Поляков Влад: другие произведения.

Конфедерат: Возрождение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 7.66*77  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновлено 18.01.17 Конфедерацией одержаны важные победы, и государство янки трещит по швам. Вот только далеко не всех влиятельных игроков устраивает подобный исход. Особенно хитрецов родом с "туманного Альбиона", знающих, какой ложкой следует мешать адское варево интриг. Почему? Хотя бы по той причине, что терпящим поражение легко навязать кабальные условия в обмен на политическую и финансовую поддержку, да и окоротить набирающую силу Конфедерацию тоже есть желание.

  Конфедерат: Возрождение
  
   Конфедерацией одержаны важные победы, и государство янки трещит по швам. Вот только далеко не всех влиятельных игроков устраивает подобный исход. Особенно хитрецов родом с 'туманного Альбиона', знающих, какой ложкой следует мешать адское варево интриг. Почему? Хотя бы по той причине, что терпящим поражение легко навязать кабальные условия в обмен на политическую и финансовую поддержку, да и окоротить набирающую силу Конфедерацию тоже есть желание.
  
  Пролог
  США, Вашингтон, май 1862 года
  
   Итоги сражения при Геттисберге произвели в Вашингтоне эффект разорвавшейся бомбы. И это было заметно везде: на улицах, в богатых домах, в Капитолии и даже в 'Белом доме'. Страх! Именно он незримой вуалью накрыл собой город, а накрыв, не собирался развеиваться без веской на то причины.
   Янки определённо было чего бояться! Ведь полный разгром армии Мак-Клеллана при Геттисберге был не просто сравним с чувствами, обуревавшими вашингтонцев после поражения при Булл-Ране. О нет, теперь всё было куда хуже. Хотя бы потому, что Булл-Ран был в самом начале войны, первым по настоящему крупным сражением, в котором возможно всякое. Да и неспособность командования конфедератов грамотно воспользоваться плодами той победы, она тоже переломила упаднические настроения в готовность продолжать войну. Зато теперь...
   Теперь разгром при Геттисберге при всём на то желании нельзя было выдать за случай, за единичную неудачу. Нет, это оказалось лишь жирной чертой под теми проблемами, которые обрушились на США гораздо раньше. Потеря Калифорнии, восстание мормонов и выход их из состава США с образованием собственного и уже признанного Конфедерацией государства Дезерет. Остановленная на полпути армия генерала Гранта опять же. И, в завершение всего, этот самый Геттисберг, где, подгоняемый приказами из 'Белого дома', командующий Потомакской армией Мак-Клеллан попытался остановить и, пользуясь превосходством в численности, разгромить Потомакскую же армию генерала Борегара. Того самого, который одержал победу при Булл-Ране, но которому не дали ей воспользоваться.
   Результат? Более двадцати тысяч убитых, более десяти в плену. От более чем пятидесятитысячной армии остались ошмётки, к тому же в большинстве своём лишившиеся боевого духа. Эти остатки армии только и могли. Что отступить ближе к столице и начать оборудовать позиции в надежде. Что им удастся остановить наступление конфедератов на Вашингтон. А правительство и лично президент Линкольн готовились в любой момент сняться с насиженных мест и переместиться в Филадельшию. Почему туда? Да просто не столь наглядно как Нью-Йорк, где под боком пароходы, в том числе и довольно скоростные. Некоторые из власть имущих обладали очень хорошо развитым инстинктом самосохранения. А значит чувствовали, когда начинает пахнуть палёным.
   Определённые надежды были лишь на идущие на помощь части армии генерала Гранта, показавшего себя умелым военачальником, не чета Мак-Дауэллу, Мак-Клеллану и прочим. Но надежды это одно, а реальность порой оборачивается чем-то совершенно иным.
   Борегар не двинулся на Вашингтон, к которому стягивали все резервы и вообще части, не жизненно необходимые на других территориях страны. Он, отправив часть своей армии обратно - с ранеными, пленными и трофеями - рванулся к Гаррисбергу, этому важнейшему железнодорожному узлу. Добравшись же туда, устроил абсолютный хаос. Уничтожая всё. связанное с железнодорожными путями и просто с промышленностью. А ведь столь серьёзное разрушение железнодорожного сообщения делало доставку важных грузов с востока на запад более медленным, что в условиях ведущейся изнурительной войны являлось тяжёлым ударом... очередным из них.
   Уничтожив всё, до чего дотянулись руки и на что хватило имеющейся взрывчатки, части Борегара отступили, причём избегая каких-либо попыток продолжить активные действия. Казалось. Что наступление не входило в его планы.
   Так и оказалось. В наступление перешла не Потомакская армия Борегара, а Теннесийская Джексона. Да и чего ей было не перейти, если большая часть армии Гранта снялась с позиций и двинулась на выручку столицы? Теперь всем было понятно, что в самом скором времени под контроль Конфедерации перейдет не только отбитая было Грантом территория Кентукки, но и та часть штата, которая ранее поддержала федеральное правительство.
   Стоило ли удивляться тому, что многие из власть имущих и финансовых воротил - особенно причастных к поддержке как собственно Линкольна, так и аболиционистских движений - всерьез задумались о скорейшей продаже имущества и эмиграции куда-нибудь в Европу. Явный признак неверия самой верхушки США в том, что удастся выиграть ту войну. А неверие верхушки и её действия, они никогда не оставались незамеченными теми, кто находится на более низких ступенях иерархии. Неудивительно, что вот-вот могла начаться всеобщая паника.
   Вот в такой тревожной и грозящей окончательно выйти из-под контроля обстановке президент Авраам Линкольн принимал посла Великобритании, виконта Ричарда Бикертона Лайонса. Причём встреча состоялась по инициативе посла, к тому же настаивавшего на скорейшем её проведении.
   Это было... не совсем ожидаемо, но в то же время настраивало Линкольна на оптимистичный лад. Хотя бы потому, что виконт Лайонс был убеждённым сторонником того курса, который проводился им, нынешним президентом США. Отношение же британского посла в Конфедерации было явно и весьма нелицеприятное для последней. Чего стоили эпитеты вроде 'источник заразы для всего цивилизованного мира'! Лучшего посла от столь могущественной империи Линкольн и пожелать не мог. И вот теперь этот самый разговор. Разговор без присутствия посторонних лиц, в закрытом кабинете, что явно подразумевало его повышенную секретность.
   Виконт стоял у камина, глядя на языки пламени, лижущие аккуратно нарубленные поленья и изредка прикладывался к бокалу с хересом. Ну а президент, выглядевший совсем усталым и измотанным от груза свалившихся на него проблем, сидел в кресле, смотря то на посла, то в окно, за которым накрапывал мелкий, противный дождь. Смотрел и ждал, когда же виконт Лайонс перейдёт от общих фраз о погоде, последних светских сплетен из Лондона и прочей чепухи к тому делу, ради которого тут появился. Вот только посланник королевы Виктории не спешил, явно доводя его, Линкольна, до нужных кондиций. Обычное поведение дипломата. Который заранее ставит себя в выигрышное положение перед собеседником. Что ж, сейчас Лайонс имел на это право, ведь не его страна явственно проигрывала в разгоревшемся пламени гражданской войны.
   - Я вижу, что новости о семье лорда Пальмерстона вам сейчас не особенно интересны, господин президент, - тень ироничной улыбки на мгновения появилась и тут же исчезла с лица виконта. - Ваше право. Тогда оставим прелюдию и перейдём к тому. ради чего я попросил вас о встрече. Вы готовы к этому?
   - Конечно.
   - Это хорошо, - покинув, наконец, место около камина, посол подошёл с массивному, украшенному резьбой креслу из красного дерева, в котором и устроиля, не забыв поставить на столик рядом как бокал с хересом. Так и бутылку с этим же напитком. - Вы проигрываете войну Конфедерации, это очевидно.
   - Граждане Соединённых штатов готовы, не щадя своих жизней. Бороться с теми...
   - Оставьте эту патетику, господин президент,- доброжелательные интонации в голосе Лайонса не обманывали Линкольна. По сути посланник королевы Виктории вёл себя как хозяин положения, без тени смущения перебивая его. И имел на то все основания. - Вы потеряли главный источник золота - Калифорнию. Немалая часть серебряных рудников у отколовшихся от вас мормонов. Фабрики лишены дешёвого сырья из южных штатов, о хлопке и я вовсе молчу. Деньги в казне у вас пока есть, но поддерживающие вас банкиры после недавних событий уже начинают переводить свои капиталы в Европу. А также, вместе с промышленниками, ищут покупателей на своё имущество в этой стране. Это факты, от которых нельзя отмахнуться. Не президенту!
   Линкольн это понимал, просто хотел попытаться гражданским пафосом немного выровнять позиции. Не получилось. Он не был удивлён, потому как хорошо знал британского посланника. Умный, расчётливый, способный видеть возможности и использовать их к выгоде своей и империи. А значит и прозвучавшие горькие, хоть и правдивые слова были не просто так, не банальной попыткой сотрясти воздух громкими фразами.
   - Вы правы, мистер Лайонс. Мы находимся в очень тяжёлом положении. Но это не значит, что я... что мы готовы сдаться на милость этого Дэвиса!
   - Этого я бы не осмелился предложить, - вымолвил англичанин. - Я предлагаю другое - возможность не выиграть войну - это сейчас вряд ли возможно - но сохранить имеющееся сейчас, а уже потом вернуть и потерянное. Не сразу, спустя годы, но вернуть. Иначе... Борегар восстановит численность своей немного ослабленной после Геттисберга армии. Джексон двинет 'теннесийцев' из Кентукки в Западную Виргинию. И спустя пару месяцев эти армии нанесут удар с двух направлений , имеющий одну конечную цель - вашу столицу. Основы стратегии, а Борегара нельзя упрекнуть в неграмотности.
   В нескольких фраха обрисованная печальная перспектива заставила Линкольна содрогнуться. Уже потому, что была абсолюно реальной. И противопоставить этой надвигающейся реальности было просто нечего. Поэтому он только и мог, что спросить посла, словно провинившийся ученик строгого учителя:
   - Вы же не просто так это сказали, Лайонс? Что вы предлагаете США от имени королевы Виктории?
   - Не будем пока упоминать её имя. Пусть сейчас наш с вами разгвоор будет... просто разовором двух умных людей. Разговором! А договор по его результатам - вот это уже иное. И только от вас зависит, каким он будет и будет ли.
   - Мне остаётся лишь слушать...
   Опытный дипломат, виконт Ричард Лайонс не позволил даже тени испытываемых им эмоций отразиться на своём лице. Подобное было бы чрезвычайно неуместным, особенно сейчас, когда президент страны, ранее бывшей колоние Британской империи по сути вновь готов был сделать первый шаг к тому, чтобы преклонить колено перед бывшей метрополией. Не зря же от его 'остаётся лишь слушать' веяло 'остаётся лишь слушаться'. Ему, умудрённому сложными переговорами, не привыкать улавливать тончайшие нюансы..
   - Вы должны понимать, гоподин президент, что Великобритания не выступит открыто на стороне США.
   - По каким причинам? Общественное мнение сложилось не в нашу пользу?
   - Мнениями этого... 'общества' довольно легко управлять, для того придумали большое количество способов. Не работает один, задействуются иные. О нет, тут иное. Едва моя королева отдаст приказ хотя бы одной эскадре отправиться на помощь вам, как Росия тут же вышлет свои эскадры на помощь Конфедерации. Не из любви к южанам, а просто чтобы не дать усилиться нам. Испания тоже не останется в стороне, потому что Конфедерация пообещала им содействие в возвращении части бывших колоний. Успехи в Мексике убедили королеву Изабеллу в том. что это не просто слова. опираясь же на Кубу и несколько мексиканских портов, Испания действительно сможет начать восстанавливать свою власть над бывшими колониями. Это давняя мечта их аристократии, которая теперь имеет шансы на осуществление.
   Говоря это, Лайонс с трудом удерживался от недовольной мины. Ещё бы, ведь авантюра в Мексике. Рассчитанная более на получение финансовой выгоды. Переросла в нечто гораздо большее. Дело пахло уже не сменой власти в этой нищей стране в недомерка Хуареса на довольно марионеточного монарха, который должен был стать подконтролен в равной степени Англии. Франции и Испании, а чем-то гораздо более масштабным. Попытка возрождения Испанской империи - это серьёзно. И подобное для его Родины было крайне нежелательным вариантом.
   Меж тем Линкольн, с ходу осознавший, что лёгкий путь получения помощи от Великобритании неосуществим, произнес:
   - Если не военная помощь, тогда что?
   - Политическая поддержка. Наша непременно. Очень возможно, что и со стороны Франции. Наполеон III, если его правильно попросить, не откажет моей королеве. Неограниченные поставки нужных для войны товаров, 'добровольцы', которые легко окажутся в вашей стране со стороны нашей Канады. Наши доброжелатели в Конфедерации, имеющие влияние на окружение президента Дэвиса. И главное - наши советы.
   - Англия ничего не даёт просто так. Чего королева Виктория попросит у США взамен?
   Виконт Лайонс если и промедлил с ответом. То не более нескольких секунд. И это значило лишь одно - к разговору он хорошо подготовился, предусмотрев разные его пути.
   - Для начала вы должны не только не мешать, но и посодействовать нашим финансистам приобрести то, что готовы продать уже ваши соотечественники, господин Президент. Также на интересуют пакеты акций железных дорог - и планируемой вами трансконтинентальной особенно - и портов.
   - Это может не понравиться тем, кто... - Линкольн сделал многозначительную паузу. Предоставляя собеседнику возможность самому её закончить. И тот оправдал ожидания.
   - После показательной казни Джеррита Смита, одного из их довольно тесного круга, люди, с чьей помощью вы стали президентом этой страны, напуганы.Они готовы поделиться в обмен на обещания безопасности и возможность продолжать усиливать своё влияние... в других местах. Земной шар велик, места пока ещё хватает.
   Договорились. В смысле Британская империя и те персоны, которые стояли за ним, за Линкольном. Президент эо понял разом, в одно мгновение. Следовательно, не стоило ему пытаться плыть поперёк бурного течения, подвергая себя огромному риску утонуть. Что до смены покровителей... Лучше уж так, чем проигрыш в войне и потеря всего, к чему стремился.
   - В целом я согласен. Но нужно обговорить целый ряд условий...
   - Обязательно. Ваши люди и мои составят устраивающий обе стороны - США и Великобританию - договор. Общую часть и ту. Которая не будет доступна никому. Кроме узкого круга доверенных лиц. Пока же... Желаете ли вы выслушать первые рекомендации от Её Величестве королевы Виктории, которые могут вам не проиграть эту войну, господин президент?
   Линкольн желал. Очень даже желал, будучи готовым ухватиться за любую соломинку, не то что за руку, протянутую могучей империей. Это он и выразил во всей возможной вежливостью, но не скатываясь к подобострастию. И сразу же получил от посла Великобритании весьма неожиданный совет.
   - Нужно искать у противника слабости, а найдя, наносить по ним удары, - начал издалека виконт Лайонс. - Британия всегда поступала именно так и очень редко когда подобный подход не приносил ожидаемых результатов. Не недооценивайте силу печатного слова. господин президент!
   - Откройте газеты. виконт, - с печальным выражением на лице Линкольн сделал неопределённый жест, словно отмахиваясь от неизбежного. - Почти все статьи наполнены праведной ненавистью к Конфедерации и ее президенту. Это длится с самого начала сецессии и поддерживает, по возможности, боевой дух. Но сейчас влияние прессы упало, умеющие думать видят, что мы проигрываем войну. Какой смысл отрицать это теперь, когда мы пришли к соглашению...
   Ваши газеты 'залпируют' по тому мету, которое давно покинуто противников, уж простите за метафору, - чисто английская улыбка появилась на лице посла королевы. - Дэвис с недавних пор - это 'халиф на час', если вам знакомо это выражение.
   - Знакомо. Только я не понимаю смысла сказанного. Дэвис - законно избранный президент. Известны и те силы. которые его поддерживают.
   - Их время ушло, - сверкнул глазами Лайонс, на мгновение сняв маску дипломата, но тут же вернув её на своё законное место. - Война расставила всё по своим местам, вперёд выдвинулись не выбранные фигуры, а игроки, решившие использовать 'право железа и крови'. Что им ваши выборы? Что им до мнимой неприкосновенности тех, кого не принято трогать в любой войне? Не думаете же вы, что это по приказу Дэвиса казнили Джеррита Смита и дерзкими ограблениями банков показали банкирам всю уязвимость власти денег!
   - Ходили разные слухи.
   - И цена им не больше потёртого шиллинга, - отмахнулся виконт. - Потомакская армия подчиняется исключительно генералу Борегару, но никак не президенту. Генерал Джексон верен ему же, а его 'теннесийцы' готовы на него молиться. Завоёванная полковником Станичем Калифорния вообще свободна от влияния кого-либо со стороны.
   - Это имя мне хорошо знакомо. Он доставил множество неприятностей ещё с Чальстонской гавани.
   Ричард Лайонс только и мог, что вздохнуть, глядя на сидящего перед ним президента США. А ещё подумать, что эти оторвавшиеся от метрополии провинциалы так и не смогли научиться разбираться в по настоящему высокоуровневых политических интригах. Куда им! Только вслух он этого говорить не собирался, предпочитая медленно, шаг за шагом раскрывать перед Авраамом Линкольном всю подоплёку произошедшего.
   - Это один из трёх, кто в самом скором времени выкинут Дэвиса на обочину истории. Борегар - армия. Френсис Пикенс, губернатор Южной Каролины - дипломатия и связи с 'хлопковой аристократией'. Станич - оружейный магнат и... создатель 'тайной полиции', которая уже выкорчевала почти всех ваших шпонов. А вот наши ещё работают, на них он со своим верным 'оруженосцем', подполковником Смитом, ещё не накинулся.
   - Переворот? Во время идущей войны?
   - И когда это кому мешало, господин президент... Если у тебя и союзников в руках большая и лучшая часть армии, тайная полиция и немалые деньги, то есть ли какие-то препятствия для взятия власти в свои руки?
   - Воля народа.... Демократия...
   - Вы, американцы, носитесь с ней как с древней китайской вазой. А я вам говорю про ближайшую перспективу. Скоро будет выдавлен со своего поста нынешний военный министр в правительстве Дэвиса, Джуда Бенджамин. И это станет началом отстранения Дэвиса от власти. А генерал Пьер Гюстав Тутан де Борегар во главе Конфедерации - это приговор для США, господин президент. Вы это понимаете?
   Линкольн только и мог, что кивнуть, соглашаясь со словами посланника королевы Виктории. А ещё налить себе полный стакан выдержанного виски и выцедить его, ничем не закусывая. И, после некоторых колебаний, отказаться от желания налить второй стакан... хотя бы неполный.
   - Может вы... предупредите Дэвиса?
   - Это лишь ускорит события, - с ходу отмел предложение Лайонс. - Мы постараемся... избавить от двух главных проблем. Вы же, в свою очередь, должны будете пойти на решение, которое порадует часть ваших сторонников, но оттолкнёт других, не столь близких к аболиционистам.
   - И это?..
   - Прокламация об освобождении ВСЕХ рабов на территории Соединённых Штатов Америки, включая те, которые объявили о сецессии. Без компенсаций владельцам, с объявлением о наделении их равными правами с белыми, включая избирательное.
   Пустой стакан, который Линкольн вертел в руке. Выскользнул и упал на ковёр. Да и глаза президента заметно округлились от изумления.
   - Это... приговор. Мне тоже. Нью-Йорк, тот может и вовсе восстать!
   - Вы умеете убеждать народ, потому и стали президентом, - Лайонс привычно сплетал слова во фразы. Словно паутиной обволакивая ими собеседника. - Скажите им, что это вынужденная мера, что необходимо использовать всё возможное оружие против коварных южан-рабовладельцев, которвые со дня на день войдут в Вашингтон, чтобы грабить и убивать. Чем более откровенна ложь, тем быстрее в неё поверят. Тем более если в ней есть доля праывды. Войска конфедератов действительно могут в скором времени оказаться тут.
   - Знамя либерализма... - невесело усмехнулся Линкольн. - Да, некоторые нас поддержат. Но что помешает Борегару поднять иное знамя, консервативное?
   - Некому будет поднимать, господин президент.... Я ведь сказал, что будут использованы наши шпионы и простые доброжелатели. Исчезнут Борегар и этот бешеный Станич - исчезнет и угроза. Дэвис - с ним вы договоритесь. Особенно когда там, на юге, взбунтуются рабы, до которых доведут содержание вашей прокламации. Почти все священники из квакеров и баптистов, проповедующих неграм, симпатизируют идеям аболиционизма. И поднявшиеся беспорядки должны вынудить президента Дэвиса умерить аппетиты.
   - Мир? Но на каких условиях? Я не хочу чтобы меня вынесли отсюда на шесте. Обваляв в смоле и перьях!
   Линкольн спросил это у посла довольно скептически, понимая, что после прокламации о наделении негров гражданскими правами ему и так будет тяжело, а если ещё и мирный договор окажется не из лучших...
   - Британия заинтересована в вас, господин президент. На длительное время заинтересована!
   Виконт Ричард Лайонс не кривил душой, говоря это. Империи действительно нужен был такой человек во главе США. Какой именно? В меру умный, талантливый оратор, готовый идти на компромиссы ралли сохранения собственной власти. К тому же, однажды склонившись перед бывшей метрополией, такой человек сделает это и во второй раз, и в третий, с каждым разом всё меньше терзаясь по этому поводу.
   Конфедерация... Даже если покушение на Борегара и Станича не увенчается успехом, её лидеров можно убедить остановиться. Вопрос лишь в том, на каких условиях получится это сделать. А Британия... она всегда в выигрыше. Здесь виконт был абсолютно уверен, не допуская и тени сомнений по сему поводу.
  
