Neman Pol: другие произведения.

Я и мои женщины

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Своего рода предыстория рассказа: "И это всё, что связывает нас..."


   Я и Илона
  
   Я тогда учился в третьем классе. Илона была красивой девчонкой из крайне неблагополучной семьи. Мои мечты сводились к желанию её поцеловать. На большее, тогда ни фантазии, ни знаний не хватало. Мы жили в частном секторе. Это не тот сектор, где стоят респектабельные дома, а тот, где куча развалюх, а дворы разделены стенами сараев. Наши забавы, лазанье по крышам и катание на велосипедах. Ребятни мало и все разновозрастные. Всех друзей две штуки, врагов, тоже два. Так и жили. Девчонок во дворах было одна на пятеро парней. Лимит жёстче некуда. Школа, в которую я попал в тот год, была бандитской. Её только отремонтировали, и поэтому туда со всех школ сбросили всех двоечников и раздолбаев. Учительский состав был укомплектован из молоденьких, только что окончивших училище, учителей и тех, кто не пришёлся ко двору в других школах. В общем, гадюшник от подвала до чердака. От директора, до последнего двоечника.
   Я не был ни задирой ни таким уж двоечником. Просто школа оказалась в двух шагах от дома, вот родители и перевели меня сюда.
   Мои отношения с Илоной не развивались ни как. Ненароком высказал, что она мне нравиться, и то не ей, а кому-то другому. Это дошло до неё, и её подружки решили помочь, толи ей, толи мне. Нас даже заперли в маленьком детском домике, был такой в одном из дворов, что бы мы могли поцеловаться. Но две лишние свидетельницы, смутили меня до корней волос и я не решился.
   Школа просуществовала год, и в буквальном смысле развалилась. Потолки осели. Ещё год в качестве второй смены. А потом все ребята разбежались по другим школам. Но Илона жила в тех же дворах что и я, так что иногда мы пересекались, хотя и учились уже не вместе.
   Кажется, когда я был уже, толи в седьмом, толи в восьмом классе и произошла эта история. Был у меня один дворовый друг, Сергей. Внешне, да и по характеру очень похожий на Карлсона. И была во дворах компания, в которой тусовались наши с ним бывшие, а ныне уже доросшие до простых, нейтральных отношений, враги. В этой компании тусовалась и Илона, вместе с ещё парой девчонок. Не знаю точно, что они поделили с Серёгой, но я застал только финальный момент. Они прижали его ушами к стене дома, и даже не избили, а просто припугнули. Всё бы ничего, но Серёга был злопамятным как кот, а его мама, растящая сына без мужа, души не чаяла в своём сыне. В итоге в милицию было подано заявление о нападении. Надо понимать, вся дворовая компания и так уже была на заметке местного участкового, и ещё одно заявление могло плохо для них закончиться. Времена были ещё советские, так что, если помните, милиция была грозной силой, могущей испортить вам всю жизнь. Я в данном деле мог фигурировать как свидетель, вот только гнать лажу на ребят, я не захотел, о чём открыто и сказал Серёге. Это его обидело до глубины души. Впрочем, для меня, эта была не великая потеря. Я просто не хотел врать, и даже его матери рассказал, всё как было на самом деле. Надо думать, Серёга рассказал ей всё иначе, судя потому, что она мне не поверила и после этого запретила ему водить меня к себе домой. Обозвала меня предателем и ещё как то не очень хорошо. Ребята из компании все были на стрёме, тем более что Серёга, открыто, похвалялся пред ними, что скоро прижмёт их всех к ногтю и призовёт к ответу. Я, по старому знакомству, рассказывал ребятам, как на самом деле обстоять дела. Мне даже удалось убедить и их, и Серёгу, что меня самого могут привлечь как соучастника. Надо думать, в то время у меня были весьма туманные представления о законах, как и у всех остальных. В любом случае, заявление было отозвано. Сейчас я думаю, что просто потому, что я, как свидетель, прикрыл бы всё разбирательство медным тазом, а то бы ещё и повернул всё дело против самого Серёги. Как бы там ни было, но я свою роль в этом деле сыграл, и ребята из компании были мне благодарны. Благодарны даже настолько, что приняли меня к себе. Не то, что бы мне это было очень нужно, но на тот момент дружить было особо не с кем, и я затесался в их компанию. Надо отметить, что позже, сам Серёга тоже оказался в их компании, отчасти благодаря той же причине и мне. Не все ребята в компании меня приняли на ура. В основном это были те, кто реально мог пострадать от этого дела, и с кем и раньше у меня были не самые гадкие отношения. Одна девчонка меня на дух не переносила и даже этого не скрывала, но к счастью она составляла меньшинство, и её мнение не учитывали. Вообще компания не имела чёткого центра, скорее складывалась на паре общих интересов, это карты и выпивка. Ещё один парень играл на гитаре, и это тоже слегка разбавляло атмосферу. Выпивка меня не интересовала совсем, а вот в карты, благодаря своему старшему брату, я играть любил. До вечера мы играли в карты, а когда вечером ребята шли за выпивкой, я отваливал. Я не курил, как практически все в компании, и вообще сильно от них отличался. Как алмаз в дерьме. Вот тогда Илона снова обратила на меня своё внимание. Уже тогда я отличался уважительным отношением к девушкам.
   В тот день, мне надо было ехать к бабушке с дедушкой, а жили они на другом конце города. Родителей дома не было, но часа через два, они пришли бы с работы. Я уже собирался уходить, когда в гости пришла Илона. Надо отметить, что я мало кого из дворовых зазывал, или вообще пускал к себе в гости, но к Илоне у меня были пусть и остаточные, но тёплые чувства. Я отложил поездку, и мы посидели, попили чаю, поиграли в карты. А время меня всё поджимало. В конце концов, я уже открыто стал выпроваживать Илону. Помню, как она встала оперевшись спиной о торец открытой двери и сказала:
   - Не выпроводишь же ты меня силой?
   Всё это выло сказано игриво и немного вызывающе. Она просто ждала, что бы я слегка распустил руки. Одета она была не как обычно, а довольно красиво и, можно сказать, даже нарядно. Юбка хоть и не была совсем мини, но была намного выше колен. Догадаться, чего ради она, и так нарядилась и зашла ко мне в гости, было не сложно, даже для того, моего возраста, но о ней уже шла дурная молва по дворам. А частный сектор, это место где любые сплетни распространяются со скоростью лестного пожара. Скажем так, как бы я её не хотел, её слава гулёны давно потерявшей невинность, отпугивала меня от неё, лучше проказы. А ведь ей было всего ничего, около четырнадцати лет, да и я был её, всего на год старше.
   Кажется, тогда я выставил её за дверь намного проще, сказав, что сейчас должны прийти мои родители. Это был для неё облом по всем фронтам. Даже не удалось под видом сопротивления поиграться со мной, и превратить всё это в небольшую, любовную схватку.
   Больше таких попыток она не делала. Но была ещё одна встреча, наполненная чувствами и немного откровенностью. Это произошло несколько позже. Мы столкнулись на остановке. Поговорили, почему-то вспомнили тот раз, когда она пришла ко мне.
   - Знаешь, я ведь тогда хотела сказать, что люблю тебя - сказала Илона, почти в завершение разговора.
   Честно не помню, что я тогда ей ответил, но позже, я ушёл из этой компании. Не из-за неё, просто мне стало с ними не интересно. А с Илоной наши отношения так и не сложились. Точно могу сказать, что дурная слава о ней, правдивая, или нет, я не выяснял, сыграла решающую роль.
  
   Я и Арина
  
   Мы учились в седьмом, или восьмом классе. Она была не самой первой красавицей, а я был особнячком. Помню, что она не привлекала моего внимания и уж того не являлась предметом моих эротических фантазий. Она сама мне позвонила. Знаете такой детский разговор в объяснение в любви, в стиле, я хочу тебе сказать нечто важное, но не скажу что. Разговор длинной в час, ровным счётом ни о чём, но в итоге, мне удалось, в буквальном смысле выжать из неё признание. После этого, я всё опошлил. Не в тот же разговор, а перезвонил ей, и предложил ей приехать ко мне, принять ванну со всеми вытекающими последствиями. Последнее было сказано скорее намёками, чем прямо, но её это обидело. Сейчас я её понимаю, тогда она мне была не нужна, и я просто дурачился, и частично считал, что проще оттолкнуть сразу, чем просто обманывать. Неделю она смотрела на меня испепеляющим взглядом. Только богу и подушке известно, сколько слез, она проливала ночью, но через неделю её взгляд оттаял и потеплел. Я ещё долго ловил его на себе, хотя оставался равнодушен к её чувствам.
   Но, странно, как-то раз она забыла свой калькулятор в классе. Он был хорошим, а главное, в такой книжечке. Я его откровенно спёр. У меня с детства была лёгкая форма клептомании. Её лечили ремнём и это её нисколько не вылечило, просто я перестал попадаться. С возрастом я от неё избавился, а тогда от неё страдали все мои друзья. Но вернёмся к калькулятору. Ясное дело, что я его не вернул. Самое удивительное в другом. Я постоянно таскал его с собой. Даже немного переделал книжечку, так что бы там можно было держать деньги, а позже, когда калькулятор вообще вышел из строя, превратил её в блокнот-кошелек. Вы удивитесь, но, несмотря на то, что калькулятор уже давно безвременно почил в мусорном баке, блокнот я всё ещё храню в своих личных вещах, хотя и давно им уже не пользуюсь. Такое ощущение, что с её вещью, мне передалась часть её любви. У меня нет ни одной вещи так долго и так хорошо служившей мне, тем более из такого далёкого прошлого.
  
