Полевская Мария: другие произведения.

Часовщики

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Эта сказка лежала в моем компьютере где-то года с 2005. Все же писать сказку о перемещениях во времени - не самая лучшая идея, и нужно было оставить это научным фантастам :). В ней полно логических дыр (даже не говорите мне, где, - сама знаю :), но все же чем-то она мне нравится. Думаю, героями :)


Часовщики

Сказка

  
   В одном городке жил колдун. Как известно, в каждом уважающем себя городе найдется пара-тройка колдунов и магов, но это был совсем маленький городок, так что колдун в нем был всего один. Ни собратьев по профессии, ни конкурентов у него не было.
   Называли его люди просто Колдуном - настоящее имя (а звали его Анисет) мало кто знал. Был он высоким и худым, с тусклыми черными волосами и желтовато-бледной кожей человека, не видящего солнца. Ведь из дома Анисет выходил чаще всего по ночам, да и то редко.
   Жилище Анисета выглядело точь-в-точь, как должна была выглядеть келья ученого-затворника. Подвальное помещение разделялась на две части: в одной стояла кровать и стол со стулом, в другой - все остальное, а именно: ряды длинных полок, уставленных разноцветными пузырьками, колбами и инструментами. В углу под потолком жило семейство летучих мышей, которых Анисет прикармливал свечными огарками и объедками со своего стола; иногда, когда ему нужны были живые существа для его опытов, поголовье летучих мышей несколько сокращалось. Посетители Анисета побаивались его мышей и старались не заходить дальше порога.
   Ходили слухи, что Анисет и сам умеет превращаться в летучую мышь...
   Но самым интересным в жилище Анисета были часы. Часы висели на всех четырех стенах - часы с маятниками и с кукушками, исправные и сломанные - и все шли по-разному. Потому и днем и ночью ежеминутно не те, так другие часы начинали бить, так что Анисет, много лет проживший в такой шумной компании, в конце концов стал глуховат. На гораздо причудливее были часы, которые мастерил он сам: песочные и водяные, солнечные и цветочные, а еще он любил изобретать совсем новые часы, например, придумал часы лунные, тепловые и пылевые.
   Анисет мог бы жить куда богаче, ведь в городе никогда не переводились люди влюбленные, больные, принадлежащие к конкурирующим торговым предприятиям - иными словами, почти любой из горожан в тот или иной момент своей жизни вынужден был прибегнуть к помощи магических зелий и порошков Анисета, который был, несмотря на молодость, в своей сфере известен и не имел конкурентов. Поговаривали даже, что кое-кто из самых высокопоставленных особ города наведывался сюда тайком - но правда это или нет, точно неизвестно.
   Анисет редко отказывал клиентам, но сам не любил выполнять заказы, которые отвлекали от его любимых опытов. Что за опыты он проводил в своем подземелье, никто точно не знал. Поговаривали, что Анисет хотел разгадать Тайну Времени. И правда - время давно было предметом пристального интереса ученого. Результаты своих исследований, впрочем, он держал в секрете.
   Однажды апрельским пополуднем, когда работа с самого утра не клеилась (испорченные часы все не желали чиниться), Анисет вышел из дома еще при свете солнца, что случалось с ним редко, и направился в свою любимую книжную лавку.
   Именно в этот день с ним произошло удивительное событие...
   Итак, Анисет брел по улице, пользуясь возможностью подышать свежим воздухом, столь приятным после пропахшей реактивами лаборатории. Развеяться и правда не мешало. В последнее время у Анисета несколько раз появлялось странное чувство - как будто в равномерном движении времени соскочило какое-то колесико, или как будто во времени образовались маленькие трещинки, в которые то и дело проваливалось несколько минут, а то и полчаса. Ощущение было расплывчатым, и ученый затруднился бы дать ему научное описание, но подозрительные совпадения накапливались всю неделю и всерьез заставили Анисета задуматься о том, что, возможно, он и в самом деле слишком много работает и нуждается в отдыхе.
