Кру Полина: другие произведения.

Золушка наоборот

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Небольшая прода сюда тоже :) +1

  Золушка наоборот
  
  Рахманинов. Божественная музыка! Музыка, пронизывающая насквозь, накатывающая волнами на оголившуюся из-под тысячи и тысячи оберток, защищающих от серой повседневности, душу, наполняющая каждую клеточку гармонией.
  Вот уж по истине:
  И волшебство, и вдохновенье.
  И жизнь, и слезы, и...
  Н-да, в оригинале-то, конечно, 'любовь'... Вот только ... с любовью у нас как раз напряженка...
  Марина скосила глаза вправо на своего спутника, невозмутимо поигрывающего в новеньком айфоне самой-пресамой последней версии. Ну еще бы! И это несмотря на укоризненные взгляды окружающих.
  Свобода в современной ее трактовке! Делай что хочешь, не обращай внимания на мнение окружающих. В понимании же Марины - это не что иное, как отсутствие уважения к музыке, к тем же окружающим, а значит, в конечном счете, и к самому себе. Как говорится: возлюби ближнего своего, как самого себя... Возникает вопрос: а себя-то мы любим?
  Снова вернула все свое внимание на сцену. Да уж! Наслаждаться волшебством в Большом зале Московской консерватории - это поистине райское удовольствие, жаль что доступно оно далеко не всем... И в прямом и в переносном смысле... Марина опустила глаза на клатч от Александра Маккуин, лежащий на ее обтянутых колготками цвета мокко коленях (бабушка всегда говорила, что черные колготки годятся либо для кабаре либо для спальни, но никак не для выхода в свет, а стройность женских ножек можно подчеркнуть и по-другому). Чуть сжала клатч пальцами, чтобы хоть на нем выпустить пар.
  Снова попыталась окунуться в музыку, но она, как будто внезапно покрывшись тугой резиновой оболочкой, отпружинила Марину на обочину, оставив в растерянности и с поднимающимся негодованием.
  Ну вот что ей не дает наслаждаться музыкой?! Соседство с человеком, который невозмутимо играет в телефоне! Соседство с человеком, с которым потом нужно будет идти на ужин - конечно, мы же не можем высидеть два часа концерта на голодный желудок!
  Сарказм?!
  А в принципе, что удивительного? Все мужчины вечно голодные! Что так раздражает? А раздражаешь себя ты сама! Потому что заставляешь себя примириться с обществом раздражающего тебя человека! Потому что знаешь сценарий заранее: как только закончиться концерт, он выдернет тебя из благости, разлившейся по всему телу, заставит душу спрятаться глубоко внутри, покрыться непробиваемым панцирем. И придется весь ужин выслушивать его нытье о всяких глупостях и как все плохо. Как она могла сойтись так близко с таким безнадежным ... пессимистом? Нет, это даже не пессимизм, пессимизм пассивен. Ну плохо и плохо... А здесь просто прорва негатива. По поводу всего! Дня, ночи, солнца, луны, жизни, смерти, молодости, старости, любви, ненависти... Как человеку может не нравиться абсолютно ВСЁ?! Как человек может во ВСЁМ найти недостатки, изъяны, трещинки и ковырять их до тех пор, пока они не разрастаются до масштабов разломов в земной коре?! Как она могла сойтись с ТАКИМ человеком?!
  В ней словно начали спорить две противоположности: дьявол-искуситель и ангел-благоразумник, только вот кто из них ангел, а кто - дьявол?!
  Можно подумать, у меня куча других вариантов намного лучше! Мне уже далеко за тридцать, прЫнц так и не появился, пора прекращать верить в сказки и как-то прилаживать себя к окружающей действительности.
  А действительность-то в принципе очень даже не плоха!
  Если имеется в виду работа с личным кабинетом на пятьдесят четвертом этаже бизнес-центра с видом на Москва-реку, квартира, шубка, куча брендовых шмоток и авто? Если об этом речь - то да, ее действительность действительно неплоха и все это у нее есть, и все это она заработала себе сама. Нет, она, конечно, принимала дорогие подарки, но смотря у кого и смотря какие. Предпочитала быть независимой даже в этом. Чтобы ни один человек не мог сказать, что она ему чего-то должна. А еще лучше, чтобы не передаривать подарки (ну не у всех же есть вкус, да и попасть в тон тоже тяжело), покупать все самой. Вот, например, если попасть на распродажу в Лондоне или Париже, можно купить очень неплохие вещи намного дешевле их изначальной стоимости, и уж раз в пять дешевле, чем в Москве! Все-таки она благодарна судьбе, что может себе это позволить.
  Отец в лихие девяностые разорился в пух и прах, хорошо все живы остались. Незадолго до этого он вынудил маму уйти на заслуженный отдых. Тогда в семье был достаток, и папа руководствовался благими намерениями, хотел, чтобы мама отдохнула. Кто же мог предвидеть, что все так обернется! Но ничто не вечно, тем более в нашей стране.
  Так что у Марины не было даже достойного старта. Пришлось начинать с простой переводчицы по окончании вуза. То ли за решительный голос, то ли за уверенность, которую она излучала (а деваться было некуда, вот и делала вид, что уверенна в себе выше крыши), но к ней прислушивались, сначала она стала начальником отдела, потом начальником управления, потом она отказалась переспать с сыном директора и пришлось уволиться... и начать все с начала. Но все, что не делается, все к лучшему. Конечно, было море слез, конечно, было обидно, но она научилась падать и подниматься снова. Жизнь вся состоит из взлетов и падений. Главное не в том, чтобы не упасть, главное: найти в себе силы подняться.
  И Марина стала непотопляемой. В те времена, когда все крутилось вокруг мужчин, она стала полноправным членом этого закрытого круга посвященных. Исключительно благодаря своему уму и умению манипулировать мнением людей, она добилась невероятных для простой девочки высот. И могла с гордостью признаться себе, что достигла этого не через чью-то постель, а сама!
  Все это очень хорошо, вот только ... А как же любовь? Как же родственная душа? Как же то ощущение единства с другим человеком, к которому она всегда стремилась, но никогда не испытывала?
  А может ее и нет вовсе, этой любви? Может она, любовь эта - действительно, выдумка поэтов и писателей?
  Но ведь есть же что-то нежное и теплое между ее родителями? Что-то, что невозможно описать словами, что-то трогательное и хрупкое и в то же время нерушимое, даже когда они ругаются.
  Марина улыбнулась от воспоминаний о родителях, и музыка впустила ее в свои объятия.
  
  - Ну что ты как маленькая, - канючил он, когда они вышли из здания консерватории.
  Она приостановилась у колоны вдохнуть свежего морозного воздуха и натянуть перчатки, купленные в Париже со скидкой всего за двести пятьдесят евро. Выслушивать его нытье по поводу очереди в гардероб '...вот если бы мы не оставались там на бис, получили бы одежду без этой толпы...' было выше ее сил.
  - Жень, прости, что-то у меня голова разболелась...
  - Вот! Это от того, что мы сидели во втором ряду. Я говорил, будет громко, вот у тебя голова и разболелась. Или от голода... Ты же наверняка ничего не ела. Ну, поехали куда-нибудь поужинаем... выпьем Божоле Нуво, сезон только открылся, вся Москва гудит...
  Она внутренне поморщилась: почему мы ведемся на раскрученные бренды? А ведь зачастую они не всегда хорошего качества? Почему следуем моде вместо того, чтобы выбирать качество?
  Она вспомнила, как однажды летела в Екатеринбург в командировку и ее соседом в самолете оказался француз, не разговаривающий по-русски. Пришлось немного помочь, слово за слово, раззнакомились, теперь постоянно переписываются в фейсбуке. Тогда в самолете он открыл ежемесячный журнал авиакомпании и чуть ли не на первой странице увидел рекламу Божоле Нуво и... рассмеялся. Просто-таки расхохотался!
  - Вот этого я не понимаю. Я вообще много чего не понимаю в России. Но зачем так гламурно преподносить молодое вино?!
  - Деньги, - снисходительно улыбнувшись, ответила Марина.
  - Да, но это же, пардон, пойло для людей, которые хотят тупо напиться. Дешево и быстрый результат. Я помню мы, будучи студентами, чтобы вот так надраться, покупали Божоле. Потому что на большее денег не было.
  - В России все так, - кивнула Марина. - Покупают не товар, а иллюзию, мечту.
  И так стало обидно за наших людей, обидно до слез, она быстро отвернулась к иллюминатору. Во Франции бутылка Божоле стоит 2-4 евро, а у нас в ресторанах его предлагают по 40 евро, приговаривая: 'У нас самые лучшие цены'...
  - Прости, я поеду домой, - вежливо, но твердо сказала она, даже не посмотрев на своего спутника. Пусть грубо, но наблюдать дальше, как он планомерно портит ей вечер, увольте!
  
