Полежаева Инна Анатольевна: другие произведения.

Элемент Инурия. Освобождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.34*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Инурия во второй части больше не обычная девчонка, но воин и символ... Магистра Зенуса больше нет, но он успел передать Инурие сообщение с именем - Ксу Лао. Со Стигом и Ману, не доверяя никому больше, она ищет этого человека, чтобы узнать, как отключить ультразвук и выбраться за стену. В обществе раскол на тех, кто хочет жить по-другому, и тех, кто за прежний уклад. Но арест Инурии все меняет. Среди друзей героини, самых близких, кому она доверяла, был предатель, работавший на НОК. Кто же это? На суде, думая, что умрет, Инурия говорит речь, которую кто-то транслирует жителям Патриама. Таким образом, все грязные тайны мира раскрываются, и поднимают волну протестов. Наконец вы узнаете, чем же уникальны Инурия, Стиг и Ману, и почему именно их так тщательно изучают. Раскрывается тайна, почему перестали действовать ПВ. Правительству приходится пойти на компромисс и уступки, взять в свои ряды представителей бунтарей, и попробовать жить по-другому. Но это кажущаяся победа. На самом же деле, Совет делает отдел НОК властным органом, превращая Патриам в полицейское государство. Но Инурия добивается чего хотела: уходит с друзьями за стену, на свободу. Может это побег от войны, которая может начаться в Патриаме? С ней идет те, кто не могут или не хотят здесь оставаться. Кроме того, одна из Элементов беременна, не смотря на запрет размножения естественным путем. И когда уже герои верят, что получили то, за что так долго боролись, на них нападают, убивая близкого Инурии человека...

  Я шла по лесу. По настоящему лесу, живому, зеленому, пахнущему. Веяло сыростью, так может быть только после дождя. Меня окружали звуки и их было много: птицы, насекомые, шум ветра в листьях... Вдруг все начало смолкать, и стало страшно...я резко обернулась и посмотрела в желтые глаза хищника...
  Я подскочила в испуге на своей эргокровати и огляделась по сторонам. Не было леса, хищника, не было ничего настоящего. Просто моя комната в Доме Знаний. Автоматические окна еще не открылись, до начала занятий оставалось время. Я смотрела на кристально-белый потолок своей комнаты, а из моих глаз текли слезы.
  Этим утром, после несостоявшегося побега, не хотелось ничего. Будто пропало желание действовать, или даже жить.
  Я абсолютно апатично сходила в душ, стояла там максимально долго, пока автоматический голос не объявил, что лимит использования воды исчерпан.
  - Шайлоум, - сказала Тиния, выходящая из своей комнаты.
  - Шайлоум, - апатично ответила я.
  Удивительно, но она пошла рядом со мной, а не испуганно прошмыгнула мимо как обычно.
  - Инурия...скажи...тебе не страшно?
   Я промолчала. Я понимала о чем именно она спрашивает. Но сегодня мне не было ни страшно, ни хорошо, никак.
  - Знаешь, Тиния, мне уже ничего не страшно. И уже ничего не хочется...
  - Что-то случилось? - настороженно спросила она.
  - Как раз ничего и не случилось, - улыбнулась я ей слабо.
  Мы помолчали, спускаясь в Челере.
  - Cейчас наш Дом Знаний поделился, можно сказать, на две части. Те, кто хотят изменений, и они на твоей стороне, и тех, кого это пугает, и они на стороне Коцумо.
  - Что?! - я чуть не свернула шею, резко повернув голову к Тинии, - Коцумо?
  - Да, она, вроде как, собирает вокруг себя единомышленников...
  - Понятно..., - эта новость была еще лучше всех предыдущих. Мало того, что мы с моей лучшей подругой прекратили общаться, так теперь мы во враждующих лагерях.
  - Но ведь я не собираю единомышленников, - сказала я, когда мы уже подходили к Залу, где завтракали все Элементы женской половины.
  - И в этом твоя особенность, - сказал Тиния, мягко улыбнувшись, - они сами собираются вокруг тебя.
  
  Я без энтузиазма грызла серую сухую массу брикетов, когда рядом опустилась Ирда.
  - Что с лицом?
  Я не стала ничего ей рассказывать. Непонятно было кому можно доверять, а кому нет. Почему они включили ультразвук? Из-за наших частых прогулок за территорией Дома Знаний? Или потому что видели что-то с помощью Венаторов? А может что-то узнали от Ирды? Или от Коцумо?
  - Ну...я бы хотела жить не здесь, - ответила я честно, но не раскрывая всей правды.
  - Инурия, знаешь...я много думала обо всем, что мы узнали. Ты же понимаешь, что нас отсюда не выпустят...ну, добровольно я имею ввиду...
  Я настороженно уставилась на Ирду.
  - И?
  - И может, как вариант, мы попробуем попасть в число тех Элементов, которые обслуживают праздники?
  - Что?!
  - Ну, понимаешь..., - начала подруга, но я ее перебила.
  - Ирда, ты хочешь обслуживать всех тех мужчин? Ты же знаешь, что им не нужна девушка, которая будет носить еду в толпе! После того, как ты закончишь с едой, тебе нужно будет еще и заниматься с ними сексом!
  Я старалась говорить тише, но на нас все-равно смотрели. Хотя на меня теперь всегда смотрели. Ирду после моих слов передернуло. Она помолчала, а затем произнесла:
  - Ну а что ты предлагаешь? Инурия, мы ведь не знаем, что нас там ждет...за стеной...
  Я чуть было не ответила, что стена теперь почти непреодолима. Почти.
  - Инурия, шайлоум! Сегодня потренируемся? - спросила у меня Нилу, застенчиво одергивая короткую юбку.
  - О черт, - прокомментировала Ирда, - вот это укоротила так укоротила...
  - Эм...я решила так интереснее, - улыбнулась она.
  - Безусловно, - кивнула я, - думаю, как минимум пятерых парней твоя юбка выдернет из спячки под действием ПВ.
  В течение учебного дня я лениво просматривала электронные листы с информацией о живописцах прошедших времен. Мне нужно было поговорить с Магистром Зенусом. Он стал со мной откровенным, и нельзя было это упускать. После того, как закончились занятия, а до ужина и всеобщего прослушивания Слова Правительства было время, я отправилась к Магистру. Без приглашения.
  Перед раздвижными дверями с планшетом стояла Разумная в белом, та же что и всегда.
  - Элемент Кан? - видимо это было равнодушное удивление.
  - Эм...я пришла к Магистру, по важному делу...
  - Но его нет, - ответила Разумная и опустила глаза.
  - А...я зайду попозже, - и было развернулась чтобы уйти, как слова Разумной меня ввели в ступор.
  - Его не будет...больше...
  - Ч-что?! - меня просто парализовало от ужаса, куда они его дели?
  - Элемент Кан! - вдруг за спиной Разумной раскрылись двери, ведущие в Зал Магистра, - Прошу войти!
  Я сначала даже не поняла кто передо мной. Затем увидела звериные цепкие глаза сотрудника НОК. Так страшно мне не было еще никогда в жизни. Но выхода особо не было, не бежать же сломя голову в свою комнату, откуда меня выведут прямиком на Операцию.
  Я вошла за мужчиной, тот пружинистым шагом направился к рабочему месту Зенуса. Так непривычно было видеть его кресло пустующим. Хотя поджарый сотрудник НОК быстро занял его, слегка откинувшись назад.
  - Искали Магистра? - спросил он отрывисто.
  - Да,- ответила я твердо. Не врать же, что заблудилась.
  - Могу спросить по какой причине?
  - Можете, - также ответила я.
   Он молчал. Я тоже.
  Мужчина подался вперед, собрав руки в замок на столе, за которым еще недавно сидел Зенус.
  - Инурия, может прекратим играть и притворяться? И поговорим откровенно?
  - Согласна, - кивнула я и тут же спросила, - на вас не действуют ПВ?
  - Почему? - спросил он, сощурив глаза.
  - Вы отличаетесь.
  - Элемент Инурия, вы не знали о существовании даже отдела НОК, как понимаете не просто так. И неужели вы думаете, что я раскрою перед вами сейчас все тайны и отвечу на вопросы?
  - А у вас много тайн? - также спросила я, заметно расслабляясь. Кажется, оперировать не поведут.
  - Достаточно.
  - Но вы сами предложили говорить откровенно. А я, знаете ли, тоже хочу многое знать.
  Он усмехнулся и потер подбородок
  - Кажется я начинаю понимать Зенуса, под вашу обаятельную прямолинейность очень легко и просто попасть.
  - Что вы сделали с Магистром? - тихо спросила я.
  - Ничего.
  Я не поверила и выразительно приподняла брови.
  - На самом деле ничего. В данном случае мне не за чем вам врать, Элемент. Его просто перевели в другой город. Ну и, конечно, лишили, скажем так неких привилегий. Вы ведь знаете о чем я?
  Я поняла, что речь идет о помпах с гормонами и вечеринках.
  - Тот факт, что вы с ним сдружились, и ради этой смешной дружбы, он уничтожил все видео с вашими ночными, да и дневными перемещениями, не говорит о том, что я ничего не знаю. Я знаю о каждом вашем шаге, просто теперь это будет сложнее доказать...
  Кажется, дикое изумление проступило на моем лице.
  - Вы не знали, да? - сказал он, - Что ж, не стоило мне об этом говорить, поступил опрометчиво, теряю хватку...
  Причем сказано это было с некой горькой усмешкой.
  Значит Зенус не только им ничего не рассказал, но и скрыл, например, то что я угощала своих друзей фруктами, да и многое другое думаю тоже. Я даже не предполагала, что магистр так относился ко мне. Он ведь действительно мог донести обо всем сотрудникам НОК с самого начала, но не стал этого делать. Мне стало страшно, что началось то, чего так боялась Ирда. Люди, которые были рядом, начали страдать от моих действий.
  Я просто подошла и села напротив сотрудника НОК. Он, кажется, усмехнулся.
  - Как мне к вам обращаться? - уточнила я.
  - Беллатор Эйсон...
  - Хм...Беллатор...вы считаете себя воинами? Но ведь в нашем мире нет войн? Или я чего-то не знаю, один из множества ваших секретов?
  Он прищурившись смотрел на меня.
  - Инурия Кан, ни один Элемент так не говорил со мной. Все о чем меня спрашивали - а не убью ли я их, или не поведут их прямо сейчас на Операцию...
  - А меня поведут на Операцию? - спросила я, зная что нет. Иначе давно бы отвели.
  - Я пока думаю над этим.
  - Тогда я продолжу вас интриговать, хотя бы для того, чтобы мне не вскрыли череп раньше срока. Почему бы вам просто не загнать в Лаборатории неудобных Элементов типа меня?
  Он рассмеялся над первым предложением моей речи, затем ответил:
  - Хочу знать природу этой аномалии.
  - А может вы сами создали эту аномалию?
  - Каким образом?
  - Вы позволяли Элементам увидеть другую жизнь: яркую, наполненную эмоциями, необычной едой и алкоголем. Может нарушение правил, которые для того и создавались дабы не нарушать, и привело к подобной аномалии.
  - Не говорите глупостей, Элемент Кан, как это может быть связано?
  - Знаете, Беллатор Эйсон, природе и живым существам, даже выросшим в пробирке, свойственно эволюционировать, чтобы выжить. Может быть с нас начинается та самая эволюция? Новая Эра? Чтобы остановить вот это все?
  Я видела насколько серьезным стал его взгляд. И ожидала, что сейчас будут озвучены угрозы за такие мысли, сказанные вслух. Но он просто промолчал.
  - И что дальше? - уточнила я.
  - Что вы имеете ввиду?
  - Что дальше? Вы же видите, что я нарушаю правила, обрезая одежду, - я кивнула на свою юбку, - занимаюсь танцами... Что дальше? Вы будете это запрещать? Или вы понимаете, что запреты без ПВ лишь еще больше побуждают к действию...
  - Пока мы просто понаблюдаем за вами и...вашими друзьями...
  - Хм...у меня есть более интересное предложение...
  - У вас ко мне? - его брови поползли вверх.
  - Именно!
  - Ну...озвучивайте...
  - Отпустите нас за стену... и понаблюдайте как мы там будем выживать...
  Его лицо потемнело. Либо он не знал, что мы заглядывали за стену. Либо просто его разозлили мои слова.
  Я не стала ждать дальнейших фраз от этого мужчины. После разговора я поняла одно, меня не убьют...пока...и я могу делать все, что захочу. Я поднялась со своего места и пошла к выходу. Он не пытался меня задержать. У раскрывшихся автоматически дверей я остановилась и обернулась. Эйсон сидел на месте, глядя на меня глазами хищника:
  - Вы не Разумный. И не ставите себе помпы. Вы отличаетесь. Вам не делали Операцию, Беллатор Эйсон. И я хочу знать почему.
  После этого я вышла. Когда уже подошла к Челеру мои ноги слегка затряслись, будто я только пробежала огромное расстояние. Кто-то тронул меня за плечо, я приглушенно вскрикнула и быстро обернулась. Разумная в белом костюме протягивала мне пластиковый контейнер.
  - Что это? - спросила я.
  - Магистр Зенус вчера сказал, что если вы приедете, и не застанете его, передать вам это, лично в руки.
  Я не знаю почему Разумная это сделала. То ли потому что привыкла исполнять приказы, как любой робот-Разумный, то ли она также иногда ставила помпы и была привязана к Зенусу. В любом случае я поблагодарила ее и вошла в Челер.
  Не стала открывать коробочку в лифте, все-таки повсюду были установлены венаторы. И поэтому просто удивительно, что Эйсон до сих пор не догнал меня и не отобрал то, что передал Магистр.
  На ужин я опаздывала. Но мне было все-равно. Я остановилась у стены длинного коридора и открыла странный предмет, что держала в руках. На дне коробки была...ручка? Очень короткая, но ручка. Я глазам своим не поверила. Ручка, которой писали много лет назад, которыми уже никто и не пользуется, они же музейный экспонат... хотя еще недавно я считала, что и клубника никогда не вырастет в Новом мире. Но ее же где-то выращивают. Так что же им мешает делать ручки? А главное зачем они?
  Под ручкой был клок...бумаги, похожей на салфетку, которыми мы пользовались после еды. Только мы пользовались специальными, пропитанными раствором. А эта была сухой. На салфетке было написано имя.
  Ксу Лао.
  И больше ничего.
  - Что за..., - начала я говорить вслух.
  - Инурия! Мы тебя потеряли! - окликнули меня девчонки, с которыми мы занимались танцами.
  - Эм...да я...задержалась...
  - Ирда тебя тоже ищет! - добавила Аими.
  - А где она? - уточнила я.
  - Инурия, ты еще успеешь взять ужин! - как раз крикнула мне Ирда издалека.
  - Девочки, увидимся позже, - кивнула я им и поспешила к подруге. Пока я бежала по коридору, понимая, что на самом деле очень проголодалась, думала о том, насколько оживленно выглядит Дом Знаний. Все шумят, кричат, смеются, ходят группами, даже большими группами. Может и нет ничего удивительного в том, что сотрудники НОК не отправляют Элементов на Операцию. Слишком нас много, и видимо этот процесс не остановить.
  Нужно сказать спасибо Беллатору Эйсону за то, что он вернул мне желание жить, бороться и чувство голода.
  - Ты где была? - спросила Ирда.
  - Сейчас, получу еду и расскажу.
  Я прошмыгнула к Юте, подставила руку под сканер.
  - Инурия, пятью минутами позже, и ты бы осталась без еды, - строго сказала мне девушка.
  - Знаю, постараюсь больше не опаздывать, прости.
  Когда я обернулась, чтобы направиться к выходу, то увидела за столом Коцумо. Одну.
  Зал был абсолютно пуст, все девушки уже поели и отправились в Общий Зал слушать Слово Правительства. Я, сама не понимая зачем, подошла к своей подруге и села рядом.
  - Шайлоум, - тихо сказала я.
  - Шайлоум, - ответила она.
  Мы молчали. Было грустно, но я не знала, что сказать, боялась, что она снова воспримет все со свойственной ей в последнее время озлобленностью.
  - Мне тебя не хватает, - тихо продолжила я.
  Коцумо промолчала.
  - Мне правда жаль, что наши точки зрения не совпадают, - снова попыталась я заговорить.
  И тут она заплакала. Навзрыд. Я ни разу не видела, чтобы она плакала. В принципе не видела, чтобы люди плакали, если только в детстве и в роликах о прошлой жизни.
  Я отложила в сторону свой ужин и обняла подругу, с которой мы делили всю свою скучную размеренную жизнь в Доме Знаний.
  - Давай, - я взяла ее за руку, - вставай, идем погуляем и поговорим...
  - Но...Совет...Слово..., - сказал она сбивчиво.
  Я не хотела идти и слушать это бессмысленное Слово. Но боялась сказать об этом Коцумо, которая кажется готова была поговорить откровенно. Она может снова закрыться от меня, если я скажу что-то враждебное о нашем 'идеальном' обществе.
  - Если для тебя это важно, пошли послушаем, а после поговорим, - спокойно сказала я.
  Она молча кивнула. Я надеялась, что Ирда ушла, не дождавшись меня, иначе это могло также оттолкнуть Коцумо. А мне хотелось поговорить с подругой. Ей было плохо. Мне тоже. Но она страдала. Это было видно. А я нет.
  Когда мы прошли половину пути, Коцумо сказала:
  - Все-равно опоздали, давай не пойдем.
  - Как скажешь, - ответила я, не показывая своего удивления, - давай только не будем активно гулять по территории...Все ведь должны быть в Общем Зале, надо найти тихое место.
  - Оранжереи? - предложила Коцумо.
  Она знала, что я любила там бывать в детстве, представлять, что это все настоящее, живое, зеленое. Я кивнула.
  Хотя нас засекли как минимум три венатора ничего страшного не произошло. Никто не остановил и не окрикнул. Мы вошли в Оранжерею. Там было свежо, и вовсе не сыро, как описывалось в роликах об Оранжереях Старого Мира. Да и с чего бы? Вокруг был просто очень качественный пластик.
  Мы сели у небольшого фонтана в центре, прямо на пол. Он всегда весело журчал, в детстве я любила просто этот звук. А сейчас мне казалось, что эта вода может заглушить нас разговор. В том, что вокруг были установлены венаторы, я не сомневалась ни минуты.
  Мы молчали, я откусила от безвкусной массы из брикета и молча предложила Коцумо. Она отказалась, качнув головой.
  - Магистра Зенуса больше нет, - сказала я. Не знаю почему начала с этого, видимо хотелось говорить что-то нейтральное, но в то же время важное. И страшное...
  - Его... убили? - у Коцумо округлились глаза.
  - Нет. Перевели в другой город. Так сказал сотрудник НОК.
  - Когда ты виделась с сотрудниками НОК? - Коцумо побелела.
  - Только что. Поэтому опоздала на ужин.
  Она молчала, затем тихо спросила:
  - Что они тебе говорили?
  - Там был только один, и он особо не говорил, больше меня слушал.
  Коцумо удивленно продолжала смотреть на меня.
  - Я не знаю, Коцумо, почему они меня не убили до сих, так что не смотри так, - усмехнулась я. Под брикетом с едой, я так и держала в руке коробочку с китайским именем на бумажке. Нужно будет выяснить кто этот человек.
  - Я должна шпионить за тобой, - сказала подруга, подтянув колени к груди и обняв их.
  - Что?!
  - Так мне приказали сотрудники НОК. Давно.
  Я в недоумении смотрела на подругу. А затем сказала:
  - Из тебя плохой шпион, чтобы хорошо шпионить нужно втереться в доверие к человеку и дружить с ним, а не находиться в противоположном лагере...
  Она даже слегка рассмеялась. А затем опустила подбородок на колени и продолжила:
  - Так они мне и говорили. Помнишь они со мной разговаривали? Я говорила вам всем, и парням.
  - Да, помню.
  - Мне угрожали. Операцией. Сказали обо всем им говорить. Но...я так злилась на тебя, потому что...потому что ты все разрушила...всю нашу жизнь...
  Я молчала. Я бы могла сказать - это не я, это было закономерно. Либо могла сказать, что все началось с приезда парней. Но я молчала. Чтобы Коцумо могла выговориться.
  - Я готова была им обо всем рассказывать, но мне нечего было им говорить. Только то, что вы обсуждали, когда собирались вместе...
  Коцумо замолчала, видимо ожидая моей реакции. А я хотела есть и способна была думать только о том, не обидится ли она если я продолжу грызть содержимое брикета?
  - ...Потом я злилась на тебя, очень сильно, когда ты начала менять свою одежду, когда увидела, что Элементы смотрят на тебя, идут за тобой... и Ману тоже...
  Тут уже нужно было что-то сказать. Я возразила.
  - Коцумо, я не влияла на Ману. Скорее он и Стиг повлияли на нас.
  - Я знаю, но..., - она замолчала.
  - Он тебе нравится, да? - тихо спросила я.
  Она кивнула. Мне стало так больно в груди, как никогда раньше. Сейчас моя подруга, пока не ясно по каким причинам, приняла решение помириться, либо просто раскрыться. И ссориться из-за парня, было бы так глупо и мелко. Я знала, что я сильная. А она нет. Стиг прав, такую как Коцумо хочется оберегать. И я должна ее оберегать. А значит отойти в сторону и позволить ей и ее чувствам раскрыться, позволить развиваться их отношениям.
  - Понимаешь, я не хотела меняться, меня все злило, я не хотела ничего нового, всего этого не хотела! - почти крикнула она.
  - Потише, - прошептала я. Она сбавила тон и продолжила:
  - А потом я поняла, что не будь всего нового, не чувствуй я эмоций, я бы не узнала Ману, не испытала бы то, что испытываю сейчас... Но я продолжала злиться. Я не хотела, чтобы твои действия нанесли ему вред. Я просто боялась за него. Сотрудники НОК продолжали давить на меня и я говорила им все, что слышала, все обрывки фраз и так далее. А потом Ману рассказал мне, что у вас есть идея осмотреть что там...за стеной...
  - Ты им сказала? - спросила я резко подняв голову.
  - Нет! Нет, что ты! Ничего не сказала! Я...побоялась, что вас...Ману...отправят на Операцию...
  Она говорила правду. Я знала это. Коцумо не врала.
  - Коцумо, почему ты сейчас решилась все рассказать? - так и не понимала я.
  - Потому что я начала общаться с другими Элементами, которые не хотят перемен, но...
  - Но?
  - Но они уже изменились и не понимают этого. Сегодня один из них предложил проучить тебя. Я не знаю, что он имел ввиду, но он так злился, мне стало страшно, понимаешь? Они не замечают, что тоже изменились, злятся, хотят...мести... Я не думала, что все так далеко зайдет, я не хочу, чтобы кто-то пострадал. Я просто хотела, чтобы все было так, как раньше.
  - Как раньше уже не получится, Коцумо, они не могут вернуть нам прежнее состояние, наши гормоны ничем не остановить и никак не заблокировать. И нас слишком много...
  - Я знаю, Инурия, я знаю, - простонала подруга, опустив голову на колени лицом вниз.
  Мы обе молчали. Я цинично откусила свой ужин. А затем сказала:
  - Вместо того, чтобы меня проучить, нужно всем объединиться, - сказала я вслух, снова откусив от сухого ужина.
  - Что? - не поняла Коцумо.
  У меня Аурис издал сигнал входящего звонка. Я дала голосовую команду ответить.
  - Ты вообще где, детка? - спросил меня Стиг.
  - В оранжерее, - ответила я, похрустывая едой.
  - О, среди пластиковых деревьев, - сказал Стиг нараспев.
  - Ну какие есть, - вздохнула я, вспомнив зеленый лес за забором, - вы на спортивной площадке?
  - Да, приходи.
  - Я с Коцумо, - сказала я, глянув на подругу. Стиг присвистнул.
  Я сказала, что скоро будем и отключила Аурис.
  - Коцумо, все изменилось, и ты тоже, как бы тебя не пугали эти перемены. Возможно виновата я, как ты считаешь, может перевод Стига и Ману в наш Дом Знаний, а может еще какие-то факторы, о которых мы не знаем или не догадываемся. Не важно почему, важно зачем. Перемены произошли. И это факт, нравится тебе это или нет. А вот что делать с этими переменами, уже вопрос интересный...
  Коцумо смотрела на меня молча, и даже испуганно. А затем сказала:
  - Знаешь, ты всегда была такой...
  - Какой?
  - Не как все Элементы.
  - Ну, - не согласилась я, - мне кажется не такой как все у нас с была Ирда. Вот уж кто точно всегда был готов к новому.
  - Не в этом дело, - отмахнулась Коцумо, - ты будто всегда была оттуда, из того мира, понимаешь? Тебя тянуло к нему, к их дикарским нравам, обычаям и... Я вижу, что тебе все происходящее нравится, тебе интересно, ты хочешь...все изменить... и меня это пугает, меня ты пугаешь...
  Я не знала, что сказать на это. А потом ответила:
  - Ты же сама говорила, что теперь у тебя появился Ману. Коцумо, Ману такой же, как я, он тоже хочет перемен. Тогда тебе нужно бояться и его тоже...
  Она опустила голову.
  - Идем, наши друзья на площадке... на нашем месте...
  Коцумо неохотно встала и мы отправились через блуждающих и смеющихся Элементов к Ирде, Стигу и Ману.
  Я издали увидела его мохнатую шевелюру. Жесткие слегка вьющиеся волосы торчали во все стороны, но при этом выглядело все очень...у меня не хватало слов, чтобы пояснить ощущения. Ману был красивым. Самым красивым Элементом из всех, что я видела. И мое нынешнее настроение придавало мне такой смелости, о которой я и думать не могла. Если бы Коцумо не раскрыла мне свои чувства к Ману, я бы прямо сейчас сотворила бы что-то запретное...Поцелуй?
  Хотя это подвергло бы его опасности. Но так хотелось сделать что-то такое, от чего сердце бьется как безумное и становится трудно дышать.
  Он поднял голову и посмотрел на меня. В этот момент мне казалось я знаю его сотни лет, казалось даже понимаю, о чем он думает.
  - Шайлоум! - сказал Ману и отвез взгляд.
  - Шайлоум, - ответили мы с Коцумо.
  - Ну, свершилось перемирие? - уточнил Стиг, как всегда растянув губы в своей обаятельной ухмылке.
  - Похоже, что да, - ответила я, а затем сразу добавила, - Магистра Зенуса больше нет...в нашем Доме Знаний...
  - Что?! - воскликнули уже все одновременно, кроме Коцумо.
  - Что с ним? - Ману нахмурился.
  - Его...убили? - спросила Ирда жутким шепотом.
  - Ну, сотрудник НОК сказал, что его перевели...
  Я пересказала друзьям свой диалог с Беллатором Эйсоном. Все молчали. Затем Стиг сказал:
  - Что меня больше всего бесит, так это полнейшая беспомощность, мы как микробы из Лаборатории, нас изучают, за нами наблюдают, с нами играют - дают какую-то видимость свободы и ждут, ждут какого-то момента, чтобы все прекратить. Любому неумному Элементу понятно, что все это не закончится тем, что нам дадут вещи и позволят уйти за стену.
  - Скорее нас без вещей пригласят на Операцию, - горько усмехнулся Ману.
  - Я тоже так думаю, - тихо согласилась Ирда, - но с другой стороны...раз нам, как ты сказал Стиг, предоставляют свободу, может можно ею воспользоваться?
  Аурис издал звуковой сигнал. Это была Аими.
  - Инурия, ты придешь на тренировку? Мы уже все здесь!
  - О, черт..., - пробормотала я.
  - Что? - переспросила Аими.
  - Да, сейчас буду!
  - Так, - я отключила Аурис и продолжила, - у меня сейчас тренировка с девочками, потом я вас найду.
  Я быстро побежала на территорию девочек. У небольшого скопления тренажеров, из-за одного из них мне навстречу вышел высокий Элемент. Его рыжие брови были сдвинуты, он смотрел на меня исподлобья.
  - Инурия, - сказала он таким голосом, что я опешила.
  - Да? - ответила я ему.
  - Я хочу тебя предупредить, если ты не прекратишь все это, - его ноздри раздулись, - то тебе придется вспомнить что такое боль, раз уж ты так любишь Старый Мир.
  - Ты что, мне угрожаешь? - мои брови поползли вверх от удивления.
  - Именно, - ответил он.
  - Заметь, ты сам вносишь в нашу жизнь что-то из прошлого, оказывается девушкам совсем небезопасно теперь ходить по одиночке, - усмехнулась я, и кажется это его разозлило.
  - Поговорим потом, я опаздываю, -добавила я и попыталась обойти парня. Он меня толкнул. Я бы не сказала, что сильно, но так как я не ожидала этого, то, конечно, упала. Ногу пронзила боль, я с удивлением увидела, что из кожи немного содранной о жесткую траву, вытекла капля крови.
  Мне показалось, что прошла целая вечность, пока я изумленно таращилась на кровь, как вдруг рядом со мной на траву упал уже сам обидчик. Приоткрыв рот я приподняла голову и увидела, что над ним возвышается Стиг с перекошенным от гнева лицом. Насколько я поняла Стиг ударил Элемента кулаком по лицу, потому что у моего обидчика текла кровь из носа.
  - Что за..., - услышала я Ману, он быстро шел к нам, а увидев, что я пытаюсь встать, подбежал.
  - Что случилось? Стиг? - спросил он у друга.
  - Этот толкнул ее, - сказал Стиг схуо.
  Таким Ману я еще не видела, сейчас он олицетворял всю дикость тех племен, от которых был получен и сохранен его ген. Ноздри раздулись, взгляд был бешеным, он кинулся на бедного парня, который так до сих пор и не мог встать.
  - Ману! НЕ надо! - я вскочила и схватила его за руку, оттаскивая от жертвы, - Не нужно, слышишь? Ману!
  Он перевел на меня бешеный взгляд.
  - Не трогай его, он даже встать не может, не надо, лучше помоги ему подняться.
  - Подняться?! Он тебя ударил! - заорал Ману.
  - Он просто толкнул, - тихо сказала я, - Стиг, помоги парню встать, пожалуйста.
  Тот неохотно усадил парня, оперев его на тренажер. Я встала на колени перед Элементом, кажется ему правда было не очень хорошо. Отложив в строну коробочку Зенуса, которую продолжала сжимать в руке, спросила:
  - Как тебя зовут? - спросила я.
  - Тео, - ответил он. Кровь так и шла из его носа.
  - Тео, тебе нужно в Лабораторию, в медзал, дай мне свою кофту, - я начала стаскивать через голову его тренировочную майку, все не понимали, что я делаю.
  - Ему нужно чем-то нос зажать, пока ведем его врачам.
  - Мы что, его к врачам потащим? - презрительно спросил Стиг, что думал Ману по этому поводу, я даже думать не хотела.
  - Да.
  Все на меня смотрели как на идиотку.
  - Вы же не хотите без ПВ превратиться в зверей, которые будут убивать друг друга и воевать? - зашипела я, - Вы - люди!
  Не думаю, что парни согласились или вообще поняли суть моих слов, скорее они послушали меня, потому что я на них накричала. Тем временем вокруг нас начала собираться толпа любопытных. Стиг и Ману подняли Тео и пошли в сторону Лаборотарии Дома Знаний. Я обернулась к Элементам, которые удивленно застыли глядя на меня. Среди них стояла Коцумо. На ее лице застыл ужас, по щекам текли слезы. Здесь же была Ирда, у которой, честно говоря, тоже был шок.
  Все они впервые увидели проявление насилия, хоть и в не в самом страшном его виде, и столько крови. Удивительно, что никому не стало плохо.
  - Мы с вами изменились громко сказала я, - чем вызвала еще большую волну удивления. Тишина звенела. И жужжали венаторы. Кажется Беллатор Эйсон сегодня получит очень интересную историю для изучения своих подопытных.
  Толпа росла. И, кажется, все ждали продолжения моей речи:
  - Мы стали эмоциональны, нам нравится музыка, танцы, нам нравиться смеяться, общаться. Но также у нас начали проявляться другие эмоции: злость, агрессия.
  Все шумно выдохнули.
  - Но! - крикнула я, успокаивая толпу, - Это не плохо! Это всего лишь значит, что мы не роботы, которые выполняют лишь механические движения. Мы - люди! И мы живем! И мы чувствуем! Да, Тео толкнул меня, потому что не согласен с тем, что мир меняется. Но он и сам уже изменился. Тот Тео, на которого действовали ПВ, никогда бы так не сделал. Может вам кажется, что безопаснее жить как раньше. А я считаю, что каждый человек имеет право выражать свои эмоции, пусть даже через жестокость. Просто мы с вами пока не умеем ее контролировать. Но обязательно научимся.
  Все продолжали молчать и я добавила:
  - Я не хотела, чтобы Тео пострадал, но мои друзья поддались эмоциям, и ответили жестокостью на жестокость. Так нельзя. Мы, Новые Элементы Нового Мира, постараемся взять лучшее, чему нас учили всю жизнь, не поддаваться гневу и злости, но при этом возьмем лучшие эмоции Старого Мира.
  Я повернулась и быстрым шагом пошла в Лабораторию, по пути отправила сообщение Аими, что не смогу прийти, так как у нас небольшое происшествие.
  Тео уже сидел на кристально белом кресле, следов крови не было видно, да и вообще весь его вид говорил о том, что ему не плохо. Ману и Стиг хмуро стояли у входа, где врач занимался Тео.
  - Стиг, спасибо, - я взяла его за руку. Все-таки, можно сказать, он спас меня. Хотя не думаю, что Тео собирался мне навредить еще больше.
  - Что вы тут стоите? - нахмурился ученый медзала, - Идите, занимайтесь своими делами. Он вышел куда-то, видимо думая, что мы, как послушные Элементы, коими были раньше, послушаем его команду. Но Это было раньше. Теперь все изменилось. Поэтому я сделала шаг в комнату, где сидел Тео. Я подвинула эргокресло, стоящее у стены и села напротив Элемента. Он смотрел в пол, его кулаки сжимались. Он очень злился, и я его понимала.
  - Тео, - я положила ему руку на кулак, он удивленно поднял глаза, - я не хотела, чтобы все так вышло, прости.
  Он молчал.
  - Давай, когда тебе будет удобно, мы поговорим обо всем, что ты хотел мне там сказать, и обо всем, что тебя злит.
  Он метнул взгляд в строну Ману и Стига.
  - Вдвоем поговорим, - добавила я, - я не хочу с тобой враждовать, ни с кем не хочу, понимаешь?
  Он продолжал молчать.
  - Я не злюсь, что ты меня толкнул, - шепнула я, - я знаю, что такое поддаваться эмоциям.
  Я поднялась и пошла к выходу.
  - Инурия, - позвал он меня, я оглянулась, - ты не такая как все...
  Я улыбнулась и ответила:
  - Мы же люди, Тео, а не Разумные, а людям свойственно быть разными и отличаться от всех. Поверь, ты тоже не такой, как все.
  Мне показалось, что на его лице мелькнула усмешка.
  - Знаешь, что я думаю, Инурия Кан, - сказал Стиг, потирая подбородок.
  - Точно что-то не очень хорошее обо мне, - усмехнулась я.
  - Я думаю, - продолжил он, - что в Старом Мире из тебя получился бы отличный политик, даже больше скажу, я бы в прошлые времена подумал, что вся эта сцена с Тео розыгрыш для привлечения...как их...ну выбирали политиков...
  - Избиратели?
  - Да! - кивнул он. Я расхохоталась. Ману хмурился.
  Я слегка толкнула Стига в бок, и кивнула головой, чтоб он пошел вперед и дал мне поговорить с Ману. Тот послушно пошел слегка впереди. Я тронула Ману за пальцы, он посмотрел на меня.
  - Я испугался за тебя. Я...а если бы мы не решили пойти за тобой, чтобы посмотреть на вашу тренировку? А если бы Стиг не увидел вовремя. Я...не успел, так как шел позади всех с Коцумо...
  Укол ревности быстро и точно пронзил меня. Но я взяла себя в руки и не отпуская пальцев Ману сказала:
  - Прекрати. Ничего бы не случилось. Он и толкнул то не специально, просто у меня есть особый дар выводить людей из себя, - я улыбнулась. Но Ману так и смотрел хмуро в пол, пока мы шли.
  - Ману, это мне передал Зенус, - я раскрыла вспотевшую ладонь, показывая небольшой пластиковый контейнер.
  Он остановился и с интересом посмотрел на содержимое. При виде ручки его глаза расширились.
  - Так, нам нужно найти этого Ксу Лао, - сказал Ману тихо, - кому-то еще об этом говорила?
  - Нет, только тебе. Скажешь Стигу? Остальным я не доверяю...
  - Я теперь тоже, - прошептал он, затем посмотрел мне в глаза и прошептал, - я так испугался за тебя...
  - Я знаю. Ману, Коцумо обо всем говорила сотрудникам НОК, - я рассказала о признании подруги.
  - Только не злись на нее, - добавила я, - и еще, она очень мягкая и...
  - Ты боишься, что она снова сломается..., - добавил он.
  - Да, я знаю, что она не обманывает, она боится за тебя и не станет рассказывать ничего такого, если это будет угрожать твоей жизни. Но я не уверена в ней...
  - А Ирда? - Ману прислонился к белой стене коридора, где мы разговаривали.
  - Я никому не доверяю, только тебе и Стигу. Давай понаблюдаем и подождем.
  