   Я и Елена
  
   Мне было восемнадцать лет. Молодой парень, мечтающий о том, что бы в него влюбилась красивая девушка. Секс? И да и нет, в то время я ещё был идеалистом и девственником, так что больше думал о чувствах, чем о плотских утехах. В то лето я гостил у своей тёти. Дом в частном секторе. Мы вдвоём с двоюродным брательником, два раздолбая, он на два года меня младше. Ещё там гостила моя родная сестра с мужем. Она на пять лет меня старше, так что сами понимаете, круг её, с мужем, интересов несколько разнился с нашим. Они гуляли по городу, ходили в кафе и по музеям, мы с братаном, карьер, река, ночь на крыше. Жили как свободолюбивые коты. Западная Украина, ночью плюс двадцать пять, днём за тридцать. Фруктов, полный сад. Ещё я помню тщетные попытки познакомиться с девушками. Нельзя сказать, что их было мало, но были свои проблемы. Тогда я ещё не мог свободно подойти и заговорить с девушкой, а даже если удавалось наладить хоть какой-то контакт, вёл себя как идиот, страдающий кретинизмом. В общем, всё было печально. Тогда я ещё не был так уверен в своих силах и не знал того, что знаю сейчас. В соседних дворах тоже были девушки и весьма симпатичные, но их по их молодости опекали не хуже чем кубышки с деньгами. Молодые украинки, далеко на самые доступные девушки во всех смыслах. Была там одна девушка, которая мне особо нравилась, но насколько сильно она мне нравилась, настолько же, мне ни как не удавалось с ней наладить контакт.
   Вот в эту сборную солянку и угодила моя, бог знает, скольки юродная сестра. На три года старше меня, она были симпатичной девушкой. Я знал её ещё с тех времен, когда был пятилетним пацаном. До сих пор помню, как она учила меня играть в Монополию, и какие классные машинки были в её арсенале игрушек. Даже, вы не поверите, до сих пор помню не то, стих не то песню, которой она восхищалась, когда ей было лет двенадцать или тринадцать. Но она выросла, а вот её восприятие, у меня, осталось прежним, хотя я не мог не отметить тот факт, что она стала красивой и привлекательной. Казалось бы, ей с моей сестрой и её мужем будет интереснее проводить время, чем с двумя оболтусами целый день развлекающимися купанием и шлянием по окрестностям, но она увязалась за нами хвостиком. Нам она не мешала, а с ней было и довольно интересно. Но самое главное, что я понял только потом, с ней рядом я был самим собой. Я не пытался ей понравиться или произвести на неё впечатление. Я охотно рассказывал о своём изучении оккультных наук, о своей компании, которую собрал вокруг себя. И на фоне всего этого, я позволил выйти наружу одному своему хорошему качеству, волю которому, сознательно, дал лишь спустя два года. Я заботился о ней. Не специально, и уж точно без всякого умысла, просто в силу того, что во мне это было заложено. Поразительно, но я даже не заметил, как она в меня влюбилась, и не замечал очень долго. До тех пор, пока мой брат откровенно не пихнул меня в бок со словами:
   - Ты дурак, или прикидываешься?!
   Казалось бы, раз ищешь, должен видеть, ан нет. Искать, ищешь, но не видишь то, что у тебя под носом, потому что сам не знаешь, что ищешь. Кто, в восемнадцать лет, знает, как проявляется любовь девушки? По каким признакам можно сказать, что она влюблена? Как выглядит влюблённый взгляд? Если ты с этим никогда не сталкивался, ты это не узнаешь. Я не знал.
   Помню случай, чуть до того как брательник открыл мне глаза на существующее положение. Был хмурый день, по-летнему холодный, всего-то градусов двадцать. Мы пошли гулять по округе, купаться в такой "холод" мы не собирались, так что и ничего для этого не взяли. Наше небольшое путешествие по округе привело нас на карьер. Обычно здесь народу было как на лежбище котиков, ногу поставить некуда, а сегодня была только одна пара и мы, и это на огромный карьер, метров тридцать в поперечнике и сто в длину. Они купались и нас это заинтриговало. Мы попробовали воду и о чудо, вода, казавшаяся нам в жаркую погоду холодной, сейчас, в контрасте с воздухом казалась тёплой. Нагревшись за всю прошлую неделю, она, за один холодный день, не успела остыть. Для меня вообще любая вода выше двадцати градусов, уже парное молоко. Я вырос на берегу холодного Рижского залива, и здесь редки те дни, когда она даже летом выше двадцати двух градусов. Что мы решили? Конечно же купаться! Народу нет, стесняться некого. Кому какое дело, что на мне не плавки, а трусы. И что бы вы думали, Лена, так звали мою "сестрёнку", тоже примкнула к нашему купанию. Не помню точно, но, кажется, на ней было чёрное бельё. Одно запомнилось, что она решила купаться в майке. Странно, но, то, что увидят её грудь, заботило её больше, чем всё остальное. Надо сказать, что я вообще не фанат грудей. Мне, если честно, пофигу какого она размера. Причём, чем она больше, тем меньше шансов мне понравиться. Я люблю скромные размеры, которые свободно помещаются в руку. Вот мой брательник, тот был фанатом грудей. Вечно обращал на них внимание, а я откровенно его не понимал. Меня если что и привлекало, то в основном то, что было ниже пояса. Ну, это если рассматривать девушку в отдельно взятых местах. А ещё я фанат белого белья, все остальные цвета, на меня, производят минимальный эффект, а красное, и вообще, обратно противоположный желаемому. Вот поэтому я не могу с точностью сказать, какое на Елене в тот день было бельё, но раз негативного восприятия не было, то, скорее всего тёмное, возможно чёрное. Будь на ней белое, я бы это невольно запомнил. Мы купались и дурачились в воде. Всё как обычно, кроме того, в чём мы были. О таких вещах задумываешься намного позже, а когда происходит, просто не замечаешь.
   И вот как-то вечером, за день до отъезда Елены домой, брательник пихает меня кулаком и открывает мне глаза, на происходящее рядом. Я в трансе. Ещё позже, уже почти ночью, мы засиделись в нашей комнате. Спали мы с братом в маленькой каморке на втором этаже, с окном на крышу. Елена спала в соседней комнате с тётей. Понятное дело, нас погнали спать, но когда тётка заснула, Елена, завернувшись в одеяло, прокралась к нам. Вот теперь я уже помню, что на ней было. Всё было белое. Тонкая ночная рубашка, под которой можно было разглядеть, даже её трусики. Лифчика не было. Одеяло, как бы невзначай сползло с её плеч. Я тогда вещал ей о своих глобальных познаниях, о семи чакрах человека. Это был первый раз, когда я от восприятия новой науки, переключился к обобщению и отдачи. Странно, но только тогда, я понял, как много на самом деле я знаю. Разговор брательника не впечатлял и он под мой голос очень быстро задрых на своей койке. Надо ли говорить, что чем больше сползало одеяло с плеч Елены, тем меньше меня волновала оккультная наука. Отдаю должное брательнику, он просёк тему момента, и лежал тихо, делая вид, что спит. О том, что он не спит, я узнал только потом. Не знаю, на что рассчитывала Елена, в доме битком набитом народом, с тёткой под боком, которой добрые самаритяне ещё раньше меня шепнули на ушко о происходящем, а родители Елены, недавно погостившие в этом муравейнике, уезжая, наверняка дали ей наказ, уберечь девочку от необдуманных поступков. У меня опыта ноль, у неё тоже. Думаю, тем бы и кончилось. Если бы повезло, и она не забеременела, было бы хорошо, но думаю, что на это надеяться было бы глупо. Впрочем, всё равно, было не то место и не та ситуация. Будь у нас ещё дня два, или открой мне брательник глаза на ситуацию, чуть раньше, кто знает, что бы тогда было, и как сложилась моя дальнейшая судьба.
   Но в тот момент, я дерзнул показать Елене расположение шести из семи чакр, на ней. На то что бы дотронуться до местоположения седьмой, честно, не хватило решительности. Кто в танке и вообще не кумекает о том, про что я говорю, то для справки, четвёртая чакра находиться в районе груди, а шестая в районе половых органов. Елена отнеслась к этому спокойно. Сейчас я бы знал, что предложи я ей прогуляться по саду, она бы только спросила, что бы взять, на что мы ляжем. В последний день своего пребывания, она пустила в ход всю свою тяжёлую артиллерию. Вот только тактически, момент и место были выбраны поганее некуда. Я попытался немного сменить нашу дислокацию, предложив выбраться на крышу. О том, что бы просто выйти из дома, нечего было и думать. Сделать это незамеченными было просто невозможно. Знай, я заранее, приставил бы лестницу к задней стороне дома, а так это был замок Иф, откуда сбежать, не подняв шума, было, просто невозможно. Крыша пристройки давала хоть и небольшое, но лучшее уединение. К сожалению, тётка спала слишком чутко, а в этот вечер, из-за резкого похолодания мы с братом постелили себе в комнате. До этого несколько дней мы спали на крыше, настолько было душно в доме.
   Случись всё это сейчас, я бы придумал и отмазки и способ уединиться незаметно. В конце концом мог бы сам спрыгнуть с крыши и поставить для Елены лестницу, что бы смыться в сад. В общем, всё бы закончилось по-другому, но тогда, как говорят, была не судьба. Тетка проснулась и с матюками погнала нас всех спать. Видимо не на шутку испугалась, когда увидела Елену в таком прикиде. Она-то знала, для чего девушки одевают ТАКОЕ.
   Это был первый раз, когда я искал то, что было у меня под носом. Позже я уже старался не упускать шанс, если таковой мне подворачивался, хотя не всегда это хорошо для меня заканчивалось. А вот с Еленой мы больше не виделись. Развал советского союза расколол страну на множество осколков и границы рассекли нашу возможную совместную судьбу. Время шло, и каждый из нас искал что-то для себя рядом с домом. Только вот сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, какую медвежью услугу оказали все родные нам обоим, а особенно Елене. Я женился в двадцать пять, и уже десять лет живу в браке, а вот Елена, похоже, всё это время не переставала меня любить и ждать. Она вышла замуж только два года назад. То есть когда ей уже стукнуло... о боже ...тридцать семь. Это даже не последний поезд, это вообще чудо, что случилось. Не хочу думать, что это из-за меня. Но, могу сказать, что закрой все глаза на происходящее, и позволь произойти тому, к чему всё шло, я бы честно на ней женился. Я был идеалистом, а идеал семьи был богом моего олимпа, впрочем, таковым до сих пор и является. Поймать меня, тем более, когда все друг другу родственники, и прижать ушами к стене, было бы плёвым делом. Да даже будь у нас этот первый раз, я бы зубами прогрыз все препоны, но поехал к ней, и или остался там, или бы привёз её к себе. Но, первого раза не было, а та связь что возникла, была слишком для меня слаба. Я не влюбился в Елену с одного раза. На самом деле она была для меня просто приятной находкой, но не чем-то выдающимся. Красивой девушкой, но не единственной. Гораздо более меня на тот момент интересовала другая, соседская девчушка, чуть моложе меня. Помню, что уезжая оставил ей письмо, которое, по-моему, даже ей и не передали.
   Самое интересное, что чуть позже она написала мне сама. Тогда это было тяжелее, чем сейчас. Письма шли долго, писались на бумаге. Но мы переписывались, наверное, месяца три, пока все её письма не выродились в некое однообразие, по штампу, живу хорошо, всё нормально, извини за короткое письмо. Тогда я забросил эти выродившиеся отношения. Странно, что Елена не догадалась мне написать. Я задумался над этим только сейчас, а ведь она могла, и даже адрес знала. Писала бы как сестрёнка, а там глядишь перешли бы на более интимную тему любви. Возможно, это дало бы мне толчок к стремлению к ней. Ведь она пошла так далеко, почему же не стала бороться за свою любовь?
  
