Поляков Илья Игоревич: другие произведения.

Сказка для гаальца, фрагмент 11

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  - Это сумасшествие, - Антаанар тихо прошептал эти слова себе под нос, уже, наверное, раз в двадцатый, - ничего не получится!
  
  Я же боролся с желанием пристрелить врача и потому сжал челюсти, чтобы не рявкнуть на него. Кар нещадно трясло, а коробки с грохотом подпрыгивали в кузове, ударяясь друг об друга. Если Лап продолжит так его вести, то до цели мы можем не добраться. Одной рукой я держался за внутреннюю стенку ящика, в другой был зажат лазерник. Всех нас объединяло чувство беспокойства, разлитое в воздухе. Чем ближе был космопорт, тем сильнее мы нервничали. Антаанар сердито сопел рядом со мной, к чему я был мысленно готов. Закупившись всем необходимым для нашей операции, я объяснил суть своего плана своим спутникам, и встретил яростный отпор со стороны дока. Может быть ему не понравилось, что его имущество отправится отдельно. А может быть он был против того, чтобы оказаться вместе со мной в запертом пространстве, весьма ограниченном и прикрытым сверху громадными подносами с вакуумными упаковками. Надо сказать, от этой идеи не был в восторге никто. Сдобный запах приятен только первые несколько минут. Да и компанию каждый предпочёл бы другую.
  
  К примеру - наш Лапа с удовольствием поменялся бы местами с Антаанаром, но юный грагал в качестве курьера более безопасен, чем хмурый человек, или сильно нервничающий "гаальский специалист". Поэтому я посадил за руль раздобытого гравикара своего пассажира. Признаюсь, это было отвратительное решение, но другого - у меня не было. Лапочка никак не мог нормально справиться с регулятором скорости, из-за чего нас мотало туда-сюда, а контролер высоты был поврежден и без нашего вмешательства, так что поездочка нам предстояла ещё та. Добавьте к этому то, что наш водитель никогда прежде даже не пробовал управлять каким-либо транспортным средством, а так же то, что он был ранен в ногу. Пришлось обмазать его белым дурнопахнущим гелем, вызывающим поверхностную анестезию, обмотать ногу толстым слоем плёнок, и, всё равно, глядя на него - я понимал, что полностью избавить его от боли нам не удалось.
  
  - Даже если мы сумеем добраться до вашего корабля - нас всё равно пристрелят! Мма... - Мой "сокамерник" явно не обладал должной долей оптимизма. - Если нас не убьёт манера вождения вашего протеже, то это сделают бандиты!
  
  - Док, заткнитесь. - Я устало потёр глаза и выглянул в небольшую прорезь, которую предусмотрительно просверлил для наблюдения. Взгляд мой упёрся в стенку багажника, еле-еле вместившего в себя грузовую платформу, которую мы с огромным трудом затащили в кар. Смотреть было не на что. - Если вы будете шуметь, то наши шансы упадут до нуля.
  
  Антаанар недовольно зашлёпал губами, но замолчал. Я же сосредоточился на табло электронных часов. Предположим, что гаальским службам потребуется десять минут для того чтобы успеть среагировать на звонок. Я верил, что у них есть отрепетированные заранее схемы поведения в случае подобных сообщений. Добавим к этому времени десяток минут, пока посол человеческой расы не свяжется с ними, и не накрутит им... хвосты. Ещё минут пятнадцать уйдёт на формирование отряда и для того чтобы добраться до нужного ангара. Если, конечно же, они уже не там. Когда мы с Лапочкой сбегали с корабля, мы произвели довольно много шума. То, что со мной ещё не связались, могло значить, что-либо полиция так и не прибыла, либо - что они там и они не на нашей стороне. Значит - минут сорок. Плюс-минус. Значит, пора. Я активировал комм.
  
   - Посольство Конфедерации Людских Планет, здравствуйте. Чем могу быть вам полезна? - мягкий приятный женский голос звучно раздался из динамика комм-устройства.
  
  - Девушка! Помогите! Меня похитили! - я яростно зашептал в микрофон, стараясь, чтобы мой голос дрожал, словно если бы я нервничал, и моей жизни угрожала опасность. Особых усилий прилагать не пришлось - ситуация и впрямь была не самой спокойной. Нас как раз в очередной раз мотнуло из стороны в сторону. - У них оружие! Пожалуйста, помогите!
  
  - Успокойтесь, что...
  
  - Я не могу долго говорить! Мне удалось найти комм, но они рядом. Я уверен, что... Пожалуйста, помогите мне! Их много! Это какие-то бандиты! - теперь мне оставалось только назвать точку встречи и дать сигнал Антаанару.
  
  - Кто они? Какие бандиты?
  
  - Я не знаю! Они схватили меня и куда-то везут. Мне... Мне кажется один из них говорил что-то про космопорт... Я слышал, что они хотят заблокировать чей-то корабль. - Я махнул рукой врачу.
  
  - Успокойтесь, как вас зовут? - Я услышал шум на другом конце луча связи. Что же док медлит?
  
  - Я... Меня зовут Джон. - Второе имя, которое пришло мне в голову. Первым было мое собственное, но черта с два я его назову. Тем временем я пнул Антаанара и тот тихонько захрипел. - О нет! Кажется кто-то ид...
  