   Дойдя до Шахматной площади (она называлась так, потому что была вся сложена из черной и белой квадратной плитки, так что дети могли играть на ней в классики), он остановился под Городскими Часами. Был как раз полдень, в чем Анисет удостоверился, взглянув на собственные часы, и Куранты, как и было положено им, начали бить двенадцать. Анисет остановился послушать музыкальный бой часов, по привычке отсчитывая про себя удары. Часы пробили двенадцать раз... Но что это? Часы на этом не остановились и продолжали бить! Куранты пробили четырнадцать, пятнадцать... шестнадцать раз!
   Ученый так удивился поведению часов, что простоял под ними минут пять, раздумывая над происшествием, пока не вспомнил, что направлялся за книгами. Подойдя к книжной лавке, он дернул за шнурок звонка, и где-то в глубине раздался мелодичный звон. Анисет спустился по расшатанным деревянным ступенькам. Внутри книжного магазинчика было тихо и спокойно. Это было любимое место Анисета во всем городе, после собственной лаборатории. Здесь было царство книг - книг в золоченых переплетах, в окладах из дерева и из кожи неведомых существ, книг, написанных монахами и колдунами, книг на исчезнувших языках и таких древних, что от прикосновения страницы рассыпались в пыль, книг о магии трав и языке камней.... Короче говоря, здесь было все, что пожелает душа книжника, ученого, философа, мечтателя, поэта - круг клиентов магазинчика был узкий, но постоянный. Все здесь дышало древностью столетий и мудростью забытых эпох. (Ну и пылью тоже, конечно).
   Хозяин магазина, он же единственный продавец и бухгалтер, в полосатом жилете и желтом галстуке, похожий на гнома, сидел за столом. На столе лежали деревянные счеты, приходно-расходная книга, а также несколько растрепавшихся томов с вырванными страницами, бумага, клей и ножницы. Продавец подклеивал переплеты. Услышав, что пришел посетитель, он поднял голову от работы. Хозяин магазинчика хорошо знал Анисета уже много лет и ничуть не боялся его, как другие горожане.
   - Здравствуйте, господин ученый, - сказал он. - Рад вас видеть!
   Анисет кивнул головой, что должно было означать приветствие, и спросил:
   - Вы знаете, что произошло с Городскими Часами?
   - Что же?
   - Они сломались! - Анисет произнес это таким тоном, точно речь шла о высадке одноглазых трехногих жителей Луны прямо на Шахматной площади.
   - Не может быть! - изумился продавец - Они исправно шли шестьсот лет!
   - И тем не менее это так, - сказал Анисет, как бы рассуждая сам с собой. - Может быть, в этом и нет ничего особенно странного и любые часы за свою жизнь хоть раз, да ломаются. Но почему именно на этой неделе, когда мне принесли столько сломанных часов, сколько я за год не видел?
   Продавец не нашел, что ответить, и углубился в починку "Географического атласа".
   Анисет же принялся изучать новые поступления, изредка доставая ту или иную книгу и перелистывая страницы. Его тонкие пальцы обращались с книгами так же бережно, как с хрупкими механизмами, которые он собирал в своей лаборатории, или с опасными ядами.
   - Вот, - Анисет поднял увесистую стопку из пяти или шести книг.
   - Прекрасный выбор! - Продавец взял из его рук книги и направился к кассе. - Очень редкий экземпляр, - сказал он, указывая на "Справочник-показатель лечебных и магических трав".
   И дорогой, добавил про себя Анисет и вздохнул.
   - Надеюсь, я вправе рассчитывать на скидку, - сказал он.
   - Конечно, - любезно согласился хозяин. - Раз уж вы так удачно починили тогда мои часики. Правда, что-то они опять шалят...
   - Не смазывайте их машинным маслом, - посоветовал ученый.
   Честно говоря, он совсем не удивился словам продавца. И даже подозревал, что дело вовсе не в масле...
   Отсчитав из кошелька восемь монет, Анисет повернулся, чтобы уходить, но продавец окликнул его.
   - Господин ученый! А про самое главное я и забыл! Для вас утром кто-то оставил книгу.
   - Книгу?
   Анисет очень удивился. Хозяин магазинчика протянул ему книгу, и Анисет с любопытством перелистал обтянутый красной кожей увесистый томик. Книга рецептов магических средств, неплохая книга, будет приятно дополнить ею свою библиотеку...
