Neman Pol: другие произведения.

И это всё, что связывает нас...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это дневник реальных событий. Всё описанное здесь имело место быть. Все люди, их мысли, переживания и диалоги, были на самом деле. Хотя, я и причисляю это к любовному роману, это скорее дневник о том, как я сошёлся со своей, теперь уже, женой.


  
  
  
  
   И это всё, что связывает нас....
  
   Pol Neman.
  
  
   Как странно всё, Что было бы, сударыня
   Печально если б не было смешно.
   И я не тот, ни чуть не лучше всякого,
   И вы не та, есть краше в десять раз,
   Мы только одиноки одинаково
   И это всё, что связывает нас...
  
   М. Щербаков.
  
  
   Глава 1
  
   Паша
  
   С Танюшей я был знаком ещё до своей первой жены. Но не смотря на то, что у меня уже была семья, мы в то далёкое время оказались близки с ней.
   Единственное, что я запомнил, из нашей первой близости, это были её слова сожаления о том, что всё получилось не так, как она себе представляла. Но это было, и я был её первым мужчиной. Потом, из-за меня, она прошла все круги ада. Она любила меня и не могла быть со мной рядом. А я считал, что нашёл своё счастье. У меня было почти всё. Семья, жена, ребёнок, дом. Не было только одного, самого счастья как такового.
   С женой я расставался раза четыре, и каждый раз бежал к Танюше, а спустя какое то время вновь возвращался к жене. Пока однажды, прожив четыре года, я не выгнал свою жену раз и навсегда.
   Я не сразу пришёл к Тане. Сначала я в полной мере осознал, что я действительно хочу быть рядом с ней. И даже придя, я готов был услышать от неё предложение убраться, куда по дальше.
   Затем был поход и первый поцелуй после стольких лет.
  
   Татьяна
  
   В то далёкое время я любила его, и он был моим первым, и единственным мужчиной. Но я не могла делить его ни с кем, хотя такая возможность и была. А после стольких его разводов, о какой вере ему могла быть речь? Кто мог поручиться за то, что завтра всё не повторится, и он как прежде не вернётся к своей жене. Ах, какое искушение было дать ему от ворот поворот. Но я не сделала это. Наверное, я всё ещё, после стольких лет любила и ждала его.
  
   Паша
  
   Не знаю, наверное если бы я узнал, что все эти годы она ждала меня, я просто никогда не смог бы простить самого себя за ту боль, которую причинил ей.
   Но я влюбился в неё, и страстно захотел сделать её самой счастливой женщиной на свете. И я знаю, что на это не хватит всей моей жизни. И я готов пожертвовать всем, не из чувства вины, а из огромной всеобъемлющей любви к ней
  
   Суббота 29.05
  
   Паша
  
   Мои родители уехали, и мы устроили тусовку в их квартире.
   Спать мы пошли за полночь, и я увлёк Танюшу в родительскую спальню.
  
   Татьяна
  
   Заснуть в его объятьях может и приятно, но крайне трудно. Конечно, здорово, когда тебя ласкают, только это несколько возбуждает, а в таком состоянии не очень то и заснёшь.
  
   Воскресенье 30.05
  
   Паша
  
   Проснувшись утром, я стал тихонечко её ласкать. Я целовал её стройную шею, гладил её плечи и руки. Постепенно я добрался до груди, а за тем и до бёдер. Её грудь, это что-то потрясающее: маленькая, упругая, а соски как две бруснички. Раздвинув рукой её бёдра, я стал гладить их внутреннею сторону, пока не почувствовал, что ей это нравится. Тогда я, сначала не смело, погладил её половые губы, скрытые тонкой тканью трусиков. Не получив в ответ на эту дерзость по морде, чего надо сказать, здорово опасался, я запустил руку в трусики. Сначала я немного поласкал клитор, а затем углубился пальцем во влагалище. Она тихонько изогнулась. Как кошка, принимающая ласку. Я осмелел на столько, что снял с неё трусики. Её дыхание было глубоким и частым. Я встал над ней и попытался войти в неё...
   Вообще-то на этой стадии процесса не останавливаются...
   Обычно не останавливаются...
   Оказывается, я не знал жизни...
   Она остановила меня и, встав с кровати, ушла в ванную. Выйдя из ванной, она ушла на кухню, где я её и нашел. Она была прекрасна в майке с моего плеча и своей наготе. Я смутно чувствовал, что обидел её. И даже предполагал чем, но её восприятие ситуации было не верным, а изменить его могло только время.
  
   Татьяна
  
   Я вряд ли могла точно охарактеризовать, что конкретно меня обидело. Скорее это была подспудная реакция на мои внутренние страхи. Я испугалась того, что меня снова используют и бросят, хотя где-то в глубине души я чувствовала его искренность. Но я всё ещё боялась ему поверить.
  
   Паша
  
   Я понимал её страхи и не винил её за это. Ей требовалось время, чтобы разобраться в себе и в наших отношениях. Она была мне не безразлична, и я хотел, чтобы у нас с самого начала было заложено внимание друг к другу.
  
  
   Суббота 5.06
  
   На следующие выходные мы снова собрались компанией.
   На этот раз мы пошли ночевать в мою квартиру. Когда я сообщил ее, где она ночует эту ночь, я ожидал самой бурной реакции, но её спокойное отношение меня поразило. Я предполагал, что она ещё очень не скоро захочет разделить со мной постель. Но окончательно она меня поразила тогда, когда достала из своей сумочки ночную рубашку, так некогда понравившуюся мне. Может это и было простым совпадением, но сам факт того, что она подумала о том, в чём она будет спать меня поразил.
   Этой ночью я опять не дал ей сразу заснуть, хотя так далеко, как прошлый раз, мне забраться не удалось. Она каждый раз корректно меня останавливала, а настаивать я не решался, боясь снова её обидеть и тем самым оттолкнуть от себя.
   Но её поцелуи в эту ночь были намного более страстными и нежными.
   Лишь утром я понял, что у неё были критические дни.
  
  
   Пятница 11.06
  
   Мы пошли в поход.
  
   Размышления и анализ
  
   Татьяна
  
   Мне было хорошо с ним но, несмотря на это, я всё ещё боялась поверить ему. Хотя своей привязанности к нему я не скрывала. Он всё прекрасно понимал, и это здорово облегчало наши отношения. Мы сходились с ним во взглядах на многие вещи. Он говорит, что любит меня. Не знаю. Мне так хочется верить ему, и в то же самое время я так боюсь ему поверить. Я просто не переживу ещё одной его потери. И уже никогда в таком случае, не смогу ни кому верить.
  
   Паша
  
   Я знаю. Я всё это знаю.
   И мне так хочется дарить ей нежность и ласку, заботу и любовь. То, что она боится поверить мне, меня конечно огорчает, но в этом виноват лишь я сам. Как мне хочется, чтобы она засыпала в моих объятьях и просыпалась от моей ласки. Мне хочется дарить ей сказочное наслаждение в сексе, а после этого засыпать в объятьях друг друга.
   Как мне всего этого хочется...
  
