Поляков Влад: другие произведения.

Варяги: Черный ярл

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.82*43  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    (Оставлен ознакомительный фрагмент, остальное удалено по условиям контракта.) Купить можно ЗДЕСЬ" Древняя Русь конца Х-го века. Походы князей Олега Вещего, Игоря и Святослава Великого показали всему миру воинскую силу государства россов. И заставили бояться... Теперь над страной сгущаются тучи, ведь враги Руси умеют воевать не только силой, но и хитростью. Если не получается завоевать страну, где почти каждый знает, с какой стороны хвататься за меч, то можно опутать паутиной интриг, заставить правителей добровольно склонить голову. И вот в это непростое время наш современник попадает в тело варяжского князя. Сумеет ли он выжить в мире, из прошлого ставшим настоящим? Сможет ли переломить известный ему по книгам ход истории, переведя его на другие рельсы?

  
  Поляков Влад
  
  Варяги: Начало пути
  
  
   Древняя Русь конца Х-го века. Походы князей Олега Вещего, Игоря и Святослава Великого показали всему миру воинскую силу государства россов. И заставили бояться... Теперь над страной сгущаются тучи, ведь враги Руси умеют воевать не только силой, но и хитростью. Если не получается завоевать страну, где почти каждый знает, с какой стороны хвататься за меч, то можно опутать паутиной интриг, заставить правителей добровольно склонить голову. И вот в это непростое время наш современник попадает в тело варяжского князя. Сумеет ли он выжить в мире, из прошлого ставшим настоящим? Сможет ли переломить известный ему по книгам ход истории, переведя его на другие рельсы?
  
  
  Пролог
  
   Пьянка была не большая и не малая. Так, в пропорцию. Повод? Ну, он всегда найдется, стоит только как следует поискать. На сей раз подвернулся Леха Бьерн, у которого была значительная дата - окончание института, медицинского. Правда, в связи со своей нелюбовью к живым пациентам, планировал он идти на патологоанатома, ну да это мелочи...
   Сидели долго, сидели хорошо. Успели поднять бокалы за виновника торжества, оконченный им мед, будущих, хе, 'пациентов' (щоб не жаловались), да и множество других здравиц придумалось, благо за словом в карман мало кто лез. Ну а где заковыристые, ироничные и просто красивые тосты, там и беседа завязывается на не самые простые темы.
   Вот и сейчас... Компания была своеобразная, многие из нас увлекались так называемым 'реконструкторством', смешанным просто с боями на холодном оружии. Этакий экстремальный спорт и одновременно желание прикоснуться к давно минувшему времени. Некоторые уже отошли от активного мечемашества, другие и теперь активно махали клинками, периодически получая травмы, но лишь подогревая и так немалый энтузиазм.
   Немудрено, что этим вечером разгорелся довольно жаркий спор по поводу древней Руси, о ее реальном историческом развитии и вероятных возможностях, не случившихся по той или иной причине. Взгляды были разные, все отстаивали свою точку зрения, потому и шум стоял, хоть святых выноси.
   - Рюриковичи - сила! - громогласно заявлял Леха Бьерн, для убедительности показывая солидных габаритов кулак со сбитыми костяшками кикбоксера. - Варяги вообще круче всех бойцов были, от них вся тогдашняя Европа шугалась.
   - Да ну тебя... Были то они были, но варвары же, - лениво отмахивался от Лехи Саня Шотландец, всегда бывший критично настроенным к неканоническим версиям. - Византия - вот тогдашний центр культуры и цивилизации. А у варягов что? Одни рунические письмена, драккары (они же лодьи), да примитивный языческий пантеон. И Киевская Русь тоже, до того как с Византией законтачила культурно, ничего особенного не показала.
   Только Шотландец закончил фразу. Как с другого конца комнаты раздался звонкий девичий смех. Лерка Пифия, платиновая блондинка модельной внешности, вечно опровергающая стереотипы анекдотов своим недюжинным интеллектом, пару раз хлопнула в ладоши. Личико же было... ироничное донельзя. Неудивительно, что и последовавшие слова сочились сарказмом:
   - Ну да. конечно... Щит Олега на вратах Константинополя, более ранние походы Аскольда и Дира, великий военачальник Святослав, прочие достижения... Били этих византийцев и правильно делали.
   - Не скажи, Лер, - задумчиво покачала головой Мария, до этого сидевшая довольно тихо и незаметно, больше слушая, чем говоря. - Варвары тоже завоевывали Рим, манчжуры и прочие ставили на колени Поднебесную империю... Да только 'победители' перенимали суть 'побежденных'. Так и та же самая Византия проникла в Киевскую Русь. Вспомни, что вся духовная власть начиная с Владимира перешла куда? К константинопольскому Патриархату. А власть духовная в те времена могла быть помогущественнее светской.
   Разговор свернул несколько в сторону, переключившись на взаимоотношения духовных и светских владык, но это мне было не менее интересно. К тому же затронули одну из весьма интересных тем. Вот и вмешался, хотя понимал, что тем самым вызываю новую волну споров, куда как более серьезных. Впрочем... не в первый раз.
   - А Машка права... кое в чем, - спокойно произнес я, не особенно повышая голос, но зная, что меня услышали. Привыкли друзья, что я говорю на общих пьянках не так часто, скорее даже редко, зато в тему. - Религия - очень важный фактор. Если заслал миссионеров во враждебное и опасное для тебя государство, сумел протолкнуть туда идеологию - выиграл очень многое. Потом уж ослабляй конкурента на здоровье, верти им сначала тайно, а потом и явно, внаглую, не скрываясь.
   - Это ты о чем?
   - О том, Шотландец, что Вовчик Креститель, он же Владимир Красно Солнышко по официальному диалекту, ба-альшую свинюку всей стране подложил, укрепив трон под своей сиятельной жопой, зато подложив многовековую мину под всю Русь.
   - Совсем загнул ты, Игорек... Вроде не пил, а такую чушь сморозил? Все историки...
   - Это монах то Нестор с его 'Повестью временных лет'? Лицо, мягко скажем, ангажированное своей кастовой принадлежностью. А попробуешь поискать мало-мальски достоверные источники - пустота-с. Голяк голимый, если по простонародному выражаться. Вот если подумать - какая польза была от смены языческого пантеона?
   Присутствующий народ слегка призадумался, а потом обычно поддерживающая Саню Шотландца Маша промолвила:
   - Единобожие, оно религиоведами признается более прогрессивным. Да и к тому времени под властью Киевской Руси были многие малые народы. И у них свои боги...
   - Не аргумент! Религиоведы за своих радеют. Ведь все основные ныне существующие религии мало того что монотеистичны, так еще и родственны. Индуизм - исключение серьезное, но те как раз опровергают. Просто в 'приличном обществе' на их спецов ссылаться не принято.
   - Выпьем, Ингвар! - поднял до краев заполненный коньяком бокал Леха Бьерн, уже будучи изрядно под шофе. И как всегда исковеркал мое имя на скандинавский манер, зар-раза. Хотя мне оно пофиг. - Так их, родства с древними богами не помнящих!..
   Осушив немаленькую емкость, он откинулся на спинку кресла и расслабился. Раздавшиеся негромкие смешки были необидными, а скорее привычными. Пить Леха не умел, потому как правило и не пытался. Сейчас же... ну перебрал парень по столь весомому поводу.
   - Триста грамм коньяка, а он уже в отрубе...- жизнерадостно заржал Шотландец. - Кофейку бы ему сварить, да больше не наливать. Он свое сегодня уж выпил. Лер?
   - Сделаю...
   - Заметано. А ты, Игорек, любишь порассуждать о том, что могло бы быть, да не состоялось. Но есть то, что есть. Случившееся уже не изменить, да и не надо. По мне так все шло так, как должно было. И точка! Тебе подобные в меньшинстве, кто время князя Владимира считает вредным...
   - Не я один так считаю... Моя позиция аргументирована, слабопрошибаема, потому как на досуге много чего перечитал, пересмотрел. А что до количества людей, придерживающихся подобных взглядов... Ты еще про 'непременную правоту большинства' вспомни. Большинство, оно, знаешь ли, в свое время считало землю плоской. Да вот... не совсем так оказалось.
   Я уже был морально готов хорошенько поспорить с Саньком... Да и наши друзья-приятели приготовились к тому же. Знали, собаки страшные, что такое и послушать интересно, и даже парочку реплик вбросить, аки бензинчику в костер. Но... Кое-кто помешал.
   - Игорь, у меня сигареты кончились, - с несколько капризными интонациями заявила Карина, сидящая рядом со мной. - Проводишь до киоска?
   - Конечно, - пожал я плечами и, вслед за девушкой, встал со стула и направился в прихожую. Разве что напоследок обронил. - А поговорить еще успеем, Шотландец. Чуть позже, когда вернемся.
   - Ну давай. Жду продолжения.... Словесной дуэли.
   В этом Саня мог быть уверен. Вот только исполню долг кавалера по отношению к... весьма вероятной будущей пассии. С прежней то я расстался с неделю тому назад. Причины... не будем о грустном. Скажу лишь, что намечающиеся костяные украшения головы меня вряд ли порадовали бы. Так что с прежней обоже разбежались мирно, без шекспировских сцен.
   Обувшись, набросив легкую куртку, я открыл дверь, пропустив перед собой Карину. Честно говоря, тащиться до киоска было не шибко охота, но надо. Маленькие знаки внимания понравившейся девушке - дело нужное и обязательное... для развития знакомства. Тем более в нашем кругу, далеком от люмпенско-пролетарских повадок.
   Лифт, как оно водится, опять не работал. Пришлось пешочком. Да с седьмого этажа, по лестнице, которую местные уроды использовали периодами как сортир. Ну поймал парочку зассанцев, ну пнул пару раз, чтобы мордой, да в свои отходы жизнедеятельности. Думаете помогло? Увы... Не оскудевает земля свинтусами, которые где жрут, там и гадят.
   - А у вас в компании часто такие... необычные темы поднимают? - спросила девушка, поеживаясь от неожиданно подувшего ветерка, как только мы вышли на улицу. - Ты же меня недавно с ними познакомил, вот и спрашиваю.
   - Случается. Увлечения ведь схожие разговорам.
   - Понятно... Но ты так убежденно начал отстаивать свою точку зрения - мне даже неловко стало, что прерываю со своими сигаретами.
   - Да ничего страшного. - улыбнулся я. - Саня Шотландец парень упорный, за то время, пока мы отсутствуем, энтузиазм не остынет. Напротив, аргументов побольше подберет, Машку задействует как артиллерийскую поддержку солидного калибра. Будет о чем поговорить, еще наслушаешься! Эх, жаль, что Бьерн во временном ауте. Но если кофе отпоят, тогда и у меня хорошая поддержка будет. Он много лет как скандинавской культурой и нашими варягами интересуется.
   Киоск круглосуточного образца, где я рассчитывал разжиться куревом, был злостно закрыт. Млять! Плохо... Придется топать до следующего, что при наличии холодного ветра не сильно радует. Ну да ладно. Прогуляюсь по ночному городу, не рассыплюсь. К тому же и Каринка вроде никакого неудовольствия закрытым киоском не высказала.
   Девушки... Нам, парням, сложно понять их до конца, даже при всем искреннем на то желании. Вот и эта красавица. И познакомился то совсем случайно, прямо и непосредственно на улице. Спросила у меня какую-то мелочь, а я глазом зацепился... Не столько за внешность - хотя и та на уровне - сколько за некий неуловимый стиль, которого раньше не встречал. Притягивала она своей... отстраненностью от всего мира вокруг. Казалось, что есть в ней какая-то серьезная тайна, о которой абы кому не говорят. Ну а если есть тайна, то меня ж она как магнитом притягивает. Вот и притянулся... неделю плотно ухаживаю за сей прекрасной дамой и надеюсь на скорый успех.
   - А ты хотел бы?... - вдруг начала говорить Карина, но неожиданно замолчала. - Ладно, потом.
   - Нет уж, лучше сейчас. Не люблю неоконченных дел, недосказанных вещей и полупрозвучавщих вопросов. Уж сделай любезность, красавица писаная, утоли всеобъемлющее любопытство.
   - Балагур... - улыбнувшаяся девушка слегка пхнула меня локотком в бок. - Да это так, глупость. Хотелось бы узнать, сам ты в то время мог бы что-то сделать? Понимаю, вопрос нелепый, но вот пришло в голову и все. С таким жаром свою правоту доказывать начал, сразу видно, что от души.
   Приобняв девушку, причем правая рука аккуратненько так скользнула чуть пониже талии, я ответил:
   - Сделать всегда можно многое. Главное, чтобы решительности хватало и мозги работали как следует, а не 'как принято'.К тому же в то время простор действий был куда как шире сегодняшней убогости. Люди опять же... По крайней мере, толерастностью им мозг еще не вынесли, по крайней мере, славянам и скандинавам. Византию не берем. Там уже полный абзац творился! Жаль только...
   - Что?
   - Бессмысленные умствования. Шотландец правильно сказал, что минувшее не изменить. Это фантастика.
   - Не все так категорично, - Карина гибкой змейкой выскользнула из моих загребущих лап и пристально посмотрела мне в глаза. - Порой возможны разные чудеса, хотя многие думают. что их время окончательно ушло.
   - И хотелось бы тебе поверить, и... В сторону!
   Нарвались... На самую классическую неприятность ночного мегаполиса - шпану обычную, беспредельно-обкуренную. Этим шакалам без разницы на кого нападать - вообще без разницы. Лишь бы их было на порядок больше, а жертва не выглядела особо опасной. И программа действий известна - отоварить по башке, потом попинать ногами и обшмонать по полной программе. А если девочка будет... попользуют, суки, если еще не скололись до полной импотенции.
   Именно поэтому я стал работать сразу, по самому жесткому раскладу. Карину в сторону - пусть и грубым толчком, ну а сам отоварил первого внешней стороной берца по коленной чашечке. Судя по раздавшемуся вою и падению - как минимум сустав я ему вынес. А при удаче и сама чашка вдребезги, не каждый хирург ремонтировать возьмется.
   Минус один, еще трое. На мгновение они опешили, не ожидая подобного поворота событий, но затуманенные наркотой мозги плохо воспринимали угрозу. А это значило, что придется продолжать.
   Эх, травматику дома оставил, дурак! Но ничего... Щелкнула, раскрываясь при взмахе, 'телескопическая' дубинка. Хорошая вещь! В сложенном состоянии тихо-мирно лежит в кармане куртки, а при угрозе легко разворачивается в легкое, но эффективное ударное оружие.
   Обозначить ложный замах в голову, а потом перенаправить траекторию. Попал! Ребра штука хрупкая, а при их переломе у пациента еще и болевой приступ случается. Блокировать удар руки с кастетом, уйти в сторону от второго Разрыв дистанции...
   Люблю нариков! У них даже при пригасшем инстинкте самосохранения есть такая штука, как замедленность и неспособность здраво мыслить. А в скоротечной уличной схватке без этих двух составляющих ох как плохо приходится.
   Поиграть на ложных выпадах и изматывании? Нет, не стоит затягивать. А то мало ли как и куда ситуация повернется. Бросок вперед, лоу-киком по голени одному, дубинкой в череп другому. Ч-черт, пропустил! Спассировать удар удалось, но левый бок все равно заныл. Добить! Тычок дубинкой в область солнечника, апперкот, а там уже чистое добивание. Ногами, вестимо, благо тяжелые берцы для этого подходят чуть ли не идеально.
   Противно мне бить людей, пусть даже жалкое их подобие, как вот в этом случае. Кровь, вопли, стоны - они на меня всегда удручающе действовали. Потом попривык, броня наросла, а все рано осталось ощущение... неправильности подобных ситуаций. Не в смысле моей неправоты, а насчет того, что подобного должно быть куда как меньше, чем сейчас. Эх, мечты мои мечты... несбыточные.
   Раздав 'всем сестрам по серьгам', то есть по парочке пинков в голову, я уже был готов собираться и сваливать. Бес с ними с сигаретами, тут совсем другой расклад пошел. Да и опасаюсь на ментов нарваться. Их дубинкой по чайникам не отоваришь без тяжелых последствий. Но тут...
   Карина, эта вроде бы простая, хотя и интригующая меня девушка... Она стояла и смотрела на все случившееся без тени беспокойства, вообще почти без эмоций. Присутствовал лишь исчезающе легкий интерес. Взгляд же был... оценивающим, словно я экзотический товар на витрине магазина.
   Взгляд. Такого я еще никогда не видел ни у человека, ни у зверя. Он был за пределами добра и зла, привычного и естественного. На меня, как выразился один философ: 'Неожиданно посмотрела Бездна'. Вот только я до этого в Бездну точно не всматривался... наверно. Холодок вдоль хребта, как тогда, полтора года назал, когда пришлось от пары уродов с ножами отмахиваться в темном переулочке. А они ими владеть умели.
   Нет, еще сильнее проняло, куда как сильнее. Тогда ситуация была угрожающая, но ясная. Сейчас же... Мистикой повеяло, самой что ни на есть мохнорылой, запредельной. И интуиция вопит благим матом, а я ей привык доверять.
   - Ты не Карина! - ошарашено выдохнул я, при всем своем офигении успев заметить, что вокруг нас возник прозрачный, но все же видимый купол. Вовне же... все замерло. Даже листья на деревьях, даже влекомый порывом ветра целлофановый пакет застыл в воздухе. Ограниченное куполом пространство как бы выключили из потока времени. - Кто ты... такое?
   - Я... Можешь называть меня как хочешь, все равно это ничего не меняет, - с воистину ледяным безразличием ответило существо. - Зато твои решения, они могут кое-что изменить.
   - Слушаю внимательно, - усмехнулся я, пытаясь изо всех сил сохранять спокойствие. Хотя бы маску спокойствия. Было это непросто, но иного выбора не было. Дашь слабину и... В любом случае, ничего хорошего от этого не будет. - Никогда раньше не думал, что придется столкнуться с такой... сверхъестественной ситуевиной. Слушай, а это у меня не глюки?
   - Нет. Это реальность. И ты неплохо держишься для обычного человека. Боишься меня, но не показываешь виду. Тебе хочется убежать, но понимаешь, что шансов нет. И... не надо тянуть руку к ножу, который у тебя в заднем кармане. Мне он не повредит, а девушке, чье тело я использую, да.
   Кивнув в знак согласия, я убрал руку. Недалеко, ведь верить этому... не пойми чему у меня не было ни малейших оснований. А вот выслушать по любому придется. Ну не просто же так меня тут обрабатывают! Наверняка есть цель. Вот только понять ее я пока не в силах. Спросить? Нет, чуть подожду. Вредным не будет по любому. А там может или ножиком воспользуюсь, может просто сдерну. Если получится. во что верится все меньше и меньше. Эх, фортуна, девка ты продажная!
   - Я и так отвечу, - изобразило улыбку нечто, находящееся сейчас в девичьем теле. - Эксперимент. Не над тобой, а в целом. Возможность изменения темпорального (временного) потока действиями одного или нескольких людей. Ты не уникален, всего лишь один из случайно выбранных, хотя и подходящий по некоторым критериям.
   - То есть не сразу сдохну и побарахтаться способен. Так?
   - Да. Я и мои... покровители сделали ставку на возможность изменений. Но пока что мы в проигрыше. Два предыдущих индивида не смогли ничего изменить, их влияние оказалось совершенно незначительным.
   - Умерли?
   - Один да. Другой просто растворился в безвестности, - флегматично излагало существо результаты непонятного мне, но чем то важного для них опыта. - Ты можешь стать третьим.
   Оптимизм прямо изо всех отверстий хлещет! И зачем мне оно надо? Риск сложить голову и сам по себе не дюже радует, так еще и перспективы пугают своим отсутствием Криво ухмыльнувшись, я постарался изложить своему 'собеседнику' суть претензий, предварительно уточнив еще один важный момент.
   - Слушай, а ведь ты явно хочешь моего согласия. Почему вдруг? Ведь можешь и не спросясь перекинуть меня по той самой 'темпоральной линии' и дело с концом.
   - Не могу. Это будет нарушением чистоты эксперимента. Приведу понятный для человека пример. Есть разница для тебя между тем, окажешься ты в постели с девушкой по имени Карина по доброй ее воле или возьмешь силой? Есть, это по твоим эмоциям, по не оформившимся в слова мыслям очевидно. Так и для нас нужно согласие объекта на переброску в прошлое хрононити.
   - Хм... Ну ты и завернуло. Извини, что в среднем роде. Но воспринимать как женщину как-то не получается, - покачал я головой. - Ладно, это я понял, чай не дурак. Но зачем мне соглашаться уходить в далекое прошлое? Ведь даже если все получится, то я там и останусь. Как-то не готов я жертвовать друзьями, родными, всем миром наконец ради того, в чем не уверен. Игра... не стоит свеч. Тебе наверняка известно подобное выражение. Раз ты в теле Карины и пользуешься ее памятью.
   - Мне нравится твоя... расчетливость, - в голосе существа впервые появился намек на эмоции. - Первые двое не сразу об этом вспомнили. Первый просто хотел скрыться, второй был законченным романтиком, готовым сорваться в прошлое во имя своей личной мечты. Но в любом случае они оба живы.
   Вот тут я опешил. Как так? Ведь мне только что было сказано, что один погиб, другой не сумел ничего изменить. И вдруг этакий афронт! Мозги как быдто надсадно скрипели, с другом гоняя мысли по извилинам. Эмоции... тоже пребывали в раздрае. Чтобы хоть как-то справиться с полным офигением, я достал пачку сигарет - к счастью, в драке с ней ничего не случилось - достал одну, прикурил, пару раз глубоко затянулся и лишь после этого спросил:
   - Не кажется, что тут какая-то серьезная нестыковка? Пациент, он, как всем известно, может быть или живой, или дохлый. Сочетание несочетаемого как-то не катит. Катахреза, млин!
   - Нет, я говорю правду. Они умерли там, в глубине временной линии, но после смерти дух перенесся обратно в исходное тело. Такова плата за эксперимент. Объекты ничего не теряют, хотя могут многое выиграть.
   - А если... им бы удалось что-то изменить?
   - Тогда бы они вернулись в измененный мир. Вновь отвечу на вопрос до его задания... Нет, весь их 'близкий круг', как выражаются в твоей компании, остался бы неизменным. Те же люди, только с немного изменившимся восприятием трансформировавшегося мире.
   - Игра без проигрыша. Интригует...
   Я не врал, меня действительно начинало интересовать предложение существа. А что? Отправиться в минувшее, попытаться что-либо там изменить. При этом даже в случае неудачи ты вернешься в собственное тело, да еще и в привычное окружение. Потерь нет, выигрыш может быть огромен. И к чертям всякие недостойные момента чувства вроде все еще копошащегося в глубинах подсознания страха. Шалишь! Не для того я тебя давил с раннего подросткового возраста, чтобы позволить всплыть здесь и сейчас. Сиди и не высовывайся не мешай хозяину проворачивать авантюру. Возможно, самую главную во всей жизни.
   Оставалась одна, последняя проблема. Вопрос доверия... зато она вставала передо мной в полный рост, глумливо усмехаясь. Я вообще человек от природы мало склонный верить, а тут еще и мир вокруг, что так усердно выбивает из здравомыслящих людей розовые иллюзии.
   - Видишь ли, все так хорошо и завлекающее, что так и тянет поверить. Но ты, раз уж обосновалось в теле этой девушки, должно понимать мои опасения насчет обычного разводилова. Я внятен?
   - Да. И этот вопрос мы учли. Чувствуй.
   - Не понял...
   - Поймешь.
   На меня как будто крыша упала, размазывая бренную тушку и ошалевшее создание по всему пласту мироздания. Мою личность словно выворачивали наизнанку, выкручивали и после этого просушивали непосредственно в адских горнах. Разум обычного человека с трудом улавливал хотя бы обрывки открывшегося смысла... Многое тут же забывалось, отбрасывалось, на задворках памяти оставались лишь ничтожные отблески истинного знания. Сознание подменяло истину... всего лишь фантасмагориями и кошмарами - пределом того, к чему можно было прикоснуться без длительной и упорной тренировки.
   Но ясно было одно - мне не врут. Я понял это сразу и не забыл. Равно как и факт, что этому существу и его сотоварищам нет ровным счетом никакого дела лично до меня, до всего мира. Их Эксперимент - вынужденная мера, важная для них самих. Собственные проблемы, личные выгоды. И вообще, максимум еще несколько объектов и они вообще уйдут из нашего пласта мироздания. Далеко к себе, чтобы не вернуться. Или очень долго не возвращаться. И это меня полностью устраивало.
   Прилив эмоций отступал. Не сразу, шаг за шагом, но хватало и этого. Оставалось лишь ввести самого себя в состояние относительного спокойствия, так необходимого при серьезном разговоре. И вроде бы получалось. Почти.
   - Умеешь убеждать, - ошалело потряс я головой. - Можешь считать, что мое согласие уже получено. Осталось обсудить детали. Я правильно тебя понимаю?
   - Да. Время и тело, в которое ты попадешь.
   - Ну, с первым, как я полагаю, все понятно. Не зря же Карину вы ввели в нашу компанию, не просто так был и сегодняшний спор. Однозначно к нему нас мягко и ненавязчиво подвели. Эпоха князя Владимира значит... Согласен. А вот с личностью, в теле которой я окажусь, тут хотелось бы уточнить.
   - Спрашивай.
   - И спрошу. Тушка какого-то раба или крестьянина априори не обсуждается. Первое напрочь отрежет все возможности влияния, второй же расклад создаст очень серьезные трудности. А вам оно надо? У меня и так проблем будет выше крыши.
   Наглость - второе счастье. Это я для себя давно уяснил. Вот и сейчас, собрав всю силу воли в кулак, я пытался вежливо, но настойчиво давить на собеседника, стараясь выбить наиболее выгодные для себя условия.
   Существо несколько секунд помедлило, явно оценивая правомерность моих требований, а потом заявило:
   - Первые два объекта не подселялись в тела рядовых людей выбранных времен. Твоим донором тоже станет не самый простой человек. Ты показал, что разбираешься в жизни варягов - этой воинской касты - поэтому и очнешься в теле одного из их предводителей. Не первого ряда, но и не из последних. Его память, как и знание языков того времени, в твоем распоряжении. Теперь я могу начать процедуру переноса.
   Не человек - прямо машина какая-то! Почти полное отсутствие эмоций, построение фраз, близкое к тому, как мог бы разговаривать искусственный интеллект. Но... это все мелочи. Хотелось бы узнать еще немного.
   - Постой! Сколько лет будет моему донору?
   - Чуть меньше тридцати. Здоров, крепок физически, не уродлив. Есть все, что необходимо для использования доставшегося материала. Остальное зависит лишь от твоих качеств.
   - Надеюсь. И...
   А вот договорить мне так и не дали. Существо, сочтя, что вводная часть окончена, активировало процесс переноса.
   Мир вокруг таял... Выцветали краски, все становилось полупрозрачным, призрачным даже. Потом и вовсе пришла пустота. Ни видов, ни запахов, ни звуков... Даже осязание, и то блистало отсутствием. Лишь серая хмарь вокруг, повергающая в тоску и уныние.
   Тут же нахлынуло понимания - то, на что я подписался, дело очень серьезное. И долго, очень долго не смогу увидеть всех тех, кто мне действительно дорог: семью, друзей. Но и отказаться было невозможно. Не из страха перед существом, а из страха оказаться в собственных глазах недостойной уважения личностью. А это - самое главное. Потеряв уважение к самому себе, теряешь и все остальное, составляющее суть твоей личности. Нет уж, путь, ведущий в никуда, не мой путь. Пусть будут трудности, опасности, долгие годы вдали от родного и привычного мира... Прорвемся!
   Яркий свет! В голове словно граната разорвалась, туда хлынули чужие воспоминания, знания, впечатления. Тут я и понял - перенос состоялся, я в новом-старом мире. Попал! Причем по полной...
  