   Я и Аня
  
   Я тогда был неоспоримым лидером нашей компании. Мне было девятнадцать, или около того. Всё крутилось вокруг меня. Из всех ребят у меня было больше всего карманных денег, и я не жалел их тратить на наши развлечения. Я жил в центре города, хоть и с родителями, но имел свою двадцатиметровую изолированную комнату. Интересы нашей компании, контрастно отличались от обычных интересов наших сверстников. Из нас ни кто не пил спиртного, только одни курил, и то делал это в стороне. А ещё мы совершенно не ругались матом. Взяли это за правило, и следовали ему. Наши интересы лежали в сфере оккультных наук и всего паронормального. Мы частенько выезжали погулять на природу и ходили в кино. Бедой нашей компании было только полное отсутствие девушек. И вот однажды, Ник привёл одну совою знакомую, Аню. Я вообще был стройным юношей, а когда становился рядом с ней перед зеркалом, то её комплекция вызывала у меня чувство неполноценности. Из одной Ани можно было запросто сделать два меня. Она была не толстой, а скорее крупной женщиной. Широкой в плечах и бёдрах. Такая на то что в горящую избу войдёт, а слона на скаку остановит и хобот ему оторвёт. Красотой она тоже не блистала, так что и моего внимания как девушка тоже не привлекла. Но она осела в нашей компании и весьма надолго. За неимением лучшего, ребята её приняли. Чуть погодя она привела в нашу компанию свою пятнадцатилетнюю сестру. Ну, то что ей пятнадцать, верилось с трудом. Она была такой же плотно сбитой бабёнкой, хотя и с более миловидным личиком. В противовес своей общительной старшей сестрёнки, Оля, была тихим, молчаливым слоником.
   Мои отношения с Аней складывались странным образом. Не знаю, кто из нас первый затеял эту игру во флирт, но она началась и протекала довольно странно. Надо отметить, что в силу того, что я был душой и центром компании, ребята соперничали друг с другом за моё внимание. Я, в свою очередь, старался уделять внимание всем. Вот так и получалось, что я пофлиртую минут пять с Аней, а потом общаюсь с одним из ребят.
   Знаете, как говорят, чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей. Возможно, сработало именно это, но Аня в меня влюбилась. Это я понял не сразу.
   У завода, на котором работали мои родители, была водноспортивная база. Там всегда можно было взять бесплатно лодку на прокат, что мы и сделали в те выходные. Было здорово отплыть в устье реки и там купаться. Народу до туда доходило мало, и места там были малолюдные. Я уже не помню точно, кто тогда оказался с нами в поездке, и была ли там Оля, но Аня была. В купальнике она производила ещё более сногсшибательное впечатление. Меня никогда не заводили толстые и крупные женщины, наоборот, я всегда предпочитал чуть ниже ростом, и желательно миниатюрнее. Аня была прямой противоположностью моим вкусам. Помню, мы уже накупались и возвращались назад. Я, хитрая лиса, грёб к устью вниз по течению, а теперь посадил на вёсла ребят. Сам развалился на корме, положив голову на колени Ани. Наш флирт, до этого, не заходил дальше лёгких обниманий и словесных игр. Сейчас мы тоже упражнялись в игре слов. Не знаю, что её толкнуло, но она наклонилась и поцеловала меня в губы. ...Худшего поцелуя в своей жизни я ни до, ни после не переживал. Дело даже не в его исполнении, а в моём восприятии девушки. Честно, меня даже затошнило, хотя я усилием воли скрыл это за своим замешательством. Всё же я, даже подспудно, понимал, что покажи я свои истинные чувства, её это сильно обидит. Кажется, я тогда попросил её так больше не делать. Попросил максимально вежливо и, понятное дело, сам её поцеловать, даже не порывался.
   Всё случившиеся было лёгким шоком не только для меня, но и для всех ребят. Чуть позже, а может, это даже было раньше поездки, когда мы шли по улице, Аня подошла ко мне и сказала:
   - Моя сестра в тебя влюблена.
   - И что мне теперь от радости прыгать? - иронично спросил я.
   Аня была явно смущена моим ответом. Видимо она ждала совсем не той реакции. Ещё несколько раз она намекала или даже открыто говорила, о том, что её спокойная сестра, устраивает ей дома сцены ревности. Меня это нисколько не трогало. В компании Оля сидела тише воды, ниже травы, если это вообще применимо для её габаритов. Даже мои попытки разговорить её, наталкивались на молчание. Я вообще действую по принципу, под лежачий камень, вода не течёт, а Оля, в свою очередь, проповедовала принцип, вода камень точит, с тем учётом, что камень, это она.
   Так что вся история с Олей, выдохлась ещё раньше, чем даже началась. А вот Аня ещё не оставляла попыток. После поездки с незабываемым поцелуем, она пришла ко мне в один из дней. До этого она одевалась согласно своим габаритам. Длинная юбка, или брюки. Сейчас она решила произвести на меня впечатление резкой переменой своего гардероба. Всё бы может было и ничего, но она одела КРАСНУЮ мини-юбку. Мини вообще смотрелось на ней, скажем так, весьма оригинально, а красный цвет я не любил с детства. Так что она похоронила все свои шансы ещё раньше, чем вышла из дома. Встреча прошла в весьма язвительных тонах. Я отметил, что мини-юбка ей не идёт, она проехалась по моей манере поведения. Помню, что она пришла тогда крайне не в кассу, хотя это не повод встречать человека с кислой миной и всем своим видом, показывать ему, что ты ему совсем не рад. На том мы в тот день и расстались.
   Позже Аня устроила всей нашей компании показательный развод на тему массового паронормального психоза. Мы были ещё зелёными юнцами, жаждущими столкнуться с чем-то необъяснимым, вот это необъяснимое она нам и устроила. Театрально, показательно, с финальным поднятием занавеса и фразой, что комедия окончена. Всем было неприятно и обидно. Может это и научило нас лишний раз ко всему относиться со скептицизмом, но оккультизм вообще, наука, основанная на предположениях и теориях. Так что даже опытные спецы не всегда могут с уверенностью сказать, чему свидетелем они были, что уж говорить о нас, юнцах, романтиках и рыцарях в душе.
   После этого я вежливо попросил её больше не появляться в нашей компании. Помню, она даже была несколько шокирована таким поворотом событий. Видимо не предполагала, что я могу быть настолько решителен и твёрд, а главное, что я вообще кого-то могу выпереть из компании. Официально считалось, что у нас демократия, хотя на самом деле, если и была, то конституционная монархия. Ребята меня поддержали. Всем было обидно за развод, и если честно, особого сожаления по поводу её ухода, ни кто не испытывал. Ни с кем кроме меня Аня не флиртовала, и более тесных отношений тоже не завела. Ник, который привёл её к нам, сам по себе был у нас анархистом, так что его, больше терпели из-за моей личной прихоти, чем по каким-либо другим причинам. Он меня забавлял, и с ним иногда было весело поприпираться. Своего рода, открытая, подконтрольная оппозиция. Понятное дело, что с Аней исчезла и Оля.
  
   Я и Инна
  
   С Иной я познакомился в парке, возле Эспланады, позади кафедрального собора. Мне было девятнадцать, она была на год младше меня. Она сидела грустная и одинокая, мы гуляли с компанией. Я как самый решительный и отчаянный подошёл к девушке и заговорил. Так завязалось наше знакомство. Протекало оно спокойно. Гуляния, посиделки в кафе. Инна была девушкой несколько не моего круга, это я понял не сразу, а когда понял, всячески старался скрывать этот факт, от своих родителей. Моя семья была интеллигентная, а она была из разряда простых рабочих. Она могла с жаром рассказывать, как было весело на дне рождении, где водка лилась рекой, а из закуски были только пол краюхи хлеба. Меня это просто шокировало, но прерывать отношения с ней я не торопился. На безрыбье и рак рыба. Мы обходили всю старую Ригу и все парки в городе. Поразительно, но начав гулять с девушкой имея в кармане, всего пять латов, тогда это были неплохие деньги, в итоге у меня оказалось больше десятки, хотя я туда точняк ничего не докладывал. Инна всячески подчёркивала, что ни чем не хочет быть мне обязанной, и платила, не только за себя, но и за меня.
   Самым трогательным из наших отношений, было то, что однажды она подарила мне шарф, который она связала лично для меня. Лучшего подарка от девушки я в жизни ни получал. Меня всегда восхищали те люди, которые могли хоть что-то сделать руками, да я и сам много что мастерил, и поэтому этот подарок тронул меня до глубины души. Надо ли говорить, что этот шарф и посей день ещё жив и я всю осень, зиму и весну, хожу в нём.
   Весёлыми были смотрины, которые она мне устроила. Я не знал, мы просто гуляли по парку, а в это время её мама, с её отчимом, гуляли рядом. Инна даже бровью не повела, что знает их. Я сам, об этом я узнал намного позже. Инна сама мне рассказала. Но её маме я понравился, и меня зазвали в гости, на чай. Здесь уже её мама познакомилась со мной уже более близко.
   Помню, что, где-то в середине, её мама вышла и позвала за собой дочь. Когда Инна вернулась, то тайно передала слова её мамы.
   - Хочу, что бы он был моим зятем - сказала её мама.
   Меня эти слова повеселили, но, если честно, на тот момент, я сам не имел ничего против этого. Ещё помню момент. На стене в комнате висело круглое зеркало. Мы встали с Инной рядом, она склонила голову к моему плечу, так, что в зеркале получилась некая семейная фотография. Поразительным образом, мы внешне, действительно очень подходили друг другу. Хотя, сама по себе Инна была немного ниже ростом, её комплекция, была несколько пышноватой.
   Скорее всего, из-за того, что я не форсировал события, полагая, что шаг к сексу должен быть зрелым и по обоюдному согласию, а не под нажимом от партнёра, наши отношения были просто никакими. Даже не вспомню, целовались ли мы или нет. Как итог, отношения сошли на нет. Ещё несколько раз я пересекался с её мамой, и наше общение было дружеским и приятным. От неё я узнал, что Инна так и не поимела своего счастья в личной жизни, и нормальной семьи так и не завела, хотя и родила ребёнка. Её мама, искренне сожалела, что у нас с Инной ничего не получилось, но понимала, что это скорее по вине её дочери, чем по моей. Я упорно пытался завоевать эту крепость, но только сейчас понимаю, что делал всё не так как нужно.
   Ах, если бы знать тогда, КАК нужно...
   Впрочем, если бы знал, то что знаю сейчас, даже завоёвывать бы не стал.
  