   Глава 2
   Воскресенье 13.06
  
   Наташа
  
   Мы сбросили рюкзаки и пропотевшую одежду, и он осторожно, но властно увлёк меня в душ. Я не особо сопротивлялась, хотя никогда и не воспринимала его иначе, как друга. В данной ситуации, когда я оказывалась с ним одна, я уже была, и ни когда бы не предположила, что между нами может возникнуть что-либо, кроме дружеского внимания и лёгкого флирта.
   И хотя где-то на грани сознания забил лёгкий колокол тревоги, я в данный момент была слишком вымотана, чтобы обратить на это внимание.
   Шелест душа манил своей прохладой, и я поспешила скинуть с себя трусики и нырнуть под занавеску. Поток влаги сразу же принёс долгожданное облегчение. Закрыв от наслаждения глаза, я упустила тот момент, когда он начал меня мыть. Это было так приятно, что я даже не подумала возразить. Постепенно его поглаживания стали возбуждать меня. И когда его рука скользнула между моих бёдер, я, взглянув в его глаза легонько, но властно, отстранила ёго руку. Взгляд его голубых глаз был полон страсти и нежности.
   Я, расслабившись опустилась на дно ванной, а он присев в моих ногах продолжал меня мыть. Его лёгкие поглаживания и возбуждали, и в то же самое время странным образом успокаивали. Я не заметила сама, когда моё дыхание участилось, а соски начали слегка подрагивать. Он не обошел вниманием ни одну клеточку моего тела и когда он вновь коснулся моих половых губ, я на миг, вздрогнув, отстранилась от него, и посмотрев в его глаза, сказала:
   - Извини, но я не хочу слишком возбуждаться. Ты считаешь эту часть своего тела столь маловажной, что её можно оставить не вымытой?
   - Я думаю о том, что не смогу после этого посмотреть в глаза Олегу, и не смогу умолчать о том, что между нами произошло.
   -Понятия морали столь пространны, что ты можешь успокоиться: мы не преступим их. Поэтому расслабься и получай удовольствие.
   С этими словами его рука скользнула между моих ног, и он начал нежно массировать клитор. Я погрузилась в сладостную дрёму наступающего оргазма. Он же властным движением раздвинул мои стройные ноги, и взяв душ, стал медленно смывать с меня пену. Чисто вымытое тело, размятое сильными мужскими руками, с охотой принимало доселе неизведанную ласку.
   Когда же его пальцы раздвинули половые губы и направили сильную струю душа на клитор, я изогнулась дугой, и волна оргазма захлестнула меня, как океанская волна. Моё сознание охватила страсть и наслаждение.
   Никогда доселе я не могла подумать, что можно испытывать такое наслаждение. Что мужчина, всего лишь коснувшись меня руками, заставит полностью потерять над собой контроль. И что я будет рыдать и выть от страсти, как кошка.
   Конечно, в моей жизни уже были мужчины, был и друг, с которым я спала. Но на фоне того, что происходило со мной сейчас, эти отношения казались какими-то недоделанными и ничего не значащими. За мою двадцатипятилетнюю жизнь я так и не нашла столь всепоглощающей страсти и нежности ни в ком, с кем когда-либо встречалась. И вот только сейчас я поняла, что значит быть женщиной. Друг, с которым я встречалась, всего лишь пользовался мною, и мне это было противно, но сознание своего возраста и страх остаться в старых девах, заставлял меня держатся за то, что подвернулось на данный момент. Я безумно хотела ребёнка; где-то в душе, поставив крест на хорошем муже и счастливой семье. И вот сейчас, получая доводящие до безумия наслаждение из рук мужчины, который никогда не будет принадлежать мне, я начала понимать всю сладость и горечь жизни. Я начала понимать, что любить этого человека нельзя, а не любить невозможно.
   Новая волна оргазма накатилась на меня, когда он ввёл свой палец во влагалище; меня пронзили тысячи молний. Я изогнулась и закричала. Когда спала первая волна, я взглянула в его глаза и то, что я увидела, меня поразило. Такую силу и нежность излучали его глаза, о которой каждая женщина могла лишь мечтать видеть в своём муже. И не было в его действиях ни похоти, ни скотства, столь распространенных среди современных мужчин. Его руки были сильны и ловки, и вместе с тем нежны и ласковы. Я жалела на данный момент лишь об одном: о том, что не могу его обнять, прижаться к его груди.
   Но новая волна поглотила меня, и закружив, как осенний листок, бросила в водоворот наслаждения.
   Я медленно приходила в себя. Не было сил ни двигаться, ни говорить. Даже мысли текли вяло и неохотно. Возбуждение ещё не до конца покинуло тело, и оно подрагивало от его малейших прикосновений. Разгоряченное тело жадно впитывало прохладу душа, а когда особо сильная струйка попадала на сосок или половые губы, всё тело охватывала истомная судорога.
  -- В тебя нельзя влюбляться. - Тихо прошептала я.
  -- Я знаю.
   Он взял меня на руки и отнёс в постель. Там я укуталась в одеяло, и взяв телефон, позвонила своей маме.
   - Где ты шляешься, ты уже давно должна быть дома.
  -- Мама, у меня не было сил, и к тому же я так устала после похода, да и кое какие вещи надо было забрать...
  -- Не могла забрать их в другой день? Ты сейчас где? У Олега?
  -- Нет, Мама, я у его друга...
  -- .....
   Когда я повесила трубку, на меня накатилось моральное похмелье. Чего стоила дальнейшая жизнь в старой колее, было неизвестно. Смогу ли я жить как раньше? Скорее всего нет! Я уже не смогу вернутся в объятия своего парня, не рассказав всего того, что со мной произошло. А как рассказать такое? Да и примет ли он меня после всего того, что со мной произошло?
   Я понимала, что старая жизнь кончилась внезапно и бесповоротно. А будущее было смутно и туманно. Но повинуясь извечной человеческой глупой надежде на то, что всё ещё может вернутся на круги своя, кутаясь в это убеждение словно в старые лохмотья, я тихо плакала, прекрасно сознавая что прошлое ушло безвозвратно.
   Мой сумбур мыслей прервало лёгкое касанье его губ. Я отстранилась.
   - Не надо. Мы и так зашли слишком далеко.
  -- Ты плачешь оттого, что тебе больно перерождаться в новую личность?! - Сказал он, скорее отвечая на мои мысли, чем на слова.
  -- Да! Мне страшно!
  -- Не бойся, я всегда буду твоим другом, и всегда буду рядом.
   С этими словами он начал нежно меня гладить. Тело ещё не до конца остывшее от предыдущего возбуждения отозвалось нежной судорогой. Его губы приблизились к моим губам. Я ответила на его поцелуй с лёгкой заинтересованностью, а позже и с неподдельной страстью. Он нашел своими губами мою грудь, и я погрузилась в лёгкую истому страсти. Его губы медленно путешествовали к лобку, и когда его язык лизнул клитор, а за тем скользнул во влагалище, я застонала. И снова наши губы сомкнулись.
  -- Ты хочешь, чтобы я взял тебя? - Спросил он.
   Я почувствовала лёгкое подрагивание его члена, слегка касающегося моих половых губ.
  -- Не знаю. - Ответила я.
   Тогда он, раздвинув властно, но нежно мои ноги, вошел в меня. Новая волна оргазма охватила моё тело. Но это было не то же самое удовольствие, которое я испытывала ранее в ванной. Чувство того, что МНОЙ обладает МУЖЧИНА, переполнило меня. Он брал меня, ласково и сильно, доставляя истинное блаженство.
   И в этот самый миг я поняла, что значит умирать от страсти в постели. Во мне родилось новое до селе не изведанное чувство счастья.
  -- И это ты называешь слегка преступить мораль? - Спросила я его, когда мы отдыхали в объятиях друг друга.
  -- Это уже личные взаимоотношения и симпатия. - Ответил он.
   И уже поздно ночью, засыпая в его объятьях, я поняла, что уже не смогу жить без него, без его ласки.
  
  
  
   Понедельник 14.06
  
   Просыпаться в его объятьях было истинным наслаждением, и я невольно позавидовала той, которая заняла место в его сердце до меня. Он встал раньше меня и приготовил для нас завтрак. Дневные дела увлекли нас водавортом событий. Но весь день меня не оставляли в покое его слова.
  
   Паша
  
   Мой друг, конечно, достаточно хороший парень, но так относится к женщине, не имеет, никакого права. С самого начала он забывал о таких элементарных знаках внимания к ней, что мне становилось обидно за неё. Тем более, что на мой взгляд, она была очень хорошей девушкой. Порядочной, умной и достаточно раскомплексованной. И по этому, когда он спихнул её в поход со мной, а сам слинял, я решил взять её в оборот, тем более что ещё ранее я уже говорил ей о необходимости самоизменения. Её беда была в том, что она не видела своего потенциала и держалась за Олега, как за сравнительно неплохую партию. Но их отношения, с самого начала построенные как дружеские, и только в последствии переведённые в интимные, заведомо были обречены. Олег не собирался жениться на ней, и не скрывал этого. Его интересы были строго ограничены, и менять что-либо он не хотел. Она же не могла решить, то ли это, что она хочет получить от жизни, или нет. Само собой она хотела хорошего мужа. Сильного защитника.
   Мой друг таковым вряд ли являлся.
   По этому я настоятельно посоветовал ей бросить его и заняться развитием своей личности. Самораскрепощением. Естественно, под моим скромным руководством. И начать хотя бы с того, чтобы почувствовать себя женщиной в полной мере. Любовь я ей предложить не мог, так как люблю другую, но отдать толику своего тепла было в моих силах
  
   Наташа
  
   Весь день стояла жуткая жара.
   Вечером я приехала к нему с явным намереньем сразу же забрать рюкзак со своими вещами и уехать. Но его объятия и страстный поцелуй сломили мою, и без того хрупкую оборону, и моё тело задрожало от возбуждения. Он, как вчера увлёк меня в душ. Я не успела заметить, как он снял с меня одежду, а он уже раздвинув мои ноги, направил на половые губы сильную струю душа. Я в экстазе закричала.
  
   Паша
  
   Доставлять женщине удовольствие само по себе удовольствие. А она была изумительной женщиной. Её маленькие грудки, увенчанные розовыми сосками, отзывались на мою ласку лёгким подрагиванием. А долину полных бёдер венчали два валика половых губ, столь аппетитных, что не целовать их было нельзя. Всё её тело было изящной белизны. Когда она кончала, она рыдала.
   Её ноги были широко раздвинуты. Тугие струйки душа ласкали её клитор, заставляя её кончать почти непрерывно. Манжетка жадно распахивалась, как бы ища и не находя столь привычный для себя, мужской член.
   Я выматывал её оргазмами до тех пор, пока у неё уже не было сил
  
   Наташа
  
   Время остановилось.
   Осталось одно наслаждение.
   Безграничное и всепоглощающее.
  
   Паша
  
   Я перенёс её на постель и вошел в неё. Её половые губы жадно охватывали мой член, а руки ласкали с искренней нежностью. Губы искали губы. Иногда я отстранялся, чтобы полюбоваться ею. Она была прекрасна и сексуальна. Я любовался и тем, как мой член, раздвигая её половые губы, входил в неё. Изящный изгиб её бёдер завораживал своей красотой, а возбуждённые соски грудей озорно торчали вверх. Её крики, с приближением оргазма, становились всё громче и громче. А когда она кончала, её личико принимало выражение обиженного ребёнка готового вот-вот заплакать.
   Чуть погодя я поставил её на четвереньки и вошел сзади...
   Кончил я через час.
  
  
   Наташа
  
   Я предполагала, что мама прочтёт мне мораль. Ведь я не ночевала дома как обещала, да и к тому же провела ночь у друга своего друга. Маме всего не объяснишь. Как ей сказать о том, что я бросила парня, который на деле не лучше, чем то, от чего она отказалась сама в своё время. Но мама просто помешана на том, чтобы выдать меня замуж. А уж если она узнает, что я спуталась с тем, кого она к тому же считает женатым ....
   По этому я хотела побыстрее добраться домой. А этот ЗВЕРЁНЫШ одеться то спокойно не даст. Его ласки меня просто с ума сводили.
  
   Паша
  
   Когда женщина одевается, это выглядит не менее сексуально, чем когда она раздевается. Я просто не могу не поцеловать её грудь, её стройную шею, её одетый в белые трусики лобок. В конце концов она вырвалась из моих объятий, и подарив долгий, прощальный поцелуй упорхнула домой.
  
   Вторник 15.06
  
   Днём мой друг заявился ко мне на работу. Не словом ни обмолвившись, как у него изменилась личная жизнь, трепался о всякой ерунде, типа его последней тусовки. И только когда он ушёл, до меня дошла через третьи руки, информация о том, что она с ним рассталась.
   Ночью друг позвонил мне и рассказал, что они расстались очень культурно, как он и хотел. Сказал, что он давно предлагал ей изменить их отношения на чисто дружеские.
  
   Среда 16.06
  
   Наташа
  
   Разговор с мамой оказался намного неприятнее, чем я ожидала. Мама, в конечном итоге исчерпав свой словарный запас, обозвала меня шлюхой и сказала, что я уже пошла по рукам. С Олегом же, напротив, все прошло легко и просто. Даже его заявление, что ему придётся отвыкать от меня как от наркотика, не столько тронуло меня, сколько повеселило. Он заранее извинился за все те гадости, которые он возможно в скором времени мне причинит.
  
   Паша
  
   Вежливая сволочь.
  
   Наташа
  
   Парадокс всей ситуации в том, что я ищу защиту у того, кого ещё недавно боялась и тянусь к тому, кто меньше всех интересовал меня в кампании. Но я чувствую его безграничную силу. Чувствую, как она обволакивает меня и влечет к нему. Я верю ему, как не верила ни кому. И я знаю, он меня защитит.
  
