, и пользу миру принесешь, - кивнула Юстина и, помолчав, добавила: - В лесу не отсидишься, думаю, в столицу тебе надо. В Антарнелле затеряешься средь людей, осмотришься, а там решишь, как жить дальше. Можно попробовать устроить тебя в Королевскую гвардию, с улицы там не берут, но капитан мне кое-чем обязан. Что скажешь?
   - Похоже, особого выбора у меня нет.
   - Вот именно, милок. Я черкну Густаву пару строк, будешь младшим сыном барона Орха. Родители у тебя умерли, может, и пожалеет сиротинушку.
   - Я с ним пойду! - заявила Агнешка. - Он ведь не знает ничего в нашем мире.
   - Ох ты, я об этом не подумала, старею... но как же отпустить тебя, внученька? Ты же еще такая маленькая у меня...
   - Ага, как за припасами в город ездить, так я большая, а как нашему гостю помочь, так дома сиди? Бабушка, я уже достигла третьей ступени посвящения и могу за себя постоять! - сказала Агнешка, узоры на её щеках вспыхнули и медленно погасли.
   - Да-да, вижу, - кивнула Юстина. - Ты вся в мать, Агния... и как бы мне не хотелось, вынуждена признать твою правоту. Без помощи наш птенчик сразу угодит в какую-нибудь историю, да... Хорошо, внучка, ты у меня умная-справная, поможешь нашему гостю на новом месте устроиться, расскажешь обо всём, а потом сразу обратно вернешься. Договорились? Вот и славно! Не забывай про занятия и платком лицо укрывай. А ты, Амур, помни, что я тебе про любвеобильность сказала. Если что, стручок быстро отсохнет!
   - Да вы что, бабушка, даже в мыслях не было!
   Агнешка прыснула и зарделась. Юстина посмотрела на неё, перевела взгляд на Амура и махнула рукой. Заскрипел сундук. Ведьма покопалась в нем и достала меч в ножнах. Амур привстал - неужели ему? Агнешка посерьезнела.
   - Это меч Патрика, светлое ему посмертие, - сказала Юстина. - Славный воин был, Марийку любил без памяти и защищал до последнего, но с вазгаром не совладал.
   - Тот его в спину ударил! - в глазах Агнешки стояли слезы.
   - Подло, да, но цели своей добился, а уж как - для демонов это не важно, у них чести нет. Берегись, Амур, темных! Вблизи они магию против тебя применить не смогут, но кинжалом исподтишка ткнут запросто, или отравы в питье сыпнут, если проведают твою сущность.
   - Как же я их узнаю?
   - Слева на груди, где сердце, у каждого отметина тьмы - черный лепесток, как тень от свечи, - сказала Юстина и сняла с пальца золотой перстень с круглым черным камнем: - Возьми вот. Это зрачок дракона, разыскала его среди льда после битвы. Он похолодеет, если рядом будет темное создание.
   Амур примерил диковинное украшение - перстень плотно сел на безымянный палец, хотя тот был толще бабкиного. Магия, обычное дело - даже не удивился Казаков и выдвинул из ножен меч. А вот это вещь! Ни пятнышка ржи, великолепная заточка, серебряные руны складываются в затейливый узор, переливаются на лезвии, словно холодное пламя. Клинок был длиннее и тяжелее кинжала Агнешки, но Амур взмахнул им, не чувствуя веса - вот это знающие люди и называют идеальной балансировкой! Гарда изгибалась вперед двумя рогами, защищая кисть. Обмотанная кожей и серебристой проволокой рукоять заканчивалась стальным шаром и так удобно легла в ладонь, что Амур помедлил, наслаждаясь, прежде чем убрать меч обратно в ножны. Успеет еще намахаться, к гадалке не ходи.
   Агнешка уже вытерла слезы и смотрела на него с восхищением. Амур приосанился, чувствуя себя рыцарем в сияющих доспехах, поборником добра и справедливости, защитником невинных и угнетенных. Из-под стола выкатился клубок и пробасил:
   - Ты как памятник Гарольду Третьему. Нет, даже лучше!
   - Чем это? - спросил польщенный Казаков.
   - На тебя еще голуби не срали.
   Агнешка засмеялась. Амур вздохнул - поделом тебе, Ланселот с крыльями! - опустился на стул и, чтобы скрыть замешательство, сказал:
   - Присядем на дорожку?
   Будущее пугало неизвестностью, в голове царил полный сумбур. Ночной кошмар истаивал перед глазами, но холодок ужаса еще сворачивал внутренности в тугой шар и не давала покоя где-то слышанная фраза: 'Сон на новом месте обычно вещий'. А сон в новом мире? Ну, попадись мне эта колдунья чертова, всю душу из неё вытрясу, решил Амур. Силенок хватит... вот только, причем здесь дракон?
  
   Глава 4.
  
   Люди проводят свой досуг по-разному. Первые незатейливо напиваются в компании друзей или без оной. Вторые предпочитают отдыхать в теплых краях, нежатся днем на пляжу, а вечером поступают как первые. Третьи только работают и принципиально не пьют, чем вызывают нездоровое любопытство со стороны первых двух категорий. Но есть еще отдельная группа граждан, которые являются приверженцами парадоксального словосочетания 'активный отдых'.
   Эти экстремалы зимой катаются на лыжах, часто ломая ноги. Летом гоняют на мотоциклах, ломая всё остальное, и, вне зависимости от времени года, обожают походы с непременными шашлыками и горячительными напитками в конечной точке путешествия. Амур всегда причислял себя к последней категории, но сейчас уже готов был примкнуть к первой.
   Они шли битый час по еле заметной тропке, которая петляла меж деревьев, как убегающий от лисы заяц. Ветки хлестали по лицу, хвоя колола кожу, удобные ранее берцы натирали ноги, а ножны с мечом постоянно цеплялись за кусты. Амур давно скинул безрукавку, расстегнул ворот рубахи, но всё равно потел нещадно, кашлял и ругал себя за курение. 'Всё, хватит, брошу!' - твердо решил он, но, как только Агнешка объявила привал, сразу достал подаренную Юстиной трубку, набил её табачком из кисета и с наслаждением затянулся.
   Знахарка уже колдовала над костром, выглядела до неприличия бодро, словно и не было тех тридцати местных лиг, которые они по прикидкам Амура вместе отмахали с утра, пробираясь по этому ненавистному лесу. Клубок увязался за ними и сейчас носился по кустам, вылавливая птиц и разоряя гнезда. Вот выкатился на поляну, сунулся было к булькающему котелку, получил от Агнешки ложкой и временно отступил, по обыкновению облизывая толстые губы.
   - У тебя перо изо рта торчит, - заметил Амур.
   - Мир вообще несовершенен, - пробасил клубок, ковыряясь в зубах. - Когда Великий Тук создавал птиц, мог бы сделать их голыми. А лучше сразу жареными.
   - Да ты философ! Слушай, а почему у тебя нет имени? У нас всех домашних зверушек как-то зовут...
   - Ты сдурел, летун?! Я не ручной зверек, я - лесовик, и у меня есть имя, только вряд ли ты его выговоришь!
   - Извини, извини, не хотел обидеть. Никак не привыкну, что ты разговариваешь. Но, раз мы ведем беседу, должен ведь я как-то к тебе обращаться? Если ты не против, буду звать тебя Чешир. Очень ты мне одного товарища напоминаешь, - сказал Амур, вспоминая проявляющуюся из темноты кровожадную ухмылку и светящиеся глаза.
   - Ты дал мне новое имя? - распахнул глаза лесовик.
   - Ну, да...
   - Ведьма, ты слышала?! - завопил названный Чешир, подпрыгивая от волнения. - Амур дал мне новое имя!
   - Как?! - вскрикнула Агнешка.
   - А что тут такого? - спросил, искренне недоумевая, Амур.
   - Ты же не знал, - кивнула Агнешка, присев на траву рядом. - Лесовики могут жить только здесь, они охраняют лес, а лес защищает их. Если человек даёт лесовику имя, а тот принимает его, лес отпускает своего хранителя, а человек становится покровителем названного. Теперь уже он должен заботиться о лесовике, как сюзерен о вассале, но и тот должен сопровождать своего покровителя и помогать ему во всех начинаниях. Так предначертано, таков Древний устой.
   - Что ж, думаю, мне не помешает верный оруженосец, - сказал Амур. - Что скажешь, Чешир? Ты принимаешь новое имя?
   - Всегда мечтал посмотреть мир, а какие там, наверное, птички вкусные! Я принимаю новое имя, мессир Амур, - важно пробасил лесовик. - Но твой меч таскать все равно не буду!
  * * *
   Как всегда бывает после сытного обеда, Амура клонило в сон. Он лениво ковырялся веточкой в зубах и вполуха слушал Агнешку, которая решила снабдить его хотя бы минимальными знаниями о мире Колар и самом большом королевстве Колинар. Чешир же по настоянию новоявленного покровителя съел свою порцию похлебки и уже по собственному желанию патрулировал окрестности, пояснив, что теперь он тут обеспечивает безопасность, а люди пока могут расслабиться и отдохнуть.
   Как уяснил для себя Амур из объяснений молодой знахарки, могучий Колинар со всех сторон окружали государства поменьше: с востока - Банадер и Туларг, с юга - Маарог и Голетлан, с запада - бокленд Ордена Сандрогара и Чистые домены, а с севера - горы твердов и таинственный Садершаг. Руководил королевством его величество Гарольд Десятый - потомок славного Гарольда Третьего, который в свое время объединил разрозненные герцогства для защиты от вторжения Призрачного, а затем под шумок прибрал земли павших в бою дворян, чем увеличил территорию Колинара в несколько раз. Потом случались, конечно, интриги и заговоры со стороны недовольных сыновей вышеназванных герцогов, но Гарольд Третий был мужиком тертым, тем более война продолжалась, и все заговорщики как-то сами собой повымерли - кто от нападения демонов, но больше по странному стечению обстоятельств. Амур даже не сомневался, кто эти обстоятельства и подстроил, примеров в земной истории хоть отбавляй.
   Сквозь полудрему он слушал про сословия и гильдии, титулы и обращения, города и реки, обычаи и правила, и - что удивительно - даже запоминал информацию, словно на сеансе гипнопедии. Очнулся от окрика Агнешки:
   - Ты меня вообще слушаешь?!
   - Самой лучшей считается альпийская сталь, производимая в столице государства твердов Альпе. Тамошние кузнецы научились вплетать в мечи серебряные нити, губительные для нечисти и демонов. Владеть таким оружием могут позволить себе только богатые люди и Королевская гвардия, - повторил Амур последние фразы знахарки. - Кстати, мой клинок выкован именно из такой стали.
   - Я думала, ты уснул...
   - Как я могу, дорогая? - произнес с улыбкой Амур, щуря глаза от солнечного света. - Твой милый голос услада для моих ушей.
   - На меня твои чары не действуют, - мотнула головой Агнешка. - Поднимайся, надо успеть до темноты пройти заставу, а ты, как погляжу, слабоват для прогулок по лесу.
   - Рожденный летать ползать не может, - переиначил Казаков классика и, подумав, добавил: - Мы, амуры, птицы гордые, пока не пнешь - не полетим.
   Из кустов выкатился Чешир, вид лесовик имел весьма встревоженный.
   - Я встретил серых, они говорят, что видели в небе чернеца!
   - Огонь Сандрогара! - подскочила Агнешка. - Так близко к дому...
   - Объясните мне, я тоже испугаюсь, - попросил Амур.
   - Мелкие демоны - бесы могут вселяться в птиц, демоны покрупнее - черти в зверей. Это проще, чем уговорить человека, - отрешенно проговорила знахарка, нахмурив лоб. - Чернецы - обращенные вороны, но так далеко в лес они давно не забирались. Видимо, ищут. Тебя!
   Несмотря на браваду, Амур почувствовал, как по спине пробежал холодок. Неведомый враг приложил все силы, послал подручных, залез даже в сон и настойчиво его искал. Зачем? А может, и на кладбище он оказался не случайно, и вихрь тот засосал его целенаправленно? Уж очень шустро он его схватил, как будто знал...
   Вот так и развивается паранойя! Амур встряхнулся, отбрасывая тревожные мысли, надел заплечный мешок и подмигнул Агнешке.
   - Ну что, боевая подруга, потопали дальше? А вы, сэр Чешир, перестаньте наводить панику! Ваш бравый сюзерен еще в детстве лупил из рогатки всяких обнаглевших птиц, клюющих драгоценную клубнику на даче, а теперь у меня имеется целый лук.
   Лесовик попытался встать по стойке смирно. Амур одобрительно кивнул и зашагал первым по тропинке, напевая во все горло: 'Нам ворона ни по чем, ни по чем, ни по чем! Мы ворону кирпичом, кирпичом, кирпичом!..'.
  * * *
   Багровый шар солнца путался в кронах деревьев, лес начал редеть. Исчезли исполинские ели, уступив место вполне себе обычным кленам, ясеням и милым сердцу русского человека березкам. Тропа перестала вилять как возвращающийся из таверны пьяница, стали попадаться боковые стежки, убегающие в чащу леса. Чешир на правах лесовика комментировал: там делянка углежогов, здесь избушка охотников, тут развели костер смолокуры, а сюда лучше вообще не ходить, ибо ничего хорошего в конце не встретишь.
   Как раз остановились передохнуть и, пока Агнешка с тревогой осматривала небо, Амур подошел к заросшему травой проходу меж двумя валунами. Они, по всей видимости, лежали здесь давно, змеились трещинами, которые заполнил зеленый мох, но вот торчащие из камня стержни установили будто только вчера. Толщиной в руку, чуть выше человеческого роста, они были сделаны из темного, холодного на ощупь металла. На гладкой поверхности ни пятнышка, лишь на уровне глаз стержни кто-то заляпал черной смолой. Амур достал нож и поскреб, высохшая грязь отвалилась, под ней обнаружились руны. Верхний трезубец походил на эмблему мазератти.
   - Лучше не трогай, - сказала подошедшая Агнешка.
   - Почему?
   - Наследие Древних.
   - Ну да, ну да, - со значением покачал головой Амур. - И что?
   - Ох, всё забываю, что ты ничегошеньки не знаешь, словно дитя неразумное... значит так, - кивнула Агнешка и начала проговаривать явно читанный где-то текст: - Древние жили очень давно, владели непонятными силами и однажды вознамерились сровняться с богами. Началась война, многие боги канули в небытие, но и Древние гибли неисчислимо. Битвы сотрясали Колар, океан вышел из берегов, недра земли изрыгали пламя, а в самом воздухе появилась невидимая смерть, уничтожавшая всё живое. И вот, когда наш мир стоял на краю гибели, в него сошел Сандрогар. Он положил конец разрушениям, сравнял города Древних с землей, а оставшихся прежних богов заключил в Призрачном, восстановив тем самым гармонию. От небожителей мало что осталось, но их наследие ничего хорошего не несет и лучше к нему близко не подходить. Понятно?
   - Но как эти штуковины простояли здесь столько лет? Они давно должны были проржаветь, да и вообще сгинуть в земле!
   - Не знаю и знать не хочу! - отрезала Агнешка. - Застава уже рядом, пойдем быстрее, или придется ночевать в лесу.
   Стемнело, где-то позади взвыли волки. Амур с сожалением отошел от блестящих стержней. Руны манили, было в них что-то знакомое, хотелось дотронуться до этих черточек, еще раз ощутить холодок странного металла, но лучше не экспериментировать. Насколько он понял из скудных объяснений Агнешки, эту планету в прошлом сотрясали нешуточные войны с применением химического, бактериологического, атомного и еще черт знает какого оружия, а значит, штуковины эти могут до сих пор лучиться радиацией. Хм, а может, Колар вовсе не параллельный мир, а будущее его родной Земли? Версия грустная, но вполне жизнеспособная, учитывая суицидальные наклонности излишне просвещенного человечества...
   Из кустов выкатился Чешир и, выплюнув обглоданную косточку, пробасил:
   - Я что-то пропустил? У тебя такой вид, словно гаркла увидел.
   - Что там, в конце этой тропы?
   - Курган лысый. Трава не растет, деревья тоже. Плохое место. Пойдем, скоро я тебя познакомлю со своими родичами.
  * * *
   Заросли колючего кустарника становились всё гуще, сплетались над головой, оставив лишь узкий проход, по которому они шли цепочкой. Несколько раз Амур вроде бы чувствовал направленный на него взгляд, резко оборачивался, но видел лишь темную стену шипов. Пальцы сжимали рукоять меча. Вздумай кто истребить непрошенных гостей, лучшего места для засады и не придумать - вылетевшую из зарослей стрелу успеешь заметить, только когда она пробьет горло. А еще можно запросто ткнуть в спину копьем. Или натянуть над тропой веревку, задев которую, получишь по башке чем-нибудь тяжелым. Впрочем, Агнешка шла спокойно, а Чешир так вообще что-то беззаботно насвистывал, подпрыгивая рядом, и Амур решил не волноваться понапрасну, тем более впереди посветлело.
   Тропа вильнула, над головой открылось ночное небо, и они вышли на круглую поляну, заключенную в объятия того же колючего кустарника. В одном месте был разрыв - там виднелась поросшая мхом каменная арка. Её освещали прозрачные шары с плененными светляками. Такие же природные фонари висели по периметру поляны, а в центре её теплился костерок, вокруг которого восседали кружком пятеро лесовиков - каждый крупнее Чешира в несколько раз. Мохнатые стражи негромко переговаривались, а при появлении гостей дружно повернулись и выставили перед собой палки с бутонами на концах. Диковинные цветы раскрылись, выстрелили разом. Амур и пикнуть не успел, как его надежно спеленали тугие лианы. Та же участь постигла и Агнешку. Лишь Чешир стоял свободно в сторонке и чему-то улыбался.
   - Стой! Кто идет? - пробасил один из лесовиков.
   - Арнгх, ты прекрасно видишь кто, - устало сказала Агнешка. - Обязательно каждый раз связывать меня лианами? Они мерзкие и липкие.
   - Ты знаешь порядок, ведьма. Тем более, нам скучно сидеть здесь целый день, а так хоть какое-то развлечение, - чуть виновато добавил лесовик с непроизносимым именем. - Добро пожаловать на Первую заставу Ар-Харона!
   Лианы втянулись обратно в палки. Теперь Амур разглядел, что это какие-то растения с узловатыми стеблями - ухмыляющиеся стражи опустили их, и хищные цветы тут же угнездились корнями в земле. Амур вытер руки от липкой слизи, раздраженно сплюнул - ну и порядочки тут у них! Как там говорится, лучше перебдеть, чем недобдеть? Названный Арнгхом медленно подкатился к гостям.
   - Здравствуй, Агния! Как поживает уважаемая Юстина?
   - А что ей сделается? Хорошо поживает. Достала только меня опекой своей, чудом в столицу отпустила.
   - Сдается мне, чудо это и летать умеет.
   - Это я его нашел! - влез Чешир.
   - Цыц, младший! - осадил Арнгх. - Ты слова не имеешь.
   - Еще как имею! - взвился Чешир. - Амур дал мне новое имя!
   - Вот как? Это меняет дело. Только намучаешься ты с ним, летун. Невоспитанный он у нас.
   - Разберемся, - хмуро кивнул Амур. - Я тоже не самый вежливый.
   - Ну-ну, я все понял. Мы тут одна большая семья, пойдемте к огню, передохнете после дороги. Путь на Антарнелл откроется к полуночи, недавно охотников в Боранбо отправили.
   Чешир первым вкатился в круг, неспешно утвердился в травяном гнезде и важно оглядел соседей - жалко нос мал, а так задрал бы точно. Сдерживая улыбку, Амур присел рядышком на бревно. Агнешка же по обыкновению принялась кашеварить - лесовики загудели одобрительно, а когда знахарка вскоре выставила в центр круга котелок с мясной похлебкой, достали неведомо откуда деревянные ложки и принялись за угощение, отпуская комплименты умелой стряпухе. Скажи кто раньше Амуру, что он будет пировать в компании мохнатых зубастиков, покрутил бы пальцем у виска и послал бы шутника подальше, а сейчас ничего - сидит да прихлебывает ароматное варево, нисколько не заботясь о необычности компании.
   Насытившись, отвалился от костра и закурил трубку. Подмигнув, Арнгх выкатил из кустов бочонок с пивом, оставленный в благодарность кем-то из путников, и потекла неспешная беседа с обменом новостями. Слушая разговор, Амур подумал, что это ему чертовски знакомо - так за совместной трапезой и сходятся совершенно разные люди, вынужденные ожидать прибытия запаздывающего поезда на каком-нибудь провинциальном вокзале, и плевать, что половина ожидающих - говорящие пуфики с зубами. Главное, чтобы человек был хороший!
   Вскоре выяснилась удивительная вещь - оказалось, возникшая в голове Амура аналогия не только не случайна, а даже правдива. На каменной арке прохода начали зажигаться тусклые огоньки, Арнгх подобрался и сообщил:
   - Ну всё, скоро отправление. Через кварту будете в Антарнелле.
   Насколько уже знал Амур, местная кварта составляет четверть земного часа. Но ведь Агнешка утверждала, что до столицы Колинара еще многие сотни лиг, как такое возможно?! На правах хозяина объяснил Арнгх:
   - Наш лес старейший на Коларе, он выстоял даже во время Пожара, хвала Ар-Харону, пусть корни его всегда питает вода. Но и другие хранители старались сохранить и приумножить зеленое царство, и я с гордостью утверждаю, что сейчас мы можем доставить тебя в любое место нашего мира. Ну, за исключением богомерзкого Садершага и Северных Пустошей.
   - Получается, я войду в эту арку, а выйду уже в другом месте? - спросил Амур.
   - Быстро схватываешь, летун, - усмехнулся лесовик. - Всю землю пронизывают корни деревьев, они связывают между собой Врата, а лесная магия позволяет путешествовать между ними. Секрет направления знаем только мы, Перворожденные. Теперь ты понимаешь, кто главный в этом мире?
   - Уважаемый старейшина Арнгх, никто не сомневается в вашей исключительной важности, - вмешалась Агнешка. - Кстати, чуть не забыла, бабушка передала вам это.
   Девушка достала из мешка сверток и развернула тряпицу. Спесь мигом слетела с лесовика, он выпрыгнул из гнезда и бережно принял белую головку.
   - Соль! Воистину царский подарок! Юстина знает, чем нас порадовать. Спасибо, ведьма! - Арнгх передал увесистый ком мохнатому подручному и тот быстро исчез в кустах, пряча драгоценную ношу в лесных закромах.
   - Великий Тук сотворил зверей и птиц, разрешил на них охотиться, но почему-то сделал мясо пресным, - пояснил лесовик, заметив удивленный взгляд Амура. - В этом наверняка есть глубокий смысл, но пока мы его не постигли, вынуждены присаливать данное. Пойдемте, Врата открылись, вы можете вступить на Путь.
   Чешир кинулся помогать родичам, на него шикнули, и он обиженно забрался в мешок Амура. Лесовики подошли к арке, направили на неё свои диковинные ружья, бутоны раскрылись, лианы выстрелили и оплели камень - каждая свой участок. Амур ожидал услышать заклятия, песнопения или, на худой конец, многозначительные закатывания глаз, но всё было просто и буднично. Стражи спокойно стояли, открыв им проход, и лишь чуть ярче разгорелись огни в глубине арки.
   - Будь осторожен в мире людей, летун, и береги младшего, - тихо сказал Арнгх и уже громче добавил, умилив Амура до невозможности: - Следующая остановка Антарнелл!
   Агнешка первая зашла в арку - туман в глубине колыхнулся, огни вспыхнули и девушка исчезла. Не без внутренней робости Амур сделал шаг, другой, пересек невидимую границу и тут его схватило, дернуло и понесло с той жадностью, с которой качает дерево из недр земли необходимую ему воду. Он словно оказался в трубе аквапарка, кругом плескалось и ухало, а поток тащил с умопомрачительной скоростью к невидимому выходу за сотни лиг отсюда. Амур закричал от восторга, в рот тут же набилась сладкая жижа, и пришлось кричать молча. Несколько раз его заносило на поворотах, болтало и переворачивало, он вцепился одной рукой в меч, а второй схватил ремни заплечного мешка, в котором спрятался Чешир.
   Похолодало. Видимо, поток нырнул глубже в землю, огибая озеро или море. Амур застучал зубами, первый восторг прошел, пальцы закоченели. В мешке недовольно заворочался Чешир, закапываясь в припасы, даже захрустел там чем-то, снимая стресс от путешествия. Амур подумал, что тоже бы не отказался сейчас от кружки горячего глинтвейна, доброй сигары, кресла-качалки с пледом, и всё это желательно перед пышущим жаром камином. Вновь тряхнуло, окружающая жижа потеплела. По телу словно прошлись щеткой, хлюпнуло, в глаза ударил свет, и Амур вылетел, как пробка из бутылки, под освещенный купол цирка. Сжался, предчувствуя падение, но упасть ему не дали. Лианы бережно подхватили, и он плавно опустился на каменный пол, оглядываясь по сторонам.
   Нет, это был не цирк, как ему показалось вначале, а скорее оранжерея. Просторное помещение накрывало дубовую рощицу со знакомой аркой, высоко на стенах горели те же фонари, что и на поляне. Через прозрачный потолок струился свет обоих лун, сквозь окна-бойницы проникал холодный ночной воздух. Лесовики расступились, пряча оружие. Один кивнул:
   - Добро пожаловать в Антарнелл!
   Амур сдавленно поблагодарил, приходя в себя после природного метро. Голова кружилась, на коже резвились мурашки. Надо признать, пассажирские перевозки тут поставлены из рук вон плохо, комфорт даже на эконом-класс не тянет. Но зато какая скорость! В мешке вновь заворочался Чешир. Амур спохватился, а где же Агнешка?
   Девушка стояла у выхода из оранжереи в окружение рослых воинов - растерянная и печальная. Её обидели? Амур нахмурился. Вперед вышел человек в богатой одежде.
   - Схватите его! А будет сопротивляться - убейте!
  
   Глава 5.
  
   Воины разом двинулись, выставив перед собой короткие копья - блестящие наконечники засветились зеленым. Да что же это такое?! Стоило ему только появиться в этом мире, как любой встречный-поперечный считает своим долгом испытать его на прочность. То деревья натравливают, то лианами пеленают, а теперь еще вот эти вознамерились схватить его, словно преступника какого! Внутри Амура росло глухое раздражение. Не привык он как-то к такому пренебрежительному отношению к собственной персоне, и если лесовикам еще готов был простить понятную в общем-то предусмотрительность, то вот этим агрессивным товарищам подчиняться не собирался.
   Меч с шелестом покинул ножны. Воины остановились. Амур спохватился и глянул на лесовиков, но те скучали в сторонке, опустив свои палки, и в разборки людей вмешиваться не собирались. Тем лучше!
   - Я не сделал ничего плохого, - счел нужным предупредить Амур. - Я пришел с миром и не хочу неприятностей.
   - Убейте его! - взвизгнул богач.
   Амур ожидал, что на него бросятся скопом и приготовился отскочить, но воины лишь дернули копьями и с их наконечников сорвались зеленые молнии. Разряды вонзились в грудь и... стекли по рукам, оставив лишь легкое покалывание в пальцах. Видимо, он должен был упасть замертво - воины застыли, приоткрыв рты, а их предводитель побагровел так, что Амур всерьез забеспокоился, что того сейчас хватит удар.
   - Как это? - лишь вымолвил богач.
   - А я вам говорила! - вмешалась Агнешка.
   - Но меня уверили, что это будет вазгар...
   Растерянные воины опустили оружие. Поколебавшись, Амур тоже убрал меч в ножны. Богач развел руками:
   - Прошу простить меня, юноша. Ошибка вышла.
   - Бывает, - кивнул Амур. - Мы свободны?
   - Да-да, не смеем вас задерживать...
   Воины расступились. Всё еще ожидая подвоха, Амур прошел к выходу, где его подхватила под руку Агнешка и потащила за собой по ночной улице.
   - Пойдем быстрее, пока он не опомнился.
   - Но ведь он убедился, что я не вазгар!
   - Ружья черных гвардейцев валят с ног всех. Вазгар бы больше не поднялся, а обычный человек приходит в сознание через кварту. Как бы ты объяснил наместнику, что на тебя не действует магия, а? Твою сущность лучше скрывать...
   Агнешка закутала лицо платком, оставив открытыми лишь глаза, которые сейчас загадочно поблескивали в свете масляных фонарей. Амур держал девушку за руку, даже захотел её приобнять - строго для конспирации, конечно! - но всю романтику момента испортил Чешир. Лесовик так оглушительно чихнул под ухом, что Амур подпрыгнул. Он и думать забыл про второго спутника!
   - Чем это нас? - пробасил Чешир, высунувшись из мешка. - Я слышал голоса, а потом жахнуло так, что шерсть из задницы посыпалась. Ничего не помню...
   - Нас ждали черные гвардейцы - охотники на вазгаров, - пояснила Агнешка. - Перепутали просто, а сюзерен твой сразу за меч схватился, хорошо - обошлось.
   - Правильно сделали, мессир, - сказал Чешир. - Видит Тук, я бы их вообще всех перебил, если б не мешок этот. Надо же, честных людей с какой-то поганью путать!
   Они шли по мощенной булыжником мостовой без всяких изысков в виде тротуаров. Фонари горели только над входами домов, причем каждый был сам по себе произведением искусства: кованые завитушки, вылезающие из стены лапы, пасть с зажатым в ней светящимся шаром - сосед старался перещеголять соседа. Агнешка пояснила, что королевский сенешаль выдает владельцам таких фонарей масло бесплатно. Мудрое решение, кивнул Амур - улицы везде освещены, а траты государства на это минимальны.
   Немногочисленные за поздний час прохожие спешили по своим делам и на парочку внимания не обращали. Несколько раз Амур замечал скрывающихся в тени арок подозрительных личностей, но те, завидев висящий на его поясе меч, тут же скучнели и делали вид, что вышли просто подышать ночным воздухом. Один раз мимо них пробухали коваными сапогами трое стражников - Агнешка придвинулась ближе, заставив сердце Амура стучать чаще - и блюстители порядка, подмигнув, продолжили патрулирование без лишних вопросов.
   Мостовая уткнулась в двухэтажное здание, по виду жутко старинное, над входом которого горели аж три фонаря. Освещали они массивную дверь и висящую над ней вывеску, где красовалась пышногрудая блондинка, держащая в руках припорошенные пеной кружки. Ниже шла надпись: 'Одинокая вдова'. А они тут понимают толк в рекламе, подумал Амур, разглядывая симпатичную барменшу - любой нормальный мужик непременно зайдет в данное заведение, чтобы за кружечкой пива скрасить одиночество столь сексапильной вдовушки.
   Агнешка сердито дернула его за рукав, и фривольные мысли улетучились. Скрипнула дверь, в нос ударил запах жареного лука, пролитого пива и копченой рыбы. Таверна была заполнена хорошо, если на треть - за одним столом катали кости двое неприметных субъектов, за другим напивался в одиночку косматый мужик поперек себя шире, а в углу устроилась компания юнцов, бурно обсуждающая какого-то гада Люциуса.
   С потолочных балок свисали железные люстры с немногочисленными свечами, тающий воск капал на опилки пола. Стены украшали закопченные гобелены и выполненные в графике картины, изображающие мужчин разной степени бородатости и свирепости - надо полагать, известных в местных краях личностей. Автографов на портретах Амур не заметил.
   Он сел за свободный стол так, чтобы видеть дверь. Чешир тут же вылез из мешка и принялся жадно оглядываться и принюхиваться. Из-за стойки выплыла барменша - Амур признал в ней ту, на вывеске, вот только лет на десять старше и в три раза толще. Что ж, пиво вкупе с доброй закуской накладывает свой отпечаток. Издержки бизнеса, так сказать.
   - Что желаете? - спросила хозяйка, зажигая от лучины свечу на столе.
   - Есть, пить, спать, - лаконично ответила Агнешка.
   - О, вы остановитесь у меня? - возрадовалась барменша. - Почти весь второй этаж свободен, выбирайте любую комнату, дорого не возьму.
   - Мало клиентов? - поинтересовался Амур, разглядывая миловидную вдовушку.
   - Ваша правда, мистер. Со дня открытия здесь жили тверды, платили исправно, а пили так, что дай бог каждому! Но седмицу назад принялись съезжать целыми семьями и, что самое обидное, без объяснения причин. Вы не подумайте, у нас приличное заведение, готовим вкусно, комнаты чистые, репутация сложилась за столько лет... будь она неладна! Обычные люди редко бывают теперь, привыкли, что здесь тверды живут. Заходят или юнцы-студиозусы, или прощелыги такие, что хоть сразу с порога гони...
   - Но ведь это тверд, - заметила Агнешка, кивком указав на косматого бородача.
   - Последний, милочка, последний! Он единственный и живет еще. Скоро тоже укатит в свои горы, видите, мрачный какой? Не от хорошей жизни срываются с обжитых мест, верно вам говорю! В городе судачат, что скоро все тверды сбегут, на Железной улице половина кузнец закрылась. Ой, да что это я? Заболтала вас совсем, а вы голодные с дороги, вижу, по лесу путешествовали, хвоей припорошены. В печи томится бараний бок с гречей, есть соленые огурцы, квашеная капуста, копченая рыба под холодное пиво. Для мистера лесовика могу зажарить курочку.
   - Зажарить было бы неплохо, - важно пробасил Чешир.
   - Несите всё, - кивнула Агнешка и выкатила на стол серебряный кругляк.
   Хозяйка удивленно выгнула бровь, подхватила монетку и удалилась с некой грацией, присущей тем полным женщинам, которым наплевать на собственные лишние килограммы. Амур откровенно проводил её взглядом, ожидая реакции знахарки, но та сидела погруженная в свои мысли.
   - Что не так? - посерьезнел он.
   - Когда огонь погаснет в кузне, а горы позовут сынов, от спячки нечто пробудится, увидев зарево костров, - торжественно продекламировала Агнешка. - Это Вегсамар, скальд Туманного века. Мама любила читать мне его саги в детстве, многие считают их пророческими...
   - И что значит сиё стихотворчество?
   - Когда пробуждается нечто древнее, добра не жди, - задумчиво сказала Агнешка. - Чую, странные времена наступают. Странные и тревожные...
   - А мне здесь нравится! - влез Чешир, принюхиваясь к идущим с кухни ароматам. - Давно присматривался к бабкиным курам, а тут мне такую даже зажарят, хвала Туку!
   Амур был полностью согласен с компаньоном. Пока они шли по лесу, он чувствовал некое беспокойство, словно за ним наблюдает кто-то невидимый, а сейчас ничего такого не было, точно соглядатай потерял его в большом городе. Из-за стойки показалась улыбающаяся хозяйка, неся поднос с угощением. Двое игроков в кости поднялись и вышли из таверны. Сзади громко рыгнул косматый тверд.
   - А ведь меня не перепутали, - неожиданно для самого себя сказал Амур.
   - Ты о чем? - спросила Агнешка.
   - Богач тот. Ему сказали, что придет вазгар, а пришел я. Наместник не понял, но пославший его явно наслышан о невосприимчивости амуров к магии. Теперь он знает, что я в городе.
  * * *
   Агнешка давно спала, разметав по подушке волосы. Гостеприимная пани Берта выделила гостям комнату с огромной кроватью, справедливо рассудив, что такое ложе оптимально для влюбленной парочки, но знахарка думала по-другому и, когда Амур решил улечься рядом, просто выпихнула его на пол, заявив, что спит одна. И точка!
   У двери заворочался Чешир, причмокивая во сне. Лесовика мало волновали удобства, он просто свернулся клубком на коврике и преспокойно себе спал, разморенный вкусным угощением и новыми впечатлениями - лишь одно ухо по привычке стояло торчком, ловя ночные шорохи. Амур вроде бы сначала тоже задремал, устроившись в просторном кресле, но вскоре отчего-то проснулся, потирая затекшую шею.
   В открытое окно заглядывали луны-близняшки, стрекотали цикады, с улицы долетали запахи конского навоза и квашеной капусты. Где-то невдалеке тренькал на местном аналоге гитары захмелевший бард, исполняя в приступе вдохновения какую-то балладу и безбожно фальшивя в половине нот. Видимо, этот диссонанс и разбудил имевшего музыкальный слух Амура. Он плотнее закутался в шерстяной плед и раскурил трубку. Бард тем временем распелся и уже вполне сносно продекламировал, ударив по струнам:
  Она привратнику вино
  И пиво щедро льет,
  И он напился, как свинья,
  Принцесса тут берет,
  Чтобы любимого впустить,
  Ключи от всех ворот.
  Вот ночь прошла, и день настал,
  И солнце тут как тут.
  И Смуглый Робин говорит:
  А вдруг меня найдут?
   Вот-вот, кивнул Амур. Он помнил преследующий его во сне ужас, сжимающие сердце липкие пальцы страха, ком льда, в который превратился желудок, и разрывающую мозг панику. Чертовски неприятное ощущение! Не хотел бы он его вновь испытать, но как защититься от преследователей? Где в случае опасности найти убежище?
   Как говорил Михалыч, даже если ты съеден, у тебя всё еще есть два выхода. Небось, сокрушается сейчас, что отпустил молодого напарника одного на выезд... Амур пыхнул трубкой, дрожащее кольцо дыма полетело к окну, заключив в себя обе луны. Ну конечно! Кем не был таинственный некромант, вернее в свете последних известий - некромантша, вряд ли она может проникнуть в Призрачный мир, ведь он надежно запечатан стараниями Юстины и её подруг. А вот Амур вполне даже может... или нет?
   Бард закончил-таки балладу и смолк, решив более не испытывать терпение местных жителей. Приободренные цикады застрекотали громче, под окном пискнула мышь, испуганная шумом проезжающей кареты. Амур вслушивался в ночные звуки и пытался вычленить из них тот, единственный, не принадлежащий к этому миру. Напрягся так, что голова заболела, а уши явно увеличились в размерах и превратились в подобие локаторов, сканирующих окружающее пространство.
   Вот вроде бы на грани слышимости возник комариный писк, слабый отголосок Призрачного, похожий на легкое дуновение ветерка в жаркой пустыне. Амур возликовал, но тут же осекся, боясь спугнуть удачу. Мысленно потянулся к вибрирующему звуку, отсекая посторонние шумы слой за слоем, словно бережливый повар, который чистит гнилую капусту в надежде на сочную кочерыжку.
   Воздух заискрился. Стены комнаты пошли серебристыми пятнами, они росли, соединялись, обнажая изнанку дерева. Бревна ссыхались на глазах, трещины между ними заполнил бурый мох, его пряди колыхались, но никакого ветра здесь не было. Запахи исчезли, все звуки стихли, кроме негромкого гудения. Так звучит магия - понял Амур, он сейчас буквально плескался в ней, чувствовал себя легко и свободно, словно рыба, которую судьба-злодейка сначала выкинула на берег, а счастливый случай вернул обратно в море. За спиной шевельнулись крылья. У него получилось!
   Амур жадно осмотрелся - кресло, стол и кровать никуда не делись, лишь приобрели благородный вид антиквариата, враз постарев, а вот его спутники... Он встал и подошел к спящей Агнешке. От знахарки остался лишь слабо светящийся силуэт. Амур прикоснулся к нему, и рука прошла сквозь тело, словно девушка не существовала в этом мире. А ведь так оно и было! Как там говорила старуха Юстина? В Призрачном обитают мертвые, привидения и демоны? Теперь понятно, кто для этого мира живые люди и откуда пошло такое название...
   Первоначальный восторг поутих, Амуру стало немного грустно. Печально сознавать, что ты остался один-одинешенек во враждебном мире, где всё страшное и неизвестное. Постой-ка, но ведь он - магическое создание, и этот мир для него по идее родной! Лук со стрелами оттягивает колчан, за спиной готовы раскрыться крылья, он чувствует себя замечательно и плевать на все страхи! Пусть лучше его боятся, а если уж он смог войти в Призрачное, надо тут хорошенько осмотреться.
   Амур по привычке переступил светящегося Чешира и открыл дверь, которая здесь заперта не была. В пустынном коридоре медленно дрейфовали искорки - сгустки магической энергии. Вот один светлячок подплыл совсем близко к стене, прядь мха дернулась и огонек погас, схваченный коварным растением. Амур покачал головой - все миры устроены одинаково: сильный жрет слабого, а слабый считает такое положение дел справедливым, пока какой-нибудь умник не просветит бедолагу. Вот тут уже льются реки крови и начинается передел мира, после которого всё вновь идет по-прежнему.
   Несколько мохнатых прядей потянулись к Амуру, коснулись и тут же испуганно отпрянули. Он хмыкнул и провел рукой по стене - обугленный мох-паразит посыпался на пол черными хлопьями, неспособный противостоять первородной магии. Вот так-то то, други мои, тута вам не тамо! Приободренный Амур прошел по коридору и как вкопанный остановился у лестницы, ведущей в общий зал.
   В этом мире таверна была заполнена полностью. Посетители стояли даже в проходах, терпеливо ожидая своей порции еды и выпивки, вот только вряд ли понимали, зачем это им еще нужно - ведь все они были мертвы. Помещение заливал свет зеленых шаров, но он тускнел, натыкаясь на фигуры. Люди были черно-белые, смерть смыла с них все краски. На фоне разноцветного убранства таверны монохромные фигуры смотрелись жутковато и чужеродно. Так выглядели бы вырезки из советских газет, вклеенные в глянцевый журнал. Амур посмотрел на собственные руки - короткий мех красиво серебрится, ладони розовые, как у младенца, на двух пальцах виднеются мозоли от тетивы. Хорошие такие, живые, слава богу, руки!
   Ближайший к лестнице столик занимала команда моряков. Они угрюмо цедили из чарок ром, хотя их лица уже раздуло от воды, и слушали капитана, который единственный выглядел вполне пристойно, если не считать торчащего из спины кинжала. Впрочем, это маленькое недоразумение мужчину совсем не волновало. При появлении Амура моряки окинули его заинтересованным взглядом, но и только - никто не стал плотоядно облизываться и пытаться отхватить от новичка кусок пожирнее. Остальные посетители таверны тоже вели себя прилично: одни молча пили, меланхолично пережевывая угощение, другие же рассказывали невольным собеседникам, как докатились до такой жизни.
   Завороженный увиденным Амур сделал несколько шагов по ступенькам и тут его вывел из ступора женский возглас:
   - Посмотрите, бедолаги, кто посетил мое скромное заведение! Настоящий амур, ежеси на небеси, к тому же живой!
   - Живой? Живой... Живой! - прокатилось по таверне.
   Десятки взглядов вонзились в гостя. Он замер на лестнице, потянулся к луку, не зная, чего и ждать, когда вновь раздался голос хозяйки:
   - Подивились? Аминь, нечего мне гостя смущать! Думайте лучше о своем посмертии...
   Условно мертвые нехотя возвращались к оставленным кружкам, все еще поглядывая на Амура с откровенной завистью, а барменша уже потянула его за собой и усадила за накрытый скатертью стол, отделенный от общего зала деревянной ширмой.
   - Наконец-то кто-то по достоинству оценит мою стряпню! - всплеснула руками хозяйка. - Что же вы, мессир? Пани Гнежка вас не обидит. Садитесь, отведайте, что бог послал, да скажите, чем удостоилась такой чести... Нет, ну надо же, живой амур!
   Казаков опустился на резной стул, разглядывая хозяйку заведения. На фоне остальных черно-белых мертвецов она фонтанировала буйством красок: румяные щечки, пышная грудь, прикрытая расшитым лифом, короткое синее платье, подчеркивающее ладную фигурку и озорной взгляд голубых глаз - так вот кто на самом деле был изображен на вывеске таверны! Одинокая вдовушка выглядела потрясающе живой. Она уже принесла блюдо с запеченным в сметане зайцем и подмигнула Амуру. Он макнул в подливку палец, осторожно облизнул - кто знает, чем они тут мертвых потчуют? Вкус был изумительный, наверняка не обошлось без магии. Амур хмыкнул и предался греху чревоугодия, забыв уже, что ужинал всего несколько часов назад.
   Из-за соседнего столика поднялся призрак тверда и нетвердой походкой направился в свою комнату. Пани Гнежка позвала официанта, скелет в отутюженной ливрее налил в кубок вина. На ближайшей стене перемигивались и зубоскалили два портрета, строя Амуру страшные рожи, он нахмурился, и бородачи застыли, косясь на барменшу. По залу проплыла стайка призраков - юнцы-студиозусы покинули гостеприимное заведение в реальном мире, а привидение пани Берты закрыло за ними дверь на засов. Амур наелся, отвалился, потянулся за трубкой и тут вспомнил, что все гадости жизни остались там, за чертой, где живые сдуру травят себя всем подряд, а вот мертвым это уже ни к чему.
   - Вы живая или мертвая? - не удержался Амур.
   - А сами-то как думаете? - придвинулась Гнежка.
   Упругий лиф уперся в голое плечо Амура, глаза пани лукаво сверкнули. Тот счел нужным отодвинуться, чувствуя себя стриптизером в одной набедренной повязке, и, чтобы скрыть неловкость, налил в кубок вина.
   - Ничего не понимаю. Мне сказали, в Призрачном обитают демоны, мертвяки, да призраки, а вы выглядите поживее некоторых моих знакомых.
   - Вас, видимо, недавно бог из-за пазухи вынул, мессир, раз таких простых вещей не знаете. Жизнь - понятие философское, уж поверьте мне. Для жителей Колара мы мертвее некуда, а они для нас вообще бестелесные привидения. Вот такая вот взаимная дискриминация.
   - Издеваетесь, да?
   - Конечно! Грех над новичком не подшутить, уж простите мое невинное лукавство, - пани Гнежка залпом допила вино и погрустнела. - Конечно, настоящая жизнь - это Колар, а Призрачное - так, перевалочный пункт перед вечностью... нет, вы действительно ничего не знаете?! Вы же плоть от плоти этого мира.
   - Не удивляйтесь, так получилось. Я недавно оказался на Коларе, а уж в Призрачное вообще первый раз зашел, - сказал Амур. - Ну, по крайней мере, сам.
   - Чудны дела твои, Господи! Что ж, просвещу вас, мессир. Мне на роду написано помогать всем пришедшим в этот мир. Так вот, если вкратце, когда человек умирает на Коларе, его душевная оболочка попадает сюда, чтобы подготовиться к реинкарнации. Совсем уж злодеев утаскивают в горы эмиссары демонов, а остальные болтаются кто где. Ожидают, господи спаси, когда получат перерождение.
   - А как же праведники? - спросил Амур.
   - Извините, таких не встречала - развела руками Гнежка. - Возможно, появятся когда-нибудь, но я сильно в этом сомневаюсь.
   - Значит, про рай нам врали, - пробормотал Амур. - Всегда это подозревал. Но послушайте, ведь мертвых чертова уйма, как они все тут помещаются?
   - А они тут и не задерживаются, в последнее время вообще редко кто на несколько дней. Сандрогар отпустил каждому до сорока дней посмертия, осмыслить свои деяния, так сказать, а там - кого в новое тело, кого в дерево, кого в небытие, тут уж как повезет.
   - Правы были индусы... а вам, например, сколько осталось?
   - А я - исключение, - грустно улыбнулась Гнежка. - Мои таланты пригодились здесь. Вот уже сто лет я помогаю людям, которые приходят в мою таверну, объясняю им замысел божий в меру своих скромных возможностей и, хочется верить, даю какую-то надежду и утешение. Я - Привратник, в каждом городе есть такие. Нас не трогают демоны и мы, в отличие от умерших, чувствуем вкусы, запахи, а ведь другие-то едят и пьют по привычке.
   - Для целого века вы отлично сохранились, - сказал Амур, желая подбодрить эту милую женщину, которая уже сто лет живет посреди натурального кладбища.
   - Обычная магия, - меланхолично кивнула Гнежка и тут встрепенулась. - А эти что здесь забыли? Там таверна уже закрыта...
   Амур проследил за её взглядом - через заднюю дверь в зал крадучись вошли два призрака, миновали сидящих посетителей, проходя их насквозь, и остановились у лестницы. Мертвые окидывали потусторонних гостей равнодушными взглядами и возвращались к прерванной беседе - мало ли кто там в реальном мире шляется, живые люди вообще такие беспокойные.
   Некоторое время привидения стояли, прислушиваясь, а затем достали кинжалы и начали подниматься по ступенькам. А ведь на втором этаже из постояльцев только тверд, да Агнгешка с Чеширом! Амур выскочил из-за стола и бросился наверх. Перескакивая через ступеньки миновал призраков, ворвался в комнату, где мирно спали друзья, развернулся и приготовился встретить чужаков, если они переступят порог, когда понял, что ему еще нужно вернуться в реальный мир. Рванулся раз, другой, пытаясь избавиться от назойливого писка в ушах, но магия не отпускала, Призрачное держало крепко. Амур зарычал, раздирая руками мох на стенах. Где же этот чертов проход, куда он подевался?!
   Позади него медленно провернулась ручка на двери...
  