  - Эй ты! Что это ты делаешь?!
  
  - Нет, нет, пожалуйста... - И я оборвал связь.
  
  Любой звонок в посольство - отслеживается. Моё комм-устройство наверняка успели выследить, записать его номер, и теперь лишь вопрос времени, когда меня найдут. К тому же я оставил им неплохие подсказки. Только бы они не запретили взлёт всем космолётчикам. В этот момент мы как раз пересекали границы космопорта. Всё, что нам остаётся, это надеяться, что план сработает и бандитам будет не до нас. Прямо сейчас они несколько заняты, ведь им нужно разобраться с "Элизой". Я усмехнулся, вытирая влажные ладони о куртку.
  
  План "К Элизе" до смешного прост. Единственное, что он требует - это денег. Это ещё один фокус контрабандистов, который уже довольно давно используется разными способами. Суть его такова - предположим вам нужно доставить что-то на корабль таким образом, чтобы никто ничего не заметил. В таком случае у пилота объявляется некий воздыхатель, который буквально засыпает его кучей мелких доставок. Сувениры, цветы, сласти, фрукты, подарки. Не важно, что это будет, главное, чтобы этого было настолько много, чтобы в итоге курьеры создали толпу. Формируется это путём заказа череды срочных доставок со всех магазинчиков в космопорте. Разумеется, таможенники знают об этом фокусе и потому этот способ так же хорош тем, что через него очень легко дать какому-нибудь чиновнику взятку, причём так, что никто не заметит. Пока часть инспекторов будет занята досмотром поступающих товаров, другая будет занята сдерживанием толпы курьеров, у которых жесткий график и которые не получат премиальных, если не доставят посылку вовремя. И все они создают дикий шум и гам, требуя у всех вокруг сказать, кто же та самая "Элиза" (тут требуется подставить любое имя), которой нужно срочно доставить двести семнадцать бабочек, пятнадцать пирожных, сорок две заколки, набор ритуальных ножей, бутылку вина и прочее.
  
  Разумеется, в этот раз всё будет не так просто. Сомневаюсь, что бандиты будут прятаться у всех на виду. Но появление большого числа каров их напряжёт, и они пошлют кого-нибудь разобраться с ситуацией. А курьеров будет становиться всё больше и больше. И когда появятся полиция - поднимется такой переполох, что трое неприметных личностей, прошмыгнувших на корабль, могут остаться незамеченными. Таков план "А". Даже из нутра ящика, спрятанного на подлетавшем гравикаре, я расслышал тот гвалт, который царил в доке, с моим кораблём. Лап должен был выполнить роль ещё одного курьера, который привёз... пирожки. Часть вакуумных упаковок было специально проколото, чтобы добавить на всякий случай запах, который мог скрыть наше присутствие. Когда мы грузили эти хлебобулочные изделия, оба моих спутника смотрели на меня как на идиота.
  Гравикар затормозил, и гул голосов усилился до неимоверности.
  
  - Я первый пришёл!
  
  - Куда вы направились, любезный...
  
  - Позвольте, как это здесь нет...
  
  - Могу вас заверить, я должен был доставить...
  
  - В очередь, в очередь!
  
  Я еле удержался от удовлетворённого хмыканья. Греф проделал действительно большую работу. И наверняка потратил огромное количество моих денег. Большая часть из них, конечно же, вернётся, за несостоявшуюся доставку. Но далеко не все. И пускай. Стрясу с заказчика. Сквозь еле заметную дырочку, через которую практически невозможно было ничего различить, я наблюдал за тем, как Лап, выгрузивший платформу, направляется к растерянным бандитам, пытавшимся хоть как-то привести этот хаос к порядку. Сердце мое почти остановилось. Наш контейнер специально был ослаблен с одной стороны, чтобы стенку можно было выбить, и я бы оказался снаружи почти моментально. Это доставляло неудобство во время поездки, так как на него нельзя было опираться, но сейчас подобный ход мог сыграть нам не руку. Я чуть плотнее перехватил пистолет.
  
  - Срочная доставка, "Выпечка пирогов и пирожков", распишитесь, пожалуйста. - Эту фразу я с Лапой репетировал все время, пока мы собирали ящики. Поэтому она прозвучала уверено, быстро и нетерпеливо. В моем поле зрения появился Лапочка, которого я обрядил в желтый комбез, снабдив его дополнительно... красной кепкой.
  
  Эту кепку я искал специально. Среди всей этой разношёрстной гаальской толпы мне был нужен ориентир, чтобы я мог в любую секунду сразу же понять, где находится мой пассажир. Был у этого и обратный эффект. Столь яркая кепка была центром всех взглядов, отводя внимание наблюдателя от лица Лапа. Если кто-то посмотрит на него, то первое, что он заметит, будет как раз это ярко-красное навершие его головы. Потом будет комбинезон, который совершенно чудно контрастирует с головным убором, словно это части двух разных нарядов. Как оказалось - из-за того, что прорезь для наблюдения была исключительно мала, благодаря яркому цвету головного убора я мог наблюдать за передвижениями своего пассажира, почти не напрягаясь.
  
  - Юноша, позвольте, ваше прибытие...
  
  - Я раньше пришёл, где Фарид? У меня для него доставка!
  