   Паша
  
   Секс это наркотик. К нему легко пристрастится и невозможно от него отказаться. И чем выше наслаждение в сексе, тем больше потребность в его постоянном употреблении.
  
  
  
  
   Наташа
  
   Днём он позвонил мне на работу и поинтересовался чем я занимаюсь вечером. Я ответила, что сегодня вряд ли получится встретиться. Но ближе к вечеру сама перезвонила ему на работу и договорилась о встрече.... Моё пристрастие к сексу росло.
  
   Паша
  
   Я успел прийти с работы и принять душ до того момента, когда она позвонила в мою дверь. Я открыл и в пустил её в дом. На какое-то время наступила неловкая пауза. Я предложил ей кефира, и мы пошли на балкон, где она рассказала мне о своём разговоре с матерью и с другом. Она казалась расстроенной и немного потерянной. Я обнял её и поцеловал. Она потянулась ко мне как цветочек к солнцу, и я увёл её в комнату. Раздевать её было истинным наслаждением. Я раздел её почти полностью, оставив лишь одни кружевные трусики.
  
   Наташа
  
   Нас особо ранят слова близких людей. Но когда я погружалась в его объятья, весь мир переставал для меня существовать. Рядом с ним всё обесценивалось и мельчало, и была только одна единственная ценность, это он сам и та безграничная нежность, которую он давал. Паша делился ею щедро, ничего не требуя взамен и не прося в ответ. Я не понимала его. ОН любил другую и не лицемерил, утверждая это. Он не врал мне, как многие до него. Я знала, что он принадлежит другой, и он не скрывал своей привязанности к ней. Между нами была нежность и дружба. Он относился ко мне как к своей подруге, и это отношение было на несколько порядков выше и чище, чем любовь некоторых мужчин.
   Самое парадоксальное было то, что я его совсем не ревновала. А может я просто заблокировала часть своего сознания, зная что ревнуя я потеряю его. Я слегка завидовала той, которой он принадлежал душой и телом. И если бы судьба позволила, я с превеликим удовольствием заняла бы её место. Но, зная Танюшу, я вряд ли могла, на это надеется. ОН был мечтой каждой женщины, воплощённой в реальность.
  
   Паша
  
   Я ласкал и гладил её, а она плавилась под моими руками как воск. Она впитывала секс, как истерзанная жарой земля, долгожданную влагу. Мои руки скользили по её рукам и постепенно спускались к бёдрам. Мои губы жадно ловили её соски и ласкали их. А когда моя рука нежно опустилась на скрытые трусиками половые губы и слегка погладила их, она еле слышно застонала. Я посадил её на журнальный столик, а сам устроился рядом, продолжая её ласкать.
  
   Наташа
  
   Когда он почувствовал моё вожделение, он снял с меня трусики и несколько раз сильно в меня вошел. Я застонала, но он не дал мне кончить. Выйдя из меня, он встал рядом, продолжая меня ласкать, его член подрагивал возле моего лица. Я поймала его возбуждённый член и поцеловала его. Я чувствовала, что он этого хочет. Мой розовый язычок лизнул его головку. Член еле заметно завибрировал. Тогда я жадно охватила его губами...
  
   Паша
  
   Только тот, кто стремится доставить максимум удовольствия своему партнёру, тот, кто чувствует его и удовлетворяет его скрытые пожелания, способен доставить истинное наслаждение.
  
   Наташа
  
   Он очень скоро отстранился, поцеловал меня во влажные губы и увлёк меня на постель. Там мы устроились валетом: он снизу, а я с верху.
  
  
  
  
   Паша
  
   Я раздвинул своими руками её возбуждённые половые губы и приник к ним ртом. Я ласкал её клитор, посасывая его. Проникал во влагалище своим языком. А она тем временем доставляла ни с чем несравнимое удовольствие, лаская губами мой член. Когда я был уже на грани того чтобы кончить, я отстранил её от себя и жадно приник к её губам влажными и пахнущими мной. Затем я повлёк её в ванную, но в коридоре остановился на против зеркала. Я посадил её себе на колени лицом к зеркалу, спиной к себе, и вошёл в неё. Я хотел показать ей то, чем я очень часто любуюсь. Как мой член входит в её влагалище.
  
   Наташа
  
   Не спорю, мы женщины лишены этого зрелища, но на мой взгляд, когда происходит сам процесс, мы больше погружены в свои внутренние ощущения. Хотя с анатомической точки зрения увидеть это, было более чем, занимательно.
  
   Паша
  
   Снова не дав ей кончить, я увлёк её в душ.
  
   Наташа
  
   С первой же минуты я погрузилась в оргазм. Даже всё то, что я испытала ранее, не шло ни в какое сравнение с тем, что творилось со мной сейчас. Я испытывала оргазм за оргазмом до тех пор, пока они не слились воедино.
   И это длилось вечность.
  
   Паша
  
   Я держал её на пике оргазма около десяти минут.
  
   Наташа
  
   Когда я пришла в себя, у меня уже совсем не было сил. Но он нежно поставил меня на четвереньки и вошёл в меня сзади. После того, что он со мной сотворил, было приятно почувствовать его снова в себе. Паша входил в меня глубоко и сильно, доставляя истинное наслаждение от того, что он мной обладает. Я кончила, а он, в самый последний момент, вышел из меня. Я снова перевернулась на спину...
   И время остановилось...
  
   Паша
  
   Я заставил её ещё два раза с головой окунутся в оргазм...
   По десять минут...
   Каждый...
  
   Наташа
  
  -- Ты знаешь что это такое? Это же почти сплошной оргазм! - Сказала я ему после второго раза.
  -- Знаю, поэтому и делаю. - Ответил он и снова раздвинул мои половые губы. Я попыталась отстранить его руку, но он вновь направил сильную струю душа на клитор, и я вновь погрузилась в оргазм.
   Выйдя из душа, я позвонила маме и сказала, что я встретила подруг, и мы пойдём в кафе, так что я задержусь.
   Позже, он увлёк меня на постель и овладел мною. Я стонала и плакала в его сильных объятьях, жадно ловя его губы и упиваясь поцелуями. А он терзал моё тело, заставляя кончать ещё и ещё.
   И это длилось вечность.
  
  
  
   Паша
  
   Около часа.
   Половой акт длился около часа.
   В конце концов мы кончили вместе. Изрядно вымотанный, я устроился в её объятьях. Она нежно поглаживала меня, постепенно отходя от пережитого.
   Потом мы пошли поужинать. За ужином мы поговорили о том, чем каждый из нас живёт. Я предложил ей рассказать маме всё, или по крайней мере то, что она сможет понять и принять. Ведь её матери было важно знать, что у её дочери есть друг, который позаботится о ней, а уж во все нюансы данной ситуации её посвящать было совсем необязательно.
   После ужина мы пошли пить кефир с черешней на балкон.
  
   Наташа
  
   Я была не готова рассказать маме хотя бы даже то, что рассталась с Олегом, а уж о том с кем я сейчас связалась и подавно.
   Я медленно смаковала каждую ягодку, наслаждаясь разливающейся по телу истомой, когда его рука обняла меня за плечи, а его губы нашли мои губы и подарили долгий поцелуй. Его вторая рука скользнула под рубашку, которую он дал мне после душа перед ужином, и погладила мой сосок. Тело взорвалось жаждой страсти. Он встал передо мной на колени, и разведя полы рубашки, стал целовать мою грудь. Я раздвинула ноги, чтобы ему было удобнее меня обнимать. Меня нисколько не смутило то, что мы занимались этим на балконе средь белого дня, и то, что нас могли видеть. В моём состоянии, я уже не могла думать ни о чём подобном.
   Но он внезапно прекратив свои ласки, увлёк меня в комнату на постель, где снова начал меня ласкать. Он раздвинул мои бёдра и ввёл свой возбуждённый член во влагалище.
  
   Паша
  
   Было очень приятно смотреть, как я вхожу в неё. Как мой член, раздвигая её влажные от возбуждения половые губы, входит во влагалище. Всё её тело дышащее страстью было прекрасно. Изгиб её бёдер манил. Грудь возбуждённо вздымалась, а губы искали поцелуи.
  
   Наташа
  
   Он не давал мне кончить, доводя до грани оргазма, и держа меня в этом состоянии, пока я не начинала сходить с ума. Затем он несколько раз глубоко и сильно входил в меня. Я задыхалась от того наслаждения, в которое он, как в море, повергал меня. И так повторялось несколько раз.
   Потом мы лежали, и я жалела о том, что не могу остаться у него на ночь. А ещё лучше, на всю оставшуюся жизнь.
   Он вымыл меня перед уходом, как всегда нежно и чисто. И пока я одевалась, он продолжал меня целовать и нежно поглаживать. Уехала я от него не очень поздно. Мы договорились созвониться вечером следующего дня.
  
   Четверг 17.06
  
   Паша
  
   Я позвонил ей поздно вечером и позвал в гости на следующий день. Она отказалась, сославшись на критические дни. Я сказал ей, что она может просто приехать отдохнуть. Да и, в общемто всё остальное не столь уж большая проблема.
  
   Наташа
  
   Я ответила, что не знаю приеду или нет. Хотя его предложение и звучало заманчиво, в свете последних событий, я ещё не была готова к разговору с мамой и старалась не создавать прецедентов.
   Я рассказала ему о том, что моя мама в тот день подумала, что я со своим парнем, и когда он позвонил мне домой, была крайне удивлена тому факту, что он сам не знал, где я.
   Размышления и анализ
  
   Олег
  
   Я прекрасно понимал, что те отношения которые у нас были, не могли продолжаться вечно. Ещё раньше я предлагал ей оставить наши отношения чисто дружескими, мы даже несколько раз расставались. Но каждый раз сходились снова. Я не скрывал своего отношения к ней. Меня в ней что-то не устраивало, хотя я и не пытался разобраться, что именно.
   Мои интересы лежали в конкретной области, и она не всегда в них вписывалась. Наверное, мы были просто разными людьми. Да и мне по жизни надо было бы другого человека. Но то, что она сама решила перевести наши отношения на чисто дружеские, меня здорово удивило. Я готов был предположить то, что мой друг приложил к этому определённое усилие, но разговор с ней развеял это предположение, хотя сомнения всё ещё остались. Да, и на мой взгляд, он вряд ли стал бы лезть в наши отношения. Он конечно любит поучить жизни, но несмотря на это, я без страха доверил ему свою девушку.
   Скорее всего это было созревшее со временем решение. Хотя причину столь резкого изменения отношений, она мне, так и не рассказала.
   И уже после того как мы расстались я понял, что мне будет тяжело привыкнуть к нашим новым отношениям: слишком я привык к ней, как к женщине. Мне уже, не хватает её ласки, да и секс вещь затягивающая. Она была очень хорошей девушкой, и мне было хорошо с ней.
   Жаль, но это кончилось.
  