  
  Глава 1
  КША, штат Виргиния, Ричмонд, июль 1862 года
  
   Безумная круговерть больших и малых дел. Именно этими словами можно описать месяц с хвостиком, прошедший с момента неудачного покушения на меня и Борегара. Или Борегара и меня, что не шибко важно, ведь от порядка слов суть не изменится. И всё это время что он, что я находились в Ричмонде, понимая, что нельзя выпускать из рук множество нитей, при помощи которых реально было держать ситуацию под контролем.
   Контроль! Именно это сейчас было самым необходимым. Мы буквально разрывались на части, стремясь не просто реагировать на происходящее. Но и играть на опережение. Получалось? Как ни странно, в большинстве случаев ответ был положительным. Война, по сути, вот-вот должна была перейти в завершающую фазу. Теннесийская армия Джексона и часть Потомакской деловито выдавливали малые числом и скромные боевым духом подразделения янки из Западной Виргинии. Предварительно проделав то же самое с Восточным Кентукки.
   Почему не было более активного сопротивления со стороны северян? Ответ прост. Наиболее боеспособные части под командованием генералов Гранта и Шермана концентрировались в Мэриленде и частично в Пенсильвании, им явно была поставлена задача закрепиться на подготовленных рубежах и ни в коем случае не допустить прорыва армий Конфедерации в 'старые штаты'. Как ни крути, а именно они были главным и надёжным оплотом аболиционистов. Вдобавок им по любому требовалось прикрывать границу с мормонским Дезеретом и держать определённое количество войск в Орегоне, чтобы Нейтан Эванс и Уэйд Хэмптон Третий не вторглись из Калифорнии ещё и в Орегон. Янки ожидали ударов со всех сторон и делали чуть ли не самое худшее, что могли - переходили к жёсткой, пассивной обороне. Впрочем, нам это было только на руку, особенно учитывая тот факт, что мы даже не думали вторгаться в 'старые штаты', понимая всю бесперспективность подобного.
   Да, именно бесперспективность! Ну вот зачем нам гипотетическая возможность оказаться там, где нас очень сильно не любят, когда и без того есть проблемы, требующие решения? Конфедерация вовсе не ставила перед собой задачу поглотить США. Кусок был бы слишком.... ядовитым. Вот пообкусать с краёв, изъять наиболее важные, ключевые куски - это совсем другое дело. Собственно, мы это уже сделали, прибрав Калифорнию, Миссури с Кентукки, изначально не поддержавшую сецессию западную часть Виргинии. Это был почти предел, дальше которого идти точно не стоило.
   И вместе с тем требовалось поставить жирную точку в этой войне. Такую, чтобы ни у кого из вашингтонских бонз даже сомнения не было в том, что надо заключать мир, но не на своих, а на наших условиях. А для его заключения требовалось... Много чего требовалось, но одной из важных составляющих являлось наличие посредников. Зачем эта головная боль Конфедерации? Требовалось укрепиться в мировой политике, только и всего. Ради этого стоило немного потерпеть и, возможно, пожертвовать малой толикой полученного в результате успешных военных действий. А раз ожидались уступки, то следовало позаботиться о том, чтобы было чего уступать из откровенно лишнего. Отдавать стоит то, что самому нафиг не требуется!
   Радовало меня то, что госсекретарь Роберт Тумбс, после нашего плодотворного с ним сотрудничества, охотно шёл на контакт, не отмахиваясь от предлагаемых ему идей. В том числе и от желания Борегара лично провести 'предварительные переговоры' с послами таких держав как Испания и Россия. Дескать, сначала такого вот рода неофициальные визиты, а потом уже в дело вступят дипломаты с ним во главе.
   Нравились ли подобные инициативы президенту Дэвису? Конечно же... нет. Ему в последнее время вообще всё не нравилось, вот только сделать он уже мало что мог. Чего стоила хотя бы недавняя позорная, показательная отставка с должности военного министра его протеже Джуды Бенджамина и назначение... Нет, не назначение, а возврат в это кресло Лероя Уокера, сияющего, как начищенная корабельная медяшка.
   Почему Дэвис это допустил? По сути он просто получил ультиматум от части генералитета с Борегаром во главе. И эта самая часть стояла во главе наиболее боеспособных подразделений, поддерживалась частью губернаторов и просто 'южной аристократии'. Всем им осточертела откровенная слабость и неприспособленность президентского ставленника на совершенно неподходящем для него посту. А назначение кого-то нового... Ставить на 'тёмную лошадку' никто не хотел, находить устраивающую всех кандидатуру тоже. Уокер же был уже знакомой персоной. к тому же показавшей себя с лучшей стороны. Претензии части губернаторов по поводу излишней централизации власти? Так эти самые губернаторы не относились к числу поддерживаемых возглавляемым Борегаром высшим офицерством.
   И уж совсем печальным для Дэвиса стала пусть осторожная, с оговорками, но поддержка 'партии Борегара' стариной Ли. Тем самым Ли, на лояльность которого Дэвис так много поставил. Причины подобного афронта? Пусть Ли был во многих вопросах чересчур мягок, но он не мог не видеть, что именно наглые, на грани авантюризма действия Потомакской армии переломили ход войны в пользу Конфедерации. И это на фоне того, как назначенцы Дэвиса прогадили всё, к чему только смогли прикоснуться. У патриота Конфедерации, которым Ли являлся, просто не было иного выбора, кроме как поддержать ту силу, которая могла привести страну к победе. Пусть даже он во многом был не согласен с методами, которыми достигался конечный результат.
   Власть, де-юре находящаяся в руках Джефферсона Дэвиса, ускользала у него из рук. Сначала этот процесс был почти незаметен, но после Калифорнии, истории с мормонским Дезеретом, Геттисберга наконец - всё стало очевидно. Не для простых людей, конечно, а для тех, кто был причастен к высокой политике. Дэвис понимал ситуацию, но что он мог сделать?
   Ополчиться на Борегара, Джексона, меня и иных, чьи имена были чуть менее известны? Его бы разорвали в клочья собственные сторонники, наглухо отрицая возможность доставления неприятностей тем, что был в нескольких шагах от того, чтобы выиграть войну. Да и присутствие в Ричмонде и в окрестностях частей Потомакской армии, включая большую часть 'Дикой стаи', оно тоже не способствовало агрессивным помыслам.
   Сидеть на попе ровно и ждать, куда кривая вывезет? Так понятно куда - на обочину истории. Многие пробовали предоставить событиям идти своим чередом в надежде. Что всё рассосётся. Вот и рассасывалось ВСЁ, включая власть, а порой и голову. Конечно Дэвис понимал, что не та ситуация, что его безопасности как таковой угрозы нет... с нашей стороны точно. Только вот сидеть и тупо ждать закономерного финала ему явно не хотелось.
   Оставалось лишь зондировать обстановку на предмет договорённостей, приемлемых не только для нас, но и для него самого. И, что особенно интересно, поводом для этого было выбрано неудачное покушение. Выражение обеспокоенности и обещание предоставить все ресурсы Борегару и мне. Соболезнования по поводу смерти друга лично мне. Статьи за подписью Дэвиса, призывающие 'немедленно найти и покарать' в печать. В общем. это были явные сигналы к тому, чтобы начать договариваться. И странным было бы это не использовать.
   Вот мы и использовали, задействовав губернатора Пикенса как наиболее опытного в протокольных делах. Да и положение переговорщика в губернаторском статусе позволяло президенту Дэвису сохранять лицо. Ведь не было ничего сверхординарного в том, что один из губернаторов зачастил в президентскую резиденцию. Дело то житейское по большому счёту. А уж какие темы поднимались во время разговоров - тут извините, посторонним знать не полагается. Темы же были очень интересные... Дэвис понимал, что его репутация президента из-за последних неудач оказалась изрядно подмоченной. Потому планировал просто относительно спокойно досидеть свой срок и остаться в истории как первый президент Конфедерации. Разве что питал определённые надежды насчёт того, что на предстоящих - как он думал - выборах сумеет протащить своего ставленника. Хотя понимал, что у того же Борегара шансы куда как выше.
   Пикенс же выполнял поставленную перед ним задачу, общими фразами и туманными обещаниями поддерживая в нынешнем президенте иллюзию, что всё будет происходить именно так и никак иначе. Ни слова лжи, но и правда преподносилась очень ограниченными дозами, да к тому же 'многослойно'.Нужно было усыпить бдительность нынешнего президента. Не дать догадаться раньше времени, что угрожает не ему лично - Дэвису то как раз 'грозило' лишь увековечивание в истории и долгая приятная жизнь - а самой системе власти Конфедерации.
   Исходя из готовящейся кардинальной перестройки нам и нужны были личные связи с монархами наиболее значимых и вместе с тем нормально настроенных к Конфедерации стран. Первым делом Испании и России. А выйти на собственно монархов реально лишь через их послов в КША. Послы, кстати, были присланы не абы какие, а вполне себе значимые, тем самым подтверждая значимость нового государства в международной политике.
   Императора Александра II представлял настоящий боевой генерал, Эрнест Густавович Штакельберг, многократно отличившийся в сражениях с кавказскими горными дикарями. Человеком он был довольно прямолинейным, но вместе с тем умеющим разбираться хитросплетениях дипломатических интриг. Понятное назначение в воюющую страну, чего уж там. Лично меня, равно как и Борегара, оно более чем радовало. Послу, разбирающемуся в военном деле легко понять общую ситуацию и здраво её оценить. Ну а убеждённому монархисту понятны будут некоторые намеки, которые должны прозвучать.
   Испанская же Изабелла выбрала в качестве своего представителя в Конфедерации родовитейшего гранда, Мариано Франсиско де Борха Хосе Хусто Тельес-Хирон и Бофор-Спонтина, герцога Осуна и Инфантадо. Обычное такое полное имечко для Испании, хотя в обычной обстановке сокращалось просто до Мариано Терьес-Хирон, герцог Осуна. Тоже, скажем так, человек, далеко не чуждый сражениям. Карлистские войны, однако, куда ж в Испании да без них! Правда от армейских дел он давно отошёл, сначала просто так проматывая огромное состояние, а с пятьдесят шестого и до недавнего времени делая это в России, куда был назначен послом. И уже оттуда его, выдернув как репку с огорода. Переместили сюда. Видимо, таким образом королева Изабелла решила умерить его совсем уж неумеренное мотовство. Как-никак тут, в Ричмонде, особенно не размахнёшься. Хотя герцог Осуна всё равно старался от всей души, устраивая один приём за другим.
   Был ли он пригоден для занимаемой должности? Как ни странно, да. Привыкшие видеть в нём исключительно транжиру и гедониста рисковали серьёзно разочароваться. И, само собой разумеется, подкупить подобного богача было нереально. Это также было немаловажным фактором в назначении герцога послом сначала в Россию, а теперь и сюда, в Конфедерацию.
   Кстати, именно к нему мы с Борегаром и собирались нанести очередной. Очень важный визит. Важный хотя бы потому. что прежние были не более чем 'прощупыванием позиций'.
  