  Она ехала в такси, глядя на разноцветные огни большого города, мелькающие за окном, и думая о своей жизни. Сегодняшний вечер выбил ее из колеи. Обычная ежедневная рутина вдруг сменилась размышлениями. Может действительно не надо останавливаться, ведь как только остановишься, сразу начинаешь задумываться, а ничего хорошего это не приносит. Вот почему, например, Женя даже не потрудился притвориться, что ему понравился концерт? Неужели так сложно хотя бы сделать вид, что ты уважаешь мнение и вкусы другого человека? Ведь она же ходит с ним на его тусовки, хотя он прекрасно знает, что ей это не нравится! Нет, дело не в этом! Просто он другой. Совершенно другой. Как будто они сделаны из разного теста, как бы банально это ни звучало. Их объединяет только секс. Но и это не спасает положения. А может она просто не умеет любить? Она уж точно не фригидна, но вот любить... так, чтобы за милым на край света, в Сибирь, в рай в шалаше?
  Марина усмехнулась собственным мыслям, рассчиталась и вышла из такси.
  Какая Сибирь?! Какой рай в шалаше?! Это не из ее реальности!
  Квартира встретила спокойствием, а точнее тишиной, непонятным ожиданием. Может зря она так с Женей?! О нет! Проглатывать очередные порции его негатива до и после секса? Не сегодня! Секс - это, конечно, хорошо и жутко полезно, но, к сожалению, он не может заменить всё... он должен быть только составляющей чего-то бОльшего...
  Включила телевизор, выбрав канал наугад, и начала раздеваться. Такой у нее был ритуал, ей было необходимо, чтобы на заднем плане что-то 'фонило'. Сняла шубку, сапожки, начала расстегивать платье и прислушалась, наконец, к тому, что идет по телевизору. 'Москва слезам не верит'. Классика! Марина улыбнулась - хоть что-то приятное за весь вечер. Снимая платье через голову, замерла, когда услышала кусочек разговора главной героини со своей подругой:
  - Молодец ты, Катя! Мы тебя своим ребятам всегда в пример ставим. Всего, чего хотела в жизни, добилась.
  - Только ты пока своим ребятам не рассказывай, что когда всего добьешься в жизни - больше всего волком завыть хочется.
  Марина даже присела на диван: 'Как точно! Попадание прямо в десятку!' Руки теребили снятое платье, а взгляд устремился на пол. Нельзя сказать, что она задумалась, просто замерла. 'Когда всего в жизни добьешься, больше всего волком завыть хочется'. Так точно передать ее состояние всего десятью словами!
  Уехать бы куда-нибудь от этой тоски, хоть в шалаш, хоть в Сибирь, на край географии!
  ***
  Полежав в ванной и натерев тело питательным кремом, она надела хэбэшную мягкую пижамку и уютно устроилась перед телевизором, периодически проглядывая приложения в телефоне. Фильм уже закончился, но оставил после себя ощущение чего-то родного, давно забытого, упущенного...
  Фейсбук светился единичкой. Кто-то ей написал. О! Новый контакт! Глаза Марины готовы были выскочить из орбит: Лилька! Подруга студенчества! Сколько ж лет они не виделись?! Как она ее нашла в фейсбуке?!
  Не надеясь на быстрый ответ, Марина написала восторженные слова, свой телефон и скайп. Буквально через минуту раздался звонок телефона.
  - Ну привет, любимая! - послышался жизнерадостный голос Лильки.
  Она всегда была полна энергии и оптимизма. Марина никогда не видела, чтобы Лилька плакала или в чем-нибудь сомневалась. Вечно улыбающаяся, вечно подшучивающая над любыми проблемами, вечно уверенная в завтрашнем дне.
  - Привет, любимая, - рот растянулся до ушей. Пахнуло чем-то радостным, светлым...
  - Ну привет-привет! Я тебя еле нашла. Ты чего в фейсбуке так себя зашифровала? Хрен найдешь тебя! - рассмеялась Лилька.
  - Да вот зашифровала, чтобы меня потруднее было найти, - улыбнулась в ответ Марина. - Ты как? Где? Рассказывай? Сколько ж мы не виделись?
  - Да лет десять я думаю, - ответила Лилька бодро. И как будто не было этих лет. - Ты хоть помнишь, что была свидетельницей на моей свадьбе?
  - Точно! - прошептала Марина. Как же давно это было, что она все успела забыть! Как будто не с ней или в какой-то другой жизни!
  - Понятно, - шутливо ответила Лилька. - Стоило мне уехать, про меня все и забыли!
  - Да ну ты что! Как же тебя можно забыть!
  - Да ничего, - снова рассмеялась она. - Ты что сейчас делаешь? Я тебя не отвлекаю?
  - Абсолютно! Я вернулась домой, приготовилась спать ложиться, так что ...
  - А точно, у вас же сейчас вечер, - тут же вставила Лилька. - А я на обед выскочила. Как увидела, что ты мне написала свой телефон, думаю, надо выйти позвонить по горячим следам. А то опять телефон сменишь, электронный адрес уничтожишь, ты же у нас такая мадам, загадочная, - снова засмеялась она.
  Лилькины добрые подтрунивания разливались теплом и воспоминаниями о веселых студенческих деньках.
  - А у вас сколько времени? - удивилась Марина.
  - Так мы же на другом конце планеты, у нас сейчас как раз обеденный перерыв. Вы спать ложитесь, у нас рабочий день в самом разгаре. Как говориться, бардак на земном шарике!
  Они сдружились в конце второго курса. Раньше как-то друг друга не замечали, а потом пошло-поехало, стали неразлучными и удивлялись, почему они раньше не сошлись.
  Лилька сразу после школы выскочила замуж. Причем сделала она это мастерски! В августе, сразу после поступления на модный в то время иняз, и до начала занятий. Сессию в конце первого курса она сдавала уже глубоко беременная и через два месяца благополучно разродилась прекрасным сынишкой. Марину всегда удивляло, как ей все удавалось одновременно (и быть замужней дамой, и учиться и успевать побыть беременной, а потом и быть матерью). Вот есть люди, полные энергии! У них на все хватает сил. И они сами заражают окружающих таким же азартом, жаждой жизни.
  Лилька, пышная хохотушка, всегда была душой компании. Любила обратить на себя внимание мужчин, которые, кстати, не упускали случая пофлиртовать с жизнелюбивой круглолицей забавницей. Может поэтому муж ее ревновал. Об этом Марина узнала уже после окончания института. И о том, что муж бил Лильку Марину тоже узнала намного позже. А тогда она с удовольствием приходила в гости к замужней подруге, считала ее мужа своим другом и в свои наивные двадцать не видела никакого напряжения в их отношениях.
  По истечении пяти лет упорного изучения иностранных языков, они в итоге вышли в мир на вольные хлеба. Распределения, обязательное в советское и пост-советское время, уже не существовало. Работы тоже не было. В конце девяностых можно было устроиться по большому блату либо на завод на нищенскую зарплату, либо в фирму-однодневку: сегодня она есть, а завтра - нет. И в обоих случаях, будут ли платить зарплату (в те времена ее задерживали повсеместно по три-четыре месяца в лучшем случае), никто гарантии дать не мог.
  Отец Марины, на тот момент еще имевший неплохие связи, засунул обеих подруг в бюро переводов при большом заводе, а Лилькина мама, профессор в институте экономики и права, подкидывала им халтурку: то перевод аннотации к кандидатской сделать, то инструкцию к телевизору перевести, то делегацию сопровождать с устным переводом, тогда иностранцы валом повалили в только что открывшиеся границы, всем было страшно интересно посмотреть на эту огромную и такую страшную Россию изнутри.
  Вот тогда Лильке и предложили пару дней сопровождать делегацию американцев, приехавших на авиационную выставку. Там она и познакомилась с американцем Джейком, с которым стала плотно переписываться. Американец крепко запал на нашу хохотушку. Правда на все его предложения руки и сердца та только смеялась и зачитывала Марине выдержки из его писем. Так прошла осень, а в декабре, когда Лилька сбежала от побоев мужа в жуткий мороз в одних тапочках и халате - благо ее мама жила в соседнем дворе - вот тогда она и написала своему американцу: '... если правда хочешь на мне жениться, приезжай и женись...'. А в феврале Джейк действительно приехал, и действительно женился.
  Для всех это был шок, в том числе и для самой Лильки. Во-первых, все случилось буквально в течение двух месяцев. Лилька тогда смеялась, что только вчера получила свидетельство о разводе, а назавтра вышла замуж за другого. После свадьбы, на которой Марина действительно была свидетельницей, Лилька уволилась с работы и окунулась в сбор бесконечных документов для выезда на ПМЖ. В то время это было практически непосильным делом. С Мариной они почти не виделись, в последний раз погуляли только на прощальной вечеринке летом, перед самым отъездом Лильки в США. А после их тесная связь вообще почти прервалась. У Марины были то взлеты, то падения, неудавшийся брак, а потом и взлет карьеры. Некогда было остановиться и задуматься о потерянных друзьях.
  И теперь, разговаривая с Лилькой, она была безумно рада ее слышать.
  - Слушай, а может ты к нам приедешь? - как-то между прочим спросила Лилька. У нее всегда было все легко и просто.
  - В смысле приедешь? Куда? - не поняла Марина. Лилька такая, она могла приехать в Москву, а прикинуться, что все еще в Америке.
  - Куда-куда, - передразнила ее Лилька. - К нам, в наше американское болото.
  - Да ну тебя, Лилька! Я уж подумала, что ты приехала...
  - Нет, - вздохнула та. - Я еще года полтора не смогу приехать.
  - Почему?
  - Слушай, мы же с тобой, правда, сто лет не разговаривали. У меня же у Ваньки лейкемия, это рак крови если в двух словах, - просто сказал она.
  - Как... - ахнула Марина. - А я ничего не знала...
  - Да, вот так получилось. Ну ничего! Мы уже идем на поправку, - снова разулыбалась Лилька. - Все будет хорошо!
  И Марина тут же решила, что в ближайшее время надо будет подумать над поездкой. Совесть начала грызть, что столько лет с Лилькой даже электронкой не перекинулась, хотя адрес ее знала. Все откладывала, когда на него натыкалась. А теперь...
  - Ладушки! Мне надо бежать на работу. Давай может на выходных созвонимся потрепемся, а то ты так ничего о себе не рассказала...
  - Обязательно, - заверила ее Марина.
  ***
  Марина сосредоточенно водила указательным пальцем и мизинцем по экрану компьютера. Где-то здесь были ошибка в таблице, вот только где...
  Телефон, как обычно, звонит не вовремя.
  - Да, Александра? - сказала она в трубку, увидев на табло офисного телефона имя бессменного секретаря директора.
  - Марина Викторовна, вас шеф вызывает.
  - А по какому поводу не сказал?
  - Нет.
  - Прямо сейчас?
  - Да, только что прошел к себе в кабинет, попросил вас вызвать.
  Марина удивленно покривилась. Странно, обычно они все вопросы решали по телефону. Она крайне редко бывала в его кабинете, как-то не так была построена их совместная работа.
  - Хорошо, сейчас буду.
  Положив трубку и немного подумав, что взять с собой, схватила ежедневник и ручку. Надела жакет (все-таки на ковер к высокому начальству) и направилась к двери.
  Проходя мимо секретаря, спросила:
  - Злой?
  В офисе все зависело от настроения Туманова, об этом знали все. Под горячую руку ему лучше было не попадаться.
  - Ну так, - неопределенно покачала головой Александра. - Ну не веселый.
  - Понятно, - кивнула Марина, удаляясь по коридору к двери директорского кабинета.
  - Заходи, Волошина, - мельком взглянув на приоткрытую дверь, ответил Туманов. - Присаживайся, - не отрывая глаза от монитора, махнул он рукой на стул.
  Марина присела, разложила ежедневник и внимательно посмотрела на Туманова:
  - Бить будешь? - решила шуткой разрядить обстановку.
  Они давно работали вместе, так что никого не удивляло их обращение друг к другу на "ты".
  - Ну типа того, - пробормотал он себе под нос, стуча по клавишам компьютера. Наконец, закончил и откинулся на спинку кресла. - Ну рассказывай, Волошина, как докатилась до такой жизни?
  Он сложил руки перед собой в замок и уставился на Марину.
  - Ром, ты о чем? - спросила Марина совершенно спокойным тоном. Такими играми ее из себя не выведешь.
  - У тебя три проекта крупных закончились?
  - Нуу... два уже, а один заканчиваем. Думаю, недельки через две можно будет пить шампанское.
  - Отлично! А следующий проект начинается только в марте. А в отпуске ты не была сколько?
  - Лет пять? - невинно пожала она плечами.
  - Семь, - сурово уточнил он. - И отдел кадров мне уже плешь проел по поводу отпусков. Так что давай, дорогая, иди и подумай об отпуске. Пока я добрый, - добавил он в конце.
  Марина сначала улыбалась, а потом прищурившись уставилась на него. - А чего это ты вдруг подобрел? - спросила она подозрительно.
  - Да так, - потянулся он как сытый здоровенный котяра. - Просто так! У меня сегодня отличное настроение.
  - Ой, прям, боюсь, как бы ты до завтра не передумал, - хитро улыбнулась Марина.
  - А ты не тяни долго, - посоветовал он. - Ну сама подумай, когда такое было, чтобы у тебя одновременно три контракта крупных заканчивались? Да никогда! А тут такая возможность тебя в отпуск отпустить. Учти, не уйдешь сейчас, потом не отпущу. Проект начнется - сама знаешь, не то что отпуск, болеть будет некогда.
  - Да знаю, - ответила она и тут же встрепенулась. - Слушай, я тут в Штаты хотела слетать...
  - Там твой телефон работать будет? - моментально среагировал Туманов. - Попроси Александру связаться с мобильным оператором, пусть тебе сделают там связь с твоим номером и электронку проверяй, а то вдруг тут твоя молодежь без тебя расплачется - мне с ними возиться некогда. И билет бери с открытой датой, чтоб в любой момент могла вернуться.
  - Прямо золушка, - вздохнула Марина. - На бал можно? Можно, только перелопать два мешка чечевицы от кукурузы или что там было в оригинале. И вернуться не позже двенадцати.
  - Почти... - ответил Туманов. - Сразу видно, что у тебя детей нет. Чечевицу из золы.
  - Что-то вы, Роман Георгиевич, не мальчиковские сказки своим детям читаете, - усмехнулась Марина.
  - Ты братьев Гримм давно читала? - рассмеялся он в ответ. - Там триллер и хоррор - два в одном. Как такие ужасы вообще читать можно?! А мои под них засыпают аж бегом! Ты про отпуск подумай, я серьезно! Потом будет некогда.
  - Ты только по этому поводу меня вызывал?
  - Ага! - он уже было уставился в компьютер, но снова перевел глаза на нее. - Ты в ежедневник запиши, а то потом забудешь-заработаешься и об отпуске позабудешь, знаю я тебя, - буркнул он в ей вдогонку.
  - Ладно-ладно, - рассмеялась она, выходя из кабинета директора.
  ***
  - Лиль, да я понятия не имею какие документы собирать на эту визу, мне все визы отдел кадров всегда делал! К тому же к вам же фиг пустят! Еще скажут, что я потенцияльная иммигрантка! Детей нет, мужа нет, женщина в самом расцвете сил!
  Вернувшись к себе после разговора с Тумановым, Марина кинула сообщение по скайпу Лиле, в надежде, что та прочтет его 'их' утром. Но Лиля сразу позвонила и жутко обрадовалась идее Маринкиного отпуска. Она аж повизгивала от восторга, жужжа кофеварочной машиной и жуя бутерброд, собираясь на работу.
  - Мариш, ничего сложного, я тебя уверяю. У меня и мама так приезжала и сестра и знакомые. От тебя вообще не требуется собирать никаких документов. Заходишь на сайт посольства, читаешь, что нужно. Но я тебе и так расскажу: от тебя надо только заполнить анкету и загранпаспорт, у тебя же он есть?
  - Да, конечно, есть, - хихикнула Марина.
  - Ну вот! - воскликнула Лилька таким тоном, как будто наличие паспорта сразу урезал сложность дела процентов на девяносто.
  - И что вообще ничего больше не нужно? - подозрительно сощурилась Марина.
  - Нет, еще заплатить пошлину, где-то сто долларов. И смотри правильно анкету заполни. На вопросы является ли проституция и торговля наркотиками целью вашего визита в Соединенные Штаты, знаешь как отвечать, - утвердительно сказала Лиля.
  - Естессно 'да', - не моргнув глазом ответила Марина.
  - Правильно! - подтвердила Лилька. - И все! Ничего сложного!
  - Слушай, ну даже если я ее заполню, пока они мне вышлют приглашение на собеседование, пока они мне визу будут делать, это как минимум месяц, а то и больше. И приеду я к тебе как раз под новый год - зачем я тебе там нужна на праздники?
  - Да ты что! - закричала Лилька в трубку. - Даже не смей такого говорить! Мы будем безумно рады тебя видеть! А про себя я уж вообще молчу!
  Что-то послышалось в ее голосе такое, какая-то тоска, что Марина решила ехать в любом случае.
  - Ладно, а рядом с вами есть гостиница? Сколько будет номер стоить?
  - Какая гостиница?! Ты что, сдурела - по голосу Лильки сразу было понятно, что она еле удержалась, чтобы не свалиться со стула. - У нас нормальная гостевая комната с кроватью, телевизором, компьютером, интернетом и ванной. Я даже фен недавно купила, два по цене одного, так что свой не бери.
  - Погоди, Лилька, - рассмеялась Марина. - У меня еще даже визы нет, а ты мне уже говоришь, что брать.
  - Ну так сразу все и обсудить! Значит так, - невозмутимо продолжала Лилька. - Вещей бери самый минимум. Из всяких прокладок, ватных дисков, шампуней - ничего не тащи, у меня все есть. Чемодан бери самый большой, какой у тебя есть. Будем шопиться!
  - Лиль, мне ничего не нужно, - взмолилась Марина, пытаясь хоть как-то погасить Лилькин все сметающий на своем пути энтузиазм. - Я вообще, если честно, не люблю тратить время на магазины. Мы лучше поболтаем...
  - Мариша, не переживай, мы все успеем, и поболтать и пошопиться, ты главное приезжай! А по тем ценам, которые здесь у нас, поверь мне, тебе нужно будет все!
  - Ну разве что настоящие американские джинсы... - задумчиво протянула Марина.
  - Вообще не вопрос - здесь их, как грязи!
  Вдохновившись Лилькиным оптимизмом, Марина буквально за пару часов заполнила анкету на сайте посольства и распечатала результат. Пока все было не сложно, но...
  На следующий день в обеденный перерыв отправилась подавать документы. Приятная девушка за стойкой спросила, удобно ли ей будет прийти на собеседование на следующей неделе в пятницу. Марина ожидавшая, что дату ей назначат через месяц, а то и полтора, так опешила, что переспросила:
  - В пятницу?
  Девушка как-то по-своему поняла ее удивление и с выражением глубочайшего извинения на лице сказала:
  - Вы знаете, есть еще в среду, но рано утром, в восемь. Вы сможете подъехать? - осторожный вопрос.
  Марина все еще не понимавшая происходящего, все так же удивленно кивнула: для нее никогда не было проблемой встать пораньше. Надо будет предупредить шефа, подумалось. Но через четыре дня!!!!
  В среду утром Марина приехала к посольству пораньше. Была удивлена тем, как все четко организовано. Если собирается очередь, то стоит специальный сотрудник и следит, чтобы в нее вливались только те люди, которые прошли то-то и то-то и вежливо перенаправляет на другие процедуры, например на снятие отпечатков пальцев.
  Ну вот я и под колпаком, усмехнулась Марина, меняя руку в аппарате для сканирования отпечатков.
  Через полчаса она уже сидела в общем зале с номером '25' на анкете в ожидании своей очереди на интервью. Вспомнила их разговор с Лилей.
  - Ты меня должна подготовить, - говорила Марина ей.
  - Ты знаешь, первое, что мне сказал Джейк, когда я приехала в Штаты: не ври. На всех интервью говори как есть. А вообще не переживай. Они уже заранее тебя пробили по всяким ФСБ, банкам и милиции и уже знают давать тебе визу или не давать, а интервью это чистая профанация, просто посмотреть-сличить тебя с фоткой в паспорте.
  Так и оказалось. Ей задали всего несколько вопросов: откуда она знает Джейкоба Буша? Была подружкой невесты, хихикнула Марину. А как еще описать их шапочное знакомство накануне Лилькиной свадьбы. Их свадьба была в США или в Росии? В России.
  - Спасибо. Вы получите ваш паспорт курьерской почте, по адресу, который вы указали.
  В полдевятого она в растерянности вышла из посольства и даже вовремя приехала на работу.
  - Ты чего, в посольстве не была? - спросил Туманов. - Я смотрю, ты тут электронками всех закидываешь с самого утра!
  - Уже сходила. Все сдала, - ответила она, еще не вполне осознав этот факт.
  А через три дня ей в бизнес-центр доставили конверт с ее паспортом, в котором уже красовалась американская виза.
  И все? Марина даже пожала плечами от разочарования. Получить американскую визу в течение недели? А как же отстоять всю ночь сумасшедшую очередь в посольство, а грызня с соотечественниками и работниками посольства? И курьерская почта, гады, быстро сработали, даже ее паспорт не потеряли! Как-то все получилось слишком просто. Тут же зашла на сайт посмотреть рейсы в Штаты и, обсудив с Лилей, когда им будет удобно ее встретить, купила билеты.
  ***
  - Ну что? Ты шнурки уже погладила? - Лилька как обычно заражала хорошим настроением.
  - Какой там! - махнула рукой Марина. - Заканчиваю последний проект, из офиса практически не вылезаю.
  - Да я заметила, что мы с тобой недели две не разговаривали...
  - Ага, я стараюсь все хвосты подчистить перед отлетом. Так, водку я купила, - начала отчитываться Марина.
  Оказывается после женитьбы на русской Джейк начал коллекционировать русскую водку. Причем относился к этому достаточно серьезно. Сам он алкоголь не пил, мог изредка выпить пива, а водку - нет, она ему еще в России не понравилась. Поэтому Марина купила три коллекционный бутылки водки (вообще-то, можно провозить только две, но может с тремя пустят...). Накупила кучу всяких сувениров. Это ее Лилька натолкнула на мысль. Поначалу она отнекивалась вообще от любых подарков. Никакие уговоры, типа:
  - Ты же понимаешь, что с пустыми руками я не приеду, так что вместо того, чтобы я купила какую-нибудь хрень, ты мне сразу скажи чего бы тебе хотелось?
  - А вот ты не покупай разную хрень, не трать деньги, мы их лучше здесь пропьем, - смеялась Лилька.
  Но все же попросила для свекрови купить матрешку, та давно у нее просила такой русский подарок, но как-то все никак не получалось. Марина купила красивых матрешек ручной работы и свекрови и Лильке и еще одну на всякий случай кому-нибудь в подарок. А что еще везти в Америку из России: водку да матрешки!
  - Подарки тоже, - продолжала Марина.
  - Мариша, какие подарки, мы с тобой об этом говорили! Я обижусь!
  - Так все! - сошлись две упрямицы. - Чемодан еще не собирала - некогда. Кстати, надо его вообще найти. Будешь меня встречать в обморок не падай. Он у меня такого зазывного цвета...
  - Цвета детской неожиданности?
  - Почти, - улыбнулась Марина. - Цвета фуксии. Это мне одна знакомая подсказала. У всех чемоданы черные или коричневые, короче темные. А если у тебя какой-нибудь яркий, его сразу видно на ленте транспортера, да и вообще его на весь аэропорт видно. Так что не потеряешься. Удобно! Ты все-таки подумай, пока есть время, может тебе каких-нибудь лекарств или из еды чего-нибудь или чего еще с Родины привезти?
  - Времени, правда, осталось три дня, - ответила Лиля. - Слушай, кстати, вот ты сказала об аптеке, если не сложно, привези мне горчичников, пожалуйста, а я тебе деньги здесь отдам.
  - Ага, с процентами набежавшими на две копейки! Не выдумывай! Горчичники, - задумалась Марина. - А они хоть у нас в аптеках еще продаются? Я даже не знаю, но найдем если надо. Хорошо, горчичники! Может еще чего надумаешь?
  - Ну... - замялась Лилька.
  - Ну? - вдохновилась Марина.
  - Так селедки хочется, просто сил нет.
  Марина от смеха чуть со стула не упала.
  - Чего? Селедки? Ты сумасшедшая! Давай я лучше тебе икру привезу, - Марина, конечно, лукавила, икру она уже купила вместе с водкой.
  - Не, икру не надо, здесь ее никто не ест, по крайней мере, в моей семье, ни Джейк, ни дети есть не будут. Они ж тупые американцы! Так что не трать деньги. А вот селедку, - Марина прямо видела, как Лилька мечтательно закатила глаза и громко сглотнула. - Вот такая, как раньше продавалась, в больших жестяных банках, мммм...
  - Я подозреваю, что ее больше не выпускают, - поспешила спустить подругу с небес на землю Марина. - Но будем искать. Слушай, дорогуша, а ты раньше не могла с этой своей селедкой разродиться?! Я теперь в последний день должна по Москве бегать искать тебе селедку в банке!
  Практически так и получилось. В трех супермаркетах, в которых Марина пыталась узнать про селедку, люди вообще не понимали ее вопрос. Пришлось поднимать знакомых, узнавать есть ли еще такие банки и как можно их купить. В итоге предпоследний день, он же последний день Марины на работе, прошел под названием 'Операция селедка'. Знакомая матери купила селедку, передала через знакомых, Марине осталось только назавтра, в субботу утром заехать к родителям попрощаться и не забыть забрать взорвавшую весь мозг селедку.
  В субботу вечером - корпоратив по поводу окончания проекта. В воскресенье утром самолет. А чемодан еще не собран.
  Марина с головой окунулась в работу, последний рабочий день. Скайп на компьютере часа в четыре замигал зеленым.
  - И захвати купальник и пару летних вещей, мы может во Флориду мотнемся с детьми.
  Лилька в своем репертуаре. Какой купальник в декабре месяце! Какая Флорида!
  - Ладно!
  ***
  Такси остановилось прямо напротив входа в здание аэропорта. Вот и отлично! Марина выползла в открывшуюся дверцу, стараясь не шевелить гудящей головой. Сейчас самое главное узнать номер стойки регистрации, избавиться от чемодана и побыстрее сесть в самолет. Поспать!
  Марина, стараясь не шататься толи от усталости, толи от практически бессонной ночи, толи от выпитого вчера, вошла во вращающиеся двери, везя за собой свой самый большой чемодан. Поднимать голову к табло не хочется, а придется. Поморщившись, она навела резкость, пытаясь разглядеть номера рейсов и время. Пожалуй они приехала рановато, ее рейс еще не высветился на табло. Придется минут пять подождать. Марина расстегнула коротенькое пальто: Лиля предупредила не приезжать ни в шубе, ни в дубленке:
  - Не потому что здесь так не ходят, хотя здесь так действительно не ходят. Просто будет страшно неудобно в машине...
  Марина оперлась всем весом на чемодан, голова гудела все сильнее, или это аэропорт гудел как улей, и принялась ждать.
  А все так невинно началось с культурного похода на ледовое шоу в Лужниках. Как они так смогли организовать, что она даже не знала! Все, кто принимал участие в проекте и кто в данный момент был в Москве. Не то чтобы много (над проектом в течение пяти лет работало гораздо больше народа), но человек тридцать точно были. Пришли даже японцы, подключившиеся к проекту с год назад. Вот они из ледового шоу устроили фото-сессию. Любят они фотографировать все, что видят!
  А потом их организованно перевезли из Лужников в ресторан, и вот тут начался корпоратив в самом худшем смысле этого слова. Марина смотрела на всех с грустной улыбкой: больше половины этих людей она больше не увидит, может никогда. Когда она вернется из Америки, они уже перейдут на другие проекты или в другие компании. И пять лет этого тяжелого проекта останутся только в воспоминаниях. А пока можно по доброй русской традиции попрощаться весело и задорно: с водкой, смехом, танцами и весельем. Так, чтобы иностранцам надолго запомнилась эта прощальная вечеринка!
  Сейчас глядя на подмигивающее табло с появляющимися на нем новыми рейсами, Марина удивлялась, как после всего выпитого она еще умудрилась в три часа ночи собирать чемодан, потом вызвать такси и поставить будильник, поспать два часа и не проспать! Все-таки она молодец! Только побыстрее хочется сесть в самолет и заснуть.
  11.20 - Новосибирск
  11.20 - Воронеж
  11.20 - Варна
  11.20 - Берлин
  Скорее бы!
  11.25 - Санкт-Петербург (Пулково)
  Сейчас будет Нью-Йорк!
  11.25 - Краснодар
  Вот сейчас!
  11.25 - Франкфурт-на-Майне
  Ну!
  И тут табло потухло! Полностью стало черно-серым, безжизненным и неподмигивающим. Оглядевшись, Марина поняла, что вообще весь свет в аэропорту вырубился. Первые пять минут это было даже как-то весело: один из крупнейших аэропортов страны без света - смешно! С разных сторон послышались обрывки разговоров:
  - Сейчас, еще пару минут и они включат аварийный генератор... Сейчас-сейчас...
  Без жужжания грузовых лент, компьютеров, постоянных звуковых сигналов аэропорт как будто сразу стал голым, уставшим и даже больным с темными углами и недвижимыми членами, потеряв все свою праздничность разноцветных огней реклам.
  Через десять минут все находящиеся в огромном зале аэропорта засияли подсветками своих мобильных телефонов. А через пятнадцать минут выяснилось, что связи с землей нет, вообще никакой. Нет ни мобильной связи, ни интернета, ни вообще никакого сигнала. Люди заметались, попытались обратиться к представителям авиакомпаний, и тут оказалось, что тех и след простыл. Огромное количество вмиг осиротевших, брошенных в темноте людей! И их количество все увеличивалось: ведь аэропорт перестал пропускать зарегистрированных в свои недра зоны дьюти-фри, а во вращающиеся двери прибывали все новые и новые пассажиры. Через полчаса внутренность аэропорта начала напоминать общественный транспорт в часы пик. Вот только остановок не было, и никто не выходил, а все только входили, переспрашивая друг у друга: что происходит, когда это закончится и что с вылетами.
  А еще через полчаса ниоткуда появился человек в оранжевой рабочей желетке с рупором в руках, кричащий во все стороны:
  - Расходитесь по домам. Аэропорт закрыт!
  Какая прелесть! Это какой-то кошмарный сон! Я еще дома, сплю и на пьяную голову мне снится всякая гадость. Но она действительно стояла перед все еще погасшим табло. Ее мобильный действительно не реагировал. И было совершенно не понятно, что делать. Подумав еще немного, Марина подхватила свой огромный чемоданчик и пошла вдоль всего аэропорта в поисках стойки своей авиакомпании. Видимо именно в этот момент основная масса людей тоже очнулась от шока и приняла то же самое решение, потому что у Марины создалось ощущение, что она попала в самый эпицентр броуновского движения. Люди шли одновременно в разные стороны. Марина прилагала усилия, пролагая себе дорогу, удерживая каждую секунду норовящий выскочить из руки чемодан, который пинали все проходящие мимо, и стараясь не сбиться с пути. Ориентироваться в плотной толпе можно было только по высоким окнам аэропорта, в которые проникал тусклый серый свет пасмурного декабрьского дня.
  Марина умудрялась сквозь спины людей читать названия авиакомпаний: С-семь, Трансаэро, Аэрофлот, Ю-Тейр, Австрийские авиалинии, Бритиш аэрлайнз, Люфтганза, Катар аэрлайнз, Японские авиалинии, Швейцарские авиалинии... Ни одного представителя, все стойки пустые. Только белеют таблички: у кого-то технический перерыв, у других просто телефоны московского офиса, у третьих вообще ничего.
  Марина кое-как доползла до своей авиакомпании, постояла возле таблички с телефонами, пообщалась с такими же несчастными пассажирами, пооглядывала аэропорт с надеждой, что все же этот кошмар закончится и сейчас электричество появится. Но... увы!
  ***
  О том, как добираться домой, задумалась только выслушав душераздирающие истории несостоявшихся пассажиров ее рейса: ни одного такси нет, на подъезде к аэропорту страшная пробка, аэроэкспресс не работает по причине отсутствия электричества. Н-да! Обложили со всех сторон! Марина смотрела по сторонам и не могла понять: как такое могло произойти в двадцать первом веке!
  Это потом, добравшись с горем пополам домой (сначала выстояв двухчасовую очередь на автобус из аэропорта до ближайшей станции метро, потом на метро - наверное впервые за лет семь), включив компьютер она увидела новости о ледяном дожде, о поваленных деревьях и о том, что аэропорт Домодедово вместе со всей деревней остался без электричества полностью. Новости-то были, а вот что делать было совершенно не понятно. Сайт Домодедово и не думал открываться, как будто делал вид, что его вообще никогда не существовало. На ее звонок по телефону, записанному в аэропорту у стойки авиакомпании, приятный женский голос сообщил на двух языках, что офис авиакомпании работает с понедельника по пятницу с 9 до 18 и вежливо предложил звонить в указанные часы. И что, простите, делать сейчас, в воскресенье, в пять вечера, замерзшей уставшей и ничего не соображающей женщине?!
  - Ты что делаешь в онлайне? - Лилька появилась в скайпе. - Ты же должна быть в самолете и мирно лететь над Атлантикой?
  - А я вот сижу дома, - преувеличенно бодро ответила Марина.
  - Ничего не поняла! Ты что в самолет не села? Опоздала?
  - Не! У нас форс мажор. Ледяной дождь, Домодедово закрылся. Света нет, когда дадут никто не знает.
  - Как то есть никто не знает? А как же рейс? Что говорят? На когда перенесут?
  - Кто говорит, Лиль? В аэропорту срочно не осталось ни одного служащего, только пассажиры ходят и друг у друга пытаются хоть что-то выяснить...
  - А авиакомпания?
  - На стойке табличка: технический перерыв, а автоответчик московского офиса просит звонить в рабочие часы с понедельника по пятницу. Вот сижу, думаю, что делать...
  - Джейк! - разорвалась Лилька своим звучным голосом. - Дорогой! Марина не улетела! В Москве какой-то дождь и неразбериха! Что делать? - чуть не плача. Послушав мужа и вернувшись к Марине, уже спокойным голосом продолжила: - Ты самое главное не отключайся. Сейчас все решим! Что, дорогой?... Марин, скинь свой билет мне на электронку, сейчас Джейк все решит.
  Где-то в глубине дома слышался голос Джейка, говорившего по телефону видимо с авиакомпанией:
  - ... сестра моей жены... я уже несколько раз продиктовал вам все данные... вы обязаны предоставить мне ... я гражданин Соединенных Штатов!... это безобразие, что ваш офис в Москве не работает в чрезвычайных ситуациях! ... Это неприемлемо... Да, хорошо... Да, я буду ждать...
  - Ага, милого вывели, значит скоро все решиться, - усмехнулась Лилька.
  - А ты чего такая веселая?
  - Прикольно! Форс мажор! А то мы тут сидим в своей деревне и даже голос ни на кого не повысишь, все такие вежливые, аж противно. А тут в России такое, можно душу отвести - улыбалась Лилька. - Да, солнышко! - тут же отозвалась она на голос Джейка. Пообщавшись с мужем какое-то время: - Значит так: авиакомпания, конечно, приносит свои извинения, но вылет не состоялся не по их вине, в Москве нелетные погодные условия. Тебя перебронировали на завтрашний рейс, билет с посадочным местом тебе сейчас Джейс вышлет на электронку, они ему должны скинуть в течение пяти минут. Из-за форс-мажора просят тебя быть в аэропорту на регистрации не за два часа, а за три часа.
  - Да хоть за пять, - ответила Марина. - Лишь бы улететь!
  - Так, они включили Джейку бесплатную отслежку завтрашнего рейса. Нам сообщат, как только ты появишься в аэропорту, и будут сообщать о состоянии рейса каждый час электронной почтой. Так что вещи не распаковывай, завтра вылетаешь! Я тебе сейчас напишу все наши мобильные телефоны, на всякий случай. Адрес у тебя наш есть. Вдруг что-то еще случиться уже здесь в Америке, подходишь к любому американцу и просишь позвонить, денег не вздумай предлагать, я тебя знаю, здесь все на контрактах, так что твой звонок будет бесплатным. Но мы тебя будем отслеживать. Так что больше случиться ничего не должно.
  ***
  На следующий день, снова приехав в аэропорт, Марина надеялась, что на этом ее приключения закончатся. Благополучно сдав багаж и пройдя паспортный контроль, она подумала, что самое страшное позади: раз пустили в дьюти-фри, значит, самолет унесет ее на берег по другую сторону океана.
  И попала в новый кошмар!
  В зоне дьюти-фри в прямом смысле яблоку некуда было упасть. Люди сидели, лежали на полу, уставшие, вымотанные, жалующиеся друг другу на судьбу. Кто-то застрял еще со вчерашнего дня. Кого-то авиакомпания вызвала сегодня рано утром, вселив надежду быстро улететь, но увы, все до сих пор парились в здании аэропорта. И именно парились! Кондиционеры, вентиляция не работали. Оповещение о рейсах отсутствовало. Табло жило своей жизнью. К Марине прибились несколько женщин из очереди к стойке регистрации. Они встали в кружок, поставив сумки в центр и стали ждать. Через час все сняли верхнюю одежду, а через два разулись. Время от времени кто-то присаживался на корточки, давая уставшим ногам отдых, но вокруг сновали туда-сюда толпы народа, так что, если стоя можно было уклоняться от локтей, сидя на корточках, это делать было сложно. Хотелось пить, но всю воду в кафешках раскупили, туда все равно выстраивались длиннющие очереди за тем, что осталось: пивом, какой-нибудь едой, пусть втридорога, зато хоть что-нибудь. Периодически поднималась паника, что они не услышали номер выхода и самолет улетел без них, тогда посылали гонца, который возвращался ни с чем, потому что ни одного представителя авиакомпаний не было. Наконец, пришла новость, что в туалете еле-еле слышно, как объявляют выходы на рейсы. Установили очередь дежурств в туалете. А там уже было не протолкнуться от всех, кто пытался расслышать свой заветный номер рейса. В конце концов, спустя пять часов их рейс все-таки объявили, и они пробрались на другой этаж к выходу.
  Как хорошо было оказаться на борту, расположиться в кресле и с надеждой поглядывать на часы, в ожидании вылета! Марина с интересом поглядывала в иллюминатор, наблюдая, как самолет поливают специальными антизамерзающими жидкостями. Тут же пронесся слух по самолету, что жидкость эта действует только полчаса и если им не дадут взлет, то они застрянут, потому что их снова нужно будет поливать жидкостью. Но взлет им видимо дали, потому что самолет поехал по полю и вскоре взлетел. Спустя полчаса оказалось, что на борту нет горячей еды, напитки ограничены и достанется по одному бутерброду на пассажира. Началось братание русских с иностранцами. Первые начали доставать скромные припасы, половина из которых откровенно пропала и попахивала нездоровыми запахами. Стюардессы начали преждевременно носить пакеты для мусора, ненавязчиво предлагая избавляться от испортившихся продуктов. Наконец все устаканилось, все угомонились, угрелись на своих местах и заснули. Все были так измотаны, что практически никто не смотрел фильмы, салон погрузился в полумрак, тишину и покой - сон.
  Спустя девять часов, пролетевших незаметно, народ зашевелился, начались разговоры, сборы. Мягкое приземление, но из-за всего пережитого не осталось сил порадоваться прилету в Штаты, тем более впереди еще ожидал стыковочный рейс, на который Марина естественно опоздала.
  На выходе из самолета ждала команда авиакомпании, выдававших листки-требования возврата утерянного багажа - оказалось, что самолет улетел из Москвы вообще без багажа. Только спустя несколько дней Лиля и Марина узнали через Джейка, что так как в Домодедово не было электричества, сканеры не работали, и командир отказался взять на борт непросвеченный багаж.
  Пассажиров ловко раскидали в разные стороны. Марине вручили четыре билета-ваучера: на еду, на гостиницу, так как она опоздала на свой рейс, а следующий будет только завтра, на такси до гостиницы и собственно посадочный на завтрашний рейс. Все быстро, организованно и спокойно.
  ***
  Америка встретила теплом и ослепительным солнцем. Даже не верилось, что в то время, когда у нас морозный и снежный декабрь, где-то на планете может быть настолько жарко, что Лилька красовалась в белых джинсовых капри и клетчатой рубашке.
  - Слушай, как я ни хотела устраивать шопинг в Америке в первый же день, а придется, - рассмеялась Марина, наобнимавшись, расцеловавшись с Лилькой, смахнув навернувшиеся слезы и наговорив ей кучу комплиментов по поводу внешности: Лиля действительно ни капли не изменилась. Такая же пышущая здоровьем и каким-то внутренним теплом и светом хохотушка.
  - А где твои вещи? - спросила Лилька, поглядывая в разные стороны аэропорта, как будто где-то вдалеке притаился Маринин чемодан.
  - Он со мной не прилетел.- И увидев округлившиеся глаза подруги, махнула рукой: - Долгая история. Давай, поехали. А то у меня скоро начнется аллергия на аэропорты!
  - Мы тебя хотели все вместе встретить, ты же должна была в воскресенье приехать. Дети даже комнаты по такому случаю убрали, - многозначительно сказала Лиля, закатив глаза. - Это отдельная тема, потом расскажу. А сегодня Джейк работает, дети в школе, так что встречаю тебя только я. Причем я с сегодняшнего дня в отпуске! - Лилька взвизгнула от переполнявших ее чувств, испугав проходящего мимо негра.
  Пройдя через открытую парковку и вдохнув теплого американского воздуха, Марина улыбнулась Лильке:
  - Зима говоришь? Декабрь месяц?
  На улице было поразительно тепло. У нас так бывает в апреле или в сентябре. Марина оглядывала залитые не по-зимнему ярким солнечным светом ровные ряды блестящих машин и улыбалась долгожданной встрече с подругой, отпуску, свободе на другом континенте - уж здесь-то ее никто не найдет, не достанет и не будет жаловаться на бесконечные проблемы.
  - Ну не Сибирь, конечно, - ответила Лилька, открывая свою машину. - Да, у нас тут тёпленько, - рассмеялась она, усаживаясь на место водителя.
  - И давно ты водишь? - спросила Марина, вспоминая панику подруги, когда та получала свои первые права. Лилька тогда костерила водителей, дороги и ГАИ заодно и клялась, что никогда в жизни за руль не сядет.
  - Да как переехала сюда, так и начала водить. А здесь же без машины вообще никуда. Общественного транспорта, как у нас, здесь нет. А если и есть, то на нем ездить страшно, там одни негры. Кстати, сразу предупреждаю, тут это слово нельзя произносить даже на русском, лучше говорить черный - политкорректность, - она многозначительно закатила глаза. - У всех белых машины, так что здесь это действительно средство первой необходимости. А тем более, здесь все такие вежливые на дороге, даже когда нарушаю, так что ездить одно удовольствие. Плюс навигаторы появились, сейчас вообще куда-нибудь поехать раз плюнуть. Так, погоди, надо пупсику отчитаться, что я тебя встретила, - и защебетала по-английски в трубку телефона.
  - Так, - вернулась она к родному русскому. - Джейк придет с работы - займется поиском твоего чемодана. А пока подумай, что тебе нужно кроме зубной щетки?
  - Ну вот, кстати, зубная щетка, - начала перечислять Марина, разглядывая до тошноты ровную трассу и окрестности. Первое, что бросалось в глаза - никаких рекламных щитов вдоль дорог, только дорожные знаки.
  - Волошина, ты приехала в Америку и резко русский язык разучилась понимать?! Я тебе русским по белому говорю: 'кроме зубной щетки'! Зубная щетка в твоей ванной комнате уже тебя дожидается!
  - Лиль, как я по тебе соскучилась! - Марина расплылась в улыбке, как будто захмелев от солнца и свободы.
  - Я тоже тебя очень рада видеть, - ответила с улыбкой Лилька. - Но ты все же вспоминай, что нужно купить в супермаркете. Не хочу тратить там много времени. Хочу тебя уложить поспать, ты же уставшая после всех этих приключений, а я пока обед приготовлю.
  - Ты что! Какой спать! Наоборот мне спать сейчас нельзя! Мне наоборот надо не давать заснуть, а то я ночью буду как привидение шататься и день с ночью перепутаются.
  - О! Слышу слова профессионала в дальних перелетах.
  - Ну, так далеко я еще не забиралась, но бывало.
  - Ладно, тогда можно спокойно заехать в супермаркет. Ты есть хочешь? Можем где-нибудь перекусить.
  - Нет, есть не хочу. А перекусить где? Макдональдс? Слушай, я список составила, чего мне хотелось бы в Америке посмотреть. Один из пунктов: пончики, которые ваши полицейские жрут в каждом американском фильме.
  - Фу гадость какая, - скривилась Лилька. - Это же есть невозможно, они же пластиково-искусственные!
  - Да? - разочаровано протянула Марина.
  - Но ради тебя, любимая, мы, конечно, заедем и купим этих пончиков. Дети мои будут тебе очень признательны, я им запрещаю есть такую мерзость. И Макдональдс у нас под запретом.
  - Вот это ты молодец!
  - Да, только чего мне это стоит, - вздохнула Лиля.
  