  Ману обещал заняться поиском Ксу Лао, так как по его словам ко мне итак пристальное внимание всего Дома Знаний и не только. Мы вышли на территорию с искусственной травой, и я решила пойти в свою комнату.
  - Ману..., - я снова дотронулась до его руки, - Коцумо...она испытывает к тебе...
  - Я знаю, - он опустил глаза.
  - Эм...вы...у вас...
  - Ничего, - улыбнулся он и посмотрел мне в глаза, - но я боюсь ожесточить ее, если оттолкну...
  - Да, конечно, - кивнула я, - а затем махнув ему рукой, пошла к себе.
  Во мне боролись две личности. Одна была хорошим другом Коцумо и говорила, что все правильно. А вторая говорила, почему я вообще должна страдать и не получать желаемое? В конце концов, никто ничем никому не обязан.
  Мне на Аурис пришло сообщение. Беллатор Эйсон просил, если можно так сказать, зайти к нему.
  - Вот черт, - вздохнула я.
  Я шла по привычному маршруту не чувствуя ни капли страха. Даже не знаю, плохо это или хорошо. Видимо инстинкт самосохранения исчез вместе с эффектом от приема ПВ.
  Он ждал мня в кресле Магистра, что-то печатая. Хорошо, что я отдала контейнер с ручкой и клочком бумаги Ману.
  - Не думал, что так скоро увижу вас, Элемент Кан, - сказал Беллатор Эйсон.
  - Взаимно, - ответила я, аккуратно, опускаясь в кресло напротив его стола.
  - Как насчет минуты истории? - спросил он, бросая на меня взгляд хищника. Если он хотел сбить меня с толку, ему это удалось. Чего-чего, а истории я точно не ожидала.
  - Я не против, - пожала я плечами. Он улыбнулся, встал ко мне спиной у окна и сказал:
  - С самого начала, когда был основан Новый Мир, был создан НОК. Чтобы предотвратить то, что происходит сейчас...
  - Вы про нас? И про то, что перестали действовать ПВ?
  Он проигнорировал вопрос и продолжил:
  - Но ни разу, за всю историю существования нашего отдела, не было настолько масштабных происшествий. Как правило, кто-то из Элементов додумывался меняться брикетами для питания, или меньше ели и так далее. Конечно, они поддавались эмоциям, как правило была влюбленность, вашему возрасту это очень свойственно. Таким Элементам просто делали Операцию. Случаи были единичные. Это нарушало баланс жизни, но не незначительно.
  Я молчала, опасаясь, что если перебью, то Беллатор Эйсон замолчит и я не узнаю, что же было дальше.
  Он обернулся.
  - Каждый год, когда сотрудники НОК, также, как и остальные Элементы достигшие семидесятилетнего возраста, прерывают свой жизненный цикл, в штат вводятся новые единицы. Инурия, вы хотели знать, почему мне не сделали Операцию?
  Я кивнула.
  - Сотрудникам НОК Операцию не делают. Как показывает практика, Разумные не способным мыслить четко, ясно и быстро принимать решения.
  - Они просто живые куклы, - пробормотала я.
  - Именно. Но тем строже отбор в НОК. Всю жизнь за Элементами наблюдают, скажем так, ведут отбор, кого же можно взять в наш отдел.
  - То есть, вы исключение из столь хваленой системы Идеального Общества. Оказывается, что когда тебе вырезают часть мозга, не такой уж человек и идеальный, - зло усмехнулась я
  - Исключение не только мы, также не оперируют часть Элементов, обслуживающих вечеринки.
  Беллтор Эйсон нажал что-то на панели управления на столе, и я увидела видео своей речи, произнесенной после конфликта с Тео.
  - А что..., - прокомментировала я, - ...все верно сказано...
  - Инурия. Изменить этот мир, как вы придумали себе в своих подростковых иллюзиях, вам никто не даст. Сегодня, сейчас, в эту минуту, вы интересны нашим ученым из Лаборатории, но как только этот интерес исчезнет, вас просто убьют.
  Я вздрогнула. Он продолжал говорить абсолютно спокойно, будто речь шла о чем-то не значительном.
  - Вы знаете слишком много. И у вас огромный потенциал, если направить его в нужное русло. Превратить вас в шлюху для вечеринок не достойно. И я думаю вы не справитесь, вы просто разобьете бутылку шампанского о голову первого же Разумного, который захочет секса с вами.
  Не смотря на весь ужас беседы, здесь я ухмыльнулась.
  - Я предлагаю вам по окончании Дома Знаний, перейти в НОК. Вы станете для всех инкогнито. Сотрудники НОК, также, как и все, не имеют права на эмоции, и это очень тяжело, учитывая, что мы не принимаем никаких ПВ и не подвергаемся Операции. Но при этом у вас будет доступ ко всем тайнам, которые вы так жаждете узнать. Вы получите доступ к тому миру, в который так рветесь. Что скажете, Элемент Кан?
  - Эм...позвольте уточнить...
  - Конечно! - он опустился в кресло напротив. Я впервые отметила, что его тигриный взгляд и походка не только пугающие. Этот взрослый мужчина был красивым, думаю в Старом Мире он бы был популярен среди женщин.
  - Вы мне предлагаете сейчас общаться с друзьями, делать вид, что все хорошо, говорить, что операция - это правильно. А потом, когда их поведут вскрывать череп, мне уйти с вами в тень? И жить вот так? Наблюдая и наказывая тех, кто не повиновался?
  - Именно.
  - Знаете, Беллатор Эйсон, я думала вы умнее...
  - Я умный, Элемент Кан, я знал, что вы откажетесь...
  - Тогда зачем предложили?
  - Старею, наверное, пытался вас спасти.
  - И что делать теперь, когда не удалось?
  - Как я и сказал пока ничего. Ждать, когда ученые Лаборатории наиграются с вами.
  - Как они могут со мной играть? Я ведь ни разу там не была? - удивилась я.
  - Я думал вы умнее, Элемент Кан, - съязвил он.
  Я усмехнулась. А он сказал:
  - Вы же каждую неделею сдаете уйму анализов, все Элементы. За вами пристально наблюдают и изучают.
  - Почему я? Что во мне такого особенного?
  Он улыбнулся и промолчал.
  - Хорошо, я поняла, ответа не будет. Тогда другой вопрос: что делать с таким количеством Элементов, неподдающихся ПВ? Вы же не убьете всех, тогда придётся продлевать продолжительность жизни, чтобы было кому трудиться на благо общества. Но не факт, что последующие поколения Элементов не получатся таким же бракованным, как мы.
  - Элемент Кан, знаете, что самое страшное для вас?
  - Что?
  - Чувство свободы и безнаказанности. Это всего лишь иллюзия. Помните об этом.
  Он помолчал и добавил:
  - Можете идти.
  Я поднялась со своего места и вышла, не обернувшись.
  Не понимаю почему, но он явно был ограничен в своих действиях. Уверена, Беллатор Эйсон с удовольствием отправил бы всех на Операцию.
  Разумной на месте не было. Может ее перевели вслед за Магистром.
  
  Ксу Лао не было в перечне Элементов и Разумных проживающих в городе. Мы уже несколько дней искали во всех базах жителей. Если этот человек жил в другом городе, то все еще больше усложнялось. Мы сидели на траве перед зданием Дома Знаний со Стигом. Ирда, как ни странно, отсутствовала, а Ману ушел с Коцумо. Как же меня это злило.
  - Надо подумать, - сказала я, - зачем бы нам Магистр давал имя человека, живущего в другом городе?
  - Ты Аурис сняла? - тихо спросил Стиг.
  - Да, оставила в комнате, - я сосредоточенно думала над этим именем.
  Через время я легла, уставившись в невидимый купол, провожая взглядом облака.
  - Стиг, подожди, но есть же люди, которых нет в базе. Например, сотрудники НОК.
  Он резко сел.
  - Ты что, думаешь он дал нам имя сотрудника?
  - А почему бы нет? - я приподнялась.
  - Но...как им можно доверять?
  - Знаешь, им как раз и можно, ведь они не принимают ПВ и не подвергаются Операциям. Я вообще не представляю, как они могут оставаться верными Обществу и Правительству, ведь вокруг столько соблазнов.
  - Отлично. И как нам найти этого Беллатора?
  Я снова легла на траву.
  - Надо подумать.
  Я не понимала, как можно найти человека, который всю жизнь живет так, будто его не существует. Меня это жутко злило.
  Все это время жизнь Дома Знаний продолжала развиваться, Элементы все больше шумели, смеялись, и...ругались. Произошел конфликт из-за девушки. На тренировке Лео, с которым я посещала занятия в химической лаборатории, наверное, впервые в жизни испытал приступ ревности, когда увидел, как Мадс составил пару с Аими на тренировках.
  В оправдание Лео, нужно сказать, что Мадс старался сильнее прижаться к Аими и вроде бы случайно дотронуться до объемных мест ее фигуры. Лео бросился на конкурента и случилась настоящая мужская драка, о которых мы раньше ничего не знали. Аими кричала, все таращились. В итоге несколько Элементов додумались растащить парней в разные стороны.
  Когда я узнала об этом, то подумала, что ведь многие ничего не знают о правилах животного секса между мужчиной и женщиной. Да, нам все показывали и рассказывали, но никто не учил предохраняться от оплодотворения. В этом не было необходимости, да и нечем было предохраняться. Я с ужасом думала о том, что же будет, если девушка-Элемент забеременеет.
  И кажется впервые я подумала, что же мы наделали. Пытаемся жить так, как люди жили раньше, испытывать эмоции. Но там, где любовь, есть и ненависть, а добру всегда будет противостоять зло. Это неизбежно.
  Сначала был вспыливший и обозленный Тео, затем Лео поддавшийся ревности. Но ведь это только начало, все это может привести к насилию, а если к убийству? А про девушек? Которые сначала будут счастливы от тех эмоций, что испытывают, а если затем последует нежелательная беременность?
  Нужно спросить у Беллатора Эйсона как девушки на вечеринках Разумных с помпой оберегают себя от нежелательной беременности.
  
  - Шайлоум, - кто-то сказала мне, когда я шла, уставившись в стеклопланшет по территории Дома Знаний.
  Я подняла голову, на меня смотрел Тео.
  - Шайлоум, как твой нос? - спросила я максимально приветливо.
  - Все хорошо. Я...ты...прости в общем, что толкнул тогда..., - мямлил он.
  - Все хорошо, махнула я рукой, не переживай, давай прогуляемся.
  Он в недоумении смотрел на меня.
  - Что? Будем идти и разговаривать?
  - Нет, если ты занят, - начала я.
  - Нет, все хорошо, - быстро ответил он.
  Я специально повела его за ворота, в тот самый парк, где мы шокировали Разумных с Ирдой и Стигом.
  Мы медленно шли вдоль улицы. Самое поразительное, Элементы были повсюду. Многие начали гулять за территорией Дома Знаний.
  - Почему ты тогда так разозлился на меня, - спросила я Тео.
  - Потому что все было просто и понятно, пока ты не начала привлекать слишком много внимания.
  - Я? Да почему я то, не пойму. К нам перевели двух новеньких, впервые за много лет, они в первый же день устроили борьбу, приведя в ужас всех элементов, но все продолжают обвинять меня! Я вообще считаю, что это закономерность и виноватых тут нет, Ману и Стиг тоже следствие. Но мне просто интересно, почему всю вину сваливают на меня?
  - Ну...ты отличалась...Ты и Ирда. Но Ирда хоть и проявляла интерес к парням, к новому, заметь не поменяла одежду и не призвала всех слушать музыку и танцевать.
  - Но...это же не плохо?! Музыка и одежда...я понимаю, что тебе не понравились перемены, не важно какие и что они несут. Пугает что-то новое.
  Он молча кивнул.
  - Я также боюсь Тео, и каждый день сомневаюсь, а правильно ли делаю, и вообще может лучше было бы, останься все таким, как прежде...
  Он серьезно смотрел на меня с высоты своего роста.
  - Но я также думаю, что это правильно: испытывать боль, гнев, жалость, любовь и так далее. Просто невозможно чувствовать только хорошее, всегда будет и плохое. Но это же..., - у меня не хватало слов, чтобы объяснить, - это же значит, что мы живем, что мы люди?
  - Я понимаю, что ты хочешь сказать. Но, знаешь, Инурия, чтобы думать, как ты, нужны положительные эмоции, нужно видеть что-то хорошее в происходящем. Я не вижу.
  - Почему? - удивилась я, - Ты можешь себе представить, чтобы еще пару месяцев назад мы вот так взяли и ушли гулять за территорию Дома Знаний? Да мы бы даже не разговаривали!
  - А что плохого в том, что мы бы не общались?
  - А что в этом хорошего? Ты был как живой робот, занятия, еда, сон, занятия, еда, сон.
  - А что изменилось? - съязвил он.
  - Все! - рассмеялась я.
  - Ты можешь делать вот так при встрече с людьми, которые тебе симпатичны, - я слегка обняла его, - ты можешь болтать со мной, громко смеяться, если хочешь, или дать в нос Стигу, но лучше не надо.
  Он рассмеялся.
  - А еще мы можем с тобой побежать вон до того поворота кто быстрее! - я рванула с места.
  - Зачем? - не понял он, таращась мне в след.
  - Просто так! - крикнула я через плечо, не останавливаясь.
  Он сорвался с места и легко обогнал меня, смеясь как маленький Элемент. Я тоже смеялась и хваталась за бок. Хотелось рассказать Тео про тот мир, что находится за оградой. Но это было опасно да и слишком рано было доверять ему.
  - Идем, - схватила его за руку и привела на поляну, где мы лежали с ребятами.
  - Ого, тут как-то по-другому.
  - Тут более качественные полимеры, - пояснила я небрежно, махнув рукой на искусственные деревья, - садись...
  Я плюхнулась на траву. Он аккуратно сел рядом.
  - Тео, ты только представь, если бы у нас был выбор как в Старом Мире, пойти в кафе поесть мороженное или пиццу.
  - А что это? - спросил он нахмурившись.
  - Это еда..., - вздохнула я, - думаю она очень отличалась от серых безвкусных брикетов, что нам дают.
  - Ты хочешь вернуть все, что было раньше? - спросил меня Тео.
  - Не все, но многое. Я хочу, чтоб у меня был выбор. В одежде, в еде, в месте проживания и в профессии.
  - Старая система убьет равенство.
  - Возможно, но она даст свободу и выбор. Ты просто пока не понял, что значит жить свободно. Ты боишься, и это нормально. Но когда ты поймешь, то не сможешь вернуться к тому образу жизни, что мы вели...
  Я улеглась на траву. Он тоже.
  - Ты уже слушал музыку?
  - Какую? - уточнил он.
  - Да любую!
  - Нет, мне не нравится.
  - А что тебе нравится?
  - Я...не знаю...
  Но ведь тебе нравится что-то делать, судя по всему ты много времени занимаешься спортом, - спросила я, оглядывая его фигуру.
  - Ну... да...
  - Какой вид спорта тебе нравится больше всего?
  - Не знаю...плавание...
  - А у тебя есть знакомые, которые плавают также хорошо как ты.
  - Да... несколько...
  - Почему бы не устроить соревнования по плаванию?
  - Что?! Зачем?
  - Чтобы все знали, что ты самый быстрый, - пожала я плечами.
  - Что мне это даст? - не понимал он.
  - Да как минимум выброс адреналина, поверь, зная твой темперамент ты будешь стараться приплыть первым, а при условии, что на тебя будут смотреть сотни глаз... Давай устроим это завтра?
  Он долго смотрел на меня, а затем сказал.
  - Я все понял. У тебя что-то с мозгами, таких раньше называли сумасшедшими...
  Я долго хохотала, лежа на траве.
  
  Мысли о Ксу Лао не давали мне покоя, но я никак не могла придумать где искать информацию о нем. В любом случае все варианты вели к Беллатору Эйсону. А прийти и прямо спросить о Ксу Лао я не могла. Если еще эта версия была правильной.
  И придумка с соревнованием по плаванию была как нельзя кстати, чтобы я отвлеклась от мыслей о загадочном китайце, а заодно привлекла внимание Эйсона. Уверена, после этого, он вызовет меня к себе.
  Тео рассказал своим знакомым спортсменам о соревновании, для наглядности мы с ним показали Элементам видео с соревнованиями из Старого Мира. Были те, кто наотрез отказался принимать участие в этом. Но также многие согласились. Пришлось даже поделить их на две группы. Я попросила Коцумо помочь мне, если уж у нас установился хрупкий мир, то хотелось общаться с ней максимально близко, чтобы восстановить хотя бы малу часть той дружбы, что была раньше. Поэтому поручила ей разослать всем Элементам Дома Знаний сообщение о будущих соревнованиях.
  Будь здесь сейчас Зенус, я бы спросила у него разрешения на подобное мероприятие. Но после разговора с Беллатором Эйсоном, хотелось делать то, что захочется, наверное даже на зло. Ирда отвечала за правила соревнований, для этого она просмотрела бесчисленное количество записец, прочитала условия, по которым выбирали победителя.
  Я занялась организационными моментами. Сам бассейн был небольшим, не рассчитанным на зрителей, поэтому мы предупредили всех Элементов о том, что придётся смотреть стоя, кажется никто не возражал. Кроме того, мы с девушками-танцорами, решили выступить перед началом соревнований, как бы открывая это мероприятие. Вернее, они выступят. Я в последнее время слишком мало посещала тренировки.
  На следующий день все было готово. К моему удивлению за минут тридцать до начала мероприятия зал бассейна был переполнен. Тогда кто-то из Элементов додумался снимать и передавать видео на голограф, который установили просто на траве на улице.
  Многие удобно расположились вокруг с бутылками воды. Вечер обещал быть необычным. Таким живым Дом Знаний я не видела еще ни разу.
  У нас не было свистка, но Ирда нашла этот звук и воспроизводила его с помощью Аурис.
  Итак, началось.
  Сначала девчонки под руководством Аими вышли на небольшую площадку перед бассейном, огороженную специально заранее, дабы Элементы ее не заняли. На них была одинаковая одежда - укороченные юбки, спортивные майки и мягкая спортивная обувь.
  Что поразило даже меня, так это придумка Аими с украшением. Они наломали в Оранжерее цветов и листьев из полимерных материалов и закрепили их в волосы.
  - Черт..., - выдохнул Стиг, стоя рядом со мной, - они...надо поискать слово из старого мира...
  Я рассмеялась.
  - Я тебе подскажу, они крутые!
  - Крутые...
  - Да, - снова усмехнулась я.
  - Согласен, - сказал Ману, молчавший до этого. Я обернулась и посмотрела на него.
  - Ты чокнутая, - сказал он тихо, - оглянись вокруг. Это ты. Ты делаешь этот Новый мир действительно новым...
  - Или старым, - вставил Стиг расхохотавшись.
  Танец девушек, смотревшийся с такими короткими юбками просто сногсшибательно, вызвал такой взрыв эмоций и аплодисментов, что мы приняли решение выпускать их в перерывах между заплывами, пока спортсмены отдыхают.
  Соревнования длились не более полутора часов. После заплывов на разные дистанции различными стилями, выявилось два лидера. Тео и Сандер. Мы решили сделать для них последний заплыв, который и определит победителя, чтобы не было сомнений ни у кого. Вообще подобного в правилах Старого Мира мы не нашли, но как мне сказал Ману: 'твоя идея, значит и правила будут твои'.
  
  Победил Тео. Я искренне за него болела, потому что признаюсь откровенно, у меня была такая мысль перетащить его в свой лагерь, если можно так сказать. Если я и Тео объединимся, то за ним многие перейдут на нашу строну.
  Ирда, на правах судьи надела Тео на шею что-то типа украшения все из тех же полимерных цветов, ее распирало от эмоций. Сегодня она была здесь главной, судила, решала и награждала. Она обняла Тео со всей своей эмоциональностью, его брови взлетели вверх от удивления.
  Все также поздравили участников. Аими и Нилу подарили им букетики цветов из своих волос. Это был милый спонтанный жест, очень красивый.
  Все закончилось, но расходиться никто не хотел, все толпились на площадке перед зданием бассейна. И тогда я попросила Аими включить через голограф музыку, желательно веселую. Девушки начали танцевать, постепенно вовлекая в это всех. Многие стеснялись, это было так заметно, некоторые брезгливо сморщились и ушли. Но большая часть Элементов осталась.
  Бы вечер, сумеречное время, смеющиеся Элементы танцевали почти под звездами. Между нами и небом, которое постепенно темнело и покрывалось звездами, был только купол.
  Я стояла немного в стороне, наблюдая за всеми этими девушками и парнями, и думала, что теперь ничего не будет как прежде. Даже познав этот минимум, никто из них не пойдет на Операцию добровольно.
  - Не танцуешь? - спросил Ману, подошедший сзади.
  - Ты меня испугал, - вздрогнула я.
  - Я не хотел.
  Я смотрела на него, его волосы, темные глаза, слегка раздутые ноздри, все в ним было каким-то необузданным и диким. Из него получился бы отличный вождь племени, который поведет людей в бой.
  - Что? - спросил он, - Ты так смотришь...
  - Я думаю, что в древние времена, когда еще индейцы скакали на своих конях и стреляли из лука, ты бы смог стать отличным вожаком.
  Он рассмеялся и ответил:
  - Ну, в прошлом возможно, а в этом времени их вожак ты.
  - Нет. Они просто хотят получить то, чего раньше не знали. Это свойственно человеку. Их ведет любопытство, адреналин и эмоции.
  Мы замолчали. Я смотрела на толпу танцующих людей и спросила Ману:
  - Ты помнишь остров?
  - Да.
  - Клубнику?
  - Да.
  Я повернулась к нему. Он знал, что я хочу спросить. Помнит ли он, как я коснулась там его губ.
  - Помню, - тих ответил он, а потом добавил, - но ты тогда меня жутко раздражала...
  Я рассмеялась.
  - Правда?!
  - Ну, не совсем, и привлекала, и вместе с тем раздражала.
  - Знаешь, что, Ману Гарсиа, - сказала я пристально глядя на него.
  Он вопросительно приподнял бровь.
  - Если бы не Коцумо, я бы прямо здесь поцеловала тебя, и пусть бы это видели все Венаторы Дома знаний и сотрудники НОК, - я говорила это тихо, но мой голос слегка дрожал, может от волнения.
  Ману судорожно вдохнул, закрыл глаза и отвернулся. Потом сказал не поднимая взгляда:
  - Я думаю, что Коцумо для меня просто щит, я просто не хочу...дать волю тому что чувствую, желаниям, а потом это потерять, понимаешь? - он по-прежнему не понимал глаз.
  - Ты боишься? - прошептала я.
  - Да. Я не верю, что это хорошо закончится, - он посмотрел мне прямо в глаза, - нас либо убьют, либо прооперируют, либо еще что-то, ничего не выйдет. И я не хочу сейчас получить тебя, а потом лишиться. Лучше не знать, как это - быть с тобой.
  Он повернулся и ушел.
  
  Мне было плохо. После его слов. Казалось, что больше ничего не будет. Ничего не получалось. Мы не могли найти этого Ксу Лао, не могли перебраться через ограду, ничего не могли.
  Я вздохнула, обхватила себя за плечи и пошла прочь от шумного праздника, к которому сама же и подтолкнула всех. Само собой, так вышло, что я направилась к Беллатору Эйсону. Надеюсь, он был на месте. Разумной не было. Снова. Меня опять посетила мысль, что ее либо перевели, либо...
  При моем приближении двери автоматически разъехались, видимо запрограммированные реагировать на движение с обеих сторон.
  Эйсон занимался сексом на столе с той самой Разумной. Уж не знаю, была ли она под действием помпы, но стонала она так, что сразу было ясно, это доставляет ей удовольствие. Она лежала животом на столе, Эйсон брал ее сзади. Я хотела быстро сделать шаг назад, но он поднял голову и увидел меня.
  И не остановился. Наоборот. Начал двигаться еще интенсивнее, явно пытаясь меня шокировать. Конечно, ему это удалось. Но я не хотела показывать вид, что испугалась. Поэтому я приподняла бровь и громко спросила:
  - Мне зайти попозже? Или вы уже заканчиваете? - мне кажется мой тон был слишком высоким, скорее всего от волнения. Я думаю любой нормальный человек в данной ситуации не смог бы вести себя абсолютно спокойно.
  - Подожди..., - выдохнул Беллатор. Разумная же почти никак не отреагировала на меня.
  Я вышла в помещение, где обычно находилась та самая женщина, которая сейчас стонала от удовольствия на столе Магистра Зенуса. Двери за мной закрылись, оставив в тишине. Я выдохнула, щеки горели. У меня появилась мысль проверить рабочее место Разумной, может здесь есть какая-то информация, что может нам помочь, но это было бесполезно. Все рабочие места включались по отпечаткам пальцев, либо по коду, которые знали лишь вышестоящие лица.
  На Аурис поступил сигнал вызова от Стига.
  - Детка, ты мне срочно нужна, я кое-что нашел, - начал он сходу.
  - Да, сейчас приду...
  В это время за моей спиной распахнулись двери, пропуская Разумную в очень помятом виде. Чуть подальше стоял Эйсон, к моему счастью, одетый. Почти. По крайней мере, штаны на нем были.
  - ...дай мне пару минут, - договорила я и отключилась.
  - Шайлоум, - сказала я Беллатору Эйсону.
  - Почему ты не на своей вечеринке? - спросил он.
  - Скажем так, я ждала, что вы вызовете меня, чтобы отчитать. А раз этого не случилось, то пришла сама.
  Он открыл какую-то дверку в стене и достал оттуда напиток, явно алкогольный.
  - Ха! Я то думала вы что-то вроде пастырей для нас овец заблудших, приносите себя в жертву на благо общества, живете не нарушая законов по доброй воле. А вы обычный человек, который хочет женщин, пьет алкоголь, что еще?
  Он молча выпил напиток прямо из бутылки, немного поморщившись.
  - Ты та, кого в древности назвали бы ведьмой и проклятием.
  - Почему?
  - Потому что любой, кого сюда назначают, не знает, что с тобой делать.
  Я вопросительно посмотрела на Эйсона. Он был вспотевшим, уставшим каким-то потерянным. Пропал хищный блеск из его глаз.
  - Я думаю тут долго не продержусь. Как при любой власти во все времена, есть такое понятие как двоевластие...
  Он снова отпил из бутылки и упал в кресло. Я села напротив, потянулась к бутылке и тоже глотнула обжигающего напитка, который пил раньше Зенус. Из моих глаз потекли слезы, но потом стало хорошо, легко, хотя вкус был жуткий.
  Он взял из моих рук бутылку, перегнувшись через стол, приподнял ее, как бы салютуя мне и сказал:
  - За тебя, Инурия Кан.
  - Эм...ну, Вайала...
  Он еще раз сморщился и продолжил.
  - Есть Совет, который хочет, я бы сказал очень сильно хочет, чтобы все было как раньше, понимаешь? Послушные воспитанники, а не вот это все, - он махнул рукой в сторону шума, где все еще веселились Элементы.
  - А есть Лаборатории и ученые, - продолжил он, - которые по сути главные в нашем мире, именно они отвечают за все, абсолютно, начиная с эмбриона Элемента и заканчивая прекращением его жизненного цикла. Они проводят опыты, экспериментируют, они дают и творят жизнь, и по сути решают все. Что тебе есть, кем быть, как жить.
  Он снова отпил из бутылки.
  - Так вот, Элемент Инурия, как раз-таки этим ученым ты интересна. Ты и все эти твои..., - он снова махнул в сторон шума, - они наблюдают за тобой, за вами, как вы эволюционируете. Именно они не дают Совету раздавить вас, как бракованную яйцеклетку...
  Я сморщилась, сравнение было жутким.
  - Совет назначает кто будет управлять Домом Знаний и транслировать всю информацию о вас ученым. Но. При этом Совет хочет контроля. Совет требует от меня, чтобы я, например, остановил то, что сейчас происходит на улице. Совет считает это опухолью, которая распространяется. И которая погубит наш мир.
  Он опять сделал глоток, могу сказать честно, что Беллатор был уже довольно пьян.
  - Знаешь, я согласен с Советом, это нужно искоренять сразу, иначе потом волну не остановить. Но...Ученые утверждают, что все последующие поколения Элементов такие же как вы...дефектные, скажем так...Поэтому ничего не остается кроме как наблюдать за вами, пробовать всячески приглушить ваши эмоции. Могу сказать тебе повезло, что в Лаборатории давно набрали дефектных, иначе ты и твои дружки в первых рядах отправились бы на опыты... Думаю, меня переведут и понизят...я подчиняюсь Совету...не справился с контролем над вами...
  Беллатор сказал это обреченно глядя в стеклянную стену, за которой шумела толпа веселящихся Элементов.
  Я встала, взяла со стола бутылку и сказала:
  - За вас, Беллайтор Эйсон, за то, чтобы вас не сняли, - я сделала большой глоток и толкнув по гладкому столу бутылку к нему, вышла.
  