   - А кто оставил? - спохватился он.
   - Понятия не имею, вот то и странно! Отлучился я чайку попить, утром-то торговли почти нет, - охотно принялся рассказывать владелец книжного магазинчика. - Возвращаюсь - лежит прямо на прилавке. И записка, что это для вас. А кто приходил - не знаю, звонка не слышал...
  
   ***
  
   Вернувшись домой, Анисет положил книгу на подоконник и сел за стол, где лежали разобранные часы. Он надел очки и принялся ковыряться то прямым, то изогнутым пинцетом в животе кукушки. Но спустя какое-то время Анисет понял, что не может сосредоточиться на этой работе, требующей большой тщательности и внимания. Мысли возвращались к книге.
   Анисет принялся перелистывать страницы, иногда задерживаясь, чтобы прочитать несколько абзацев. Книга оказалась интересной (магические зелья были второй большой страстью ученого), была издана больше двух веков назад и содержала сотни всевозможных рецептов, многие из которых были еще Анисету не известны - от настойки из цветущей опунции по рецептам мексиканских индейцев до порошка из высохших дождевых червей, любимого средства шаманов некоторых африканских племен.
   Вдруг из книги выпал изящный белый прямоугольник, изящно спланировавший на пол. Анисет наклонился и подобрал письмо.
   "Сегодня в пять в летнем кафе под Курантами". И приписка внизу - "Это очень важно". Почерк был порхающий, какой-то несерьезный; в слове "Курантами" узкие и длинные, как сами часы, "К" и "р" слегка расплывались, как будто в этом месте на лист чем-то капнули. Если поднести письмо совсем близко к лицу, от него слабо пахло сиренью.
   Приглашение на свидание? Ученый даже сам усмехнулся такому предположению. Но тогда что? Если это была шутка, то он не мог понять, кому она нужна. И как таинственный даритель мог знать, что он сегодня появится в книжном магазинчике? Нет, стоило все же сходить на это странную встречу, хотя бы из любопытства!
   В назначенное время Анисет сидел под бело-зеленым зонтиком "Зеленой феи", ресторанчика, где с мая по октябрь работало летнее кафе. Теплым вечером здесь было приятно посидеть за маленьким столиком; кофе, правда, был скверным, но отличный яблочный пирог, вид на площадь с Часами и уютная атмосфера искупали этот недостаток.
   Куранты пробили пять ударов уже пять минут назад, и ученый все больше чувствовал себя дураком. Конечно же, никто не придет. Это была шутка. Анисет вздохнул и на секунду отвлекся, заглядевшись на огромную ворону - а когда перевел взгляд, перед ним сидел человек. Девушка.
   Человек... в первую секунду ему показалось так. И все же, с первого взгляда на лицо незнакомки Анисет почувствовал непонятное, но сильное беспокойство. Любившему аналогии из мира точных измерений ученому пришла в голову мысль, что так выглядел бы человек, если к девяноста пяти его человеческим долям прибавить пять долей... чего-то другого. Если бы Анисет не знал, что эльфы давно исчезли и если бы что-то в облике девушки - скажем, форма ушей - могло свидетельствовать в пользу этой версии, Анисет принял бы ее за представительницу древнего народа. Но если брать по отдельности, все было вполне человеческим. Девушка была очень юной, с пушистыми темно-рыжими волосами, бледной кожей и зелеными, как речная вода, глазами. Такое сочетание имело традиционное дополнение в виде веснушек, усеивающих все лицо. Впрочем, это незнакомку совсем не портило. На ней было широкое, в старинном стиле платье цвета красного вина, а на шее висел золотой кулон, изображающий песочные часы. И улыбалась она довольно насмешливо. Похоже, ее развлекло изумление, слишком явно написанное на лице Анисета.
   - Так это вы передали мне книгу?
   И не успел Анисет задать этот вопрос, как с его губ сам собой сорвался другой, растерянный:
   - Черт побери! - (а ругался ученый крайне редко). - Что - черт побери - здесь произошло?!
   К чести Анисета, как и подобает ученому, он не разучился удивляться. А удивиться было чему! Посетители "Зеленой феи" почему-то вдруг разом решили поиграть в детскую игру "Замри"...
