Полякова Екатерина Львовна: другие произведения.

06. Помощь идет

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    На планете Лехана, известной своими криминальными нравами, пропало уже два сомбрийских экипажа. Кажется, теперь разбираться предстоит "Сирокко".


   Глава 6. Помощь идет
  
   1.
   3 марта 3049 года
   Селина Хендрикс знала три способа расслабиться. От души пострелять в тире, от души заняться любовью или от души потанцевать. Но в тире она и так дневала и ночевала последнюю неделю, партнера у нее на данный момент не было, так что оставался только третий вариант. Впрочем, после вечера в клубе она крайне редко уходила одна. И, кстати, давно она не заглядывала в "Спиральную Туманность", она же попросту "спиралька", традиционное место посиделок Теневой Флотилии.
   Вечер был свободным, и Селина без лишних раздумий начала собираться. Яркая свободная туника, удобные лосины, не стесняющие движений и подчеркивающие стройные ноги, туфли на небольшом каблуке. Короткие волосы не требовали укладки, а макияж Селина не признавала. Флаер пусть остается на стоянке - Селина намеревалась пропустить пару коктейлей, а может, и не пару, как пойдет. Конечно, напиваться в хлам недостойно сомбрийца и тем более офицера, но Селина знала свою норму и хотела расслабиться.
   Чем хороша "спиралька" - там всегда можно найти кучу знакомого народа. Кто в отпуске, кто откисает после очередного вылета. Пилоты, помощники капитанов, бойцы ударных групп или такие же, как сама Селина, одиночные агенты, прибивающиеся то к одному, то к другому экипажу или действующие сами по себе. Впрочем, сейчас все они выглядят как вполне обычные гражданские... если в глаза не смотреть. Обычно Селина умела распознать Тень. Даже если это не боевой офицер, а корабельный врач или бортинженер. Кстати, а там за дальним столиком кто у нас выпивает? Ага, Юджин Коул с "Сирокко" и Найджел Моррис с "Самума". Найдж в свое время делал ей какие-то намеки, но Селина пропустила их мимо ушей. Редкий зануда. Только о железках своих и может разговаривать. Будь это тот же Коул, она бы согласилась, хотя Юджин и ядовит как тысяча болотных гадюк, но а то Селина сама не такая. Но Коул был счастлив в своем семейном альянсе (Дороти Коул по степени ядовитости супругу не уступала), так что отношения с Селиной остались приятельскими. То есть, иногда они пили вместе и зубоскалили над армейской жизнью. Но сейчас Селина была в несколько ином настроении, а посему направилась на танцпол.
   У диджеев "Туманности" всегда был прекрасный вкус, а сегодня, как по заказу, звучали сплошь зажигательные ритмы, так что Селина отрывалась как могла, а могла она очень многое. Чувство ритма у нее было отменное, грацией природа не обидела, а спортивные и не только тренировки не прошли даром. Селина обожала импровизировать на танцполе и с удовольствием ловила восхищенные взгляды и комментарии. Увлекшись танцем, она не слишком смотрела по сторонам, и только в паузе между двумя треками вдруг заметила, что из угла ей активно машет Женя. Так, стоп, и что это тут некоторые несовершеннолетние делают?
   - Селина, ау! - надо же, и Леон здесь. - Вернись на землю и давай к нам!
   Кроме Леона и Жени (сидевшей, кстати, с кружкой того самого имбирного безалкогольного пива), компания оказалась незнакомая. Точнее, полузнакомая. Двое парней из младших офицеров, точно уже где-то мелькали, троих она не видела ни разу - а троица колоритная. Одного, похоже, когда-то перепутали с боксерской грушей, второй напоминал ракуэнца внешностью, но не манерой держаться, да и высоковат, а третий, выглядящий как ракуэнец-полукровка, смотрел на окружающих... как она сама. Селине не раз говорили, что от ее взгляда чувствуют красную точку между бровями - теперь она видела, как это выглядит со стороны. Довершала композицию та самая Картье, которой по мнению Селины, было место где-нибудь в светском салоне, а не в космофлоте. Как и всем дочкам миллионеров. Но Леон, парень компанейский, но разборчивый в знакомствах, тепло улыбался ей, как улыбаются только хорошим друзьям. А подойдя ближе, Селина увидела тот самый взгляд, по которому отличала Теней, и седые пряди в каштановых волосах - свет дневной, она же младше Селины! Похоже, Женя все-таки не приукрашивала...
   - Рад тебя видеть, дружище. Это хорошо, что ты тут, - сказал Леон. - Когда бы еще увиделись. А мы тут как раз Снайпера пропиваем, думаю, вам стоит познакомиться, вы чем-то похожи.
   "Пропивать кого-то" на курсантском жаргоне означало "праздновать чей-то день рождения". Но сейчас в голове у Селины щелкнуло. Снайпер. Тот самый, про которого так восторженно рассказывала Женя и с которым Селина так жаждала познакомиться. На ловца и зверь бежит. "Полукровка" коротко кивнул, подтверждая, что речь о нем, а Леон показал Селине на свободное место - между ним и Картье, как раз напротив Снайпера.
   - Ну что, пьем! - объявила Селина. - Когда еще встретишь двух хороших флотских или почти флотских людей одновременно, да еще и по радостному поводу. Для меня честь поздравить того, кто помог команде моего близкого друга.
   Она протянула руку:
   - Будем знакомы, Селина. И счастливого дня рождения, ну и еще много счастливых дней, - произнесла она почти ритуальную фразу-поздравление.
   Снова тот же короткий кивок:
   - Стивен Вонг, впрочем, для большинства присутствующих я Снайпер и ничего не имею против. Рад знакомству. Кажется, вижу коллегу по цеху, - он смерил Селину взглядом, характерно прищурившись на левый глаз - а может, это шрам над бровью создал такой эффект.
   - Пьем-пьем! - обрадовался Леон. - Но постой, ты, кажется, здесь кроме меня и Жени, а теперь и Стива, никого не знаешь. Непорядок. Заодно вот и повод, когда... эээ... ну почти все мои друзья могут перезнакомиться между собой. По-моему, это еще один повод поднять тост.
   Что и было сделано. Потом Леон представил Селине тех, кого она не знала. Люсьен Деверо, Габриэль Картье, Ариэль Враноффски - симпатичный, кстати, парень. К высоким шатенам она всегда была неравнодушна. "Боксерскую грушу" звали Виктором Дарти, и он сразу же пояснил, что предпочитает именоваться по фамилии, "псевдоракуэнца" - Асахиро Фудзисита. Так, ладно, память на имена у Селины всегда была неплохая, за вечер можно успеть запомнить всех.
   Дальше наконец последовала история знакомства со всеми тремя парнями. Селина навострила уши. Про заварушку с хундианскими пиратами она уже слышала от Жени, но одно дело через посредника, другое - непосредственно от тех, кто участвовал в бою. Хотя сам Снайпер что-либо рассказывать отказался, сказав, что ничего не помнит. Но да - он пошел один на флагман. И ведь не врет же и не красуется ни разу.
   - Именно так все и было, как сказал бы наш лейтенант Рош, - резюмировал Враноффски. - Они с кэпом вместе этих... гавкальщиков крошили. Кстати, мы его честно звали, а он не пошел.
   Себастьена Роша Селина немного знала. Очень серьезный, врать не станет.
   - Себ не пошел, потому что у него причина есть. Ему скоро отцом становиться, - ответил Леон. - Неудивительно, что он сейчас проводит больше времени с супругой.
   - Я бы тоже проводила, - серьезно сказала Картье. Вообще, чем больше Селина на нее смотрела, тем больше зарекалась судить о ком бы то ни было по происхождению. Встреть она Габриэль просто где-то на корабле - в жизни бы не подумала, что из такой семьи.
   - А вообще, как вспомню эту историю с пиратами, - продолжала рассказывать Картье, - так и вздрогну. Думала, у меня за один вылет поседеет то, что с того долбаного экзамена осталось, чтоб его... Вот откачиваем мы Стива, а тромбомасса как водица льется, и хоть бы что. Приборы с ума сходят, помощник стоит белый как туман, да и я сама, наверно, не лучше. Джон, говорю, вы верующий? Он на меня смотрит квадратными глазами - ты, мол, дорогой мой командир, сблажала что ли, посреди ТАКОЙ операции такие вещи спрашивать? А я ему: я вот нет, а жаль. А так бы был самый подходящий момент начинать молиться, чтобы нам препаратов крови хватило. Ну его попустило немного, а там и толк из всех этих издевательств вышел. Но медикаментов я извела... До сих пор не забуду, каким зверем смотрел на меня Рефор, когда я ему смету показала. Сказал, что я переутомилась. И ведь не соврал.
   Селина уважительно кивнула. Да, Картье по праву на своем месте. Но все же больше ее интересовал Снайпер. Определенно, Женя была права - по прозвищу к нему обращаться проще.
   - Вы ведь теперь тоже из Теней, насколько я понимаю? - спросила она.
   - Да, изначально я присоединился к экипажу как наемник, но сейчас числюсь там на постоянной основе. Как, собственно, и Асахиро с Дарти. Впрочем, когда я говорил о коллеге по цеху, я просто увидел хорошего стрелка и, кажется, рукопашника. Это я умею опознавать.
   Селина приосанилась. Конечно, она прекрасно знала свои возможности, но всегда приятно услышать высокую оценку со стороны. Тем более она понимала - если знать, куда смотреть, необязательно видеть человека в деле, чтобы понять, чего он стоит. Снайпер - знал. Как и она сама.
   - Как насчет однажды помериться силами? - предложила она. В первую очередь Селина была стрелком, но поразмяться в рукопашном поединке никогда не отказывалась. При среднем росте и худощавом сложении она была сильнее иных парней, а уж в ловкости и гибкости превосходила многих.
   - С удовольствием, - кивнул Снайпер.
  
   2.
   После еще пары коктейлей (да уж, отправиться сюда на монорельсе было правильным решением) Селина решительно встала.
   - Не знаю, как вы, господа, а я засиделась и хочу потанцевать. И желательно не сама с собой.
   Последнюю фразу она произнесла, многозначительно глядя на Враноффски.
   - А что, отлично ведь получается, - ухмыльнулся он.
   - А я хочу разнообразия. А потому позвольте вас пригласить. Белый танец, кажется, это так называется?
   - Именно, - кивнул Враноффски, вставая. - Нет, я с радостью, но позвольте нескромный вопрос - почему именно я?
   - Потому что я вижу, кто умеет танцевать, а кого лучше не смущать, - усмехнулась Селина. - Тени, представьте себе, тоже на это способны. Вы, я вижу, не из стеснительных. И вообще - не Леона же у супруга отбивать. А кроме него и вас, здесь собрались прекрасные ребята... и девушки, но партнеры по танцу из них, прошу прощения, как из той колонны.
   - И даже хуже, - засмеялась Габриэль. - Ари, давай, не посрами хоть ты!
   Компания расхохоталась.
   Сначала в танце вела Селина, но вскоре Враноффски, шепнув "позволь?" (уже на "ты", какой прогресс!), перехватил инициативу. Танцором он оказался на удивление неплохим, так что Селина настроилась получать удовольствие... но не тут-то было. Обычно в танце она легко и непринужденно выбрасывала из головы все мысли - только не сейчас. "Хендрикс, не будь свиньей! Уж если приглашаешь парня на танец, так думай о нем, а не коси глазом на его соседа по столу!". Проще сказать, чем сделать. При том, что парень от души старается и вообще в ее вкусе. А еще у него есть одно неоспоримое достоинство - он умеет прикасаться, а не лапать. Словом, расслабиться бы и ни о чем не думать. А хрен там. Раз за разом ее взгляд возвращался к столу, где со стаканом виски сидел Снайпер. В паузе между треками она услышала его голос:
   - Знаете, год назад - не буду сейчас высчитывать разницу в календарях - я направлялся на флагман "Синей Молнии" с ощущением, что терять мне в этой жизни нечего, так, может, хоть оттянуться удастся. Сейчас я мог быть вторым Стэнли или не быть вообще, но в промежутке случились вы. За это я бы даже напился, если бы мог.
   - Ничего, мы надеремся за тебя! - радостно воскликнул Леон. - Ради такого дела можно.
   Он говорил еще что-то, но Селина уже не слушала. "Да кто ж ты, гром тебя разрази, такой?". Все, решительно все совпадало с тем, что Селина знала о терранских боевых программах. Провалы в памяти - она видела, что Снайпер не прикидывается, когда пытается и не может вспомнить бой с пиратами. Способность выжить при смертельной потере крови. Конечно, половину терминов, которыми выражалась Картье, Селина не поняла, но что ситуация была критической, а для нормального человека смертельной - уяснила. Да еще все то, что рассказывала Женя, даже если поделить фанатские восторги на восемь. И спиртное, кстати, пьет как воду, что тоже очень характерно. Бутылку нордиканского односолодового в одно лицо, как добрые люди пиво пьют. Это как вообще? Селина знала устойчивых к алкоголю персонажей, но со Снайпером они тягаться не могли. Единственное объяснение - манипуляции с метаболизмом.
   Но если так - это должен был быть хренов киборг, не умеющий ничего, кроме мордобоя, и уж точно некоммуникабельный. Во всяком случае, из всех рапортов о столкновениях с этими красавчиками картина вырисовывалась именно такая. А с Селиной разговаривал совершенно нормальный парень. Да, немногословный, очень сдержанный - но мало ли таких среди Теней? Да, взгляд очень специфический - но Селина сама такая же. Необычно было полное отсутствие эмоций в лице и голосе, но, опять же, он такой на свете не один. Но как тогда он смог провернуть этот номер с пиратским флагманом? Селина прекрасно отдавала себе отчет, что у нее, например, просто не было бы шансов выжить. Да, пожалуй, и у любого из Теней.
   "Я тоже хочу так уметь".
  