  - Инурия, смотри что я нашел! - Стиг буквально прыгал вокруг меня со стеклопаншетом, мы ушли с ним на трибуны, где обычно сидели с ребятами. Тут никого не было, все веселились, или сидели в комнатах.
  - Мы же с тобой смотрели списки проживающих в нашем городе Элементов и Разумных. Но никто не додумался посмотреть в разделе Истории Страны и городов.
  - И что там?
  - На!
  Он торжественно протянул мне планшет. Я увидела изображение пожилого Разумного с азиатским разрезом глаз и надпись: Ксу Лао, один из проектировщиков защитных стен наших городов.
  - Черт, - выдохнула я.
  - Да! - Стиг выхватил стеклопланшет из моих рук, и также эмоционально продолжил, - тут написано, что он отвечал за ультразвук!
  - Что ты еще нашел? - спросила я, чувствуя, что теперь мы сможем добиться своего.
  - Ты не поверишь больше ничего, просто пара предложений...
  - Но почему?!
  - Как ты думаешь, если ультразвук применяют дабы предотвратить побеги, они разве будут выкладывать в свободный доступ историю о том, как это Ксу Лао всё устроил? Или ты думала они тебе еще фото разместят, где находится кнопка отключения ультразвука?
  Я плюхнулась на кресло для зрителя со словами:
  - Черт, я почти так и думала...
  - Эй, похвали меня за то, что я нашел!
  - Ты молодец, Стиг, правда! - улыбнулась я, - Но если магистр дал нам это имя, то должна быть какая-то подсказка.
  - Я только понять не могу, зачем он писал это древней ручкой, можно же было прислать сообщ...
  - Музей! Он писал ручкой, чтобы мы посетили либо музей, либо библиотеку, что-то такое, где будет устаревшая информация о Ксу Лао.
  - Ну, конечно! Исторический музей нашего города! Когда идем? - тут же спросил он.
  - Завтра после занятий.
  По правде сказать, в музей можно было и не ходить, каждому Элементу были доступны виртуальные очки, которые выдавались в библиотеках, надевая их можно было посмотреть все экспонаты музея, причем музея любого города.
  Но я не думаю, что Магистр Зенус хотел бы именно этого, иначе зачем бы он подкладывал ручку.
  - Нужно рассказать обо всем Ману...
  - Так, я предлагаю завтра пригласить в музей максимум Элементов, чтобы у НОК не возникло мысли зачем мы туда отправились впервые за столько лет. Ну, не считая, когда нас водили туда в самом начале учебы в Доме Знаний, - предложила я.
  - Отлично! Девчонки, кстати, будут рассматривать там одежду тех времен, это лучшее что можно придумать для отвода глаз, после сегодняшней вечеринки, все точно захотят посмотреть а что было еще там, в Старом Мире, - подмигнул мне Стиг.
  Я отправила приглашение на завтра в музей небольшому количеству Элементов, в основном девушкам, с которыми мы занимаемся танцами. Просто поразительно, что раньше никто не пользовался Аурис в полной мере, ведь можно вызывать, слать сообщения и голограммы любому человеку, живущему в этой стране. Список и код каждого доступен всем. Просто не было такой необходимости. Люди почти не общались.
  
  Нас собралось около пятнадцати человек, мы вызвали планомобили и ждали их стоя у входа на территорию Дома Знаний. Ничего не произошло в плане явления сотрудников НОК. Меня никто не вызывал, никто не показывался на глаза, мы продолжали жить так как хотим. Это расслабляло, пропадала бдительность.
  После соревнований в плавании, решили проводить соревнования во всех видах спорта ежемесячно, причем это уже было придумано не мной, а самими Элементами, занимающимися спортом. У Аими наблюдался такой ажиотаж в танцах, что в шоке были все. Многие девушки стали проситься в ее группу.
  К нам подошла Ирда в сопровождении Тео.
  - Я позвала с нами Тео, вы не против? - спросила она нас.
  - Конечно нет, - ответила я за всех, - шайлоум!
  И что же это такое? Образование новой пары?
  В этот моменты Аурис всех ребят сообщил о входящем сообщении, мы открыли и все разом увидели короткое видео, как какой-то Элемент целует полураздетую девушку в нашей оранжерее, затем видео исчезло и появился текст сообщения: Возврат в прошлое? Первая любовь Элементов...
  Дальше я читать не стала.
  - О, черт, - выдала Ирда, - кто бы мог подумать, что первым делом воскресла эта...как ее...где писали всякие сенсации...
  - Пресса, - подсказала я.
  - Желтая, - подсказал Стиг, - но с другой стороны, это хорошо, мы также можем говорить всем обо всем.
  - Не мечтай, - сказала я, делая шаг к подлетающим планомобилям, - как только ты напишешь что-то запретное, тут же будет все заблокировано.
  - Нда..желтая пресса не значит свободная, - пробормотал Ману.
  Мы расселись в планомобили по двое. Я сидела со Стигом.
  - Слушай, надо как-то научить их предохраняться. Нужно поговорить с Беллатором Эйсоном, они явно что-то используют, занимаясь сексом с девушками. И должны дать нам это.
  Стиг пожал плечами. Я, пока мы летели, нашла статью в каком-то старом журнале прошлой жизни о половых связях, предохранении и так далее. И также разослала всем через Аурис. Раз Элементы пока не могут защитить себя от беременности, то пусть хотя бы знают, что это возможно.
  - Кто это был, ты их знаешь? - спросил Стиг, пересматривая видео из Оранжереи.
  - Нет, а кто прислал, ты знаешь? - уточнила я.
  - Какая-то Оливия Карр, - ответил он мне.
  - Понятия не имею кто это, - тихо сказала я, продолжая пялиться в стеклопланшет, который я сегодня решила взять с собой. На нем было удобнее писать и фотографировать чем через Аурис, если понадобится.
  Мои мысли были о Ману, который летел где-то с Коцумо. Я вспомнила как также мы с ним летели за пьяными Магистрами. Я ненавидела ту ревность, что испытывала, но понимала, что это одна из тех эмоций, что подавлялась ПВ. И ревновать, и злиться, значит не быть роботом. Я тяжело вздохнула.
  - Что? - спросил Стиг.
  Я махнула головой, показывая, что все в порядке.
  
  - O-о-о, - протянула Аими восторженно, - вы только посмотрите какие платья!
  Мы уже минут сорок ходили по Залам Музея. Он был больше интерактивным, так как истинных вещей уцелело мало, все они находились в стеклянных кубах, что давало возможность хорошо рассмотреть все, но не трогать. Было много голографических видео или просто изображений. Залы делились не на временной период, а на такие направления, как Профессия, Одежда и так далее.
  Нас с Ману и Стигом интересовали последний Зал, история возникновения нашей страны, городов. Хотя для меня здесь все было интересно, не смотря на то, что я все здесь видела не раз.
  - Как красиво..., - простонала Нилу, уткнувшись носом в стекло и разглядывая какое-то платье восточной женщины, расшитое украшениями.
  - Ну нет, переборщили с украшениями, - сморщила нос Аими.
  - А мне нравится! - снова простонала Нилу, - Вот бы мне такое!
  Я усмехнулась, переглядываясь со Стигом, он был прав, девушки служили нам лучшим прикрытием.
  Наконец мы добрались почти до конца. Посмотрели видео строительства стен вокруг городов, люди в скафандрах из-за высокой радиации, управляли техникой, которая возила туда-сюда по площадке плиты.
  - Слушайте, - шепнула я ребятам, - здесь вообще ни слова про Ксу Лао.
  - Ну, если логически подумать, то зачем в те времена делать на стенах защиту в виде ультразвука? Тогда никто не собирался сбегать за город..., - ответил Ману.
  Коцумо на наше счастье заинтересовалась голограммой посвященной проектированию Домов Знаний.
  Я посмотрела все, что было связано со строительством стены и ничего не нашла.
  - Идите сюда, - позвал Стиг.
  - Ну, тут ничего интересного, - сморщили нос девушки, им явно было скучно в этом зале.
  - Что там? - я встала рядом со Стигом.
  Мы смотрели на изображение трех мужчин. Один из них был Ксу Лао. Ману нажал на панель, выбирая его имя, перед нами раскрылась биография, рассказывая, что он в более поздний период занимался усовершенствованием новой стены. Как оказалось, ее переделали в дальнейшем из более современных и прочных материалов, дабы она не подвергалась воздействию катаклизм из вне. Также Ксу Лао разработал ультразвуковую защиту стен.
  Ниже было указана. Что принцип действия более подробно расписан в книге самого Ксу Лао, которая также является достоянием музея и находится в этом же зале.
  - Черт, - выдохнул Стиг, - это прямо как игра или приключение с загадками.
  Мы нашли книгу. Она лежала в стеклянном кубе, но ее можно было смотреть и листать. Для этого были проделаны отверстия с полимерными перчатками, вставив руки в которые можно было листать страницы. Ману листал страницы, а я их фотографировала. Не все. Только те, где был описан принцип действия ультразвука.
  - Не понимаю, если эта книга так опасна, зачем ее выставили здесь? - шепнул Стиг.
  - Что вы делаете? - спросила Коцумо, а за ней следом подошла и Ирда.
  - Читаем книгу, - сказал Стиг, - вернее наша любительница древности хочет ее почитать, а мы ей в этом помогаем.
  Я поняла, что Стиг валит все на меня, так как прицепиться к старой книге свойственно мне, но не ему или Ману.
  - Фу, - сморщила нос Коцумо и отошла.
  - О чем книга? - спросила Ирда.
  - Я всегда знала, что ты любопытнее любого Элемента, проживающего в этом городе, - пробубнила я, продолжая фотографировать.
  Взгляд Ирды выхватил какие-то фразы из текста книги и она сказала:
  - Там что, о стене?
  - Мгм, - ответил Стиг.
  - Вы так и не оставили эту идею? - ее глаза загорелись.
  - Оставили. Пока что, - ответила я.
  - Я вижу, - усмехнулась она.
  
  Всю обратную дорогу я читала, что мы сняли на стеклопланшет. Боялась, что отдел НОК удалит все фото, уверена, что они знали где мы были и что смотрели.
  - Что там интересного? - спросил Стиг.
  - Описывается как ультразвук работает, как действует на животных, я так понимаю изначально ультразвук был настроен только на внешний мир за оградой, потому что было слишком много диких и мутировавших животных, которые кидались на стену, пытаясь ее преодолеть.
  - Ага, а потом стали применять и против Элементов...
  - Ну, тут про это ни слова нет, - ответила я, сосредоточенно глядя в текст.
  - Я так понимаю, что книга была написана во времена, когда говорили на языке Лингва, - рассуждал Стиг, - но тогда уже были ПВ, неужели кто-то пытался бежать...
  - Может ПВ не были так совершенны...
  - Хуже, чем сейчас ПВ еще не действовали, - рассмеялся Стиг, и я вместе с ним.
  - Так, - снова стала я серьезной, - тут сказано, что позже стали применять инфразвук, так как его распространение в пространстве гораздо интенсивнее.
  - Но как? Сравнительно недалеко от ограды живут Разумные? - удивился Стиг.
  - Я думаю они научились контролировать длину передаваемых волн. Чему тут удивляться, сейчас люди растут в пробирке с уже заданной программой...А ты про особенности инфразвука...
  - Согласен.
  - Смотри, - я ткнула пальцем в текст и начала читать, - '...во время испытаний мы могли подходить к ограде, применяя звукоизолирующие экраны (со звукопоглощающим материалом), также строили небольшие прозрачные кабины, в которых можно было находиться даже если инфразвук был включен...'
  - Ну, допустим, мы нашли подобный щит, понятия не имею, как и где? И Что? Как с ним лезть на стену? - рассердился Стиг.
  - Смотри! - я ткнула пальцем в изображение, случайно сфотографированное мной из книги вместе с текстом, - Тут написано, что было принято решение пункты дистанционного управления инфра\ультразвуком сделать по всему периметру, с интервалом в несколько километров.
  - То есть, каждый пункт отвечает за какой-то определенный промежуток стены?
  - Получается, что так! И еще смотри! - на фото было видно, как люди в униформе спускаются в какой-то люк в земле.
  - То есть эти пункты где-то под землей и их много, нам просто нужно найти один и вырубить к чертям ультразвук?
  - Точно!
  - Классно! Звучит легко и просто, но мне кажется, так быстро мы его не найдем, тем более под присмотром тысячи Венаторов.
  У меня мелькнула мысль, что нас могут слушать, хотя мы сняли Аурис и убрали подальше, стараясь говорить потише. Все-таки планомомбили были машинами, и вполне вероятно, что в них установлены неподвижные Венаторы.
  - Я еще почитаю, посмотрю все фото, может найдем что-то, какой-то отличительный момент, по которому определим расположение этого пункта.
  - Слушай, а может быть эта защита включена не везде? Может есть такие части ограды, где просто не работает защита? Раз она запускается частями.
  - Вполне возможно, но как мы сможем это проверить?
  - Ты права, никак, и я точно больше не хочу на себе это испытывать. Лучше ищи как это выключить...
  
  Мы вернулись уже совсем в вечернее время, поэтому все разошлись по своим комнатам. Мне не терпелось досмотреть все, что я еще не просмотрела из сделанных изображений книги Ксу Лао. Там было написано много непонятных для меня слов, типа 'логарифмический уровень на среднегеометрических частотах октавынх полос'. Кроме того, Ксу Лао писал о широком спектре применения ультра и инфразвуков при производстве многих вещей и продуктов питания в Старом Мире. Похоже, изучение этой темы доставляло ему огромное удовольствие.
  Я посмотрела на часы, окна автоматически закрылись, но Беллатор Эйсон не вызывал меня к себе по-прежнему. Я задумалась, а не перевели ли его, как и Зенуса. Но затем вернулась к тексту. Больше ничего интересного пока не видела. Пока не наткнулась на изображение каких-то кнопок на панели управления, судя по надписи осуществлялся запуск защиты стены на одном и участков. Чуть ниже был изображен мужчина, одетый в странный костюм, видимо защитный, и державший в руке что-то квадратное, наверное тот самый щит.
  А вот последнее изображение привлекло мое внимание. Ксу Лао, смотрел на предмет, что держал в руках, может подобие стеклопалншета в старой версии. Но вот то что было за его спиной...это были высокие остроконечные здания, в которых работали Разумные. Я пыталась понять с какой стороны взят этот ракурс. Нужно срочно погулять по этому маршруту. Завтра же.
  
  Но на следующий день прогуляться не получилось. День не задался еще с самого утра. Меня отчитал Магистр Олми, я не подготовилась к сегодняшним занятиям. Потому что занималась тем, что изучала книгу Ксу Лао. Затем Коцумо говорила со мной сквозь зубы, хотя я никак не могла понять, что случилось. Еще вчера музее она с интересом рассматривала все, что там было представлено и была в отличном настроении. Ирда обижалась, что мы 'втроем отделились от нее и что-то задумали'. А в обед меня вызвал к себе Беллатор Эйсон.
  Это и порадовало меня, значит его не перевели, и испугало.
  - Вы все еще здесь, - съязвила ее, усаживаясь напротив.
  - Ха-ха, - ответил он также язвительно.
  - Элемент Кан, - продолжил он после паузы, судя по голосу, настрой у него был серьезный, - давайте заключим сделку.
  - Какую? - удивилась я.
  - Вы сколько угодно можете играть в Старый Мир, устраивать вечеринки, соревнования, резать одежду, но... не заставляйте меня быть жестоким. Есть моменты, когда вы находитесь на грани, и если вы ее переступите, я вынужден буду подчиниться Совету и перестать слушать Ученых. Вы понимаете, что этот выбор будет не в вашу пользу?
  Не знаю, что он имел ввиду, но думаю, он догадывался зачем мы ходили в музей и что ищем.
  - Скажите, Беллатор, каково это все чувствовать, но не применять?
  - О чем вы? - растерялся он.
  - Но вы же можете любить, и наверняка влюблялись, хотя бы раз в жизни, но при этом не имели права на проявление этих чувств. Да даже если бы и имели, наверное она была какой-нибудь Разумной после Операции, заторможенной и не чувствующей...
  Его лицо перекосило, а леопардовые глаза сузились.
  - Элемент Кан, не злите меня, не нужно со мной играть, - прошипел он. Ох, кажется я попала по больному месту.
  - Вы слишком увлеклись, Инурия, одна ошибка и будете наказаны...
  - Вы за этим меня звали? - спокойно спросила я, - Чтобы угрожать?
  - Да.
  - Я вас поняла, могу идти?
  - Да, - бросил он и отвернулся.
  - Я еще хотела дать вам совет, Беллатор, - сказала я, стоя у двери. Как только его взор обратился ко мне добавила:
  - Если ваша задача следить за порядком и предотвращать всевозможные неблагополучные последствия, научите Элементов предохраняться. Иначе вы получите новых людей, появившихся в этом мире по-старому...
  Он ничего не ответил и я вышла.
  Был обед, поэтому многие Элементы ели сидя на траве. Я получила свои брикеты и нашла друзей. Стиг, Ману и Ирда, сидели вместе и над чем-то смеялись. Я плюхнулась рядом.
  - Меня вызывал Беллатор Эйсон, он обо всем догадывается, - сказала я.
  - О чем? - спросила Ирда. Мне было уже без разницы можно ли доверять ей или нет, если Эйсон и НОК все знают, почти, то наверное не имеет значения, знает ли об этом кто-то еще.
  - О том, что мы в музее изучали устройство стены, - кратко ответила я.
  - Так и знала! - хлопнула она в ладоши.
  - Это логично, - пожал плечами Стиг, - зная степень слежки за нами.
  - Нужно спешить, - тихо сказал Ману.
  - Я тоже так считаю..., - ответила я глядя ему в глаза.
  - Что? Вы о чем? - спросила Ирда.
  Поступил сигнал, что пора двигаться на занятия.
  - Давайте вечером...обсудим..., - сказала я. Хотя имела ввиду, что вечером попробуем найти пункт отключения инфразвука.
  
  Весь день был напряженным, я ждала что вот-вот что-то случится. Коцумо меня избегала, говорила, что все в порядке, просто нет настроения. Но я понимала, что все не так просто.
  Пока все слушали Слово, я отправила сообщение Ману: 'Кого возьмем на пробежку?'. Он ответил, что еще можно взять Ирду.
  - А Коцумо? - спросила я.
  - Она ней пойдет, - ответил он кратко, но я как я поняла, окончательно.
  Что-то случилось между ними. И нужно было выяснить что. Мы договорились встретиться через час у выхода за территорию Дома Знаний. У меня даже не было мысли, что ворота опять могут закрыть, как я поняла, мы же лабораторные крысы, и нам предоставлялась полная свобода действий, тем интереснее было наблюдать.
  Стиг по просьбе Ману написал Ирде, чтобы она пошла с нами вечером на прогулку, попросил надеть удобную одежду. Я пошла искать Коцумо, на вызовы не отвечала, в комнате ее не было. Отправилась в Оранжерею. Та стала местом свиданий, что слегка испортило ее, многие цветы были оборваны и валялись на полу, видимо ухажеры, следуя правилам Старого Мира дарили их своим дамам.
  Обсуждение несчастной девушки с видео Оливии Карр не прекращалось. Все хотели найти ее, узнать каково же это заниматься сексом, если он был. Я так и не видела ее, похоже она просто пряталась ото всех. Это было ужасно. Оливия Карр не вызывала у меня ни капли симпатии, надеюсь однажды она сама попадет в кадр и станет центром обсуждения.
  Я нашла Коцумо на небольшом эргокресле, она сидела, уставившись в стеклопланшет.
  - Эй, шайлоум, - тихо сказала я.
  - Она замученно улыбнулась.
  - Что случилось Коцумо? - спросила я сев рядом, и взяв ее за руку, - Я тебя обидела?
  Она молчала, нахмурившись.
  - Только не молчи снова, лучше наори и выплесни свою злость на меня. Она резко встала, напугав меня. Стала ходить из стороны в сторону.
  - Он сказал, что я хорошая девушка, милая и мягкая, и что вначале он подумал, что сможет рядом с такой как я обрести покой...
  Насколько я понимаю, речь шла о Ману.
  -...что у него в прошлом был опыт отношений с девушкой, которая искала приключений и хотела чего-то нового, а потом предала его...
  Я молчала. Она всхлипнула.
  - Он думал, что со мной ему будет спокойно, так как решил, что не нужны ему это все..., - она развела руки в стороны.
  - Что все? - тихо уточнила я.
  - Все! Эти ваши эмоции, чувства, танцы, он со мной хотел от этого убежать!
  - И у него не вышло? - снова спросила я.
  Она села на диван и уронила голову на колени, заплакав. Я гладила ее жесткие волосы и она сказала:
  - Он сказал, что ничего не получается, что его влечет свобода, что он никогда не пойдет добровольно на Операцию, что лучше умрет, что он хочет любить, ненавидеть, злиться и смеяться, что ненавидит это место, и хочет уйти отсюда, как только представится возможность.
  Я продолжала гладить ее волосы.
  - ...он сказал, что я могу быть его другом и попробовать с ним начать другую жизнь, но только другом...я отказалась...
  - Коцумо..., - я судорожно вдохнула, - а если бы он позвал тебя за собой, как девушку, а не как друга, ты бы пошла? Только будь откровенна со мной. Ты бы хотела этого?
  Она покачала головой опустив глаза.
  - Нет...я не хочу...мне все это не нравится...Если бы я пошла, и мне было тяжело, боюсь я бы его возненавидела.
  Я обняла ее.
  - Он мне все рассказал про стену, Инурия. Не сразу. Сначала образно, я поняла, что он имеет ввиду попытку уйти из города, а потом уже про стену, все рассказал. Я боюсь, что вас убьют, его убьют. Я не хочу, чтобы вы уходили, - она так плакала, что я не знала, как можно ее успокоить.
  - Коцумо, - я взяла ее за щеки и заставила посмотреть на меня, - я просто хочу, чтобы у меня был выбор, остаться здесь, или уйти, понимаешь? Я хочу, чтобы мне дали возможность выйти туда. Уверена, многие захотели бы вернуться при первых же трудностях, так почему бы нам просто не дать эту возможность? Запрещая, они только делают хуже. Они раздувают этот огонь так, что он превращается в пожар. И Ману такой. Его манит этот огонь. Это же сразу было понятно, он пришел к нам другим. И было слишком смело думать, что он захочет вернуться к жизни Элемента до изменений и стать Разумным.
  - Я знаю, - тихо сказала Коцумо.
  - Ты винишь меня да? - спросила я, заглянув ей в лицо.
  Она помолчала, а потом ответила:
  - Инурия, разумом я понимаю, что ты не при чем. Но когда я вижу, как он на тебя смотрит...я тебя ненавижу...
  Это было сказано с таким чувством, что я отшатнулась. Хотя я, наверное, точно также думала о ней. Это и есть соперничество. Я взяла подругу за руку и сказала:
  - Я знаю. И понимаю. И не злюсь на тебя. Я бы так хотела, чтобы ты разделяла мои взгляды на все это. Но раз это невозможно, то даю тебе возможность принять решение и самой выбрать то, как ты хочешь жить.
  Я обняла ее и сказала:
  - Я тебя люблю, Коцумо Сато.
  Мы обе плакали. Здесь и сейчас я прощалась с главной частью своей прошлой жизни. Не только с конкретным человеком. Но и с местом, городом.
  
  Ирда взяла с собой Тео. Наверно стоило ее отругать, но сейчас меня интересовало другое. Как мы откроем этот пункт управления? Даже если найдем, что тоже спорно, как мы откроем дверь внутрь? Она ведь явно запрограммирована на отпечатки пальцев или сетчатку глаза, или нужно знать код.
  - Куда мы идем? - спросила Ирда, когда мы пошли вдоль улицы.
  - Кое-что хочу проверить, - ответила я.
  - Что именно? - уточнил Тео.
  - Давайте потом расскажу, - махнула я рукой, не хотелось сейчас им все объяснять.
  Мы втроем сели в планомобиль, мест было на двоих, но по весу превышения не было. Поэтому полетели беспрепятственно. Тео и Ирда летели следом.
  - Как быстро Ирда сдружилась с Тео, - сказал Стиг, стоя передо мной и покачиваясь. Мы с Ману сидели на местах для пассажиров.
  - Да ладно, может у них чувства..., - задумчиво махнула я, - я не понимаю, как мы будем с вами открывать этот ...люк...дверь...что там. Ну, если еще найдем, конечно.
  - Давай мы сначала просто постараемся найти, - сказал Ману. Но все были напряжены.
  По старой схеме, мы остановили планомобиль и вышли максимально близко к стене. Пришлось еще идти между высотными домами, где жили или работали Разумные. На нас все, кто встречался, пялились. Ирда и Тео хмуро шли следом ничего не понимая.
  - Мы что, на стену будем карабкаться? - спросила Ирда, уже в который раз.
  - Не знаю, - ответила я обернувшись, - мы просто хотим посмотреть.
  - Почему именно здесь? - не понимала она.
  - Эм-м-м..., - не знала я что сказать.
  - Так, Аурис снимаем, - тихо сказал Ману.
  - Зачем? - не понял Тео.
  - Если нас слушают и отслеживают по нему, - пояснил Стиг.
  Мы оставили Аурис под полимерными кустами.
  - Ты помнишь то изображение? - тихо спросил Ману, догоняя меня.
  - Да, конечно, - я удалила все, что мы отсняли в музее, конечно, если сотрудники НОК захотят это прочитать, не составит особого труда восстановить удаленный материал. Но так было спокойнее. Тем более на чем бы я сейчас смотрела это изображение? Даже Аурис под кустами позади нас.
  Мы шли и шли у пустынной части города. Венаторов не было, шум от планомобилей постепенно стихал. Почва была сухой и потрескавшейся.
  - Так, - я оглянулась назад, - ну вот с этого ракурса было создано то изображение...примерно... многих зданий еще не было, поэтому сложно сказать наверняка.
  - Какое изображение? - не понял Тео.
  - Не важно, - махнул рукой Ману.
  - Что значит не важно, мы шли за вами вслепую. А если теперь у нас будут проблемы?
  У всех возник один вопрос: зачем Ирда привела сюда Тео. Но я сосредоточенно двигалась вперед, пытаясь найти хоть что-то подозрительное, поэтому не стала отвечать ему.
  - Что это блестит? - указал Стиг на какой-то предмет, чуть дальше.
  Я побежала к нему и рассмеялась. Эта стеклянная конструкция была прозрачной и потому незаметной. Куб из стекла закрывал какой-то люк. Цвет крышки люка был таким же выжженным как земля вокруг. Издалека этого и не заметить, если бы не блеск от стекла.
  - Стиг! Ты гений! - сказала я смеясь и обнимая его. Он тоже рассмеялся.
  - Давайте думать, как открыть, - сказал Ману сосредоточенно.
  - И кто, наконец, пояснит мне все это, - разозлилась Ирда.
  - Нам нужно отключить ультразвук на стене, чтобы перебраться через нее, - сказал я разглядывая стеклянную поверхность, - наверняка здесь есть куда вводить код или что-то подобное...
  - Через стену? - удивился Тео, - Но зачем?!
  - Нас обманывают Тео, - пояснила я ему, - мы были с Ману и Стигом на стене и видели, что там, я и Ману даже были за стенной. Нет никакой радиации, там зеленый настоящий лес, пресная вода...
  - Что?! Что ты такое говоришь? - мне кажется у Тео от удивления просто лицо вытянулось.
  - Она говорит правду, - сухо сказал Стиг.
  Парни продолжали ходить вокруг стеклянного квадрата, пытаясь разобраться, что и как, и вдруг мы услышали гул. Он нарастал.
  - Что за..., - сказала Ману, поднимая голову.
  Вдали показались планомобили, большие.
  - Но...они ведь здесь не летают, - тихо сказала я.
  - Не летают те, что возят Разумных и Элементов сказала Ирда.
  - Что..., - непонимающе смотрел Стиг, на приближающиеся планомобили. Они были черного цвета, не прозрачные, что очень необычно.
  - Это НОК, - сказал Ману, его ноздри расширились, он судорожно оглянулся, - Инурия, тебе нужно попробовать взобраться на стену...
  - Что? Почему?
  - Они все знают, иначе не прилетели бы сейчас, и уже так просто нас не отпустят. Попробуй убежать.
  - Ты что?! - воскликнула я, - А ультразвук? И с помощью чего мне карабкаться на стену?
  - Стиг, уведи ее! - сказал Ману другу.
  - Я не уйду без тебя! - закричала я.
  - Никто не уйдет, - сказал Тео грозно.
  Мы непонимающе уставились на него, все уже давно забыли о нем и Ирде. Она смотрела на приближающиеся планомобили и закрепляла Аурис за ушную раковину.
  - Ирда...ты почему не сняла Аурис? - спросила я.
  Она молчала.
  - Может нас именно по нему отследили! - снова воскликнула я.
  - Так и есть, - спокойно ответила она.
  - Что? - теперь уже окаменели от удивления и Ману, и Стиг.
  - Ты что такое говоришь? - непонимающе сказал Стиг.
  В это время нас обдало ветром от прилетевших машин, такие я видела впервые. Дверь на одном летательном аппарате отъехала в сторону, выпуская Беллатора Эйсона.
  - Элемент Инурия Кан, я вас предупреждал, - сказал он, срыгнув на землю и глядя на меня леопардовыми глазами, - вы меня не послушали...
  - Отпустите их, - махнула я в сторону ребят.
  - Ну, Ирда и Тео с нами сотрудничают, а Гарсиа и Хансена никто не отпустит, не говорите глупостей.
  - Что?! - мы уставились на Ирду, ее взгляд был направлен в сторону. Если бы она сейчас смотрела мне в глаза и была спокойна, я бы наверное потеряла сознание от шока, обиды, злости и...это же Ирда! Как такое возможно?!
  - Почему? - прошептала я ей.
  - Ирда один из самых молодых сотрудников НОК, она с рождения воспитывалась для этого, все то любопытство что ей якобы свойственно, можно сказать ее роль, для выявления тех, кто хочет попробовать что-то новое, - спокойно пояснил Эйсон.
  В голове тут же всплыли все эти моменты, когда Ирда сидя за столом рассказывала небывалые новости о том, как Элементы меняются едой, потом всплыл в сознании фрагмент, как она повела нас к Ману и Стигу в день их перевода в наш Дом знаний.
  Мне кажется Ману еле сдерживался, чтобы не броситься на Ирду, только тот факт, что она девушка не давал ему это сделать.
  - Ты тоже? - спросил Стиг у Тео и сделал к нему шаг.
  - Нет, - ответил он хмуро.
  - Тео просто согласился нам помочь, - ухмыльнулся Эйсон, - Инурия, а скажите, как вы вообще собирались открыть этот люк? Там ведь нужен отпечаток ладони узкого круга лиц, не у каждого есть допуск к этой системе. А стекло не разбить.
  Я промолчала. Сейчас я думала: и что теперь? Ману и Стига убьют? И сразу же вспомнила Коцумо. Она никогда меня не простит, даже после того, как меня тоже убьют. Коцумо будет ненавидеть меня мертвую. Хотя...может эта ненависть не даст ей сделать Операцию и она попытается остаться человеком?
  - А вообще о чем речь? - спросил Стиг, - Мы тут прогуливались просто. И ничего открывать не собирались.
  Эйсон расхохотался, задрав голову, вокруг него уже собралось множество сотрудников из всех планомобилей.
  - Прекрасная попытка, Элемент Хансен, но напрасная, здесь не открытый суд, где требуются показания свидетелей. Только вы и мы, и все понимают зачем вы здесь. Так что давайте не будем усложнять, прошу за мной.
  Я бы с удовольствием попробовала сбежать, при условии что это сделали бы и Стиг, и Ману. Но куда? Стена высокая, просто так не забраться, еще этот ультразвук...
  Я сделала шаг вперед, Ману стоял неподвижно, я сказала:
  - Идем, пока у нас не выхода...
  Это 'пока' мне самой придало уверенность. В конце концов может ничего страшного не случится. Лишь бы их не убили. Хотя не могу сказать, что думала лучше Операция чем смерть. Для Ману это все равно что умереть.
  Я оглянулась, чтобы посмотреть на Ирду. Было неприятно, что я так ошиблась в Тео, но его мы почти не знали. Но Ирда... Она стояла и смотрела на стену.
  - Ирда, - позвала я ее.
  Он услышала, дернулась, но лица ко мне не повернула.
  - Не допусти, чтобы все стало как раньше, я знаю, что ты тоже хочешь перемен.
  Он молчала.
  - Я не злюсь на тебя, - добавила я. Это было правдой. Наверное, я ее понимала. Ее так воспитывали, с детства, она давно знала, что станет Избранным сотрудникам Общества, и шла к этому. Сложно когда рушится просто твой мир, а сейчас у нее был выбор - та мечта, о которой говорили и прививали любовь к ней с детства, и какие-то друзья, спонтанно вошедшие в жизнь. Я ей не завидовала. Это очень тяжелый груз.
  
  Мы летели долго, я ожидала от НОК и Лабораторий какого-то мрачного места вроде подземелий старого Мира. Но в Новом мире такого быть не могло. Мы остановились и вышли у высокого здания, такого же бело-стеклянного, как и все в этом городе. Разве что стояло оно в стороне от основного скопления строений.
  Нигде на наших домах не было надписей, как в Старом Мире. В этом не было нужды. Каждый Разумный знал куда ему идти на работу и домой. А больше ничего и не требовалось. Никаких кафе, банков, кинотеатров, которые я видела в роликах о прошлой жизни. Это было настолько диковинным, что я всегда пересматривала видео, где были запечатлены неоновые вывески, плакаты, улочки с кучей названий над дверями заведений.
  Мы прошли к главному входу, окруженные всеми сотрудниками НОК, было даже смешно, будто нам есть куда бежать.
  На Челере мы поднялись до верхних этажей. Это были Лаборатории. Повсюду сновали ученые, лаборанты, толкали перед собой специальные подставки, плывущие будто в воздухе, заставленные приборами с какими-то веществами. На нас поначалу никто не обращал внимания. Затем я услышала, как кто-то сказал 'Инурия Кан' и все начали пялиться.
  - Черт, - выдал Стиг, - кажется ты местная звезда. Знаешь, я не завидую твой популярности, быть знаменитой лабораторной крысой сомнительное удовольствие...
  Я усмехнулась и ответила:
  - Ты хороший друг, Стиг, а главное искренний...
  - Да, детка, я такой...
  Меня это расслабило. Стиг, то как на меня пялились. Не было страшно. Было интересно: и что дальше? И еще мелькнула мысль, но если я уже здесь и меня по-хорошему не отпустят, то наверное мне все расскажут? Где и как они выращивают фрукты? Как давно земля перестала быть радиоактивной? И еще миллион вопросов.
  Зато Ману напоминал дикое животное перед броском, шел и озирался по сторонам, готовый в любой момент накинуться на любого подошедшего.
  - Ману, - я взяла его за руку, - не надо, успокойся, слышишь?
  Он посмотрел на меня и судорожно сжал мою ладонь.
  - Я думаю, - начал он осипшим голосом, - не нужно было тогда плавать на остров, не нужно...
  - Прекрати! - я дернула его руку, - Ты же сам говорил, что не хочешь так жить...Ману, лучше здесь и сейчас, чем потом на Операцию...
  - Я также думаю, но я не хочу, чтобы с тобой что-то случилось,- сказал он сорвавшимся голосом.
  - Прекрати, мы не знаем, что здесь будет.
  - Явно ничего хорошего, - сказал он.
  
