Покровский Евгений Владимирович: другие произведения.

Бд-15: Эксперимент (вариант для конкурса)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
 Ваша оценка:

  В лаборатории горел приглушенный свет. На втором этаже за небольшим столом сидели трое ученых, один из которых в десятый раз производил 'окончательные' расчеты. Он заметно нервничал и уже чувствовал первые признаки надвигающейся мигрени. Наконец, все его расчеты сошлись и он с облегчением отложил исписанные вдоль и поперек листы в сторону.
  - Я все перепроверил, - сообщил он коллегам. - Так что, Джек, можешь расслабиться, все пройдет как по маслу. У нас остается еще около получаса до начала. Можем сыграть партию.
  За партией в домино ученые слегка расслабились после семи часов практически беспрерывной подготовки, но время пролетело незаметно, и вот уже нервно запиликал будильник.
  Хотя их фактическая работа сейчас будет состоять в напряженном ожидании результата, а какие-либо действия они смогут предпринять через сорок минут, но доктор Саутин, доктор Джек Симмонс и профессор Рауль Монтьель, не доиграв, собрали костяшки в коробку, убрали со стола все посторонние предметы, оставив лишь аккуратно разложенные листы с записями и расчетами и блокнот для ведения наблюдений.
  Эксперимент по перемещению человека во времени проводился впервые, и из двухметровой стальной капсулы, к которой вело неимоверное количество проводов и трубок, сквозь герметичную дверь, запертую сейчас на три мощных задвижки, должен был через несколько тревожных минут выйти к ним второй Джек во плоти, а пока они напряженно ждали.
  - Ну, сейчас ты встретишься с самим собой, и мы станем свидетелями исторического события, - чересчур напыщенно и заметно волнуясь, театральным голосом сообщил Саутин, глядя на часы. - Вот сейчас... Готовы?
  Но секундная стрелка продолжала свой бег, минутная поравнялась с двумя, а столь ожидаемого события не происходило.
  - Ничего страшного, расчеты допускают погрешность плюс-минус двадцать три секунды. Такое уже было, помните, когда мы экспериментировали с котятами. Соблюдайте спокойствие, коллеги!
  Однако дрожащий голос доктора Саутина никого не убеждал. И все же они покорно выжидали и двадцать, и тридцать секунд, лишь когда минутная стрелка перескочила и часы показали одиннадцать минут первого, Саутин встал со стула и, пройдясь дважды вокруг стола, взял в руки бумагу, ручку и принялся пересчитывать до скрежета в зубах осточертевшие формулы. Дрожащей от волнения рукой он проверил все, что только могло повлиять на ход эксперимента и, небрежно бросив на стол лист и ручку, многозначительно развел руками.
  Первая волна недоумения и паники схлынула и Монтьель, до того весь день мрачно молчавший, спокойно произнес:
  - Отчаиваться рано. Расчеты сто раз перепроверены, следовательно, в них нет ошибки. Возможно, у нас произошла заминка. Произойдет... - тут же поправился он. - Будем ждать сколько нужно, а затем придет время самого эксперимента, тогда все и выяснится.
  - Вам легко говорить, профессор, это ведь не Вы не появились в этой чертовой капсуле, чтоб ее, а я! Не Вам и не доктору Саутину грозит быть уничтоженным без остатка, так, что и похоронить будет нечего!
  - Не поднимайте панику и не говорите ерунды, Симмонс! Произошла накладка, задержка. Скоро все произойдет, и мы познакомимся с Вами, Джек, но на полчаса старше!
  - А потом, что потом? - не унимался Симмонс. - Для чего все это?
  - А потом, Симмонс, мы представим Вас и, опять же, Вас ученому совету, журналистам. Вас покажут по телевидению, о Вас расскажут газеты и радио, Вас представят президенты, Симмонс, и Вы получите Нобелевскую премию, уж поверьте мне, и тогда Вы сможете купить тот дом на побережье, помните, Симмонс? И поселитесь там со своей прекрасной Энн и замечательными детьми! Не забывайте об этом, Симмонс!
  - Не я, а мы профессор, мы все станем героями новостей, нас всех представят главам государств, не только я получу премию! Вы, профессор, заботитесь не обо мне, Вы заботитесь о своей славе! Потому что Вы профессор и это Вас сократили в Вашем, черт его дери, университете!