   3.
   10 марта 3048 года
   С вечеринки в "Спиральной Туманности" Селина, к собственному удивлению, ушла одна. Нет, Враноффски ей определенно понравился, но это было явно не знакомство на один вечер. А значит, стоит присмотреться и пообщаться, прежде чем переходить к делу. Не говоря уже о том, что уходить с понравившимся парнем, когда все мысли заняты другим - откровенное свинство. Впрочем, кодами личных каналов она с Враноффски обменялась. Как и со Снайпером. Враноффски позвонил по какому-то пустяковому вопросу уже через день, Снайпер никак не проявлялся. А потом саму Селину завалили служебные дела, так что прошла почти неделя, прежде чем она собралась позвонить.
   - Как насчет выбраться в тир? - поинтересовалась она без лишних предисловий.
   - Хоть сейчас.
   - Сейчас не сейчас, а завтра я бы с удовольствием. Годится?
   - Вполне. Пока вроде бы ничего не предвидится.
   - Могу за тобой заехать, чтобы не городить эскадру, - предложила Селина. - Мне по пути.
   - Ты уже в курсе, где я живу? - видеосвязь не была включена, но Селина явственно увидела характерный прищур.
   - Ариэль упомянул, что ты у них поселился. Так что завтра заскочу.
   На следующий день Селина аккуратно посадила свой флаер на площадке неподалеку от дома Враноффски и уважительно кивнула, заметив на крытой парковке черный "Лайтнинг". Чей флаер, можно даже не гадать - Ариэль как-то обмолвился, что его многочисленное семейство обычно передвигается по городу на монорельсе, а если и на своем транспорте - то на машине. И флаеров на парковке совсем немного, в основном девчачьи "Уазо". Селина сунула в карман парковочный талон и отправилась звонить в дверь.
   Ей открыла очаровательная девчушка лет пятнадцати в золотистых кудряшках, воззрившаяся на ее космофлотскую форму, как фанат на рок-звезду.
   - Привет. Меня зовут Селина. А... Стив дома? - поразмыслив, Селина предположила, что здесь Снайпера скорее называют по настоящему имени.
   - Здравствуйте. А я Алиса. Да, он у себя, наверху, заходите, пожалуйста... стой, кому говорят!
   Последнее относилось явно не к Селине. Быстро показав, куда можно поставить обувь, и закрыв дверь, Алиса кинулась куда-то вглубь дома. Раздался звук падения стула и приглушенный мяв, а потом негодующий возглас Алисы:
   - Стив! Твой бандит опять залез в мои лоскутки!
   - Ну неси его сюда, - послышался знакомый голос с лестницы. Вот так так! Селина была уверена, что врасплох ее застать, как минимум, крайне проблематично. Снайперу это удалось. Она не видела и не слышала, когда он появился. Он стоял на верхней ступеньке, в одних черных джинсах, поправляя рукой растрепавшиеся волосы - вероятно, недавно проснулся. Обнаружив Селину, он на пару секунд исчез за дверью и вернулся уже в футболке - тоже черной. "Нужен ты мне, - хмыкнула про себя Селина. - То есть нужен, но не в этом смысле".
   - Легко сказать - "неси"! - возмутилась Алиса откуда-то из недр комнаты. - Ага, попался!
   Она появилась снова, с торжествующим видом неся перед собой упитанного котенка-подростка. Отличный экземпляр сомбрийской дымчатой, между прочим, хотя и необычно темной расцветки. В зубах котенок держал клочок какой-то зеленой ткани.
   - Грей, а ну брось! - негромко приказал Снайпер. Котенок выплюнул добычу и поскакал в сторону лестницы, но отвлекся на Селину. Без лишних церемоний вскарабкался по штанине, как по дереву, и оказался у нее на голове.
   - Грей! - укоризненно произнес Снайпер. Но Селина ничуть не возражала.
   - Вот ты меня и нашел, - тихо проговорила она. Снайпер, похоже, услышал и чуть поднял бровь.
   - Когда я жила в приюте для нелицензированных детей, у нашей директрисы был огромный белый кот. Снежком звали. Признавал только хозяйку и меня, остальных нещадно драл когтями.
   - Прямо как мой Рик, - усмехнулся Снайпер. - Почти все десять лет в Сфере он был со мной. Больше не подпускал никого, кроме разве что нашей Жени и Дэвида, моего ученика. Рик умер незадолго до того, как я встретил сомбрийцев.
   - Вот и Снежок после моего выпуска не желал видеть никого, кроме хозяйки. Кто подойдет - он его лапой с когтями. А когти что надо. А потом он стал совсем старый и умер. Я узнавала, когда в приют заходила. Подумала - говорят, у кошек девять жизней. Может, в другой Снежок меня и найдет.
   - Про Рика говорили, что он своими жизнями со мной делится, - проговорил Снайпер.
   - Все было так плохо? - спросила Селина, пересаживая Грея с головы просто на руки. Тот немедленно принялся демонстрировать, как громко он умеет мурлыкать.
   - Как бы тебе сказать... - снова тот же характерный взгляд, от которого на тебе словно высвечивается мишень. - Однажды я вышел один против команды, объявившей на меня охоту. В другой раз я сцепился с бойцом моего уровня, так меня еще и попытался добить кто-то из его окружения. А однажды меня выследил боевик того же стиля подготовки, но уровнем выше.
   Селина все-таки не удержалась и присвистнула.
   - Да у тебя точно был... как их третьезаветники зовут? А, ангел-хранитель!
   - Не знаю, не видел, - хмыкнул Снайпер. - Хотя умирать в некотором роде доводилось. Как я тогда остался жив и как меня успели откачать - я сам не очень понимаю. И тому, так сказать, ангелу-хранителю я, с одной стороны, признателен, а с другой - встретил бы сейчас, пристрелил бы.
   Впервые Селина увидела на его лице хоть какую-то эмоцию, и это была сдержанная ярость. Но и то лишь на долю секунды. Кто другой, может, и не успел бы ничего заметить. "Прежде чем ему свернули бы шею", - добавила про себя Селина. У нее крепло ощущение, что Женя не преувеличила, а преуменьшила. Впрочем, пока лучше не лезть. Ей и так, похоже, открылись куда больше обычного. Она это ценила и не собиралась злоупотреблять.
   - Так, - сказала она. - Я вообще-то к тебе с корыстной целью. Предлагаю все-таки выдвинуться в тир, пока твой кот не облинял меня с ног до головы!
  
   4.
   15 марта 3049 года
   Сержант Каррера сдержал слово и, как и обещал, сразу же после отпуска объявил, что Снайпер будет вести тренировки вместе с ним. Стороннему человеку, возможно, показалось бы забавным, как эти двое смотрятся рядом - коренастый широкоплечий Каррера, с бычьей шеей и рельефными мускулами, и Снайпер, худой как щепка и заметно ниже сержанта ростом. Но отряду Карреры смешно ни капли не было. Они прекрасно помнили бой на пиратском флагмане. А также тренировку, на которой их командир проиграл вот этому самому Снайперу. Весельчак Мигель до сих пор передразнивал негодующие вопли Карреры.
   - Ну что, попробуй меня свалить, - говорил Снайпер Дмитрию. - По весовой категории я тебе проигрываю, да ты и сам в курсе - как мне говорили, ты помогал меня выносить с того флагмана. Так, неплохая попытка. Но я, как видишь, по-прежнему на ногах, а ты нет.
   - Снайпер, а можно помедленнее? - подал голос Мигель. Отряд Карреры не то что поголовно звал Снайпера по прозвищу - многие затруднились бы вспомнить его настоящее имя.
   - Иди сам сюда - увидишь.
   - Спасибо, я лучше на примере Митяя посмотрю! - фыркнул Мигель.
   - Удавлю! - буркнул Дмитрий, поднимаясь после очередного броска. - Друг, называется!
   Летать Дмитрию пришлось еще не раз - все-таки у них со Снайпером была самая впечатляющая разница параметров. Каррера наблюдал за тренировкой, ухмыляясь в усы.
   - Чует мое сердце, скоро с Энкиду канючить начнут, типа, дайте им инструктора. Только хрен им, а не инструктор, ты мне самому нужен. Так, а ты здесь откуда?
   Последнее относилось уже к Асахиро, которого сержант заметил только сейчас.
   - А что бы мне здесь и не быть? - ответил он.
   - Если мне память не изменяет, кто-то на Нордике отхватил из плазмы! Ты хочешь сказать, что уже в норме?
   - Габриэль разрешила мне тренировки.
   - Док, это правда? - поинтересовался Каррера у Габриэль, как раз зашедшей в тренировочный зал. Та вздохнула:
   - Сержант, вы думаете, его можно удержать? Да и потом, он же без дела с ума сойдет.
   - Я в норме, - сказал Асахиро. - После Дестикура я и то раньше восстановился.
   - Он в вас и стрелял не из плазмы, - парировала Габриэль. - Впрочем, я действительно дала допуск.
   Ее комм завибрировал.
   - Так, вызывает Рефор, пойду выясню, что ему опять не так. Асахиро, аккуратнее первое время.
   Асахиро кивнул и повернулся к Каррере. Тот подошел ближе.
   - С тебя я тоже так просто не слезу. Покажешь моим парням, как ты с одним ножом на плазму вышел. Техника у тебя очень интересная, да и опыт реальных боев дорогого стоит. Тем более такой. Вся флотилия охренела, когда те рапорты увидела.
   - С удовольствием объясню, - кивнул Асахиро. Он сделал шаг к остальным, но Каррера жестом остановил его:
   - И вот еще что. Я понимаю, что ты своей шевелюрой дорожишь. Кому другому начал бы втирать про уязвимость в драке, но ты явно можешь себе это позволить.
   - Потому и отрастил в свое время, - усмехнулся Асахиро.
   - Так и думал. Судя по тому, что ты все еще жив, к тебе действительно никто настолько близко не подбирался.
   - Было один раз.
   - Это когда тебе чуть глотку не перерезали? - Каррера кивнул на старый шрам на шее Асахиро.
   - Именно. Брат отбил.
   - Знаешь, парень, тебе дьявольски везет. Но я не о том. Пока мы на Сомбре, мне, в общем-то, плевать с высокой орбиты, какая там у тебя прическа. Но если уж кто-то из флотилии связался с Леханой, есть у меня предчувствие, что и без нас не обойдется. А Лехана - это гребаная сковородка, и в мои планы не входит откачивать тебя после теплового удара. Да и тебе самому надо, что ли, позорище такое? - любимое словечко Асахиро попало в цель, и сержант довольно ухмыльнулся.
   - На самом деле, это уже давно скорее привычка, чем какой-то принцип, - с улыбкой ответил Асахиро. - Так что никаких проблем. Тем более что единственное, что я пока знаю про Лехану - это то, что нордиканская СБ заподозрила во мне их боевика.
   - Да я б за такое убил! - мгновенно вскипел Каррера.
   В голосе Асахиро звучало искреннее сожаление:
   - Оружие у меня к тому моменту уже забрали.
   - Да голыми руками бы удавил! - процедил Каррера сквозь зубы. - Чтоб кого-то из наших приняли за этих уродов... Чем они там думают?
   - Сержант, а что, нам Лехана светит? - поинтересовался Мигель.
   - Пока приказа не было, - ответил Каррера. - Но раз уж капитан Кларк полез в эту помойку - чует мое сердце, увязнет там полфлотилии. Еще ни разу не было, чтобы на Лехане все прошло как планировалось. В космосе еще куда ни шло, но на их территории всего можно ждать. Нет, ну от нордиканцев я не ожидал! И потрясен твоей выдержкой. Как ты только никому шею не свернул?
   - На ногах уже не держался, - усмехнулся Асахиро. - К тому же далеко не сразу вообще понял, куда они клонят. А когда мне рассказали, все уже прояснилось.
   - Да плюс ты ж инопланетник. Хотя я порой уже забываю. В общем, так, раз уж дело запахло лекцией, ползите все сюда, потом отработаете.
   Про Лехану сержант Каррера мог рассказывать долго, но практически непечатно. В ранней юности, только закончив подготовку на Энкиду, он попал в отряд, охранявший сомбрийский грузовой корабль с медицинской техникой. Нападения леханцев на такие конвои были не редкостью. "Самим мозгов на разработки не хватает, а надо ж чем-то свои задницы латать да клепать своих гребаных киборгов". Поскольку уже были подтверждения, что остатки боевых программ, запрещенных даже на Терре, которая не страдала излишней принципиальностью, нашли приют в леханских частных армиях. "И наш Снайпер, скажу я вам, по сравнению с этими уродами еще лапочка... Мигель, не ржать!". Случались и похищения людей, словом, торговые караваны всегда ходили под охраной. В основном удавалось разойтись мирно, ввязываться в серьезный бой леханцы обычно не рисковали. Но в этот раз преимущество было на их стороне. "Конечно, в соотношении четверо на одного они все смелые". Драка была большая и грязная. Грузовой корабль удалось отстоять, но конвой полег почти весь, сам Каррера был тяжело ранен. "Спасибо еще, что это были просто бандюганы, безо всяких там железяк напиханных. Железяк, прямо скажем, мы им сами напихали куда надо. И провернули до щелчка".
   - У меня только один вопрос, - сказал Дмитрий. - Как на эту Лехану еще с орбиты ядерную бомбу не сбросили?
   - Да многие мечтают, - хмуро ответил Каррера. - Да только их попробуй тронь, тут же разорутся про суверенитет, а Терра поддержит. Это ж их детище. Была в свое время попросту тюряга, сливали туда весь криминал, чтоб копал шахты и пользу приносил, а помрут по тамошней жаре - не жалко. А очередная партия возьми да подними бунт, перестреляли охрану и учинили самоуправление. Терра сначала их хотела с орбиты пришибить, а потом решила, что Лехана - это очень удобное прикрытие, когда не хочется самим руки пачкать. Ну и пошло - леханцы не борзеют совсем уж запредельно, а Терра не слишком интересуется, откуда у них оружие и прочее. Да Терра и не одна такая, кому надо какие грязные делишки провернуть - все к леханским донам за помощью. Вот уж что они умеют - это всякие махинации проворачивать и тащить все, что плохо лежит, а плохо лежит, по их мнению, все, что лежит не в их кармане. С другой стороны, если наниматели облажались - тоже все просто, мол, это все Лехана беспредельничает, а мы ни при чем. Рядового боевика слить - делать нечего, от своих они отмахиваются на раз. Когда уже туда астероид какой-нибудь грохнется...
   - Теперь я начинаю понимать, почему нордиканцы так взвились, - задумчиво произнес Асахиро. - Действительно же классический расклад получается - послать на задание наемника, которого при провале просто сольют. Биографию не проверить. А я же прямо назвался боевиком. Был не в том состоянии, чтобы выбирать выражения.
   - Не боевик, а контрактор сомбрийского космофлота, учишь вас, учишь... - проворчал Каррера. - Хотя нордиканцев это все равно не оправдывает. Увижу твоего Нильсена - лично врежу, чтоб на моих людей такими словами не обзывался!
   - Он извинился, - улыбнулся Асахиро.
   - Да за такое он бы у меня всю жизнь извинялся! Так, все, детишки, урок окончен, продолжаем тренировку!
  