   Наташа
  
   Олег был тем, что плохо лежало на моём пути. Мне приходилось за ним бегать, ему звонить и это меня обижало. Он пользовался мной, и не для кого это не было секретом. Но я считала что быть одной ещё хуже, а он был хоть каким то мужчиной. Мне, как и ему хотелось секса и ласки, нежности и любви. Любви он мне не давал, а всего остального так, в меру своих возможностей и желания. Пожалуй, единственное значимое, что он сделал для меня - это познакомил со своими друзьями. И то, когда он впервые привёл меня к ним он даже забыл меня представить. Он вечно, что то забывал по отношению ко мне.
  
   Паша
  
   Когда Олег привёл с собой девушку я честно порадовался за него, но как оказалось преждевременно. Их отношения ни как нельзя было охарактеризовать. Даже для дружеских, с его стороны не хватало внимания и элементарной вежливости, не говоря уже об уважении. Она же вела себя с одной стороны как его девушка, оказывая ему внимание, и даже где-то оправдывая его за им же свершённые промахи и ошибки, по отношению к ней. С другой стороны она давала понять всем своим видом, что они не более чем друзья, и она достаточно свободна для серьёзных отношений с каждым, кто проявит более пристальное внимание к ней. И надо отдать ей должное эта двойственная роль ей прекрасно удавалась. Она создала вокруг себя атмосферу уюта и покоя, чем завоевала моё искреннее уважение. И в то же время она распространяла вокруг себя лёгкий аромат сексуальности и раскрепощённости.
   Я видел в ней большой потенциал и мне было жалко того, что она его не использовала. Раскрыв его она могла бы, иметь от жизни гораздо большее, чем мой друг. А для этого ей надо было всего лишь поверить в себя.
   На мой взгляд их отношения тормозили её развитие и по этому я решился поговорить с ней об этом. Наш разговор состоялся не сразу, а спустя несколько недель. Я позвонил ей по телефону, и мы проговорили около двух часов.
  
   Наташа
  
   Он шокировал меня сразу. Своим бесцеремонным подходом. А когда он позвонил мне и затеял разговор на мою самую больную тему я просто начала боятся его. Но он был единственным, кто проявил интерес лично ко мне, и предложил свою помощь и дружбу. По этому я постаралась не оттолкнуть его от себя. Хотя, на следующий день я рассказала Олегу о ночном звонке, правда, без подробностей. Реакция друга была почти нулевой.
  
  
   Паша
  
   Олег пришёл, и со скучным видом спросил приставал ли я к его девушке по телефону, а услышав в ответ, что мне всего лишь хотелось с ней пообщаться, что в общем то было правдой, больше никак не прореагировал. Но меня взяло зло на неё за то что у неё не хватило сообразительности промолчать и понять, что он не сможет защитить её от меня. Я целый день ходил злой, как чёрт. Я предложил человеку дружбу, а она спряталась от меня за спиной того, кому была и вовсе не нужна. Но к вечеру я успокоился, решив не иметь с ней больше дала. Хотя о том чего стоит его защита, я ей всё-таки сказал. Моё мнение изменил поход, в который она пошла с нами. Честно, я не ожидал, что она решится оказаться в походе без " Олежкиной защиты ". А тем более в столь маленькой компании во главе со мной.
  
   Глава 3
   Суббота 19.06
  
   Паша
  
   Проведя день на озере, мы все здорово сгорели на солнце. Поэтому приехав ко мне домой, первое что мы начали делать, это мыться и мазаться сметаной.
   Вначале пошла мыться Наташа. Вспомнив, что в ванной нет полотенца, я сходил на балкон и принёс его. Дверь в ванную была не заперта, и я вошёл без стука. Наташа стояла полностью обнажённая. Я отдал ей полотенце, и обняв её, привлёк к себе и поцеловал, она ответила на поцелуй с нежностью и страстью. Я не стал долго задерживаться в ванной, чтобы не давать Олегу лишнего повода для подозрений.
   Следующим пошёл мыться Олег, а мы с Наташей договорились, что вечер воскресенья проведём вместе. Мой долгий и страстный поцелуй пообещал ей многое.
   Когда Олег вышел из душа, она намазала его сметаной. А я тем временем постелил на балконной лавочке одеяло, и когда Наташа освободилась, увлёк её на балкон, и уложив собрался смазать её. Но тут Олег высказал пожелание сделать это сам.
  -- Олег. - Сказал я. - Есть понятие секса и ласки, а есть понятие медицины, поэтому не дури, и дай мне поухаживать за Наташей. У меня это получится лучше.
   Олег молча протянул сметану. Я стал натирать Наташу. Надо отдать должное, это было очень приятно делать, так как на ней кроме трусиков не было ничего. Олег, постояв некоторое время и посмотрев на то, что Наташа чувствует себя в моих руках совершенно свободно, развернулся и уехал к себе домой.
  
   Олег
  
   Мы всей компанией собирались посмотреть вечером слайды, и я думал, что ей будет приятно провести это время со мной, по этому я ждал, что она побежит за мной и остановит. Но никто даже не проводил меня. Такого безразличия к себе я не ожидал даже от своего друга.
  
   Наташа
  
   Весь день Олег вёл себя так, как-будто ничего между нами и не происходило. Самое противное в его отношении было то, что он хотел получать от меня нежность и ласку, всего лишь разыгрывая из себя эгоистичного и ревнивого ребёнка. Если бы он знал, как он проигрывает в сравнении со своим же другом. В Пашиных объятьях я умирала от счастья, а его забота и нежность окружала меня как воздух. Я чувствовала его присутствие каждой клеточкой своего тела.
   И по этому поведение Олега было, мягко сказать, раздражительно. А его сцена ревности оставила в душе неприятный осадок, правда тут же рассеянный Пашиным поцелуем.
  
   Паша
  
   Олешкин эгоизм просто бесил меня. Он не берёг Наташу, когда они были вместе, а теперь, когда она ушла от него, она внезапно понадобилась ему. Всё было бы ему простительно, если бы он окружил её заботой и лаской, более сильной, чем моя. Но он просто стал заявлять на неё свои права. По этому я посоветовал Наташе поговорить с Олегом и определить его место в их отношениях.
  
  
  
  
  
   Олег
  
   Не знаю, когда мы были вместе, я не ценил её. Иногда, она даже мешала мне, постоянно всюду таскаясь за мной. Она хотела серьёзных отношений, а я был к ним ещё не готов. Но когда мы расстались, мне вдруг стало одиноко и пусто без неё. И самое обидное, что мой лучший друг стал позволять себе в отношении к ней слишком много. И это при том, что у него есть Татьяна, его девушка. Меня здорово обидело то, что он не дал мне поухаживать за ней и самому её смазать. Тем более, что одета она была более чем откровенно. Я считаю, что у меня на это было больше прав, чем у него: ведь она была моей девушкой, хотя наши отношения последнее время и несколько изменились. И то, что он позволял себе лапать её, меня здорово злило.
  
   Паша
  
   Вечером приехали мой лучший друг Илья со своей сестрой и моей девушкой, Татьяной. Они очень удивились внезапному уходу Олега, но в общем то этот факт никого нерасстроил.
   Уже около полуночи, когда мы смотрели слайды, вернулся Олег. На мой вопрос он ответил:
  -- Нельзя вечно уходить.
  
   Перед самым сном я зажег лампадку и забрался на кровать к девчонкам. Надо было смазать их перед сном кремом, который привезла Танюша. С немалым наслаждением я смазал каждую из них, а затем предоставил им обеим возможность поухаживать за мной.
   Среди этого блаженства я случайно увидел Олежкины глаза. Он смотрел на то, как я наслаждаюсь лаской двух полуобнажённых, сексуальных женщин. Его глаза горели ревностью и завистью.
   Я мог только пожалеть Олежку, потому что до тех пор, пока он не изменит своего отношения к женщинам, ему о подобном останется только мечтать.
   А я лежал и наслаждался лаской двух женщин. Женщин, которые были счастливы рядом со мной. Самое приятное в этом было то, что ни одна не ревновала меня к другой. Хотя Танюша и не знала о моих отношениях с Наташей, а Наташа, уступая право первенства Танюше, не смела, ревновать меня и насаждалась тем счастьем, которое я ей давал.
  
  
   Наташа
  
   Говорят, не проси у бога ничего, он может это дать. Паша был тем, что я боялась просить у бога. Я была безумно счастлива рядом с ним, и предпочитала не думать о том, что это может когда-нибудь закончиться. Я не смела ревновать его к Танюше: у неё было больше прав на него, чем у меня. Она любила его и ждала четыре года, пока он не развёлся со своей женой. И сейчас между ними была чистая и светлая любовь, о которой можно только мечтать. Отнять его у Танюши я никогда бы не смогла, просто не смогла бы причинить ей такую боль. Но где-то на задворках моего сознания маячила слабая, эгоистичная надежда на то, что что-нибудь случиться, и я останусь с ним навсегда. Но я гнала её, не смея надеяться, но уже любя его.
  
   Танюша
  
   Собираясь вечером к Пашке, я прихватила с собой ночную рубашку с пеньюаром. Я прекрасно понимала, что он ужасно хочет меня, и старалась сделать так, что бы это желание не пропадало. К сожалению, мы до сих пор так и не занимались нормально сексом, и это было лишь моей виной. Не могу сказать что я не хотела с ним близости, но страх того, что он снова бросит меня, был слишком велик. Хотя в последнее время я всё больше начинала верить ему, когда он говорил, что любит меня, и мы буде всегда в месте.
   Мои чувства к нему росли с каждым днём. А каждый день, проведённый с ним был счастьем; полным и безмерным. Я хотела быть рядом с ним каждый день и каждый час, но ещё больше этого я хотела быть уверенна в его чувствах ко мне, и в том что он не бросит меня, а для этого нашим отношениям требовалось время. Может быть именно поэтому я не спешила дать ему интимную близость со мной.
  