  Глава 6.
   Как-то он поехал пацаном с родителями на море. Плавать толком не умел, поэтому плюхался с надувным кругом у берега и был в общем-то счастлив, пока не увидел ребят постарше, которые ныряли с пирса прямо в страшную глубину. Конечно, он захотел также! На пирс, рассудив здраво, не полез, но нашел торчащий из воды валун и решил забраться на него. Круг только мешал, маленький Амур снял обузу и начал карабкаться на неприступную скалу, как он представлял себе обросшую водорослями покатую каменюку. Его вольность осталась незамеченной - сонные родители загорали на пляже и не мешали сыну развивать навыки альпиниста.
   Валун оказался чертовски скользким, но Амур уже тогда был достаточно упорным. Раня пальцы и коленки об острые края раковин, прилипших к камню, он потихоньку взобрался на вершину и распластался на ней, словно краб. Валун выступал хорошо, если на метр, но Амуру казалось, что он вскарабкался как минимум на Диву - скала с таким названием торчала из воды указующим в небо перстом невдалеке, вызывая нездоровый интерес всех окрестных ныряльщиков. Волны мягко накатывали на камень, морская соль пощипывала ранки, но мальчик был счастлив, ведь он - царь горы!
   А потом Амур решил сесть, не удержался и скатился по скользким водорослям, ухнув в коварное море по ту сторону валуна.
   Дно здесь резко уходило вниз. Амур медленно погружался, заворожено наблюдая, как играют в солнечных лучах пузырьки воздуха, затем посмотрел вниз и не увидел ничего кроме тьмы - так глубоко там было. Ногам стало холодно, легкие зажгло от недостатка кислорода. Амур яростно заработал руками, стремясь вынырнуть к свету, в знакомый мир, где есть вдох и есть выдох. Глубина не отпускала. Его усилий хватало лишь на то, чтобы оставаться на месте.
   Потом этот момент ему часто снился в кошмарах - просыпаясь, он помнил то чувство беспомощности, когда плакать хочется от неспособности что-либо изменить, а от страха опускаются руки. Но ведь на море он сообразил, как правильно грести, ориентируясь на свет, и выбрался на берег, попутно научившись плавать. Возможно, сообразит и сейчас, ведь не зря ему вспомнился тот детский кошмар!
   Чужаки в реальном мире справились с замком, дверь отворилась. Первый шагнул вперед и, конечно, наступил на спящего лесовика. Чешир не стал спросонья разбираться, кто так хамски прервал его сон, а сразу вцепился зубами-иглами в сапог наглеца. Налетчик взвыл, выронил оружие и запрыгал на одной ноге. Второй взмахнул кинжалом, пытаясь содрать мохнатого стража, но тот мгновением раньше разжал зубы, спружинил от пола мячиком и вцепился в другую ногу незадачливого бандита. Налетчик заорал благим матом и грохнулся на спину. Второй поспешил на помощь, размахивая кинжалом и рискуя ранить товарища.
   Амур видел потасовку в появившейся перед глазами рваной дыре, но только как в немом кино, без звука, гудение магии все заглушало. Он попытался нырнуть в образовавшееся отверстие, больно стукнулся о невидимую преграду и цветасто выругался.
   Тем временем разбуженная непонятной возней Агнешка зажгла лампу. Свет выхватил из темноты причудливую картину: вцепившийся бульдогом в сапог Чешир, его жертва с раскрытым в крике ртом и второй налетчик, повернувшийся к знахарке с занесенным кинжалом. Далее события развивались с молниеносной быстротой.
   Лежащий бандит увидел, что его атакует лишь какой-то мохнатый клубок, перестал орать и врезал свободной ногой Чеширу в нос. Лесовик укатился под кровать, вырвав из сапога приличный кус кожи. Поигрывая оружием, второй налетчик направился к Агнешке. Та растерянно огляделась и потянулась к висящему на спинке стула мечу в ножнах.
   - Не балуй! - рявкнул бандит.
   Он опрокинул стул и ударил знахарку по лицу. Девушка безвольно распласталась на кровати. Бандит схватил Агнешку за волосы.
   - Где твой дружок?! Отвечай!
   Амур бился о невидимую преграду, как муха в стекло. Его друзей избивали на расстояние вытянутой руки, а он не мог этому помешать! Гул магии накатывал прибоем, давил на уши, рискуя вырвать барабанные перепонки и взорвать мозг. Амур заткнул уши ладонями и постарался сосредоточиться.
   Бандит поднес лампу к лицу Агнешки, увидел татуировки.
   - Ба, да эта магичка! И какая хорошенькая!
   - Говорят, они все девственницы, иначе чары не даются, - заметил второй, наклонившись над растерянной знахаркой. - Я бы это проверил...
   Он задрал подол ночной рубахи, девушка дернулась, но другой бандит крепко держал за руки. Агнешка что-то быстро зашептала, татуировка на её лице налилась алым, насильник заметил это и без замаха ударил кулаком, разбив знахарке губы в кровь.
   - Колдовать вздумала, стерва? Сейчас я отучу тебя пакостить!
   Он силой раздвинул знахарке ноги, утвердился посредине и принялся распутывать узелок на штанах. Нежная кожа девушки беззащитно белела в тусклом свете лампы. Второй бандит залез рукой в вырез ночной рубашки и принялся мять девичьи груди, обнажив в улыбке гнилые зубы. Тем временем первый наконец справился с непокорным узлом - штаны спали, явив миру тугой член, нависший над девушкой как дамоклов меч. И тут Агнешка закричала.
   Даже не закричала - взвыла со страшным надрывом. Она училась долгие годы, магия составила смысл её жизни, её естество, и теперь этот похотливый негодяй собрался лишить её невинности, а заодно и священного дара! Пронзительный крик пронесся по таверне, вышибая стекла из окон, распахивая двери, срывая со стен картины, и ворвался в Призрачное, разрезая плотный гул волшбы, словно раскаленная струна масло. Такой крик невозможно было не услышать, и Амур его услышал. Вот на что надо ориентироваться! Он мысленно ухватился за вибрирующий звук, как за спасительную веревку. Дернул изо всех сил, еще раз. Прозрачная преграда перед ним не выдержала, треснула, посыпалась. Амур бросился вперед, в ушах звучал только зов о помощи. Раскрылись и хлопнули крылья. Словно шмель, попавший в патоку, он отчаянно рвался прочь из ловушки.
   Гул магии стих, истончился. Окружающее заиграло красками, свет зеленой луны потускнел. Рванувшись из последних сил, Амур вывалился в реальный мир.
   Оглушенные бандиты мотали головами. Агнешка отползала по кровати, стараясь прикрыть разодранной рубашкой голые коленки. В ногу Амура что-то ткнулось, он посмотрел вниз. Помятый Чешир протягивал ему ножны с мечом.
   - Вы очень вовремя, мессир, - пробасил лесовик, хлюпая разбитым носом. - Тук свидетель, я такого хамства никогда не встречал.
   Амур взял меч и... остановился. Еще мгновение назад он готов был голыми руками разорвать этих мерзавцев в клочья, но сейчас, когда они беспомощные стояли перед ним, шатаясь словно пьяные, праведный гнев поутих, а кровожадные мысли отступили на второй план. Надо бы их связать, но прежде Амур подхватил одеяло и закутал Агнешку. Та доверчиво прижалась к нему, дрожа и всхлипывая.
   - Где ты был?
   - Полез в Призрачное. Туда получилось, а обратно никак.
   - Дурачок, без якоря нельзя...
   - Берегитесь, мессир!
   Бандитам хватило минутной передышки. Они пришли в себя и теперь подступали к кровати с двух сторон, поигрывая кинжалами. Несостоявшийся насильник даже успел натянуть штаны, но в глазах еще читалось блудливое желание. Амур задвинул Агнешку за спину, поднял меч.
   - Может, вы ошиблись дверью?
   - Ты где прятался, умник? - ответил вопросом на вопрос левый бандит. - Твоя девка, что ли? Она вроде меня уже залюбила...
   Он отвлекал внимание, и Амур чуть не пропустил момент атаки. Бандиты метнули кинжалы одновременно. Амур на рефлексах повернул меч, качнул им из стороны в сторону. Отбитые ножи шлепнулись на пол. Восхищаться собой не было времени, ничуть не обескураженные бандиты достали из ножен мечи - короче его собственного, и стали медленно наступать.
   Агнешка упорхнула за спину, освободив Амуру пространство для маневра. Он не стал ждать, а напал первым. Сделал ложный выпад в сторону левого противника и, когда правый ожидаемо бросился в атаку, врезал ему с полуоборота, целя в голову. Замысел был хорош, но в последний момент бандит поднырнул под удар, демонстрируя отменную реакцию. Мало того, его меч клюнул Амура в живот, оставив неглубокий, но болезненный порез. Закружилась смертельная карусель.
   Амур чертил воздух перед собой клинком, сдерживая натиск бандитов, но и только. Более короткие мечи противников давали им преимущество в ограниченном пространстве, и они этим умело пользовались. Загнав Амура в угол, бандиты атаковали с разных сторон. Действовали слаженно, помимо царапины на животе Амур получил чувствительный укол в плечо. Об атаке и не помышлял, тут лишь бы отбиться, сдержать свистящую сталь и защитить Агнешку, которая что-то бормотала за его спиной.
   Теперь Амур понимал, что такое иметь, но не уметь. Он ясно видел замысел противника, знал, как отразить удар и немедленно перейти в контратаку, но на всё его не хватало. Тренированное тело, которым он всегда гордился, оказалось недостаточно подготовленным для таких вот поединков. Это всё равно, что прочитать книгу по карате и пойти на улицу вразумлять гопников - те, конечно, восхитятся вашими стойками, но и по шее накостыляют однозначно.
   Левый бандит рубанул на уровне коленей. Амур подпрыгнул и уже в последний момент защитился от удара правого. Зазвенела сталь, меч противника скользнул по клинку и чиркнул кончиком над бровью. Кровь мгновенно залила глаз. Амур пошатнулся. В последний момент увидел движение слева, успел поставить блок. От удара заныли руки, меч сразу стал очень тяжелым - казалось, ворочает дубиной, а не идеально сбалансированным клинком. Бандиты заметили, переглянулись, сейчас начнут последнюю атаку. Амур сплюнул красным. Умирать категорически не хотелось. Да он еще завещания даже не писал! Хотя, чего там завещать-то...
   Амур привык в жизни полагаться только на самого себя. Немудрено, что он забыл про друзей. Но они про него не забыли.
  * * *
   ...Когда начался бой, Чешир, чтобы не путаться под ногами, запрыгнул на кровать и притаился там, заткнув углом одеяла кровоточащий нос. Мессир дрался так, что любо-дорого смотреть - звенела сталь, свистел рассекаемый клинками воздух, бандиты рычали от злости и поминали чью-то мать. Вот-вот эти хамы должны были пасть, поверженные твердой рукой сюзерена, но почему-то всё не падали. Великий Тук, они обнаглели даже до того, что ранили мессира! А потом еще раз. И еще...
   Так, мессир ведь путешествовал в Призрачное и, видимо, потратил слишком много сил на возвращение. Магией от него разило - жуть! Надо ему помочь. Чешир подобрался и принялся ждать подходящего момента. Вот бандиты перестали махать мечами, переглянулись, медленно разошлись в стороны. Один встал совсем близко, спиной к кровати. Лесовик видел капельки пота, стекающие по его сальным волосам. Лучшего момента не будет! Чешир взвился с места и приземлился на загривок врага. Зубы-иглы вонзились в шею, брызнула кровь. Бандит заорал и крутанулся волчком, пытаясь достать жуткую бестию, грызущую его позвоночник.
  * * *
   ...Когда начался бой, Агнешка спряталась за спиной Амура, стуча зубами от страха. Постепенно их оттеснили в угол, знахарка почувствовала себя в западне. Амур бился, бился как тигр, но проигрывал нападающим в умении и скорости. Агнешка принялась плести заклинание - простое и действенное. Раньше оно неплохо у неё получалось, но это в спокойной обстановке, под присмотром знающей бабушки, а как прикажете колдовать, когда вокруг тебя свистит сталь и от успеха чар зависит жизнь? Да и вообще, её специализация - знахарство, а не банальное управление стихией! Она сбивалась три раза, ругалась вполголоса, но, наконец, справилась с волнением, произнесла формулу правильно и гордо выкрикнула заключительное слово, выбирая цель.
   Один из бандитов уже кружил волчком, взревывая как раненый буйвол. Второй наступал на уставшего Амура, орудуя мечом. Агнешка выбросила вперед руку, освобожденный жгун устремился к врагу. В последний момент тот успел среагировать - клинок рассек сгусток пламени, посыпались искры. Вместо того, чтобы испепелить бандита, огонь лишь опалил его. С досады Агнешка выругалась уже вслух.
  * * *
   Стерев с лица кровь, Амур поднял меч и приготовился встретить смерть. Он трезво оценивал свои силы - их не хватит, чтобы выйти из этого поединка живым. Одного мерзавца он, может быть, и захватит с собой, но второй прикончит его без вариантов. Чертовски грустная правда, но с правдой обычно так и бывает. Это в фильмах гибнущего героя в последний момент спасает прописанный в сценарии счастливый случай, а в жизни с чудесами туго.
   Враги пошли в наступление. Амур сильнее сжал влажную рукоять.
   Следующая минута оказалась насыщена событиями, кои сильно поколебали его фатализм и заставили если не поверить в божественный промысел, то хотя бы задуматься над ролью чуда в повседневной жизни.
   Сначала один бандит бросил меч и заорал как резаный, вращаясь вокруг своей оси. На загривке страдальца Амур различил мохнатого спиногрыза, который с упоением драл шею врагу - кровища хлестала столь живописно, что позавидовал бы сам ужасный Тарантино.
   Бормотавшая сзади Агнешка вскрикнула, с её руки сорвался шар пламени и устремился ко второму противнику. Тут случилась осечка - бандит колдовства не испугался, рассек мечом огненный сгусток и с кривой ухмылкой продолжил атаку.
   Амур тяжело взмахнул клинком, чувствуя, как утекают силы вместе с кровью из ран, но лимит чудес на сегодня он еще не выбрал.
   Дверь грохнула о стену. На пороге стоял косматый тверд. В руках бородач сжимал массивный молот - Амур честно признался себе, что вряд бы даже поднял его. Бандит только поворачивался на звук, а тверд уже взмахнул жутким орудием. Усеянный заклепками металлический куб развалил по пути стол, зацепил краешек кровати и с хлюпаньем врубился в тело. Бандита подняло в воздух и бросило на стену. Комната содрогнулась. Бесформенное нечто, бывшее прежде человеком, медленно сползло по резным панелям, оставляя за собой кровавый след.
   - Dammed shwan! - выплюнул бородач.
   Тем временем второй бандит отодрал наконец от себя лесовика, швырнул его в тверда и бросился на выход. Ему бы сигануть щучкой в окно, всего второй этаж, но Амур заступил путь и беглец выбрал дверь. Неудачно! На пороге как раз возникла вторая часть тяжелой артиллерии, а именно - разгневанная владелица таверны Большая Берта. В руке пани держала внушительную сковороду. Заорав, бандит прыгнул на женщину и тут же получил в лоб любимым оружием всех домохозяек. Гул от соприкосновения металла с костью напомнил Амуру звон корабельного колокола. Беглец рухнул к ногам пани.
   - Чертов ублюдок! - выплюнула она.
   Казалось, вся тяжесть двух миров давит на его плечи - только сейчас Амур понял, как чудовищно он устал. Оружие выскользнуло из ладони, тело превратилось в кисель. Он так бы и брякнулся на пол, наплевав на присутствие дам, но Агнешка вовремя подставила стул и гордость Амура не пострадала. Знахарка склонилось над ним, зашептала, татуировка на её лице запульсировала мягким светом. Кровь перестала заливать глаз, боль отступила. Амур скосил взгляд в вырез ночной рубахи, куда убегала нить красных точек - приятное зрелище подействовало как легкий афродозиак. С плеча тверда скатился весь перемазанный в крови и злой как черт Чешир.
   - Кто-нибудь объяснит мне, откуда взялись эти сволочные людишки?!
   - Моя вина, - заявила пани Берта. - Эти молодчики весь вечер играли внизу в кости и ушли незадолго до закрытия. Увидели, как вы серебром расплачиваетесь, вот и решили ограбить... как же я сразу не догадалась?!
   - Вы не могли знать, - сказала Агнешка, закончив с ранами. - Спасибо, что пришли на помощь. Они бы нас точно убили, а меня бы еще и изнасиловали.
   - Не обязательно в таком порядке, - хмыкнул Амур. Напряжение спало, боль ушла и теперь его разбирал нервный смех.
   - Тебе лишь бы шутки шутить! - фыркнула Агнешка. - Ранили всего вон. Если бы не пани Берта, да мистер тверд, тебя бы уже в труповозку по частям грузили.
   - Парень молодец, - неожиданно вступился бородач, разглядывая поверженного противника. - Видите эту татуировку на запястье? Черепа с крыльями накалывают только Ангелы Смерти. Эти наемные убийцы, мать их так, отменно владеют любым оружием, а парень выстоял против двоих! Вот только какого хрена они польстились на грабеж, э?
   По лестнице забухали сапоги. В комнату ввалились стражники.
   - Что случилось?! Кто кричал?
   Объяснения с блюстителями порядка взяла на себя пани Берта, которую, как оказалось, стражники прекрасно знали. Разбирательства не заняли много времени. Одного бандита, вернее то, что от него осталось, собрали в мешок и погрузили на телегу-труповозку. Второй еще подавал слабые признаки жизни - всё-таки сковорода не молот. Его стражники забрали с собой, как и двухгалонный бочонок пива, который пани Берта присовокупила к стонущему телу в качестве платы за беспокойство.
   Благодаря стараниям Агнешки раны Амура затянулись, сил прибавилось, но он все еще чувствовал некую слабость, как после хорошо выполненной работы. Зверски захотелось выпить. Слуги принялись за уборку, всех остальных пани Берта пригласила спуститься в зал.
   По коридору словно пробежало стадо бизонов: двери распахнуты, окна посверкивают осколками стекла, панели стен будто рогами вспороты. Агнешка провела пальцами по глубоким бороздкам, вскинула голову:
   - Это что же, я?
   - Ты, милочка, ты, - кивнула пани Берта. - Кричала так, что полгорода перебудила, небось. Я даже с постели свалилась...
   - А я чуть во сне не обделался, - признался тверд.
   - Извините меня. Я так испугалась! Он же снасильничать меня хотел, лишить магии и чести... я даже не помню, что кричала! Словно взрыв разума какой-то... простите меня. Как я могу возместить ущерб?
   Они спустились в зал. На улице уже светало. В разбитые окна заглядывали зеваки, кто-то стучал в дверь, жаждая услышать подробности ночного происшествия. Большая Берта принесла поднос с пивом и угощением, крикнула слугам, чтобы топили печь, а сама присела за стол и продолжила разговор:
   - Глупости, милочка! Какое возмещение? Это я вам доплатить еще должна. Да после такого крика каждый в городе захочет узнать, кто кричал, на кого и по какому поводу. Ко мне теперь народ валом повалит, барды песни слагать про эту ночь начнут! Вот уж не было счастья, да несчастье помогло, прости господи! Разрушения - ерунда, стекла вставим, двери починим, а следы на стенах я вообще так и оставлю - пускай дивятся люди, как может девушка крикнуть, даром что знахарка, если на честь её покуситься. Открывайте двери! Заходите, гости дорогие! Ешьте-пейте, да слушайте историю, почему моя таверна теперь называется 'Одинокая магиня' и как может даже слабая девушка отомстить насильникам, пусть они будут хоть трижды знатные душегубы!
   Таверна наполнялась любопытным людом, возбужденным гомоном, новыми запахами и свежими слухами, а уставший Амур индифферентно потягивал пиво, поражаясь предпринимательской жилке некоторых барменш и одновременно размышляя над тем, как же все-таки могут соотноситься профессиональные убийцы с банальным грабежом.
  
  Глава 7.
  
   За разговорами наступило утро. В таверне толпился народ. Чутье не подвело пани Берту - многих в этой части Антарнелла разбудило ночное происшествие, а любопытство всегда было слабостью человечества.
   Косматый тверд Гуго Скалдвинг давно удалился в свой номер, аргументировав это тем, что купленного им коня барышник доставит только к обеду, и надо использовать оставшееся время с максимальной пользой, то есть основательно вздремнуть перед дальней дорогой. Амур подозревал, что у воинственного бородача элементарно болит голова с похмелья - а ты попробуй столько выпить! - но вслух свои предположения высказывать не стал, дабы не обижать нового знакомого. После очередного рассказа пани Берты, приукрашенного уж и вовсе удивительными подробностями, посетители таверны наконец-то оставили их с Агнешкой в покое, с опаской поглядывая из-за соседних столиков на грозных героев ночной битвы. Амура это более чем устраивало - интерес местного населения к собственной персоне поначалу льстил, но вскоре ему до чертиков надоело отвечать на одни и те же вопросы. Он наклонился к знахарке:
   - Надо выбираться отсюда.
   - Почему? Эти милые люди жаждут услышать про наши подвиги! - ответила раскрасневшаяся от внимания магиня.
   - Агния, как ты не понимаешь? Эти уроды приходили, чтобы убить нас!
   - С чего ты взял? - вмиг посерьезнела девушка.
   - Наемные убийцы не занимаются грабежами. Помнишь, тот гад первым делом спросил про меня? Им не нужны были наши деньги, им нужны были наши жизни.
   - Ты прав, - побледнела Агнешка и закутала платком лицо. - Что будем делать?
   - Мы с мессиром идет служить в Королевскую гвардию, - подал голос Чешир. - Ну, а девчонки могут вернуться домой, к бабке под подол.
   - А может кто-то хочет в нос? - сузила глаза знахарка.
   - Только не это! - хрюкнул Чешир и от греха подальше забился в мешок.
   Сославшись на усталость, они поднялись в свою комнату. Агнешка тщательно расчесала и заплела волосы, подвела глаза, накрасила губы, прошлась кисточкой по лицу и... закутала всё это дело платком. Амур молча сидел, умудренный опытом ожидания прошлых подружек, но лесовик в конце концов не выдержал:
   - Зачем ты наводишь красоту, если её никто не увидит?
   - Дурень дремучий, - беззлобно сказала Агнешка. - Это в лесу можно ходить как есть, а тут ведь столица королевства. Понимать надо...
   - Вот оно что, - растерянно протянул Чешир и постарался пригладить лапками торчащие во все стороны вихры.
   Амур выложил из дорожного мешка лишние вещи и засунул туда лесовика. Собравшись, они вышли за дверь. Агнешка направилась было к лестнице, но Амур остановил:
   - Не сюда, выберемся через окно. Пусть все думают, что мы еще в таверне.
   - А ты хитрец, - заметила магиня.
   - Книжек читал много, - отмахнулся Амур.
   Мысли его крутились вокруг ночной драки. Несмотря на заложенное в него умение, Амур теперь понимал, что до подлинного мастера клинка ему как дворовой шпане до Майка Тайсона. То ли дело призрачный лук! Когда тот был у него в руках, Амур ощущал себя как минимум Робином Гудом... вот только доставать удивительное оружие по желанию пока не получалось.
   Из-за двери комнаты тверда доносился могучий храп. Амур позавидовал спокойствию здоровяка - у него перед глазами так до сих пор стоял убийца, превратившийся после свидания с молотом в кровавую отбивную. А стражники? Ведь даже не поморщились! Только сейчас Амур начал понимать, куда он попал. Это только в романах все весело и вкусно, а когда столкнешься с таким в реальности - хоть волком от безысходности вой. Или глотки грызи...
   Окно в конце коридора выходило на задний двор. Посреди него в огромной луже величественно возлежала и похрюкивала от удовольствия монументальная свинья. Вокруг неё, как катера вокруг линкора, сновали не менее довольные поросята. Дополнял пасторальный пейзаж один из подручных Берты, увлеченно рубивший у поленницы дрова. Амур перемахнул через подоконник, повис на руках, спрыгнул и подхватил Агнешку. Чудесным образом девушка оказалась в его объятьях. Они смотрели друг другу в глаза, он медленно наклонился - будь проклят этот платок, скрывающий татуировки магини от глаз посторонних! - тут Агнешка мягко отстранилась и высвободилась из плена его рук.
   - Поспешим. В казармах встают рано.
  * * *
   Днем город преобразился. Амур вертел головой, стараясь заместить новыми впечатлениями переживания ночи. Больше всего Антарнелл напоминал ему старую Прагу, куда он ездил с приятелем в пивной тур. Такие же узкие улочки, невысокие дома в два-три этажа с выбеленными стенами и желтыми черепичными крышами, уютные арочки, где подозрительные личности сменились улыбчивыми цветочницами. Спешащий по своим делам люд одевался просто и удобно, редкий прохожий шел с непокрытой головой. Женщины предпочитали платки, стянутые сверху обручем, мужчины же носили всевозможные береты, украшенные перьями и брошами. Амуру даже стало неловко за свою буйную шевелюру и он дал себе слово как можно быстрее раздобыть приличный головной убор.
   Они перешли мост, который охраняли стоящие по краям бронзовые статуи рыцарей и вышли на площадь перед храмом, проткнувшим небо высокими шпилями башен. Окна величественного здания украшали витражи с заключенным в круг языком пламени, такой же символ был изображен на натянутых полотнищах, которые трепетали по краям от ворот. Перед входом стояла большая жаровня, в ней весело пылал огонь, над которым проводили раскрытой ладонью все входящие в собор прихожане. Здание целиком было сделано из темно-красного кирпича и выделялось на белесом фоне окрестных домов, словно брошенный на овчину тлеющий уголь. Агнешка склонила голову и пробормотала ритуальную фразу, сделав странный знак рукой. Амур лишь расслышал что-то про Сандрогара, как вдали прозвучал удар гонга.
   - Быстрее! - дернула за рукав знахарка. - Скоро в казармах начнутся тренировки и придется ждать до вечера.
   Храм остался позади, улицы стали просторнее, а горожане наряднее. Лавочки торговцев исчезли, уступив место домам уже в четыре-пять этажей, принадлежащие зажиточным горожанам. Каждый особняк окружал каменный забор, кое-где виднелись деревья, в их кронах щебетали птицы. Чешир немедленно выбрался из мешка, уселся на плечо Амуру и плотоядно облизнулся.
   - Великий Тук в доброте своей даже город наполнил птичками, чтобы порадовать меня недостойного. А как они щебечут! Слушал бы и слушал, ел бы и ел.
   - Смотри, не откуси мне ухо, ценитель прекрасного, - проворчал Амур.
   - А лучше спрячься в мешок, - посоветовала Агнешка. - Мы пришли.
   Вдали возвышался королевский дворец, блистая в утреннем солнце позолоченной черепицей. Путь к нему преграждало массивное серое здание с высокой стеной. Словно верный пес лежит на дороге, оберегая дом хозяина, подумал Амур. Ворота украшал герб Колинара - два ангела держали разделенный на четыре части щит, где были изображены символы стихий и объединяющая их корона в навершии. Ниже шли скрещенные клинки, а под ними табличка с девизом 'Огнем и мечом!'.
   Роль звонка исполняло массивное бронзовое кольцо. На стук в калитке ворот открылось убранное решеткой окно.
   - Вход для просителей ниже по улице! - заявил стражник, лишь мельком взглянув на гостей.
   - Мы не во дворец, нам нужен капитан Густав, - быстро проговорила Агнешка.
   - Вам назначено?
   - Нет, но...
   - Вниз по улице! - окно захлопнулось.
   - Наверное, из-за нашей одежды, - растерянно произнесла Агнешка. - В гвардии служат дворяне, а они расфуфырены порой так, что в глазах рябит...
   Амур медленно закипал. Сколько раз в своем мире он сталкивался с подобным отношением! Когда рухнула империя, в людях перестали ценить ум, честь и совесть, а на пьедестал был возведен золотой телец. Ты должен одеваться в брендовые вещи, иметь квартиру, иномарку и дачу, иначе в глазах большинства перестаешь считаться достойным человеком, а переходишь в разряд людей второго сорта. Любой мало-мальски важный винтик, поставленный системой в определенное место, считает своим долгом нахамить тебе и самоутвердиться за твой счет, хотя в действительности сам редко что-либо из себя представляет. И если там Амур часто терялся перед откровенным пренебрежением власть имущих, не в состоянии изменить существующий порядок законным путем, то тут отступать не собирался. У него есть меч, он умеет с ним обращаться и больше никакого хамства не потерпит!
   - Послушай, милейший! - сказал Амур и постучал в калитку рукоятью клинка.
   - Ну, чего еще?! - показалась в окне рассерженная физиономия часового.
   - Или ты нас пропустишь, или я тебе мозги вышибу! - сказал Амур, просунув меж прутьев меч.
   - Я гвардейцев позову, - произнес враз осипшим голосом стражник, медленно отодвигаясь от нацеленного в лицо стального кончика.
   - Вызывай, - неожиданно согласился Амур. - Только не обижайся потом, когда тебе влетит от капитана Густава. Он ждет нас по важному делу, понял?
   - Так вы на службу? - спросил уже более спокойно часовой, разглядывая змеящиеся по лезвию меча серебряные руны.
   - Именно!
   - Так бы сразу и сказали...
   Заскрипел отодвигаемый засов. Амур с Агнешкой переглянулись и вошли в приоткрытую калитку. Меж казарм на холм к дворцу уходила дорога, по которой взбирались несколько телег с запряженными в них мулами. Камни мостовой блестели от утренней росы. Справа от ворот расположился просторный плац, куда потихоньку выходили гвардейцы. Слева возвышалось серое здание, выполняющее по мнению Амура роль штаба. Он не ошибся.
   - Вам в ту дверь, - махнул рукой стражник и, закрывая калитку, пробормотал: - Еще один титульный приперся...
   Амур сделал вид, что не расслышал возможного оскорбления, но, когда они прошли по дорожке между рядами флагштоков с развевающимися вымпелами, спросил у Агнешки:
   - Кто это, титульные?
   - Младшие сыновья дворян. По закону майората они не наследуют земли, только титул, поэтому рвутся служить в королевских войсках, чтобы заработать деньги и славу. Стражник принял тебя за такого из-за меча моего отца, ведь он тоже был третьим сыном, - Агнешка запнулась и, помолчав, добавила: - Я приходила сюда совсем маленькой, мама держала меня за ручку. Мы стояли у ворот и ждали, когда после службы выйдет отец. От него всегда пахло потом и железом, но мне нравился этот запах. Извини, вспомнилось что-то... идем!
   Агнешка первая вошла в проем. Амур заметил в уголках её глаз слезы. Ему захотелось обнять девушку, утешить, рука потянулась, но кончик платка выскользнул из пальцев. Со стороны дворца вновь долетел удар гонга, отмерявший в Антарнелле время.
   Стены комнаты украшали щиты и секиры, пол устилала твердая циновка, истертая ногами многих гвардейцев. В углу стоял небольшой стол, за которым скучал адъютант в форме. Он поднял вверх раскрытую ладонь, призывая гостей остановиться. В этот момент дверь рядом с ним отворилась, из неё вышел один из тех расфуфыренных дворян, которых тут привыкли видеть. Юноша был вряд ли старше Амура, но взглянул так надменно, что Казаков сразу захотел дать ему в морду. Щеголь хмыкнул и прошел мимо. Кружева на его камзоле трепетали в такт шагам, словно оперение диковинной птицы, а расшитый цветами плащ напоминал хвост павлина. Следом вышел крупный мужчина в такой же форме, как у адъютанта, но с большим количеством нашивок и орденов. Обветренное лицо украшали завитые по краям усы и портил змеящийся по щеке шрам.
   - Вы ко мне? Опоздали, приходите завтра, у меня дела.
   Капитан развел руками и направился к выходу. Адъютант встал со своего места, готовый выпроводить гостей. Агнешка в отчаянии рванула с головы платок.
   - Дядя Густав, здравствуйте!
   Мужчина остановился, удивленно взглянул на девушку.
   - Агния? Вот так сюрприз! Ты выросла настоящей красавицей, а я ведь тебя совсем малявкой помню!
   Капитан подхватил улыбающуюся Агнешку за талию и поднял в воздух, разглядывая. Девушка засмеялась. Амур ощутил укол ревности и громко кашлянул. Капитан поставил знахарку на место и взглянул на него.
   - Вижу, ты пришла с другом?
   - Да, дядя Густав, познакомьтесь, это Амур. Вот вам еще весточка от бабушки.
   - Надо же, Юстина вспомнила про меня, - удивился капитан и развернул письмо.
   Пока он читал, морщины на его лице становились все глубже, а змеистый шрам наливался кровью. Агнешка больше не улыбалась. Капитан медленно сложил письмо, смерил тяжелым взглядом Амура и покосился на адъютанта.
   - Пойдемте в мой кабинет.
   Амур с Агнешкой сели на предложенные стулья. Густав плотно закрыл за ними дверь и опустился в глубокое кресло. В отличие от приемной, в кабинете капитана было только одно украшение - стоящий в углу ростовой доспех на подставке. Впрочем, и его украшением можно было назвать с натяжкой, блестящую сталь тут и там уродовали царапины и следы неумелого ремонта. Хозяин доспеха еще раз пробежал глазами письмо и отложил его в сторону.
   - Не думал, что Юстина напишет мне. В последний раз мы общались, когда она обвинила меня в смерти Патрика и Марии. Прости, Агния, но меня тогда в столице не было, чтобы там не говорила твоя бабка. Я выполнял секретное королевское поручение, о котором не могу говорить даже с магиней.
   - Дядя Густав, я вам верю. В смерти моих родителей виноват только вазгар, и если я когда-нибудь разыщу его, он об этом горько пожалеет! - татуировки Агнешки полыхнули красным.
   - Мы долго искали его, но без толку, - кивнул капитан. - Думаю, ему покровительствовал кто-то из высокопоставленных антарнелцев, и надеюсь, что все замешанные в этом жестоком убийстве получат когда-нибудь по заслугам. Ненавижу политику и все эти игрища! Теперь что касаемо Юстины. Не буду скрывать, я в долгу перед ней. Если бы не её помощь, моя жена умерла бы при рождении нашего первенца. Я был тогда еще безусым лейтенантом, и нам очень повезло, что госпиталь Очищающего Огня посетила именно в то время одна из самых известных магинь Колинара, да... Я рад вернуть долг, но выполнение просьбы твоей бабушки связано с определенными трудностями. Как ты знаешь, Агния, в гвардии служат только дворяне, причем количество гвардейцев строго регламентировано указом Его Величества. Это элита королевских войск, детей сюда записывают с рождения и тренируют долгие годы, но даже это не гарантирует зачисление сих достойных юношей в ряды моего подразделения. Попасть сюда можно только тогда, когда прекращает службу кто-то из прежних гвардейцев. Как раз на днях ушел на заслуженный отдых один из наших ветеранов, и сегодня прибыла его замена - виконт Савиньи. Вы видели его, когда входили сюда. Очень богатый род, имеет влияние при дворе...
   Капитан почему-то поморщился, затем взглянул на Амура.
   - Что же до твоего друга, Агния, я хорошо знал барона Орха, мы вместе воевали при Боранбо. Его старший сын пьяница и бабник, а младший имел склонность к наукам и сгинул в Северных Пустошах несколько лет назад. Действительно, его тоже звали Амуром. Тут только одна заковыка - тот Амур был одноруким.
   Агнешка потупилась, но голос её звучал твердо:
   - Как вы знаете, моя бабушка очень хорошая знахарка...
   - Конечно, знаю! Пришила руку парню, делов-то! - хохотнул капитан и, отсмеявшись, продолжил: - Ну, хорошо. Я готов признать этого юношу младшим сыном Орха. Думаю, другие тоже не будут задавать вопросы, барон жил уединенно и редко выходил в свет, а старшего братца интересуют только вино и сиськи. Скажу больше, я даже раздобуду соответствующую бумагу и дворянскую цепь в королевской канцелярии, памятуя о той услуге, которую оказала мне Юстина. Однако, просто взять и принять нашего Амура в гвардию я не могу, на это место уже утвержден молодой Савиньи.
   - Неужели ничего нельзя сделать? - умоляюще посмотрела на капитана Агнешка.
   - Хм! Раньше кандидаты в Королевскую гвардию должны были делом доказать свою пригодность в служении короне. Претенденты выясняли на мечах, кто из них лучше. Конечно, это было давно, еще до того, как я сам присягнул на верность Его Величеству Гарольду Девятому. Сейчас семьи предпочитают договариваться, но такой обычай остался, никто его не отменял. Хочу предупредить, что смельчак, который бросит вызов, рискует навлечь гнев рода противника на себя и всю свою семью, но как раз тут нам, если можно так выразиться, повезло: наш Амур - круглый сирота, а про мнимого братца и волноваться не стоит. Когда я объявлю о выборе нового кандидата, тебе нужно будет выйти в круг и потребовать поединка согласно древнему праву.
   - Я готов, - сказал Амур.
   - Виконт Савиньи - отличный мечник, - счел нужным предупредить Густав.
   - А я впитал воинское искусство с молоком матери.
   - Что ж, решено! Ждите у ворот, а я еще заскочу в канцелярию, затребую личную грамоту возвратившемуся из небытия виконту Орха. Вот ведь счастье какое, правда? Утренний смотр начнется со следующим ударом дворцового гонга. Советую хорошенько размяться, молодой человек, поединок будет трудным. Агния, ты довольна?
   - Теперь даже и не знаю....
   - Не переживай, бой длится до первой крови. В любом случае бумаги я твоему другу выправлю, жить станет легче. Надеюсь, и Юстина перестанет на меня дуться.
  * * *
   На краю плаца строились гвардейцы, готовые заступить в караул королевского дворца. Одни негромко переговаривались, поправляя форму, другие поглядывали на Амура, а больше на Агнешку. Немного смутившись, он увлек девушку за здание, прочь от любопытных взглядов. Они обошли припаркованных у входа лошадей и оказались на утоптанной земляной площадке. Утренние лучи блеснули на лезвии, Амур скинул безрукавку и принялся чертить воздух мечом. Мышцы разогрелись быстро, движения приобрели плавность, отточенные выпады начали достигать воображаемых соперников.
   - Давай откажемся от поединка, - предложила Агнешка.
   - Еще чего! - возмутился Амур, проводя атаку в средней плоскости и вспарывая противнику живот.
   - Это опасно! Слышал, что сказал дядя Густав? Этот Савиньи - сильный мечник, он с детства тренировался, чтобы попасть сюда. Вдруг он покалечит тебя? Или того хуже...
   - Мессир побьет его, - заявил появившийся из мешка Чешир. - Я чую это.
   - Ты вчера из леса только выбрался, а туда же. Чует он, видите ли! - Агнешка даже ногой притопнула от возмущения. - Есть же и другие войска, куда возьмут с дворянской грамотой без всяких поединков.
   - Жить вообще вредно, - сказал Амур, срубая с разворота голову следующему врагу. - От этого умирают. У нас еще говорят: красть - так миллион, любить - так королеву, а плавать - так с крокодилами. Поэтому в гвардию, только в гвардию!
   Он подрубил последнему сопернику ноги и вложил меч в ножны.
   - Пойдем, что ли?
   Агнешка хотела еще что-то сказать, но её прервал удар дворцового гонга. Гвардейцы уже выстроились на плацу. Со стороны дворца раздался стук копыт. Капитан Густав красиво осадил скакуна, легко спрыгнул на землю и, подмигнув Амуру, прошел в центральный круг.
   - Здорово, орлы!
   - Здравия желаем, господин капитан!
   - Проныра, ты чего такой смурной?
   - А его жена из дома выгнала, - раздались смешки из строя.
   - Ну-ну, хорош зубоскалить, - прервал веселье Густав. - Проныра, кто на этот раз?
   - Дочь купца Яника, - понурился невысокий гвардеец.
   - Та жгучая красотка? Силен! Только когда ты, хрен блудливый, научишься перед женой обставляться? Тебе же папаша её яйца оторвет и свиньям своим скормит! Это же лучший поставщик королевского двора, он словечко шепнет Его Величеству, и тебе даже я не помогу!
   - Виноват, - еще больше потупился гвардеец.
   Амур сразу вспомнил своего старшину на разводе. Примерно в тех же выражениях мичман отчитывал его после очередной увольнительной, когда на любвеобильного морячка пожаловался комендант общежития от текстильной фабрики. А чего? Швея-мотористка - это же так сексуально! И ненасытно...
   - Завтра же помиришься с женой, - продолжал разнос Густав. - Или я тебя собственноручно кастрирую!
   - Слушаюсь, господин капитан!
   - М-да. Теперь о вещах более приятных. Как вы знаете, барон Кротур закончил службу и удалился в пожалованное ему королем имение, чтобы радоваться жизни на положенную ему же пенсию.
   - Виват барону!
   - Виват, виват. Как ни странно, на его место уже претендует один юноша. Позвольте вам представить - виконт Савиньи!
   С угла плаца в центр круга торжественно прошествовал названный. Цветастый плащ распахнулся, открыв вышитый на камзоле герб с вепрем. Достигнув капитана, Савиньи развернулся к строю и надменно застыл, положив ладонь на рукоять меча. Амуру показалось, что капитан чуть поморщился, но это никак не отразилось на его голосе:
   - Согласно древнему обычаю, я вынужден спросить: кто-то хочет оспорить право виконта служить в Королевской гвардии?
   - Господин капитан, к чему эти формальности? - спросил с кривой ухмылкой Савиньи.
   Амур различил, как багровеет шрам на щеке Густава. Между этими двумя явно было что-то кроме служебных отношений. Капитан уже открыл рот, чтобы осадить нахального новичка и, возможно, навлечь на себя тем самым гнев богатого рода, когда Амур выступил вперед и звенящим от волнения голосом произнес:
   - Я, виконт Орха, оспариваю право этого человека служить в Королевской гвардии. Он не достоин этой чести, и я сейчас это докажу!
  