  ***
  - Расскажи мне про твоих детей, - попросила Марина, в предвкушении милых рассказов о маленьких детишках. - Я им подарки везла, но они в чемодане.
  - Не переживай! Я Джейку уже сказала, что ты ему водку везешь для коллекции, он теперь твой чемодан из-под земли достанет, - рассмеялась Лилька.
  - А он сам чего-нибудь горячительное употребляет?
  - Да так, - безнадежно махнула рукой Лилька. - Только пиво иногда. Даже выпить не с кем, представляешь?
  - Да уж! Тяжела жизнь в Штатах! Русскому человеку и выпить не с кем! - поддержала ее Марина с долей сарказма.
  - Правда, была одна история. К ним в аэропорт приехала делегация из России. У Джейка хватило глупости сказать, что у него жена русская. Ну и началось: за русскую жену же грех не выпить! Короче, мне позвонили поздно вечером, сказали, чтоб я забрала своего мужа. Приезжаю, а он вообще ни-ка-кущий, еле на ногах стоит. Я его ни до ни после таким пьянючим не видела. Это еще ничего, так эту скотину еще тошнило всю дорогу. У каждого столба останавливаемся, он выходит воздухом подышать, а сзади уже полицейская машина: мэм, вам нужна помощь? Может скорую вызвать? Да какая скорая! Ему надо в постельку, пару таблеток аспирина и баиньки. Что ж я в первый раз пьяного мужика вижу! Так до самого дома и провожали, чтоб ничего не случилось. А дома дети перепугались. Вот не помню тогда Эдди у нас уже был или только старшие... Но они маленькие еще были. Папу таким никогда не видели. Марша только отошла от смерти матери, начала плакать, что папа умирает, пришлось скорую вызывать для папы. Короче, вечерок был запоминающийся! Соседи, наверное, прозревали: все с сиренами с мигалками, то полиция, то скорая, то мы на ногах не стоим и дети плачут - короче, семейка Адамсов!
  К концу рассказа Марина держалась за живот от хохота. Лилька в своем репертуаре - рассказывает так, что можно живот надорвать, и все это с мимикой, с жестами!
  - А ты что пьешь? - спросила Лилька отсмеявшись.
  - Да я тебе везла бутылку французского вина, но она в чемодане, а чемодан неизвестно где, - печально добавила она. - А что у вас пьют? Кроме виски - я его не понимаю и поэтому терпеть не могу.
  - Ой, я тоже не понимаю их увлечения этим 'благородным' напитком. Я пью все, что дают: могу мартини, могу вино, могу водку - но здесь она дорогая, а из коллекции Джейк удавится не даст, так что остается банальное пиво. А ты мартини будешь? У меня бутылка стоит.
  - Можно мартини. Так давай в супермаркете что-нибудь и посмотрим, все равно заезжать.
  - Нет, дорогая, в супермаркете ты кроме пива и вина ничего не купишь. Закон об алкоголе. Только в специальных магазинах, а в ресторанах только по предъявлению водительских прав, где написан год твоего рождения. Кстати, мы когда куда-нибудь в ресторан пойдем, не забудь паспорт с собой взять, а то могут алкоголь не налить.
  - Что прямо так строго? И что они слепые? Не видят, что мне уже далеко не двадцать один?!
  - Да просто был прецедент: какой-то мужчина пожаловался, что закон есть, а у него в ресторане права не проверили. Все! Теперь даже у восьмидесятилетних права спрашивают. Здесь же паспортов нет как у нас. Удостоверение личности - водительские права. Короче, у этих американцев все не как у людей!
  - Как у вас строго! - улыбнулась Марина.
  - Да, мне Джейк с самого начала сказал, что полицейским дорожной полиции, если остановили, не улыбаться и ни в коем случае взятку не предлагать, на все соглашаться, штраф обещать оплатить в срок, а то могут и в тюрьму забрать. Тут долго не церемонятся. Но я все равно как-то вляпалась, - рассмеялась Лилька. - Джейк меня из полицейского участка из-за решетки забирал. Ну надо ж было проверить, правду ли он говорит, ну так ведь! - повернулась она к Маринке за поддержкой.
  Та снова рассмеялась:
  - Лилька, ты неисправима! Джейку с тобой должно быть не скучно.
  - Не, я ему скучать не даю, - самодовольно подтвердила Лиля. - Да он вообще на меня молиться должен! Умер бы без меня от тоски в своей Америке!
  Подруги рассмеялись, весело и задорно, прямо как в старые времена, как и не бывало этой долгой разлуки.
   - А! Детки! - вспомнила Лилька начало разговора. - Ну Ванька и Марша, девочка Джейка, я ее Машкой называю, они же одногодки, входят в самый интересный возраст...
  - Они что подростки? - у Марины чуть челюсть не отвалилась. Она-то думала, им лет по восемь-десять. Ваньке же было года четыре, когда они уехали в Америку. - Слушай, сколько ж мы не виделись?!
  - Долго, любимая, долго, - вздохнула Лиля. - Они у меня уже не подростки, у нас уже личная жизнь появилась. Полный дом всяких бойфрендов и гелфрендов. Ну сама увидишь!
  - А младший? - спросила Марина, помня, что третий общий ребенок Джейка и Лили не мог быть очень уж взрослым.
  - Ну он только входит в подростковый возраст, но девушка у него уже имеется, - усмехнулась Лилька, крутя головой во все стороны, чтобы перестроиться в другой ряд и сделать поворот.
  - Ничего себе! - удивилась Марина. - Вот так и почувствуешь себя старой перечницей.
  - Ха! Это ты еще моих детей не слышала! Ничего! Сегодня вечером будешь иметь такое счастье, - улыбнулась она.
  - А Джейк же, насколько я помню, был вдовцом? Его жена от чего умерла?
  - Долгая история. Ну пока все равно едем ... У нее лет в восемнадцать обнаружили рак, что-то связано было с женскими органами, я в подробности не лезла. В общем, ее записали в экспериментальную программу, ну и облучали вдоль и поперек. В то время никто же еще понятия не имел, что облучение можно дозировать. В общем, ей врачи сказали, что все женские органы у нее выжжены и детей быть не может ни при каких условиях. Через несколько лет они начали встречаться с Джейком. Ну так, ради секса, я так поняла, особой любви там не было. Тем более она была на пару лет старше его. Опытнее, наверное, - ехидно-саркастично выговорила Лилька. Марина аж поежилась: не затронула ли она болезненную тему. Не виделись они давно, не знаешь даже с чего начать и где не наступить на грабли. - А потом оказалось, что она беременна. Ну и сказала ему, что его это может не касаться, если он не хочет. Но она аборт делать не будет ни за что, потому что она вообще в принципе не могла забеременеть и это чудо. Джейк, конечно, женился, и у них родилась Марша. А года через три его жена умерла от тех же последствий облучения. Вот так и получилось, что Джейку нужна была мать для ребенка. Ну а мою историю ты знаешь. Если честно, ловить у нас тогда было нечего. Да и мой пирдурошный рано или поздно меня убил бы. А Джейк мне показался хорошим человеком. Как говориться стерпится-слюбится, ну вот так примерно и получилось.
  - Ну я и смотрю: ты все Джейк, Джейк... Значит у вас нормально все?
  - Ох, по началу тяжело было, притирались. Я даже убегала из дома, - рассмеялась она. - А потом привыкла, втянулась и как-то само пошло... Вот мы и приехали! - паркуясь перед огромным супермаркетом. Все в Америке имело огромные размеры, в чем позже убедилась Марина.
  