   Воскресенье 20.06
  
   Олег
  
   Утром я проснулся рано, и поскольку в комнате было душно, отправился спать на балкон. Следующим встал Пашка и отправился на кухню. Я взял табуретку и сев в изголовье у Наташи, уже было хотел погладить её, как меня остановила Пашкина рука. Он попросил не будить её, а дать ей выспаться, так как легли мы очень поздно.
  
   Паша
  
   Когда девчонки проснулись я предложил им кофе в постель. От кофе они отказались, а на кефир, я знал, что она его любит, согласилась одна Наташа. Я поставил готовиться завтрак. На кухню из ванной вышла Танюша. В красном пеньюаре и ночной рубашке она выглядела очень сексуально. Я подошёл, и обняв, стал целовать. Моя рука скользнула вниз, к бёдрам. Лёгкие кружева трусиков скрывали её возбуждённые половые губы. Прикосновение к клитору вызвало легкую дрожь её тела, а когда мой палец вошёл во влагалище, она глубоко вздохнула, и покрепче прижалась ко мне. Я предложил ей пойти в ванную, на что она согласилась.
   Оказавшись в ванной, я целуя раздел её и усадил на дно ванной. Устроившись в ногах я взял душ и раздвинул Танюшины ноги. То зрелище, которое открылось мне просто завораживало. Её половые губы были покрыты густыми чёрными кудряшками, а среди этого прятался маленький озорник, клитор. Когда я направил на него тонкую струю душа, Танюша тихо застонала. Она была просто восхитительна в возбуждённом состоянии. Её тело изгибала судорога страсти и желания.
   Я постарался доставить ей как можно больше удовольствия.
   Пробуждение женщины процесс очень тонкий, и здесь очень важна мужская нежность и внимание. Излишнее насилие и нетерпение могут навсегда загубить в женщине желание секса. А здоровый секс нужен каждому человеку, будь он мужчиной или женщиной. По этому, к девственницам нужен особый подход. Иногда даже нужно несколько раз ограничится простыми, понравившимися ей ласками. И только спустя несколько встреч можно попробовать свершить половой акт. Но надо сначала постараться доставить ей максимум удовольствия, и только после этого приступать непосредственно к половому акту. И даже тогда нужно думать в первую очередь не о собственном удовольствии, а о том, что ей может быть больно, а им, как правило, первый раз больно всегда. Вследствие этого, первый акт не должен быть слишком длинный, и уж совсем излишне стараться трахнуть её со всей своей силы на полную длину члена. В последствие с каждым разом боли будет всё меньше и меньше, пока она совсем не исчезнет.
   Поэтому я сначала постарался доставить ей удовольствие, и только потом переходить непосредственно к теме нашего с ней уединения.
   Поставив её на четвереньки я вошёл в неё сзади.
  
   Танюша
  
   Вначале, когда он в меня входил, мне было больно, но затем вновь накатилась эйфория новых, доселе неизведанных ощущений. Мне была приятна одна мысль, что тот, кого я люблю и тот, кто любит меня, обладает мной.
  
   Наташа
  
   Я знала, что он в ванной делал с Танюшей, но моя ревность к ней была по-прежнему заблокирована. Хотя сама по себе эта мысль была мало приятной. По этому я постаралась выкинуть её из головы.
   У меня была другая головная боль. Олег, оставшись со мной наедине, стал просить вернуть наши прежние отношения. На это я ответила ему, что мы можем быть только друзьями, и от него зависит, останемся ли мы ими в дальнейшем. Наверное, дальше он стал бы объясняться мне в любви, но от этого меня избавило Пашкио появление.
   Олег напомнил мне ласкового телёнка ищущего свою маму, и несмотря на то, что рожки у него ещё не прорезались, лягается он прекрасно.
  
  
   Паша
  
   После завтрака Танюша с Ильёй уехали домой: у них ещё сегодня были дела. А я, с Наташей и Олегом, отправился на базу за покупками. Мы собирались в недельный поход.
   Вернувшись с базы, мы снова полезли под душ. Пока Наташа мылась, Олег подошел ко мне и сказал:
  -- Я знаю, что у меня с Наташей ничего не получится, но я хотел бы, чтобы в дальнейшем, когда я приведу в компанию свою девушку, ты не позволял себе её лапать.
   На это я всего лишь спросил, имеет ли он какие ни будь факты, подтверждающие его слова. Он ответил, что фактов у него пока нет. Тогда я так его послал, чтобы он ещё долго думал, когда в следующий раз захочет меня обвинить в подобном.
   Но больше всего меня разозлило то, что он посмел подумать о Наташе, как о женщине низко павшей, позволяющей себя лапать.
  
   Наташа
  
   Когда я вышла из душа, Паша попросил меня корректно выставить Олега за дверь, иначе он это сделает некорректно. Не знаю что произошло пока я мылась в душе, но Пашка был ужасно злым на Олега.
   Надо сказать что злым я видела его впервые. Не хотела бы я оказаться на месте того, кто его разозлит. Его злость была спокойной и холодной, а это пугало само по себе. А чувствуя и зная то, какой силой он обладает, его вообще не стоило бы никогда злить.
   Зная, что Пашка выполнит то, что пообещал, да и сама стремясь оказаться наедине с ним, я попросила Олега уехать.
  
   Пашка
  
   Стоило Олегу уйти, как мы оказались в объятиях друг друга.
  
   Наташа
  
   Сказать что я была на пике блаженства, это всё равно, что ничего не сказать. Он просто не давал мне прийти в себя. Одно следовало за другим. Он овладевал мной три раза, и каждый раз длился около сорока минут. А в промежутках он увлекал меня в ванную и там мое блаженство продолжалось. И только ближе к вечеру, после очередного полового акта, он прикорнул в моих объятьях. Если бы мне не надо было бы ехать домой, я бы не будила его никогда. Это было такое блаженство, когда он спал в моих объятьях, что прерывать его сон, казалось кощунством. Мне так не хотелось его будить, но я пошевелилась, и он проснулся.
   А проснувшись, проголодался. Он потащил меня на кухню, где быстренько соорудил ужин.
  
   Паша
  
   Потом мы сидели на балконе, и я спросил у Наташи, любит ли она меня. Она всего лишь отвела глаза. Тогда я посадил её себе на колени, и обняв поцеловал.
  -- У бога нельзя ничего просить, он может это дать. - Сказала она. - Ты то, что я много лет просила у бога, и он наконец дал мне тебя.
   И в это самый миг я понял, что мои чувства к Наташе далеко не однозначны. Я уже не мог определить кого из них двоих, Танюшу или Наташу, я люблю сильнее. Весь парадокс ситуации был в том, что я любил их обеих и любил сильно. Но самое страшное было сознание того, что рано или поздно, я должен буду кого-то из них выбрать.
  
   Наташа
  
   Я любила его, и он это знал, хотя я так и не посмела, открыто, признаться ему. Я вообще была для него, как открытая книга. Не знаю какой силой он обладал, но порой мне казалось, что у меня не может быть от него никаких секретов, и что он видит меня насквозь. Он был тем, что понять я просто не могла. Каждый момент с ним был непредсказуем и неповторим. Иногда я не могла отделаться от впечатления что он вообще не человек, а всё происходящее со мной всего лишь сказка. И тогда я боялась проснуться. Но он был рядом, и я купалась в его нежности и ласке. Я была безмерно счастлива и не хотела, чтобы это счастье когда-либо кончалось.
   После того как он сказал, что он любит нас обеих, я посмотрела в его глаза, и увидела тот самый момент, когда в них, что-то поменялось. Какая то неведомая сила зажглась внутри его глаз, и от её сияния мне стало не по себе.
  
   Паша
  
   Если тебе приходится выбирать, выбери лучшее.
   Но как сделать правильный выбор? Очень просто, смотри на то, как относится к тебе человек, слушай что он говорит, и что делает. И конечно анализируй и сравнивай. Но для этого мне нужно было время, и равные шансы для обеих девчонок. И тогда мне в голову пришла оригинальная идея. Суть её была в том, что рано или поздно должна была остаться одна. Та, которая была готова бороться за меня до конца.
   Я должен был убедить их, что буду полностью счастлив, лишь тогда, когда они обе будут принадлежать мне. Что моей любви и нежности с лихвой хватит на их двоих. Я знал, что это будет выглядеть безумно, но кто нормален в этом мире. Чего он стоит, если люди не умеют дарить друг другу любовь и нежность. Зачем жить если то, о чём ты мечтаешь, не осуществляется. В чём тогда смысл жизни, если не в том, чтобы сделать любимого человека счастливым.
   А если ты любишь двоих?! И обеих можешь сделать счастливыми.
   И они обе тебя любят. И ты будешь счастлив только с ними двумя.
   О чём тогда просить Бога, если не об этом. О том, чтобы быть с ними двумя вместе. Вместе жить, вместе быть счастливыми.
   И разве много я хочу от жизни.
   Всего лишь толику понимания от того человека, которого люблю...
   Но это лирика, а правду им знать было ещё рано.
  
   Наташа
  
   Его предложение было безумием.
   Но я заразилась им.
   Совершить то, что он задумал, простому человеку было бы не под силу, но в нём была та самая нечеловеческая энергия, которая заставляла меня верить ему. Даже не верить, а знать, что он свершит это вопреки всему и всем. И если его кто и остановит, то только сам Господь Бог.
   Я была счастлива рядом с ним без надежды на будущее, а он подарил мне её. Безумную, дикую, но такую захватывающую. Он был самим дьяволом, купившим мою душу, и в то же самое время он был ангелом, подарившим мне рай и вечное наслаждение.
   Его просто нельзя было не любить...
  