  ***
   Роскошь. Много роскоши... Именно это можно было сказать, оказавшись в особняке, который был куплен представителями герцога Осуна незадолго до того, как он прибыл сюда с верительными грамотами посла королевы Изабеллы. Прибыл на корабле, почти полностью заполненном теми самыми 'предметами роскоши', большей частью ещё и антикварными. Именно ими в кратчайшие сроки заполнили купленный особняк. И именно там стали проводиться самые шикарные приёмы исключительно для узкого круга приглашённых.
   Был ли я там? Конечно. Впечатлился ли? В меру, потому как излишняя пышность и помпезность не были особенно близки. А вот Борегару это было куда более симпатично. Впрочем, на вкус и цвет... все фломастеры разные, чего уж там.
   Сам посол Испании, Мариано Терьес-Хирон, встретило нас с показным радушием, с ходу предложил угоститься любым сортом вина из его обширных погребов, равно как и сигарами на любой вкус. Первое больше интересовало Борегара. ну а я предпочитал второе. Грешен, люблю хороший - но именно что хороший - табак. Тут главное не увлекаться, а в меру он вполне себе полезен как для расслабления, так и для стимуляции работы мозга.
   Герцог Осуна любил поговорить о родной своей Испании. Расписывая её красоты. Увы и ах, но это было необходимой прелюдией, если хотелось говорить с ним в максимально благожелательном состоянии. От этих речей он воздерживался лишь перед другими послами и главами государств. Мы же, хоть и воспринимались им как весьма достойные его внимания гости, но до послов или правителей как-то не оттягивали.
   Впрочем, плевать. Послушать о его солнечной и своеобразной Родине было невеликим трудом, особенно если учитывать, что рассказывал он хорошо, красочно, да и в истории разбирался дай боги каждому. Недаром библиотека герцогов Осуна и Инфантадо считалась одной из лучших в мире. Вполне заслуженно считалась.
   А потом разговор плавно так переместился в сторону цели нашего сегодняшнего вечернего визита. Если отбросить вежливость и словесные кружева, то Мариано Терьес-Хирон изволил любопытствовать на предмет 'какого чёрта благородных донов принесло к нему и что он будет с этого иметь не столько даже для себя, по причине богатства и пресыщенности, сколько для Испании'. И хорошо, что этот ответ у нас имелся.
   - Война скоро закончится, - посмотрев на Борегара и увидев едва заметный кивок, предлагающий именно мне начинать этот разговор, произнёс я. - Может не в ближайшие месяцы, но в пределах года точно. Соединённые штаты потеряли слишком много важных для них территорий, солдат, да и боевой дух с недавних пор совсем уж не на высоте.
   - Однако прокламация Линкольна об освобождении рабов на всех территориях, она наделала много шума. И тут, и в Европе.
   - Много шума... из ничего. Именно так, если мне не изменяет память, говаривал великий английский драматург и поэт Вильям Шекспир, - улыбнулся я, вставая из кресла и делая несколько шагов к стене, где висела картина Гойи, изображавшая одного из предков нынешнего герцога в окружении семьи. - Великий художник был. Особенно запоминаются его 'Капричос'. Пожалуй, именно они лучше всего способны охарактеризовать метания президента Линкольна.
   Говоря это, я не мог не вспоминать те довольно досадные беспорядки, которые просто не могли не начаться в Конфедерации. Хоть за последние месяцы мы изрядно проредили агентуру аболиционистов, да и прочих негролюбов окоротили неслабо, потенциал для бутов оставался. Вот на него явно и рассчитывали Линкольн со товарищи, вбросив в массы прокламацию об освобождении рабов.
   Начались... спорадические беспорядки. Их быстро и жёстко давили, особой угрозы они просто не представляли, ведь доступа к оружию и нормального руководства у негров просто не было. Резидентура янки того, или отловилась, или смылась, или сидела тихо, как мышь под метлой. В какой-то мере беспорядки оказались нам даже на руку, показывая некоторым благодушно настроенным семействам, что под боком у них постоянно были змеи, способные укусить при первом представившемся случае.
   - Беспорядки, - поднял вверх указательный палец герцог. - О них пишут везде.
   - Укус клопа, - поморщился Борегар. - Клопов давят и забывают об их попытках тебя задеть уже через несколько минут.
   - Да, вы раздавили 'клопов', - охотно согласился посол. - Но европейская пресса бурлит и истекает ядом, особенно в Англии и немного меньше во Франции. Репутационные потери.
   Борегар смолчал, я же предпочёл парировать этот выпад.
   - Всё равно никто не побежит кормить подыхающие Соединённые штаты с ложечки питательным бульоном из экспедиционных корпусов и массовых поставок вооружений. К тому же мы верим, помимо прочего, в добрые отношения с королевой Изабеллой. Кстати как обстоят дела в Мексике?
   - Дева Мария благосклонно смотрит на нас с небес, - аж прищурился от удовольствия испанский гранд. - Войска маршала Прима, получив подкрепления из метрополии, идут на столицу. Но перед этим мы обезопасили себя от угрозы с юга. Орисаба пал, Оахака и Акапулько сдались без боя. Французы тоже... путаются под ногами. У Хуареса нет шансов победить. На нашу сторону переходят все, кого он попробовал ограбить. А опираться за всю эту мелюзгу без поддержки со стороны северного соседа... Он обречён, вопрос лишь в том, когда сам это поймёт.
   - Что возьмёт от Мексики королева Изабелла?
   - Веракрус, Матаморос, Акапулько с окрестными землями. Может больше, но нам предстоят переговоры с будущим императором Мексики. Испании нужен дружественный монарх, не хочется его расстраивать.
   - Конфедерация будет приглашена на эти переговоры?
   Вопрос Борегара был задан с такими интонациями, что рассматривать его иначе, чем в качестве констатации очевидного, вряд ли имело смысл. И посол это хорошо понимал.
   - Разумеется, генерал. Моя королева ценит вклад Конфедерации.
   - А ведь мы планируем и другое приглашение, - закинул удочку я. - Переговоры о мире между нами и США. Согласитесь, посол, что окончание этой войны станет значимой вехой не только для этого континента, но и для Европы. И мы надеемся, что ваше королевство займёт на предстоящем конгрессе благожелательную по отношению к Конфедерации позицию.
   - Президент Дэвис планирует собрать целый конгресс наподобие Парижского?
   - Не совсем, - улыбнулся я, а Борегар кивнул, подтверждая, что мои слова - его слова. - Все мы понимаем значимость мистера Дэвиса в период становления Конфедерации. Но сейчас... он явно устал, ему нужен отдых и... менее тяжёлая и выматывающая работа.
   В переводе на совсем уж понятный язык, мы только что сказали, что президент Дэвис скоро лишится всей своей власти. Открыто, не таясь, те самым показывая, что не собираемся 'играть в прятки'.
   - И на объявленных выборах будет выдвинут...
   - Никаких выборов, - отрезал я. - Игры в демократию хороши в меру, но если заиграться, то наступает что-то вроде того, о чем заявил Линкольн в своей прокламации. Семьям юга не хочется, чтобы того, кто будет править, выбирали разные... Ведь так можно докатиться и до того, что в выборах, как вскоре в США, смогут принять участие те самые, родом из Африки. Мы хорошо понимаем риск повторения чего-то подобного в будущем, поэтому предлагаем стране решение, опробованное небезъизвестным вам Наполеоном Буонапарте. И надеемся на поддержку королевы Изабеллы.
   - Не со стороны, как в Мексике, а изнутри, - понимающим тоном вымолвил герцог Осуна. - Я понял вас. Даже не спрашиваю, кто это будет... Всё уже понятно. Но поддержка Испании в столь важном вопросе...
   - Дорогого стоит, - подхватил Борегар. - И мы готовы предложить достойную плату. Мы отдадим Испании доктрину Монро на золотом блюде.
   Слово было сказано. И озвученное предложение не могло не заставить герцога Осуна отнестись к нему самым серьёзным образом. Доктрина Монро, этот краеугольный камень в дипломатических игрищах Нового Света, мешающая иным странам, кроме США, напрямую вмешиваться в дела стран на территории обеих Америк. И вот эту 'священную корову' бросали прямо под нож Испании, тому самому королевству, которое имело больше всего интересов в своих бывших колониях.
   - Королева Изабелла узнает об этом очень скоро. Я сегодня же отправлю секретаря посольства на вокзал, где он сядет на поезд до Норфолка. А там на посольском корабле к побережью Испании. Такие известия можно передавать только с доверенными людьми.
   - Курьерский поезд будет ждать вашего человека. Равно как и надежная охрана, - подтверждаю я нашу заинтересованность в скорейшей доставке послания. - И вы можете сказать по поводу сделанного нашей стороной предложения...
   - Королева внимательно его изучит и в скорейший срок ответит вам. Вместе с тем мне хотелось бы узнать о том, на кого ещё будет распространяться изменение доктрины?
   - Испания и Россия, если сочтёт это необходимым для себя, - без промедлений отвечаю на действительно важный уточняющий вопрос. А также надеюсь на то, что обе упомянутые в нашем разговоре монархии будут благосклонны к выдвинутым Конфедерацией предложениям на предстоящем конгрессе. И место его проведения.... Куба - воистину райский остров.
   - И это я тоже передам своей королеве. Она с пониманием отнесется к... высокому мнению о кубинских красотах.
   Дипломат, ети его! Всем тоном даёт понять, что королеве Изабелле точно понравится крах доктрины Монро, да и выбор Кубы как места проведения конгресса тоже наилучшим образом скажется на потускневшем за последние десятилетия блеске короны испанских монархов.
   Что до намёка о будущих действиях, схожих с предпринятыми ранее Наполеоном I, то и тут Терьес-Хирон наверняка всё понял и обязательно доложит королеве Изабелле. О чём? О том, что скоро с КША может случиться метаморфоза, подобная той, которую запланировали проделать с Мексикой. Только вот Мексику решили изменить извне, а Конфедерацию - изнутри. Только результат один бес будет схожим и откровенно позитивным для многих европейских монархий. Они ведь после Французской революции и многочисленных последующих попыток изменения государственного строя с подозрением относятся к 'рассадникам демократии'. И тут я их более чем понимаю.
   По сути, главная часть визита к испанскому послу подошла к концу. Теперь надо было поприсутствовать ещё некоторое время просто для приличия. Побеседовать обо всём и ни о чём. Сама собой всплыла тема Реконкисты. Той, первоначальной, которая против мавров. Я тоже втянулся в разговор, благо кое-что помнил, а некоторые нюансы, доселе неизвестные, были весьма любопытны. В общем, неплохая оказалась возможность временно отвлечься от нынешних хлопот.
   К слову сказать, визит к Штакельбергу, послу России в Конфедерации, состоялся ещё вчера. Мы желали получить по сути то же самое, что и от Испании, но вот расплатиться собирались иным векселем. Каким? Куда более важным для России и лично императора Александра Николаевича. Обещание поддержки по вопросу уничтожения результатов Парижского конгресса по результатом Крымской войны. То есть полное содействие по наплевательскому отношению к нейтрализации Чёрного моря. Не на словах, а с возможным подписанием любого рода официальных бумаг главным лицом Конфедерации.
   Риски для нас? Собственно, они практически отсутствовали. Британия изволила с недавних пор якшаться с янки. Франция... Пока что они слишком тесно были повязаны с нами по мексиканскому вопросу. Так что по любому ограничатся лишь недовольными физиономиями. А ими, уж извините, меня точно не удивить и тем более не напугать.
   Относительно же намёков русскому послу о скором изменении государственного строя Конфедерации, то и здесь были очень неплохие перспективы. Хоть император Александр II и не находился на столь твёрдых консервативных позициях, как его отец, незабвенный Николай I, но более чем чтил неприкосновенность монархии. Я то помнил, как серьёзно он относился с ситуациям, когда полетели короны сначала с владетелей итальянских минимонархий, а потом с такого же размера германских властителей. Тогда Александр Николаевич изволил серьёзно гневаться. А ведь там не было образования упаси боги. Республик, лишь переход под власть другой короны, более значимой. В нашем же случае должно было случиться нечто совсем противоположное, то есть укрепление консервативного начала по ту сторону океана. Вроде как и далеко, а всё равно приятно. да и с точки зрения пропаганды вполне себе своевременно. Дескать, революции в Европе проваливаются, зато монархии в не самых малозначимых странах восстанавливаются.
   Генерал Штакельберг порадовал и иной новостью, на сей раз имеющей отношение к северной части американского континента. К совсем северной части, к Аляске. Отправленные не столь давно образованной 'Северной компанией' геологические партии подтвердили. Что золото в указанных мной местах есть, причём в действительно внушающих почтение количествах.
   Получив же подтверждение, император высказал недвусмысленную монаршую волю. Она заключалась в том, что у компании Гудзонова залива требовалось купить те земли, где. По поступившим от меня сведениям. Также находились залежи золота. столь нужного империи. Разумеется, покупка должна была совершиться до того, как начнутся самые первые шаги по разработке приисков. И, что особенно радовало, руководство компании охотно согласилось продать 'Северной компании' интересующие оную земли за сумму всего лишь в триста пятьдесят тысяч фунтов стерлингов золотом. Главное. что обе стороны были довольны суммой. Хотя одна сторона, я точно знаю, скоро взвоет от жалости к себе, рыдая горючими слезами. Более того. побежит жаловаться непосредственно королеве Виктории, что 'сюсеньку-малюсеньку злые русские дяди обидели, как последнего алеута 'на бусы и бочку спирта' развели'.
   И вот что после всего этого стоит ожидать от Британии? Пакостей, разумеется. Забавный народ. Свято уверены в том, что только они могут подкладывать соседям жирных хрюкающих свинтусов, при этом не получая взамен столь же дурнопахнущие дары. Не уж, что сами делаете, то вам бумерангами в обратку и прилетит.
   Был ли я доволен результатами разговоров с двумя наиболее важными для нас послами? Вполне. И Борегар, на которого делалась главная ставка, тоже находился в приподнятом состоянии духа. Ну, насколько это было вообще возможно с нынешней ситуации. Как ни крути, а война ещё продолжалась. Да, мы выигрывали, но грамотно провести эндшпиль сложной партии - это отдельное искусство. Особенно в тех условиях, когда к противнику неожиданно подкатил очень опытный советник, подсказывающий. Как следует 'грамотно проиграть', сохранив при этом большую часть имеющегося потенциала с прицелом на среднесрочную перспективу.
   Были ли меры противодействия? Частично да. Ну а частично их предстояло сначала сформировать, а потом и пустить в дело. Но в этом Борегар мне ни разу не помощник. Зато старый друг Джонни - это совсем другое дело.
  