   5.
   20 марта 3049 года
   Поход в тир прошел отлично. Правда, всю дорогу Селина чувствовала себя на экзамене по управлению флаером - так пристально Снайпер следил за ее действиями. Даже слегка разозлилась - "эй, парень, а это ничего, что у тебя права без году неделя, а я с восемнадцати лет летаю?". Впрочем, Снайпер вскоре пояснил:
   - Всегда интересно посмотреть на чужой стиль управления. Бывают полезные вещи. Ты водишь почти как Леон.
   - Спасибо за комплимент, - усмехнулась Селина. - Он меня, собственно, и учил. Знаю, что и тебя тоже. И что ты как-то феноменально быстро освоил флаер.
   - Управление похоже на наши катера, а на них я больше десяти лет пролетал, - пожал плечами Снайпер. - Хочешь, на обратном пути я поведу.
   - А вот хочу! Леон мне тебя расписал как лихого экстремала, надо же посмотреть в деле!
   Когда они вышли из тира, где Селина почувствовала, что еще пара таких заходов - и у нее возникнет комплекс неполноценности, Снайпер даже не стал ничего уточнять, просто сам сел за рычаг. Вскоре Селина поняла, что комплекс неполноценности ей обеспечен. А когда они оказались на загородной воздушной трассе, она от души плюнула на все комплексы и стала получать удовольствие. Она и сама любила скорость и лихие маневры, но со Снайпером ей было не тягаться.
   - Свет дневной, ты что творишь? У вас там все такие пилоты?
   - Я и Асахиро считались одними из лучших, - спокойно отозвался Снайпер.
   - Елки, я понимаю, почему Леон говорил, что тебя учить - только портить! Ты же круче его самого водишь!
   - Зато с тяжелыми кораблями обращаться не умею. Во всяком случае, со здешними.
   "Надо же, хоть что-то ты не умеешь", - не без зависти подумала Селина. А вечером того же дня вернулась на загородную трассу и до полуночи повторяла увиденное.
   Через пару дней Снайпер набрал ее сам.
   - Ты что-то говорила насчет помериться силами не только в тире.
   - Говорила и повторю. К Каррере на тренировку не пойду, ваши бугаи меня общей массой раскатают. Причем чисто случайно.
   - У меня вечером самостоятельные занятия. Как раз время позднее, народа мало.
   - Самое то! Думаю, подстроюсь под тебя.
   Теневая Флотилия отличалась от остального космофлота гораздо более свободным графиком. Командование прекрасно отдавало себе отчет, что в любой момент именно Теням придется малым числом разгребать какие-нибудь мутные дела в дальних закоулках Галактики, с вероятностью без всякой связи с центром, и заставлять их ходить строем - это забивать гвозди диагностическим сканером. У одиночек вроде Селины свобода действий вне вылетов была еще выше, так что ей не составляло проблем примкнуть к любой нравящейся деятельности. Сейчас ей определенно нравились вечерние тренировки по рукопашному бою.
   Селину всегда смешило, когда ей с умным видом пытались вещать, что в среднем женщины слабее мужчин. Кто-кто, а она знала, что девчонки просто реже настолько вкладываются в физическую подготовку. И если оппонент решал, что невысокую худощавую Селину будет несложно отшвырнуть с дороги, его ждал неприятный сюрприз. А курсанты на Энкиду порой интересовались, не в родстве ли она с кем-нибудь из тамошних гадюк, а то гибкость и ядовитый язык просто-таки фамильные. "Ага, Мистеру Злюке двоюродной сестрой прихожусь", - отвечала Селина. Словом, она прекрасно понимала, что не стоит обманываться внешностью. Тем более в случае настолько опытного бойца, как Снайпер. Да, он был очень невысок для мужчины, не выше самой Селины, но она видела по его манере двигаться, что за таким сложением кроется неординарная сила и ловкость. И думала, что готова к этому.
   Дальнейшее Селина про себя именовала не иначе, как избиением. Нет, сначала она вполне могла дать отпор - но медузе было понятно, что Снайпер пока только прощупывает почву, выясняя уровень оппонента. Он прибавил темп, она ответила. В его глазах появился азартный блеск, он явно чувствовал себя в своей стихии. А вот Селина о себе так сказать не могла. Их стиль действий был отчасти похож, а вот уровень, похоже, различался катастрофически. Снайпер ускользал от нее, как ртуть, но не позволял этого сделать Селине. Да что там, ее не покидало ощущение, что он просто исчезает в одной точке зала и появляется в другой. И предугадывает ее действия ходов так на пять вперед.
   "Так... ну да, следовало ожидать. Хороша б я была, если бы велась на внешние данные. По мне тоже не скажешь, кого и куда я кинуть могу... Уй-ё, а вот это было больно. Да, чувак, намек поняла, больше не сунусь. А если так? Только что же тут был! Только не в клинч, только не в клинч, я же хрен вывернусь... уй-ё!".
   Дальше думать стало некогда и нечем - тут бы хоть как-то отбиться. Будь это реальный бой, ей уже давно свернули бы шею, причем не слишком обращая внимание на попытки сопротивления. Тренировочную форму можно было выжимать, держать темп становилось все труднее. Чего не сказать о Снайпере - он лишь пару раз откинул со лба растрепавшиеся волосы. Селина скрипнула зубами и попыталась сунуться в контратаку - результатом стала только очередная встреча с покрытием пола. Оно, конечно, амортизировало удар, но ненамного.
   - Неплохо, парень, очень неплохо, - бросил Снайпер. Селина поперхнулась - даже не столько от обращения к ней в мужском роде, сколько от такой оценки. Он издевается или как?
   - С утра вроде девушкой была, - буркнула Селина, - и нового ничего не выросло. Уж от тебя не ожидала - мы только что таким клубком катались, что не перепутаешь!
   Снайпер чуть усмехнулся:
   - Извини, в качестве оппонентов с женщинами дело иметь не доводилось.
   - А не в качестве оппонентов? - поинтересовалась Селина и тут же оговорилась: - Если что, я не кадрюсь, чисто так, любопытствую.
   - Это хорошо, что не кадришься, - невозмутимо отозвался Снайпер. - Ты интересный оппонент и, пожалуй, хороший боевой напарник, но в ином качестве я тебя не рассматриваю.
   - Принято, - кивнула Селина. - Про тебя могу сказать то же самое. Ну что, продолжим?
   Это было несколько смелое заявление - сил у нее почти не осталось. Снайпер жестом остановил ее:
   - Да, насчет твоего вопроса. Я, в целом, по девушкам, но дальше разовых встреч никогда не шел. Предпочитаю никого не подставлять под удар.
   - Уважаю, - кивнула Селина. Снайпер вместо ответа лишь сделал приглашающий жест, предлагая продолжить.
   Очень скоро Селина поняла, что сильно себя переоценила. После очередной неудавшейся атаки она взмолилась:
   - Все, Стив, пощади! Рассказывай, как тебе это удается, а то я точно поверю в колдовство!
   - Научили так, - пожал плечами Снайпер. - На самом деле, вывернуться тут можно, смотри, поменяемся ролями...
   Результат был предсказуем - сначала опять куда-то исчез Снайпер, а потом из-под ног Селины исчез пол. "Не человек, а ртуть какая-то!" - выругалась она про себя. Разумеется, Снайпер благополучно стоял на ногах. "Лихорадка нордиканская! И это просто тренировка! А в полную силу ты как дерешься?". Более того, Селину не покидало ощущение, что и для тренировки Снайпер пускает в ход лишь небольшую часть своих возможностей, в то время как сама она дралась не то чтобы на пределе, но иному реальному противнику от нее давно бы не поздоровилось. И это было просто-таки обидно.
   - Блин! - выдохнула Селина. - Я не знаю, где тебя учили так драться, но я хочу так же!
   - Совсем так же не научу, - спокойно отозвался Снайпер, - но чем могу - поделюсь.
   Селина скрипнула зубами. "Если этот парень так дерется - то я тем более должна уметь так же. Мы должны уметь так же. Иначе грош нам цена".
  