  - Право слово, Джек, ты ведешь себя как ребенок! - вмешался Саутин. - Да, ты прав - не ты один получишь премию, но мы все, и все мы заслужили в равной степени. Если ты считаешь, что это не так, что профессор Монтьель превозвышает свои заслуги, я в тебе ошибался! Мне кажется, что ты забываешь - сама идея создания переместителя принадлежит профессору и это он смог найти для экспериментов помещение. Не говоря уже о том, что лишь благодаря ему у нас появились средства для создания капсулы!
  Джек был слегка сбит со своей возмущенно-обличительной колеи речью доктора Саутина, с которым за три года, которые они строили капсулу переместителя и проводили эксперименты на неодушевленных предметах и животных, они сдружились и сейчас Джек надеялся на его поддержку.
  Монтьель не упустил шанса воспользоваться его замешательством и решил отпустить еще пару острых замечаний в его сторону.
  - Вы знали, на что шли, Симмонс! Вы же не могли не подозревать, что в конце концов в эксперименте придется участвовать человеку! Вы не настолько близоруки, как хотите показаться, доктор!
  -Доктор! Вот именно что доктор! И в отличии от Всеволода, - Джек указал в сторону Саутина. - я доктор медицины! Я должен был наблюдать за подопытным и следить за его здоровьем!
  - Так вот и следите, а то давление поднимется!- произнес Монтьель тоном, не терпящим возражений, и повернулся к Джеку спиной, показывая, что спор продолжать бесполезно.
  В тот момент, когда коллеги разошлись по разным сторонам воображаемой баррикады, когда доктор Саутин уже отчетливо ощущал готовящуюся к осаде безжалостную головную боль, когда Джек, уже остывая, складывал из костяшек домино фундамент своего дома на побережье, в этот самый момент капсула коротко и неуверенно, будто стесняясь кого-то потревожить, тренькнула, а спустя мгновение над гермодверью зажглось световое табло, на котором по-хулигански было выведено черным маркером 'ПОСЫЛКА ДОСТАВЛЕНА'.
  Все обиды были в мгновение забыты и втроем ученые ринулись к капсуле. Саутин первым подскочил и судорожно бросился отодвигать запоры, не дававшие двери открыться. Следом к нему присоединился Монтьель, опустившийся на колени и трясущимися руками дергал нижнюю, неподдающуюся, задвижку. Только Симмонс стоял в стороне, скрестив руки на груди и безучастно наблюдая за происходящим.
  Но вот последняя задвижка открыта, гермодверь с характерным хлопком открылась и все трое заворожено, с замирание сердца, всматривались в яркий свет, клубившийся паром из овального дверного проема.
  Стоило только пару немного рассеяться, как перед ними предстала неприятная картина: внутри капсулы на белоснежном, покрытом пластиком полу лежал Джек Симмонс, искалеченный неизвестной силой, и из носа и уголка рта по пластику растекалась кровь.
  Саутин ощупал шею, хотя никакого смысла не было - шея была свернута, правая рука сломана в трех местах, одна нога согнута в неестественном положении, другая поджата под тело. Пульс не прощупывался.
  Вынув тело из капсулы и разместив на лабораторном столе, прямо на чертежах и расчетах, ученые принялись внимательно изучать травмы.
  - Это совершенно не укладывается ни в одну теорию. Было частичное выпадение волосяного покрова у котят, была дезориентации, но повреждения, переломы! Невозможно!
  - Да вы послушайте себя! Какая дезориентация, какие котята! - взъелся Симмонс. - Вы что?! Не видите?! Это я там лежу! Это у меня ноги-руки переломлены!
  - Успокойтесь, Симмонс! Мы пытаемся разобраться!
  - Разобраться?! Черта с два! В этом эксперименте я больше не участвую! В эту штуку я не полезу!
  - Джек! Не устраивай истерики! Необходимо в случившемся разобраться!
  - Всеволод! Я знаю, как вы разберетесь! Вы же меня туда запихнете, лишь бы самим не лезть и не рисковать!
  Монтьель, до этого невозмутимо пересматривавший все свои заметки, резко обернулся и срывающимся голосом стал отчитывать Джека:
  - Симмонс, какого черта! Вы пытаетесь саботировать наш эксперимент! Да, мы запихнем Вас в эту, как Вы выразились, штуку, хотите вы того или нет! А чего Вы ждете? Ваше участие в наших научных изысканиях были минимальны! Черт возьми, да Вы же продулись Саутину в домино, конечно - Вы и полезете в капсулу!
