Поляков Илья Игоревич: другие произведения.

Сказка для гаальца, фрагмент 8

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Рука моя замерла, не дотянувшись до регулятора подачи топлива, и все внутри похолодело. Найдя глазами брошенный лазерник, я уставился на него со смешанными чувствами. На ствол пистолета упал луч брошенный местным светилом, и тот озорно прошелся по его граням, словно подмигивая и улыбаясь мне. В кабине стало как-то жутко тихо, был слышен лишь какой-то настойчивый, всё усиливающийся стук. Это стучало мое сердце, эхом отдаваясь в висках. Стараясь не делать резких движений, я переложил пистолет себе на колени и задал вопрос, на который не хотел знать ответа.
  
  - Что ещё за гость, Греф?
  
  - Он прибыл после вашего приказа о загрузке товаров на борт. - Я был почти уверен, что если бы у Грефа были бы плечи, то он сейчас бы ими пожал. - Велите расконсервировать ещё одну каюту?
  
  - Блокируй внутренние шлюзы! Немедленно! - кажется, у меня начинается истерика. По крайней мере - истерические нотки в моем голосе уже были слышны. - Заблокировать кабину пилота!
  
  Послышалось шипение от активации гидравлики, щелкнули состыковывающиеся магниты, скрежетнули ставни и я оказался в изоляции. Первое мое желание было откачать воздух, открыть трюм и забыть обо всем об этом как о страшном сне. Греф, брукнувший краткое подтверждение выполненных команд по блокировке, замолк, ожидая следующих приказов. Корабль, задравший нос высоко вверх, удалялся от Дуэдэ, но мне это не помогло - частица планеты прокралась на борт моего судна, и теперь мне предстояло понять, что с этим делать. Для начала, я был бы не против отдохнуть. Выспаться, поесть, застрять под душем на час, успокоить свои мысли, почитать немного, понять что такое это "га-сей" или "га-саи", попытаться осознать, что произошло на Дуэдэ и лишь после этого разобраться с "гостем". Но я не мог себе этого позволить, потому как не имел ни малейшего понятия, кто проник на мой корабль, где он сейчас и почему он здесь. Мне было даже не ясно, как отнесётся неизвестный к снижению уровня кислорода на корабле. Я не знал ничего.
  
  - Греф, активируй внутренние камеры, просмотри корабль, если будет зафиксировано какое-либо движение - сообщи. - Я включил мониторы, следя за ними краем глаза, а сам принялся тормозить корабль в верхних слоях термосферы, выводя его на орбиту Дуэдэ. Если не присматриваться - могу сойти за слишком большой спутник.
  
  - Внутренние камеры и так активированы. - Голос Грефа прозвучал даже с каким-то укором. - Движение зафиксировано в грузовом отсеке.
  
  Так, посмотрим, кто это там шебуршится в трюме. Переключив изображение на грузовой отсек я с удивлением понял, что Греф выполнил мой наказ захватить груз продовольствия. Теперь вместе с непрошенным гостем в трюме торчит ещё и мои, честно купленные, сотня тонн продуктов. Отлично! Даже сбросить их в космос теперь не получится. То есть получится-то получится, но... Я поджал губы и уставился на монитор, пытаясь разобрать, что же там происходит. Чтоб вас, ничего не видно. Кто бы это ни был, прятался он или она, хорошо. Наемный убийца? В груди у меня похолодело ещё больше. Я знал, что однажды ко мне постучат. Те, кому я не нужен живым. Кто ещё это может быть? Последствия моего нахождения на Дуэдэ? Недоброжелатель от Барона и ко? Обиженный на меня один из шайки тех, с эмблемой? Моё непростое прошлое? Тот, кто должен был передать мне новые распоряжения? Шпион? Почему все так непросто?!
  Постепенно я отмел вариант с местью шайки "Эмблемы", как я их про себя назвал, сочтя их реакцию чересчур быстрой. Не успели бы. Барона я отмел по той же причине, тем более, что появился этот гость до того, как я успел насолить и шайке и Барону. С другой стороны это мог быть обиженный на меня контрабандист, тот, которого я встретил в баре. Во всяком случае - с него бы сталось. Шпион в моем трюме выглядел слишком абсурдно, так что и эту версию я отмел - за чем ему тут шпионить? За тем, как я доставляю груз? Мог ли это быть грузчик, решивший скрыться от камер в космопорте и принять запрещённый продукт? Напиться на чужом корабле. И не рассчитав дозу заснуть? Мог. Посланник, с тайным сообщением о новом задании, скорее всего сразу же прошел бы куда-то поближе к кабине и не стал бы прятаться между контейнеров с продуктами. А вот наемный убийца вполне мог. Как и настигшее меня прошлое. Не думаю, что они слишком разнятся в целях посещения моей собственности. То есть - либо случайный попутчик, либо убийца. Недавние события настойчиво шептали мне о том, что второй вариант вероятнее, но я старался дышать ровнее и рассматривать ситуацию не столь однобоко. Помедлив, я здоровой рукой сжал пистолет, а левой, раненной, нажал клавишу, активирующую динамики. Больно, черт возьми.
  