  
  Глава 1
  
   С трудом открывая лаза, я смог понять одно - у меня дико болела голова! И дело тут не только в перегрузке мозга, но и в состоянии тушки донора. Стоп, уже МОЕЙ! Моей и точка, тут никаких возражений не допускается.
   Запахи... Таких в городе не бывает, это очевидно. Ни привычного аромата пыли, ни паров бензина, нагретого асфальта, кирпича. Только дерево, какие-то травы, чуток попахивает зверем, и что-то еще, многочисленное, но неуловимое. Непонятное... Бывал я и в деревнях несколько раз, вот только такой гаммы ароматов и там не попадалось. Но... запахи запахами, а глаза надо открывать.
   Так, и что мы видим? Потолок, не слишком высокий, но и не низкий. Обычный можно сказать, деревянный, такие или подобные порой попадаются в крепких деревенских избах. Впрочем, хватит пялиться на деревяшки, можно и повернуть голову, да и вообще приподняться было бы неплохо. Та-ак... Тело слушается, хотя и не так хорошо, как прежнее. Но это с непривычки. Разум привык к одному, а ему подсунули несколько другое.
   Приподнимаюсь на... лежанке. Да, именно так, потому как назвать это ложе кроватью для меня, детища цивилизации, было бы несколько странновато. И все же ложе явно не простого воина, поскольку роскошная медвежья шкура, выделанная и используемая как основа... Лично меня впечатлило. Хотя все может быть, в том числе и то, что у всех варягов подобные вещи. Тут моя память еще не могла подсказать - факты укладывались в сознании постепенно, слишком мало времени прошло. Хорошо хоть основы помню.
   Спускаю ноги вниз, пробую опереться ими о прохладные доски пола и встать. Есть, получилось! Стою, не качаюсь, чувствую себя относительно пристойно. Теперь пройтись, пусть и в пределах комнаты, проверить координацию движений, немного и гибкость суставов...
   Нет, не соврали те, кто меня сюда отправил. Организм здоров, бодр, готов к тому, чтобы верно служить своему новому хозяину, то есть мне. А значит надо внимательно изучить комнату. Сейчас ведь все словно в тумане - все вроде бы знакомо, но словно из любимой в детстве, но давно не перечитываемой книги.
   На стенах те же охотничьи трофеи: шкуры, головы, рога. Несколько варварски, но все равно красиво. Только голову рыси надо снять, а то нехорошо. Люблю кошаков всех видов, но только в живом виде, а не так. Мда... Где мысль, там и действие. Подойдя к нужному месту, я поднял руки, обхватил ими голову и резко дернул. Все, готово. Теперь завернуть в кусок полотна, найденного в одном из ларей, и убрать.
   Вот. Теперь вид куда как лучше, спокойнее. И все равно чего-то не хватает. Чего-то важного, привычного для моего донора, неотъемлемого в обычной жизни. Хм... А ведь тут все кристально четко прорисовывается. Оружие! Без него тот, в чьем теле я находился, не мыслил своего существования. И я его в этом полностью поддерживал. Это в моем родном времени усиленно промывались мозги на предмет нежелательности оружия, его обязательного присутствия лишь у определенных страт. Бред! Всегда относился в подобной ереси с глубочайшим презрением, всегда носил с собой хотя бы выкидной нож. И по необходимости, и просто так, из понимания того, что мужчина и оружие - явления неразрывные.
   Где же оно здесь? Память, доставшаяся 'по наследству', мигом подсказала посмотреть в углу комнаты, за подобием шторы, что отгораживала небольшую часть помещения. Несколько шагов. Рывок в сторону плотной ткани и... Право слово, я увидел куда больше того, на что мог рассчитывать.
   Оружие... Пара длинных кинжалов, которыми при желании можно было работать и без меча. Уже неплохо. Собственно меч, хотя и несколько не тот, к какому я привык. Этот был обычен: рукоять под хват как одной, так и, при желании, двумя руками; прямая, без лишних изысков, гарда, узкое и хищное лезвие. Заточка хороша, баланс тоже на уровне, не стоит говорить и о том, что нормальным мечом можно и рубить, и колоть. Недостатки... тоже были. 'Усы'-клинколомы не помешали бы, факт. Что ж, вот и первая мелочь, которой надо будет озадачить здешнего оружейника. Ведь если привык к определенному оружию, то перенос в иное тело, в иные времена вовсе не повод отказываться от собственных предпочтений.
   Ладно, это потом. А пока что меч и кинжалы отправляются обратно в ножны, сами ножны крепятся к перевязи, а она, в свою очередь, крепится на моей одежде. Отлично, теперь и чувствую себя куда как более уверенно. Следовательно, можно переходить к последней части осмотра. К какой? Да к броне, что тоже выставлена здесь, одетая на манекен, как и полагается.
   Ну-ну, изучим, что предпочитал донор... А ведь неплохо, как ни крути! Кольчуга, усиленная пластинами, наручи с поножами, шлем, круглый щит, окованный по краям железом и с ромбическим умбоном. Хорошо... Но не очень. Шлем однозначно надо если и не в мусор, то на глубокую переделку. Я категорически отказываюсь в бою таскать на себе обычную вариацию урманнского шлема без нормальной защиты морды лица. Один наносник - это просто несерьезно. И плевать, что лицо частично защищала пристегиваемая кольчужная сетка!
   Личину сюда и срочно! Варианты могут даже не обсуждаться. Я люблю закрытые шлемы, понимаю их и менять ничего не собираюсь.
   Так... Успокоились, вдохнули-выдохнули, уняли нахлынувшую адреналиновую волну. Все? Так точно, можно продолжать прикидывать и просчитывать ситуацию дальше. А для этого неплохо промочить пересохшее горло, благо кувшины с какими-то жидкостями стоят на столике, да и серебряные... да, точно серебряные кубки в количестве трех штук присутствуют. Хоть мне столько и не надо, но все равно приятно, что не дерево и не олово какое-нибудь.
   Подняв один кувшин и принюхавшись к аромату напитка, я скривил пренебрежительную гримасу и поставил сосуд обратно. Вино! Нет уж. Пусть мой донор и был любителем, но я уж точно не при делах. Посмотрим другие. Уже лучше... Вода обыкновенная, квас... не совсем обыкновенный. Ну, это если сравнивать с тем, который в родном времени присутствовал. Однако, теперешний кажется каким-то более освежающим и ароматным.
   Промочив горло, я почувствовал себя совсем хорошо, а значит можно было выходить за пределы этого помещения. Мда, во внешний мир, так сказать. Пока же его можно было наблюдать только из окна.
   Второй этаж... И, сдается мне, есть еще и третий у того дома, в котором я нахожусь. Да, точно есть. За окном же ясный день, солнышко светит. Люди опять же прохаживаются, только вот одежды на них соответствующие своему... теперь уже и моему времени. Несколько непривычно, но это лишь мне, в то время как доставшаяся память деловито констатирует нормальность, естественность подобного.
   Кстати, насчет одежд. Насчет своей тоже надо озаботиться. Рубаха с вышивкой, в которой четко угадываются не то славянские, не то урманнские мотивы, штаны. По здешним меркам вполне себе нормально. А вот ноги... Носок тут явно не водится, поэтому придется обходиться местным... заменителем. Хуже, но пойдет. И сапоги... Хорошо еще, что они особых изменений в сравнении с современными мне не претерпели.
   Все? Да, точно все, потому как в броне без веского повода по своему дому шляться не принято. Да, я не оговорился, дом именно что мой. Один из моих. Не обманули меня, когда сказали. что донором послужит не простой варяг, а кто-то из их предводителей 'не первого ряда'. Так и случилось.
   Хальфдан Мрачный... Именно так меня теперь звали. Двадцать девять лет, бывший владетель Трагтон-фиорда, бывший хозяин пяти драккаров и собственной крепости. Бывший... Пришлось бежать моему донору, роняя тапки, из вроде бы сильной, но все же не неприступной крепости из-за серьезных разногласий с королем датским. Точнее не с ним самим, а с проводимой им политикой. Да, тогда бежали или были истреблены чуть ли не последние из ярлов, не желающие мириться с выкрутасами Харальда Синезубого.
   В общем, Хальфдан Мрачный, тогда еще юнец, сделал ноги, прихватив с собой верных воинов и все добро, что поместилось на драккары. Уйти удалось лишь трем, два же... были взяты на абордаж. Хорошо еще, что семьи воинов - тех, у кого они были - оказались на том, который сумел уйти. Потом был недолгий, но мучительный период скитаний, за которым последовало решение идти в Гардарику, она же Киевская Русь.
   Почему туда? Кровь. В Трагтон-фиорде сроду не было чистокровных данов, наличествовала скорее их дикая смесь с руянами острова Рюген и иными славянскими племенами. Да и очень отдаленные связи с династией князя Рюрика-Рарога присутствовали. Вот и получилось, что данный выбор был лучшим из имеющегося.
   Листаем память... На Русь Хальфдан Мрачный, ныне носитель меня любимого, прибыл в 982 году и сразу же гармонично вписался в существующую систему варяжских дружин на службе у князя Владимира Святославовича. В конце концов, две с лишним сотни профессиональных воинов - это не абы что, хотя и не великое войско. Так что особой самостоятельности не было, чинов тоже, но все же, но все же.
   Зато во все войны, ведущиеся Русью, Хальфдан влез... Глубоко так, каждый раз выставляя в общее войско большую часть воинов с собой во главе. 983 год... Покорение солидной части ятвягов, этого балтийского народа. Там по большей части были штурмы небольших городков-крепостей и резня с дружинами князьков в лесных ландшафтах. Добыча так себе, но приобретенные Киевом вассальные территории стоили много сами по себе.
   Небольшой отдых после возвращения и сразу же новый поход - малоосмысленный даже с точки зрения Хальфдана, не то что с моей. Ну какого беса надо было устраивать поход на радимичей? Легче договориться с такими же славянами, чем устраивать полномасштабные сражения. Ан нет... Пустое дело, никчемное, но у князя Владимира мысли делились на две категории: свои и неправильные. К сожалению. В общем, тут многие князья-ярлы со своими отрядами серьезно ворчали. Дескать, куда более хорошие цели могли быть, а вместо этого... устроили невесть что и не пойми зачем.
   Не исключено, что именно по этой причине Влядимир - то ли сам почуявший, то ли послушавший советников - следующий поход направил против тех, к кому симпатий ни у кого из касты варягов не было. Под удар попали волжские булгары. Хар-роший такой удар, душевный Войско, разгромив выведенную навстречу нам армию, катком прокатилось по булгарским землям, уничтожая все крепкие места, собирая богатую добычу и нагоняя страх на побежденных.
   Страх... Именно он лучшая основа для мирного договора, который будет соблюдать побежденная сторона... пока боится. А договор оказался на славу. Выгодная торговля, единовременный выкуп золотом. Открытие торговых ниток с арабскими купцами и прочие полезные мелочи. Это был серьезный успех, усиливший влияние Киева на международной арене и поднявший авторитет князей, участвовавших в сражениях. И авторитет Хальфдана, что для меня было особенно важно.
   Была только одна проблема - на обратном пути моего донора угораздило попасть в небольшую, но оказавшуюся результативной засаду, в результате чего он получил удар булавой по голове и тяжелейшую контузию. В таком состоянии его и привезли в Переяславль, где и лечили. Судя по всему, довольно успешно, но очень уж долго. Вплоть до сего момента. Ведь СЕЙЧАС я уже в полном порядке, без вариантов.
   Одновременно с пролистыванием памяти приходило и понимание - мне тут жить. И как бы ни хотелось вернуться в родные времена, ту я намерен жить долго и успешно. Мда, дела. Придется долгое время давить тоску по родным краям, которая будет сначала очень уж жесткой. Ну а методика известна - нагружать себя максимумом дел, а в промежутках между ими не забывать про активный отдых. Пить я не пью и начинать не собираюсь, так что остается лишь прекрасная половина человечества. Ну и книги полистать полезно, хотя тут с ними беда. Мало их, как ни крути.
   Достаточно хандрить... Память оживили, теперь можно и на контакт идти. С кем? Да со своими бойцами из числа особо приближенных. Тех, на кого Хальфдан всегда опирался и кому верил абсолютно. Тут не сомневался и я - варяги лишним доверием сроду не страдали, а уж их князья тем более. Тогда... вперед, знакомиться с коллективом.
  
  ***
   Открывать незнакомые двери молодецким пинком - привычка, поселившаяся в моей черепушке еще со старших классов школы. Вот и сейчас... С протестующим визгом дверь распахнулась, ну а я вышел в коридор. Осмотреться, изучить, вспомнить местность мне так и не удалось... Уже через десять секунд со стороны лестницы раздался топот, и вот перед моими глазами появились двое.
   Ну, память, работай! Ярополк Шрам и Гуннар Бешеный, вот вы кто такие. Личные телохранители для тех, кто не имел представления об их истинной сути. На самом же деле первый был этаким штатным аналитиком, помогавшим строить планы как на войне, так и в условно мирное время, второй же... Руководитель прознатчиков, секретарь, записывающий все наметки планов, а заодно и личный заплечных дел мастер, способный даже камень разговорить. Двое из самого близкого круга, побратимы и одни из наиболее важных элементов в той сети, которую пусть постепенно, но начал строить Хальфдан.
   Он начал, я же продолжу. Причем не интуитивно, а опираясь на опыт интриг, накопленный к третьему тысячелетию. Как ни крути, солидная фора перед местными, если грамотно использовать и... не считать здешних интриганов по умолчанию слабоодаренными. Взять ту же Византию... есть чему поучиться, зуб даю.
   - Хальфдан! Очнулся, брат! - проревел Ярополк, расплываясь в широкой улыбке, отчего его обезображенное шрамами лицо превратилось в нечто совсем монструозное. - Мы уж так ждали...
   - Ждали, - совершенно спокойным голосом подтвердил Гуннар, только в глазах медленно гасло беспокойство за Хальфдана, своего ярла и побратима. - Мы все рады, что недуг твой окончился. Значит, пришло время заняться делами. Разреши, ярл, я соберу наших в зале. Поднимем кубки за твое выздоровление и заодно дела обсудим?
   - Разрешаю. И ты немного... менее серьезно. Весь такой чопорный, как придворный византийского базилевса.
   Шрам откровенно захохотал. Видимо, представил себе побратима в центре интриг императорского дворца. Ага, на страх местным интриганам, охотно верю. А вот Гуннар лишь криво усмехнулся... одной стороной лица. Смотрелось это несколько необычно, но мы успели привыкнуть. Зато те, к кому он обращался в качестве заплечных дел мастера, они редко когда умели оценить его гримасы. И уж тем более никому не могли о них рассказать. Мертвые, они вообще говорить не способны.
   - Когда, ярл?
   - Четверти часа хватит? - ответил я вопросом на вопрос. - Я уже здоров, готов и слушать, и говорить. Это тебе надо все собрать.
   - Да, понял. Уже иду. Все или в доме, или поблизости, бегать никуда не придется. Ведь совет малый, не общий.
   Это да... Общий сейчас совсем не в тему. Другое дело - объявить всем воинам, что их предводитель в полном здравии и вновь готов вести их к новым победам. Кстати, это для них весьма важно, знать о том, что ярл, которому сопутствует удача, вновь поведет своих воинов.
   Гуннар уже успел сорваться с места, спуститься на первый этаж, и сейчас оттуда доносился его требовательный голос. Отдает приказы, собирает нужных людей, информирует остальных. В общем, занимается привычным делом. А вот Шрам остался со мной, не собираясь оставлять выздоровевшего побратима без присмотра.
   - Разве мы не собираемся спускаться вниз, Яр?
   - Нет, Мрачный. Весна, солнышко греет, зал для пиршеств, так радующий своим большим очагом в зимнее время, сейчас не столь привлекателен. Комната 'трех клинков' подходит куда лучше.
   - Что ж, с тобой не поспоришь, - согласился я. - Идем. Там и расскажешь о последних событиях. Все же я наверняка что-то пропустил, пока не был здоров.
   Я говорил одни слова, а вот мысли в голове были несколько другие. Память. Она была. Но все же несколько смутная, некоторые события, происходившие с Хальфданом, ощущались наметками. Не самые важные, но все же. Вот и прощупаем кое-что, попробуем и их оживить, и в ситуацию врасти, как оно и полагается. Кому полагается? Да мне, само собой разумеется. Как-никак, планов громадье, а времени на их осуществление... Времени, его всегда мало, по-иному считают лишь неисправимые оптимисты и просто не очень умные люди.
   Напряжение... Оно никуда не исчезало, ведь окружающие меня люди были одновременно и абсолютно чужими и давно привычными. Вот оно, пересечение памяти моей и донора, во всей своей сомнительной красе. А отсюда и кратковременные, но сильные вспышки обеспокоенности. Сознание понимает, что для всех я и есть Хальфдан Мрачный, а инстинкты все же бунтуют, пытаясь сбросить разум в глубины паранойи, подозрительности ко всем и каждому. Шалишь! Держать себя в руках - дело не самое простое, но для меня привычное.
   Пришли... Да и идти было всего ничего - пара десятков шагов по открытому коридору, а потом открыть тяжеленную дверь. Вот она, комната 'трех клинков'.
   Вспомнив, почему она так называется, я непроизвольно ухмыльнулся. Был тут один... слишком предприимчивый засранец, решивший стать засланцем. Проще говоря, Тайная Стража князя Владимира, озабоченная желанием следить за всеми и вся, очень любила покупать информаторов, что должны были докладывать о настроениях находящихся на службе у Киева князей. Нашли и у нас такого слабостойкого к звону серебряных, а особенно золотых монет.
   Да... Смешно. И это я не о наличии шпиона, а насчет искренней убежденности многих историков моего времени, что спецслужбы в десятом веке были разве что у Византии. Ересь! Любое государство просто обязано иметь подобные структуры, если хочет выжить. И если хочет оставаться у власти их правитель. Уверен, что даже в древнем Вавилоне сплетались такие клубки интриг с участием тайных агентов всех и вся, что... В общем, грызня спецур вечна и неуничтожима.
   Ну а тот отщепенец, которого Тайная Стража прикупила в дружине Хальфдана, долго не прожил. При наличии отсутствия опыта у информатора и при имеющемся у ярла Гуннаре вопрос 'очистки рядов' переходил лишь в варианты быстро или относительно быстро.
   Попался предатель на... девочках. Ну, распустил язык больше, чем следует. И это было роковой ошибкой. Гуннар ведь заранее позаботился о маленькой, но постоянной оплате местным 'жрицам платной любви'. Вот и сдали неожиданно разбогатевшего, да со всеми потрохами. И награду он получил, соответствующую заслугам. Те самые три меча, которыми Бешеный приколол чужого информатора к стене, словно экзотическое украшение. На глазах у части дружины. Напоминание... о том, что не все деньги одинаково полезны.
   Ах да, чуть не забыл! Насаженная на кол и поставленная на видном месте голова еще пару дней украшала пейзаж. Равно как и берестяная табличка, на которой как рунами, так и кириллицей было написано, за какие провинности сия башка тут оказалась.
   Радует меня поведение донора в недалеком прошлом, сильно радует. Схоже оно с моими собственными представлениями о мире вокруг и решении существующих в нем проблем. Значит, не придется обосновывать очень уж резкое изменение поведения, списывать на полученную травму головы и тому подобные детали.
   - С чего улыбаешься, Хальфдан? - спросил Ярополк прикрывая за собой дверь и направляясь к одному из массивных стульев-кресел. - Никак что хорошее вспомнилось?
   - Верно думаешь, Шрам. Вспомнился тот падкий на княжеское серебро, которого Гуннар тремя клинками к стене приколол. А потом еще и то, как появление головы с поясняющей грамоткой и серебрушкой во рту привело просто в состояние бешенства Мала, эти глаза и уши Владимира Святославовича.
   - Ярился сильно. Зубами щелкал, как Фенрир, с цепи сорваться пытающийся! И все зря - мы в своем праве были, по Правде поступали. Законы Руси, они не зря составлены и в свитки занесены.
   - Ладно-ладно, хорошего понемногу, - улыбнулся я, подходя к окну и обозревая открывающийся вид, новый и знакомый одновременно. - Вспомнили о приятном, давай и к делу. Гуннара пока нет, но это и не обязательно. Скажи, что с дружиной, что вообще творится?
   В современном мне обществе Яр получил бы почетное прозвище 'ходячей энциклопедии'. Он помнил практически все, что считал нужным. Вот и сейчас ему вовсе не требовалось идти в свою комнату и приносить свитки с записями.
   - Потери после булгарского похода почти восстановлены. В дружине триста сорок семь мечей. Новопринятых учим тому, что необходимо, стараемся работать с ними в тройках и пятерках. Бой всего хирда пока не проверяли - тут надо договариваться с другими. Учебные схватки такого уровня враз не устроишь. К тому же... новые хирдманы должны принять меч из твоих рук, брат.
   - Сегодня к вечеру и завтра утром. Тут как получится. Что с казной?
   - Доли в добыче выплачены, княжеская плата получена. Почти реализованы все меха, украшения.
   - Пленники?
   - Нам с ними возиться не с руки, - пожевав губами, ответил Ярополк. - Уступил людям князя киевского. Конечно, пришлось цену сбросить, ведь выкуп могут и не заплатить. Я правильно решил?
   - Конечно...
   Я облегченно выдохнул. Возиться с пленниками, ждать выкупа, постоянно отвлекаться на их охрану и содержание в условиях соответствующих статусу. Жуть! Если бы Шрам сам не решил проблему, пришлось бы его этим срочно озадачить. А так... Молодец, грамотно поступил, хотя и не по тем мотивам, которые имелись лично у меня. Зато результат налицо. Да и противно моим принципам держать у себя людей, чтобы потом их за выкуп возвращать. А ведь это, быть может, пересматривать придется. Или же менять нюанс под свои принципы. Да, наверное, именно менять. Но сейчас речь не о том.
   - Попытки мешать все так же присутствуют?
   - В меру, Мрачный, ничего особенного. Теперь же, когда ты здоров, должны исчезнуть.
   - Та-ак, - протянул я, почувствовав, что за время, когда мой донор был в недееспособном состоянии, под его дружину-хирд пытались вести подкоп. - Как и кто себя проявил с самых худших сторон?
   - С уверенностью не скажу, разные причины и действия тоже неодинаковые...
   - А ты постарайся. Если не успеешь до прихода Гуннара и остальных - ничего страшного. Послушают тоже, в памяти освежат.
   Побарабанив пальцами по подоконнику, я уже представлял себе объем проблем, который придется решать в первую очередь. Теперь осталось разобраться все по косточкам и начать действовать. Разумеется, опираясь на верных людей. Хорошо еще. что прежний хозяин тела и сам старался быть истинным ярлом. Спасибо ему за это. Пусть его личность стерта из реальности, но наследие осталось. Хорошее наследие. Потому и желаю, чтобы душа прежнего хозяина тела попала в родную для того Вальгаллу.
   - Вадим Изяславович, Олаф Рыжий и Лейф Стурлассон пытались переманить некоторых хирдманов к себе. Обычное дело, но не обрадовала назойливость. Они, кажется, были уверены, что ты не оправишься от того удара по голове, - судя по доносящимся из-за спины звукам, Яр стал с кресла и теперь неспешно расхаживал по комнате. - Уверен, что теперь они притихнут, перестанут надоедать нашим воинам.
   - Про мелочи я понял. Упреков к ним нет, все обычно, хотя и не очень... красиво. Переходи к более существенному.
   - Люди наместника князя киевского в Переяславле... Они начинают сильно мешать.
   - Чем? - повернувшись к Шраму и заметив легкую неуверенность на его лице, я уточнил. - Доказательства не так нужны. Твое и Гуннара мнение - вот это важно.
   - Князю Владимиру Святославовичу не слишком нравится усиление ярлов. Таких, как ты, Ратмир Карнаухий, Снорри Вещий, Ставр Осторожный... И они, и некоторые другие - все прошли последние походы без заметных потерь, только усилили кто численность дружин, кто богатство, кто влияние. Владимир не глупец, он помнит, как пришел к власти его прадед Рарог-Рюрик.
   Я кивнул, показывая, что понял мысль побратима. А в голове ярко вспыхнула еще одна деталь минувшего. Рюрик... Первый официально признанный историей русский князь. На самом же деле всего лишь основатель новой династии киевских князей. Да, его заслуги бесспорны. Как-никак, он сильно укрепил власть стольного града. Расширил зону влияния, по сути выдвинул касту варягов на главные позиции. Но считать его основателем всего и вся... по меньшей мере наивно.
   Сейчас же... Далеко не всем князьям варягов нравилось происходящее вокруг киевского трона. Это к Святославу Великому не было никаких вопросов, никаких сомнений в его истинном праве на власть. Позиции же его сына, к тому же сына рабыни, они и так-то были далеко не бесспорны. Потом братоубийственная война, бегство, возвращение с варягами-наемниками с севера и из Новгорода, тоже претендующего на место основного центра силы... В общем, несмотря на внешний успех, внутри Киевской Руси не все было гладко. Даже с точки зрения этого времени, не говоря уже о моих знаниях минувшего.
   Змеиный клубок. И я сейчас одна из его составляющих - не самая крупная и даже не самая ядовитая. А значит придется наращивать как мускулы в лице хирда. Так и яд в ипостаси умения проворачивать интриги.
   - Вот это уже серьезно, Яр. Я очень внимательно отношусь к твоим словам.
   - Нас пока изучают. Но это лишь первый шаг, который вот-вот закончится, - процедил Шрам, явно обладая массой фактов и фактиков на эту тему. - Конечно, наместник не будет устраивать войну, но неприятностей может доставить в избытке. Ложные доносы, княжий суд с собой во главе, расстройство наших связей с купцами, что ударит по казне. Да по ней ударит что угодно, если захотят. Несколько крупных вир, которые мы заплатим за ложные обвинения - это не мелочи. Наместник ведает, что Хальфдан Мрачный своих хирдманов не бросит никогда.
   А вот это действительно важно. Своих выручать надо всегда. Иначе потеряешь лицо среди хирдманов, перейдешь из категории ярлов, кому присягают на верность от души, в категорию тех, к кому только готовые переметнуться наемники и приходят. Многие, пошедшие по такой кривой дорожке, плохо закончили свою жизнь.
   - Время. Сколько его у нас, Яр?
   - Полгода, может быть год. В Киеве что-то серьезное затевается. Гуннар регулярно получает весточки от наших прознатчиков, но пока все смутно. Ясно лишь, что вокруг Владимира Святославовича витает ожидание перемен.
   - Хорошо... Не то хорошо, что витает, а то, что мы следим за ситуацией в меру своих возможностей. Шаги приближаются... Гуннар и остальные?
   - Да, брат. Они.
   - Вот и хорошо. Когда ты будешь говорить, то повторишь сказанное мне сейчас. Это важно. А пока... чуть обождем.
  