  - Какой Фарид?! Мне нужно доставить цветы для Дааинары.
  
  - Отойдите! Здесь нет ни Фарида, ни Дааинары, здесь вообще никого нет!
  
  - Добросердечный представитель народа фэй, если вы позволите, у меня есть доставка...
  
  Я довольно улыбнулся, но тут внезапный холодок прокатился по моей спине. А что... Что если кто-то из них знаком с этой уловкой? Если они подчинённые космического пирата, то они должны знать парочку другую фокусов из арсенала контрабандистов. А эта была довольно известна, как я уже упоминал. Пираты занимаются подпольными доставками куда чаще обычных пилотов. Я почувствовал, как вспотел, но постарался отогнать плохие мысли. Если бы они знали... А как бы они поступили? Я бы на их месте сгрудил бы все посылки в кучу и сжег. Чтоб уж наверняка. Или я нужен им живой? Думай... Нет, стреляли на поражение. Значит, живым я им не нужен. Про Антаанара они не знают, Лап - сопутствующий ущерб. От размышлений меня отвлёк чей-то громкий голос.
  
  - Внимание! Вас обманули! Никто вам не заплатит! Расходитесь.
  
  Угу. Как же. Прежде чем разойтись они побудут здесь ещё какое-то время, которое нужно для прибытия полиции. А мы, тем временем, спокойненько проберёмся на борт и улетим. То, что говорил неизвестный мне бандит, утонуло в шуме возмущенных голосов. Каждый стремился, чтобы именно ему лично объяснили, почему ему не заплатят и что делать с товаром. Осталось ещё немного. Всё идёт почти идеально. Ещё немного и снова космос. Я доберусь до корабля и... застряну на планете. Мысли взбудоражено понеслись вскачь. Как я, чёрт возьми, мог забыть, что для взлёта требуется прогрев двигателя, который займёт кучу времени? И требуется разрешение на взлёт, открытый ангар, чистое небо... На разрешение можно наплевать, крышу ангара если нужно я просто пробью, от других кораблей и каров я увернусь, но с холодным движком мой корабль лишь грузная куча металла. Судорожно я выхватил комм и вызвал Грефа.
  
  - Греф!
  
  - А, что? - корабельная программа выудила голос пилота из шума толпы, и мой железный помощник ответил мне растерянным тоном.
  
  - Срочно! Начинай прогревать движок!
  
  - Леонид, что вы де... - Док попытался что-то сказать, но я от него отмахнулся.
  
  - Что? Но... - Греф замолк, после чего переключился на свою электронную версию голоса, безэмоциональную и сухую. Никаких шуток. - Данная операция невозможна.
  
  - Какого...? Почему?! Отвечай, быстро!
  
  - Доступ заблокирован. - Этот бестелесный умник переходит на подобный тон весьма редко, чаще всего если не может подобрать подходящую, на его взгляд, шутку для той или иной ситуации. - Все задачи, связанные с управлением полёта корабля, выключены из списка доступных для выполнения команд "Дружелюбного Интерфейса" под кодовым именем "Греф", в соответствии с протоколами безопасности.
  
  - Слушай сюда, шутник корабельный, - времени на эти витиеватые объяснения у нас не было, и я почувствовал, что начинаю паниковать, - мне плевать, что тебе там заблокировано. Капитанский доступ - разрешить для "Друже..."... для Грефа полный доступ. Открыть входной шлюз и начать процесс прогрева двигателей.
  
  - Открыть входной шлюз. Приказ распознан, выполнено. Начать процесс прогрева двигателей. Приказ распознан, выполнение невозможно. - После этого мой "второй пилот" почти жалобно выдал. - Леня, я не могу. Я на это не запрограммирован. В соответствии с протоколами безопасности...
  
  - Да чихать я хотел на то, что, как ты считаешь, ты можешь или не можешь. - Ох, зря я повысил голос. Всё, нас обнаружили. Почти наверняка. - Ты чертова программа, хакнутая грёбанными пеленгами! Для тебя "протоколы безопасности" - пустой звук! Мне не важно, как ты сейчас получишь этот доступ! Скачай дополнение, взломай базу данных, взорви что-нибудь, переналадь внутренние системы корабля - что угодно. Просто сделай это! И сделай это быстро.
  
  После этого единственное, что мне оставалось, так это выбить пинком стенку ящика и броситься в прохладный воздух уудланского ангара. Ни Антаанар, ни Лапа, кажется, так и не поняли, что произошло. Зато кое-кто из бандитов уже направлялись к громкоговорящему контейнеру. Курьеры ещё не успели среагировать, продолжая настойчиво требовать росписи в их бумажках, подтверждавших доставку. По всему ангару были гравикары, несколько фонсеров (*), стопки коробок, букеты, грузовые платформы и просто неимоверное число гаальцев. Я бросился к ближайшей платформе, успев выкрикнуть заранее оговоренное слово.
  
  - ПОШЁЛ! - Лап дёрнулся, словно от удара, а те, у кого были эмблемы, заозирались, вскидывая оружие.
  