   6.
   5 апреля 3049 года
   Первое, что увидел Нил Росс, когда пришел в себя - огромный кактус. По ощущениям - значительно больше человеческого роста. Впрочем, когда валяешься на земле под этим самым кактусом, только чудом не насадившись на колючки, он и в полнеба покажется. Тела Росс почти не чувствовал, но все же попытался отодвинуться. С третьего раза удалось, и это хоть немного, но радовало. А то визор визором, но маячивший перед самыми глазами пучок игл откровенно нервировал. Хотя Росс прекрасно понимал, что этот пучок игл - наименьшая из проблем.
   Вообще, если подумать, этот кактус ему жизнь спас. Какой-то там лейтенант Росс, пусть и навигатор, оказался леханцам не настолько ценен, чтобы шарить по колючим зарослям. А может, все интересное и так выгребли из шаттла, а его попросту сочли мертвым. На какой-то момент Росс и сам так подумал.
   Ощущение тела вернулось, причем сразу и полностью. Вот это было зря. Росс скрипнул зубами и потянулся к инъектору. Так, правая рука действует, уже хорошо. Но судя по тому, какой болью отзывается каждое движение - зацепили. Левая, похоже, перебита. Еще вопрос, сколько он здесь пролежал. Судя по тому, как его знобило от потери крови, несмотря на жару - довольно долго. Плохо. Лицо расцарапано, визор проще заменить, чем полировать. Ну, свое дело он сделал.
   "Тоник" подействовал не сразу, и от попытки приподняться Росс едва не взвыл в голос. Нет. Нельзя выдавать свое присутствие. Кто знает, не бродит ли в округе еще кто-то. Был бы жив кто-то из экипажа - его бы уже нашли по уцелевшему маячку и подобрали. Но думать, что выжил он один, не хотелось. Плохо то, что встать по-прежнему не получалось. Если еще и ноги переломаны - ему конец.
   "А то тебе и так не конец", - сообщил внутренний голос с крайне пакостной интонацией. Росс послал его в задницу. Ему было двадцать восемь лет, и он совершенно не был согласен вот так взять и помереть носом в кактус. Должен быть выход. Кто-то из экипажа шаттла мог уцелеть и прятаться до темноты. С корабля могли успеть послать сигнал бедствия, когда их подбили с поверхности. Корабль, в конце концов, мог успеть уйти. Не может быть, чтобы ничего нельзя было сделать.
   Оптимизм - хорошая штука, но это когда он обоснован. Если подумать - боль отступила, и думать стало немного проще - так вот, если подумать, то положение хуже некуда. Капитан Кларк мертв, Росс сам видел, как он рухнул, прежде чем свалили его самого. Остальной экипаж, скорее всего, или перебит, или в плену, что, в общем, почти одно и то же, и еще вопрос, что хуже. Если здесь появится еще кто-то из леханцев - живым даваться нельзя. Хотя и без всяких леханцев есть все шансы, что его доконает потеря крови и жара. Или после заката доберется местное зверье.
   Росс кое-как сумел подползти к краю ложбинки, куда он свалился, и оглядеться. Но обзор заслонял покореженный корпус шаттла. Исследовать окрестности, даже под "тоником", сил не было. Тем более что с такими ранениями действия "тоника" хватит ненадолго. Есть еще одна доза, но много ли от нее прока, если он застрял тут на неопределенный срок? А точнее, на вполне определенный и очень короткий.
   Взгляд сам собой упал на пистолет. Нет уж. Сомбриец своей жизнью не разбрасывается. Пока есть хоть какие-то шансы - нельзя. "Сам-то в это веришь?" - снова встрял внутренний голос и был послан еще дальше, чем в первый раз. Надо что-то делать. Хотя бы выбраться из этих зарослей.
   Но прежде чем Россу удалось перебраться за соседний куст (чуть менее колючий), неподалеку послышался шум мотора. Росс прижался к земле. Патроны еще есть, хотя и немного. Хотя бы кого-то он успеет свалить. Главное, чтобы, в случае чего, хватило и на себя тоже.
   Шум мотора прекратился. Кто-то шел в сторону ложбинки. Росс с трудом приподнялся на локте и прицелился.
  
   7.
   Фернандо Оливейра возвращался домой в отличном настроении. В кузове мотороллера лежали редкие маринесские специи и пряные травы с Азуры - жаль только, что сушеные, но свежие до Леханы не довезти. Все равно пахли они так, что голова кругом шла. И Фернандо уже прикидывал, каких настоек сможет со всем этим наделать. Прошлая партия разошлась очень хорошо. А главное, никого не интересовало, договорился ли с кем надо приезжий торговец и нужные ли люди охраняют его лавочку.
   Нет, уехать из города было правильным решением. На окраине дальнего пригорода, а вообще-то попросту деревеньки жилось куда спокойнее. Ездить, конечно, далеко, но мотороллер пока не подводит, а и подведет - руки у Фернандо всегда росли откуда надо. А главное, в городе слишком многое напоминало о Леоноре. И о той проклятой аварии.
   Фернандо резко затормозил, с трудом удержав мотороллер на краю колеи, и выругался. Называется, только вспомнишь об авариях... Только вот за поворотом дороги стоял, неловко завалившись на бок, вовсе не леханский флаер. Если Фернандо хоть что-то понимал в технике - а он в ней понимал - то это был вообще космический шаттл. На борту, среди пробоин и явных следов огня, сохранился герб - встающая из моря звезда на фоне диска планеты. Сомбрийцы. У них с Леханой давние терки - леханцы повадились грабить их конвои, что Сомбре, естественно, не нравится. Но лезть разбираться на саму Лехану - это надо быть самоубийцами. Последствия Фернандо как раз и наблюдал.
   Он аккуратно съехал с дороги, поставил мотороллер за засохшим, но ветвистым кустом и направился в сторону разбитого шаттла. Вообще-то на Лехане первым делом отбивается любопытство ко всякого рода происшествиям. Сунешься к аварии, драке или тем более перестрелке - пополнишь собой счет жертв, лишние глаза и уши никому не нужны. Но тут все случилось уже довольно давно, вряд ли кто-то будет караулить. К тому же - мелькнула шальная мысль - вдруг есть кто живой?
   На первый взгляд картина была неутешительная. Вокруг шаттла валялось несколько тел - явно меньше, чем он может взять на борт. Забрали с собой? Захватили живыми? В любом случае, экипажу этого шаттла конец. Фернандо снял шляпу, перекрестился и хотел уже возвращаться к мотороллеру, но краем глаза уловил в зарослях какое-то движение. Положив руку на нож, он развернулся.
   Молодой русоволосый парень, на вид нет и тридцати. Форма когда-то была песочного цвета, сейчас уделана кровью так, что об этом остается только догадываться. Но шеврон с такой же звездой, как на шаттле, разглядеть можно. И погоны со звездами. В инопланетных знаках отличия Фернандо ориентировался мало, но, видимо, офицер. Парень целился в него из пистолета - точнее, пытался целиться, потому что держать руку прямо сил у него уже не было. С другой стороны, по закону подлости именно так мозги и вышибают, а это в планы Фернандо точно не входило. Он демонстративно поднял руки, показывая, что оружия в них нет, и проговорил на пиджине:
   - Утихни, вояка. Навоевался уже, как я погляжу. Спокойно, я наших донов не люблю точно так же, как и ты. И выяснять, что Сомбра тут делает, не собираюсь. Зовут меня Фернандо, а тебя?
   - Помоги... - едва слышно ответил парень, опуская пистолет. - Там... в кармане на рукаве...
   Он показал взглядом налево и сполз на песок. Фернандо присел рядом с ним. Ага, в сознании, но не более того.
   - Так. Ты мне тут не помирай, с дохлятиной возиться никакого желания не имею. От живого тебя пользы больше... не дергайся! Я от тебя ровным счетом ничего не хочу. Только чтобы дожил до своих. Не будешь рыпаться - я тебе в этом помогу. Ага, нашел. Что, вояка, стрелять тебя еще хватило, а перевязаться - нет? Все как всегда.
   Парень тихо застонал. То ли пытался что-то сказать, то ли попытка решительных действий отняла у него остатки сил. Фернандо достал инъектор с вивитоном и ввел раненому препарат, продолжая ворчать:
   - Ну ладно, придется вспоминать, чему учился. Я не медик, конечно, но кое-что могу. Аккуратному обращению, извини, не обучен. До своих доживешь, если сам фигни не наделаешь. Да не рыпайся ты! Говорят тебе - все, что мне от тебя надо, это чтобы лежал, не болтал с кем не надо и никакую заразу в себе не завел. Долго ты провалялся-то? Ах да, хрен ты ответишь. Сам вижу, долго. И отделали тебя изрядно.
   Изрядно - это было мягко сказано. Левая рука сломана, пара ребер, похоже, тоже. Вторая рука задета пулей. И он еще стрелять пытался, ну, герой с дырой! На теле сплошь синяки и ссадины, ну, от этого не умирают. Правая нога как-то неестественно подвернута, вот уж не было печали! Да еще огнестрельная рана на бедре.
   - М-да, - вздохнул Фернандо, перевязав хотя бы самые серьезные раны. - Надо тебя отсюда увозить, пока койоты не сожрали. Или доны не нашли, что хуже. Хотя, судя по твоему виду, ты с ними уже знаком. В общем, если ты до сих пор жив, то и до моего дома доживешь, я тут недалеко обитаю. Сейчас девчонок предупрежу, чтобы не пугались. Будешь... хм... троюродным братцем по жениной линии. Я вдовец, проверять некому. По-испански говоришь?
   - Более-менее, - с трудом произнес парень по-испански. Фернандо кивнул:
   - Годится. В общем, ты типа убрался на флаере. На первый взгляд похоже, а ближе, чем я, тебя разве что в морге рассматривать будут, а уж до этого постараюсь не доводить. До любой больницы тут как до Терры пешком, страховка золотая, разговаривать ты типа еще не в состоянии - ну, это тебе даже изображать не надо - в общем, обеспечу, чтобы не придрались. Извини еще раз, дорога тут очень хреновая.
   Он осторожно уложил парня в кузов мотороллера, написал на домашний терминал: "Девчонки, я подобрал раненого, скоро приеду. Не верещать и не задавать лишних вопросов", - и тронулся с места. Вести он старался предельно аккуратно, насколько позволяла дорога, и перебирал в памяти содержимое аптечки. Вроде должно хватить. Чего у Леханы не отнять - зная нужных людей и нужные слова, можно добыть любые медикаменты, и никто ничего не спросит. Парень молодой, крепкий, глядишь, выкарабкается. Уж если не загнулся, валяясь в кактусах, то уж дальше Фернандо поможет. "А твои соотечественники, глядишь, помогут мне. Или хоть девчонкам", - подумал он.
  
   8.
   В пути Росс провалился в полусон-полузабытье и очнулся, только когда мотороллер затормозил у небольшого белого домика на отшибе поселка. На пороге их встретили две девочки-подростка. Одна, постарше, была даже не похожа на леханку - таких светлых волос здесь почти ни у кого не водилось. Зато младшая была типичной местной жительницей - коренастая, смуглая, как сам Фернандо, черные косы убраны в узел, огромные карие глаза. Разумеется, предупреждения предупреждениями, а от такого сюрприза девочки переполошились. Старшая так и застыла на пороге, черненькая ущипнула ее за бок:
   - Эстелла, не стой столбом. Тащи чистые тряпки и грей воду. Много.
   Фернандо одобрительно кивнул, а потом коротко сказал:
   - Значит так. Про этого парня никому не трепать, а если кто что случайно увидит - это ваш троюродный дядька, звать... тебя как звать, несчастье?
   - Нил, - одними губами выговорил Росс.
   - Ясно. Фамилия твоя мне не нужна, прочие подробности - тем более. Чего не знаешь, того не сдашь. Так вот, звать дядя Ники, попал в аварию на флаере, страховка просрочена сто лет назад. Разговаривать противопоказано. Поняли меня?
   Девочки синхронно кивнули.
   - Ой, вечно дядя Ники на своем флаере гоняет! - пропела младшая, сделав невиннейшие глазки. - Уж мы ему говорили, говорили, а он все девушек очаровывает!
   - Отлично! - хмыкнул Фернандо, хлопнув дочь по плечу. - Так, а теперь брысь отсюда обе, рано вам на голых мужчин смотреть. Ну, парень, учти, сейчас будет больно. Но в твоих же интересах постараться не орать. Не в пустыне живем. А то все желающие тебя таки дострелить ко мне на вечерний чай завалятся. Да и девчонок мне напугаешь.
   Эстелла пискнула, зажмурилась и убежала на кухню. Младшенькая с достоинством удалилась, как будто всякие там голые мужчины - это вообще ерунда, которая случается в этом доме на каждом шагу.
   Фернандо обрабатывал раны Росса, поминутно в очень много этажей поминая стрелявших, их происхождение и интимные пристрастия. Росс узнал несколько новых слов. По крайней мере, это отвлекало. Действовал Фернандо вполне грамотно, но не слишком бережно, и пару раз Росс едва не отключился снова.
   - Ну вот, - устало, но удовлетворенно вздохнул он. - Раны паршивые, но жить будешь. Дальше надеюсь на твои силы. А домой попадешь - ваши, слышал, хоть из мелкого фарша восстанавливают. Вот, пей, тебе сейчас много жидкости надо. - Он поставил у кровати непроливающуюся кружку. - Завалялась с тех пор, как девчонки мелкие были, а вот же, пригодилась.
   Росс сделал пару глотков и забылся беспокойным сном.
  