  - Эй, там, в трюме. - Что мне ему сказать? Для начала я хотел просто понять, что теперь завелось на моем корабле. Хотя нет, вру. Сейчас я бы хотел чтобы его там не было. - Выходи в центр грузового отсека. Даю тебе три минуты на размышление, после этого выкидываю вместе с грузом в космос.
  
  Повисла тишина. Если это заснувший на борту грузчик, то если он уже проснулся, все будет нормально... А если нет? Если же это убийца... Кто знает, кто как себя поведёт? Минута сменилась другой, нервы мои были на пределе, и вот я заметил, как появилось какое-то движение. На незанятый пяточек отсека медленно вышел... Гаалец. Желание тут же выбросить содержимое трюма возросло неимоверно. Я молчал, глядя на экран, впиваясь взглядом в слегка размытую картинку гаальца. Как и все представители этой расы, он был высок, желтокож и с тремя глазами. Одежда рабочего на нем смотрелась неаккуратно, явно с чужого плеча. Она была ему мала, а сам он выглядел "нескладно", угловато. Кажется, он что-то говорил. Опомнившись, я поспешно переключил звукоуловители, через которые я общался с Грефом по всему кораблю, в режим передачи и вывел звук на динамики в кабине.
  
  -... жаль. Честно. - Говорил мой гость с теми же тошнотворно длинными паузами, как и весь его род. - Я не думал, что так получится.
  
  - А теперь по порядку. Кто ты? Кто тебя послал? Что ты делаешь на МОЕМ корабле? И как, бездна тебя задери, ты сюда попал?
  
  Мой негаданный груз молчал, достаточно долго, чтобы я уже было приготовился повторить свои вопросы.
  
  - Я... Меня никто не посылал! - судя по тому, как активно он жестикулировал, он нервничал. Или пытался это показать. Ни у кого не завалялось наглядного пособия по жестам и мимике гаальцев? Очень пригодилось бы. - Я просто не мог там больше оставаться. Я хотел к звездам!
  
  - Ты так и не ответил на три моих вопроса. Кто ты? - я почувствовал, что в моей душе что-то встрепенулось в ответ на его слова.
  
  - Меня зовут Лап... Я... Я сбежал из дома. Прошу тебя, пилот, не выбрасывай меня в космос. -Только не говорите мне, что предо мной несчастный юноша, которого намерены насильно женить. - Мне очень жаль, но я такой же грагал, как и ты, пилот. Можешь сдать меня полиции по прилету, но прошу, возьми меня с собой...
  
  Грагал - это гражданин галактики. Лап - это он. Пилот - это я. Вот и разобрались. Вопрос лишь в том - кто из нас идиот? Я, что пытаюсь поверить в эту историю, или же он, если эта история правдива? Остальная часть истории оказалась прозаичной и несколько наивной. Этот самый Лап сбежал из дома, пробрался в космопорт, рассчитывая поглядеть на корабли. Над ним издевались из-за его любви к космосу, называли мечтателем, частенько били... А сам он попросту захлебывался разноплановым чтивом о кораблях и пилотах, засматривал до дыр диски с видео о похождениях бравых космолетчиков и так далее. Он был беден, и потому выучится на пилота у него не удалось - стоило это порядочно.
  