  
   Понедельник 21.06
  
   Наташа
  
   Сегодня ко мне домой приехал Олег. Я прекрасно понимала чего он хочет, но всем своим видом давала понять ему, что наши отношения чисто дружеские. А он, уже ничего не говоря, просто старался заглянуть в мои глаза, пытаясь разглядеть в них остатки былого тепла. А заглянув, видел что мои глаза абсолютно пусты для него.
   В то время когда мы сошлись с Олегом я дала прочитать ему мой дневник. Мною двигало подспудное желание показать ему мой внутренний мир. Дать понять ему, как я там одинока, и как мне не хватает в этом мире сильного и любящего человека. Но для Олега мой дневник оказался лишь занимательным чтивом. А мои переживания простыми словами на бумаге, поставленными по порядку. Он не стремился понять меня. Я была для него просто девчонкой, которая бегала за ним, и которой он пользовался.
   Нет, в его отношении не было цинизма как вы могли бы подумать, он просто не замечал меня. Я была для него чем-то само собой разумеющимся. Несколько раз он пытался расстаться со мной, но каждый раз мне удавалась вернуть его. И наши отношения продолжались. Он не задумывался над тем что однажды, я могу уйти от него. Он просто привык к моему присутствию и уже не допускал такой мысли. Моей ошибкой в наших с ним отношениях было то, что я возвращалась к нему, зная что абсолютно ненужна ему.
   И вот сейчас он, как никогда ранее, стремился вновь прочесть мой дневник чтобы понять, что же произошло на самом деле. Понять ту причину, определить ту силу, которая отняла меня у него. Но даже если бы он добрался до моего дневника, то и тогда его постигло бы горькое разочарование. Ибо с того самого момента, когда я оказалась в Пашкиных объятьях, не было больше сделано ни одной записи. Описать то, что со мной происходило я просто не могла. Как можно описать безграничное счастье и то, как ты утопаешь в нём. Какими словами можно передать всё то блаженство, которое я испытывала в Пашкиных объятьях. И как можно рассказать о том, с каким нетерпением я ждала нашей следующей встречи.
   Всего этого просто не было в моём дневнике, но несмотря на это, я всё равно не позволила Олегу сунуть в него свой нос. А на его предложение прочитать ему только то, что я сама сочту нужным, я ответила:
  -- Олег, я не буду всю жизнь читать тебе свой дневник.
   Ближе к вечеру я выставила его за дверь, пожелав ему сладких снов и побыстрее добраться до дома. Выставлять его за дверь было сродни неприятной, но необходимой работе, которую хочется побыстрее закончит и забыть.
  
   Вторник 22.06
  
   Наташа
  
   Вечером я приехала к Паше. Утром мы с компанией уходили в поход, и он настоял, чтобы я ночевала у него. Он был как всегда бесподобен. Я просто таяла в его объятиях. Принадлежать ему было истинным наслаждением.
   Не знаю что происходило со мной, но я просто расцветала рядом с ним. Мне безумно хотелось быть красивой для него. Я чувствовала что я живу, и я упивалась этим чувством.
  
   Паша
  
   Я сидел на балконе когда на него выпорхнуло прекрасное создание. Её волосы волнистым каскадом ложились на плечи. Изящную маленькую грудь прикрывала тонкая ночная рубашка, спускавшаяся до пола, а под ней были видны кружевные трусики.
   Более эротичного и сексуального зрелища мне видеть не доводилось. В ней была чистота, и невинность невесты первой брачной ночью. Она вся как будто светилась изнутри.
   Я усадил это небесное создание рядом с собой. Она посмотрела в мои глаза и склонила свою головку мне на плечо. И в этот самый миг я понял, что уже никогда не смогу предать её безграничное доверие ко мне, ибо нет большего счастья, чем сделать её самой счастливой женщиной на свете.
   Наш поцелуй длился почти вечность. Мои руки ласкали её, а губы шептали нежные слова. Прохладный ночной ветерок прогнал нас с балкона в комнату.
  
   Наташа
  
   Он подвёл меня к кровати и стал медленно раздевать. Его руки скользили вниз и вместе с ними, с меня соскальзывала ночная рубашка. Моё тело дрожало от возбуждения, а когда он прикасался к особенно чувствительным местам, моё дыхание сбивалось. Ночной воздух врывался в комнату и холодил моё разгорячённое тело.
  
   Паша
  
   Я уложил её на кровать, а сам, устроившись рядом, поцеловал её грудь. Она тихонько застонала. Мои губы теребили её сосок.
  
   Наташа
  
   Его поцелуи могли свести с ума. И он это знал. Когда же он раздвинув мои ноги, поцеловал меня в половые губы, я просто утонула в море блаженства. Он ласкал своим языком мой клитор, и я кричала от наслаждения. Затем я почувствовала его горячие дыхание, и наши губы слились в поцелуе. И среди этого блаженства я почувствовала как он входит в меня.
   Это было похоже на прилив. Меня подхватила громадная волна блаженства и унесла в заоблачные дали, где не было ничего, кроме его любви и бесконечного наслаждения.
   Затем мы лежали рядом, и я была счастлива от того, что мы вместе. А потом я уснула в его объятиях и проснулась лишь от его поцелуев
  
  
  
   Среда 23.06
  
   Паша
  
   Я разбудил её утром своими поцелуями, и нет пожалуй на свете способа будить женщину лучше этого.
  
   Наташа
  
   Когда ты ещё не до конца проснулась, когда ты полна переживаниями прошлого вечера и ещё не отошла от сладостной дремоты, полных счастья снов, и тобой вновь овладевают...
   Это похоже на сказку. Но самое приятное в этой сказке то, что она реальна.
  
   Паша
  
   Когда мы уже отдыхали, позвонил Олег. Он очень рвался с нами в поход и даже поругался на работе, чтоб только его отпустили. Но я шёл капитаном отряда и решение брать его или нет зависело только от меня.
   Зная, что в походе Олег будет допекать Наташу своими просьбами вернуться к нему, вечно стремиться уединиться с ней, чтобы ещё раз поговорить по душам, я не хотел его брать. Ещё вечером я поинтересовался у Наташи, хочет ли она видеть Олега в походе, и получил однозначный ответ.
   И вот сейчас, разговаривая с ним я ставил его перед фактом, что я не беру его в поход.
  -- Но пойми, Пашка, это очень важно для меня.
  -- Почему?
  -- Это касается моей личной жизни.
  -- Извини, Олег. Ты стал создавать проблемы окружающим. Тебе раньше надо было разбираться со своей личной жизнью, а поскольку у тебя уже были проблемы с субординацией в походе, я не хочу тебя брать. Мы идём на неделю, и я хочу чтобы ребята отдохнули, а не решали твои проблемы.
   От разговора с Олегом меня оторвал звонок в дверь. Утром должны были приехать Татьяна с Ильёй, но я ждал их ещё через час. Наташа быстро юркнула в ванную, а я пошёл открывать.
  
   Танюша
  
   Я приехала пораньше, чтобы побыть с Пашей наедине до похода, заранее зная, что в походе ему, как командиру уединится со мной будет сложно. Однако присутствие Наташи обескуражило меня и спутало мои планы.
  
   Паша
  
   Танюшу я встретил теплом и лаской, но было видно, как присутствие Наташи сковывает её. К сожалению, Танюша была ещё не готова к тому, чтобы узнать существующее положение вещей. Но думаю она уже о чём-то догадывалась, хотя и не показывала вида. Она знала, что даже малейшая сцена ревности разрушит наши непрочные отношения и поэтому старалась развить их. А я знал, что чем больше наши отношения развиваются, тем больше я узнаю её и тем больше шансов у меня сделать правильный выбор.
   Снова позвонил Олег и попробовал уговорить меня взять его в поход. Я отказал ему.
  
  
   Размышления и анализ
  
   Паша
  
   На мой взгляд Олегом двигало несколько основных мотиваций.
   Первый его мотив был, бесспорно, гормональный. Здоровый, двадцатичетырёхлетний мужик нуждается в здоровом сексе в среднем два, три раза в неделю. А поскольку у Олега другой альтернативы кроме Наташи не было, а познакомится с девушкой для него была большая проблема. То из этого следовало его желание вернуть её.
   Второй мотив был чисто психологическим. Человек эгоистичный по своей натуре, он не привык терять что-либо. При том, что он абсолютно не берёг Наташу, он совершенно не допускал мысли о том, что она может уйти от него. Она была его вещью. И по этому, когда она от него ушла, он стал прилагать неимоверные усилия к её возвращению.
   Но самое парадоксальное, что он готов был винить в случившемся всех, кроме себя. И ко всем, кто на данный момент относились к Наташе лучше, чем он, и кому она отвечала столь же хорошим отношением, он её ревновал.
   Стремясь её вернуть, он вместо того что бы окружить её ещё большей заботой и лаской, стремился вызвать у неё жалость к себе, и в то же время заявить на неё свои права. Он пытался встать между ней и её новыми друзьями, в результате чего Наташе приходилось ставить его на место. А это само по себе портило отношения между ними. Он видел, что отношения портятся, и не мог сопоставить это со своими же действиями, и ещё больше прилагал усилия в прежнем направлении.
  
   Наташа
  
   Самое обидное было в том, что Олег не собирался меняться. И даже если бы я вернулась к нему, через некоторое время вернулось бы и его отношение ко мне. А я не хотела этого.
   Пашка перевернул моё представление о мире и мужчинах. Да я сознавала, что и он не идеален, но он каким-то неведомым образом заставлял свои недостатки быть его достоинствами. Он не только очаровывал своей силой, но и заставлял поверить в себя. Рядом с ним всё казалось просто и элементарно.
   Его внутренний мир был бесконечным вихрем безумств, искрящимся потоком счастья, изливающимся на тех, кто был рядом с ним. И это мир был полон жизни и энергии. Он завораживал и очаровывал, и уже сама жизнь без него как то тускнела.
   Оставаться прежним, в этом потоке жизни, было просто немыслимо. Изменения происходили сами собой. И если раньше меня постоянно пытали страхи остаться одной, сейчас они отступили на задворки моего сознания. Я с каждым днём становилась увереннее в себе: в том что я красива, молода и желанна. Я начинала понимать, что значит быть женщиной.
   Пашка очень много давал мне, рассказывая об отношениях между мужчиной и женщиной. Вырабатывая у меня правильное восприятие к тем или иным вещам. Он учил меня смотреть на то, как относится ко мне человек, что он говорит и как это проявляется в мелочах. Он просто позволял мне, быть рядом с ним женщиной.
   Когда я сказала маме, что я не рассчитываю на Олега, как на свою партию, она всего лишь пожала плечами и спросила, а кто ещё идёт в поход. Услышав в ответ, что там будут ещё двое: Паша и Илья, она посоветовала пококетничать с Ильёй. На счёт Олега она не питала иллюзий и понимала, что он на самом деле из себя представляет, поэтому не высказала никаких сожалений по поводу нашего с ним расставания.
  
   Глава 4
  
   Воскресенье 27.06
  
   Паша
  
   Из похода обе девчонки поехали ко мне помыться. Загнав их обеих в ванную, где они очень хорошо устроились, я пошёл приготовить поесть всем нам.
  