  
  Глава 2
  КША, штат Виргиния, Ричмонд, июль 1862 года
  
   Большая политика - это одно. Будни тайной полиции - совсем иное. Но без правильно организованной работы последней вся дипломатия быстро и качественно накроется звонким медным тазом. Проверено веками.
   Вот поэтому в моём доме и собрался очень узкий круг тех, кто был необходим для того, чтобы завершающий этап войны прошёл так, как надо Конфедерации. И это были отнюдь не армейцы в полном смысле этого слова. Ага. Сейчас у меня собралась верхушка уже вполне сформировавшейся за последнее время спецслужбы, основой которой послужила всё та же 'Дикая стая'. Ох, чую я, что именно на основе 'диких' и выстроится местных аналог жандармерии, только куда более жёсткий к врагам внешним и внутренним..
   Джонни - это само собой, ну куда же я без главного своего в этом деле помощника. Вилли Степлтон и Читем Уит - это чисто силовое крыло, армейцы и планировщики, но кто сказал, что операции по обезвреживания вражеской агентуры не нуждаются в таких специалистах. Да и планирование действий диверсионных групп и организация бунтов в тылу врага - это тоже по их части будет проходить.
   Маркус Шмидт, лечитель-мучитель, недавно получивший звание майора, а заодно и должность руководителя 'отдела усиленного дознания'. Иными словами, потрошитель не желающих разговаривать, вместе с тем оказавшийся неплохим знатоком человеческой психологии. Следовательно, его пришлось быстренько, но от всей души натаскивать на предмет основ оперативной работы. Которые в этом времени были не так чтобы сильно развиты. И к настоящему времени он был уже... неплохо подкован, особенно на предмет завести допрашиваемого в логическую ловушку, после чего уже ловить на противоречиях. А пытки... это уж удел тех случаев, когда без них не обойтись. И явно не против всех подряд. Как-никак у нас тут культурная и развитая страна, а не 'банановая республика'.
   Стэнли О'Галлахан, успешно выполнивший порученные ему задания, в результате чего сдавший не просто 'экзамен на профпригодность', но и получивший определённый сектор работ под своё начало. Покамест авансом, с чётким приказом повышать свой уровень образования. Имеющегося, при всём моём уважении к этому бывалому ганфайтеру, было недостаточно.
   И Мари, Мария Станич, которую, раз уж её занесло в дебри секретной службы, требовалось натаскивать буквально по всем направлениям сразу. Как ни крути, но она была одной их тех, кому можно было абсолютно, без тени сомнений. Это дорогого стоит, как ни крути, с какой стороны ни посмотри.
   А вот Елены сегодня не было, хотя в любой другой день непременно появилась бы. Просто так. за компанию с сестрой, ни на что особенно не претендуя. Сегодня же у неё разболелась голова. Дело житейское, абсолютно безопасное, но с головной болью сидеть на такого рода собрании сестрёнка не видела смысла.
   Собственно, это были все, если не считать охраны за дверью и слуг, которые, впрочем, могли появиться исключительно по звонку и уж точно не по собственной инициативе. Но большего числа и не требовалось, многолюдство тут ни к чему.
   - Вот мы и собрались, господа и единственная присутствующая здесь дама, - улыбнулся я, после чего, помахивая указкой из слоновой кости, подошёл к повешенной на стене большой карте США, Конфедерации и окрестностей, на которой разными цветами были показаны как первоначальное положение дел, так и нынешнее. Наглядность - наше всё! - Думаю, карта вам всем вполне знакома.
   - Более чем, - проворчал Вилли, подтверждая очевидное. - Устрица уже на тарелке, осталось лишь открыть раковину. А раковина - это Вашингтон!
   - Только туда янки стянули большую часть сил, Вилли. Лучше сначала ударить со стороны Индейской территории по Канзасу. И продолжать до тех пор откусывать по кусочку, пока у Линкольна не хватит ума пойти на заключение мира на наших условиях.
   Вот всё верно говорит Уит, да только рассуждает с точки зрения военного, а не спеца по тайным игрищам разведок и контрразведок. Впрочем, от него я иного и не ждал. И возразил ему даже не Джонни, а моя сестра, обманчиво ласковым голосом, как она неплохо научилась за последние месяцы.
   - В окружении Линкольна стало слишком много тех, кто связан с британским послом, виконтом Ричардом Лайонсом. Истерика в английских газетах, начавшаяся распродажа акций портов и железных дорог дельцам из лондонского Сити. Что это значит, Читем?
   - Англичане решили поддержать США, мисс Мэри, что ж ещё!
   - Верно говоришь. А значит они смогут послать сколько угодно 'добровольцев', да и корабли продать вместе с командами. Стой, не говори мне, что тогда наши союзники продадут корабли нам! - не дала она и рта раскрыть подполковнику Уиту. - Зачем нам нужны такие затруднения, если можно обойтись без них. Нужно всего лишь не затягивать войну, нанеся один удар в сердце вместо множества порезов.
   - Ударов, Мари, ударов, - поправил свою помощницу и 'адъютантку' Джонни. Но сделал это очень мягко, с доброжелательной улыбкой. - Несколько ложных и один настоящий. Виктор, ты ведь сейчас покажешь это всем нам?
   Вопрос, не подразумевающий иного ответа, помимо положительного. Куда ж я денусь то!
   - Посмотрите, где у нас находится Вашингтон, - кончик указки опирается в местонахождение столицы США на карте. - Янки сейчас всеми силами пытаются сделать Потомак непреодолимым для нас. Речные канонерки, стянутые артиллерийские батареи, концентрация войск под командованием уже известных нам генералов Гранта и Шермана. Будем атаковать в лоб - кровью умоемся.
   - Можно ударить от Винчестера и Харперс-Ферри в направлении на Балтимор, - в лучших традициях Вест-Пойнта, по книгам из библиотеки которого постигал военную науку, заметил Степлтон. - Это отрежет Вашингтон от поставок по железной дороге и создаст значительные сложности для его защитников. Поставки морем - это сложно.
   - Хоть и сложно, а всё равно можно, - хмыкнул я. - Но ты прав, Вилли, это по любому лучше, чем пытаться перебраться через Потомак прямо близ Вашингтона, надеясь на удачу и расположение к нам высших сил. Но вот допустим, отсекли мы столицу янки и прилегающие к ней территории. Дальше что? Какими будут их действия?
   - Будут пытаться деблокировать. При поддержке тех войск которые окажутся рядом со столицей и в ней самой. Да, нам будет сложно, но преимущество в боевом духе и в вооружении нельзя не учитывать.
   Я кивнул, соглашаясь со своим другом в частности, но не в целом. И на то были свои веские причины, каковые я не собирался скрывать.
   - Нужно создать Линкольну проблемы как на границах контролируемой его войсками территории, так и в глубоком тылу. К счастью, у нас есть возможности для того и для другого. Сначала к 'пограничным' неприятностям для янки. Канзас! - я провёл указкой по границе между вышеупомянутым штатом и Индейской территорией. - Последнее время мы использовали некоторую часть индейских добровольцев в других местах, в то время как основные их силы были заняты всё больше тем, что патрулировали границу и собирались с силами. Что тут можно сказать, собрались. Хотя бы потому, что вместо переметнувшегося на сторону янки главы племени чероки Джона Росса на его место выдвинулся некий Стэнд Уэйти. Он уже неплохо успел проявить себя в действиях против той части индейцев, которые переметнулись на сторону янки, да и в пограничных сражениях показал себя грамотным командиром.
   - Удар со стороны Индейской территории их собственными силами? - призадумался Уит. - Недостаточно!
   - Верно. Зато при усилении индейцев техасской кавалерией получившееся соединение способно будет поднять шум и вынудить федеральное правительство предпринять хотя бы минимальные меры для отражения угрозы..
   - Они могут просто бросить Канзас на произвол судьбы, - скорчила гримаску Мария. - Стратегически Канзас уязвим, он зажат между нашим Миссури и мормонским Дезеретом. Не забывай про это, Вик!
   Растёт сестричка. И меня это откровенно радует. Вот уже и на подобных собраниях не просто слушает, но и высказывается вполне себе по делу.
   - Мы всего лишь совмещаем несколько целей этим отвлекающим ударом. Сестра. - Отреагируют как подобает? Замечательно. Нет? Индейцы 'пяти племён' не откажутся прирастить территорию своего штата за счёт Канзаса. Основная угроза всё равно будет не там, а далеко не северо-западном направлении. Джонни?
   - Нью-Йорк, джентльмены и леди, Нью-Йорк, - радостно оскалился человек со сложной и запутанной биографией. - Прокламация Линкольна об освобождении рабов и представлении им равных гражданских прав порадовала аболиционистов, но возмутила многих 'умеренных'. А в Нью-Йорке ситуация и без этой прокламации напоминала паровой котёл с заклёпанными клапанами. Ещё немного и пар найдёт себе выход, просто разорвав этот котёл.
   Джонни не преувеличивал, отнюдь. Нью-Йорк в это время являлся неким островом в море янки. Островом, где куда больше симпатизировали идеям Конфедерации, нежели всем этим долбанным аболиционистским вывихам мозга. Что и доказали не так давно - в этом году, уже в самый разгар войны - состоявшиеся выборы губернатора. На них победил Гораций Сеймур - яркий представитель Демократической партии, которых уже не называли иначе как 'медноголовыми'. Сеймур был яростным противником войны, причём не стеснялся об этом заявлять при любом удобном и даже неудобном поводе, тем самым вызывая истинное 'бурление помоев' среди истеблишмента США.
   Неудивительно, что прокламация Линкольна вызвала как у губернатора, так и у его многочисленных в Нью-Йорке сторонников истинное неприятие и готовность всеми силами противостоять подобному 'потрясению основ'. Нужна была лишь искра, чтобы воспламенить концентрированную горючую смесь. И именно это мы и собирались сделать. Именно про варианты вызова 'искры' говорил Джонни.
   - Нью-Йорк должен запылать! - заявил Смит с яростным блеском в глазах. - Янки окончательно сошли с ума, предоставив нам возможность воспользоваться своими ошибками. Губернатор Нью-Йорка Сеймур противостоит Линкольну исключительно политическими методами, но простые горожане могут зайти и дальше. они понимают, что рабочих мест на всех не хватает, а 'равенство в правах' даст возможность брать на работу вчерашних рабов. при этом плата за работу понизится, а нагрузка возрастёт. А ещё есть прибывшие мигранты, среди которых много ирландцев, немцев, есть и итальянцы. Многие из них не имеют пока гражданства... А негры будут иметь, тем самым получая преимущества.
   - Ирландцы взбесятся, я их хорошо знаю, - усмехнулся Читем Уит. - Они парни горячие.
   - Не забудь о том, что донесли наши агенты, Джонни,- проворковала моя сестра. - Линкольн готовит массовый призыв в уменьшившуюся числом армию. И спрашивать о согласии уже не станут. Дают возможность заплатить 'откупной налог', но откуда деньги у нью-йоркской бедноты? Захотят ли они умирать под нашими пулемётами за чужие идеалы?
   Ох не захотят! Как не захотели и в известной мне истории. Тогда попытка массового призыва нью-йоркцев в армию вылилась в уличные бунты с поджогами, многочисленными жертвами и вводом войск федералов. Стоит заметить, что тогда это были стихийные бунты. А если на сей раз они станут вполне себе управляемыми?
   - Я помню. Мария, - кивнул Джонни. - Потому здесь и находится Стэнли О'Галлахан, уже показавший то, что он и его люди умеют действовать на вражеской территории. Казнь Джеррита Смита -его рук дело. Теперь он будет принимать участи в том, что должно начаться на улицах Нью-Йорка.
   - Нужно кого-то убить? Но тогда уж в Вашингтон, там наши главные враги.
   - Не глупи, Читем, - отмахнулся я от замечания бывшего командира 'Луизианских тигров', а ныне командира просто 'Тигров' в 'Дикой стае'. - Нашим людям в Нью-Йорке нужно будет не убивать, а лишь возглавить восстание против прокламации Линкольна и его намерения призывать в армию всех нью-йоркцев, кто не имеет достаточно денег для того, чтобы откупиться. К счастью, у нас там уже хорошая сеть агентов. И связи с ирландской диаспорой нельзя сбрасывать со счетов. Денег у них в условиях плохо складывающееся для янки войны стало ещё меньше, а кушать хочется всегда. А наши агенты порой подкидывают финансы причём авторитетные люди знают, от кого именно идёт помощь, не дающая женщинам и детям чахнуть от голода.
   - Нужны офицеры, знающие особенности городских боёв. И оружие. Много оружия.
   - Правильные слова. Офицеров переправим под видом коммерсантов из Европы. Хорошо, что под боком столь удобная для нас Куба, а с Испанией хорошие отношения. Янки же никогда не рискнут ограничивать вход в свои порты кораблей под испанским флагом. Что до оружия... Будет назначена дата начала мятежа. Первым делом надо будет прорваться в порт, куда как раз в нужное время зайдёт парочка пароходов, загруженных старыми винтовками которых у нас достаточно скопилось, да боеприпасами по паре сотен патронов на ствол.
   - Старьё?
   - Да, Вилли, именно старьё. Тогда юридически мы будем вроде бы и не при делах. Ну привезли испанские торговцы товар в виде устаревшего стрелкового оружия с целью продать янки по невысокой цене. Нормальное. Естественное дело, особенно если учитывать факт, что после недавних потерь оружие для США лишним не окажется. А там уж... удачное для участников бунта стечение обстоятельств.
   - Всем всё ясно, но в то же время обвинить сложно?
   - Верно подмечено, друг мой, именно так и должно быть. Нужно лишь тщательно подготовиться и тогда всё получится.
   Улыбки на лицах собравшихся. Идея явно им понравилась. Ведь Нью-Йорк и впрямь был специфическим местом, шансы на то, чтобы разжечь пламя мятежа. Были неплохие. Однако были и 'белые пятна', на которые мне тут же и указали. На сей раз О'Галлахан, как человек, понимающий, что его туда и запихнут.
   - Нью-Йорк важен, это всем ясно. Разрази меня гром, мятеж раздавят! Достаточно пары бригад, а то и одной под командованием умелого генерала. Они у янки есть. Хейнцельман, Ричардсон, которого вы, мистер Станич, отпустили под обещание... Но это не будет войной. Это будет подавление мятежа! Да и много их, таких генералов. Город долго не удержать. Простите, но я говорю то, что есть.
   - А кто сказал, что город вообще можно удержать, голова болванкой? - фыркнул Джонни, никогда не считавший своего давнего приятеля особо одарённым по интеллектуальной части. - Нам нужно, чтобы на подавление мятежа перебросили часть войск. Желательно побольше. Не одну бригаду, а минимум две, а то и побольше. И вот когда Нью-Йорк запылает, а на улицах сцепятся наши ирландцы с введёнными на их подавление полками... Тогда мы и ударим, отсекая Вашингтон от других территорий.
   - Всё верно, - подтвердил я. - Древнее правило гласит: 'Разделяй и властвуй'. Вот мы и постараемся разделить вражеские силы, чтобы разбить каждую часть по отдельности. Что же до тех, кто отправится в Нью-Йорк. Да. дело опасное, но потому туда идут лишь добровольцы. Мы же постараемся их вытащить в любом случае. Особенно если учитывать, что война при удаче нашего замысла закончится очень скоро. Давно пора вызволить всех наших ребят, которые в плену у янки.
   Это я вспомнил про тех, кого буквально сдали в плен у Падьюки. Борегар, при полном содействии как президента, так и почти всего его кабинета, попытался было договориться об обмене пленными - было на кого менять, особенно после Геттисберга - но был обломан в полный рост. Янкесы категорически не желали нашего усиления таким вот образом, а на своих им явно не было большого дела. Нет, прямо они не отказывали, но развели такую переговорную волокиту, что сразу стало понятно - обмен если и состоится, то минимум месяцев через восемь-десять. Гадёныши, мать их так!
   Впрочем, сейчас речь была о другом. В частности, о том, чтобы сконцентрировать в Нью-Йорке должное число опытных бойцов, умеющие в городских условиях дать прикурить не то что ополченцам, но и ветеранам. Не в качестве 'пушечного мяса', а как инструкторов и командиров младшего и среднего звена. Более того, тех, которые, появившись, не вызвали бы подозрений. Из-за этого нужно было, чтобы О'Галлахан вновь открыл рот и озвучил то, что ему удалось сделать.