  
  Глава 2
  
   Итак, вот я и в ... Ладно, смягчим выражение, всего лишь в прошлом, но все равно по самые уши. Зато по собственной воле, с однозначной решимостью использовать выпавший мне шанс по максимуму. Как раз с этого самого момента и до... Надеюсь, что до конца моего здешнего пути еще очень и очень много лет. И я зубами рвать врагов буду, чтобы ни одна скотина ко мне и близко не подобралась.
   Будет трудно, это я знаю. Но трудности на то и существуют. Чтобы их преодолевать. Тем более, Гуннар и Яр, побратимы моего донора, явно ему преданы. Да и я чувствую исходящую от них готовность помочь при любых сложных ситуациях. Надеюсь, что это ощущение скоро перерастет в настоящее доверие. Скоро, но не сейчас. Я ведь с людьми не очень быстро схожусь, с осторожностью подпускаю к себе, чтобы не оказаться в ситуации, когда предают те, кто оказался слишком уж близко.
   Итак, на дворе 985 год... Это по привычному мне летоисчислению, конечно, но уж лучше им буду пока пользоваться, дабы не путаться. Месяц червен на дворе, более привычное название которого для меня - июль. Тепло, хорошо, птички поют, голоса ближнего круга моего хирда звучат. Вот они, постепенно подтягиваются в комнату 'трех мечей', куда были приглашены.
   Рассаживаются, занимают места за относительно небольшим по местным меркам столом. Поскольку тут деловое совещание, а не трапеза, то стоят лишь чащи с разбавленным вином и не хмельными напитками, да легкие закуски ко всему этому. Не есть пришли, а важные разговоры разговаривать.
   Я смотрел на них, на автомате приветствуя каждого, а одновременно сравнивал свои первые впечатления со знанием, доставшимся от донора.
   Олег по прозвищу Камень. Лицо у него действительно как из камня вырублено, ни одна эмоция не отражается. А ведь сам он человек весьма остро чувствующий все происходящее, что несколько необычно для казначея. Да-да, именно для казначея, причем одного из лучших, о ком я помнил. Способен продать весла хазарам и верблюдов мерянам. На кой степнякам весла, а северянам околевающие от тамошних холодов верблюды? Ну, об этом они, конечно, задумаются, но уже после заключения сделки.
   Сейчас Олег сидел за столом и вертел в руках моченое яблоко. Наверное, пытался найти в нем какие-то скрытые изъяны или возможность продать ромеям, выдав за мифическое 'молодильное'. Полная отрешенность снаружи и однозначно напряженная работа мысли. Не исключено, что может выдвинуть какие-нибудь ценные идеи в области своего финансового хозяйства.
   Эйрик Петля... Не любит человек свое прозвище, но оно прикрепилось к нему намертво. Один раз его поймали и приговорили к повешению. И почти повесили, вот только веревка оборвалась, дав тому возможность скрыться в суматохе. Повезло... Сам же он после этого истово почитает Хель, которую попросил о помощи в самый последний момент. Не самый обычный небесный покровитель, но самого Эйрика это ничуть не волнует. Ну а другие тоже не возражают, разве что подкалывают собрата на тему духовной связи и возможности 'замолвить словечко' перед владеющей силой смерти.
   Сейчас его главное умение, основной талант, несколько не при делах, но это не мешает ему оставаться одним из верхушки хирда. Петля - человек моря, кормчий, флотоводец, непревзойденный тактик сражений на воде. Именно с его помощью при бегстве из Трагтон-фиорда были потеряны лишь ДВА драккара из пяти, а враги умылись кровью так, что не все и преследовать рискнули уходящие три драккара.
   Скучно ему... Сухопутная жизнь не дает Эйрику почувствовать всю полноту жизни. Ждет хирдман, давно и крепко ждет момента, когда вновь можно будет бороздить моря, вести драккары в боевой поход. Что ж, если все пойдет, как я мыслю, то через некоторое время и его желание осуществимо.
   А вот следующая личность могла бы поразить до глубины души тех моих современников из числа историков, кто не верил в существование дев-воительниц. Дескать выдумки, дескать не существовало их и все тут! Одна из таких несуществующих и сидела за столом, играясь с одним из своих кинжалов. Высокая, статная, красивая и... опасная, словно десяток гадюк и королевская кобра в придачу.
   Роксана, она же Змейка - краса и гордость хирда, до сих пор так и не отдавшая никому свое сердце. Виртуоз в работе парными клинками, любительница метания ножей в самую верткую мишень, непревзойденный специалист по скрытному проникновению в охраняемые места. Она и только она командовала отрядами разведчиков. Слушались же ее беспрекословно, на собственном опыте поняв - сказанное ей почти всегда помогает сберечь жизнь. Ну а отнесешься с пренебрежением - шанс отправиться в Валгаллу слишком высок.
   Красавица. Сердце аж екнуло, на мгновение сбиваясь с ритма, стоило только как следует присмотреться. Фигура, взгляд, легкая улыбка на лице, достойном переноса на холст руками истинного мастера. Да-а, у нас бы за ней такой шлейф поклонников волочился, что мало б никому не показалось. И красота ее не хрупкая и утонченная, а скорее уж естественная, природная. И ни грамма косметики, что характерно. Впрочем, среди воительниц она вообще не в чести. Не уважают они ее и все тут. Будет время и настроение - непременно поинтересуюсь по каким-таким причинам. Любопытно ведь!
   Ну и последний из присутствующий, хотя ничуть не менее важный, чем все остальные. Магнус. Может у него и было имя, род, но они так и оставались тайной. Жизнь этого человека ДО появления в Трагтон-фиорде была одним белым пятном. Зато после... Он уже давно заслужил и полное доверие присутствующих, и уважение любого из простых хирдманов.
   Жрец... Не Одина, не Тора, не кого-либо из асов, а единственного в Асгарде йотуна - Локи. Именно этого небожителя он выбрал в качестве покровителя, именно с ним была установлена духовная связь. Впрочем, если есть связь с одним, то и быть посредником между хирдманами и другими обитателями Асгадда Магнус вполне мог. Мог и являлся. Вот только все знали, что хирд Хальфдана Мрачного связан с Локи - этим коварным, вечно интригующим божеством. Да и действия... соответствовали.
   Соответствовали, факт. А теперь еще сильнее соответствовать будут. Недаром на знамени хирда ярились языки пламени, а внизу, под ними, свивался в кольца Ермунганд - великий змей, воплощение силы морской стихии.
   - Вот все и собрались, - улыбнулся я, когда Магнус, облаченный в свою вечную ало-черную хламиду, закрыл за собой дверь. - Охрана?
   - Бранко и Мстиша за дверью. Никого не пустят и даже близко подойти не надут. Вежливо. Ты их знаешь, Мрачный.
   - Благодарю, Гуннар, все правильно. Ну а теперь начнем. Отныне я снова в полном здравии, а значит и намеченное ранее, и новые идеи будут постепенно воплощаться. Для начала же... Ярополк!
   - Да?
   - Обзор творящегося вокруг, в тех же подробностях и даже сверх того. Послушаем, а после и поразмыслим, как нам лучше поступить.
   Яра уговаривать не стоило. Как только он начала излагать наши позиции, воцарилась полная тишина. Все тут присутствующие знали - Шрам говорит хоть и много, но всегда по делу. Да и ошибается редко, этого не отнять. А вот изложенное им особого оптимизма не вызывало. Напротив, требовало скорой и эффективной реакции.
   Они слушали, я же наблюдал, подмечая мелкие, но полезные детали. Страха, конечно же, ни у кого не было, а вот эмоции присутствовали. Ну, Олег был вне наблюдений, один бес ничего по его каменному лику не понять. Гуннар и Эйрик держались спокойно - первый и так все знал, второй же считал, что в данной ситуации пусть разбираются более понимающие люди. Змейка периодически перебрасывала кинжал из одной руки в другую... Нервы, понимаю. Как я помнил, выходом эмоций в таких случаях служил бросок ножа хотя бы в стену, но сейчас она не решалась сбивать с мысли Ярополка. Ну а Магнус, тот перебирал священные руны, одну за другой доставая из висящего на поясе мешочка. Наверное, с богами советовался посредством такого вот способа.
   Да, именно что советовался. Вера тут истинная, по крайней мере. у жрецов. И они твердо уверены, что боги оказывают влиняие на жизнь всего мира. Мне, человеку из иных времен, понять это было сложновато, хотя атеистом я сроду не был. Вот только вера в воплощение сил была... более абстрактной, поскольку редко когда можно было даже прикоснуться к проявлением чего-то сверхъестественного. Зато теперь прикоснулся по самое не могу. Следовательно, есть о чем поговорить с тем же Магнусом. Но несколько позже и с осторожностью.
   - Все. Пока мне больше нечего сказать, - закончил свою речь Шрам. - Разве что еще раз повторю... У нас только год, если все пойдет без спешки. Полгода более вероятно. Лучше рассчитывать на этот срок.
   - Надо что-то делать! - эмоциональный возглас Роксаны сопровождался звуком рассекаемого воздуха и вонзившимся в стену кинжалом. Ай да жар-девица, все же не выдержала, дала волю и чувствам, и рукам! - Если Тайная Стража решила вцепиться всем весомым ярлам в горло, то добром все это не закончится.
   - Укрепление великокняжеской власти, Змейка. Гардарика, с которой мы решили связать свою судьбу, уже почти что империя. И по влиянию, и по размерам, и уж тем более по силе. Одно но...
   - Да, Магнус?
   - Не тот человек князь Владимир, чтобы его слово было Законом для сильных князей-ярлов. Святослав, его отец, тому достаточно было одного лишь намека и все нужное исполнялось. Он являлся живым воплощением силы и власти. Этот же, - жрец Локи пренебрежительно махнул рукой. - Он взял власть на мечах новгородских дружин и открытых наемников со всех краев, где есть нам подобные. Я прав, ярл?
   Любит Магнус задавать вопросы в самый неожиданный момент. Этим он порой и подлавливал Хальфдана Мрачного, который, несмотря на ум и сообразительность, порой вникал в ситуацию несколько дольше, чем требовалось. Вот только сейчас лишь тело старое, а разум... уже новый.
   - Ты прав, Магнус, да только на полуслове остановился. Ну да ничего, я продолжу. Здесь все свои, доверие к каждому абсолютно, так что и таить от побратимов нечего. У князя Владимира раскрылся ротик на большой кусок, а вот возможность им не подавиться не так уж велика.
   - Я не совсем понял, Мрачный, - проворчал Эйрик, пригубив плещущееся у него в кубке вино. - Выражайся яснее, не играй словами, ты этого раньше и не делал.
   - Все меняется в этом мире, да и мы не неподвижны. Однако, вот в чем тут дело... Владимир сел на Киевский трон, убив Ярополка, который, по мнению очень многих, был законным наследником Святослава Великого.
   - То все знают...
   - Да, Магнус, это всем ведомо. Равно как и то, что штурм Полоцка сопровождался резней, в результате которой погиб Рогволд с семьей и всеми приближенными. Варяжская знать Руси этого не забыла. У убитых остались побратимы, друзья, просто сочувствующие. К тому же Рогнеда жива и очень сильно ненавидит своего мужа, пусть он хоть сто раз князь Киевский.
   При этих словах Змейка утверждающе кивнула. Женщина, ее мнение тут ценно больше нашего, мужского. Гендерную составляющую еще никто не отменял. Насильно взятая девица, чья семья была перебита... Месть для нее - естественное желание, а память, она многое таит в себе.
   Меж тем Гуннар, как первый помощник по всем тайным делам, не мог не задать вопрос:
   - К чему ведешь, Мрачный? Твои слова не вода, просто так не льются.
   - Обожди, брат, все будет, к этому и веду. Итак, бывшие сторонники Ярополка, друзья-побратимы Рогволда из Полоцка, жена Владимира Рогнеда, ненавидящая мужа и первенца своего успевшая в должном духе начать воспитывать... Прибавим к тому походы на вятичей и радимичей, которые славы Руси мало добавили, так как с людьми своего языка и договориться можно было.
   - Не всегда получается договариваться, - буркнул Олег Камень. - Но ты прав, Хальфдан, с радимичами совсем плохо вышло, слишком жестоко. Не всем ярлам такое по сердцу. Говорили, что лучше вновь ромеев прижать или хазар с печенегами. Добычи больше, да и враги они нам куда как более явные.
   - Вот-вот. Поэтому последний поход на булгар и состоялся. Лисьим хвостом Владимир песьи следы заметает. И заметьте, побратимы вы мои, тех в поход созвал, кто его действиями не шибко доволен был. И добычей ублажил, и в то же время силы вызнал. Да и поубавил сил у некоторых. Впрочем, мы то восстановились, что уже неплохо.
   - Опять интриги...
   - Да, Эйрик. Чем больше страна, чем она сильнее, тем серьезнее в ней то, что не на виду, а внутри. Русь-Гардарика - очень сильная страна. Вот и подумай...
   Озадачив Эйрика простейшим политическим нюансом, я вновь вернулся к теме. А то интриги, интриги... Пусть привыкает, не все ж ему с его любимыми драккарами. Это тоже дело нужное, спору нет, но, как говаривали много лет тому вперед: 'Каждый адмирал должен делать политику посредством своих кораблей'. Теперь еще мысль развить:
   - Не так хорошо у Владимира с поддержкой, трон если и не шатается, то тихо поскрипывает. Вот и Ярополк своими светлыми мыслями наверняка к тому же пришел. Да, Шрам?
   - У него все же есть серьезная опора, - уверенно ответил Яр. - Точнее опоры, так правильнее. Для начала это та группа, которая всегда поддерживала княгиню Ольгу, бабку Владимира. Ее нет, но общие идеи остались, как и люди, их поддерживающие. Есть войска, которые замкнуты на самого князя и его верных помощников - Добрыню, Путяту и ряд помельче весом. И... наемники. Казна Владимира сильно распухла, минувшие войны благотворно на ней сказались.
   - Ты как всегда точен и деловит, Шрам. За что мы все тебя и ценим... В общем, есть у нынешнего князя Киевского противники, есть опоры, но положение неустойчиво. Вот и выходит, что естественный для обладающего властью шаг - упрочить свое положение. Как? Да поприжать тех, кто имеет силу. НАС прижать, чего нам совсем не нужно. Вот и придется делать ответные шаги, стараясь не только не потерять, но и выиграть.
   За столом началось шевеление, шепот, выразительные взгляды, улавливаемые со всех сторон. Тут дураков не было, все понимали, что подобные разговоры просто так не затеваются, тем более главой хирда, тем более в узком кругу побратимов. Но вместе с тем они понимали - первое слово мое. И ответственность нести также мне. Ну да ничего, морально я был к этому готов, да и не зачет тут оказался, чтобы тихо и мирно плыть по течению реки времени, как говорил Оскар Уальд: 'Наш единственный долг перед историей - переписать ее заново'. Вот и попробуем для начала начертать парочку непредусмотренных канонами слов.
  
  ***
   Мысленно пожелав себе 'ни пуха, ни пера' и столь же мысленно послав самого себя к черту, я заговорил:
   - Яр правильно говорил, что у нас не больше года. А то и до полугода срок сожмется. А потом... лично я не желаю ни быть марионеткой при Владимире наряду с многими ни снова пускаться в бегство, как тогда, из Трагтон-фиорда. Да и то вопрос - нужны ли Владимиру такие, как мы? Рядовые хирдманы другое дело, но не верхушка.
   - Серьезные вещи говоришь...
   - Да, Эйрик, но и не сказать не могу. Придется нам свою игру вести, сложную и опасную. Потому и хочу узнать, готовы ли вы, присутствующие тут, кому я верю как себе, поддержать меня на пути новом и грозном.
   - Мы давали клятву перед богами... Излишне спрашивать.
   - Магнус верно говорит, - с обычным своим запалом произнесла воительница. - Что будет, то и будет, мы же зависящее от нас сделаем. Веди, ярл, а мы поможем в дороге.
   Остальные и вовсе ничего не сказали, лишь кивнули или положили руки на рукояти клинков и внимательно посмотрели на меня. Дескать, оружие наше тому порукой, а слова порой излишни.
   Что ж, совсем хорошо. Руководствуясь памятью Хальфдана, я и не сомневался в его ближнем круге, но удостовериться все же было надо. Да и побратимов настроить на деловой и серьезный лад тоже стоило. А вот теперь можно переходить к конкретике. Разве что сначала...
   - Змейка! Иди, кинжал на подобающее место верни. Тут все ж комната 'трех мечей', а не 'трех мечей и одного кинжала', - подождав, пока утихнет хохот, а сама 'виновница торжества', чуток покрасневшая, выполнит мою просьбу, я продолжил. - Ну а мы сейчас наполним кубки и выпьем за успех грядущих дел... И да поможет нам Локи, наделяющий хитростью и умением находить выход из вроде бы безвыходных ситуаций. Ведь если не нам, то кому?
   Это верно... Мало кто решался поместить на знамя хирда именно символику Локи - бога огня, хитрости и обмана - да еще для пущего эффекта Ермунганда добавить. Так что... хоть я и не сильно верующим в божественные силы был, но и атеистом меня мало кто называл. Слишком бы оно просто было... и скучно.
   Кубки были подняты, осушены до дна. А потом пришло время слов. Чувствовался определенный душевный подъем, да и эмоции внутри бушевали. Требуя выхода наружу. Все же перенос из одного тела в другое даром не проходит, принося с собой нечто особенное, доселе неведомое.
   - Сейчас наша основная проблема - наместник князя Владимира в Переяславле. Если Гуннар узнал, что он собирается нами заняться, то это дело решенное. Значит, придется его интерес к нам погасить, причем как можно быстрее. Есть мысли?
   - Сребролюбивы нынешние наместники стали... Рвение его притормозить можно. Казна у нас в обилии, не оскудеет, если время выиграть хотим.
   - Ну да, всем серебро раздавать, себе и хирдманам ничего не останется, - возмущенно прошипела Змейка. - Олег, ты ж не только казначей, но и воин. Должен знать, что сталь сильнее злата! Можно устроить так, что он сталью подавится. Сложно будет, но реально.
   - И сразу наши руки видны...
   Пришлось вмешаться, гася намечающийся было спор. Он сейчас был совершенно лишним. По сути оба предлагали вполне логичные по их мнению действия, у каждого из предложений были и плюсы, и минусы. Одна беда - ни одно не было в должной мере эффективным. Это и пришлось объяснить.
   - Можно дать денег. Только аппетит приходит во время еды. Он захочет больше, к тому же я не обещаю, что он не соблазнится большей суммой от кого-то, кто нас не любит. Это насчет твоего предложения, Олег. Теперь об идее Роксаны. Она на первый взгляд кажется решающей проблему раз и навсегда.
   - Такая и есть!
   - Ладно, соглашусь, - слегка усмехнулся я. - Одну проблему решает, парочку новых добавляет. Безвременная кончина наместника может привлечь внимание если не самого князя Киевского, то его ближних людей, а там есть оч-чень умные вроде того же Добрыни. Заинтересуется, пошлет доверенных людей... Видоков убийства они искать вряд ли будут, им домыслов достаточно, чтобы обсказать пославшему всю ситуацию, для нас явно опасную.
   - Мрачный верно говорит, - кивнул Гуннар. - Я бы так и сделал. Убивать наместника можно лишь в крайнем случае, если другого выхода нет. Зато можно впутать во что-то непотребное. Только вот во что?
   - Что-то должно быть! Не кажется он чистым и непорочным.
   - У меня нет выходов на него, Яр, - вздохнул мой 'безопасник', разводя руками. - Осторожен, аккуратен, себе на уме. Если кто про него и знает, то только Мал. Но у него не спросить.
   О как! Вот моя голова соломенная, дурная... Мог же и сам догадаться, дойти до лежащего на поверхности решения. От избытка чувств я сначала хлопнул себя ладонью по лбу, а потом и кулаком об стол приложился, вызвав серьезное оживление у собравшихся. Правда, удивление было еще большим, но это уже детали.
   - Как раз у него мы и будем 'спросить'. Сильно так, причем спрашивать будешь ты, Гуннар, в своей излюбленной манере. Ведь кто такой Мал?
   - Глава Тайной стражи Переяславля...
   - Это да. Но еще он - призрак, несуществующая личность для большинства людей. У него нет известности как таковой, для большинства он всего лишь один из воинов, находящихся в распоряжении наместника. И все, не больше. Если он даже исчезнет, то...
   - То искать его будут не сразу. Да не открыто, а тайно, используя лишь посвященных в его истинную суть, - осклабился Бешеный, а Змейка радостно захлопала в ладоши. - А нового пришлют не сразу. Да и как пришлют, он должен будет заново вникать в дела, что без самого Мала сделать не так просто. Мрачный, ты хорошо придумал!
   Стараемся. Не так это и сложно, имея опыт иных времен. Ну да разберемся, сейчас главное не промахнуться, не сработать вхолостую. А для этого неплохо будет обставиться, отвести от себя даже тень подозрений. Как? Да перевести стрелки на других, причем не абы кого, а на достоверных фигурантов.
   - Змейка...
   - Да, ярл.
   - Тебя не надо учить быть невидимой. Да и твоих ребят тоже. После окончания нашего сбора поднимешь самых толковых. Пусть они проследят все пути, по которым движется Мал, найдут подходящие места для того, чтобы взять его пусть помятым, но живым и способным говорить.
   - Сделаю...
   - Я в тебе и не сомневаюсь, - подмигнул я воинственной красотке, после чего переключил внимание на Гуннара и особенно Ярополка. - Подумайте и скажите, кто из присутствующих в Переяславле чужеземцев мог одновременно и заинтересовать Мала, и быть способным на жесткие действия при опасности?
   Сразу на такие вопросы ответить сложно, даже обладая всей информацией. Тут не пальцем в небо ткнуть, а прикинуть вероятности, сравнить все варианты и лишь потом выбрать наиболее подходящий.
   Пока почти все присутствующие совещались, я встал и вновь подошел к раскрытому окну... Смотреть на новый, до сих пор толком не понятный мир мне нравилось, было тут какое-то неуловимое притяжение. Немного иные люди, чуть другой воздух, даже дома, и те отличались не то что от современных деревенских, но и от изображенных историками-реконструкторами минувшего. И грело душу ощущение, что теперь я прямым образом причастен... К чему? А вот это еще предстояло выяснить. Не как стороннему наблюдателю, а как непосредственному участнику еще не предначертанных событий.
   Ощущение причастности, вот оно что. Причастности к тем великим историческим событиям, которые были известны и в самый центр которых мне удалось попасть. И гордость от понимания того, что теперь ты имеешь возможность не просто читать о давно минувшем, а влиять на то, что случиться может, а может и пойти по совсем иной дорожке.
   Шаги за спиной... В первое мгновение рука пытается сместиться к рукоятям клинков, но потом отдергивается. Тут опасаться нечего, все свои. Да и вообще, шаги женские. Роксана... Развернувшись к ней, я спросил:
   - Отстранилась от обсуждения, а, Змейка?
   - У меня своя задача, тобой же и поставленная. Ее я выполню. Но...
   - Тебя явно что-то беспокоит.
   - Да, - вздохнула девушка. - Я знаю тебя Хальфдан, давно знаю. Вижу, что второй раз ты бежать не собираешься, Трагтон-фиорд навсегда обжег твою душу. Только сложно сказать, куда заведет нас дорога, по которой мы сейчас сделали первый шаг. Хотя... в Валгаллу идет множество дорог, а ты умеешь выбирать те, которые приносят славу.
   Чуткая девушка. И ее присутствие рядом какое-то комфортное. Если так пойдет и дальше. а ощущение не окажется мимолетным - я ж специально буду ее подольше задерживать. И посмотреть на нее приятно, и просто рядом находиться. Если еще и беседы с воительницей станут доставлять удовольствие, так и вовсе прелестно получится. Так что посмотрим, как оно сложится.
   - Валгалла хороша в конце долгого пути, но спешить туда не стоит. Этот мир сам по себе хорош, расцвечен множеством красок и их оттенков. Так что можешь верить мне, Змейка...
   - Я и так верю,- прервала сплетение слов девушка. - Мы все верим, и никто не собирается делать шаг назад.
   - Ладно, мы с тобой еще успеем поговорить о том, о чем начали сейчас. Тогда и я смогу сказать больше, и ты поймешь, да и слова будут подкреплены уже осуществившимися делами. Сейчас же вернемся к остальным. Кажется, кое до чего они уже договорились.
   И точно. Когда и Змейка, и я вновь устроились на привычных местах, Ярополк жестом показал, что говорить будет он. Что ж, он так он, тут у меня принципиальных возражений не было.
   - Мал многим занимался, его интересы разнообразны. В том числе и иноземными купцами, которые в Переяславле очень частые гости. Булгары сейчас тише мыши под метлой, от них никаких действий никто не ожидает. Ромеи...Увы, никто не поверит в их причастность к исчезновению начальника Тайной Стражи.
   - Почему? - не выдержала Роксана, проявив извечное девичье любопытство. - Византийцы признанные мастера тайных дел, это всем известно. Вряд ли кто удивится, если их люди что-то не поделили с Малом.
   Шрам бросил на меня выразительный взгляд, значение которого мне было понятно. Дескать, сам объясни воительнице, а то сил моих на нее уж нету. Что ж, объясню, благо и мне несложно, и самой Змейке полезно.
   - Мастера тайных дел Византии и Тайная Стража князя Киевского в последние годы... в хороших отношениях. Может вскрыться непонятная ситуация, а нам себя под подозрение подводить никак нельзя. Вот и приходится отбросить в сторону самый... приятный для нас вариант. Зато у нас есть печенеги и хазары. Не так ли, Яр?
   - Они у нас есть. Но первые - дикари, сложно представить, чтобы они вообще знали о том, кто такой Мал на самом деле. Зато вторые куда как интереснее. Знаю я одного их купца, Халган-Зарола, он подойдет для того, чтобы навесить на него личину прознатчика хазар.
   - Ну-ка, ну-ка. Я тебя слушаю, другие тоже внимают... Излагай. Или это больше к Бешеному?
   Оказалось, что в таком деле больше информации у Гуннара. Тот приготовился говорить, в то время как Яр поудобнее расположился в кресле и вплотную принялся за вино и закуски. Неудивительно, ведь ему и так все было известно, просто конкретные персоналии - это по части Гуннара, а не по его.
   - Халган-Зарол - купец давно известный. Иногда в Киеве, иногда в Полоцке, но в основном все же у нас, в Переяславле. Торгует всем, но в понятие 'все' входит лишь дорогой товар: дамасские клинки, кони чистых кровей, изделия из золота и серебра, шелк и атлас, прочее того же разбора. От нас везет меха, броню, оружие, иногда промышляет и более чудными заказами. В прошлом году так чучела зверей, что в наших крайях водятся, какому-то ромею доставить обещался.
   - Торговый люд, они всегда такие. Что еще интересного?
   - К интересному я еще не приступил, Мрачный. У него и у нас, и в Киеве точно есть постоянно живущие прозначтики. Чем занимаются - точно никто не скажет. Вроде как делами торговыми - набрать заказов, привлечь новых покупателей, связи с нашими и прочими купцами установить. На деле же может быть что угодно. Обмолвки были, но ничего существенного. Зато для возникновения подозрений достаточно, если что-то странное вокруг него закрутится.
   - Хорошо. Личность в достаточной мере мутная. На него много свалить можно. Только сваливать лучше на исчезнувшего, а не на живого и здорового. Все согласны?
   Эйрик и Олег лишь пожали плечами, не считая себя достаточно подкованными в вопросах, связанных с интригами такого рода. Гуннар и Яр были со мной согласны. Змейка... та просто не любила хазар и с удовольствием восприняла бы труп любого из их рода. Только Магнус неопределенно хмыкнул, после чего заявил:
   - Тебе виднее как поступать, Хальфдан, но я бы дал один совет...
   - И если он будет умный и своевременный - а иные от тебя редко когда исходят - то я с удовольствием приму его, Магнус.
   - Исчез Мал, из своего дома в Торговой Слободе исчез Халган-Зарол... Слишком много исчезновений, ярл. Лучше сделать все более тонко.
   - Как? Я уже догадываюсь, к чему ты ведешь, но хочется слышать более точно.
   - Пусть он исчезнет по дороге из города. Не один, а с несколькими доверенными людьми, - хитро улыбнулся жрец Локи. - Наш бог-покровитель любит обман, так не будем его разочаровывать. Обманем... всех врагов. Уверен, что Бешеный и Шрам сумеют выманить хазарина, пусть и обещанием больших прибытков. Тайно, не раскрывая цели визита и нашего участия.
   Ярополк задумчиво пожевал губами, ему явно не приходили в голову подходящие варианты. Гуннар же... Сначала он буравил взглядом кубок, будто, согласно ромейской мудрости, пытался найти там истину, но потом. Потом его лицо озарилось пониманием и решимостью действовать.
   - Самоцветы, которые мы добыли в булгарском походе. Камни ценные, о их наличии у нас никто и не знает. А хазарин этот скупает каменья жадно, особенно если цена невысокая. Скину ему пару камушков на пробу через своего человека, заинтересую. А потом назначу встречу, оговорив предельное присутствие сопровождающих воинов.
   - ЗА городом, Гуннар. Это непременное условие!
   - О чем тут говорить, Мрачный. Я не дитятко неразумное и не самоед дикий, кроме оленей ничего не видевший. Далеко за пределами города сделаем все. Люди подумают, что Халган-Зарол не убит, не без вести сгинул, а к себе в Итиль ускакал. На него сгинувшего Мала и сбросим.
   - Решено. Да будет так! - вытащив кинжал из ножен, я вонзил его в стол. Простой, символический жест. Но он показывал, что основной вопрос решен, осталось воплотить его в жизнь. - Гуннар и Яр занимаются хазарами. Роксана, на тебе слежка за Малом. Все его перемещения, встречи, слабые места - я должен знать. Письменно и устно рассказывать будешь.
   - Ясно...
   Не любит Змейка писать, увы. Да и читает не так чтобы хорошо. Особым недостатком это никто не считал, все же не безграмотная, но надо бы ее в этом плане озадачить. Она же не рядовой хирдман, а из верхушки. Ну да пока терпит. Не сама писать будет, так надиктует тому или той, кто с пером и берестой получше управляется.
   - Магнус... Ты у нас на все руки не со скуки. Общее отслеживание происходящего. Помогаешь тем, кому это будет необходимо.
   - А я? - вскинулся было Олег, оставшийся без дела. Да и выразительный взгляд Эйрика говорил о многом.
   - И ты, и Эйрик... Никто без дела не останется. Камень, ты у нас казначей, вот в этой области таланты и покажешь. Еще раз прикинешь насчет нашей казны, подумаешь о том куске, который мы можем и должны выделить на привлечение новых хирдманов. Не жмись, выдели как можно больше, сейчас нам надо расширять хирд, иначе не выжить. Эйрик же пусть присматривает тех самых новичков. Мы сейчас у воинов на слуху, к нам многие потянутся.
   Олег молчал, но всем видом выражал согласие, а Эйрик Петля лишь фыркнул. Явно нашел что-то смешное не в моих словах как таковых, а в общей ситуации. Таить не стал, сразу же выложил:
   - Мусор полезет, но ведь тебе не это нужно, Хальфдан. Смазка для клинка тоже, это совсем новички, которых обучать надо. В большом количестве они не пригодны... тебе варяги нужны, желательно не новики, только в касте оказавшиеся. Сложно будет.
   - А ты начни, Петля, ты начни. Закинь невод, кое-что может и попасться. Потом я вмешаюсь, есть у меня несколько мыслей интересных.
   - Разве что так...
   - Так, только так. Работаем, други, времени у нас мало.
   Все. Разговор был окончен, приглашенный на совещание ближний круг отрывал седалища от кресел и расходился. Мне же надо было на несколько минут остаться в одиночестве, обмыслить произошедшее. Посижу, посмотрю на небо, кратенько набросаю контуры плана, что уже начинает формироваться в голове. А там... первые шаги покажут.
  
