Полевская Мария: другие произведения.

Близнецы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 8.74*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказ про симметрию. На Конкурс Мистической Фантастики.


БЛИЗНЕЦЫ

     
      Впервые я услышал историю про Второй замок от тети Ады в то лето, когда мне исполнилось пятнадцать.
      Ада и Анна - наши с Виолеттой матери - были близнецами.
      Хотя... иногда про это почти удавалось забыть. Трудно было представить себе двух настолько разных женщин! Сосредоточенная, всегда погруженная в домашние хлопоты мама. И тетя - стремительная, всегда готовая сорваться с места в погоне за новым впечатлением. Её, словно солнечный зайчик, невозможно было застать на месте, и не удивительно, что до того лета наши семьи не виделись три года.
      Снять на лето замок в N. было, разумеется, идеей тети Ады, которая вдруг прониклась интересом к генеалогии. При изучении семейных архивов обнаружилось, что в незапамятные времена местная достопримечательность - Белый замок - принадлежал нашим предкам. Тетя тут же загорелась идеей провести там лето всем вместе. Теперешний владелец, которого с трудом удалось отыскать на юге Франции, не без удивления, но охотно и почти за символическую сумму сдал замок на три летних месяца.
      Так мы с Виолеттой встретились после трехлетней разлуки.
      Помню - первые несколько секунд мы стояли молча, почти чувствуя неловкость, ведь в прошлый раз, когда мы виделись, Виолетта носила две косички с бантиками, а я - короткие штанишки, теперь же мы превратились в почти взрослых юношу и девушку - но затем с радостными вскриками бросились обниматься. Помню охватившее меня в тот момент чувство, что теперь все хорошо. Моя жизнь вновь была полна. Словно две части медальона-сердечка соединились.
      Мы с Виолеттой не испытывали друг к другу романтической влюбленности, часто возникающей между двоюродными братьями и сестрами. Может быть, потому, что мы были так похожи. Люди без тени шутки говорили, что у нас одно лицо на двоих - и, встав рядом перед зеркалом, мы должны были это признать. Узы, связывавшие нас, были тоньше и прочнее любви мужчины к женщине или брата к сестре - хотя в юности мы, бывало, не виделись годами. Иногда мы не могли различить, где заканчиваются мои мысли и начинаются ее; я ловил в своем сознании образы и диалоги, принадлежавшие Виолетте, и наоборот, - словно наши мысли заблудились где-то по пути и перепутали двери.
      Стоит ли говорить, что нам снились одни и те же сны, и часто в разговоре, едва один из нас задумывался о чем-то, другой начинал говорить на эту тему. У нас было одинаковое, несколько странное, чувство юмора. Доходило до мистики - однажды, когда нам было по тринадцать лет, Виолетта, гуляя в парке, потеряла свою записную книжечку. В тот же день я, в другом городе, за тысячи километров, возвращаясь из школы через парк, нашел записную книжку - в точно таком же вишневом кожаном переплете.
      Со временем мы перестали удивляться этим совпадениям. Говорят, у каждого из нас где-то на земле есть "половинка". Мне повезло - я нашел свою еще в детстве.
     
      ***
     
      Вернусь теперь к описанию того лета - и в особенности одного невероятного события... Точнее, двух. Одно произошло тогда, а второе значительно позже, но имело к первому непосредственное отношение.
      Замок, снаружи выглядевший очень чинно и изящно со своими высокими узкими окнами, симметричными башенками и белыми (ну, уже не совсем белыми) кирпичными стенами, увитыми диким виноградом, в действительности оказался мало приспособленным к жизни. Из трех этажей фактически можно было пользоваться только комнатами, расположенными на первом. В разгар июля разожженный камин не спасал от сырости, а на чердаке по ночам были слышны подозрительные шорохи. Мы с Виолеттой в первый же день предприняли экспедицию на чердак, затянутый паутиной и обжитый летучими мышами, в надежде обнаружить какие-нибудь зловещие сокровища, оставленные нашими предками. Увы, добычей нашей стали лишь кучка истлевшей бумаги, очевидно, изгрызенной полёвками, да сухие осиные гнезда...
      Впрочем, мы все равно были в восторге - и не в последнюю очередь благодаря прекрасному парку, окружавшему замок.
      Парк был так огромен, что каждый раз мы умудрялись забрести в уголок, который нам еще не попадался. За все лето, думаю, мы так и не изучили парк до конца. Новая вылазка всегда сулила неожиданности - нельзя было знать, что мы найдем сегодня: заброшенное искусственное озеро с фонтанчиками по краям в виде лягушек, мраморную статую неизвестного божества с отколотой головой, старый дуб с корой, испещренной надписями на непонятном языке или огромные, в человеческий рост цветы, которые, полагаю, не отыскались бы в ботаническом справочнике.
      ...А через неделю после приезда мы узнали историю Второго замка.
     