   9.
   8 апреля 3049 года
   С первой тренировки со Снайпером (если это методичное вытирание пола оппонентом можно назвать тренировкой) Селина ушла с крайне смешанными чувствами. Болело все, но это как раз ерунда, не привыкать. При такой разнице в уровне Снайпер с ней, пожалуй, обошелся довольно мягко. Хуже было другое - она категорически не понимала, что происходит. И к такому она как раз не привыкла.
   Что Снайпер вытер ею пол - это, в принципе, было ожидаемо. Несколько обидно, что это оказалось так легко, но, учитывая его опыт... С другой стороны, сама Селина тоже, прямо скажем, не кадет желторотый, и вообще, если уж на то пошло, Снайпер ее младше на три года! Но он упоминал, что провел в этой их Сфере десять лет. Это ж во сколько он начал? В четырнадцать? Да нет, похоже, еще раньше - он явно пришел туда не новичком вроде Жени... И где это, позвольте узнать, в столь раннем возрасте такому учат? Снова вспоминалась и бутылка виски в одно лицо, и штурм пиратского флагмана... Но как тогда получается, что он вообще вменяем и способен общаться? Нет, что-то здесь не то.
   Чтобы отвлечься, Селина решила еще раз заглянуть в "спиральку". И не одна. С этим предложением она явилась к Враноффски, рассчитав, когда у него будет свободный вечер. Ариэль пытался отнекиваться и скромничать, но Селина сделала грозный вид и картинно рявкнула:
   - Приказ старшего по званию!
   - Слушаюсь! - тут же отозвался Враноффски, не менее картинно щелкнув каблуками. Да, это точно был правильный человек.
   В этот раз Селине не пришлось брать инициативу на себя - Враноффски переговорил с диджеем и уверенно повел в танце. "Вот так бы сразу", - шепнула Селина. "Приказ есть приказ, надо выполнять", - ухмыльнулся в ответ Враноффски. Селина рассмеялась и наконец выкинула из головы все ненужные мысли. Она танцевала с красивым и очень пластичным парнем, и ей было хорошо.
   - Как насчет повторить? - спросила она, когда они собрались уходить.
   - Как прикажете, лейтенант, - с предельно солдафонским видом ответил Враноффски.
   - Ариэль, кончай выпендриваться, - фыркнула Селина. Он заговорщически подмигнул, и оба довольно рассмеялись.
   Селина еще пару раз заходила просто в гости - поболтать с Ариэлем, с тем же Снайпером, если он оказывался дома, и погладить Грея. Котенок - хотя, пожалуй, уже кот, рос он не по дням, а по часам - влюбился в нее с первого взгляда, и она охотно платила взаимностью. Впрочем, как говорил Ариэль, отчищая одежду от шерсти, этот кот любил всех, причем везде, где встретит. Таскал лоскутки у Алисы, выпрашивал вкусненькое у Луизы и вдумчиво наблюдал, как работает Алек. Тот смеялся, что кот смотрит в экран с таким видом, как будто все понимает. А еще Грей полюбил охотиться, благо в саду водились мыши. Один раз гордо предъявил хозяину здоровенную полузадушенную крысу. Алиса при виде добычи сказала "беее" и отошла подальше, Снайпер только поинтересовался: "Сам придавишь или мне оставил?". Грей подумал и придавил крысу сам. И пошел на кухню клянчить обрезки мяса.
   Однажды, выходя с медосмотра, Селина наткнулась на Габриэль Картье. Удачно - давно хотела еще пообщаться, да все как-то не совпадали. Так что она предложила зайти в фитобар. Селина уже знала, что Габриэль пьет спиртное от силы пару раз в год, а в ее планы входило посидеть и поболтать, а не напиваться. Габриэль держалась несколько скованно, и когда Селина поняла, почему, чуть не покатилась со смеху прямо там же - похоже, доктор Картье заподозрила, что "женщина-винтовка" (Селина прекрасно знала, как ее прозвали во флотилии) хочет к ней подкатить. Хотя, если уж на то пошло, могла бы и прямо спросить. Впрочем, судя по рассказам того же Ариэля, Габриэль вообще очень закрытая в этих вопросах. Как не на Сомбре, честное слово. Ну да каждый волен заморачиваться чем хочет. Селину на данный момент интересовал совершенно конкретный вопрос - какие взаимоотношения у нее с Враноффски. Габриэль облегченно расхохоталась и сказала, что на Ариэля не претендует.
   - Откровенность за откровенность, - со смехом ответила Селина, - ты, кажется, от меня ожидала каких-то поползновений. Так вот, не покушаюсь. Ты классная и мне симпатична, но у нас с тобой вышла бы полная фигня.
   Они выпили за здоровье друг друга по кружке лимонника и расстались, может, и не подругами, но хорошими приятельницами точно. Правда, уже почти на выходе Габриэль сделала Селине знак задержаться и проговорила:
   - Я заметила, что последнее время ты сильно увеличила нагрузки. Не гонись за Стивом, не надо. У тебя могут получиться его приемы, но его эффективность - никогда. И ты не хочешь знать, чем он за нее расплатился.
   Селина покивала, но про себя фыркнула и обозвала Габриэль перестраховщицей. Нет, все понятно, она медик, ей вверено здоровье экипажа, и она это здоровье будет охранять всеми силами. А заодно здоровье тех, кто подвернулся под руку. Селина этот подход не разделяла. Конечно, как почти любой сомбриец, она заботилась о себе и поддерживала себя в форме, но к своему телу она относилась скорее как к инструменту. Даже, наверное, оружию. Женский пол был для нее чем-то вроде одной из моделей винтовок, стоящих на вооружении. Выдали такую - будем учиться обращаться именно с ней. Есть свои минусы и свои плюсы. Противнику, скажем, можно вышибить мозги, засев в укрытии, а можно очаровать в баре и незаметно чем-нибудь ткнуть или чего-нибудь подсыпать. Все варианты Селина воплощала уже не раз. И когда она упиралась во что-то такое, чего сделать не могла - она не списывала это на возможности тела, а искала способ эти возможности немного расширить. Да, ей регулярно влетало на осмотрах за перегрузку на тренировках, за несоблюдение пауз между установкой противозачаточных имплантов и за злоупотребление "тоником", но Селина знала свои пределы и знала, что при необходимости их можно и подвинуть. А сейчас подвинуть не получалось, и это выводило ее из себя.
   Снайпер то и дело звал ее повторить спарринг. Она охотно соглашалась, хотя заканчивалось все одинаково. Кажется, ей все-таки удавалось продержаться чуть подольше, чем в первый раз - но с ее точки зрения, это был позор и разгром. Однажды в зал в то же время забрел Дарти, и Селина уговорила его присоединиться к тренировке на ее стороне. Ну что ж, она покатилась кубарем на пару секунд позже - только потому, что первым покатился Дарти. Но Снайпер опять довольно лестно отозвался и о нем, и о ней. Нет, он все-таки издевается.
   В довершение всего она застала тренировочный поединок Снайпера и Асахиро. Сначала Селина просто с удовольствием наблюдала - эти двое друг друга стоили. Но постепенно она стала замечать, что именно Асахиро то и дело оказывается на полу, со Снайпером ему это провернуть удавалось очень редко. И самое удивительное - он, похоже, принимал этот расклад как должное. И это человек, который с одним ножом вышел на трех нордиканских гвардейцев! Ну и что прикажете об этом думать? В какой-то момент Селине даже пришла мысль о стимуляторах, но быстро ушла - со Снайпером чуть не полгода возились такие светила, как Лев Враноффски и полковник Темпл, которые это чудо природы изучили насквозь, и это ни разу не метафора. Они бы заметили. К тому же Селина ни разу не видела у него ни повышенного возбуждения, ни других симптомов такого рода - наоборот, Снайпер был образцом спокойствия и сдержанности. Ну и что, ураган его побери, тут происходит?
   Селина крайне не любила чего-то не понимать. Ее это раздражало. А раздражение она сливала проверенным способом - шла колошматить грушу. Чем и занялась. Какое-то время все было хорошо, но внезапно перед глазами замелькали оранжевые круги, в ушах зазвенело, и окружающая реальность куда-то ушла.
   Первое, что Селина услышала, был знакомый ровный голос:
   - Ты перетренировалась.
   Селина скрипнула зубами:
   - Да вот еще... Просто что-то голова закружилась.
   Снайпер пристально взглянул на нее:
   - Слушай, ты не выглядишь тепличным созданием, которое валится в обморок от любой нагрузки. Даже больше скажу, вот я сейчас на тебя смотрю и с трудом представляю, что надо сделать, чтобы настолько себя загонять. Ты в очень хорошей форме.
   Оранжевые круги все еще не ушли, но от возмущения Селина даже привстала с матов, на которые Снайпер ее оттащил:
   - Стив! Я понимаю, ты не станешь мне грубо льстить, но ты это непотребство называешь хорошей формой? Да ты меня уберешь как первоклассницу одним движением мизинца!
   - Уберу, - спокойно согласился Снайпер. - Но я - не показатель. У меня, знаешь ли, своя специфика. И я бы никому не посоветовал на нее равняться. Чревато.
   Они сговорились, что ли?
   - А я хочу на тебя равняться, - упрямо заявила Селина. - И на капитана Да Силву. Гиллмартина. Бенецки. И много на кого еще. Потому что если и равняться, то на лучших.
   Уникальное зрелище - Снайпер чуть улыбнулся:
   - Нет, мне, конечно, льстит, что ты меня ставишь в один ряд с Да Силвой. Остальных не знаю, но готов поверить, что все это достойные люди. Но равняться именно на меня - занятие в лучшем случае малополезное, а в худшем и просто опасное. Здесь уже многие в курсе, откуда я такой взялся. Но меня, если угодно, еще в детстве постепенно сформировали по нужному эскизу. Я ни к кому не в претензии, моя жизнь меня вполне устраивает, тем более что другой я не знаю, но те, кто пытался самостоятельно повторить этот путь уже взрослыми, кончили очень плохо.
   Он сел на маты рядом с ней и очень серьезно проговорил:
   - Ты себя сломаешь. Ты очень хороший боец, против меня мало кто может так держаться. Не нужно растрачивать такой потенциал на то, что ты все равно сделать не сможешь.
   Селина сглотнула.
   - Так ты... из этих? Я-то думала, это все киборги, человека там почти нет... И это в основном терране были...
   - Из этих, из этих, - чуть усмехнулся Снайпер. - Я не стал говорить сразу, потому что привык не распространяться на эту тему, а здесь мою специфику обычно сразу опознают. Видимо, я был неправ. В общем, на Терранове, моей родной планете, эти ребята пустили хорошие корни. Похоже, едва ли не все легендарные бойцы нашей Сферы - их рук дело. Про киборгов я только здесь от капитана О'Рэйли узнал. В моем случае, как мне объясняли, это коррекция метаболизма и психики. В раннем детстве, когда все это предельно пластично. Так что получается именно перестройка, пусть и весьма жесткая. В случае взрослого это будет ломка об колено. Со всеми вытекающими. В лучшем случае букет травм, в худшем - выгорание, куда более стремительное, чем то, из которого выдернули меня.
   - Бррр! Да уж, чего я точно не хочу - это чтобы мне в мозги лезли всякие там... перестраиватели. Это ж хуже имплантов!
   - Знаешь, я не могу тебе сказать, чего оно хуже или лучше. Когда меня выбрали, мне было восемь лет. Я не слишком хорошо помню, как оно начиналось, все как будто само собой вышло. И не видел ни одного взрослого, с кем бы это сработало.
   - Бррр! - повторила Селина. - Да, пожалуй, ты прав. Такой судьбы я себе точно не желаю. Но послушай - это получается, что, кому и этого мало, в тех напихивают железяк, как выражается сержант Каррера, и отправляют всех крошить без разбора? Хорошо, что в твоем случае до такого не дошло!
   - Скажем так, насколько я понял, в нашем Треугольнике таких технологий нет, до этого дозрела только Терра и, возможно, еще какие-нибудь последователи. Так что запихать в меня что-нибудь металлическое в основном пытались уже мои противники, - он недобро усмехнулся. - Но пока вот жив и надеюсь еще какое-то время продолжать в том же духе.
   - Надеюсь, что ты со своими умениями проживешь еще долго, - искренне сказала Селина. - И знаешь... я тут думала тебя позвать пострелять сегодня, но теперь думаю - а ну их в задницу, эти тренировки. Может, в бар? Не знаю, как ты обычно насчет выпивки, но там вообще очень вкусно.
   - Я обычно не люблю бесполезный перевод продукта, - улыбнулся Снайпер. - Все равно же не действует. Хотя от хорошего виски обычно не отказываюсь. Думаю, я без одного вечера в тире вполне проживу.
   - А и пошли тогда в "Белый Карлик"! Там обычно наши рядовые отдыхают, ну и ты понимаешь - тем, кто нас от терран защищает, фигню наливать не будут. Кстати, сержант Каррера там регулярно расслабляется.
   - Достойная рекомендация, - кивнул Снайпер. - Флаер, пожалуй, поведу я, тебе сегодня и так хватило нагрузок.
   В кои веки Селине совершенно не хотелось спорить.
  