  ***
  - Самое главное не забыть где припарковали машину? - сказала Лилька. - У меня это просто болезнь. Покупки сделала, выхожу и даже не знаю, куда идти направо или налево.
  - Я запомню, у меня с этим проблем нет, - ответила Марина, выходя из машины на солнышко, улыбаясь и потягиваясь после долгой дороги.
  Супермаркет встретил прохладным воздухом и незнакомыми запахами. У нас таких не бывает. И что он напоминал, Марина тоже так и не определилась. Только много позже она услышала от одного из своих коллег, бывавших в Штатах, тот тоже жаловался на незнакомый гадкий запах и сравнил его с нашим гуталином. Вот точно! Именно такой запах практически везде.
  Лилька решительно направилась к огромным тележкам у входа. Марина несколько задержалась, рассматривая инвалидные кресла, составленные аккуратными рядами рядом с рядами тележек.
  - А это что? - растеряно спросила она Лилю. - Для инвалидов? - и сама ощутила всю нелогичность своего вопроса.
  - Нет, - ответила Лилька бодро. - Это для уставших американцев.
  И увидев округлившиеся от удивления глаза Марины, пояснила:
  - Ну американцы же как дети, ты это еще заметишь и не раз. Вот он пришел в супермаркет, а тут же ходить надо, своими двоими передвигать, тратить калории, с таким трудом накопленные в Макдональдсе. А с такими каталками, сел и поехал. Предупреждаю твой вопрос: они электрические, так что руками колеса крутить не надо, только кнопки нажимать. Подъехал к нужной полки, встал, снял с полки нужную вещь и поехал дальше.
  - Н-даааа... - протянула Марина. - Ну у вас все тут ... как-то...
  - Не по-человечески? - усмехнулась Лилька. - Это что! У нас в банке есть окошечки через которые можно сделать любые операции, прямо не выходя из машины. Ну такой типа Макдрайв, только в банке.
  - А американцы вообще ходить не любят? - переспросила Марина с ехидцей.
  - Они вообще мало чего любят, кроме развлечений, - улыбнулась в ответ Лилька. - Увидишь! - пообещала она как-то недобро. Так что Марина усмехнулась этой почти угрозе. Да уж Америка встречала ее сюрпризами.
  Сделав необходимые покупки, периодически выслушивая Лилькины вскрики, типа: 'Ты что! Отдавать за маечку ВОСЕМЬ долларов! Да я тебя сейчас отвезу в стоковый магазин, там купишь за пять долларов две такие маечки!', они направились к машине, которая Лилька нашла только под чутким руководством Марины.
  - Мне надо сделать так, чтобы я кнопочку на пульте от машины нажала, и она тут же флаг выбросила. Так я сразу увижу в каком конце она стоит, - пошутила Лилька.
  - Да тебе не флаг, как я погляжу, тубу салют на полнеба нужно, чтоб ты сориентировалась! - ответила Маоина, наблюдая, как подруга ходит с ключами в руках, как с прутиком в поисках источника воды.
  
  ***
  - Вот ненавижу я этот навигатор! - причитала Лиля, поглядывая то на дорогу то на свой мобильный. - Говорит что попало! - послушав приятный мужской голос, взорвалась: - Не надо нам туда сворачивать - это я точно знаю! А я тебе говорю, что не надо! А вот куда надо?... - она покрутила головой, видимо в надежде найти хоть какую-то подсказку.
  - Ну так сверни на обочину, посмотри карту, - сказала Марина.
  - Не, дорогая, тут так нельзя. На обочину можно свернуть только в случае крайней необходимости. К тебе тут же подъедут полицейские, и объясняй им потом, что ты не жираф. Сейчас сами разберемся, - уверенно подняла она подбородок.
  - Погоди, - снова изумилась Марина Лилькиными объяснениями. - А как же в кустики по трассе?
  - Нееее, любимая, - рассмеялась Лилька. - Здесь за это штраф. А через каждые три-пять миль зоны отдыха с картой, туалетами и так далее. Дикие люди! - пожала плечами Лилька.
  - Точно дикие! - поддержала ее Марина. - Никакой тебе свободы! Даже пописать нельзя, где захочется!
  И обе подруги покатились со смеху.
  