  
  Глава 3
  
   Время. Его бег порой кажется быстрым, порой словно бы замирает, но никогда полностью не останавливается. Так было, так и будет. Вот и я постепенно осваивался тут, разбирая по полочкам доставшиеся воспоминания, заново знакомясь с хирдманами и их семьями, вникая в различные мелочи вокруг. Стыковка полученных воспоминаний, моих реальных знаний и реалий вокруг... Думаю, что все шло вполне пристойным образом.
   А ребятки работали, старались, выполняя данные мной поручения. Поиск новых бойцов, приведение в полный порядок казны, слежка за Малом и подготовка в качестве ложного следа хазарина Халган-Зарола.
   Они работали, я же не только делами занимался, но и отдыхал время от времени. Прогулки по городу радовали, пусть и в сопровождении пары охранников. Иначе ярлу не полагалось, да и о грабежах в Переяславле знали не понаслышке. Бедового народца во все времена хватало, он вечен и неискореним по большому то счету.
   Ну а кроме прогулок по городу и в его ближних окрестностях были речки и озера, в которых приятно поплавать. Да и про местных девушек забывать не стоило. Хороши. Чертовки! Нравы тут были вполне себе вольные, а обаять некоторых из местных красавиц было вполне себе реально. Разумеется я честно предупреждал, что никаких серьезных отношений - легкое увлечение и не более того. Чтобы никаких ложных надежд и девичьих слез. Принципы, они всегда со мной и менять их я не намеревался.
   Но было и плохое. Иногда. Когда выдавалась свободная от дел и активного отдыха минута, вспоминалось родное время, от которого я был надолго отрезан. И накатывала тоска. Тут оставалось только поблагодарить всех мыслимых богов насчет неприятия выпивки как таковой. Потом она отступала, становясь с каждым днем самую малость, но все же слабее. Утешало еще и то, что я знал - близкие мне люди не мертвы, я обязательно с ними встречусь. Причем расставание, оно будет долгим исключительно для меня. Для них я никуда не пропаду. Парадоксы времени, только и всего.
   Прошло семь дней... Всего или целых? Тут уж с какой позиции смотреть. Для местных реалий срок совсем мизерный. Ну а мне, привыкшему к иному, более быстрому темпу жизни, они показались очень уж затянувшимися. Вот только иначе нельзя было. Совсем нельзя.
   Зато впечатления... Одно лишь принятие клятвы верности у новых хирдманов, набранных за время болезни донора, многого стоило. Торжественная обстановка главного зала, поочередный подход к ярлу, то есть ко мне, принимаемого в хирд... Клинок, вручаемый новому бойцу, и капли крови, падающие в специально разведенный огонь. Слова, звучащие в полной тишине, подтверждающие верность ярлу, хирду. И еще одна клятва, на сей раз перед жрецом, выбравшим покровителем Локи... Кому что, но лично я сроду не забуду ощущения, когда мне клялись тем, что любому варягу дороже крови и тем более золота. Клялись честью и сталью личных клинков. Самой серьезной клятвой, нарушение которой влекло проклятье небес и презрение любого варяга.
   И беседы с ближним кругом, из которых я вытаскивал массу полезной информации и в то же время привыкал к ним самим. Нужно же было хоть немного времени, чтобы окончательно притереться к тем семерым, которые являлись моей основной опорой в новом мире. Кстати, все шло хорошо, получалось. Особенно разговоры со Змейкой и Магнусом. Если первая просто была и красивой девушкой, и мастером своего дела, то второй... Я присматривался к нему, а он тоже, скажем так, присматривался. С чего бы вдруг? Вот уж не знаю. Быть может, уловил некоторые отличия Хальфдана нынешнего от того, который был еще относительно недавно.
   Меж тем поручения, касающиеся Мала и хазарина, выполнились... в своей начальной фазе. Именно поэтому сейчас рядом со мной сидели Гуннар и Роксана. Только они, ибо загружать других предварительными наметками плана не было ни малейшего смысла. Да и знают они все, тут так, технические детали.
   - Сперва Роксана, - подмигнул я нервно расхаживающей по комнате девушке, которую просто распирало от избытка информации и желания поделиться ею. - Нам ведь придется подстраивать Халган-Зарола к похищению Мала, а вовсе не наоборот.
   - Труда не составит...
   - Гуннар, а ты уверен?
   - Не сомневайся, Мрачный. Пробные камешки до него уже дошли. Сейчас он только что не визжит от нетерпения, возжелав получить много таких по сходной цене.
   - Если все так и обстоит, то твое мастерство просто не знает границ, - отдал я должное своему спецу по тайным игрищам. - Но пока слово Роксане. Не будем мешать нашей воинственной красавице.
   Обжигающий взгляд... Что поделать, не слишком Змейка любит, когда упоминают ее действительно яркую красоту. Предпочитает, чтобы отмечали мастерство воина, разведчика, но не ее девичьи качества. Особенности психотипа, тут уж сразу ничего не поделаешь. Но... кто знает, что потом будет.
   - Мои люди внимательно следили за Малом, его передвижениями вовне детинца. Внутри... я решила не дразнить собак. К тому же похитить его там почти невозможно.
   - Разумно, - кивнул я, признавая справедливость рассуждений. - Нам не похищение с боем надобно, а тихое исчезновение.
   - Именно, ярл. Благо он по своим делам много где бывает. Купцы, ремесленники, оружейники, даже тати лесные... Всех охватил, ни про кого не забыл. Но с ним почти всегда большая охрана.
   - Почти? - уцепился я за прозвучавшее слово. - Ну-ну, это уже интересно. Давай-ка ты про то место или места, где большая охрана неуместна.
   Змейка поморщилась, словно бы я коснулся какой-то не слишком приятной темы. Да нет, так оно и есть. Она у нас девушка хоть и воинственная, крови повидавшая, но в некоторых аспектах очень уж чувствительная. Вот и сейчас явно тот самый случай.
   - Девки, Мрачный. Продажные девки, который он тоже стороной не обошел. Не только под нужных ему людей подкладывает, но и сам пользуется несколькими. Туда он со свитой не ходит, стесняется наверно.
   - Да нет, тут другое, краса ты наша, - призадумался я, благо ситуация была довольно шаблонная для моих времен. - Он у нас личность тайная, истинную суть свою скрывающая. А к девкам большой толпой редко когда ходят. Вот потому там должно быть двое, ну трое из сопровождения.
   - Один!
   Вот даже как... Последнее сказанное Роксаной слово настраивало на оптимистичный лад. Я даже мечтательно заулыбался, уже представляя себе примерную реализацию похищения столь нужного нам человека. Нет, рано. Пришлось быстренько встряхнуться, отбрасывая в сторону мечты, и вернуться к пока еще не разрешенным проблемам.
   - Там его и прихватим. Надеюсь, он не самым ясным днем там появляется? Как-никак, он числится одним из людей наместника, то есть должен для отвода глаз выполнять какие-то поручения. А визит к девкам под них точно не подпадает.
   - Не подпадает, - эхом откликнулась Роксана. - Он там ближе к ночи появляется, за полчаса-час до захода солнца. Завтрашним днем его там не ждут, а вот послезавтра - это да.
   - Откуда сведения?
   - Оттуда, Бешеный, из самого начального источника, - вскинулась Змейка, почувствовав даже не недоверие, а лишь легкую тень иронии со стороны Гуннара. - Послала одного из своих, он там покрутился, покуролесил, серебрушек раскидал. То есть кутил, но в меру, не превышая возможности обычного хирдмана. А там все болтливые, вот и удалось ему многое услышать. Будет там завтра Мал, обязательно будет. Есть там Гульнара такая, рабыня из степняков, так она ждет Мала. Он ей подарок какой-то обещал за хорошую работу. И работа не в постели, тут другое. Что - мой человек выяснять не стал, боялся внимание привлечь.
   Я аж восхищенно развел руками. Дескать, все выяснено, осталось лишь пойти да взять. Конечно же с должной аккуратностью, не наглея. Гуннар тоже склонил голову, демонстрируя, что удовлетворен проделанной работой и полностью ее одобряет.
   - Тогда работаем именно завтра, в указанное тобой время. Дело за Гуннаром...
   -А у меня тоже все готово, Мрачный, - побратим покосился на все же расхаживающую по комнате Змейку и жалобно простонал. - Роксана, ну остановись ты уже. Голова кружится твои перемещения постоянно отслеживать.
   - Тебе полезно, - огрызнулась 'добрая' девушка', но все же остановилась, оперевшись спиной о стену. - Ладно, стою, а то еще путаться в деталях начнешь. Говори уж, тебя все слушают.
   - Ну благодарствую, ну уважила, - начал было ерничать Бешеный, но поймал мой взгляд и быстро перешел к сути. - Халган-Зарол купец опытный, умеющий не только торговать, но и защищать и себя, и свое добро. Без десятка охранников из своего же рода он на серьезные разговоры и тем более покупки не появляется.
   Ну, никто и не говорил, что будет легко. Хазары, при всем к ним моем плохом отношении, дураками не были. Тем более те из них, которые давно и плотно осели на торговых каналах с Русью. Битые волки, опытные, привыкшие иметь дело и со златом, и со сталью. Ничего, справимся. Именно это, пусть и другими словами, я и выдал в ответ на информацию Гуннара.
   - Выбрать место встречи, потом залп из луков, после чего останется только прикончить недобитков. Нам не впервой.
   - Тут сложнее...
   - Говори тогда, а мы сообща и придумаем.
   - Предварительный уговор моего человека и хазарина таков... В назначенное время, желательно вечером или ближе к ночи, один из не то рабов, не то слуг Халган-Зарола должен встретиться с ним на одной из дорог, ведущих из города. После этого слуга хазарина покажет направление, куда надо идти. То есть у нас не получится заранее расставить стрелков, это просто невозможно.
   - А если его каленым железом? - деловито полюбопытствовала Змейка. - Слуга не станет особенно упираться.
   - Время... Наверняка ему дано четкое указание при угрозе пыток поизображать из себя тупого идиота, поплутать, тропу показывая. А там... Если опоздаем на встречу, то Халган-Зарол просто уйдет тихо и незаметно.
   Роксана приуныла, когда предложенный ей вариант рассыпался прахом. Ничего, пусть привыкает, что не все идеи одинаково хороши, некоторые сразу же откидываются, некоторые после размышлений. Лишь небольшая часть после обсуждения принимается к исполнению. Такова жизнь.
   Да и Гуннар верно говорит. Хазары - народец предусмотрительный, особенно их верхушка. И верность своих людей держат на высоком уровне. Правда методами противными, но тут уж особенности менталитета. Наверняка и у слуг Халган-Зарола там, в хазарских землях жены-дети или иные родичи есть. А в случае чего - Халган-Зарол или его преемник с легкостью отдаст приказ их убить. Кнут и еще раз кнут, такова их философия. Действенная, но очень уж гадкая и подлая. Мда, о таком даже думать неприятно, но приходится знать врага своего. А то и улыбаться, стискивая зубы, до той поры, пока не настанет удобный момент, чтобы сократить количество живой мрази на некоторое число тушек.
   Ладно, это мысли отвлеченные, а у меня тут конкретика. И надо Змейку подбодрить, подсказав интересный и действенный вариант.
   - А вот унывать не стоит. Это не непреодолимая преграда, а всего лишь средненькое неудобство, не способное толком осложнить наши планы.
   - Как, ярл?
   - Довольно просто, хотя и муторно. Смотри, Роксана, ведь когда человек Гуннара будет договариваться с хазарином о встрече, тот непременно укажет дорогу. И этого будет достаточно. У нас есть карты местности вокруг, есть на них и подходящие места, в меру скрытые и в то же время удобные. Я верно говорю?
   - Пока верно, я согласна...
   - Уверен, что и дальше согласишься. Все меры, которыми Халган-Зарол пытается обеспечить свою сохранность, рассчитаны на обычных душегубов или недобросовестных его знакомцев из числа купцов. Зато на то, что за ним будет охотиться не самый маленький хирд, он явно не учел. На этом его и поймаем. Несколько мест, много людей... Теперь понятно?
   Роксана еще не успела поймать мысль за хвост, а Гуннар уже смекнул всю полезность предложенного мною варианта. Смекнул и сразу же стал развивать идею:
   - Всех или даже половину посылать не стоит, Мрачный. Увидят, поймут... да и не все из наших умеют хорошо с луком обращаться и скрываться в леву. Хирдманов сорок отберу лично, с Эйриком тоже посоветовавшись.
   - Хватит?
   - Мест немного, ярл. Пять, ну семь, ну восемь. Все будет сделано, все приготовлено
   - Хорошо... - протянул я. - Тогда нам остается ждать завтрашнего вечера и готовиться. К двум взаимосвязанным действиям. Сначала Мал, и только после подтверждения его поимки можно отправляться на встречу с человеком Халган-Зарола.
   - Можешь не уточнять, Мрачный, это очевидно. Сам где-нибудь будешь?
   Вопрос не был праздным. По всем канонам Хальфдан Мрачный успел заработать у хирдманов репутацию ярла, идущего в бой рядом с простыми воинами. Вот только тот самый ближний круг давно и настойчиво старался вывести его из особо опасных событий. Вполне понятно, ведь облик уже сложился, храбрость и умение владеть клинком многократно подтверждались. Продолжать в том же духе - излишний риск даже по меркам большей части варягов.
   Ничего, продолжим. Для многих вещей, которые я тут учинить собираюсь, нужен адреналин, много адреналина. А откуда его получать, как не из подобных ситуаций. Да и вообще, получив уникальный шанс, надо использовать его по полной. Вот по этой причине мой ответ был следующим:
   - Схватить Мала - дело не такое сложное. К тому же там скрытность нужна, умение тихо появиться, столь же тихо уйти. Боюсь, что мое присутствие там может помешать. Так что Мал останется за Роксаной и ее воинами.
   - Получается, ты хочешь прихватить хазарского купца.
   - Так и есть, - согласно кивнул я, после чего встал и подошел к одному из пары окон в комнате. - Пойду, как ты понимаешь, с основным отрядом, а не в засаду. Стрелок из лука я не из первых, а вот клинками позвенеть в случае нужды неплохо способен.
   - Узнают...
   - Нет, Бешеный, не получится. Свои доспехи и клинок тут оставлю, шлем будет закрытый, да и под ним на лице темная ткань для пущей надежности. Уверен, что далеко не все клиенты Халган-Зарола любят открывать свои лица. Так? - дождавшись, пока Гуннар кивком подтвердит мое уверенное предположение, я продолжил. - Ну вот и ладно. Все решили, ко всему готовы. Разве что... Человечек твой, на Халган-Зарола вышедший на покупателя точно не очень похож, как я понимаю. Значит, надо того из наших, чей голос хазарин слышать не мог. Это возможно?
   - Пожалуй... Бранко. Он как тень - не любит появляться на людях. Нелюдим, малообщителен, зато абсолютно надежен. И как с хазарами разговаривать, тоже ведает.
   На том и порешили. Теперь действительно оставалось лишь ждать наступления урочного часа и... И поменьше нервничать. Но последнее - это уже я насчет себя родимого. Все же память от донора одно, а вот собственные впечатления - уже несколько иное. Ну да ничего, справлюсь, раз уж влез во всю эту историю.
  
  ***
   Дело было к вечеру. Делать было... Было чего делать, в отличие от того самого полустебного выражения, что на ум пришло. Мы все ждали только сигнала от Роксаны и ее людей. Сигнала о том, что Мал схвачен и доставлен в одно из укромных мест, ведомых лишь верхушке нашего хирда. Были у нас такие схроны, используемые для дел самых разных, но неизменно тайных, не могущих стать предметом всеобщего обозрения.
   - Пора, давно уже пора,- бурчал себе под нос Вадим, один из хирдманов. расхаживая взад-вперед, пиная попадавшиеся под ноги камушки. - Если еще с четверть часа их не будет, то все пропало...
   - Тихо, варяг, - ухмыльнулся себе в усы Бранко, тот самый малоразговорчивый без нужды помощник Гуннара. - Это тебе не лихая рубка с булгарами, тут выдержка нужна. Спешить нельзя, опаздывать тоже. Все свои задачи знают, делают все возможное. Лучше все просчитать заранее, нежели потом оказаться битыми и раскрытыми.
   - Ну, тебе видней...
   - Не мне. Ему, - указал в мою сторону Бранко. - А он спокоен. Вот и ты перестань пыль придорожную сапогами подкованными взбивать.
   Перестал, молодец. То ли понял суть сделанного ему замечания, то ли просто устал нервничать, перейдя в несколько иную фазу. Да и бес с ним, у меня и поважнее дела есть. Например, внимательно следить за окрестностями, подстраховывая Гуннара. Да, Гуннара. Без него тут никуда. Раз я высказал настоятельное желание присутствовать, то и он... прибыл. Дескать, телохранитель - это чуть ли не его основная обязанность, в то время как тайные игры с врагами... кхм, вспомогательное.
   Гуннар ты Гуннар! Хорошо еще, что Ярополка удалось оставить вне этой вылазки, четко сказав, что он должен будет контролировать доставку на место схваченного Мала и его первичный допрос.
   Стоп! А вот и необходимый нам сигнал. Конечно же никто не собирался подбегать к нам, говорить что-либо... Такие пещерные методы вызывали глубокое отвращение у тех, кто хоть краем души прикоснулся к интригам, войнам тайных служб и всему к ним прилагающемуся. Одна из основных заповедей гласит: 'Если можно обойтись без контакта - сделай это'. Вот и сейчас нам хватило лишь одного взгляда. Взгляда на одного из наших хирдманов, неторопливо проехавшемся на вороном коне поблизости от нашего месторасположения.
   Конь вороной - Мал захвачен. Хирдман в открытом шлеме - охрана начальника Тайной Стражи уничтожена. Вооружен двумя топорами - потерь нет. Все просто, если знать язык символов, обговоренный сегодняшним утром. В любом случае - мы получили необходимую нам для начала действий информацию.
   - Двинулись, - махнул рукой Гуннар, давая тем самым ход второму этапу нашей многоходовки. Что ж, все правильно, все так, как и должно быть.
   Вечер... В этих временах он куда как сильнее проявляется. Ведь нет ни электрического освещения, ни нормальных фонарей, ни ориентиров, привычных для человека моего времени. Однако... тут смотря с какой стороны посмотреть. Для моего донора это все в порядке вещей, а значит, я тоже могу и должен чувствовать себя в своей тарелке. Расслабляюсь, даю 'унаследованным' рефлексам и мироощущению заполнить разум. Вот и все, вот и нету мимолетной неуверенности, осталось лишь четкое понимание.
   Ах да, еще и несколько непривычное ощущение от верховой езды. Признаться честно, для многих хирдманов конь - нечто хоть и естественное, но все же не основное. Для выросших в Трагтон-фиорде куда как более привычна качающаяся палуба драккара или длинные пешие переходы. Парадокс, но факт - лошадь ведь животина нежная, особенно в сравнении с человеком. В атаке для многих хороша, но... лишь на малый промежуток времени. Потом же запалится, перейдет на шаг, а то и вовсе рухнет. Возможно и со смертельным исходом. Ну а знаменитый 'волчий шаг' варягов - он надежнее.
   Мысли текли неспешно, зацепляясь одна за другую. Вот только думы одно, а отслеживание происходящего вокруг - совсем иное. Так что фигурку слуги хазарского купца на невысокой мохнатой лошадке я заметил почти сразу, как она показалась из-за поворота.
   - Посланник точен, - одними губами проговорил Гуннар и почти сразу же набросил откинутую доселе бармицу. Теперь его лицо было неузнаваемо.
   Отвечать я не собирался, да и не требовался тут ответ. Все и так ясно - нас встречают, причем у слуги Халган-Зарола однозначно четкие относительно нас инструкции. Какие? Доставить на место, если условия выполнены. Ну а что, все нормально... Нас всего восемь человек, то есть числа десять мы точно не превысили. Вокруг не крутится подозрительных личностей, да и вообще... все в пределах разумного, включая оружие. Никаких луков, отсутствие ростовых щитов, копий.
   - Твоему хозяину здравствовать. И чтобы богатство его учетверилось, а злые духи обходили за пять верст.
   - И от моего господина прими пожелание того же и даже втройне, - склонился хазарин перед Бранко, услышав оговоренные слова и ответив нужным образом. - Следуйте за мной, я приведу вас на нужное место.
   Последуем, нам не сложно. Только будем готовы к любого рода неожиданностям, вплоть до возможного обстрела из луков или самострелов. Верить хазарам - дело гиблое. Такие доверчивые редко когда долго живут.
   Наш маленький отряд двигался вслед за проводником, не вступая в разговоры ни с ним, ни даже друг с другом. Отвлекаться сейчас не стоило, да и вдруг в разговоре проскочит нечто вроде бы безобидное, но способное выдать наши личности. Лучше уж так, в тишине, да без риска.
   Покачиваясь в седле и мысленно ругая с особой изощренностью саму идею езды верхом, я вместе с тем отслеживал наше движение. Пытаясь понять, куда именно мы направляемся. Меня устраивали несколько мест и категорически не привлекали те, которых не было в списке 'закрытых' нашими бойцами. Риск, риск... Он все же был, ведь хазарский купец мог выбрать для встречи нечто совсем уж малопригодное для боя. А не хотелось бы... В таком случае придется ввязываться в гораздо более опасную схватку.
   Так, сначала двигались на юг, потом движение в юго-восточном направлении. Пока ничего... Гуннар тоже спокоен, весь из себя каменный истукан, словно и не человек, а действительно нечто вроде статуи. Глядя на него и не подумаешь, что имеет прозвище Бешеный.... А ведь оно недаром получено. В битвах внешнее спокойствие мигом исчезает, оставляя вместо себя ревущий клубок ярости и жажды крови.
   Дальше... Одна тропка переходит в другую, мы углубляемся в совсем уж гутой лес. Тут уже более нервирующая ситуация, ведь осталось лишь одно место, перекрытое нами. Сейчас все зависит от того, куда повернем. Если направо - все хорошо. Налево или же никуда... надо готовиться к худшему.
   Повернули все же направо. Ф-фу, пронесло. Теперь можно хоть немного, но выдохнуть, слегка расслабиться. И сразу же снова взять себя в руки. Не на прогулке находимся.
   Едва намеченная тропка вывела нас на небольшую, но все же достаточную для встречи с другим отрядом поляну. И он - отряд то есть - там присутствовал. Хазары. Числом около полутора десятков, вооружены, в том числе и луками, готовы к любым возможным действиям. Что ж, пришло время...
  