   10.
   20 апреля 3049 года
   Росс выкарабкивался медленно, но крепкий организм и огромные запасы медикаментов, которые сделали бы честь иному госпиталю, постепенно делали свое дело. Хотя поначалу Фернандо то и дело разражался проклятиями: "Вот дьявол, похоже, время все-таки прохлопали! И что мне с тобой делать? Тут земля окаменела, бульдозером не возьмешь! Вот на кой ты на меня свалился?". Но даже в полубреду Росс понимал, что за вечной руганью хозяина прячется серьезная тревога и желание помочь. В конце концов, смуглая усатая физиономия Фернандо маячила над ним едва ли не каждый раз, когда ему случалось прийти в себя. А если Фернандо не было - дежурил кто-то из девочек, чаще черноволосая Кармен. Росс вскоре запомнил их имена и стал обращаться с просьбой принести воды или укрыть его еще одним одеялом, когда знобило. Разговаривал он с ними по-испански, хотя Эстелла не раз повторяла: "Мы знаем пиджин, не надо напрягаться". Но Кармен тут же одергивала сестру: "С чего бы дяде говорить с нами на пиджине?". Вообще у Росса сложилось впечатление, что Кармен, хотя и была младшей из двоих, в доме верховодила. Он поделился этой мыслью с Фернандо, тот фыркнул:
   - Надо же, полудохлый, а все примечаешь!
   - Уж лучше вокруг смотреть, чем наслаждаться ощущениями, - парировал Росс.
   - Расслабься. Дохнуть ты вроде передумал, уже что-то, а там вернешься к своим - живо на ноги поставят.
   - Главное, чтобы они меня нашли. И чтобы это были они, а не...
   Фернандо приложил палец к губам. О том, как Росс попал на Лехану, он по-прежнему не желал ничего знать, повторяя: "Чего не знаешь - того не сдашь". Дочерям он также запретил расспрашивать гостя и вообще упоминать Сомбру. Зато взамен много рассказывал о себе. Росс слушал и понимал, что их встреча была настоящим чудом - его подобрал именно тот человек, с которым они могли быть друг другу полезны.
   Фернандо Оливейра родился в настолько заброшенном закоулке Галактики, что даже не стал называть свою родную планету - "туда шалые кометы и те не залетают, куда там кораблям". Что-то вроде Старых Колоний, но еще дальше от основной сети туннелей. Но все же он оттуда как-то выбрался и отправился на Лехану, как это часто случается, за легкими деньгами. Там же встретил Леонору. Ее родители, потомственные врачи, не слишком одобряли союз дочери с невесть откуда взявшимся бродягой, но деньги Фернандо быстро их переубедили. К тому же нельзя было не признать, что смуглый красавец Фернандо умел нравиться.
   Все шло, казалось бы, замечательно. Фернандо завел магазинчик, в котором продавал наливки собственного производства, и дела шли в гору. Через два года после свадьбы родилась Эстелла, такая же светловолосая, как мать, и с таким же мягким характером. Еще через два года на свет появилась Кармен - полная противоположность своей сестре, точная копия самого Фернандо. Если Эстелла проводила время, наряжая кукол и украшая их домики, Кармен было не оттащить от инструментов и вообще любой техники. Фернандо смеялся, что эта девочка сойдет за второго мужчину в доме. Леонора, которая уже была известным педиатром, лечила дочерей сама, а мужа послала на курсы первой помощи. Справедливо - на Лехане лучше рассчитывать на себя.
   А потом на Фернандо обратили внимание доны. И им совершенно не понравилось, что какой-то инопланетник живет припеваючи и не делится с ними прибылью. Тем более от алкоголя, который был основной статьей дохода донов. Фернандо, в свою очередь, совершенно не хотел, чтобы ему диктовали, что делать в собственном магазине. В конце концов, для внешнего космоса Лехана всегда заявляла, что здесь предпринимателю такая свобода, какой он больше нигде не найдет. Не то чтобы Фернандо так уж твердо в это верил, но он был упрям и не собирался ни от кого зависеть.
   Когда в магазин стали захаживать мрачные крепкие ребята, Фернандо делал вид, что не обращает на них внимания - в конце концов, выпить любили все. Когда эти ребята вызвали его на прямой разговор - он подробно объяснил, с каким именно из окрестных кактусов им надлежит слиться в экстазе и в какой именно позиции. Леонора твердила, что Фернандо затеял безнадежное дело, он лишь скрипнул зубами и продолжал торговать как раньше. Она вздохнула и принялась пополнять домашнюю аптечку, благо ее ресурсы позволяли добыть практически все. Очень своевременно - Фернандо подкараулили на улице и жестоко избили. Первый случай он списал на хулиганов, но было еще два. В больницу ехать Фернандо не рискнул, отлежался дома. Стало ясно, что идет серьезная война. Он по-прежнему не собирался сворачивать дело - разве что крепкий алкоголь теперь отпускал из-под прилавка и только проверенным клиентам. И завел дробовик.
   Вот тогда и случилась та проклятая авария. Официально считалось, что машину Леоноры протаранил лоб в лоб другой водитель, который не справился с управлением и вылетел на встречную полосу. Только вот его машину никто не видел, хотя дело было средь бела дня на оживленной улице, а камеры видеонаблюдения как-то очень своевременно ослепли. В полиции Фернандо натурально указали на дверь - дескать, раскрыть дело можно и не надеяться. А почти сразу же после похорон к нему наведалась пара давешних крепких ребят и сказала только одну фразу: "Если до сих пор не дошло, у тебя еще две дочери есть". И Фернандо понял, что из города нужно уезжать.
  
   11.
   - Я вообще мало чего боюсь, - говорил Фернандо. В своих рассказах он давно сбился с пиджина на испанский, но Нил явно вполне неплохо его понимал. Оно и к лучшему. - Что мне самому доны сделают? Максимум - убьют. Обидно, конечно, но я на этом свете уже какое-то время пожил, и пожил неплохо. А вот за девчонок мне страшно. У них, кроме меня, никого. Да и это-то еще полбеды - ты вон сам видишь, они взрослые совсем, проживут. А вот если к ним эти уроды свои грязные лапы потянут...
   - Но они же...
   - Несовершеннолетние? - хмыкнул Фернандо. - Кого здесь это колышет! Любители, знаешь ли, на все найдутся... Лежи ты, несчастье! Я тебе еще раз говорю, тут хрен что выкопаешь, так что не создавай проблем! До порога сам не дойдешь, а туда же, за справедливость воевать! Нет, я для себя твердо решил - девчонок в обиду не дам. Меня - пусть убивают, но сначала их в безопасное место отправить.
   Нил молча сжал его руку. Соображает. Собственно, именно это Фернандо и пришло в голову, когда он нашел полумертвого Нила в кактусах - если выживет, за ним прилетят свои, и можно будет попросить их, чтоб хоть девчонок на эту самую Сомбру забрали. Тем более что девчонки к "дяде Ники" привязались. Кармен вытрясла копилку и купила ему темные очки-полумаску взамен угробленных об кактусы. Сейчас, понятно, ни к чему, но как оклемается до такой степени, чтобы во двор выползти - и маскировка, и глазам защита, сомбрийцы же к солнцу непривычные.
   Нил все не разжимал пальцы. "Отцепись ты уже", - проворчал Фернандо, но обнаружил, что сомбриец попросту заснул. Нил уже не валялся в отключке целыми днями, но все еще был очень слаб. "Вот и спел колыбельную", - усмехнулся Фернандо, аккуратно вынимая свою руку, и направился на кухню. Из прихожей он услышал перешептывание дочерей в их комнате:
   - Он такой крутой! - Кармен, конечно, все о своем. - Ведь видно же, как он с донами дрался, ух!..
   - Признавайся, сама бы хотела выучить пару приемов!
   - Хотела бы, если бы он был здоров! - совершенно серьезно парировала Кармен. - Сама-то по полчаса сидишь, когда чай приносишь!
   - Да ну тебя! Нил... ой, то есть Ники немного объяснял мне, как задачки по математике решать. А то мне эти квадратные уравнения - ракуэнская грамота!
   В приоткрытую дверь Фернандо увидел, как Кармен ткнула сестру в бок с видом "все мы понимаем". А потом сказала:
   - Да мне он тоже помогал. Вообще, жалко будет, когда он улетит. Ну то есть я, конечно, очень хочу, чтобы он вернулся домой, но я буду скучать.
   - Ох... ну ты же понимаешь, что сомбрийца сюда не затащишь даже... космическим трактором!
   - Тише ты про сомбрийцев, - привычно одернула Кармен. - Все я понимаю. Эх...
   Эстелла ойкнула, зажала себе рот ладошкой и воровато оглянулась. Фернандо удовлетворенно кивнул и незамеченным прошел дальше. Налил себе чаю - настоящий, терранский, надо бы запас пополнить - и задумался. Разговоры с Нилом разбудили в нем собственные воспоминания.
   После гибели Леоноры прошло уже два года, но такое, понятно, не забывается. Если бы Фернандо мог - сам бы оторвал голову и тому ублюдку, и тем, кто его натравил. Но сейчас важнее было уберечь дочерей. Он перевел значительную часть средств в ракуэнский банк, откуда достать их мог только он сам или девчонки после совершеннолетия, продал квартиру и переехал в дальний пригород. Вовремя - в школе, где учились Эстелла и Кармен, уже начинались косые взгляды и перешептывания, а Кармен так и надавала кое-кому по излишне длинным рукам. В новой школе девчонок приняли хорошо, а об истории с матерью Фернандо запретил им говорить. Да, мать погибла в автокатастрофе. Отец - фермер, продает кактусовые цукаты. Ни слова про алкоголь. Фернандо действительно завел небольшое хозяйство - копаться в земле он любил, даже если под леханским солнцем от нее мало чего удавалось добиться, кроме вездесущих кактусов. Хотя и от них есть прок - одни годятся для текилы, другие - на те самые цукаты, из третьих можно добыть воду... Словом, и на Лехане можно жить, если знать, как... и если не лезут всякие любители диктовать свои правила. Впрочем, эти самые любители больше не обращали внимания на семью Оливейра - видимо, решили, что урок усвоен, а взять особо нечего. Но дробовик Фернандо всегда держал недалеко, а Кармен подарил нож и научил обращаться, сопроводив инструкции коротким наставлением: "И запомни: вырвут из руки - засунут тебе же в задницу". Эстелла оружия боялась, так что младшая сестра по собственной инициативе стала ее телохранителем. Впрочем, на новом месте в этом пока не было нужды. Но на Лехане не стоит расслабляться.
   - Особенно сейчас, - сказал Фернандо вслух, косясь на дверь комнаты, где лежал Нил. План, конечно, хороший, дело за малым - дожить до его выполнения. Всем им.
  