  На несдержанные замечания Джека в том смысле, что вчерашняя партия не считается, что профессор тоже обязан был участвовать, на его полуистеричные уговоры переиграть, Монтьель резонно ответил, смягчившись:
  - Симмонс, я прекрасно понимаю Вас, но поделать ничего уже нельзя. Здесь как в законе сохранения энергии: если где-то убыло, значит, где-то прибыло! Только скорее наоборот - Вы появились в прошлом, пускай и в разобранном виде, следовательно, в будущем Вас обязаны отправить! Вы не можете куда-либо прибыть, не отправившись в путешествие! Ничего не поделаешь - посылка получена. Мне очень жаль, - и гораздо тверже, показывая, что разговор окончен, добавил, отворачиваясь. - Симмонс, готовьтесь!
  Джек попятился и, крикнув 'черта вам!', бросился к стенному шкафу. Саутин и Монтьель опомниться не успели, как он уже захлопнул дверь. Через мгновение доктор и профессор тоже были у шкафа, но было уже поздно - дверь не поддалась.
  - Симмонс, не глупите - Вы не сможете сидеть там вечно, - голос профессора окончательно выходил из-под контроля. - В конце концов, Симмонс, время не обмануть, Вы обязаны будете отправиться в прошлое!
  - Вот мы и посмотрим, права ли Ваша теория!
  - Профессор, его не уговорить... Меня бы Вы не уговорили! Нужно ломать дверь! - заявил Саутин, мигрень которого уже подчинила себе все мысли.
  Они совершили несколько бесплодных попыток и остались с нерешенной проблемой. Саутин прислонился спиной к шкафу и стал медленно сползать вниз. Головная боль окончательно вступила в свои права. Он уткнулся лицом в холодные ладони. Время, это чертово время, с которым они боролись почти три года, тянулось сейчас издевательски долго. Казалось, прошло два часа, хотя часы тягуче отстучали всего пятнадцать минут. Время мстило. Мстило глупым и наглым людям за то, что они возомнили себя всемогущими. Мстило наивным и самонадеянным людям за то, что пытаются его перехитрить. Профессору Монтьелю, опрометчиво бросившему вызов непоколебимости течения минут, часов и дней. Саутину, готовому ради науки поставить дружбу под угрозу. И Джеку. За алчность, из-за которой он готов был ввязаться в любую, даже сомнительную, авантюру.
  Такие мысли заняли мозг Саутина, разрывающийся от не проходящей мигрени и томительного, но бесплодного ожидания. Он все глубже погружался в путаные размышления о времени.
  Монтьель, тем временем, не оставлял попыток извлечь Джека Симмонса из его импровизированного убежища, в котором тот удерживал весьма успешную оборону. Однако с каждым разом профессор все ближе подходил к мнению, что эта массивная дверь не поддастся ничему, кроме топора.
  Внезапно из шкафа послышался сдавленный голос: 'Черт с вами, я задыхаюсь, выпускайте!'.
  Позабыв все, Монтьель дернул дверь, которая с радостью поддалась. Получив тычок в грудь, он тут же полетел на пол.
  Буквально перелетев через наставленные стулья, задев своего покалеченного двойника, Джек бросился к лестнице. Монтьель, красный от ярости, кряхтя, поднялся и прорычал: 'Всеволод, держите же его, не дайте уйти!'.
  Саутин очнулся от болезненного беспамятства. Тяжело, схватившись за ручку двери, встал с пола. Уже у самой лестницы он нагнал Джека и протянул руку, чтобы схватить его за плечо. Внезапный удар мигрени, нанесенный исподтишка, высек искры. Саутин прошептал: 'Джек', неловко стал заваливаться набок и, ткнувшись головой в плечо Симмонса, повлек его за собой вниз по лестнице. В полубесчувственном состоянии он ухватился за перила и, больно ударившись затылком, остановил свое падение.
  Он лежал на ступенях вниз головой и слушал уходящий глубоко грохот. Не поднимаясь, он слышал, как грохот, сопровождающийся неприятным хрустом, замер где-то далеко-далеко. Сквозь темно-красную пелену он видел, как Монтьель пронесся мимо него вниз по лестнице, перелетая через ступеньки, слышал, как он, кряхтя, нащупывает у Джека пульс. Саутин слышал, когда профессор закричал: 'Он еще дышит. Всеволод, помогите же мне, нужно донести его до капсулы!'. И чуть погодя, когда уже поднимался, превозмогая боль во всем теле, когда Монтьель возбужденно проговорил:
- Эксперимент нужно продолжать!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Екатерина "Нить души"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Невеста Стального принца"(Любовное фэнтези) А.Григорьев "Биомусор"(Боевая фантастика) Д.Хант "Пламя в крови"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) Н.Екатерина "Амайя"(Любовное фэнтези) В.Коновалов "Чернокнижник-3. Ключ от преисподней "(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"