   Я и Сандра
  
   Она появилась в моей жизни, когда мне было двадцать лет. Я всё ещё был неисправимым романтиком и девственником. Её привели мои друзья. На тот момент она работала с одним из моих друзей и, не знаю почему, увязалась за ним следом. Возможно, просто хотела отдохнуть, а скорее всего, искала себе новую игрушку. Она была замужем и на пять лет старше меня. Наша неординарная компания привлекла её внимание. Ребята завалились ко мне в гости и засиделись допоздна. Это случалось довольно часто, и не было чем-то неординарным. Понятное дело, что я вызвался проводить Сандру. Друзья весело разбежались по последним автобусам, а мы пошли в сторону её дома. Жила она тоже в центре, и, кстати, не так далеко от меня. Хотя центр Риги вообще не большой, с Москвой явно не сравниться. Здесь до всего можно дойти максимум за час. Возле её дома она намекнула, что не очень спешит возвращаться домой. Мы зависли в ближайшей подворотни. Не помню кто, скорее всего она первая меня поцеловала. Так мы и стояли, целуясь ещё минут двадцать, а может и больше. Она была чуть ниже меня ростом, где-то на пол головы, и это было прекрасно и незабываемо. Никогда раньше я не целовался с девушками. Это был мой первый раз.
   На следующий день, мы с родителями уехали в Юрмалу к родственникам на чей-то день рождения. Я, узнав, что родоки остаются на ночь, сорвался в Ригу. Вся хата на всю ночь была в полном моём распоряжении. Я даже тортиком с праздника разжился. Вернувшись в Ригу, я позвонил Сандре с предложением прийти ко мне в гости. Она с охотой откликнулась.
   Не помню, чем мы занимались до, и как пришли к мысли заняться сексом. Это не осело в моей памяти. Но всё было на высшем уровне. Я расстелил постель, пока она сходила в душ. Вернулась она завернувшись в одно полотенце, так что удовольствия раздеть её я не получил, хотя и не считаю, что оказался обделённым. Свет в комнате был потушен, но за окном горели фонари, так что в комнате сама собой была интимная обстановка. Четвёртый этаж, фонари не били прожекторами в окно, а свет, скорее отсветом проникал в окно. У меня была широкая двуспальная кровать. Места было более чем предостаточно. Сандра, недолго позволила мне лицезреть себя, а довольно быстро, хотя и без спешки легла в кровать. Здесь всё и началось. Без оригинальных выкрутасов и экспериментов, всё просто и традиционно. Она снизу, я сверху. Прелюдия заняла немного времени, и хотя это был мой первый раз, я не набросился на неё, как голодный пёс. Она была женщиной опытной и зрелой. Много позже я могу оценить, насколько она была возбуждена, а тогда я многое знал только в теории. Помню, что когда ласкал её, захотел поцеловать её внизу, и, возможно даже поласкать языком. Я знал как это в теории и хотел попробовать на практике, но честно не хватило духу. Когда я уже был близко, в нос мне ударил резкий запах возбужденной женщины. Я знал, что там она чище чем где бы то ни было, но пересилить себя не смог. Запах был специфическим. Я ласкал её, пока она сама не попросила, что бы я в неё вошел.
   Это не составило особого труда, хотя помниться, она меня даже немного направила. Мне показалось там слишком свободно, но я был и без того сильно возбуждён. Сейчас, я думаю, будь там всё поплотнее, я бы кончил через пять секунд. Тогда я продержался минут пять, вряд ли больше. Мы занимались без презерватива, но она позволила мне кончить в себя. Позже я узнал, что у неё стоит спираль. После того как я кончил, я не отвалился как юнец в сторону и не захрапел. Теория, которую я постиг во многих книгах, подковала меня в любовных делах не хуже Левши, подковавшего блоху. Я ласкал её и после.
   Не знаю, кончила ли она, скорее всего, нет, иначе бы наши отношения бы продолжились. Но тогда, в ту ночь, она поддержала меня морально. Её слова, что всё было просто здорово и прекрасно, вдохновили меня, а когда я сказал ей, что она у меня первая, она не поверила. Сказала, что я для новичка, слишком много умею и знаю.
   Я ей искренне благодарен. Я рад, что моя первая женщина оказалась опытной и умной. Пусть позже у нас было и плохое, но за то, что она для меня сделала в ту ночь, я буду помнить её всегда и только добрыми словами.
   Наши отношения продолжались не долго. Ещё неделю мы гуляли, но без секса. Случая больше не выпадало, а открыто привести её и оставить её у себя на ночь, я ещё не решался. Хотя квартира это позволяла, да и родители, думаю, не особо бы протестовали.
   Через неделю, вечерних гуляний, я от них немного по устал. Позвонив Сандре, я сказал, что хочу несколько дней отдохнуть от встреч. Сейчас бы я дипломатично сослался на черезмерную занятость на работе, или придумал бы другую отмазку, но тогда я был чуть более прямолинеен и менее дипломатичен. Она восприняла это как то, что я её бросаю, хотя ей богу, я просто хотел немного отдохнуть. Бросать её, у меня и в мыслях не было. Она попросила о встрече, и я согласился. Мы сидели за столиком в кафе. До сих пор помню и это кафе, и даже столик. Сандра, на волне обиды, вывалила мне всё, что думает и чувствует. Что я такой нехороший, заставляю её возвращаться каждый вечер к нелюбимому мужу, что я не хочу серьёзных отношений и всё такое прочее. Сейчас бы я над этим весело посмеялся, а тогда это была для меня шокотерапия. Худшего я не переживал со времён истории с Ингой. В общем, домой я вернулся, краше в гроб кладут. Моя мама, увидев меня, сказала только одно:
   - Иди спать.
   Чуть позже я организовал поход, куда позвал и Сандру. Наши отношения чуть потеплели, после той встречи, и я надеялся, что всё войдёт обратно в колею. В том походе мы снова занялись сексом. Взяли спальники, и ушли на берег озера, где занимались этим по средь бела дня. Всё было незатейливо и далеко не так романтично, как хотелось бы. Позже я понял, что секс в походе, это не развлечение, а скорее проблема, хотя и нельзя сказать, что я зарёкся это делать. Там она уж точно не получила ожидаемого удовольствия. Но самое печальное, что уже в этом походе, я отметил, что она заинтересовалась моим другом. Это был тот самый мой друг, с которым она работала. Андрей был мне как младший брат.
   Очень быстро наши отношения, после этого похода сошли на нет. Она полностью взялась за моего друга. Он даже поссорился со своей матерью, отец у него умер, когда он был ещё в школе, и ушёл из дома. Вместе с Сандрой они сняли комнату в общаге. Мой друг, в её понимании, оказался более податливым материалом, которым ей было намного легче манипулировать. Их отношения длились около года.
   Ещё раньше, у нас с Андреем, был договор, что девушка друга, для тебя как сестра и с ней не может быть ни каких отношений. Своего рода джентльменское соглашение. Он его нарушил. Я тяжело переживал и её уход, и его предательство нашей дружбы. Тогда я всё ещё был идеалистом и ко многим вещам относился слишком серьёзно и прямолинейно. Помню я даже умудрился похитить своего друга, уведя его в поход, без её ведома. Надо думать, она чуть с ума не сошла, когда он ушёл на полчаса, а исчез на три дня. Судя по тому, что она сделала со мной тогда в кафе, другу я подложил изрядную свинью, хотя был уверен, что делаю добро, и действую в его же личных интересах.
   Как итог всей этой истории, я потерял и девушку и друга. На несколько лет мы с Андреем стали врагами. Позже я примирился с ним, но прежние отношения уже не вернулись. В его жизни Сандра тоже многое изменила. Она научила его самостоятельности, так что, для него она тоже оказалась значимой фигурой в жизни.
   Но, как бы ни закончилась эта история, у меня, остались о Сандре самые тёплые воспоминания.
  
   Я и Рита
  
   Маргарита. Марго. Рита. Эта женщина сыграла в моей жизни не менее ключевую роль, чем Сандра. Мне было двадцать лет, а она была женой моего друга. Почему была, она и сейчас его жена, вот только он уже мне не друг. Разошлись наши пути дорожки, и дружба распалась.
   А тогда я познакомился с Андреем, это другой Андрей, как раз накануне его свадьбы. На самой свадьбе я не был, но позже познакомился с Ритой. Она стала мне хорошей подругой. С ней я был самим собой, и именно она подсказала мне, каким надо быть, что бы понравиться женщинам. Не специально себя переделать, а чему я должен дать в себе волю, что бы женщины это оценили. Внимание, забота, уважительное отношение, всё это уже было во мне, но было скрыто под толщей ложных стереотипов о том, что ценят женщины.
   Скажу вам честно, познакомься я с ней чуть раньше, да даже хоть за месяц до свадьбы, женихом бы был на ней я. Эта женщина стоит королевства. Ради таких как она, начинаются войны и дерутся на дуэлях. Хотя, она не писаная красавица, её очарование и сексуальность возведены в степень. Раз её повстречав, вы её никогда не забудете. Она не роковая женщина, и даже не женщина вамп, но она незабываема.
   Мы ходили вместе в походы. Дружили и общались. И я оказался вовлечён в критический для их семьи момент. Рита была беременна и как любую беременную женщину её колбасило по полной программе. Муж меня не понимает, всё плохо, жить с ним не хочу и так далее, и тому подобное. Ритка была ещё на первых месяцах беременности, так что внешне, это ни как не выражалось. В один из дней её занесло ко мне со всей этой бодягой. Родителей опять не оказалось дома, и вся квартира была в полном моём распоряжении. На тот момент у меня была своя пассия, по имени Лена, и она даже была у меня в гостях, но Риту это нисколько не остановило. Узнав, что у меня можно свободно зависнуть до утра, она осталась у меня. Лена, тихоня и просто застенчивая девушка, вежливо собралась и уехала домой, хотя её ни кто не гнал, и она прекрасно знала, что Ритка замужем за моим другом. А если учесть огромное количество спальных мест в моей квартире, то я вообще мог открыть небольшой отель. Три комнаты по двадцать метров и девичья. Родительская кровать, диван в гостиной, тахта в девичьей комнате и двуспальная кровать в моей. Сами прикиньте, сколько народу может лечь спать, не мешая друг другу. Так что Лена могла остаться со мной, а Ритка бы устроилась бы в любой из комнат, но она уехала.
   Когда Лена уехала, вся ситуация упростилась. Не скажу точно, как и что я предложил, но решили мы спать вместе. Мне было пофигу. В походах мы уже бывало, спали в одном спальнике, так что оказаться с ней в одной кровати, для меня было не чем-то сверх ординарным. Тем более что у меня есть один пунктик, не заниматься сексом с жёнами и подругами друзей. Есть до сих пор, независимо от того, кто, как и что нарушал в моей жизни, по отношению ко мне. Они это они, я, это я. Но в ту ночь, я был на грани что бы сам его нарушить.
   Заснули мы мирно и спокойно. Хотя мне заснуть было не просто. Перед сном Ритка сходила в душ, а потом вовсю дефилировала по квартире в трусиках и одной из моих рубашек. Надо сказать, зрелище было, только статую оставит равнодушной. Нежно голубые трусики и джинсовая рубашка. Это нечто.
   Утром я проснулся первым, и честно, немного не сдержался. Стал ласкать Риту. Она не остановила меня, хотя я ожидал этого и боялся. Поласкав её грудь, моя рука направилась к трусикам. Ожидая получить в любой момент по морде, я придерживал одну из её рук. Вышло так что она спала на моём плече, так что в лёгкий захват я взял её правую руку. Именно с этой руки замах и удар были бы наиболее сокрушительными. Но отпора я не получил. Чуть погодя она просто попросила отпустить её руку.
   - Если меня не удовлетворить, то у меня болит живот - сказала она.
   - Сейчас болит? - спросил я
   - Нет.
   Много позже, я понял, что это был намёк к продолжению действий и переходу к чему-то более значительному, а тогда я понял, что раз не болит, значит удовлетворена. Скажи она, что он начинает болеть, или проще, возьми немного инициативы в свои руки, всё бы кончилось иначе, а так, мы на этом и становились. Я погладил её по киске и мы пошли завтракать. Очень быстро она снялась и исчезла по делам.
   Всё случившиеся было по умолчанию забыто, и больше мне таких шансов не перепадало. Но на этом история не окончилась. Рита была полна решимости уйти от мужа, но вернуться к родителям она не могла, а больше ей идти было некуда. Я ещё несколько раз разговаривал с ней на эту тему и предложил ей, если она решит уйти, приезжать ко мне. Даже обговорил это со своими родителями и получил от них поддержку и согласие. Рита им нравилась. Отдельно рассмотрел возможные эксцессы с Андреем, но они меня не пугали. На тот момент, Рита была мне больше подругой, чем он другом. Она значила для меня больше, и я готов был рискнуть. Всё это я довёл до её сведенья, так что она теперь не была прижатой к стенке, и у неё был выход. Не знаю, это или нечто другое сыграло свою роль, но она примирилась с мужем.
   Наши дружеские отношения продолжались ещё несколько лет. И с Ритой и с Андреем. Он, скорее всего не знал, об этом случае, и скорее всего не знает до сих пор. А я иногда думаю, как бы всё сложилось, пойми я её правильно? Я уже тогда мог и умел многое, и уж точно постарался бы её удовлетворить. Ушла бы она тогда от мужа? Стала бы жить со мной? Как бы мы жили?
   Иногда я оце6ниваю себя, по отношению к Андрею. Часто, в той компании, где мы тусовались, звучало, что Андрей взрослее меня. Внешне, да, бесспорно, но вот в отношении к жизни, я считаю, что он взрослый мальчик. Я всегда был заточен на семью, у него такой заточки не было. Даже Ритка, много позже отмечала, что родив одного ребёнка, получила двух. Дочь и мужа.
  