   - Что насчёт наёмников, Стэнли? Многие ли согласились рискнуть за хорошие деньги?
   - Больше половины из тех, кому это предложили, мистер Станич. Некоторые посчитали, что такой заказ слишком опасен, - вздохнул ирландец, явно вспоминая довольно длительные хлопоты по выходу на контакт со многими ганфайтерами и откровенным криминалитетом. Как самолично осуществлёнными, так и через посредников. Последнее случалось гораздо чаще, страна то большая. - А согласившиеся прибудут в Нью-Йорк, получив вперёд первую часть оплаты. Вы приказали не слишком торговаться, но такие деньги...
   - Эти парни того стоят, Стэн. Тем более, что работать предстоит 'вслепую', не зная цели. Ты ведь никому не проболтался?
   - Клянусь святым Патриком и самой Ирландией!
   - Верю, успокойся, я просто так спросил. А деньги...Скупиться во время войны - значит собственноручно рыть себе могилу. Да и привезённые вами трофеи родом из глубин банковских сейфов по любому перевесят наши затраты.
   Тяжко вздохнул лишь Читем Уит. Остальные либо воздержались от проявления эмоций, либо просто кивнули или улыбнулись. Ну да, почти у всех присутствующих успех произойти коренной сдвиг в психопрофиле, перестроивший сознание на приемлемость того, что раньше было... не свойственно местным 'южным джентльменам'. Долгое общение с циничным мной явно принесло свои результаты. О'Галлахан же продолжил.
   - Наёмники уже начали появляться в Нью-Йорке. Ждут только приказа... и новых выплат.
   - Деньги они получат. Наши агенты по-прежнему работают и большая часть вне подозрений. Пусть пока изучают город, знакомятся с будущими подчинёнными. Ну а подготовку можно будет начать лишь незадолго до 'дня икс'. И то лишь с теми, кто точно не побежит доносить. Про нанятых 'романтиков большой дороги' я и вовсе молчу, они вообще к этим делам не должны прикасаться. Вот начнутся беспорядки, тогда и будем их использовать. Не раньше! Доверия к ним у меня нет.
   - И правильно. Виктор, - скривился Джонни. - Знаю я их, имел несчастье пробовать работать с ними 'на доверии'. Больше не хочу.
   Вот и я не хочу. Зато сам план обрёл не то что общий контур, но и вполне конкретные черты. Оставалось назначить дату начала всего этого безобразия, но тут уж... Да. тут лучше ещё раз как следует подумать, взвесить все 'за' и 'против', да ещё состыковать с возможностями армии.
   А ещё был флот. Флот Конфедерации, который к этому времени уже вполне себе вырос из 'детских штанишек'. Сделанная министром военно-морских сил Стивеном Мэллори ставка на броненосцы явно оправдывала себя. Эти нового класса корабли должны были сыграть свою важную роль на нынешнем, завершающем этапе войны. Хотя бы по той причине, что на их создании не экономили, используя заказанные в Европе паровые машины высшего сорта, произведённую в окрестностях Ричмонда броню. И не пожалели орудий для вооружения этих бронированных 'утюгов'.
   И с орудиями была отдельная, местами матерная, история. Поначалу какая-то ну очень 'светлая' голова предложила пойти по изначально порочному пути и использовать в качестве главного калибра гладкоствольные оружия системы Дальгрена чудовищного калибра. А это было тупо! По крайней мере с моей точки зрения. Я помнил, что в знаменитом бою 'Виргинии' против 'Монитора' большинство ядер, особенно выпущенных из гладкоствольных орудий, просто отскакивали от броневого пояса. А это было недопустимо!
   Так что Мэллори приходилось вдумчиво и настоятельно убеждать в том, что не стоит при создании нового типа кораблей использовать откровенно устаревшие орудия. И не совсем устаревшие тоже. Про необходимость установки нарезных орудий министр военно-морских сил и без того был целиком согласен. Зато про крайнюю желательность казнозарядных орудий... тут пришлось наглядно убеждать. Каким образом? Притащив на полигон обычные орудия Паррота и Брукса, а наравне с ними выставив казнозарядное оружие Уитворта соответствующего калибра. После чего показать пробивную способность этих трёх систем. Результат был, что называется, налицо! Да и точность 'уитвортов' под сомнение никем не ставилась, чего стоит хотя мы неоднократное использование из в Потомакской армии именно для контрбатарейной борьбы. А велика ли разница между контрбатарейной борьбой на сущее и стрельбой по вражескому кораблю на море? Верно, не слишком велика. В обоих случаях требуется не 'стрельба по площади', а 'максимально точное попадание в цель'.
   Убедить... удалось. Хотя тут сказался и тот факт, что Стивен Мэллори признавал моё прямое участие в развитии Конфедерацией настоящего флота и вовремя, а не слабого его подобия с заметным опозданием, что было бы. Позволь мы Дэвису со товарищи действовать по их усмотрению. Вышло бы именно так, как в родной для меня исторической ветви.
   Что же касается орудий для броненосцев, то тут следовало действовать в двух параллельных направлениях. Во-первых, следовало как можно быстрее разместить заказ на поставку орудий Уитворта или Армстронга, причём морских и самого солидного калибра из имеющихся, то есть семидюймовых. Хотя и от меньшего калибра отказываться также не стоило, лишними они точно не стали бы. Во-вторых, вправить мозг производителям орудий системы Брукса на предмет необходимости скорейшей переделки их из просто нарезных в казнозарядные, ориентируясь как раз на 'армстронги' и'уитворты'.
   Было сделано как первое, так и второе. Только всем было понятно, что второе даст результаты значительно позже. А поскольку уповать на скорую и успешную доставку британских орудий как на единственный вариант лично мне не улыбалось, то в качестве резервного выхода предусматривалась установка имеющихся нарезных дульнозарядных орудий Брукса калибром двести восемьдесят миллиметров в качестве главного калибра..
   Орудия - это хорошо. Но их расположение - не менее важно. А вариантов оного было два: казематы и башни. И казематы в качестве основы мне ну совершенно не нравились. Вспомогательное - это да, другое дело. А вот в качестве платформы для главного калибра должны были быть исключительно башни. Вращающиеся, вестимо, с повышенной броневой защитой, как и полагается. Две, а не одна, носовая и кормовая, имеющие возможность вести не только погонный и ретирадный огонь, но и частично бортовой. В дальнейшем же стоило подумать и о вспомогательных бортовых орудиях, на сей раз расположенных в казематах.
   Сам я не был большим специалистом. Так, видел в своё время очень общие данные о структуре первых броненосцев, не более того. Но и этой скудной информации, как оказалось, было вполне достаточно для того, чтобы Мэллори воспринял оную всерьёз и начал дрючить работающих на вервях судостроителей на предмет скорейшего воплощения проектов в реальность.
   Что тут сказать - воплотили! К лету 1862 года флот Конфедерации насчитывал три полностью готовых броненосца и один по сути находился на заключительных испытаниях. Плюс строились и другие, но говорить об их моментальном вступлении в строй покамест не приходилось. Да и заканчивать постройку боевых кораблей в авральном режиме... Не та сейчас была ситуация, совсем не та.
   Четыре бронированных приземистых монстра. Первый, названный 'Акулой' был своего рода прототипом, тестовым экземпляром. Тем не менее, показавшим себя на ходовых испытаниях и тренировочных стрельбах весьма неплохо. Двухбашенный, причём в носовой стояли два 280-миллиметровых нарезных дульнозарядных орудия Брукса, а в кормовой, менее массивной, лишь одно 200-миллиметровое.
   Броня была неплохая, особенно по условиям этого времени. Железная, кованая, двухслойная, общей толщиной в сто сорок миллиметров. Бронирование палубы и подводной части было однослойное, семидесятимиллиметровое. А вот башни... О, тут и вовсе не поскупились, доведя слой брони до двухсот пятидесяти миллиметров.
   Разумеется, чтобы эффективно двигаться, подобному бронированному монстрику требовалась и подобающая начинка. И она была воплощена в двух горизонтальных паровых машинах прямого действия. Приводился же в движение броненосец двумя винтами. Скорость по проекту должен был развивать около десяти узлов, на деле же, как оказалось, рпеделов было чуть больше восьми. Что поделать, массивность и некоторая, скажем так, угловатость прототипа сделали своё чёрное дело. Но даже так 'Акула' должна была стать той ещё морской хищницей! Особенно в противостоянии с обычными кораблями янки.
   А с орудиями Уитворта и Армстронга вышло... своеобразно.
   Начать стоило с того, что Армстронг создал первое казнозарядное орудие довольно давно, аж в 1854 году. Но тогда шла война, военному ведомству Британии было не до экзотических новинок. Поэтому идею, как водится, отодвинули куда подальше, до 'лучших времён'. Вернулись к перспективной новинке лишь спустя четыре года, а ещё год спустя Армстронг наладил выпуск заряжающихся с казны орудий как в государственном Вуличском арсенале. Так и на собственном заводе в Элсвике. Близ Ньюкасла.
   И начались... неприятности для новатора. Новые казнозарядные орудия стали обвинять во всём подряд: в сложности конструкции, дороговизне, неспособности большинства артиллеристов использовать такую систему. Из обвинений подтверждалась лишь дороговизна, но оно и понятно, ведь затраты на производство орудия более сложной конструкции не могли быть ниже. Таков закон логики и здравого смысла. Что до неспособности нормально использовать сложную технику... Знакомая песня! То ретрограды изволят доказывать превосходство штыка перед пулей, то ненужность самозарядных систем, то исключительное преимущество винтовок перед автоматическим оружием... Для меня в этом не было ничего удивительного. Знаем. Читали. И воочию видели! Протащить 'спенсеры' тоже было непросто, равно как и пулемёты. Мне помогла полная финансовая независимость и готовность вложить огромные деньги. А вот Армстронг... ему было куда сложнее.
   На него выливались ушаты грязи. Причина? Откровенное тупоумие рядового и унтер-офицерского состава обслуги орудий. Эти раззвиздяи привыкли к дубовым, до ужаса примитивным дульнозарядным системам и категорически не желали перестраиваться. Обращались с тонкими механизмами так, словно это дубина первобытного дикаря. Неудивительно, что орудия порой не выдерживали столь варварского к себе отношения. Заклинивания снарядов, несколько разрывов в стволе... В общем, клинические проявления некомпетентности и попытка переноса вины на производителя.
   Стоило ли удивляться тому, что была собрана специальная комиссия, которая должна была сравнивать достоинства систем 'уитворт' и 'армстронг'? Точно не стоило. Забавным было лишь то, что орудия малых и средних калибров у обоих производителей были казнозарядными, а вот большие калибры... Тут Уитворт предпочёл использовать старую дульнозарядную вариацию. Именно к ней и было решено вернуться почти единогласно. И вообще, британцы решили, что ну их к чёрту, эти дорогие казнозарядные орудия, созданные как Уитвортом, так и Армстронгом. Впрочем, Уитворт то ещё мог утешаться тем, что его дульнозарядные системы армия продолжила заказывать. Зато Уильям Джордж Армстронг был откровенно раздосадован, практически в бешенстве от того, что его действительно превосходящую иные орудия систему изволили по сути выбросить на обочину.
   Именно это его эмоциональное состояние сыграло на руку эмиссарам Конфедерации. Изобретатель согласился продать как уже имеющиеся у него в наличии небольшое число крупнокалиберных, то есть семидюймовых, орудий, не считая орудий калибром помельче, так и разместить на своём заводе крупный заказ. Более того, за ОЧЕНЬ солидную сумму дал согласие на приобретение 'представителями Виктора Станича' лицензии на ключевые узлы орудий его системы, но с непременными отчислениями с каждого произведённого в Конфедерации орудия. И у Уитворта купили лицензию на 'винтовой затвор'. Это было действительно то, что соило брать. Сама же полигональная система, используемая этим инженером. Была откровенным хламом. Из всего 'интеллектуального багажа', приобретённого у Армстронга с Уитвортом. Предстояло создать нечто приемлемое для дальнейшего использования. Не мгновенно, конечно, но ведь и расчёт был на перспективу.
   Дорого? Да. Но оно того стоило. К тому же любые лицензии можно будет обойти, нужно лишь некоторое время, пока же пусть так, всё польза будет.
   И польза действительно была! Имеющиеся девять семидюймовых орудий - равно как и несколько десятков полевых орудий Уитворта, в которых имелась большая нужда - были срочно доставлены в ближайший порт и экстренно отправлены в КША, а там и доставлены куда следует, то есть на верфи, где заканчивалась постройка броненосцев.
   Девять орудий - это скромно. Весьма скромно. Особенно учитывая тот факт, что я не испытывал никаких иллюзий насчёт того, что коммерческие отношения с британцами будут устойчивыми. Потому и была покупка права на лицензионное производство! И рассчитывать стоило на худшее. То есть на то, что эти десять орудий - всё, что удастся получить с Армстронга. Девять стволов на три броненосца. Ну и возможность довооружения орудиями Брукса, хотя они явно были аналогом 'осетрины второй свежести'.
   Три броненосца со специфическими названиями. Почему? Да просто министру пришло в голову что называться они должны в честь наиболее важных и значимых побед Конфедерации в этой войне. Вот и получили корабли имена 'Чарльстон', 'Булл-Ран' и 'Фолсом' в честь взятии форта Самтер в Чарльстонской гавани, победы при Булл-Ране и битвы при Фолсом-Лэйк, после которой пала Калифорния.
   Корабли были разные. 'Чарльстон' представлял из себя по сути доведённую до ума версию прототипа. В отличие от 'Акулы' у этого броненосца был менее угловатый контур, что сказывалось на максимально развиваемой скорости, доведённой таки до десяти узлов, да в кормовой башне было место для двух орудий. А каких именно... В носовую башню воткнули две семидюймовки системы 'армстронг', а в корме разместились две двухсотмиллиметровки Брукса.
   Что до 'Булл-Рана' и 'Фолсома' то это были уже совсем другие корабли, изначально рассчитанные не только на действия вблизи берегов, но и способные осуществлять океанские переходы. В теории... Проверять подобное покамест никто не собирался, больно рискованно, причём без особого смысла.
   Три горизонтальных паровых машины прямого действия, три винта, те же две башни - носовая и кормовая - вот только башенными орудиями вооружение этих кораблей не ограничивалось. Имелись и два бортовых каземата на три орудия каждый Казематная броня была такая же, как и у пояса, то есть сто сорок миллиметров. Можно было и больше, но решили не переутяжелять и так тяжёлый корабль. Ведь скорость в четырнадцать узлов - на деле чуть больше двенадцати - была важным козырем, что ни говори.
   По сути 'Булл-Ран' и 'Фолсом' были почти идентичны, настоящими 'серийными' кораблями. Только у 'Булл-Рана' 'армстронги' стояли в носовой и кормовой башнях, а у 'Фолсома' лишь в носовой. Ограниченность имеющихся стволов, чего уж там. Два плюс два, плюс четыре - равно восемь. И одно орудие было использовано на полигоне. Для практических стрельб и обучения артиллеристов обращаться с новой для них системой. Нам нафиг не требовались 'несчастные случаи' из-за слабой обученности комендоров. После же обучения довольно несовершенное орудие было признано опасным для дальнейшей стрельбы. Что ж, тоже польза. Какая? Удалось наглядно удостовериться, что после определённого количества выстрелов в стволе появляются как признаки 'расстрела', так и лёгкие трещины.
   Остальные орудия? В кормовой башне 'Фолсома' стояли 280-миллиметровые орудия Брукса, а в казематах обоих броненосцев - 200-миллиметровки той же системы. В общем, вполне себе достаточная огневая мощь как для боя с обычными небронированными кораблями противника, так и для противостояния броненосцам янки. Хотя с последними по нынешним раскладам планировалось воевать орудиями системы 'армстронг', поскольку они обладали куда большим эффектом против брони, нежели нарезные, но не шибко мощные орудия Брукса, которым требовалась серьёзная модернизация. Благо теперь лицензии от самого Армстронга и Уитворта у нас имелись!
  