  Как бы это ни звучало странно, но нас разместили в комнаты, подобные тем, что были в Доме Знаний. Отличие было в том, что стена ведущая в коридор была прозрачной, ну, понятно, чтобы мы были как на ладони. Меня разместили напротив Стига и Ману, чему я была очень рада, видела их и знала, что с ними все хорошо. Пришли девушки, явно Разумные, было понятно по их слегка заторможенным движениями, принесли униформу, штаны, футболку и обувь белого цвета, показали где душевая и сказали, что мы можем помыться перед тем, как принесут поесть.
  Вряд ли нас стали бы кормить перед тем, как убить, это радовало.
  Я сходила в душ очень быстро. Когда вышла, Ману сидел на своей кровати. Влажные вьющиеся волосы падали на его лоб, он смотрел на меня. Я улыбнулась. Стиг вышел из душа пританцовывая и что-то напевая, чем вызвал мой смех.
  Вернулись разумные с ужином. Те же брикеты, что и в Доме Знаний. Я огляделась в поисках установленных Венаторов, явно они тут были, но не знаю где. Поэтому я просто громко сказала:
  - Могли бы и клубнику принести, сами-то наверное это не едите, - я ткнула пальцем в серый брикет. На самом деле есть хотелось очень, так что я умяла все за пару минут и запила водой. Через время свет стал приглушенным, что видимо означало, нам пора спать. Я легла и смотрела на Ману и Стига. А они на меня. Не помню, как уснула.
  
  - Элемент Кан, - я открыла глаза и резко села, надо мной стояла вечерошняя Разумная, - умывайтесь и завтракайте, вас ждут.
  Я обернулась, чтобы посмотреть на парней. Все хорошо. Они проснулись только что, как и я. Мы быстро умылись, позавтракали и началось ожидание. У меня вспотели ладони тряслись руки. Я боялась. Они наверняка это знали. И от этого еще больше, чем когда-либо, не хотелось показывать свой страх.
  Они пришли. Как ни странно, не было сотрудников НОК, видимо решили, что бежать мы не будем, а может просто за нами наблюдали и пока не видели необходимости в охране.
  Врачи в лабораторных костюмах выпустили нас из комнат и сказали идти за ними. Мы пошли следом.
  - Как спалось? - спросил Стиг, с интересом разглядывая все вокруг.
  - Ты как в музее, - улыбнулась я.
  - Ты что, здесь гораздо интереснее, и в музей могут пойти все, а здесь бывают лишь самые почетные Элементы!
  Я хихикнула, даже Ману слегка улыбнулся. Я взяла его за руку, он хотела выдернуть, я вопросительно посмотрела на него.
  - Не хочу, чтобы они видели, как я..., - он снова насупился, - они могут воспользоваться тем, как я отношусь к тебе...
  - Ману, они итак это знаю, прекрати, - сказала я и крепче сжала его пальцы. Больше он их не вынимал из моей ладони.
  - Прошу сюда, - нас завели в какой-то зал. Здесь был большой стол, установленный полукругом, за которым сидели ученые. Для нас были подготовлены эргокресла, установленные прямо перед всеми этими людьми. Кажется, предстояла беседа, а не опыты. Стало легче.
  Мы молча сели. Все разговоры смолкли. Я с интересом разглядывала лица этих людей. Их взгляд...они не были прооперированы. Совершенно точно. Наверное, быть ученым-тормозом после Операции невозможно. Наш Идеальный Мир оказывался все гнилее и гнилее.
  - Шайлоум, - поздоровалась я и тут же спросила, - а кому еще не делают Операцию? Ученым, сотрудникам НОК, девицам, обслуживающим вечерник...это все? Или есть еще кто-то? И мне интересно, а по какому принципу идет отбор, кому быть тупым роботом, а кто будет жить как человек?
  Пока я говорила, почувствовала, как от гнева у меня затряслись руки, я вцепилась в ручки кресла, на котором сидела.
  - Тише, - скала Ману, накрывая своей ладонью мою.
  Но, кажется, моя речь привела ученых в неописуемый восторг. Они переглядывались, улыбались и шушукались.
  - Так мне кто-нибудь ответит? - снова громко спросила я.
  Мужчина с седой бородой, что было очень поразительно, ибо у Разумных не было усов или бороды, поднялся со своего места, обошел стол и пожал мне руку.
  - Приятно познакомиться лично, Инурия Кан, - также он пожал руки Ману и Стигу.
  - Лютер Барлоу, - представился он и сказал, - я отвечу на все ваши вопросы, а вы на мои. Думаю, теперь скрывать нам нечего?
  Это был вопрос, от которого я думаю, зависело многое. В том числе и наши жизни. Я кивнула. Ману и Стиг тоже.
  Ученый с седой бородой нажал что-то на стеклопланшете, что взял со стола, и переда нами возникла голографическое изображение маленького Элемента в колбе с жидкостью.
  - Вы знаете, как развиваются Элементы, вам это рассказывали и не раз, и водили в Лаборатории, чтобы показывать.
  Мы внимательно слушали, стояла тишина, остальные с интересом смотрели на нашу реакцию.
  - Но много лет назад случилось нечто, что повергло нас в шок. У нескольких Элементов в головном мозге появился небольшой нарост...киста...
  - Как это возможно? - удивилась я, - Мы же ничем не болеем, умеем лечить абсолютно все.
  - Да, поэтому вы не представляете степень нашего удивления, - ответил он, а затем продолжил, - мы стали изучать этот феномен, но природа, причина возникновения не была установлена.
  - А как вы стали изучать этот феномен? - спросил Ману мрачно, - Вскрыли череп этим Элементам?
  - В том числе, - абсолютно спокойно ответил ученый.
  Я и поразилась этому жестокому спокойствию, и в то же время поняла его. Мы были для него подопытными, он создавал нас из пробирки, наблюдал, программировал, и от того, что один элемент умрет никак не страдал, вырастет другой. Скорее, ему это даже было интересно.
  - Самое поразительное то, что мы не могли делать таким Элементам Операцию...
  - Что? - воскликнули мы.
  Он снова сменил изображение. Появился снимок головного мозга, похожий на тот, что раньше называли рентгеном, только этот был объемным, просматривался со всех ракурсов.
  - Вот это головной мозг нормального Элемента, готового к Операции, - он указал на небольшой шарик в головном мозге, - это и есть гипоталамус, который мы оперируем.
  Он сменил картинку.
  - А это головной мозг тех элементов, у которых образовалась киста.
  Я смотрела на картинку, и не будучи врачом-ученым, не особенно что понимала, видела лишь, что там где должен быть небольшой шарик гипоталамуса, было большое пятно.
  - Эта киста не просто нарост, она будто захватывает гипоталамус, срастается с ним...
  - Защищает, - прошептала я.
  Лютер Барлоу с интересом посмотрел на меня, улыбнувшись и сказал:
  - Именно. Мы провели множество Операций до восемнадцатилетия, и после, думали все зависит от возраста, но нет. Элементы умирали, как бы мы ни были осторожны при оперировании, и какие бы технологи не применяли. Стоило нам проявить вмешательство, как тут же организм прекращал свой жизненный цикл.
  - Вы проводили опыты над ними? - гнул свою линию Ману.
  - Да, конечно, - абсолютно спокойно отметил ученый, - очень много, мы меняли среду обитания, еду, вводили различные вещества, воздействовали различными приборами...не буду говорить названия, вам это ни о чем не скажет...
  - А где вы взяли столько подопытных? - подался вперед Стиг.
  Лютер Барлоу улыбнулся и сказал:
  - Хороший вопрос. Таких Элементов становилось все больше. Сначала на них переставали действовать ПВ, они поддавались эмоциями, пытались бежать, влюблялись, были даже случаи беременности...
  Я открыла рот от удивления.
  - Это что, так давно длится?
  - Вы даже не представляете насколько давно, Элемент Кан, но не так масштабно. Несколько дефектов в каждом поколении. Ежегодно у меня был материал для исследования.
   Материал. Я думала меня вырвет. Мы - материал для исследования. Сейчас я прониклась уважением к Совеу, который состоял из заторможённых Разумных, использующих помпу. Они были явно честнее, и просто боялись потерять тот образ жизни, к которому привыкли. А ученые в Лабораториях были по-настоящему жестоки.
  - Рост таких дефектов продолжался. Но чуть больше восемнадцати лет назад случилось то, чего мы боялись больше всего. Было ясно, что идет какая-то мутация, причины которой мы не могли определить, но мутация случалась примерно после шестнадцати лет. А вот восемнадцать лет назад, Элемент находившийся в колбе, будучи еще зародышем, уже имел кисту возле гипоталамуса. Вы, Инурия Кан, уже родились такой. Вы уникальны. Вы то, что мы называем Эволюцией.
  Я открыла рот и уставилась на изображение младенца в колбе, в голове которого было видно то самое пятно.
  - На втором месяце у эмбрионов формируется гипоталамус, Инурия, - продолжал он задумчиво, - и именно с этого момента вы уже были такой, и рост кисты продолжался все время, пока гипоталамус формировался, вплоть до вашего семилетия.
  Мы молчали. Я кажется так и не закрыла рот.
  - Именно тогда мы поняли, что нет внешней причины, которая влияет на появление кисты, это не пища, не атмосфера, ни какое-либо внешнее воздействие в процессе жизни. Это сам организм. Он просто эволюционировал.
  Мы пораженно молчали.
  - Я понимаю ваше удивление, поверьте, я был удивлён не меньше, даже больше, - усмехнулся он и продолжил, - мы наблюдали за развитием других эмбрионов. Но никто больше в том поколении Элементов не родился с кистой. Это было для нас облегчением, так как дало надежду на то, что этой случайность, аномалия, брак. Называйте, как хотите.
  - Зря надеялись, похоже, - сказал Ману зло.
  - Зря, - согласился ученый спокойно, - это стало болезнью. Инфекцией. Мы не понимаем природу этого явления, мы не понимаем принцип распространения кисты. Но Элементы перестали группами поддаваться действию ПВ, причем общаясь друг с другом, они будто заражались. И как вы однажды заметили в своих наблюдениях, - ученый ткнул пальцем в Стига, - адреналин ускоряет этот процесс. Мы не может выявить как вообще все это связано.
  Он обошел проекцию и переключил картинку. Я увидела видео, как два мальчика бегут по зеленой лужайке и хохочут.
  - Узнаете себя? - улыбнулся ученый.
  - Это Стиг и Ману? - уточнила я, разглядывая их черты. Ману казался таким беззаботным, таким веселым, я ни разу не видела его таким.
  - Именно. До них киста появлялась после шестнадцати лет, у этих Элементов она стала медленно, но упорно расти уже в детстве. В дом Знаний они уже пришли дефектными. Но лет до двенадцати нам помогала убойная доза ПВ, эмоции все - таки притуплялись. Затем этот эффект пропал.
  - Подождите, - спросила я, - но ведь я не нарушала правил, я была хорошим Элементом. И это не смотря на кисту!
  - Это так. Но вы же замечали, что у вас есть тяга к Старому, запретному, и да вам также давали большие дозы ПВ. Мы наблюдали. Изучали. Ждали. Мы понимали, что когда настанет день Операции, мы не сможем ее сделать. Вы просто умрете.
  Я сглотнула.
  - Тогда было принято решение перевести Ману и Стига к вам, может даже предоставить какую-то свободу действий, посмотреть к чему это приведет.
  Он замолчал. Тишина просто звенела.
  - В итоге мы получили то, чего Совет так боялся. Вас будто пробудили. И вы повели за собой Элементов...
  Я фыркнула.
  - Элементы с дефектом, что были до вас, хотели любить, хотели эмоций, но попадая в Лаборатории, они просто умоляли сделать им Операции и отпустить жить. Попыток побега было мало. Но вы, вы совсем другое. Вы будто символ Эволюции...
  - И революции, - вставил Стиг.
  - Именно! - обрадовался Барлоу потрясая бородой, - причем Революции во всем, в медицине, образе жизни, общественном строе.
  Я недоумённо смотрела на него.
  - Вам кажется, что вы ничего не делаете? Допустим вы просто приобщили Элементов к музыке? А знаете ли вы что за последний месяц более ста элементов в Вашем Доме Знаний показали по анализам, что вы сдаете еженедельно, рост кисты.
  Он еще раз посмотрел на изображение маленьких Стига и Ману.
  - Мне совершенно не жаль Элементов, и я с легкостью могу вырастить больше в следующем поколении. Чтобы убить сто дефектных и заменить их идеальными жителями нового мира.
  - Так почему вы так не сделаете? - спросила я удивленно.
  - Потому что ..., - он снова сменил изображение и мы увидели зал полный колб с Элементами, - они все уже с кистой, Инурия. Вы были первой. Но не последней. Мы не можем это остановить...
  Я в совершенном шоке смотрела на этих маленьких сморщенных человечков. Новок поколение без ПВ. Почему это вызвало улыбку на моем лице.
  - Ну, а зачем вам мы? - спросил Ману, - вы придумали какой-то новый эксперимент? Как это остановить?
  - К сожалению, нет, - ответил он искренне, и было видно, что ему правда очень жаль, что он не может провести никаких новых опытов. Но мы думаем возможно Инурия даст нам какой-то ключ к этой разгадке. Мы проведем пару тестов...
  - Нет! - воскликнул Ману.
  - Элемент Гарсиа, успокойтесь, никто никого не будет резать или что-то подобное, отмахнулся пожилой ученый, - мы всего лишь сравним показатели...
  - Ну а что потом? - спросил Стиг, - Вы проведете свои опыты, что дальше? Куда нас деть?
  - Отвечу вам честно, этот вопрос пока обсуждается. Изначально мы планировали сделали город для таких как вы, чтобы вас как-то...
  - Изолировать, - подсказала я.
  - Ну, возможно. Совет против этой идеи, скажу честно, вы внушаете ужас Совету, если бы этот зал, - он указал пальцем на изображение Элементов в колбах, - не был полон новыми дефектными Элементами, и была бы хоть малейшая возможность заменить вас, все имеющие кисту были бы давно мертвы.
  - А вы, Инурия, еще и пытались уйти за стену, чем повергли Совет в еще больший ужас. Могу сказать, что для Элементов сейчас ужесточат правила передвижения, запретят все новшества, что вы придумали с музыкой и одеждой.
  - Но...это же прямой путь к настоящей Революции! - воскликнул Стиг, - Они там совсем идиоты?
  Стиг как обычно использовал ругательные старые слова, о которых некоторые даже не слышали.
  - Они просто бояться потерять власть, - пожал плечами ученый.
  - А вы? - спросила я его, когда он уже отвернулся, - вам не страшно?
  - Я ученый, Инурия Кан, и на моих глазах вершится история, я наблюдаю новый виток Эволюции, как мне может быть страшно? Я счастлив!
  С этими словами он сказал Разумным, стоявшим у дверей:
  - Проводите их в комнату, покормите, после обеда приступим к обследованию.
  
  У меня был миллион вопросов, но я была немного в шоке от всего, что узнала, поэтому встала и пошла к себе. Нас не стали запирать, как вчера, двери были открыты. Поэтому ели мы втроем сидя на кровати в комнате Ману. Вернее, я и он сидели на кровати, а Стиг перед нами в экргокресле.
  - Ну могли бы и повкуснее что-то дать, - сморщился Стиг.
  - Я тоже самое сказала вчера.
  - Инурия, ты как? - спросил он меня через время.
  - Нормально, - пожала я плечами,- даже немного приятно быть первой, хоть и не понятно почем у я оставалась тормознутым Элементов все эти года, пока не увидела вас.
  - Могу тебя утешить, - с умным видом сказал Стиг, - с первого раза редко что у кого получается, и ты тоже, вот те ребята в колбах явно уже родятся активными и любопытными и никакие ПВ их не возьмут.
  Я рассмеялась.
  - Возможно, ты прав.
  - Но вообще мне немного обидно, - сказал Стиг грустно.
  Я непонимающе на него уставились.
  - Почему ты первая, а не я? Я такой симпатичный и веселый, - сказал он и смешно выпятил губу.
  Мы с Ману расхохотались и я бросила в Стига кусочком сухой еды. Он поймал его и съел, чем еще больше нас рассмешил.
  
  Пока ничего страшного в их исследованиях я не видела. Мы втроем сидели в креслах. К нам приклеили кучу датчиков с проводами и задавали тысячу вопросов о детстве, о воспоминаниях, о том что нам нравится или не нравится, это было не страшно и не сложно.
  - Вы влюблялись, Элемент Кан, - равнодушно произнес очередной ученый, из тех, что сидел за столом часами ранее и смотрел на нас как на микроб.
  Я замялась, сразу же всплыл образ Ману, все еще усугублялось тем, что он сидел рядом и слушал.
  - Не нужно врать, мы это увидим, - предупредил меня ученый.
  - Да, - ответила я, - влюблялась.
  - Вам нравится испытывать это чувство?
  Я посмотрел на него, как на умалишенного.
  - А что, это может не нравится? - мой вопрос вызвал смех Стига.
  Ученый проигнорировал и начал спрашивать дальше.
  Когда мы сняли с себя все проводки и нам по очереди делали какой-то объемный снимок головного мозга, в лабораторию вошел Лютер Барлоу.
  - Ну, как вы? - спросил он.
  - Пока живы, - ответил Стиг пожав плечами.
  - У этого парня отличное чувство юмора, - усмехнулся ученый, - в лучших традициях старого мира.
  - Не слышала, чтобы кто-то применяла слово традиция, - улыбнулась я.
  - Я же ученый в Лабораториях, мне можно все, и говорить тоже, - рассмеялся он. А затем стал просматривать результаты сегодняшних обследований.
  - Расскажите, как давно за стеной стало безопасно? - спросила я.
  - А кто вам сказал, что там безопасно? - усмехнулся он, - Идемте!
  Мы пошли за ним длинными белыми коридорами, я так понимаю в итоге пришли в его личный Зал, где он работал. Здесь все было настолько белым, что болели глаза, за стеклянной стеной открывался вид на пустырь, а вдали виднелась стена.
  - Садитесь, бросил он. Мы сели не эргокресла, стоявшие у стен.
  - Если вы думаете, что за стенами хорошо и безопасно, вы ошибаетесь. В некоторых городах, на Юге нашей страны, до сих сохраняется высокий уровень радиации в почве. У нас с этим все гораздо лучше. Но животные много лет размножались, никто не препятствовал этому, многие их них мутировали, некоторые являются переносчиками инфекций, новых и малоизученных.
  Когда мы узнали, что можем выходить за стену и при этом не получать облучения, то после нескольких, скажем так, экспедиций, обнаружили растения, о существовании которых можно было раньше забыть. Так делали во всех городах. Например, Инурия, шампанское что вы пили на вечеринке, куда вас водил Магистр Зенус, делают из винограда, который произрастает в соседнем городе, чуть южнее нашего. Мы пытались вырастить растения в лаборатории, имея семена, саженцы, но они очень плохо растут без той почвы, что за стеной. А завозить ее сюда не выгодно, проще, да и безопаснее для Общества, построить фермы и теплицы за стеной...
  - Чтоб никто ничего не узнал, - вставила я.
  - Да. Есть разумные, которые этим занимаются. Но это опасная работа. Сами поля ограждены, но дикие звери постоянно пытаются напасть, сотрудники НОК ежедневно дежурят за стенами, пока Разумные ухаживают за растениями.
  - Мне даже представить страшно, сколько же людей в курсе того, что за стенами есть живая жизнь, что там выращивают растения и так далее. Но какая-то часть при этом так и остается в неведении и ест сухие брикеты, - со злостью прокомментировала я его рассказ.
  - В оправдание могу сказать, что это началось недавно, я про освоение этих земель, и пока нет достаточного количества еды для всех.
  - Конечно, поэтому вкусно будем кормить Избранных, мир Новый, а правила старые, - усмехнулся Ману.
  - Можно сказать и так, - согласился Барлоу, - но поверьте, половина ваших же Элементов Дома Знаний, вроде Коцумо или Тео, побоятся выйти за пределы стен, будут против новой еды и в принципе, любых новшеств...
  - Я всего лишь хотела, чтобы каждый мог сам выбрать, остаться ему здесь или уйти.
  - Инурия, там опасно. Да, там красиво, как вам кажется, но опасно. Вы не умеете выживать в условиях холода, голода. Что вы станете делать, увидев дикого хищника? Или если вас укусит насекомое переносящее инфекции? А если ночи холодные? Вы хоть знаете, как развести костер?
  - Знаете, всему можно научиться. И вообще, для начала нам дать с собой термокостюмы от холода и то, что поможет разжечь костер.
  - Я не спорю, человек приспосабливался во все времена к самым жестоким условиям выживания. Но вы не знаете, что такое боль или болезнь, у вас даже температуры не бывает. Потому что все это регулируется и лечится здесь, - он махнул рукой, имея ввиду Лаборатории, - за стеной нет никакой защиты. Вы один на один с дикой природой. И там много таких мест, в которые лучше не попадать. У нас как-то группа попала в кислотное озеро, вернулся один, весь обожжённый. А визуально красивая голубая вода, которая манила к себе, понимаете?
  - Вы что, отговариваете нас от побега? - рассмеялся Стиг, - У нас вроде как нет даже шансов на это...
  - Шанс есть всегда, Элемент Хансен...так что тут у вас сегодня?
  Он пристально изучал что-то в стеклопаланшете, с головой уйдя в результаты обследований.
  - Как долго мы здесь будем? - спросил Ману.
  - Пока не знаю, но поверьте, лучше здесь, чем попасть к членам Совета...
  - Это мы уже поняли, - пробормотала я.
  - Так, - на сегодня достаточно, и для вас, и для меня, поэтому вас проводят к себе.
  - Эм,- подал голос Стиг, - а можно нам, раз уж мы все в курсе, хотя бы один раз поесть другой еды?
  Барлоу приподнял бровь и сказал:
  - Если, Элемент Хансен, думаете, что мы тут ежедневно пьем шампанское и едим фрукты, то очень ошибаетесь! Тогда вам нужно было попасть на вечеринку Разумных в качестве обслуживающего персонала. Вы понимаете о чем я?
  - Пошли, - я потянула Стига за руку, пока он не ляпнул еще чего.
  
  Прошло больше двух недель, как мы здесь находились. Каждый день нас водили в Лаборатории, брали анализы, что-то вкалывали к возмущению Ману, он все ждал, что после очередного укола мы уснем, а в это время нам попытаются вскрыть череп, но такого не случилось.
  Я просила разрешения связаться с Коцумо или Ирдой, но мне строго настрого запретили это делать. Мы итак не были пленниками, нам многое позволяли, но общаться с друзьями - нет. Ману не мог простить Ирду, но недавно был случай, после которого я подумала, что все не так плохо, как мне показалось вначале. Во время очередных экспериментов, Лютер Барлоу спросил Стига, а пробовал ли вообще тот еду. На что Стиг ответил, нет, просто слышал от меня рассказы о том, что я ела на вечеринке с магистром Зенусом. Ученый, сосредоточенный на смешивании каких-то жидкостей, произнес: 'Значит сотрудники НОК зря подозревали, что она вас угощала чем-то, доказательств этого так и не было обнаружено'.
  Учитывая, что Ирда тогда ела с нами и даже дралась за персик со Стигом, она знала, но ничего им не рассказала. Это давало мне надежду, что не все потеряно. Хотя...что делать с этой надеждой, сидя в лабораториях в стеклянных клетках?
  - Интересно, что происходит в Доме Знаний? Раз там ужесточают правила, как все это восприняли? - думала я, валяясь на кровати Стига, пока тот искал в выданном стеклопланшете музыку, особо доступа у нас ни к чему не было, но почитать книги, труды ученых или послушать музыку, мы могли.
  - А я все думаю, - начал Ману, - если они ходят за стену, чтобы выращивать там овощи или еще что-то, значит ультразвук отключается, стена открывается.
  - Ману, над этим стоит думать, если есть возможность дойти хотя бы до стены. А все что мы можем, смотреть на нее сквозь стекло, и то она очень далеко, много не увидишь, - прокомментировал Стиг.
  Вечером я не могла уснуть. Все-таки в четырех стенах начинаешь сходить с ума, нужно спросить может здесь есть что-то вроде Оранжереи, даже если листья у деревьев будут резиновыми, я и этому буду рада. Тихо поднявшись, я пошла по коридору.
  - Ты куда, - прошептал голос сзади.
   Я испуганно подскочила и обернулась, это был Ману.
  - Ты меня напугал!
  - Я не хотел, извини.
  - Так куда ты направляешь? - еще раз спросил он.
  - Да никуда, устала сидеть в этой комнате и не могу уснуть.
  - Я с тобой, - сказал он и пошел рядом.
  За нами поворачивались висящие повсюду Венаторы, настроенные на движение. Но нам никто не запрещал ходить, иначе заперли бы в комнатах.
  - Я думаю о Коцумо, - тихо сказала я.
  - Я тоже. Мы с ней поговорили перед тем, как...
  - Знаю, я тоже с ней говорила. Она винит меня, наверное, в том, что сейчас мы пропали, думает, тебя убили...
  - Инурия, ты же знаешь, что она не права, никто ни в чем не виноват...
  - Знаю...Но все равно мне хочется как-то сказать, что ты жив, я думаю она была бы счастлива узнать это...
  Мы подошли к прозрачной стене в конце коридора, за которой открывался вид на стену в сумерках и на звёздное небо.
  - Здесь так хорошо видно звезды, - сказала я, усаживаясь на пол.
  - Мы далеко от жилых домов, где все освещается, поэтому видно лучше, - пояснил Ману.
  Мы помолчали, сидя на полу и глядя на звездное небо.
  - Ману, может Барлоу прав?
  - В чем?
  - В том, что за стеной опасно...
  - Может и прав. Но Совет не допустит, чтобы мы жили здесь и делали что нам заблагорассудится. Это грозит крахом всей системы. Мы живы только потому что они не знают, что делать с таким количеством дефектных, и кем их заменить, ведь в пробирках, такие же как мы. Поэтому нам придется выживать, чтобы жить. И, судя по всему, за стеной для нас безопаснее, чем здесь...
  Он был прав. Нужно было уходить отсюда. Пока еще это было возможно. Но как это сделать?
  Я посмотрела на Ману, его лицо освещали тусклые звезды.
  - Ману Гарсиа, - тихо сказала я. Он удивленно посмотрел на меня.
  - Чтобы ни случилось, я рада, что способна чувствовать, я рада, что могу ревновать тебя, хотеть поцеловать, я рада, что у меня есть мечты о свободной жизни за стеной именно с тобой. Я каждый день готова говорить Вайала тем ученым, что решили перевести вас в наш Дом Знаний.
  Он протянул руку и мягко коснулся моей щеки.
  - Я помню, что ты мне сказал в Доме Знаний, просто что боишься что-то начинать, а потом потерять. А я боюсь, что нечего будет терять. Когда есть что терять, бороться проще. И жить хочется еще сильнее.
  Он осторожно коснулся губами моих губ. Они были горячими. Потом уткнулся в мой лоб своим и тихо сказал:
  - Поговорим об этом за стеной...
  Я улыбнулась. Упрямый какой.
  
  За нами пришли сотрудники НОК.
  - Давно не виделись, Инурия Кан, - надо мной стоял Беллатор Эйсон, - прошу за мной...
  - Куда? - сразу же спросила я.
  - Вас ждут члены совета, - пояснил он, - будет суд.
  - Какой суд? - загромыхал голос Лютера Барлоу, - Я вам их не отдам, это мои Элементы и я их исследую!
  В этот раз я была как никогда рада оказаться лабораторным микробом, да кем угодно, только бы не идти с сотрудниками НОК к членам Совета.
  - Барлоу, - надменно сказал ему Эйсон, - свяжитесь с Уладой Лутак, она вам все пояснит.
  Все, что я знала об этом имени - эта женщина являлась челном Совета, представляя в нем славянскую нацию. Видимо, она занимала там далеко не последнее место, потому что ученый при упоминании е имени, резко замолчал, даже сник и спустя пару секунд ушел по коридору интенсивно размахивая руками.
  Эйсон схватил меня за руку. Пытаясь стащить с кровати:
  - Поспешите, Элемент Кан...
  - Отпусти ее, - заорал из своей комнаты Ману, который одевался, стоя в окружении сотрудников НОК. Он попытался выскочить ко мне. Но тут же получил удар по лицу от одного из сотрудников в черном. Я закричала, Стиг тоже пытался вырваться. Началось что-то неописуемое. На мои крики стали сбегаться сотрудники Лаборатории, но ничем не могли помочь, да и особо не пытались.
  В этот момент я точно поняла, что в нашей стране есть два лагеря, враждующих между собой: Лаборатории и Ученые, что их представляют, и Совет во главе с Разумными. Казалось бы, что Совет целиком и полностью зависит от ученых, но видимо это было не совсем так, и у них были рычаги влияния. Иначе вряд ли Барлоу нас добровольно отдал бы Совету.
  В итоге своим сопротивлением Ману добился того, что им со Стигом на руки надели какие-то кольца, типа наручников, что я видела в старых роликах. Но они были из полимерного материала, и слегка светились. На меня их надевать не стали и повели так.
  Я была в шоке от всего происходящего. Мой мозг был готов в каким-то опытам над телом, даже сопровождающимися болью, я готова была к Операции, к смерти.
  Но...наручники...синяк на лице Ману...суд...какой вообще суд? Разве все это не в прошлом? Мне казалось, что все происходящее нереально, такого не может быть со мной, подобное не могло случиться в нашем Новом Мире.
  Нас затолкали в разные планомобили, специально разделили. Я боялась за Ману и Стига, мне было страшно, что их будут бить. Эйсон сел со мной.
  - Не трогайте их, вы все равно получите то, что хотите, только не бейте, не причиняйте им боль, - попросила я его.
  Он молчал.
  - Беллатор Эйсон, - позвала я снова, заставив его посмотреть на меня, - мне кажется вы были настроены ко мне более лояльно, что-то случилось?
  Когда я это спросила, то имела ввиду именно то, о чем спрашивала. Он точно был расположен ко мне. Я даже перестала его опасаться, но затем будто что-то произошло, вернуло его в состояние жестокости, в котором я изначально его узнала.
  В планомобиле кроме нас был еще один сотрудник НОК, но он сидел чуть дальше у панели управления. Эйсон молчал и я подумала, что у них наверное средства связи, с помощью которых они слышат друг друга? Но он ответил.
  - Элемент, вы не представляете каково это всю жизнь ограничивать себя, не ПВ, а силой воли. Не давать прорваться эмоциям, не позволять себе любить, не сметь проявить сочувствие. Потому что тебя учили, что это правильно, что так нужно. И всю вот такую жизнь, проведенную в ограничениях и лишениях, ты хочешь одного - дойти до вершины. Я всегда был первым. Во всем. Мне доверяли самые сложные задачи и я их решал. Мне давали самые невыполнимые задания и я их выполнял...
  Он устало потер глаза и продолжил:
  - И вот когда до цели, до должности главного руководителя НОК остается совсем немного, и я являюсь кандидатом номер один, вдруг кажется - а стоило ли оно того? А правильно я прожил больше половины отведенных мне лет? А потом появляется Инурия Кан, которая становится первым невыполнимым заданием за всю мою жизнь.
  Он смотрит на меня устало, без злости, просто печальный взгляд взрослого человека.
  - Я не могу контролировать Инурию Кан, я не могу разрешить проблему, возникшую в конкретном городе, в одном Доме Знаний. И причина этой неспособности решить задачу в том, что я сомневаюсь в системе, в нашем устрое и в навязанном жизненном пути.
  Я молчу и жду будет ли продолжение. И он говорит снова.
  - Они это видят, понимают. И меня убрали из списка кандидатов на пост руководителя НОК, Инурия. Пока убрали, я так сказать опустился в самый конец перечня претендентов.
  - Вам дали шанс все исправить и вернуться к позиции номер один? - уточнила я.
  - Именно. Но разговаривая сейчас об этом с тобой, вполне вероятно, что я снова лишаю себя такой возможности.
  - Зачем вам снова стремиться к этому, если вы уже усомнились в правильности своей цели? Может нужно выбрать другую цель? Вы только представьте, если будет мир нормальных людей, таких как вы. И в этом мире нужны будут Беллаторы, потому что начнутся нарушения. А это неизбежно с возвращением, зависти, злости и ненависти. Нужны будут люди, которые будут контролировать порядок в обществе. И это будет честно, благородно и правильно. Может стоит задуматься над этим? - тихо и твердо сказала я Эйсону.
  - Инурия Кан, вы еще совсем ребенок, и в вашем возрасте быть мечтателем это нормально, но то о чем говорите, невыполнимо. Поверьте, я говорю, как опытный человек, который многое видел.
  - Беллатор Эйсон, именно мечтатели находят, открывают и строят новые миры. Просто потому что они следуют за мечтой и не боятся рисковать! - возразила я.
  На этом наш диалог был прерван, потому что планомобиль начал замедлять движение. Мы остановились у круглой площадки.
  - Что это? - спросила я.
  - Отсюда мы полетим в другой город, куда прилетают многие члены Совета на ваш суд.
  Я только услышала про полет, остальное меня не интересовало. Мои глаза расширились.
  - Мы что, полетим за стену?
  - Да, но о побеге даже не думайте..., - начал говорить Эйсон.
  - А можно будет посмотреть вокруг на все, на леса, на воду? Там будет видно? - перебила я его.
  Кажется, мой восторг, проступивший в вопросе воодушевил Эйсона, и он ответил:
  - Вообще обычно принято лететь с полностью закрытыми защитными экранами...но я не знаю, чем закончится суд и...
  Я поняла его, он думал, что я могу умереть после решения суда и так не увидеть то, о чем мечтала. Он даст мне эту возможность.
  - Спасибо, - выдохнула я.
  Мы пошли к большому планолету, я знала, что они существуют для перемещения между городами, наверняка на таких привезли Стига и Ману, но ни разу не видела их близко и не летала.
  Я поискала глазами парней, все было хорошо, не считая синяка на лице Ману. Он поймал мой взгляд и даже слегка улыбнулся, давай понять, что все хорошо. На них также были надеты наручники. Нас провели в один большой планолет.
  - Садись здесь, вид лучше, - сказал тихо Эйсон, указав на места впереди. Он сел рядом. Через небольшое пространство между эргосиденьями расположился Ману со своим конвоем охраны, а затем Стиг.
  - Больше никто не полетит? А члены Совета, проживающие в нашем городе?
  - Они уже там, - ответил Эйсон.
  Все стены в салоне были плотными и темными, я не понимала, как я смогу увидеть что-то, но Беллатор велел подождать. Через какое-то время, когда все сотрудники заняли свои места, дверь с шипением закрылась и автоматический голос сообщил, что сейчас наши тела в целях безопасности будут примагничены к эргосидениям.
  Беллатор Эйсон подался впереди сказал какому-то парню, сидевшему у пульта управления поднять экраны. Тот вопросительно посмотрел на своего руководителя, но Эйсон был непреклонен. В итоге он сказал:
  - Это последнее что они увидят, - эти слова не испугали меня. Мой разум был занят тем, что я сейчас увижу жизнь за пределами города. Неожиданно стены вокруг нас поползли вверх, делая кабину абсолютно прозрачной.
  - Че-е-ерт, - простонал Стиг, - я и не знал, что так можно...
  Я тут же уткнулась носом в стекло, как ребенок Элемент, впервые оказавшийся в маленьком городском планомобиле. Мы начали подниматься выше и выше. Дома Разумных казались все меньше.
  - А мы полетим с большой скоростью? - уточнила я, боялась все пропустить.
  - Нет, не сразу, успеешь все рассмотреть, - рассмеялся Эйсон.
  Я снова уткнулась носом в стекло. Ману и Стиг также вытянули шеи, заглядывая вниз.
  - А как же купол? - спросил Стиг, задумчиво глядя, как наш планолет приближается к стене.
  - Здесь все имеет свои входы и выходы, - криво ухмыльнулся Беллатор Эйсон.
  Мы пролетели над стеной и...глазам было больно. Только что я смотрела на выжженные пустоши внутри города, на строения из металла, пластика и стекла. И вдруг увидела зеленое море, иначе это было не назвать. Просто море и море зелени.
  - Че-е-ерт, - протянул Стиг, - но как...ведь сколько лет это все росло здесь? Вы что, хотите сказать, что не знали об этом?
  - Не говорите глупостей, Хансен, - ответил Эйсон, конечно знали, но уровень радиации долгое время не позволял выйти за ограждение без костюма. Возле некоторых городов ситуация пока остается по-прежнему опасной, они не выходят за стену без скафандра. Но это Юге страны, ближе к морям.
  - Что это?!- вскрикнула я.
  Все обернулись в том направлении, куда я указывала. По зеленому полю бежали какие-то животные.
  - Косули..., - прокомментировал Эйсон.
  - Косули?! - переспросил Стиг.
  - Да.
  Я присмотрелась повнимательнее, они были какие-то странные.
  - Что с ними? Мне казалось, что у некоторых на спине какие-то наросты, или что-то подобное.
  - Они мутировавшие, - пояснил Эйсон, последствия радиации. Наши ученые пытались отлавливать животных здесь и растить их в пределах города...
  - И? - спросил Ману, после того, как Эйсон замолчал.
  - Они погибают. В неволе, без этой еды, без этих полей или лесов. Слабеют и умирают.
  Ману рассмеялся. Все посмотрели на него, как на сумасшедшего.
  - Похоже сама природа против вас, ваших Лабораторий и всего, что было искусственно создано.
  - А почему нельзя было запасти им еды здесь? - не поняла я.
  - Пытались, но...
  - ...но всем нужна воля, - надменно вставил Ману, - свобода...без нее каждое живое существо умирает. Либо создает видимость что живет...как мы...
  Он замолчал. Стояла абсолютная тишина. Я продолжала смотреть вниз. На реки, озера, леса.
   Мы набирали скорость и поднимались выше. Природа становилась все скуднее, деревья реже, и тут я увидела серую груду...камней?
  - А это что?
  - Горы, - ответил Эйсон.
  - Горы..., - повторила я. Их вид меня пугал и в то же время манил. Я вспомнила, как люди Старого Мира поднимались в горы, долго и упорно, просто для того, чтобы стоя там видеть весь мир перед собой.
  - Вот откуда видно свободу, - тихо сказал Ману, - с вершины горы...
  Я обернулась и посмотрела на него. Он поймал мой взгляд. Я бы многое отдала, чтобы очутиться с ним там, без НОК, Совета, правил. И пошла бы с ним на вершину, чтобы увидеть с нее свободу.
  Я долго рассматривала целую горную цепь, над которой мы пролегали, а затем увидела то о чем нам говорили много лет - выжженные земли...
  - Как видите, ресурсов пока не так уж и много,- съязвил Эйсон, - пустошей с песчаными бурями гораздо больше.
  Это было жуткое зрелище. Красно-желтая земля, местами черная, будто выгоревшая с огромными трещинами.
  - Почему там восстанавливается природа а здесь нет? - удивилась я.
  - Думаю все дело в горах, - пожал плечами Эйсон, они как-то этому способствуют, но я не ученый, поэтому не могу сказать наверняка.
  Вскоре я больше не стала ничего видеть, потому что мы поднялись еще выше, и летели в облаках. Но даже это делало меня счастливой. Потому что облака были самые настоящие, между мой и этим густым туманом было тонкое тело планомобиля. Я положила ладонь на гладкую прозрачную поверхность, мне казалось я трогаю облако за холодный бок.
  