  
  Глава 4
  
   Встречаясь с тем, кого хочешь уничтожить, всегда стоит быть осторожным. Вот и мы не спешили переходить к активным действиям. Начать должны были те, кто был отправлен сюда... несколько ранее. А пока - пусть все идет так, как и положено при сделке. И ведущая роль у Бранко.
   Следуя заранее разработанному плану, помощник Гуннара спешился, знаком подавая нам приказ сделать то же самое. Дескать, все нормально, никаких подвохов не ждем. На самом же деле - варяг на коне, да в лесу - мишень куда более легкая, нежели он же в пешем виде. Кавалерия и лес вообще плоховато совместимы. А знают ли хазары об этом?
   Оказалось знают. Они, повинуясь приказам своего начальства, спешивались практически одновременно с нами. Кстати о начальстве... Вот и Халган-Зарол пожаловал в сопровождении трех охранников, явно связанных с ним узами крови. Черты лица, они не обманывают.
   - Здравствуй, Халган-Зарол, - поприветствовал хазарского купца Бранко и сразу же перешел к делу. - У тебя злато, у меня товар. Дело делать будем?
   - Зачем спешить, рус? - несколько визгливый голос хазарина неприятно резал слух. - Товар видеть надо, смотреть надо, оценивать. Ты мне его дай, там и о цена говорить будем.
   - Вот камни, в этом мешочке. А золото или серебро у тебя найдутся?
   - Найдутся...
   Мне это не нравится. Ощущение пришло внезапно, но возникнув, уж никуда не исчезало. Ну не мог хазарин так небрежно посмотреть на драгоценные каменья, не мог столь малооживленно для купца ответить на вопрос об оплате. Торговцы, они во все века схожи друг с другом - так было, так есть и так будет. Здесь же все по иному, словно его интересуют сами камни, но никак не оплата. И уж тем более не интересует продавец. И вообще, зачем тут продавец? Нет его. Вообще нет, так, словно призрак, исчезающий при первых признаках рассвета.
   Что-то такое уловил и Гуннар своим изощренным чутьем. Уловил и метнул взгляд в мою сторону. Поймал ответное ощущение неправильности происходящего, знакомо подобрался... Осталось лишь дать сигнал.
   - Хагалаз!
   Мой крик расколол постепенно опускающуюся на лес темноту, послужил спусковым механизмом тому, что и так должно было начаться... Хагалаз! Руна войны, бедствий, угрозы. Услышав это слово, все хирдманы знали, что следует делать. Убивать всех чужих, не останавливаясь, не жалея никого и ничего, даже собственной крови.
   Извлеченный из-за пояса метательный топорик, свистнув в воздухе, врезается чуть повыше колена Халган-Зарола. Опередил! Сумел среагировать самую чуточку быстрее, чем он понял, что мы почуяли угрозу с его стороны.
   Метательные ножи Гуннара, кинжал Эйнара, еще чьи-то клинки - все они распарывают воздух... А в ответ летят стрелы. И со стороны хазар, и из леса. Летят густо, втыкаясь как в землю, так и в цели. Некоторые вязнут в щитах, ломаются о стальные пластины, застревают в кольчужной сетке или кожаных поддоспешниках...
   Адреналин. Он потоком хлынул в кровь, помогая в начавшейся схватке. Не той, которые в изобилии были там, в моем прошлом и одновременно будущем. Нет, там угроза для жизни хоть и была порой, но не настолько открыто. Явно. Все же гопстопщики городских джунглейXXI-го векаизначально настроены на ограбление, на желание покуражиться. Убийство у них скорее побочно, чем изначально задумано. Здесь же все куда проще и эффективнее. Есть враг, есть оружие, и кого-то непременно ждет смерть. Как сейчас.
   Страшно? Совсем нет. Есть лишь азарт, знакомый всем ловцам адреналина. А еще желание самому победить, при этом повергнув всех без исключения врагов. Только так и никак иначе.
   Кто-то рядом падает, но времени отслеживать ТАКИЕ детали уже нет. Принимаю на щит удар, отвечаю колющим ударом под ребра... Блок, отклониться влево... Финт, затем поймать лезвие вражеского клинка. Свести вниз. Ложный замах, а оттуда переход в колющий. Есть. Меч, преодолевая кольчужную вязь, прорезает кожу поддоспешника и погружается в тело. Вот оно, ощущение, когда сталь пронзает плоть. Ни с чем его не спутаешь, никогда не забудешь.
   На рефлексах снова закрываюсь... Удар и вибрация. Ну да, стрела, куда ж без нее. Но стрелок не тут, он бьет из леса. Значит, они ТОЖЕ подумали о подстраховке. Хуже, это гораздо хуже. Вместо спланированного боя начинается полухаотическая свалка, где за нами лишь некоторое преимущество класса бойцов. Халган-Зарол не мог рассчитывать на хирдманов Хальфдана Мрачного.
   Всего несколько секунд прошло, а мы, оставшиеся на ногах, уже бьемся в строю. Слева от меня Бешеный, справа Бранко... Эту парочку я знаю вплоть до мельчайших нюансов работы с клинками. То есть не я... Впрочем, я, уже я. Последние ощущения нестыковки моей и донорской памяти сейчас исчезли, смытые волнами адреналина.
   Хазарин с двумя клинками пытается преградить дорогу, прикрывая стоящего на колене лучника... Выбрасываю щит вперед... Уклонился. Но от меня, не от Бранко. Тот с оттягом вбивает свой искривленный на конце меч в открывшуюся брешь в защите. Сдавленный крик, и вот уже тело хазарина оседает. А там и черед лучника, так и не успевшего навредить.
   Разворот, попытка найти очередного противника... А нету. Кончились. Бой в таких ситуациях скоротечен, да и остается в памяти лишь урывками. Не всегда, но иногда уж точно. К тому же в какой-то степени он для меня первый. Только никто об этом не знает и даже не догадывается. Сумбур, что творится в моей голове, как и останется тайной. Как и тяжелый, липкий аромат крови, вытекающей из ран, как запахи примятой травы. Как истошный крик раненых, которых деловито дорезают мои хирдманы, давно привыкшие к подобной работе. Лишь крик Гуннара останавливает одного из них от непоправимой ошибки.
   - Главного хазарина не трогать! Он говорящим нужен!
   Все... Приказ получен, а клинок, поднявшийся было для добивания, с лязгом вернулся обратно в ножны. Мне же сейчас следовало заняться другим - оценить результаты случившегося. Не на глазок, а по серьезному, в деталях.
   - Бранко, Вадим... Потери с обеих сторон, наши раненые, перспективы. И быстро!
   Отдав распоряжения, я мигом метнулся к Халган-Заролу. Гуннар Бешеный тенью скользнул следом, явно не собираясь оставаться в стороне от своих прямых обязанностей как телохранителя, так и специалиста по допросам. Благо и момент был очень подходящий.
   Мысли вы мои мысли... Первый бой, первые смерти, к которым лично приложил руку. Сожаления? Их нет, ведь убитыми были не невинные люди, а те, кто по сути хотел убить нас с банальной целью ограбления. Легко притягивается самозащита, пусть и весьма активная.
   Ха, сам себя успокаиваю! Хирдманам плевать, они к такому давно и крепко привыкшие. Я же. несмотря на далеко не нежную психику, все же нуждаюсь в определенных 'прокладках', демпферах при первых убийствах. В первый раз... Дальше, как говорили мои побывавшие на войне знакомые, будет гораздо легче. Человеческая психика довольно гибкая, привыкает и не к такому. Ну а для смягчения эмоционального взрыва в подобных случаях рекомендуется сначала водки, а потом женщину. И если с первым я не согласен, то вот второе непременно организую, как только это дело закончится.
   Тем временем, получив приказ не добивать, один из хирдманов, Коловрат, спутав для надежности руки хазарина, перетянул его рану, дабы кровью раньше времени не истек. Завидев же нас с Гуннаром, отстранился, не желая мешать. Смышленый парень, понимает, что в таких ситуациях не все стоит слышать. Но на сей раз он зря, у этого без пяти минут мертвеца вряд ли будут тайны, которыми нельзя обременять уши проверенных бойцов.
   - Гуннар, работай, - оскаливаюсь я в недоброй ухмылке, снимая сначала шлем, а потом и подшлемник темной ткани, полностью скрывающий черты лица. - Покажи ему приоткрытые врата Нифльхеля и яд той змеи, что покушалась на плоть Локи...
   - Он все почувствует, брат. Несильно, пока несильно. Мне нужно минут пять, не больше. Потом с ним можно будет говорить обо всем. И, если я еще в своем разуме, он многое сможет рассказать нам.
   Глядя на так называемую улыбку Гуннара Бешеного, проступившую на лице, как только он присел рядом с пленником, я очень сильно не позавидовал хазарину. Халган-Зарол был обречен рассказать нам все свои тайны. Или умереть от болевого шока... Вот только последнее было маловероятным - опытный палач-дознаватель практически не допускает таких ошибок. А крепость духа хазарского купца... Нет, всякое бывает, в теории я допускал неудачу, но не особенно ее опасался. Не тот народ, совсем не тот.
   Я неспешно отходил от Гуннара и его 'пациента', а оттуда как раз доносился мучительный стон, приглушаемый заблаговременно вставленным в пасть хазарина кляпом. Бешеный не мог не позаботиться о столь необходимом элементе своего инвентаря... И все же до чего это мерзко. Умом я понимал необходимость подобных методов, но душа все же протестовала. Увы... Единственное доступное - просто отвернуться, временно отвлечься на иные дела. Да вот хоть на Вадима, который как раз подвернулся на моем пути. К тому же у хирдмана было время оценить потери и вообще подготовить кратенький доклад.
   - Вадим...
   - Да, ярл, - остановился то, заслышав мой голос. Затем развернулся и, не дожидаясь вопроса, стал говорить. - Трое убитых, пять раненых. Двое легко, только мясо чуть порубили. Трое хуже... Олло трех пальцев на правой руке лишился, Изяславу кость на ноге... Не порубили, но задели, долго лечиться. А вот Тарас...
   - Что?
   - Живот. Плохая рана. Хорошо еще, что кишки пустые, перед боем не ел ничего. Дурман-травой опоили, что можно сделали. Не беспокойся, ярл, доставим к знахарям нашим живого, а там уж на все воля богов.
   Я кивнул, соглашаясь. Ну, не с волей богов, а с тем, что все правильно сделали. Другое дело, что потери, вроде как незначительные, все равно не радовали. Признаться честно, мы рассчитывали просто перестрелять хазар из засады, как тетеревов на току. Ан нет, не вышло. Не из-за разгильдяйства исполнителей и не из-за несовершенства план. Нет, тут было все в порядке. Просто мы готовили ловушку и на нас устроили западню. Только вот мы сумели оценить уровень противника, а Халган-Зарол недооценил. Точнее, он просто не знал и не предположил.
   Именно это мне сейчас и рассказывал Вадим. Пусть несколько иными словами. Никаких гипотез, попыток проанализировать, всего лишь изложение фактов глазами воина.
   Двадцать четыре хазарина тут было. Сначала все вместе пришли, потом разделились. Четырнадцать осталось, а десять среди деревьев затерялись. Лучники, конечно.
   - Как я понял, наши засадники решили не рисковать и затаиться?
   - Опасались, - вздохнул Вадим, разводя руками. - Не новики хазарские тут были, а воины опытные. Скрадом их промыслить могли и не сдюжить. Выждали, а потом уж и отстреливать стали.
   - Никто не ускользнул?
   - Мышь бы не проскочила... Все в землю мертвыми лицами уткнулись - кто сразу, кто после последнего удара от наших. Только Халган-Зарол и остался, по твоему приказу.
   - Вот и хорошо. Теперь слушай приказ. Трупы хазар, оружие, брони, прочую рухлядь - на их же коней. Поляну по возможности зачистить от крови и вообще следов, что тут бой был.
   - А...
   - Понимаю, что сложная задача. Зато выполнимая. Пал пустите, но чтоб далеко не ушел. К Бранко обратись, он здесь лучше многих разбирается.
   Я на пару секунд прервался, обдумывая дальнейшие указания. Вот уж действительно - в подобных делах мало убить врагов, надо еще и скрыть свое участие в сем деянии. И скрыть грамотно, чтобы ни одна скотина не пронюхала.
   - Поблизости должны быть если и не болота, то нечто отдаленно на них похожее. Найдите подходящее место и все туда: коней, людей, вещи. Вспороть животы, чтоб не всплыли, но кровью не следить. Ясно?
   - Следы...
   - Или у Бранко, или у самого Гуннара в седельном вьюке смесь трав, что у любой ищейки нюх отобьет. В общем, не было тут ни самого Халган-Зарола, ни его охранников. И боя не было... Для всех остальных создаем впечатление, что уехали хазары к себе и все тут.
   Молодой варяг переступил с ноги на ногу, почесал в затылке и поплелся исполнять приказ. Не особо он ему нравится... Что ж, понимаю, клинком махать куда как интереснее да и соответствует образу героя, которого ждут в Валгалле. Романтик! Ничего, еще несколько подобных случаев и из в меру восторженного юнца вырастет жесткий мастер своего дела. Вырастет, тут сомневаться не приходится. Ростки будущего волчары уже видны, в таких вещах сложно ошибиться. Сейчас наверняка Бранко озадачит, потом и других запряжет. Ну а Гуннар проконтролирует, если сочтет нужным. Или Бранко на откуп отдаст, тот тоже в делах подобного рода не одну собаку слопал. Я же пока...
   - Мрачный! Хазарин дозрел, желает говорить много и по делу.
   Кивнув, я неспешно двинулся туда. откуда ушел совсем недавно. Судя по словам Гуннара и по отсутствию приглушенных стонов, договор о сотрудничестве был если и не подписан, то уж точно заключен устно. Хотя... на кой мне письменный его вариант? Сейчас он бесполезен, ведь хазарину суждено исчезнуть без следа.
  
  ***
   Ирония судьбы... Это я понял после первых же слов, вырвавшихся из уст нашего пленника, хазарского купца и по совместительству того, за кого мы пытались его выдать. Забавно, но факт - Халган-Зарол и правда оказался личностью, крепко связанной с некоторыми придворными хазарского кагана. Невелика птичка, само собой, но все же один из винтиков в сложном механизме разведки одряхлевшего, но все еще опасного государства.
   Интересы? По большей части финансовые. Осел в Переяславле давно, крепко, ничем серьезным не занимался. Торговал себе ценными товарами, а по совместительству заводил полезные знакомства. Ссужал деньги под маленькие проценты, но только интересным с точки зрения хазар людям. Для остальных же условия были куда как более жесткими.
   И все, сам он никаких активных операций не проводил. На то другие имелись, о которых он не знал. Ну не докладывали ему, он явно был не главным засланцев. Да и зачем тут, в Переяславле, кто-то серьезный. Провинция-с, хотя и близко от Киева. Впрочем, нам это было только на руку.
   - Почему засаду на нас устроил, незаконное дитя верблюда и дворовой шавки? - очень ласково спросил Гуннар, поигрывая тонкой, докрасна раскаленной иглой в опасной близости от мужского достоинства хазарина. - Ты ведь не охрану с собой приволок, а стрелков-убийц.
   - Не на вас, совсем не на вас! - взвизгнул купец, всеми силами пытаясь отодвинуться хоть немного в сторону. - Мне с тобой, князь Хальфдан, делить совсем нечего! Боялся наместника, что его люди ко мне пришли...
   - Почему боялся? Какое дело наместнику до какого-то там купца, пусть и иноземного, пусть небедного?
   - Ай, ну я откуда знаю! У-у-й!
   Громко взвыл Халган-Зарол, аж до печенок пробрало. Проходивший мимо хирдман даже поморщился, уж на что был привычен к разным крикам. Но этот... прямо в оперный театр просится. Одна беда - нет тут их еще, некому гибнущее дарование оценить. А вот я все же смотрел чуть в сторону, не привык к деловитости пытающего и воплям пытаемого. А тут привыкать придется, по другому с подобными кадрами просто нельзя. Была бы возможность - использовал бы что-то вроде пентонала натрия, в просторечии 'сыворотки правды'. Увы, до него еще много-много столетий.
   - Смотри, Халган, второй раз не рядом с яйцами иглу воткну, а точно в них. В оба и сразу. И головой не мотай, - укоризненно произнес Бешеный, которого слова допрашиваемого ну совершенно не устраивали. - Сложно верить, что такой ушлый хазарин боится наместника просто так, без веских причин. Ты ж наверняка и ему нагадить успел. Не таись, говори... А то видишь, ярл Хальфдан расстраивается, на тебя глядючи. Да и вопли твои ему слух не ласкают.
   - Расстраиваюсь, - вздохнул я. - Так расстраиваюсь, что хочу взять и приказать посадить тебя голой задницей в большой муравейник. Муравейник большой, да и ты немаленький. Муравьишкам тебя надолго хватит... живого. Потом и мертвого. А чтобы вопли не отвлекали, я тебе в рот затычку засуну. Так что, Халган-Зарол - разговор или муравейник? Ты знаешь, у меня слово с делом никогда в разные стороны не идут.
   Хрупнуло. Не сучок под ногами, а последний запас прочности в душе хазарского купца и шпиона по совместительству. После раскаленных игл Гуннара мое спокойное описание муравейника послужило последней гирькой на нужную чашу весов.
   - Наместник в долгах. Большие долги, - окончательно убитым голосом пробормотал хазарин. - Он скрывает это, но уже должен всем тайным заемщикам. Мне, булгарским купцам, данам... Такому человеку нельзя не дать в долг, и возвратить его очень сложно.
   - Наместник решил уничтожить заемщиков... Умно.
   - Не спорю, - согласился я со словами Гуннара. - На любителя сорить деньгами он не похож, не тот человек. Значит, ведет свою игру, хотя и с непонятными покамест целями. Наверно... Мы это обязательно выясним. Только чуть позже. Пока же хочется получить от вот этого купчины долговую роспись княжеского наместника во граде Переяславле. Ведь Халган-Зарол, как я вижу, просто мечтает ее нам выдать?
   - Она... не у меня.
   - Кто бы сомневался. Такие вещи в карманах не носят, их прятать принято в месте тайном и надежном. Ну да ничего. Ты скажешь место, мои люди пойдут и найдут захоронку. Ты же, как и полагается, будешь под присмотром. Бежать пытаться не стоит... ноги отрежу.
   - Хальфдан...
   - Да, Гуннар? - пристально посмотрел я на него, примерно понимая, что он хочет сказать.
   - Наш пленник очень МНОГО знает. Его знания пригодятся, особенно связанные с его 'побочной' деятельностью. И другие, купеческие дела, полезны будут. Главное, чтобы мы ПРАВИЛЬНО это использовали.
   Ай да Бешеный, ай да сукин сын. Одними интонациями, используя обычные по сути слова, сумел передать истинный смысл. И все верно. Халган-Зарола надо уничтожать, хоть и не сиюминутно. Он действительно слишком много знает, а теперь еще и о нас. Использовать такого - себе дороже, так что придется ограничиться быстрой выжимкой информации и средств. Быстренько прокрутив ситуацию в голове, я ответил:
   - Халган-Зарола во второй схрон за городскими стенами. Он временный, сам знаешь. Максимум сутки на получение расписок и прочие важные дела. Лично проследишь. После - сразу же ко мне.
   - Понял, Мрачный... Следы?
   - Бранко и Вадим занимаются. Все следы утонут... Да и рыбкам кушать хочется, и гадам болотным. Никто не найдет.
   - Есть способы. Тот же Магнус многое говорил.
   - Магнус... Ладно, это вряд ли, - поморщился я, не слишком понимая веру Гуннара в гадание на рунах и прочие околомистические вещи. Мне, в моем времени, с таким сталкиваться особо и не приходилось. Впрочем... посмотрим еще. - В любом случае, следы будут подчищены серьезно, сам понимать должен. Ну а сам я уже сейчас с полудесятком хирдманов возвращаюсь в город. Меня там и Роксана дожидается и еще кое-кто.
   Побратим сразу понял, о чем я намекаю. Понял и сразу же принял как должное разделение обязанностей. Каждому свое. Именно так говорили древние даже по нынешнему времени латиняне.
   Мда, а вот и второй шаг по дороге власти и крови сделан, причем за один день. Первый - лично пролитая кровь. Ну а второй - отданный приказ на устранение. Теперь убивают уже не твои руки, достаточно лишь нескольких сказанных слов. Сложная дорога, но пройти по ней необходимо. По другому к власти и силе не приходят, это еще Макиавелли, великий и ужасный, в своих трудах отмечал, не говоря уже о многих других, менее известных и уважаемых.
   Собраться удалось быстро, да и какие тут вообще сборы... Трофеями по собственной же воле не отягощены, за исключением того самого золота. предназначенного в расчет за каменья. Выхватить троих раненых хирдманов, кто мог без проблем передвигаться, да к ним двоих полностью здоровых. И все. После этого оставалось лишь вскочить на лошадей и на средней скорости отправиться в направлении града, оставив Гуннара и остальных довершить последние этапы задуманного.
   Справятся, тут сомнений нет. Были бы хоть самые смутные опасения - не стали бы разделяться. А так... Нормально, не впервой. Зато Мал - этот второй и, по всем прикидкам, куда как более важный трофей - ждать не должен. Его по горячему давить надо, пока не очухался и не стал выстраивать линию поведения в изменившихся условиях.
  