  ***
    - До сих пор не могу поверить, что я в Америке, - мечтательно прошептала Марина, глядя на звезды. После знакомства с семьей Лили, они обе сидели на крылечке перед домом, покуривая и попивая пиво. Дети быстро разошлись по своим комнатам, Джейк уселся за компьютер, предоставив подругам время для беседы.
    - Мне тоже не вериться, что ты здесь, - улыбнулась Лилька. - Столько лет прошло...
    У входной двери послышался неясный шорох, и Лилька отвела руку с дымящийся сигаретой за спину.
    - Мам, - выглянула голова старшего сына. - Папа собирается с Маршей в супермаркет, спрашивает вам что-нибудь купить?
    - Пока нет, спасибо, сынок, - ответила Лилька.
    - Ты говоришь с ним по-русски?
    - Да, стараюсь, чтобы дети знали язык, хотя это очень сложно, все окружение говорит только на английском.
    - Понятно, - кивнула Марина. - А чего сигарету прячешь?
    Лилька рассмеялась:
    - Да у нас сумасшедшая семейка: дети прячут курящую маму от папы, чтобы не травмировать его нестойкую психику, а Джейк прячет меня от детей, чтобы дети не знали, что мама курит. В итоге все всё знают, а я делаю вид, что от всех скрываюсь.
    - Так зачем вообще куришь?
    - Ну должен же быть у меня хоть один недостаток, - театрально вздохнула Лилька, и обе покатились со смеху.
    По пути к машине Джейк остановился поболтать с девушками. Рассказав пару забавных историй из их с Лилькой семейной жизни, он вдруг совершенно серьезно посмотрел на Марину и сказал:
    - Я очень тебе благодарен, что ты приехала. Я давно не слышал, чтобы Лили столько смеялась...
    Марина повернулась посмотреть на Лильку, а та замахала руками на Джейка:
    - Ну давай, езжай в супермаркет, дай нам поболтать-посекретничать.
    Когда огни машины исчезли за поворотом, Марина нарушила молчание:
    - Тяжело тебе?
    - Сначала было. Потом привыкла. Все уже было по накатанной, а потом Ванька заболел. Это меня сильно выбило из колеи. - И немного помолчав, добавила: - Правда, спасибо тебе, что приехала...
    - Ну ты что ж и чаю мне не дашь выпить? Мы что прощаемся что ли? - перевела Марина разговор с грустной ноты. - Пиво, кстати, хорошее, - показала она на жестяную банку.
    - Да? - удивилась Лилька. - Валялась в холодильнике. Ты ж мартини пить отказалась. Слушай, а больше пива нет. Давай я сейчас Джейку позвоню, пусть купит.
    - Только вот такое же, - Марина показала на банку.
    Лилька кивнула и взяла со столика телефон.
   
  ***
    - Ну ты что нам привез? - напустилась на Джейка Лилька. - Мы же просили баночное пиво!
    - Леди, я не буду комментировать, что вы умудрились выбрать самое дешевое пиво в Америке. Но если вы собираетесь пить эту гадость, то пусть это будет хотя бы гадость в стеклянных бутылках, а не жестяных окисляющихся банках.
    Лилька закатила глаза, а Марина прыснула от смеха:
    - Я выбрала самое дешевое пиво в Америке? Что-то на меня это не похоже!
    - Ну а теперь, - продолжила Лиля, когда Джейк ушел в дом. - Подруга, давай рассказывай, когда рожать будешь?
    Только Лилька могла задать этот самый болезненный вопрос так, что на него захотелось ответить. Во всех остальных случаях Марина отшучивалась или меняла тему разговора. Но сейчас она буркнула, не отрывая взгляда от пенящегося пива в стакане:
    - Было бы от кого, давно бы родила.
    - А что, в Москве мужчины перевелись?
    - Видимо перевелись. Или мне не попадаются, - вздохнула Марина. После очередной бутылки пива язык развязался. Хотелось хоть с кем-то поделиться своими несчастьями.
    - Да ладно! - не поверила Лилька. - Ты посмотри на себя! Умная, красивая, успешная, со своей жилплощадью (ты ведь не продала еще свою квартиру?), - дождавшись отрицательного мотания головой, продолжила: - Без особых тараканов в голове, с чувством юмора...Что еще мужикам надо?
    - Ты прямо анкету в брачное агентство составляешь, - рассмеялась Марина.
    - А что? Это идея? Хочешь здесь попробовать?
    - Где? - Марина начала оглядываться по сторонам: пьяный мозг соображал уже со скрипом.
    - Ну здесь. В Америке, - воодушевленно ответила Лилька. - Точно! Я с Джейком поговорю, может у него на работе кто-нибудь стоящий есть... - Лилька уже мечтательно обдумывала дальнейшие шаги.
    - Стоп-стоп, - прервала полет ее мысли Марина. - Ты что хочешь меня замуж за американца выдать?!
    - А почему бы и нет? Раз у вас мужики все перевелись! А тут знаешь как к женщинам относятся?! И жен своих любят. И обществом порицаются любые связи на стороне. И вообще тут культ семьи в хорошем смысле этого слова.
    Она взяла телефон уже не твердой рукой и, закрывая один глаз для наведения резкости, начала искать там какой-то контакт. Наконец, найдя его, нажала на кнопку вызова и в ожидании ответа проговорила:
    - Ну на крайний случай, просто хорошо проведешь время, - успокоила она Марину. - Хизер, привет, дорогуша! Как ты? ... Да-да, приехала... Да встретила, все нормально, она жива. Вот сидим пиво пьем... Да я помню, что я обещала вас познакомить... - закрыла трубку рукой и прошептала по-русски Марине: - Мне тут уже весь телефон оборвали, все мои знакомые хотят с тобой непременно встретиться... Я вот собственно и звоню по этому поводу, - последняя фраза уже была сказана по-английски в трубку. - Оказывается, моя подруга одинока! - многозначительная пауза. - Вот я подумала, ты мне не поможешь ей кого-нибудь подыскать? Может у твоего мужа есть подходящий нам друг?.. Отлично! Завтра вечером! Мы свободны, - кивнула для достоверности Лилька, отвечая за обеих.
    Марина с восхищением смотрела на подругу:
    - Столько энергии. Я и забыла, что тебе дай только точку опоры и ты мир перевернешь!
    - А мне и точка опоры не нужна, - отмахнулась Лилька, пьяно покачиваясь на плетеном кресле.
    Сколько глупого и в то же время полезного зачастую совершается пьяными женщинами!
    
  ***
  
    Боясь открыть глаза, Марина пошевелила сначала рукой, потом ногой, потом аккуратно повернулась на спину, боясь почувствовать космос и как следствие тошноту. Алкогольное отравление, конечно, присутствовало, но в довольно мягкой форме. Так что Марина решила поваляться еще минут десять и собраться с силами, чтобы сходить в туалет.
  Осторожно открыла глаза и оглядела залитую не нашим декабрьским солнцем большую комнату. Ах да! Я же в Америке! Только этого не хватало! Марина сморщилась от досады, что она не дома. В таком состоянии хотелось, чтобы вокруг были привычные вещи, а у нее в данный момент даже трусы не ее. Ощущение полной оголенности.
  Марина вздохнула, почувствовала, как настроение и так бывшее не очень позитивным при пробуждении, совсем ее покинуло. Перевернулась на другой бок и решила с горя еще поспать. Но в дверь шумно постучали. Столько энергии пьяным утром могло быть только у одного человека.
    - Да, - постаралась погромче прошептать Марина, приподняв голову над подушкой.
    И она появилась в дверях! То ли девочка, а то ли видение. И Марина, моментально забыв о похмелье и начинающейся головной боли, просто таки рухнула вниз головой от беззвучного хохота.
    Лилька картинно стояла в дверях в теплом зеленом халате до пола, босая, с потеками туши под глазами (ну не судьба была вчера нормально смыть макияж!), но это все было цветочками! Прическа! Короткие светлые волосы топорщились во все стороны под самыми немыслимыми углами. Название 'я упала с самосвала, тормозила головой' видимо пришла кому-то в голову именно после того, как этот кто-то бросил взгляд на утреннюю Лильку.
    - Да! - с большим достоинством подтвердила она, держась обеими руками за дверной косяк. - Вот такая я красивая с утра! Ну что сделаешь?! Красота страшная сила!
    - Лилька, пощади, - взмолилась Марина, еле дыша от смеха. - Помолчи немного.
    - Да я бы и молчала, если бы меня ни свет ни заря не начали будить сообщениями твои ухажеры! - воскликнула она. - Подвинься, - приказала она, укладываясь рядом с Мариной на кровать и очень медленно пристраивая голову на подушку лицом к подруге.
    - Как себя чувствуешь? - с сочувствием и пониманием глядя на нее, спросила Марина.
    - Давно забытые ощущения, прямо скажем, - произнесла Лилька, глядя в потолок и прислушиваясь к себе. - Кстати, давно хотела эту комнату перекрасить. Ты какой цвет предпочитаешь?
    - Погоди, - прервала ее Марина. - А что за ухажеры?
    - Ну с сайта знакомств, - ответила Лилька, продолжая заниматься рассматриванием гостевой комнаты.
    - С какого сайта? - Марина, позабыв о голове и космосе в ней, резко села на кровати.
    - А ты ничего не помнишь? Ты ж вроде не мешала вчера мартини с пивом как я?!
    - Хорошее все-таки у вас пиво, - кивнула Марина. - Хоть и дешевое, а голова практически не болит.
    - Ну если заболит, я тебе тайленольчика дам, все как рукой снимет, - ответила Лилька, поворачиваясь на бок и уютно устраиваясь на подушке.
    - Так что там за ухажеры? - снова повторила Марина.
    - Ты че правда ничего не помнишь? - удивилась Лиля.
    - Лиль, давай без вот этого, - начала раздражаться Марина.
    - О! Вот это я помню! Ты по утрам злая! - она ткнула в подругу указательным пальцем, но сил не рассчитала и рука упала на подушку. - Ладно, - продолжила она, не обращая никакого внимания на испепеляющие взгляды Маринки. - Хизер вчера прислала пару местных сайтов знакомств смс-кой. Мы там зарегистрировались. Теперь нам пишут мужики.
    - Как зарегистрировались? Что значит мы? И какие мужики?
    - Слушай, подруга, у меня тоже похмелье. Хочу напомнить, что пили мы вчера вместе. Так что учти, когда ты задавала свой последний вопрос, первый я уже успела забыть. Пошли чего-нибудь поедим, а? - Лилька была мастером менять разговор на совершенно не связанную тему.
    - Надо, - подтвердила Марина, прислушиваясь к своему организму и понимая, что было бы неплохо туда чего-нибудь бросить, чтобы адсорбировать остатки алкоголя в желудке. - Только я сначала в туалет.
    - Да не вопрос! А я пока полежу, - пробормотала Лилька, поуютнее устраиваясь в постели.
    - Ты уснешь!
    - Нет, не усну. Я же уже проснулась, - сонным голосом промычала Лилька.
    Удовлетворив утренние потребности организма, Марина уже было вышла из ванной, но внезапно что-то вспомнив, остановилась на пороге:
    - Боже мой! Что подумает обо мне Джейк! Напиться в первый же день!
    - Ничего он не подумает, - слабо махнула рукой Лилька. - Ты в свободной стране, не парься и меня не заморачивай.
    В этот момент что-то пискнуло, и Лилька полезла в карман своего необъятного халата.
  
  ***
  
  - О! Тебе очередное сообщение! - возвестила она, глядя на экран телефона.
  - От кого?
  - Маринка, ну что ты тупишь с утра? Пошли срочно пить кофе, ставить мозги на место! - Лилька сорвалась с кровати, как будто они обе только что не погибали от похмелья. И направившись к кухне, продолжила на ходу: - Мы вчера вечером зарегистрировали тебя на двух сайтах, которые прислала Хизер.
  - Это я услышала. И чего? - покорно следуя за ней.
  - Ну и видимо американским мужикам понравилось твое милое славянское личико, потому что они начали бомбить меня с самого с рання! - продолжила она, включив кофеварку и залезая головой в холодильник.
  Марина, которой еще вчера выдали такой же большой и теплый халат (только сиреневый), устроилась за столом, чтобы не мешаться под ногами и поуютнее завернулась в приятно пахнущий халат.
  - Стоп! А как они увидели мое лицо?
  - А мы тебя вчера сфоткали. Ты что не помнишь нашу фотосессию?
  - Чтоооо???? Представляю себе! - Марина живо представила себе свою пьяную физиономию. Не удивительно, что американцы клюнули. Наверняка, пишут те, что не прочь поразвлечься на одну ночь. Ну а на что еще может вдохновить такая фотка пьяной дамочки?!
  - Ты правда ничего не помнишь?! - переспросила Лилька. - Ну ты и слаба в алкоголе! Так, я тут уже поковырялась в профилях и парочка очень даже ничего себе, - продолжила Лиля, моментально поменяв тему и совершенно не интересуясь шоковым состоянием собеседницы. - Ну черных я тут же отсеяла, хотя там один есть мулат, ну оочень симпатичный, но нам черные дети не нужны, поэтому мы интересуемся исключительно белыми адвокатами или докторами! Не ниже! - Лилька многозначительно покрутила указательным пальцем перед носом у окаменевшей Марины. - И вот, как раз один уже тебе написал. Живет всего в часе езды отсюда, я уже написала ему твой телефон, так что он будет звонить. Подозреваю, что врач, у него есть научная степень - это очень хорошо! Чуть старше тебя, на фото очень презентабельной наружности...
  Марина наконец отмерла:
  - Стоп! Погоди! Притормози немного! Какие адвокаты! Какие врачи! Ты с ума сошла? Мне это все зачем?
  - Любимая, успокойся, попей кофеечку. Ну подумаешь, сходишь на пару свиданий с американцами, с тебя не убудет, а нам будет весело! Ой, меня аж распирает! Там еще один с солидным доходом, по моим подозрениям юрист, готов с тобой встретиться в любое удобное для тебя время на этой неделе, - Лилька смотрела на Марину щенячьими глазами, в которых плескался восторг и предвкушение приключений.
  Марина прекрасно помнила это выражение глаз Лильки. Криминалом это, конечно, не заканчивалось в студенческие годы, но и ничего хорошего из ее затей тоже не выходило...
  - Ладно, давай хотя бы посмотрим на твоих кандидатов, - улыбнулась Марина. Действительно, хоть поразвлечься!
  Лилька достала из двух карманов халата по сотовому, внимательно их осмотрела и один протянула Марине.
  - Это твой. Джейк вчера подключил тебе американский номер, чтоб деньги не тратить, - пояснила она. - Я его на сайтах писала, так что звонить будут на него, - ткнула она в телефон пальчиком.
  Марина взяла в руку смартфон, покрутила и зачем-то перевернула посмотреть на обратную сторону и опять в который раз за утро покатилась со смеху. К крышке прозрачным скотчем была приклеена белая бумажка, на которой был крупно написан номер.
  - У меня с цифрами плохо, хоть и работаю в банке, а бумажку я или потеряю или сожгу, поэтому Джейк привык все делать железобетонно.
  - Ага, теперь все окружающие будут знать номер моего телефона, - кивнула Марина.
  - Ладно, это все лирика. Ты на сайте пошарься, повыбирай кандидатов, поназначай встречи. Сегодня вечером мы уже заняты, а с завтрашнего дня я тебя отпускаю.
  - А что у нас сегодня вечером?
  - Мы идем в ночной клуб с Хизер.
  - А у меня и одежды нет...
  - Ну тогда надо собираться на шопинг. Давай разошлись по душикам. Думай, что тебе сейчас нужно. Полотенца, фен, гель, мочалка - у тебя в ванной все стоит. Косметика у тебя своя. Твою одежду сейчас кинем постираться, пока будем собираться она в сушилке высохнет. Так что через пару часиков можно выезжать.
  