      ***
     
      "Вижу, дети, вы много времени проводите в парке, - сказала тетя Ада однажды за завтраком. - Будьте поосторожнее, в нем и заблудиться недолго!"
      Мы хотели было обидеться за "детей", но потом передумали и вместо этого признались, что вчера действительно заблудились и именно поэтому опоздали к обеду.
      Мне бы и в голову не пришло рассказать о наших приключениях своей матери, но тетя Ада, как мы и ожидали, только посмеялась.
      "А Второй Замок вы еще не видели?" - спросила она.
      "Второй замок?" - разумеется, мы ничего про него не знали.
      Тетя Ада рассказала нам следующую историю.
      Замок, в котором мы сейчас живем - лишь копия. Подлинный Белый Замок затерян в глубине парка, в самом центре которого - озеро. Много лет назад наша прапрапрабабка умерла там странной смертью. О происшествии этом во всех семейных хрониках упоминается лишь в самых туманных и расплывчатых выражениях. ("Ручаюсь, что прапрапрадедушка Георг сам же ее и прикончил", - заметил я в этом месте рассказа, но Виолетта тут же велела мне не мешать). С тех пор каждую ночь она возвращалась, оглашая по ночам коридоры стенаниями, до нервных колик пугая всех живущих под крышей замка. Говорят, какая-то бедная молоденькая служанка, будучи на сносях, при виде полупрозрачной фигуры в темном коридоре закричала, упала в обморок - а потом родила раньше времени, да не настоящего ребенка, а какое-то неведомое существо. (Описания существа семейные архивисты, увы, также не оставили - а жаль, мы с Виолеттой не прочь были послушать).
      В общем, уживаться под одной крышей с недовольным призраком, страдающим бессонницей, в конце концов стало невыносимо. Однако наш прапрапрадед очень любил и этот замок, и озеро, и парк, чтобы отказаться от них ( и его легко было понять). Хитроумный выход вскоре был найден: второй замок был выстроен по другую сторону озера - напротив первого и точь в точь такой же, как прежний, и прапрапрадед со всей домашней челядью переселился в него. Первый же замок - собственно говоря, его нужно называть именно первым, а не вторым! - был оставлен во владение духам...
      Потомки Георга пытались найти замок, чтобы разгадать или опровергнуть легенду - но не слишком усердно: с замком было связано какое-то нехорошее поверье. Вроде бы, нельзя переходить на тот берег озера, где он стоит, скрытый в зарослях. Так или иначе, никто ни разу не видел ни замка, ни озера; и хоть, по поверью, один замок был построен не так уж далеко от другого - люди, отважившиеся на поиски, блуждали по нескольку дней, забредая то в болото, непонятно откуда взявшееся, то в заросли, и возвращались - ни с чем. А в наши дни поиски замка и вовсе прекратились. Но, возможно, это и к лучшему, - тут тетя сделала таинственную паузу и понизила голос - ведь тот, кто увидит заколдованное озеро, уже никогда не вернется домой...
      "Почему?" - спросила Виолетта.
      Но тут подали десерт, и внимание наше перешло к фруктам и мороженому.
      После чая Виолетта захотела, чтобы мы отправились на поиски замка. Признаться честно, мне и самому было любопытно - хотя я и испытывал некоторый скептицизм - и потому нами втайне было решено снарядить небольшую "поисковую экспедицию".
      Захватив с собой печенье, яблоки и, на всякий случай, карманный фонарик и отправившись со всем этим снаряжением в путь около одиннадцати утра, мы вскоре почувствовали себя настоящими исследователями диких джунглей. Цветам и кустарникам, похоже, шло только на пользу отсутствие ухода - они разрослись, как им вздумается, создав заросли, через которые так увлекательно было пробираться. Одичавшие маргаритки, анютины глазки и календула покрывали изумрудную траву, которая не начала еще выгорать, разноцветным ковром. Тигровые лилии покачивали своими пестрыми головками, норовя испачкать любого, кто случайно забрел в их владения, густой коричневой пыльцой, которая потом долго не отмывалась. Кусты роз распространяли в гудящем от пчел воздухе сладковатый аромат. Парк казался живым и древним существом, скрывающим свои загадки.
      Жара брала свое - то и дело мы присаживались отдохнуть в тени, ели яблоки, Виолетта развлекалась, пытаясь пускать зайчиков из круглого зеркальца, которое я привез ей из города, на отдыхавших в цветах больших белых и маленьких синих бабочек. Мы лениво болтали о пустяках, а больше молчали. Стоял безоблачный, ослепительно яркий день середины лета.
      Между тем произошло то, что неминуемо должно было произойти. Постепенно деревьев становились все больше, цветов все меньше... Дорожки терялись в густых кустах...
      И наконец я со сладким замиранием сердца понял, что понятия не имею, где мы находимся и в каком направлении остался наш замок...
      Вскоре мы уже шли вперед практически наугад, в конце концов перестав делать вид, что знаем, куда идем. Я понимал, что мы заблудились, но почему-то не испытывал страха. Я чувствовал (и, я уверен, Виолетта чувствовала это тоже), что впереди нас ждет что-то необыкновенное.
     