  
   Наташа
  
   За поход, мы с Танюшей, попытались стать подругами. Не знаю, о чём она догадывалась, а о чём нет, но наши отношения с Пашей, к концу похода, не заметил бы только слепой. А назвать их дружескими, было просто нельзя. Он целовал меня, нисколько не заботясь о том, что она видит это. И это при том, что она даже не представляла себе насколько запутана вся ситуация в целом. Я не видела её слёз, не слышала её упрёков, она принимала всё происходящее как должное. И это поражало и меня, и Пашу.
   А после того, что он вытворил предпоследней ночью, я вообще стала восхищаться ею. Как у неё хватило самообладания после всего этого не изменить отношение ни ко мне, ни к Пашке. Или она на самом деле не поняла, что произошло той ночью. Если да, то Пашка виртуоз, каких свет не видывал.
  
  
   Паша
  
   Той ночью мы легли как обычно. Справа от меня устроилась Наташа, а с лева Танюша. Сначала я стал тихонечко целовать и ласкать Наташу. Я здорово её завёл, и когда мой палец, раздвинув половые губы, вошёл ей во влагалище, она еле сдержалась чтобы не застонать. Тогда я оставил её и повернулся к Танюше. На мои ласки она сначала ответила лёгким сопротивлением, а затем постепенно сдалась. Я снял с неё трусики и вошёл в неё. Она изогнулась от возбуждения и тихо застонала. Но этого мне было мало, и моя рука скользнула между Наташиных ног.
   Когда я кончил, мы немного полежали, а затем Танюша, поцеловав меня, отправилась купаться на реку. Ночью в палатке было тепло, а наши разгорячённые тела ещё подняли температуру. Но как только Танюша ушла, я тут же овладел Наташей. Она, ещё не успевшая остыть от возбуждения, приняла меня с нежностью и лаской. И к тому времени, когда вернулась Танюша, мы уже отдыхали, впрочем, не долго. Мы тоже отправились купаться на реку.
   И там Наташа сказала мне:
  -- Больше так не делай. Если занимаешься одной, то ей и занимайся.
   Это было сказано с такой любовью, что противоречить ей было не возможно. После этого мы вернулись в палатку, и легли спать. Танюша устроилась слева, а Наташа, справа от меня. Они обе нежно обняли меня, и положив головы мне на плечи, уснули.
  
   Наташа
  
   Но несмотря ни на что, наша с ней дружба росла. И поэтому мы устроившись в ванной, весело болтали. Мы наверное просидели в ней около часа, когда пришёл Паша.
  
   Паша
  
   Я вошёл, сел на край ванной, и взяв мочалку, начал мыть Танюшу. Я видел, что она получает огромное удовольствие, но присутствие Наташи несколько сковывает её. Наташа, наоборот расслабилась когда я её мыл, и получала удовольствие.
  
   Наташа
  
   Пашка мыл нас как заботливый отец своё чадо, и это само по себе было несравненным удовольствием. И когда он забрался в ванную, и взяв душ, стал споласкивать нас, я почувствовала возбуждение. Он ласкал и целовал меня на глазах у Танюши, а потом проделывал то же самое и с ней. Он хотел нас обеих и сразу, я чувствовала это, но ни одна из на не была готова к этому. И когда он усадил Танюшу у меня между ног, я встретилась с ним взглядом, и покачала головой, давая ему понять, что не хочу этого. Он понял и не стал продолжать. Сполоснувшись под холодным душем, он ушёл в комнату.
   Чуть позже он заглянул в ванную и сказал, что звонила моя мама и просила позвонить ей сразу, как только я выйду из ванной. Разговор с ней не предвещал ничего хорошего.
  
   Паша
  
   Когда девчонки привели себя в порядок после ванной, я накрыл им стол на балконе. Наташа пришла к столу немного грустная после разговора с матерью. Но я подал им прямо со сковородки драники и они забыли обо всём. Когда они поели и Танюша пошла мыть посуду, я сел рядом с Наташей.
  -- Я поеду с тобой, и мы вместе поговорим с твоей мамой. - Сказал я.
  -- Спасибо. - Поблагодарила она меня, прижавшись к моему плечу.
   Я знал, что разговор с её мамой неизбежен, и рано или поздно он состоится. Но именно сейчас Наташе нужна была моя помощь, а данная ситуация была не лучше и не хуже других.
  
   Наташа
  
   Не знаю, каким представляла его моя мама, но с первой же минуты она поняла, что он ей не нравится. Её попытка вежливо выставить его за дверь и устроить мне моральный Бухенвальд, Пашкой была просто проигнорирована. Его вежливая бесцеремонность, была просто неподражаема. И я поспешила спрятаться за его спиной. Его даже не трогали заявления моей мамы о том, что она хотела бы поговорить со своей дочерью наедине. И я поспешила сказать ей, что если она не изменит своей политики, мы просто уедем.
  -- И ты уедешь без моего разрешения?
  -- Мама, я уже взрослая и сама могу принимать решения как мне жить дальше.
   Тогда мама использовала свой коронный номер: просто обиделась и ушла в комнату.
   Да, Пашка был не Олег, которым она могла крутить, как ей вздумается. В нём была не преклонная сила, с которой приходилось считаться. В её понимании он был плохим зятем, потому что тогда она теряла надо мной контроль, а этого ей делать не хотелось. Не имея возможности обустроить свою судьбу, она рвалась обустраивать мою, но по своему пониманию. Она, конечно хотела чтобы я была счастлива, но беда была в том, что её понятие счастья резко отличалось от моего. Она не понимала, что не сможет оберегать меня всю жизнь. Что у меня могут быть свои интересы, и что, в конце концов, некоторые вещи я должна понять сама. Она пыталась уберечь меня от горечи быть брошенной, но вместе с тем она лишала меня счастья принадлежать любимому человеку.
   Но я выбрала свой путь и не намеривалась с него сворачивать. Это был мой шанс стать счастливой, пусть это счастье было не таким, как его представляют все. Пусть. Пусть то, что я делала было безумием, но я была счастлива и не собиралась от этого отказываться.
   Кто мог поручиться за то, что это не последний шанс? Кто когда-либо относился ко мне столь нежно и заботился обо мне так, как это делал Паша? Кто, хотя бы на миг попробовал дать мне почувствовать себя женщиной: желанной, любимой?
   Олег?...
   Да, то что предлагал Пашка, было безумием, но рядом с ним я была счастлива, и ни за что не отказалась бы от этого счастья.
   Не знаю, поняла ли мама или просто смирилась, поняв, что ничего изменить не может, но она отпустила нас.
  
   Пашка
  
   Когда мы добирались ко мне домой я почувствовал, что Наташу что-то беспокоит. Но на мой вопрос она не смогла ответить о причине своего беспокойства. Зато я её понял достаточно ясно.
  -- Тебя беспокоит то, что это может быть всё игрой? Ведь твоя мама поняла, что я теперь твой парень. А на самом деле всё несколько иначе.
  -- Пожалуй. - Ответила она, прислушиваясь к своим внутренним ощущениям.
  -- Ну так вот, всё это серьёзно. Такими вещами не играют. Я люблю тебя и хочу быть с тобою рядом. Может быть то счастье, которое я тебе предлагаю слишком безумно, но такой уж я человек. Я люблю вас обеих, и обеих постараюсь сделать счастливыми.
   Я понимал как было тяжело Наташе, но делать окончательный выбор всё равно не спешил. Ещё было не время раскрывать мои карты.
  
   Наташа
  
   Он не только правильно определил мои страхи, но и смог их рассеять. Я не знаю, почему я поверила ему, наверное я сердцем чувствовала, что он любит меня, а значит сделает всё чтобы мы были вместе. А всё остальное не имело никакого значения. Ради счастья быть рядом с ним, я была готова делить его с Татьяной. И если только мы обе, могли сделать его счастливым, разве могла я противится этому. Его счастье было моим счастьем и я, это прекрасно осознавала.
   После того как мы поговорили, мои страхи сменило чувство ответственности, перед ним и перед Татьяной. Я поняла, что мне потребуются все мои силы, чтобы оправдать его надежды, любовь и нежность. Но разве не стоили эти усилия того, чтобы быть счастливой?! Чтобы сделать счастливым того, кого я уже любила больше жизни?!
  
   Размышления и анализ
  
   Паша
  
   В походе у меня состоялся интересный разговор с Ильёй. Мне надо было на всякий случай обкатать мою идею с двумя жёнами, а лучшего критика я вряд ли бы нашёл. Да и на тот случай если бы мой выбор пал не на Танюшу, тоже следовало его подготовить.
   Для начала я всё ему рассказал. А потом он высказал мне свои соображения.
  