  
  Глава 5
  
   Проникнуть в город иногда бывает очень сложно, даже в свой. Хорошо еще, что на сей раз таких проблем не было. А что? Обычные дни, никаких возможных тревог не объявлялось, стража находится в лениво-благодушном состоянии, проверяя въезжающих выборочно и без особого рвения. Ну въезжают через ворота несколько варягов, вроде бы даже знакомых, так и что с того? Много нас тут таких, к тому же то въезжают, то выезжают. Даже маскироваться не надо, наш облик и есть этакая 'печать невнимания'.
   А вот и совсем родные места, обнесенные не столь внушительным, но все же забором. Дескать, это место занято, без крайней нужды не соваться. И не суются, зная не самый благостный нрав варягов, любящих лишь званых гостей.
   Ворота, как и в большинстве случаев, были хоть и открыты, но охрана бдила. Приказ остановиться, затем один из стражей с факелом в руке подошел к нам, освещая лица... Этого было достаточно. Узнав меня и остальных, он склонил на секунду голову, после чего повернулся лицом к воротам и взмахнул рукой. Все. Теперь в нас не целились из луков, мы могли спокойно проезжать.
   - Олло, ты к знахарю и не медли. Их, - бросил я взгляд в сторону двух других легкораненых, - Тоже с собой возьмешь. Не забудь сказать, что еще двоих скоро привезут. Про Тараса особенно обскажи, рана плохая, сам видел.
   - Уже иду...
   Слово - дело. Приказ ярла своим хирдманам, пусть даже в мягкой форме, обсуждению без веской причины не подлежал. Вот и отправились Олло и двое других лечиться. Я же, сопровождаемый двумя побывавшими в бою, но целыми воинами, двинулся к главному дому, по совместительству и небольшой крепости. Ненадолго, конечно. По крайней мере, я так думал. Вот только думы и реальность порой сильно не сходятся...
   Едва я оказался в обширной зале на первой этаже, едва сбросил раздражающий чем-то плащ, как в дверях появилась Роксана. Вид у нее был... Грусть, вина, разочарование в себе любимой - все слилось воедино и сильно мне не понравилось. Просто так подобного не бывает, тем более у столь сильной личности.
   - Что стряслось? - спросил я, не считая необходимым в данном случае тратить время на разные политесы. - Мал сбежал или вас выследили?
   - Нет, до этого не дошло. Просто...
   - Да говори уже. Не тяни.
   - Он... покончил с собой, - с трудом вытолкнула из себя признание Роксана. - Привезли в укрывище как положено, связанного и с кляпом во рту. Думали, что хочет что-то важное сказать, кляп вынули. Он и начал говорить, хоть и намеками. Потом воды попросил и...
   - Как?
   - Откусил язык и заставил себя кровью захлебнуться. Пытались помочь, но уже не вышло. Прости, ярл, подвела.
   Да уж... Неприятно слышать, что тщательно продуманная операция пусть и не пошла прахом, но все же изрядно скукожилась насчет достижений. Глава Тайной Стражи Переяславля устранен, но вместе с ним исчезли и все хранимые в его голове тайны. Недооценили противника! Упустили его очень высокую верность не то лично князю Владимиру, не то просто идее, за которую работал. Жаль, очень жаль.
   Задумавшись, я на пару секунд упустил из мыслей ту, которая доставила плохие вести. Хорошо еще, что быстро вспомнил. Змейка - это явление особое. Решительная, инициативная, очень и очень полезная в работе. И с местами переразвитой эмоциональной сферой. А последнее далеко не всегда хорошая черта.
   Ой не сильно хорошая! Сейчас стоит бледная, ни кровинки в лице. Однозначно переживает по поводу, как она уверена, полного провала того, что ей поручено. И в голову не приходит, что ее вины тут не так и много. Нутром чую, что если сейчас ее просто отпустить, не прояснив случившееся, то если и не сломается наша валькирия, то болевая точка надолго останется. Что ж, придется разбираться. Да и не прощу я себе, если столь симпатичная мне красотуля сломается или перегорит, превратившись в живую машину, способную убивать, но разучившуюся чувствовать.
   - В общем, так. Сейчас идешь со мной, и там поговорим. Сразу скажу лишь одно... Не все так плохо, как ты себе представляешь. Ясно?
   - Да, но...
   - И никаких тебе 'но', - оборвал я Змейку на полуслове. - Идешь за мной, а там и говорить будем.
   Устал я. Не столько физически, сколько морально. Все же первые собственноручно сработанные трупы, крики раненых и умирающих, допрос третьей степени пленника. Последний, правда, не собственноручно осуществлялся, но все же, но все же. Так ведь вместо отдыха вот такие новости. Мало того, еще придется Змейке мозг вправлять в меру своих довольно скромных возможностей. Мне только девушки из близкого круга с 'больными точками' не хватало!
   Вот и место, куда я стремился хоть на некоторое время. Та самая комната, где я очнулся в новом для меня теле. В мире далекого прошлого, волею неведомо чего и кого ставшего настоящим. Пропустив вперед Роксану, я захлопнул дверь, а через мгновение и засов скользнул в скобу, надежно отрезая от внешнего пространства. Теперь и поговорить можно.
   - Располагайся, - неопределенно махнул я рукой, сам же направляясь к столику. Где стояли несколько кувшинов. - Кстати, с телом уже что-то сделали или пока ждете?
   - Ждем приказа. Можно тихо закопать, чтобы не нашли, а можно и иначе. Подбросить, например, в такое место, чтобы на хазар тень упала.
   - Это мы еще обдумаем. А пока... Пей.
   Змейка с заметно ошалевшим выражением уставилась на довольно вместительный серебряный кубок, что сейчас был в моей руке. Ну да, именно в него я перелил немалую часть вина из кувшина. А что? Сам не пью, к некоторому удивлению ближнего круга, но у себя в спальне и кабинете по совместительству все же держу парочку кувшинов с зеленым змием. Вот и пригодилось.
   Лекарство против стрессов, ничего не поделать. Ну не травяными же настоями мне Роксану отпаивать, чтобы расслабить ее сжатые до предела нервы и пригасить припадок самобичевания? Да и не разбираюсь я в травах, это к Магнусу надо. Лучше уж так, грубо, зато действенно.
   - Мне же возвращаться, насчет тела приказать надо. И вообще...
   - Лишнее. Сейчас ты это быстро и залпом, а потом побеседуем. Давай, - улыбнулся я. - Хорошее вино, ромейское.
   И протянул девушке кубок. Та взяла его довольно неуверенно, столь же недоверчиво посмотрела на содержимое и вновь попробовала отказаться. Пришлось еще разок уверить, что, во-первых, ничего страшного с ней не случится, а во-вторых - это если и не приказ, но настоятельный совет. Только после этого Змейка обреченно вздохнула и приложилась к внушительной емкости. Ну вот, уже хорошо. Сначала отпила около трети, прервалась. Посмотрела на меня, увидела, что никакого послабления в этом вопросе не будет, и прикончила остальное.
   - А теперь садись, - сказал я, забирая у нее опустошенный кубок. - Буду объяснять одной красивой, но излишне чувствительной воительнице, что не все так плохо, как она вбила себе в свою очаровательную голову.
   - Я не чувствительная!
   - Уже хорошо, что очарование свое не отрицаешь, - подмигнул я Змейке, расположившейся на покрытом оленьей шкурой массивном стуле. Видно было, что хмель успел слегка ударить ей по сознанию. И это было как раз то, что и требовалось. - Вместо самоедства по поводу якобы проваленного поручения пошла преисполненная чувств, но по другому направлению отповедь. Да-да, не удивляйся, не зря же я тебя заставил аж целый кубок выпить. Вино не из легких, быстро в голову ударяет.
   - Зачем?
   Любопытство... Несколько расторможено сознание, высказанный интерес к тому, что я сделал и что лежит в основе этих действий. А на трезвую голову наверняка бы молчала. Сейчас же - дело другое.
   - Да просто чтобы подправить некоторые мелочи в картине того, как ты воспринимаешь происходящее вокруг нас, - ответил я, присаживаясь в свободное кресло. - Никто не сомневается, что ты одна из тех. кому я полностью доверяю, могу рассчитывать в любой ситуации. И вдруг...
   - Виновата. Но я клянусь, что в следующий раз все будет по-другому, как приказано.
   - Вот и снова ты не о том, Змейка. Ни в чем ты не виновата. Самоубийство Мала - это лишь досадная случайность. Неприятная, слабо предсказуемая, но отнюдь не невероятная. Цель оказалась слишком серьезной, выбрала между смертью и нарушением долга первое. Таких надо уважать. Мы думали, что запас прочности у Мала меньше. Что ж, урок на будущее. Зато у хазарина крепости не то что не хватило, ее с самого начала почти не было. Через него мы и получили выход на тайные грешки наместника. А заодно и еще несколько полезных штучек - как осязаемых, так и тех. которые нельзя потрогать, зато можно использовать во благо наших планов.
   - Значит... все и без Мала оказалось нормально?
   - Нам повезло, - подтвердил я. - Сейчас Гуннар наверняка выжимает из хазарина последние нужные нам капли знаний. Некоторые пригодятся незамедлительно, другие несколько позже, но бесполезным ничего не будет. И наместника теперь есть чем сильно огорчить. До такой степени огорчить, что тот вряд ли захочет исполнять приказ князя Киевского и устраивать нам серьезные неприятности. Впрочем, об этом тоже поговорим, но несколько позже. Сейчас же вернемся к тебе.
   Люблю, если честно, такие вот резкие изменения темы разговора. От высоких уровней политики мигом переключиться на личность собеседницы, да еще так, чтобы та искренне не понимал, о чем пойдет речь. Психология, однако, и никуда от нее не деться. Совершенно безразлично при этом какой нынче век на дворе - двадцать первый или же всего десятый. Мы, люди, твари такие, по сути своей неизменные. Да и мир вокруг пусть не кольцо, но уж точно спираль. Все что есть, то уже было в веках минувших, хотя и на ином уровне восприятия. Один же виток пресловутой спирали отличается от соседних только малозаметными нюансами.
   Так и здесь... Психотип Роксаны был если и не полностью ясен, то знаком. Методики воздействия тоже реально было подобрать, а там и воплотить в жизнь. Этим я сейчас и занимался, желая получить свободную от парочки застарелых комплексов помощницу. И мне легче будет, да и ей комфортнее. Плюсмоя натура уж очень сильно ценит прекрасное, особенно женского рода.
   - Перестань, Змейка. Оно совсем лишнее, у тебя и так все хорошо движется.
   - О чем ты говоришь, ярл?
   - Всего лишь о твоих попытках быть безупречной и старании превзойти даже те высоты, которые перед тобой никто не ставил, - внимательно посмотрел я на девушку, зная, что сейчас затрагиваю то самое уязвимое место ее души. - Оно того не стоит. Когда пытаешься объять необъятное, то можешь не дотянуться до того, что будет тебе по силам.
   Ты отличный воин-прознатчик, умеешь скрадывать врага и управлять такими же своими подчиненными. Хирдманы, что у тебя под началом, высоко ценят то, что достигнуто уж явно не без твоего участия. Научишься обуздывать излишние чувства - можешь стать еще более незаменимой.
   Я сплетал в вязкую паутину слова и видел, что часть из них доходит по нужному адресу, постепенно размывая то чрезмерное напряжение в мыслях девушки. Возникло ведь оно не сейчас, не за последние дни. Накапливалось, становилось все более и более тяжелым и был недалек момент. когда перегретый котел просто взорвался бы. Результат? От нервного срыва до стремления к какому-нибудь бессмысленно-героическому и наверняка смертельному афронту. А оно мне надо, лишиться такого человека? Вот и приходилось выкручиваться.
   Слова лились дальше. На сей раз не о перспективах девушки как одного из командиров, а другие. Намеками, не прямо, но я пытался вбросить в ее подсознание мысль, что ей не стоит так уж жестко и бескомпромиссно огрызаться на попытки окружающих подмечать и ее девичью красоту. А то ведь совсем странно выходит - оценить сделанное ей как воительницей можно и даже нужно, зато иное... При ином можно было схлопотать или пару очень неласковых слов, или просто кулаком в ухо. Учитывая же кольчужную перчатку, на этой руке почти всегда красующуюся, результат порой бывал весьма серьезен. Как удар, так и полный нокаут.
   Сложно, очень сложно хоть краем внедрить в ее подсознание пару мыслей о том. что она не только воительница, но и прекрасная девушка. И что далеко не все, кто об этом говорит, питают по отношению к ней низменные, по ее мнению, мысли.
   И ведь Змейка отнюдь не целомудренная девица, а все туда же. Психологически остается невинной, воспринимая мимолетных не парней, но партнеров как этакий неодушевленный инструмент. В душу никого не допускает, вот и все. А еще никогда не спит с теми, с кем ее связывают хотя бы приятельские отношения. Защитный механизм такой в ее голове, вот и все.
   Разговор, по приблизительным прикидкам, длился минут сорок. За это время я, личность нехорошая, умудрился между делом споить Змейке еще половину кубка вина, тем самым окончательно переведя возможный срыв всего лишь в здоровый алкогольный сон. Выпила то Роксана по моим понятиям немного, но на стресс, да с непривычки к подобным дозам... В общем, сон нагрянул быстро и для девушки незаметно.
   Да уж, дела. И что с ней теперь делать? Оставлять в кресле почивать? Можно, спору нет, но проснувшись, Змейка явно будет не в лучшей форме. Переносить в ее собственную комнату? Нет уж, тут только подрывать ее авторитет. Пойдут гулять слухи, что допилась до того, что ярл вынужден был как мешок с мукой до ее покоев тащить. Ладно, тут оставлю. Но не в кресле, а перенесу на кровать, да так и оставлю.
   Поправка... Не совсем так, а предварительно избавив от легкого кожаного доспеха и сапог. Спать в доспехе это, доложу я вам, то еще сомнительное удовольствие.
   Да, действительно красотка. Знал это и раньше, но сейчас вновь убедился, увидев несколько с иной стороны. Раньше никогда не видел Роксану спящей. Оказывается, только тогда с ее лица сходит вечная печать желания доказать всем и вся свою уникальную крутость, попыток доказать, что воительница не редкое диво, а естественное явление. Что поделать, даже среди нас, варягов, частенько идет подшучивание над девушками, пробившимися в касту. Тяжело им бывает. Некоторые ломаются, а иные становятся подобными Роксане. Вечно на взводе, готовые с боем отстаивать достигнутое положение и стремящиеся к новым вершинам даже не ради славы и чести.
   Зачем же тогда? А всего лишь в стремлении доказать как себе, так и окружающим... Что доказать? Ну тут и без слов понятно. Ладно. Осталось только прикрыть легким, почти невесомым покрывалом. Даже не с целью уберечь от отсутствующих летом холодов. Просто так, из желания как-то уберечь хотя бы от несуществующей проблемы. Смешно? Кому как. Лично у меня возникла ядреная смесь симпатии, интереса и легкого сожаления.
   Посмотрев напоследок на мирно дрыхнущую Змейку и на автомате улыбнувшись, я вышел из комнаты, прикрыв за собой дверь. Известно, что в мое отсутствие туда никто не сунется - дисциплина у хирдманов на весьма высоком уровне поставлена стараниями моего ближнего круга.
   А самому то мне что сейчас делать? Мысль подкралась внезапно, но была сразу же отброшена в сторону. Тут все ясно - первым делом вызвать одного из молодцев Роксаны или... Нет, лучше как раз то самое 'или'. Спустившись на первый этаж, я отловил первого попавшегося хирдмана и приказал:
   - Ярополка ко мне и быстро.
   Я знал, что Шрам где-то тут. Раз Мал мертв, то ему уже нечего делать у остывающего тела. Следовательно, он мог быть только и исключительно здесь. А раз так, то явится незамедлительно.
   И верно. Только я успел присесть недалеко от очага, в котором весело потрескивали поленья, как раздались знакомые шаги. Ну да, он самый, Ярополк собственной персоной. В отличие от Роксаны, вполне себе бодр, грызть себя по поводу самоубиения объекта интереса не намерен. Понимает, что тут уж чистый случай сработал, плюс некоторая недооценка противника. В целом же... один ход не увенчался полным успехом. Ну так бывает, следующий готовить надо.
   - Уже знаешь? - спросил я его, взглядом указывая на кресло поблизости. Дождавшись сначала подтверждающего кивка, а потом и расположения побратима рядом с очагом, я добавил. - А что именно ты знаешь, помимо той досадной неприятности?
   - Про успех с другим человеком, с которым сейчас Гуннар занимается.
   - Молодец... Наверняка успел тех, кто со мной прибыл, расспросить. Только ты вот что, можешь сейчас без иносказаний? Ночь на дворе, случайных людей тут нет, даже хирдманы из числа самых надежных. Да и вижу я, что ты уже двоих своих воинов у дверей поставил.
   - Наблюдательный ты, Хальфдан.
   - Иначе нельзя. Ни мне, ни тебе, ни остальным нашим. Это девице по имени Роксана по молодости лет и горячности простительно. Да и то... постепенно отвыкать придется.
   Шрам только ухмыльнулся, явно желая что-то сказать. Ну а так как тут посторонних не было, то и полюбопытстовал:
   - Она, кстати, где? Я заметил, что с тобой пошла. А вернулся ты один, без нее.
   - Спит крепким сном, вином накачанная. Иначе нельзя было, действительно нельзя. Вбила себе в голову, что самоубийство Мала - исключительно ее вина, причем серьезная. Оправдываться пыталась, всякую чушь несла. Пришлось утешать, объяснять.
   - Вон оно как.
   - Именно так. Думаю, излишне упоминать...
   - ...что кроме нас с тобой это дальше уйти не должно, - закончил не произнесенные мною слова Ярополк. - Конечно, не сомневайся. А насчет нее - Роксане надо держать себя в руках, иначе все может плохо кончиться. И для нее, да и нам проблемы. Подумай над этим, Мрачный.
   - Не только думаю, но и делаю все, чтобы избавить ее от проблем. Да-да, именно избавить, и даже не думай что какое-либо ограничение, отодвигание Змейки от ее обязанностей может быть даже в планах. Девица наша с большим запасом, только еще не раскрылась.
   Шрам лениво встал, подошел к очагу. С минуту он смотрел на пламя, после чего произнес:
   - Твое решение, Хальфдан. Но будь осторожнее...
   - Я всегда осторожен, - с ходу ответил я на предупреждение. - Зато ты порой слишком суров к единственной девице среди нас. Ну да оставим пока. Скоро должен появиться Гуннар либо с распиской наместника, либо с четкими указаниями, как ее можно получить. От этой точки и будет работать с нашим сейчас основным недоброжелателем.
   - Не дотянемся...
   - С тем, который в этом городе. Он хоть и одна из рук, но пресечь действия - уже неплохо.
   - Пресечь можно и окончательно, - Ярополк выразительно провел ребром ладони по горлу. Показывал, что наместник без головы точно не представляет угрозы. - Если он в долгах, как в шелках, то князь Киевский не голову отрубит, так погонит с резного кресла.
   - Оно как бы и неплохо, и время, так нам нужное, даст. Вот только не хочется довольствоваться меньшим, когда виднеется более крупная добыча. Наместник любит свое нынешнее место - доходное и значительное. Вот и пусть сидит. При условии, что будет плясать под нашу музыку, как тот мишутка, которого скоморохи на потеху людям показывают. А ошейник на него уже вырисовывается, Яр. Такие расписки не просто так всплывают. Да и не одна она. Если еще одну-две перекупим, точно никуда не деться этому любителю больших расходов.
   Ярополку только и оставалось, что согласиться с приведенными доводами. Знал он, что не в привычках Хальфдана Мрачного довольствоваться малым при возможности получить все. И хотя сам был более осторожен, но ярл тут только один.
  
  ***
   К моменту, когда появился Гуннар с известиями, я уже успел и просто поговорить с Ярополком о житейских мелочах, и отправить к людям Роксаны посыльного. Хирдман должен был передать следующее - тело Мала обязано было исчезнуть бесследно. Ну, за исключением кое-каких аксессуаров вроде личного клинка, браслетов, головного обруча и прочих узнаваемых мелочей. Их надо было доставить сюда, они могли и пригодиться. Зачем? Я пока не знал, но лучше иметь и не нуждаться, чем нуждаться и не иметь.
   - Пьем и отдыхаем? - громкий и вполне себе довольный голос Бешеного был явным свидетельством того, что все в порядке. Расслабиться он себе позволял лишь в тех случаях, когда дела шли по накатанной. - Это вы хорошо придумали, дельно. Но тогда уж и я присоединюсь. Пустите?
   - Лови!
   Возглас Ярополка прозвучал одновременно с брошенным в направлении Гуннара кубком. Пустым, конечно. Обычная шуточка, которая частенько проявлялась между своими. Дескать, сумеешь поймать - будет тебе в том самом кубке живительная влага. Нет... опять же нальют, но исключительно напитка без доли хмеля.
   На сей раз кубок был пойман, причем аккурат за ножку. Победно ухмыльнувшись, Бешеный прошествовал к нам и поставил 'трофей' на стол. Стукнул кубок, а спустя несколько секунд рядом с ним лег небольшой свиток пергамента.
   - Это то, что я думаю?
   - Оно самое, Мрачный! - искривив губы в ухмылке, процедил Гуннар, присаживаясь и плеснув себе немного вина. - Расписка наместника в Переяславле, Мстислава Игоревича, в получении изрядной суммы у Халган-Зарола. Подписи их обоих, да еще и свидетелей. Получить долг по этой заемной бумаге может любой, так изначально оговорено.
   - Влип теперь наместник, аки воробей в конский навоз - с чириканьем и брызгами. Не отвертеться! Если бы еще...
   - Ты насчет других долгов? Заимодавцы нам теперь известны, кое-кто с удовольствием продаст такие расписки. Не все из них рискнули бы получать долг с такого значительного человека. Это мы можем себе позволить очень многое.
   Вообще порадовал! Одна расписка тут, другие реально достать... Ну просто праздник какой-то, как говаривал один персонаж детской сказки в моем времени. Осталось только съесть эти поданные на стол праздничные блюда и при всем при том успешно переварить подобное изобилие.
   Мои мысли и мечтательную задумчивость Гурана прервал Яр, предложивший выпить за хорошие новости. Что ж, тут возразить было нечего. Поднялись наполненные кубки, у двоих с вином, у меня с обычным травяным настоем. Еще минута полной расслабленности, а потом я вновь перевел разговор на деловой лад. Ну надо было узнать, как там все закончилось.
   - Гуннар, не томи, выкладывай.
   - Что и куда?
   - Ну не расписку уж точно. Ее ты аккурат на стол приспособил, всем нам на радость, - хмыкнул я. - Сейчас я насчет заметания следов и того, что удалось вытрясти из ныне мертвого хазарского купца-прознатчика. Ведь он к своим богам отправился, я надеюсь?
   - Мертв, как вяленая рыба! Таких в живых оставлять, только себе проблемы создавать, - расхохотался Бешеный. Смех продолжался лишь несколько секунд, после чего уже серьезным тоном он заметил. - Зато наследство хорошее оставил, ценное. В тайнике, где лежала расписка наместника, нашлись и другие ценности. Запасная казна не то на черный день, не то на особый случай вроде подкупа или чего-то вроде. Вот я ее и изъял.
   Мы с Ярополком почти одновременно улыбнулись. И наверняка причина улыбки тоже совпадала... Олег наш, который Камень, казначей и большой любитель считать поступающие деньги. Вот ему будет одновременно и радость и головная боль. Первое понятно, ну а второе неминуемо последует во время освоения сумм. Лежать втуне им никто не позволит, время сейчас такое, что золото и серебро должны становиться новым оружием, а не оседать в закромах. Новое оружие и брони, привлечение опытных воинов для пополнения войска, прочие расходы, в том числе и на неминуемые подкупы важных для нас людей.
   С этим еще успеем разобраться. Сейчас же надо дослушать Гуннара. Он явно не все сказал. И верно, выждав с полминуты, он вывалил на нас очередную порцию информации.
   - Следы замели надежно. Никто не докопается, что там случилось и вообще случилось ли хоть что-то.
   - Огонь и вода?
   - Они самые, Мрачный. Грамотно пущенный пал выжег поляну, на которой мы резались с хазарами. Кони, трупы, вещи - их поглотила вода, а рыбы скоро объедят их до полной неузнаваемости. Раненых доставили, и вроде бы все будет хорошо, знахари убеждают в благополучном исходе.
   Я облегченно выдохнул. Раз Гуннар столь уверен, то не доверять его мнению нет ни малейших оснований. Он мастер своего дела, факт. Меж тем мой побратим докладывал дальше.
   - Остальная добыча не так очевидна, нематериальна, зато в будущем способна пригодиться.
   - Что именно?
   - Часть той паутины, что сплели хазары, Яр. Халган-Зарол знал не так и много, он все же далеко не самый важный человек. Но даже поведанного им хватит, чтобы понять как она действует. Известные же люди - как иноземцы, та и местные - тоже должны быть использованы. Только осторожно, чтобы наши варяжские уши не торчали. И последнее. Мрачный, когда начнем действовать дальше?
   - Не сразу. Необходимо выждать пару недель и лишь потом выходить на наместника с предложением поговорить по душам. Пусть покамест он посуетится, поищет пропавшего без следа Мала, понервничает. К тому времени и 'уехавший' Халган-Зарол сыграет свою роль в разыгрываемой нами партии.
   - А мы? - прищурился Гуннар, пристально глядя в мою сторону. - Что будем делать мы, кроме простого ожидания?
   - Во-первых, надо постараться и скупить оставшиеся расписки наместника. Тут у нас неплохие позиции. Товар необычный, мало кто захочет его приобрести, да и полную цену вряд ли дадут. А тут мы, в таким радостным для заемщиков предложением. Во-вторых, подготовка наших бойцов, частичная замена оружия и брони. Впрочем, об этом отдельно говорить надо. Ну и напоследок - наращивание численности. Было бы разумно послать доверенных людей в Полоцк, Новгород, Псков. Там всегда крутятся вольные варяги. А в Новгороде и Пскове и викинги, которые покинули родные места из-за жесткого давления тамошних владетелей. Денег у нас теперь прибавилось, можем выбирать не абы кого. Есть чем соблазнить. Вопросы?
   Вопросы конечно присутствовали, но с ними решили разобраться несколько позже, то есть завтра. Да на свежую голову. Сейчас же - на отдых, день и так выдался насыщенным.
  