  И началось подлинное безумие. Если прежде я думал, что, то, что происходило в ангаре, является эталоном хаоса, то теперь я понимал, как сильно я ошибался. Один из бандитов, подняв вверх свою пушку, выстрелил в воздух, разорвав мгновение тишины рокочущим громом выстрела. Интересно, зачем он это сделал? Паника, крики, шум, грохот. Гаальцы, люди, фэяни, пеленги, кто-то бежит, кто-то стреляет, кто, что, где, как... Ад. Мое укрытие почти моментально превратилось в решето, только я успел его уже сменить. Бандиты стреляли не в меня. Они просто стреляли. Антаанар умудрился выбраться из ящика и броситься к моему кораблю. Отчего-то я заметил, что он смешно переваливается на ходу. Часть обезумевшей толпы неслась в ту же сторону, так что его не заметили. Почему я вообще обратил на это внимание? Надеюсь - мне не придётся тащить на Дуэдэ целый выводок детей Гаалы. Щёку обжег выстрел, я ушёл в перекат, спрятавшись за стопкой каких-то контейнеров. Вжавшись спиной в ящики, я пару раз выстрелил по памяти, не глядя. Черную дыру вам в трюм! Я так долго не протяну!
  
  Бросившись под градом выстрелов в сторону гравикара, я споткнулся, и упал. Заряд дроби пролетел у меня над головой. Вопящий пеленг выхватил пистолет из-за пояса за спиной и начал палить по бандитам. Заверещала сирена. Фэянин орущий какую-то околесицу в комм-устройство. Я рывком бросился к двум карам, стоявшим совсем рядом. Мимо пролетел фонсер, правда водителя я не заметил. А вот то, что в мою сторону неслись обряженные в комбезы эмблемоносцы - заметил. Под ноги мне полетела граната. Не задумываясь я подхватил её и отшвырнул подальше, а сам рухнул в противоположную сторону. Хлопок. Дым. Крики.
  Дым начал наполнять помещение, и я уткнулся носом в рукав. Пару раз меня зацепили шальные пули, но серьёзно я так и не был ранен. Одни царапины и порванная куртка. Сердце рвало грудную клетку, меня шатало. Вторую гранату я не заметил. Приземлившись совсем близко от меня, с громким хлопком она выплеснула порцию дыма. Дымовые?! Зачем? Им это не выгодно...
  
  - Всем оставаться на своих местах! Полиция Уудлана, особый отдел!
  
  Какого... Слишком рано. Или - слишком поздно.
  
  Мне не известен ни один живой индивид, который бы на крик "Стой, стрелять буду", действительно бы остановился. Дымовая завеса от гранат, которые выпустил спецназ, позволила мне сменить небезопасное для меня укрытие. Рванувшись к просвету, я чуть не налетел на лазерный выстрел, который подпалил мою футболку и оставил на груди ожог. Пригнувшись, я бросился за остов кара, моля про себя Космос, чтобы у меня всё получилось. Позади меня с грохотом кто-то пронёсся, крича что-то на неизвестном мне языке. Раздался шум, словно кто-то уронил тяжелый деревянный ящик, и он разбился вдребезги. Взрыв. Заверещала сирена и освещение сменило цвет на противный оранжевый оттенок, мигая со всё нарастающим упорством.
  
  - Пожалуйста, покиньте помещение. Начат процесс экстренного прогрева двигателей корабля. Пожалуйста, покиньте помещение. - И так по кругу. Все оповещения транслировались на разный языках, но они звучали одинаково противным голосом, чтобы точно услышал даже глухой.
  
  - Леня, процесс прогрева двигателей активирован, - оказывается, я так и не отключил комм, который теперь вещал мне через гарнитуру. Грефа почти не было слышно, но я всё же разобрал, что он мне говорил, - потребуется время, чтобы он вышел на расчетную мощность...
  
  - Сколько? Минимум?! Просто, чтобы взлететь? Плевать на износ!
  
  Я прервал свой "дружелюбный интерфейс" и тот замолчал, производя вычисления. Как он это сделал - узнаю позже. Обычно прогрев двигателя занимает около часа, если не торопиться. Выглянув буквально на секунду из своего укрытия, я успел заметить, что бандитов не стало меньше с появлением полиции. Наоборот - их стало больше. Выстрел. Ответный выстрел.
  
  - Десять минут. Но...
  
  - Некогда!
  
  - Внимание! Возможен захват! - Я в очередной раз помянул планеты бранным словом и пожелал им всем раствориться в космической пыли. - На борт корабля поднялся наш пассажир и ещё один неопознанный живой объект.
  
  Либо это Лап с Антаанаром, либо у нас проблемы. Да плевать. Не тот момент, чтобы об этом думать. От моего укрытия не осталось уже почти ничего, а дым рядом со мной начал рассеиваться и я увидел, как к моему кораблю приближается бронированный кар. Был ли это спецназ или бандиты - мне сейчас не важно.
  
  - Греф, это - свои. Будь готов к старту через пять минут.
  
  Температура в доке начала накаляться уже в прямом смысле этого слова. Рядом со мной раздался рёв крупнокалиберного оружия, и я понял, что надо торопиться. Послышался шум ответных выстрелов, раздался взрыв, а настойчивый всё голос продолжал требовать всех покинуть помещение. Решит ли полиция, что это преступники пытаются сбежать на корабле? О, да. Решат ли бандиты, что их цель удирает? Ещё как. Недалеко от меня возник гаалец в униформе полиции и наставил на меня, вроде бы, шокер.
  