  Попытавшись попасть к контрактникам, то есть стать тем, кто подписав контракт с той или иной компанией отучиваются, а после становятся, по сути своей, их рабами, он в очередной раз столкнулся с отказом. Видимо это было уже не в первый раз, но явно в последний. В отчаянии он сбежал и добравшись до ангаров принялся наблюдать за кораблями, вздыхая о своей несостоявшейся судьбе. Потом у него родилась чудовищная мысль и он выкрал одежду рабочего из раздевалки, подхватил какой-то груз и последовал с другими тружениками космопорта ко мне на корабль. А там спрятался. Всё это он рассказывал мне, не смея остановиться, а может, попросту, не имея такой возможности. Ему очень нужно было выговориться.
  
  - Ладно, Лап, или как тебя там. Посиди пока в трюме, а я подумаю над твоей историей.
  
  Отключив динамики, я уставился на экран, пытаясь сообразить, что мне делать дальше. Было в его рассказе что-то подкупающее, это были слова того, кто действительно чувствовал себя на планете словно в клетке. Того, кто жаждет космоса. Свободы. Неосознанным движением я уткнулся лбом в ствол пистолета, все ещё зажатого в моей руке. Резко дернувшись, я уставился на оружие и из моего горла вырвался непроизвольный смешок. Великий космос... Ещё суток не прошло с того момента, как я распинался перед новичком рейнджером, важный, словно малок на параде, что тот кто пронесёт лазерный пистолет в кабину пилота - безумец. Обессиленный я молча сидел, глупо переводя взгляд с монитора на пистолет.
  
  - Леонид, может включить какую-нибудь музыку? Заполнить, так сказать паузу... - Я молчал слишком долго и видимо у Грефа сработал внутренний таймер, который я в свое время настраивал, вот и сработал механизм развлечения пилота за пультом управления.
  
  Я почувствовал, как из меня неудержимо рвется наружу смех. Я ничего не мог с собой поделать, боль в спине и руке говорили мне, что я всё ещё жив, Греф сейчас походил на заботливого санитара, а лазерник в моей руке говорил мне, что я безумец. Я хохотал под музыку, включенную моим верным Грефом, не стараясь сдержаться, морщась от боли и прекрасно понимая, что у меня истерика. Злобный убийца спрятавшийся между синтетическими гранулами и початками кукурузы. Гангстер гаалец и безвольный офицер полиции. Заговорщики, чтоб их, с этим проклятым фальшивым заказом... Я смеялся, уронив пистолет на пол, не замечая ничего вокруг до тех пор, пока у меня на глазах не навернулись слезы. Спаситель галактики, надежда мирного населения, могучий рейнджер, блин.
  
  - Леня, ты в порядке?
  
  - Да... И нет. Греф, снимай блокировку с корабля. - Отсмеявшись я всё же подобрал лазерник и кое-как доковылял до шлюза ведущего на выход из кабины.
  
  - Принято, открываю консерву.
  
  Я хмыкнул и попытался стереть с лица идиотскую ухмылку. Пора познакомиться с этим Лапом лично.
  
  - Леонид, пойман сигнал "SOS", источник - Овеон Наклаая. - Почему-то мне показалось, что на этот раз в голосе Грефа отсутствовала какая-либо эмоция. А ещё, мне почему-то показалось, что это плохой знак. Судя по названию - корабль принадлежал гаальцам.
  
  - Они падают? - тяжело вздохнув, я замер "в дверях", и, обернувшись к пульту, помахивая пистолетом, задал этот вопрос.
  
  - Вроде нет, зависли на орбите Дуэдэ так же, как и мы. - Мой надежный корабельный компьютер прорабатывал информацию с ужасающей скоростью, обработал запрос, и, рассчитав скорость и направление полета корабля, выдал отрицательный ответ.
  
  - Выведи их изображение на третий экран. Корабля и окружающее пространство.
  
  Судя по тому, что я увидел, на них никто не нападал. Они не стремились приземлиться с уничтожающей судно скоростью. Не падают, не взрываются, их не атакуют... Значит, полчаса без моего вмешательства они потерпят. А нет - не мои проблемы. Мне нужно пойти познакомиться со своим "зайцем", застрявшем на моем корабле.
  