  ***
  - Мам, ты не поверишь! Я купила джинсы Ральф Лорен, ремень Келвин Кляйн, очки Донна Каран Нью-Йорк и заплатила за все это девяносто семь долларов! - Марина аж подпрыгивала на крутящемся стульчике перед небольшим компьютерным столом в своей гостевой комнате. Вернувшись из магазинов, она сразу же бросилась звонить родителям - вспомнила о разнице во времени.
  - Это ты говоришь, чтобы я не переживала? - отреагировала мама. - У тебя достаточно денег? Ты там особо постарайся не тратить.
  Несмотря на относительный достаток в семье, мама всегда жила в режиме экономии и Марину воспитала так же.
  - Мам, да я тебе правду говорю, здесь все шмотки свозятся в стоковый магазин, там скидки до восьмидесяти процентов!
  - А очки тебе зачем?
  - Ну это у нас - зима, а тут солнце шпарит, а я солнцезащитные очки даже не подумала с собой брать, - пожала плечами Марина.
  - Значит, у тебя все в порядке? - в который раз переспрашивала мама.
  Не успела Марина закончить разговор, как в дверь постучались.
  - Слушай, у нас тут неприятность, - сообщила Лилька с порога. - У Джейка машина сломалась, прийдется покупать новую. Хочешь с нами поехать или ты дома побудешь, отдохнешь?
  - Погоди, - оторопела Марина. - Если можно, мне, конечно, хотелось бы поехать с вами. Что значит сломалась машина? Вы сегодня будете покупать машину?!
  - Не надо вот этих глаз на пол-лица, - улыбнулась Лилька. - Ну мы давно знали, что рано или поздно это случиться. Поэтому Джейк давно уже разослал свое резюме в разные компании. Сегодня утром у него машина совсем сдохла, его только притащили домой на буксире, он взял выходной, так что сегодня надо что-то решить с машиной. Мы поедем на моей машине. Хочешь с нами - поехали!
  По дороге в разговоре с Джейком Марина немного прояснила для себя ситуацию:
  - Да, понимаешь, - жаловался Джейк. - Все вечно тянешь до последнего. Думаешь ну вот еще чуть-чуть, ну еще неделю, а потом займусь вплотную покупкой новой машины. Ну вот так мы сколько протянули, Лилия?
  - Да года полтора, наверное, - рассмеялась та. - У него действительно машина уже сыпалась, а мы то один кредит выплачиваем, то другой. Ну вот тут уже никуда не денешься, надо менять.
  - Как менять? - переспросила удивленно Марина.
  - Берем новую, старую Джейк им сдает. Надеемся, сегодня он уже уедет на новой, а то прийдется завтра ему еще один день брать.
  Н-да, машина здесь действительно не роскошь, а средство выживания!
  Подъезжая к зданию агентства по продаже машин, Марина смотрела на ряды сверкающих на солнце автомобилей, разных цветов, разных марок, разных размеров, на любой вкус.
  Их проводил к себе в комнату высокий мужчина средних лет в странной шапочке. Марина решила ничему не удивляться, но разговор дилера и клиента поверг ее практически в шок. Поначалу ничего удивительного не было, дилер переспросил их имена, адрес проживания, места работы обоих, а потом начались странности: он начал уточнять адреса их работы, сколько раз в году они обычно берут отпуск, куда ездят, сколько у них детей, адреса школ детей, часто ли они ездят к родсвенникам в других штатах. Последний вопрос окончательно добил Марину:
  - Планируете ли вы еще детей?
  Видимо ее округлившиеся глаза были на грани выпадения из орбит, либо на лице ее появилось выражение типа: а ваше какое дело? Марина крайне не любила любое вмешательство в личную жизнь. В любом случае дилер вдруг развернулся к Марине и принялся ей объяснять:
  - Я прошу прощения, если вам показалось, что я задаю слишком личные вопросы, но все это непосредственно касается выбора машины.
  Лилька тут же вмешалась:
  - Мы совсем не против. Моя сестра только вчера приехала к нам погостить и для нее все здесь другое, вы понимаете!
  - О! А вы откуда? - оживился дилер.
  - Я из Москвы, России.
  - О! Из России! Это же здорово! Так вы русская? - обратился он к Лиле. Та кивнула, улыбнувшись. - Вы знаете, я столько лет занимаюсь машинами, но впервые встречаюсь с настоящими русскими! Это потрясающе! Теперь я вижу, что люди говорят правду, что русские женщины очень красивы, - разулыбался он.
  - Еще они замечательные жены, - вставил Джейк.
  - На счет "замечательных" - не знаю, - протянула Лилька. - Но то, что с русскими женами скучно не бывает - это факт, - хохотнула она.
  - Это точно, - развеселился Джейк. Видимо у них были какие-то общие воспоминания на этот счет.
  - Так вот, - дилер снова повернулся к Марине. - Мне важно знать все эти детали, чтобы правильно ввести их в систему, - он указал рукой на компьютер. - Чтобы подобрать вам оптимальную машину. Вы же не хотите переплачивать, правда же? Но и слабенькую машину, которая не вместит вас и всех ваших детей тоже брать не хотелось бы, правильно? А если вы планируете еще ребенка, а я вижу, что вы молоду и здоровы, то в машине дожно быть место для детского сиденья.
  Марина только кивала, она никогда не рассматривала машину с этой точки зрения. В основном надежность и цвет, а остальное всегда можно подправить или посетовать, что надо было брать побольше или поменьше.
  Когда обе стороны обсудили все детали, включая финансовые, дилер пригласил их пройтись по рядам машин. Марина думала, что сейчас они будут часами гулять, слушая бесконечные рассказы о достоинствах каждой из выставленых на солнышке красавец. К ее очередному удивлению, дилер сразу повел их в определенный ряд и остановился где-то посередине.
  - Вот, по-моему мнению, вам подойдут вот эти три машины, - и он показал какие именно.
  Лильке сразу понравилась большая черная мазда. Джейк походил вокруг каждой из указанных трех, мазда естественно оказалась еще и самой дорогой из них. Ну кто бы сомневался в выборе русских женщин!
  Час спустя, подписав все необходимые документы и договорившись как притащить сломанную машину Джейка, они уже ехали домой на двух машинах.
  Джейк пригласил Марину поехать с ним в новенькой, практически нулевой машине. И Марина с удовольствием приглашение приняла. Правда, удовольствие продлилось минут пять не больше. Она попросила Джейка остановиться и пересела в Лилькину машину.
  - Если еще когда-нибудь мне в кино будут рассказывать, что нет ничего лучше запаха новой машины, я разобью телевизор, - пробормотала Марина, еле справляясь с тошнотой.
  Лилька откровенно хохотала:
  - А я знала! Поэтому в новую машину меня не затащишь! Там же воняет резиной, пластиком, все это с примесью вонючек, которыми они хотят замаскировать этот запах, в общем ужас!
  - Ага! - побурчала Марина, пытаясь восстановить дыхание. - Почему никогда не задумывалась об этом и почему у меня машины никогда так не пахли?
  - Ну наверное потому что ты покупала их в ваших дорогих московских салонах, в которые эти машины пригоняют, их проветривают. А здесь о запахе никто не заботиться, - сказала Лилька, поворачивая к дому. - У нас есть еще пара часов на чаек и душ, если хочешь. А потом мы поедем в гости к Хизер, а оттуда в ночной клуб.
  
  ***
  Уже давно стемнело, когда они подъехали к дому Хизер. Первым, кто их встретил, был муж Хизер, Марк. Он стоял на крыльце и разговаривал по телефону.
  Красивый мужик, отметила про себя Марина. Действительно красивый: высокий, плечистый, с правильными чертами лица, не слащавый, а именно красивый настоящей мужской красотой. Увидев подъезжающую машину, Марк помахал рукой в приветствии, обнял выходящую из своей шевроле Лильку и поклонился Марине, пожав ей руку.
  - Мы вас долго ждали, - сказал он с улыбкой. - Надеюсь вы не сильно измучились в своем путешествии сюда в Америку?
  - Ну даже если оно и было утомительным, теперь я наслаждаюсь отпуском здесь, - улыбнулась в ответ Марина.
  - Только вот я совсем не представляю себе этот перелет через океан! Сколько часов вы летели?
  - Часов десять чистого лёта...
  Хизер оказалась миниатюрной блондинкой с узким как у всех американцев лицом. Такая же энергичная, как и Лилька. Как они не устали от своих бьющих через край эмоций!
  - Ты нам что-нибудь приготовишь, дорогой? - спросила она мужа, после знакомства с Мариной. - Он очень любит делать коктейли, я ему даже на день рождения подарила бар с барной стойкой, - объяснила она гостям.
  И действительно одна стена кухни была переоборудована под бар. Три женщины устроились на высоких стульях за барной стойкой, а Марк зашел за нее, перебирая взглядом бутылки:
  - Чего леди желают? - спросил он.
  - Сделай тот коктейль с водкой, - попросила Хизер.
  Начинается, пронеслось в голове у Марины: русские - водка.
  - Марк недавно мне его сделал и мне очень понравилось, - оглянулась на Марину и Лилю Хизер.
  Марк как заправский бармен приготовил четыре стакана, достал шейкер и начал колдовать над напитком.
  Водка с клюквенным сиропом и колотым льдом оказалась очень вкусной. Марина немного расслабилась, ей уже не особо и хотелось идти в какой-то ночной клуб, тем более, что она не особо их любила.
  Но не тут-то было:
  - Ну что ж, девочки! Вперед! - заявила Хизер опрокидывая в себя остатки из стакана.
  Марк улыбнулся:
  - Хорошо вам повеселиться!
  - А вы с нами не идете? - удивилась Марина.
  - О нет! Я вам только буду мешать, - махнул он рукой. - Я останусь дома.
  - Мама, - раздался детский голос.
  Все обернулись и увидели мальчика лет пяти в пижаме, поеживающегося от холода в большой гостинной.
  - Мам, ты уходишь?
  - Да, родной, я ухожу, но ненадолго. Ты не успеешь по мне соскучиться, как я уже вернусь, - она наклонилась, прижала мальчишку к себе и чмокнула в грустное личико. - Иди спать.
  - Я сейчас приду к тебе в комнату и почитаю, - сказал Марк.
  - Ты оставишь его одного? - спросила Марина у Хизер, пока они рассаживались перед домом в лилькину машину.
  - Ну не одного же, а с отцом, - ответила Хизер, удивленная удивлением Марины. Та посмотрела на Лильку, ожидая поддержки, но подруга заводила машину и пристегивала ремень безопасности.
  Оставить ребенка с отцом?! Это в Маринкиной голове не укладывалось. А чтобы муж сам отпустил жену в ночной клуб, да еще и пожелал "хорошо повеселиться" - это уже перебор!
  На этом поводы для удивления этим вечером не закончились.
  
  
  ++++++++++++++
  Открывать глаза не хотелось. В основном из-за чувства стыда: приехать в гости и не просыхать которые сутки! Что Джейк подумает! Пока что усиленно поддерживаем миф о том, что русские пьют водку стаканами. Марина скривилась, от чего голова немного закружилась.
  Надо заканчивать с горячительными напитками. Все понятно, она, конечно, в отпуске, но надо и совесть немножко поиметь!
  Марина спустила ноги на пол и попыталась встать. Н-да, штормит знатно! Прохладный душ может помочь реанимировать потерянную голову!
  После душа действительно стало легче. Чувства возвращались постепенно. Прохлада капель на обнаженной коже, мягкий коврик под ногами, звук Лилькиного голоса:
  - А я тебе стучу-стучу. Ну я зашла проверить, как ты тут жива?
  Марина кивнула головой:
  - Не уверена.
  - Да, мы вчера, конечно, переборщили, - поморщилась Лилька. Светлые волосы все в таком же беспорядке на грани всемирного хаоса.
  - Не то слово, - пробормотала Марина, закутываясь в сиреневый халат и выходя из ванной.
  Лилька без сил повалилась на кровать.
  - Что помнишь из вчерашнего? - буднично поинтересовалась она.
  - Немного, - все так же немногословно ответила Марина.
  - Кофе? -предложила Лилька с тайной надеждой в голосе на отказ.
  - Не, давай полежим.
  - Угу, - радостно, насколько это было возможно в данных обстоятельствах, ответила Лилька.
  - Помню бильярд, - Марина честно пыталась что-то припомнить из вчерашнего вечера. - Помню Хизер и Марка, водку с клюквенным соком. Потом мы пришли в ночной клуб, играли в бильярд и пили ... пиво? - она вопросительно посмотрела на Лильку.
  Та деловито кивнула:
  - И чего тебя так на пиво пробрало?! Нет чтобы культурно вина, мартини, как я, нет, ты вперлась в это пиво!
  - Ну как-то пошло, - пожала плечами Марина. - Но, пожалуй, надо с выпивкой завязывать.
  - Да мы только развязались! - пресекла добрые намерения подруга. - Сейчас немного полежим и идем завтракать. У нас сегодня много дел.
  - Давай сегодня дома останемся, отоспимся, - застонала Марина. Ее уже начинал утомлять такой "активный" отпуск.
  - Не-не-не, - покачала головой Лилька. - Джейк вроде как выловил твой чемодан, по-моему, в нью-йоркском аэропорту. Занимается пересылкой. Но у нас на это нет времени, надо идти шопиться.
  - Опять?! - возмущенно заголосила Марина.
  - Первый раз вижу женщину, которая не хочет идти по магазинам.
  - Мне ничего не надо, - в который раз пыталась отмазаться она.
  - А на свидания ты в чем пойдешь? Мои вещи тебе не подойдут.
  - Какие свидания? - Марина прикрыла глаза рукой. - Лилька, уймись! Что ж из тебя все так и прет! Дай отдохнуть!
  - Отдохнешь в своей Москве! - отмахнулась та. - У тебя свидания три дня подряд: сегодня, завтра и послезавтра. Ты в чем собралась туда появиться?
  - Если учесть, что я впервые слышу об этих свиданиях, то я вообще никак не собиралась и не собираюсь! - огрызнулась Марина.
  - О! Опять утренняя злюка! Но ты мне даже такая нравишься, поэтому у тебя полчаса, пока я в душе. Собирайся, краситься не обязательно.
  Но посмотрев на умоляющее лицо подруги, сжалилась:
  - Ладно, поваляйся пока, я тебе смс-ну со второго этажа, как буду готова. Где твой телефон?
  Телефона в комнате не обнаружилось, не было его ни в одежде, ни в сумке. Они обсмотрели каждый сантиметр на полу и под кроватью, на случай, если он как-то выпал-закатился. Маринке стало неудобно, что она по пьяни потеряла телефон, который для нее специально подсоединил Джейк.
  - Может, я в машине его оставила? - неуверенно сказала она.
  - Точно! Наверняка в машине! - Лилька ринулась из комнаты. Марина поплелась следом через гостиную, коридор, прихожую ко входной двери.
  - А где все? - спросила Марина об обитателях дома. Надо было убедиться, что она не шокирует никого своим безумным видом полупьяной женщины в сиреневом халате. Хотя куда уж хуже!
  - Джейк на работе, дети не знаю - в школе, наверное. Джейк знает, что мне некогда, так что он за ними присматривает.
  - И ты так спокойна?
  - Если я знаю, что Джей чем-то занимается - я могу быть спокойна! - кивнула Лилька, открывая дверь и впуская в полутемную прихожую сноп солнечного света.
  - Повезло же тебе с мужем, - щурясь от яркого солнца, сказала Марина.
  - Это да! С мужем мне повезло! - снова кивнула Лилька, открывая дверь черной машины и залезая головой внутрь. Марина обошла машину и села на пассажирское сидение, обшаривая руками пол вокруг, пытаясь наткнуться на пропавший телефон.
  - Вот почему я не замужем: нет того, с кем я бы почувствовала себя надежно, - бормотала Марина себе под нос.
  - Посмотри в бардачке, - попросила Лилька, перегибаясь через водительское сиденье, разглядывая пол и заднее сиденье. - Ничего! Найдем мы тебе мужа! - заверила ее Лилька.
  - Зачем мне муж амерканец! Меня родители на порог не пустят с таким мужем.
  - Это точно! Зная твоих родителей, точно не пустят! Они у тебя молодцы! За чистоту нации!
  - Звучит очень уж националистически, - пожаловалась Марина.
  - А тебе вообще что он мужчины надо? Какой он должен быть в твоем представлении? Рост, вес, цвет глаз?
  - Да какая разница, - отмахнулась Марина. - Главное, чтобы с ним было спокойно, как за каменной стеной. Только не родился еще такой человек.
  Марина шарила рукой в полости бардачка. Кроме книги, руководства по машине, там было только черное портмоне, она раскрыла его и сразу уидела водительские права.
  - Слушай, а кто такой Патрик ОБрайен?
  - Кто? - переспросила Лилька с заднего сиденья.
  Ни одна из них не смогла бы сказать, почему им было так необходимо найти телефон именно сейчас.
  - Тут водительские права какого-то Патрика О'Браэна - это кто?
  - Где?
  - В бардачке.
  Лилька высунула голову в промежуток между водительским и пассажирским сиденьями.
  - В каком бардачке? - она покрутила портмоне в руках туда-сюда. Пожала плечами: - Понятия не имею.
  И вернулась к поискам телефона на заднем сиденье. Марина последовала ее примеру и продолжила обыскивать машину спереди.
  - Слушай, - что-то в голосе Лильки заставило Марину быстро оглянуться на подругу и увидеть ее безумные глаза, оглядывающие салон:
  - Это не моя машина!
  +++++++++++++++++++
  