  Глава 8.
   Если бы сам Сандрогар сейчас сошел с небес на землю, вряд ли бы это потрясло гвардейцев больше, чем слова Амура. Тишина на плацу установилась такая, что было слышно, как вдоль строя пролетела, деловито жужжа, навозная муха. Амур расправил плечи, довольный произведенным эффектом, но внутри никакой уверенности не чувствовал. Сотни взглядов впились сейчас в него, препарируя смельчака, дерзнувшего взывать к древнему праву. В глазах гвардейцев он читал удивление, восхищение и даже откровенную злость - равнодушных не было. Навозная муха, сбитая с толку неподвижностью людей, приземлилась на плечо Савиньи и начала чистить крылышки. Виконт брезгливо смахнул насекомое.
   - Откуда ты взялся? Ты вообще дворянин? По одежде так и не скажешь! А цепь пропил, наверное?
   - Чтобы быть дворянином, не обязательно наряжаться в разноцветные тряпки, - парировал Амур.
   Строй одобрительно загудел. В этом обществе больше ценилось владение мечом, чем последние веяния моды - здесь Амур попал в точку. Капитан Густав достал из кармана свиток с печатью и показал его гвардейцам.
   - Виконт Орха уже засвидетельствовал свое происхождение, у меня вопросов нет.
   - Зато у меня есть! - воскликнул Савиньи. - Вы обещали моему отцу, вы уже утвердили меня на это место!
   - Древний обычай, ничего не могу поделать, - развел руками Густав. - Вы должны решить свой спор в поединке.
   - Вот как?! Ну что ж, - Савиньи сбросил цветастый плащ и, выхватив меч, направил его на Амура. - Тогда готовься к смерти, выскочка!
   - Э нет, так не пойдет, - сказал капитан. - Поединок длится до первой крови. Если кто-то нарушит это правило, королевской службы ему не видать! Проныра, крикни там лекарей на всякий случай.
   Гвардейцы образовали круг, впустив в него двух спорщиков. Амур подмигнул Агнешке и вручил ей мешок с Чеширом. Лесовик тут же взобрался на плечо знахарки и оскалил зубы на гвардейца, который хотел его подвинуть, чтобы не мешал смотреть. Савиньи расстегнул камзол и решил размяться. Амур же прикрыл глаза, стараясь унять волнение. Показалось, или среди гудения голосов он различил ободряющий писк Призрачного?
   - Еще раз напоминаю: как только кто-то из вас будет ранен, поединок закончен, - сказал Густав. Победитель поступает на службу в Королевскую гвардию. Проигравшему запрещено мстить. Таков Древний устой! Виконт Савиньи, вы готовы? Хорошо. Виконт Орха? Отлично. Пусть же Сандрогар рассудит ваш спор. Начинайте!
   Как и предположил Амур, Савиньи захотел решить спор одним ударом и сразу бросился вперед. Меч свистнул над ухом, отхватив от великолепной шевелюры новоявленного виконта Орха прядь волос. Он ушел вправо, неприятно удивленный скоростью соперника, и провел с разворота ответную атаку, полоснув клинком снизу вверх. В последний момент довернул кончик, чтобы достать ускользающую цель, но Савиньи оказался быстрее. Он невозможно выгнулся и, перекатившись, вскочил на ноги. Воспользовавшись паузой, Амур тронул ухо - крови не было.
   Прощупав друг друга, теперь они не спешили бросаться в бой. Савиньи сделал пробный выпад - Амур парировал. В свою очередь попытался достать противника, запутав обманным финтом, но тот разгадал замысел. Началась позиционная борьба, ведь цена ошибки была высока, любая пустяковая царапина - и ты проиграл. Гвардейцы принялись подбадривать бойцов. Амур с удивлением понял, что больше болеют за него. Видимо, как бы не был богат род Савиньи, особым уважением среди Королевской гвардии он не пользовался. Тем более, легко читалось, что пришел виконт сюда за славой, а вот младший Орха, как и многие здесь при поступлении, был беден, как церковная мышь, о чем красноречиво свидетельствовала его одежда.
   Они кружили друг против друга, обмениваясь ударами. Амур усилил натиск, ведь это именно он бросил вызов и должен доказать свое превосходство! Под одобрительные возгласы гвардейцев провел одну атаку, другую, меняя направление и плоскости ударов. Савиньи парировал, но вынужден был отступить. Воодушевленный Амур занял центр круга и обрушил на противника град ударов. Выпад, уход, подсечка, отскок. Пот заливает глаза, но и Савиньи двигается все медленнее. Амур закружил соперника, клинки встретились, выбив сноп искр, и на плац приземлилось срезанное кружево. Савиньи мельком взглянул на рукав, крови нет, презрительно сплюнул и бросился на Амура.
   Ему показалось, что соперник атакует двумя мечами вместо одного. Острое лезвие подсекало ноги и почти одновременно с этим приходилось отражать удар в голову. Савиньи двигался так стремительно, что росчерки меча слились в одно движение, заключив Амура в стальной кокон. Он еще отбивался, но понял, что не успевает, проигрывает поединок, слишком устал. Более опытный соперник обвел его вокруг пальца - заставил тратить силы, а сам до поры уклонялся от атаки, выжидая удобный момент. Следующий выпад Савиньи едва не достиг цели, клинок чиркнул по боку, вспоров рубаху. Хорошо, не до крови! Амур отступил, дыша как загнанная лошадь. Брошу курить, решил он. Если выживу.
   - Орха сдается? - торжествующе улыбнулся Савиньи.
   - Черта с два! - выплюнул Амур, не желая унижаться перед этим хлыщом.
   - Нет! - вскрикнула Агнешка.
   Савиньи распластался в молниеносном выпаде. Словно в замедленной съемке Амур вскинул меч, защищаясь, но клинок соперника уже почти коснулся руки. Комариный писк пронзил уши. В глазах потемнело, тело пронзило вибрация. Воздух заискрился. Амур отклонился назад, еще стараясь спасти руку, но это был скорее жест отчаянья. На мгновение гвардейцы исчезли, превратившись в призраков. Его вновь тряхнуло, хлынул свет и запахи. Чтобы восстановить равновесие, Амур взмахнул мечом, кого-то зацепил. Савиньи охнул и завалился вперед. Из разреза на его спине бахромой выступила кровь. Ошалевший Амур перевел взгляд с поверженного противника на свою руку - ни царапины! Как так? Ведь он не успевал уйти из-под удара и должен уже быть как настоящий Орха - одноруким!
   Над Савиньи склонились лекари. Чешир улыбался во всю свою кровожадную пасть, в глазах Агнешки стояли слезы, а капитан Густав смотрел на Амура странным взглядом, словно разглядел в нем что-то скрытое ранее. Стонущего Савиньи перевязали, уложили на носилки и унесли в сторону дворца, подле которого располагался госпиталь Очищающего Огня. Амур легким движением встряхнул меч, капли крови соскользнули с блестящего лезвия на пыльный плац, убрал клинок в ножны. Гвардейцы молча стояли вокруг. Подошел капитан, положил руку на плечо.
   - Сандрогар свидетель, виконт Орха честно выиграл бой. Поприветствуем нового гвардейца!
   - Виват, виконт Орха!
   - Служу Колинару! - на автомате выдал Амур.
  * * *
   Забрало шлема громко лязгало. Чешир забрался внутрь и теперь оттуда смаковал моменты поединка. Ростовой доспех капитана с лесовиком в шлеме выглядел теперь как живой, но небритый рыцарь. Сам Густав задержался на смотре, предложив гостям подождать его в кабинете.
   - Когда этот Свиньи на вас прыгнул, мессир, я думал все, руку отрубит начисто! - восхитился Чешир из шлема, закрепив наконец-то падающее забрало.
   - Я так испугалась за тебя, - проговорила Агнешка, слезы на ее глазах уже высохли.
   - А вы тут вывернулись и как хватите этого хама по спине! - продолжал восторгаться лесовик. - Тук свидетель, вы лучший мечник в Антернелле, а может и во всем королевстве!
   - Мне просто повезло, - отмахнулся Амур. - Виконт Савиньи оказался быстрее меня. До сих пор не понимаю, как ушел от удара.
   - Ты на мгновение исчез, а потом появился вновь, - сказала Агнешка. - Помнишь, что говорила бабушка? Ты можешь жить на два мира. В момент опасности ты выпал в Призрачное, а затем вернулся. Пока ты поступаешь по правде, магическая сущность хранит тебя.
   - Похоже на то, - кивнул Амур, припоминая характерные признаки перехода. - Но мне было бы гораздо спокойнее надеяться только на себя, а для этого нужно овладеть фехтованием в совершенстве.
   - Не переживайте, виконт, - сказал вошедший в кабинет Густав. - С завтрашнего дня начнутся тренировки, и вы сможете учиться у лучших мастеров клинка. Хочу признаться, я рад вашей победе, хотя и не верил в неё. У вас есть редкий дар, которым владеют лишь немногие мечники.
   - Это какой? - спросил Амур, внутренне сжавшись.
   - Бросьте, Орха! Вы наверняка знаете про магическую искру, которая тлеет у вас внутри. Думаю, именно поэтому Юстина вступилась за вас. Только с помощью магии можно мгновенно переместиться из одного места в другое и тем самым уйти от верного удара. Не возражайте! Я все разглядел, глаз наметан.
   - Я лишь хотел сказать, что не собирался жульничать, - потупился Амур. - Так получилось. По справедливости, виконт Савиньи должен был стать победителем.
   - Рад, что вы признаете это. Другой бы давно возгордился своими способностями, даже толком не овладев ими. Мужчинам с магией трудно, она проявляется в нас спонтанно. Поговорите потом с Пронырой, он тоже частенько откалывает нечто подобное, потому я до сих пор и не выгнал его из гвардии, несмотря на все прегрешения. А что касается виконта Савиньи, ничего страшного, выздоровеет, а там его папаша подкупит следующего ветерана, чтобы пристроить своего сыночка, демоны его дери! Единственно, будьте теперь осторожны. Сам он мстить не посмеет, но может нанять кого, чтобы поквитаться. Где вы остановились?
   - В 'Одинокой вдове'.
   - Вот как? В утреннем докладе адъютант упоминал эту таверну. Разбойное нападение, одни грабитель мертв, другой на лампадку дышит. Ваша работа?
   - Не совсем, - вступила в разговор Агнешка. - Но если бы не Амур, была бы мертва уже я.
   - Непростой у тебя друг, - сказал капитан с ухмылкой. - Надеюсь, я не пожалею, что принял его в гвардию? Как бы там не было, виконт Орха, вы теперь один из нас и должны переехать в казармы. Присягу вместе с другими новичками примете на королевском параде, который состоится в день Поминовения. Сегодня отдыхайте, а с завтрашнего утра начнутся тренировки. Форму получите на втором этаже у интенданта. Держите! Это ваша дворянская грамота, цепь - не теряйте её больше! - и отличительный знак гвардейца. Да не благодарите, спасибо скажете уважаемой Юстине.
   Амур бережно принял из рук капитана свиток, золотую цепь с кулоном, где уже были выгравированы его титул - виконт и фамилия - Орха, а также брошь, которая состояла из заключенного в круг меча и короны. Как обычно, всю торжественность момента испортил Чешир. Он весь разговор прятался в шлеме, наглотался пыли и так громоподобно чихнул, что чуть не развалил весь доспех. Густав схватился за меч и в изумлении уставился на лесовика, который с грохотом вывалился из железных лат и застыл посреди кабинета.
   - Я с ним, - вымолвил Чешир, указав лапкой на Амура.
  * * *
   В таверну они возвращались верхом на жеребце, которого им выдали в королевской конюшне. Статный амаргал уже вошел в преклонный возраст, но выглядел крепким, глядел задорно, и Амуру сразу понравился. Он катался на лошадях в деревне, но этот мощный скакун отличался от них так же, как армейский джип от гражданской легковушки. Раньше им владел Кротур, но после ухода со службы барон вынужден был оставить казенное имущество.
   Оказывается, гвардейских коней специально тренировали, в бою такой скакун мог драться наравне с хозяином. Удар копытом сминал стальной доспех, точно бумажный, а уж кусались амаргалы так, что отхватывали врагу руки, ноги, а порой и головы. В этом уверял Амура старый конюх, и он ему охотно верил - зубы у жеребца были ого-го! Кличка у этой добродушной зверюги тоже оказалась соответствующая - Маус. Амур сразу вспомнил компьютерную игру из прошлой жизни, где был одноименный немецкий танк - здоровенный, неповоротливый и очень мощный. По совету конюха он дал скакуну горсть соленых сухариков. Тот невозмутимо схрумкал подношение и даже позволил взобраться на себя новому хозяину и его подруге.
   Другим приобретением стала форма королевского гвардейца, которую подобрал для виконта Орха ворчливый интендант. Кожаные штаны, черная куртка-парка, подбитые гвоздями сапоги и непромокаемый плащ на меху были по-военному практичными и добротными, но больше всего Амур обрадовался красному, практически краповому берету. Он приколол на него гвардейский знак и тут же нахлобучил военный убор на голову, залихватски сдвинув его на манер десантников. Затем повесил на шею дворянскую цепь, на пояс ножны с мечом, осмотрел себя в мутном казарменном зеркале и остался доволен результатом. Жизнь вроде как начала налаживаться.
   Увидев его в новом обличии, Агнешка растрогалась до слез - напомнил отца, а Чешир тут же облюбовал капюшон плаща и всю дорогу сокрушался, что Великий Тук дал лесовикам удобную шкуру, но возможность менять её по своему желанию почему-то не предусмотрел. Изменилось и отношение горожан - знатному всаднику на редком коне уступали путь, многие встречные дворяне приветствовали собрата, прикладывая два пальца к шляпе, а уж девушки откровенно улыбались статному гвардейцу, невзирая на сидящую рядом с ним Агнешку.
   Была у этой медали и обратная сторона. Когда они проезжали мимо храма Сандрогара, к Амуру подбежал нищий и вцепился в стремя. Он явно надеялся получить монетку от такого видного господина и ведь не станешь объяснять, что внешность бывает обманчивой. К счастью, виконт Орха вспомнил о данном себе обещании, достал из кармана трубку с кисетом и опустил их в раскрытую ладонь попрошайки, чем удивил того до невозможности. Позже Агнешка рассказала, что табак в Антарнелле стоит дорого, и теперь этот нищий может с месяц жить, ни в чем себе не отказывая.
   У таверны 'Одинокая магиня' кипела работа. Взлохмаченный художник перерисовывал вывеску, плотники чинили окна, а у дверей обосновались двое хмурых молодцов с дубинками на поясах. Впрочем, перед королевским гвардейцем охранники тут же расступились. Один даже взял поводья, чтобы отвести жеребца в конюшню.
   Таверна полнилась народом. Битые стекла убрали, картины вновь заняли свое место на стенах, столы укрыли ткаными скатертями, под ногами хрустели свежие опилки. Люди кушали, обсуждали дела, а две девушки-официантки сновали с подносами по заведению, уворачиваясь от шаловливых рук посетителей. В углу бренчал на лютне, зарабатывая на еду и выпивку, небритый бард - по всей видимости, тот самый, что мешал Амуру спать ночью. Берта всплеснула руками, увидев произошедшие с её постояльцем изменения.
   - А я вас только будить хотела, мистер. Обед готов, а вы вот уже где, при всем параде! Даже не заметила, как ушли. Ой, простите меня, - смутилась хозяйка, заметив дворянскую цепь. - Я ведь должна обращаться к вам 'сэр'.
   - Чепуха! - отмахнулся Амур. - 'Мистера' вполне достаточно, а лучше просто по имени. Наверное, надо эту цепь вообще снять, чтобы люди не косились.
   - Да вы что?! - возмутилась Берта. - Это же честь рода, таким нужно гордиться. В лесу оно, конечно, ни к чему, но в столице принято сразу показывать, кто вы и откуда, если помыслы чисты. Ой, опять я заболталась! Прошу к столу, один специально для вас оставила.
   Подгоняемые хозяйкой, официантки упорхнули на кухню за угощением. Меню таверны претерпело изменения вместе с имиджем. Если вчера верхом кулинарного искусства здесь значился жестковатый бараний бок, теперь на столе появились тушенные с луком свиные ребрышки, грибной суп-пюре, чесночные сухарики к нему, жаренные на углях стейки, печеный картофель и обложенный яблоками огромный гусь с хрустящей корочкой, через трещинки которой выступал горячий сок. Дополняли мечту чревоугодника жгучий соус и черное вино 'Кабанья кровь'. По вкусу - красное полусладкое, Амур осушил бокал, зажмурился от удовольствия и сказал:
   - Я смотрю, народу прибавилось?
   - Еще как! - воскликнула Большая Берта, подливая вино. - С утра гоняла своих дармоедов на рынок за продуктами, да племяшек на помощь вызвала, блюда разносить. Решила еще двух парней у входа поставить, чтобы не пускали шваль всякую. Ведь у нас теперь приличное заведение и все благодаря вам! Непростой вы человек, виконт Орха, ох непростой, и подруга ваша магиня такая, каких поискать. Предлагаю отметить наше знакомство!
   - С удовольствием! - сказал Амур. - Тем более у нас тоже есть повод праздновать: меня приняли в Королевскую гвардию.
   - А я-то думаю, где форму такую красивую видела? Точно, во дворце, когда на турнир ходила тем летом. Поздравляю! Ой, подождите, так значит, вы от меня съедете? Гвардейцы ведь в казармах живут...
   - Ничего не поделаешь, служба, - развел руками Амур. - Но я буду вас навещать, нигде вкуснее меня не кормили!
   - Мессир, мне нужна помощь! - вклинился тут Чешир. - Милостивый Тук, вот это птица!
   Бедный лесовик в растерянности стоял на столе перед гусем, пускал слюни и не знал, с какого бока подступиться к этакой громадине. Амур разделал пернатого гиганта ножом и выдал мохнатому оруженосцу истекающую соком аппетитную ножку. Чешир заурчал от удовольствия.
   - Пани Берта, а что наш Гуго? - спросила Агнешка. - Может, тоже пригласим его к столу? Он здорово помог нам этой ночью...
   - Да я бы с радостью, леди, но мистер Скалдвинг так торопился в свои чертовы горы, что даже не позавтракал толком, - с горечью сказала хозяйка. - Лошадь ему, кстати, доставили ту еще клячу, с вашим скакуном не сравнить. Боюсь, как бы не сдохла по дороге, тверды весят прилично, уж я-то знаю! Кровати постоянно им чинили, особенно семейным.
   Агнешка хихикнула. Амур тоже улыбнулся, представив, как два здоровенных тверда делают третьего - брачные игры бегемотов, что тут скажешь? От сытости клонило в сон. Ночь была беспокойной, день выдался тоже интересным. За окнами стемнело, в таверне зажгли свечи на кованых люстрах.
   Поблагодарив гостеприимную хозяйку, Амур кое-как поднялся с лавки - черное вино оказалось коварным. Агнешка довела его до комнаты, помогла снять новенькую форму и даже позволила завалиться на единственную кровать. В другое время Амур бы только порадовался, предпринял поползновения, но сейчас провалился в сон, как только голова коснулась подушки.
  
  Глава 9.
   Он стоял на краю утеса. Внизу грохотала, ворочая камни, горная река. Ярко светило солнце, лучи подсвечивали водную взвесь, образуя радугу. Разноцветная дуга одним концом упиралась в излучину, где торчала в тени скалы одинокая башня. Утоптанная тропа убегала от неё в провал горы. Черное строение выглядело чужеродным на фоне зеленого склона, мох вокруг него не рос, даже радуга брезговала прикоснуться к башне. Заинтригованный Амур решил рассмотреть аномалию ближе.
   Только подумал, как крылья раскрылись за спиной. Он взмахнул ими и без всякой боязни шагнул вниз с утеса. Ветер подхватил, понес бережно. Горные пики белели снегом, но Амур не чувствовал холода - серебристый мех надежно защищал тело. Башня приближалась. Забавляясь, Амур пролетел под радугой, заложил вираж и приземлился на крышу строения. Вокруг торчали выщербленные зубцы, скрипел на ветру ржавый флюгер в виде лепестка пламени, под ногами хрустели ветки и пожухлые листья. На каменном полу выделялся металлический квадрат с позеленевшим кольцом. Потянув за него, Амур удовлетворенно хмыкнул - как он и ожидал, люк был не заперт, вряд ли тут ждали гостей с неба.
   Из проема дохнуло теплом, в башне кто-то жил. Крылья сложились за спиной. Кряхтя, Амур протиснулся в лаз. Снизу тянуло дымом и съестным. Стараясь не шуметь, Амур закрыл люк и начал спускаться по винтовой лестнице. На верхнем этаже была лишь одна дверь. За ней оказался кабинет, в центре которого стоял покрытый бурыми пятнами верстак с инструментами. Полки на стенах поблескивали пробирками и ретортами. В бутылях плавали чьи-то органы. Поморщившись, Амур покинул кабинет и спустился на этаж ниже.
   Дверь здесь была приоткрыта. Донеслось чье-то злое бормотание, щель окрасилась вспышкой, запахло горелым мясом. Амур заглянул в комнату. На длинном столе лежало тело мужчины. Мертв он, по всей видимости, был давно, кожа успела почернеть и ссохнуться, но гнилостного запаха не ощущалось. Над трупом колдовал лысый толстяк в кожаном фартуке и грязных шароварах. Он вновь что-то пробормотал и прижег тело раскаленной печатью. Полыхнуло красным. Амур не поверил своим глазам - мертвяк зашевелился, черные когти заскребли по столу. Толстяк удовлетворенно крякнул.
   Амур начал отступать, когда наткнулся на что-то сзади. Он медленно повернулся и застыл от ужаса - площадку перед ним заполонили зомби. Ближайший положил ему на плечо истекающую гноем руку и прокаркал:
   - Пойдем с нами!
   Амур содрогнулся от омерзения, сбросил тошнотворную клешню и... проснулся.
   Через открытое окно доносились звуки утреннего Антернелла: громыхали телеги, бранились спешащие на рынок торговцы, рубили дрова подручные Берты. Пахло свежестью, ночью прошел дождь. На подоконнике сидел черный ворон и чистил клювом перья. Блестящий глаз уставился на Амура.
   - А ну, брысь! - прикрикнул он.
   Ворон обиженно каркнул и улетел. Амур сел на кровати, потирая глаза. Приснится же такое! Зрачок дракона слегка холодил палец. Амур осмотрелся - кроме него никого в комнате не было. Через окно долетел далекий удар гонга. А сколько времени? Черт побери, ему же на службу пора!
   Амур подхватился и начал судорожно одеваться. Что в том мире, что в этом, везде одно и тоже - хочешь жить, умей вертеться. Хорошо богачам да королям всяким, лежат себе на перине, да плюют в потолок. Хотя, кто его знает, может и на пол. До потолка еще попробуй доплюнь!
   Натянув сапоги, Амур умылся в тазике, побултыхал во рту травяной вар, заменяющий местным зубную щетку вместе с пастой, хотел закурить, вспомнил про кисет, вновь чертыхнулся и спустился в зал. Народ завтракал. Агнешка с Чеширом заняли облюбованный стол, Берта как раз выставляла им что-то вкусненькое.
   - Я уже будить тебя хотела! - воскликнула знахарка. - Доброе утро, соня!
   - А я вам ножку от вчерашнего гуся оставил, мессир, - заговорщицки шепнул Чешир. - Угощайтесь!
   - Как спалось, виконт? - спросила Большая Берта, наливая чай с чабрецом.
   - Хреново. Чушь какая-то снилась, мертвяки всякие...
   - Да вы что? Мне ведь тоже недавно муженек покойный во сне являться начал! Все зовет к себе, ирод, руками машет, а сам зеленый весь и когти длинные. Жуть! К чему бы это? Ой, не застольная тема, простите. Я пожарила яица с ветчиной, хлеб недавно испекли, огурчики соленые вот. Кушайте на здоровье!
   Берта подмигнула и удалилась на кухню. Втроем они быстро умяли целую сковороду яичницы. Амур подтер корочкой растекшийся желток и обратил внимание на погрустневшую знахарку.
   - Ты чего?
   - Пора прощаться. Ты поступил на королевскую службу, как и хотел, а мне нужно возвращаться к бабушке.
   - Но ты ведь будешь выбираться в город?
   - Да, раз в месяц, за припасами.
   - Вот и отлично! Наверняка в гвардии дают увольнительные. Будем встречаться у Берты, пить чай или что покрепче, и обмениваться новостями. Не грусти, подруга!
   - Передай нашим, что я отлично здесь устроился, хвала Туку, - пробасил Чешир. - И про гуся вчерашнего обязательно расскажи, пусть облезут с зависти!
   Агнешка слабо улыбнулась. Амур наклонился и поцеловал её в щеку, татуировки знахарки вспыхнули красным. К горлу подступил комок, он сглотнул его и встал из-за стола. Чешир уже вскарабкался по плечу и устроился в капюшоне. На улице заржал Маус. Амур сделал морду кирпичом и вышел из таверны. Почему-то он думал, что их расставание с Агнешкой продлится недолго.
  * * *
   Могучий амаргал вышагивал по мостовой так, будто был один на этой улице. Амур сразу вспомнил расхожую шутку про носорога, который подслеповат, но при таком весе это уже не его проблемы. Действительно, прохожие спешили расступиться, едва заслышав стук тяжелых копыт. На одном из перекрестков перед ними попытался влезть глупый мул, тянущий за собой телегу с перцем и помидорами, но Маус непринужденно куснул нахала за ухо и тот шарахнулся назад так, что чуть не превратил содержимое повозки в лечо.
   Амур не пытался подгонять жеребца. Заслышав утром дворцовый гонг, он сначала подхватился, но немного погодя понял, что торопиться не стоит. Каким-то образом он теперь умел определять время безо всяких часов. Перед глазами словно вставал циферблат, где двигались стрелки. До начало тренировок в казармах оставался еще целый час.
   Другая способность - 'водительская память' у него проявилась давно, но именно на Коларе он стал так остро чувствовать направление на то место, где уже бывал. Ему теперь не нужны были даже ориентиры. Подумав о доме Юстины, он увидел пульсирующую красную линию, которая пронизывала дома и убегала за горизонт. При мысли о Королевской гвардии на мостовой зазолотилась полоска, ведущая в сторону казарм.
   Амур принял новые способности как данность, а чего тут удивляться? Магия, обычное дело, бери и пользуйся. Гораздо больше его сейчас занимало другое: что за паскуда следит за ним от самой таверны?
   Амур уже давно чувствовал, как затылок буравит чей-то злой взгляд. Когда в лесу они шли с Агнешкой по коридору из колючего кустарника, и за ними наблюдали лесовики, ощущение было другое - словно перышко щекотало шею. Оно и понятно, сородичи Чешира зла ему не желали. Здесь же кто-то явно намеревался причинить виконту Орха тяжкие телесные повреждения с возможным летальным исходом и прямо-таки транслировал свое желание в пространство, выдавая себя с головой.
   Что же это творится, други мои? Вроде бы никому он особо дорогу не перешел, но с момента его появления в этом мире что ни день, так новые покушения. Когда же его оставят в покое?! Амур сделал вид, что поправляет съехавшую седельную сумку, а сам ненароком взглянул назад.
   Мастеровой люд спешил по своим делам, никто не дернулся к ближайшей лавке, чтобы с внезапно вспыхнувшим интересом рассмотреть выставленный на витрине товар. Возможный соглядатай плохо контролировал свои мысли, но в плане скрытности явно был профессионалом. Амур перестал тормошить сумку и положил ладонь на рукоять меча, сканируя обострившимся восприятием окружающее пространство на предмет полета ножей, стрел и дротиков.
   - Чешир, глянь там аккуратненько. Кажется, за нами кто-то следит...
   - Слушаюсь, мессир!
   Они свернули с улицы Стекольщиков, впереди показался Рыцарский мост, разделяющий Старый и Новый город. Затылок ломить перестало, неужели их наконец-то оставили в покое?
   - Чешир, что там?
   - По мне, так все люди тут выглядят подозрительно. Вон еще ворона над нами кружит, на чернеца смахивает.
   Они выехали на мост, по бокам встали бронзовые рыцари. В конце Десятилетней войны здесь пытались прорваться к дворцу демоны, но путь им преградила горстка смельчаков из Королевской гвардии. Они сдерживали натиск до прибытия магинь, почти все погибли, но ни один враг реку не пересек. Когда война закончилась, каждого из тех гвардейцев отлили в бронзе, чтобы и после смерти охраняли мост - один из пяти, переброшенных через полноводную Нелл. Слово же 'Антар' в названии столицы буквально значило 'стоящий на'. Как понял Амур, с фантазией у древних строителей Антарнелла дела обстояли так себе.
   Они миновали Рыцарский мост, впереди выросла громадина храма Сандрогара. Возможно, все дело было в освещении, но если вчера цвет здания казался вишневым, словно едва теплящийся уголь, то сегодня камни кладки приобрели ярко кровавый оттенок. Амур даже притормозил коня, чтобы лучше рассмотреть храм.
   Шла служба. На многочисленных балкончиках стояли жрецы в красных колпаках и вздымали к небу жаровни. Струйки дыма закручивались спиралями, переплетались и окутывали храм серебристыми нитями. Выглядело это так, точно огромный рубин обрел наконец-то достойную оправу. Удивительно, но посмотреть на столь завораживающее зрелище пришло совсем мало народу, на площади стояло всего с десяток человек. Видимо, все прихожане молятся в храме, решил Амур.
   Тем временем дым подобрался к высоким шпилям. Они на глазах раскалились, с их кончиков в небо ударили огненные лучи. Неосторожная ворона задела один и мгновенно превратилась в облачко пепла. Соединившие землю и божественные небеса пламенные нити погасли. Жрецы пропели что-то напоследок и, потушив жаровни, исчезли внутри храма.
   Дым потихоньку рассеивался, стоящие на площади немногочисленные зеваки начали расходиться. Амур хотел уже продолжить путь, когда его внимание привлек жрец, который крадучись вышел на ближайший балкон. Почему-то он был без колпака и без жаровни, зато держал в руках палку с утолщением на конце. И все бы ничего, только палку эту он направлял в сторону Амура.
   Жрец что-то выкрикнул. Палка засветилась, с её кончика ударил луч пламени. Словно в том сне, когда дракон решил изжарить его, Амур видел приближающийся огонь, но ничего не мог сделать. Он лишь выставил перед собой руки, инстинктивно закрыв голову. Жар накатил опаляющей волной, Амур закричал, но поперхнулся от неожиданности - перед ним точно вырос невидимый щит. Языки пламени лизали мостовую перед конскими копытами, но дальше не шли. А ведь мне нельзя причинить вред магией, вспомнил Амур. Действуя по наитию, он чуть согнул руки и толкнул невидимый щит вибрирующими ладонями, отбрасывая огненный смерч прочь.
   Результат превзошел все ожидания! Отраженный магической защитой Амура, ревущий поток пламени устремился обратно к источнику, который его породил. Палка в руках жреца набухла огненным бутоном и взорвалась. Человек вспыхнул факелом, закричал страшно. Горящее тело перевалилось через ограждение балкона и рухнуло вниз. До земли долетели лишь хлопья пепла.
   Невольные свидетели нападения уставились на Амура. Ворота в храм распахнулись, оттуда выбежали жрецы и толпа прихожан. В воздухе повис немой вопрос.
   - Он первый начал! - крикнул Амур и пришпорил коня.
   Во что он опять вляпался? Желания разбираться не было. У него сегодня первый день службы и опаздывать он не намерен. Храмовая площадь осталась позади, погони не видно, Амур разрешил скакуну перейти на рысь. Огненное происшествие никак не повлияло на невозмутимого амаргала, но вот Чешир чуть ли не выпрыгивал из капюшона.
   - Мессир, я настоятельно рекомендую как можно скорее покинуть этот ужасный город! Четыре нападения за два дня - это уже перебор! Видит Тук, в Антарнелле живут одни хамы! Одно слово - столица!
   Давешний стражник в этот раз сразу открыл калитку, едва завидел в окошке хмурого виконта. На плацу собирались гвардейцы, кто-то поздоровался с Амуром, он кивнул в ответ и, оставив Мауса у коновязи, вошел в штаб. Адъютант без разговоров пропустил в кабинет. Завидев виконта Орха, капитан Густав с улыбкой поднялся навстречу.
   - Ну вот, совсем другое дело! Настоящий гвардеец, хоть сейчас в бой! Будь моя воля, заставил бы всех дворян носить форму, а то рядятся кто во что горазд, словно девицы на променаде. Так, а чего это мы такие хмурые?
   - Ничего серьезного, - махнул рукой Амур, не желая досаждать капитану своими проблемами.
   - Сэр, на нас снова напали! - вылез из капюшона Чешир.
   - Тааак, - протянул посерьезневший Густав. - Ну-ка, садись, рассказывай!
   Амур цыкнул на лесовика, но перечить капитану не посмел. Пришлось поведать об утренних злоключениях. Умолчал Амур лишь о своей невосприимчивости к магии, преподнеся всё так, что жрец промахнулся. Густав внимательно выслушал и в конце хлопнул ладонью по столу.
   - Никаких сомнений, это барон Савиньи! Вчера был у меня, брызгал слюной, обещал отомстить за сыночка. Я, правда, растолковал ему все, но старый хрыч, видимо, не успокоился. А как все обставил... не подкопаешься!
   - Он подкупил жреца Сандрогара? - спросил Амур.
   - Вряд ли, не те люди. Скорее всего, это был мелкий клерик, имеющий доступ к храмовым артефактам. Он использовал против тебя 'Дыхание дракона', но что-то напутал и сжег сам себя. Во всем остальном замысел был гениальный!
   - Чем это? - хмуро спросил Амур, уязвленный восторгом капитана.
   - Ах да! Ты же не из наших мест, Юстина предупреждала в письме. Неужели в ваших краях не празднуют день Благодарения?
   Амур помотал головой. Вроде бы в Штатах отмечают нечто подобное в честь того дня, когда первых колонистов спасла от голодной смерти индейка - в благодарность за это её, видимо, и зажаривают до сих пор тысячами штук на Рождество. Густав задумчиво почесал шрам на щеке.
   - Каждый год в день сошествия Сандрогара на Колар в храмах проходят службы. Тысячи столбов огня устремляются к небу, чтобы очистить его от той скверны, которая накопилась там за это время. Так мы возносим хвалу величайшему из богов, который принес мир на нашу землю. Бывает, пламя находит себе цель и внизу. Раньше такое случалось часто, луч огня бил в человека и мгновенно сжигал его. Жрецы потом говорили, что за грехи. А кто из нас не грешен? Поэтому теперь редко кто отважится выйти на храмовую площадь в день Благодарения. Барон рассчитал, что ты будешь проезжать там как раз в момент службы. Теперь понимаешь?
   - Гениально! - отдал должное замыслу Амур. - Клерик разряжает в меня артефакт, тут же уходит с балкона, и всё шито-крыто. Налицо гнев божий, никто разбираться не станет.
   - Я даже удивлен, что барон Савиньи разработал столь тонкий план. Обычно он действует более прямолинейно, случаи известны, - сказал Густав. - Впрочем, советчиков у него хватает, а ведь ты ранил его сына и ранил серьезно. На выздоровление уйдет не одна седмица, повреждены мышцы на спине, м-да... Думаю, барон не отступится, в Антарнелле тебе будет грозить опасность.
   - Что же мне делать?! - воскликнул Амур.
   Честно говоря, последние дни слились для него в один страшный сон, покоя не было ни днем, ни ночью. Его зачем-то выдернули из родного мира и принялись бить по нему, словно молотом по заготовке. Возможно, кто-то хочет выковать из него добрый меч? Но ведь сталь может и не выдержать очередного удара, и тогда вместо клинка выйдет лепешка!
   Видимо, смятение отразилось на его лице. Капитан Густав ободряюще похлопал по плечу.
   - Не переживай, гвардия своих не бросает. Тем более ты утер нос семейству Савиньи и показал, что не все еще в этом мире продается. У меня возникла одна идея! Как ты смотришь на путешествие в Северные Пустоши?
   - Вы хотите, чтобы я там сгинул как настоящий виконт Орха? - спросил Амур.
   Как он уже знал, эти бесплодные земли простирались через горы твердов до Белого океана. На каменистых плато не росло ничего, кроме низких крючковатых деревьев и зеленого мха, которым кормились бурые олени. Малочисленные племена соамов разводили этих животных, промышляли рыбу в озерах и, когда стихал сезон штормов, выходили в океан за китами. А еще в глубине Северных Пустошей находился окруженный горными пиками таинственный Садершаг, где по слухам скрывались бежавшие из Колинара дезертиры, преступники и даже темные колдуньи.
   - Мы же ведь решили, что ты и есть настоящий Орха, - поморщился Густав. - Хотя, если захочешь потерять там для достоверности руку, я препятствовать не буду. Ты помнишь? У тебя не хватало левой.
   - Прошу прощения, сэр, - потупился Амур. - Просто ваше предложение прозвучало чертовски неожиданно. Какое дело может быть у королевского гвардейца в Северных Пустошах?
   - Тверды. Как только сошел снег с перевалов и просохла земля, бородачи принялись покидать королевство. Сначала по одиночке, это было не так заметно, а потом и целыми семьями. Сейчас я озвучу тебе тщательно скрываемый факт: на сегодняшний день в Антарнелле закрылись все кузни твердов. Дома на Железной улице опустели. Наши кузнецы работают не хуже, но секрет обработки альпийской стали известен только горным мастерам. Висящий на твоем поясе меч, как и все клинки Королевской гвардии, изготовлен именно из неё.
   - Я это знаю, - кивнул Амур, чтобы не показаться совсем уж дремучим неучем.
   - А известно ли тебе, что вопреки всеобщему убеждению, даже такой меч со временем тупится и требует специальной заточки? - усмехнулся Густав. - Если тверды не вернутся, к следующей зиме вся Королевская гвардия останется безоружной. Мы будем вынуждены перейти на клинки из обычной стали, которая не берет темных созданий. Случись прорыв из Призрачного - и нас уничтожат без боя. А ведь еще остаются твари, что скрываются по глухим углам королевства.
   - Но ведь можно сделать серебряный меч, - заметил Амур, вспомнив незабвенного Геральта из Ривии.
   - Который затупится после первого же удара, - хмыкнул Густав. - Ты видел панцирь гаркла? Тем более, многие темные маскируются под обычных людей. Пока ты решишь, каким мечом бить, твои кишки уже обмотают вокруг твоей же шеи.
   - Но почему бегут тверды?
   - Это тебе и предстоит выяснить. На все вопросы они лишь говорят: 'Приказ старгора'. После того, как посол твердов в третий раз озвучил такой ответ Его Величеству, Гарольд крепко обиделся и чуть не отрубил наглецу голову. Еле отговорили! Дипломатические отношения сейчас заморожены. Кто-то рад такому положению вещей, но только не я. Мне о безопасности короля думать надо.
   - Почему вы думаете, что тверды скажут мне другое?
   - А я и не думаю. Просто хочу, чтобы ты отправился в Северные Пустоши и посетил чертову Альпу. Сведения оттуда поступают, но все противоречивые. Поживешь там седмицу, послушаешь, о чем народ говорит, может, что и выяснишь. Людей там хватает, купцы торговать с твердами не перестали, коситься на тебя никто не станет. А пока ты путешествуешь, страсти здесь улягутся, виконт Савиньи поправится, а его папаша, надеюсь, успокоится. Учитывая время на дорогу, вернешься ты ко дню Поминовения, а там примешь присягу с остальными новобранцами.
   - Когда отправляться? - обреченно спросил Амур.
   - Значит, решено. Выше нос, виконт! Как ни странно, в Северных Пустошах тебе пока будет безопаснее, чем здесь. Главное, разузнай, какая муха укусила твердов, а там уж мы решим, что с этой напастью делать. Да, о цели путешествия особо никому не распространяйся, Его Величество пока пылает гневом и не поймет. Официально ты едешь с депешей в дальние гарнизоны, а заодно доставишь им месячное жалованье. Пойдем к интенданту, снарядим тебя в дорогу.
   Помимо тюков с палаткой, припасами и запасной одеждой, Амур получил от капитана увесистый мешочек с монетами и несколько писем для командиров гарнизонов, расположенных в предгорьях Северных Пустошей. Выжженный Пожаром сосновый бор там полностью так и не восстановился, лесной Путь обрывался сразу за Боранбо, полноводная Нелл распадалась на многочисленные протоки опасные для судоходства, и около сотни лиг по Северному тракту приходилось преодолевать верхом. Места были дикие, курьеры периодически исчезали, в относительной безопасности чувствовали себя только сопровождаемые охраной торговые караваны. Именно в такие края и посылал виконта Орха добрый капитан Густав.
   Впрочем, Амур был не в обиде. Выследить его там будет уже не так просто, как в городе, а за время странствий глядишь, действительно всё уляжется. По крайней мере, ему очень хотелось в это верить. Воодушевленный Амур навьючивал коня тюками, когда стражник крикнул от ворот:
   - Сэр, тут та девушка, с которой вы приходили вчера! Прикажете впустить?
   - Конечно!
   Агнешка чуть ли не вбежала в калитку, увидела Амура и облегченно выдохнула:
   - Живой...
   - А чего мне сделается?
   - В таверну пришел человек, чужестранец, сказал, у храма Сандрогара сожгли кого-то. Я сразу про тебя подумала.
   - Все правильно, я того клерика и сжег.
   - Что?!
   - Он сам виноват! - поспешил добавить Амур, заметив вспыхнувшие татуировки магини.
   - Ты меня в гроб сведешь! Как это случилось?
   Пришлось рассказывать по второму разу историю, которую Амур поведал капитану Густаву. Правда, в этот раз истинную причину спасения утаивать смысла не было. Выслушав, Агнешка кивнула:
   - Узнаю 'Дыхание дракона'. Тебе очень повезло, что ты невосприимчив к магии. Подожди-ка, а что за тюки? Ты куда собрался?
   - В Северные Пустоши...
   - Огонь Сандрогара! Там-то что ты забыл?
   - У нас служба, ведьма! - влез Чешир. - Секретное задание, ясно? Болтать не велено!
   Агнешка оглядела их по очереди и вздохнула:
   - Получается, наврала я бабушке. Оставлять вас одних - чистое безумие!
  
  Глава 10.
  