  - Греф, никаких подтверждений получения сигнала "SOS", отруби связь вообще. Следующие тридцать минут займись проверкой функциональности систем. - Все же мы достаточно поспешно удрали с планеты, поэтому было бы неприятно, если в какой-то момент у нас бы отказало что-либо.
  
  По одной проблеме за раз, пожалуйста.
  
  Спустившись в трюм я открыл шлюз и оперся о створку закрывающего механизма и смерил того, кто назвался странным именем Лап, очень долгим взглядом. Вживую он выглядел ещё неопрятнее. Он был высок, как и всякий представитель его народа, высок, правда, не настолько, чтобы мне пришлось задирать голову. Скорее всего - мы были с ним одного роста. По выражению на его лице мне было сложно что-либо прочесть, однако руки он держал перед собой, не стараясь тут же выхватить что-то из-за пояса или откуда-нибудь ещё. Мне это понравилось. Двигался он так же медленно и степенно, как и все гаальцы, достаточно плавно и вместе с тем - неся в себе какое-то достоинство. Одежда, как я и заметил прежде, была ему мала, а сам он, наверное, выглядел больше испугано, чем воинственно. Он так же изучал меня в ответ, и постепенно беспокоился все больше. Представляю себе, кого он увидел: перемазанный кровью, криво ухмыляющийся человек, небрежно размахивающий оружием, не так давно угрожавший выкинуть нечаянного пассажира в космос. Мое несколько кругловатое лицо, которое многие мои знакомые описывали как добродушное, сейчас было каким угодно, но не милым, любезным или же источающим доброту. Контраст освещения добавлял моей фигуре какую-то сумрачность, я стоял так, чтобы оставить позади себя источник света. Из динамиков в кабине звучал какой-то, кажется вальс (*), который Греф откопал среди очередных своих поисков по сети, что была столь же необъятна, как и сам космос. Гаалец сглотнул, сделал шаг назад и попытался закрыться руками. Я тяжело вздохнул. Он сделал ещё один шаг назад.
  
  - Итак, стало быть - ты теперь мой пассажир? - не уверен, что мне удалось произнести это без агрессии.
  
  - По... Прошу вас, пожалуйста... - Он говорил чуть быстрее обычной гаальской манеры. - Пожалуйста... просто верните меня на планету... Я ошибся...
  
  Думай, Леонид. Смотри, на него. Размышляй над тем, что ты видишь. Анализируй. Ты видел за сегодня многих гаальцев. Желтеющих, бледнеющих, зеленеющих, спокойных, взвинченных, утомленных, задумчивых, напряженных, решительных... Всяких. Нужно оценить его состояние. Говорит ли он правду? Волнуется ли он? Что выдает людское волнение? У людей это лицо. А у гаальцев? Руки. И глаза. Своими руками он словно защищался от меня, вместе с тем вывернув их ладонями ко мне. Его глаза суматошно рыскали по трюму, останавливаясь на мне, и неизменно на мгновение закрывались, смаргивая мой образ. Он взволнован. Это факт. Вряд ли он сейчас способен активно двигаться, потому как замер он на одном месте и даже не пытается больше отодвинуться от меня. Волнение ли приморозило его к полу или же это лишь игра? Не знаю как ему, а мне явно нужно побороть головную боль, которая тормозила меня.
  Я легонько ударил стволом по переборке шлюза, раздался гул, Лап дернулся, замер и вперился в меня взглядом, прижимая локти к животу, словно пытаясь нащупать ими пупок, а ладони наставил на меня. Если у него нет внутри ладоней лучевых или же плазменных орудий - это защитный жест. Лицо его приобрело лимонный оттенок. Глаза мигали один за другим, словно по кругу. Да, он напуган. Если бы это был профи, то он бы выражал свой испуг так, как выражал бы его человек, чтобы я узнал эти реакции и поверил бы в это. Ну, я так думаю.
  
  - Скажи-ка мне, Греф, - я всё ещё сомневался, но нужно было что-то решать, - если проанализировать его поведение, он шпион, убийца или же просто случайный идиот?
  
  - В который раз сообщаю, что нет у меня аналитического функционала. Вообще. А бабочки не растут размером со слона. На Земле. А то, что вывели фэяне - не бабочки, а кровососущая биомеханическая кукла.
  
  - Что ещё за фэянская бабочка?
  