  
  Глава 6
  Август (зарев) 985 год
  
   Три недели, прошедшие с момента событий с уничтожением Мала и Халган-Зарола, промелькнули быстро. Слишком уж они оказались заполнены неотложными делами, возникшими словно из воздуха. Хотя, какое там! Сами мы их себе и устроили. Олег и Ярополк, как наиболее подходящие, усердно и довольно результативно торговались с другими заемщиками наместника, выторговывая долговые расписки за минимальную сумму. Упор делался на то, что получить долг будет сложно, чревато обидами и вообще, нужна ли им столь сильная головная боль?
   Эйрик, почуявший скорые изменения, отпросился в Новгород. Решил самолично поучаствовать в вербовке бойцов, благо что присутствие фигуры такого масштаба само по себе многое значило. Потому никто и не возражал. Напротив, выделили усиленный эскорт, солидную сумму на первичные выплаты и наилучшие пожелания в придачу.
   Наш мастер по тайным делам был внешне незаметен, но на самом деле вгрызался в доставшийся ему пласт информации не хуже, чем отощавший волк в мозговую кость. Заодно отслеживал и трепыхания обезглавленной Тайной Стражи. Нового начальника, заместо сгинувшего Мала, еще не прислали. А его подручные, как стало понятно, всей полнотой информации не обладали. Покойный Мал, при всех его очевидных достоинствах, совершил одну серьезную ошибку - замкнул большую часть управляющих нитей на себя. С одной стороны, этим он повысил свою значимость. С другой... после его внезапной смерти все заботливо выстроенное хозяйство оказалось если не парализованным, то серьезно потеряло в эффективности работы.
   Ну а я... Я сейчас просто следил за ситуацией, выстраивая тактику и стратегию дальнейших действий. Так и полагается, ведь руководителю нет нужды тащить на себе все без исключения проблемы. Достаточно всего лишь быть готовым скорректировать действия помощников. Предварительно дав каждому задание.
   Кстати, воспоминания о родных краях и временах не забылись, но перестали вызывать острые эмоциональные вспышки. Я окончательно уяснил не только разумом, но и чувствами, что эта моя 'командировка' в прошлое - дело длительное. Родных же надо постоянно вспоминать и знать, что я к ним вернусь. К прежним. Не изменившимся. Не постаревшим. А это и есть самое главное. Осознав сей факт и приняв его душой, я действительно почувствовал облегчение. Словно с плеч свалился тяжелый груз. Тот груз. К которому вроде бы привык, который долго таскал на себе, а потом сбросил. И вернулось прежнее ощущение свободы, чуток позабытое, но от того еще более приятное.
   А дохлые хазары по ночам не снились. Совсем. Никаких психологических травм, даже самых легких. И это действительно радовало. Возможно, свою роль сыграл и суточный загул по девочкам, в который я сорвался после того, как дела чуток отхлынули. Возможно. А может просто психика крепкая, достаточно в трупам подготовленная уличными жестокими драками и долгими занятиями экстремальным спортом.
   Ну а после приведения себя в окончательную норму, в здравом уме и твердой памяти, я взвалил на себя еще одну добровольную обязанность - возню с Роксаной. В смысле? Естественно не в постельном, ибо девушка, хоть давно не была невинной, но не первый год как-то оставалась почти что в стороне от этого жизненного нюанса. Тут другое. Поскольку дел для нее - реальных, нужных дел - на горизонте не просматривалось, пришлось заняться ее натаскиванием в иных областях. Тайные игры Гуннара, финансы Олега, управление и дипломатия Ярополка - все это аккуратно, ненавязчиво вкладывалось в ее голову. Постепенно, шаг за шагом.
   Зачем мне это все? И забавы ради, и вместе с тем в расчете на то, что удастся спустя некоторое время создать себе помощницу. Спешу заметить, что помощницу не обычную, а способную мыслить не только местными реалиями, но еще и с добавками особенностей, присущим тут лишь мне - визитеру из совсем иного времени. Это могло быть сильным козырем в разворачивающейся игре.
   Кстати, это самое постепенное обучение, помимо прочего, помогло сгладить тот эпизод. Ну, тот самый, случившийся после того, как я оставил нетрезвую Змейку почивать в моих покоях.. Тогда она тихо-мирно продрыхла до утра, потом вышла и... натолкнулась на парочку хирдманов. Те смолчали в тот момент, но дали волю языкам потом. Никаких гнусных инсинуаций, просто шуточки в пределах хорошего для варягов тона, но все же довольно колкие.
   Тогда она появилась у меня, пылая пусть и не праведным, но искренним возмущением по моему адресу. Нет, обвинений по поводу намеренной подставы ее в неприятную ситуацию не было, но вот упреки в неосторожном причинении вреда присутствовали. Слова же и обороты, которыми эта валькирия пользовалась... были изысканными и малоцензурными. И ядовитыми. Впрочем, от Змейки иного я и не ожидал, потому обижаться и не думал. Женщина, к тому же прекрасная вообще и интересная мне в частности. Ей простительно, особенно если этого другие не слышат.
   Пришлось сглаживать ситуацию, отвлекая от этого воспоминания, подменяя его новыми, куда как более интересными. Вот как сейчас. Находились мы с Роксаной в комнате 'трех мечей', где и сочетали дела и отдых. Отдых для нее заключался в ленивом перебирании листов бересты с докладами людей Гуннара, в то время как я упражнялся в метании ножей. Мишень... Ею служил тренировочный шит из мягкой древесины, повещенный на крючья на дальней от меня стене. Получалось не Тор весть как, но все же неплохо. Все же работать с метательными топорами для моего донора было более привычным делом. Мои личные навыки тут помочь не могли - я в метании был слабоват, не то что в стрельбе.
   - И что, Гуннар постоянно читает весь этот мусор? - с трудом подавив раздражение, Роскана преувеличенно аккуратно положила на стол один из листов, явно не слишком приятный для чтения. - Мне кажется, что эти куски бересты измазаны в грязи и запахи от них, как из хлева. Один другого гаже!
   - Относись к этому... не так серьезно. То есть оставь серьезность для фактов, а чувства, научись разделять их. Люди. Они же очень разные. Причем большинство приятных ощущений не вызывают.
   - Это как?
   - Просто и легко. Взять к примеру, наших хирдманов... Парни частью довольно обычные, но в грязи не вывалялись, потому как нутро у них другое, - усмехнувшись, я метнул очередной нож. А-а, черт! Попал, но довольно далеко от центра щита. Гораздо ближе к краю, что не есть очень уж хороший результат. - Зато есть и совсем другие люди. Например, здешний наместник или тот хазарин, Халган-Зарол, ныне покойный. Противный народец, особенно если вглубь проникнуть. Силой там или хитростью - результат все равно один.
   - Это и плохо! Они ж как червивое яблоко. Надкусишь, а вместо сочной мякоти - слизь и извивающийся червяк, - поморщилась Змейка, а потом добавила. - Руку, если так метать, чуток докручивать в последний момент надо. Тогда направление меняться не будет и точность повысится.
   Мда, вот уж не ожидал, что она за моими упражнениями еще следить ухитряется. Но совет, он явно стоит того, чтобы к нему прислушаться. Это я и сказал девушке:
   - Обязательно учту. Позже. И ты тоже учти относительно разных видов людей, которых ты с яблоками сравнила. Надо только быть осторожным и всегда помнить, что гнилья всегда хватает. Тогда и удивляться не придется.
   - Грустно...
   - Да, есть такое. Поэтому оставим в покое действительно не самые приятные впечатления от тайных игрищ и перейдем к более интересным.
   - К каким из них?
   - К наместнику, к Мстиславу Игоревичу нашему. Он, родимый, все это время не в самом лучшем настроении пребывает.
   - Ага, - охотно поддакнула Змейка. - Мал пропал, из Киева наверняка рычат, выяснения обстоятельств пропажи требуя, а нового начальника Тайной Стражи пока не присылают. Крутится наш наместник, как белка в колесе, а результатов нет и не появится.
   - Может и появятся, тут уж и от нас многое зависит. Думаю, что на хазар подозрение уже упало, но уверенности нет. Никто не видел, никто не слышал, а догадки на княжий суд представлять - дело рискованное. Может похвалят, а могут и выпороть перед всем честным народом. И мало радости, что кнут нематериален.
   Высказавшись, я взял очередной метательный нож из числа лежащих передо мной на столе и метнул в цель. На сей раз, однако, решил воспользоваться недавно полученным советом. Кхм, а ведь действительно так и легче, и эффективнее.
   - Я же говорила...
   - А я признаю, что совет хорош, - подмигнул я Змейке. - Однако, вернемся к наместнику и его сложностям. У нас есть три его заемных письма, за что отдельное спасибо Олегу с Яром. Также у него есть бессонница, плохое настроение и время от времени возникающие приступы бешенства от свалившихся на голову проблем. Остается только окончательно придавить его, словно таракана кованым сапогом. Только хрустнет.
   - Загонять зверя в угол - опасное решение. Мстислав Игоревич не робкого десятка, может пойти напролом.
   - Не волнуйся, будем действовать аккуратно, но жестко. И не откладывать на неопределенное будущее. К тому же есть и повод для визита к наместнику.
   Роксана ничего не сказала, но выжидающе посмотрела. Девушки. Они вообще очень выразительно смотрят, особенно такие. Уж в чем моей собеседнице не откажешь, так это в стиле и индивидуальности. Не скрою, почти все мои знакомые из прежней жизни сильно уступали. Очень сильно. Встретился бы с такой там - непременно начал бы планомерную осаду с цветами, иными подарками, приглашениями и прочим... Но здесь она несколько другая. Не простая девушка, а воительница, к тому же из ближнего круга. Помощник. Которую имеет смысл подтягивать, делать из просто нужной крайне необходимой. Потенциал ох какой высокий. Эх, фортуна!
   - Сегодня вечером наместник устраивает небольшой такой пир, - временно отстранившись от упорно одолевающих мыслей, произнес я. - Обычное дело, ничего особенного. Он сам, родня, пара заезжих персон, ну и несколько местных приглашены по обыкновению.
   - Раньше ты там не появлялся. Хотя нет, был, но всего пару раз.
   - Значит, появлюсь опять.
   - Он удивится...
   - И пускай, - пожал я плечами, не понимая, что тут может беспокоить Змейку. - Пусть всерьез побеспокоится, пытаясь понять мои поступки. К тому времени, когда начну разговор, будет в должной степени взведенности, как тетива на самостреле. А потеря спокойствия в таких случаях никому еще не помогала.
   Тут Роксана согласилась. За последние дни я серьезно вынес ей мозг на похожую тему. Нервничать в условиях интеллектуальной игры - подобно если не смерти, то уж точно ведет к предоставлению противнику огромной форы. Можно не выносить оппонента, ненавидеть от всей души, но чувства должны быть под полным контролем. Иначе... они вернутся к тебе, словно пущенный в далекие дали бумеранг - неожиданно и очень болезненно.
   - Нужна будет хорошая охрана, Хальфдан, - на лицо воительницы упала тень тревоги. - Детинец хоть и не вражеская крепость, но все может статься. Только...
   - Пять или шесть человек, да и все они останутся за пределами главного зала. Те же яства, общество, развлечения, но без доступа к тем, кого наместник пригласил лично. Обычное дело и беспокоиться не стоит. Никто в здравом уме не решится устраивать там ни поединка, ни тем более убийств.
   - Конечно не станут. Но потом, после разговора... - нахмурилась девушка. - Я бы взяла пару десятков хирдманов и подождала снаружи, на вольном воздухе. Мои ребята умеют не слишком бросаться в глаза. Так я пойду?
   - Куда это?
   - Выбирать людей, чтобы после твоего разговора с наместником ничего не случилось. Для охраны я не сгожусь, только если хочешь, чтобы кому-то челюсть набок свернула. Я же говорила, Мрачный, не все нормально относятся к воительницам. Лучше уж я там, без лишней наглядности. Да и о пользе забывать не хочется.
   Невольно улыбнувшись, я представил себе момент сворачивания челюсти или выбивания зубов. Змейка, она такая, вполне может устроить и это, и многое другое. Никто бы не удивился, даже сам наместник, который наверняка слышал об этой фурии в человеческом обличье среди моего ближнего круга.
   А ведь удивлять других - местами приятно, а порой и вовсе небесполезно. Вот и удивим. Признаться, я до этого момента еще был в сомнениях - стоит ли столь резво форсировать события. Однако, последние слова Роксаны, пусть и странным образом. но послужили существенным аргументом. Пришло время для неожиданностей... для начала адресованных ей.
   - Хирдманов можешь отобрать, тут я не спорю. Брать тебя в числе сопровождающих-охранников тоже не лучший выбор. Однако, на этот пир ты все же попадаешь, - не дожидаясь, пока огонек удивления в глазах Змейки перерастет в бушующее пламя, я произнес. - Каждый приглашенный может взять с собой сопровождающего... или сопровождающую.
   - Я?! Все эти сопровождающие - или жены, или просто наложницы. Да чтоб мне провалиться...
   - Не получится - пол тут крепкий, доски не трухлявые. К тому же многие берут с собой телохранителя или советника. Впрочем, не стану возражать, если одна сердитая, но красивая девица поразит окружающих не только своим присутствием, но и обликом. Например, открытым платьем, благо тебе есть что показать.
   - Вот уж нет! Если я там и появлюсь, то только в своем обычном виде, без всяких платьев и румян, как тут принято.
   - Хорошо, - с трудом удерживаясь от смеха, согласился я. - Румяна и платье и впрямь слабо сочетаются... С мечом и метательными ножами, от которых ты точно не откажешься.
   Рука Роксаны потянулась было к стоящему поблизости от нее кубку. Явно она не собиралась пить, скорее уж вознамерилась бросить его в меня. Но успокоилась, призвав на помощь как невеликий запас выдержки, так и понимания того, что ярл тут только один и уж точно не она. Эхе-хе, а вот чувства юмора ей бы хорошо побольше иметь. Ну да то дело наживное... надеюсь.
   Как бы то ни было - договорились. Пусть Змейке не слишком хотелось блистать в местном 'высшем свете', а отвертеться не получалось. Как-никак она понимала - интересы хирда превыше столь несущественных мелочей как нелюбовь к шумным пирам знати.
   Зато как ворчал Ярополк, когда я собирался к наместнику. О нет, он был всячески 'за' саму идею, способ исполнения, но вот выбор спутника ему не слишком приглянулся. Хорошо еще, что не стал высказывать все это при Роксане. Подождал, пока та удалится для выдачи приказов своим головорезам.
   - У тебя опять странные идеи, Мрачный. Вижу, что ты решил нашу воительницу уму-разуму учить. Да поможет тебе великий Один! Кто знает, вдруг одна лишь тень источника мудрости поможет Змейке здраво смотреть на некоторые наши дела.
   - Стараюсь, Яр. И ты знаешь, результаты уже есть, как бы ты этому не удивлялся.
   - Надеюсь, это не усмешка Локи над нами, смертными, - вздохнул побратим. - Но все же, почему ты ЕЕ туда тащишь? Пойми, сам я туда не особенно стремлюсь. Мне удобнее будет побыть в стороне. Роксана, она резкая, способная к любым неожиданностям. И платье она не оденет.
   - Пойдет в привычной одежде.
   - Наместник и его гости будут...
   - ...разочарованы? Да и Фенриру их в пасть, - радостно оскалился я. - Пусть Мстислав бесится, пусть Хель сжирает его разум кусочек за кусочком. Все равно он нам нужен именно такой - дерганый и готовый на глупости. Так легче загнать в угол, а потом предложить вполне пристойный для него выход.
   - Рискуешь, брат, - вдохнул Ярополк. Он не одобрял меня, но успел убедиться, что принятое решение не импульсивное, а вполне себе продуманное. - Там будут и люди из Киева, нашего стольного града. Увидев необычное, могут рассказать, пустить слухи.
   - Слухи, это нормально. Пусть себе идут. Все равно в скором времени нам придется перебираться в Киев.
   Выпустив эту парфянскую стрелу, я оставил Шрама в одиночестве, покинув помещение. Пусть посидит, переваривая услышанное. Да-да, Киев необходим, именно там сплетается главный клубок ядовитых змей, который предстоит... Нет, не распутать, а скорее добавить в него еще парочку ядовитых бестий. Так и интереснее, и полезней.
   Потом, все это потом. Сейчас меня ждет первый серьезный выход в высший свет. Конечно, это не версальские балы более поздних веков и не приемы у императора Византии в нынешние времена, но для этих мест... вполне на уровне. Для Переяславля. Усмехнувшись, я направился туда, где должна была находиться Роксана. Святое дело - малость подколоть спутницу на предстоящем мероприятии.
  
  ***
   Не люблю лошадей! Я убеждаюсь в этом всякий раз, как мне приходится с ними сталкиваться. Вроде на сей раз ехать было недалеко, а эти существа успели меня серьезно достать. Особенно та скотина, на которой сидел я! Сей клятый жеребец словно пытался одновременно оглушить своим довольно противным ржанием и отравить мощной токсической атакой. Да-да, это я про малоценное удобрение, что то и дело у него из-под хвоста вываливалось. Видеть, конечно, я этого не видел, но вот амбре... И задница, которая после любой поездки отбивалась о седло и начинала немного ныть. Мерзкое ощущение, как ни крути. В общем, полный ужас. От приказа пустить тварь на колбасу удерживала лишь стоимость этого порождения Нифльхеля. И понимание, что другие четвероногие транспортные средства вряд ли окажутся лучше.
   В общем, дело было вечером, а мы уже находились в Переяславском детинце - центре города, его сердце. Тут не обычное пространство внутри городских стен, тут нечто куда как более важное. Доступ... не для всех, абы кто сюда точно не проникнет, тем паче в больших количествах. Стража у ворот также не чета обычной городской - зыркает весьма злобно, внимательно просверливая взглядами любого, кто хоть немного вызывает подозрения. А так...
   Красиво. И одновременно очень жалко, что подавляющая часть всех этих красот так и не дошла до моего времени. Остались лишь ничтожные остатки, остальное сожрано безжалостным временем, клыками огня и злобностью некоторых людишек. Мда... Впрочем, сейчас еще ничего нельзя сказать, будущее творится в настоящем. Теперешнем настоящем.
   Молчаливые слуги приняли наших коней, уводя четвероногий транспорт в сторону конюшен. Нам же оставалось идти вперед, благо удостоверять личность уж точно не требовалось - хирд Хальфдана Мрачного и его воины в Переяславле были неплохо известны.
   Церемонии... Кто сказал, что они появились лишь в средневековье? Плюньте ему в глаза тридцать три раза, а потом обрушьте на дурную голову каменную глыбу. Не-ет, сколько времен живут люди, столько они и будут устраивать их. Каждая культура обладает уникальными особенностями, тем более та, которая царила в Киевской Руси, она же Гардарика. Часть исконно славянского, часть скандинавского и балто-славянского... Итог - то, что имеется.
   Отсутствует византийская пышность, но зато есть суровая красота оружия. Нет льстивых придворных, зато глаза вот-вот, да отследят прошедшего мимо скальда, в чьей памяти сотни саг. Не то чтобы их нет на пергаменте, но большинство варягов не всегда предпочитает читать. Чтение для них не сочетается с пиром, оно более уместно скучными зимними вечерами, что частенько свободны от застолий, битв, охоты. Пиры... тут или сказители, подыгрывающие своим словам мелодичными трелями гуслей, или же скальды, впадающие порой в своего рода транс во время распева. Скальды... они особые создания. Они из касты, они всегда близки, потому как знают чувство клинка в руке, ноздри их многократно втягивали аромат свежепролитой крови врага... Глаза видели зарево пожаров, пожирающих чужие города, а раны ноют и мозжат в сырую погоду. Они плоть от плоти тех, на ком стояла и стоит сама душа этой земли - вечных воинах, варягах.
   - Мрачный...
   Выплываю из неожиданно накатившей волны мыслей и чувствую, что Роксана уже не первый раз всаживает локоть в мой прикрытый легкой кольчугой бок. Да уж, отвлекся! Ничего, все бывает в этом мире, к тому же проблем как-то и не наличествует. Подмигиваю ей, пытаюсь отшутиться.
   - Важную думу думаю, а тут острым локтем, да по нежным бокам.
   - Не воспаряй в неведомые дали Асгарда, - прошипела Змейка, снова оправдывая свое прозвище. - Здесь не наш дом, вокруг если не враги, то уж всяко не союзники.
   - Верно... Пойдем.
   Я понимал беспокойство Роксаны, хотя повод был слишком уж незначительным. Да, мысли увлекли меня в высокие эмпиреи на несколько секунд, признаю. Ну да со всеми бывает. Теперь я снова тут, готов и далее быть в максимальной степени собранным. И чую, что сие ох как пригодится.
   Пересечь двор, где мы находились - дело быстрое и нехитрое. Разговаривать вне стен обители наместника считалось... не совсем вежливым, поэтому знакомых личностей я приветствовал лишь кивками или жестами. Дескать, непременно поговорим, если желание будет, но чуть позже. В глазах же их порой просматривалось обычное, а иногда и очень сильное удивление. А как иначе? Если Хальфдан Мрачный появился, отозвавшись на приглашение наместника - это явно неспроста. Следовательно, что-то обязательно должно случиться.
   Правы они. Непременно случится... Вот только дайте немного времени и возможность поговорить тет-а-тет с Мстиславом Игоревичем. Кстати, интересно, а он как, на входе встречает гостей или в зале для пира? Скоро я это увижу.
   - Следить, много не пить, внимательно слушать, - наказал я пятерке хирдманов-охранников, прежде чем вместе с Роксаной последовать в зал для приглашенных. - На поединки не нарывайтесь, в случае чего попытайтесь уладить дело миром.
   - До какой крайности доброту изображать? - мигом поинтересовался Вадим. Тот самый, неплохо проявивший себя при поимке хазарина.
   - До разумной. Если в лицо плюют, то в ответ полагается язык отрезать. Можно вместе с головой. Но все же старайтесь потише себя вести. Причину понимаешь, не маленький.
   - Исполню, ярл. До поединков дойдет, только если действительно оскорблять будут. И обязательно скажу, с чьего желания.
   - И это правильно, - усмехнулся я, после чего полностью переключился на предстоящее не развлечение, но довольно тяжкую работу. - Пошли, Змейка, нас уже ждут.
  Девушка удивленно посмотрела на меня. Видимо, вся суть этого мероприятия до нее пока еще не дошла. Ничего, такое приходит лишь с опытом. А опыт... тут у меня была надежная опора, простирающаяся далеко в будущее. Роксана же пусть набирается опыта, учится. Я сделаю максимум из возможного, чтобы плавно и относительно мягко ввести ее в эту банку с пауками. Все равно эта грызня мимо нее не пройдет, так что пусть лучше она научится понимать все скрытые ее механизмы и мотивы.
   - Здесь ждут всех, с кого можно что-то получить, при этом ничего не дав взамен или дав слишком мало. Ты вообще видела пауков?
   - Да, видела, - подтвердила девушка, следуя рядом со мной в сторону пиршественного зала. - Но тут собрались не пауки, а скорее волки.
   - Частично. Волки по необходимости убивают себе подобных, но не жрут друг друга. В этом их сила, но некоторые пытаются обратить ее в слабость. Паук ядовит, омерзителен обликом и... практически бесшумен. К тому же плетет липкие сети, в которые завлекает своих жертв. Так вот, Змейка, мы с тобой в логове пауков. Есть маленькие паучата, есть более крупные особи. Ну а настоящих чудовищ ты здесь не узришь, они сидят в Киеве, Царьграде, Риме и прочих важных и древних городах. Учись видеть, различать разновидности паучьего племени и не путать их с благородными хищниками. И последнее... Не старайся сегодня понять все. Смотри, слушай, говори. Вот только не верь многому из сказанного.
   Шепотом произнесенные слова, когда произносящие их губы были близко, очень близко к розовому девичьему ушку, полуприкрытому струящимися волосами, наверняка приятными на ощупь... Мне захотелось дотронуться до них, затем до бархатистой кожи, потом и вовсе поцеловать столь привлекающую меня воительницу. И кажется, на какое-то мгновение чувства выплыли наружу, явно отразившись на лице, становясь заметными для множества любопытных глаз. С заметным усилием я пресек этот душевный порыв. Наверняка это вернется, но не сейчас. А позже... буду думать, как не спугнуть столь привлекательную, но очень уж сложную девушку.
   Ну а пока случившееся, пусть и нечаянным образом, но создавало впечатление, будто ярл Хальфдан притащил на пир свою пассию. Далеко не все знали, кто такая Роксана, что она в действительности представляет из себя. Но даже знающие не были в курсе, кого я собирался из нее сделать, каким образом огранить случайно попавшийся бриллиант чистой воды.
   Но... сейчас действительно не время. Мы со спутницей перешагнули порог зала, оказавшись среди сливок не только Переяславля, но и других городов Киевской Руси.
  
  
  Глава 7
  
   Общество. Более того, здесь были лишь те, чьи слова, сказанные спокойным голосом, могли наводить как страх, так и придавать сил. Наместник и правда постарался, приглашая сюда чуть ли не всех своих знакомцев, летающих очень даже высоко. Видно, что приглашения были не только приняты, но приняты довольно серьезно. Правда, большая часть нежданных мною личностей были аккурат из Киева. Что ж, это повод как следует поразмыслить.
   Перво-наперво в глаза бросался Кирилл Рыжий, воевода из числа приближенных к Добрыне. А где у нас Добрыня, там и князь Киевский Владимир. Интер-ресно, причем весьма. Этот тут просто так бы не появился, как-то, разбирая весомых людей в Киеве, мы о нем с Гуннаром говорили. В меру умен, сильно опасен, абсолютно верен своим хозяевам. Да, именно хозяевам, то есть Добрыне и князю Владимиру, как раз в такой последовательности.
   Заметив мой взгляд, Кирилл слегка наклонил голову и недобрая улыбка зазмеилась по его узким губам. Это нормально, мы с ним никогда не были в хороших отношениях. Тяга к ромейскому... не сильно приветствовалась в среде варягов. К тому же было и еще кое-что - мои хирдманы не любили тех, кто отрекается от богов своего народа.
   - Откуда он здесь? - тихо, на грани слышимости, поинтересовалась Роксана. - Странно. Такие в Киеве сидят, ближе к трону.
   - Пока не знаю, Змейка. Впрочем, теперь ты видишь, что мы не зря здесь появились. Смотреть надо сразу, а вот понимать... тут сначала подумать приходится.
   Дальше. Скользит взгляд, медленно иду и я сам. Мимоходом приветствую Воислава - командира городской стражи, она же и гарнизон при неожиданной атаке кого бы то ни было. Мужик невредный, привыкший просто хорошо делать свое дело и подчиняться приказам.
   Вот у стены беседуют двое - помощник наместника Велимир Богданович и один из не слишком перевариваемых знакомцев, Вадим Изяславович. Помню я его попытки переманить нескольких хирдманов. Хорошо помню. Лично почти не видел - как сам, так и памятью Хальфдана - но Гуннар с Ярополком порассказали. Сейчас он будет радостно улыбаться, словно ничего и не было... Да так и есть, формально был в своем праве, но вот с этической стороны подобная шалость лично у меня вызывала неприятие. Слишком уж настойчиво убеждал воинов, слишком упирал на то, что я вот-вот помру, и тогда им самим придется о себе беспокоиться.
   Ладно, пустое. Для контраста лучше глянуть на Велимира, не то правую, не то левую руку наместника. Похож на колобок, наполненный ртутью, жизнерадостная улыбка на лице, показное добродушие так и прет во все стороны. А вместе с тем попасть под его прессинг мало кому пожелать можно. Деньговыжиматель в самой неприглядной ипостаси - это как раз про него. Даже странно, что с таким деятелем наместнику отчего-то потребовались столь серьезные займы.
   Лейф Стурлассон, Зигфрид Два Топора, Михаил Грек, еще несколько... Это одна сторона приглашенных - лидеры отрядов, в той или иной мере играющих роль в общем войске, которое собирается или по призыву князя Киевского или так, по вольному желанию на предмет набега. Местами контролируемые, местами вольные, но почти все готовые взбрыкнуть, если им покажется, что к ним отнеслись без должного уважения. В узде держать их могла лишь очень авторитетная личность, выросшая из их же среды. Только так и никак иначе, что и доказывали Рюрик, Святослав, Олег...
   Но не они одни были среди приглашенных. Присутствовали именитые купцы, при необходимости способные и защищать свой товар, не забывшие еще, с какой стороны за меч берутся. Богумил Вячеславович, Зореслав Ржавый, еще кто-то, кого я в лицо плоховато помнил. Ну и нельзя забывать о тех, кто прибыл с Кириллом Рыжим, этим псом Добрыни. Обласканные князем Киевским, купленные, прикормленные, просто убежденные - поводов было много, а вот суть одинакова. Это уже не вольные ярлы и князья, это люди, встроенные в так называемую 'вертикаль власти'. Она была еще очень хрупкой из-за недостаточного авторитета лидера, но относиться к ней стоило со всей серьезностью.
   Так я и относился... Лавируя между такими же, как и я, приглашенными, я старался поприветствовать каждого, но эти приветствия сильно отличались друг от друга. Уважительные, но без особой симпатии приветствия купцам. С ними стоит поддерживать ровные, исключительно деловые отношения. Финансы нужны, но сближаться с торговцами... я в курсе, чем это заканчивается. Торжество олигархии в той или иной окраске - редкая гадость. Так что никогда и ни за что.
   Рыжий со своей сворой - дело другое. Тут издевательские улыбочки, постукивающая по рукояти меча ладонь, тяжелый взгляд, словно бы провоцирующий на ответную реакцию. Они для вольных ярлов если не враги, то противники, покушающиеся на ту самую вольность, независимость, силу. Я же сейчас именно с вольными, именно их среда является питательным раствором для далеко идущих планов. Сейчас...
   Зато с ними, даже с теми, с кем как-то отношения не ладились, стоит общаться со всем уважением и благожелательностью. По крайней мере тут, в окружении прочих. Ну а с некоторыми, вроде того же Зигфрида Два Топора, и вовсе без всяких задних мыслей. Безобидное для своих, для ярлов, создание - весельчак, балагур, любитель выпить и девочек. Именно он и приближался ко мне, уже распахнув руки для объятия.
   - Хальфдан, тебя ли я вижу, вечный затворник, избегающий шумных пиров? Дай-ка тебя обнять! А потом пойдем, за это надо выпить. Много выпить!
   - Тише, медведь ты рукастый, - проворчал я, освобождаясь от его действительно медвежьей хватки. - Я тоже рад тебя видеть в добром здравии, но это же не повод придавливать мой и так многострадальный хребет.
   - Мрачный, он Мрачный и есть. Не зря тебя так прозвали. А это... Мне кажется, или эта девица зовется Роксаной? Да, воительницы не частые гостьи на таких пирах. Хотя я тоже с собой привел, ты только посмотри...
   Посмотреть было на что. Особенно на бюст и, пардон, задницу. Пышная, но красоты это спутнице Зигфрида не убавляло. Одета с вызывающей роскошью, увешанная золотом и каменьями, подкрашенная по моде этого времени. В общем, все во вкусе конкретного ярла, на мой взгляд, непритязательном. Я смотрел больше изучающе, хотя и скептически, а вот Змейка, по лицу видно, едва удержалась от уничижительных комментариев. Хорошо еще, что не поняла суть последних слов Два Топора - он не упомянул бы о прелестях своей спутницы, если б не думал, что Роксана - моя пассия.
   - Будущая жена?
   - А возможно, - хитро прищурился Зигфрид. - Три десятка весен позади, надо подумать и о том, кому буду хирд передавать, кого на смену себе готовить. Это ты пока не думаешь. Зря. А если б от той раны не оправился, Мрачный?
   - Не будем о грустном. Как у тебя?
   - Отлично! - оживился любящий поболтать о собственных успехах ярл. - Ты должен был слышать, что недавно удалось примкнуть к Ратмиру Карнаухому. Полтора десятка драккаров, все заполнены опытными воинами, все готовы к схваткам и...
   - Ну как же, слышал. Набег на Польшу, о котором много говорили. Не знал только, что и ты там был.
   Зигфрид лишь развел руками.
   - Да-да, вся слава досталась Карнаухому, он это любит. Но никого из тех, кто последовал за ним в том набеге, он не обделил. Добыча была богатая, особенно удалось потрясти одного из епископов. Золото, оно в его храме разве что на полу не валялось.
   - Молодец, так и надо с этим Мешко. Целый король, а несколько храбрых ярлов порезвились в его землях, как у себя дома.
   - Жидкая кровь у него в жилах. - радостно оскалился Два Топора. - Истинный властитель должен сам воевать за свои земли, а не надеяться на всяких там разных. И... Ох, совсем забыл.
   - Что такое?
   - Хальфдан, я очень рад и видеть тебя и поговорить, но тут Зореслав, купец, я с ним хочу поговорить насчет денег. И остатки добычи поскорее сдать, пусть со скидкой. И еще... В общем, еще поговорим.
   Ветер в голове, вот и все, что тут можно сказать. Именно поэтому Два Топора хороший воин, неплохой тактик, но никчемный стратег. Потому и хирд у него невеликий, и во временных союзах ярлов не занимает лидирующих позиций. Зато надежен, не склонен к интригам и вообще, хорошо подходит в качестве ведомого. Это я знал раньше, убедился и теперь. Крепко убедился.
   Новые встречи со старыми знакомцами. Кто-то из них успел совершить дальний рейд на печенегов. Иные пограбили валашские городки, кое-кто все так же отдавал предпочтение морским походам. Кто просто потряс купеческие суда, кто добрался до побережья франков и навел там неслабого шороху. Все как всегда, именно этот стиль жизни был свойственен варягам - могучей силе, единой, но в то же время раздробленной, способной быть под контролем и одновременно своевольной.
   Позванивали звенья кольчуг, шелестел шелк и бархат, звучали то негромкие разговоры о делах, то хвалебные оды в адрес себя родимых. И это всего лишь Переяславль, отнюдь не самый значимый город, хотя и близкий к Киеву. Недаром тамошние красавцы приперлись именно сюда. Хотя цель так и оставалась тайной. Ярлы не знали, воеводы князя Киевского говорить ничего не собирались. Можно было или продолжать гадания, или...
   - Наместник, - процедила Роксана, дергая меня за рукав. - Только что появился, сейчас или сразу пир начнется, или гостей обойдет.
   - Обойдет, без этого нельзя. Он чувствует себя если и не хозяином города, то доверенным лицом оного. Да так оно и есть - ненадежного человека на такое место не ставят.
   - Тогда...
   - Все будет нормально, - подмигнул я девушке. - Надежность для нас и для них - несколько разные понятия. Ты же попробуй мило улыбаться наместнику и вообще создавать впечатление обычной 'девы битв', но без агрессии. Пусть отвлекаются на тебя, а заодно и позубоскалят о моих, хм, не самых обычных пристрастиях к девушкам.
   - Это что же, они все-таки приняли меня за... На кусочки разрежу.
   Ай да зрелище! Редко мне доводилось видеть, как лицо Роксаны заливает краска смущения. Его там было куда больше, чем праведного гнева, что наводило на определенные размышления. Ведь обычно на подобные слова она отвечала довльно грубо или в лучшем случае просто игнорировала. А сейчас засмущалась. Симптом, однако. Или это всего лишь мое разыгравшееся воображение? Хм, буду смотреть, время от времени подкидывая схожие ситуации. Надеюсь, что мне сейчас не привиделось, что я верно уловил реакцию воинственной красотки.
   - Не шипи, Змейка. Иногда лучше казаться не тем, кем являешься на самом деле. Наши хирдманы все о тебе знают, вот и достаточно. Эти же... Обмани противника, создай ложное впечатление о себе. Сразу появляются преимущества, которые нужно лишь правильно использовать. Ты поняла?
   - Поняла. И все равно, не по душе мне это.
   - Многое не по душе, - согласился я. - Мне вот тоже не по нутру видеть большинство тут присутствующих. Кириллу Рыжему и его приятелям я бы прямо сейчас головы снес. А вот улыбаюсь, при необходимости и поговорю со всей вежливостью, уважение мнимо демонстрируя. Без этого уже не получится, если хотим остаться собой и получить новые возможности.
   Роксана все еще кипела, но теперь эти эмоции были под относительным контролем. Сказывались наши с ней беседы на протяжении последних недель, теперь девушка относилась к происходящему вокруг пусть немного, но все же по иному, чем могло быть раньше. Процесс, как говорится, пошел. Теперь надо было направлять, контролировать, в случае необходимости и жестко вмешиваться.
   Сейчас же, взяв ее под руку, я двинулся в сторону наместника. Пусть побыстрее обратит на меня внимание. Зачем? Лучше с самого начала огорошить его, чтобы потом переваривал не самую приятную новость и помучился, ожидая серьезного разговора.
  