  - Сложите оружие! Или...
  
  Что там должно было быть в противном случае, я не расслышал. Нырнув за очередную груду коробок, окутанных дымом, я закашлялся. Чёртов дым заволок мое лицо и закрался в горло. Глаза слезились, и кое-как проморгавшись я понял, что в своем укрытии я не один. Рядом со мной так же кашлял и отплёвывался фэянин. Сквозь слёзы и дым я сумел разглядеть на его груди перекрещенную эмблему. Вскинув пистолет, я выстрелил. Бандит меня так и не увидел.
  Корабль. Он должен быть уже совсем рядом... По груде коробок, где я только что был, прошелся заряд дроби и лазерный разряд. Меня осыпало щепками, и я побежал. Отстреливаться пришлось уже на бегу. Лазерник в моей руке запищал, сообщая, что батарея перегрелась. Дефектный что ли? Едкий дым норовил залезть в глаза, горло запершило со страшной силой, а я всё бежал. Неожиданно для себя я врезался в кого-то, сбив его с ног. Перевернувшись на пятую точку, я оттолкнул смутный силуэт ногой, и тут же подскочил. Рванувшись в сторону корабля с удвоенной силой, даже не разглядев толком ту смазанную фигуру, что теперь катилась по полу.
  
  Силуэт своего корабля я распознал через силу. Мне показалось или он как-то неправильно выглядел? Шум стрельбы доносился откуда-то со стороны входного шлюза. Сломя голову я бросился туда. Спецназ, двое... Трое. И бандиты, почти у самого трапа. Точнее, там, где он должен был быть. Трап завис над полом ангара метрах в двух. Отличное простреливаемое пространство. Если меня заметят - мне конец. Резко сбросив скорость, я поднырнул под днищем корабля. В голове промелькнула отстранённая мысль - "Плохая примета, к покойнику".
  
  - Греф, открой третий оружейный! Быстро!
  
  - Что? Леонид, напоминаю, третий оружейный отсек пуст.
  
  - Я знаю! Открывай! Подними трап и задрай входной шлюз.
  
  Оказавшись с другой стороны от развернувшейся перестрелки, я выбрался из дымного облака и чуть было не влетел на полной скорости в разверзнутые люки под кораблём. В случаях прогрева двигателя корабль начинает подниматься, принимая вертикальное положение, а под ним раскрывают выхлопные люки. Чудесно. Теперь это будет сделать ещё сложнее. Я прижался к правой стойке корабля. Сунув обжигающе горячий пистолет за пояс, я подпрыгнул, ухватившись почти незаметный выступ стабилизирующих закрылок. Подтянувшись, я оттолкнулся и перепрыгнул на внешнюю оболочку своего звездолёта, скользя и сползая. В этот момент корабль резко дёрнулся и принялся задирать нос ещё выше. Пальцы мои зашарили по гладкой поверхности. Оно должно быть здесь, где-то здесь, точно! В итоге моя рука нащупала закрытый паз из-под шланга, который подсоединялся к баку. Вцепившись в него, я сумел забросить себя выше. Ещё немного... Мама, зачем я в это ввязался?! Греф, только посмей задрать корабль ещё выше! От грохота двигателя я ничего не слышал, от расползшегося дыма я ничего не видел, а судя по тому, что я пытался влезть на стартующий корабль по внешней оболочке - я ещё и ничерта не соображал.
  
  В оружейный отсек номер три я попросту вполз. По поверхности корабля я взобрался до специального углубления, где располагались нижние три оружейных отдела, цепляясь за мелкие и крупные пазы, закрылки, отверстия. Казалось, это заняло целую вечность, и отняло почти все мои силы. Кожу содрал в нескольких местах, плечо ныло, грудь болела, а сердце билось с громкостью стреляющих осколочных орудий.
  
  - Закрывай!
  
  Оказалось, что орал я всё же громче, чем рассчитывал. Позади раздалось шипение поднимающихся перегородок, укрывающих корабль от внешнего звукового взрыва, по другому тот шум не описать. Герметизация. Я уже на ногах, и несусь к установочному шлюзу. Хвала безграничному Космосу - он открыт. В коридоре я нос к носу сталкиваюсь с паникующим Антаанаром, и отшвыриваю его в сторону. Последний рывок, кресло пилота. Взлёт. А взлёта нет.
  
  - ...Чтоб вы грязью подавились! Как вы здесь оказались?! - док, как оказалось, решил проследовать за мной в кабину и теперь орал на меня, но довольно тихо.
  
  - Не сейчас! - кажется, я рычу. Но он действительно не вовремя.
  
  Двигатель холодный. Слишком. Ему не хватило времени на полный прогрев. И я, видимо, действительно сошёл сума, если решил включить форсаж на планете.
  
  -Вы с ума сошли!!! Вы нас убьёте! - Рядом со мной верещит Антаанар и вцепляется мне в руки. Не глядя отмахиваюсь и локтём попадаю во что-то мягкое. Сам виноват.
  
  На лобовой экран тут же выскакивают сотни предупреждающих окошек, все красные, как на подбор. Игнорировать, да, согласен, ознакомлен, врубай уже! Что-то трещит, слышится рёв турбины, натужно скрипят механизмы. В ноздри ударяет запах плавящейся пластмассы, температура резко скачет вверх. Врач близок к обмороку и воет от ужаса, застряв на одной ноте. А я продолжаю тянуть корабль вверх, шепча какие-то слова.
  