   12.
   25 апреля 3049 года
   Вообще, конечно, по объектам космофлота, даже если это не космодром, а учебные аудитории или попросту столовая, посторонним ходить нечего. Но так уж сложилось, что для курсантов и абитуриентов Академии обычно делали исключение. Во-первых, многие из них приходились кому-нибудь братьями, сестрами или детьми. А иногда даже и супругами. Во-вторых, пусть уж знакомятся с будущим местом службы и командованием. В-третьих, они же все равно пролезут. Так что "мелюзге" установили три правила: четко называть, куда и к кому идешь, ходить только там, где разрешили, и никого гражданского с собой не водить. Нарушитель лишался права посещения до выпуска.
   Женя (хотя она все больше привыкала зваться Эжени) отлично знала все эти правила, так что на входе она звонко отчеканила:
   - Эжени О'Рэйли, поступаю в Академию в этом году, иду в столовую к лейтенанту Леону Эрнандесу, экипаж "Сирокко".
   - Дома вас не кормят, что ли, все к обеду прибегаете... - усмехнулся дежурный, пропуская ее. Вообще они давно знали друг друга в лицо, но порядок есть порядок. Женя благодарно кивнула и направилась знакомым маршрутом - спасибо Эрику, здесь она знала почти все.
   Дома, то есть у Люсьена, Женя питалась вполне неплохо, хотя и оставалась все такой же худощавой. Впрочем, Деверо был сторонником правильного питания, так что его рацион не слишком отличался от того, что подавали в космофлотской столовой. А вкусно было и там и там.
   Леона Женя догнала у входа в столовую. Он стоял и что-то насвистывал под нос.
   - Леон, привет! Ты туда или оттуда?
   - Туда, - улыбнулся Леон. - Хочешь присоединиться?
   - Ага! Если ты не против, конечно.
   - Совершенно не против. Как раз что-то все наши разбежались.
   На обед была грибная похлебка, рыбные котлеты с овощами и пирог со сливовым джемом. Все это Женя, проголодавшись после пробежки, уплела на третьей космической скорости, Леон только добродушно посмеивался.
   - Я, между прочим, растущий организм! - сущая правда, как показал недавний осмотр, Женя все еще росла.
   - Да кто ж возражает. Подвинься, организм, тут к нам, кажется, хотят присоединиться - мест мало.
   Женя придвинулась к столу, пропуская высокую женщину с капитанскими пятилучевыми звездами. Та кивнула в знак благодарности и принялась за еду. Женя украдкой присмотрелась к ней. Стройная, подтянутая, с аккуратной короткой стрижкой. Если бы хоть раз улыбнулась - была бы настоящей красавицей. Но ее лицо было неимоверно хмурым. Леон, кажется, тоже это заметил и пару раз обеспокоенно взглянул в ее сторону, но заговорить первым не решился.
   Доев обед, Леон и Женя встали, освобождая место следующим желающим. В коридоре Леон предложил:
   - Хочешь, прогуляемся немного? Не торопишься?
   - Нет, нисколько, на завтра заданий мало.
   - Вот и отлично. А то от симулятора голова пухнет. Определенно, пора уже в новый вылет, закисать начинаю. Такую загогулину сейчас намоделировал...
   - О! А у меня к тебе, между прочим, пара вопросов есть, - она потащила из сумки планшет. - Вот скажи мне, как действующий пилот будущему навигатору, что в таких условиях будет оптимальнее? В теории я вроде поняла, но одно дело теория, а другое - опыт живого человека...
   - Очень правильная мысль, - сказал низкий женский голос. Леон поднял глаза от планшета и немедленно отдал честь, а Женя невольно ойкнула - перед ними стояла та же женщина-капитан, что сидела рядом с ними в столовой. Но коридор узкий, она никак не могла их обогнать и вообще появилась не с той стороны! Впрочем, дальше удивляться было некогда, поскольку женщина обратилась к ней:
   - Кадет?
   - Еще нет, но собираюсь поступать в этом году, - Женя подумала и добавила: - капитан.
   - А как тебя зовут?
   - Эжени О'Рэйли, капитан.
   - Удачи, Эжени. Доучишься - приходи на стажировку.
   Она развернулась и пошла дальше. Женя шепотом спросила Леона:
   - Это кто?
   - Капитан Ридо, - с загадочной улыбкой ответил Леон. - Замечательный человек.
   - А в столовой?
   - Капитан Ридо, - улыбка Леона растянулась до ушей.
   - Одновременно в двух местах, что ли? Что еще за... квантовая физика на живых людях?
   - Ну так это и есть капитан Квантовая Запутанность, - Леон уже открыто хохотал на весь коридор. - Един в двух лицах, точнее, едина.
   "Капитан Квантовая Запутанность", слышавшая весь разговор, остановилась и тоже рассмеялась.
   - Леон! - возмущенно воскликнула Женя. - Хватит издеваться! У меня и так от учебы мозги кипят!
   - Они у всех кипят, - усмехнулся Леон. - Потому что капитан Арлетта Ридо, с которой мы только что разговаривали, и капитан Ориана Ридо, которая в столовой - сестры-близнецы.
   - Именно так, - снова подала голос Арлетта Ридо. - Когда меня повысили первой, все командование радовалось, что появился способ нас различать. На что Ориана сказала, что, если ее из-за этого задержат в коммандерах, мы начнем носить бантики. Разного цвета.
   Женя покатилась со смеху. Нет, капитаны Ридо были очень красивы, но на любой из них бантик смотрелся бы так же уместно, как на каком-нибудь бронетранспортере. Пусть даже очень красивом и изящном.
   - Вот. Аспид, в смысле, конечно, адмирал Андраде, ужаснулся и попросил нас лучше приходить на все встречи командования со старпомами, а то от нас в глазах двоится. А вообще нас чаще называют по кораблям - капитан Вьюга и капитан Трамонтана. Я Вьюга, если что.
   - Очень приятно, - на автомате произнесла Женя. Арлетта с улыбкой похлопала ее по плечу:
   - Насчет стажировки я совершенно серьезно. А теперь пойду позову Ориану, скоро уже совет начинается по поводу ее доклада. Я сама только что с вылета, еще даже не знаю, что творится. Удачи!
   - А что творится-то? - тихо спросила Женя у Леона, когда Арлетта ушла.
   - Чтоб я сам знал! Но командование ходит мрачное, вот примерно как капитан Трамонтана. Ты ж понимаешь, до моего уровня информация доходит, когда дело касается уже конкретно нашего экипажа.
   - Понимаю. Может, на воздух выйдем? А заодно я еще кое-что хочу обсудить.
   Некоторое время Женя с Леоном сидели на скамейке перед столовой, разбирая навигационные схемы - Женю интересовало, как они выглядят не только с точки зрения нагрузки на двигатели и времени в пути, но и с точки зрения пилота, которому все скачки по червоточинам пропускать в буквальном смысле через себя. Первый приступ "скачковой болезни" она помнила до сих пор и решила, если однажды действительно станет навигатором, прокладывать маршруты так, чтобы они переносились как можно легче. Леон охотно давал советы, так что время проходило незаметно. Внезапно чья-то фигура заслонила свет. Женя и Леон одновременно подняли головы и увидели коммандера Нуарэ.
   Если Ориана Ридо была мрачнее тучи, то лицо Нуарэ можно было сравнить разве что с многодневным штормом. На этот раз Леон не выдержал:
   - Коммандер, что у нас происходит?
   - Экипаж Гиллмартина погиб, - медленно произнес Нуарэ. Леон опустил голову. Нуарэ не стал продолжать и направился в сторону тренировочного зала.
   - Твою налево, - процедил Леон сквозь зубы, добавив пару выражений на испанском. - Сначала капитан Кларк, теперь капитан Гиллмартин. Точно теперь полфлотилии в этих помоях искупается. Прав был Каррера... оракул усатый!
  
   13.
   26 апреля 3049 года
   Теневая флотилия давно подозревала, что сержант Каррера умеет предвидеть будущее. Во всяком случае, его вскользь брошенные предположения сбывались с пугающей частотой. "Увязнет там полфлотилии", - ворчал он, узнав о затее капитана Кларка. И сейчас, слушая капитана и Нуарэ, экипаж "Сирокко" понимал, что сержант снова оказался прав.
   Эдвард Кларк, капитан "Аргеста", славился бесстрашием на грани безрассудности. Впрочем, он мог себе это позволить. И неудивительно, что именно он взялся разобраться, что за леханская группировка стала регулярно маячить у границ пространства, контролируемого Сомброй. На военные корабли нападать не рисковали, но гражданскому космофлоту сильно портили жизнь. Само по себе это было не новостью, недаром грузовые конвои обычно ходили с охраной, но на сей раз под удар попадали исключительно корабли с медицинской техникой, имеющей отношение к протезированию и клонированию органов. Последней каплей стало дерзкое похищение двух трансплантологов со Стеллариума-III, летевших на конференцию на Сомбру. Эскорта на их корабль не хватило, нападения на обычный пассажирский корабль просто не ожидали. Похоже, леханцы были очень неплохо осведомлены, кто и куда летит. Стало очевидно, что за ними стоит какая-то серьезная сила. Намерения этой силы были не менее очевидны.
   - Не то слово, - буркнул Каррера себе под нос. - Что ж за счет чужих технологий свои задницы не подлатать да денег не добыть. Деньги, известное дело, не пахнут.
   Сержант прекрасно понимал Кларка, который ожидаемо взбесился и понесся на перехват. Сам бы этим умельцам головы поотрывал, чтоб не использовали сомбрийские разработки на всякую дрянь вроде киборгизации. В общем, в тот раз леханцы остались ни с чем. За счет внезапности и бешеного натиска Кларк сумел отбить похищенных, а заодно раздобыл немало ценных сведений. Останавливаться на достигнутом он не захотел и сообщил командованию, что отправляется на Лехану. Разумеется, радикально что-то с ней сделать можно только орбитальной бомбардировкой, но в руки Кларка попали данные, которые позволяли отсечь этому спруту пару-тройку щупалец.
   Командование обозвало Кларка самоубийцей (Каррера многозначительно взглянул на контракторов), но не стало препятствовать. В конце концов, Кларк был опытным капитаном, который знал, что делает. "Но, похоже, именно что был".
   Дальнейшее излагал только капитан. Нуарэ стоял рядом и с каждым словом становился мрачнее, хотя, казалось бы, куда уж дальше. Впрочем, его Каррера тоже прекрасно понимал. Он и сам невольно перебирал в памяти, кто из пропавшего без вести экипажа был ему знаком. И самого Кларка во флотилии любили. Ударная группа "Аргеста" - отличные ребята... "Были", - в который раз добавил про себя Каррера. А еще был у него такой веселый парень навигатором... Росс его фамилия, точно. С коммандером Нуарэ много общался. Проклятье, до чего же не хотелось думать про них всех в прошедшем времени.
   Но, похоже, иных вариантов не было. Из обрывочных сигналов складывалась крайне мрачная картина. Кто-то на Лехане был явно в курсе планов Кларка - по кораблю ударили при заходе на посадку, несмотря на леханские идентификационные коды, под прикрытием которых планировалось садиться. Повреждения были серьезными, но не критическими, и шаттл с десантной группой во главе с самим Кларком все же удалось запустить. Но и его встретили огнем с поверхности. Кларк успел дать приказ уходить на запасную площадку, после чего перестал выходить на связь. "Аргест" направил на Сомбру сильно искаженный сигнал бедствия, а потом исчез и сам.
   - И мы до сих пор сидели?! - не выдержал Каррера. Удивительно, но Нуарэ даже не стал читать лекцию про приказ командования и необходимость ему подчиняться, а коротко сказал:
   - Расследованием занялся капитан Гиллмартин.
   И по лицу коммандера было видно, что непроницаемый вид он держит из последних сил. Каррера уже готовился слушать дальше, но Нуарэ жестом показал, что снова передает слово капитану, а сам тихо проговорил:
   - И если бы не мой перевод на "Сирокко", я был бы там.
  