  Мы начали снижаться. Не знаю сколько летели, мне показалось что очень долго. Снова стала смотреть вниз.
  - Это что, вода? - удивилась я.
  - Да. Здесь повсюду вода, - ответил Эйсон.
  Под нами блестели нитки рек, озера, куда только хватало взгляда. Растения все были низкорослые, но зеленые, живые.
  - А что за шишки? - уточнил Стиг, ткнув куда-то пальцем, перед нами простиралось поле, усыпанное холмиками.
  - А это болото...
  - Болото?! - переспросили мы в один голос.
  - Да, такое же, как в Старом мире, о котором вы наверняка, Инурия Кан, знаете. В нем тонут люди, совершив один неверный шаг...
  Он уставился на меня, явно желая, чтобы до меня дошел смысл сказанного.
  - Могу сказать одно, - сказала я уставившись на Эйсона, - нашему городу повезло гораздо больше...с природой...
  - Никто и не сомневается, - усмехнулся Беллатор.
  
  Пока вокруг я не видела для себя что-то новое или необычное. Мы пересели из нашего планолета в стандартный планомобиль. Такие же здания, как и в нашем городе. По улицам, в небольшом количестве, шли такие же Разумные. Абсолютно ничего интересного.
  - Здесь тоже много таких как мы? - спросил Стиг.
  Эйсон просто посмотрел на нас и ничего не ответил. Итак, было ясно, что такие как мы повсюду.
  Планомобиль замедлил движение у высокого здания, стоявшего также на окраине города. Вдалеке виднелась стена, подобная нашей. Нас встретили с десяток мужчин в черном, сотрудники НОК.
  - Ничего себе! - воскликнул Ману, - Нас так встречают, как особенных!
  - Мы и есть особенные, - усмехнулся Стиг.
  Все смотрели на Ману, на его синяк. Видимо НОК хоть и был отделом жёстким, но силу применял мало, не к кому было особо применять раньше. Вялые Разумные итак послушные. Поэтому след от удара вызывал у них живой интерес.
  Нас провели к Челеру. Но он поехал не вверх, как я ожидала, а...вниз?
  - Мы что, едем вниз? - у меня глаза расширились от удивления.
  - О, это многообещающе, - усмехнулся Стиг, - как в cтарые не очень добрые времена...все самое худшее происходило в подземельях и подвалах...
  Меня это испугало. Ману смотрел на меня так...словно боялся, что как только мы выйдем из Челера, меня тут же убьют. Чтобы поддержать его, а может и себя, я улыбнулась. Слабо и вымученно.
  Внизу нас разделили. Здесь не было милых комнат с прозрачными стенами, где я могла бы видеть своих друзей. Меня закрыли в небольшом помещении. У стены стояла кровать, небольшой стол, эргокресло. И комнатка, что-то вроде душевой.
  И все. Ничего больше. Абсолютно гладкие стены.
  Я долго ходила туда сюда, потом сидела на кровати, потом снова ходила. Ничего не происходило, меня никто никуда не уводил, никто не приходил, неизвестность пугала и выматывала. Стало страшно. Первый раз за все это время, стало НАСТОЛЬКО страшно. Я даже не пойму, чего же боялась. То ли что будут мучить, то ли возможных опытов над нами, то ли умереть, то ли за друзей, за Ману. А может всего вместе...
  Внезапно дверь открылась и вошел мужчина в белой униформе, сотрудник Лаборатории.
  - Ваш ужин, - сказал он, оставляя на столе серые брикеты и воду.
  - Я думала здесь будут кормить вкуснее, - пробормотала я. Но он проигнорировал и молча вышел.
  Ужин. Значит день заканчивается. Внезапно навалилась усталость. От всего увиденного, от напряжения, которое так и витало вокруг. Я неохотно прожевала все, что мне принесли, запила водой и сходила в душ. Стоит отметить, что воды они пожалели, я даже не до конца смыла моющие средства, как механический голос сказал, что лимит на трату воды исчерпан.
  
  Мне ничего не снилось. Я даже не помнила, как уснула. Просто упала на кровать и все. Утром меня разбудил тот же мужчина. На это раз он кратко сообщил что принес завтрак и вышел. Я привела себя в порядок в душевой, позавтракала и села на кровать в ожидании, когда же за мной придут. Но этого так и не произошло. В обед снова явился этот же мужчина с едой, забрал пустую бутылку из-под воды и поставил новую.
  - Они там чем заняты вообще? - пробубнила я, - Когда нас позовут?
  Но он молчал и делал вид, что не слышит.
  Я начала танцевать. Звучит как бред, и возможно я была похожа на сумасшедшую. Но человек не может постоянно бояться. Если он ждет наказания, угроз, а этого не происходит, то он расслабляется. Я расслабилась. И мне стало скучно.
  И тогда я начала танцевать сальсу. Я напевала тихонько мотив музыки, который помнила с тренировок, и двигалась по комнате.
  Вечером случилось нечто 'примечательное', тот же парень, что приходил ранее, споткнулся и уронил брикет на пол.
  - Ну хоть какое-то интересное событие, - равнодушно поддела я его, разглядывая, как он собирает мои брикеты в герметичной пленке.
  Он также промолчал. Я подумала, что вот можно сойти с ума. Не общаясь. Не имея возможности посмотреть на солнце даже через купол. Не читая и не обладая никакой информацией.
  
  И вдруг они пришли.
  По моим ощущениям до обеда оставалось немного времени, так как я уже начинала хотеть есть. Дверь с шипением раскрылась и в комнату вошел Беллатор Эйсон в сопровождении Разумного, достаточно взрослого.
  - Инурия Кан, шайлоум,- поприветствовал он меня.
  - Шайлоум, - ответила я, разглядывая смуглого мужчину.
  - Я Амрит Шарма, ваш представитель в суде.
  - Эм...а зачем нужен представитель?
  Я, если честно, вообще не знала, что в Новом мире существуют суды. Зачем они нужны, если итак все хорошо? И тем более, я не могла ничего знать каких-то представителях.
  - Скажем так, я буду вашим подсказчиком, чтобы вы знали когда и что следует говорить...
  - Ах, понятно, - скептически усмехнулась я, - еще и что говорить. А если я захочу сказать все, что думаю?
  - Вы можете только навредить себе, - мягко заметил он.
  - Да бросьте вы, - сморщила я нос, мы оба знаем, что этот суд лишь для вида, в любом случае сделают, что захотят. Не понимаю, зачем с нами играют. Переходили бы сразу к делу...
  - Вы довольно нетерпеливы, - недовольно нахмурился он.
  - Знаете, когда ПВ не действуют, так бывает, - рассмеялась я.
  Пока Эйсон стоял в стороне со скучающим видом, а Разумный стал что-то листать на стеклопланшете, я спросила:
  - А что с моими друзьями? Как они?
  - Все хорошо, - равнодушно ответил Разумный, с ними работают другие представители.
  - Надеюсь такие же безобидные как вы?
  Я не хотела оскорбить его, или поддеть, я правда думала о том, интересно, Стигу и Ману выделили таких же милых старичков, или приставили к ним здоровых молодых мужчин, способных наказывать силой при неповиновении.
  - Не могу ответить на этот вопрос, так как не владею данной информацией, - ответил он мне абсолютно равнодушно.
  Я в ожидании уставила на Эйсона. Уж он то точно все знает. Но тот лишь молчал.
  - Итак, начнем? - задал мне вопрос мой представитель. Я перестала пялиться на Беллатора и спросила у Разумного:
  - Что?
  - Начнем подготовку?
  - А что, нужно как-то особенно готовиться?
  - Конечно! Например, скажите, когда вы перестали ощущать действие ПВ?
  - Какая разница?! Я даже не помню!
  - Рекомендую вам ответить, что именно после перевода Хансена и Гарсиа в ваш дом знаний.
  Я непонимающе смотрела на него.
  - Знаете, наша задача сделать вас жертвой.
  - Что?
  - Наша задача сделать вас жертвой, показать, что вы не такая уж и плохая, готовы исправиться и вернуться к прежней жизни...
  - Что?! - у меня глаза округлились, что он говорит такое?
  - Так у нас есть шанс смягчить наказание, - продолжал он невозмутимо говорить, чем только злил меня еще больше.
  - Смягчить наказание? За счет того, чтобы свалить всю вину на парней? - не унималась я.
  - Линию кто виноват я еще не продумал, - ответил он четко, будто заученно, - но роль жертвы нам просто необходима.
  - Роль жертвы, значит, разозлилась я и спросила задыхаясь от злости, - а у меня есть возможность отказаться от того, чтобы меня кто-то представлял в суде?
  - Кончено,- ответил он, - но это не значит, что вы поступаете правильно.
  Мне хотелось сказать ему: 'Да пошел ты...', но я ответила:
  - Не важно, правильно или нет, я поступаю как считаю нужным, Я ВЫБИРАЮ, потому что имею ПРАВО ВЫБИРАТЬ. И это выбор не в вашу пользу!
  Амрит Шарма сузил и без того узкие глаза и сказал:
  - Вы понимаете, что можете из зала Правосудия отправиться сразу же в Лабораторию, где завершают жизненный цикл Разумных?
  - Конечно, понимаю,- твердо ответила я.
  - Только со мной у вас есть шанс на...
  - Вайала, но я не буду использовать этот шанс, - резко оборвала я его.
  Он невозмутимо отключил стеклопланшет и вышел. Беллатор Эйсон продолжал смотреть на меня внимательно.
  - Как Ману и Стиг? - спросила я, надеясь, что он ответит.
  - Также, как и вы, - ровно сказал он. Хотя бы какая-то информация. На самом деле, я была благодарна Эйсону даже за такую незначительную фразу. Это означало, что с ними все хорошо. Хотя бы физически.
  - Инурия Кан, - сказал он через пару секунд, - я думал вы меня ничем не удивите, но вы продолжаете это делать...
  - Почему? Из-за того, что я отказалась от этого...представителя? Наоборот, это было ожидаемо, значит вы меня плохо знаете...
  - Скажем так, я не думал, что вашей решимости хватит до конца.
  - А конец уже наступил? - спросила я хмуро, чувствуя, как сжимаются легкие и я не могу вдохнуть.
  - Я думаю, он близко, - ответил Беллатор и вышел.
  
  Не знаю, сколько дней прошло, больше недели точно. Дни были такими однообразными. Я старалась не сойти с ума. Старалась делать физические упражнения, танцевала, но все равно мне казалось, что пока начнется этот суд, уже некого будет судить. Потому что я перестану понимать где реальность, а где галлюцинации.
  В очередное утро, когда я только позавтракала ужасным серым брикетом, двери открылись впуская того же Беллатора Эйсона.
  - Что? Привели нового представителя? - спросила я с сарказмом.
  - Нет. Идем.
  - Куда? - растерялась я.
  - На суд, - тихо произнес он.
  - О..., - я даже растерялась. И испугалась. Вот и все. Я была уверена, что не будет больше ничего после суда. Для меня точно.
  Мы вышли в коридор. Он был белым и длинным, как и во всех Лабораториях.
  - А на суд ехать еще ниже под землю? - спросила я с издевкой, стараясь поднять себе настроение.
  - Не поверите, Элемент Хансен задал тот же вопрос.
  Я улыбнулась. Стиг в своем репертуаре. Как это ни странно, Челер повез нас наверх. Причем на самый верх. Беллатор взял мня за плечо и повел по коридору к широким дверям. Красный луч прошелся по лицу Эйсона и двери распахнулись. Перед мной сидели члены Совета. Не все. Но большая их часть. Зал представлял собой что-то вроде полукруга, где места для Правительства располагались по принципу спортивных площадок - ступенями.
  Те члены Совета, что не могли присутствовать, наблюдали за мной с голографов, они все были на связи. Я чувствовала себя звездой, которая будет выступать перед фанатами, как в Старом Мире. Даже в какой-то момент тщеславие возобладало над страхом.
  А потом я увидела Ману...
  Его синяк почти прошел, остался лишь желтый след. Волосы отросли еще больше, и находились в жутком беспорядке, делая его еще более милым. А еще у него появилась щетина. Без ПВ он стал обычным человеком. Стиг сидел рядом и ухмылялся так, будто сейчас предстояло что-то веселое и захватывающее.
  - Привет, детка, - усмехнулся он.
  Я быстро пошла к ним, но Эйсон меня остановил и слегка качнул головой. Показывая, что не нужно этого делать. Он указал мне на пустое эргокресло, я села. Пусть я не могла обнять Ману, но он был рядом. Наплевав на все, потому что в этот момент не думала, что мой жест может повлечь какие-то последствия, нежелательные для него, я чуть потянувшись взяла его за руку. Он крепко сжал мои пальцы, тревожно разглядывая мое лицо.
  Зал зашумел. Наше рукопожатие вызвало негативный всплеск эмоций.
  - Мне кажется. Или они чем-то недовольны, - усмехнулся Стиг.
  - Почему они устраивают суд? - спросила я тихо, - Не проще нас отставить в Лаборатории и убить?
  - Я думал над этим...мне кажется мы им интересны, и еще они не знают, что с нами делать. Вот сейчас посмотрят насколько мы опасны..., - говорил Ману.
  - И что? - уточнила я.
  - И решат, - ответил он.
  - Ты видела, кто здесь? - спросил Ману меня. Я посмотрела в том направлении, куда он слегка качнул подбородком. Вдоль стен стояли сотрудники НОК, видимо охранявшие покой Совета. И среди них была...Ирда?! Я глазам своим не поверила, моя челюсть непроизвольно стала опускаться вниз.
  - Это что, Ирда?! - спросила я.
  Она смотрела на меня.
  - Шайлоум, - громко сказал кто-то из присутствующих, заставив меня вздрогнуть.
  Я посмотрела на вставшего Разумного. Это был Джехан Гулрух. Один из старейших членов Совета, которому предстояло через пару лет прервать свой жизненный цикл.
  - Мы собрались в этом Зале, - громко говорил он, в котором обычно принимаются важные решения для Патриума, не просто так. Перед нами находятся три Элемента, которые способствовали нарушению наших норм и уставов...
  - А где твой представитель? - спросил Ману, чуть наклонившись ко мне. Кажется, речь Совета у него вызывала скуку.
  - Я от него отказалась, - махнула я рукой.
  - Мы тоже отказались от своих, - усмехнулся Ману.
  - А что вообще нужно делать? Нам говорить можно? - снова прошептала я.
  - Не знаю - ответил Ману, - но если захотим, то скажем...
  Он явно имел ввиду что нам терять то нечего.
  - ...и прошу проверить все ли оставили Аурис за этой дверью? - продолжал тарахтеть член Совета.
  - А это еще зачем? - удивилась я.
  - Видимо, чтоб никто не додумался заснять момент как нас судят, - усмехнулся Стиг.
  Джехан посмотрел на Эйсона, тот кивнул, давая понять, что все входящие не имели при себе Аурис.
  - Повсюду Венаторы, - пожала я плечами, - итак все снимают...
  -. ...так приступим к рассмотрению этого...дела, которое так повлияло на наш уклад! - торжественно закончил Джехан Гурлух.
  - Прошу соблюдать тишину! - рявкнул Беллатор эйсон так, что я подскочила на своем месте в изумлении уставившись на него. Мы только что шептались и никто ничего не говорил. Видимо он не хотел прерывать столь торжественную речь члена Совета.
  Я снова посмотрела на Ирду. Она неотрывно смотрела на меня, будто что-то хотела сказать. Может извиниться за то, что сделала?
  - Инурия Кан! - строго объявил мое имя Кобэ Бикилу. Этот темнокожий член Совета всегда вызывал у меня симпатию. Его круглое добродушное лицо и не могло производить другого впечатления.
  - Встаньте! - сказал он и посмотрел на меня так, словно пытался выразить презрение, но думаю без помпы Разумному это было не под силу.
  - Не такой уж ты и милый, - пробубнила я себе под нос, вставая.
  - Элемент Инурия, признаете ли вы, что позволяли себе нарушение правил, принятых в нашем Обществе? Таких как: изменение формы одежды, нарушение режима жизни Элементов ночными прогулками? Также признаете ли вы, что оказывали влияние на свое окружение, подталкивая их к действиям, свойственным Старому Миру? Признаете ли вы, что тем самым способствовали разжиганию негативных эмоций, таких как зависть, желание, жажда победы...
  - Хотелось бы спросить, - раздался громкий голос Стига, я вздрогнула и обернулась, посмотрев на друга.
  - ...уж если мы играем в суд, и как вы говорите, устраиваете 'действия свойственные Старому Миру', то не принято ли сначала выслушать все стороны, а уже потом зачитывать обвинение. Мне кажется, вы начали с конца, - невозмутимо продолжил он.
  Кажется, его речь повергла в шок всех. Уверена, для многих членов Совета этот суд был просто знакомством с нами, возможно они хотели оценить степень опасности от нас исходящую, и надо полагать, теперь решат, что таких как мы отпускать не стоит.
  - А еще вопрос! - сказал Ману, вставая, - Мы знаем, что таких как мы, теперь...все...
  На этой фразе Стиг ухмыльнулся.
  - ...и в связи с этим вопрос, а вы всех теперь будете судить? Или может признаете, что ваше время прошло? Что мы эволюционируем, и заторможенные Разумные скоро тоже станут прошлым, Новым Старым Миром?
  Я не знаю, может большинство из них были под действием помпы, но шум поднялся невообразимый. Многие выкрикивали гневные фразы, вроде 'немедленно их в Лабораторию', наверняка имея ввиду ту, где прерывают жизненный цикл. Многие просто от возмущения пытались что-то сказать, но это были какие-то непонятные звуки. 'Что они себе позволяют?' - кричал Кобэ Бикилу.
  Я по-прежнему стояла, смотрела на всю эту массу разгневанных, потерянных, шокированных, и в меньшинстве равнодушно-непонимающих лиц, и думала, и вот это наше Правительство? Как такое возможно? Они ведь как дети. Они как наркоманы раньше. Зависят от помпы, ждут этих вечеринок, как чего-то светлого в своей жизни. У них даже нет явного лидера, который сейчас успокоил бы их и навел порядок.
  - Тихо! - крикнула я настолько громко, насколько смогла. Мой крик эхом разнесся по Залу.
  На меня посмотрели сотни, тысяча глаз, и живых, и голографических. Я прочистила горло и сказала:
  - Вы обвиняете нас в том, что мы нарушили законы и уставы Общества! А вы?! Посмотрите на себя! Вы, не все, но многие, даже сейчас под действием помпы!
  По залу пронесся вздох.
  - Это видно, уж поверьте, - усмехнулась я, - Разумные после вашей хвалёной Операции, не могут так орать и злиться, как вы сейчас, им это не нужно! Вы обвиняете нас в том, что мы подобны животным, что мы хотим любить, злиться, ненавидеть и жалеть! Но вы сами принимаете гормоны, чтобы быть такими! Чтоб заниматься сексом, как дикие животные! Чтобы хоть что-то чувствовать!
  - Замолчи! - заорал Джехан Гурлух.
  - Вы - единственные лицемеры в этой стране! Мы не виноваты, что такими выросли! Мы ничего не делали для того, чтобы ПВ прекратили на нас действовать! - повышала я голос, переходя на крик, - Мы не скрывали, что в нас пробудилось все, что способен чувствовать человек! Да, мы хотим любить. И ненавидеть. И может драться. Но это нормально! Потому что это значит, что мы живые и настоящие. А вы - нет! Это не мы дефектные! А вы!
  - Беллаторы! Остановите ее! - заорал Джехан Гурлух, - Отведите их вниз!
  Он не мог успокоиться.
  - Что уже?! - зло рассмеялась я, - Но я же еще не сказала о том, как вы едите фрукты, ягоды, сыры, мясо, и все это не из лабораторий! Вы выращиваете все в полях за оградой, а нам не даете выйти даже с территории Дома знаний! Вы пьете алкоголь и курите сигареты! Если вы так ненавидите Старый Мир и так восхваляете Новый, то почему же взяли все самое худшее в новую жизнь?
  Я уже не могла остановиться. И крикнула.
  - Знаете, что я думаю?! О вас всех?
  - Беллаторы, вы слышали мой приказ? - орал Джехан. А Кобэ Бикилу вообще рванул в мою сторону, намереваясь закрыть мне рот. Но Ману и Стиг тут же вскочили со своих места, делая ему шаг навстречу.
  - Посмотрите на меня! - крикнула я, но это было излишне, они итак все смотрели на меня, - Я вас презираю! Лгуны, лицемеры! Я вас НЕНАВИЖУ! Пусть вы жили так, не давая жить другим, но теперь ничего не остановить. Вы можете провести тысячи судов, и прооперировать тысячи Элементов! Но Эволюция свершилась! Ваш Идеальный Мир разрушен, хотите вы того или нет! Скажите всем правду о том, что за стенами можно жить! Пусть люди выбирают уйти или остаться! Скажите...
  - В зале включен Аурис! - крикнул вбежавший мужчина в униформе сотрудника НОК. Эйсон резко обернулся.
  Я даже сразу не поняла о чем речь, потому что гнев рвался из меня словами, которые я так боялась произнести раньше.
  - Что?! - изумление проступило на лице Джехана, - Эйсон!
  Он посмотрела на Беллатора Эйсона и крикнул:
  - Вы всех проверяли?
  Эйсон недоуменно разглядывал присутствующих в Зале и говорил:
  - Быть такого не может, мы всех проверили.
  - Но Аурис был включен и...все, что здесь происходило..., - начала говорить сотрудник Нок, который прибежал в зал, - ...видели другие жители Патриума...
  - Что-о-о?! - воскликнули как мне показалось сотни голосов присутствующих, один из возгласов принадлежал мне.
  - Кто-то все это время рассылал видео из Зала всем пользователям Аурис, - по мере того, как он говорил, его голос делался все тише, а сам он будто прижимался к полу, пытаясь стать незаметным.
  Лица членов Совета перекосило от изумления и ...ужаса. Я удивленно оглядывалась, пытаясь понять кто это мог сделать?
  Ирда...
  Она смотрела на меня с легкой улыбкой. Я чуть не рассмеялась в ответ, но вовремя вспомнила, что могу выдать ее, поэтому сдержалась. Но как она могла, ведь Беллатор Эйсон сам лично всех проверил. Я посмотрела на него. Он также изумленно рассматривал всех в зале, пытаясь понять, кто мог это сделать, в какой-то момент обернулся ко мне и...подмигнул...
  Что? Подмигнул? Эйсон?
  У меня челюсть поехала вниз. Уже в который раз.
  - Это Ирда, - тихо сказал Ману сделав шаг ко мне. Я кивнула в ответ, давая понять, что знаю.
  - Внимание! - заорал Эйсон, взяв себя в руки. Я бы сказала, сделал вид, что взял себя в руки, - Беллаторы, отведите Элементов в Лабороатрии, где они находились.
  Он обернулся к потерянному и изумленному Совету и произнес:
  - Позвольте изучить данные всех Венаторов, загрузить чьи Аурис были активны в это время, а также повторно досмотреть присутствующих, чтобы найти виновных?
  Кто-то из Совета махнул рукой, давай понять, чтоб он шел и исполнял свою работу. Пока они были в шоке, но думаю Эйсона накажут за этот инцидент. И накажут серьезно.
  - Что мы можем сделать? - тихо спросил Лиам Барри, один из членов Совета у Джехана.
  - Если это видели большинство...не знаю...Разумных мы убедим, что это ложь, но Элементы...
  Дальше я не слышала. Нас вывели из зала.
  Я шла по длинному коридору не верила в произошедшее. Я не знаю, как отреагируют Элементы и не знаю, чем это закончится. Возможно Совет и убедит всех в том, что мои слова ложь, ошибка или еще что-то. Но сомнение...оно уже в душах всех Элементов, особенно в тех, на кого перестали влиять ПВ. Пусть не сейчас, позже, но правда станет известна.
  Уверена, сейчас многие попытаются выбраться за стену, любопытство всегда было и будет сильнее страха. Уж что-что, а это я знала наверняка.
  Я видела, что Ману хотел со мной обсудить случившееся, но нельзя подставлять Ирду и Эйсона. Ирда в любом случае будет подозреваемым номер один. Мы слишком много времени проводили вместе.
  Аурис был привязаны к коду каждого Элемента. И если Ирда им пользовалась, ее очень легко вычислить... Но это при том условии, что она пользовалась своим! Меня осенило. Если использовать Аурис сотрудника НОК, то наверняка, не выявить чей он именно. Хотя я не знаю, как идет привязка Аурис к личности сотрудника тайного отдела. В отличие от нас, у них не было штрих-кода. При переходе в НОК, они становились невидимками.
  Нас снова отвели в те же комнаты, где мы находились до суда. Я растерянно огляделась. Когда за мной пришли, я даже не думала, что снова вернусь сюда. Я не знаю, чего ожидала, Операции, опытов, смерти, чего угодно. Но только не всего произошедшего.
  Что дальше? Что же будет дальше? Я села на кровать и обхватила лицо руками, поставив локти на колени. Какие могут быть варианты развития? Безусловно, Совет попытается выкрутиться, сделает вид, что это все ложь. Могут еще приплести, что я с ума сошла без ПВ и так далее.
  Но.
  Самое главное, что уже запущен от самый процесс, когда в Старом мире рушились и не такие режимы, как наш. Элементы проснулись. Они больше не Элементы. Они люди со стандартным набором эмоций, чувств. И любопытство преобладает. Сколько же сейчас желающих, попытаются выглянуть за ограждение? И их явно смутит тот факт, что какую-то радиоактивную пустошь охраняют с помощью ультразвуковых волн. Направленных внутрь...на жителей города...
  У Ирды есть друзья, которым я уверена, она расскажет о той еде, что мы пробовали, о сотрудниках НОК и так далее. Кроме того, она сама из этого отдела, думаю она знает столько тайн, сколько способны пробудить жажду к новому, к познанию, ни один десяток Элементов.
  И все события, которые начнут постепенно происходить, как бы Совет не старался умолчать об этом.
   А мы? Я, Стиг, Ману... Если нас просто убить? Выгодно это Правительству или нет?
  Когда я уже думала, что с ума сойду от такого количества мыслей, дверь моей комнаты раскрылась, впуская сотрудника с едой.
  Впервые я посмотрела на брикет с опаской - а вдруг туда добавили нечто, что может каким-то образом повлиять на меня?
  - Ешь, не бойся, - сказал вдруг работник Лаборатории, который раньше не мог ни слова вымолвить.
  Я подняла на него глаза, но он вышел. Было страшно, но есть хотелось больше. Поэтому я проглотила еду, затем сходила в душ и стала ждать, что будет дальше.
  