  Они долго смотрели друг на друга с безумной паникой в глазах.
  - Как не твоя машина? - переспросила Марина, оглядываясь по сторонам в поисках чего-нибудь, на что можно было бы ткнуть пальцем и торжественно сказать: ну вот! это же твое!
  Но ничего не попадалось. Лилька тоже осматривала машину, почему-то она начала с потолка.
  - Лиль? - позвала ее Марина. - Ничего не трогай. Отпечатки сотрем, -попыталась она успокоить подругу.
  - Поздно, - вздохнула Лилька.
  - Что поздно? Лиль? Что происходит? - Марина почти кричала.
  - Сама в шоке, - ответила Лилька, переводя глаза на лобовое стекло. - Но это не моя машина, - показывая Марине на что-то глазами. Та повернулась и посмотрела на зеркало заднего вида, на котором висел освежитель воздуха. Этого точно не могло быть, потому что они только вчера обсуждали, что Лилька терпеть не может всякие освежители из-за искусственного запаха.
  - А вдруг там в багажнике труп? - зачем-то произнесла Марина задумчиво. Обе с визгом выскочили из машины и прижавшись друг к другу уставились на багажник с безопасного расстояния.
  - Слушай, ну давай включать мозги! - начала приходить в себя Марина.
  - Надо Джейку позвонить, - пробормотала бледная Лилька.
  - Так, погоди, - Марина взяла ее за руку, подвела к столику и двум креслам на веранде, где они позавчера так уютно попивали пиво, и заставила ту сесть. Обе продолжали не сводить глаз от Лилькиной машины, которая в какой-то момент перестала быть Лилькиной.
  - Точно не твоя? - почему-то шепотом переспросила Марина.
  - Номера не мои, - кивнула Лилька подбородком в сторону номеров на машине.
  - И как это вообще возможно?
  Лилька пожала плечами.
  - Кто-то ночью, пока мы спали, приехал, поставил точно такую-же как у тебя машину сюда, а твою забрал?
  - Погоди, - Лилька неожиданно отмерла. - Где мы поставили машину, когда в клуб приехали?
  - На стоянке супермаркета, потому что у клуба уже не было свободных мест и мы прошлись пешком до клуба.
  - Вооот, - Лилька многозначительно подняла палец вверх. - А назад мы сели в машину возле клуба, я это точно помню, хоть я и была пьяная. Там была горка, и я все думала, как бы сняться с ручника и не покатиться на впереди стоящую машину.
  - Так, значит ты намекаешь, что мы сели не в ту машину? - подитожила Марина.
  - Да я и не намекаю, я прямо говорю, что, кажется, мы угнали чужую машину, ик...
  Если бы не было так страшно, Марина бы точно рассмеялась.
  
  ++++++++++++++++++++++++++++++++
  Лилька привычным жестом сунула руку в карман халата, вытащила телефон и набрала Джейка.
  - Привет, дорогой! Как ты? - немного помолчала, слушая ответ. - Нет, ничего не случилось. Скажи мне номер моей машины, пожалуйста?.. Угу. Спасибо, любимый. До вечера.
  Марина продолжала вопросительно смотреть на Линьку, та продолжала сосредоточенно рассматривать машину.
  - Ну? - не выдержала Маринка.
  - Не моя, - покрутила головой Лилька.
  Улица, на которой жила Лилька обычно была безлюдной. Но тут появился сосед с собакой на поводке. Он поднял руку в приветственном жесте. Обе подружки дружно кивнули соседу. Это немного вывело из стопора.
  - А у тебя почему нет ни собак ни кошек? - спросила Марина, припоминая, что наблюдала немало соседей с собаками вблизи от Лилькиного дома.
  - У меня трое детей, - торжественным тоном матери-героини произнесла та. Мол какие тут собаки-кошки могут быть.
  - Ааа, - понимающе протянула Маринка. - А всегда хотела, но с моей работой... - Так ладно, надо же что-то делать?
  - Пойдем кофе попьем? - взмолилась Лилька.
  Они ушли в тень с палящего декабрьского солнца, заливающего всю улицу.
  После пары глотков черной живительной жидкости мозги начали из каши превращаться опять в мыслительный орган.
  - Надо поехать в клуб, - проговорила Лилька. - И оставить там машину, как и было.
  - Нет, надо сначала заехать на стоянку, посмотреть там ли твоя машина, убедиться, что все же эта - не твоя, а потом поехать в бар.
  - Вообще-то надо сразу в полицию, - вздохнула Лилька.
  - Мы были пьяные, в полицию нельзя. У тебя трое детей, - напомнила Маринка. - Давай так: душ, едем на стоянку у супермаркета, проверяем твою машину, а потом едем в полицию и я говорю, что я вела машину в слегка нетрезвом состоянии. Сколько по тутошним законам можно быть нетрезвой за рулем?
  - Ну сколько-то там промилей... - отмахнулась Лилька. - У нас все равно выше нормы на две головы.
  - Ну и что?! Я же честно пришла и призналась и машину вернула. Все честно расскажем. А как ты вообще в машину попала? Она не закрыта что ли была?
  - Этого я не помню. Но вот ключ подошел точно, потому что как-то же мы домой доехали! и точно на машине, я помню дорогу домой. Блииин, я была пьяная!
  - Так все! Душ, одеваться и поехали! - скомандовала Марина, вставая с высокого стула.
  
  ***
  Обе долго молчали. Лилька аккуратно вела чужую машину, а Марина перебирала в уме, все ли документы она взяла с собой для удостоверения ее личности.
  - Нет, Мариш, я так не могу.
  - Чего? - вынырнула из своих грустных мыслей та.
  - Я вела машину, я в нее села, ключи у меня, мне и отдуваться. Пойдем в полицию.
  - Нет, - отрезала Марина. - Ну сама подумай! Ну что они могут мне сделать, иностранной туристке?! Тем более за что? Какой состав преступления?
  - Ну вот тогда и мне не страшно, - парировала Лиля.
  - Вот ты упертая!
  - Сама такая!
  - Язык еще покажи!
  - Мммм, - Лилька высунула язык и обе наконец-то рассмеялись.
  Лилькина машина совершенно спокойно стояла на стоянке, там, где они вчера ее и оставили.
  - Ну вот, - показала рукой Лиля. - Вот моя малышка!
  - Слушай! - Марина открыла бардачок. - Скорее всего этот О'Браэн, он же и есть владелец машины?
  Лилька неуверенно кивнула, не понимая к чему клонит подруга:
  - Ну допустим.
  - Тогда у нас есть адрес владельца, - тыча пальцем в партмоне с водительскими правами.
  - Ты гений! - оживилась Лиля.
  - Тоже мне новость, - пренебрежительно фыркнула Марина. И обе наконец-то облегченно улыбнулись. - Ты показывай дорогу, а я за тобой на этой машине, оставим ее у дома, а я пересяду в твою. И все! Только как я поведу, без ключей...
  - А я ж не дура, я запасные ключи на всякий случай взяла, - Лилька покрутила ключом перед Маринкиным носом.
  - Ну все! Вот все и разрешилось! - Маринка порылась в сумочке, достала блокнот и ручку и написала короткую записку: "Извините! Оказалось, что у моей подруги точно такая же машина, как у вас. Вчера ночью я перепутала и по ошибке угнала вашу машину. Прошу прощения за неудобства. Прилагаю деньги за истраченный бензин. М"
  Она вытащила пятьдесят долларов и завернула их в листок.
  - Готово! - объявила она. - Теперь нас совесть вообще не должна мучить! И полиция не при чем!
  Так они и сделали. Подъехали к указанному в правах дому, припарковали машину на подъездной дорожке. Марина оставила записку с деньгами на водительском сиденье и шмыгнули в Лилькину машину.
  - Надуюсь на этом наши приключения закончены, - облегченно вздохнула она. - А то что-то у меня отпуск слишком бурно начался. Давай наверное завязывать с горячительными напитками!
  Но на этом история с машиной не закончилась. Вечером Лильке позвонили из полиции.
   +++++++++++++++++++++
  
  Катя Туманова стояла в дверях спальни, разглядывая спящих. Выдохшийся муж заснул на самом краю их огромной кровати, в одной руке мобильный, другая покоится на маленькой ножке их дочурки. Н-да, когда у детей режутся зубки - это вам не фунт изюма. Дочь разметалась по всей поверхности разбросав в разные стороны руки, ноги. Звезда! Вся в меня, гордо подумал Катя. Туманов вечно канючит, что Катя по ночам забирает большую часть пространства из его половины кровати. Ну и терпи! Жениться никто не заставлял!
  Девочка вздохнула-всхлипнула в сне, протяжно выдохнула и снова спокойно засопела носиком. Бедняжка измучилась этой ночью. Катя часами носила ее на руках, убаюкивая. Но успокаивалась дочь только в отцовских объятиях. Объяснить логически это было невозможно, хотя они и пытались: температура его тела? размер рук больше? может, его голос? Он всю Катину беременность разговаривал с ее животом. Доходило просто до скандальных ситуаций. Катя улыбнулась воспоминаниям. Ей только кажется, что он как-то по-особенному трясется именно над дочерью?! или он всегда был таким ненормальным? Она не могла припомнить, чтобы он так сходил с ума с мальчшками. Он и сейчас, даже во сне как будто оберегал свою дочь, сокровище, свою принцессу. Ох, избалует мне девку! Катя одновременно улыбнулась и покачала головой. Все-таки он ненормальный!
  Она на цыпочках подошла к кровати, потянула телефон из его руки - пусть еще часок поспят. Набросала еще одеял и подушек по периметру кровати, чтобы малышка не свалилась невзначай и вышла их комнаты, тихонько прикрыв за собой дверь.
  Надо начинать готовить завтрак, скоро мальчишки проснуться. Долгожданная тишина в доме. С четырьмя детьми тишина на вес золота. Она прошла на кухню, ступая голыми ступнями по теплым керамическим плиткам, присела на стул. Она всегда была жаворонком, и всегда любила вот это время: раннее утро, когда все спят и она предоставлена самой себе. Это было ее время. Отхлебнула чая из любимой чашки и перевела взгляд на холодильник. Нет, все-таки надо начинать готовить, хватить рефлексировать!
  Яблочные оладьи уже аппетитно дымились на большой тарелке, когда завибрировал ее телефон.
  - Кать, доброе утро! - Марина прилагала усилия, чтобы ее голос не дрожал и не начал срываться.
  - Привет отпускникам! - услышала она бодрый ответ супруги шефа. - Что-то не видно твоих фоток в бикини на пляже. Где фотоотчет об отпуске?
  Было немного странно разговаривать с кем-то из Москвы по телефону. С момента прилета в Штаты Марина ощущала себя как будто на другой планете.
  - Да как-то пока до океана не добрались, - ответила она. - Общаюсь с подругой, давно не виделись.
  - Ой, завидую тебе! Наболтаетесь! - Марина почти видела, как Катя мечтательно закатывает глаза. Близкими подругами они никогда не были, но довольно часто встречались на всякого рода корпоративных вечеринках. И симпатизировали друг другу.
  - Я надеюсь не разбудила? - Вежливо поинтересовалась Марина. - В Москве сейчас семь утра?
  - Я завтрак готовлю спиногрызам, так что никаких проблем, - Марина слышала в трубке журчание воды и звон посуды. Неудобно было беспокоить Катю, но деваться было некуда.
  - Кать, я пыталась дозвониться до Романа, но он не отвечает.
  - Ох, Мариш, он спит, я забрала у него мобильный. Он вчера полночи с малышкой провозился. Маленькое чудовище спит только у него на руках, меня она просто игнорирует. На данный момент я для нее представляю интерес только в качестве еды.
  Марина улыбнулась. Семья шефа всегда вызывала у нее теплые чувства. Трое сыновей и недавно родившаяся девочка приводили всех коллег в умиление и восторг. Малышку еще никто не видел, но Туманов уже гордился своей принцессой настолько, что готов был рассказывать о ней часами, были бы свободные уши.
  - О прости! - Марина не знала как быть.
  - Ничего-ничего! А ты чего звонишь? Что-то случилось?
  - Да... я хотела поговорить с Романом...
  - Таак, колись, что случилось? - Катя поднажала, почувствовав нерешительность в голосе Марины.
  - Да тут такое дело, Кать ... я, кажется, угнала чужую машину и завтра должна явится в полицию, хотела поставить его в известность...
  Буквально через десять минут перезвонил Туманов.
  - Ну вы, девочки, даете! - без приветствий хохотнул он.
  - Роман Георгиевич, - начала Марина официально. - Нас вызвали в полицию завтра утром, и я посчитала нужным предупредить вас...
  - Понятно, - оборвал ее Туманов. - А теперь давай подробно, во всех деталях, что произошло?
  +++++++++++++++++++++
  Лилька долго уговаривала Марину остаться дома, пока она съездит в полицию, но Марина уперлась рогом: они едут вдвоем и точка. Когда Марина прижимала решение, свернуть ее с пути было нереально.
  