  Греф в своих исследованиях по расширению запаса фраз отсматривает какие-то очень странные фильмы. Мыльных опер он что ли насмотрелся? Или каких-нибудь пропагандистских псевдонаучных расследований? Сейчас он на биологию переключился. Неправильные фильмы он смотрит, надо ему ограничить доступ в сеть, а то ещё какой-нибудь сленг подхватит. Внезапно мне стала ясна его прошлая выходка с этим дурацким акцентом. Криво ухмыльнувшись, я вновь обратился к своему заложнику-пассажиру.
  
  - Не похоже, чтобы ты мне наврал. А значит - это мне пока не пригодится, - Я демонстративно сунул пистолет подмышку и шагнул вперёд. - Тем более, что мой верный напарник Греф все равно за тобой следит, а оружие я далеко убирать не собираюсь. Пойдем, Лап. Будешь моим экспертом по связям с детьми Гаалы.
  
  - Кем? Что? Кто?
  
  - Передачу "Что? Где? Когда?" сняли с производства слишком давно, чтобы уважаемый Лап вспомнил правильную последовательность и верное название. - Голос электронного умника радостно заглушил мелодию и эхом отправился гулять по коридорам и меж контейнеров с провизией. При этом он явно имитировал гаальскую манеру говорить. - По этой причине ему простительна некая...
  
  - Греф.
  
  - Да?
  
  - Заткнись.
  
  ***
  
  Вытащить Лапа из грузового отсека оказалось делом не самым легким, но в итоге мне это удалось. Я переборол сонливость, путем быстрого умывания холодной водой, пока Греф травил анекдоты моему новоявленному специалисту по связям с местной общественностью и вернулся в кабину. Лапа я отвел в расконсервированную по такому случаю каюту, находящуюся напротив моей. Сначала я узнаю, что от меня хотят на Овеон Наклаая, потом прогоню запись разговора перед своим "пассажиром", а там видно будет.
  
  - Ладно, Греф, устанавливай связь с гаальским судном.
  
  Пару раз что-то щелкнуло, пожужжало, и на экране появился весьма хмурый гаалец. Было в нем что-то от военного. Выправка, может быть, а может так на нем смотрелся скафандр. Интересно, зачем ему скаф в кабине? Пробоина? Быстро кинув взгляд на показатели со сканер, я чертыхнулся. Сканера то не было. Так что можно только гадать, в каком они состоянии. По тому, что я видел на спроектированной карте, которую нарисовали умные программы для облегчения жизни незадачливым пилотам, корабль их был скорее всего - почти неповрежденным.
  
  - Мы обращаемся к вам с просьбой о помощи! - этот парень решительно уставился на меня, наклоняясь ближе к визору.
  
  Подумав немного, я решил узнать, в чем дело, прежде чем выносить какой-либо вердикт.
  
  - Да, в чем дело?
  
  - Спасибо вам, возможно, у нас ещё есть надежда, если такой гуманист, как вы, придет нам на помощь. - Гаалец облегченно вздохнул и складки на его лице разгладились. - На нашем борту разразилась ужасная эпидемия, и никто не знает, что это за болезнь... Все пассажиры и экипаж заражены, и несколько уже скончались! Эта болезнь неизвестна нашей науке, и планета нашей прописки Дуэдэ ещё и отказала нам в посадке. Мы были бы обречены, но один из наших пассажиров, гаалец, врач по профессии, сообщил, что симптомы этой болезни ему знакомы, и на одной из гаальских планет есть лекарство от неё!
  
  Я подавил стон, который попытался непроизвольно вырваться у меня из груди. Опять Дети Гаалы... Почему? Чем я так насолил им? Вместо этой тирады я лишь выдавил "Продолжайте", поощряя собеседника на выдачу мне остатков информации.
  
  - Это планета Уудлана, в системе Витта Прайонис. Если бы у нас было достаточно топлива, мы могли бы слетать туда и сами, но наше топливо было рассчитано точно до этой планеты. - Гаалец ткнул рукой в иллюминатор, краешком попавшим в изображение. Там мирно крутилась Дуэдэ. - Теперь, если никто не поможет нам, мы погибнем!
  