  Меня разбудил сотрудник Лаборатории, который принес завтрак.
  - Меня позовут? - спросила я у него. Он молчал.
  - На суд? - дополнила я вопрос. Но он по-прежнему молчал.
  Неужели опять то же самое? Я злилась. И сколько на этот раз мне сидеть одной в изоляции и ждать решения нашего доблестного Совета. Но на этот раз все решилось гораздо быстрее. Вечером, когда я просто смотрела в стену и не знала, как отвлечься и чем себя занять, вошел Беллатор Эйсон.
  Я чуть было не бросилась ему на шею. Правда была рада видеть его, казалось, что мы знакомы тысячу лет. И он явно знал про Ирду, и скрыл это. Не знаю зачем и почему. Хотя...может это и есть его план, чтобы в конце концов с нами расправиться. Но я пока верила в людей.
  - Ну? - не выдержала я, - Что там?
  Он сел в эргокресло напротив, тяжело вздохнув. Быстро указал глазами куда-то вбок, давая понять, что установлен Венатор. Я все понимала и без намеков, и не стала бы расспрашивать про Ирду, например. Сейчас я хотела знать, что будет дальше. С нами.
  - Совет обратился к жителям Патриума, - сказал он.
  Я вопросительно приподняла бровь и Эйсон продолжил:
  - Совет признал, что проводит опыт по выращиванию культур за стенами города. Но это не безопасно, так как уровень радиации в некоторых районах еще высок. Кроме того, нет такого количества плодородной почвы, чтобы вырастить овощи или фрукты на всех жителей города, а там более страны. Грубо говоря, они пытаются наладить этот процесс, но пока не особо выходит.
  Он достал стеклопланшет и запустил изображение, на котором разные представители Совета говорили все, о чем только что сказал Беллатор, но более развернуто. Надо отметить, они были очень убедительны. Особенно Бруна Карвальо, потрясая своими кудрявыми волосами, с надрывом (приняла гормоны, иначе не смогла бы так задушевно говорить, явно речь предназначалась для неравнодушных Элементов) говорила о том, как им жаль, но они вынуждены были скрыть это, чтобы не пугать людей...
  - Все поверили? - уточнила я.
  - Ну..., - он сделал строгий вид и ответил, - ...нашлись такие как вы, Инурия, которые способны только нарушать и разрушать.
  - И? - не выдержала я.
  - И завалили своими вопросами членов Совета, пока те продолжали свою речь. Так как выступление транслировалось через Аурис, голографы, то и вопросы некоторых Элементов видели абсолютно все...
  Я чуть не рассмеялась. Кажется, правительство так до конца и не поняло, что процент больше не остановить.
  - Что за вопросы? - спросила я ровно, будто меня это не особенно интересовало.
  - Вопросы...скажем так, они сказал раз там пустошь и небольшие участки, где пытаются что-то вырастить, и правительству нечего скрывать, то хотелось бы это увидеть своими глазами. Не через голограф...
  Я не удержалась и усмехнулась.
  - То есть они попросили, чтобы их вывели за стену и показали, что там.
  - Именно.
  - Как отреагировал Совет? - спросила я.
  - Эм...пока никак..., - быстро ответил он, желая сменить тему.
  - Что? - тихо спросила я, - Нам всю жизнь говорят о том, что они самое честное правительство всех времен, и когда им задают вопрос, просто игнорируют его?
  Эйсон слегка кивнул, давая понять, что я все верно поняла. Я чуть было не расхохоталась.
  - Элемент Кан, я пришел по поручению Совета, - сказал он серьёзно, - и все рассказал, чтобы ввести вас в курс дела...
  Я внимательно слушала.
  - Элементы во многих городах волнуются и...не совсем верят Совету, в вашем же Доме Знаний э-э-э...
  - Что? Что у нас? - не выдержала я.
  - Скажем так, туда понадобилось отправить более трехсот сотрудников НОК, чтобы заставить соблюдать порядок.
  - Что?! Они что? Подняли...как это...бунт?
  - Можете это так называть. Нам нужно показать вас. Нужно, чтобы вы их успокоили.
  - Успокоила? Но как? - не поняла я.
  - Во-первых, они должны увидеть, что Элемент Инурия не пострадала. Во-вторых, вы должны опровергнуть версию о гормонах, вечеринках и так далее...
  - Что?
  - Да, в этом нет ничего сложного. Мы здесь набросали речь, которую вы скажете Элементам из своего Дома Знаний и не только...
  Я открыла рот от удивления. Они что, правда думают, что заставят меня это сделать.
  - Я не буду этого делать, - тихо сказала я.
  - Инурия, - Эйсон вздохнул, - Стиг и Ману...останутся здесь.
  - Что-о-о?!
  - Ты должна сказать то, что мы написали для тебя...
  - ...иначе их убьют? - также тихо задала я ему вопрос, как он только что мне говорил.
  Беллатор не ответил. Но итак было все ясно. Это же был шантаж! Шантаж и угрозы...
  - Поверить не могу, - сказала я с горечью в голосе, - я так мечтала вернуть Старый Мир, а он здесь. Никуда не уходил. Все те же методы и тот же образ жизни у правящей касты.
  Я не знала, что делать. Я уверена, Ману и Стиг сказали бы мне не делать этого, слишком далеко мы зашли, и слишком многое узнали и раскрыли. И выступить перед толпой с речью, написанной Советом, все-равно что сделать шаг назад. Но я не могла их бросить. Их же...убьют...
  - У меня одно условие, - сказала спустя минуту раздумий, - если не выпрлните, плевать, можете убить нас троих...
  - Какое условие, Инурия? - спокойно спросил Эйсон, сузив хищные глаза.
  - Они полетят с нами. Домой. Их могут держать в Лабораториях, под охраной. Но в нашем городе. Так я буду спокойна, что их не убьют сразу после нашего отлета, - пояснила я. Хотя это было глупо, с ними могли сделать что угодно хоть где и хоть когда.
  Не знаю, имел ли право Эйсон принимать такие решения, да вообще я не очень понимала его роль во всей этой ситуации, но он согласился. Коротко ответил, что согласен, а затем вышел из комнаты.
  Значит речь...я легла на кровати, в очередной раз поражаясь тому, что жива.
  Обратный перелет проходил в более строгой и напряженной обстановке, чем на сам суд. Никто нам не показывал, что же там за закрытыми экранами планолета. Запрещалось разговаривать. Только когда нас вели к планолету, я сказал парням, что Совет шантажирует меня, заставляет читать лживую речь. Они не знали, что именно требует правительство, не знали какие рычаги давления используют. Но оба, тут же сказали: 'Не смей соглашаться', а Ману добавил: 'чтобы не произошло'.
  Так моя уверенность в том, что я не стану ничего говорить, еще более окрепла. Но сначала нужно было улететь в свой город.
  Ману и Стигу надели фиксаторы, наподобие наручников. Мне не стали. Сотрудники НОК окружили нас со всех сторон и наблюдали постоянно. Будто здесь было куда бежать. Я сейчас хотела только одного, добраться наконец до своего города.
  После, как мне показалось, очень долгого полета, мы наконец сели. Я боялась подвоха, думала, что сейчас нас выведут, а там пустошь.
  Но опасения были напрасны. Вышла на ту же площадку, с которой улетала, как казалось совсем недавно. Мы пошли к небольшим планомобилям. Всех рассадили отдельно. Кроме того, ребят повезли в другую сторону, я так понимаю к Лабораториям. Меня Эйсон, кто же еще, продолжал сопровождать лично, с парой сотрудников НОК.
  - Куда мы? - спросила я его.
  - Увидите, - ответил он коротко. И я замолчала. Мне кажется, я очень хорошо знала Беллатора, и сейчас поняла, что не стоит задавать вопросов. Не та обстановка и окружение.
  
  На обычном планомобиле мы добрались до высокого жилого комплекса, абсолютно стандартного, в таких живут Разумные. Но внутри все было по-другому. В помещении у входа дежурили сотрудники НОК, все двери имели более трех уровней защиты. Но в целом, все было точно также, длинные коридоры со множеством дверей, за которыми жили сотрудники НОК.
  Эйсон проводил меня до двери, на табло которой светился номер пятьсот пятьдесят один и мое имя.
  - Пока ты остановишься здесь, - сказал Эйсон, вводя код, чтобы дверь открылась, - мы тебя подготовим, выучишь речь для Элементов, а затем выступишь перед ними...проходи...
  Я сделала шаг вперед. Это была не просто комната, их было несколько.
  Мы сейчас находились в просторной комнате с эргодиваном. Стена была абсолютно прозрачной, сквозь стекло пробивалось солнце.
  - Приглушить солнечный свет, - сказал Беллатор, и стекла слегка потемнели.
  Я прошла в следующую комнату, здесь была кровать, стол, эргокресло. Затем вернулась туда, где на диване сидел Эйсон и заглянула в еще один дверной проем. Я так понимаю это комната, где можно перекусить.
  - Нда...Интересно, Разумные также живут? - спросила я, оглядевшись еще раз.
  - Нет. У них просто комната, как у вас в Доме Знаний.
  - То есть сотрудники НОК особая категория, которой полагаются иные условия.
  - Именно. И у тебя был шанс попасть в этот отдел. Но ты его не использовала...
  - А вдруг после моего выступления, если оно будет удачным, вы снова предложите мне место среди ваших коллег?
  - Не думаю, - усмехнулся Эйсон.
  Я устало опустилась рядом с ним на диван. И спросила:
  - Что будет дальше?
  - Дальше вы будете сотрудничать с Советом, выступите с речью, которую вам напишут, откажетесь от той лжи, что наговорили ранее...
  Я подняла голову, пытаясь понять, можно ли сейчас говорить с ним откровенно? Хотя, если в нашем мире повсюду были Венаторы и Аурис, то в доме, где жили сотрудники НОК, наверное всего этого было втройне с избытком.
  - Ну, хорошо...допустим я сделаю, что вы требуете. А дальше? Мне что, дадут жить как прежде?
  Беллатор Эйсон молчал. Думаю, он и сам не знал ответа на этот вопрос. Я все думала над тем, что же с нами сделает Совет. Но сейчас понятно они выждут. Даже может вернут меня в Дом Знаний, чтобы все видели, я жива, никто со мной ничего не сделал, а вот потом... И им придется держать Стига и Ману у себя, чтобы закрыть мне рот. Но у Элементов возникнет вопрос а где же мои друзья?
  Все это оставалось без ответа. И задать вопрос сейчас я не могла.
  Эйсон поднялся с дивана и сказал:
  - Отдыхай, тебе принесут еду, а позже поговорим о твоей речи...
  Я еще раз прошла по всем комнатам, поражаясь таким условиям для сотрудников отдела НОК, а затем отправилась в душ.
  
  Да они сумасшедшие!
  - Я этого не скажу! - возмущалась я, расхаживая по комнате.
  С Эйсоном пришел какой-то Разумный с рыбьими светлыми глазами абсолютно аморфный. Его монотонный голос меня жутко раздражал. Я так понимаю речь писал он.
  - У вас нет иного выхода, - сказал он так равнодушно, что мне захотелось как следует влепить ему пощечину. Кажется, я все больше становлюсь человеком. Еще один такой Разумный в этой комнате и я стану убийцей.
  - У меня есть выход, - я со злостью швырнула стеклопланшет на диван.
  - Инурия, успокойся, - Эйсон невозмутимо продолжал смотреть в окно, - а ты что, думала расскажешь правду всем и это будет без последствий?
  Мне всучили текст, где если уж быть совсем краткой, написано, что я сошла с ума. Видите ли, я не совсем здорова, у меня гормональный сбой, на этом фоне расстройства нервной системы, бессонницы и галлюцинации. И не было никаких помп и многого другого, все это привиделось, потому что я больна.
  Получалось, что сразу после того, как я выступлю с такими словами, меня можно забирать в Лабораторию как браковку и прерывать жизненный цикл. Они думают, что я настолько глупа?
  В дверь постучали. Эйсон пошел открывать. Вошли два Элемента, с каким-то оборудованием.
  - Это еще что? - спросила я нахмурившись.
  - Они запишут твое видеообращение, на тот случай, если что-то пойдет не так, - сказал противный Разумный.
  Я смотрела на них в полном изумлении. Если я сейчас прочитают эту речь, то какой смысл в том, чтобы вести меня на выступление перед толпой элементов? Можно сразу объявить меня сумасшедшей и увезти в Лабораторию. Как они не могут понять, что я Элемент, и мой мозг все еще отлично работает, не как у приторможенных Разумных, тупо выполняющих приказы.
  Я бросила взгляд на Эйсона, тот смотрел на меня, явно пытаясь что-то сказать, но не зная, как.
  - Я не буду этого делать, - громко сказала я.
  Возможно мне показалось, но на лице Беллатора промелькнуло облегчение.
  - Что, простите? - уточнил Разумный с выпученными глазами.
  - Я буду говорить только с Элементами, записывать видео я не буду. Либо так, либо можете сразу убить меня, или что вы там собрались делать...
  Кажется, мой отказ привел присутствующих в изумление, но на него в полной мере они способны не были. Пучеглазый просто не знал, что же делать и беспомощно взирал на Эйсона. Тот просто пожал плечами, мол, а я то что.
  Беспрестанно прочищая горло, неприятный мужчина ушел за дверь, видимо выясняя, что же теперь делать. Я приготовилась к тому, что сейчас мне будут угрожать жизнью Ману или Стига. Но, как ни странно, этого не случилось. Что, если честно, вызывало у меня опасения. Значит они придумали какой-то план воздействия или контроля за мной.
  Мне дали время на изучение речи, чтобы я говорила свободно, а не читала. Хотя можно было воспроизводить текст перед глазами через Аурис, и это было бы видно только мне, но видимо Совету хотелось, чтобы все выглядело естественно. Чтобы ни у кого не возникло сомнений.
  А затем в комнату вошли Беллаторы. Я даже не знаю, сколько их было. Но совершенно точно - много. Эйсон дал одному из них знак показать мне что-то на стеклопланшете. Я увидела Ману. Он сидел на каком-то Лабораторном кресле в окружении ученых. От его руки тянулся проводок к какому-то аппарату.
  - Что это? - севшим голосом спросила я, что они с ним делают?
  - Элемент Кан, сказал мне один из Беллаторов, сейчас они с ним ничего не делают. Но готовятся к этому. Для того, чтобы ничего не случилось, вам нужно всего лишь сказать ту речь, которую для вас написали.
  Я молчала.
  - Вам все ясно?
  Я кивнула.
  Меня повели из здания, где жили сотрудники НОК, на улице ждал планомобиль. Я была словно в тумане. Перед глазами стоял Ману...
  Мне казалось, что во мне две Инурии. Одна кричала, чтобы я сделала все, что хочет Совет, ради Ману и Стига, ради их спасения. Другая Инурия говорила, что нас все-равно убьют, а это единственный шанс сказать правду, чтобы Элементы, не сейчас так в будущем, смогли добиться свободы, в полном смысле этого слова.
  Что же мне делать? Что?!
  Мы сели в планомобиль, рядом расположился Эйсон. Радовало, что планомобиль был небольшим, и вся толпа мужчин в униформе НОК не смогла бы здесь расположиться. Но они все следовали за нами.
  - Больше мы не допустим такого промаха с Аурис, - вдруг высокомерно сказала Эйсон.
  Я посмотрела на него. Что это он вдруг заговорил? Он внимательно смотрела на меня и добавил:
  - Венаторы...будут повсюду...они следят за тобой, Инурия..., - все это звучало как угроза, и даже вызвало усмешку у одного из Беллаторов, сидящих напротив.
  Но. Я совершенно точно знала, что Эйсон имел какое-то отношение ко всему происходящему там, в зале суда. Не могла Ирда провернуть все это без него, одного из главных претендентов на должность главы НОК.
  И если он сейчас вдруг, зачем-то, говорит мне о Венаторах, то это не просто так... Я еще раз прокрутила в голове его слова. 'Венаторы следят за тобой...'. И что? Венаторы следят за нами всю жизнь.
  Когда мы долетели до моего Дома Знаний, я так и не знала, что же буду делать. То, что приказал Совет, или победит вторая Инурия, которая отключает эмоции и пользуется головой.
  Мне кажется это было в прошлой жизни. Элементы. Дом Знаний. Сальса. Сейчас я входила на территорию, где провела всю свою жизнь, практически с раннего возраста. Вся площадка, по которой обычно гуляли Элементы, была заполнена ими. Они ждали. Меня.
  - Инурия! - закричал кто-то, это была Коцумо. Она хотела побежать ко мне, но Беллатор показал ей предупредительный жест, и моя подруга остановилась. По ее щекам текли слезы, меня вели мимо нее. Я плакала. Мне столько всего хотелось ей сказать:
  - Прости за Ману! - крикнула я. Она меня не простит. Но я должна была извиниться за то, что он сейчас в опасности из-за меня. Когда я увидела Коцумо, то решила, что скажу все, что просит Совет, только бы не трогали Стига и Ману.
  А потом я увидела Ирду.
  Он смотрела на меня так...на видео из Старого Мира так смотрели на распятые фигуры в церквях. С верой. Она верила в меня. И Аими. Все, кто познал другую сторону жизни, те, кто больше не хотел Операции, они верили в меня. И здесь было так много Элементов. Они мне аплодировали.
  - Как их много, - прошептала я.
  - Так везде, в каждом города, - ответил Эйсон, - но твоя речь транслироваться будет с опозданием в пару минут...
  Не знаю, накажут ли его за это предупреждение. Но я поняла. Он сказал это, давая понять, что Совет подстраховался. Если я начну говорить что-то не то, голографы просто отключат и все.
  Но здесь, перед этими людьми, с которыми я провела свою жизнь, меня нечем сдержать.
  Кроме угрозы жизни Ману.
  Мы вышли в центр площадки перед зданием Дома Знаний. По какой-то насмешке, это было то место, где мы с ребятами сидели на траве. Конечно, те, кто стоял позади, не могли меня видеть, но мое изображение на голографах мелькало со всех уголков территории Дома Знаний.
  Эйсон закрепил мне за ухо какую-то штуку:
  - Чтобы все тебя слышали, - прошептал он, - и помни про Венаторов...
  Я судорожно втянула воздух. Подняла голову и посмотрела на небо через защитный купол. Оно было голубым. И чистым. Я вспомнила, как мы с Ману плыли в озере. Как мы с парнями забирались на стену. Лес. Все эти просторы, что я увидела, когда летела на планолете.
  Из моих глаз потекли слезы. Снова.
  Я посмотрела на толпу перед собой. И приняла решение.
  Я заговорила.
  - Они угрожают, что убьют Ману и Стига, и заставляют меня врать вам!
  Раздались крики, шум, Аими закрыла рот ладонью, Коцумо стеклянными глазами уставилась на меня. Кто-то дернул меня за волосы, так сильно, что я упала, из глаз потекли слезы. Меня подхватили Беллаторы и потащили сквозь толпу, гул в которой все нарастал.
  - Отпустите ее! - орал кто-то из Элементов. Этот крик подхватили остальные. Толпа двинулась на нас, сжимая Беллаторов, меня крепко держали, хотя я была в таком шоке от происходящего, что даже не сопротивлялась.
  В это время кто-то крикнул:
  - Это видят все! Снова! - от этой фразы у меня волосы на шее будто приподнялись. Неужели...неужели это все передается на Аурис или голографы в другие города...но как?
  Толпа остановила движение, Аурис было запрещено сюда приносить, поэтому проверить информацию о передаче никто не мог. Кто же это крикнул? Я оглядывалась.
  - Инурия! Говори! - крикнула Аими, - Если это правда все слышат, то они должны знать правду.
  Кажется, речь Аими заставила Беллаторов двигаться еще быстрее, и они снова дернули меня, пытаясь протащить сквозь толпу. Где Эйсон? Я оглядывалась, пытаясь его разглядеть среди множества лиц, но не могла.
  - Инурия! Что за стеной? - крикнул кто-то.
  - Там лес, - кричала я, - вода, там можно жить! Они выращивают фрукты, ягоды, которых мы не видели сотни лет.
  Все это время меня тащили, сквозь толпу, при этом Элементы пытались их остановить. Но. Элементы - всего лишь дети. А Беллаторы - воины, солдаты. Поэтому применяя силу, они расталкивали всех, увлекая меня за собой. Но нужно отдать должное Элементам, их не так уж легко было сдвинуть с пути. Я видела, как все пытаются бороться, а осознание того, что возможно это каким-то образом видят другие города, придавало сил и смелости.
  Я крикнула:
  - Они ставят себе помпы! Члены совета и другие, помпы с гормонами! Они занимаются сексом, как животные, пьют алкоголь и...
  - Да закройте ей рот! - Заорал один из Беллаторов, который как раз ударил в лицо какого-то парня, чтобы сдвинуть его с нашего пути.
  Кто-то ослабил хватку плеча и быстро накрыл мой рот ладонью. Я пыталась увернуться, но он лишь сильнее сжал ладонь, я думала, что задохнусь, потому что этот человек, закрыл мне и нос тоже.
  В какой-то момент толпа хлынула так, что сбили моего мучителя с ног, и он убрал руку. Я вдохнула полной грудью и закричала:
  - Они больше не могут проводить Операции из-за кисты, которая появляется у многих в головном мозге! Если оперировать Элемента с кистой, он умирает! Все, кто рождается, не поддаются действию ПВ, они все рождаются с кистой! А еще некоторым вообще не делают Операцию! Например, вот этим Беллаторам Совета, они из Независимого Отдела Кон...
  Я почувствовала сильный удар и в глазах потемнело...
  
  Было больно. Болело все. Но особенно лицо, голова. Видимо меня ударили по лицу, когда я потеряла сознание. Я лежала, не открывая глаз, чтобы понять где нахожусь. И пытаясь осознать, что же произошло.
  Пока я поняла одно - с публичными выступлениями у меня как-то не задалось. Что во время суда, что сейчас. Где-то справа у виска была ноющая тупая боль. А ведь я впервые в жизни чувствовала боль настолько сильную. И вообще сегодня многие впервые увидели, что значит ударить.
  Я приоткрыла глаза. Рядом ко мне спиной стоял человеку в форме ученого. Он обернулся. Это был Лютер Барлоу. Я выдохнула с облегчением. Надеюсь, сейчас я не представляю особого интереса для его опытов, если не представляю, то с ним я в безопасности.
  - А-а-а, очнулась! Ну как ощущения? - спросил он разглядывая мою голову.
  - А мне вкололи обезболивающие препараты? - спросила я.
  - Нет, - тут ж ответил он.
  - Почему? - мой голос был сиплым. А при повороте головы еще и шея болела.
  - Ну...скажем так, немного обезболили, но не так, как могли бы...
  - Решение Совета? - уточнила я.
  - Мое, - абсолютно честно ответил он.
  - Почему? Зачем?! - я приподняла голову и тут же вскрикнула от боли.
  - Кое-что проверяю, - ответил он, рассматривая какую-то информацию на стеклопланшете, поступавшую видимо со всех датчиков, подключённых ко мне и установленных рядом.
  - Ох, черт..., - выдохнула я.
  - Не ругайтесь, - сказал он невозмутимо, продолжая смотреть на какие-то изображения.
  - Я надеялась, что вы потеряли интерес ко мне...и моему мозгу...
  - Инурия Кан, я ученый, и пока у меня есть хоть малейшая возможность вас исследовать, я буду это делать...
  - Я уже поняла.
  Я осторожно повернула голову к Барлоу и спросила:
  - Как Стиг и Ману?
  - Абсолютно здоровы, мечутся в своих комнатах, так как не знают, что с вами происходит.
  - Вы им не рассказали? - спросила я.
  - Нет. Это запретили делать...
  - Совет?
  - Скажем так, те, кто убирает за Советом последствия их правления.
  - НОК?
  Ученый кивнул
  - Странно, что они еще не здесь, - нахмурилась я.
  - Не переживайте, скоро будут.
  Он что-то быстро напечатал, а затем сказал:
  - Вот и все! А теперь обезболивающее!
  Взял пистолет для инъекций и ввел мне желтый раствор, спустя пару минут, я ощутила, как утихает все, что болело и ныло. Я сглотнула и задала главный вопрос, который меня очень интересовал.
  - Скажите. А что...с Элементами...со всеми...со всем, что случилось....
  - Вы хотите знать, не началась ли революция в лучших традициях жанра? - спросил он, разглядывая меня, с усмешкой.
  - Ну...да...
  - Скажем так, наше Правительство в таком затруднительном положении, что даже я не могу представить какой же выход они найдут.
  - То есть им не удалось всех усмирить? - с надеждой в голосе спросила я.
  - Элемент Кан, - сказала Барлоу, приподняв седую бровь. - теперь это не удастся никому...тем более после того, как кому-то снова удалось передавать все ваше выступление по всей стране, ну почти все...
  Это все Эйсон. Больше некому.
  Я откинулась назад, легла поудобнее и уставилась в абсолютно белый потолок. Первая моя мысль была: что я наделала? Даже если мы получим ту самую свободу, мыслями о которой заразилась я и заразила других, что будет? Уйти жить за стену? Но Ману прав, там нет никакой помощи, мы не умеем лечить, выживать, во что там одеваться? Чем питаться?
  Новый идеальный мир в моем понимании был бы здесь же, в городе, во всех городах, но без стен, если нет опасности для Элементов из вне. Либо с возможностью свободного выхода, никаких запретов в одежде, разнообразие во всем и так далее.
  Но...
  Совет не позволит этого. Я даже начала верить, что для меня самое страшное теперь позади. Я выживу в любом случае. Теперь точно. После того, как у нас появилось то, что ранее называли 'массовым сознанием', тяга к свободе, теперь Элементы знают, что значит бороться и отстаивать. И они будут это делать. Но никто не даст нам жить так, как хочется. Совет до последнего будет внедрять свое видение и устройство мира. И если понадобится, то будет делать это насильно. Теперь я это знаю наверняка.
  Я не заметила, как Барлоу вышел. И не заметила, как уснула.
  
  - Инурия, вы плохо едите, - поучительным тоном сказала мне девушка, которая приносила брикеты с едой.
  - Знаете, удивительно, что после клубники я вообще способна есть это, - с ворчанием ответила я.
  Прошла неделя, я уже свободно ходила по комнате, отеки быстро спали, все-таки наши Лаборатории творили чудеса. Если хотели. Со мной общались только те, кто лечил, и те, кто приносил еду.
  Барлоу заходил сказать, что Ману и Стигу сообщили о моем присутствии в Лабораториях, но не говорили о плачевном состоянии, в котором сюда поступила.
  Когда девушка вышла, я стала слоняться по комнате. Мне казалось я уже изучила каждую выемку, если в этих гладких стенах их можно было найти. Поначалу от своеобразной тюрьмы, я получала удовольствие. Потому что была в безопасности, мне ничего не угрожало.
  Но потом незнание того, что происходит, скука и тоска меня чуть было не свели с ума.
  - Инурия, - раздался зычный голос Барлоу, заставив меня подскочить на месте.
  - Ох! Вы меня напугали! - выдохнула я, - Но я рада видеть вас!
  - Ха! Тогда может проведем пару опытов? - спросил он.
  Мое лицо перекосило от ужаса и это вызвало зычный хохот ученого.
  - Видели б вы свое лицо, Элемент Кан! Я просто шучу! Знаете ли, чувство юмора - это одно из прекрасных качеств, которым раньше было принято восхищаться!
  - Думаю, вы бы занимали лидирующие позиции в этой сфере, - выдохнула я, когда поняла, что он просто смеется надо мной.
  - Инурия, я в любой сфере занимал бы лидирующие позиции! - ответил он с присущим ему тщеславием, чем вызвал мой смех.
  Он сел на эргокресло и снова уткнулся в свой стеклоаланшет, с которым кажется не расставался.
  - Что творится то..., - пробубнил он.
  - А что там? - насторожилась я. Может он увидел какие-то результаты моих анализов.
  - Я у Инурии, - ответил он, видимо получив вызов через Аурис, - мгм...
  Он отложил планшет в сторону и стал прохаживаться по комнате во что-то вникая. Затем сказал:
  - Сейчас подойду, - и вышел.
  Я осталась одна. Со стеклопланшетом. Сначала я осторожно заглянула в него, а затем увидела изображение множества Элементов...с...плакатами? Мои глаза расширились от удивления. Это что, откуда?
  Я схватила планшет и включила видео, которое Барлоу остановил и включила звук, ученый похоже слушал через Аурис.
  - ...снимаем это в надежде, что найдем способ передать другим Элементам. Все каналы Аурис блокируют, - говорил женский голос, видимо та девушка, что снимала и не была в кадре.
  Я расширенными глазами смотрела на толпу Элементов, скандирующих 'Правду и Свободу'! То, что мне показалось плакатами старого мира, оказалось одеждой из нашей формы в Домах Знаний. На белой ткани красным цветом (уже не знаю из чего они сделали подобие краски), криво было написано 'Правда', 'Свобода'...и 'Инурия'.
  - ...но у нас есть друзья, которые помогают искать пути обхода всех новых запретов Совета! Найдем снова! И не раз!
  Я услышала, как за дверью кашляет Барлоу. Что это он? Мы ведь не болеем. Подавился? Со скоростью палномобиля, я бросила стеклопланшет туда, где он лежал и отскочила в сторону.
  - Ах, вот где я его забыл! - воскликнул Барлоу. Мне показалось, или это было наигранно? Сердце бешено колотилось, от увиденного, от адреналина, которые несся по моим венам.
  - Наступают другие времена, Инурия Кан, не правда ли? - спросил Барлоу, и подмигнул мне, а затем вышел за дверь.
  Он знал, что я смотрела. Он специально оставил свой стеклопланшет. Я изумленно таращилась в стену. У нас что, началась революция? Как мне хотелось обсудить все это с друзьями, может Барлоу поможет это сделать, устроит встречу со Стигом и Ману?
  Но он этого не сделал. Вернее, не успел, даже если и хотел.
  Пришли Беллаторы. Снова. При виде людей в черной одежде, мое сердце испуганно подскочило к горлу. Среди них не было Эйсона. Почему? Где он?
  - Прошу следовать за нами, - сказал сотрудник НОК, которого я видела впервые.
  - А наручники надевать не станете? - уточнила я, приподняв брови.
  Он молчал, демонстративно ожидая, что я последую за ним. Ну, хорошо, будто у меня был выбор в этой ситуации...
  Я шла за ними по длинным коридорам, Лаборатории, не встречая ученых. Это настораживало. Неожиданно мы углубились внутрь здания, а не направились к выходу.
  - Мы что, не летим снова на Суд? - уточнила я. Ответом мне была абсолютная тишина. Такое поведение Беллаторов меня пугало.
  Неожиданно мы остановились перед широким в ходом в большой зал с круглым идеально белым столом. Вокруг уже разместились некоторые члены Совета. Сколько чести.
  - Ценю, что ради встречи со мной, вы преодолели столь длинные расстояния между городами, - с издевкой сказала я и добавила, - через такие опасные своей радиацией места...
  Мой выпад вызвал гнев на лицах присутствующих. Но никакого наказания не последовало. Значит, они приготовились говорить, а не убивать. Я выдохнула и сама, не дожидаясь команды, села на эргокресло за стол.
  - Я вас слушаю, - сказала я, вглядываясь в их презрительные лица. Судя по эмоциям они снова под действием гормонов. Могу предположить, что по-другому и не бывает. Это же члены Совета, а не какие-то там Разумные, которые как глупые роботы выполняют узкий круг задач на благо общества.
  Как и положено, на связи было всё Правительство, и мое изображение купным планом транслировалось им.
  - Элемент Инурия. Вы внесли немного волнений в жизнь Элементов, - начал говорить сидящий напротив меня Джехан Гурлух.
  - Немного? - уточнила я.
  - Именно, - сказал он с нажимом, - сейчас некоторые сомневаются в том, что жили правильно, но их количество не так многочисленно...
  Он пытался солгать мне, что ничего особо важного не случилось. Это меня рассмешило. И я громко расхохоталась
  Он умолк и непонимающе посмотрел на меня.
  - Знаете, - отсмеявшись сказала я, - вы же сами себе противоречите. Сидите и врете мне о том, что ничего важного за этими стенами не происходит! Но! Будь это так, я бы уже давно лежала перед Барлоу со вскрытым черепом!
  Кажется Гурлух не ожидал такого, сначала немного растерялся, а затем резко вскочил и наклонился чуть вперед.
  - Ты что о себе возомнила? Думаешь тебе ничего не грозит из-за этих тупых созданий, что стоят на площадях?! Ты ошибаешься! - тут он уже орал, побагровев, - Мы твоих друзей распилим на куски, живьем! И заставим смотреть! И ты выйдешь на площадь и скажешь им расходиться! Ты сделаешь все, чтобы вернуть спокойствие в города!
  От крика его лицо покраснело и на лбу выступили капли пота. При словах о Ману и Стиге, мне стало страшно. Но. После того, что я увидела на планшете Барлоу, я знала, что нужна Совету. Да, они могли убить парней, но могли и не убить. А я верила в удачу. Верить в удачу, это значит чувствовать. Это значит жить и быть человеком. И в последнее время мне везло. Должно повезти снова. Иначе он бы не вышел так из себя.
  - Ой, как не хорошо, - деланно-равнодушно произнесла я, - вот они все минусы применения гормонов, никакого контроля эмоций. И поверьте, сейчас вы сделали только хуже. Своими криками, вы показали слабость и зависимость от меня.
  Я откинулась на спинку и сказала:
  - Мы продолжим переговоры, но только в присутствии Ману, Стига и ...Барлоу, - мне хотелось еще назвать имена Ирды и Беллатора Эйсона, но это было невозможно, - кроме того, на переговорах должны присутствовать представители тех, кто стоит сейчас на площади...
  После этих слов, будто произошел взрыв. Раздались крики возмущения, а я стала ковырять пальцем абсолютно гладкий стол, всем видом показывая, что мои требования озвучены и других разговоров не будет.
  - Не смейте этого делать! - кричала дама средних лет с голографа.
  - Не уступайте ей!
  - Пора ей сделать Операцию и покончить с этим! - крикнул еще кто-то.
  - Вывести ее! Уведите в комнату! - рявкнул Гурлух.
  