   Я и Лена
  
   Это другая Лена, не та, про которую рассказывалось ранее. Мне было двадцать лет, ей пятнадцать, на излёте. Мне вообще, по жизни, на Лен везло. С ней мы сошлись, можно сказать, случайно. Я тогда безуспешно ухаживал за Иришкой, сестрой Риты. Милое, забавное создание. Жаль, что не получилось. Она ходила в церковь "Слово истины". Секта, уверяющая, что берёт своё начало от христианства, а на самом деле, шоу плюс религиозность и всё замешано на деньгах. Но не в них дело. Они были неплохим клубом для молодёжи, где девчонок было в три раза больше, чем парней. У Иришки, была в этой церкви подруга Лена. Фигурка стоящая, а на лицо, ниже среднего. И вот я организовал поход, куда невероятным старанием заманил Иришку. Но одна она ехать не захотела и взяла с собой свою подругу Леночку.
   Пол похода я всячески пытался продвинуть наши отношения с Иришкой, стоящие на мёртвой точке. И всё безуспешно. В этом походе оказалась и моя сестра с племянницей. Спальных мест было по три. Три в палатке, и три в надувном плоту. Первую ночь, Иришка оказалась в палатке, рядом со мной и моим другом. Уж я постарался, поверьте. На вторую ночь, она поменялась со своей подругой, больше же не с кем. Сестра с пятилетней племяшкой точно не расстанутся, остается только подруга. Иришка очень быстро слиняла спать, а мы остались болтать у костра. Не знаю, что меня толкнуло заняться Леночкой, но я обратил свой взор на неё. Она была невзрачной и блёклой как серая мышь. Ничего выдающегося ни в плане ума, ни в плане личности, ни даже во внешности. Хотя, фигурка у неё была достаточно хороша.
   В первую же ночь я дал волю своим рукам. Вначале ласкал её грудь, а потом, и то что пониже живота. До настоящего секса у нас дошло дело не скоро. Можно сказать, что с ней я наконец выполнил свой план. Наши отношения были довольно оригинальными. Я никогда не говорил, что люблю ее, впрочем, она тоже. Для меня она была временным вариантом, но я это не афишировал. Наоборот, я всячески убеждал её, что она мне нужна и мне с ней хорошо. Но, сердце женщины не обманешь, она всегда чувствует, когда её любят, а когда нет. Во всяком случае, Лена понимала, что я её не люблю, и будущего у нас нет, хотя, несмотря на это, наши отношения продлились больше года.
   Как мог, я влиял на её жизнь, пытаясь помочь ей определиться в жизни. Мне было двадцать один, а ей пятнадцать.
   Помню, как однажды зашёл к ней в школу, не помню зачем, но это было весело. Она тогда засмущалась и застеснялась, когда я её обнял и поцеловал, но в тоже время, она вся просто светилась от гордости. Среди одноклассниц она не блистала, а тут у неё и ТАКОЙ парень. Надо сказать, что я может и не Аполлон, но выгляжу прилично.
   Мы довольно долго просто занимались мастурбацией. То есть, я её ласкал, делая ей хорошо, не требуя ничего взамен. Удивительный альтруизм у парня моих лет и интересов, но меня это устраивало. Я не из тех, кто заточен только на получении удовольствия для себя. Скажем так, по натуре я сексуальный альтруист. Был, есть и навсегда останусь. Надо отметить тот факт, что Лена была девственницей, а знания о сексе у неё были школьные. Фактически только мои ласки начала пробуждать в ней хоть какое-то желание. Не всегда мне удавалось доставить ей полное удовольствие, но я старался.
   В один из дней, ко мне заглянула Ритка, ненадолго и даже не помню зачем. Из её визита в голове осел только один факт, я случайно увидел в её кошельке упаковку презерватива. Шутки, да прибаутки, и она мне его отдала. Кажется, тогда же я его и использовал.
   В тот вечер я пошёл дальше. Это было муторно, геморойно и тяжело. Романтическим этот вечер точно не назовёшь. Лена постоянно кочевряжилась, с одной стороны ей самой хотелось попробовать это, а с другой было страшно. Мне приходилось уговаривать, действуя ласками и убеждениями. Брать женщину силой, было не в моих правилах. Несколько раз она просто уходила с кровати, а я просто махал на всё рукой, затем она возвращалась, и всё начиналось поновой. Как бы там ни было, но нам всё же удалось это сделать. Ей было больно, но я постарался сгладить всё негативное, если конечно это вообще можно сгладить. Но начало было положено.
   Дальше мы уже стали и чаще и полнее заниматься сексом. Только не думайте, что только им мы и занимались. Мы, как любая парочка, гуляли, ходили в кино и ездили на природу. Секс был просто приятным дополнением.
   С Леной было не просто. Она была из тех женщин, которых трудно возбудить. Фригидной я её не назову, но для того, что бы она кончила, мне приходилось изрядно постараться, и совсем не во время полового акта. Предварительные ласки занимали пять шестых всего занятия сексом, и это притом учёте, что я не из тех мужчин, кто кончает за пять минут. Нормальный половой акт для меня, от двадцати, до сорока минут. Вот и прикиньте, где и какие мускулы я накачал.
   Из всех наших встреч, мне особо запомнилось несколько.
   Одна, когда я навестил её больную дома. Не сильно она была и больна, так скорее хандра с лёгкой температурой. Дома она была одна. Это был первый и единственный раз, когда мы занимались сексом у неё дома. Секс был не выдающийся, но сам случай запомнился. Помню, я по её просьбе сгонял до киоска, что бы купить ей солёных орешков и ...презервативов, это уже по своей инициативе. Ещё отмечу тот факт, что сама по себе Лена, была в постели не активнее бревна, и больше напоминала куклу, чем женщину. Вот поэтому, весь секс в её доме свёлся к снятию с неё трусов, и простому траху. Даже особо не раздевались. Для себя, на будущее я отметил, что для снятия напряжения, это ещё годиться, но как секс, в моём понимании, это не котируется.
   Ещё один раз был романтично холодным. Мы поехали на Мангали. Малолюдная часть побережья. Была ранняя весна, и я попросил Лену надеть юбку. Она почти всегда ходила в брюках. На побережье, была дача моего знакомого, но его самого не было, впрочем, я на это и не рассчитывал. Погуляв немного по побережью, мы забрались на чердак дачи. Там было не теплее, но хотя бы, не было ветра. Вот на этом чердаке, на старом матрасе, подложив под себя тужурку, мы и занялись сексом. Романтической была скорее обстановка, чем, как не жаль мне признать, сам секс. Когда мы возвращались назад, пошёл снег. Помню, как я кутал и согревал с ногами, на остановке, замёрзшую Лену, в ожидании автобуса. Слава богу, всё обошлось, и она не заболела.
   Третий случай был у меня дома. Я всячески старался доставить удовольствие Лене, даже несмотря на то, что сам не получал и трети обратно. К сожалению, она была вдобавок ко всему, ещё и консервативна, что мне несказанно мешало. Но, мне удалось подписать её на кунилингс. И вот она, в одной кофточке, сидит в кресле в моей комнате. Ноги закинуты на подлокотники, а я у её ног. Во всей комнате, корит только настольная лампа в дальнем углу. Комната метров двадцать. Считай зала, по нашим меркам. Во всей комнате, темно. За окном вечерняя темень. Толи осень, толи зима, не помню. Я занимаюсь Леночкой ...ласкаю её между ног. Сам я в домашней одежде, так как можно сказать, мы только начали, так что до финиша ещё далеко, раздеться десять раз успею.
   Отмечу, что незадолго до этого, мы с моими друзьями поймали у меня дома мышонка, и я посадил его в аквариум. Пытался приручить. Ещё момент, что квартира, в которой мы жили, была настолько большой, что частенько, о том, что у меня друзья или девушка, родители даже не знали. Впрочем, я тоже мог и не знать, что у них гости. Их две комнаты, спальня и проходная гостиная, и моя, выходили в один коридор. Стены толстые. Дом старый, дореволюционный.
   Теперь картина маслом.
   Распахивается дверь в мою комнату. Коридор ярко освещён, и часть света идеально падает на нас, красиво освещая любовную сцену на фоне тёмной комнаты. В дверях стоит моя мама. Это вам даже не застукали в кровати, это круче. Понятно, что я уже давно взрослый, да и девочка, уже не девочка.
   Естественно мама извинилась и, закрыв дверь, удалилась. Лена, после этого момента, очень переживала, как она сможет теперь посмотреть ей в глаза. Ну, ничего, в тот вечер, это не помешало мне продолжить и довести всё до конца. Лена ушла, тихонько, не прощаясь с моими родителями, а потом всё вошло в прежнюю колею.
   Позже. Мы разменяли нашу квартиру на две. Двух комнатную для родителей и одна комнатную для меня. Лена помогала мне при переезде, не столько силой, сколько, где постоять, просторожить и так далее. Когда переезд уже был окончен, был ещё один момент. Я позвонил Лене и предложил приехать ко мне. Квартира была уже готова, оставались мелкие недоделки. Пока я её ждал, я работал на балконе. С него было прекрасно видно дорогу от остановки к моему дому. Я видел как Лена почти дошла до моего дома, а потом неожиданно развернулась и пошла обратно. Я догнал её, и почти на руках принёс домой. Кстати, она была единственной девушкой, кого я часто и с охотой носил на руках. Она, как ни кто, подходила под мои стандарты. Невысокая, я на целую голову выше её, миниатюрная и хрупкая. Добавьте к этому красоту и ум, и я бы хоть сейчас на ней женился, ...нет, ещё сексуальности нужно добавить, тогда бы точно женился.
   Когда я спросил, почему она решила уйти, почти дойдя до моего дома, она ответила, что видела сон, в котором Иришка уводила меня у неё. Отчасти сон оказался пророческим, только увела меня не Иришка, а Маша. Но вначале расскажу о Тане.
  