  Я медленно считал до десяти, размышляя, не стоит ли мне включить помехи и тихонько смыться отсюда, куда-нибудь в неизвестном направлении. Парень по ту сторону экрана, казалось, почувствовал это. Он прожег меня взглядом и торжественно-печально обратился ко мне.
  
  - Рейнджер Леонид, - я почувствовал, как внутри меня что-то кольнуло, - слетайте туда и привезите нам хотя бы одну тонну лекарства, небольшое вознаграждение и благодарность всех пассажиров вам обеспечены.
  
  - Погодите минутку, ладно? - я перевёл его на пустующий канал и ввел в систему активацию программы ожидания. - Греф, ты записал?
  
  - Я? А надо было? Карандашик не одолжишь? - он совершенно точно насмехался надо мной.
  
  - Греф, ты записал разговор? - я почувствовал, что слишком устал для всех этих шуточек.
  
  - Так точно.
  
  Хорошо. Очень хорошо. Теперь надо понять, что же на меня свалилось. Больше всего напрягало два момента. Первый - совпадения. Разразившаяся эпидемия, врач на борту... Где-то я про внезапно разыгравшуюся эпидемию уже слышал. Второй момент - запрет на посадку. Мог ли я быть причиной запрета? Сам же велел передать запрет на взлёт и посадку. Нет, не думаю. Скорее всего, им отказали из-за этой болезни. Скорее всего, но не точно... Великий Космос... За что мне все это? Как же я вымотался. Не люблю планеты. Вечно сплошные проблемы. Прокрутив разговор ещё раз, я пришёл к выводу, что от второго мнения я бы не отказался.
  
  - Греф, что ты думаешь?
  
  - Я думаю, что моллюски могли бы стать вершиной эволюционной цепи, но им мешает их мягкотелость. - Опять случайная шутка из набора анекдотов. Видимо это какой-то узконаправленный юмор, потому что смысл от меня ускользнул. Позже, вспомнив об этом разговоре, на всякий случай я вывел на экран информацию по моллюскам и обнаружил, что у этого типа животных есть иное название - "Мягкотелые".
  
  - Я имел ввиду, что ты думаешь о запросе, который нам подкинули с Овеон Наклаая. Проанализируй разговор и скажи, есть ли какие-то несостыковки?
  
  - Я думаю... - Греф замолк, видимо обрабатывая информацию. - Я думаю, что было бы неплохо оснастить корабельный компьютер подходящей аналитической программой.
  
  - Зачем? У меня есть ты. Я верю в тебя, Греф.
  
  - Сочувствую. Верить в программу псевдо-интелекта не очень-то и разумно с твоей стороны, - нет, он точно надо мной издевается.
  
  - Я тебя в утиль сдам, - пригрозил я этому шутнику, но больше скорее для проформы, чем всерьёз.
  
  - Ну, не меня, а корабль, это раз. А во вторых - на чем ты летать будешь? А если меня сотрёшь - тебе будет скучно и ты повесишься в каюте. И станешь ты не рейнджером Леонидом, а гордым кораблём призраком.
  
  Оставив попытки раскрутить свой корабль на беседу, я отправился к пассажиру, которому заранее сообщил, что он будет моим специалистом по связям с гаальцами. Пора проверить, насколько большую ошибку я совершил, оставив его на борту.
  
  Лап сидел в каюте, которую я ему отвел, сбежать не пытался, да и сделать что-либо - тоже. Встретил он меня с опаской, но узнав, что я притащил ему запись разговора с гаальским судном, удивился.
  
  - Я думал, вы шутили, когда сказали, что я нужен вам как эксперт. Я же ничего не знаю, - Он развел руками, то ли извиняясь, то ли в растерянности.
  
  Я тоже думал, что я шутил...
  
  - Вот смотри - ты сейчас развел руки в сторону, так? - я дождался его утвердительного жеста руками, он сложил их в символ согласия, а я удовлетворённо отметил, что хоть он и напряжен, но не делает лишних движений. - Отлично, а вот я, к примеру, понятия не имею, что это означает. У тебя на лице мелькают разные выражения, смысл которых от меня ускользает. Мигаешь глазами с определённым значением, а я не знаю, что значит, если ты подмигнул мне сначала правым, потом верхним, а потом левым глазом. Это может понять только специалист или же такой же как ты. Гаалец.
  