   ...дворник, минуту назад подметавший конфетные обертки и ореховую шелуху между столиками, остановился с занесенной в воздух метлой.
   ...официант замер с уставленным стаканчиками с мороженым подносом в вытянутой руке.
   ...скрипач Петер и дочь булочника Марика, которые должны были пожениться в сентябре, застыли, нежно глядя друг на друга, не замечая, что пудель Марики по кличке Облачко уже запустил зубы в бутерброд с колбасой на столе.
   ...Анисет задрал голову вверх: прямо над ним в воздухе висела, распластав черные крылья, огромная упитанная ворона. Висела совершенно неподвижно.
   И уж совсем изумленный ученый увидел, что погода, весь день ветреная, словно тоже подключилась к игре - на старых каштанах за оградой кафе не дрожал ни один листок.
   Зеленоглазая девушка, ничуть не удивленная произошедшей в природе странной переменой, протянула руку к Анисету, словно желая успокоить. В ее глазах появилось извиняющееся выражение, хотя и чертики-смешинки не исчезли.
   - Прошу прощения за это неудобство, господин Анисет. Наши методы общения слишком необычны для людей вашего общества. Я должна была подготовить вас, чтобы вы не пугались.
   - Я не испугался, - сказал Анисет, - просто я хочу знать, кто вы, зачем позвали меня и что за чертовщина здесь происходит. Раз уж вы, насколько я понимаю, имеете отношение к этой дурацкой шутке! - хотя Анисет и сам понимал, что называть происходящие вокруг чудеса "шуткой" не приходилось.
   - Меня зовут Клементина. Я такой же человек из плоти и крови, как вы, - девушка протянула тонкую руку и, словно желая доказать это, дотронулась кончиками пальцев до руки Анисета. - Я - одна из Часовщиков. А что здесь произошло, я вам сейчас объясню.
   И изумленный Анисет увидел, что наряд Клементины вдруг сменился прямо на глазах: теперь на ней было легкомысленное голубое платье в зеленые цветочки, а волосы сами рассыпались по плечам. Только кулон с песочными часами остался прежним.
   - Так это действительно ваших рук дело? - вскричал ученый. - Как же вам удалось... удалось... нет, не может быть... остановить время??!
   - Забавно выглядит, верно? - Клементина рассмеялась. - Всегда производит впечатление в первый раз. Но вы не совсем правы. На самом деле, остановились мы. Вы знаете - поэты часто говорят, что мечтают остановить мгновенье. Вот и мы задержались в мгновении, которое в моей власти на некоторое время продлить. В обычном мире наша беседа пролетит быстрее, чем взмах ресниц. Ну что же вы! - она рассмеялся, увидев лицо Анисета. - Ведь вы же ученый. Вы должны с легкостью воспринимать новые идеи!
   - Признаться, воспринять ТАКОЕ не очень-то легко, - сказал Анисет, у которого голова шла кругом.
   - Привыкнете, - сказала Клементина и добавила задумчиво: - Знаете, меня всегда интересовало, как люди чувствуют время. Правда ли, что оно способно для вас убыстряться и замедляться? Секунда, приносящая муки, может показаться вечностью, но час, проведенный в наслаждении, пролетает, как миг?
   - Вам нужно спросить об этом поэта, - ответил Анисет несколько раздраженно. - Я ученый, как вы сами только что заметили.
   - Нет, поверьте, мне нужны именно вы. - Помолчав, Клементина сказала: - Вам нравятся часы, верно? Я видела сегодня, как вы стояли под Часами и о чем-то думали. А вы не замечали в последнее время, что со временем творится что-то странное?
   - Замечал, - признался Анисет. - Хотя было подумал, что это странное творится с моей головой. Я слишком много работаю.... В последнее время минуты то куда-то исчезают, то прибавляются. День то забегает вперед, то отстает... Не успеешь пообедать, как настает время пить чай. С часами тоже что-то случилось. За последнюю неделю мне не удалось починить ни одних!