   Я и Таня.
  
   Таня была сестрой моего лучшего друга Ильи. С ним я познакомился почти в тоже время, что с Андреем (у которого жена Рита). Илья легко вошёл в мою, уже тогда слегка разваливающуюся компанию. Общие интересы уже себя изжили, а собирать их и пасти, мне порядком надоело. Компания сама себя изжила, хотя дружба оставалась. Илья заменил мне потерянного Андрея, с которым я поссорился из-за Сандры.
   Наше знакомство начиналось как рабочее, а переросло в длительную дружбу. И он сильно повлиял на меня, и я оказал на него своё воздействие. Помню, что именно я, убедил его изменить свои отношения с сестрой. Она была на год его младше, и их отношения желали лучшего. Татьяна, была так сильно поражена резким изменением брата, что пожелала познакомиться с тем, кто этому поспособствовал. Я, против знакомства с его сестрой, тоже ничего против не имел, хотя и представлял её совеем не такой, какой увидел.
   Мне она представлялась, невысокой и полненькой, а на деле оказалась стройная и весьма симпатичная. При первом же знакомстве я взял её в оборот, не в том плане, что стал ухаживать, а просто проявил инициативу, не позволив ей сидеть в углу и молчать.
   Наши полу ухаживания, полу любовь, были похожи на слабенький костёр, то затухающий, то слегка возгорающийся вновь. Она мне нравилась, очень нравилась. Хуже, что и она меня тоже любила. Что же у нас с ней не получалось?
   Говорят, не срослось. Это про нас. Я был хоть и терпелив, но напорист. Она была непреступна как Форт-Нокс. На любое предложение, чаще можно было услышать нет, чем да. В итоге, после одного такого отказа, она меня упустила окончательно. Но это произошло только спустя пять лет наших отношений.
   Таня, ниточкой надежды и ожидания, продёрнулась сквозь многие мои отношения, и с Леной, и Машей, и даже с Наталкой, моей нынешней женой.
   Мы с Таней ссорились, расходились и снова сходились. Отношения были, можно сказать ни какими. Нечто вялотекущее. Меня такое никогда не устраивало, и поэтому я вновь уходил. Уходил, что бы вернуться.
   Уже прошли отношения с Леной, и в моей жизни появилась Маша, но Таня продолжала оставаться. Белым парусом надежды, на горизонте моего моря.
   Позже, она очень неудачно вышла замуж. Уже развелась, и сейчас у неё новый жених. Но детей ещё нет, хотя ей уже за тридцать. Я не могу сказать, что её судьбе можно позавидовать. Это ещё один человек, кого я отпустил, и кто так и не нашёл своего счастья. Я уверен, останься мы вместе, она бы была счастлива, но сейчас, это ещё одна разбитая гравитацией луна.
   Из-за чего не сложились наши отношения? Скорее по её, чем по моей вине. Она вечно была на трёх ручных тормозах и, когда надо было двигаться и действовать, предпочитала ждать. Другая, давно бы уже зубами вцепилась в парня и волокла бы его под крыло своей заботы, а она ждала. Ждала, неизвестно чего.
   - Мне нужно подумать.
   - Я неуверенна, давай подождём.
   - Пусть пройдёт немного времени, что бы я убедилась, что всё так оно и есть.
   Обычные её ответы. Вопрос, чего ждать. Хватай и беги. Не будет нужен, бросишь. Чувства лучше проверять вместе, а не порознь. Неопределённость, никогда не приблизит к тебе парня, дай ему хотя бы надежду. Пригрей его своим теплом, от тебя не убудет.
   К сожалению, эти истины познаются ТОЛЬКО с возрастом, а те девушки, которые с ними родились, и получают себе в мужья, хороших парней. Я жить хотел, а не ждать у моря погоды.
  
   Но, самое удивительное, что я, всё же умудрился оказаться с ней в постели и стал её первым парнем. Подробнее расскажу чуть погодя, ибо эта история вплетена в наши отношения с Машей.
  
   Я и Маша.
  