  - Ну давай, давай... Давай птица. Нам нужно в космос. Он ждёт. Он выдержит. - У меня что-то перещёлкивает в мозгу, и я начинаю напевать. - Космос выдержит только тех, только тех, кто верит в себя.
  
  - Вы безумец! М-мма! - Он пытается сказать "Мама"? Или просто перенервничал? - Нас просто разорвёт на части!
  
  Корабль плавно отрывается от ангарной площадки.
  
  ***
  
  
  - Признаюсь честно, Леонид, вы - сумасшедший. - Антаанар сидел за столиком камбуза и отпивался. Чаем. И заодно злобно поглядывал на меня подбитым глазом. - Я до сих пор не могу поверить, что у нас это удалось. Вы маньяк. Безумец. Но безумец удачливый и изворотливый.
  
  Я от него в очередной раз отмахнулся. Корабль час как вышел с орбиты Уудлана и сейчас на полной скорости летел к точке гиперперехода. Через день-полтора мы окажемся слишком далеко для местных. Мне требовалась разрядка после тяжелого дня, и, обработав очередные свои раны, я зашёл выпить пива. Там-то меня и поджидал раздражающий доктор, который, после того как я его выставил из кабины пилота, самостоятельно нашел это место, и вальяжно занял один из стульев.
  
  - Более того, вы умудрились втянуть в свое безумие меня! Уважаемого врача! Исключительного специалиста! Доктора межзвездной медицины! - "гаальский специалист" продолжал истерично выкрикивать свои титулы. - И, кроме того, вы втянули в этот круговорот безумия ребёнка!
  
  - Он сам виноват. - Я хмыкнул, хотя на самом деле был склонен согласиться с мнением собеседника. За Лапу я беспокоился. Я так и не видел его с того момента, как оказался на борту. - Будет знать, как залазить на чужие корабли без спроса.
  
  На самом деле, отвечал я больше на действия Антаанара, чем на деятельность своего пассажира. Вины за фингал я не испытывал, док сам виноват, что полез под руку. Будет знать, как лезть в чужую рубку без спроса. Нам очень повезло, что вторым живым организмом на борту, тем самым, которого не опознал Греф, оказался именно этот "исключительный специалист". А ведь мог бы оказаться и бандит. Или коп.
  
  - А что, у вас всегда... так? - Антаанар взмахнул рукой, словно обводя всё произошедшее.
  
  - Вы знаете - в последнее время да. Надеюсь, что следующая моя посадка на гаальскую планету пройдёт без стрельбы и поспешного бегства. Просто так, для разнообразия. - Я хмуро поглядел на сидевшего напротив пассажира. - Что, размышляете, не совершили ли вы ошибки?
  
  Доктор межзвездной медицины неопределённо пожал плечами. Надо сказать - я был почти уверен, что на Дуэдэ меня ждал либо полицейский кордон, либо группа лиц с нашитыми на комбезы эмблемами, либо просто спокойная посадка и вполне приятная беседа.
  
  - Но как вам удалось пробраться на корабль? Я же видел, как закрылся шлюз. - Врач прикрыл глаза на мгновение, поморщившись, и зачмокав губами, после чего вновь уставился на меня. - Там началась просто чудовищная перестрелка, я думал вы погибли... И как, во имя всего святого, что у вас есть, вы решились на включения форсажа в пределах атмосферы? Вы что, самоубийца?
  
  - Нет, я не самоубийца. Просто... Порой, других способов выжить, кроме как пройти по самому краю бездны - нет.
  
  Признаваться ему, что, оставшись мы на корабле, все были бы в полнейшем порядке, и единственное, что нам грозило, это длительное разбирательство, я не собирался. Более того - он мог бы вернуться к своей прошлой размеренной жизни на Уудлане, а мы бы через пару месяцев преспокойно бы улетели восвояси. Это бы обернулось для меня сплошной пыткой, но в момент взлёта я об этом всём даже и не думал. Я хотел почувствовать себя в безопасности. А единственным местом, где я чувствовал себя в безопасности, был космос. Да и признаться - я все больше сомневался, что всё закончилось бы так просто.
  
  - Что же до вашего первого вопроса - всё просто. Это мой корабль. - На моем лице мелькнула самодовольная, хоть и усталая улыбка. - Отец учил меня, что никто не может называть себя капитаном своего корабля до тех пор, пока остался хотя бы один дюйм неисследованного пространства на звездолёте. Я знаю свой корабль.
  
  Повисло некоторое молчание, которое я почти сразу же нарушил.
  
  - Лучше скажите мне, что вы делали в коридоре, ведущем в кабину пилота?
  
  - Я... Мма. Я немного знаком с теорией управления космолётами. Мма... - Что-то он зачмокал сильнее обычного. Нервничает. - Я думал, что раз вас не осталось в живых...
  
  - То вы можете взять мой корабль, и улететь, куда глаза глядят. - Я понимающе кивнул.
  
  - Я же не знал, что вы... Мма... Живы.
  
  - Не волнуйтесь, Антаанар. Я всё понимаю. - Я на него даже не обижался. Слишком устал для этого. Наверное, в схожей ситуации, я бы тоже попытался бы угнать чужой корабль.
  