  Я уже долго лежала на эргокровати в ожидании Беллаторов. И все думала какой может быть исход. Наблюдая за историей Старого Мира, я уяснила, что возможны две ветви развития событий. Первая -кровавая. Это истребление всех поднявшихся против системы, запугивание, давление. Это дает эффект. Но временный. Даже если этот эффект длится десятилетия, он закончится рано или поздно. И новая волна массового гнева снесет то, что ее сдерживало. Второй вариант - пойти на уступки. Опять же уступки эти не будут масштабными или глобальными. Обычно главы стран выполняли часть требований, дабы успокоить народ. А потом продолжали гнуть линию своего правления. Других вариантов не дано. Полной свободы нам никто не даст. Нужно это четкой понимать.
  - Инурия, идемте, - вырвал меня голос Беллатора из раздумий.
  Когда мы вернулись в Зал, там сидели Ману, Стиг, Барлоу и два незнакомых мне Элемента.
  Я хотела броситься к парням, но Ману чуть качнул головой, не знаю почему. Может не хотел, чтобы я показывала свою уязвимость. Но я не могла не смотреть на Стига, и тем более на Ману. Мои глаза жадно исследовали каждую черточку его лица.
  - Детка, рад что твой череп еще не вскрыли, - сказал Стиг с усмешкой.
  - Я тоже, - и улыбнулась я ему в ответ.
  - Позвольте вопрос, - подал голос Барлоу, и не дожидаясь разрешения спросил, - почему вы потребовали и моего присутствия на данном...эм-м-м...собрании?
  Вопрос был адресован мне и я ответила:
  - Потому что все, что вас интересует, это устройство моего мозга, скажем так, вы лицо не заинтересованное, а таких кроме вас больше нет. Вы нам нужны! - ответила я.
  Барлоу расхохотался.
  - Ответ обоснован и принимается, - сказал он через время.
  - Да, я забыла уточнить, - подала я голос, представители тех, кто стоит на площади, должны быть мне знакомы, - я, например, не уверена, что эти ребята не с вашей стороны.
  Я ткнула пальцем в Элементов. Моя речь вызвала усмешку на их лицах. Не знаю, что это значило, хорошо или плохо. Но Гурлух разозлился.
  После непродолжительных колебаний согласились на одного присутствующего Элемента с улиц. Я назвала Аими. Ей я доверяла. Хотелось назвать Коцумо, но не была уверена в том, что она справится. Коцумо могла испугаться. И сомневаюсь, что оценила бы во что я ее втянула.
   Мы подождали пока Беллаторы нашли и привезли Аими. Она испуганно вошла в Зал, а затем увидела меня и бросилась обнимать.
  - Ты жива! - улыбалась она и по ее щекам телки слезы. Затем она также обняла Стига и Ману. Я наблюдала как Аими отреагирует на двух Элементов, которые были 'представителями улиц'. Им она приветливо улыбнулась, те ответили тем же. Затем она села рядом с ними и решительно посмотрела на меня. Подруга была готова к войне, я видела это по ее глазам.
  - Итак, - начала я, потому что не хотела отдать инициативу Гурлуху, - уважаемый Совет...
  - Нет, сначала скажу я и вы выслушаете, - перебил меня Гурлух.
  - Я заранее знаю, что не смогу выполнить ваши требования, - четко ответила я, - поэтому предлагаю компромисс.
  Он сдался. Я поняла по выражению его лица. Не знаю, что повлияло, моя наглость и напористость, или отсутствие опыта в переговорах с бунтовщиками у Совета, или и то и другое вместе. Но он принимал тот факт, что говорить буду я.
  - Вы должны понять, что возврата к старой системе не будет. Они на это не согласятся, - я кивнула в сторону уличных ребят, - и тогда вам придется их истребить. Всех нас. Это легко сделать. Но кто будет работать? Кем вы нас замените? В Лабораториях все эмбрионы в колбах с кистой. Вам придется жить с Новым поколением Элементов. Вы уходите в прошлое, как и ваш образ Правления.
  Члены Совета зашипели и начали снова гневно кричать
  - Позвольте мне договорить, а уже потом будете возмущаться! - громко крикнула я.
  
  - Уважаемый Совет! - прогремел голос и на голографе появилось изображение относительно молодого Разумного. Это был Амиран Агалар, совсем недавно вошедший в Правительство, - Давайте выслушаем все предложения противоположной стороны, а уже затем будем советоваться и принимать решения. Иначе этот вопрос так и останется открытым...
  Не знаю, был ли он очень влиятельным, но его просьба возымела эффект. Все замолчали и уставились на меня.
  - Вайала, - поблагодарила я и продолжила, - нам нужно искать компромисс. Как бы вы ни были против нового, но придется признать, что теперь это норма. Во-первых, вам придется расширить Совет, либо заменить половину членов на представителей Новых Элементов...
  - Что?! Что она такое говорит? - раздались вопли со всех сторон.
  - Кто-то должен представлять наши интересы в Правительстве! - повысив голос крикнула я. Шум начал стихать и уже более спокойно я продолжила.
  - Вам придется смириться с тем, что элементы будут создавать разную одежду, слушать музыку, танцевать...
  - Грабить и убивать! - крикнул кто-то из членов Совета.
  - Возможно! - тут же согласилась я, - Свобода может стирать границы в чувствах меры, эмоции могут привести к злости, а значит и к насилию. Но ведь в Старом Мире пытались с этим бороться, а мы, Новые люди с новыми технологиями, тем более должны с этим справиться. Я не аналитик, чтобы рассчитать точный алгоритм дальнейших действий и новой жизни, среди тех, кто на стороне улиц. Однозначно есть умные люди, которые скажут вам, каким видят будущее, где уживаются те, кто выступает за прежний строй, и те, кто несет новое видение. Но для этого их нужно пустить в Правительство. Иначе все будет заканчиваться такими же протестами.
  Я снова указала на сидящих парней, которые судя по всему одобряли мою речь.
  - Элементы хотят, чтобы их слышали. А чтобы их слышали, их интересы должны отстаиваться на самом верху, - добавила я. А затем перешла к главному.
  - Выход за пределы города будет открыт для всех желающих...
  - Что?! Но как..., - снова поднялся шум.
  - Любой желающий, - снова начала я повышать голос, заставляя всех умолкнуть, - когда захочет, сможет выходить за стену. Ваше право проинформировать всех об опасностях, которые их там ждут. Но они сами должны решать, остаться ли им здесь, или выйти туда. Никто никого не должен держать. И еще...
  Я набрала побольше воздуха в грудь и сказала на одном дыхании:
  - Все, кто захотят уйти из городов, и жить дикарями за их пределами, смогут это сделать. Я думаю наши Лаборатории в состоянии снабдить таких людей самыми необходимыми лекарствами или средствами, с помощью которых можно разжигать костры.
  Кажется, это вызвало самую большую волну гнева среди сидящих. Если они это позволят, то могут потерять много рабочей силы.
  - Послушайте! - снова крикнула я, - Вы честно всем скажете о том, что там нет медицины, теплой одежды, каждый кто на это решится, должен понимать, что может и ночи не проживет за городом. Но, я повторяю, это должно быть решение самих Элементов, а не ваш приказ.
  - Эм-м-м, - позвольте вопрос, - подал вдруг голос Барлоу.
  Я вопросительно приподняла брови:
  - А что будет с теми, кто так сказать сидит в комнатах нижних Лабораторий за 'соучастие' в вашем...э-э-э революционном движении.
  Я опешила. Я ничего об этом не знала. И сейчас сотни глаз членов Совета уставились с ненавистью на Барлоу. Кажется, он преднамеренно раскрыл секрет, о котором они хотели умолчать.
  - Конечно же они будут выпущены, - сказала я грозно, - и точно также примут решение, как и где им жить дальше.
  - Жаль, а мне так хотелось вскрыть череп Эйсону..., - пробормотал ученый, но всем было понятно, что нисколько ему не жаль.
  Эйсон! Значит они раскрыли его. А Барлоу, хитрый старый ученый, специально ведь сказал это, чтобы я освободила Эйсона и остальных. Кажется, наш ученый очень хочет застать при своей жизни Новый Мир. Абсолютно Новый.
  - Элемент Инурия, - на голографе снова возникло лицо Амирана, - вы понимаете, что если дать свободу Элементам, как вы того требуете, то никто добровольно не захочет прерывать жизненный цикл? Снова появятся немощные бесполезные старики, которых нужно будет как-то обеспечивать, кормить за счет тех, кто работоспособен. Кроме того, я уверен, что мы не раз столкнемся со случаями естественной беременности...
  - Более того, - перебила я, - думаю, через пару лет Барлоу и его ученые будут изучать десятки маленьких Элементов, родившихся естественным путем...
  - И вы этого хотите? Возврата к животному миру? - приподнял брови Агалар.
  - Возможно животный мир не упорядочен, не структурирован и не идеален. Но в нем есть то, чего никогда не было у вас.
  - И что же это? - спросил Гурлух.
  - Он настоящий. Вы даже испытать эмоции без помпы не можете. Вы все дефектные, как и вся эта жизнь. Даже дети рожденные в животном мире создаются не для порядка и не для работы на благо общества. А потому что так хотят и чувствуют их родители. А что касается стариков, у нас есть прекрасные Лаборатории, которые могут обеспечить уход за ними. В конце концов, возможно те самые Элементы, которых вы отпустите за ограду, со временем научаться обрабатывать землю и обеспечивать вас продуктами питаниями, которые вы сейчас едите узким кругом лиц на вечеринках. Возможно эти перемены принесут гораздо больше положительного, чем вам кажется.
  Все молчали. Стояла мертвая тишина. И чтобы как-то закончить свою речь, я сказала:
  - Я предлагаю все пункты, что назвала, оформить в виде небольшого свода, который подпишут все, здесь присутствующие, если согласны. И мы приступим к построению нового формата этого мира...Что касается лично меня, то я бы хотела уйти.
  Я посмотрела на Ману и Стига и увидела одобрение в их глазах. Они тоже не хотели оставаться здесь и готовы были отправиться туда, в неизвестность, в опасные и никем не изученные края...
  Сама только мысль о том, что это возможно, заставляла голову пойти кругом...
  - Кхм, - прочистил горло Гурлух, - нам нужно посовещаться. Вы пока можете подождать снаружи.
  Мы вышли из зала и здесь я смогла, наконец, обнять Ману. Вернее, как только мы вышли, он схватил и прижал меня к себе, не давая дышать.
  - Эй, я тоже хочу обниматься, - постучал Стиг по его плечу. Я рассмеялась и обняла этого веселого блондина. Затем наступила очередь Аими. Вокруг нас с невозмутимыми лицами стояли Беллаторы, не препятствуя, но и не давая никуда уйти.
  - Знаете, Элемент Кан, - сказал Барлоу, глядя на меня в упор, - то, во что вы меня втянули имеет два решения.
  - Какие же?
  - Либо мы станем известными на весь мир и войдем в новейшую историю, как лица подписавшие договор о создании Новейшего Мира...
  - Либо? - спросила я.
  - Либо всех, кто слушал сейчас вашу речь, просто убьют и никто никогда не узнает, что вы им предложили и озвучили. Правда это вариант ведет к истреблению тех Элементов, что стоят на улице. Но зато сохраняет вероятность оставить тот формат правления, который был прежде.
  Элементы, представители улиц, смотрели на Барлоу с уважением, если не с восхищением. По сути, он не говорил ничего героического. Может их восхищало его спокойствие на фоне осознания возможной смерти.
  - Как вас зовут? - спросила я.
  - Аба Ясин, - сказал темноволосый суровый парень с широкими плечами.
  - Ноа Гелб, - сказал второй, глядя на меня и добавил, - сегодня я узнал тебя с другой стороны, Инурия Кан.
  - Что ты имеешь ввиду? - удивилась я.
  - До этого дня, я думал, ты случайность. Просто любопытная девчонка, которую обстоятельства вынудили стать известной. Что ты не предводитель. Но сегодня убедился, это не так. В тебе только один минус.
  - Какой же? - с неменьшим интересом спросила я снова.
  - Ты не хочешь бороться до конца. Ты хочешь уйти.
  - Я с самого начала хотела уйти. И ты прав, я обычная девчонка, которая случайно попала в центр событий. Вся это завязано на простом любопытстве и желании уйти за стену.
  - Может стоит пересмотреть это решение? - уточнил он.
  - Элемент, не спешите, - подл голос Барлоу, он ткнул пальцем в ближайшего от нас сотрудника НОК и сказал, - они тут не для красоты, а возможно для того, чтобы не выпустить вас. Не то чтобы за пределы стены, а в принципе не выпустить.
  - Умеете вы успокоить, - сказал ему Стиг.
  - Я вам не сиделка при рожденных Элементах, чтобы успокаивать, - усмехнулся он.
  Неожиданно Беллаторы зашевелились, видимо им поступил приказ через Аурис.
  - Прошу следовать за нами, - подал один из них голос.
   Мы вернулись в Зал. Гурлух встретил нас стоя, не давай сесть. Меня это и испугало, и насторожило. Если бы они собирались что-то согласовать, то он бы не встречал нас стоя, показывая всем своим видом, что разговор будет коротким.
  - Хочу сказать, - начал он, прожигая меня взглядом, - что Совету нужно время, чтобы принять решение, поэтому предлагаю встретиться здесь завтра во второй половине дня.
  Мы согласились. Ну хотя бы не отказались сразу же от моих требований. Хотя не ясно, чем для нас обернется эта отсрочка.
  
  Сегодня, впервые за свои семнадцать лет, я засыпала и верила, что завтрашний день, каким бы он ни был и чем бы не закончился, в любом случае будет историческим. В самом масштабном смысле этого слова. Аба и Ноа отпустили на улицу к Элементам, ждавшим их, по крайней так нам сказал Совет. Нас отвели по комнатам, снова разделив. Мой взбудораженный мозг долго не давал уснуть. Но в конце концов я провалилась в тягучее сонное состояние.
  
  Они дали согласие. Не на все. Но на большую часть моих предложений согласились.
  После обеда нас нова позвали в Зал, где уже инициативу перехватил молодой Амиран Агалар. Он внимательно разглядывал наши лица с голографа. Из какого он города?
  - Мы рассмотрели и обсудили все ваши предложения. Вы правы в том, что прежнего мира не будет, но и дать столько свободы сразу мы не можем. Во-первых, помните о Разумных, которых пугает все, что сейчас происходит. Они этого не понимают, и не нужно резким переходом к новизне шокировать их еще больше. Мы не хотим, чтобы новый мир начался со старой гражданской войны.
  - Они же заторможенные, какие из них вояки, - буркнул себе под нос Стиг.
  - Знаете, Элемент Хансен, - услышал и ответил Амиран, - всегда найдется тот, кто снабдит их помпами с гормонами. Неужели вы думаете, что не будет тех, кто выступит на стороне Разумных.
  На это возразить было нечего.
  - Мы, как вы и хотите, расскажем детально о жизни за стенами городов, покажем. Если кто-то решит уйти - позволим это сделать. В Совет дополнительно войдет около трехсот представителей улиц. На большее мы не согласимся. Это окончательно и не обсуждается. По поводу конкретных перемен, все что вы говорили об одежде и так далее, мы будем обсуждать уже в новом составе Правительства. Могу сказать одно - половые связи пока будут запрещены...Как и рождение Элементов естественным путем...
  - Почему? - удивилась я, - Неужели вы думаете, что ваши запреты будут работать? Вы просто будете вынуждать все больше и больше Элементов покинуть города.
  - Это их право. Но нельзя в один день взять и разрешить это...
  - Можно! - сказал встав со своего места Ноа, - Ничего сложного в этом нет. Никто не заставляет вас это вводить в норму жизни. Вы даже можете об этом промолчать. Просто укажите, что Элементы, решившие размножаться естественным путем, не будут поддаваться гонениям. Кроме того, такие ячейки общества должны будут жить вместе.
  - Как семьи, - сказала я, - как это было раньше...
  - Чего вы боитесь? - спросил Ноа, оперившись на стол и подавшись чуть вперед, - Вы же сами взращивали у людей отвращение к этому много лет, неужели вы считаете, что они как только услышат слово 'Можно' пойдут плодиться и размножаться со скоростью света?! Да их это испугает больше чем вас! Нужно чтобы прошло какое-то время, прежде чем кто-то решится на беременность, либо случайность заставит дойти до такого решения. А потом еще пройдет время, прежде чем массово Элементы начнут плодиться естественным путем. А к тому времени, Амиран Агалар, вас уже не будет на этой земле, либо вы будете старым Разумным, далеким от Правительства, и Совет, весь, будет состоять из нас, из таких как я, и мне подобных...
  Кажется, Правительству нечего было сказать в ответ. И это пункт, хоть и с перекошенными лицами, был внесен в так называемый Свод Правил. Я вставила пару слов о том, что необходимо рассказать Элементам и обеспечить их средствами защиты от ненужной беременности.
  - Также мы подготовили список, - продолжил Ноа, - тех, кто должен быть выпущен. Он не полный. Это только те, о ком мы узнали, связавшись с представителями улиц в других городах. Но, как вы понимаете, из-за качества связи, на которое усердно влияют сотрудники НОК, мы не могли раздобыть полный список в столько короткие сроки. Он будет пополнятся. И все эти люди будут отпущены. Это окончательно и не обсуждается.
  Мы оценили этот выпад усмешками и аплодисментами.
  - Внесите туда Эйсона, - попросила я.
  - Он и Ирда уже внесены, - ответил Ноа.
  Черт. Ирда тоже у них. Ну, конечно. Нужно быть глупой, чтобы не понимать того, что все, кто принимал участие в суде, в нарушении правил на суде, были раскрыты.
  - Также, все заседания Нового Правительства будут открытыми, мы станем в реальном времени передавать их через Аурис и голографы, и все желающие смогут слушать и смотреть их...,- добавил Аба.
  Это заявление вызвало новую волну шума и бурных обсуждений, но данный пункт также был внесен в Свод.
  В целом наше так называемое совещание продолжалось почти весь день. Мы прерывались один раз на обед. Сотрудники Лабораторий принесли серые брикеты. И я сказала членам Совета, сидящим напротив меня:
  - А я думала, что раз обедаем с вами, то на принесут будет что-то более вкусное.
  - Вы ошибаетесь, если думаете, что мы все время питаемся сырами и клубникой, - презрительно бросил Гурлух.
  Мне очень понравилось позиция Ноа. Этот парень раскрылся с новой стороны. Он подготовил целый список законов, которые должны были предоставить некоторые свободы Элементам, при этом не затрагивая глобально интересов Правительства и Разумных в целом. Там, например, говорилось о выборе профессии. По - прежнему Элементам индивидуально будут рекомендовать ту сферу, которая подходит им с учетом способностей и так далее. Но они имеют право выбрать и попробовать себя в чем-то другом. Но переход в другую сферу обязывал проработать там некоторое время, даже если Элемент уже передумал, дабы не было перебежек с места на место.
  Список законов Ноа был длинным и рассматривал именно права и свободы человека. То есть как раз, что было нужно новому обществу. Он прописал период становления Элемента от рождения до решения покинуть города и уйти за стену.
  - Ноа, - спросила я его, когда мы снова после обеда сидели в Зале и обсуждали с Советом принятие правил, - ты давно это подготовил, правда? Не за вчерашний вечер?
  Он молча кивнул.
  Вот он настоящий лидер. И борец. Не я, которая погналась за короткой юбкой, музыкой и простое любопытство привело меня за стену, показав, что там есть жизнь. То, что сделала я, просто стечение обстоятельств. А то, что сделал он, и есть борьба.
  Я улыбнулась. Это хорошо, что есть Ноа. Он поведет за собой многих. Я знаю. Именно такие как он вершат перевороты в истории.
  Также Ноа Гелб настоял на том, чтобы в вечернем обращении Совета к народу Патриама, был зачитан новый Свод правил. Чтобы в обращении приняли участие мы все. И каждому дадут слово.
  Кажется, это обращение будет самым долгим и самым значительным за всю историю Нового Мира.
  
  
  Я оценила тот жест, что Правительство предоставило слово Ноа Гелбу. И теперь мне раскрылась еще одна его черта - ораторская. Он начал с того, что поблагодарил наш Совет за принятое им решение, этот путь, не кровавый, но путь переговоров и поиска компромиссов. Все прекрасно понимали, что Совет был вынужден так поступить из-за массовых брожений на улицах. Но Ноа сделал хороший ход поблагодарив их.
  Затем он озвучил все, что было написано в новом своде. Назвал около ста имен тех, кто войдет в Совет, сделав акцент, что количество будет пополнено до трехсот. Озвучил, что 'тех, кого увели в Лаборатории по ошибке, отпустят'.
  Связь была односторонней. Мы не видели лиц слушающих. Но я слышала людей на улицах. Все жители города застыли сейчас перед голографами или со своими Аурис, вникая в каждое слово. Безусловно, было много и противников перемен, и новой власти. Но ликование Элементов некому было заглушить. Разумные не могли ликовать. Думаю, они и бояться полноценно не могли, только если им не выдать помпу с гормонами. Однозначно все происходящее не было приятно для них. Но они физически не были способны воспринимать это все как Элементы.
  Затем долго и пафосно говорил Амиран Агалар. Конечно, он начал с того, что они такие правильные и хорошие, берут нас несчастных дефектных под свое крыло опеки. Он признал, что некоторые члены Совета применяют помпы, но не для увеселений, а для дела. Так как мозг более активно работает под действием помпы.
  Ну да, ну да, конечно.
  Вскользь он сказал о том, что да, были такие плохие нарушители, которые использовали помпы с гормонами не в тех целях, для чего они предназначены, но все эти лица выявлены и наказаны.
  В этот момент я подумала, что вернулась еще одна особенность Старого Мира - если что-то случилось, главное найти виновного. На кого можно все спихнуть, сделать вид, что разобрались и жить дальше...
  Также он торжественно объявил о возможности покинуть города. И тут же мрачно и в красках стал расписывать сколь опасна жизнь там, за городскими стенами. Я слушала это абсолютно спокойно, я давно приняла решение уйти. И даже если бы сейчас над защитным куполом города, пролетали драконы изрыгая пламя, я бы взяла бутылку воды, и пошла за стену.
  Точно также он сказал о 'возможности естественного деторождения'. Это как бы можно, мы за это не убьем, но все это так ужасно, так жутко, что лучше не стоит.
  Потом вмешался Гурлух, который сообщил о разработке новой системы наказания, если будут случаи кражи, воровства и так далее. Думаю, он с большим удовольствием отстроил бы тюрьму и сажал бы туда всех, на его взгляд, неугодных. Боюсь, что такой вариант тоже возможен.
  Гурлух пытался сказать что-то еще, но даже стоя в здании Лаборатории, мы слышали, как толпа начала скандировать 'Инурия'. Они просили меня сказать что-нибудь.
  Я сделала шаг вперед. И начала со слов благодарности.
  - Вайала вам за то, что я жива. Каким бы милосердным ни был наш Совет, без вашего давления, мы бы не увидели этого милосердия...
  Начало моей речи вызвало смешок Барлоу, который в последствии назовет это 'тонким пинком под зад Совету'.
  Затем я попросила Совет при всех, хотя бы изредка угощать жителей городов теми вкусными вещами, что они едят иногда. Пусть это будет какой-то праздничный ежегодный день, в честь, например, примирения Улиц и Правительства.
  Гурлух ответил, что все желающие смогут работать на плантациях за стенами, увеличивая урожай с каждым годом. Он говорил это слащаво и улыбался. Но уверена, дай ему волю, он бы разорвал меня на две части. Прямо здесь.
  Также я объявила о своем желании уйти. Рассказала, что именно это желание привело к тому, что происходит сейчас.
  - Я хочу сказать тем, кто хочет, как и я покинуть город, Амиран Агалар прав. Мы с вами изнеженные лабораторные создания. Мы даже поесть приготовить не сможем, мы ничего не знаем об инфекциях, которые переносят там насекомые. Я хочу, чтобы вы четко понимали насколько это опасно! Но любое решение, которые вы примете, будет принято именно Вами! А не Советом, Магистром или еще кем-то. Именно за это вы боролись. И именно этого добились!
  Шквал аплодисментов и криков радости заставил меня замолчать.
  Также Ману и Стиг поблагодарили всех за помощь. Их приветствовали очень тепло, думаю глядя на нас троих, все эти толпы на улицах понимали, что они победили. Тот факт, что мы были живы, и было для них олицетворением победы.
  
  Я очень устала. Нас оставили на ночь здесь же, но никто не запирал дверей, и перевели в комнаты, расположенные рядом. Мы втроем сидели на полу, я, Стиг и Ману. Я смотрела на вьющиеся черные волосы Ману и поверить не могла в то, что сейчас случилось. Мы еще живы. И перед нами целая жизнь.
  - Меня пугает НОК, - вдруг сказал Стиг.
  - Почему? - посмотрела я на него.
  - Не знаю...Этот отдел какой-то...он независимый. Да, они как будто подчиняются Совету. Но кто такой этот Совет? Жалкие Разумные. Без помпы - они никто. Они даже поорать не смогут без помпы. А НОК - это самая настоящая сила. С оружием. И если их спустить на Элементов, то за пол дня город утонет в крови.
  - Они же люди, а не бешеные звери, - слабо возразила я.
  - Не знаю... Я думаю, у них больше власти, чем у всех остальных, и даже сам Совет этого не знает или не понимает. Смотрите, этот отдел так и остался в тени. Не было озвучено кто они, откуда взялись.
  - Но Гурлух ведь объявил всем, что Охрана Совета, состоящая из Разумных, больше не будет привлекаться в конфликтные ситуации, - ну так он назвал сотрудников НОК.
  - Инурия, ты же знаешь, кто такой Гурлух. Ему нельзя верить вообще. НОК так и остались в тайне, все вывернули так, будто это чуть не телохранители Совета. А по сути, никто не мешает им тайно творить...дела.
  Стиг был прав. Но об этом я даже не подумала. По сути, мы все воспринимали НОК, как охрану того строя, что существовал. И решили, что теперь они будут охранять новопостроенное общество. Но. Отдел НОК был скрыт от глаз. И как они поведут себя дальше - не ясно. Они подчиняются Совету. Но его состав теперь расширен. А будут ли они подчиняться его новым членам? Что-то я сомневаюсь.
  От этих мыслей у меня разболелась голова.
  - Знаете, как бы это низко не звучало, но я просто хочу уйти отсюда, - наконец сказала я.
  - И я, - согласился Ману, - хватит с меня правил, Совета, нового и старого. Я просто хочу уйти отсюда.
  - Мы там можем умереть, вы в курсе да? - с усмешкой спросил Стиг.
  - Я уже устала считать сколько раз мы могли умереть, - выдохнула я.
  Мы помолчали. Я сказала через время:
  - Вы знаете, что законы прописанные Ноа, созданы им не за вчерашний вечер?
  - Да, это все поняли, - ответил Стиг, но, знаешь, Инурия, без тебя, они бы так и были бы сохранены у него в тайном уголке стеклопалншета. Это ты создала тот вихрь, что вытащил наружу все уродство этого мира.
  - Ну и заодно законы Ноа, - добавил Ману.
   Мы рассмеялись.
  Уже ночью, когда Стиг похрапывал так, что было слышно и на других этажах, ко мне зашел Ману.
  - Что-то случилось? - испугалась я.
  - Нет, - он сел рядом, взял мою руку в свою и сказал, - Коцумо захочет идти с нами.
  - Почему ты так думаешь? - задала я вопрос, зная, что он прав.
  - Она пойдет за нами, Инурия, и ты это знаешь. Но она не справится. Думаю, она возненавидит нас за то, что ей будет тяжело там.
  - Она возненавидит не нас, а меня. А пойдет она за тобой. Даже если ты тысячу раз скажешь ей, что вы просто друзья. Она всегда будет идти за тобой.
  Он потер лицо. А затем шепнул:
  - А я всегда будут идти за тобой, Инурия Кан, - и вышел из комнаты, - оставив меня одну в темноте.
  
  Я снова входила на территорию своего Дма Знаний. И снова мне казалось, что прошла целая жизнь между тем моментом, когда меня волоком тащили сотрудники НОК через эти ворота, и тем что я снова делаю шаги по этой зеленой искусственной траве.
  - Инурия! - кто-кто крикнул мне издалека, я обернулась. Ирда.
  - Ирда?! Ее отпустили? - спросила я взволнованно и бросилась бежать на встречу своей подруге, которую еще совсем недавно винила в предательстве.
  Я обняла ее крупную смуглую фигуру, она сжимала меня так, словно хотела раздавить.
  - Спасибо! - прошептала я ей.
  - За что? Я ведь предала вас, - сказала она мне, немного отстраняясь, но не отпуская моих рук.
  - Если бы не твое предательство, в лучшем случае мы бы просто сбежали, а в худшем защита стены не позволила бы нам этого сделать. Так что случилось именно так, как нужно!
  Я снова обняла ее. А затем спросила:
  - Эйсон помог тебе? Там в зале суда? - спросила я ее.
  - Да..., - они кивнула, - это он все придумал.
  - Его отпустили? - спросила я.
  Она замялась.
  - И кто же это здесь у нас? - воскликнул Стиг за моей спиной, - Что за милый Элемент, которая сначала чуть всех не угробила, а потом спасла?
  Ирда рассмеялась и бросилась к Стигу. Ману обнял ее молча, а затем серьезно произнес:
  - Спасибо тебе.
  - Так что с Эйсоном? - снова задала я вопрос, который так и остался без ответа.
  - Его не хотят отпускать. Он...слишком много знает, и они считают его предателем...
  - Но...ведь они дали согласие на освобождение всех заключенных?
  - Сегодня идут переговоры Новых представителей Совета с этими....
  - Замороженными, - подсказал Стиг, имея ввиду старый Совет, состоящий из Разумных.
  - Да. Ноа постарается сделать все, чтобы освободить Эйсона.
  - С такими как Совет работает только шантаж или обмен, или угрозы, - сказала я задумчиво, - Ноа нужно просто пригрозить им разоблачением каких-то тайн, которые они все пытаются скрыть.
  - Не знаю...именно по этой причине они и не хотят отпускать Эйсона. Он знает слишком много их тайн, о которых не должны знать простые жители.
  Мы пошли по территории, которая теперь казалось родной, после всех тех Лабороторий.
  - Когда вы уходите? - уточнила Ирда.
  - Нам дали день на сборы. Хотя мы понятия не имеем что брать, но сейчас подготовимся. Кроме того, Барлоу обещал помочь с некоторыми приборами, чтобы мы могли выжить хотя бы сутки, - прокомментировал Сттиг.
  - Я иду с вами, - решительно сказала Ирда.
  В какой-то момент мне закралась в голову мысль, что это снова какой-то тактический ход Ирды, а потом я сама себя отругала. Что за глупость. Если бы не она, все закончилось бы еще в зале Суда. Да и какой смысл ей теперь о чем-то докладывать Совету, если мы уходим.
  Навстречу нам шли Элементы, видимо с занятий, практически все улыбаясь здоровались, обнимали и постоянно спрашивали 'как вы', 'вы точно решили уйти' и так далее. Приходилось со всеми общаться.
  - Черт, я ощущаю себя звездой Старого Мира среди толпы поклонников, - сморщил нос Стиг, - может мы где-то уединимся?
  - Давайте ко мне в комнату, там и решим, что брать, - предложила я, - но сначала нужно найти Коцумо.
  Ирда закатила глаза.
  - Мне кажется эта фраза будет преследовать меня всю оставшуюся жизнь. Еще скажите, что она решит уйти из города с нами?
  - Не знаем, - ответил Ману, - но думаем, что да.
  Я рассмеялась глядя на выражение лица Ирды.
  - А ты точно решила что хочешь с нами? Может подумаешь? Это опасно, ты же знаешь...
  - Нет, я с вами, - решительно кивнула она, снимая все вопросы.
  Нам не выдали Аурис. Более того, они больше не были нам нужны, так как за пределами города были бесполезны. Так что просто взять и вызвать Коцумо мы не могли. Но я попросила об этом очередную группу Элементов, которые шли нам на встречу. Они с радостью выполнили мою просьбу.
  - Если честно, я думала к вашему приезду здесь соберется весь Дом Знаний, дабы носить на руках, - сказала Ирда.
  - Подожди, они просто не знали, что мы вернулись, - успокоил ее Стиг, - сейчас самое время спрятаться...
  Он был прав, все больше и больше Элементов подходили к нам, собирались вокруг. Все расспрашивали.
  - Давайте все обсудим после обращения Совета, - наконец устало сказала я. Я никак не могла в этой толпе отыскать Коцумо. Где же она?
  Я увидела ее в стороне от всех. Коцумо стояла обняв себя за плечи и пыталась в этой толпе отыскать глазами...Ману?
  - Коцумо! - позвала я. Она увидела меня и тут же сорвалась с места где стояла, мне навстречу. Долго обнимались. И плакали. Я все время шептала 'прости меня', не знаю за что я извинялась. То ли за потерянную дружбу, то ли за Ману, то ли просто за то, что заставляла ее волноваться.
  - Коцумо! - услышала я голос Ману. Моя подруга отпрянула в сторону, пытаясь отыскать его глазами. Та волна эмоций, что отразилась на ее лице, безусловно была тем, что раньше называли любовь. Это было и облегчение, и отчаяние, и боль, и счастье. Она закрыла лицо руками и расплакалась еще больше. Ману осторожно обнял ее. Я тут же почувствовала укол в области сердца. Это была ревность. В самом животном ее проявлении. И я поймала себя на мысли - не хочу, чтобы Коцумо шла с снами.
  Затем сама себя отругала, она была моим другом. И нет ничьей вины в том, что мы с ней выбрали одного Элемента. Которому, похоже, придется делать теперь выбор.
  Да, он поговорил с Коцумо перед тем, как все началось, сказал о том, что они останутся просто друзьями. Но все же видели и понимали, что она к нему чувствует и это просто так не могло закончиться.
  - Идемте, - сказал Стиг, - трогая Коцумо за плечо, а то все хотят пообщаться со мной, красивым и неотразимым, и это начинает злить.
  Я рассмеялась, Коцумо тоже. Мы направились к моей комнате. Я не знаю, действовал ли еще запрет на нахождение мужского пола на территории девушек, мне было плевать. Уже завтра я покину этот город. И...не знаю, что там будет. Но отсюда я уйду точно. А значит все эти правила больше не для меня.
  