   Любой мужчина знает: если девушка приняла решение, отговорить её очень трудно. Если же это решение приняла магиня - практически невозможно. Все разумные доводы Амура разбивались о железобетонное: 'Я лучше знаю!'. В глубине души он признавал, что так оно и есть, этот мир чужой для него, и даже верный оруженосец здесь не советчик, сам дальше своего леса ничего не видел. Но двойное мужское эго требовало признания своей важности, и Агнешка согласилась, что Амур с Чеширом единолично будут принимать все решения в этой неимоверно секретной миссии, а она просто будет помогать по мере своих скромных возможностей. Заключив мировое соглашение, троица отправилась на поиски средства передвижения для нового участника экспедиции.
   Лошадей в Антарнелле продавали в конюшнях на окраине, чтобы навозное амбре не смущало изысканные носы дворян. Здесь же находился ипподром и ристалище, где на ежегодном турнире ломали друг об друга копья рыцари. Арена сейчас пустовала, скачки тоже не проводились, и вскоре Амур понял причину - в конюшнях на продажу выставляли таких кляч, которых хотелось сразу пристрелить, чтобы не мучались. Хмурый барышник пояснил, что всех приличных лошадей и мулов давно скупили тверды, сейчас нет ни под седло, ни под телегу. Агнешка вновь устроилась на тюках, обняв Амура за талию, а невозмутимый Маус и ухом не повел - знай, трусил себе по дороге, выносливый как черт.
   Антарнелл остался позади. По сторонам от утоптанного тракта колосились поля, зеленели рощи фруктовых деревьев и попадались обширные хутора, где жили фригольдеры - свободные крестьяне. Хотя номинально они никому не принадлежали, но, завидев королевского гвардейца, предпочитали снять шляпу и слегка поклониться. Польщенный Амур развлекался тем, что отдавал им приветствие на военный манер, приложив два пальца к берету. Одна улыбчивая женщина даже подарила Агнешке лукошко с яблоками и та, хрустя типичной антоновкой, рассказала историю этих милых людей.
   Оказывается, еще Гарольд Четвертый освободил королевских крестьян от всех повинностей в благодарность за самоотверженную помощь в обороне столицы Колинара от орд демонов. С тех пор фригольдеры отстроились, вновь распахали поля и теперь исправно снабжали Антарнелл необходимыми продуктами, продавая их по честной цене на рынке, а прибыль использовали для расширения собственных хозяйств. Когда во времена уже Гарольда Шестого случилось восстание Двух Герцогов, свободные крестьяне все как один встали на защиту короля-благодетеля и устроили такую партизанскую войну, что войска повстанцев через седмицу сбежали с их земель, сняв блокаду столицы. С тех пор дворяне остерегались в открытую выступать против монаршей власти, хотя интриги во дворце плели постоянно.
   Первый городок Палех показался ближе к вечеру, когда Амур уже так натер с непривычки задницу о седло, что начал всерьез подумывать о пешем продолжении путешествия, крепясь только из чувства гвардейски-дворянского гонора. На воротах дремали два стражника с бердышами. Один сонно приветствовал путников и поинтересовался, не является ли виконт родственником герцога Кормака или герцога Лазнева. Получив отрицательный ответ, служивый лениво кивнул, мол, проезжайте, люди добрые.
   Помимо зажиточных фригольдеров в Палехе жил мастеровой люд, тут и там попадались вывески с изображением молота, одежды или окорока. Завидев висящую на цепях пивную кружку, Амур покинул седло и с наслаждением потянулся. Таверна называлась 'Гусь и свинья', опровергая известную пословицу о том, что эти двое быть товарищами ну никак не могут. Рабочий день подходил к концу, в просторном зале толпился народ, но, несмотря на это, занимать последний почти пустой стол люди не спешили, и тому была причина - пьяная, косматая и злая. Амур присмотрелся и закричал:
   - Гуго! Гуго Скалдвинг!
   Тверд оторвался от полугалонной кружки, стер с усов пену и уставился на гостей. Постепенно в его мутных глазах забрезжило узнавание, он жахнул кулаком по столу и заорал:
   - Раздери меня гаркл, это же тот парень! И девушка с ним! И чудо это мохнатое!
   - Я ему палец откушу, - вполголоса пообещал Чешир.
   - Не надо, - сказала Агнешка. - Заразишься еще чем-нибудь.
   Тверд тем временем попытался выбраться из-за стола, задел прислоненный молот, получил рукояткой по лбу, ничуть не смутился и плюхнулся обратно на скамью, призывно замахав руками. Амур прикинул, что по десятибалльной шкале косматый здоровяк пьян на двенадцать. Впрочем, это не мешало ему вполне внятно говорить и потихоньку опустошать стоящий на столе бочонок с темным элем. Амур заказал на всех свиную рульку, тарелку с зеленью, каравай хлеба и зажаренного гусака, после чего уселся напротив тверда.
   - Спасибо, что занял нам столик!
   - Ха! Теперь понятно, как ты выстоял против Ангелов Смерти, - кивнул тот. - Королевская гвардия, э?
   - Меня только вчера взяли на службу, - признался Амур, зачерпнув из бочонка ароматный эль.
   - Просто так в гвардию не берут, - подмигнул ему Гуго. - Куда путь держите, виконт Орха?
   - В Северные Пустоши, - не стал таиться Амур. - Нужно доставить депеши в дальние гарнизоны.
   - И я туда направлялся, но застрял в этой дыре, - помрачнел тверд и вновь наполнил кружку.
   Оказалось, пани Берта таки сглазила, купленная Скалдвингом кляча пала на подъезде к Палеху. Столичный барышник заверял, что лошадь жилистая и выносливая, а тверд ему поверил, ведь сам разбирался только в металле и камнях. Костеря пройдоху последними словами, Гуго добрался до города пешком, чего со своими короткими ногами терпеть не мог, хотел выбрать в местных конюшнях скакуна поприличнее, но неожиданно столкнулся с новой проблемой - лошади в Палехе были, но продавать их хозяева отказывались. Предстоял сбор урожая, а на фоне столичного дефицита тягловой силы никакой крестьянин не хотел рисковать срывом страды. Лишь один барышник согласился сторговать коня, но заломил такую цену, что оскорбленный до глубины души тверд чуть не прибил спекулянта на месте - спасли мерзавца от верной смерти лишь подоспевшие стражники. Пришлось заплатить помятому торгашу виру. Как теперь добираться до родной Альпы Скалдвинг решительно не представлял, с горя пил и потихоньку зверел.
   - А скажи-ка, Гуго, почему ваши бежали из Антарнелла? - спросил Амур.
   - Приказ старгора, - буркнул здоровяк после небольшой паузы, хотел еще что-то добавить, но махнул рукой и вновь наполнил кружку.
   Амур переглянулся с Агнешкой, они вышли подышать воздухом. Чешир увязался следом. Стемнело, на небо выползли луны-близняшки, в окнах домов затеплились масляные лампы. Где-то на окраине брехали собаки.
   - Гуго явно знает больше, чем говорит, - сказал Амур.
   - Мне тоже так показалось, - кивнула Агния. - Если бы мы путешествовали вместе, может, удалось бы его разговорить?
   - Что?! - возмутился Чешир. - Видит Тук, я с этим хамом на одну лошадь не сяду!
   - Боливар не вынесет двоих, - подтвердил Амур и заглянул во двор таверны.
   Здесь располагались хозяйственные постройки и небольшая конюшня. Перед мордой Мауса висела торба с овсом, рядом стояла бочка с водой. Парнишка-конюх щеткой чесал бок амаргала. Амур протянул ему медную монетку за труды и спросил:
   - Скажи-ка, дружище, а где у вас можно достать лошадку для моей спутницы?
   - Извините, сэр, сейчас вам вряд ли продадут коня. Всех свободных давно сторговали в Антарнелл, а ведь еще пшеницу нужно убирать, рожь...
   - Неужели здесь никто не сможет помочь прекрасной леди? - спросила Агнешка, приоткрыв платок и сверкнув глазами.
   Парнишка совсем смутился, на лице отобразилась яростная работа мысли, и тут он просиял:
   - К бургомистру вам надо! У него есть сменные лошади для королевских курьеров!
   - Точно! И как я об этом забыл? - притворно удивился Амур и, наградив счастливого конюха еще одной монеткой, вернулся с Агнешкой на улицу. - Сэр Чешир, у меня к вам важное поручение. Караульте пока нашего друга тверда, чтобы не сбежал, а мы отправимся за лошадьми.
   - Слушаюсь, мессир! А, черт... надеюсь, вы скоро вернетесь?
  * * *
   Небольшая ратуша торчала посреди единственной площади Палеха. Из пяти масляных фонарей горели лишь три, в провинции жили экономно. Орган государственной власти обозначал висящий на стене герб Колинара и скучающий перед дверями стражник, который лениво козырнул гвардии. Несмотря на поздний час, бургомистр работал. Ну, как работал - на столе перед ним стояла початая бутылка уже знакомой Амуру 'Кабаньей крови' и лежал нарезанный ломтиками окорок. Из-под мяса выглядывал какой-то указ.
   Бургомистру было хорошо за сорок, обширная лысина указывала на трудные думы во благо королевства, а красная шея, выглядывающая из расстегнутого сюртука, - на способ расслабления после таких размышлений. Стены кабинета занимали полки, где вперемешку с книгами и свитками стояли корзины с различной снедью. Надо полагать, благодарность горожан за урегулирование вопросов. Амур решил сразу идти ва-банк, прошествовал к столу и уселся на обшарпанный стул.
   - Добрый вечер! Мне нужна сменная лошадь. А лучше две.
   Бургомистр дожевал розовый ломтик мяса, утер губы и спросил:
   - А зачем?
   - Как это зачем?! Я королевский курьер, везу срочные депеши в дальние гарнизоны. Мне в дороге лошади свежие нужны, разве не ясно?
   - Хм, а что, гвардию перестали снабжать конями? Нет? Тогда вот что я вам скажу, сэр: ваш амаргал добежит до Садершага, вернется обратно и даже не вспотеет, - заявил бургомистр. - Вина выпьете?
   - С удовольствием.
   - А ваша спутница?
   - Спасибо, - сказала Агнешка и подсела к столу.
   Бургомистр извлек из шкафчика два бокала, протер их и плеснул черного вина. После чего споро нарезал головку сыра из ближайшей корзины и выставил угощение на тарелке, перекинув туда же остатки окорока. На указе остались жирные пятна. Амур уже понял, что кавалерийский наскок не удался, предстоит длительная осада, снял берет и опустошил бокал. Прислушался к ощущениям - черная 'Кабанья кровь' отлично легла на темный эль. Агния тоже распустила платок, пригубила вино.
   - Магиня? - удивился бургомистр, завидев татуировки. - Какая честь! Леди, позвольте приветствовать вас в наших краях и узнать ваше имя?
   Смущенная Агнешка представилась. Амур счел нужным показать рукописный приказ капитана. Бургомистра звали Ян Сташек. Он раскурил трубку и, внимательно оглядев гостей, сказал:
   - Прошу меня извинить, жизнь в нашем городке скучновата и я развлекаюсь тем, что мысленно распутываю различные загадки.
   - Это помимо распития на рабочем месте? - невинно поинтересовался Амур.
   - И даже во время его, - кивнул Сташек, вновь наполняя бокалы. - Так вот, позвольте, я выскажу свои умозаключения?
   - Валяйте, - кивнул Амур, заинтригованный местным Шерлоком Холмсом.
   - Уверен, сэр, ваш амаргал прекрасно увезет даже двоих, - продолжил бургомистр. - Я немного знаком с этой великолепной породой. Получается, лошадь нужна вовсе не вам. А кому? Стражники сегодня донесли, что в конюшнях буянил какой-то тверд. Хотел купить лошадь, но не сошелся в цене с барышником. Рискну предположить, что сей буйный господин ваш друг?
   - Не то, чтобы очень, - сказал Амур. - Так, жизнь спас просто.
   - Замечательно! Значит, я не ошибся, - кивнул крайне довольный собой Сташек. - Знаете, городок у нас маленький, все друг друга знают. Барышник Грабов, конечно, тот еще пройдоха, но этот пройдоха наш и я никому не позволю обижать жителей Палеха.
   - Гуго возместил же ему ущерб, - заметила Агния.
   - Но это не значит, милая леди, что можно врываться сюда и требовать коня для этого хама. Если бы ваш тверд не заплатил виру, сидел бы уже в темнице.
   - Извините, - сказал Амур. - Мы немного выпили в таверне и, видимо, позабыли о вежливости.
   - Обычное отношение дворян ко всем остальным людям и даже государственным чиновникам, которые пекутся о судьбе королевства, - скорбно произнес Сташек и, выпустив к потолку струю дыма, добавил: - Впрочем, я вижу, столичная жизнь еще не совсем вас испортила, виконт?
   - Да можно сказать, только начала, но я изо всех сил этому сопротивляюсь, - заверил Амур.
   - Это достойно уважения, - признал бургомистр и вновь наполнил бокалы. - За Колинар!
   - За Палех! - в свою очередь выдал Амур.
   Чинно выпили, закусили. Сташек уютно устроился в своем кресле и, посасывая трубку, сказал:
   - Что ж, вы правы, сэр, в моем распоряжении есть неплохие лошади, которые предназначены для королевских курьеров. Скажу больше: у меня, как у рачительного хозяина, этих лошадей даже больше, чем необходимо.
   - Так-так! - сделал стойку Амур.
   - Да... только продать я их все равно не могу, - убил надежду бургомистр. - Государственная собственность как никак. Впрочем, согласно распоряжению королевского интенданта за каким-то там номером, я могу поощрять людей, которые оказали неоценимые услуги городу. Причем, поощрять любым доступным мне способом.
   - Что мы должны сделать? - спросил Амур.
   - Вы, виконт, ничего, не обессудьте, а вот ваша прекрасная и могущественная спутница вполне могла бы решить одну проблему, которая с недавнего времени беспокоит Палех. Думаю, само провидение направило вас в наш город, леди, и да будет вечно гореть огонь Сандрогара!
  * * *
   В лунном свете старый погост выглядел особенно зловеще. Бледный туман клубился над землею, из него тут и там торчали покосившиеся кресты, с которых клочьями свисала паутина. Под ногами хрустели то ли кости, то ли прогнивший штакетник ограды. Идущая в рудник тропинка огибала погост по краешку, но сейчас её скрывала серая хмарь и поди разбери, что там подстерегает в тумане.
   Амур тоскливо оглянулся. На городской стене горели огни, он даже различил маленькую точку - блестящий шлем стражника, который проводил их до калитки и теперь сверху наблюдал за безумной парочкой, что решила извести поселившуюся на погосте жуть.
   А пробовали многие! Как только погибли первые рудокопы, бургомистр послал отряд стражников во главе со своим братом-лейтенантом. Не вернулись. Тогда Сташек вывесил указ на городской площади о хорошем вознаграждении тому, кто очистит проход к руднику. Залетные охотники чуть ли не каждый день приезжали, бахвалились и бесследно исчезали на погосте. Не имело значения, день на дворе или ночь - здесь с некоторых пор всегда клубился туман. Другой дороги на рудник не было, ущелье окружали горы и болота. Отчаявшийся бургомистр запросил помощь из столицы, столица обещала помочь.
   Прошел месяц. Смельчаки кончились, Антарнелл молчал. Ситуация усугублялась тем, что на руднике добывали не какой-то там презренный металл, а драгоценное серебро. Его продажа составляла значительную часть бюджета небольшого Палеха. От тяжелых раздумий лысина Сташека увеличивалась с каждым днем, не помогала даже 'Кабанья кровь'. Естественно, когда Ян узрел перед собой магиню, он понял, что Сандрогар молитвы его наконец-то услышал.
   Вино горячило кровь, Амур сразу согласился на авантюру, Агнешка тоже обещала помочь, но сейчас, когда впереди клубился туман и что-то там такое мелькало, виконт чувствовал себя немного неуютно. Зря они не вернулись в таверну и не взяли с собой тверда. Тот здоровый, как буйвол, пер бы сейчас вперед, а они следом, и вообще кому тут конь больше всех нужен?! Или бы Чешира на разведку пустили, он ведь маленький и незаметный. Устыдившись таких мыслей, Амур обнажил меч и первым шагнул в туман.
   По ногам потянуло холодом. В разрывах дымки виднелась тропинка, которую освещал факел Агнешки. Вот что-то мелькнуло, Амур взмахнул мечом, раздался протестующий писк. Крыса! Да какая здоровущая! Амур поднял окровавленный трупик за хвост и показал Агнешке. Та даже не поморщилась, пальчик коснулся оскаленной пасти грызуна. Клыки впечатляли, но ведь не могла стая могильных крыс сожрать всех этих людей! Или могла? Впору звать гамельнского крысолова с его знаменитой дудочкой. Амур сплюнул в белое марево и осторожно пошел вперед, чертя туман перед собой мечом.
   Они прошли поворот, скала скрыла от них огни города. Погост остался в стороне, тропинка на рудник уходила вправо. Амур облегченно выдохнул, не хотелось ему вновь встречаться с ожившими мертвецами - в последнее время у него выработалась стойкая аллергия на зомби. Туман стал гуще, молочные струи стекали по камням, закручивались водоворотами. Дымка скрыла сапоги, поднявшись до колен. Под ногами вновь захрустело. Амур присел и, пошарив в белом мареве, выудил из него обглоданную берцовую кость - все, что осталось от одного из стражников.
   Агнешка прикрыла глаза и что-то забормотала. Амур взял у неё факел, провел по туману - тот отступил перед пламенем, открыв усыпанную костьми тропинку. Тут же валялся сломанный бердыш, вмятый страшным ударом щит, порванная кольчуга. Амур поежился. То, что убило всех этих людей, находилось уже совсем близко.
   - Я не чувствую впереди никакой магической опасности, - сказала знахарка. - Но что-то там есть. Чужое, непонятное. Оно пришло из другого мира, как и ты.
   - Стой здесь, - приказал Амур. - А я гляну осторожненько. Если что, сразу беги!
   Он сунул Агнешке факел, та хотела возразить, но Амур сделал страшное лицо и знахарка покорно кивнула. Вино выветрилось, он трезвел и уже жалел о том, что согласился на предложение бургомистра. Никакой конь не стоит их жизней. Даже два коня! С другой стороны, отступать поздно, надо хотя бы из принципа узнать, кто превратил серебряный рудник в своё логово. Амур приник к скале, ощутил кожей теплый со дня камень и, стараясь не хрустеть костями, двинулся вперед.
   Луна Призрачного заливала ущелье зеленоватым светом. Амур мысленно поблагодарил ночную хозяйку родного мира. Неизвестно, видит ли чужак в темноте, но хочется верить, что нет. Вон там туман странно клубится, точно кто-то двигается в мареве. Черт, показалось, просто большой валун. Тропа уходит вверх, видно площадку перед входом в рудник. Нога оступилась, камень скользкий, Амур схватился за выступ. Только сейчас понял, что туман выплескивается именно из провала, где шахта, и заполняет ущелье молочным киселем. Надо заглянуть внутрь, там ответ. Недавний валун вновь шевельнулся. Амур с остановившемся сердцем наблюдал, как зажглись красным два глаза, выплеснувшиеся из них лучи подсветили дымку, словно лазеры, и уткнулись ему в грудь. Чужак его видел!
   В ночной тишине раздались звуки, привычные уху современного человека, но совершенно неуместные в средневековом ущелье - зажужжали моторы, засвистели сервоприводы, залязгали шестеренки механизмов. Валун выпустил из себя шесть лап и стал похож на огромного металлического паука. Чуть ниже глаз выдвинулась труба толщиной с руку Амура. Он попятился назад, меч не возьмет этого трансформера. Паук зашипел, из трубы пошел дымок. Амур сообразил, что это значит, и прыгнул в туман. Мгновением позже в скалу ударило ядро. Раздался взрыв, каменные осколки засвистели вокруг. Стоя на четвереньках, оглушенный Амур потряс головой. Мимо промелькнула тень. Агнешка с ходу метнула огненный шар, тот врезался в паука и рассыпался искрами.
   Перебирая лапами словно краб, чужак отбежал в сторону. Жгун оставил на металлическом боку лишь черную подпалину. Красные лучи прорезали туман, нащупали магиню, которая уже плела новое заклятие. Пушка зашипела вновь.
   - Ложись! - крикнул Амур.
   Агнешка сосредоточенно проговаривала формулу заклинания. Амур рванул к ней, как спринтер с низкого старта, но понял, что не успеет. Грохотнула пушка. Сейчас взрыв накроет их обоих, подумал он. Время будто замедлило свой бег. Мимо, крутясь, проплыло ядро, фитиль искрился, прогорев наполовину. Дымок пах порохом. Амур вытянулся в прыжке, силясь накрыть Агнешку, когда сообразил, что горевать рано. Ядро ведь летит мимо! В последний момент паук почему-то дернулся и сбил прицел.
   Амур врубился в Агнешку, как метеорит в Тунгуску, они покатились по земле. Ядро улетело на погост, раздался взрыв, над туманом взлетели обломки крестов. Агнешка толкнула Амура в грудь:
   - Ты чего?! Я почти закончила скрутку, спеленала бы гада!
   - Да плевать ему на магию! Это механизм, робот, голем!
   Амур слез с Агнешки, поднял её на ноги и, спохватившись, обернулся к пауку. Тот застыл, царапая металлическим брюхом камень. Пушка больше не шипела.
   - Чего это он? - озадачился Амур.
   - Издох? - предположила Агния. - Я его хорошо огнем припечатала.
   - Ты что, не понимаешь? Это не живое создание, его кто-то сделал. Из металла.
   - Никогда таких не видела...
   Амур осторожно пошел вперед, готовый в любой момент задать стрекача. Голем неподвижно лежал на земле. Что это? Ловушка? Но разве может механизм быть хитрым? Сзади хрустнула ветка, Агнешка испуганно замерла. Амур показал девушке кулак и вплотную подошел к роботу. Теперь он различил заклепки на потертом теле паука, лапы походят на манипуляторы, кое-где потеки масла, над потухшими глазами торчат реснички антенн. Из дула пушки еще поднимается дымок, где-то внутри голема тлеет огонек, готовый поджечь очередное ядро-бомбу. Приглядевшись, Амур заметил ряд значков, опоясавших металлическое тело. Руны странно знакомы, где-то он видел такие же. И вообще, несмотря на экзотичный вид, этот механизм для человека двадцать первого века гораздо ближе и понятнее, чем те же лесовики. Робот не двигался, Амур осмелел и ткнул его в бок кончиком меча:
   - Эй, ты, батарейка села?
   Внутри паука заскрежетало. Амур тут же отскочил метра на три, закрыв собой Агнию, а в боку голема, прямо под пушкой, раскрылся динамик-рот, откуда металлический голос произнес:
   - Заряд батареи пятнадцать процентов.
   - О как! - восхитился Амур. - Железяка, а соображает! Ну-ка, отвечай, что ты тут делаешь?
   - Выполнение основной задачи прервано. Последняя команда - ложись. Ожидаю приказа.
   - А я могу тебе приказывать?
   - Голос Инженера идентифицирован с точностью восемьдесят три процента, ответ положительный.
   - Он тебя принял за своего хозяина, - шепнула Агнешка. - Спроси, почему он здесь?
   - Какая у тебя основная задача? - сформулировал вопрос Амур.
   - Охрана периметра объекта.
   - Название объекта?
   - Пробой Догберта.
   - Показать сможешь?
   - Слушаюсь, Инженер!
   Манипуляторы голема задвигались, пушка убралась внутрь. Поскрипывая сочленениями, он заковылял по тропинке к руднику. Теперь было видно, что робот припадает на один бок, на корпусе царапины, внутри что-то хрустит и скрежещет. Его настоящие хозяева давно сгинули, а он все старается, выполняет данный ему однажды приказ. Амур убрал меч в ножны и задумался, что же у него может быть общего с древними инженерами.
   Похолодало. На каменном потолке рудника висели сосульки, ноги скользили по ледяной корке. Основная шахта осталась справа, голем углубился в проход, который пробили совсем недавно - на стенах тут и там виднелись свежие следы кирок. Факел Агнешки потух, она вцепилась в плащ Амура. Прикрывая лицо от злого ветра, они вышли под свод пещеры, которую освещал зеленоватый свет грибов, растущих на стенах. На стене выделялась квадратная арка из темного металла. Холодный ветер дул именно из неё.
   Голем остановился. Агнешка вскрикнула, указывая на венчающий арку трезубец.
   - Знак Древних! Нужно уходить отсюда!
   - Но почему?! - возмутился Амур. - Давай посмотрим, куда ведет эта арка.
   - Ты не понимаешь. Древние - зло! Нельзя к этому прикасаться, иначе засосет и душу уничтожит!
   Амур пожал плечами. Агнешке, конечно, лучше знать, она - дитя этого мира, но глупо отказываться от знания, когда оно само плывет тебе в руки. Вон куб интересный стоит, от него кабеля к арке идут. А там и вовсе конструкция удивительная из прозрачных трубок, внутри шарики бегают, циферблат отсчитывает что-то. Окинув прощальным взглядом все эти удивительные механизмы, Амур вздохнул и повернулся к голему.
   - Когда мы уйдем отсюда, взорви проход и возвращайся к выполнению основной задачи.
   - Слушаюсь, Инженер!
   - Прощай, автобот.
   Подгоняемые холодным ветром, он бегом миновали каменный коридор. За спиной раздался глухой взрыв. Из прохода выметнулось облако пыли, дуть перестало. Снаружи начало светлеть, клочья тумана лишились подпитки и таяли теперь под наступающим солнцем. Агнешка улыбнулась, задание бургомистра выполнено, но Амуру было немного грустно, словно оставил в заточении не бездушный механизм, а верного слугу. Тропинка полностью очистилась от молочной дымки, повсюду валялись обглоданные крысами кости и мятые доспехи.
   - Теперь ты понимаешь? - спросила Агнешка. - Наследие Древних несет одни беды.
   - Смотря, как им воспользуешься, - парировал Амур. - Оружие не виновато.
   - А откуда ты знаешь, как зовут голема?
   - Он просто похож на трансформера, робот такой. В нашем мире верят, что некоторые механизмы могут мыслить.
   - Глупости какие!
   Препираясь, они возвращались в город за обещанной наградой и не могли видеть, как оставленный в пещере голем подошел к арке и пробежал манипулятором по рунам, словно по клавиатуре. Набранное им на древнем языке сообщение гласило: 'Один Инженер вернулся'.
  
  Глава 11.
   Утреннее солнце золотило верх городской стены. Оставшийся в городе стражник увидел героев издалека, замахал руками радостно, Амур приосанился, но служивый уже скрылся из вида, побежал докладывать. Азарт боя прошел, вино давно выветрилось, оставив после себя абстинентный синдром, именуемый по-русски просто - похмелье. Амур зевнул яростно, раздирая рот, и решил, что не мешало бы поспать. Часиков по десять на каждый глаз.
   Из калитки выбежал взволнованный бургомистр и радостный стражник, но виконт Орха больше не изображал из себя Терминатора, а устало топал себе по тропинке, доверив вести беседы Агнешке. Он не представлял себе, как будет объяснять средневековому чиновнику устройство механизма, который и для его мира является верхом инженерной мысли.
   - Госпожа, неужели вы смогли?! - возопил Сташек, остановившись перед ними и пытаясь отдышаться после бега.
   - А я смотрю - идут. Живые! Решил, чисто теперь. К вам побежал, - бубнил за спиной бургомистра стражник.
   - Мы очистили рудник от населявшей его нечисти, - подтвердила Агния. - Хочу заметить, виконт Орха оказал мне неоценимую помощь, а вы обещали награду...
   - Конечно, конечно! - закивал Сташек. - Но что там было?
   - Жуткая тварь, я такой еще не видела. Ваши рудокопы пробили новую шахту и наткнулись на пещеру, где таилась эта нечисть. Проход мы завалили, больше туда лезть не советую, там могут скрываться другие чудища. Тварь гналась за нами до самого погоста, там мы её и взорвали, можете осмотреть воронку.
   Бургомистр махнул стражнику, тот убежал к руднику. Амур сел в тени дерева, потерся спиной о ствол. Шершавая кора приятно массировала натруженные мышцы. Вот так и начнешь понимать медведей, которые обдирают спиной елки в Сибири! Он похлопал по карманам в поисках кисета с табаком, чертыхнулся и вновь прислонился к дереву, откинув голову. Агнешка рассказывала Сташеку выдуманные подробности ночной схватки. Ян слушал с живым интересом, лысина блестела от пота. Вскоре прибежал стражник, кивнул бургомистру, опасливо косясь на магиню.
   - Отлично! Я очень благодарен вам, леди! Любой скакун из городской конюшни ваш! - воскликнул Сташек.
   - Два скакуна, - сказал Амур, устало поднимаясь с земли и доставая из-за пазухи листовку, которую сорвал со щита около ратуши. - Здесь указана награда, которой с лихвой хватит на покупку двух лошадей.
   - Вы правы, - поднял ладони вверх бургомистр. - Королевские гвардейцы всегда славились своей внимательностью. Пойдемте, леди, я провожу вас.
   Конюшни располагались на краю площади недалеко от ратуши, крестьянские носы привычны к любым запахам. Бургомистр не соврал, скакуны были действительно хороши. Выбирая, Амур дошел до последнего стойла и понял, откуда Сташеку знакомы амаргалы - здесь стоял конь именно такой породы. Если Маус только вошел в преклонный возраст, то этот был и вовсе ветераном, даже грива поседела, но еще крепок, грудь широченная, ноги мощные, самое то для тверда.
   Жеребец по кличке Гром оказался любимцем Яна, он верхом выезжал на редкие торжественные мероприятия в Палехе, поэтому отдавать амаргала не хотел. Любого другого коня, пускай двух - пожалуйста, а вот этого - нет. Пришлось Амуру напомнить бургомистру про дефицит бюджета Палеха, зачистку серебряного рудника и связь этих явлений между собою.
   Амаргала Сташек отдавал со слезами на глазах. Когда Агнешка спросила про лошадку для себя, бургомистр лишь махнул рукою, забирайте хоть все, и ушел в ратушу. Амур ни капельки его не жалел. Такие кони, как Гром, созданы для длительных походов, для кавалерийской атаки, для сшибки грудь в грудь, и не дело боевому скакуну гнить в захудалой конюшне. Пусть и ветерану. Все равно, что купить танк и ездить на нем в булочную! Агнешка выбрала для себя стройную молодую кобылку по имени Ласточка.
   В таверне 'Гусь и свинья' царил полумрак, за ранний час окна еще закрывали ставни. Перевернутые лавки стояли на столах. По пустому залу бродил сонный парнишка, подметая метлой следы ночного веселья. Гуляки давно разошлись, лишь один спал за столом, оглашая таверну могучим храпом. Будить его побоялись. Под голову вместо подушки Гуго положил любимый молот, густая борода тверда покрывала стол, словно меховая скатерть. Чешир сделал в ней удобное гнездо и преспокойно посапывал, не обращая никакого внимания на храп приятеля. По всему чувствовалось, что эти двое вчера поладили.
   Узнав, что Амур скоро заберет дебоширов из его таверны, обрадованный хозяин принялся готовить для благородного виконта и его друзей плотный завтрак, причем за счет заведения. Ставни открыли, в помещение хлынул утренний свет и свежий воздух. Чешир заворочался, чихнул оглушительно и заорал спросонья:
   - Хозяин, еще эля!
   - А он быстро освоился! - восхитился Амур.
   - Надо было оставить его в лесу, - фыркнула Агнешка.
   - Этот мохнатый чудик выпил вчера больше меня, - пробурчал, открыв один глаз, Гуго. - И как в него влезает столько? А ну-ка, брысь из моей бороды! Там и так живности хватает...
   - Мессир, вас так долго не было! - воскликнул Чешир, выкатываясь на стол. - Но я все сделал, как вы приказали! Следил за этим хамом, чтобы не сбежал.
   - Зачем мне сбегать, чучело? - буркнул Гуго. - У меня и коня-то нет...
   - Твой господин оставил тебя в таверне, чтобы ты не путался под ногами, пока мы будем разговаривать с бургомистром, - назидательно сказала Агнешка лесовику. - Кстати, мистер Скалдвинг, теперь конь у вас есть.
   - Серьезно? Такая же кляча, какую мне всучили в Антарнелле, э?
   - Решай сам, - сказал Амур. - Выгляни на улицу...
   Гуго поднялся с хрустом, цапнул молот, на щеке отпечатался ряд заклепок, и недоверчиво подошел к раскрытому окну. Лицо тверда, только что выражавшее крайнюю степень скептицизма, обмякло, глаза распахнулись, рот приоткрылся от восторга, как у современного ребенка, получившего на день рождения новенький айфон. Скалдвинг выбежал на улицу, чуть не сорвав дверь с петель. Следом вышли Амур с Агнешкой и мячиком выкатился Чешир.
   Восторженный Гуго ходил вокруг амаргала, Гром косил на него лиловым глазом. Амур подмигнул Агнешке, не зря они на погосте пластались. Чешир уже вскарабкался в привычный капюшон и теперь оттуда дышал на сюзерена стойким запахом перегара. Закончив осмотр жеребца, тверд довольно хлопнул того мозолистой ладонью по холке. Звук был такой, будто барабан лопнул. Гром подобного обращения не стерпел и тяпнул Скалдвинга, намереваясь откусить наглецу ухо. Несмотря на грузную комплекцию, тверд ловко увернулся - зубы амаргала клацнули в сантиметре от его носа. Вместо того, чтобы обидеться, Гуго взревел восторженно:
   - Cul animul! Вот это зверюга! Как и я, старый, но крепкий!
   - Помнится, ты мне жизнь спас, - сказал Амур. - Теперь мы в расчете?
   - Парень, да за такого коня я тебя готов еще пару лет отовсюду вытаскивать! Где вы его взяли, э?
   - Бургомистр подарил за то, что нечисть на погосте извели, - озвучила Агнешка официальную версию.
   - И без меня?! - возмутился Чешир. - Видит Тук, я лучше бы пошел с вами, чем с этим хамом пьянствовать!
   - Ты совершил настоящий подвиг, - сказал Амур. - Разит от тебя так, что и я уже захмелел. Пойдемте завтракать и продолжим путь, иначе хозяин таверны точно на вас стражу вызовет.
   - Уже вызывал ночью. Аж два раза, - хмыкнул тверд и поднял молот. - Они испугались моей Марты.
   - Ты назвал молот женским именем? - удивился Амур.
   - А что тут такого? Посмотри, какая она у меня фигуристая дама! - сказал Гуго, чуть не впечатав молот ему в лоб.
   Только сейчас Амур разглядел выгравированную в металле обнаженную женщину с большой грудью и широкими бедрами. Волосы красотки развевались, в одной руке она держала кубок, а в другой арбалет. Что ж, если у твердов все женщины такие, то надо признать, что вполне, вполне...
   Вопреки опасениям Амура, кобылка Агнешки легко поспевала за двумя амаргалами. Гуго после завтрака вынес своему соленых сухариков, что-то пошептал в подрагивающее ухо, и Гром позволил забраться на себя могучему тверду. Завидев такую компанию, возничие заблаговременно убирали с пути свои телеги, а немногочисленные всадники останавливались на обочине, делая вид, что решили просто отдохнуть. Пыль клубилась столбом, комья грязи взлетали выше головы. Амур поначалу радовался, какой он сильный и важный, дорогу уступают, но вскоре заклевал носом.
   В обрывках сна возникал то каркающий ворон, то стена огня с проступающим на ней суровым ликом, а то незнакомая женщина с мертвенно-бледной кожей. Проснулся от резкого толчка. Гуго держал Мауса за повод и всматривался в облачко пыли, которое двигалось по дороге далеко позади них.
   - Ты чего? - спросил Амур, разминая затекшую шею.
   - Мы едем быстро, но эти всадники постепенно приближаются, я наблюдаю за ними уже две кварты.
   - Торопятся, видимо...
   - Следующий город будет только вечером, к этому времени их лошади давно падут.
   - Думаешь, погоня?
   Гуго достал из седельной сумы телескопическую подзорную трубу и раскрыл её. Солнечный зайчик скользнул по медному корпусу, Амур различил клеймо в виде двух скрещенных топоров. Тверд покрутил колесико и удовлетворенно крякнул:
   - Смотри-ка, настоящий рыцарь! С оруженосцами даже. Вам знаком герб с вепрем?
   - Савиньи! - воскликнули одновременно Амур с Агнешкой.
   - Сдается мне, вы ему малость насолили, э? - спросил Гуго, складывая трубу.
   - У нас был поединок за право вступления в Королевскую гвардию. Я выиграл, - сказал Амур. - Виконт ранен, поправится не скоро. Видимо, за нами скачет кто-то из его родственников. Но ведь капитан Густав сказал, что мстить запрещается!
   - О, этот рыцарь наверняка хочет пожать твою мужественную руку и выказать восхищение твоему владению мечом, - ухмыльнулся Скалдвинг.
   - В Антарнелле они на него уже покушались, - сказала Агнешка. - Спасла случайность.
   - Что ж, я знаю неподалеку одно ущелье, там отличное место для засады, - прищурился Гуго.
   - Я не буду прятаться! - мотнул головой Амур. - Пусть приходят!
   - Ну, парень, с такими замашками тебе прямая дорога в рыцари! - хохотнул Скалдвинг. - Я не такой благородный, поэтому скроюсь вон в той рощице. Эти Савиньи ведь не знают, что я с вами, э? Вот и чудненько, значит, мое появление станет для них сюрпризом.
   Гуго тронул поводья, Гром величественно затрусил в сторону дубравы. Пыльное облако приближалось.
  * * *
   Все познания Амура про рыцарей были почерпнуты из псевдоисторических фильмов. В них король Артур всегда собирал свою дружину за круглым столом - это чтобы никто не обиделся, все равны. В перерывах между блюдами рыцари ратовали за вечные ценности, провозглашали себя вместилищем всяческих добродетелей и громко стучали мечами по столу. После этого доблестный Ланселот обычно совращал прекрасную королеву Гвинерву, взбешенный Артур гонялся за ним по всему Камелоту, а дружина в это время блистала на турнире, тестируя новое оружие. Еще рыцари любили вызывать друг друга на поединок, где мерялись своими, гм, копьями. И всегда, независимо от времени года, эти удивительные люди носили на себе тяжелые металлические доспехи, не снимая их даже при походе в сортир - это изумляло Амура больше всего.
   В данном плане скачущий по дороге рыцарь оказался более практичен, его тело и бедра покрывали лишь кожаные щитки, а развевающийся за спиной плотный плащ легко остановил бы шальную стрелу. Металлическим был только шлем, закрывающий голову. Красный плюмаж трепетал на ветру, из забрала выдавались вперед два внушительных клыка, как у настоящего вепря. Дикий кабан красовался и в гербе на щите, который держал первый оруженосец. Второй вез длинное копье с вымпелом, а также притороченные к седлу железные латы - видимо, для особо торжественных случаев.
   Амур отпустил поводья, Маус подался вперед, закрыв собой Агнешку вместе с ее лошадкой. Рыцарь тем временем взлетел на пригорок, красиво осадил скакуна, забрало взлетело вверх, но клыки остались на месте. Амур почувствовал, как у него медленно отвисает челюсть. В капюшоне икнул Чешир. Кожа у звероватого рыцаря была зеленого цвета, комплекцией он напоминал мощного тверда, но в росте явно его обходил. Амур подумал, что если принять Гуго за Тайсона, то родственник Савиньи тогда вылитый Валуев. Клыкастый рыцарь медленно оглядел их и, несмотря на брутальную внешность, вполне вежливо прорычал:
   - Не заметил вашего герба, сэр, но вижу дворянскую цепь и знак королевской гвардии. Грр, могу ли я узнать ваше имя?
   - А кто спрашивает?
   - Перед вами виконт Ягор Савиньи, грр. Мой сводный брат Гастон недавно уехал поступать в вашу гвардию, но его вызвал на поединок и серьезно ранил некто виконт Орха. Грр, вы знаете что-нибудь про этого человека?
   - В первый раз слышу.
   - Я так и думал, грр, что вы попытаетесь схитрить! Еще я думаю, что вы тот самый виконт Орха и есть. Сэр, я намерен вызвать вас на дуэль. Принимаете ли вы мой вызов?
   - Магией его убить не получилось, так вы теперь решили испробовать грубую силу? - влезла Агнешка.
   - Женщина, я не знаю, о чем ты говоришь, - прорычал Ягор. - Грр, я презираю магию, как и мой достопочтимый отец. Скажу больше, мы считаем, что поединок не был честным, виконт Орха победил с помощью колдовства, чему есть свидетели. Поэтому я здесь!
   - А не твой ли отец подкупил барона Кротура, чтобы тот уступил место в гвардии твоему братцу?! - не унималась Агнешка, задетая еще тем, что её назвали женщиной, а никак не девушкой.
   - Грр, мне про это ничего не известно, - помотал головой клыкастый рыцарь. - Откуда у тебя такие сведения?
   - Нам об этом рассказал капитан Густав, - отрезала знахарка. - А вчера на виконта кто-то спустил 'Дыхание дракона' и чуть не сжег его. Мы думаем, что тут тоже не обошлось без участия твоего папеньки!
   - Грр, я знаю капитана Густава, он достойный воин, - выговорил Ягор. - Неужели мой отец подкупил Кротура? Святой Агриман! Мне нужно во всем разобраться. Грр, прошу прощения, виконт Орха, но наш поединок откладывается. Я найду вас позже!
   - Ничего страшного, - кивнул Амур. - Я скоро вернусь в столицу и вы можете попытаться вновь.
   - Договорились, грр! Сэр, вы честнее, чем я думал. Буду ждать вас в Антарнелле!
   Забрало с лязгом захлопнулось. Ягор приложил два пальца к шлему, прощаясь, развернул коня и припустил в обратную сторону. Верные оруженосцы пристроились по бокам от своего господина, чтобы не глотать пыль. Еще не совсем отойдя от странной встречи, Амур посмотрел на Агнешку:
   - Что это было?
   - Обыкновенный полуогр.
   - О как! А есть и просто огр?
   - Конечно. Ах да! Они живут на окраине Банадера. Воинственные племена, но у них существует своеобразный кодекс чести. Мужчины сильны и безобразны, зато женщины рыжеволосы и красивы, если не обращать внимания на зеленую кожу и небольшие клыки. Впрочем, я слышала, они их подтачивают.
   - И что, огры и люди того?..
   - Ну да, физиологии схожи, - ответила Агнешка, чуть покраснев. - Огры своих женщин не сильно-то балуют, поэтому те частенько смотрят на сторону. Ягор - бастард, которого барон решил воспитать, дворяне часто так делают. Из полуогров получаются отличные рыцари, они сильнее людей и у них развито чувство справедливости. Подкупить их невозможно.
   - Теперь понятно, почему он так быстро сорвался, даже про дуэль забыл. Папаша явно не посвящает его в свои дела, использует втемную. Думаю, им предстоит занятный разговор!
   - Вы бы все равно его побили, мессир, - пробасил Чешир из капюшона.
   - Что мне в тебе нравится, дружок, так это твой неиссякаемый оптимизм, - кивнул Амур. - Но, как говорил Брюс Ли, неначатый бой - это выигранный бой.
   Из дубравы, покачивая молотом, выехал Гуго. Амур вновь поразился силе тверда, который управлялся с тяжеленной железякой так, словно та была из бутафорского пенопласта. Скалдвинг задумчиво посмотрел в сторону удаляющегося облака пыли, досадливо крякнул и убрал молот в ременную петлю.
   - Я хотел эффектно появиться, как только этот полукровка начнет размахивать здесь своим мечом. Что вы ему такого сказали, что он улепетывает, словно за ним гонятся все демоны Призрачного, э?
   - Думаю, ему впервые кто-то открыл глаза на темные делишки его отца-барона, - сказала Агнешка. - До этого не отваживались... или жалели.
   - Какие вы жестокие, - покачал головой Гуго. - Лучше бы я его молотом по башке треснул, а теперь он будет мучиться, ночей не спать. Эти рыцари, они же как дети!
   В капюшоне жизнерадостно заухал Чешир. Несмотря на то, что избежал серьезного поединка, Амур радости совсем не чувствовал.
   - Послушай, Агния, Ягор так открещивался от магии... может, покушение на площади действительно подстроил не Савиньи? Я тогда проснулся от карканья, кольцо холодило палец. Пока ехал до храма, чувствовал слежку, а потом луч Сандрогара сжег ворону и сразу все пропало.
   - Похоже на чернеца, - кивнула Агнешка. - Дядя Густав тоже говорил, что барон Савиньи обычно действует более прямолинейно. Пасынка своего науськал вот. Но если тебя хотела убить та черная колдунья, то сейчас она точно потеряла нас из виду, я не чувствую кругом ничего магического.
   - Путешествовать с вами одно удовольствие! - хохотнул Скалдвинг. - Расскажите потом, кому вы еще перешли дорогу, э? Мне так, интересно просто...
   - Гуго, я - амур, создание Призрачного, могу жить на два мира и у меня это иногда даже получается. Вот только кому-то тут я сильно мешаю и меня периодически пытаются убить. Я оказался здесь не по своей воле, какая-то сволочь насильно выдернула меня из родного мира. А сейчас я просто стараюсь выжить и понять, какого хрена тут делаю!
   Агнешка возмущенно уставилась, Чешир застыл в капюшоне, чувствуя гнев сюзерена, а тверд дернул бороду и сказал уже без всяких смешков:
   - Парень, я однажды потерял целое королевство и тоже болтаюсь теперь, как дерьмо в проруби. Только обжился в Антарнелле, как Старейшина Горы - рвать его мать! - приказывает мне вернуться, хотя приказывать ему должен я! О том, что мир справедлив, могут думать только такие ушибленные, как тот полукровка, что строит из себя сраного рыцаря. Поэтому прекрати брызгать слюной, расправь крылья, если действительно летун, и постарайся подмять под себя даже не один, а два мира! Иначе, зачем вообще жить? А я помогу, обещал ведь присматривать.
   Амур почувствовал, как уходит гнев. По всему телу распространился жар, придавший сил. Словно кто-то огромный дунул на него и от этого огненного дыхания даже крестик на груди потеплел. Виконт выпрямился в седле, на него все смотрят, решил сказать нечто эпохальное, но в горле встал ком. Нетерпеливо всхрапнул Маус. Амур махнул рукой и бросил:
   - Продолжим путь.
   Тверд одобрительно хлопнул его по плечу:
   - Никто не сказал бы лучше!
  