   - Очень тонкое наблюдение! - воскликнула Клементина, на плечах которой тем временем появилась шелковая лиловая шаль, в дополнение к вечернему платью, а рыжие волосы собрались в высокую прическу. Ученый даже заморгал от удивления. Ему никак не удавалось привыкнуть к таким стремительным метаморфозам.- А теперь позвольте изложить суть нашего дела, - продолжала, как ни в чем ни бывало, девушка. - Представьте себе, господин Анисет, что время это большие, просто огромные часы! - Клементина указала на узкий длинный силуэт Часов, фигурные стрелки на которых намертво застыли на пяти минутах шестого. - Иногда любые часы ломаются. А что уж говорить о таких старых! Честно говоря, в последнее время у нас, Часовщиков, прибавилось работы. Увы, Время уже не то, что в былые времена - не пройдет и пятисот лет, как приходится нам то здесь что-то подвинтить, то там что-то подправить. А теперь представьте: пока неточность пустяковая, вряд ли произойдет что-то важное. Никто не опоздает на свидание, не проспит на работу и не снимет с огня недоваренный суп, если часы спешат или отстают на пару секунд. Но если такие часы не починить вовремя, они будут портиться все больше, пока в один прекрасный момент совсем не остановятся!..
   - Начинаю понимать, - сказал Анисет. - Позвольте мне задать два вопроса. Первый - каким образом вы будете чинить Время? И второй - какая помощь потребуется от меня?
   - Ответ первый: примерно таким же образом, каким вы чините часы горожан, господин Анисет, - сказала Клементина, поправляя рукав ярко-красного платья-кимоно. - Чтобы наладить часы, которые отстают, вы останавливаете их, чтобы подогнать стрелки, и снова заводите - верно? Вот и нам придется ненадолго остановить Время, чтобы кое-что подправить.
   - И как все это будет выглядеть? - спросил заинтригованный ученый.
   - В течение одной минуты - пока Часовщики будут исполнять свою работу - в этом городе (а вам повезло, господин ученый, родиться в городе, который является Перекрестком Времен) исчезнет время. Невидимые грани, отделяющие Прошлое, Настоящее и Будущее, пропадут. Надеюсь, вы понимаете, к каким последствиям это может привести.
   - Думаю, да, - сказал Анисет, подумав.
   - Если люди каким-то образом узнают свое будущее, они могут захотеть изменить его. Представьте, что девушка, которая собирается замуж, увидит, что ее жених через пять лет не будет ей верным мужем. Она, конечно, передумает выходить за него, а может быть, именно у этой пары должен родиться ребенок, который станет великим ученым, или врачом, или художником. Или представьте, что король, который собирался начать войну с соседней страной, узнает, что ему суждено проиграть. Может измениться вся политическая карта мира. Или...
   - Это всё я, к счастью, еще могу сам сообразить, - сказал Анисет нетерпеливо. - Вы не ответили на мой второй вопрос.
   - Некоторое время назад вам удалось изготовить Зелье Забвения...
   - Откуда вам известно? - вскричал изумленный ученый. - Ведь результаты моих опытов еще не были нигде обнародованы!
   - Вот именно - "ещё не были" - улыбнулась Клементина, - Неужели вы еще не поняли?
   - Признаться, я вообще ничего не понимаю....
   - Мы, Часовщики, Хранители Времени, можем помнить и прошлое, и будущее.
   - Но почему тогда?..
   - ...Это не значит, впрочем, что мы можем изменить будущее. Не больше, чем мы можем изменить прошлое. Нет, так далеко наша ответственность не простирается. Поэтому, господин Анисет, каким бы ни было решение, определяющее ваше будущее, принять его можете только вы. Так вот, мы хотим, чтобы вы изготовили Зелье Забвения, выпив которое, жители города навсегда бы забыли те шестьдесят секунд, когда мы будем исполнять свою работу и течение Времени нарушится. Никто, кроме Часовщиков, не должен знать будущее. Вы готовы нам помочь?
   - Да, - сказал Анисет. - Признаться, мне никогда еще не приходилось участвовать в таком широкомасштабном научном эксперименте, - задумчиво добавил он.
   - Отлично, - сказала Клементина. - Теперь я расскажу, что именно нужно сделать.
   Ученый внимательно выслушал все объяснения, делая пометки в блокноте. Когда Анисет поднял глаза от записной книжки, Хранительницы Времени уже не было.