  - ...значит удобная теплая одежда, - говорил Стиг, мы обсуждали что возьмем с собой. Самое главное были запасы воды, устройство обещанное Барлоу для разжигания костров, и удобная одежда. Парни также планировали в Залах для занятий спортом взять веревки, и мы должны найти подобие ножей. Ну или что-то острое.
  - Но...я не понимаю, - ошарашенно смотрела Коцумо. У нас такие технологии, столько всего, неужели Лаборатории не могут вам выдать какие-то специальные современные наборы для...сложных условий жизни или как там это называется...
  - Коцумо, никто ничего не даст нам. Спасибо, что разрешили взять одежду и запас воды, - сказал Ману, - они считают, что дали нам самое ценное - жизнь. Но они ошибаются. Самое ценное, что мы получим - это свобода...
  - Но...вы точно решили уходить? - упавшим голосом спросила она. Думаю Коцумо понимала, что Ману и Стиг пойдут за стену. Как только услышала во время речи совета о такой возможности. Но. Она надеялась д последнего, что они передумают, вернее Ману. Она готовила себя к тому, что он уйдет, но не смогла справиться с эмоциями что нахлынули. На ее лицо отразилось такое отчаяние.
  - Да. Мы уходим, - ответил Ману.
  - Тогда я пойду с вами! - решительно сказала вдруг она.
  Я хотела спросить ее уверена ли она в этом, хотела сказать, что нас ждет полная неизвестность. Но боялась это делать. Я боялась, что настрою ее против. Вдруг она решит, что я специально отговариваю ее, не хочу брать с собой.
  Хотя... так оно наверное и есть, не хочу брать с собой. Но также боюсь что она не справится.
  - Ты уверена? - спросил Ману, озвучивая мысли всех собравшихся, - Ты должна понимать, что мы можем погибнуть. Ты же видишь, у нас с собой нет ничего, самых элементарных вещей...
  - Я понимаю! Правда! - горячо воскликнула она. И я поняла, что она Коцумо все решила. Она пойдет с нами. И это не обсуждается. Ее решение окончательное.
  После неловкой паузы, Стиг стал объяснять ей, какую одежду лучше одеть, что взять и так далее. Мы молча слушали и понимали, что одной проблемой стало больше.
  - А еще с вами хочет пойти Ники, - тихо сказала Коцумо.
  - Кто? - наморщил лоб Стиг.
  - Та девушка, о которой все говорили, у нее случился...ну...связь с парнем...
   - Секс, - решительно ляпнула Ирда, явно желая вывести Коцумо из себя.
  - Ну, да, - смущенно согласилась та, - помните, Оливия Карр всем разослала видео?
  Как же не помнить.
  - Хорошо, - согласился Ману, - но она знает об опасностях что нас ждут?
  - Я думаю для нее самый лучший вариант умереть там, чем в Лабораториях, - снова тихо сказала Коцумо оглядываясь по сторонам.
  - Ты что, боишься Венаторов? - тихо спросила я.
  Она кивнула.
  - Эм...а что..., - Ману явно хотел спросить, чем же эта девушка так интересна Лабораториям, и тогда Коцумо встала и решила нам жестами без звука показать причину столь явного желания Ники пойти с нами.
  Она руками показала большой живот и какие-то движения вдоль груди. Я очень наморщила лоб, пытаясь понять, что это значит.
  - Ребенок? - тихо с хрипом просипел Стиг. И тут же хлопнул себя ладонью по рту.
  - Че-е-ерт, - выдохнула я, - она что...
  - Да, - сказал Коцумо.
  - Точно? - спросила я, пребывая в шоковом состоянии, - Она... мы же не знаем, как все должно быть и...
  - Точно. Мы с ней проверили все признаки по данным Старого Мира, твердо ответила Коцумо.
  - Прекрасно! Все становится лучше и лучше. Можно смело сказать, что в нашей команде двое ...как там их называли раньше, которые ничего не могут, а только обуза..., - выдала Ирда.
  - Я не обуза! - вскинулась Коцумо, понимая, что речь идет и о ней.
  - Да ладно! Ты же какая-то вся...недоразвитая, тебя только жалеть и остается!
  - Ирда! - шикнула я, одновременно с парнями.
  - Прекрати, - сказал Ману Ирде.
  - Не все такие, как ты, - усмехнулся Стиг, - смирись. Просто Коцумо другой человек, вот и все. Но мы все это затевали, чтоб уйти мог каждый, кто пожелает. И если они хотят - пусть идут.
  - А, боюсь спросить, ребенка ты сам будешь доставать? - насупленно прошептала Ирда Стигу.
  Тот сморщил нос, а Ману сказал:
  - Нужно все об этом прочитать, пока не ушли в лес. Стиг, ты ответственный за это...
  - Что-о-о? Почему я?
  - Потому что кто-то это должен делать, а тебе я доверяю больше всех из тех, кто тут присутствует.
  - Прекрасно! Здорово! - злился наш светловолосый друг, - Кажется наш древний образ жизни начнется с восстановления не менее древней профессии - акушера.
  - Я еще другую древнюю профессию знаю, - съязвил Ману, - так что это не самый худший вариант.
  - Коцумо, а что с теми, кто был против...эм...новых элементов?
  - Ты имеешь ввиду, не случится ли между элементами столкновений на этой почве? Из-за разных взглядов на образ жизни? - уточнила она.
  Я кивнула.
  - Ну, многие перешли на вашу сторону.
  - Думаю, когда ПВ перестали действовать на большинство, явно никто добровольно снова не хотел оказаться глупой машиной, которая работает на благо общества, вставил Ману.
  - Да и вообще, кто захочет операцию по своему желанию? - фыркнул Стиг.
  - Нет, - возразила я, уверена, что есть те, кого перемены пугают.
  При этих словах Коцумо слегка покраснела.
  - Я думаю, что конфликт внутри городов еще впереди. Те, кто будут хотеть прежние времена, но при этом без ПВ, могут быть агрессивными.
  Я помолчала и добавила.
  - А те, кто хочет жить по-новому тем более. Я думаю все только начинается. Любая свобода несет разные точки зрения, а разные точки зрения всегда ведут к конфликту, если нечем сдержать эмоции...
  - Ты рассуждаешь, как магистр истории Старого Мира, - сморщила нос моя подруга.
  - Думаю, именно им бы она и стала, не случись всего этого, - усмехнулась Ирда.
  Стиг еще уточнил куда Тео. По словам Ирды, он явно жалел о том, что сделал и поменял свою точку зрения. Сейчас он один из тех, кто выступает за перемены. Но считает себя виноватым, хотя и не признает этого.
  Мне хотелось увидеть его. Нужно перед уходом сделать это.
  - Так что? - уточнила Коцумо, - Я могу идти с вами?
  Я чуть было не издала тяжелый стон, как и все окружающие. Но мы ведь боролись за это. За выбор, за возможность жить, как хочется именно тебе. Поэтому Никто не посмел сказать Коцумо 'нет'.
  Ману молча кивнул, и она радостно хлопнула ладошками.
  - Еще раз, напомните, что брать...
  Сборы заняли весь вечер. Все осложнялось максимальным вниманием со стороны Элементов. Стоило пойти нам в зал, где хранилось оборудование для скалолазания, чтобы взять с собой веревки, нас тут же окружали девушки и парни, и спрашивали, спрашивали, спрашивали.
  - А вы действительно пойдете за забор в тот лес, о котором говорили? - пытала меня рыжая девушка.
  - Да, пойдем, - кивнула я, и она тут же стала что-то активно набирать на стеклопаншете.
  - Как думаете, там опасно? Вам страшно? Опишите...
  - А..., - растерялась я, - зачем вам это?
  - Как зачем? - удивилась рыжая, - Это всем интересно!
  - О, - подал голос Стиг очень тихо, - приятно знать, что не только акушер снова пользуется спросом, но и журналистика тоже...
  - Вот кто написал про бедную Ники, - прокомментировал Ману.
  Я постаралась избегать вопросов от рыжей назойливой Оливии Карр, но она тогда насела на Стига. Пришлось ему неохотно отвечать, она частично набирала текст, частично делала видео с его участием. Я так понимаю спустя пару секунд, после того как Оливия отошла от нас, вся страна была в курсе того, что мы уходим, как готовимся и чего ожидаем. На Аурис абсолютно всем сыпались сообщения об этом. Благо нам их не выдали и я не могла это читать.
  Но из-за этих действий рыжей журналистки, внимания к нам стало еще больше. В итоге сборы и поиск необходимых вещей, превратился в мучение.
  - Теперь им точно придется нас отпустить, - простонала Ирда, имея ввиду Совет, - кажется если бы была возможность рассказывать о нашей жизни в лесу, эта рыжехвостая отправилась бы с нами...
  - Это точно, - усмехнулась я, - и было бы шоу, за которым в Старом мире следили сидя у телевизоров...
  
  Я не могла уснуть. Нужно было отдохнуть. Завтра был тот самый день. Важный. Решающий. Тот, которого я ждала, как мне казалось вечность. Но от возбуждения, ожидания, организм не желал расслабляться. В итоге отключилась уже под утро. И встала уставшая с темными кругами под глазами.
  Утро началось с сюрпризов. Во-первых, на территорию Дома Знаний прилетела целая делегация из членов Совета, здесь же были Агалар, Гурлух, Бикилу, многие другие. И, конечно же, Ноа Гелб. Как сказал Стиг, хотят продемонстрировать всем, что выполняют обещания. Даруют нам свободу. Все перемещения членов Совета снимались Венаторами и тут же все отправлялось на Аурис и Голографы. Вся страна наблюдала за нами, и провожала за стену.
  Мы позавтракали как обычно сухими брикетами, только в этот раз на нас смотрели абсолютно все присутствующие в зале. Утром ко мне подошла Тиния. Я столько лет прожила рядом с этой скромной и тихой девушкой. Мы почти не общались. Но сейчас я правда была рада ее видеть, как какого-то родного человека.
  - Инурия, Шайлоум, - сказала она.
  - Шайлоум, Тиния!
  - Я так рада, что ты вернулась! - она немного смущалась, но затем будто решилась и продолжила, - Я бы так хотела пойти с тобой! Но...мне кажется я не справлюсь, я не такая сильная как ты...
  - Знаешь, Тиния, - я взяла ее за руку, - я не хочу влиять на твое решение, не буду убеждать идти с нами или оставаться, думай сама. Просто хочу, чтобы ты понимала одно - каждый из нас сильный, просто не понимает этого, пока не попал в обстоятельства, которые вынудят его показать свою силу.
  Она благодарно улыбнулась и обняла меня, пожелав удачи.
  
  На площадке перед Домом Знаний. Сделали что-то типа сцены старого мира, на которой стоял Гурлух. После завтрака все Элементы собрались здесь и в ожидании смотрели на членов Правительства.
  - Жители Патриама, - начал он свою речь, как только все более или менее утихли, - сегодня мы открываем двери в Новейший Мир! Мир, где каждый Элемент способен выбирать сам свое будущее...
  - Он что, пьян? - уточнил Стиг, - Почему он так рад, ясно же что все это не доставляет ему никакого удовольствия.
  - ...жить без Операции, - продолжал надрываться Гурлух, - мы даем вам это! Жить за стенами города - даем и это! Кроме того, в знак того, что мы принимаем ваши условия, утром было принято решение по одному из Разумных, который выступал на стороне ...кхм, новых элементов!
  Все зашушукались, не понимая о ком идет речь. Откуда-то появились сотрудники НОК.
  - А вот и армия Новейшего Мира, - процедил сквозь зубы Ману, - и почему они не вызывают ни у кого вопросов?
  Они вели Эйсона.
  - Это же Эйсон! - улыбнулась я, - Они хотят выдать его за обычного Разумного? Все же наверняка помнят его среди сотрудников НОК, когда меня утащили отсюда!
  - Это не важно, важно, чтобы все думали, будто он проходил через Операцию, - ответил Стиг.
  - Этот Разумный, - продолжал Гурлух, - поддерживал Элементов в их...кхм...движении. Раньше, в Старом Мире, где царили жестокость и несправедливость, такого человека сочли бы предателем и казнили. Но мы дали ему право выбрать. И он выбрал уйти за стену...
  - Ну да, ну да, - усмехнулся Стиг, - выбрал он, как же, это похоже на изгнание...
  - Нет, он этого и хотел, - вставила я, иначе для чего ему было предавать то, чем он жил всю жизнь...
  Мы посмотрели на Эйсона, он был осунувшийся, постаревший, местами на его лице виднелись темные пятна. Синяки? И вот его глаза встретились с моими и вспыхнули. Он был рад мне и слегка улыбнулся потрескавшимися губами. Я широко улыбнулась в ответ.
  Пока толпа одобрительно гудела, всем явно понравилась история про выбор сделанный Эйсоном. Кроме того, Разумный, который не был аморфным, а выступал за Элементов вызывал неподдельный интерес. Никому похоже не пришло в голову, что Эйсон мог быть человеком, которому не делали Операцию. А то, что я кричала о Беллаторах за пару минут до удара по голове, видимо осталось никем не услышанным.
  - Своими действиями, мы хотим сказать, что исправляем допущенные ошибки, все тайны, если выращивание ягод в целях изучения, можно таковыми назвать, раскрыты! Все виновные, пользующиеся свои положением для удовлетворения потребностей ...кхм.. организма, будут наказаны, отправлены на исправительные работы...
  - А нам покажут, кого и как наказали? - крикнул кто-то из толпы.
  Стиг рассмеялся:
  - А Гурлух надеялся, что слов будет достаточно, как раньше...не те времена...и когда Совет это поймет?
  - Конечно! - сказал молчавший Ноа, - Я прослежу за этим!
  Гурлух сначала сморщился, но затем взяла себя в руки. Он обвел толпу взглядом. И что-то в его лице изменилось.
  - А вот это уже истинный Гурлух, - удовлетворено кивнул Стиг, - вижу его звериный оскал....
  - Но любая жизнь в обществе, - вкрадчиво начал член Совета, - требует соблюдения норм и правил! И если раньше Элементам и в голову не приходило эти правила нарушать, то теперь вы способны на эмоциях совершать поступки безумные, даже не понимая, что наносите вред себе или окружающим....
  Все молчали, понимая, что вот оно. Самое главное ради чего сюда приехал Совет, и ради чего звучит вся эта речь для жителей Патриама.
  - Отныне учреждается специальный отдел. Отдел Контроля! Который будет следить за должным исполнением требований Новейшего Мира и его Правительства. То, что вы способны испытывать агрессию, не дает вам права убивать, воровать, избивать и так далее. Дабы защитить вас от этого, и много другого, и будут нести службу сотрудники нового отдела...
  - Нового, как же, - усмехнулся Стиг, - ну что, я вас поздравляю, отныне Патриам - полицейское государство...
  - Сколько древних профессий воскресло за последние пару дней, - сказала я, - никогда так не радовалась тому, что мы уходим в лес, как сейчас...
  - Я тоже, - кивнула Ирда, - и почему у меня такое ощущение, что раньше здесь было безопаснее, чем после раскрытия всех тайн...
  - ...И позвольте мне пригласить сюда тех, кто ...кхм...захотел уйти за стену, и кого мы так легко отпускаем, не смотря на таящиеся там опасности! - продолжал лебезить со сцены Гурлух, - Пока хотят уйти жители только вашего города!
  Прозвучали наши имена, и мы втроем подошли к Совету.
  - Ну что? Вы готовы? Начать новую жизнь? - спросил он меня, а в глазах пылала ненависть.
  - Мы готовы, твердо сказала я, чтобы было далеко слышно, - и раз вы так щедры, то уверена, что вы снабдите нас самым необходимым для того, чтобы выжить в первое время...
  Я назвала перечень необходимых предметов, включая ножи, подобие посуды, средства для обогрева в холодные ночи. Гурлух раздул ноздри, конечно, он не хотел ничего нам давать, будь его воля, наши трупы уже давно разрезали в Лаборатории и изучали, что не так в наших мозгах. Но сейчас на него смотрела вся страна. И он взял в себя в руки, слащаво улыбнулся и произнес:
  - Ну, конечно, вам все предоставят!
  - А скажите, - крикнул из толпы голос, - а у них будет возможность вернуться назад, если им не понравится жить за стенами?
  Возникла долгая пауза. Гурлух думал, как бы ответить более правдоподобно. Я то точно знала, что назад пути нет.
  - Конечно! - воскликнул за мой спиной Амиран Агалар, отвечая тому, кто спросил.
  - Знаете, - строго сказала Гурлух, - мы всем рады, но если люди поломали уклад нашей жизни ради того, чтобы уйти, то я думаю они вряд ли вернутся...
  - Проще говоря, пошли вон и не смейте возвращаться, - сквозь зубы процедил Стиг.
  - Не убили и ладно, - также тихо ответила я ему.
  - Может кто-то еще желает присоединиться к нашим путешественникам? - тем временем слащаво произнес Гурлух.
  - Да, хотим! - крикнули из толпы. И вперед вышли ребята, которых я знала, Лео с Аими, Нилу, а также многие неизвестные мне. Всего их было человек пятнадцать. Значит наша небольшая группа и еще эти пятнадцать, будет чуть больше двадцати. Не могу сказать, что была этому рада. Они не понимают на что идут. Но с другой стороны это их право. И выбор.
  Кажется, члены Совета тоже были удивлены, видимо не ожидали, что кто-то пойдет с нами. Гурлух быстро взял себя в руки и сказал:
  - Что ж, это прекрасно! Вы все уйдете за стену в поисках новой жизни!
  - Все не уйдут, не надейтесь. - подал голосу Ману, - здесь много тех, кто останется бороться и перекраивать то, что вы тут настроили сидя на гормонах и клубнике...
  Ману говорил тихо, но некоторые фразы все равно были слышны. Джехан Гурлух побелел. Я испугалась, что Ману своими эмоциями все испортил и нас сейчас утащат сотрудники НОК. Но все дело спас Агалар.
  Он шагнул вперед, хлопнул Ману по плечу и произнес:
  - Ману прав! Многие останутся здесь, чтобы перестроить этот уклад жизни. Но мы не хотим ломать все, что создавалась годами, и все что так близко Разумным, трудящимся на благо общества. Мы должны искать компромиссы...
  Если бы Агалар и Ноа оставались у власти, как сильнейшие представители обеих сторон, я бы уходила спокойно, зная, что все живущие в городах будут в безопасности. Но у меня складывалось впечатление, что грядет такой раскол, какого даже Старый Мир не знал. Разумные не смогут принять все новое, у Элементов будет шквал эмоций, и абсолютный минимум терпения. Как бы не вышло того, что раньше называли гонениями. Если Элементов будут ограничивать, унижать, ущемлять, они поднимутся сметая все на своем пути, в том числе и ни в чем не повинных Разумных, как символ того мира, в котором мы жили.
  Я тяжело вздохнула, в очередной раз думая, а верно ли мы поступили, разворошив все это? А еще закралась мысль, что я бегу как трусиха, вместо того, чтобы остаться и бороться...
  
  Барлоу протянул мне подобие рюкзака:
  - Инурия, там все самое необходимое. Фонарики заряжайте днем при солнечном свете, а по поводу огня не беспокойся. То, что создано в наших Лабораториях - совершенно. Игнис при нажатии всегда будет выпускать луч подсушивающий сырое дерево и поджигающее его.
  - Ну, насчет совершенности Лабораторных созданий я бы поспорил,- сказал Стиг, - взять хотя бы нас, с дефектом оказались создания...
  Барлоу рассмеялся:
  - То уже вмешалась природа, а мы создавали вас идеальными.
  Эйсон стоя в стороне, застегивал кофту, которую ему выдали здесь. Он был молчалив и сосредоточен. Настоящий воин. Я рада, что он идет с нами, нам нужен опытный человек, который в любой ситуации сможет держать себя в руках.
  Мы с ним улыбнулись друг другу.
   Коцумо нервничала. Я видела это по ее бледному лицу и чуть дрожащим рукам. Она не хотела идти. Мы обе это знали. Но она не останется. Поэтому я даже не стала уговаривать, разговаривать с ней и так далее. Зачем? Она будет идти за Ману, как в древности корабли за звёздами.
  - Готовы? - спросил сотрудник НОК.
  Я бы побоялась, что нас сейчас уведут с поля зрения Элементов и убьют, но повсюду летали Венаторы и тут же транслировали на голографы. Вся страна наблюдала, как мы собираемся.
  - Инурия, - кто-то окликнул меня. Я обернулась. Тео. Он виновато подошел.
  Я без слов просто обняла его.
  - Идем с нами? - прошептала я ему.
  Он качнул головой и сказал:
  - Нет, я хочу остаться здесь и увидеть, как старый зад Гурлуха прервет свой жизненной цикл.
  Я рассмеялась.
  - Прости меня, Инурия, - сказал он тихо, отстранившись.
  - Не надо, мне не за что тебя прощать, все хорошо.
  Тео пожал руки молчаливым Ману и Стигу. Не было уже никаких обид, претензий. Все что случилось, привело к желаемой цели. Это перекрывало все, что было раньше.
  - Удачи, - сказал нам Тео.
  
  Я так ждала этого момента, волновалась, боролась, готова была умереть. И вот он наступил. А я равнодушна. Абсолютно спокойна. Будто каждый день хожу за стену с рюкзаком.
  Мы все посмотрели друг на друга, на сотни глаз, глядящих на нас со страхом, с восхищением, недоумением. И я сказала:
  - Ну, что? Идем?
  
  У ворот мы сели в планомобили, выделенные специально. Я пыталась понять в какую часть города мы летим, где же выход за стену. Но так и не поняла. Это было где-то со стороны зданий Лаборатории. Что вполне логично.
  Мы вышли из остановившихся летучих машин.
  - Дальше пешком, туда не подлететь, - сказал сотрудник НОК. Мы знали, что к стене близко не подлететь, пробовали уже...
  - Тебе страшно? - спросил меня Ману, который шел рядом.
  - Нет. Мне никак, - ответила я, - а тебе?
  - Мне страшно за них, - он кивнул на ребят, что шли сзади, - они не понимают ничего, Инурия, они не выдержат, а пути назад нет и не будет, понимаешь?
  - Я знаю.
  - Страшнее всего, что они будут винить нас и будут правы.
  - И среди них будет Коцумо,- тихо сказала я.
  Он молча кивнул. Я оглянулась назад на вереницу Элементов, кто-то был сосредоточен, кто-то смеялся. С нами шел Сандер, тот самый что еще совсем недавно соревновался в плавании. Было немного странно видеть его здесь. Почему-то казалось, что таким как он, все блага дает город и Правительство, и уж кто-кто а он не сможет выжить там, за стеной.
  Хотя, мы то чем отличаемся? У меня даже физической подготовки нет, в отличие от него.
  Ники тихо шла со всеми, у нее не было видно живота, да и вообще она никак не отличалась от окружающих. Я спрашивала у Коцумо, почему по ее анализам, которые мы сдавали еженедельно, не увидели, что она беременна, не заподозрили. Оказалось, что в последнее время их и не брали. Не было смысла, ПВ больше не действовали. Кроме того, постоянно шли так называемые выступления в мою поддержку. И никто вообще не хотел сдавать анализы или, например, многие не ходили на занятия.
  Мы подошли к стене. Она казалась сплошным монолитом. Но если смотреть внимательно, было видно, что сухая земля истоптана множеством ног, видно, что здесь часто бывают люди.
  Один из сотрудников видимо вызвал кого-то по Аурис и сообщил, что мы на месте. Что-то щелкнуло и слегка загудело.
  - Сим-Сим откройся, - проблеял Стиг, демонстрируя знания старых легенд.
  Стена поползла вверх. Будто одна ее часть, вошла внутрь другой, я не понимала, как это возможно, все казалось сплошным, не было видно щелей или выступов. Но нижняя часть стены просто въезжала в верхнюю. И Все.
  Первое, что я увидела была трава. Немного повядшая, не такая яркая как мне казалось тогда, на стене, но настоящая. Кажется, ее вид воодушевил всех.
  Мы непроизвольно шагнули вперед и тут же чуть не были сбит с ног ледяным порывом ветра.
  - Черт, там холодно! - изумленно выдал Стиг.
  Я расширившимися зрачками пялилась вдаль ничего не понимая, мы с Ману переплывали озеро и было тепло, не жарко, но тепло. И на острове все ходили чуть не голышом. Стена поднялась настолько, что стало видно небо, горизонт и лес. Но он был не зеленый. Вернее, не только зеленый.
  Деревья также были желтыми и ...красными?!
  - Что это? - непонимающе спросила Ирда, обняв себя руками.
  - Это осень, - сначала прошептала я, а затем громко сказала, - это осень! А потом придет зима...
  - И тогда нам точно конец, - прошептал Стиг.
  Ну, конечно, как я могла не подумать об этом? Ведь наш город находится там, где есть смена времен года. Просто живя под куполом, никто этого не знал. Никто не видел снега или дождя. Я думаю любые виды осадков просто не достигают купола, для того он и создан.
  - Я хочу остаться! Я передумал! - подал вдруг голос парень со светлыми волосами. Я даже не знала, как его зовут.
  - Кто-то еще? - спроси сотрудник НОК, обведя нас взглядом. Я мотнула головой, давая понять, что нет, мы идем дальше.
  Он по Аурис доложил, что один передумал и хочет остаться. Затем сказал:
  - Ты, иди со мной, а вам туда, - и он кивнул в сторону леса.
  Я сделала шаг. И еще, и еще. Ветер был просто ледяной. Меня продувало насквозь.
   Со мой поравнялся Ману и сказал:
  - Там должны жить дикие животные, и нам нужно убить их как можно больше, нам нужны их шкуры, иначе не доживем до зимы.
  Я кивнула, обернулась и крикнула:
  - Кто хочет остаться, это ваш последний шанс!
  Стояла Тишина. Коцумо, бледная, смотрела в землю.
  - Идемте, - крикнула я, и пошла к лесу.
  - Инурия! - позвал Эйсон, - Давай пойдем немного в сторону, эта часть леса постоянно под присмотром НОК, я им не доверяю, нужно уйти отсюда.
  - Хорошо, - казала я, ему было виднее, он знал этот отдел лучше, чем кто-либо из нас.
  - Но и по открытой местности лучше не идти, - сказал он снова, не нужно быть у них как на ладони, идем вдоль стены, туда, - он махнул рукой направо.
  Я молча свернула и пошла за ним. От холода не понимала, как долго мы идем и вообще сколько идти еще. Мне казалось. Что нет конца и края этой стене, хотелось, чтобы ветер хоть на секунду стих.
  Наконец впереди лес, словно выступом подбирался ближе к городу.
  - Теперь придется бежать! - крикнул Эйсон, - Бегом!
  Он трусцой прихрамывая бежал через траву, местами доходившую мне до колена. Во время бега я чуть-чуть согрелась. Ветер выл так, что я ничего не понимала, я лишь смотрела на ноги Эйсона, мелькавшие передо мной, они были как путеводитель.
  - Когда до леса осталось совсем немного, Эйсон резко встал, словно учуяв что-то.
  Мне стало страшно. Я видела, что он весь подобрался, как дикое животное в фильмах о Старом Мире.
  - Быстро к лесу! - заорал он. Я не знаю, что он услышал, увидел или почувствовал, но я рванула так, будто от этого леса зависела моя жизнь. Хотя наверное так оно и было.
  - Не бежать по прямой! - орал тем временем Эйсон, - Бегите зигзагами!
  Я мельком бросила на него взгляд, потом что мой перепуганный мозг не мог понять, что значит зигзагами. Эйсон словно метался из стороны в сторону. Я начала делать как он.
  Зачем? Зачем? Зачем? - кричал мой мозг. Но я доверяла Эйсону.
  Где Ману и Стиг? Я оглянулась. Они бежали рядом, Ману тащил Коцумо, Стиг свою пациентку Ники. Надо отдать ей должное, инстинкт самосохранения у нее было отличный, она резко скакала из стороны в сторону, поглядывая на Эйсона. Некоторые отстали, я хотела крикнуть что нужно подождать остальных и тут увидела планолет. В небе. Почти над нами.
  Из него шел...дождь? Из него лились какие-то красные огоньки.
  - Черт, это что такое? - крикнула я.
  - Смотри вперед и беги! - крикнул Эйсон. Я чуть не врезалась в дерево, вовремя обогнула его и понеслась по лесу. Там пахло сыростью, хвоей и травой. Я подумала, что пахнет свободой. А потом услышала крики ребят, что отстали.
  Оглянулась. Они падали. И не шевелились. Падали под красным дождем.
  - Они стреляют, Инурия, - орал Эйсон, - они хотят убить нас всех, бегите быстро, сильно не разбредайтесь, но и не сбивайтесь в толпу!
  Я думала о том, что надо как-то спасти тех, кто сзади.
  И тут Эйсон упал. Он так быстро бежал. Такой сильный. Такой настоящий. И вдруг будто подстреленный в прыжке зверь упал. Из его груди текла кровь, много крови. Я резко затормозила.
  - Эйсон! - я упала рядом, схватила его за плечи и стала тащить к какому-то кусту.
  - ...н-ноги...видно..., - сказал Эйсон. Я половину его тела затащила под куст, а половина торчала.
  - Беги, - прошипел он.
  Но я стала лихорадочно сгребать желтые листья в кучу, закрывая ими ноги Эйсона. Затем склонилась над ним и сказала четко, хотя кровь в висках била так, что я думала умру здесь и сейчас от того, что моя голова взорвется:
  - Скажи куда ты ранен и как тебя лечить?!
  - Инурия..., - его голос ослаб, - я...умираю...свободным...
  На его лице появилось подобие улыбки и глаза, те самые желтые глаза хищника, замерли. В них отражалась листва и серое осеннее небо.
  В это время над головой прогудел планолет. Он не изрыгал из себя искры огня, в лесу стало тихо. Я не слышала топота бегущих ног. Я потеряла Ману и Стига. Думаю, все просто спрятались.
  Послышался какой-то треск и стук. Будто что-то упало. Я на мгновение забыла про Эйсона, так как мой воспалённый мозг выдал картины взрывов во время войн старого мира, я уже решила, что нас сейчас будут бомбить.
  Но было тихо. Слышно только, как удалялся планолет.
  Я посмотрела на лицо Эйсона. И неожиданно разрыдалась. Я никогда еще так сильно не плакала. Положила голову на грудь Эйсогу и громко кричала.
  Сначала я увидела Ману, обхватившего моего лицо, он о чем-то меня спрашивал, но я не понимала, что. Затем он осмотрел меня, пока я продолжала кричать и плакать. Видимо подумал, что ранена. А потом откуда-то прибежал Стиг.
  Он не стал спрашивать, что случилось. Наклонился к Эйсону и зачем-то закрыл его глаза. Так делали раньше, подумала я.
  Потом поднялся и сказал:
  - Надо похоронить его здесь. В лесу. На свободе.
  Это заставило меня замолчать. Будто появилась цель. Похоронить Эйсона. Потом еще шаг, и еще. И еще. И жизнь продолжится...
  - Вы должны это видеть, - сказала бледная Ирда, - они скинули его с планолета.
  Мы подошли к тому, что со стуком упало сверху. Это было тела Элемента, того самого светловолосого, который передумал уходить с нами. Его убили. И выкинула нам. Как предупреждение.
  - Они будут охотиться за нами, - сказал Ирда, - уходить нужно.
  - Думаю сначала подождут, чтобы нас перегрызли дикие животные, - сказал Стиг.
  - Они могут нас отслеживать, как думаешь Ирда? - спросил Ману.
  Пока все совещались и обсуждали что делать. Я просто села на землю, как потерянная. В голове была одна мысль: все из-за меня. Из-за меня. Из-за меня. Это я виновата.
  Рядом опустилась Коцумо. Все такая же бледная. Но она молодец. В отличие от меня она держалась хорошо.
  - Я знала, что мы можем здесь умереть, - тихо сказала я, - но не думала, что наши же люди попытаются убить нас... Это все моя вина...
  Коцумо молчала. Она не стала отрицать или соглашаться. Но я знала, что она думает также, и винит меня, и всегда будет.
  - Инурия, сейчас мы похороним тех, кто погиб, - сказал Стиг, - и быстро уходим дальше. Нужно найти тех, ко потерялся. Ты как?
  Я встала, по щекам текли слезы.
  - Я выкопаю яму для Эйсона, - тихо сказала я.
  
  Мы все были в грязи. Начались сумерки, в лесу темнело гораздо быстрее. У нас не было места для ночлега. Судя по всему, собирался начаться дождь. Я чистила травой небольшую лопатку, которые мы взяли из альпинистского снаряжения. Все выжившие стояли перед семью холмиками. Там под землей лежали убитые Элементы. Даже те, кто не успел добежать до леса. Стиг и Ману принесли их тела, несмотря на риск, вышли на открытое пространство.
  Но я думаю Стиг прав, сотрудники НОК запугали нас и сейчас подождут, когда мы умрём естественным путем, от холода, голода, диких животных или болезней.
  - Знаете, - сказал Сандер, вытирая пот со лба, и размазывая грязь по лицу, он тоже рыл могилы, - я думаю мы с вами счастливчики. Если они готовы убить нас, которые по сути ушли куда-то в неизвестность и могут умереть по тысяче других причин, то что будет с теми, кто остался в городе и не примет их правил?
  Мы помолчали.
  - Может они хотели просто убить меня, отомстить за все, или Эйсона? - предположила я.
  - Нет, - махнул головой Сандер, - тогда они б не тронули того парня, тело которого потом скинули нам. Они не могут перебить всех. Некем заменить. Сейчас Правительство попробует приструнить тех, кто восстал. А если не получится, то...
  Он махнул ладонью на холмики, под которым были похоронены Эйсон и ребята.
  - Я сняла как они стреляют, - выдала вдруг Ники.
  - Что?! - обернулись мы.
  Она не поднимала головы, ее взор был устремлен на могилы.
  - Я взяла стеклоланшет. Он заряжается от солнечной энергии. Я просто хотела снимать...потом...в будущем...
  Она хотела снимать своего ребенка, когда он родится, поняла я.
  - Нет связи и стеклопланшет бесполезен, как передатчик информации, - продолжила Ники, - но я сняла немного, и...их тела тоже...
  С этим словами она достала его из сумки и сняла еще могилы.
  - Надо идти, - сказал Стиг.
  Все молча потянулись вперед за Стигом. Беременная девушка словно прилипла к нему, чувствуя в нем защитника. Коцумо не проронив ни слова, шла в середине строя.
  Я в конце.
  Я оглянулась назад. Где-то там вдалеке сквозь листву были видны огни города.
  Здесь, вместе с Эйсоном, я похоронила ту свою жизнь. И начиналась новая.
  Отвернувшись, я пошла в темноту. В голове вертелись последние слова Эйсона.
  Да, возможно я умру. Может даже сегодня ночью. Но. Я умру свободной...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 7.34*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"