   Илья
  
  -- Ты знаешь Пашка, как мужик я тебя понимаю, но как Танюшиному брату мне за неё обидно. Она ждала тебя столько лет, а тут ты её снова обламываешь.
  -- И ты веришь в эту сказку? Илья она не ждала меня, просто у неё не было альтернативы. Если бы ей подвернулся хоть кто-нибудь мало-мальски подходящий, она давно была бы уже замужем. Пойми, шансов на то, что я разойдусь с Машкой, было чересчур мало. Это она сейчас говорит, что ждала меня. И кстати искренне хочет верить что это именно так, потому что это придаёт её чувствам солидный вес. Ты почитай начало дневника: эта моя мысль. А уж она её подхватила только после того, как я сам её спросил об этом. Ты думаешь я ожидал услышать от неё что ни будь другое?
  -- Так ты считаешь, что она тебя не любит?
  -- Вовсе нет. Просто я реально смотрю на вещи.
  -- Хорошо, допустим ты прав. Но я думаю, что она не подпишется на твой проект. Она просто не захочет делить тебя ни с кем.
  -- Это уже более философский вопрос. Я ведь живу не для того чтобы кому-нибудь принадлежать. Мне всего то от жизни надо - быть счастливым. Ну а если мне для полного счастья надо любить двоих, и чтобы они меня любили.
  -- Ну и заведи себе любовницу.
  -- Нет, мне надо чтобы у них были равные права, и мы жили, вместе.
  -- А ты не считаешь, что такая семья долго непросуществует. Люди вдвоем ужиться не могут, а тут вас будет трое.
  -- В той семье, которую я хочу построить, будут те же проблемы, что в любой другой. Но в некотором смысле должно быть и намного легче. От девчонок будет требоваться полная отдача. Каждая из них будет знать, что та, которую перестанет устраивать существующее положение, будет вынуждена уйти. А я останусь с той, которая окажется самой лучшей. Значит я в любом случае выигрываю.
  -- И как ты думаешь, на ком будет базироваться вся семья. Кто будет основой?
  -- Несомненно я. К самому себе я предъявляю намного более жесткие требования. Мне придется уделять равноценное внимание им обеим. Малейшая лень или эгоизм с моей стороны, разрушат всю семью.
  -- А какие требования ты предъявляешь им?
  -- От них требуется только одно: любить меня и стремится сделать меня счастливым. Если любовь ко мне истинна, то они сами не позволят своему эгоизму разрушить наши отношения. Ведь они будут знать, что это причинит мне боль.
  -- Есть ещё вопрос воспитания.
  -- Ты хочешь сказать стереотипы? Да, но если они действительно будут счастливы, будут чувствовать мою любовь, эти стереотипы будут не властны над ними.
   Люди прячутся за стереотипы только лишь для того, чтобы им было удобнее жить. Стереотипы - это своего рода разграничение территории и собственности, своеобразный кодекс жизни. Из него они знают, на что они имеют права, а на что нет. Но заметь, с течением жизни люди сильные подгоняют их под себя, а слабые сами подстраиваются под них. Вспомни слова из песни Макаревича: " Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас."
  -- А как общественное мнение? Или он тебя тоже не особо беспокоит?
  -- Обществу глубоко и искренне наплевать на то, как я живу. У меня, в свою очередь, если я счастлив, такое же отношение к самому обществу. Родители тоже не проблема. Они хотят счастья своему ребёнку, а если он счастлив, пусть столь необычным образом, то чего им ещё желать. Конечно, найдутся те, кто во всё горло начнут осуждать нас. Но ты приглядись к ним получше. Да это же те, кто хотел бы сделать подобное, но боится. Ты знаешь, что самые нравоучительные проповеди я слышал именно от тех, у кого мораль как у шлюхи.
  -- А ты не допускаешь, что в подобной ситуации, Танюха, не будет счастлива. Что её понятие счастья может резко противоречить с твоим.
  -- Да, возможно. Но давай посмотрим на ситуацию иначе. Буду ли я счастлив в Танюшином понимании счастья? Нет! Я знаю чего я хочу, и знаю что только так смогу быть счастлив. Чего хочет Татьяна? Если любви, то ею она обделена не будет. А если ей просто нужны права на меня, типа: ты мой муж и поэтому не будешь что-либо делать, потому что ты же не хочешь огорчить свою любимую женушку. То с подобным я уже встречался и повторять историю не намерен.
  
  
  
  
   Не стоит прогибаться под из-менчивый мир....
  
   Pol Neman.
  
  
   Часть вторая.
  
  
  
   Я не горю желанием
   Лезть в чужой монастырь.
   Я видел эту жизнь без прикрас.
   Не стоит прогибаться
   Под изменчивый мир,
   Однажды он прогнётся под нас...
  
   А. Макаревичь.
  
  
   Глава 5
  
   Четверг 1.07
  
   Наташа
  
   Я уже неделю живу у Паши. Заезжаю домой только для того чтобы прихватить клубнику для Пашеньки, и сказать маме что со мной всё в порядке.
   Я счастлива. Я безумно счастлива. Быть, почти постоянно, рядом с тем кого любишь, и кто любит тебя, разве не об этом я мечтала всю свою сознательную жизнь. А вот голос у меня теперь сиплый. Не знаю, как можно вынести то, что делает со мной Пашка, молча. Я же кричу во всё горло, вот мои голосовые связки и не выдерживают. Правда всё равно придётся что ни будь придумывать, соседи уже чуть полицию не вызвали. Думали кого-то режут. Да и совсем лишится голоса, тоже не хотелось бы. Не знаю, в эти моменты я просто не могу сдерживаться.
   А вчера вечером, когда мы лежали с Пашенькой в ванной, он рассказал мне много интересного. Я поражаюсь ему. Люди для него, всё равно что открытая книга. Он как будто видит их насквозь, чувствует их мысли, знает мотивы их поступков. Наверное если бы я его не любила, я боялась бы его.
   Он, в буквальном смысле этого слова, разобрал всех своих друзей, по винтикам. Разложил их передо мной по полочкам, и снабдил ярлычками каждую их часть. Затем он проделал тоже самое и с Танюшей, а под конец и со мной. То что я для него открытая книга, это я уже знала, но что настолько... Даже не подозревала.
   Но я счастлива рядом с ним. Потому что я люблю его, и он любит меня. Я буквально тону в его любви и нежности. А его забота обо мне, окружает меня как воздух. Я постоянно чувствую его присутствие, даже если его нет рядом.
  
   Паша
  
   Раньше я закрывал глаза на правду, в извечном стремлении человека к самообману. Как приятно бывало иногда развести лирику вокруг себя. Женщины тогда казались неимоверными, а окружающие тебя доброжелатели, альтруистами. Но проходило время, и горькая правда била тебя лицом об стол. И излечивала от этой вредной привычки.
   Но, я по-прежнему верю людям. Только теперь я не обманываюсь по поводу мотивов их поступков. Я верю в чувства, высокие и светлые. Я верю в лучшее, что есть в человеке, но не закрываю глаза и на его плохие стороны.
   Однажды я обманул себя. Видя, что представляет из себя человек, я закрыл на правду глаза. И прожил так четыре года. С головой в заднице. Периодически такая жизнь мне надоедала, и мы расставались. Чтобы потом снова сойтись.
   Почему?
   Да всё потому же... Когда у тебя есть ребёнок, умный, красивый. А твоя голова не до конца вынута из задницы, а лишь слегка. Ты вновь начинаешь себя обманывать. Во имя ребёнка. Во имя семьи. И... ничего не меняется. Женщина, с которой ты живешь, по-прежнему остаётся сандальной стервой.
   А жизнь то проходит.
   И вот однажды, ты, проснувшись утром, понимаешь, что дальше так жить не можешь. И рушишь весь свой уклад жизни. Вынимаешь голову из задницы. Начинаешь реально смотреть на вещи. И с тех пор, ты навсегда теряешь желание к самообману.
   Но остаётся желание любить и быть любимым. Неимоверная жажда счастья. И тогда ты начинаешь искать того, кого гложут эти же желания. Но ищешь уже с открытыми глазами. И если ты находишь душу чистую и светлую...
   А если ты находишь их две? Что тогда?...
   А тогда, неизбежно, приходится выбирать.
   Но кого же выбрать? Они обе тебя любят, обе хотят сделать тебя счастливым, и обе не хотят делить тебя ни с кем.
  
  
  
  
   Пятница 2,07
  
   Наташа
  
   Ещё вчера вечером Паша предупредил меня, о том что сегодня придёт Татьяна и он ей всё расскажет. Он высказал свои предположения по поводу её реакции и спросил моё мнение. Я предположила, что Татьяна решится на его безумный проект. По крайней мере, я была к этому морально готова.
  
   Паша
  
   Я пригласил Танюшу на вечер пятницы. Дальнейшее развитие ситуации требовало того, чтобы она знала полную картину происходящего. Свой выбор я уже сделал, но я обязан был дать ей последний шанс.
   Придя ко мне, она была обескуражена присутствием Наташи, но умело скрыла это. Мы устроились на балконе и я рассказал ей всё по порядку. Она обозвала меня жестоким эгоистом и встав ушла.
  -- Может всё-таки останешься? - Без особого энтузиазма спросила Наташа Таню, когда та уже была в дверях. На что она пожелала нам счастья и ушла.
   Я предполагал такую реакцию и был к ней готов, но всё равно было неприятно.
  
   Наташа
  
   Меня удивила та лёгкость, с какой Танюша отказалась от Паши. Хотя в ней я увидела себя лет семь назад. Гордую, непримиримую и глупую.
  
   Паша
  
   Вечером Танюша позвонила. Она хотела услышать, почему я с ней так поступил. Почему я выбрал другую, а не её. Ведь она меня так любила.
   Я выдал полую выкладку своего анализа.
   Во первых: почему если она ждала меня столько лет, она, когда ей представился шанс, продолжала держаться отстранёно. Я не видел что нужен ей, скорее было похоже на то, что она сама не знает нужны ли ей вообще наши отношения.
   Во вторых: когда я звал её приехать ко мне в гости с ночёвкой, она всегда отговаривалась усталостью и ранним подъемом на работу. Утешала она меня тем, что в выходные она обязательно приедет...вместе с братом. "Вот и увидимся, когда компания соберётся." Мне конечно компания не помеха, но не до такой же степени.
   В отличии от Танюши, у Наташеньки проблем с приездом ко мне не было. Хотя не работу приходилось вставать даже раньше чем дома. А если учесть тот факт, что Татьяну отпускали ко мне без вопросов, то Наташе приходилось идти наперекор своей маме.
   В третьих: у Танюши был создан прообраз мужа. Это выражалось в мелочах, но достаточно заметно. А Наташа принимала меня таким, какой я есть на самом деле.
   Образ мужа вещь хорошая, но не тогда когда тебя подгоняют под неё.
   В четвёртых: было ещё много мелочей в её характере, которые меня не устраивали. Таких как гордость и упрямство.
   Не знаю, что из сказанного мной дошло до неё, но возразить ей было особо нечего. А когда я сказал ей, что она сама сдалась.
  -- Я что должна была остаться и устроит тебе скандал? Или выгнать Наташу? - Спросила она.
  -- Нет. Ты должна была бороться за меня до конца. Даже тогда, когда уже не было бы ни какой надежды. Ты очень легко отказалась от меня. Твоя гордость была тебе дороже.
   Жизнь сложная штука. И как я могу быть уверен в тебе, если сейчас ты с такой лёгкостью отказываешься от борьбы. Каждый в семье должен бороться за своего любимого, каждый день и час, потому что семью можно разрушить только изнутри.
  
  
   Суббота 3,07
  
   Наташа
  
   Я была счастлива. Мои мечты сбывались одна за другой. Я всегда немного завидовала стервам, считая что уж они по жизни всегда устроятся. Теперь я в этом сомневаюсь. Настоящие мужчины, как оказалось ценят в женщинах мягкость, нежность и хозяйственность. Так что девчонки, не думайте что удержите рядом с собой хорошего мужика если будите устраивать ему сцены, даже без свидетелей.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 4.14*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"