      ***
     
      Где-то через час наши припасы были съедены, солнце стало припекать по-настоящему, и я заметил, что сестра начала уставать. Заросли же становились все гуще. Парк все больше напоминал скорее некий заколдованный лес со старинных, вручную раскрашенных гравюр к сказкам, которые любила Виолетта. Цветущие кусты и плодовые деревья сменились темными приземистыми лиственницами. Рододендроны протягивали к нам усыпанные мелкими белыми цветочками темные ветви, точно пытаясь схватить. Красный плющ и дикий виноград, переплетаясь, создавали свод, под которым даже в июльский день было сумрачно. Теперь мне приходилось идти впереди, раздвигая ветви перед сестрой.
      Мне не то чтобы стало тревожно - но я понемногу задавался вопросом, каких вообще размеров этот парк, и может ли существовать парк, по которому идешь так долго, а ему конца-края не видно...
      Через какое-то время нашего продвижения, усложненного тем, что тропинка постепенно все более сужалась и наконец превратилась в отдельные просветы между деревьев то тут, то там, я вдруг осознал, насколько вокруг стало тихо. Трение листвы и травы о нашу одежду, иногда хруст сучьев под ногой да наши собственные затрудненные дыхания - вот и все звуки, которые теперь сопровождали нас. А затем я понял, что именно изменилось. Исчез ровный постоянный звуковой фон - звон насекомых, еще недавно заполнявший все дрожащее от зноя пространство между небом и землей. Парк вокруг нас затих. Казалось, уснул и легкий ветерок, который хоть немного смягчал послеобеденную жару - на деревьях не колыхался ни один листок. Мы были единственными живыми существами в этом застывшем царстве, маленькими одинокими путниками из другого измерения, двигающимися среди декораций.
      "Интересно, куда подевались все пчелы? - Виолетта, как всегда, просто читала мои мысли. - Странно здесь как-то".
      "Этот парк похож на сад из сказки про Спящую красавицу, за которым сто лет никто не ухаживал", - пошутил я в ответ.
      "Здесь, наверное, никто и не был сто лет..."
      "Знаешь, Виолетта, ночью мне пришла в голову забавная мысль."
      "Какая?"
      "Тебе не приходило в голову... - что, если кто-нибудь из владельцев, наших предков, был шутником? Что, если он однажды тайком собрал вещи и... Ну, что, если мы на самом деле живем в том замке?..."
      "Виктор, не говори ерунды, - Виолетта рассмеялась, но было заметно, что ей не по себе. - Ты видел в нашем замке призраков? Да ты просто пугаешь меня."
      Странно - мне показалось, что она действительно слегка испугалась, и я даже пожалел о своей шутке.
      Мы прошли еще минут десять, и тут Виолетта сказала, указывая вправо.
      "Давай свернем туда. Мне кажется, там просвет. Думаю, мы выйдем к берегу".
      Честно говоря, кусты там мне показались точно такими же, как везде - густыми и колючими, о чем я и сообщил сестре. Мне виделось более разумным двигаться все время в одном направлении.
      "Ты же не думаешь на самом деле, что мы заблудились? Это всего лишь парк".
      "Чертовски большой и запутанный! - возразил я. - Не забывай, люди здесь блуждали - по-настоящему! Лучше не рисковать и идти все время в одну сторону - тогда мы хоть куда-нибудь выйдем!"
      "Неужели тебе не любопытно поскорее увидеть второй замок? Я уверена, что он там! Просто признайся, что боишься привидений!"
      Мы еще немного поспорили - и, разумеется, в конце концов поступили так, как хотела Виолетта. Можно подумать, когда-то бывало иначе...
      Уж не знаю, была ли это женская интуиция, или Виолетта втайне от меня читала книги про индейцев и неплохо научилась ориентироваться в зарослях, но почему-то она оказалась права. Мы прошли еще совсем немного, как вдруг Виолетта воскликнула:
      "Смотри, вот и озеро!"
      Кусты вдруг расступились, словно раздвинулся занавес. Перед нами лежало голубое озеро, круглое, как зеркальце.
      У меня захватило дыхание и стало немного страшно - ведь если верить легенде, это озеро никто никогда не мог найти. Я понятия не имел, почему мы все же его нашли? Я сказал:
      "А замка не видно".
      "Ну конечно, - ведь он находится в глубине, за деревьями, как и наш. Давай попробуем обойти озеро".
      "Бесполезно, разве ты не знаешь, что по легенде нельзя попасть на тот берег?"
      "Вот именно - по легенде! Смотри, оно выглядит не таким уж большим".
      Мы подошли к озеру. Вода в нем была прозрачная, как в колодце, можно было разглядеть маленьких серебристых рыбок, суетящихся на дне. Их блестящая чешуя отбрасывала солнечных зайчиков на поверхность воды. Виолетта разулась и пошла по гладкому дну босиком. Я шел рядом и нес ее туфли.
      "Вода совсем теплая", - сказала сестра. Она наклонилась и сорвала большую желтую кувшинку, росшую у самого берега. "Смотри, - сказала Виолетта, - На том берегу такие же кусты шиповника, как и здесь. И такие же абрикосовые деревья. Странно, правда?"
      И действительно. Противоположный берег озера настолько напоминал наш, что это было похоже на декорацию... Признаюсь, в этот момент меня охватил суеверный страх.
     