  Глава 12.
   Главной достопримечательностью городка Дерлег была высокая башня на окраине, где жила местная колдунья по имени Франческа. Об этом гостям поведал одинокий стражник, подпирающий ветхие ворота. Ведьма зла не творила, наоборот, лечила жителей от хворей и делала различные нужные зелья, за что её уважали и на всякий случай боялись. Агнешка сразу загорелась познакомиться с товаркой по цеху, тем более Юстина как-то рассказывала об этой магине, повелевающей воздушной стихией. Остальные не возражали, городок уже тонул в сумерках, и нужно было искать место для ночлега.
   Если домики в Дерлеге строили максимум двухэтажные, по мягкой зиме из дерева, то каменная башня своей основательностью могла соперничать с водонапорной громадиной, которая портила в прошлой жизни Амуру вид из окна. Обитель местной магини торчала указующим в небо перстом в центре пустыря, который плотно зарос бурьяном. Впрочем, ведьму навещали и часто - через заросли вела утоптанная дорожка, а подле башни стоял навес для лошадей. С другой стороны виднелась заполненная поленьями дровяница и небольшой сарай.
   Не мудрствуя лукаво, тверд бухнул в дверь кулаком. Почти сразу же в ней открылось небольшое окошко, в котором уместился лишь один подозрительный глаз.
   - Кого несет на ночь глядя? - раздался хриплый мужской голос.
   Агнешка раскрыла платок, её татуировки слабо засветились в темноте.
   - Я, Агния Зоар, передаю привет Франческе Равиньяк и хочу засвидетельствовать ей свое почтение. Это мои спутники.
   Дверь поспешно отворилась, на пороге стоял склонившийся в поклоне коренастый мужик, одетый в рясу с капюшоном. Когда он поднял голову, Амур понял, почему дверное окошко такое маленькое - у привратника был только один глаз, второй закрывала кожаная повязка.
   Оставив коней хрумкать овес, они поднялись на второй этаж башни. В просторной комнате горел камин, перед ним в кресле-качалке сидела девушка. У Амура язык бы не повернулся назвать её ведьмой. На вид даже моложе Агнии, Франческа с её светлыми волосами, голубыми глазами и точеной фигуркой походила на кукольную Барби - такая же картинно красивая и словно бы ненастоящая. Амур невежливо уставился на хозяйку и спохватился лишь тогда, когда Агнешка шепнула ему на ухо, что этой куколке уже девяносто семь лет.
   После взаимных приветствий девушки устроились у камина, обсуждая магические дела за бокальчиком легкого вина, а мужчины расселись за столом, куда привратник выставил угощение: шмат сала, соленые огурцы, каравай черного хлеба, головку сыра и пару крупных луковиц. В этот натюрморт так и напрашивался графин водочки, но процесс дистилляции в этом мире еще не изобрели. Вроде бы небогато, но все по-деревенски вкусно, Амур с удовольствием работал челюстями, а сам думал о недавних покушениях. Магини вскоре закончили секретничать, и он решил обратить на себя внимание:
   - Агния, я должен попасть в Призрачное.
   Франческа быстро взглянула не него:
   - Что я слышу? Юноша, вам не терпится умереть?
   - Пфф, сударыня, перед вами целый амур!
   - Что? - глаза Франчески подернулись туманом и, заглянув в Призрачное, она растерянно пробормотала: - Действительно... а я то думаю, почему с вашим приходом настроение так улучшилось и словно энергии прибавилось. Списала все на радость встречи, а тут такое... но откуда?!
   - Пока я буду отсутствовать, Агния вам расскажет, - ответил Амур и подмигнул знахарке. - Ты там говорила про какой-то якорь?
   - Да, чтобы вернуться в наш мир, тебе нужна вещица из золота. Этот металл существует только здесь, его приносят небесные камни, и Призрачное над ним не властно.
   - О, у меня есть нечто подобное! - воскликнула Франческа и прошла к полке, игриво задев бедром плечо сидящего Амура.
   Он признался себе, что девяностосемилетнее бедро ведьмы ничем не отличается от бедер двадцатилетних, которые он имел счастье ощущать. Да и вообще, этой миловидной куколке-магине ведь давно стукнуло тридцать, они сегодня ночуют в башне, а значит...
   Полет фантазии Амура прервала сама Франческа, протянув ему висящую на цепочке фигурку. Вещица представляла из себя отлитого в золоте козла. Неизвестный ювелир постарался на славу - видна была даже шерсть и трещинки на рогах, а морда парнокопытного со вздернутой бородкой имела явно насмешливое выражение. Несмотря на филигранное исполнение, козел этот Амуру решительно не понравился. Да и что за честь носить на груди такое?
   - Спасибо, у меня есть кое-что получше, - сказал он и выпростал из ворота рубахи нательный крест.
   - Годится! - кивнула Агния, а явно расстроенная Франческа убрала козлика обратно в шкатулку.
   - Что я должен делать? - спросил Амур.
   - Отправляйся в Призрачное, а как решишь возвернуться, сожми в руке свой крестик, - сказала Агнешка. - Только не задерживайся, я буду волноваться!
   - Когда бы вы не вернулись, мессир, я буду ждать вас здесь, - торжественно пробасил Чешир и отсалютовал сюзерену бутербродом с салом.
   Амур кивнул, сосредоточился на окружающих его звуках. В этот раз вычленить нужный оказалось уже легче - среди повседневного шума ясно прорезался голос Призрачного, словно завибрировала гитарная струна. Амур прислушался. Гудение магии стало громче, придвинулось и захлестнуло его.
   Стены башни начали стремительно меняться. Исчезли полки с бутыльками, их место занял мох. Камень кладки переродился в темное дерево, а узорчатое окно лишилось стекол и расширилось до большого проема. Амур выглянул наружу - в Призрачном мире башня ведьмы превратилась в исполинский дуб, из дупла которого открывался изумительный вид. Внизу вспыхивали огоньки на улицах Дерлега, по ним проплывали светящиеся призраки жителей, а вдалеке угадывались подсвеченные зеленой луной Рамийские горы, краешек которых виконт Орха со спутниками зацепили в Палехе. Тонкая красная линия убегала в ту сторону, указывая направление на Антарнелл.
   Орлята учатся летать! Амур вспомнил, как когда-то прыгал с парашютом - ощущения захватывающие, а главное было не задерживаться в самолете, иначе от страха впадаешь в ступор и вытолкнуть тебя наружу не сможет уже никакая сила, кроме пинка инструктора. Перекрестившись, он шагнул из дупла, расставив руки. В ушах засвистел ветер, за спиной хлопнули и расправились крылья. Амур с удивлением понял, что даже не думает, как летать и что для этого делать, как не думает человек о правильной постановке ног во время ходьбы. Он просто взмахнул крыльями, понесся над землей, и восторг захлестнул его с головой.
   Дерлег остался позади. Внизу стелились квадраты полей, вспыхивали огоньки в хуторах фригольдеров. Вскоре показался Палех. Вполне себе добротные в реальности дома выглядели здесь полуразрушенными, в крышах зияли прорехи, из которых выплескивался наружу бурый мох. Тут и там мелькали светлячки душ спящих горожан. Амур сделал крюк и пролетел над рудником. У входа толпились призраки, стремясь поскорее восстановить производство драгоценного серебра. На краю погоста сидели рядком несчастные, которых поубивал голем, и наблюдали за работой. Завидев Амура, мертвые радостно замахали ему, что-то выкрикивая. Он заложил вираж и опустился на землю рядом с ними.
   - Спасибо, сэр, что изгнали чудище! - раздался хор голосов. - Мы наблюдали за вашей схваткой, вы были великолепны!
   Амура в первый раз благодарили мертвецы. Он немного смутился, глядя на искалеченных мужчин, которые вразнобой говорили ему приятные слова. Вперед выступил усатый стражник - судя по нашивкам, в лейтенантском чине. Он увлек Амура за собой:
   - Сэр, огромная удача, что вы появились здесь и сейчас! По слухам, со дня на день мы должны получить перерождение, а я не успел сделать самого главного. Вы поможете мне?
   - Смотря в чем, - уклончиво ответил Амур, гадая про себя, какие еще дела могут быть у мертвецов.
   - Я Герваз Сташек, младший брат нашего бургомистра. При жизни мы не особо ладили, но сейчас, как вы понимаете, мне глупо дуться на него. Прошу вас, если будете в Палехе, скажите Яну, что я прощаю его. Глупая обида развела нас по жизни и мы не разговаривали почти десять лет, представляете? Мне больно от этого, а он будет винить себя, я знаю.
   - Хорошо, я передам ему при встрече, - пообещал Амур.
   - И еще, сэр, прежде чем вы уйдете, - начал мертвый лейтенант Герваз и окинул взглядом предгорье. - Здесь был эмиссар демонов, он забрал троих рабочих, самых крупных и сильных.
   - Видимо, они здорово нагрешили при жизни? - предположил Амур.
   - Так в том-то и дело, сэр, что нет! Примерные семьянины, знатные рудокопы, но эмиссар почему-то выбрал их. Насколько я знаю, это идет вразрез с Древним устоем.
   - Приму к сведению, - кивнул Амур, абсолютно не представляя, как ему могут пригодиться знания о превысившем свои полномочия демоне.
   Взмах крыльев бросил его в небо. Амур поспешил прочь от рудника, а то не ровен час и остальные покойнички вспомнят о незавершенных в миру делах. Равийские горы остались справа. Красная ниточка устремилась к горизонту, указывая на Антарнелл. Амур заработал крыльями, приближалась полночь.
   Столица отличалась по виду от провинциального Палеха. Здания выглядели такими же крепкими, как в реальности, но вездесущий мох-паразит рос и здесь, облюбовав крыши и балконы домов. Не было его только вокруг храма Сандрогара, который сиял в ночи гигантским факелом и выжигал вокруг себя даже в Призрачном всю гадость. Амур на всякий случай облетел святыню по широкой дуге, заприметил на земле освещенный тремя фонарями особняк и спикировал на мостовую.
   Не засиженная еще мхом вывеска красовалась свежими красками. Художник вложил в неё частичку души, нарисованная девушка медленно повернула голову и подмигнула Амуру. Он вздрогнул от неожиданности - так одинокая магиня походила на Агнешку. У входа в таверну яростно спорили два мертвых оборванца, но, завидев снежно-белого амура, поспешили расступиться и даже изобразили что-то вроде поклона.
   С прошлого раза народу в зале поубавилось. Исчезла компания моряков, половина столиков оказалась пуста. Несколько официантов-скелетов в ливреях сидели на подоконнике и, болтая ногами, о чем-то разговаривали, скрипя челюстями. Увидев Амура, пани Гнежка замахала ему из-за стойки и поспешила навстречу.
   - Мессир! Как я рада вас видеть вновь!
   - Да вот, залетел по дороге, - улыбнулся Амур миловидной вдовушке. - Смотрю, постояльцев у вас поубавилось?
   - И не говорите! Эмиссары словно озверели, хватают всех подряд и утаскивают в горы, - сказала Гнежка, увлекая его за отдельный стол.
   - Серьезно? Я по дороге слышал нечто подобное. Правда, человек, рассказавший мне это, утверждал, что те люди вовсе не злодеи.
   - В том-то и дело! Вчера забрали бондаря, а он и мухи за всю жизнь не обидел. В сделанных им бочках вино у нас хранится, вернее у вас. Древний устой попирается, ни к чему хорошему это не приведет. И куда смотрят Хранители?
   - А это кто?
   - Три ангела Сандрогара, единственные выжившие в той войне. Творец завещал им следить за порядком.
   - Их всего трое? На все Призрачное? Неудивительно, что где-то не успевают...
   - Завтра же напишу петицию Хранителю, - решила Гнежка. - Пусть разбираются! Но вы то, мессир, заглянули ко мне явно не наши дела обсуждать?
   - Да, в прошлый раз была драка, - сказал Амур. - На нас напали.
   - Как же, видела! Болела за вас всем сердцем, но ничем не могла помочь. А вы справились! Та магиня так закричала, что аж вся посуда здесь попадала. Лихо вы их!
   - Мне помогли, - отмахнулся Амур. - Если бы не тверд и пани Берта, я наверняка уже стал бы жителем только Призрачного. Те убийцы шли за нашими жизнями и я хочу знать, кто их нанял. Насколько я понимаю, один из них после свидания с молотом должен быть оказаться здесь?
   - Все верно, - кивнула Гнежка. - Когда он испустил дух, сразу проявился в Призрачном. Но вы не сможете допросить его, за такими эмиссары приходят в первую очередь. Они уволокли его в замок Рави.
   - Это который в Равийских горах? Я различил вдалеке башни со шпилями, когда летел сюда.
   - Тот самый, - подтвердила Гнежка. - Цитадель темных порождений. Подумать только, а ведь когда-то это был оплот света, пока ангел Рави не предал Творца и не стал архидемоном!
   - Туда можно проникнуть?
   - Вряд ли. Замок хорошо охраняется, причем не только патрулями демонов, но и темной магией. Конечно, она не причинит вам вреда, но предупредит стражей.
   - Черт! А я так надеялся потолковать с тем хмырем.
   - Не поминайте рогатого к ночи, - сказала Гнежка и положила Амуру руку на плечо. - Второй наемник все еще в вашем мире - разыщете его и узнаете все, что нужно. А сейчас вам необходим отдых, вы проделали долгий путь. Пойдемте, я покажу вашу комнату.
   - Но меня ждут друзья! - слабо запротестовал Амур, чувствуя, как пальцы девушки скользят по его руке.
   - Поверьте, мессир, никуда они не денутся. Подождать до утра - это совсем не то, что ждать сто лет. Как вы думаете?
   Пани Гнежка увлекла Амура вслед за собой вверх по лестнице. Он уже не сопротивлялся - свой цели он не достиг, но пока летел сюда, изрядно вымотался с непривычки, так почему же не отдохнуть пару часиков перед обратной дорогой? Подождите-ка, а что там имела ввиду наша миловидная вдовушка, когда сказала про сто лет ожидания? Это что же, у неё целый век мужика не было?! Амур даже остановился, ослепленный внезапной догадкой.
   Оказалось, они уже пришли. Девушка открыла дверь и втолкнула его в комнату. Главной достопримечательностью здесь было огромное ложе под балдахином - наверняка номер-люкс для молодоженов. Пани Гнежка прильнула к Амуру образом, который не допускал двояких толкований. Его набедренная повязка полетела прочь, колчан и лук упали на пол. Девушка опустилась перед Амуром на колени и он отбросил всякое смущение. В голове крутилась лишь одна дурацкая мысль: 'А вы, други мои, занимались когда-нибудь любовью со столетней женщиной?'. Но вскоре и этот вопрос отступил перед напором соскучившийся по мужскому вниманию вдовушке.
  * * *
   Солнце Призрачного было крупнее луны, но такое же изумрудно-зеленое, и света давало немногим больше. Темень превратилась в сумерки - вот и всё отличие дня от ночи в изнанке мира. Такое ощущение, что честный свет не мог пробить облако греха, окутавшее призрачный Колинар. Была теперь тут толика вклада и от Амура.
   Он парил на восходящих потоках, лениво шевеля крыльями. Утро только начиналось, а виконт был уже вымотан так, словно всю ночь разгружал вагоны. Пани Гнежка оказалась не только ненасытной, но и довольно изобретательной в сексе девушкой. Амур до сих пор мечтательно улыбался, щуря глаза от смущения, словно объевшийся ворованной сметаной кот.
   Его расслабленность сыграла с ним дурную шутку. Амур забыл, где находится, и заметил летящих демонов только тогда, когда те уже устремились к чужаку. Они напоминали двух черных быков-минотавров, у которых в результате нелепой мутации выросли крылья, как у гигантской летучей мыши. Впрочем, махали они ими тяжело, с трудом удерживая в воздухе могучие тела. Если Амур полетом наслаждался, то для этих рогатых здоровяков такой способ передвижения выглядел мукой. В руках демоны сжимали секиры, но на лесорубов были совсем не похожи. Да и какие к черту деревья в воздухе?! На всякий случай Амур несколько раз взмахнул крыльями и сразу поднялся на добрый десяток метров.
   - Эй, снежок, а ну-ка стой! - проревел один из демонов, пыхтя от натуги. - Это наша земля, ты чего тут забыл?
   - Просто летел мимо, - ответил Амур, поймав восходящий поток и поднявшись еще выше.
   - Стой, кому говорю! - приказал второй демон. - Ты нарушил границу и полетишь с нами в Рави!
   - Так вы местные пограничники! - догадался Амур.
   - Мы патрулируем наши земли и обязаны доставлять всех нарушителей к эмиссару!
   - А если я откажусь?
   - Мы заставим тебя силой! - проревел первый демон и яростно заработал крыльями, словно гигантский шмель, завидевший цветочную клумбу.
   Вот только до элегантности шмеля летучим минотаврам было далеко. Демоны выбивались из сил, догоняя Амура, а он просто парил, чувствуя теплые потоки и скользя по ним, как по воздушным горкам. Отчаявшись догнать нарушителя, один из демонов метнул секиру, она со свистом пронеслась в стороне от Амура. Он уже хотел ответить на такую наглость и потянулся за луком, когда демоны поняли свою оплошность и камнем рухнули вниз, сложив крылья.
   Ну не догонять же растяп? Тем более служба у них, понимать надо! Амур по широкой дуге облетел Равийские горы и направился к далекому дубу, где ждали его друзья. Теперь понятно, почему жилища ведьм благодаря магии такие высокие в Призрачном. Да любой из этих толстяков-демонов ни за что не поднимется настолько, сдохнет от усталости на полпути! Они больше приспособлены к роли пехоты и совсем непонятно, зачем их отправили служить в авиацию. Хотя, как знать, их эмиссары как-то же поднимают в воздух до нескольких мертвецов? Или те не тяжелее своих душ?
   Больше воздушных патрулей Амур не встречал. Пролетев еще спящий Дерлег, он спикировал в крону гигантского дуба. Нашел дупло, пробрался внутрь и сжал в руке золотой крестик. Гудение магии тут же стихло, вокруг добавилось красок, и Амур вернулся в привычный мир. Запоздало выдохнул, сейчас возращение далось не в пример легче, если знать - как.
   Бородатый тверд похрапывал в кресле, обнимая железную Марту. Чешир свернулся клубком на лавке, рядом с ним лежал недоеденный бутерброд с салом, что уже само по себе было странно - обычно лесовик едой не разбрасывался. У окна с бокалом вина стояла Франческа Равиньяк и загадочно улыбалась Амуру.
   - Твои друзья так устали, бедняжки.
   - А где Агния? - спросил Амур, не увидев знахарки.
   - Не беспокойся, её сморило от вина, она спит в моей комнате. Как тебе понравилось в Призрачном?
   Франческа отставила бокал и вплотную подошла к Амуру. Глаза магини блестели, а пахло от неё чем-то неуловимо свежим, словно цветочный луг после дождя. Хотелось зарыться носом в эти золотистые волосы и вдыхать их аромат бесконечно. В разрезе туники виднелись полукружия грудей, бюстгальтеры в этом мире не признавали, да прелести Франчески в них и не нуждались. Она обняла Амура за шею, откинула голову, её влажные губы приоткрылись...
   Цветочный запах стал совсем приторным и превратился в дешевые сладковатые духи, которыми любят брызгаться старухи. Амур отодвинул магиню и оглушительно чихнул. Хватит с него на эту ночь столетних барышень! Он куртуазно высморкался в платок с вышитым вензелем виконта Орха (рукодельница Агнешка постаралась) и виновато пожал плечами:
   - Прошу прощения, сударыня! На высоте такие сквозняки, что я, похоже, простыл.
   Франческа растерянно хлопала длиннющими ресницами, создавая сквозняки уже в комнате. Вся привлекательность магини в один момент поблекла и увяла, словно куколку Барби отдали на пару лет в многодетную семью, где из детей одни девочки. Франческа обиженно сморщила носик и всплеснула руками:
   - Но как?! Никто не может устоять против моей магии!
   - Мессир может, - сказал проснувшийся от молодецкого чиха господина Чешир. - Ты забыла, ведьма? Он же настоящий амур!
   Зевающий в кресле тверд молча поднял вверх большой палец. Франческа всхлипнула и выбежала из комнаты. Амур почесал затылок:
   - Нехорошо получилось как-то, обидел хозяйку. А пойду-ка я разыщу Агнешку!
   Он вышел из комнаты и чуть не столкнулся с одноглазым слугой, который, видимо, все это время торчал за дверью. Мужик виновато убрал за спину плотницкий топор и поклонился:
   - Спасибо, сэр, что не согрешили с хозяйкой.
   - Черте что, Санта-Барбара какая-то, - фыркнул Амур и закричал уже на всю башню: - Агния, звезда моя, где ты?! Хватит спать, нас ждут великие дела!
  
  Глава 13.
   Выезжали из Дерлега сытые и довольные. Повеселевший слуга Франчески накормил их великолепным завтраком. Сама магиня провожать гостей не пришла, сославшись больной. Амура вполне это устраивало, он до сих пор чувствовал неловкость перед гостеприимной хозяйкой. Агнешка же все хмурилась и в конце концов не выдержала:
   - Ничего не понимаю, неужели мы её чем-то обидели?! Любую хворь Франческа может исцелить за пару вздохов, хоть у неё и воздушная спецификация.
   - Такую хворь сразу не вылечишь, - сказал Гуго, подмигнув Амуру. - Если тебя отвергает парень, это ранит прямо в сердце.
   - Я что-то пропустила? - вскинулась Агния.
   - Когда мессир вернулся из Призрачного, ведьма приставала к нему с любовной магией, - пробасил Чешир.
   - Вот как?! Бабушка говорила о её распущенности, но я не верила. Значит, она решила добавить тебя в свою копилку? Ну конечно, настоящий амур! Можно потом целый век хвастаться перед подружками. Погоди-ка, а что ты?
   - А что я? Ты ж меня знаешь, - ответил Амур, сделав серьезное лицо и устремив взгляд промеж конских ушей. - Я - человек твердых моральных принципов!
   О бурной ночи с пани Гнежкой виконт Орха благоразумно решил умолчать. Агнешка подъехала ближе, заглянула в глаза и, оценив невозмутимость спутника, растерянно произнесла:
   - Я думала, все амуры - любвеобильные создания, бабушка рассказывала про вас всякое, но должна признать, что ты - исключение из правил. Нелегко, наверное, было противостоять магии Равиньяк?
   - Так ведь она на меня не действует, - отмахнулся Амур.
   - Еще как действует! Любовная магия не причинила бы тебе никакого вреда, она относится к разряду воздушных чарований, поэтому твоя сущность не станет блокировать подобные заклинания.
   Амур почувствовал, как трескается каменная маска на его лице. Это что же получается, он сам отверг эту милую Барби? Расскажи про такое парням на прошлой работе, сказали бы - импотент. Но ведь он под утро так устал, просто вымотался, может поэтому и не сработала любовная магия? Или все-таки он сознательно оттолкнул Франческу? Так сказать, неимоверным усилием своей несгибаемой воли? Амур хмыкнул и, вернув на лицо маску серьезности, заявил:
   - Не люблю старух, тем более с пластикой. Сама же сказала - ей почти сто лет! И вообще, я лучше тебя подожду.
   - Силен! - фыркнул Гуго.
   - Дурак! - отозвалась Агния.
   - Там люди! - внес свою лепту Чешир, подпрыгнув на плече Амура.
   Пока они обсуждали пределы магической уязвимости, вокруг встал густой стеной лес. Дерлегский тракт сузился до тропы, по которой едва бы проехали бок о бок два коня. А тут еще путь преградило толстое бревно, на котором сидел и улыбался во все оставшиеся зубы небритый мужик в потертом дворянском камзоле, штанах с бахромой и шляпе с зеленым пером. Когда он взмахнул ей в приветственном жесте, на пальце сверкнуло драгоценным камнем кольцо.
   - Здрасте-здрасте, кто это тут у нас?! - прозвучал обязательный вопрос всех гопников. - Да неужели нас посетила Королевская гвардия? Вы так далеко от столицы... наверно заблудились, мистер?
   - Не твое дело, клоун, - ответил Амур и положил руку на меч. - Убирайся с дороги, иначе...
   - Иначе что?! - взвизгнул разбойник и щелкнул пальцами.
   Тут же из леса выдвинулись его сообщники, держа перед собой взведенные арбалеты. Амур осмотрелся - типичная засада, человек десять их окружили со всех сторон, отсекая путь к бегству. Чешир нырнул в капюшон, откуда буркнул виновато:
   - А ведь я их сразу заметил!
   - Плохо дело, - пробормотал Гуго, сжимая молот. - Арбалеты бьют быстро. И сильно.
   - Мистер тверд прав, - кивнул главный разбойник. - Так что советую не дергаться, и никто не пострадает. Одна птичка мне напела, что из столицы в дальние гарнизоны поскакал королевский гонец с важными донесениями. А я знаю, что с гонцами часто отправляют и жалованье войскам. Сдается мне, что вон тот притороченный к вашему седлу мешочек туго набит монетами. Предлагаю отдать его нам и спокойно ехать дальше. Также прошу оценить мое благородство - ваши секретные донесения меня совершенно не интересуют.
   Амур взглянул на тверда, тот вопросительно изогнул бровь. Агнешка склонила голову в капюшоне и что-то зашептала себе под нос. Пахнуло магией. Оба амаргала тревожно всхрапнули, чувствуя напряжение хозяев. Магиня выпростала из-под плаща кисть и стала медленно загибать пальцы. Тверд заметил, чуть кивнул. Амур отпустил меч и показал разбойнику пустые ладони, чувствуя, как уже потрескивает за спиной разрыв в Призрачное.
   - Похвальное благоразумие! - расцвел улыбкой главарь. - Заберите у мистера гвардейца наши деньги!
   Несколько разбойников опустили арбалеты и двинулись к путникам. Остальные продолжали целиться, но уже без фанатизма, пальцы ослабли на спусковых крючках. Клиент осознал и созрел, так чего волноваться?
   До идущих разбойников оставалось метров пять. Шепча, Агнешка загнула третий палец, ведя отсчет готовности заклинания. Гуго осторожно потянул из ременной петли молот. Амур уже видел магиню в деле и не сомневался в действенности заклинания, но в любых мирах привык полагаться только на себя. Не опуская раскрытых ладоней, он повел головой, запоминая расположение стрелков.
   Три метра до бандитов, четыре из пяти пальцев магини сжаты в кулак, затылок свербит от гудения Призрачного.
   Агнешка загнула последний палец и вскинула руки.
   В последний момент ближайшие разбойники что-то заподозрили, начали поднимать арбалеты, но было уже поздно. Молот по имени Марта прогудел в воздухе и превратил двух разбойников в одного. Спрессованные ударом тела рухнули в придорожные кусты, оросив зелень кровавыми брызгами.
   В руках у Агнешки вспыхнул красный шар, который с грохотом лопнул и накрыл коней со всадниками огненной сферой. Главарь разбойников все понял и закричал, приказывая остальным не стрелять, но его крик потонул в гудении магического купола. Защелкали тетивы арбалетов. Тяжелые болты врезались в огненную стену и... осыпались в дорожную грязь расплавленными наконечниками.
   Агнешка без сил опустилась на лошадиную шею. Сфера огня дрогнула и погасла. Ошарашенные разбойники по инерции стали взводить рычагами арбалеты, но те значительно уступали луку в скорости перезарядке, чем не преминул воспользоваться виконт.
   В этот раз стрелы из колчана выхватывались самые обычные, с белым оперением, но вонзались они во врагов с такой силой, что тех отбрасывало обратно в лес. Амур быстро снял двоих разбойников слева и выгнулся назад мостиком, чтобы достать задних.
   - Бросай арбалеты, руби мечами! - закричал главарь.
   Его услышали. Двое бросились на Амура сзади, размахивая короткими клинками. Одного он успел остановить стрелой в глаз, но второй в прыжке обрушил свой меч. Свистящая сталь устремилась к лицу Амура, когда Маус почуял недоброе и так лягнул бандита, что тот пушечным ядром проломил кусты и затих там с раздробленной грудью.
   Амур выпрямился в седле, провел рукой по щеке и недоверчиво уставился на чистую ладонь. Меч разбойника его даже не коснулся! Амаргал защитил хозяина.
   - Мессир, справа! - крикнул с земли выпавший из капюшона Чешир.
   Бандиты побросали арбалеты и теперь с воплями неслись вниз со склона, размахивая мечами. Амур насчитал троих, нет, четверых противников, спрыгнул с коня и выхватил меч.
   Они налетели толпой, толкаясь и мешая друг другу. Никакой слаженности Ангелов Смерти, которые чуть не убили Амура в таверне. Он легко ушел от удара первого, подсек ноги второго и на замахе достал третьего. Первый разбойник провалился с мечом, упал на колени. Амур рассек ему спину вместе с ребрами и быстро обернулся, готовый встретить четвертого нападающего.
   Видимо, в мире коней тоже существует конкуренция. Ветеран Гром не пожелал оставаться в стороне и уязвленный подвигом младшего собрата заступил путь последнему бандиту. Конская пасть открылась, сверкнули мощные зубы, и голова разбойника хрустнула, как перезревший арбуз. Меч выпал из безжизненной руки, тело шлепнулось в грязь.
   А что же главарь? Амур кинулся к бревну, но организатора засады и след простыл.
   - Ушел, собака, рвать его мать! - выругался подошедший тверд, вытирая Марту трофейным плащом. - А ведь ждали ровно тебя, э?
   - Сейчас узнаем, - сквозь зубы пообещал Амур и направился к стонущему разбойнику, которому он подсек мечом ноги.
   Тот пытался уползти в кусты, зажимая руками кровоточащие раны, когда меч Амура уперся ему в грудь. Тверд зашел с другой стороны, многозначительно покачивая молотом.
   - Говори сейчас же, кто вам сказал про меня, иначе разрублю к чертям собачим! - рявкнул виконт Орха и надавил острием меча на грудь поверженного.
   - Иди к дьяволу! - закричал разбойник. - Ничего не скажу! Я и так не жилец!
   Разгоряченный боем Амур взмахнул мечом, намереваясь прервать земной путь нахала, когда его руку перехватила пришедшая в себя Агнешка.
   - Погоди, дай я!
   Амур сплюнул в грязь и опустил меч. Знахарка склонилась над разбойником. Тот сначала отодвинулся, но вскоре притих, молча наблюдая за движениями девушки. Та немного пошептала, сыпанула на раны зеленым порошком из мешочка, татуировки на лице магини заискрились красными огоньками. Коротко полыхнуло. Разбойник вскрикнул. Опершись на Амура, Агния поднялась с колен и вытерла ладонью вспотевший лоб.
   - Все...
   - Не болит, - растерянно произнес раненый бандит. - И кровь перестала...
   - Хромота останется, но жить будешь, - сказала знахарка.
   - Спасибо, магиня! Мы не знали, что ты едешь с гвардейцем.
   - Кто навел вас? - вновь спросил Амур.
   - Вы не убьете меня?
   - Если скажешь правду - нет.
   Разбойник кивнул, недоверчиво трогая затянувшиеся раны.
   - Говорят, слово Королевской гвардии нерушимо. Что ж... под вечер к Барклаю прискакал гонец, торопился очень, лошадь у него вся в мыле была, чуть не пала. Они долго в палатке шептались, а с утра мы принялись засаду рядить. Барклай сказал, что тебя нужно в плен взять, тогда много денег получим. И сейчас, и потом.
   - От кого был гонец? - спросил Амур.
   - Не знаю, - помотал головой разбойник. - Я его раньше не видел.
   - Verdamm bastard! - взревел Гуго и замахнулся молотом. - Говори, тварь! Я никаких обещаний не давал, вмиг башку снесу!
   - Хорошо, хорошо! - зачастил разбойник, заслонившись руками от страшного тверда. - Когда утром гонец собирался в дорогу, я как раз был поблизости. Прежде чем тот запахнул плащ, я разглядел герб на его бляхе. Там был вепрь!
   - Понятно, дружок того рыцаря-полукровки, - кивнул Гуго и, пригрозив в последний раз бандиту молотом, убрал Марту в ременную петлю. - Папаша Савиньи использует не только святую простоту, но и черную подлость.
   - Ваш предводитель сбежал, где его искать? - спросил Амур.
   - В чаще леса наше логово, но там кругом болота, утонете.
   - А ты, Сусанин, разве нам не поможешь? - вкрадчиво спросил виконт Орха, поигрывая мечом.
   - Тайну прохода знает только Барклай, - виновато пожал плечами бандит.
   - Некогда за ним гоняться, - решил Амур и убрал меч в ножны. - Когда повстречаешь этого ублюдка, передай ему, чтобы держался от нас подальше. В следующий раз я убью его сразу!
   - Думаю, он и сам уже это понял, - понурился разбойник.
   Бревно столкнули с дороги, освободив проезд. Трупы перенесли в ближайший овраг. Агнешка произнесла молитву Сандрогару и над телами заплясали красные огоньки. Вскоре от поверженных бандитов остались только кучки пепла, которые разметал ветер. Сдерживая слезы, уцелевший разбойник сложил особым образом пальцы:
   - Покойтесь с миром, братья! Вы только что были живы, а теперь от вас не осталась и следа...
   - Может, все-таки прибить его, чтобы не мучился? - предложил тверд.
   - Я дал слово, - покачал головой Амур и крикнул разбойнику: - В гибели твоих друзей виноваты не мы, а тот, кто послал вас на верную смерть! Помни про это!
   Место коварной засады осталось позади. Они ехали по лесной дороге, чутко поглядывая по сторонам. Притихшие было птицы вновь завели свои трели, через кроны деревьев пробивались солнечные лучи. Лес начал редеть. Горячка боя схлынула, но Амур все думал про то, как близко они подошли к той грани, из-за которой нет возврата. Посмотрел на Агнешку - та ехала хмурая и сосредоточенная.
   - Думаю, это была последняя весточка от Савиньи, - сказал Амур, желаю подбодрить девушку. - Вряд ли барон успел подготовить нам другие пакости, тот гонец совсем ненамного обогнал нас.
   - Надеюсь на это, - кивнула Агния. - А то у меня такое чувство, что я все больше превращаюсь в боевую магиню вместо мирной целительницы. Скажи, это тяжело?
   - Что?
   - Убивать.
   - В прошлой жизни я думал, что тяжело. Даже невозможно, - ответил Амур. - Но у нас спокойный мир и самая большая опасность, которую ты можешь встретить на улице - это подвыпившая шпана. От них можно откупиться, а можно дать нескольким в морду, и остальные сбегут сами. Конечно, если перейдешь дорогу кому-нибудь важному, по твою душу могут послать серьезных людей с оружием, как сейчас. Но там у меня таких проблем не возникало. Помнишь, как сказала твоя бабушка про этот мир? Он суров. Правда, я понял это только после таверны, когда мог сразу убить тех негодяев, пока они стояли оглушенные, но промедлил.
   - Бей первым и насмерть! - подтвердил сзади Гуго. - В Призрачном сами разберутся, кто прав, кто виноват.
   - А я сразу заметил тех людей в кустах, - подал голос из капюшона Чешир. - Но сначала подумал, что они просто охраняют дорогу.
   - Ага, и желают всем счастливого пути! - расхохотался Гуго. - Чудик, ты что, только из леса вышел?
   - Да.
   - Это правда, - вступился за лесовика Амур. - Он не знает многих вещей, впрочем, как и я. Но впредь, мой верный оруженосец, предупреждай нас сразу, как только заметишь что-то подозрительное.
   - Слушаюсь, мессир! - рявкнул Чешир. - Кстати, я могу связаться с местными, они найдут дорогу к логову главаря.
   - Нет времени, - отмахнулся Амур. - Если только на обратном пути...
   - А ведь этот Барклай явно дворянин, - сказала Агнешка. - Только нам дозволено носить драгоценные кольца и этот обычай строго соблюдается даже среди разбойников. Надень кольцо не по чину - и тебе сразу отрубят палец. Если не руку.
   - Погоди-ка, так ты тоже дворянка? - сообразил Амур.
   - Причем самая настоящая, в отличие от некоторых, - фыркнула Агния. - Глупенький, мой отец служил в Королевской гвардии и был бароном. Перед тобой виконтесса Зоар! Просто в лесу как-то не с руки рядиться в дворянские платья и глупые шляпки.
   - Обязательно подарю тебе кольцо, - решил удивленный Амур.
   - Тогда уж и мне перстень! - влез в разговор Гуго. - Я ведь принадлежу к древнейшему королевскому роду Скалдвингов.
   - А мой отец старейшина леса Ар-Харона! - заявил Чешир. - По-вашему я считаюсь целым принцем. Да-да, бородатый, клянусь Туком!
   - Черти что творится, - заметил Амур. - В компании одни короли да прынцы, а мы тащимся по какому-то лесу и вынуждены отбиваться от разбойников. Эй, посмотрите-ка, что там блестит на солнце?
   Лес кончился. Впереди колосились поля. Дорога проходила между двумя нивами и убегала к большому городу с черепичными крышами. Рядом с крепостной стеной в удобной бухте виднелись разномастные суденышки. Закатные лучи играли на волнах и пускали слепящих зайчиков в глаза путников.
   - Излучина Нелл, - сказала Агнешка. - Здесь она выходит на простор после теснины Равийских гор, где бежит бурным потоком и непригодна для судоходства. Три века назад на берегу построили город Калеуд, который со временем стал крупным портом. Отсюда везут грузы по всему Колинару и в саму столицу по Бреарскому тракту.
   - А ведь Нелл впадает в Белый океан через Северные Пустоши? - блеснул географическими познаниями Амур.
   - Точно так, - кивнул Гуго. - Подожди-ка, на что ты намекаешь, э? Ноги моей не будет на этих посудинах!
   - Но ведь по реке мы доберемся до Альпы быстрее? - заметил Амур.
   - Не мы, а вы! - выплюнул тверд. - Я тебе не мокрая крыса какая-нибудь, я - Гуго Скалдвинг! Мы потому и называемся твердами, что любим твердую землю и никогда не путешествуем по коварной воде! А еще мой народ кличут 'сынами гор' и этим все сказано!
   - Я кажется понял, - кивнул Амур. - Ты не умеешь плавать?
   - Да.
   Они как раз проезжали мимо убранной в камень набережной. На причалах суетились грузчики, в заводи покачивались торговые ладьи, на берегу сохли сети. Пахло рыбой, смолой и тиной. Вдоль дороги стояли многочисленные лотки с дневным уловом, торговцы зазывали горожан полакомиться свежей рыбкой. Любопытный Чешир повел носом, недовольно чихнул и убрался в капюшон.
   Набережная уткнулась в крепостную стену, никаких стражников на городских воротах не наблюдалось. Зато на улицах часто встречались тройки вооруженных людей в одинаковой униформе, которые зорко следили за порядком. Повсюду сновали торговцы, носильщики, шмыгали из-под копыт пищащие крысы. Дворяне встречались редко, часто пешие и исчезали быстрее, чем Амур успевал их приветствовать. Наплевав на размеренную жизнь столицы, портовый город бурлил и спать не собирался, в отличие от уставших путников.
   Оказалось, у Гуго в Калеуде есть знакомый трактирщик. Тверд направил коня в сторону от порта и, немного пропетляв по узким улочкам, они остановились у основательного двухэтажного дома с потемневшей деревянной вывеской. На ней искусная рука резчика вывела витиеватую надпись 'Речная нимфа', а чуть ниже изобразила водную чаровницу во плоти.
   Амура не столько поразил чешуйчатый хвост русалки, сколь наличие у неё лишней груди. То ли резчик увлекся изображением прекрасного, то ли такая физиология действительно отличала речных красавиц - разбираться Амур не стал. Три сиськи? Зачетно! Но сейчас его больше интересовали вкусный ужин и чистая постель. День выдался чертовски трудным, натертая седлом задница требовала мягкой перины, а пустой желудок - обильной трапезы.
   И то, и другое гостеприимный трактирщик Яков предоставил в полной мере. Первой стол покинула Агнешка и устало поднялась по лестнице в предоставленную комнату, сказав напоследок, чтобы её не будили, даже если на трактир нападет целая банда Ангелов Смерти. Осоловев от вкусного угощения и подложив под истерзанное скачкой седалище подушку, Амур лениво ковырялся вилкой в жареной утке и слушал, как Чешир спорит с Гуго, кто же все-таки из них больше выпьет. Принципиальный вопрос проистекал из бурной вечеринки в Палехе, когда бородатый и мохнатый поставили на уши всю таверну 'Гусь и свинья', пока более сознательная часть команды восстанавливала статус-кво серебряного рудника.
   - Да что там 'Кабанья кровь'! - горячился Чешир. - Пьешь и не пьянеешь! Вот у старой ведьмы было вино, сложило бы тебя сразу, а я целую баклажку как-то выпил и - ничего, клянусь Туком!
   Амур вспомнил крепкую настойку Юстины, больше похожую на выдержанный коньяк, причмокнул губами и налил в кружку молодого вина, кувшин которого только что принес трактирщик Яков. Баклажки у старухи вмещали примерно пол-литра и было удивительно, как такое количество спиртного уместилось в лесовике, который сам был размером едва ли больше той баклажки. Однако, факт оставался фактом - по словам Гуго, в Палехе Чешир опорожнил не менее трех кружек эля, отчего раздулся как воздушный шар, но самостоятельно, хоть и зигзагообразно, докатился до уборной, где и пропадал значительное время.
   - Плевать на кабанью, я тебе говорю, что ты не осилишь и кубка 'Драконьей крови'! - парирорвал тверд. - А я её кувшинами на коронации старгора хлестал, мать его так! Вот доберемся до Альпы, поймешь тогда, что значит настоящее вино. Вмиг тебя под стол уберет, чудо ты мохнатое!
   Амур все размышлял, как заманить тверда на корабль. За несколько дней верховой езды виконт понял, что путешествовать на коне не очень удобно. Ладно, если тебя везут в карете, где мягкие диванчики и можно не только сидеть, но даже лежать. А на коне, пусть и на таком статном амаргале как Маус, ты вынужден трястись в седле, стирая задницу в кровь, и просить Агнешку о врачебной помощи в таком месте как-то стыдно. Да еще поясница разболелась от постоянного сидячего положения и вообще, амуры - создания воздушные, мы не приспособлены к наземным передвижениям! То ли дело корабль. Плывешь себе по реке, любуясь видами, и отдыхаешь одновременно душой и телом.
   - Ты еще не знаешь, с кем связался! - разошелся тем временем Чешир, поперхнулся вином и закашлялся. - Мы, Перворожденные, устроены по-другому! Ты не смотри, что я маленький и кашляю. Врежу - вместе кашлять будем!
   Последние слова верного оруженосца натолкнули Амура на интересную мысль. Он вспомнил, как после армии впервые попробовал дедов самогон. Горло тогда зажгло огнем, Амур долго откашливался, глотая сопли, слезы и слюни, а добрый дедушка лишь улыбался, хлопая внука по спине и приговаривая, что горилка в этот раз получилась что надо.
   И почему бы не привнести в этот мир меча и магии немного прогресса? А потом посмотреть, как исконные обитатели Колара справятся с его плодами. Определенно, мысль стоящая! Пресекая спор друзей, Амур хлопнул ладонью по столу:
   - А вот сейчас мы и решим, кто из вас по выпивке круче! Эй, трактирщик, где тут у вас ближайшая кузня?
  