   Невидимый мир, населенный странными существами - Часовщиками, прячущимися в закоулках времени, точно в складках одежды, - лишь на мгновенье приподнял перед ним свой занавес, и теперь все вновь выглядело обычно. Мир пришел в движение: дочь булочника уже успела прогнать Облачко от стола, дворник опустил метлу, и ворона, сложив крылья, спланировала прямо на дерево неподалеку от столика, где сидел Анисет. И можно было посчитать, что все это Анисету привиделось. Но перед ним лежала, исписанная его неразборчивым, словно птичьи следы, почерком, записная книжка, где содержались самые странные указания из всех, что ученому доводилось получать...
   Придя к себе, Анисет сварил крепкий кофе, а когда почувствовал, что в голове прояснилось, сел к столу, убрал разобранные часы с кукушкой и инструменты и вместо них водрузил на стол большое круглое зеркало стеклом кверху.
   На полках у Анисета хранились банки и склянки, в каждой из которых был ингредиент для магических зелий - сушеные индийские поганки и листья белой лилии, лягушачьи лапки и корень мандрагоры, вырванный в ночь на Самайн, носорожий рог и пыль с семидесяти семи дорог и прочие волшебные припасы. Анисет взял понемногу из семи банок, вокруг зеркала расставил семь свечей и насыпал семь маленьких кучек из семи снадобий.
   Затем Анисет по памяти произнес на латыни крайне длинное заклинание, из тех, что ученым произносить запрещено, а прибегают к ним тайно и лишь темные маги. Одним движением ладони он разровнял и перемешал семь разноцветных кучек, так что они покрыли поверхность зеркала тонким слоем - а затем вдруг сами вспыхнули длинным разноцветным огнем, взлетев почти до низкого потолка и напугавшим уцелевших летучих мышей. Произнеся другое заклинание - настолько длинное и зубодробительное, что на этот раз Анисету пришлось свериться со своими книгами, - он наклонился над столом и принялся вглядываться в помутневшую глубину магического зеркала.
   В тумане начали проступать очертания. Ученый затаил дыхание - если он правильно воспроизвел действия ритуала, он должен был увидеть свое будущее. Постепенно в зеркале, где сперва были видны только трещины на потолке да старое чучело совы, стали проясняться контуры предметов. Но спустя несколько минут Анисет увидел, что зеркало показывает ему его собственную комнату. Дурацкое заклинание! - разозлился сам на себя маг. Он в раздражении убрал зеркало со стола и уселся в кресло. Его попытки заглянуть в будущее и до этого никогда не давали результатов. Но теперь Анисет всерьез задался мыслью, а не потому ли ему не везло именно с этим заклинанием, что в будущем, которое он пытался разглядеть в зеркале, ему не было места? Нет, серьезно - почему Клементина не заставила его подписать какой-нибудь договор, обязующий его тотчас же выпить Зелье, после того, как он удостоверится, что это же сделали все остальные жители городка? Почему Часовщики разрешили (точнее, не запретили) ему, Анисету, узнать свое будущее? Не потому ли, что он все равно не сможет изменить будущее, по простой причине - просто не успеет? От этой мысли Анисету стало совсем не по себе, но он никак не мог ее выбросить из головы.
   До утра Анисет просидел в кресле, пугая своей неподвижностью летучих мышей, а когда рассвет окрасил своими лучами стены подземелья, опять покинул дом. Где был Анисет в этот день - об этом лучше не знать. Но когда к закату он вернулся, у него были все ингредиенты, чтобы составить Зелье Забвения и сделать все так, как научила его Клементина.
  
   ***
  
   Ночь перед Моментом, Когда Время Должно Было Остановиться, Анисет провел за работой.
   До рассвета в его лаборатории кипели и пузырились отвары, разбавлялись и сгущались смеси, листья полыни и бессмертника растирались в порошок, корни нарцисса и мандрагоры измельчались, толченые мадагаскарские пауки и черные древесные грибы кипятились. И еще много одному ему известных компонентов использовал Анисет, чтобы приготовить Зелье - такое сильное, чтобы заклятье Забвения поразило, пусть ненадолго, весь город. Все свои знания, весь опыт, накопленный долгими годами изучения тайн зельеварения, использовал он в эту ночь. Из окна его подземелья ближе к рассвету начал сочиться тонкий зеленоватый дымок. К утру Зелье было готово.