      ***
     
      Мы решили обойти озеро, а затем углубиться в парк на поиски замка, но вскоре ровный песчаный берег закончился. Чем дальше мы шли, тем ближе край озера подступал к зарослям. Кусты шиповника угрожающе топорщились колючками, а подол белого платья Виолетты вскоре стал весь облеплен репейником. Если я в своих прочных штанах и ботинках был защищен от шипов и колючек, то для Виолетты и ее легких туфелек это было слишком.
      "Придется идти в обход," - наконец признал я. - Поищем, нет ли тут какой-нибудь тропинки.
      Мне не очень нравилась эта идея, но делать-то было нечего.
      Мы свернули к деревьям. Тропинка вскоре нашлась - и даже довольно широкая. Скорее, дорога между деревьев и кустов - похоже, когда-то ее прорубили специально. По моим расчетам, она огибала озеро и должна была вывести нас на другой берег. Мы шли по ней, и я то и дело оборачивался - мне казалось, в ветвях притаилось что-то. Но каждый раз это оказывалось солнечным бликом или игрой теней. Озеро поблескивало сквозь кусты. Я оглянулся на Виолетту и понял, что впервые за много дней понятия не имею, о чем она думает...
      "Послушай, - сказала Виолетта, когда мы прошли минут пять, - Помнишь, мама говорила, что если увидишь озеро - не вернешься домой. Как ты думаешь, почему?"
      Я видел: за ее небрежным тоном скрывается страх. Я пожал плечами. Не могу сказать, что я об этом не задумывался.
      "Может быть, они оставят здесь свои души..."
      "Перестань. Ты нарочно это говоришь, чтобы меня напугать..."
      ты как думаешь?"
      "Не знаю. Но ведь нельзя же насовсем заблудиться в парке, верно?"
      Какое-то время мы шли молча, а потом...
      Стена появилась внезапно, словно выросла из земли. Старая стена... Или, точнее, как я понял, присмотревшись, - живая изгородь, поросшая плющом.
      "Высокая..." - задрав голову и придерживая рукой шляпку, Виолетта изучила стену.
      По моим подсчетам - в стене было полтора-два моих роста.
      "Я могу попробовать перелезть и посмотреть, что на той стороне", - предложил я не совсем уверенно. Стена, в довершение всего, выглядела жутко колючей и вообще довольно неприступной. Мне не очень-то хотелось по ней карабкаться.
      "Как ты думаешь, что там?"
      "То же, что и здесь, - предположил я. - Трава, деревья".
      Мы какое-то время стояли молча и смотрели на стену. И вдруг Виолетта с негромким изумленным возгласом шагнула вперед, к стене, и прижалась к ней щекой. Я сначала не понял, что она там увидела.
      "Она сплетена из ветвей, и через щели видно, что делается на той стороне! - шепотом сообщила мне сестра. - Посмотри сам!"