  Однако на нашем разговоре этот ответ поставил точку. Да и не был я обязан с ним тут беседы разводить. Поднявшись, я отправился искать своего второго пассажира, который, казалось, мог вполне сознательно избегать меня. Мне хотелось спать. Планеты дурно на меня влияют. Я ненавижу наземников за то, что всякий раз, когда я оказываюсь за границами ангаров, да что уж там, всякий раз, когда я выхожу за пределы своего корабля - всегда начинается какая-то беготня, какие-то проблемы, какие-то разборки... И вечно мне достаётся куда больше неприятностей, чем я бы хотел заполучить. И потому, всякий раз после стоянки на планетах, у меня начинает буйствовать паранойя.
  
  Лапочку я в итоге нашел в трюме. Когда я рыскал по кораблю, я успел придумать несколько вариантов, почему он так и не показался мне на глаза. Самый оптимистичный говорил, что он сейчас обдумывает всё произошедшее, и поглощённый своими мыслями, не замечает ничего вокруг. Самый пессимистичный заключался в том, что пока я отвернулся, наш добрый доктор успел пристрелить моего пассажира и теперь его труп поджидает меня где-нибудь в тёмном углу. Тем не менее, Лап оказался цел и невредим, и сидел на полу, вдумчиво разглядывая пространство перед собой.
  
  - Эй, ты как? В порядке? - мой вопрос повис в воздухе, а сам я уселся неподалёку от гаальца, опёршись на контейнер с медикаментами. В отличие от разговора с Антаанаром, эта беседа могла занять довольно много времени.
  
  Лап медлил с ответом, почему-то так и не взглянув на меня. С некой тревогой я принялся его осматривать, но ранений не обнаружил. Лужиц крови под ним не расползалось, цвет кожи бледноватый, дышит, вроде как. Мы молчали довольно долго, пока, наконец, Лапа не заговорил.
  
  - Это моя вина. Это я виноват. - Он говорил довольно тихо, и мне пришлось напрячь свой слух, чтобы расслышать его слова. - Простите меня. Это всё моя вина...
  
  - О чем это ты? За что ты надумал извиняться? - неужели, мой голом бывает настолько усталым?
  
  -... Я... Был... Плох. Я - не справился... - Паузы в его речи были столь громадны, что в них можно было бы протащить торговый лайнер. Он говорил так, словно каждое произнесённое им слово причиняло бы ему жуткую боль, и он выдавливал их из себя. А я всё никак не мог понять, о чем толкует мой пассажир. - Всё... Из-за меня. Я... Не оправдал... Ваших... Мечт.
  
  - Надежд. - Я потёр переносицу и тяжело вздохнул. Он издевается. - Знаешь, что, Лапочка? Если ты думаешь, что всё пошло наперекосяк из-за тебя, то ты сильно ошибаешься. Из нас троих - ты единственный, кто выполнил всё, что от него требовалось. Причем именно так, как было оговорено в плане.
  
  - Но... Я же... Должен был... Доставить... - Будь он земным подростком, а не одним из так называемых Детей Гаалы, я бы подумал, что он сейчас расплачется. - Вы... Закричали... Всё... Рухнуло... Стрельба... Они... Погибли. Из-за меня... Все... Потому что... Я... Не справился.
  
  - Парень, не бери на себя слишком много. Не пытайся взвалить на себя чужие ошибки, это может превратиться в плохую привычку, и ты начнёшь за них расплачиваться. - Я хмыкнул и почувствовал, что меня слегка потряхивает. Я слегка преуменьшил, поскольку руки мои ходили ходуном. - Ты - молодец. Всё, что ты сделал, было правильно. Единственным, кто допустил ошибку, был я. А когда я её заметил - было поздно. Все погибшие - на моей совести.
  
  В сказанном мной была правда. Частичная, но правда. Лап действительно молодец. И всё что он сделал, действительно было правильно. А вот погибшие, были не все на моей совести. По крайней мере - я попытаюсь себя в этом убедить завтра. Да, я допустил фатальную, для кого-то, ошибку забыв про необходимое время для прогрева двигателя. Да, своим выходом на сцену я спровоцировал бандитов открыть огонь. Я собственноручно пристрелил одного из прихвостней пирата, посланных убить меня. И выпнул из укрытия ещё одного. А быть может - это был не бандит, а полицейский. Или бедный курьер, который оказался не в том месте и не в то время. Доставщикам я подкинул достаточно подлую шутку, подставив их незащищённые туши под выстрелы, и потому все погибшие в тот день "гражданские" - на моей совести.
  
  - Ты не виноват, в том, что нам пришлось действовать по обстоятельствам. Это был мой просчёт, я забыл про двигатели и неверно рассчитал время прибытия стражей порядка. - Вот про полицию надо будет подумать. Они действительно оказались там как-то слишком быстро.
  
  - Так... Вы не сердитесь? - Лап наконец-то оторвал свой взгляд от созерцания пустоты и уставился на меня.
  
  - Что? Сержусь? На тебя? С чего бы мне сердится? - признаться, я был в недоумении. - Ещё раз, ты всё сделал правильно, не переживай. Просто иногда всё идёт не совсем по плану и приходится импровизировать. Если импровизация удачная - то все живы. А мы мало того, что живы, ещё и на борту корабля, в космосе и в полном составе. И это благодаря тебе. Так что заканчивай с самокопанием, и пойдём, отпразднуем этот факт.
  