  --------------------------------
  Солнце заливало зеленую, как у нас летом, листву деревьев. Дорога вилась серой змейкой. Лилька молча сосредоточено вела машину.
  - Это и есть полицейский участок? - удивилась Марина, глядя на аккуратненький одноэтажный домик из красного кирпича, притаившийся в тени деревьев. Если бы не большая парковка слева от здания да полицейская машина прямо у входа, Марина бы подумала, что это чей-то жилой дом.
  - Угу, - Лилька все так же сосредоточено вытащила ключи из зажигания. - Кстати, у тебя сегодня вечером свидание, - все так же буднично продолжила она. - Работает в банке, и рост нам подходит. Мы же с тобой девушки не маленькие. Ой! - Лилька налетела на остановившуюся в ступоре Марину.
  - Ты в своем уме? - повернулась она к Лильке. - Мы поднимаемся по ступенькам полицейского участка! - она многозначительтно подняла указательный палец кверху, пытаясь призвать Лильку прочувствовать ответственность момента.
  - Да ладно! Где наша не пропадала! - отмахнулась та.
  В отличие от шаблонных полицейских участков из американских фильмов, внутри было тихо и прохладно. Даже слишком прохладно, Марина даже поежилась и запахнула легкую джинсовую курточку. 'Морг у них тут недалеко что ли!'
  Полицейский в черной униформе, встретивший их у самого входа, провел вглубь большого помещения со множеством столов с небольшими перегородками между ними. Подвел к двери с надписью 'Шеф полицийского участка....'. Имя Марина не успела дочитать, и они с Лилькой оказались в кабинете. Из-за стола напротив стеклянной двери им навтречу встал высокий мускулистый шеф.
  - Добрый день, миссис Буш? - он вопросительно посмотрел на Лильку. Как он понял?!
  - Добрый день, офицер! - Марина решительно шагнула ближе к столу и начала заготовленное наступление: - Меня зовут Марина Викторовна Волошина.
  - А... - открыл было рот полицейский, но был тут де прерван продолжением Маринкиного монолога.
  - Даже не пытайтесь произнести, потому что русские имена очень сложные, - она понимающе улыбнулась ошеломленному шефу полиции.
  - Э ... - он перевел глаза на Лильку, пытаясь понять что происходит. Та еще больше округлила и без того распахнутые от удивления глаза и перевела их на Марину с видом: сама в шоке, давайте, посмотрим, что будет дальше.
  - Я турист, - продолжила Марина, не давая ему вставить слова, и почему-то тыча себе пальцем в грудь. - Приехала погостить к подруге по колледжу. - Ткнула тем же пальцем в обездвиженую Лильку. - Вот мой паспорт... - Марина протянула красную книжечку все еще стоявшему полицейскому. Он уже протянул руку, чтобы взять паспорт, но Марина резко отдернула руку с паспортом: - Погодите... погодите... - она стала быстро перелистывать страницы паспорта.
  Полицейский снова перевел глаза на Лильку и нахмурил брови. Плохой знак, подумала Лилька, набирая в грудь воздух, чтобы объясниться.
  - Вот! - воскликнула Марина, тыча пальцем в страницу в паспорте и показывая ее приподнявшему брови офицеру. - Вот моя виза, я здесь на совершенно законных основаниях...
  Лилька закатила глаза к потолку, прекрасно понимая, что Маринка включила 'дурочку'. Только вот чем это закончится...
  - Мэм, - начал бедняга низким голосом, пытаясь показать, кто здесь хозяин. Не на ту нарвался!
  - Послушайте, мы...
  - Мэм, - снова прервал ее полицейский немного понизив тембр голоса и приосанившись.
  - Все это большое недоразумение... - продолжала Марина.
  - Мэм...
  - Послушайте, машину...
  - Мэм...
  - ... вела я. Вы можете ....
  - Мэм ...
  - ... снять опечатки пальцев, они там в машине повсюду. Мои! Отпечатки! А сличить их сможете с теми, которые я сдавала на визу, - Марина тараторила с бешеной скоростью заготовленную на английском речь, боясь, что не успеет закончить. И правильно боялась, потому что лицо полицейского стало красным как помидор, он ударил обеими реками по столешнице и в последний раз выкрикнул:
  - МЭМ...
  Лилька и Маринка чуть опрянули от громкого звука, обе одновременно окрыли рты, потом так же синхронно их захлопнули, понимая, что вот в данный момент точно лучше немного помолчать.
  В кабинете стало так тихо, что если бы здесь была муха, то можно было бы услышать, как она пролетает. Но никаких мух здесь не было. Зато из-за двери стал доносится шум приближающихся голосов.
   Дверь распахнулась и в кабинет вкатился маленький пухлый человечек в костюме тройке с огромной блестящей лысиной во всю макушку и жиденькими длинными волосам, веером лежащими на его плечах.
    - ... вы не имеете права допрашивать мою клиентку, - бросил он сопровождающему. - В чем ее, кстати, обвиняют? - Это уже было адресовано шефу полиции.
    Завидев маленького человечка, тот устала кивнул полицейскому в дверях, отпуская его заниматься своими делами, сел в кресло, поерзал, удобно устраиваясь, и подперев рукой щеку почти простонал:
    - Барри!
    Марина с Лилькой переглянулись, перевели взгляд на маленького человечка, ростом едва доходившего Маринке до плеча:
    - Барри Стейнфилд, - представился коротышка, еле заметно кивнув двум замершим дамам в центре комнаты, и повернулся снова к шефу полиции.
    Лилька и Маринка, как по команде, тоже повернулись в ту же сторону, ожидая продолжения.
    - Итак, что здесь происходит? - коротышка выпятил грудь, видимо, чтобы казаться побольше.
    - Барри, - устало обратился к нему шеф полиции. - Мы не в зале суда.
    Коротышка чуть расслабился, но грудь оставил выпяченной.
    - Я пригласил владелицу машины Лили Буш и вот этих господ, - он кивнул куда-то назад от того места, где стояли Лиля и Марина. Те обернулись и с удивлением обнаружили, что все это время в кабинете находились еще двое мужчин, они сидели на стульях, расставленных в ряд вдоль стены с дверью, поэтому входящие их не заметили.
    Барии повернулся, осмотрел мужчин с головы до ног:
    - Так-с, ну и кто это? - снова развернулся к шефу в ожидании объяснений.
    - Барри, а можно поинтересоваться, что ты здесь забыл? - шеф полиции устало потер переносицу.
    - Я представляю интересы моего клиента... - он пошарил рукой в портфеле, достал ворох бумаг, поперелистывал их и торжественно прочитал по слогам:
    - Мисс Мэринэ Вё-льо-щи-нэ, - оторвал взгляд от бумажки и вопросительно посмотрел сначала на Марину, потом на Линьку и обратно, полностью не уверенный, кто из двух дам его клиент.
    Марина, как нерешительная первоклассница, подняла правую руку вверх.
    Все как будто ждали именно этого сигнала, чтобы заговорить одновременно:
    - Офицер, простите мою подругу, она из другой страны... Ты что сдурела? Здесь так нельзя с полицией разговаривать, - процедила Лилька Марине на русском и снова повернулась к шефу, продолжая объснять уже снова по-английски. Тем временем она вытянула правую руку перед Маринкой, то ли пытаясь ее защитить от праведного гнева шефа, то ли в попытке закрыть ее своим телом.
    - Я пригласил вас всех... - начал шеф полиции.
    - Я жду объяснений, какие статьи инкриминируются моему клиенту...
    - Давайте по существу дела... - подал голос один из сидящих сзади. Он подошел к основной группе в центре кабинета. Второй из сидевших сзади мужчин последовал за ним.
    - А что вы делаете завтра вечером? - услышала Марина глубокий тенор за своей спиной. У нее аж мурашки по спине пробежали от этого голоса. Ей послышалось или его обладатель действительно улыбался?
    Решив проверить, она повернулась и утонула в чуть прищуренных орехового цвета глазах.
    - Ну, по всей вероятности сижу в кутузке, - улыбнулась она в ответ.
    - Жаль, - расплылся он в белозубой улыбке. - Я знаю одно место, где готовят потрясающие десерты. Учтите, это место знают только местные жители. Вы не найдете его ни в одном путеводителе!
    Марина хохотуна, все еще глядя ему прямо в глаза.
    - Кстати, я Патрик ОБрайн, - сказал он, протянув руку для рукопожатия.
    Марина пожимала теплую сильную ладонь, когда до нее дошло: - О! Так это мы вашу машину спионерили?!
  
  -----------------------
  
  Шеф полиции позволил себе еще полминуты понаслаждаться гвалтом в своем кабинете, после чего решил что все-таки надо приводить всех к порядку.
  - Тишина! - не прокричал, а сказал он, но прозвучало это очень внушительно, так что все разговоры разом прекратились.
  - Я собрал вас всех... кроме мистера Стейнфилда, - он внимательно посмотрел на коротышку. Тот выпятил вперед губы, как обиженный ребенок, но подчиняясь начальственному тону шефа, промолчал. - Я еще не решил, каким образом ты, Барри, причастен к произошедшему, поэтому можешь пока остаться.
  Коротышка снисходительно кивнул.
  - Заявитель: Патрик Обрайн, свидетельница: Лили Буш и представитель компании-производителя автомобиля: Викс Диксон, - продолжил шеф. - Приглашены сюда для дачи разъяснений по необычному случаю, произошедшему три дня назад. Заявитель припарковал машину на Честнат стрит, когда он вернулся, машины на месте не оказалось. Я правильно излагаю? - спросил он Патрика Обрайна.
  Тот кивнул.
  - К нам в полицейский участок поступило заявление об угоне машины господина Обрайна, мы зарегистрировали файл под номером 3712 и начали расследование. - он внимательно посмотрел на коротышку адвоката, мол, это специально для тебя, чтобы потом не было никаких возмущений. - На следующий день господин Обрайн заявил о том, что обнаружил машину у своего дома с запиской с извинениями, деньгами за бензин и мобильным телефоном.
  Лилька с Маринкой переглянулись - это ж надо было так спалиться! Все-таки, проклятый мобильный был в машине! А ведь так хорошо все придумали с возвратом машины владельцу!
   - До того как продолжить разбирательство, я хотел бы уточнить у миссис Буш, почему вы пришли в участок с мисс Воллос... - он посмотрел на Маринув ожидании поддержки.
  - Волошиной... - помогла та.
  Шеф благодарственно кивнул.
  - И почему господин Стейнфилд готов представлять интересы мисс ... - он уже даже не пытался произнести фамилию, а сразу посмотрел на Марину и та покорно закончила за него:
  - Волошиной.
  Лилька набрала побольше воздуха в грудь и начала:
  - Марина Волошина моя подруга по колледжу. Она приехала ко мне в гости провести отпуск. Вы видели ее документы и вот мои водительские права, удостоверяющие мою личность.
  Шеф кивнул, даже не взглянув на документ - при входе в полицейский участок документы уже проверялись и с них сняли копии.
  Она повернулась к коротышке:
  - Простите, я не могу объяснить ваше присутствие здесь,- полушепотом сказала она ему, чуть пожав плечами.
  Адвокат дождался своего звездного часа:
  - Начальник мисс Вольошиной, - адвокат заглянул в бумаги. - Господин Туманов, через своих друзей попросил меня представлять ее интересы по данному случаю.
  Марина от удивления открыла рот: так вот откуда ноги растут! Туманов прислал тяжелую артиллерию!
  Шеф и адвокат внимательно посмотрели друг на друга, как многолетние противники.
  - Ты же даже не знаешь в чем ее обвиняют! - съехидничал шеф, но прервал себя на полуслове. - Мы провели некоторое расследование и выяснили, что марки машин миссис Буш и мистера Обрайна одинаковые, кроме того куплены в течение последнего месяца, то есть могут быть из одной партии. Мы связались с компанией-производителем данной марки и мистер Диксон любезно согласился проконсультировать нас. Но сначала, я хотел бы услышать вашу историю, миссис Буш.
  - В тот вечер мы поехали в ночной клуб Платинум Найт... - начала Лилька.
  Шеф поднял указательный палец вверх, беря пауза, что-то набрал на компьютере и кивнул головой, как будто подтверждая свою теорию:
  - Который находится на Честнат Стрит.
  Лилька пожала плечами:
  - Наверное, я не знаю адреса. Все парковое места возле клуба были уже заняты и нам пришлось оставить машину на парковке супермаркета через дорогу от клуба.
  По комнате прокатился всеобщий вздох то ли облегчения, то ли понимания.
  - Мы немного выпили в клубе...
  На этих словах глаза начальника загорелись, как у гонцей почуявшей кровь. Но встретившись с насмешливым взглядом адвоката: ну-ну, попробуй, все равно времени прошло много, степень опьянения доказать невозможно, - свет в глазах шефа тут же потух.
  - ... а когда вышли из клуба сели в машину, припаркованную тут же рядом и поехали домой.
  - Как вы открыли машину?
  - Ключом, - кивнула Лилька. - Ключ подошел, мы даже и не поняли, что машина не моя, пока не начали искать треклятущий телефон следующим утром.
  - Именно по нем мы и пробе всю информацию, - подтвердил шеф. - Спасибо, вы еще и номер на обратной стороне написали таким огромным шрифтом.
  Все улыбнулись и напряжение в комнате спало.
  - Это мой муж, - объснила Лилька. - Я не дружу с номерами.
  - И работаете в банке? - удивленно приподнял бровь шеф.
  - Мне нужна специальная формула, без нее никак, - пошутила Лилька и все рассмеялись.
  - Почему не заявили в полицию?
  Лилька пожала плечами и сказала правду:
  - Испугались.
  Шеф понимающе кивнул.
  - До вашего появления мистер Обрайн изъявил желание забрать заявление об угоне и прекратить дело. У кого-нибудь есть возражения?
  Шеф обреченно посмотрел на хмыкнувшего адвоката.
  - Ну начинается, - закатил он глаза к потолку. - Адвокат? - разрешая тому говорить.
  - Я хочу обратить внимание всех присутствующих, - начал коротышка. - Что никакого ущерба заявителю моей клиенткой причинено не было. Более того, потраченный бензин был возмещен в денежном эквиваленте.
  Он повернулся к Марине за подтверждением, и та кивнула.
  - Однако, данный случай имел место быть. И произошел он по вине производителя машин. Насколько я понимаю, ключи и дистанционный сигналы должны быть уникальны. Как вы объясните произошедшее, господин Диксон?
  Бедняга снемного съежился от напора адвоката:
  - К сожалению, такое бывает, но крайне редко. По правде сказать, это первый случай в моей практике и практике моего отделения. Я могу сказать со всей ответственностью, что вероятность такого совпадения один на миллион. Мы не понимаем, как такое могло произойти в одном городе, такого просто не может быть. Тем не менее мы приносим свои извинения за возможные неудобства.
  - Возможные? - возмутился адвокат, чуть не съехав на фальцет.
  Шеф пробурчал себе под нос:
  - Барии в своем репертуаре...
  - Возможные?! - продолжал адвокат. - Несчастный заявитель остался один ночью без средства передвижения. Ему пришлось вызвать полицию для разбирательства! А вы представляете себе шок моей клиентки и ее подруги, когда они обнаружили, что машины не принадлежит им! А работа полиции, время, которое они потратили на данное дело! И вы это называете: "возможные неудобства"?
  - Господин Стейнфилд, вы не дали мне закончить...
  Оба понимали, что представитель компании лукавит. Он надеялся поставить точку в этом деле, отделавшись только извинениями. Ну в худшем случае предложив скидку при покупке следующей машины заявителю, ведь он пострадавшая сторона. Но видя рвущегося в бой адвоката, понял, что прийдется выкладывать весь список, разрешенный начальством. Но он не знал, с кем связался
  - ... мы предлагаем скидку в 3 процента при покупке следующей машины заявителю, - торжественно изрек он.
  - Что? - переспросил Барри с усмешкой. - Вы кажется не совсем понимаете ситуацию, уважаемый. Я сейчас вам очень подробно ее объясню. По вине вашей компании, моя клиентка и заявитель оказались в этой очень неприятной ситуации. Мою клиентку могли обвинить в угоне машины. Вы вообще понимаете, что жто означает для нее, - он указал пальцем на Марину. - Для иностранки, являющейся благонадежным гражданином своей страны?! Срок тюремного заключения, крах всей ее карьеры, международный скандал!
  Если бы не излишний пафос в речи адвоката, Марина бы перепугалась до смерти. Но слушая его напыщенную речь, понимала, что это все направлено на достижения некоей цели.
  - Вы, компания-производитель, оплатите все адвокатские издержки и все затраты полицейского участка.
  Представитель компании кивнул.
  - Бесплатное техобслуживание машин мистера ОБрайна и миссис Буш пожизненно.
  Представитель немного ошалел от такого нахальства и хотел было возразить, но адвокат опередил:
  - В противном случае, нам прийдется подавать в суд на компанию-производителя, и вы прекрасно понимаете, что мы выиграем.
  - 5 процентов на покупку следующей машины, - покорно кивнул несчастный Диксон.
  - 15 процентов для мистера ОБрайна, миссис Буш и членов их семей, включая жен, мужей и детей.
  - У меня нет таких полномочий, - покачал головой Диксон.
  - Очень жаль! - ответил адвокат. - Я дам вам день на обсуждение этих условий с вашим начальством. Я жду положительный ответ завтра до полудня, иначе мы подаем исковое заявление.
  - Это шантаж?
  - И еще одно, - продолжил коротышка, как будто не услышав реплику Диксона. - Вы бесплатно предоставляете машину для госпожи Вельошиной по ее выбору, в любое время ее пребывания в любой точке Соединенных Штатов на любой срок пожизненно. Я передам все условия в письменной форме по электронной почте в течение следующих двух часов. Так что? - повернулся он к шефу. - Мы можем считать инцидент исчерпанным?
  В этот момент в дверь постучали, вошедший полицейский растерянно сказал:
  - Там пресса у входа в здание. Они требуют интервью с шефом полиции по курьезному случае от угоне и возврате машин.
  - А журналисты-то откуда пронюхали?? - спросил, сузил глаза и возрился на адвоката испепеляющим взглядом.
  - Не я! - ответил тот, поднимая руки вверх. Немного подумав, они оба разом повернулись и посмотрели на Диксона. - Что? Антиреклама - это тоже реклама? - спросил Барии Диксона с усмешкой. - Это вы слили эту историю журналистам? А те и рады ухватиться в надежде, что она попадет на национальное телевидение. Каждому хочется засветиться.
  - Только этого мне не хватало, - прошептала Марина Лильке. - Пьянство, угон машин, угроза тюремного заключения, а теперь еще и мое имя будет мелькать по телевидению. Хороший у меня отпуск в этом году получился! - А еще у тебя вечером свидание, - хохотнула Лилька.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Савченко, "Последняя черта"(Антиутопия) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Григорьев "Проклятый.Начало пути"(Боевое фэнтези) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"