      И правда - ветви, из которых была сделана стена, местами рассохлись, оставляя большие зазоры. Я тоже приник к одной из расщелин.
      От того, что я увидел, у меня перехватило дыхание.
      За стеной были двое - юноша и девушка в летнем белом платье... Они неспешно прогуливались - и в то же время выглядели так, словно что-то искали. Кажется, я знал, что...
      "Смотри! Это же... это же мы!"
      "Да... И у нее точно такое же платье, как у тебя..." - Ко мне с трудом вернулся дар речи.
      "Почему у "нее"? Это и есть я, - Виолетта зачарованно наблюдала за фигурами по ту сторону изгороди. - Ты только посмотри! Жаль, что мы не можем слышать, что они говорят. Как ты думаешь, они знают, что мы их видим?"
      "Думаю, нет. Смотри, они приближаются."
      "Тише..."
      Вторые Виктор и Виолетта подошли вплотную к стене. Я почувствовал, что мы одновременно с Виолеттой задержали дыхание - наши двойники прошли совсем близко.
      Они выглядели совершенно реальными - ни ветви, ни голубое небо не просвечивали сквозь их тела. Я видел, как трава приминается под их ногами и затем выпрямляется. Наблюдать за этим было странно, точно глядеть на ожившую фотографию или отражения, вышедшие из зеркала. Они повторяли нас в точности. Даже у моего близнеца с той стороны был разорван левый рукав, как у меня.
      "Чертовски большой и запутанный.... Просто признайся, что боишься привидений..." - донеслось до нас.
      Ощущения, что я смотрю сон, не было. Напротив, все представало перед глазами с преувеличенной ясностью, краски и звуки усилились, словно перед обмороком. Несколько секунд я был совершенно уверен, что они нас заметят.
      "Они уходят", - сказал я, когда призраки уже скрылись за деревьями. Кажется, кто-то сошел с ума, - не помню, это я сказал или только подумал.
      "Как ты думаешь, они существуют? - спросила Виолетта. - Или мы просто видим один и тот же сон - помнишь, как бывало в детстве?"
      "Не знаю. Черт, понятия не имею. Как это все странно..." - мне хотелось ущипнуть себя, но я знал, что не сплю.
      "Давай вернемся домой", - голос Виолетты дрожал. Черт возьми, похоже, она действительно перепугалась. А я пока что даже не мог понять, что именно чувствую.
      "Мне перехотелось смотреть на замок. Давай скорее уйдем отсюда! Как ты думаешь, мы найдем дорогу домой?"
      "Попробуем".
      А что еще нам оставалось?..
      Но честно скажу. В эту минуту я был уверен, что даже если мы выберемся из парка, то выйдем не к своему замку, а к тому - Второму, где обитают призраки.
     