  Глава 14.
   Главная прелесть водных путешествий для пассажиров любого корабля - это полная отрешенность от плавательного процесса. Управлением занимается команда профессионалов, а тебе лишь остается не путаться у них под ногами. Жесткое седло не стирает задницу до крови, ветки не хлещут по лицу, а опостылевшая верховая тряска превращается в мягкое покачивание на волнах. Сидишь себе на корме щурясь от солнышка, бездумно пялишься на проплывающие мимо пейзажи, потягиваешь светлый эль под вяленую таранку и понимаешь - жизнь удалась! Никаких проблем и забот. От тебя сейчас не зависит абсолютно ничего, а если и пойдет ладья ко дну - прыгай в теплую воду, да плыви размеренными саженками вон к тому берегу. Ну, конечно, при наличии у тебя плавательных навыков.
   Улыбаясь загорающей рядом Агнешке, Амур вновь мысленно смаковал авантюру, затеянную им только для того, чтобы вся компания в полном составе оказалась на торговой ладье 'Бешенная каракатица'. Нынешней ночью он, надо признаться, здорово продвинул королевство Колинар в техническом смысле и заложил краеугольный камень любой экономики, а именно - производство спирта. Точнее - самогона.
   Почуявший наживу трактирщик Яков быстро сообразил, что от него требуется и, схватив набросанные Амуром от руки чертежи, умчался в ближайшую кузню. Не успели друзья прикончить очередной кувшин 'Кабаньей крови', как в трактир пожаловала целая делегация. Первыми семенили два подмастерья, которые несли большую кастрюлю с защелками, металлической крышкой и приваренным штуцером, а также медный змеевик с двумя трубками. Следом шел заинтригованный кузнец, который желал знать, для чего благородным господам потребовалась столь диковинная конструкция. Замыкал процессию Яков, кативший на тачке бочонок забродившего яблочного сока, который он за бесценок сторговал во фруктовой лавке.
   Расплатившись за работу, Амур показал, что и как соединять. Тверд помог кузнецу и вместе они быстро собрали примитивный самогонный аппарат. Амур налил в кастрюлю забродивший сок, утвердил её на печной плите, защелкнул крышку, а змеевик опустил в корыто с холодной водой. Заинтересованные посетители трактира обступили экспериментаторов.
   Кастрюля быстро нагрелась, с конца трубки в подставленный кувшин упали первые мутные капли, а в воздухе распространился характерный запах спирта. Тверд тут же начал активно принюхиваться. Амур притушил поленья в печи, тем самым снизив нагрев. Кувшин потихоньку наполнялся, народ переговаривался вполголоса, наблюдая за процессом. Дождавшись окончания первой выгонки, виконт Орха наполнил две небольших чарки и поставил их перед Гуго с Чеширом.
   - Пробуйте!
   - Да я даже не почувствую этой капли! - фыркнул тверд и залпом опрокинул чарку.
   В следующий миг глаза Гуго полезли на лоб, он выпучил их словно жаба, на которую наступил огр. Тверд принялся хватать ртом воздух, а руками ближайшие кружки. Амур понимающе подал ему кувшин с водой, который бородач осушил за несколько глотков.
   - Stark dring! - выдал Гуго под одобрительное гудение окружающих. - Магия, э?
   - Наука!
   - Теперь я! Я теперь! - вернул внимание к себе Чешир.
   Лесовик жадно обхватил лапками чарку и принялся старательно из неё пить. С каждым глотком шерсть его все больше топорщилась, глаза расширялись, а когда посудина опустела, Чешир стал похож на дикообраза, который нечаянно перекусил высоковольтный кабель.
   - Забористая дрянь! - пробасил лесовик и надолго приник к кружке с водой.
   - Хозяин, налей мне! Я тоже хочу попробовать! - заголосили посетители.
   Трактирщик Яков отвел Амура в сторону и, немного картавя, заговорщицки произнес:
   - Высокочтимый сэр Орха, вы наверняка знаменитый волшебник и вообще уважаемый человек, я горд и счастлив знакомством с вами! Простите великодушно, что отвлекаю вас от важного эксперимента, но не могли бы вы разрешить продать-таки этот удивительный напиток нескольким моим самым постоянным клиентам?
   - Я лишь хотел угостить друзей...
   - Конечно-конечно, но я заметил, что чудесной выпивки набралось аж на полкувшина и она еще капает из той замечательной трубочки. Кстати, как вы думаете, сколько всего получится?
   - Ну, литра два. Гм, по-вашему несколько кувшинов.
   - Вот видите. Хватит всем! А в деньгах я вас не обижу, ведь даже такому видному гвардейцу, как вы, не помешает лишняя монета. Выручку делим по-братски, идет?
   - Лучше поровну, - уточнил Амур.
   В итоге Гуго спор всё-таки выиграл, продержавшись на две чарки дольше Чешира, но тот этого уже не узнал. Положили их спать рядышком, в задней комнате, чтобы не тащить на второй этаж тяжелого тверда. Храп Гуго сотрясал стены. Самогона остался почти полный кувшин, который трактирщик выставил на продажу по приличной цене. Несмотря на высокую стоимость, желающих продегустировать новую выпивку оказалось немало. Особенно после того, как Амур обмакнул в самогон клочок бумажки, поджег его и продемонстрировал изумленной публике синий огонек.
   - Градусов семьдесят! - важно сообщил присутствующим виконт Орха и попросил Якова найти капитана, который бы отвез их желательно до самого Боранбо.
   В портовом городе подходящее судно нашлось быстро, а потом трактирщик долго выпытывал у Амура технологию изготовления и очистки 'sa-mo-go-na', вручил на прощание небольшой мешочек с заработанными на продаже монетами, обещал беречь аппарат как зеницу ока и обязательно ждал всю компанию в гости на обратном пути. Так они и оказались на ладье 'Бешеная каракатица', куда под утро четверо дюжих матросов отнесли на носилках храпящего Гуго, сопящего Чешира и молчащую Марту, а уж Амур с Агнешкой поднялись на борт сами, кутаясь в плащи от зябкого речного утра. Дисциплинированные амаргалы так же спокойно взошли по сходням на корабль, а вот кобылку магини пришлось тащить чуть ли не силком. Спас ситуацию присыпанный солью кусочек хлеба. В залив вышли на веслах, а там команда быстро поставила два квадратных паруса и ладья послушно взяла курс на север.
  * * *
   Дверь пассажирской каюты с грохотом ударилась о стену. На палубу вышел зевающий тверд и повел осоловевшим взглядом по округе.
   - Ну и нажрался я вчера! - жизнерадостно сообщил Гуго миру. - До сих пор шатает.
   Действительно, небольшая качка на корабле присутствовала. Ладья ходко шла по фарватеру Нелл, подгоняемая попутным ветром. Поскрипывали снасти, свистела боцманская дудка, плескалась за бортом вода. На берегу виднелись рощицы фруктовых деревьев и крестьяне, собирающие в корзины спелые яблоки.
   Почуявший неладное тверд задумчиво уставился на выгнутые паруса. Его взгляд постепенно прояснился, Гуго содрогнулся всем телом и с позеленевшим лицом перегнулся через борт. Рвало его долго и неудержимо. В помутневшей воде всплыли вверх брюхом несколько крупных рыбин и целая стайка мальков. Несшие вахту матросы сочувственно поглядывали на тверда.
   Закончив пугать речную живность, Гуго медленно опустился у борта и вытер бороду. Обычно красное лицо тверда побелело, как у покойника, во взгляде плескалось безумие. Чувствовавший свою вину Амур поднес другу чарку вина. Гуго выпил не глядя, крякнул. Лекарство подействовало, дрожать руки тверда перестали, но вставать с палубы он не спешил.
   - Как я сюда попал, э? - глухо спросил Гуго.
   - Вчера мы посовещались и я решил, что плыть по реке будет быстрее и безопаснее, - сказал Амур. - По моей просьбе матросы перенесли тебя утром на ладью.
   - Это ты меня напоил! - палец тверда немым укором уставился на виконта. - Где мой молот?
   - Подожди, не нужно кипятиться! У тебя приступ морской болезни, Агнешка быстро с ним справится.
   - Это у тебя приступ кретинизма, летун! Если эта посудина пойдет ко дну, меня тоже твоя Агнешка вытащит? Тверды не умеют плавать! Мы слишком тяжелые...
   - Держи! - Амур шлепнул перед ним на палубу надутый воздухом бурдюк. - Это твоя страховка на случай кораблекрушения. Прекрасно выдержит даже двоих твердов в случае чего. Или хватайся за Грома, он тебя живо на берег вытащит. Глупо бояться воды только из-за того, что не умеешь плавать. Агния, полечи, пожалуйста, нашего друга, а то он, по-моему, опять зеленеет.
   - Будем на берегу, я тебя молотом по башке тресну, - сквозь зубы пообещал Гуго.
  * * *
   Чем дальше они плыли, тем шире становилась река. На берегах Нелл уже было не разглядеть людей, да и места пошли дикие, фруктовые рощи сменились хвойными лесами. Изредка вдалеке угадывался дым от костра смолокуров или показывалась лодка с рыбаками, а также встречались идущие навстречу торговые ладьи. Моряки обменивались новостями, а иногда товаром или провиантом.
   Гуго давно отошел от приступа бешенства, сидел на корме в обнимку с верной Мартой и мрачно потягивал вино. Агнешка раз и навсегда избавила бородача от морской болезни, которой, как оказалось, подвержены все тверды. Вот только научить его плаванию магиня не могла. Навык был как раз из той категории, которую надо прочувствовать, запомнить и поверить.
   Кому нравилось на борту - так это Чеширу. Лесовик с его цепкими лапками и малым весом легко носился по снастям, в один миг взбирался на мачту, выполняя роль впередсмотрящего, и подавал троса морякам, чем сразу завоевал всеобщее расположение. Даже суровый боцман как-то достал из каюты лук и подстрелил для мохнатого пассажира пролетающего над ладьей гуся.
   Следующий город на пути следования был Рутлин. Капитан 'Бешенной каракатицы' собирался пополнить здесь припасы и сгрузить часть заказанного купцами товара. Гораздо меньше Калеуда, Рутлин тем не менее считался городом королевского значения. Сюда вели торговые пути из Банадера, поэтому уже в порту встречались зеленокожие здоровяки-огры, которые помогали в погрузке на ладьи привезенных шкур, бивней и мяса. Амур с удивлением узнал, что весь этот суповой набор получен от настоящих мамонтов, которые и не думали вымирать на Коларе.
   Первым на благословенную землю сбежал тверд, несколько раз притопнул, проверяя её на прочность, и впервые за все время плавания улыбнулся. Следом спустился Амур, картинно наклонил голову и предложил:
   - Бей!
   Гуго поднял молот, примерился, взмахнул им и... засунул в ременную петлю.
   - Обойдешься, рвать твою мать! Буду я еще Марту об тебя пачкать! Скажи спасибо Агнешке, что вылечила меня. К тому же, должен признать: плавать оказалось не так уж страшно и гораздо быстрее, чем верхом. Твоя правда! Я прощаю тебя за вероломство, но с одним условием.
   - С каким? - спросил Амур, выпрямившись.
   - Ты соберешь еще один аппарат, который делает ту замечательную выпивку. Необязательно большой, лучше даже поменьше. Для походных условий, так сказать.
   Капитан 'Бешеной каракатицы' запланировал отплытие на утро. Агнешка ушла в местный храм Сандрогара, Чешир вызвался её сопровождать, Амур же с Гуго направился в ближайшую кузню. После они купили бочонок забродившего сока, чем несказанно удивили владельца фруктовой лавки, и с комфортом устроились на заднем дворе припортовой таверны. Хозяин принес им разнообразной закуски, получил серебряную монету и удалился с наказом не мешать благородным господам культурно напиваться. Компанию им составили лишь кони, которые задумчиво жевали овес и в разговоре участия не принимали.
   - Мудр был тот человек, что придумал самогон. За него и выпьем! - предложил Гуго, когда вновь собранный аппарат выдал продукта на две порции. - Я могу пить вино кувшинами и не пьянеть, а тут достаточно нескольких чарок и в голове появляется особая веселость, а в теле - приятная слабость.
   - Как говорил мой наставник Михалыч, всегда нужно соблюдать культуру пития, - веско сказал Амур, подняв указательный палец. - Крепкая выпивка коварна, если её правильно не закусывать. Вот, возьми этот шматок сала, положи на черный хлебушек, а следом соленый огурчик и зеленый лучок. Вкусно?
   Тверд согласно замычал, работая мощными челюстями. На Рутлин опускался вечер. В очаге, на котором грелся небольшой бак с бражкой, пощелкивали поленья. Воздух наполняли приятные запахи с кухни, отсветы заката окрашивали стены и крыши домов в розовый цвет. Амур откинулся на спинку скамьи, наслаждаясь теплым летним вечером. Некоторые люди называли такое состояние нирваной.
   - Давай, наливай! - беспощадно вырвал Гуго из мира грез.
   - Ты пьешь самогон быстрее, чем я успеваю его гнать! - возмутился Амур.
   - Покойная матушка всегда говорила, что я родился самым здоровеньким из всех сыновей, - похвастался тверд.
   - А семья-то у тебя большая? - постарался разговорить друга Амур, памятуя про цель своей миссии в Альпу.
   - У меня было два младших брата. Но они давно ушли за Крайний предел, как и мать с отцом, - помрачнел тверд. - Наливай!
   - Ты говорил, что сам из королевского рода? Так почему не сидишь на Каменном троне? - спросил Амур, наполняя чарки.
   - Мало иметь право, нужны возможности, - пробурчал Гуго, выпил залпом и захрустел соленым огурцом. - Мой род ведет начало от самого Дикого Каменщика, именно Крайд Скалдвинг заложил пять веков назад Альпу. В начале все шло хорошо, но за последние года мы слишком разленились, погрязли в гордыне и в итоге лишились поддержки многих семей. Ты не представляешь, какие интриги плетутся за обладание Каменным троном! Многие мои родственники умерли не своей смертью, их преследовала череда нелепых случайностей и я догадываюсь, мать его так, кто за этим стоит!
   - Кто же? - подлил масла в огонь Амур.
   - Да сам Брит Шуге, которого короновали Старейшиной Горы! И этот выскочка еще указывает мне, Гуго Скалдвингу, что делать!
   - Брит Шуге приказал всем твердам вернуться в горы? - уточнил Амур, питая словоохотливость друга новой чаркой.
   - Именно так, пусть затупится его кирка!
   - Но почему? Ведь твой народ побросал все, что нажил за долгие годы.
   - Я не знаю точной причины, но такое раньше случалось лишь раз, - ответил Гуго, осушив чарку.
   - И когда же? - спросил Амур, затаив дыхание.
   - Во время Десятилетней войны с Призрачным.
  * * *
   Несмотря на соблюдение культуры пития и добрую закуску, к приходу Агнешки и Чешира Гуго напробовался самогона до изумления и прилег отдохнуть тут же, на скамью. Наливавший себе гораздо меньше Амур накрыл тверда плащом и с комфортом устроился перед очагом в принесенном кресле, бренча нехитрые мелодии на реквизированной у местного барда лютне. Исполнитель средневекового шансона получил за аренду инструмента целую серебряную монету и теперь добросовестно пропивал её в таверне, восславляя покровителя искусств виконта Орха.
   - Ну надо же! - всплеснула руками вернувшаяся из храма Агнешка, завидев этакую идиллию. - Стоит вас только оставить одних, как вы тут же напиваетесь до поросячьего визга!
   - К тому же без меня, мессир! - присоединился к обвинению Чешир, запрыгнул на стол и принюхался к початому кувшину.
   - Люди пока не придумали ничего лучшего для снятия стресса, чем алкоголь, - оправдался Амур и налил чарку верному оруженосцу. - А если бы я не напоил Гуго, он бы проломил мне башку молотом. Я просто выбрал меньшее из двух зол и, кстати, узнал много интересного от этой храпящей бороды.
   Чокнувшись с лесовиком, Амур рассказал Агнешке о своем разговоре с Гуго. Помрачнев, магиня опустилась на краешек скамьи.
   - Все сходится, - вымолвила она. - В Священном пламени я видела сражающихся людей и чудовищ, там рушились стены городов, а из руин проклинали небо выжившие.
   - Будущее не может быть определенно, - мотнул головой Амур.
   - И мертвые восстанут из могилы, воздетые нечистою рукой. И Север породнится с Югом, проклятый общею бедой, - продекламировала в ответ Агнешка.
   - Вегсамар? - с видом знатока поинтересовался Амур.
   - Туманный скальд, - кивнула Агнешка. - Налей-ка и мне чарку, что ли...
   Удивленный Амур беспрекословно выполнил просьбу дамы. Агния выпила и даже не поморщилась, чем заслужила одобрительные взгляды мужчин.
   - Неужели все так плохо? - спросил Амур.
   - Не знаю. Ты прав, будущее неопределенно, но Вегсамар и Священное пламя говорят про одно: нас ждет великая война. Единственное, чего я не пойму - откуда придет беда. Призрачное надежно запечатано и соседи давно не тревожат границы королевства.
   - В других лесах тоже все спокойно, - подтвердил с важным видом Чешир.
   - Но старгор все-таки приказал всем твердам вернуться под защиту горных бастионов, - сказал Амур. - Этот Брит Шуге явно что-то знает, мы должны поговорить с ним. Но сначала прикончим этот кувшин!
   Он разлил самогон по чаркам. Чинно выпили, с хрустом закусили. Порыв ветра бросил в очаг облако пыли, в соседнем дворе забрехали собаки. Амур взял в руки лютню, провел пальцами по струнам и на знакомых аккордах выдал:
  
  Волчий вой да лай собак,
  Крепко до боли сжатый кулак,
  Птицей стучится в жилах кровь,
  Вера да надежда, любовь.
  Заголосуют тысячи рук,
  И высок наш флаг.
  Синее небо да солнца круг,
  Все на месте, да что-то не так.
  
   - Хорошо сказано! - восхитилась Агнешка.
   - Тоже известный скальд, - пояснил Амур. - Из моего мира.
   Хлопнула дверь, из таверны выбежал запыхавшийся матрос с 'Бешенной каракатицы'.
   - Вот вы где! Господа, капитан просил передать, что с гор идет сильная гроза, отплываем как можно скорее, нам надо по спокойной воде пройти Пальцы Глота.
   - Ну надо, так надо, - кивнул Амур и посмотрел на храпящего тверда. - Бьюсь об заклад, когда Гуго проснется, он вновь сильно удивится. Надо заранее спрятать его молот. Эй, приятель, а ты случайно не захватил с собой носилки и троих крепких парней?
  
  Глава 15.
  
   Ветер к вечеру ощутимо усилился. По улице кружили вихри из пыли, хлопали вывески на торговых домах, мимо которых Амур катил в тачке Гуго. Тот наотрез отказался просыпаться, поэтому виконт с помощью матроса сгрузил друга в купленную у трактирщика небольшую тележку, сунул туда же самогонный аппарат с молотом, и уже все вместе они поспешили в порт.
   Тачка нещадно скрипела под весом тверда, но пока держалась. Чешир спрятался в капюшоне сюзерена, Агнешка ускакала с амаргалами вперед, чтобы успеть погрузить коней на корабль. Улицы Рутлина стали непривычно пустынны - жители прибрежного города всегда заранее чувствуют приближение бури. Колеса стучали по мостовой. Вскоре впереди показалась пристань, у которой качалась на волнах готовая отплыть ладья.
   - Скорее, господа, скорее! - закричал с мостика капитан 'Бешенной каракатицы'. - Отходим сейчас или никогда!
   Дисциплинированные амаргалы уже были на борту. Своей кобыле Агнешка обмотала морду тряпкой, чтобы успокоить бьющуюся лошадку. Амур с разбегу вкатил тачку по сходням, подтолкнув кобылу сзади. Матрос вытравил стояночный канат, хлопнули паруса. Ладья быстро покинула бухту и вышла на речной фарватер.
   Немного отдышавшись, Амур сгрузил тверда в каюту и вернулся с тачкой на корму. Он много раз видел шторм на реке, несколько раз даже на море, но всегда наблюдал за этим волнующим событием с безопасного расстояния, находясь на берегу. Ему тогда даже нравилось смотреть на буйство стихии, зная, что уж его оно никак не коснется. Сейчас же Амур ощутил гнев природы на собственной шкуре.
   Ладья взрезала волны, направляемая умелой рукой капитана Тиваса, но палуба то и дело взбрыкивала, словно необъезженный мустанг. Скрипели мачты, паруса выгибались от ветра, яростно свиристела боцманская дудка, подгоняя матросов. Несколько раз черпнули бортом и поток воды смыл с палубы пустую тачку, нескольких визжащих крыс и конские каштаны. Амур загнал Агнешку в каюту, а сам пробрался на капитанский мостик.
   - Неужели нужно было плыть в такой шторм? - спросил виконт, перекрикивая шум ветра.
   - Да разве ж это шторм, сэр? - удивился Тивас, крепко держа штурвал. - Посмотрите назад, вот там шторм!
   Амур оглянулся. На бухту наступала сплошная стена тьмы, закрывая небо от края до края. В глубине бури сверкали молнии, водную гладь вспарывали струи ливня. Ветер рвал паруса на пришвартованных суденышках, ломал мачты и выкидывал обезображенные корабли на берег. Огромные волны докатывались до портовых складов и вышибали в них двери. Обломки черепицы сыпались на мостовую.
   - Я такое в первый раз вижу! - признался капитан, перекрикивая шум ветра. - Хорошо у меня боцман глазастый, сразу бурю заметил, как она с гор пошла. Такая дома рушить может, а уж кораблей в бухте прилично потопит!
   - Думаете, успеем сбежать? - спросил Амур, прикидывая расстояние до края беснующийся стихии.
   - Не беспокойтесь, сэр! Скажу по секрету, мы раньше пиратствовали, так моя касатка не из таких передряг нас вытаскивала, не зря я её 'Бешеная каракатица' назвал! Это уже потом остепенился, в честные перевозчики подался, но прыть у моей ладьи никуда не делась. В такой шторм остальные боятся нос из дома высунуть, а по мне лучше по реке от грозы уйти, да судно сохранить. Долго такая буря бушевать не может, руку на отсечение даю! Скатится с горы, да и уткнется в землю, растеряет прыть. Меня больше Пальцы Глота беспокоят, они иногда странно ведут себя, а уж в шторм особенно.
   - А что это?
   - Извольте взглянуть вперед, сэр. Вон они уже из воды показались, каменюки чертовы.
   Сквозь струи дождя Амур разглядел далеко впереди сужение реки и торчащие из воды столбы. Три, пять, десять штук! Меж ними закручивались водовороты, пенящиеся волны накатывали на камень и распадались на потоки. Выщербленные колонны действительно походили на чьи-то пальцы, которые неведомый великан выставил над поверхностью воды. Расстояние между ними вполне хватало, чтобы с запасом прошла даже транспортная баржа, так в чем же опасность? В следующую минуту Амур понял, о чем говорил капитан Тивас.
   Помимо 'Бешенной каракатицы' в непогоду отважились выйти еще с десяток судов. Две ладьи как раз подходили к Пальцам. Одна на скорости успешно проскочила между двумя колоннами, а вот вторая замешкалась. Видимо, её капитан мучительно решал, какой проход выбрать, чтобы наверняка. На ладье спустили паруса, из бортов выдвинулись весла, и она медленно пошла к выбранному проливу. Капитан рассчитал верно, судно проходило точно между двумя столбами. Хлопнули паруса, ладья увеличила скорость. И ведь почти проскочили, когда каменные колонны начали сближаться. Захрустели ломаемые весла, закричали из трюма матросы, которым деревянными концами крушило ребра. Корпус ладьи брызнул досками. Каменные громадины сошлись с гулким стуком и также неспешно вернулись на свои места. От несчастной ладьи на поверхности остались лишь плавающие обломки. Потрясенный Амур повернулся к капитану.
   - Когда шторм будит Глота, тот злится, - сказал Тивас. - Баламутит воду, хватает проплывающие корабли. Уйти можно только на скорости.
   - Да кто он такой, этот Глот? - спросил Амур.
   - Гигантский голем из времен Древних, - ответил капитан. - Не страшны ему ни магия, ни стихия. Пережиток прошлого, которого боги вбили в землю, и как видите, так и оставили. Нет-нет, да и проснется каменюка, чтобы напомнить о былом могуществе. Должен признаться, все реже это бывает, но на нашу беду сегодня как раз такой день. Извините, господин виконт, самое время!
   Капитан крутанул штурвал, засвистела боцманская дудка. Паруса хлопнули, ладья легла на новый курс. Гигантские колонны выросли из воды. Камень порос мхом, кое-где торчали небольшие деревца, над верхушками столбов кружили птицы. Амуру стало немного жутковато. Если пальцы такие огромные, то каков же тогда по размеру сам голем?
   Одновременно с 'Бешенной каракатицей' на штурм преграды пошли еще несколько ладей справа. Отзвуки бушевавшего позади шторма докатывались сюда раскатами грома. Пальцы капитана побелели на штурвале, но Тивас неотрывно смотрел на другие пальцы, гораздо большие по размеру. Боцман хрипло выкрикнул команду, матросы поспешили стравить лишний парус. Тень от гигантских колонн накрыла корпус корабля.
   Справа раздался громкий треск. Первая ладья трепыхалась в объятиях Глота, а вторая не успела сменить курс и врезалась в неё. Люди сыпались с палубы в воду и цеплялись за обломки кораблей. Амур взглянул вперед. Капитан направил 'Бесстрашную каракатицу' между двумя колоннами, идеально выбрав момент. Тивас рассудил верно: пока голем занят другими судами, их ладья успеет проскочить опасное место. Жесткая логика в жестоком мире. Но она не сработала!
   Когда нос ладьи пересек невидимую границу, ближайшие Пальцы Глота принялись смыкаться с удивительной для своих размеров скоростью. Боцман отбросил свою дудку и просто ругался. Матросы налегли на весла, стремясь помочь парусам набрать скорость. Бледный капитан толкал всем телом штурвал, словно это как-то могло помочь ладье плыть быстрее. Амур вцепился в мачту, видел приближающийся камень колонны, понимал, что она сейчас размозжит борт, но ничего не мог сделать. А когда уже затрещали ломаемые весла, он по какому-то наитию громко выкрикнул: 'Стоп!'.
   Пальцы Глота резко остановились, на палубу посыпалась земля и растения с колонн. Ладья благополучно миновала узкий участок и закачалась на спокойной воде. Оставшаяся позади буря еще искрила молниями в сопровождении грома, но уже сходила на нет. Из трюма вылезали удивленные матросы, которые только что избежали верной смерти, и в недоумении оглядывались по сторонам. Амур прошел на корму, чувствуя, как дрожат ноги. Пальцы Глота застыли в одном положении, словно голем передумал хватать добычу и замер в ожидании новой команды. Сопровождавшие 'Бешенную каракатицу' ладьи так и остались зажатыми между двух колонн, зато теперь по фарватеру реки открывался широкий и безопасный проход для кораблей. Капитан Тивас с опаской смотрел на Амура.
   - Не знаю как, сэр, но вы эти каменюки остановили. Спасибо вам от меня и моих ребят! Мы бесплатно довезем вас до Боранбо, а если вам когда-нибудь понадобится быстроходная ладья с надежной командой, 'Бешенная каракатица' всегда к вашим услугам.
   - Виват господину виконту! - заорали матросы.
  * * *
   Людей с утонувших касаток достали из воды и высадили в ближайшем порту. В закромах капитана оказалось неплохое вино, которое он презентовал благородному спасителю, и теперь Амур потягивал на корме 'Кабанью кровь', улыбаясь утреннему солнцу и проснувшейся Агнешке.
   - Что? Плывем? Опять?! - вышедший из каюты Гуго удрученно качал головой и разглядывал волны. - Надо завязывать пить. Особенно в твоей компании!
   - Я не виноват, что ты слаб по самогону, - развел руками Амур. - Все веселье проспал.
   - А чего было, э? - спросил тверд, бесцеремонно забрал у виконта початую бутылку и тут же осушил её до донышка.
   От такой наглости Амур на миг потерял дар речи, но положение спас верный оруженосец:
   - Мессир в одиночку остановил Пальцы Глота и спас касатку! А ты, бородатый, в это время в каюте храпел так, что ладья чуть вновь не развалилась!
   - Пальцы Глота? - тверд с хрустом почесал в затылке, пропустив мимо ушей последнюю тираду Чешира. - Помню, видал их, когда проезжал Рутлин по пути в столицу. Так между ними баржа свободно пройдет, а ведь это корыто гораздо меньше!
   - Когда ты уже посапывал на лавке, с гор скатилась буря, причем магической природы, я это почувствовала, - сказала Агнешка. - Из-за нее на реке случился шторм и проснулся древний голем. Он хватал проплывающие мимо корабли, а наш Амур остановил его. Вот только как?
   - Не имею не малейшего понятия, - честно признался виконт Орха.
   - Ты как-то связан с Древними, - кивнула Агнешка. - Помнишь рудник? Эти, как ты говоришь, механизмы, слушаются тебя.
   - А что было на руднике? - хором спросили Чешир с Гуго.
   - Пить меньше надо! - в голос ответили Амур с Агнешкой.
   - Если еще големы полезут - разбудите, я им все пальцы повыдергиваю. Вместе с руками! - пообещал Гуго и ушел в каюту бороться с похмельем.
   Чешир забрался в привычный капюшон хозяина и уже через минуту сопел, плямкая губами во сне. Качка сонно действовала и на Амура, но его больше беспокоили непонятности последних дней. Кто сделал вихрь? Кто послал убийц в таверну? И кто сотворил эту жуткую бурю, которая чуть не разрушила весь Рутлин?
   - Не знаю, - развела руками Агнешка. - Ты же помнишь, я училась на знахарку, и моих познаний по ведовству не хватает, чтобы отследить ниточку к сотворившей бурю колдунье. Но напасть магическая, клянусь огнем Сандрогара! Уж такие вещи меня бабушка научила распознавать.
   - Мне кажется, когда создатель вихря понял, что поймал целого амура, он решил от меня избавиться, - сказал виконт Орха. - Чем-то я ему сильно мешаю.
   - Ей, - поправила Агнешка. - Ты забыл? У нас магией занимаются только женщины.
   - Не скажи. Помнишь, капитан Густав говорил, что магия присуща и мужчинам? Только они не развивают её в себе, ленятся. А вдруг нашелся колдун, который все-таки решил научиться? - спросил Амур, вспоминая про толстяка из своего сна, который огнем поднимал мертвых.
   - Не знаю, - вновь развела руками Агнешка. - Я прожила почти всю жизнь в лесу, с бабушкой, и говорю тебе о том, чему меня учила она.
   - Не важно. Как говорил Михалыч, пиво с утра не только вредно, но и полезно, - сказал Амур и достал из-за борта привязанный к веревке жбан, который охлаждался в реке. - Гораздо важнее то, что этот неизвестный вредитель потерял меня в городе, разозлился, как-то узнал примерное направление и теперь лупит по площадям.
   - А тебе не кажется, что ты слишком усложняешь? - спросила Агния. - Пусть ты и целый амур, но зачем кому-то пытаться убить тебя, используя такие серьезные силы? Одно дело подкупить наместника и послать парочку головорезов, но совсем другое - сотворить целую бурю, которая создается не за одну кварту и требует значительной подготовки. Это все равно, что гоняться за мухой с молотом. Уж извини, но ты придаешь своей персоне слишком большое значение.
   - А может все-таки на меня какое пророчество есть? Как-то слишком вовремя буря эта появилась, стоило нам только объявиться в Рутлине. Я конечно не параноик, но мысли в голову лезут всякие.
   - Бабушка ведь говорила, что про тебя в древних летописях ничего нет, - сказала Агнешка и осеклась. - Хотя... я только сейчас подумала, ведь знаменитая новелла Вегсамара...
   - Так-так, с этого места поподробнее!
  
  Пришелец из другого мира
  Найдет в могиле черный меч.
  И сталь очистится от скверны,
  Чтоб новый дом его сберечь.
  Когда одни уходят в горы,
  Другие в небе видят путь.
  Пришелец из другого мира,
  Когда беда - с ним рядом будь!
  И орды мертвецов поднятых,
  Услышав слово колдуна,
  На мир живых пойдут в атаку,
  Но сталь уже закалена.
  Пришелец из другого мира
  Взмахнет над воинством мечом,
  И знайте, с этого момента
  Колдун проклятый обречен!
  
   - Пришелец из другого мира - это я? - восхитился Амур.
   - Ха! Раньше считали, что Вегсамар предсказал в новелле ход Десятилетней войны. Тогда именно твои братья-амуры сошли с небес и решили её исход, но и сами погибли, остановив призрачное воинство. Новелла так и называется - 'Пришелец', она давно превратилась в песню, её поют по всем тавернам барды, а это лишь отрывок. Было немало всяких найденных мечей и других совпадений, например, те же тверды, которые ушли в горы тогда и сейчас. Но колдунов в те времена не было, слова скальда списали на архидемона Рави, который командовал вторжением из Призрачного. А сейчас, когда ты заговорил о мужской магии, я и подумала, что возможно Вегсамар предугадал в своей новелле появление последнего амура, который должен спасти мир от войны?
   - А чего, я могу! - кивнул захмелевший Амур и отсалютовал знахарке пивной кружкой.
   Та лишь вздохнула и покачала головой:
   - Но когда я вижу перед собой этого пьяного амура воочию, понимаю, что спаситель мира из тебя никакой.
   - Знаешь, дорогая, если я не буду пить, я элементарно свихнусь! Это мое лекарство от стресса, понимаешь? Конечно, там у меня жизнь тоже была не сахар, я работал спасателем, но по сравнению с этим миром, тот - санаторий для пенсионеров! Я не лезу в герои, просто подумал, что твой Вегсамар мог как-то узнать, что я был спасателем там и решил меня назначить спасателем здесь. Хрен его знает почему. Ему виднее!
   - Сэр, извините, что вмешиваюсь, - сказал подошедший капитан Тивас. - Я случайно услышал ваш разговор, и если позволите, скажу, что думаю.
   - Валяй, любезный, - махнул рукой виконт Орха, отхлебнув пива. - Хуже все равно уже не будет.
   - Мой папаша тоже был моряком, - начал Тивас. - Он бороздил воды Белого океана и частенько попадал в различные неприятные ситуации.
   - Так и говори, был пиратом! - осклабился Амур.
   - Не без этого, сэр, не без этого. Так вот, папаша дожил до преклонных лет и даже зачал меня только благодаря своему боцману. Тот часто предугадывал, где стоят в засаде королевские ладьи, или откуда придет очередной шторм. Сначала думали, он с нечистой силой связан. Ну знаете, как демоны людям помогают, а потом вселяются в их тела?
   - Наслышаны, - кивнул виконт Орха. - Ближе к делу!
   - Да, некоторые хотели даже боцмана по доске в океан пустить, несмотря на всю полезность его умений. Но мой папаша самосуд пресек, нашел знающую магиню и отвалил ей немало золота, чтобы та боцмана проверила. Так вот, никаких демонов у того не оказалось, даже тех, что сами, бывает, в людях заводятся и заставляют поступки злодейские совершать. Ведунья сказала твердо: внутри боцмана горит огонек магии, но она чистой природы, охранительной. Именно той, которую Сандрогар в душу каждого человека вложил. Но у одних эта искорка еле тлеет, а другие раздувают её в костер, чтобы пользу себе и людям приносить. А еще магиня подарила папаше кольцо заговоренное. Если через него посмотреть, сразу видно, что из себя человек представляет.
   - Кольцо Правды, - кивнула Агнешка. - Слышала про такое. Накапливает заряд целый месяц, но никогда не ошибается.
   - Да, все верно, леди. Вы уж извините, сэр, мою наглость, но пока вы тут беседовали, я издалека вас тем кольцом и проверил. Хотел узнать, кому мы спасением от голема обязаны.
   - И что же ты во мне увидел? - спросил заинтригованный Амур.
   - Бушующее внутри пламя, - с опаской сказал Тивас. - Пожар, который может сжечь полмира, а может наоборот, уберечь этот мир от большой беды!
  
  Глава 16.
   Очередной город-порт, где собиралась пришвартоваться 'Бешенная каракатица', назывался Ландорут. Благодаря своим обширным связям Тивас имел дело со многими купцами Колинара и, как подозревал Амур, торговал не всегда легальным товаром. Впрочем, ему было на это глубоко плевать. Кто он такой, чтобы заботиться о морали бывшего пирата? Гораздо больше его интересовало, о чем сейчас шепчутся Чешир с Агнешкой.
   В Рутлине, когда знахарка ушла в храм Сандрогара, лесовик даже сам вызвался её сопровождать, хотя его мессир остался в таверне. Не то, чтобы Амур сильно опечалился данным фактом, но зарубку в памяти сделал. Ведь долг каждого оруженосца находиться рядом со своим господином - это даже в Древнем устое записано! Какого черта ты тогда расхаживаешь по городу в компании магини, когда твой сюзерен благородно напивается в компании тверда?
   Размышляя над этими странностями, Амур припоминал все больше моментов, когда Агнешка о чем-то шушукалась с Чеширом, но ставить в известность виконта Орха не считала нужным. Вот и сейчас, они как бы случайно уединились в каюте, чтобы подготовиться к спуску на берег. Хотя, чего там готовиться? Гуго вон захватил свою железную Марту, расчесал пятерней волосы, и на этом сборы тверда закончились.
   Чтобы отвлечься от параноидальных мыслей, Амур набрал тазик воды и принялся срезать трехдневную щетину опасной бритвой, которая входила в обмундирование каждого королевского гвардейца. Удивительно, но одно лезвие брило ничуть не хуже трех, посрамляя все 'жилетты' вместе взятые. Единственно, чего не хватало Амуру на Коларе - это хорошего парфюма. Привык он спрыснуть после бритья свою физию чем-нибудь вкусно пахнущим, но здесь прогресс забуксовал на уровне помазка. В Колинаре люди в основном носили бороды, а утруждали себя бритьем лишь официальные лица, Королевская гвардия и рыцари. Да и то лишь потому, что в шлеме с бородой не удобно и жарко.
   Впереди показался берег с несколькими причалами и облепившими склон домиками. В обширной пойме реки паслись бараны с многочисленных ферм. Ландорут был последним городом перед Боранбо, практически окраина, поэтому королевского значения, в отличие от Рутлина, не имел. С севера сюда везли кость, ворвань, меха и кожу, а обратно забирали произведенные в королевстве товары, которые можно было выгодно продать соамам. Полноводная Нелл здесь разливалась настолько, что между Боранбо и Ландорутом курсировали тяжелые баржи, а уж дальше груз подхватывали торговые ладьи.
   Совещание в каюте наконец-то закончилось, и Агнешка с Чеширом вышли на палубу, имея вид непроницаемый и загадочный. Амур демонстративно смотрел на берег, чтобы не выдать своего интереса. Гуго же такие мелочи не замечал, он уже в нетерпении подпрыгивал у борта - так не терпелось тверду сойти на безопасную землю. Верный оруженосец Чешир залез в капюшон и оттуда спросил, как ни в чем не бывало:
   - Мессир, ведьма собралась посетить местный храм, просит её сопроводить...
   - Само собой! Мы с Гуго сможем за себя постоять, а она все-таки девушка, вдруг хулиганы пристанут? - ответил Амур и подмигнул Агнешке.
   Та слабо улыбнулась и закутала лицо платком. Ладья плавно причалила, матросы спустили сходни и принялись разгружать трюм. Капитан Тивас рекомендовал благородным пассажирам портовый трактир с аппетитным названием 'Бараний бок', благо этих животных тут специально разводили на мясо в промышленных масштабах. В Колинаре даже присказка ходила 'Ты что, с Ландорута?', намекавшая на тупость и упертость человека. Не так обидно, как назвать 'бараном', но смысл был примерно тот же.
   Как и договорились, Агнешка с Чеширом сразу пошли в храм. Довольный Гуго скакал на берегу, разминая конечности, и выглядел сейчас самым счастливым твердом в мире. Матросы даже приостановили разгрузку, наблюдая за столь удивительным зрелищем - бородатый мужик поперек себя шире прыгает на коротких ножках, словно мячик, и вдобавок размахивает тяжеленым молотом, словно тросточкой. Вылитый Шалтай-Болтай!
   Амур улыбался с тверда, но краем глаза наблюдал за Агнешкой, рядом с которой катился его верный оруженосец. Вот ведь, даже не обернется, стервец, увлеченный разговором с магиней! Дождавшись, когда парочка скроется за домами, виконт Орха спрыгнул с причала на берег и пошел следом.
   - Ты куда собрался, э? - перестал скакать тверд. - Подожди меня!
   - Гуго, топай в трактир, я скоро буду, у меня дела! - отмахнулся Амур, раздосадованный тем, что не удалось слинять по-тихому.
   - Черта с два! Какие у тебя могут быть здесь дела, э? Пока мы не прибыли в Альпу, я за тебя отвечаю. Ты же мне такого коня подарил!
   Амур уже понял, что Гуго от него не отвяжется, но рассказывать про свои подозрения в отношении друзей не хотелось. Возможно, в их скрытности и нет никакого криминала? Хорош же он будет, когда окажется, что Чешир с Агнешкой наедине обсуждают, например, последние веяния городской моды, а виконт Орха обвиняет их тут чуть ли не в измене Родине! Нет, сначала нужно аккуратно проследить за ними и убедиться, что его подозрения беспочвенны. По крайней мере, он на это сильно надеялся.
   - Эй, любезный! - с дворянской непринужденностью позвал Амур ближайшего матроса, вручил ему монетку и попросил отвести коней на постоялый двор трактира, после чего развернулся к тверду: - Я тревожусь за Агнешку, хочу проследить, чтобы ей ничего не угрожало.
   - Ну ты даешь! - удивился Гуго. - Она же магиня и сама может за себя постоять. К тому же с ней Чешир, а это чудо мохнатое кому хочешь глотку перегрызет и не подавится.
   - Ты прав! Именно поэтому я хочу проследить за ними скрытно, чтобы не обижать их недоверием. Ты со мной?
   - Конечно! Знаешь, как говорят у нас в горах, когда парень так тревожится за девушку, это делает ему честь, но её ставит в неудобное положение, которое разрешается только женитьбой.
   - Никогда об этом не думал, - сказал Амур, набирая ход. - Смотри! Вон они!
   Парочка шла вдоль по улице, в конце которой виднелся местный храм Сандрогара. Конечно, он не шел ни в какое сравнение со столичным - просто часовня с небольшой жаровней у входа. По улице в обе стороны спешил людской поток, жизнь в портовом городке бурлила, поэтому Амуру с Гуго даже не пришлось прятаться. Они остановились у лотка булочника и купили себе по пирожку с капустой, наблюдая, как Агнешка провела рукой над пламенем из жаровни и вошла в храм. Чешир вкатился следом, проигнорировав очищающий огонь, который вместе со скверной запросто бы очистил его еще и от шерсти.
   - Ну что, убедился? Все в порядке? - спросил Гуго. - До трактира здесь рукой подать, пошли уже, э? Жрать хочу так, что кишки позвоночник грызут.
   - Я не просил тебя идти со мной, - ответил Амур. - Подождем, когда они выйдут.
   Они только доели пирожки, как Агнешка вышла из храма, о чем-то оживленно разговаривая с Чеширом. Лесовик возбужденно подпрыгивал на земле и порывался катиться вниз по улице, но знахарка сдерживала его и показывала рукой в другую сторону. В конце концов Чешир сдался и покатился вслед за Агнией. Шерсть у него топорщилась во все стороны, что выказывало крайнюю степень возмущения.
   - Куда это они, э? - спросил Гуго. - Ведь трактир в другой стороне.
   - Вот и я хочу это знать, - процедил Амур. - Идем!
   Они вышли из центра города, миновали рынок, яркий платок Агнешки маячил впереди. Показалась окраина Ландорута. Неказистые домики уступили место огороженным фермам, где нагуливали диетическое мясцо круторогие бараны. Амур с Гуго остановились в тени ближайшего забора, наблюдая за парочкой, которая шла в сторону дубовой рощи.
   - Чего их в лес потянуло, э? - вопросил Гуго. - Решили подышать свежим воздухом?
   - Нам бы тоже не помешало, - буркнул Амур, зажимая нос от духовитого амбре фермы. - Пойдем, они уже скрылись за деревьями!
   Светило солнце, в роще распевали птицы, прыгая с куста на куст. Амур с Гуго последовали их примеру и, перебегая от дерева к дереву, направились в ту сторону, где скрылась Агнешка с Чеширом. Тверд первым расслышал голоса и хлопнул виконта по плечу. Сравнявшись с травой, они ползком двинулись вперед. Вскоре уже и Амур услышал разговор.
   - А я все равно считаю, что мы не должны скрываться от мессира! - заявил Чешир.
   - Пожалуйста, не начинай снова, - попросила Агнешка. - Мы уже все обсудили. Если бабушка разрешит, я расскажу Амуру.
   - Ведьма, я помогаю тебе только из-за уважения к Юстине! - продолжил ворчать лесовик. - Но это последний раз, когда вы будете обсуждать мессира за его спиной.
   Амур сделал большие глаза, Гуго со значением покачал головой. Стараясь не шуметь, они ползком подобрались к поляне, где устроились конспираторы. Агнешка стояла, облокотившись на ствол векового дуба. Недовольный Чешир суетился рядом, чертя веточкой на земле какие-то символы.
   Вскоре в глубине затрещало, земля взбугрилась, из неё полезли гибкие корни, сплетаясь в причудливую конструкцию. Лесовик словно дирижер взмахивал веточкой и руководил процессом, сбивая блестящие отростки в единое целое. Через несколько минут на поляне расцвел диковинный бутон. В центре выделялась клейкая от смолы резная шишка, деревянные края окаймляли её раковиной. Чешир закончил колдовать и откатился в сторону, неодобрительно косясь на знахарку. Та же подошла к свитому из корней бутону и постучала согнутым пальцем по шишке, словно пробуя чувствительность микрофона:
   - Бабушка, ты дома?
   - А где же мне еще быть, внученька? - раздалось через мгновение. - Это ты приключения на свою попоньку ищешь, а я уже все нашла.
   Амур подобрал из травы выпавшую челюсть. Это что же, получается здесь и дальняя связь имеется?! Ну да, магия, обычное дело. Но ведь ею владеет Чешир, а лесовик мужского пола! Или на Перворожденных правила не распространяются? И почему Агнешка раньше не рассказывала про магический телефон? В следующий момент Амур понял - почему.
   - Бабушка, я получила подтверждение. Амур как-то связан с Древними! Он приказал голему Глоту остановиться и тот ему подчинился.
   - Ох, ты ж! Значит, помимо магической сущности он несет в себе наследие Инженеров... а добра от Древних не жди.
   - Да, и еще он постоянно пьет! Напивается с этим твердом каждый вечер и оправдывает все каким-то стрессом!
   На Амура пахнуло чем-то знакомым, но уже несколько подзабытым. Так в том мире его ругала каждая подружка, которая встречалась с ним достаточно долгое время и уже мнила себя чуть ли не женой Казакова. Почему-то девушки считали, что выпить пару бутылочек пива после работы приравнивается к измене Родине, и всячески отучали его от этой привычки. Но он не терпел тогда подобное насилие над собственной личностью, не потерпит и сейчас!
   Амур выдрался из кустов словно лось и прошествовал на поляну:
   - О чем это вы тут сплетничаете, дамы, а? Небось меня обсуждаете?!
   От неожиданности у Агнешки подкосились ноги, и она плюхнулась в траву. С девушки сейчас можно было писать картину 'Знахарка в лесу встретила разбойника'. Нет, даже двух - следом за Амуром из кустов выбрался нахмуренный Гуго. Чешир тут же подкатился к ноге мессира и застыл, всем своим видом показывая, что он с названными дамами ничего общего не имеет.
   - А я все думаю, когда же наш летун за внучкой проследит? - раздался голос из бутона. - Долго же ты раскачивался! Может поведаешь тогда, милок, что у тебя общего с Древними?
   - Ну уж нет, бабушка, лучше вы сначала расскажите, почему от меня скрывали такой замечательный способ связи и беседы за спиной вели разные? - спросил в свою очередь Амур, не желая отдавать инициативу.
   - Клянусь Туком, мессир, я давно хотел вам рассказать, но ведьма не давала, - забубнил Чешир.
   - С тобой, предатель, я потом разберусь, - отмахнулся виконт Орха.
   - А с кем ты, сокол ясный, разговоры вести собрался? - задала резонный вопрос Юстина. - Если надобность такая возникла, спросил бы у балбеса своего мохнатого, он бы тебе и рассказал все про эхол. Ведь только лесовики его вырастить и способны.
   Амур грозно посмотрел на верного оруженосца, тот лишь развел короткими лапками:
   - Мессир, вы не спрашивали...
   - А то, что внучка за тебя докладывала, так это я её попросила, раз она домой не вернулась, чертовка этакая, - продолжила Юстина. - Ты явился непонятно откуда и обладаешь многими способностями, причем теперь выясняется, что ко всему прочему еще и с Древними связан. Думаешь, я оставлю тебя без присмотра, а? Мир не переживет нового Рави!
   - Бабушка, Амур делал все, чтобы только защитить нас, - наконец-то пришла в себя Агнешка. - И я не думаю, что он способен стать новым архидемоном.
   - Да, ты уже говорила это, но мы должны учесть все возможности. Слишком дорого заплатил Колинар за победу в Десятилетней войне.
   - А помнишь у Вегсамара новеллу 'Пришелец'? - спросила Агнешка, бросив робкий взгляд на Амура. - Что, если туманный скальд предвидел его появление в нашем мире?
   - Хм... я об этом не думала, - призналась Юстина. - Новеллу я знаю, но решать однозначно я бы не стала. Вот если виконт Орха найдет в могиле черный меч...
   - Виконт Орха крайне расстроен вашими шпионскими играми, - заявил Амур. - Могли бы спросить прямо, я бы ответил, что сравнивать меня со всякими гадскими демонами - верх неприличия! Да, и выпиваю я в меру!
   - Согласен с парнем, рвать его мать! - вставил Гуго.
   - Мистер Скалдвинг, ну вы то куда лезете? - вопросила Юстина из бутона. - Просрали трон и пьете теперь с горя как лошадь, вернее конь, вместо того, чтобы потерянное королевство вернуть.
   - И верну! - взвился Гуго и тут же осекся: - Откуда она про трон знает?
   - Я не говорил, - покачал головой Амур.
   - Вот что, соколики, бабушка старая, многое знает и многое видит, так что прекратите удивляться понапрасну, - посоветовала Юстина. - Раз теперь виконту Орха все известно, думаю, он не будет против, если я иногда буду беседовать с внучкой. Волнуюсь я за неё! А там может и совет какой дельный дам...
   - Конечно, гм, болтайте на здоровье, - сказал Амур, чувствуя, как уходит раздражение. - Но я тоже хочу иметь возможность связаться с кем-нибудь!
   - Конечно, мессир! Сейчас я вам все расскажу! - пробасил Чешир, радуясь, что можно сменить тему разговора. - Уважаемая Юстина, вы закончили с внучкой сплетничать?
   - Закончила, стервец! До свидания всем и удачи! Агния, держи меня в курсе дел, пожалуйста, - попросила старая магиня и голос её дрогнул.
   - Конечно, бабушка!
   Чешир подскочил к бутону и ловко сорвал шишку. На срезе выступила капелька смолы, деревянные края эхола тут же начали сходиться. Через несколько вздохов бутон превратился в плотный кокон. Лесовик несколько раз взмахнул веточкой, под ногами затрещало, и корни утащили магический телефон в глубь земли - подальше от посторонних глаз.
   - Вот и еще один индрик родится благодаря мне, - вымолвил Чешир и торжественно вручил шишку Амуру. - Держите, мессир! Если она задрожит, значит, кто-то хочет поговорить с вами. Просто достаньте её и положите на ладонь.
   - А позвонить по ней я смогу куда-нибудь? - спросил виконт Орха, недоверчиво разглядывая чешуйчатую шишку, похожую на кипарисовую.
   - Только я могу вырастить эхол, - признался Чешир. - Ну, или другой лесовик.
   - Мда, на телефон это не тянет, простой деревянный пейджер, - решил Амур, убирая шишку в карман. - А что за индрик?
   - О, это зверь такой подземный, магический! - распахнул глаза Чешир. - Рождается из кокона эхола, сначала маленький, как мышка, но если не сожрут хищники, вырастает в огромного зверя Индра, который может даже скалы дробить!
   - Вам бы в Альпе такой пригодился, Гуго, - заметил Амур.
   - Ха! Говорят, когда Дикий Каменщик закладывал город, он приручил даже несколько таких, - кивнул тот. - Крайд Скалдвинг был великим твердом!
   - Прости меня, Амур, - сказала Агнешка, взяв его за руку. - Я не сомневалась в тебе, но бабушка отпустила в Альпу с условием, что буду сообщать о всех происшествиях в дороге.
   - Я все понимаю, - кивнул виконт Орха. - Юстина тревожится за тебя, а еще боится, что я могу стать проблемой для королевства. Но передай ей в следующий раз, чтобы не беспокоилась. Мне нужен мир! И желательно весь.
   - War gud! Хорошо сказано! - воскликнул Гуго. - Сам придумал или кто подсказал?
  