  ***
   В общем, разговору о флоте было посвящено немало времени. Хотя бы по той причине, что планировался вывод в море всех четырёх броненосцев с целью крупно напакостить в портах янки, потопив столько судов - торговых и военных - сколько получится. Ясно, что никакой блокады установить при всём желании не получилось бы. Перетопи мы весь флот северян - англичане спокойно снабжали бы своих новых-старых вассалов через канадскую границу. Однако лишить противника определённой части флота и портовой инфраструктуры уже большое достижение и сильный удар. Да и попробовать подогнать к Манхэттену броненосную эскадру, как только 'дойдут сведения о неожиданном мятеже в Нью-Йорке' - это ж просто отлично получится.
   Поэтому, ещё немного пообсуждав отдельные аспекты запланированного нью-йоркского мятежа и желаемое участие броненосной эскадры, мы временно отложили эту тему. Ведь оставалась ещё одна, не менее важная. Какая? Покушение, в результате которого погиб Фил Мак-Грегор. То самое покушение, на заказчиков которого нам так и не удалось выйти. Исполнители были тупы как пробки, плюс отличались религиозным фанатизмом, а значит... Нет, усилиями 'доброго доктора' капитана Маркуса Шмидта их раскололи от головы до задницы, но это почти не помогло. Одноразовые инструменты, мать их так! Знали лишь внешность тех, кто их инструктировал, но ни подлинных имён, ни особых примет. Ни-че-го! Вот и получалось, что лёгкий путь привёл в тупик, нам оставалось лишь двигаться по более длинному, ведущему неведомо куда и могущему занять огромное время. Только был ли у нас выбор? Ну да, выбора как раз и не имелось. Не бросать же всё это, право слово! Инстинкт самосохранения и чувство мстительности, они того, ни при каком раскладе не подпишут.
   - Джонни, порадуй меня хоть чем-нибудь о результатах расследования этого проклятого покушения! - буквально взмолился я. - Нужна точка опоры, хоть какая-нибудь.
   - Кое что есть... Но такое призрачное и слабое, что я даже не уверен.
   - Говори уже. Не тяни кота за хвост, а меня за нервы.
   - Те двое выживших участников покушения. Иезекия Добкинс и Исайя Сандовал. Мы поняли, что думать они не умеют, поэтому просто заставили их вспомнить разговоры тех 'безликих' наставников почти дословно. А потом Мария заметила интересную мелочь.
   - Сестра?
   - Их речь, Виктор. Она была особенной.
   - Акцент?
   - Акцента не было, - хитро прищурилась сестричка. - Зато были слова и общее построение фраз, которые янки редко используют. Такие слова и фразы... Это или англичане или те, кто недавно оттуда перебрался.
   Шестерёнки у меня в голове закрутились на максимальной скорости. Оно и понятно, нужен был лишь начальный толчок, чтобы всё завертелось, причём отнюдь не на холостом ходу. Покушение на меня с Борегаром, почти одновременно появившаяся прокламация об освобождении рабов и наделении их гражданскими правами. Завязки Британии с Линкольном и проникновение их дельцов на внутренний рынок США. Плюс очень похоже на тактику 'туманного Альбиона', заключающуюся в том, что 'нет человека, нет и доставляемым им проблем'. Бритты уже неоднократно проворачивали такие вот интриги, порой им даже удавалось. И даже в случае неудачи они мало что теряли, потому как действовали, прикрывшись исполнителями. На официальном уровне им просто нечего было предъявить. Ну а не на официальном... плевать они на такое хотели. Понимаю и уважаю такой подход, но спускать точно не собираюсь.
   - Кажется, пришло время перейти на отлов британских шпионов. Их, я думаю. хватает на всех уровнях, в том числе и в самом правительстве и около него, - злобно усмехнулся я. - После той поддержки, которую бритты стали оказывать Линкольну, считать их дружественными или даже нейтральными мы не можем. Джонни?
   - Есть кое-что, Вик, но это надо перепроверить.
   - И всё равно мы внимательно тебя слушаем.
   - Я про тех, кто близок к президенту Дэвису.
   - Плевать... Нет, не плевать. Это даже лучше, потому как такие должны очень много знать. Кто?
   Смит немного помедлил, собираясь не то с мыслями, не то с духом. Впрочем, пауза была недолгой, куда меньше минуты.
   - Наш старый 'друг', Джуда Бенджамин. И собирающиеся рядом с ним генералы-неудачники вроде уже 'прославленных Флойда и Пиллоу, 'героев' разгрома при Падьюке. И те, которые недовольны возвышением Борегара и Джексона.
   - Крупная дичь!
   - Но они непричастны к покушению...
   - Даже не сомневаюсь. Однако лишь через них мы сможем полностью выявить паутину, которую сплели британские агенты. Опасную паутину, потому как играть на симпатиях к бывшей метрополии куда проще, чем на любви к неграм.
   - Я жду приказа, Вик.
   - Ждешь, значит получишь. Усиленная слежка за персоналом британского посольства, вплоть до самого посла, сэра Роберта Бульвер-Литтона. Особое внимание к нашему 'другу', бывшему военному министру. Я должен знать, что он ест на завтрак, с кем спит и в каких именно позах, - Мария хихикнула, явно представив себе такие вот подробнейшие доклады. А зря, интимные дела порой могут помочь, особенно при давлении на объект. - Вроде в его доме большое количество прислуги из числа рабов?
   Смит, наморщил лоб, вспоминая, после чего произнёс:
   - Верно, рабов хватает. Даже после всего случившегося он не услал их куда-нибудь... на плантации.
   - Вот и используй их. Негры по своей сути продажны и легко поддаются правильным убеждениям. Пусть служат за страх и совесть.
   - Совесть?
   - За золото, которое служит средством для её покупки у им подобных. Фонды 'Базы' полны?
   - С избытком, - улыбнулся мой друг со смутным прошлым. - Хорошо, эти черномазые будут смотреть, слушать... Дьявол, да они будут докладывать, исполняя серенады тонким голосом за те деньги, которые я им предложу!
   - Пожалей свои уши, Джонни, их пение отвратительно. Пару раз слышал, до сих пор в ночных кошмарах возвращается. Но не неграми едиными. Найди людей из бывшего окружения Бенджамина, которые затаили обиду. Сейчас они точно не будут ничего скрывать. Раскопай британские связи его родителей. Они точно есть, надо лишь как следует поискать.
   - Я это знаю, Виктор.
   - Просто проговариваю вслух, чтобы ничего не упустить,- улыбнулся я. - Сам понимаешь, в подобных случаях оно невредно. И ещё, но уже с прицелом на будущее.
   Джонни навострил уши. равно как и Мари. А потом и остальные серьёзно заинтересовались, едва я стал говорить.
   - Нужно составить списки в свете надвигающихся событий, которые коренным образом изменят Конфедерацию.
   - Какие и сколько?
   - Два. Первый - те офицеры, которые имеют подозрительные связи с янки. Ну да тут уже есть намётки, мы о них говорили.
   - Генерал Лонгстрит с его лучшим другом Улиссом Грантом и другие, не такие явные. Помню, - помрачнел Джонни. - Ты прав, за ними надо тщательно следить. Может просто друзья, а может эта дружба перевесит верность Конфедерации.
   - Гражданская война - особая война.
   В ответ на эту мою фразу и сказать то было нечего. Война в пределах одной страны враждующих идеологий - то ещё явление. И собравшиеся понимали, что список необходим. Не для последующих притеснений, упаси боги, просто в качестве страховки. Группа риска, если можно так выразиться. Зато второй, который только-только будет составлять, тут и вовсе особая морока. И Степлтон сказал о втором даже раньше меня самого, тем самым несколько облегчая задачу.
   - Сторонники республиканской формы правления, это ещё серьёзнее. Ведь они войдут во второй список, так?
   - А как иначе, Вилли? - покривился Джон. - Тут и некоторые из губернаторов-сенаторов-конгрессменов крики поднимут. Да кого я обманываю! Многие закричат. Хорошо ещё, что армия на нашей стороне. Потомакская и Теннесийская точно. И Штаты Южная Каролина, Калифорния и Джорджия, там губернаторы верны абсолютно. С другими - работать надо. И только после заключения мира.
   - Потому и говорю, что списки - на перспективу, - ещё раз уточнил я. - В общем, давайте как следует пройдёмся по генералитету, сенаторам-губернаторам. Да и конгрессменов с влиятельными семьями юга в стороне не оставим. Составим, так сказать, приблизительный расклад в партии, которую нам придётся играть и выигрывать. Желательно, с минимальными проблемами. Ну что, начали!
   Пошла работа. Долгая, нудная, но без которой не обойтись. Увы и ах, именно так выглядит большая часть работы секретных служб. Возня с бумагами, попытки вычленить из моря информации несколько важных фактов, чтобы потом на их основе создать верную стратегию действий, прямых или косвенных. И только потом начинается та самая 'работа плаща и кинжала', которой предшествует долгая предварительная работа. Раньше я знал это чисто теоретически, а вот теперь почувствовал на своей шкуре практику. И ничего тут не поделать, жизнь такая... своеобразная.
  