  Лап долго молчал, осмысляя, что именно я сказал. А может попросту ушёл в себя. В любом случае, мне это надоело, я развернул планшет, повернул экран к своему "эксперту" и включил воспроизведение. Надо сказать, что мой пленник-пассажир сфокусировался на изображении моментально, словно только и ждал, когда же появиться возможность увидеть кого-то кроме меня. Прокрутив запись до конца, я подождал минуту, после чего повторил показ. Лап меня не останавливал и не комментировал мои действия, впрочем, как и сам разговор. Мне пришлось показывать запись ещё дважды, прежде чем он заговорил.
  
  - Я... не уверен... что вы хотите мне показать?
  
  - Гаальца по ту сторону космоса. - Сразу же говорить он не стал. Мне это понравилось. - Мне интересно, что ты увидел. Лжет ли он? Какие испытывает эмоции? Каково его состояние? Раздражен ли он? Скрывает ли он свои чувства?
  
  Некоторое время Лап вновь молчал, после чего протянул руку к планшету. Сделал он это плавно и очень медленно. С небольшим сомнением я все же отдал ему гаджет. Он уткнулся в просмотр видео, останавливая то тут, то там кадры, повторяя разные фрагменты.
  
  - Не знаю. Он выглядит обрадованным. И уставшим. - Он проговорил пару слов на гаальском. - Облегчение? Да, наверное, облегчение. Он подавлен... нет... скрытен... сдержан. Да, старается быть сдержанным.
  
  Итак, он сдержан, это понятно, старается не пустить панику или истерику в свое сознание. Чертовски устал от всего того, что твориться на корабле. И рад, что есть шанс получить помощь. Похоже на правду? Похоже.
  
  - Ещё... похоже на... - я даже не знаю, что именно произнёс Лап. Тот, заметив мое замешательство, перевёл для меня смысл. - Надежда. Злая надежда, вопреки грядущему. И злая надежда эта направлена на вас. И он очень тороплив. Ещё... он льстит вам. Но я не могу многого сказать - его рук не видно и он сдержан.
  
  Злая надежда, вопреки грядущему. Интересная формулировка. А с поспешностью всё понятно. Я бы тоже торопился, случись у меня такая ситуация. И лесть понятна. Я задумался над положением транспортного корабля, на котором разыгралась эпидемия, и никак не мог выкинуть из головы мысль о том, что в порт их не пустили из-за меня. По крайней мере, это могло быть одной из первопричин. В последствии положение может ухудшиться, и тогда им запретят посадку из соображения безопасности. Стало быть это моя вина? Да, если только это всё правда. Лесть, торопливость, сдержанность, облегчение, усталость, злая надежда... И человек параноик, который не может поверить. Могла ли это быть засада? Сомнительно, очень сомнительно. Либо она никак не связана с произошедшим на планете, либо кто-то контролирует мои действия слишком хорошо, чтобы у меня был бы хоть какой-то шанс избежать всего этого. Я поймал себя на том, что задумавшись, я смотрю на Лапа, а тот, в свою очередь, смотрит на меня, с каким-то странным выражением.
  
  - Вы ведь поможете им, правда? Они же грагалы... Это долг рейнджера... - Глядя на него, я понял, что отразилось на его лице. Это была надежда. Я тяжело вздохнул.
  
  - Только в том случае, если они не врут. Ты можешь поручиться за то, что они говорят правду?
  
  Гаалец молчал, постепенно опуская свой взгляд все ниже, пока тот не уперся в пол. Когда он заговорил, я чуть было не пропустил его слов, столь глухо звучал его голос.
  
  - Я не знаю. Я слишком юн, чтобы постичь Вселенную столь многогранно, чтобы понимать других. Я даже не сразу узнал в вас рейнджера. Я боялся вас. Я даже не уверен в том, что правильно понимаю своего собрата. - Он замолчал надолго, словно боясь продолжить. - Но заглянув внутрь себя, обратившись к своему га-саи, я знаю, что оставлять их без помощи нельзя. Потому что это будет злом.
  