  Расставляя по местам приготовленные души,
  Я расписан по часам, и во мне мое оружье.
  Мертвых слов железный лес, и бессмысленно сраженье,
  Мы не знаем пораженья -
  Нам нужен мир и желательно весь!
  Хрупкий камень ляжет в пыль, как огонь ложится в вены.
  Были - сказка, стали - быль, не помогут ваши стены.
  В ткани вечности надрез, сталью ставшая страница,
  Тень, упавшая на лица -
  Нам нужен мир и желательно весь!
  
   - Еще один скальд из прежнего мира, - сказал Амур, продекламировав строчки. - Пел эту песню во времена молодости, вспомнилась что-то...
   - В трактире обычно всегда есть бард, который за пару монет даст тебе попользовать свою лютню. Люблю послушать интересную новеллу, да под хорошую выпивку, мать её так! - признался Гуго, замолчал и покосился на Агнешку.
   Та лишь кротко вздохнула. Женское благоразумие временно отступило перед мужской бесшабашностью, чтобы в нужный момент вновь проявить себя в полной мере и добиться желаемого. Как всегда и происходит в любом из миров.
   Восстановленная в добрых чувствах компания отправилась в 'Бараний бок' дегустировать фирменное мясо заведения под собственную музыку, а в глубине земли треснул и раскрылся кокон эхола. Из него выбрался безглазый зверек с когтистыми лапками, принюхался и начал шустро копать первый в своей жизни тоннель.
  
  Глава 17.
   Черный замок возвышался на вершине горы - величественный и неприступный. Блестящие пики башен дырявили низкие облака, которые огрызались короткими молниями. Шел дождь, вода стекала по камню, собираясь у подножия горы в огромные лужи. Из долины к замку вела заброшенная дорога, которая вскоре сужалась и опоясывала пик, постепенно приближаясь к вершине. В такую погоду подняться по скользкой от воды тропинке рискнул бы только безумец, но у Амура были крылья.
   Он спланировал на широкий уступ и осмотрелся. Тропинка заканчивалась у ворот, которые щерились выломанными досками. Потемневшее дерево обуглилось. Скорее всего, над воротами вдумчиво поработала огненная магиня, а затем пехота молотами расширила проход и ворвалась в замок, где ждали своей участи уцелевшие демоны. Сейчас проем крест-накрест перепоясывала толстая цепь со щитом, на котором скалился черный череп. Такая метка означала, что место проклято.
   Амур поежился. В многочисленных окнах-бойницах плескалась тьма, кроме него тут не было ни одной живой души. Да и кто рискнет наведаться в замок Черного властелина, архидемона Рави? Лишь одинокий амур, да и то во сне.
   С недавних пор он научился распознавать сновидения и даже до определенного момента управлять ими. Пока физически виконт Орха похрапывал после доброй пирушки в комнате трактира 'Бараний бок', ментально Амур оказался в Равийских горах, но зачем?
   Он догадывался, что сны к нему приходят не просто так. В одном он пытался совладать с драконом, в другом видел толстяка, который оживлял мертвых. Кто-то наверняка хочет подготовить его к грядущим событиям, сообщить что-то важное, но Амур не всегда понимал суть послания. Сейчас же точно знал, что пока он спит, его душа по обыкновению не упорхнула в Призрачное, а осталась в настоящем мире, чтобы зачем-то навестить Равийские горы.
   Показалось или в одном из окон замка вспыхнул огонек? Вот, опять! Красная точка разрослась в яркое пятно, отблески огня заплясали по стенам комнаты. Одновременно с этим Амур заметил одинокого путника, который упорно карабкался по скользкой тропинке. Плащ с капюшоном скрывал человека, но Амур почему-то решил, что это женщина - особенности походки, видимо. Вот она добралась до ворот замка, отодвинула щит-предупреждение и скрылась внутри.
   Интересно, у кого хватило смелости или дурости обжить проклятое место? Заинтригованный Амур бесплотным облачком спикировал со своего уступа на ближайший освещенный карниз. Красивое когда-то витражное окно кто-то выбил во время штурма, и теперь потрескавшаяся рама топорщилась стеклянными лезвиями. Впрочем, они не могли повредить бестелесному духу, в которого сейчас превратился Амур. Он просочился в окно сгустком тумана и устроился в темном углу, до которого не доставали отблески огня.
   В комнате полыхал камин. Блики огня играли в бокалах и на бутылке вина, стоящих на круглом столике. Висящие на стенах гобелены исходили паром от накопленной влаги. Амур чувствовал, что каменные стены пропитаны магией - видимо, именно она сохранила обстановку замка на протяжении нескольких веков. В кресле перед камином, вытянув ноги к огню и закутавшись в теплый плащ, сидел мужчина. Капюшон немного сполз, открывая абсолютно лысый череп, который венчал обруч с крупным камнем. Гладко выбритое лицо многие бы назвали красивым, впечатление не портила даже обожженная щека. Ожег стянул кожу и казалось, что незнакомец слегка улыбается своим мыслям. Отблески пламени плясали в темных глазах.
   На лестнице раздался шорох, мужчина повернул голову, прислушиваясь, и Амур разглядел еще одну странность - у хозяина комнаты отсутствовали брови. На их месте чернела замысловатая татуировка, убегающая под ткань.
   Рассохшаяся дверь отворилась с громким скрипом. Гость протиснулся в комнату и откинул капюшон. Амур мысленно поздравил себя с догадкой - это была женщина, примерно тридцати лет. Волнистые черные волосы обрамляли изможденное лицо, по которому сейчас стекали капли дождя. Гостья смахнула их ладонью, расстегнула плащ и оголила грудь. На синеватой коже розовым бутоном выделялся напряженный сосок, а чуть выше чернела отметина тьмы - перевернутый лепесток пламени.
   - Здравствуйте, леди Ядвига, - сказал мужчина. - Ваша грудь прекрасна, но демонстрация преданности необязательна. Я и так могу определить темную магиню. Присаживайтесь, вы наверняка устали. Хотите вина?
   - Спасибо, мессир Рави! С удовольствием выпью, путь к вам оказался неблизким.
   Женщина с легкой улыбкой устроилась в кресле, лишь слегка запахнув плащ. Амур в своем углу во все глаза разглядывал хозяина замка. Так что же, это и есть знаменитый архидемон, который вел в бой орды нечисти? Он представлял его себе свирепым монстром с рогами, из пасти огонь, в лапах секира, а перед ним обычный человек! Ну ладно, пусть и не совсем обычный, одна внешность чего стоит, но на главную страшилку всего Колинара Рави, по мнению Амура, определенно не тянул.
   - Вы же знаете, огромный Колар ограничен для меня этим замком, - сказал архидемон, подавая женщине бокал с вином. - Зачем вам понадобилось очное знакомство?
   - Я скоро выполню свою часть соглашения и перед решающим моментом захотела поговорить с вами лицом к лицу, мессир, - ответила Ядвига. - Как это ни пафосно звучит, на кону стоит моя жизнь, а также судьба мира, и мне нужны гарантии, что вы сделаете то, что обещали. Кстати, возможно, нам стоит потушить огонь? Его могут заметить...
   - И что с того? - хмыкнул Рави, согревая дыханием сцепленные в замок ладони с бокалом. - Появится еще одна история о дьявольских огнях в проклятом замке, которой будут пугать детей. А насчет гарантий - будь моя воля, я бы превратил весь этот мир в костер, лишь бы только согреться!
   Амур вздрогнул в своем углу, так жутко прозвучала последняя фраза. Не оставалось сомнений в искренности архидемона, это почувствовала и темная магиня:
   - Теперь я вижу, что вы настроены решительно, мессир. Извините, что настояла на встрече, но мне нужно было убедиться.
   - Ничего страшного, - кивнул Рави, поправляя кочергой поленья в камине. - Люди по природе своей недоверчивы, а женщины еще и мнительны. За века я привык к этому. Но вы должны всегда помнить, что мы нужны друг другу. Это и есть главная гарантия нашего успеха!
   - Я верю вам, мессир, - сказала Ядвига. - И докажу это.
   Женщина встала с кресла, плащ соскользнул с плеч на пол. Как бы Амур не относился к темной магине, он вынужден был признать, что фигура у неё великолепная - не худая и не толстая, с волнительными выпуклостями на нужных местах. Ядвига с улыбкой остановилась перед сидящим архидемоном, прекрасно осознавая свою привлекательность. Через тонкую нательную рубашку просвечивали возбужденные соски, притягивали взгляд. По белой коже струились черные татуировки-змеи, очерчивали груди, перебирались на спину и ныряли меж ягодиц. Рави распахнул плащ, Ядвига раздвинула ноги и с легким вздохом опустилась сверху:
   - Сейчас я согрею вас, мессир!
  * * *
   Как это часто и бывает, Амур проснулся в самый неподходящий момент. Перед глазами еще стояла темная магиня, которая оседлала архидемона и громкими стонами закрепляла сотрудничество. Подождав, когда пройдет эротическое видение и вызванная им утренняя эрекция, виконт Орха натянул штаны, умылся водой из кувшина и принялся будить остальных.
   Вчера они весело провели время в трактире, ожидая, пока одни товары покинут судно, а другие поступят на него. Процесс занял весь день. Над ночным Ландорутом светили звезды, погода ожидалась прекрасная и капитан Тивас решил заночевать в городе, а с утра продолжить путь. Конечно, если благородные господа не против! Подвыпившие благородные господа милостиво согласились.
   Амур за несколько серебряных монет навсегда реквизировал у местного барда лютню и спел друзьям за день наверно все песни, которые знал. Естественно, горло пересыхало и его приходилось постоянно смачивать красным вином, несмотря на протесты Агнешки. Самогонный аппарат в этот раз остался под замком в каюте на корабле, но это не помешало Гуго нахлестаться темным элем так, что он уснул прямо за столом, подложив под голову верную Марту...
   Чешир по обыкновению спал на коврике у двери. Амур взял сонного оруженосца на руки и спустился в общий зал. За ранний час в трактире посетителей еще не было, лишь хозяин протирал кружки за стойкой и неодобрительно косился на спящего тверда, который выводил носом протяжные рулады. Кивнув трактирщику, Амур выдернул из-под бороды Гуго молот. Голова гулко стукнулась об стол. Тверд открыл глаза, сел на скамье и яростно зевнул.
   - Что-то мутит меня, - признался он, сфокусировав взгляд на виконте.
   - Наверно, пирожком отравился, - предположил Амур. - Я тебе говорил, с мясом бери, а ты с капустой, с капустой...
   - Я не ем то, что еще недавно мяукало или гавкало, - буркнул тверд и повернулся к стойке: - Хозяин, ты смерти моей хочешь, э? Принеси пива! Мне нужно желудок проде... проди... Амур, как ты вчера говорил?
   - Продезинфицировать, - выговорил проснувшийся лесовик.
   - Точно так, рвать его мать! - обрадовался Гуго. - Держись виконта, мохнатый, глядишь и вовсе человеком станешь!
   К завтраку спустилась Агнешка. Макая бараньи ребрышки в острый соус, Амур размышлял над своим сном и в конце концов решил рассказать про него знахарке. Опустив пикантные подробности, конечно!
   - У тебя и душа особенная, - заключила Агния. - Она тоже может путешествовать в обоих мирах, так что думаю, эта встреча действительно происходила, а ты почему-то стал её свидетелем. Считалось, что архидемону нет хода в наш мир, а оказывается, он как-то заколдовал свой замок, нашел где-то темную магиню и теперь ведет с нею переговоры. Вот только о чем? Нужно срочно поговорить с бабушкой!
   - Мы скоро отплываем и не успеем дойти до леса, чтобы вырастить эхол, - заметил Амур.
   - Мессир, при крайней нужде эхол можно вырастить в любом месте, но тогда он погибнет, не оставив тычинки, - сообщил Чешир.
   - У меня остались с прошлых раз, - сказала Агнешка и достала из сумки три чешуйчатых шишки.
   - А вот и землица! - рявкнул повеселевший с пива Гуго, сгребая с подоконника горшок и выдирая из него какую-то зелень.
   Трактирщик лишь сокрушенно покачал головой. Лесовик взял у знахарки шишку, опустил её в землю и полил водой. После чего сгреб со стола вилку и принялся творить ею пасы, приговаривая что-то себе под нос. В горшке затрещало, из земли проклюнулся тонкий росток. Стебель на глазах распался на множество гибких веточек, которые под руководством Чешира сплелись в раковину. В центр на тонкой ножке выдвинулась небольшая шишка-тычинка. Амур подумал, что если в лесу был стационарный телефон, то это его мобильная версия.
   - Так и знала, что вы соскучитесь по бабушке, но не думала, что так скоро! - сообщила Юстина из эхола. - Что опять стряслось?
   - Я видел странный сон, - признался Амур и рассказал магине про свое видение.
   - Ах ты ж старый хрыч, свинский Рави! - ругнулась старуха. - Мало я тебя тогда приложила, скотину! Еще и лазейку оставил, гнида, чтобы встречаться со всякой падалью! Ну-ка, летун, опиши мне эту темную!
   - Архидемон называл её Ядвига. Довольно красивая, на вид лет тридцать. Черные волнистые волосы, темные глаза и татуировки-змеи по всему телу.
   - Когда это ты, милок, змеек-то её успел разглядеть?
   - Когда она под конец оседлала этого Рави. Закрепить союз, так сказать.
   - Тьфу ты, мерзость какая! Помните, я говорила про темную, которая вихрь призывной сотворить пыталась? Похоже, это она и есть, выжила как-то Ядвига Лазская! Не иначе, Садершаг её приютил.
   - Получается, она ваша ровесница? - спросил Амур. - Но ведь выглядит она куда моложе!
   - Умеешь ты, милок, женщине комплимент сделать! Любая магиня может до старости красивой девушкой оставаться, если необходимость есть. У темных колдуний это проще получается. Меня больше волнует, что они на пару с архидемоном задумали. Ведь мы тогда надежно пробой из Призрачного в Равийских горах запечатали, а гляди-ка, нашел гад лазейку!
   - Мы едем в Альпу, а Садершаг там недалеко, - заметил Амур. - Могли бы заскочить, глянуть.
   Гуго с Агнешкой уставились на него с таким видом, словно виконт Орха предложил по дороге навестить ад. Из эхола раздался короткий смешок:
   - Экий ты прыткий, милок! Ну да простительно, ты же из другого мира пришел. Садершаг - это не те земли, куда можно просто заскочить и глянуть. Кто туда заскакивал, обычно там и оставался.
   - Но ведь Ядвига эта как-то выбралась, - резонно заметил Амур.
   - Помимо лесного Пути, есть еще тоннели Древних, - нехотя призналась Юстина. - Возможно, она нашла вход в один из них?
   Амур сразу вспомнил серебряный рудник Палеха, где остался скучать в заточении голем. Как он там говорил, пробой Догберта? Возможно, это и есть один из входов в тоннели?
   - Раз Ядвига стакнулась с Рави, значит, замыслили они действительно пакость редкостную, - рассуждала вслух тем временем старая магиня. - Пора и мне из леса выбираться! Навещу своих подруг, кто еще не ушел в Призрачное. Может, и узнаю чего. А ты, внучка, будь осторожна и сразу меня вызывай, если наш летун вновь отличится!
   - Конечно, бабушка!
   Чешир взмахнул вилкой и эхол на глазах засох, исчерпав магическую силу земли. В трактир уже заглядывал матрос, которого послал за благородными господами капитан Тивас.
   В этот раз до порта ехали чинно на конях, как и положено дворянам. Гуго купил у трактирщика в плавание целый жбан пива и долго цедил его у сходней ладьи, собираясь с духом.
   - Меня же всегда в отрубе грузили на эту посудину, - оправдывался тверд, стоя на берегу. - Сейчас выпью немного, может и смирюсь с неизбежным.
   - Давай я тебя молотом по башке тресну, - предложил Амур. - Чтобы легче мириться было.
   По сходням тверд шел, словно по тонкому льду. Как только впечатлительный пассажир оказался на борту, капитан Тивас скомандовал отплытие.
   Погода стояла замечательная, солнечные блики играли на волнах, легкий ветерок надувал парус. Гуго занял привычное место у борта, чтобы не видеть, как он выразился, 'гадской, мать её так, реки!'. Амур с Агнешкой и Чеширом устроились рядышком на корме - люди позагорать, а мохнатый лесовик так, за компанию. Знахарка осталась в двух клочках ткани, которые в этом мире заменяли купальник. Разглядывая бледно-красные татуировки на её спине, Амур попросил:
   - Расскажи мне про Садершаг.
   - Это край мира, последний оплот Древних. Когда Сандрогар сошел на Колар и сравнял их города с землей, выжившие укрылись в долине, окруженной скалами, и выставили невидимый Барьер непонятной природы. Сначала он не пропускал в долину никого, но за века его действие ослабло, причем избирательно. Сейчас войти в Садершаг можно почти всем, но выйти оттуда практически невозможно. Известно немного случаев возращения из Проклятой земли. Обычно такие люди не дружили с рассудком, многие превращались в калек после встречи с неведомым, но некоторые счастливчики избежали печальной участи и стали довольно известными.
   - Дикий Каменщик прошел Садершаг, а затем основал Альпу, - влез в разговор Гуго. - Мой предок пробил тоннель под Барьером, а затем обрушил ход, чтобы преградить путь всякой нечисти, которую встретил там. В Садершаге Крайд Скалдвинг научился призывать магических созданий, которые помогали ему в строительстве. Про Индру я уже говорил, а в старых летописях еще пишут, что Дикий Каменщик смог приручить даже дракона. Правда, не пойму, на кой хрен тот ему сдался, э?
   - Старейшина огров Агриман тоже побывал в Садершаге и вернулся невредимым, - сказала Агнешка. - Мне бабушка рассказывала. После этого он смог объединить кочующие племена и договориться с банадерцами, которые выделили им земли под резервацию взамен охраны границы. Теперь огры живут оседло, перестали воевать с людьми, а полуогры даже пролезли в рыцари. Одного из них ты имел счастье видеть.
   - Ягор просто душка, если бы не клыки, - кивнул Амур. - Помнится, он поминал какого-то святого Агримана...
   - Да, старейшину почитают все огры. У них странные представления о религии, они признают Сандрогара, но назначают святыми особо отличившихся воинов и поклоняются им, как божествам.
   - Ничего странного! - буркнул тверд. - У нас тоже чтут великих предков, и я не вижу в этом ничего плохого.
   - Сандрогар - единственный творец всего сущего, и я считаю, что глупо поклоняться придуманным идолам! - вспыхнула Агнешка.
   - Когда Сандрогар сошел на Колар, мир уже был! - парировал тверд. - Кто же его тогда создал, э?
   Зарождающийся религиозный диспут прервала дудка боцмана. Сейчас она звучала особенно резко и тревожно, а значит, на реке что-то случилось.
   Из каюты выбежали отдыхающие матросы, хлопнули спускаемые паруса. Амур высунулся за борт, стараясь разглядеть, что там впереди. Места начались совсем дикие - на берегу сплошной стеной вставал лес из вековых деревьев, а прибрежная полоса топорщилась буреломом из упавших стволов. В одном месте светлела полоса чистой воды, словно в реку столкнули целое судно. Булькнул якорь, ладья остановилась. В наступившей тишине кто-то из матросов выдохнул:
   - Это же гаркл... Господи, какой он огромный!
  
  Глава 18.
   Когда в армии Амуру посчастливилось участвовать в масштабных учениях, их на кораблях перебрасывали вдоль морского побережья. По сценарию прикрывала десант подводная лодка, которая несколько раз всплывала в надводное положение, отрабатывая какие-то свои задачи. Амур тогда отлично запомнил сигарообразный черный корпус, который постепенно появлялся из воды, словно какое-то доисторическое животное. Сейчас впереди 'Бешеной каракатицы' наблюдалась похожая картина.
   С первого взгляда реку перегораживало толстое бревно, вот только течение на него никак не влияло. Со второго взгляда можно было разглядеть чешуйки на гребне панциря и две клешни, которые периодически появлялись из воды и громко клацали, словно отмахивались от невидимого соперника. По их размаху можно было определить, что над рекой видна только верхушка айсберга. Основную, большую часть животного скрывала мутная толща воды.
   - Великий Тук, в первый раз вижу такого здоровенного гаркла! - признался Чешир, возбужденно прыгая на плече Амура. - Бьюсь об заклад, он не плывет, а просто стоит на дне реки!
   - Никогда не встречал подобного крокодила, - сплюнул за борт Тивас. - Он ведь перекрыл весь фарватер, демоны его задери! И чего он тут забыл? Насколько я помню, гарклы - сухопутные твари?
   - Точно так, капитан! - подтвердил Чешир. - В лесу Ар-Харона их почти всех истребили, а здесь еще вон какие гиганты водятся. Эх, сюда бы старших, мы бы живо его лианами спеленали!
   - А что, если по нему из пушек вдарить? - спросил Тивас. - У меня сохранилось несколько с прошлых времен...
   - Бесполезно, - сказала Агнешка. - Ваши ядра ему как мамонту дробина. Бабушка рассказывала, что гаркл - это магическое создание, давайте я попробую его огнем пугнуть.
   Знахарка забормотала слова заклинания, татуировки на её лице запульсировали красным светом. Между ладоней девушки появился огненный шарик, который все больше разрастался. Испуганно зашептались матросы. Выкрикнув финальное слово, Агнешка кинула в гаркла жгун.
   Огненный шар с ревом пролетел над рекой и впечатался в панцирь чудовища. Видимо, Агния подмешала в заклинание что-то этакое - жгун при ударе не потух, а растекся жидким пламенем, выжигая кость. Панцирь в нескольких местах пошел мелкими трещинами, чешуйки порозовели от жара. Гаркл почувствовал неладное, несколько раз щелкнул клешнями, пытаясь скинуть с загривка кусачего противника, обжегся и, не мудрствуя лукаво, опустился на дно реки. Вода забурлила, повалил пар.
   Все в ожидании уставились на то место, где исчезло животное. Бурление вскоре закончилось. Со дна поднимались лишь редкие пузырьки и дохлая рыба. Мутное пятно расползалось на поверхности воды.
   - Похоже, леди, вы его прикончили, - сказал капитан Тивас.
   - Смотрите! - выкрикнул один из матросов.
   Из воды показались морда чудища. Клацнули жвалы, затрепетали щели в жабрах. Гаркл глотнул воздуха и всплыл на поверхность. Жгун оставил на прочном панцире лишь небольшую подпалину. Гребень чудища вновь перегородил фарватер.
   - Похоже, господа, мы тут застряли, - констатировал капитан.
   - А давайте я его молотом жахну, э? - спросил Гуго.
   Амуру не давало покоя что-то из сказанного, на краю сознания бродила какая-то мысль. Он посмотрел на проход в буреломе, который уже затягивали ветки, взглянул на гаркла и спросил:
   - Чешир, раз этот краб-переросток живет на земле, чего он в реке забыл? Искупаться решил?
   - Вряд ли, мессир! Гарклы при необходимости плавают, но воду не любят. Старшие как-то прижали одного к реке, так тот до последнего отбивался клешнями, прежде чем на другом берегу спастись.
   - Вот-вот. Мне кажется, этого гаркла в воду кто-то загнал и выбраться обратно не дает. Нужно осмотреть берег!
   С ладьи спустили шлюпку. Компания в полном составе причалила к полосе бурелома и по стволам выбралась на землю. Счастливый Гуго несколько раз подпрыгнул на берегу, взмахнул молотом и рявкнул:
   - Показывай, кто тут животинку забижает, я его сам так обижу!
   Они подошли к тому месту, где спустился в реку гаркл - пусто. Разочарованный Гуго с сожалением убрал Марту в ременную петлю на поясе. Амур подошел к кромке воды - гаркл всё также отмокал в реке, махал клешнями и на берег совсем не собирался. Просека из поломанных кустов уходила в лес. Чешир ускакал вперед, остальные направились следом. Вскоре они наткнулись на лежку зверя - в земле темнело обширное углубление с примятой травой.
   - Никого, мессир, - виновато развел лапками Чешир.
   - Магии не чувствую, - подтвердила Агнешка.
   Амур растерянно оглядел лес. Кто-то же спугнул гаркла и загнал его в реку - вон как кусты поломаны. Но почему зверь не возвращается обратно, что его держит в реке?
   - Агния, ты говорила, что гаркл - создание магическое?
   - Ну да, из Перворожденных. В начале Сандрогар создавал различных тварей без разбору, когда хотел напитать жизнью опустевший мир.
   - Ведьма, я попрошу не сравнивать меня со всякими крокодилами! - возмутился Чешир.
   - И в мыслях не было! Лесовиков Сандрогар создал позже и наделил их зачем-то разумом, - фыркнула Агнешка.
   - Я сделан из того же теста и способен жить на два мира, но одновременно в обоих находиться не могу, - продолжил размышлять Амур. - А что, если примитивный гаркл может?
   Догадка вспыхнула в мозгу, словно влетевший в ухо жгун. Амур сосредоточился и уже почти без усилий перешел в Призрачное. От друзей остались лишь светящиеся силуэты. Краски поблекли, звуки поглотило гудение магии, но на реке слышался какой-то шум. Амур расправил крылья, взлетел выше крон деревьев и за пару взмахов достиг водной глади.
   Да, он был прав - гаркл никуда не делся! Видимо, в начале своей карьеры всемогущий Сандрогар не утруждал себя распределением созданных тварей на постоянное место жительство. Этим он занялся позже, определяя все лучшее из вновь созданного на Колар, а все худшее - в его изнанку, Призрачное. Как, например, этих демонов, которые сейчас глумились над гарклом.
   Их было четверо коренастых здоровяков с крыльями - по двое на каждом берегу реки. Один из пары отдыхал на земле и подбадривал второго, который натужно хлопал крыльями в воздухе и колол гаркла пикой, стараясь попасть в сочленения пластин на панцире. Бедное чудище вынуждено было отбиваться от превосходящих сил противника и о возвращении на берег даже не помышляло.
   Но зачем эти балбесы мучают зверюгу? Или это у них хобби такое - охота на магических созданий, которые еще остались в обоих мирах? Амур медленно спикировал на крону дуба и по толстой ветке подобрался ближе к реке. Увлеченные своим занятием демоны не замечали ничего вокруг.
   - Сильнее его коли! - орал тот, что на берегу. - Он сейчас вылезет!
   - Это у тебя сейчас бес из задницы вылезет, если не заткнешься! - рявкнул второй. - Сколько мне еще его колоть? Вот тварь, огрызается еще клешнями своими!
   - Господин сказал, держать до последнего, пока второе судно не придет. Ты там видишь чего?
   Кружащий над гарклом демон несколько раз взмахнул крыльями и поднялся выше, разглядывая что-то на реке. Амур со своей ветки посмотрел в том же направлении. На воде серебрился силуэт 'Бешенной каракатицы' с призраками матросов на борту, а вот дальше, на грани видимости, угадывался кораблик, спешащий на всех парусах вниз по течению. С такой скоростью он будет здесь примерно за кварту, прикинул Амур.
   - Немного еще попыхтеть! - подтвердил его догадку демон и вновь принялся колоть гаркла пикой.
   Надо заканчивать этот балаган, подумал Амур. Кто бы там не гнался за нашей ладьей, добра от них не жди. Он потянул из колчана стрелу - на этот раз она оказалась с серебряным наконечником. Самое то для охоты на нечисть!
   Щелкнула тетива. Висящий над рекой демон получил стрелу меж крыльев, выронил пику и плюхнулся в воду. Второй выстрел сбил его приятеля, который закрывал гарклу проход на противоположный берег. Обидчики наконец-то оказались в пределах досягаемости, чудище возликовало и схватило клешнями обоих. Захрустели кости, вода окрасилось черной кровью.
   Оставшиеся демоны на миг замерли, не веря своим глазам. В следующий момент они выхватили секиры и стали озираться по сторонам в поисках врага. Амур достал из колчана следующую стрелу и покинул укрытие.
   - Эй, живодеры, бросай оружие!
   - Хрен тебе, падаль! - рявкнул дальний демон и замахнулся секирой.
   Стрела с хрустом воткнулась ему между глаз. Рогатый удивленно крякнул, оружие выскользнуло из лап, и уже бездыханное тело плюхнулось в грязь. Воодушевленный гаркл выбрался на тот берег и подцепил клешней обидчика, утаскивая его за собой в лес. Оставшийся демон проводил чудище взглядом и развернулся к Амуру.
   - Тупой и мертвый или умный и живой? - спросил тот, натягивая тетиву.
   - Живой, - буркнул демон и бросил секиру. - Все равно ведь убьешь!
   - Только если вынудишь, - сказал Амур. - А так, ответь на пару вопросов и ступай куда хочешь.
   - Спрашивай, - сдался демон.
   - Кто послал и чего тут делаете?
   - Господин Рави приказал задержать вас, пока не подойдет вторая ладья. Сказал, найти гаркла и загнать в реку. Мы нашли подходящего еще вчера и ждали, пока вы нарисуетесь.
   - Что за вторая ладья?
   - Без понятия, снежок, - буркнул демон. - Господин сказал, что она придет вслед за вами. Скоро уже будет тут.
   - Вижу, - сказал Амур, наблюдая, как вырастает на реке серебристый силуэт судна.
   - Значит, мы выполнили работу, - кивнул демон. - Я пошел?
   - Слушай, а чего ваш господин такой лысый, что даже бровей нет?
   - Когда-то он был таким же белым и пушистым как и ты, снежок, но Тьма очищает от всего лишнего.
   - Как и огонь, - пробормотал Амур, глядя вслед улетающему демону.
   На берег выкатился силуэт Чешира и возбужденно запрыгал, зовя остальных. Приземлившись, Амур сжал в кулаке крестик и покинул Призрачное. Сразу хлынули звуки и запахи. В этот момент из кустов вывалились Агнешка с Гуго и удивленно уставились на свободную реку.
   - Куда ты дел эту милую зверюгу, э?
   - Некогда рассказывать, за нами погоня!
   Они попрыгали в шлюпку, тверд налег на весла. На ладье уже заметили второе судно, Тивас разглядывал его в подзорную трубу. На палубе засуетились матросы, водружая на постаменты легкие пушки. Амур насчитал пять орудий - не батарея конечно, но отбиться хватит.
   - Что там, капитан? - спросил виконт, взобравшись по веревочному трапу на борт.
   - Пираты, - процедил Тивас. - Только они прикрываются чумным флагом.
   - Деремся или уходим?
   - Яхта класса 'Гончая', сэр. Догонит нас в два счета.
   - Значит, примем бой! - решил Амур, мысленно нащупывая в Призрачном лук.
   Рядом щелкнул подзорной трубой Гуго. На медном боку сверкнуло клеймо из скрещенных топоров. Тверд покрутил колесико, настраивая резкость, и воскликнул:
   - Забодай меня дракон! Это случайно не та дамочка, про которую ты говорил?
   Амур забрал у Гуго трубу и направил её на реку. Догонявшая их яхта имела хищный облик, который усиливали косые паруса и оскаленная морда дракона на бушприте. Верхушку мачты украшал черный флаг с двумя белыми диагональными полосами. Увеличение подзорной трубы позволило Амуру разглядеть Ядвигу Лазскую, которая стояла рядом с капитаном на мостике. Теперь стало понятно, почему несмотря на установившийся на реке штиль, паруса яхты наполняет ветер.
   - Чувствую ворожбу, - сказала Агнешка.
   - Похоже, она использует стихийную магию, - подтвердил Амур.
   - Тут есть что-то еще, - нахмурилась знахарка. - Какая-то неживая энергия...
   Вновь засвистела боцманская дудка. Матросы взмахнули веслами, и ладья развернулась к погоне бортом с пушками. Капитан Тивас не питал никаких иллюзий и приготовился к худшему. Тем временем яхта приблизилась на расстояние выстрела, паруса на ней обмякли и судно замедлило ход. Амур с удивлением прочитал название на борту - 'Черная жемчужина'. Был бы рядом капитан Джек Воробей, точно предъявил бы им за плагиат!
   Ядвига стояла на капитанском мостике и скрестив руки разглядывала торжественную встречу. Паруса на яхте спустили, но течение медленно сносило её к 'Бешеной каракатице'. Канониры на ладье застыли у пушек, держа наготове зажженные фитили. Боцман прошел по палубе, раздавая абордажные сабли. В воздухе повисло тревожное ожидание.
   Яхта подошла уже так близко, что Амур различил ухмылку на лице колдуньи. Она махнула рукой, загрохотала якорная цепь. Капитан Тивас осторожно выдохнул - боя пока не предвидится, затем откашлялся и прокричал:
   - Кто вы такие и по какому праву нас преследуете?! Если ваш корабль заражен чумой, вы обязаны следовать в ближайший порт!
   - Не будьте дураком, капитан, - сказала Ядвига. - Вы прекрасно знаете, зачем нам такой флаг. Меня зовут Ядвига Лазская, а преследуем мы вас из-за ваших пассажиров. Я хотела потолковать с одним из них.
   - А если он не захочет говорить с вами? - поинтересовался Тивас.
   - Ему придется, - развела руками колдунья. - Иначе я пущу вашу посудину ко дну. И не надо так сверкать глазами! Моя яхта защищена барьером, который не пробить вашим жалким пушкам.
   - Проверим, сэр? - спросил Тивас, взглянув на Амура.
   - Конечно! - разрешил тот.
   Канониры поднесли фитили к запалам, затрещал подожженный порох. Слитно грохнули пушки. Ядра устремились к яхте, но за метр от неё наткнулись на невидимую стену и попадали в воду с обиженным шипением. На лице колдуньи не дрогнул ни один мускул. Из борта 'Черной жемчужины' выдвинулись черные жерла орудий.
   - Теперь, когда вы наигрались, приглашаю виконта Орха посетить мою прекрасную яхту.
   - Ты не должен! - зашептала Агнешка. - Тебя там могут убить!
   - Если ты не заметила, у них тоже есть пушки и они потопят нас в два счета.
   - Не переживайте, виконт, гарантирую вам безопасность, - сказала Ядвига, правильно оценив замешательство на ладье. - Тем более, как вы наверняка знаете, мои чары не работают рядом с вами. Единственно, оставьте оружие, мой барьер не пропустит металл.
   - Я принимаю приглашение! - крикнул Амур и шепнул Агнешке: - Не бойся, я всегда могу уйти в Призрачное.
   - Если не вернешься к обеду, я познакомлю эту колдунью с моей Мартой, - сказал Гуго. - И это знакомство ей явно не понравится!
   - Я не оставлю вас, мессир, - сказал Чешир и нырнул в капюшон.
   Амур отдал оружие тверду, спрыгнул в шлюпку и погреб к яхте. Ему не хватало на бедре привычной тяжести меча и он подбадривал себя, напевая под нос мелодию из 'Пиратов Карибского моря'. С 'Черной жемчужины' спустили веревочный трап. Борт яхты навис над шлюпкой, Амур различил легкое покалывание в затылке. Невидимый барьер пропустил гостя вместе с железными заклепками, бляхой и гвоздиками в сапогах, реагируя лишь на крупные куски металла.
   Команду яхты хорошо вымуштровали - ни один матрос даже глазом не повел, когда Амур вступил на борт. Канониры застыли у пушек, стрелки целились из длинных мушкетов в сторону 'Бешенной каракатицы', вахтенные матросы ожидали приказа капитана у парусов. Кроме того, всю команду одевал один депрессивный модельер - каждый человек был во всем черном, исключения составляли лишь разноцветные перья на шляпах. Ядвига широко улыбнулась гостю и пригласила в каюту.
   Здесь уже накрыли стол. Вазу с фруктами выгодно оттеняла бутылка 'Драконьей крови'. Амур невоспитанно плюхнулся на стул, ухаживать ни за кем он тут не собирался, и хозяйка сама налила вино в бокалы. Кольцо неприятно холодило палец, реагируя на темную колдунью. Она улыбнулась и первая пригубила вино, давая понять, что оно не отравлено. Виконт Орха браво опустошил свой бокал и, откашлявшись, спросил:
   - Так о чем вы хотели поговорить со мной, сударыня?
   - Во-первых, я хочу извиниться перед вами, виконт, за то, что мой вихрь выдернул вас из привычного мира. Право слово, я не хотела этого и сейчас раскаиваюсь в содеянном.
   - Значит, этот вихрь создали все-таки вы?! Зачем он хватал мертвых из могил?
   - Я думаю, скоро вас уже не будут интересовать такие пустяки...
   Амур внутренне напрягся, нащупывая в Призрачном составной лук, когда Ядвига вновь улыбнулась и сказала:
   - Ведь во-вторых я предлагаю вернуть вас обратно, в ваш родной мир.
  
  Глава 19.
   Как говорил незабвенный Дон Корлеоне, есть предложения, от которых нельзя отказаться. Их делают в нужное время и в нужном месте. Ядвига Лазская явно не смотрела 'Крестного отца', иначе бы не загоняла Амура в ловушку, чтобы потом предложить спасение. Конечно, её предложение было заманчивым и неожиданным, Казаков даже рот открыл от изумления, но потом закрыл и принялся думать. Да, он был не прочь вернуться на Землю, но на своих условиях и, честно говоря, ненадолго. Если хорошенько разобраться, там его ничего не держало. Поговорил бы с родителями, чтобы не волновались, зашел бы на работу за расчетом, да попрощался бы с последней подружкой, если она его еще ждет, конечно. Больше на Земле ему делать было нечего.
   Новый двойной мир пинал его с момента прибытия, да и прибытие собственно было обставлено крайне экстремально, спасибо Ядвиге, но тем не менее Амуру на Коларе нравилось. Он дышал полной грудью, чувствовал себя нужным, а не просто винтиком в системе. Да что говорить, ведь он мог в Призрачном даже летать! А еще у него теперь есть магический лук, который разит любых врагов. Какой бы парень отказался от такого подарка? И ведь здесь есть где его применить!
   Да, на Коларе царили жесткие нравы, этот мир застрял в Средневековье, где правда была за силой. Но ведь и Амур уже не тот слабак, который недавно корчился на лесной поляне от пустяковых по меркам этого мира ран. Он быстро учился, обрастал друзьями и сейчас чувствовал свою ответственность за них. А еще, здесь столько тайн, которые определенно стоит разгадать, чтобы стать кем-то особенным, нежели рядовым спасателем!
   - Вы знаете, сударыня, существует мнение, что на самом деле вот этот мир мне и есть родной. Вернее, его изнанка, Призрачное, где меня создали магическим образом.
   - Пфф, это вам старая карга Юстина так сказала?
   - Не такая уж она и старая. По крайней мере, не старее вас.
   - Вы родились на своей Земле, виконт, никто вас не создавал. Магия Призрачного настолько сильна, что может проникать в другие миры через разрывы бытия. Тогда и рождаются люди, наделенные удивительными способностями. Неужели у вас нет магов или колдуний?
   - Да сколько угодно, особенно на телевидении! Но никто ни разу не видел, чтобы хоть один из них создал, например, огненный шарик, пускай даже самый маленький.
   - Иметь и уметь - разные вещи. Просто они не ведают, как раскрыть свои способности. С вашими теперешними знаниями вы могли бы помочь им в этом, стать духовным наставником, лидером! Виконт, за вами пойдут миллионы. А ведь это власть и серьезная!
   Амур представил себя в окружении миллиона чудиков с 'Битвы экстрасенсов' и его передернуло. Да с такими перспективами у него появляется еще больше причин остаться на Коларе!
   - Это вы подкупили столичного наместника, послали убийц и вызвали бурю в Рутлине?
   - С чего вы взяли?! - возмутилась Ядвига, но от Амура не укрылась пауза перед ответом.
   - А с того, что я вам сильно мешаю, - ответил он. - Ваш вихрь по ошибке забрал меня с Земли, где вы зачем-то потрошили могилы. Когда вы поняли, что я не совсем обычный человек, принялись меня искать, а когда нашли, попытались убить. Я оказался вам не по зубам, и вы решили поговорить со мной уже по-хорошему, чтобы убедить вернуться обратно. Я логично все излагаю?
   - Я недооценила вас и приношу свои извинения, - сказала Ядвига, подходя к Амуру вплотную. - Как я могу загладить свою вину?
   Рука колдуньи опустилась на его плечо, второй Ядвига начала медленно распахивать плащ. В каюте распространился терпкий мускусный запах. Плащ с шуршанием опустился на пол, полные груди нацелились в Амура боеголовками сосков. Он почувствовал, как помимо воли возбуждается. Ему захотелось взять эти восхитительные груди в ладони, поцеловать и крепко сжать. Уловив его желание, Ядвига медленно наклонилась. Розовые соски соблазнительно покачивались перед глазами, кровь стучала в висках. Амур чувствовал, что хочет эту женщину и не может противиться её чарам.
   В капюшоне зашуршало. Раздался хруст, Ядвига вскрикнула и отскочила. Облако мускуса рассеялось. Амур помотал головой и громко чихнул. Наваждение схлынуло. Голая Ядвига зажимала прокушенную кисть и с ужасом смотрела на Чешира, который кровожадно щерился, сидя на плече хозяина.
   - Руки прочь от мессира, ведьма! Или, клянусь Туком, я отгрызу их тебе по самые уши!
   - Спасибо за гостеприимство, - сказал Амур, вставая. - Прошу извинить моего оруженосца за дурные манеры, его воспитывали в лесу. Но он прав, вы мне совсем не нравитесь. Тем более, для плотских утех у вас есть архидемон. Прощайте, сударыня!
   - Ты пожалеешь, - прошипела Ядвига, закутываясь в плащ. - Я хотела подарить тебе целый мир, а ты выбрал смерть. Мои пушки разнесут твою посудину!
   - Гм, я заметил, что ваш барьер все-таки пропускает небольшие куски металла, - сказал Амур, остановившись на пороге каюты. - Думаю, он не задержит и мою стрелу. Знаете, с таким красным оперением. Давно хотел испытать её действие!
   Амур достал из Призрачного лук и наложил на тетиву стрелу с оперением цвета крови, которая текла сейчас из прокушенной руки колдуньи. Ядвига переменилась в лице и отступила к стене, не сводя глаз с острого наконечника, направленного в её сторону.
   - Ты безумец! Вон с моей яхты!
   - Желание дамы - закон, - развел руками Амур и покинул каюту.
   Когда он подплывал на шлюпке к 'Бешенной каракатице', 'Черная жемчужина' на всех парусах уже улепетывала вниз по течению. Амур задумчиво посмотрел на стрелу с красным оперением и с сожалением убрал её вместе с луком обратно в Призрачное. Возможно, позднее он пожалеет о том, что не сжег сейчас эту яхту, но не мог он хладнокровно убить эту женщину, пускай даже она изрядно усложнила ему жизнь.
   - Здорово мы ведьму отбрили! Правда, мессир? - спросил Чешир, провожая взглядом беглецов и подпрыгивая от возбуждения на носу лодки.
   - Если бы не ты, она бы отбрила меня. В разных позах. Не знаю, какой-то туман в голове, сопротивляться было совершенно невозможно, наоборот... Кстати, как ты собирался ей руки по уши отгрызть?
   - У нас так говорится, - сказал Чешир и указал коготками на два розовых ушка, которые росли аккурат над его лапками.
   На ладье уже ждала торжественная встреча. На лицах друзей застыл немой вопрос, но сначала Амур обратился к Тивасу:
   - Капитан, проблема улажена, путь свободен!
   - Сэр, при всем уважении, эта яхта ушла туда же, куда направляемся мы - не устроят ли они нам засаду?
   - Не беспокойтесь, вряд ли мы их увидим вновь. Я был чертовски убедителен.
   - Ну, что рты раззявили?! Боцман, играй отплытие! Все по местам! - закричал обрадованный Тивас, подгоняя матросов.
   - Как-то быстро ты с ней договорился, - протянула Агнешка, внимательно глядя на Амура.
   - Она предлагала вернуть меня в тот мир, откуда я прибыл, а когда отказался, как-то очаровала и чуть не совратила. Спасибо Чеширу, вмешался.
   - Рад стараться, мессир! - гаркнул лесовик, вытянувшись во фрунт.
   - Вольно, солдат! Мне только одно непонятно: ведь на меня не действует магия, как она меня приворожила? Этот запах мускуса словно в мозг мне проник, отключив всякое сопротивление.
   - Все понятно, - кивнула Агнешка. - Это никакая не магия, а зелье. Мускус добывают из мошонки кабарги, затем добавляют некоторые травы и наносят на тело. Запах действует как сильный афродизиак, усиливая в разы половое влечение.
   - Вот так она архидемона и трахнула, - догадался Амур. - А это только на мужиков действует или на женщин тоже?
   - Для зелья разницы нет, - ответила Агнешка. - Причем, смыть его не получится. Надо ждать, когда выветрится.
   - Представляю, как Ядвига сейчас мучается! - подмигнул Амур тверду.
   - Наверно полкоманды уже перетрахала, рвать её мать! - хохотнул Гуго.
   - Пошляки! - фыркнула Агния. - Но чем ты её так напугал?
   - Барьер яхты пропускает мелкие вещи из металла, а значит, в неё отлично зайдет и моя стрела, - пояснил Амур. - Помнишь, как я заморозил Дубня? У меня есть наконечники и с более убойными эффектами. Ядвига уже видела их действие, возможно во время Десятилетней войны, поэтому резко передумала нам пакостить. И кстати, об оружии. Откуда на кораблях пушки и мушкеты? В городах я не встречал ничего подобного.
   - Порох дорог, а делаем его только мы, - сказал Гуго. - На суше обычно обходятся мечами, а на реке, если решился повоевать, без пушек не обойтись. Что ты так скалишься, э?
   - Еще одна монополия, э? - передразнил Амур тверда. - Сталь ваша, порох тоже. А что, если я знаю, как его сделать?
   - Больше никому про это не говори, - буркнул Гуго. - Иначе я забуду, что ты мой друг, и все-таки стукну тебя молотом по башке. Глядишь, память и отшибет где нужно. Марта у меня в этом деле мастерица.
   - Обещаю хранить тайну, если ты расскажешь нам про истинную причину бегства твердов из Колинара.
   - Как только прибудем в Альпу, я сразу разузнаю про это.
   - Приглашаю всех на обед в мою каюту, - сказал подошедший Тивас. - Разопьем бутылочку вина и отпразднуем счастливое избавление, которому мы вновь обязаны виконту Орха.
   - Вот это по-нашему! - воскликнул тверд. - Должен признаться, путешествовать по реке не так уж и скучно. То зверюшки какие-нибудь в воде плещутся, то колдуньи пушками грозят, а то наш добрый капитан наливает вино на халяву, забыв, мать его так, что всеми этими напастями мы обязаны именно виконту!
   - Вы правы, мистер Скалдвинг, - кивнул Тивас. - Давненько мы так весело не ходили по реке, сразу вспоминается лихое прошлое, когда я немного пиратствовал. Вот где была настоящая жизнь! С вашего позволения, я расскажу вам за обедом про то время несколько занимательных историй.
   В капитанской каюте уже накрыли стол. Усатый кок раскладывал последние приборы для благородных господ. Вдыхая аппетитный аромат жареного поросенка, Амур почувствовал, как сильно проголодался. Да и немудрено! Как там у барона Мюнхгаузена было? По расписанию утром - подвиг. А он уже успел подраться с демонами, прогнать исполинского гаркла, а следом за ним темную колдунью. Если это вам не подвиг, други мои, то я уж и не знаю!
   Капитан на правах хозяина разделал поросенка. Презирающий свинину Чешир получил от кока зажаренную перепелку. Тивас разлил вино по бокалам и произнес:
   - Господа и леди, я хочу выпить за то, что вы находитесь на борту моего судна! Когда в порту Калеуда ко мне подошел посыльный от трактирщика Якова и предложил доставить одну компанию в Боранбо, я и не думал, что путешествие окажется столь захватывающим! Говорю это без всякой издевки, сэр Орха. Вы напомнили мне, какой интересной может быть жизнь, а то я начал уже закисать в этих торговых перевозках.
   - Присоединяюсь, рвать его мать! - поднял бокал Гуго. - Я познакомился с этим парнем, когда он фехтовал сразу с двумя Ангелами Смерти, затем судьба вновь свела нас в Палехе, и должен признаться, так весело мне не было со времен Великой Смуты. Да и Марту подмолодил, а то она уже ржаветь начала без дела.
   - А я благодаря тебе наконец-то выбралась из леса, - сказала Агнешка.
   - И я! - рявкнул Чешир, выплюнув косточку перепелки.
   - Рад помочь, - кивнул Амур. - На меня в последнее время столько дерьма свалилось, что только успевай разгребать. Дело найдется всем!
   - Кстати, я слышал про 'Черную Жемчужину', - вновь взял слово Тивас. - Папаша рассказывал про эту яхту. Он как-то встречался с ней на реке.
   - Неужели? - удивился Амур. - Надеюсь, та встреча не стала для него последней?
   - Наоборот, сэр! Они тогда были на одной стороне, если можно так выразиться. Плавали под чумным флагом.
   - Что за дрянь такая? - спросил Гуго. - Эпидемия? Что же они не сдохли до сих пор, э?
   - О нет, мистер тверд, все были здоровы. Это такая уловка. Черный флаг с двумя белыми полосами действительно поднимают над судном, которое заражено чумой. Другие корабли обходят его стороной, этим и пользуются пираты, чтобы избавиться от излишнего внимания.
   - Здорово придумано, - кивнул Амур, наполняя вином бокалы. - Так что там с вашим папашей?
   - Как вы знаете, дельта Нелл опасна для кораблей, на её рифах погибло немало смельчаков. Конечно, если знаешь фарватер, можно дождаться прилива и рискнуть пройти в Белый океан. Но там подстерегают другие опасности: айсберги и морские чудища. Когда объединенный флот королевства принялся истреблять на реке пиратов, выжили немногие, в том числе и мой папаша. Потом он рассказывал, что спасся именно благодаря 'Черной жемчужине'. Так получилось, что королевские ладьи загнали их вместе в дельту. Папаша уже хотел принять бой и героическую смерть, когда заметил, что яхта уверенно так направилась в один из рукавов Нелл. Он резко передумал быть героем и последовал за ней.
   - Мудрое решение! - хлопнул ладонью по столу тверд. - Стать героем никогда не поздно и лучше при этом оставаться живым.
   - Как раз начался отлив и королевские ладьи не стали преследовать беглецов, справедливо рассудив, что те все равно погибнут, - продолжил рассказ капитан. - Но 'Черная жемчужина' уверенно лавировала между рифами, лишь немного приспустив паруса. Папаша плюнул на все и последовал за ней. Вода убывала на глазах, обнажались все новые рифы, ладья несколько раз чиркнула днищем, и команда готовилась к худшему. Каково же было их изумление, когда они вышли на простор Белого океана!
   - Сандрогар освещал им путь! - воскликнула Агнешка, не сводя с Тиваса горящих глаз. - А что же яхта?
   - Она ушла в сторону Садершага и больше папаша её не видел.
   - Как же он вернулся обратно? - спросил Амур.
   - Благодаря своему боцману. Я вам про него уже рассказывал. Пока папаша с белыми от страха глазами крутил штурвал, боцман запоминал фарватер, а позже даже вычертил по памяти карту. Они выждали для верности пару дней, дождались прилива и пустились в обратный путь.
   - Судя по тому, что нам это рассказываете вы, добрались они благополучно, - подытожил Гуго, отрезая от порося очередной ломоть.
   - Точно так, мистер Скалдвинг! Папаша все осознал, сменил чумной флаг на торговый и занялся перевозками, а когда дело пошло на лад - женился. 'Бешенная каракатица' досталась мне по наследству. Не скрою, в молодости я немного пиратствовал, душа требовала приключений и романтики, но когда наш замечательный король решил вновь навести на реке порядок, я понял, что все такие романтики рано или поздно будут болтаться на реях.
   - Это делает вам честь, - кивнул Амур. - Но только что мы видели исключение из правил. Сдается мне, Ядвига нашла лазейку в Барьере Садершага и свободно наведывается в Колинар. Агния, это она сообщила наместнику о вазгаре, потом послала убийц в трактир и вызвала бурю в Рутлине.
   - Вот стерва! - не сдержалась знахарка.
   - Да ты должен был убить её из принципа! - рявкнул тверд.
   - Я не смог, - развел руками Амур. - Хотя и думал...
   - Она просто зачаровала вас своим зельем, мессир, - сказал лесовик. - У меня у самого что-то такое началось от этого запаха, даже шерсть дыбом встала!
   - А больше ничего у мохнатого не встало? - хохотнул Гуго. - Надо было с вами идти, дохляки, уж я бы эту Ядвигу приголубил по-свойски. Неделю бы потом в раскоряку ходила, рвать её мать!
   - Мы должны узнать, что она замышляет, - сказал Амур. - Если в это дело замешан архидемон, опасность грозит всему миру. Капитан Тивас, вы жаловались на скучные будни? Если вы согласитесь доставить нас в Садершаг, гарантирую незабываемые впечатления! Так где, говорите, находится сейчас та карта с фарватером?
  