  
  Интерлюдия
  США, Вашингтон, конец июля 1862 года
  
   Виконта Ричарда Лайонса совсем не радовала обстановка, складывающаяся вокруг США. Не внутри, тут то он как раз был уверен в нерушимости своего влияния на президента, а именно вокруг. Конфедерация из возможного союзника, вероятного источника поставки ценных товаров за скромную цену, становилась проблемой. Точнее сказать, источником множества проблем в настоящем и ещё большего количества в предполагаемом будущем. И это были вовсе не пустые слова.
   Первым делом хлопок... Да, первоначальное решение продать только что зародившейся Конфедерации часть флота рухнувшей Ост-Индской компании было верным решением. Эти устаревшие лоханки составили основу зарождающегося флота и позволили на первых порах даже фактом своего присутствия избежать плотной блокады. И дать возможность не прерывать поставок хлопка на британский рынок. Сырьё! Именно оно загружало большую часть мощностей текстильных производств метрополии. Потому и последующие закупки как военных кораблей, так и машин со стороны представителей Конфедерации не вызвали никакого неодобрения как со стороны парламента, так и со стороны дельцов Сити. Все были заинтересованы в постоянных поставках по невысокой цене.
   Дальше - больше. Мексиканская авантюра, в которую его королева всё же решила вмешаться в расчёте на немалую политическую и финансовую выгоду, внезапно перестала быть таковой, перейдя в разряд военной операции невысокого риска. Почему? Всего лишь по причине того, что та же Конфедерация устами своего госсекретаря Тумбса пообещала отрезать Мексике сухопутную связь с дружелюбно настроенным северным соседом. Ни для кого ведь не было секретом, что новоизбранный президент США Авраам Линкольн очень благоволит правителю Мексики Хуаресу и готов поддерживать его оружием, деньгами и советниками.
   И снова обе палаты парламента, Сити, да и сама королева Виктория с радостью ухватились за возможность чужими руками таскать каштаны из огня. Хочет Конфедерация проливать кровь СВОИХ солдат для того, чтобы облегчить задачу Британии? Пусть. А требуемая плата была совсем невеликой - всего лишь признание КША и обмен послами. Всего то!
   Потом наступило отрезвление. Сперва частичное. Затем полное. А началось всё с того, как в Лондон стали поступать абсолютно трезвые, взвешенные, рассчитанные на перспективу доклады назначенного представлять интересы королевы Виктории посла в КША, графа Роберта Бульвер-Литтона. Несмотря на довольно молодой возраст, он умел не просто смотреть, но и делать правильные выводы. А они не слишком радовали. Конфедерация явно не желала служить исключительно источником сырья. Свидетельством тому было начавшееся промышленное производство оружия, расширение судостроения, сталелитейного производства. Окрестности Ричмонда и вовсе становились промышленным сектором, безжалостно загаживая атмосферу, но производя всё больше и больше стали, чугуна, сопутствующих изделий. Да и у плантаторских семейств, наблюдающих за этим, возникали мысли создания ткацких фабрик, которые станут перерабатывать получаемое на их же плантациях сырьё. А станки... их на первых порах они готовы были закупать в Европе, благо выбор имелся.
   Это и само по себе настораживало, но оказалось лишь частью, а не целым. Вместо того, чтобы перекрыть границу США с Мексикой, конфедераты захватили ВСЮ Калифорнию вместе с золотыми приисками. И это лишь военная составляющая. Политическая же заключалась в склонении мормонов к мятежу и выходу их из состава США. Причём президент Дэвис имел лишь частичное отношение к завоеванию Калифорнии и абсолютно никакого к мормонским делам. Это Бульвер-Литтон узнал из заслуживающих доверия источников, находящихся совсем близко от Дэвиса, после чего сразу же переслал шифрованные сообщения как в Лондон, так и сюда, в Вашингтон..
   Необычные для американцев методы, тут сомневаться не приходилось. И сразу же разведка Её Величества королевы Виктории стала рыть и копать, выясняя истинных авторов происходящих изменений.
   Искать даже не пришлось, потому как тайны из этого особой не делалось. Генерал Борегар, полковник Станич и примкнувший к этой парочке губернатор Южной Каролины Френсис Пикенс. Армия, тайная полиция и представитель 'хлопковой аристократии' с дипломатическим опытом. Уже тогда был ясен состав нового 'центра силы'. А вот что с ним делать - этого виконт Лайонс пока не знал. Точнее не получил чётких указаний из метрополии. Там пока выжидали.
   Но относительный, пусть и настороженный нейтралитет сменился на явно выраженное недовольство сразу после того, как стали понятны устремления 'триумвирата' относительно внешней политики Конфедерации. Ставка на Испанию относительно помощи последней в восстановлении влияния, а то и власти над бывшими колониями. Контакты, страшно подумать, с Россией. И не просто разговоры, а передача 'лицензий на производство' новейшего стрелкового оружия и нового слова оружейной мысли - пулемётов. В дальнейшем стоило ожидать ещё более тесного сотрудничества.
   Подобного Британия никому позволить не могла! Стало очевидно - Конфедерации надо было преподать урок. Но как? Резко перестроиться, заявив о полной поддержке США? Та же Россия просто из-за оскорблённого самолюбия царя Александра парирует любые действия флота империи. Поэтому действовать следовало тоньше.
   Вот он и действовал, подготавливая почву для того, чтобы одним рывком перетянуть США, эту бывшую колонию, на сторону Британии в качестве 'младшего партнёра', по сути покорного вассала. Одновременно же, при помощи своего коллеги, графа Бульвер-Литтона, старался держать руку на пульсе политической и военной жизни Конфедерации.
   Получилось ли? По большей части. Линкольн всеми лапами и даже головой охотно сунулся в расставленные на него силки, ему уже не ускользнуть. Банкиры Сити выражали свою полную удовлетворённость от того, к каким рынкам и на каких чрезвычайно выгодных условиях оказались допущены. Железные дороги, порты и верфи - это то, что просто не может не приносить большого и постоянного дохода.
   Зато с делами внутри Конфедерации не получилось. Покушение провалилось, а Борегар со Станичем усилили охрану до такой степени. что к ним было не подобраться. Да и как можно англичанам подобрать ключи к охране, которая большей частью состоит из ирландцев? Теперь все надежды были лишь на ту часть элиты юга, которая была довольно тесно связана с британскими интересами. Взять власть её представитель не сможет, тут Лайонс здраво оценивал ситуацию. Но добиться скорейшего заключения мира на приемлемых для США - то есть Британии, которая отныне стоит за их спиной - условиях, тут уже можно было надеяться.
   Для этого нужно было как можно скорее организовать переговоры воюющих сторон, но с непременным - и лидирующим - участием Британии. Особенно важным фактором была скорость, ведь доклады посла Британии в Конфедерации о том, что Борегар и Станич наносили визиты в посольства Испании и России, причём стремясь сделать это без привлечения внимания... Опытному дипломату подобное поведение говорило о многом. Если нельзя предотвратить заключение мира на своих условиях, то надо постараться принять самое живое участие в переговорном процессе, настраивая других против победителя. Это удавалось после 'наполеоновских войн' и во время Парижского конгресса, где удалось вырвать из русских нейтралитет Чёрного моря, несмотря на то, что война, по сути, окончилась ничем. Ну да, удалось взять Севастополь, да и то не целиком! Зато разгром турецкой армии, разгром посланных на Камчатку и русский север частей... Нет, война, чего уж самих себя обманывать, не была выиграна. Зато битва дипломатов увенчалась успехом. Так почему бы вновь не повторить то, что не раз удавалось!
   Придя к устраивающему его решению, виконт Ричард Лайонс заметно успокоился. А успокоившись, сел за письменный стол, придвинул к себе лист бумаги, перо с чернильницей и стал набрасывать черновик того донесения, которое в самом скором времени будет отправлено в Лондон.
  