   Взвесив все "за" и "против", Анисет решил встретить будущее в своей лаборатории.
   Чем ближе подходили стрелки часов к пяти утра - Моменту, Когда Время Должно Было Остановиться - тем больше Анисет нервничал. Но в то же время ученый в нем испытывал огромный интерес и не мог дождаться начала необычайного эксперимента.
   Когда стрелки часов подобрались к нужной отметке, Анисет уселся за стол и приготовился ждать.
   Вначале ничего не происходило. Анисет даже подумал, что Клементина над ним подшутила.
   ...Бах! Неожиданно Анисет обнаружил, что лежит на полу. Стул неожиданно исчез прямо из-под него!
   Когда, потирая поясницу, Анисет встал, то обнаружил, что комната вокруг него стремительно менялась. Сперва из клубящегося сизого тумана возникли пол и голые стены. Анисет сообразил, что видит прошлое, когда дом только был построен и в него еще не успели поставить мебель. Потом изображение задрожало, задергалось, и маг увидел уже знакомую обстановку - полки, уставленные колбами и приборами, инструменты, разложенные на столе, за которым он провел столько ночей, следя за разноцветной жидкостью в пробирках или копаясь в часах. Затем на миг все вокруг подернулось дымкой, и комната вновь переменилась. Теперь, очевидно, перед Анисетом было достаточно отдаленное будущее, потому что здесь уже опять кто-то жил. Комната, которая когда-то составляла все владения Анисета, была отведена теперь под библиотеку. На светлых стенах висели картины и дипломы, на которые Анисет успел взглянуть лишь мельком. Напротив камина стояло уютное кресло, в которое хотелось присесть с книгой. А вот высокий, под потолок, книжный шкаф, заполненные старинными фолиантами, Анисет узнал - он сам собрал его и очень любил. Видно, новый хозяин решил сохранить эту деталь интерьера... но почему? И тут в голову ученого пришла догадка. Ну конечно!... Эта комната принадлежала ему самому, только через много лет! Но тогда... - молнией блеснула другая мысль, и Анисет, даже не успев додумать ее, бросился к книжному шкафу. Его глаза скользили по корешкам книг, отмечая знакомые и незнакомые названия.
   Дрожащими руками Анисет снял с полки одну из книг. Приятно тяжелую книгу, красиво изданную, в кожаном переплете... на котором было его собственное имя.
   "Опыт и научное доказательство возможности перемещений во времени" - прочитал Анисет, и буквы запрыгали перед его глазами. Сердце ученого забилось так, что казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Дрожащими пальцами он перевернул первую страницу...
   ...но в следующий миг книга, которую Анисет держал в руках, исчезла, словно растаяв в воздухе.
   Шестьдесят секунд прошли...
   Анисет посмотрел на свои руки, только что державшие книгу, в которой заключался труд его будущей жизни. Резкий звук, который Анисет не сразу узнал, заставил его выйти из оцепенения. Все часы, еще вчера безнадежно испорченные, разом пошли, маятники заходили взад-вперед, и сразу несколько механических птиц приветствовали ученого разноголосым хором. Анисет вскочил и, схватив котелок с Зельем Забвения, вылетел из дома.
   День еще не начался, и город спал. Промчавшись по пустым улицам, Анисет выбрался на окраину, где журчала река, двумястами шагами ниже по течению безжалостно забранная в железную трубу. По этой трубе горожане получали воду для своих водопроводов. Спустившись по заросшему лопухами берегу, Анисет вылил в спокойные волны густое едко пахнущее содержимое котелка. Некоторое время он следил, как зеленоватое пятно расплывается по гладкой поверхности реки. Затем той же дорогой он вернулся в город.
   Ближе к полудню ученый решился выйти из дома, чтобы оценить обстановку. Зелье, попав в реку, должно было вызвать у выпившего воду полное забывание всего, что происходило в предыдущие двадцать четыре часа. Анисету не терпелось увидеть все своими глазами - ведь впервые полем для его опытов стал целый город!