  Глава 20.
   По простоте душевной Амур думал, что каждый человек просто обязан время от времени спасать мир от различных опасностей. Оказалось, он недооценивал мрачную славу Садершага. Для него это было только название на карте, а обитатели Колара пугали этим местом своих детей. Окутанный легендами край - туда сбегали те, кому нечего терять. По доброй воле отваживались навестить Проклятую землю лишь отъявленные храбрецы или откровенные безумцы, что чаще всего было одно и тоже. Они искали в Садершаге приключения, славу и богатства. Надо ли говорить, что возвращались оттуда единицы?
   Капитан Тивас в принципе был не против тряхнуть стариной, но сначала хотел обсудить такое решение с командой. Он отвечал за своих людей, а путешествие в Садершаг - это совсем не увеселительная прогулка до Боранбо, куда проплатил фрахт виконт Орха. Если они встретили столько препятствий на реке, то что же тогда их ждет в Белом океане?
   Агнешка вообще наотрез отказалась от сомнительной славы спасителя мира. Ей с детства наказывали сторониться всего, что принадлежало Древним, а через такие запреты просто так не переступишь. К тому же она напомнила Амуру, что теперь он королевский гвардеец и должен выполнять приказы капитана Густава, а уж спасением мира от призрачной угрозы пускай занимается кто-нибудь другой.
   Как ни странно, грубиян Гуго тоже не горел желанием лезть в Садершаг. Он нехотя пояснил, что от доброй драки не отказывался никогда, но сейчас также вынужден выполнять приказ, ведь он и так тянул до последнего с возвращением в Альпу. Если он не прибудет до означенного срока, оставшихся твердов из рода Скалдвингов накажут за неповиновение, а время уже истекает.
   Лишь Чешир заявил, что будет сопровождать мессира, даже если тот направится прямиком к дьяволу. Амуру льстила верность оруженосца, но нужно было уговорить остальных. После того, как он застукал Ядвигу с Рави, в его голове бродили обрывки мыслей, которые никак не хотели складываться в целостную картину. Колинару явно угрожает опасность, но какая? Ответ на этот вопрос скрывал Садершаг.
   Они все еще потягивали вино, избегая смотреть друг другу в глаза, когда вернулся капитан Тивас. Он сдвинул тарелки в сторону и разложил на столе потрепанную карту.
   - Я поговорил с командой. Они согласны доставить вас в Садершаг, но только до Барьера. Мы будем ждать там вашего возвращения столько, сколько потребуется.
   - Отлично! - воодушевился Амур. - Давайте посмотрим карту.
   В Северных Пустошах Нелл распадалась на множество проток. Одна была помечена красным цветом и перенесена в большем масштабе на угол карты. Пунктирная линия обозначала секретный фарватер. Амур прикинул расстояние, удивился, затребовал у капитана линейку и удивился еще раз.
   - Смотрите, друзья! Если мы высадимся в Боранбо и отправимся в горы верхом, мы затратим на дорогу примерно пять дней и это еще без задержек в пути. Если же мы следуем прямиком в Садершаг, затем будем там сутки, а потом возвращаемся в Альпу, на все про все у нас уйдет всего три дня!
   - Рвать твою мать! - кивнул тверд, разглядывая карту и хмуря брови. - В таком случае я иду с тобой!
   - Будем там сутки? - переспросила Агнешка. - Ладно, мы пройдем сквозь Барьер, но как выйдем? Да и Садершаг - это не равнина перед Антернеллом, а огромная долина, окруженная горами. Чтобы её обойти, потребуется ни одна седмица.
   - Я уже все продумал, - сказал Амур. - Я пойду в Садершаг один, вы будете ждать меня на судне.
   - Хрен тебе! - стукнул кулаком по столу Гуго. - Ты думаешь, я пропущу самое веселье? Да за кого ты меня принимаешь, э?
   - Мессир, но хоть меня-то вы возьмете? - спросил оскорблённый до глубины души Чешир.
   - Я не отпущу тебя одного, - заявила Агнешка.
   Амур умилился своей компании. Только что они наотрез отказывались идти с ним в Садершаг, но как только поняли, что все доводы бесполезны, тут же вызвались сопровождать виконта Орха в опасной, надо признать, авантюре. Гвозди бы делать из этих людей, как сказал поэт. Амур не знал, как уговорить друзей идти с ним, а теперь придется наоборот отговаривать.
   - Я ценю вашу поддержку, - дипломатично начал он. - Но уже все продумал и решил. Как справедливо заметила Агния, мы не знаем, пропустит ли нас Барьер туда и обратно, а рисковать мне не хочется. Поэтому я пойду в Садершаг один, всё быстренько разузнаю, а вернусь назад через Призрачное. Вы даже не успеете соскучиться!
   Гуго открыл рот, собираясь возразить, досадливо крякнул и молча налил себе вина. На лице Агнешки пульсировали татуировки - знахарка злилась на Амура, но понимала, что он прав. Расстроенный Чешир пододвинул тверду пустой бокал, тот налил лесовику тоже. Лишь капитан Тивас порадовался установившемуся согласию, подмигнул Амуру и произнес:
   - Что же, господа, решено - следуем в Садершаг!
  * * *
   К вечеру впереди показались огни Боранбо. Пограничный город королевства глубоко вгрызался в древний лес, отвоевывая себе пространство вдоль реки. Рядом с портом возвышалась башня с флагом Колинара, а дальше виднелись казармы гарнизона, который охранял границу с Северными пустошами. В Боранбо жили в основном военные, которых обслуживали трактиры и проститутки. Остальные гражданские работали в порту, промышляли охотой и торговали с узкоглазыми соамами.
   'Бешенная каракатица' пришвартовалась у причала, с другой стороны которого возвышалась массивная баржа. Многочисленные грузчики словно муравьи сновали по сходням, таскали тюки со шкурами, катали бочки с ворванью и забористо ругались, как и положено настоящим грузчикам. Хмурый чиновник поднялся на ладью, переписал всех пассажиров, со скучающим видом принял от капитана Тиваса небольшую мзду в виде двух серебряных монет и на этом таможенная проверка закончилась.
   Отплытие назначили на утро, после разгрузки. Амур предложил Гуго с Агнешкой пока устроиться на постой в ближайший трактир с конюшней, а сам с Чеширом в капюшоне и верхом на Маусе направился к коменданту выполнять официальную часть своей поездки. Как он и предположил, глава местного гарнизона квартировал в башне. Небрежно отдав воинское приветствие двум караульным, виконт Орха оставил амаргала у коновязи, поднялся на второй этаж и воспитанно постучал в окованную металлом дверь, которую украшала бронзовая табличка с надписью 'Ежи Магнев. Комендант'. Буквы оканчивались вычурными завитушками, что свидетельствовало о властолюбии хозяина кабинета. Впрочем, это и немудрено, решил для себя Амур, ведь в пограничном городке именно военный комендант - царь и бог. За дверью послышалось приглашение войти, что виконт Орха и сделал.
   На вид Магневу было лет тридцать. Он сидел за массивным столом в безупречно отутюженном камзоле с золотыми нашивками капитана и вопросительно смотрел на Амура. Волосы Ежи зачесывал назад, а щегольской бородке и закрученным усам позавидовал бы любой хипстер. Пока комендант читал письмо от Густава, Амур самовольно занял единственный свободный стул и осмотрелся. Две симметричные полки занимали книги и свитки, расставленные в идеальном порядке. На дальней стене висел ковер, увешанный различным оружием в том же безукоризненном стиле. Подобный перфекционизм наблюдался и на столе коменданта: остро отточенные перья лежали строго параллельно друг другу и перпендикулярно стопке чистой бумаги. Амур качнулся на стуле и заглянул в стоящую сбоку урну - похоже, порванные черновики в ней были идеальными квадратиками.
   Магнев закончил чтение, с некоторым оживлением принял мешочек с войсковым жалованьем и скривился, когда Амур протянул ему письма.
   - Что это, господин гвардеец?
   - Депеши командирам в дальние гарнизоны.
   - Как вы сказали - гарнизоны? Три жалких форта с десятком воинов не могут так называться. И зачем мне эти депеши?
   - Я думал, вы сможете передать их с курьером в дальние гарни... простите, форты.
   - Ваш капитан пишет, что депеши вы должны доставить лично. Почему же вы тогда трясете ими перед моим носом?
   - Понимаете, на меня также возложена секретная миссия и мне некогда возиться с этими бумагами.
   - Замечательно! Просто чудесно! А я значит, тут просто штаны протираю? Это вы имели в виду, господин гвардеец?!
   - Я не...
   - Ну да, конечно, из столицы наша служба выглядит именно так! - прервал Амура Магнев. - Двести лиг границы с Северными Пустошами это такие пустяки, что не стоят и упоминаний. Да знаете ли вы?! Мои бойцы чуть ли не каждый день сталкиваются с разбойниками и контрабандистами, вылавливают в лесу диких тварей, чтобы они не пробрались в королевство, а в последнее время даже гоняются за расхитителями гробниц!
   - Я ни в коем случае не хотел умалить важность вашей службы, господин комендант, - сказал Амур. - Кстати, про каких расхитителей вы только что говорили? Что за гробницы?
   - Я докладывал в Антарнелл, но там, видимо, не придали значения. Как и всегда! - с горечью ответил Магнев. - Если вы не знали, в Пограничье не закапывают мертвых в землю, а строят каменные гробницы, чтобы дикие звери и темные твари не растащили упокоенных. Недавно кто-то начал вскрывать склепы и похищать оттуда тела. Здесь верят, если положить с усопшим драгоценности или монеты, тогда в Призрачном он сможет выкупить себе лучшую долю. Думаю, шайка ублюдков узнала про это и решила разбогатеть по легкому. Гробницы стоят глубоко в лесу, у Черной горы, где раньше была каменоломня. В Боранбо уже с месяц никто не умирал, поэтому мы не сразу узнали про расхитителей.
   - Погодите, вы сказали, что грабители похищают тела? Или все-таки просто обкрадывают трупы?
   - В то-то и дело, из гробниц пропали все усопшие, которых хоронили там в последние годы. Остались совсем древние скелеты. Думаю, бандиты не успели полностью вычистить склепы, мы их спугнули. Сейчас у Черной горы постоянно дежурят несколько моих воинов. Мы прочесали ближайший лес, но никого там не нашли. Тела бесследно исчезли вместе с драгоценностями. До сих пор не возьму в толк, зачем этим ублюдкам еще и трупы?
   - А ведь кому-то они очень нужны, - задумчиво сказал Амур. - И разграбили ваши гробницы именно из-за тел. А скелетов не взяли, потому что толку от них уже никакого.
   - А какой толк от мертвяков? - недоуменно спросил Магнев.
   - Если их оживить с помощью магии, получится неплохая армия. Боли не чувствуют, приказы не обсуждают, умереть не могут, ведь уже мертвые...
   - Вы говорите так, словно точно знаете.
   - Я предполагаю, - развел руками Амур. - Мертвые пропадают не только с ваших кладбищ, а все ниточки ведут в Садершаг. Чтобы убедиться в этом, я собрался навестить Проклятую землю. Это и есть моя секретная миссия.
   - Там собирают армию? Но ведь если она пойдет на королевство, а больше идти некуда, первыми под удар попадем мы? - спросил комендант с изменившимся лицом.
   - Вы быстро соображаете, господин Магнев, - усмехнулся Амур.
   - К черту ваш сарказм, виконт! Давайте сюда эти письма, я доставлю их по назначению! Какая еще помощь от меня требуется?
  * * *
   Уладив все дела с комендантом и заручившись его поддержкой, Амур почувствовал, как с души свалился камень, а с пояса кошель с гарнизонным жалованьем. Официальная миссия выполнена, осталась её секретная часть, но если все пойдет успешно, он окажется в Альпе даже раньше, чем планировал. А там уже Гуго должен разузнать, что за муха укусила его соотечественников и за какое место.
   Насвистывая 'Дым над водой', Амур было направился в трактир, но на полдороге передумал и свернул в порт. Амаргал величественно ступал среди людской суеты, грузчики благоразумно уступали путь мощному коню, но некоторые вполголоса ругались вслед. Виконт Орха не обращал на них никакого внимания, он разглядывал причалы. Чешир вылез из капюшона, чихая от пропитавшего все вокруг запаха рыбы.
   - Что-то забыли на ладье, мессир?
   - Высматриваю 'Черную жемчужину', но что-то её нигде не видно.
   - Возможно, ведьма прямиком отправились в Садершаг?
   - Вот это мы сейчас и узнаем.
   Амур остановил Мауса у пирамиды из деревянных бочек, возле которой играли в ножички несколько мальчишек, а венчал её древний старикан, сидевший в потертом кресле под зонтиком и дымивший трубкой. С этого места просматривался весь порт до самых дальних причалов. Закат красиво подсвечивал воды Антарнелл, в воздухе разливалась вечерняя прохлада. Виконт достал мелкую монетку и щелчком отправил её в сторону патриарха. Тот без всякого удивления ловко поймал медяк и тут же спрятал его в пояс.
   - А что, любезный, давно вы тут сидите? - спросил Амур.
   - Да почитай с утрева, дорогой сэр, - ответил старик.
   - Может заметили тогда, приставала ли сегодня яхта под названием 'Черная жемчужина'?
   - Прошу прощения, дорогой сэр, но в последнее время я стал плохо видеть...
   Амур ухмыльнулся и достал второй медяк, который также быстро исчез в поясе старика.
   - Хвала богам, кажется зрение вернулось ко мне! - воскликнул патриарх. - Как же, припоминаю, дорогой сэр, видал я энту яхту трубки четыре назад. Пришвартовалась на третьем причале, постояла кварту и тю-тю, уплыла в неведомую даль.
   - Спасибо, любезный!
   Вполне удовлетворенный ответом Амур тронул поводья, когда старик выпустил очередное облако дыма и спросил:
   - Неужели дорогому сэру неинтересно, что понадобилось в нашем славном Боранбо темной колдунье?
   Амур осадил коня и повернулся к старику:
   - Откуда вы знаете про эту женщину?
   - С тех пор, как закончилась моя речная вахта, я прихожу сюда каждый день. Смотрю на людей, подмечаю разное, слышу разговоры всякие, так что не надо удивляться моей осведомленности, виконт Орха.
   Одновременно с напускной дряхлостью из речи старика исчезли деревенские обороты и обращение 'дорогой сэр'. Цепкий взгляд темных глаз скользнул по дворянской бляхе Амура, и он понял, что старик не так прост, как кажется с первого взгляда. По крайней мере в наблюдательности ему точно не откажешь, и в доверчивости тоже. Мальчишки внизу как бы невзначай разошлись по обе стороны пирамиды, не спуская взгляд с всадника. Амур вынул из кошеля уже серебряную монету.
   - Я заплачу, если скажете что-то стоящее.
   - Разумно, - кивнул патриарх и выпустил в небо очередную порцию дыма. - Ядвига Лазская разговаривала с Бешеным Псом Крэнком и даже что-то передала ему. Отсюда я не разглядел что, но позже птичка на хвосте принесла, что Крэнк стал богаче на целый золотой.
   - Не иначе, этих птичек была целая стая, - кивнул Амур на мальчишек, которые следили за ним из-за бочек. - Но какой мне прок с того, что этот ваш Бешенный Пес внезапно разбогател?
   - Крэнк - наемный убийца, один из лучших в Пограничье, - пояснил старик. - А судя по вашему интересу к Ядвиге, она про этот интерес знает.
   Амур нахмурился. Колдунья вполне могла попытаться закончить начатое, а после неудачного соблазнения вероятность того, что мишенью станет виконт Орха, приближалась к ста процентам. Вряд ли она ненавидела сейчас кого-то сильнее, а значит его жизнь вновь в серьезной опасности! Амур подъехал к пирамиде и протянул старику серебряную монету.
   - Спасибо, уважаемый! Теперь я буду начеку.
   - Вы прибыли на хорошей ладье. Возникнет нужда, обращайтесь к старому Анджею. Если останетесь живы, конечно! - осклабился старик и поудобнее устроился в кресле, невозмутимо попыхивая трубкой.
  * * *
   Ближайшим трактиром от порта оказался 'Мертвый пони'. Несмотря на название, во дворе лошадиных трупов не было, а в конюшне хрумкали овес вполне себе живые Гром с Ласточкой. Маус составил им компанию, а виконт Орха поздравил себя с тем, что с первого раза угадал нужное место. Внимательно оглядев улицу на предмет наемных убийц и не заметив ничего подозрительного, он толкнул дверь и оказался в зале, наполненным волнующими ароматами и людским многоголосьем.
   К вечеру в трактир набилось народу. Уставшие грузчики, сменившиеся с вахты стражники, следопыты из пограничных патрулей запивали рыбу пивом, а кто побогаче - вином. На столе перед Гуго стояла одна пустая и две еще полных бутылки 'Оленьей крови'. Тверд уплетал за обе щеки жаренную плотву, Агнешка же скромно ковыряла вилкой сазаний бок. Амур опустился рядом на лавку и внимательно оглядел трактир. По его мнению, любой из этой жрущей братии мог оказаться наемным убийцей, но если Бешенный Пес Крэнк так хорош, как говорил про него старик Анджей, тогда он должен быть незаметным, словно селедка в косяке.
   - Что-то случилось? - спросила Агнешка, от которой не укрылась нервозность виконта.
   - Ядвига наняла для меня лучшего убийцу в Пограничье, и он сейчас рыщет где-то поблизости, - не стал запираться Амур.
   - С чего ты взял, э? - спросил Гуго, вытирая руки и доставая из ременной петли верную Марту.
   - Птичка на хвосте принесла...
   - Мы встретили в порту интересного старикана. Это он нам сказал! - вылез из капюшона Чешир и, сморщив пуговку носика, спросил: - А что, кроме этой вонючей рыбы здесь ничего не подают?
   - Только мертвого пони! - фыркнул Гуго. - Это рыбный трактир. Вот, держи колбасу! Специально для тебя припас, чудо мохнатое.
   - Лучше нам запереться в комнате и не высовывать носа до отплытия, - сказала Агнешка, провожая подозрительным взглядом полового, принесшего очередную порцию жареной плотвы. - А ты еще собрался в Садершаг!
   - Агния, вопрос решен. Тебе напомнить про знаки в Священном пламени, которые ты видела? Насколько я понимаю, Ядвига собирает армию зомби, а Рави помогает ей из Призрачного. Теперь подумай, сколько мертвецов лежит в земле. Да такая орда снесет все на своем пути!
   - Тем более! Что сможем сделать с ней мы? Этим должна заниматься армия королевства!
   - Посмотрим, иногда и один человек может изменить историю, - сказал Амур, наблюдая за вошедшим в трактир мужчиной, который скрывал лицо под капюшоном плаща.
   - Рвешься в легенды? - спросила Агнешка.
   - Для этого сначала нужно выжить. Гуго, что ты можешь сказать про этого человека?
   - А ничего, - буркнул тверд, смерив взглядом вошедшего. - Серая мышь, простой грузчик или крестьянин. Не стоит моего внимания.
   - То-то и оно, он абсолютно незаметен, как и подобает наемному убийце.
   - Я думаю, ты ошибаешься, - сказал Гуго, но подобрал со скамьи молот. - Этот тип совсем не тянет на лучшего наемника Пограничья. Или ты меня разводишь, э?
   - Чешир, скатайся аккуратно, глянь, есть ли у него под плащом оружие, - попросил Амур, искоса наблюдая за незнакомцем, который скромно притулился у трактирной стойки, ожидая внимания хозяина.
   - Слушаюсь, мессир! Я быстро!
   Лесовик спрыгнул на пол и, ловко лавируя меж ног сидящих людей, направился к стойке. Потирая рукоять меча, Амур наблюдал за вроде бы ничего не подозревающим незнакомцем. Возможно, он и перестраховщик, но этот человек не понравился ему сразу, как только вошел в трактир. Называйте это как хотите - интуицией, предчувствием, но, когда нервы как натянутая струна, а на кону стоит собственная жизнь, лучше перебдеть, чем недобдеть.
   Чешир тем временем добрался до крайней лавки, помахал из-под неё Амуру лапкой и тихонько выкатился к стойке, чтобы заглянуть незнакомцу под плащ. В это момент мужчина опустил руку, раздался еле слышный щелчок и в мохнатый бок лесовика воткнулась короткая стрелка. Незнакомец спокойно развернулся и направился к выходу из трактира. Чешир корчился в судорогах на полу. Амур сдавленно выругался и попытался вскочить, когда из рукава мужчины вылетела новая стрелка и вонзилось виконту точно под дворянскую бляху, туда, где находится солнечное сплетение. Ноги отказали. Последнее, что увидел Амур, теряя сознание - это спина незнакомца в дверях трактира.
  
  Глава 21.
   Он лежал в могиле. Лежал так давно, что уже не помнил, как тут оказался. На него давила толща камня, но он, такой огромный и сильный, ничего не мог с ней сделать. Нельзя просто так взять и сдвинуть целую гору! Он пытался раньше и не раз, но всегда с одним и тем же результатом. Отрицательным!
   Собственное бессилие раздражало его еще больше, когда он слышал шорох горных муравьев. Такие мелкие, они потихоньку точили камень сверху, проделывая в нем свои ходы. Иногда даже пробивали узкие тоннели в его могилу, он слизывал мохнатых букашек длинным языком. Остальные ужасались и закупоривали ходы. Но и муравьи его уже давно не тревожили, видимо передав всем своим, чтобы глубоко не рыли.
   А вверху кипела жизнь! Обострившимся слухом он различал звуки многих созданий в одном из миров. В другом жизни было гораздо меньше, но и тут изредка раздавался шорох крыльев, а по опустевшим муравьиным тоннелям скитались странные существа, похожие на жуков. Когда они прогрызали камень своими жвалами и вываливались в его могилу, он также пожирал их. Мяса в жуках было больше, но муравьи были определенно вкуснее...
   Амур даже ощутил во рту странный привкус и тут сообразил, что вновь обрел собственную личность. Внутри еще стояла тягостная безысходность, которую испытывало то существо, в чей разум он проник во сне и чуть не остался там навсегда. Одновременно с обретением своего 'я' Амур почувствовал и боль, которая пронизывала все тело. Грудь жгло огнем, по венам тек расплавленный металл, заменивший кровь. Амур хотел закричать, но лишь закашлялся, чувствуя, как трескается пересохшая глотка.
   - Очнулся, мать его так!
   - Живой, хвала Сандрогару! Теперь можно дать воды.
   К губам прикоснулась холодная кружка. Амур пил жадно, долго, захлебываясь. Вода потушила пожар, который терзал его тело. В голове прояснилось. Видимо, в воду добавили какое-то лекарство. Что это с ним произошло? Перед глазами еще плавали обрывки сна, где он лежит в могиле. Внезапной вспышкой проявился бьющийся в агонии Чешир, которого подстрелил из скрытого арбалета тот незнакомец. Амур помотал головой, в иллюминатор светило солнце, сфокусировался на расплывчатых силуэтах. Над ним склонился бородатый Гуго и улыбающаяся Агнешка.
   - Что с Чеширом? Он жив? - прохрипел Амур.
   - Жив-жив, - успокоила знахарка. - Стрела не задела важные органы, а яд Перворожденным не страшен. Я подлечила его, он спит.
   - Как ты сказала, яд?
   - Стрелы были отравлены, - кивнула Агния. - Убийца перестраховался. Острие вошло неглубоко, чиркнуло по твоей дворянской бляхе, но яд через солнечное сплетение быстро распространился по телу. Чего убийца не знал, так это того, что бабушка первым делом научила меня справляться с подобными отравлениями. А темная колдунья не предупредила его, что с тобой путешествует такая замечательная знахарка.
   - Она не знает, - помотал головой Амур, чувствуя, как уходит огонь из тела, уступая место слабости. - Спасибо, родная!
   - Ты был прав, - сказал Гуго. - Этот неприметный ублюдок оказался тем самым Бешенным Псом. Бьюсь об заклад, он сам придумал себе такое прозвище, чтобы еще больше всех запутать.
   - Ты поймал его? - спросил Амур.
   - Нет, - потупился тверд. - Я первым делом бросился к мохнатому чудику, а когда выбежал из трактира, наемника и след простыл.
   Амур скосил глаза на лежащего под боком Чешира. Тот тихонько посапывал, плямкая губами во сне. На боку лесовика белела повязка с проступившим красным пятном.
   - Мы провели ночь в трактире, я лечила тебя, а утром под охраной команды перенесли на ладью и сразу отплыли, - сказала Агнешка. - На реке тебя уже не достанут.
   - Во второй раз этот ублюдок меня не проведет! - рявкнул Гуго, потрясая молотом. - Я эту бешенную шавку махом в Призрачное отправлю на свидание с демонами!
   - Не кричи! - попросила Агния. - Виконту нужен покой.
   - Прошу прощения, - осекся Гуго. - Я это, на палубе постою тогда. Поправляйся, сэр Орха!
   Амур кивнул и кряхтя повернулся на бок. Агнешка поднесла еще воды, капнула в кружку из флакона. В каюте запахло терпкой травой. Скрипнула дверь, в проем заглянул капитан Тивас.
   - Хвала Сандрогару, вы живы! А то я уже грешным делом думал, что лишился такого замечательного пассажира.
   - Не дождетесь! - улыбнулся Амур. - Я вам еще порядком надоем. Кстати, капитан, вы ничего не слышали про старика Анджея? Я его встретил на причале, он сидел там в окружении ватаги мальчишек.
   - Как же, знаю! - кивнул Тивас, прикрывая за собой дверь каюты. - Ведь это он ходил боцманом с моим папашей.
   - Да вы что?! - удивился Амур. - Это тот самый, кого прежняя команда чуть не пустила по доске в море, подозревая в связях с нечистой силой?
   - Да, сэр! Вижу, вы внимательно слушали мои байки. Папаша загнулся еще пятнадцать лет назад от беспробудного пьянства, а старый Анджей каждый день приходит на причал в Боранбо и умирать вовсе не думает. Собрал вокруг себя банду волчат, каждый из которых перегрызет за него глотку, да потихоньку обстряпывает различные дела. Это же Пограничье, а значит контрабанда, вот он и сводит между собой разных людей, имея с этого свой процент. Поговаривают, что даже Магнев прислушивается к словам старого Анджея. Ведь коменданта назначили сюда из столицы за какие-то прегрешения всего три года назад, а папашин боцман родом из этих мест, каждую собаку знает, как облупленную. Но почему вы про него спросили, сэр?
   - Он похвалил вашу ладью и предупредил меня про наемного убийцу, а я не придал его словам должного значения, - ответил Амур. - Поэтому и лежу сейчас словно подстреленная куропатка.
   - Никто не мог предположить, что тот незаметный человек и есть Бешенный Пес, - сказала Агнешка. - Я вообще представляла себе здоровенного громилу с налитыми кровью глазами. Такой должен был ворваться в трактир и начать крушить все вокруг огромным молотом, а не стрелять исподтишка отравленными стрелками.
   - Я слышал про этого Крэнка, - кинул Тивас. - Он отправил в Призрачное много хороших людей, но никто никогда не видел его лица. Не знаю, как Анджей узнал про покушение, но, если он вас предупредил, значит, поможет и разыскать этого Бешенного Пса. Конечно, если тот не найдет вас первым. Насколько я знаю, этот Крэнк всегда отрабатывает свои контракты.
   - Умеете вы утешить больного, капитан! - фыркнула Агнешка. - Виконту Орха нужен покой, а не ваши мрачные прогнозы!
   - Прошу прощения, леди, - стушевался Тивас и бочком, бочком покинул каюту, как раньше сделал это Гуго.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила Агнешка.
   - Благодаря тебе уже лучше, - улыбнулся Амур. - Знаешь, я видел странный сон, словно лежу в могиле, а вокруг меня ползают муравьи.
   - Хорошо, хоть не черви! Знаешь, я не умею толковать сновидения, но бабушка говорила, что их нам посылает Сандрогар, чтобы предупредить или помочь. Поспи немного, я побуду с тобой. К вечеру проснешься уже полностью здоровым.
   Амур послушно закрыл глаза и провалился в сон. В этот раз видения не беспокоили его, но вот Чешир под боком изредка вздрагивал, словно чувствовал приближающуюся опасность.
  * * *
   Он проснулся от легкого толчка, поднял голову и осмотрелся. В иллюминаторе плескалась мгла. Хлопнул и затих, потеряв ветер, основной парус, из чего проснувшийся Амур заключил, что ладья пристала к берегу на ночную стоянку. С помощью лекарств знахарки тело очистилось от яда, его переполняла энергия, но где же сама Агнешка?
   А вот и она, рядом, уморилась и прикорнула на шконке. Амур аккуратно подвинул сопящего Чешира, спустил ноги с кровати и нащупал сапоги. Аккуратно сложенная куртка с краповым беретом лежали на табурете, по-корабельному - баночке. Одевшись, сонный Амур выбрался на палубу, с этой стороны пусто, подошел к борту и с наслаждением принялся орошать воды Нелл.
   Настоящая луна скрылась за облаками, но виконт различал окрестности в зеленом свете Призрачного. Над водой струилась дымка, скрывавшая дальний берег. Потерявший ветер парус обмяк на мачте. Были тихо и спокойно, журчала вода, на берегу стрекотали цикады. Постепенно неправильность происходящего дошла до Амура. Куда подевалась обычная суета, которая присутствует при обустройстве ночной стоянки? Где стук топоров на берегу? И почему на палубе никого нет?!
   Амур застегнул ширинку и прошел на корму. Презрев все удобства, здесь прямо на жестких досках мирно спали два матроса. Рядом стояли, поникнув головой, привязанные кони. Виконт потормошил людей, но просыпаться они категорически отказались. Дьявол, да что здесь происходит?!
   Амур бросился на капитанский мостик. Тивас сопел во сне, облокотившись на штурвал. Рядом храпел Гуго в обнимку с Мартой. Амур в растерянности остановился и тут различил характерное гудение магии. Оно шло от воткнутой в мачту стрелы. Наконечник светился зеленоватым светом, тлел словно гнилушка. Амур выдернул стрелу из дерева и сломал о колено. Свечение погасло. На реке послышался всплеск, в борт что-то стукнуло. Амур поспешил спрятаться за бочку, ругая себя последними словами, что оставил меч в каюте.
   Через борт перемахнул крюк с веревкой, следом скользнула серая тень. Если бы не ночное зрение, Амур вообще бы ничего не заметил, а так зеленоватый свет обрисовал силуэт незнакомца, словно в инфракрасном прицеле. Пришелец замер на палубе и зажег потайную лампу, а увидев спящих матросов, удовлетворенно хмыкнул. Капюшон скрывал лицо, но Амур отчетливо понял - перед ним Бешенный Пес Крэнк, который настиг 'Бешенную каракатицу', чтобы все-таки выполнить заказ темной колдуньи.
   Убийца для верности пнул одного матроса и заглянул в иллюминатор каюты, подсвечивая себе лампой. Амур лихорадочно прикидывал шансы. Сможет ли он бесшумно достать лук из Призрачного? Ведь этот Крэнк чертовски хорошо стреляет из своего арбалета! А что будет, если Бешенный Пес войдет в каюту и не обнаружит там виконта Орха? А ведь там беспомощная Агнешка и раненный Чешир!
   Отбросив сомнения, Амур поднялся из-за бочки и протянул руку за голову. С треском раскрылась щель в Призрачное. Шею обдало зеленоватыми искрами, а по ушам ударило гудение магии. Пальцы нащупали холодную сталь составного лука, второй рукой Амур не глядя достал стрелу и наложил её на тетиву.
   Ему казалось, что грохот магии взорвал ночную тишину, царящую на реке, но этот гул, похоже, слышал только он. Бешенный Пес среагировал на хруст натягиваемого лука. Убийца мгновенно развернулся и вскинул руку. Щелчок тетивы слился с щелчком арбалета. Амур сделал шаг назад, Призрачное приняло его в свои объятия, и летящая стрелка вместо глаза виконта Орха воткнулась в фальшборт.
   Крэнк тоже не зевал и продемонстрировал ловкость, достойную лучшего убийцы Пограничья. Он отклонился от стрелы, выгнувшись назад так, что позавидовал бы сам Нео, и встал на мостик. Наконечник лишь чиркнула по плечу Бешенного Пса, стрела улетела в реку, но пустячной царапины хватило, чтобы наемник застыл в нелепой позе. Как бы не был хорош Крэнк, но он был всего лишь человеком, на которого прекрасно действует магия.
   Дуэль в стиле вестерн закончилась. Амур закинул лук за спину и вышел из Призрачного. На капитанском мостике закряхтел Тивас. Коротко помянул чью-то мать сбросивший магический сон Гуго, на палубе зашевелились лежащие матросы. Амур подошел к замерзшему противнику и провел рукой по его плащу. На инее остались полоски. Капюшон спал, обнажив лицо убийцы. Ничего примечательного, увидишь - не запомнишь, решил Амур, но вот глаза Бешенного Пса яростно сверкали, оправдывая его прозвище. Губы Крэнка мучительно кривились, он выдавил через замерзшую глотку:
   - Как... тебе... удалось?
   - А что, Ядвига не сказала, на кого ты охотишься? Перед тобой самый настоящий амур. Я живу на два мира и на меня не действует магия.
   Бессильное шипение наемника прервал рев Гуго. Тверд спрыгнул с мостика на палубу, в два прыжка подскочил к виконту и взмахнул молотом.
   - Dammed shwan! Неужели это тот самый Бешенный Пес? А по-моему обычная шавка! Я узнал тебя, падла, слышишь? Амур, отойди пожалуйста, дай я ему череп раскрою!
   - Подожди, Гуго! Не так быстро. Мне нужно еще допросить этого господина. Капитан, у вас найдется крепкая веревка?
   - Да сколько угодно, сэр! - воскликнул Тивас. - Эй, парни, поднимите эту мороженную селедку с моей палубы!
   Подскочившие матросы вздернули выгнутого Крэнка, а капитан стянул его запястья и ноги крепким морским узлом. Из каюты вышла заспанная Агнешка, держа на руках зевающего Чешира. Тот мгновенно узнал обидчика и зашипел, оскалив острые зубки.
   - Мессир, разрешите я ему что-нибудь откушу?! Голову, например!
   - Уберите от меня этого мохнатого! - клацнул зубами немного оттаявший Крэнк.
   - Закрой пасть! - рявкнул Гуго и вновь взмахнул молотом.
   - Стоять! - приказал Амур и встряхнул связанного наемника: - Любишь доводить дело до конца, тварь?!
   - Я профессионал, - буркнул Крэнк.
   - Как ты нас догнал? - спросил виконт.
   - Вон его швертбот, сэр, - сказал Тивас указывая за борт. - Класс 'Дельфин', быстроходный ял. Парни, обыщите посудину!
   За борт спрыгнули несколько матросов. Крэнк вновь зашипел - с него начала сходить заморозка. Оружейный спелл зацепил его лишь краешком и теперь убийцу корчило от боли.
   - Спасибо, что остановил меня, - сказал Гуго Амуру. - Смотреть сейчас на этого ублюдка одно удовольствие!
   - Здесь немного еды и несколько стрел! - раздалось из-за борта. - Они светятся зеленым!
   - Пелена сна, - кивнула Агнешка, подобрав с палубы потухший наконечник. - Этот артефакт при активации мгновенно усыпляет всех в радиусе десяти метров. Кроме хозяина, конечно.
   - И кроме меня! - подмигнул Амур.
   - Здесь еще снулая рыба плавает кверху брюхом, а течение несет на нас огромный кусок льда! - крикнул матрос с швертбота.
   Амур кинулся к борту. Несмотря на лето, по реке величественно плыл целый айсберг. Над водой выставлялся кусок размером с ладью, а какого же тогда размера подводная часть громадины?
   - Быстро на борт! Хватайте багры! Толкайте его прочь, иначе он раздавит нас о берег! - крикнул Тивас.
   Матросы махом покинули швертбот. Раздался громкий треск, айсберг походя сокрушил ял убийцы. Матросы кто баграми, а кто веслами толкали ледяную глыбу прочь от ладьи. Гуго с размаху вдарил молотом и яростно выругался, когда отбил руки об громадину. Ладья накренилась, затрещали весла. Амур пошатнулся, но продолжал толкать багром лед.
   Агнешка наконец-то закончила плести заклинание, невидимая волна врубилась в айсберг, он пошел трещинами и развалился на несколько кусков. Обрадованные матросы с новой силой принялись отталкивать ледяные обломки. Ладья выровнялась и закачалась на свободной воде.
   - Что за напасть? - спросил запыхавшийся Тивас. - Никогда такого чуда не видел!
   - Это я виноват, - повинился Амур. - Выпустил морозную стрелу, а она лишь оцарапала Пса и улетела в реку. Заклинание сработало в воде и заморозило её.
   - Ууу, гаденыш! - рявкнул Гуго. - Все беды из-за тебя! Что будем с ним делать?
   Вся ярость ушла на борьбу с айсбергом. Команда сидела прямо на палубе, все тяжело дышали и смотрели на лежащего убийцу, которого до сих пор корчило от разморозки. Агнешка подошла к нему и опустила ладонь на горячечный лоб. Крэнк затих.
   - Не могу смотреть, когда люди мучаются, - пояснила знахарка. - Пусть поспит, а там решим.
   - Так тому и быть, - кивнул Амур и только сейчас заметил, что всё ещё сжимает в руках обломанный багор.
   - Надеюсь, больше сюрпризов до Садершага не будет, - подмигнул капитан Тивас.
   Амур криво усмехнулся. В этом он был далеко не уверен.

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Т.Серганова "Тьяна. Избранница Каарха" (Приключенческое фэнтези) | | С.Грей "Гадалка для миллионера" (Современный любовный роман) | | Н.Кофф "Зона риска" (Современный любовный роман) | | Ф.Вудворт, "Пикантная особенность" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Мой (не) властный демон" (Любовное фэнтези) | | С.Шавлюк "Я с тобой не останусь" (Романтическая проза) | | Н.Новолодская "Грезы в его власти" (Любовное фэнтези) | | Л.Свадьбина "Попаданка в академии драконов 3" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Рымарь "Девственница Дана" (Женский роман) | | А.Субботина "Осень и Ветер" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Смекалин "Ловушка архимага" Е.Шепельский "Варвар,который ошибался" В.Южная "Холодные звезды"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"