   С Машей я познакомился, когда пришёл на работу к своему другу. Он торговал книгам, а тут к его стенду подбежала симпатичная, хотя и несколько полноватая девчушка. Мне уже исполнился двадцать один год. Уже неделю я жил в своей собственной квартире. Разговориться с общительной девушкой, не проблема. Поговорили, познакомились. Тогда со мной был ещё один, мой лучший друг Илья. Договорились в ближайшие выходные съездить на Мангали, погулять по морю. Там вообще места красивые, и у всей нашей компании с этим местом связано множество приятных воспоминаний. Хотя, по сути, болото, болотом.
   Гуляли мы долго, а потом вернулись в город. По дороге назад, Маша устроилась у меня на коленях. Мы с Ильёй, из-за неё не спорили, просто решили сразу, кого она выберет, тот с ней и будет. Выбор пал на меня. Тогда я радовался.
   Илья поехал домой, а мы зависли в кафе. Сидели долго, разговаривали о разном. Я скорпион, она скорпион. Два сексуальных знака. Разговор зашёл о сексе и моём отношении к сексу. Ближе к вечеру, она сказала, что не хочет возвращаться домой, и я предложил поехать переночевать у меня. Честно, у меня и в мыслях не было тащить её к себе в постель. К тому же у меня дома, по мимо кровати, была ещё и тахта, так что, спать она могла отдельно. Что в принципе и планировалось. Мы даже так и легли, я на кровати, она на тахте. Но уже через пять минут, она забралась ко мне под бок. Предыдущий разговор, да ещё живая и красивая девушка под боком ...я выдержал пять минут. Маша была особенной. За год я привык к Лене, которая заводилась тяжело и медленно. Маша была прямой её противоположностью. Было впечатление, что она вообще не выключается, только переходит в режим ожидания. Для того, что бы Ленины трусики намокли от моих ласк, приходилось постараться, у Машки, только коснись груди, уже не говоря обо всём остальном. Маша была на год меня младше и уже имела кое-какой сексуальный опыт. От неё я получил всё, о чём мечтал и даже больше. Мы не могли себе представить день без секса. И так целый год. Но и это было не всё. Она стала реализовывать все мои самые смелые фантазии. Минет и кунилингс, это уже норма. Мы перепробовали все позы, все кроме откровенно гимнастических и опасных для здоровья. Попробовали анальный секс. Нормой у нас он не стал, но иногда, ради развлечения баловались. Думаете, мы на этом остановились? Щассс. У Машки был один бзик. Она переживала, что не я у неё первый. Глупенькая. Я убеждал её, что для меня это неважно, но комплекс провоцируемой измены не так легко побороть. Она инициировала возобновление моих отношений с Таней. Для чего? Что бы я, вместо неё, лишил Таню девственности. Хотя открыто, это она и не говорила. Всё было преподнесено мне под соусом, почему бы тебе не иметь двух девушек. Нечто вроде гарема.
   Наши отношения с Таней возобновить было не сложно. Что я тогда наплёл смой Танюше, я уже не помню. Кажется, я сам искренне верил в то, в чём убеждала меня Маша. Возможно, она и сама верила в это. Комплексы вещь такая, действуют подспудно. Самое поразительное, что Таня на это подписалась. Пара прогулок и вот мы дома. Маши нет, она благоразумно исчезла, не желая нам мешать.
   С Таней у меня получилось всё чуть лучше, чем с Леной. Только Танюшу, посреди всего этого, переклинило на фразе:
   - Всё должно было быть не так.
   Эта фраза надоела мне до зубовного скрежета и потому я её запомнил. Слава богу, что я лишился девственности с опытной женщиной, окажись мой первый раз с Леной, или Таней, я бы стал моральным инвалидом и импотентом. Теперь я понимаю, как мудры некоторые обычаи аборигенов. У одних племён, есть специальная должность дефлоратора. Мужик, ходит по деревням и лишает девушек невинности. Ох, я ему не завидую, но наверно платят хорошо. Ещё один обычай, предписывает отца, самолично лишить свою дочь девственности. Для нас дико, а, на мой взгляд, кому и отдуваться, так это отцу. Сам воспитал, сам и получай, что воспитал, жених то бедный чем виноват? А ещё один обычай, это когда друзья жениха берут эту роль на себя. Не знаю, дружно скопом, или по очереди, не суть важно, но достойно уважения. Зная, что это такое, я даже не знаю, решился бы я на такое ради друга. Если, да, только ради очень хорошего друга.
   Ну, у аборигенов, не у нас. У нас приходиться самому пролазить через эти дебри, или надеяться, кто кто-то другой, по смелее, уже протоптал дорожку.
   В общем, первый раз с Таней не был ни примечательным, ни особенным. Она не далеко ушла от Лены, в плане сексуального желания. Кажется, мы переспали ещё разок, когда Маша решила прикрыть эту историю. Её комплекс сам себя исчерпал. Цель достигнута, зачем делиться таким мужиком с другой, вдруг уведет.
   Для Тани это был первый, сильный удар. Ей бы задуматься и наоборот, не сдаваться, а она как всегда отступила.
   Но Маша на этом не остановилась. Реализация всех моих желаний продолжалась. Следующее, что она из меня вытянула, это моё желание оказаться в постели с двумя. На роль второй, Таня не подходила. Ещё не отойдя от прежнего удара, она всё ещё, являлась для Маши реальной угрозой. Мои с ней отношения уже насчитывали несколько лет, а с Машей не больше года. Решили вспомнить про Лену.
   С ней я расстался, когда повстречал Машу. Встретился, объяснил, так мол и так, извини, нашёл другую. И вот, я набрал её номер, и предложил приехать и побыть третьей. Удивительно, но она согласилась.
   Ни кто из нас не знал как надо, так что делали, как умели. Все ощущали лёгкое смущение, а что бы его снять, немного выпили. Раздевал девчонок я. Это особое удовольствие. Первой я занялся Леной. Возбудил, трахнул, кончил. Потом перешёл на Машу, по той же схеме. Было приятно, когда я видел, как, когда я занимаюсь одной, другая за нами следит. После первого раза, сделал небольшую паузу, для перезарядки, а девочки тем временем, немного занялись друг другом. Ничего сверх ординарного, обычные ласки и поцелуи. Было даже немного странно, в какой-то момент наблюдать за ними. Даже подумал, а не лишний ли я здесь. Затем, опять занялся Леночкой, а под конец, Машей. Так мы втроём и уснули.
   Немного позже, было весьма неожиданно услышать от Лены, признание:
   - Я только сейчас поняла, что мне всегда нравились не только мальчики, но и девочки.
   Даже в Машке, проснулись небольшие лесбийские наклонности. Был ещё один раз, но уже без алкоголя. Второй раз Лена прилетела как на крыльях. Ей это понравилось, а вот Машу испугало, и этот проект она тоже поспешила свернуть.
   Но, при первых двух разах, всплыла тема, почему Лене так тяжело получить удовольствие. Маша была тоже подкованной блохой, и высказала несколько предположений. Одним из них, было то, что её "G" точка находиться на верхней стороне влагалища, из-за чего, в обычных позах, она не получает такого удовольствия. Это я и решил проверить. Лена приехала ко мне по первому звонку, даже уговаривать не пришлось. То, что Маши нет, это её даже не заботило. Мы просто занялись сексом. Не знаю, сыграло ли роль, изменение позы, или Лена уже сама по себе проснулась как женщина, но она довольно быстро испытала оргазм.
   Как ни жаль, но и эта история подошла к концу. Про Лену забыли, про секс на троих тоже. На тот момент секса мне хватало, так что, сильно обделённым я себя не чувствовал. Скорее я был тем, кто нашёл золотую жилу, и не хотел её потерять.
   Мы занимались сексом пред зеркалом. Перед камерой, снимая всё это на видео и смотря. В гостях у Машиной мамы. В походах и на природе. Даже на вечеринках у друзей в комнате полной спящего народа. Даже в бассейне, в бане, с друзьями. Кролики в Марте, по сравнению с нами, просто отдыхают.
   Потом Маша забеременела, хотя мы предохранялись, и даже поставили ей спираль. В таких случаях, женщина относится к группе риска. Беременность со спиралью, это плохо. Но, всё обошлось, и у нас родилась дочь, Соня. Мы небыли расписаны и жили в гражданском браке. Маша хотела свадьбу, а я нет. Уже через год начались размолвки и ссоры. Чем дальше, тем сильнее.
   Маша была странным человеком. Она всю свою жизнь мечтала получить хорошего парня в мужья, но предполагала, что ей достанется пьяница, с которым она и промыкается всю оставшуюся жизнь. Я был для неё неожиданной удачей, казалось бы, живи да радуйся, но заложенная в ней программа, разрушала нашу жизнь. Что делать с пьяницей она знала, а вот что делать с хорошем мужем, нет. Думаете, всё из-за денег? Вовсе нет, денег у нас было достаточно. И по бабам я не гулял. Не пил, даже не курил и фанатом спортивных программ не был. Даже рыбалка для меня не существует. Не муж, а золото. Руки растут, откуда надо, голова на месте и в штанах, вещь. В сексе я удовлетворял её как никто. Кончить три раза за вечер, это была норма для неё. Что уже завидуете ей, не завидуйте, она всё разрушила. Через год, беспрерывных скандалов вперемешку с примирительным сексом, мы разошлись, на несколько месяцев. Это был наш первый расход. Почему она скандалила, когда всё было просто прекрасно? Она была таким человеком. Видимо если бы я её бил, она была бы спокойнее, но я не бью женщин. Она холерик, я сангвиник. Она истеричка, я спокоен и терпелив как скала. Но она умудрялась достигать границ моего безграничного терпения. Чем спокойнее я становился, тем сильнее были скандалы. Ей надо было вывести меня из себя, получить свою дозу негативной энергии, что бы потом, заняться примирительным сексом. Она была эмоциональным наркоманом, причём любила отрицательные эмоции.
   На людях она всегда была мила и весела, хотя в поведении и блядовата. Её сексуальность била через край, а я как объект её сексуального внимания, был в центре её потока. Она могла почти открыто приставать ко мне, на дне рождения моих родителей. Позволяя себе то, что заставляло ИХ смущаться. Она была общительной и компанейской. Легко заводила себе друзей. Всё плохое, она несла в семью и я этого не выдержал. Но мои идеалы, возвёдённые моей матерью, которые бы в хороших руках послужили бы только на благо семьи, оказались в заложниках у Маши. Она манипулировала ими, заставляя меня каждый раз возвращаться к ней.
   Первый раз, когда я ушёл, я пришёл разбитый и подавленный к Тане. Больше мне не к кому было идти. Тут бы ей и прибрать меня к рукам, но она очередной раз тормознула. Стала что-то выжидать. А я не железный, мне тепла и секса, хоть капельку. Но нет. Ждём у моря погоды. Я вернулся к Маше. Движимый идеалом, что семья ради детей. Нехорошо когда ребёнок растёт без отца, а вера в то, что Машу можно изменить, была сильна и крепка. Мы расставались через каждый год. И каждый раз, Танька тормозила, ожидая толи явления Христа, толи гласа свыше. Четыре года с Машей разрушили все мои идеалы в жизни. Да, я стал сильнее. Но я стал и циничнее, и жёстче и более жестоким. Хотя, в тоже время и терпеливее, и терпимее. Я закалился в этом огниве страстей как хороший клинок. Теперь меня уже так легко как раньше в руки не возьмёшь, и не повертишь мной. Я сам себе на уме. Но я не стал скандалистом, скорее, наоборот, со мной невозможно поругаться. Мой характер нельзя назвать идеальным, но я надёжен.
   С Машей мы расставались четыре раза, и когда я в четвёртый раз сказал Илье, что это конец, он мне не поверил. Но это действительно был конец. Я бросил Машу, спустя четыре года совместной жизни, и это она мне никогда не простит.
  
   Я и Света
  
   Света появилась в моей жизни довольно давно, но скорее даже не появилась, а промелькнула в виде подруги. Первый раз мы познакомились, когда мне было ещё девятнадцать, или даже восемнадцать, точно не помню. Её мама оказалась в той же уфологической организации, что и мы. Я там ни долго тусовался, а вот два моих друга там задержались. Однажды, они затянули меня к ней в гости, где я и познакомился со Светой. Света была немногим младше меня. Уфология её скорее забавляла, чем увлекала, но оккультные науки, это не только летающие тарелки. Меня уже на тот момент, больше интересовало более приземлённое, чем то, сколько цивилизаций во вселенной, и как бесконечна вселенная. У Светы была своя проблема, о чём вскоре я от неё и узнал. Проблема была скорее психологического плана, чем оккультного, но психология тоже входила в круг моих интересов. Самое весёлое, что незадолго до этого, я прочёл о чём-то подобном, и знал способ как её решить. Все не так сложно, а, тем более что ребята представили меня если не магистром, то как очень крутого специалиста в оккультизме. Это можно было использовать, что бы решить её проблему. Проблема на самом деле проста, и называется, кажется проблемой детских кошмаров. Всё что нужно, это заставить человека поверить, что он может победить их, если он не верит в себя, то его вера в вас, поможет ему. На этом я и сыграл. Пара поездок в лес. Небольшой аутотренинг и финальная борьба со страхом. Проблема и в самом деле была решена. Но за время наших гулянок, я немного лучше узнал Свету.
   Она была своеобразной личностью. Тоже холерик, но такой, кого я ещё не встречал. Её настроение колебалось как от плохого до эйфории, с частотой биения сердца. Нет, она не была ненормальной, скорее слишком эксцентричной. Она могла поцеловать вас, а затем, дать пощёчину, за то, что вы её обняли. С таким характером парней у неё не было. Меня как девушка она тоже не привлекла. Ни внешностью, ни тем более характером.
   На несколько лет мы забыли друг о друге. До одного из моих расходов с Машей. Мне было нечего делать, и я маялся от одиночества. Прибирая старые телефоны, я позвонил ей. Мы встретились, разговорились. У неё тоже ни кого не было. На тот момент ей уже стукнуло двадцать четыре года. Самое весёлое, что, будучи в прошлом её другом, и не пытаясь её завоевать, я увидел ту единственную тропинку к её сердцу, которая вела через все, расставленные ей ловушки. Идти по ней сейчас я не собирался, во всяком случае, до самого конца.
   В один из вечеров мы, со вновь появившимся на моём горизонте Андреем (тот который первый) и его женой, осели у меня дома. Тогда мы развлекались игрой в Монополию. С Андреем как раз была оттепель. Мы помирились после стольких лет вражды, и искренне верили, что сможем войти в туже реку отношений, из которой вышли, второй раз. Ближе к ночи Андрей с Маей, снялись домой. Дело молодое, недавно в браке, секс как у кроликов. Я его понимаю. Света, хотела упасть им на хвост, но я шепнул Андрею, что бы он, несмел ломать мне вечер. В итоге, Света зависла у меня. Танцы, да обнимания. Люди взрослые. Целую её и вежливо интересуюсь:
   - А у тебя опыт в таких делах есть?
   Меня уверяют, что есть. Двигаемся дальше. Чем дальше, тем больше у меня сомнений. Повторяю вопрос. Ответ более скромный, мол, есть, но не большой. Хорошо, пусть небольшой. Дохожу до главного, и тут как откровение:
   - Я ещё девочка.
   Это в двадцать то четыре. Вопрос, чего сразу не сказала, я бы и не настаивал. Даже попыток бы не делал, а сейчас, извини дорогуша, но останавливаться поздно, я сам себя уважать перестану. В общем, я оказался её первым.
   Свету переклинило на фразе:
   - Почему ты, ну почему ты?
   Уважение к аборигенам у меня просто возведено в степень, а дефлоратору надо медали давать за каждую девственницу.
   Как бы там ни было, на следующий день она уехала, а ещё через день вернулась сама, и заявила:
   - Раз уж так получилось, то учи меня сексу. Но одно условие, ни про какую любовь даже не заикайся.
   Далее был выдвинут целый ряд требований, по круче джентльменского соглашения. С другими девушками сексом не заниматься, ну это думаю понятно. Везде приходить и уходить вместе, но в компании, каждый сам по себе. И ещё куча по мелочам, вплоть до того, как одеваться. Меня это соглашение вполне устроило, тем более что в нём был пунктик, что если кто-либо из нас посчитает наши отношения обременительными, расстаёмся как друзья.
   Я привёл её в ту компанию, в которой я тусовался на тот момент. Прежней компании уже не осталось и следа, зато была новая, хотя центром там я и не был, меня она устраивала. Интерес походы и книги. Люди собрались творческие и разные. Света вписалась в неё достаточно легко. Заправляли там, в основном девушки и одна из них стала её лучшей подругой.
   В сексе Света была консервативна. Занимались в темноте и под одеялом, и ни как иначе. Не сразу, но я смог добиться, что бы она начала испытывать оргазм. К этому времени в сексе я был уже, если не профи, то мастер. Одно могу сказать, звуковое сопровождение у Светки было просто супер. Заодно это, с ней стоило заниматься сексом, во всём же остальном, ничего выдающегося. А лично для меня, это был шаг назад, в тёмное прошлое.
   Расстались мы, через два месяца, в течение которых, трахались даже чаще чем с Машей. Ради интереса я посчитал, и вывел среднестатистические данные. Выходило, что два раза в день. Хотя, понятно, что были и перерывы, и забойные ночи. Самая крутая секс марафонская ночь насчитывала восемь половых актов, в конце которых я кончал. До тринадцатого подвига Геракла, понятное дело далеко, но душу греет. Хотя, меня всегда больше радовало, не то сколько раз кончу я, а сколько раз кончит девушка, и как сильно. Здесь у меня тоже были свои подвиги, но девушки существа нежные, и намного их не хватает. Так что рекорд мой весьма скромен, всего пять оргазмов :(
   А расстались мы из-за того, что Света приревновала меня к одной залётной девчушке. И ладно бы, если её ревность высказалась как-то иначе, а она стала демонстративно вешаться на меня, а я этого на дух не переношу. Тем более, когда это так театрально и наиграно. Как итог, я сказал ей, что меня это не устраивает и нашим отношениям пришёл конец. Грубо говоря, я её бросил. Наверное, Света всегда думала, что если кто и прекратит наши отношения, то это будет она. Но вышло иначе.
   После этого разговора, она попросила меня о прощальной ночи. Ночь была почти, как и все предыдущие, но на этот раз, Света решилась на то, на что вообще не подписывалась ранее. Она сделала попытку, сделать мне минет. Не имея опыта, это сделать не просто. Мне было приятно, что она ради меня на такое пошла, но это не изменило моего решения. Я понял что Света, сама того не желая влюбилась в меня. Ни кто до этого, так долго и так далеко не заходил с ней в отношениях. Я был тем, кто мог вытерпеть её характер и в тоже время, был внимателен и заботлив к ней. Я позволял ей быть рядом со мной самой собой. Мы могли прийти в компанию, где бы она флиртовала со всеми, а я бы не донимал её ревностью и требованием внимания к себе. Наши отношения были идеальными для неё. Море свободы, при минимуме обязанностей. Надо отметить, что она тоже заботилась обо мне и была внимательна. Жить бы и радоваться. Но эти отношения, из разряда хозяйка и пёс. Морально психологическое садо-мазо. Это не для меня. Ни одна из этих ролей, мне не по душе. Не хочу быть ни хозяином, ни псом. Ну, и ещё был момент, что Света была не совсем в моём вкусе. К её фигуре претензий не было, а вот лицом подкачала.
   Она очень тяжело пережила наше расставание. Ко всему она была ещё сердечницей, и, это я уже узнал позже, когда она вернулась домой, ей стало плохо. Даже вызывали скорую. Через несколько дней я отвёз те немногие её вещи, что уже обрели своё место в моём доме.
   Через несколько лет мы пересеклись снова, в электричке. Встретились, выпили, поговорили. Она ещё не вышла замуж, но хвасталась, что у неё есть кавалер, и даже иностранец. Хотя не понимаю, как это поднимает его статус. В тоже время она продолжала жить с мамой, думаю, что сам этот факт, говорит о большем, чем все её рассказы.
  