  ***
   Предчувствие не обмануло. Стоило мне выдвинуться поближе к наместнику, как тот сперва малость ошалел, потом внимательно посмотрел, словно пытаясь понять, а не кажется ли ему все это... Быстро взял себя в руки, поняв, что это таки да Хальфдан Мрачный, а вовсе не привидение в гости пожаловало. Удивление сменилось интересом и хитринкой во взгляде, словно он тоже выстроил какой-то план и теперь собирался воплотить в жизнь первый его этап.
   Охотно верю, что план у него или был, или только что придумался. Мстислав Игоревич кто угодно, но только не дурак. Вот только сейчас все значимые козыри в моей руке, а вовсе не в его.
   - Князь Хальфдан, рад, что ты явился по моему приглашению, - вежливо улыбнулся наместник, остановившись где-то в полутора метрах от меня и Роксаны. - Твое присутствие делает этот пир... завершенным. Воистину, он не был бы таким без одного из самых заметных в Переяславле воинов.
   - Напротив, это для меня честь присутствовать тут, когда собрались гости, которых я даже не ожидал увидеть. Хоть от нас и недалеко до Киева, но гости оттуда, да еще в немалом количестве... Это внушает. Есть какой-то повод?
   - Нет-нет, - на рефлексах отперся Мстислав Игоревич. Сделал он это очень уж быстро, чем сразу же вызвал подозрение у недоверчивого меня. - Разве что собраться вместе, обсудить возможные походы, узнать насчет изменений сил дружин и готовности князей к новым битвам.
   - Благое дело. Но собравшиеся тут всегда готовы к хорошим боям, славным и выгодным набегам. Клинки всегда заточены, броня подогнана, а хирдманы рвутся в бой. Жаль только, что скоро и осень, а она не способствует дальним переходам. Грязь, плохой корм для лошадей, прочие неудобства. Тут уж или на зиму или ждать тепла. Или водой, но тут через новгородские и ладожские пути.
   Я говорил, наместник тоже. Оба мы изображали внимание к словам друг друга. А Змейка слушала, улыбалась и одновременно тихо офигевала от обилия лицемерия с обеих сторон. Ей это было видно по той причине, что она знала мои истинные намерения. Зная же их, можно было вычленить и тот ложно-сладкий сироп, который источал Мстислав.
   Однако, ближе к делу. Сейчас собеседник разговаривает со мной обо всем и ни о чем, а скоро, если не обострить разговор, пойдет дальше. Этого мне сейчас не надо. Следует подсадить его на крючок, заинтересовать и в то же время припугнуть. Окольные пути тут не годятся, но и прямой грубости не хочется. Значит...
   - Хороший набег - благо для всех нас, - сменил я тему, прерывая наместника, вздумавшего порассуждать об укреплении дружины князя Киевского. - Деньги, они быстро утекают. Вроде бы и доли хирдманам выплатили, и оружие с бронями в порядок привели, заменили, если надо. А все равно, вечные проблемы. И чем выше положение, тем больше проблем. Обычный ярл меньше страдает от этого, чем конунг, конунг меньше наместника.
   - Да... без проблем не обходится.
   - Вот-вот. Некоторые даже занимают у купцов. Беда лишь в том, что за одним займом следует второй, третий. Знал я одного ярла, который так лишился всего и вынужден был влиться в хирд более разумного лидера вместе со своими кровными родичами и побратимами.
   - Бывает и такое, - насторожился наместник. - Я тоже знал несколько таких случаев. Печально, но... Вряд ли стоит обсуждать грустную тему перед веселым пиром.
   - Обсуждать не стоит, тут ты прав. Зато обдумать ее стоит. Ведь мало кто может сказать о себе: 'Я чист от любых долгов и уверен в будущем'. Впрочем, тебе, Мстислав, я этого желаю.
   К словам была добавлена ироническая улыбка, цель которой - показать собеседнику, что его долги не являются для меня тайной. Мимика, интонации... Их зачастую достаточно, чтобы передать в беседе то, что не слишком полезно выражать словами. Вот как сейчас.
   Наместник все понял, гарантия. Иначе не дернулся бы уголок рта. Пальцы левой руки не сжались бы в кулак, а взгляд не вильнул бы в сторону на доли секунды. Нервишки, они ж не железные, а тут такой неприятный и опасный сюрприз. Теперь он знает, что я знаю. Может и подозревать о том, в чьих руках находятся заемные письма, хотя здесь у него еще нет уверенности. Мда, уверенности то нет, но он будет стремиться продолжить разговор в более спокойной атмосфере, без свидетелей.
   И верно. Закруглив беседу. Наместник переместился к следующему гостю, но вот вид у него немного, но все же изменился. Само собой, что далеко не в лучшую сторону. Об этом я сразу же шепнул Роксане. Девушка на пару секунд задумалась, а потом подтвердила. Дескать, все верно, как-то наместник прижух, потерял часть своей важности. А затем спросила:
   - Что он дальше будет делать?
   - Дальше... Будет пирушка, во время которой у Мстислава Игоревича вряд ли получится отдать должное выставленным на столах яствам. Посидит, погрустит, в промежутках между здравицами попробует придумать возможные выходы из ситуации. Может с кем-то из приближенных посоветоваться, а то и послать одного из них ко мне.
   - Договариваться, значит.
   - Оно самое, - саркастически усмехнулся я. - Только пока не знаю, как все это будет обставлено. Но будет, клянусь кровью Одина. Ничего не делать для наместника - худший из вариантов. Этим он лишь покажет свою слабость и готовность сдаться на милость победителя.
   - А хорошо бы...
   - Хорошо, не спорю. Но нереально, это не слабый человек, он привык бороться с трудностями, а не плыть по реке судьбы.
   Что ж, все случилось именно так, как и предполагалось. Закончив обход гостей, перекинувшись с каждым из них несколькими словами, наместник сделал какой-то хитрый жест, и увидевшие это слуги засуетились. Да, куда там официантам моего времени. Здесь все было куда быстрее и внушительнее. Всего минута прошла, а стол уже украсился разнообразными блюдами. Особо утонченных, как принято в Византии, не было, зато обилие и разнообразие было куда приятней для собравшихся.
   Ну все. Теперь как минимум пару часов будут подниматься кубки с вином и медом, звучать хвалебные здравицы во славу каждого из гостей. Те будут отвечать тем же по отношению к хозяину торжества. В общем, все как всегда. Но вместе с тем стоило прислушиваться к словам Мстислава Игоревича, ведь каждая произносимая им здравица имела и скрытый смысл.
   Слова лились тихим, но нескончаемым потоком. Они то обволакивали, то заставляли прислушиваться к каждому звуку. Звучали описания собравшихся князей-ярлов, их силы, успехов. Если кто-то о чем-то не знал, то сейчас мог быстро восполнить проблемы в знаниях. Это сразу же подметила сидевшая справа от меня Роксана, прошептавшая:
   - Он же озвучивает нынешние силы каждого... Так всегда происходит?
   - Частенько, - подтвердил я, в то время как наместник разливался соловьем по поводу Лейфа Стурлассона. - Особенно если ожидается серьезный поход по призыву князя Киевского или же набег нескольких ярлов с выбранным ими конунгом во главе.
   - Но сейчас никто не слышал о новых походах.
   - Верно. Значит, или все планы держатся в строжайшей тайне, или тут то-то более хитрое.
   - Ты догадываешься?
   - Увы, но нет. Разве что потом, когда второй раз поговорю с наместником.
   Тут мне пришлось отвлечься от разговора с Роксаной. Прервал неугомонный Зигфрид Два Топора, оказавшийся мои соседом с другой стороны. Без особого смысла, просто так. Возжелалось ему, приняв внутрь пару кубков, поговорить о варяжской мощи и готовности хоть завтра сорваться в новый набег.
   Спорить с поддавшим ярлом... Да чур меня! Гораздо спокойнее просто поддержать разговор, благо и напрягаться особенно не приходилось. Надо было лишь изредка вставлять пару слов, да наводящими вопросами поворачивать монологи Зигфрида в мало-мальски интересное мне русло. Если честно, то на сей раз я подталкивал собеседника к темам, которые полезно было знать не столько мне, сколько Роксане.
   Змейке это было и интересно, и хоть как-то примиряло с соседством жены Стурлассона, которую тот таскал за собой на многие пирушки. Признаться, пустоголовая особа, любящая поговорить о каменьях, платьях, украшениях. О мужчинах сейчас у нее говорить не получалось, поскольку законный спутник был совсем уж рядом. Я невольно улыбнулся, и сочувствуя своей спутнице, и в то же время слегка злорадствуя. Не то чтобы мне не нравился ее подчеркнуто воинственный облик, стиль... Просто все равно в нем чего-то не хватало. Например, чуть более открытого тела или прически пороскошнее. Да и определенное количество ювелирки было бы Змейке к лицу. Впрочем, моя склонность к эстетству, она вечная и неистребимая, люблю совершенство.
   Забавно. По прошествии полутора часов здешний пир стал для меня практически неотличим от многолюдных пьянок в студенческую пору. Та же атмосфера, практически те же типажи людей. То один, то другой гость уже вставал из-за стола и, слегка покачиваясь, подходил к тем или иным знакомцам, находя общие темы, обсуждая важные дела. Даже местные прекрасные дамы кокетничают схожим образом, пусть и с поправкой на время. Парадоксально, но именно сейчас я ощутил себя... дома. А раз так, то и слегка расслабился.
   Вот и все. Врос я в этот мир окончательно. Странно? Да нет, подобное всегда происходит резко, одним рывком. Мне хватило довольно короткого промежутка времени. Теперь я мог не контролировать свое поведение, оно , опираясь на доставшуюся память, стало абсолютно естественным. Да и здешний образ жизни мягко и ненавязчиво переплелся с моими личными предпочтениями. Благо совпадали они изначально во многом. Как ни крути. а не зря я увлекался древней Русью, а особенно варягами. Вот и состыковались эти отдельные куски, слились в единое целое. Хорошо!
   И отсюда это накатившее ощущение расслабленности, своеобразного кайфа, которому хотелось поддаться хотя бы на малое время. Стоило ли? Вопрос, однако. Хотя физическая безопасность никуда не исчезала, но едва я отвлекся, как поблизости от нас возник Велимир - тот самый, помощник наместника в делах самых разнообразных. Возник и сразу же поманил меня за собой. Ч-черт, обломал так толком и не состоявшийся кайф. Хотя примерно этого и стоило ожидать - сам наместник не стал светиться, подослал доверенное лицо. Уж кто-кто, а Велимир наверняка в курсе проблем своего патрона и благодетеля.
   Дотрагиваюсь до руки Змейки и взглядом показываю, что ей надо идти вместе со мной. Возможное недовольство Велимира? Плевать. Как-никак это не я его сюда звал, он сам приперся. Хочет говорить - пусть говорит. К тому же я немного знаю его психотип, девушка для него не есть полноценная личность в такого рода разговорах. Был бы со мной тот же Гуннар или Яр - точно бы не прошло. А так... имеется неплохой шанс разговора как бы тет-а-тет, но в присутствии 'манекена'.
   Несколько шагов, и вот мы уже в некотором отдалении от основной массы гостей. Разговор не для всех здесь нормально пойдет. Если только...
   - Что она тут делает, Хальфдан? - несколько пренебрежительно помощник наместника тычет пальцем в сторону Роксаны. - Я же сказал, что хочу с тобой говорить, а не с тобой и этой девкой.
   - Говорить будем мы, она же просто молчать. Оставлять же девицу за столом, да близко с таким любителям красоты как Зигфрид. Он уже изрядно приложился к вину, так что... Впрочем, я могу и обратно уйти, мне спешить некуда, это ты меня позвал.
   Велимир скрипнул зубами, сдерживая явно нелестное замечание не то в мой адрес, не то по отношению всех и вся. Но перетерпел, понимая, что я то и впрямь могу подождать, а вот ему надо выполнить поручение наместника. А вот глядя на окаменевшее лицо Роксаны, я понял... Девушка внесла в свой список врагов Велимира. Он этого не понял, а зря... Враги Змейки или вообще долго не живут, или живут. Но долго и горько раскаиваются в том, что осмелились ее оскорбить.
   Опасаясь, что воительница может сорваться, я приобнял ее, что было обычным действием для варианта 'ярл и его пассия'. Ну а потом слегка сжал ее руку чуть пониже локтя. Не больно, но чувствительно, приводя в чувство, заставляя жажду крови в ее глазах отступить. Ну а после не удержался, нежно провел по гладкой, приятной коже запястья, чувствуя, что девушка руку отдергивать и не собирается. А это наводило на очень приятные размышления. Пока же...
   - Так что, Велимир, мне к моим друзьям вернуться? Там мне рады, там интересно.
   - Ладно, не горячись, князь. У Мстислава Игоревича есть предположение, что к тебе попала одна важная для него бумага. Он был бы признателен, если бы она оказалась у него. Признательность такого человека для обычного князя не первой величины будет полезна.
   - Польза, она разная бывает. И что-то мне подсказывает, что сейчас полезнее оставить у себя эту бумагу интересного содержания. Не предъявлять, а именно оставить, - парировал я совершенно невыгодное предложение. - Или у тебя есть очень весомые доводы для моего переубеждения?
   - Я бы не советовал...
   - Идти против наместника, так? С одной стороны твои слова не лишены смысла. С другой - наместник ведь сегодня есть, а завтра на его месте сидит совсем другой человек. Ты же понятливый, Велимир, должен осознавать переменчивость таких ситуаций.
   - Мое дело передать, - быстро перековался собеседник, идя на попятный. - Это я сделал, остальное не моя забота.
   - Твоя, Велимир, твоя. Слишком ты с Мстиславом связан. Но чтобы тебе было не совсем грустно, передам я с тобой обратное послание. Пусть Мстислав найдет пару часиков свободного времени и придет ко мне в гости. Повод найти всегда можно, я в городе личность не последняя. Там и поговорим, и договоримся к общему удовольствию.
   Велимир пробурчал что-то невнятное, но способное сойти за согласие. Затем же, даже не попрощавшись, ускользнул куда подальше. Хотя какое там 'куда подальше'. Уже через полминуты он появился поблизости от наместника.
   - Засуетился, - злорадно заметила Роксана, для которой теперь Велимир был человеком крайне неприятным. Оно и понятно, после его нелестных комментариев. - Сейчас он Мстиславу на тебя пожалуется, еще и приукрасит.
   - Да тут и приукрашивать не стоит. Я его почти открыто послал в далекие хазарские степи с такими глупыми предложениями. А раз его, то и наместника, который за прозвучавшими словами стоял.
   - Мстислав просто так это не оставит. Сам должен теперь прийти или через того же Велимира с тобой договорится.
   - Будем надеяться, - покачал я головой, не слишком веря в сказанное. - Кажется, он не до конца осознал ситуацию. Ну ничего, к концу пира я ему про нее напомню. Сам. А пока давай вернемся к столу. Невежливо находиться в отрыве от людей без весомой причины.
   Роксана лукаво улыбнулась.
   - А разговор со мной?
   - Тут не поспоришь. Действительно веский довод, поэтому считай, что полностью убедила. Постоим тут, поговорим о вечном и мимолетном, тем более и шум сюда не так сильно доносится.
   - Поговорим... Только хватит меня обнимать уже.
   - А может?..
   - Пока хватит.
   Желание дамы - закон. Она сегодня и так позволила то, что еще совсем недавно показалось бы воительнице недопустимым для всех, кроме тех самых случайных любовников на одну ночь. Да и те могли к ней прикоснуться лишь наедине, а никак не в присутствии кого бы то ни было.
   Меж тем пир шел своим чередом, а мы стояли рядом и в то же время в отдалении от шума и гама. Хорошо... Можно как смотреть со стороны, так и, в случае необходимости или желания, подойти, поговорить с кем-либо. Ведь мало кому есть дело до одного довольно нелюдимого ярла и его спутницы, когда вино льется рекой и скальды мощными голосами распевают саги.
   Пусть люди отдыхают расслабляются в меру своих деланий. Я же лучше поговорю со Змейкой. Ни о чем и обо всем, пока выдалась и свободная минутка, и подходящий настрой в ее душе...
  
  
  Интерлюдия.
  
   Наместник был... удивлен. Да, пожалуй, именно удивлен, и это чувство еще не успело перерасти в иное, более опасное. Он просто не привык попадать в ситуации, когда стоящие ниже него на незримой лестнице вот так жестко и однозначно отказывали ему в разумных, по его мнению, просьбах. А сейчас...
   Мстислав был человеком опытным, не первый год сидевший на своем нынешнем месте. А из этого следовало, что большинство его действий были выверены до мелочей в соответствии с 'этикетом' уже прочно сложившейся структуры власти. Именно поэтому, узнав, что она неприятная долговая расписка попала к вольному ярлу Хальфдану, он отправил к нему договариваться Велимира. И вот он возвращается, да еще загодя показывает, что договориться не удалось.
   - Говори! - невольно повысил он голос на своего помощника. - Почему не вышло?
   - Он не хочет, - шепнул на ухо наместнику его верный клеврет. - Сказал, что ваша признательность ему не требуется, а заемное письмо он намерен у себя оставить.
   - Хочет денег... Вечно эти ярлы из-за самой обглоданной кости готовы все вокруг перевернуть. Много не получит! Если хазарин терпел, то и этому сами боги велели. Если я, наместник, буду разбрасываться деньгами сверх меры...
   Велимир откашлялся, привлекая к себе внимание. Увидел, что наместник прервал излияние своего плохого настроения и лишь тогда произнес:
   Мне кажется, что Хальфдану не нужны деньги. Ему требуется средство влияния на вас. Он так и сказал.
   - Как?
   - Что ему надо предложить нечто очень для него интересное и тогда дело решится.
   - Наглец! - негодующе процедил наместник. - Но до чего не вовремя... Здесь Кирилл Рыжий с его важными поручениями, полученными от самого великого князя. Серьезный шум по поводу сделанных долгов может если и не погубить, то сильно пошатнуть мое положение. А этого допустить нельзя. Думай как хочешь, делай что хочешь, но я обязан получить эту бумажку.
   Велимир призадумался. Пойди туда, незнамо куда, чтобы сделать... Хорошо хоть задача четко поставлена. Впрочем, у него всегда находились ответы, за которые ему, собственно, и платили. Платили хорошо. А здесь тем более плата должна быть весомой. Если же еще удастся откусить кусочек от денег, выданных на расходы...
   - Что щуришься, как кошка у окна? Никак что придумал...
   - О да, наместник, - поклонился Мстиславу его помощник по самым разным делам и делишкам. - Сегодня тут много тех, кто сильно не любит Хальфдана Мрачного. Достаточно будет слегка подтолкнуть их к решительным действиям. И звон золота здесь очень уместен.
   - Кто именно и сколько платить?
   - Ну... Есть несколько недоброжелателей, но самый падкий на деньги - князь Вадим Изяславович. Если предложить ему четвертую часть от суммы, проставленной в заемном письме...
   - Пятую!
   - Как будет угодно, - вздохнул Велимр, понимая, что его начальство со своего не стронется. - Тогда я направлю его к вам. Это необходимо, мне он не поверит.
   - Хорошо. Ступай.
   Повелительным жестом отправив свое доверенное лицо на переговоры с предполагаемым наймитом по делам душегубным, наместник призадумался. Шум вокруг от множества гостей мыслям не шибко способствовал, но ничего не поделать. Ситуация складывалась тяжелая.
   Пир шел своим чередом, он же добросовестно выполнял роль гостеприимного хозяина. Ту роль, которую ему поручили. Ведь главным действующим лицом сегодня был не он, а воевода Кирилл Рыжий. Вот пусть и беспокоится обо всем, тут происходящем. Ну а сам он чуток подумает, как поступить, если покушение на Хальфдана вдруг провалится. Ведь только богам ведомо то, какой из путей окажется истинным... А значит и соломки подстелить не помешает.
   Приняв это решение, Мстислав Игоревич принялся пока что в уме набрасывать текст записки, которую его человек в ближайшее время передаст Хальфдану Мрачному. Так и волки сыты будут, и овцы целы. Удастся получить заемное письмо силой? Хорошо. Да и наглый ярл больше не будет беспокоить, под это убийство еще и Кирилла Рыжего может удастся уговорить по одному из важных вопросов.
   Ярл выживет? Что же, может правильно поймет намек и не станет противиться возвращению заемного письма за 'спасибо' или за малые деньги. Вот для этого и письмишко. К тому же ему никаких обвинений предъявить нельзя будет. Да и кто посмеет идти на конфликт с человеком, поддерживаемым из самого Киева, пользующегося полным доверием ближних людей великого князя?
   Улыбнувшись и окончательно придя в нарушившиеся было состояние благодушия и удовлетворенности жизнью, наместник пригубил выдержанного вина и расслабился. Жизнь была хороша.
  
  
Оценка: 4.82*43  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Рэеллин "Конкордия"(Антиутопия) О.Грон "Попала — не пропала, или Мой похититель из будущего"(Научная фантастика) О.Гринберга "По Праву Крови"(Любовное фэнтези) И.Головань "Десять тысяч стилей"(Уся (Wuxia)) А.Светлый "Сфера: один в поле воин"(ЛитРПГ) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) Н.Пятая "Безмятежный лотос 2"(Уся (Wuxia)) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"