      ***
     
      Конечно, ничего такого не произошло. Мы вернулись в точности по своим следам, ни разу не сбившись с пути. До сих пор недоумеваю - как такое оказалось возможно. Нас встретили встревоженные родители. Мы отсутствовали шесть часов, уже поднялся переполох. Но, так или иначе, все закончилось благополучно; единственной неприятностью было то, что в парке Виолетта потеряла свое зеркальце. Потом я подарил ей другое такое же.
      ...Какое-то время мы ломали голову над произошедшим. Озеро мы нашли, но вопросов-то не убавилось. До самого конца лета я не мог выбросить эту историю из головы, хоть мы с Виолеттой и договорились в конце концов считать все сном наяву, каким-то образом увиденным нами обоими. Другое объяснение трудно было придумать. Но в мою голову лезли странные мысли, с которыми я ничего не мог поделать. Например: если парк и замок по другую сторону озера в точности повторяют наш парк и замок - то что, если бы мы тогда не испугались и не повернули назад, а дошли бы до Второго замка и, минуя его, шли бы вперед и вперед? Вышли бы мы в конце концов из парка ко Второй Северо-восточной дороге, а потом ко Второму N., в котором была бы Вторая главная площадь и Вторая мэрия, а в домах нашли бы мы людей, которые являлись копиями тех, что жили в нашем городе? Честно говоря, наконец я решил просто выбросить эти мысли из головы, потому что так ведь, в самом деле, можно было додуматься до чего угодно...
      Легче было просто считать все это сном.
      Отыскать снова путь к озеру мы не пробовали. Виолетту слишком сильно перепугала вся эта история. Добавлю только, что на следующий день после похода к озеру я перелистал семейные архивы, испещренные аккуратным почерком тети Ады, и изучил все имеющиеся карты прилегающей к замку местности.
      Ни на одной из них озера не было...
     
      ***
     
      Моя история почти подошла к концу, осталось рассказать лишь ту ее часть, ради которой, пожалуй, и стоило затевать рассказ.
      В конце августа мы с Виолеттой расстались - тетя Ада уехала в путешествие в Альпы, я должен был вернуться в школу.
      Когда через несколько лет началась война, я попал в авиацию. Жестокая ирония судьбы... После более ста сражений за четыре года я не получил даже лёгкого ранения. Но Виолетта, моя Виолетта, оставшаяся в не оккупированной и, казалось, безопасной столице... Моя сестра умерла от пневмонии за полгода до окончания войны.
      Как описать ощущение, что от тебя отняли половину? Но именно так я и чувствовал себя тогда. Долгими ночами, когда я лежал в постели без сна, единственным утешением оставались воспоминания - и вопросы, давно оставившие меня, вновь слетелись на приманку моей печали. Как убийцу на место преступления, меня неодолимо тянуло в единственное место на земле, которое могло дать мне ответ.
      И, конечно же, месяца не прошло, как я снова был в Белом замке. Прежний его хозяин исчез во время войны. Теперь замок никому не принадлежал - только духам, и сам будто стал таким же призраком, как и его двойник, скрытый в сердце парка.
      Сентябрь окрасил кусты и деревья в парке в цвета меди и бронзы. Я шел наугад - глупо было полагать, что спустя столько лет я по памяти смогу найти тропинку, на которую мы с сестрой набрели случайно. Я лишь надеялся, что какой-то знак выведет меня на правильную дорогу. Поначалу мне показалось, что я безнадежно заблудился, но в какой-то момент все начало неуловимо меняться. Я стал узнавать все больше и больше знакомые тропинки, повороты, деревья...
      Стена почти развалилась. Рассохшаяся, побежденная плющом, она одряхлела, как человек, больной тяжелой и скоротечной болезнью. Кое-где стена провалилась, и дыры зияли, как раны на теле.
      Я без труда перелез на ту сторону..
      Там не было никаких призраков, конечно.
      И здесь, сейчас мои догадки, не дававшие мне покоя в городе, показались мне тем, чем они и были - безумием, бредом. Но что-то не давало мне уйти - а, наоборот, гнало вперед, туда, в глубину парка, где, как когда-то нам приснилось, ступали ноги наших близнецов... почему я шел туда? Какое я надеялся получить доказательство - того, что прошлое не исчезает без возврата, и где-то, в каком-то виде, Виолетта, возможно, существует? Я не знал...
      Но в конце концов я получил что-то вроде ответа.
      Когда я уже собирался уходить, что-то серебристое блеснуло под моими ногами. На секунду пасмурное сентябрьское небо и медно-бронзовые кроны деревьев раздвоились - и, нагибаясь к густой траве, я уже знал, что найду там.
     
     
  

Оценка: 8.74*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Самсонова "Жена по жребию" (Любовное фэнтези) | | Д.Черепанов "Собиратель Том 2" (ЛитРПГ) | | А.Емельянов "Мир Карика 6. Сердце мира" (ЛитРПГ) | | Д.Владимиров "Киллхантер" (Боевая фантастика) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | О.Обская "Приговорён любить, или Надежда короля Эрланда" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2" (Боевик) | | Э.Тарс "Мрачность +1" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"