   Я и Наташа
  
   Наташа появилась в моей жизни случайно и ненадолго. Я тогда жил в однокомнатной квартире. По соседству жила довольно симпатичная девчонка, хотя и из не совсем благополучной семьи. Она рано осиротела и стала самостоятельной. Потенциал у неё был хороший, жалко только что в итоге она связалась с не самым лучшим парнем. И вот однажды, когда я возвращался к себе домой, где скоро должны были собраться ребята на посиделки, я увидел в коридоре, дом был малосемейка, соседку и её подругу. Они сидели и что-то с жаром обсуждали. Я зазвал их к себе в гости. Без всякой задней мысли, просто так. Подругу соседки звали Наташа.
   Надо сказать, что в компании был такой парень Сергей. Безнадёжный романтик и взрослый ребёнок. Он вечно пытался за кем-то ухаживать, но девушки, очень быстро сбегали от него, и его чрезмерной заботы. Наташа попала в его поле зрения, и он стал её опекать. Видимо ей было совсем плохо, раз она его терпела.
   Ближе к ночи, когда ребята стали разбредаться по домам. Кто на транспорте, кто на машинах, выяснилось, что Наташа, не хочет возвращаться домой. Не по каким-то особенным мотивам, и не ради того, что бы остаться, просто не хочет. Фактически она собиралась всю ночь просидеть в нашем коридоре. Света в тот вечер отсутствовала, или не осталась, точно не помню, но я предложил девчонке переночевать у меня. Наташе было всего четырнадцать, тогда как мне было уже двадцать три. Очередной развод с Машей. Отношения со Светой. Моя собственная квартира. Это лёгкий набросок той ситуации. Я предложил без всякой задней мысли. Просто не мог выкинуть этого котёнка на улицу.
   На следующий день, я организовал поездку на море. У Сергея были машина, а на Наташу он сильно запал. С собой я позвал и Свету. Две парочки, вполне хорошая прогулка, но где-то посередине всего, Сергей подошёл ко мне, и сказал, что Наташа, чем-то сильно озабочена, но чем не говорит. Я подключил к этому делу Свету. Две девушки быстрее найдут общий язык, так оно и вышло. Оказалось, что Наташа беременна.
   У неё был парень, с которым они занимались сексом. И хотя он был её старше, о контрацептивах он не задумывался вообще. Вот и вышло, что она залетела. Что посоветуешь девушке в такой ситуации и в таком возрасте. Мы надавали ей советов исходя из своего жизненного опыта. Хотя, даже не знаю, можно ли считать совет делать аборт, хорошим советом.
   Серёга весь день допекал Наташу своим вниманием, и она, наконец, от него устала. Сбежать было некуда, и она стала "прятаться за мной". Стараясь держаться ко мне ближе, а я в свою очередь, сдерживал Сергея в его безмерной охоте поухаживать. Это и вызвало приступ ревности у Светки. Именно в этот вечер она и стала вешаться на меня, что мне крайне не понравилось. И так проблеем хватает, а тут ещё такой театр. Я отозвал Свету в сторону и попросил её вести себя нормально, но она сделала вид, что не понимает о чём речь. Тогда я сказал, что раз не понимает, значит, пора расстаться.
   Ещё одну ночь Наташа переночевала у меня. Света уехала домой, обиженная и расстроенная. Утром Наташа уехала к своей тёте, а я на работу. Когда я вернулся вечером и, как всегда, мылся в душе после работы, в дверь позвонили. Звонили как на пожар. Пришлось выскакивать в коридор, завернувшись в полотенце. В дверях стояла невысокая женщина с пацаном, лет девяти. Это была мама Наташи. Её состояние было истерично взбешенным. Она грозила мне полицией и всякими другими бедами, но, если честно, меня её угрозы не тронули. Я пригласил их в дом.
   Мой спокойный тон и миролюбивый настрой, не сразу, но заставили её маму меня слушать.
   - Я подобрал вашу дочь, в коридоре своего дома. Вы что, хотели бы, что бы она провела ночь на улице? Или в каком-нибудь подвале, или даже притоне? Я накормил её, и уложил спать. Я взрослый человек, и прекрасно понимаю, что я делаю.
   Примерно с этого я начал наш разговор. Затем рассказал о нашей компании, где главные интересы не водка и секс, а общение и музыка. Что у нас в компании взрослые и хорошие ребята, многие уже женаты. А в итоге, я рассказал о существующей проблеме. Ещё в начале разговора, когда повышенные тона были убраны, мама Наташи, выставила своего сына в коридор. Не знаю, зачем она его вообще с собой притянула, что ли как свидетеля? Но, в итоге, она решила, что дальнейшая беседа, не для его ушей. Я был с этим согласен. Рассказав ей о том, что ей дочь беременна, я предложил ей два варианта решения. Или она действует как привыкла действовать, то есть ругает её, из-за чего Наташа точно ещё раз сбежит из дома. Или оказывает дочери моральную поддержку, и они вместе решают возникшую проблему.
   - Поймите, ей сейчас и так тяжело, а семья это единственное, что у неё есть. Если сейчас вы от неё отвернётесь, вы потеряете её навсегда. Ей нужна ваша поддержка, а не укоры и ругань.
   Примерно такие доводы я привёл её матери, и я рад, что они подействовали. Позже я узнал, что они сходили на аборт, потому что, сразу после него Наташа заявилась ко мне. На очередную ночёвку. Только теперь уже с полного разрешения матери и её стопроцентного одобрения.
   - Если хочешь уйти из дома, то иди к нему - сказала ей, её мама, имя в виду меня.
   Видать, я завоевал её доверие.
   Не знаю, что толкнуло меня в тот вечер, но так сложилось, что мы занялись с ней сексом. Я был инициатором, а Наташа была не против. Знаю, это на самая умная мысль, тем более сразу после аборта. Даже то, что я, в отличие от её парня сам заботился о предохранении, не делает мне чести. Всё было просто и бесхитростно. Ещё одной моей ошибкой было то, что жалея Наташу, я не доставил ей полного удовольствия. Ещё раз сексом мы занялись утром, так же просто, и банально. Возможно, именно из-за этого наши отношения и не сложились. Хотя Наташа была девушкой, полностью отвечающей моим стандартам. Миниатюрная и симпатичная. Молодость, не помеха. Как говориться, воспитай себе жену....
   Мы расстались, тихо и по-дружески. Я пытался ещё наладить с ней отношения, но в одну из встреч, она сказала:
   - Давай будем просто друзьями,... без секса.
   На этом наши отношения и сошли на нет. Насколько я знаю, она таки рассталась со своим парнем. А однажды, снова заглянула ко мне в гости, но тогда я уже снова вернулся к Маше, так что встреча носила чисто дружеский характер, и даже если у неё было желание возобновить наши отношения, она от этого отказалась. Больше наши пути не пересекались. Жалею ли я об этом? Скорее, нет, чем да. Что не говори, а она всё равно была человеком не моего круга. Хотя, ни кто не сказал, что у нас не могло быть хорошей семьи.
  
   Эпилог
  
   После Маши опять была Таня, да та самая, вечный тормоз, а потом Наташа, но уже другая. Но, эта история уже описана в моём дневнике рассказе: "И это всё, что связывает нас..." На Наташе я и женился и уже почти десять лет живу мирно и счастливо ... хотя, есть и свои проблемы, как у любой семейной жизни.
  

Оценка: 3.06*4  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"