  ***
  Российская империя, Санкт-Петербург, конец июля 1862 года
  
   Император Александр Николаевич Романов был одновременно и не в духе, и доволен. Подобное случалось с ним редко, но не было чем-то уникальным. Подобное состояние накатывало на императора тогда, когда однозначно приятные, известия, способные пойти на пользу как империи, так и лично ему, соседствовали с различными мелкими, но досаждающими неприятностями. А на сей раз неприятность имела конкретное имя и обладала крайне высоким положением в официальной и неофициальной иерархии.
   Вице-канцлер Горчаков, являющийся сейчас министром иностранных дел и доверенным лицом Александра Николаевича, с самого утра портил ему настроение. Хотя бы уж тем, что князь, известный своими взглядами, близкими к либеральным, ворчал относительно новостей, которые не так давно были ему переданы послом в Конфедеративных штатах Америки, генералом Эрнестом Густавовичем Штакельбергом. И это несмотря на всю их пользу для России в настоящем и интересных перспективах в будущем.
   -- Не пойму, чего ты брюзжите, князь, - в раздражении Александр II бросил в пепельницу окурок, но не попал. Коротко выругавшись, император вновь посмотрел на своего министра, стоявшего перед ним, невзирая на предложение уважить возраст и сесть, и ласково, как он это умел, произнёс. - Александр Михайлович, дорогой вы мой, что такого опасного вы могли разглядеть в предложении, поступившем из Конфедерации?
   - Дело не в самом предложении, Ваше Величество, - улыбка престарелого сатира, появившаяся на лице вице-канцлера, говорила знающим его о том, что один из опытнейших дипломатов Европы желал поделиться тайной подоплёкой, которая таилась под внешним, видным всем и каждому, слоем. - России предлагают взять на себя роль посредника и гаранта на конгрессе вроде Парижского. Но не одной России, а вместе с Испанией, с которой у нас давний и прочный нейтралитет. Тем самым нас ставят выше Англии и Франции, с которыми после Крымской войны отношения сложные.
   - И это хорошо.
   - Всё гораздо сложнее, Ваше Величество... Ох.
   - Садитесь же, князь! - повысил голос император, видя, что его министр иностранных дел в этот день чувствует себя далеко не лучшим образом. Я так хочу.
   Изящный, но неглубокий - в силу возраста - поклон лицеиста, одноклассника Пушкина и иных, весьма известных, персон. Царедворец с огромным стажем, он хорошо знал, как и когда себя вести. Порой стоило, невзирая на подкашивающиеся ноги, 'скакать козликом'. Иногда же наоборот, выпятить наружу мнимые и реальные болезни, вызывая к себе сочувствие и толику опаски. Императорской опаски лишиться советника, одного из немногих, кому тот привык доверять, а порой и соглашаться даже с тем, против чего изначально возражал.
   Вот и сейчас, изображая измождённого возрастом и болезнями, вице-канцлер добился того, что переключил часть внимания императора на своё здоровье. И дальше разговор продолжался, когда оба - император и его министр - сидели
   - Вы ведь поняли, чего именно 'между строк' сказали генералу Штакельбергу двое настоящих правителей Конфедерации? - слабым голосом, но уже без ноток. Заставляющих беспокоиться за здоровье спросил горчаков. - Не про мир, а про то, чем они хотят сделать свою Конфедерацию.
   - Монархией, - пожал могучими плечами император. - Сначала Мексика. Теперь вот и КША. Наигрались в республиканство. Да, монархия будет не абсолютной, а конституционной, с парламентом... Похоже, они возьмут часть от британской системы, часть из прусской, как у моего дяди Вильгельма. Консервативное начало у этих конфедератов оказалось сильнее. Я рад. И обещают они много.
   - Слишком много, Ваше Величество.
   - И выполняют! - сверкнул глазами Александр. - Милютин и всё военное министерство оценили как винтовки системы 'спенсер', так и эти новомодные пулемёты. И ещё золото Аляски! Много золота, что важно из-за трат на перевооружение армии и проводимые мной реформы. Оказалось, что на Аляске есть не только пушнина. А кто-то, не хочу лишний раз вспоминать, предлагал избавиться от 'ненужных земель за океаном'. Мой отец, узнав про такое, про продажу земель с золотом. в лучшем случае выслал бы затейника в Сибирь... Нет, сразу на Камчатку! А вы, Александр Михайлович, изволите про 'слишком много обещает'.
   Министр почувствовал, что разговор пошёл несколько не в нужную ему сторону. И зная вспыльчивый характер самодержца. Понял, что надо срочно отступить. Сдать часть позиций, но закрепиться на другой, более важной.
   - Я не говорил, что надо отвергать предложение. Напротив, его следует принять, но с оговорками. И заранее понимать, чего на самом деле хотят от нас Борегар со Станичем.
   - Борегар хочет увенчать свою голову короной, примеры Наполеона и его родичей и прочих маршалов не дают покоя этому французу. И получить нашу с Испанией поддержку. Королеве Изабелле отплатит отменой 'доктрины Монро', нам же обещает поддержку в денонсации Парижского трактата. Гнева Англии в КША не опасаются, слишком далеко, а от Канады они отделены. Французский же император нуждается в помощи Конфедерации до тех пор, пока дела в Мексике не закончатся однозначной победой коалиции и гибелью либо изгнанием Хуареса.
   - Вы верно описали общую картину, Ваше Величество. Как раз ту, которая и должна была появиться у вас после знакомства с докладом посла в Конфедерации.
   - Мной упущено что-то важное? Тогда, как мой министр, вы должны сказать об этом. Я жду, вице-канцлер, говорите же.
   Горчаков, мысленно перекрестившись и обратившись к богу за помощью, решил рискнуть, выложив часть козырных карт.
   - У Конфедерации появился политик, весьма необычный. И понять его игру мне не сразу удалось.
   - Вы о Борегаре?
   - Конечно нет! Борегар - это будущий монарх, любимый армией полководец и неглупый человек. А политик - это полковник Виктор Станич. Хотите говорить с тем, кто управляет - обращаться нужно к нему. Он хочет... стать тем, кем планирует оказаться знакомый вам Бисмарк. Только при этом не выходя из тени. Тайная полиция - это самый подходящий для него выбор. Власть, но не явная.
   Говоря это, Горчаков понимал, что идея о превращении Конфедерации в монархию настолько пришлась по душе императору, что его не переубедишь. Вообще никак. Оставалось играть на нюансах, не дав возможности заокеанскому интригану получить от России всё желаемое.
   - Обратите внимание, что Станич обратился только к нам и к Испании. Не к Британии, от которой он всеми силами дистанцируется, словно они не близки к очень многим семействам южных штатов. Вежливые, холодные, исключительно деловые отношения. С самого начала, я намеренно просил Штакельберга это проверить. Его люди подтвердили.
   - Для нас это хорошо, - усмехнулся Александр II. - Возможно, сказывается его происхождение. Его дед выехал отсюда, опасаясь мести родственников убитых им на дуэли. Серб... горячая кровь. Могли сохраниться симпатии, если дети воспитывались в русском духе.
   - Могли, я не исключаю, - не стал противоречить императору вице-канцлер. - И как противовес устремлениям Англии в обеих Америках Станич может быть полезен. Но он почти столь же явно отстраняется от возможности завязать тесные отношения с Францией. Мимо этого тоже нельзя пройти...
   - И снова Франция... Александр Михайлович, я понимаю ваши симпатии к этой стране, но далеко не все их разделяют. Видимо, полковник Станич тоже не восторгается видами на парижские бульвары. Да, а почему он всё ещё полковник?
   - Видимо, чин для него не так важен,кКак настоящее влияние, - не стал акцентировать своё внимание на подобной мелочи Горчаков. - Полная отстраненность от Англии. Незначительная, на грани необходимого, связь с Францией. Понимаю отсутствие внимания к Австрии, это государство ничем не может быть полезно Конфедерации. И с другой стороны большая и понятная заинтересованность в Испании соседствует с непонятной, если не вникать, заинтересованностью в России.
   Вице-канцлер готов был продолжать, ожидая любого знака со стороны Александра Николаевича, но вместе с тем отслеживал все движения монаршей особы, даже самые незначительные. Слишком хорошо он знал императора, что не раз помогало. И сейчас это самое изучение не радовало. Император становился веселее с каждой минутой, с каждой его, Горчакова, фразой. Монаршую особу совершенно не трогали намёки про Францию, он даже готов был немного иронизировать над симпатиями своего министра.
   Но и не развивать тему милой его сердцу Франции Горчаков не мог. Слишком давно, упорно, опираясь как на российских франкофилов, так и на немалую часть французской элиты. Он всеми силами пытался затянуть Россию в союз с Францией. Именно в этой стране он видел лучшее, по его убеждению, государственное устройство, на которое падал ответ правления, приближенного к республиканскому. Вот только тех рек крови, которые пролились во время Французской революции и большей частью уничтоженной физически аристократии видеть просто не желал. Да и связь князя с декабристами была всем известна. Крепости этой связи было недостаточно для того, чтобы быть причисленным к их движению, но определённый след с явственным ароматом либерализма тянулся ещё с тех самых пор. Потому предъидущий император, Николай Александрович, не благоволил Горчакову, обоснованно видя в нём возможный источник угрозы консервативной политике империи.
   И уж тем более покойный Николай ни в коем случае не мыслил бы даже в теории рассматривать союз с одной из тех стран, которые продиктовали унизительные для империи условия мира на Парижском конгрессе. От Франции, которую Россия показательно выпорола во время Наполеона, и с которой сроду не было нормальных отношений. Ведь именно Франция была исконным и непрерывным союзником Османской империи в её вечных попытках укусить могучего северного соседа.
   А император Александр II временами бывал податлив, чем вице-канцлер беззастенчиво и пользовался, проталкивая интересы Франции взамен государственных. Причём были они созвучны с нуждами России или нет... дело вторичное.
   - Пока я вижу лишь выгоду моей империи от союза с Конфедерацией. Новое оружие, золото Аляски и новой земли. купленной у компании Гудзонова залива. Возможность показать, что мы давно оправились от проблем Крымской войны и вновь играем главную роль в 'европейском концерте'. Ведь не Францию с Англией позвали в качестве посредников представители побеждающей в войне стороны. Позвали нас! Ну и Испанию тоже... Виктория должно быть распекает своего Пальмерстона, а Наполеон III, как только узнает, будет орать на своих министров, морщась от болей в почках.
   - Нас затягивают в новый сверхконсервативный союз, Ваше Величество, - поморщившись от очередного нелестного упоминания о французском императоре. Вымолвил Горчаков. - Если Бисмарк выстоит в противостоянии с парламентом и построит Пруссию по старым юнкерским замашкам на новый лад, то... Этот Станич и вашего дядю позовёт в новый 'Священный союз монархов'. Возглавляемая им тайная полиция уже вешает на столбах североамериканских аболиционистов, борющихся за права негров.
   - Их негры, пусть сами с ними разбираются, - отмахнулся император, которого проблемы негров явно не волновали.. А окоротить разных 'габибальди' нужно. Последние месяцы я начинаю беспокоиться о польских губерниях... там становится неспокойно.
   - Этот союз, которого ещё нет, но который может появиться в ближайшие пару лет, он способен поссорить Россию с некоторыми важными для нас государствами. Если мы не...
   Тут Горчаков сдулся, словно воздушный шар, лишённый притока горячего воздуха. Император хоть и изображал внимание, но его мысли были где-то в стороне от произносимого сейчас вице-канцлером. Это значило, что надо было очень аккуратно и осторожно переходить от критики Борегара со Станичем к отмечанию их полезности. Несмотря на то, что делать это князю ох как не хотелось. Вот только иного выбора не было.
   Впрочем, отчаиваться Горчаков не собирался. Если не вышло сразу убедить монаршую особу в пагубности ставки на консерватизм, но придётся идти обходными путями. В империи, слава богу, хватало тех, кто разделял стремление вице-канцлера к тесному союзу с Францией. А память о Крымской войне... Всё проходит, да к тому же всегда приходится идти на жертвы. Например, есть давний знакомец Бисмарк, который вполне способен через несколько лет восстановить военные мускулы Пруссии до такой степени, чтобы эта страна стала угрозой не только для Австрии Франца-Иосифа, но и для наполеоновской Франции.
   Зачем это нужно было князю? Всего лишь для того, чтобы подтолкнуть Францию к союзу с Россией перед лицом прусской угрозы. А что она, то есть угроза, возникнет, в этом не стоило сомневаться. Рейнские земли и Эльзас с Лотарингией - это то, что не могло не стать целью для усилившейся Пруссии, тем более под руководством такого подающего надежды политика как Отто фон Бисмарк. Не зря же он взял его 'под крыло' и давал очень полезные в мире большой политики уроки. Инструмент готовят заранее. Причём не один год, Только тогда можно достигнуть всего желаемого... Ах да, ещё требовалось уметь ждать своего часа.
   Именно это Горчаков и делал - готовился сам, готовил других и ждал. И всё у него получалось... до недавних пор. Потому как заранее предсказать подобный поворот событий в гражданской войне за океаном не мог, пожалуй, никто. По всем прогнозам, при отсутствии явного вмешательства других стран, должны были победить сторонники президента Линкольна. Хотя бы потому. что имелись куда большие людские ресурсы. Поддержка флота, имеющаяся на севере промышленность и политическая поддержка либеральных кругов Европы. А вышло... совсем не так, как ожидалось. Вместо торжества идей республики, либерализма и равенства - готовый вот-вот состояться триумф ультраконсерватизма и даже не реставрации - это было бы хотя бы понятно - а возникновения монархии в колыбели демократии. На этом фоне и мексиканская авантюра Франции с Испанией уже не казалась таковой. Это откровенно тревожило вице канцлера, заставляя думать и готовиться предпринять ответные меры. И кое-что он уже придумал. И для этого на предстоящем конгрессе следовало появиться ему лично, не доверяя столь важное дело никому из помощников.
Оценка: 7.66*77  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  К.Юраш "Денег нет, но ты держись! " (Юмористическое фэнтези) | | А.Хоуп "Тайна Чёрного дракона" (Любовная фантастика) | | Д.Елизарьева "Если я так решила (Следом за судьбой - 1)" (Любовное фэнтези) | | Э.Тарс "Б.О.Г. Запуск" (ЛитРПГ) | | Н.Кофф "Слушай ... " (Короткий любовный роман) | | Н.Кофф "Вопреки..." (Современный любовный роман) | | С.Морошко "Всадники Одина: Цена человечности" (Научная фантастика) | | А.Пальцева "Высокое напряжение. Опасно для любви!" (Фэнтези) | | К.Марго "Мужская принципиальность или как поймать суженую" (Любовное фэнтези) | | В.Свободина "Покорность не для меня" (Городское фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"