  Лапочка глядел на меня с недоверием из-под козырька своей красной кепки. Интересно, что он ожидал? Гаальцы стремятся к абсолюту. И всё, что они делают, должно быть идеально, совершенно. У них вряд ли есть другие стандарты. Но это хорошо в условиях теплицы, или где-нибудь на неторопливой планете. Когда в случае неудачи у тебя есть время обдумать её и со спокойной душой переделать работу, избавляясь от ошибки. Вот только в реальности частенько бывает так, что у тебя нет времени на работу над ошибками. Тебе приходиться просто принимать факт того, что ты потерпел неудачу, и, добавив на свои плечи вес этого груза, продолжить идти дальше. А ещё бывают случаи, когда у тебя просто не появляется шанса для того, чтобы всё исправить. Поэтому следует радоваться любой победе. Поэтому нельзя останавливаться и оглядываться назад. Ведь если ты замрёшь, всматриваясь в ворох своих ошибок, то они поглотят тебя. Ты потеряешь уверенность в себе. И не сможешь ничего сделать, когда мир вновь подкинет тебе проблем.
  
  Вот только... Как объяснить это молодому Лапе, который пытается всё возвести в абсолют? Юношеский максимализм у Детей Гаалы в крови. А он ко всему прочему ещё и подросток, который не избавился от романтических представлений о других разумных, Космосе, себе самом и мире, в котором он родился. Первое же ответственное задание и всё пошло наперекосяк. Разумеется, он чувствовал себя просто отвратительно. А кто бы на его месте чувствовал себя по-другому? Для него это был провал, для меня же это была победа. Для всего мира это было столь крошечным происшествием, что о нём никто не вспомнит.
  
  - То есть... Вы меня... не накажете? - Лап смотрел на меня, тесно переплетя пальцы между собой. - Я смог взять с собой лишь пару ящиков...
  
  - Что?! Каких ящиков?
  
  - С... с вещами... - Гаальский подросток почти шептал, напугано глядя на меня. - Теми... которые... доктора... Я пытался взяйть те, который с вакциной. Я правильно сделал? Без этого лекарства... тот лайнер...
  
  - Взять... Ты... Ох, Лап, Лапа, Лапочка... - У меня просто не было слов. Этот парень вспомнил о лайнере в тот момент, когда по нам палили, когда весь план полетел в чёрную дыру, а все вокруг, казалось, сошли с ума. В горячке боя он умудрился отыскать нужные ящики, проверить их и затащить на корабль через пассажирский трюм, а не через грузовой. И этот гаалец ещё спрашивает не буду ли я его наказывать. - Лап... Забудь, что я говорил прежде. Ты не просто молодец. Ты абсолютно точно герой дня. Ты сделал даже больше, чем кто-либо мог рассчитывать. Пойдём, обрадуем по этому поводу Антаанара. Он будет рад тому, что часть его имущества удалось спасти...
  
  ***
  
  Витта Прайонис выпустил нас без особых приключений, хотя я ожидал, что вот-вот появится пиратский корабль, который откроет по нам огонь или же военные, которые прикажут немедленно совершить посадку. Разобравшись со своими пассажирами, я вернулся в кабину пилота и не покидал её вплоть до того, как мы не подошли к точке гиперперехода. Я умудрился даже немного поспать в кресле, хотя, это состояние полудрёмы, когда на каждый звук ты тут же реагируешь, и пытаешься срочно понять, что происходит, - сложно назвать сном. Но я довольно сильно волновался и потому не мог бросить свой пост слишком уж надолго. Меня беспокоило то, с какой лёгкостью мы выбрались из этой заварушки. И когда мы достигли границ системы, я всё ещё не мог поверить, что всё кончено.
  
  - Мы готовимся к гиперпрыжку. Советую всем, кто не хочет оказаться размазанным по стенкам каюты, ухватиться за что-нибудь покрепче. - Я активировал внутренние динамики и передал сообщение для всех. После этого обратился к своему напарнику. - Греф, начинай проверки систем и активируй прыжок в систему Краа.
  
  - Леня! Я простая программа, а не твой второй пилот. Хватит давать мне невыполнимые задания.
  
  - Ну, с прошлой ты же справился. - Я не удержался от ехидной подколки, пытаясь представить, как он бы отреагировал, будь он живым.
  
  - В условиях экстренных ситуаций мой функционал может быть расширен, а производительность увеличена за счёт высвобождения резервов.
  
  - Вот оно значит как... Позже мы с тобой это обсудим. Так ты как? Справишься с прыжком или тебе требуется помощь?
  
  Греф замолчал, видимо обидевшись. Или попросту обрабатывая информацию. Или выбирая такой вариант ответа, который бы оставил меня без слов.
  
  - Разумеется, мне требуется помощь, Леонид. - Помедлив, эта электронная зараза вновь показала свой характер. - Ты же должен приносить на корабле хоть какую-то пользу...
  
   *Фонсер - средство передвижения с повышенной мобильностью, созданное на основе эскизов... Мотоцикл это. На гравитационной подушке. - прим. Греф.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"