   Увиденное превзошло его ожидания. В городе царила полная неразбериха: люди обнаруживали себя в самых неожиданных местах, не помня, как здесь оказались. Домовладельцы не могли вспомнить, заплатили ли им вчера, хозяйки позабыли, что нужно было купить на рынке, и даже собаки, которые пили воду из городского канала, жалобно скулили и вид имели самый потерянный. Ученый ускорил шаг, ему стало не по себе от того, что он натворил.
   В "Зеленой Фее" не было ни одного посетителя. Анисет сел на то же место, где сидел, когда встретился с Клементиной, и достал из кармана пузырек. Внутри таинственно переливалась зеленоватая жидкость.... Что, если, заглянув в свое будущее, он тем самым разрушил его? Один великий ученый сказал, что самые главные открытия были сделаны случайно. Что, если ему не удастся воссоздать свое открытие путешествий во времени сознательно, в расчете на успех?..
   Погрузившись в эти размышления, Анисет, как и в первый раз, пропустил появление Часовщиков. Теперь Хранителей было трое. Рядом с Клементиной стояли высокая седая женщина и девочка лет восьми с рыжими локонами. Фигуры женщин казались полупрозрачными, неяркий свет пасмурного дня почти проникал сквозь них. Струящиеся одежды менялись, становясь золотистыми, серебристо-розовыми, дымчато-серыми, белоснежными... У всех трех Часовщиков были одинаковые золотые медальоны в виде песочных часов. И чем-то они, такие разные, были похожи, словно близкие родственники - или... Анисет не додумал эту мысль.
   - Господин Анисет, - сказала Клементина, - От имени Часовщиков мы говорим вам спасибо за ваше сотрудничество. Вы все сделали великолепно!
   На торжественных лицах Часовщиков появились улыбки. Совершенно одинаковые!
   - Мы больше не увидимся? - спросил Анисет.
   - Наша работа здесь закончена. Но мы всегда будем где-то рядом, - сказала Клементина. - И если Время опять начнет плохо себя вести, думаю, мы знаем, к кому теперь обращаться за помощью! Так что - кто знает!
   - Но вы же знаете! - сказал Анисет.
   - И вы знаете, что я могу вам ответить на этот вопрос, - улыбнулась Хранительница Времени.
   - Знаю, - вздохнул ученый. - Вы не можете это сказать.
   - Совершенно верно, - сказала Клементина и растаяла в воздухе.
   За ней последовали ее спутницы - последней исчезла рыжеволосая девочка, которая успела на прощанье помахать Анисету рукой.
   Наважденье закончилось - вновь вокруг Анисета шелестели листьями каштаны, ворковали голуби, где-то залаяла собака. Мир был полон жизни. Городские Часы на Шахматной площади пробили полдень - двенадцать ударов, как положено.
   Тогда только Анисет вспомнил, что не задал Клементине свой вопрос... впрочем, вряд ли она бы ответила. Придется решить самому. Анисет задумчиво рассматривал на свет пузырек, и в голову к нему пришла интересная мысль. Конечно, он вовсе не должен был умереть! Часовщики только потому и разрешили ему заглянуть в будущее, что знали - он все равно решит выпить зелье, чтобы не поставить под удар возможность своего великого открытия. И значит, он ничего не сможет изменить. Но ведь пока он еще ничего не решил, не выпил зелье, и все можно переиграть. Так чего же хочет от него Судьба? Ну и путаница! - готов был уже воскликнуть маг, схватившись за голову, как вдруг, как наяву, услышал голос Хранительницы Времени, настолько ясно, что он даже обернулся проверить - вдруг она еще здесь: "Мы можем изменить будущее не больше, чем мы можем изменить прошлое. Так далеко наша ответственность не распростирается. Поэтому, господин Анисет, каким бы ни было решение, определяющее ваше будущее, принять его можете только вы".
   ...Но, конечно, ее уже не было.
   И, приняв решение, Анисет записал в свой блокнот сказанную Клементиной фразу, которую хотел запомнить на всю жизнь, даже когда забудет все остальное навсегда.
  
  
  
   9
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"