  Опять этот "га-саи"... Что же это такое? Я вздохнул, отобрал у Лапа планшет и просмотрел запись ещё раз. Если отринуть все произошедшее на Дуэдэ, что бы я сделал? Плюнул бы на них, понимая, что выгоды никакой нет? У меня груз на борту, пассажир, с которым я не знаю, что делать и неоплаченное задание. Как бы я поступил раньше? Раньше, до того, как стать рейнджером - я бы точно плюнул на этот транспортник и отправился бы по своим делам. А теперь? Изменилось ли что-то с того момента, как я нацепил на себя значок? Я почувствовал, его тяжесть на своей груди. Алиций, тот, кто дал мне мой первый урок, о жизни рейнджеров, тот, кого я, наверное, теперь буду звать своим учителем по рейнджерской доле... Как бы он поступил? Когда мы встретились, этот фэянин безвозмездно помог мне, не спрашивая о моем прошлом, и о том, что я буду делать с его помощью. Но нас связывали узы единой судьбы. Судьбы рейнджеров. А что сейчас меня связывает? На меня смотрит этот напуганный гаалец, словно я герой. Что мне делать?
  
  На Дуэдэ мне всё равно придётся вернуться, меня там ждала вторая порция груза и оплата за задание. Если я возьмусь за спасение лайнера... К тому моменту, когда я вернусь, первые страсти немного поутихнут и мне уже будет значительно безопаснее показываться на этой планете. Никто кроме меня на эту миссию точно не согласится, разве что мимо не пролетит какой-нибудь другой рейнджер. Тут я вспомнил, что ближайшие два рейнджера, которые могут оказаться поблизости, это юный неофит гаалец, которого я встретил в баре, и пеленгский шпион Запецанец. Один другого краше... Ни одному из них я бы пока что не доверил своей жизни, так какое у меня право доверять им жизни чужие?
  
  Внезапно, я понял, что знаю ответ, а иного ответа пока не нашел. Нужно стараться стать лучше, чем я был прежде. Поэтому - я соглашусь. К тому же, это было отличным предлогом, чтобы оказаться далеко в космосе. Да и что может случиться? Нужно то всего лишь слетать в другую систему, купить медикаментов и вернуться. Делов то... Что может пойти не так?
  
  Пришлось возвращаться в кабину и вновь активировать связь с гаальским кораблём. Пилот Овеон Наклаая, по всей видимости, никуда не уходил, ожидая моего решения. Когда я согласился, он несколько минут молчал, потом склонил голову, подражая вежливому поклону людской традиции. Оставалась мелочь. Наклаая сообщил, что у меня есть немногим больше месяца, больше они все равно не продержаться. Потом в беседу вмешался гаальский врач, вызванный для сообщения мне деталей, касающихся эпидемии. Как оказалось - болезнь захватившая власть на корабле, звалась глаамория, а на Уудлане есть коллега этого доктора, который посвятил немалую часть своей жизни изучению этой болезни. Если бы мне удалось его найти, то он мог бы помочь с подбором медикаментов. Звали его Антаанар, и жил он недалеко от космопорта, если ещё не сменил места жительства. По крайней мере - ходили слухи, что он обосновался именно там, как мне сказал этот врач. Что же, этот парень был бы полезен... Если же возникнут сложности - пускай вспомнит, что он задолжал Каамайре за одну сделку, что произошла на планете Мэнэкато. Я попытался узнать, что это была за сделка, но медик другого корабля, кажется, смутился и в этот момент Наклаая напомнил, что времени с каждой минутой все меньше и меньше, а значит не стоит мешкать. Заверив гаальцев, что я приложу все усилия, чтобы спасти их я отключил связь.
  
  Голова моя болела, тело от неё не отставала и даже обгоняло по показателям боли, я устал, хотел спать, принять душ и забыть обо всем. Но прежде чем я себе позволил убраться из кабины, я вместе с Грефом простроил маршрут до точки гиперперехода в систему Витта Прайонис. Лететь до этой точки десять дней... Десять дней до прыжка, два-три дня в гипере, пять дней до планеты... А потом обратный маршрут, такой же по длительности. Успевал я впритык, если, конечно, ничего не случится по дороге. Как я добрался до своей каюты - я уже не помнил.
  
  * Это был не вальс. Это танго. К моему большому сожалению - Леонид совершенно не разбирается в музыке. Приношу вам свои извинения. прим. Греф.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"