   14.
   Нуарэ встретился глазами с Каррерой и предпочел сделать вид, что ему понадобилось что-то смахнуть с рукава. Хотя идеально вычищенный и выглаженный мундир коммандера даже пылинки, казалось, облетали стороной. На мгновение ему показалось, что Каррера знает... Во всяком случае, чувствует, что со старпомом что-то не так. С него станется. Сержант Каррера, матерый космический волк, был не так прост, как мог показаться. Ему много раз предлагали получить, наконец, образование и открыть себе дорогу в высшие чины, но Каррера наотрез отказался: "Это что, мои парни без меня драться будут? Нет уж, пускай адмирал Андраде думает, он умный, а мне покажите, кому голову оторвать, и хватит с меня!". Да, Каррера был прямолинеен до грубости, любил вкусно поесть и хорошо выпить (в пределах разумного, конечно), но за излюбленным образом простоватого солдафона скрывался умный и проницательный командир. И под взглядом его темно-карих глаз старпому стало неуютно.
   Нет, разумеется, исключено. Если Нуарэ все еще на службе - значит, пока никто ничего не знает. Более того - на недавнем совете, когда зашла речь о том, кто придет на смену двум погибшим капитанам, очень много взглядов обратилось на Нуарэ. В другое время он, разумеется, не сказал бы ни слова - во-первых, приказ есть приказ, во-вторых, он не сомневался, что справится. Но не сейчас. Сейчас ему нельзя брать такую ответственность. Он поспешно высказался в пользу Артуро Дельгадо, старшего помощника Арлетты Ридо. И, по счастью, капитан поддержал его, сказав, что "Сирокко" - первый кандидат на разбирательство с Леханой, и не дело что-то менять в слетанном экипаже. Что ж... Если информация все же всплывет, Нуарэ не станет хитрить и увиливать, но пусть лучше она всплывет после этого вылета. У коммандера были личные счеты к леханцам за оба экипажа.
   В Академии Нил Росс был одним из немногих, кого Рафаэль Нуарэ мог назвать своим другом. Когда репутация Великого Дома входит в комнату впереди своего обладателя, бывает сложно общаться на равных. Педантичный и не слишком разговорчивый Нуарэ слыл высокомерным задавакой, кто-то его откровенно недолюбливал, кто-то, наоборот, стеснялся. Уже после выпуска Нуарэ доводилось слышать: "Я вообще хотел общаться, но боялся - ты такой умный, а тут я". А вот Россу всегда было плевать на все на свете репутации, и они дружили, хотя регулярно препирались до хрипоты. Нуарэ уважал Росса, но считал, что он слишком легкомыслен, Росс кричал "Рафи, ты зануда!". После выпуска они виделись редко - попробуй еще совпади на планете, и чтоб не громоздилась гора дел. А перед самым отлетом Кларка на Лехану друзья ухитрились серьезно поругаться. Причем, как Нуарэ сейчас понимал, по совершеннейшей глупости. Разговорились о службе, Нуарэ узнал, что Росс до сих пор ходит в лейтенантах. "Зато ты в двадцать семь уже коммандер, - хмыкнул Росс. - Такими темпами к тридцати годам до адмирала дорастешь". Нуарэ прекрасно знал, что недоброжелатели обзывают его выслуживающимся карьеристом, и очень болезненно воспринимал любые намеки на эту тему. Поэтому он сухо ответил, что если бы некоторые серьезнее относились к субординации, тоже своевременно получали бы повышения. Росс вспылил, обозвал Нуарэ сухарем с уставом вместо мозгов и ушел. И теперь, судя по всему, возможности разъяснить недоразумение не будет уже никогда.
   Но если исчезновение Росса вызывало сожаление, то при мысли о Гиллмартине Нуарэ чувствовал, что глаза застилает багровая пелена. Росс выполнял приказ своего капитана и в итоге разделил с ним судьбу. Гиллмартин погиб из-за роковой ошибки. Которую никто не смог бы предугадать.
   В отличие от Кларка, Джейсон Гиллмартин, капитан "Пассата", всегда слыл образцом рассудительности и здравого смысла. Нет, трусом он не был, таких в Тенях не водилось, но бросаться в бой, очертя голову, как Кларк или Бенецки, считал неоправданным. И всегда берег своих людей. Именно под командованием Гиллмартина Нуарэ начал службу в Теневой флотилии. Капитан высоко его ценил и сам направил в программу спецподготовки оперативников. И тут Нуарэ, в то время лейтенанта, заметил Да Силва, который как раз набирал экипаж на свой новый корабль "Сирокко". Он был дружен с Гиллмартином, так что пришел к нему напрямую и сказал: "Джей, отдай этого парня мне. У тебя он зачахнет, ему простор для роста нужен. А мне как раз кто-то вроде него нужен старшим помощником". Гиллмартин согласился - он прекрасно сработался со своим старпомом Рэйчел Эшбрук, и Нуарэ в составе его экипажа действительно некуда было расти дальше. Но с Гиллмартином их дороги и не собирались расходиться - следующим крупным заданием стало сопровождение посла на Маринеск, и именно "Сирокко" и "Пассат" назначили в эскорт. Когда на них напали пираты, Да Силва фактически прикрыл друга собой, дав "Пассату" возможность уйти вместе с флагманом. Хотя прекрасно понимал, что с высокой вероятностью идет на верную смерть. Они чудом успели добраться до червоточины, которая привела их в Старые Колонии. И когда "Сирокко" все же вернулся, Гиллмартин бросился Да Силве на шею.
   Но бесчинства Леханы могли вывести из себя кого угодно, даже рассудительного Гиллмартина. Узнав об исчезновении "Аргеста", он сам вызвался разобраться. Не последнюю роль в этом сыграло то, что у него появился информатор. Лейтенант Тьерри Селерен числился пропавшим без вести уже полгода, после того как его экипаж нарвался на леханцев. Как оказалось, он попал в плен, и теперь ему удалось бежать. Не иначе как чудом - с Леханы обычно живыми не возвращались. И все же Селерен был здесь, хотя и изрядно побитый. Зато с пачкой леханских кодов авторизации и своими обширными познаниями в области связи, за которые Теневая флотилия всегда мирилась с его непростым характером. Тут бы и проверить все как следует, с горечью думал Нуарэ. Но - совпадение на миллион - именно в эти дни по флотилии прокатился какой-то особенно мерзкий желудочный вирус, для жизни не опасный, но надолго выводивший из строя. Среди заболевших были пять человек из экипажа Гиллмартина, в том числе его связист. К вылету их не допустили. Гиллмартин рвал и метал, понимая, что каждый день задержки уменьшает и без того призрачные шансы найти выживших с "Аргеста", и тогда Селерен предложил в связисты себя. Гиллмартин вцепился в него, как в подарок небес, и "Пассат" отправился в сторону Леханы.
   Рэйчел Эшбрук с самого начала отнеслась к "подарку" с большим недоверием, тем более что Селерен вел себя так, словно он один тут что-то понимает, а все остальные только и хотят его подсидеть. Впрочем, о его высокомерии и болезненном самолюбии было написано во всех характеристиках еще с Академии. Рэйчел успокоила себя, что она и сама, допустим, не самый легкий в общении человек. И вообще, Селерен с ними только на один вылет, а дальше выздоровевший Гутьеррес вернется в экипаж. Гораздо более странным было другое. Она видела переживших леханский плен - их психологическое состояние было куда хуже, чем у Селерена. Да и физическое тоже. Он не из тех, кто будет пытаться расположить к себе, чтобы с ним лучше обращались, не тот характер. И откуда у него сведения о районе крушения "Аргеста", если любой нормальный человек, пусть и сто раз Тень, вырвавшись от леханцев, будет не разведывать что бы то ни было, а уносить ноги? Чем больше Рэйчел анализировала, тем больше возникало нестыковок. Разобрать их на Сомбре просто не хватило времени - а точнее, не дал сам Селерен, торопивший события. С какой целью? Рэйчел умела складывать два и два, и ответ был кристально ясен: Селерен переметнулся на сторону Леханы.
   Все это было изложено в рапорте Рэйчел Эшбрук. Она еще успела его отправить. Дальнейшее было известно по ретрансляции с камер видеонаблюдения "Пассата", которые Рэйчел заблаговременно переключила в экстренный режим, и командование могло видеть происходящее почти что в прямом эфире. Говорили, что адмирал Андраде разбил-таки один из мониторов, метнув в него кружку, и было отчего. Словно почуяв неладное, к Рэйчел зашел Селерен, и она приперла его к стенке. Она уже собиралась нажать кнопку вызова, чтобы арестовать его, и тут он на нее бросился. Селерен не отличался особенно атлетическим сложением, завязалась ожесточенная борьба, но в конце концов он сумел выхватить пистолет и смертельно ранить Рэйчел. Далее изображение с камер забилось помехами и вскоре исчезло совсем.
   Не успел Андраде собрать капитанов, чтобы решить, кого посылать на помощь, пришло сообщение - а скорее, отчаянный вопль - от Орианы Ридо. Она возвращалась с Аквамарины и оказалась недалеко от места событий. Во всяком случае, "Трамонтана" поймала сигнал бедствия с "Пассата". Мощности аварийного передатчика хватало на достаточно небольшой сектор, поэтому до Сомбры этот сигнал не дошел. "Трамонтана" примчалась на предельной скорости, но спасать было уже некого. Нуарэ невольно поежился, подумав о судьбе экипажа. Полная разгерметизация... врагу не пожелаешь. Ориана Ридо решила подлететь ближе, чтобы, возможно, исследовать то, что осталось от "Пассата", но ее связист сообщил о нескольких леханских кораблях в опасной близости. Принимать бой не было возможности, и "Трамонтана" вернулась на Сомбру с тем самым докладом.
   Нуарэ слушал рассказ капитана словно издалека. Сейчас ему уже не было дела, видит ли кто-то его состояние и знает ли кто-то про недавние события. После возвращения пусть делают с ним что угодно, но сначала он выскажет пару слов леханцам. И особенно Селерену, если он еще жив. Но пока ни леханцев, ни Селерена в досягаемости не было, так что, когда прозвучала окончательная дата вылета, Нуарэ ушел в зал. Иначе сорвется прямо здесь.
  
   15.
   Если собирают совет - дело нешуточное. Догадки начинают летать в воздухе еще задолго до его окончания, но Селина была не из тех, кто рвался их обсудить. Она относилась к информации философски. Рано или поздно, так или иначе, она все равно узнает то, что предназначено для ее ушей и ее уровня. Ну так и чего крыльями хлопать? Так что на время совета Селина спокойно отправилась в тир и расстреляла там мало не ящик патронов. Дело превыше всего. Подготовка - тоже часть дела. Только она успела привести себя в порядок после тренировки, как командование начало выходить с совета. Первым вышел, естественно, Аспид, дав понять, что совет окончен. Селина отдала честь по всем правилам.
   - Вольно, Хендрикс, не прыгайте, не на параде, - сказал адмирал Андраде таким усталым голосом, как будто это он, а не Селина, только что вышел с изнурительной тренировки по стрельбе.
   Все остальные, что капитаны, что старпомы, были не лучше. Как будто участвовали в конкурсе на самую уныло-похоронную физиономию. Ладно Трамонтана, она весь день ходит мрачнее ноябрьских туч, но Да Силва и Нуарэ тоже претендуют на первое место. Впрочем, дождавшись последних вышедших с совета, Селина взяла свои слова обратно. Первое место явно собирались поделить Карлотта Суон, старпом капитана Элдриджа с "Зефира", и Артуро Дельгадо, старпом капитана Арлетты Ридо с "Вьюги". Оба были такими угрюмыми, что, глядя на них, хотелось надраться от тоски или утопиться. Желательно тоже в чем-нибудь алкогольном. И покрепче.
   Селина прикинула, кто больше настроен на разговор. Точно не Да Силва и не обе Ридо. Да, кажется, капитанов лучше вообще не трогать, даже вечно невозмутимого и спокойного Элдриджа. Вот старпомы, пожалуй, окажутся более разговорчивыми. Кроме Суон и Дельгадо. И еще Нуарэ. Но если эти двое просто уныло-мрачные, то Нуарэ, кажется, сейчас во всей вселенной интересует только один объект - груша в тренировочном зале, которую можно как следует отдубасить. Селину он сейчас просто не увидит. Можно было бы пойти на тренировку с ним, но на сегодня уже хватит. Так, кто у нас еще есть? Лео Нортон с "Борея", Хавьер Альварес с "Мистраля" и Андрей Руднев с "Хамсина". Эти хоть на что-то похожи. Однако Лео вызвали по комму, Хавьер говорил о чем-то со своим капитаном, а Руднев неспешно шагал к столовой. Ну да, совет заседал долго. Селина поняла, что тоже зверски голодна после тренировки. Отлично, вот и повод.
   - Коммандер Руднев?
   - Свет дневной, Селина, не на параде же! - почти повторил он фразу Андраде. - Что, интересны итоги совета?
   Селина коротко кивнула.
   - Хотя бы то, что доступно для моего уровня. Предлагаю совместить это с ужином. Вы весь день прозаседали, я с тренировки.
   - Именно туда я и иду.
   В столовой оба сначала сосредоточились на еде. Селина проголодалась сильнее, чем думала, а у бедняги Руднева, кажется, весь день маковой росинки во рту не было. И лишь в перерыве между стейком из трески в сметанном соусе с отварным картофелем и зеленью и творожными палочками с травяным чаем Селина наконец спросила:
   - Что все-таки случилось? Даже адмирал Андраде сам не свой. И ладно капитаны, но Нуарэ только что на людей не бросается, а Суон и Дельгадо выглядят так, как будто их весь совет пинали ногами, а потом разжаловали в рядовые самого низшего класса без права обратной выслуги.
   Руднев чуть не подавился творожной палочкой.
   - Интуиция у тебя, однако... Ты точно не ясновидящая?
   - Ясновидящих не бывает, коммандер. Кроме разве что сержанта Карреры с "Сирокко". И кстати - может, они такие мрачные, потому что предвидят отстройку тренировочного зала заново? Судя по выражению коммандера Нуарэ, это весьма вероятно...
   - Шуточки у тебя... Давай я расскажу по порядку. В общем, капитан Ориана Ридо принесла нам плохие новости. Экипаж капитана Гиллмартина погиб. Есть подозрения, что экипаж капитана Кларка разделил ту же участь. "Трамонтану" тоже преследовали леханцы, но оба капитана Ридо мастера уходить от погони.
   - Вот же... - Селина искала слова и не находила. Что ж, теперь было понятно, почему Да Силва скрежещет зубами, а Нуарэ сейчас, наверное, дубасит грушу, представляя на ее месте леханского дона. - Но при чем тут моя интуиция?
   - Да при том, что обычно она тебя не подводит, а тут сработала ровно наоборот. Карлотту и Артуро не разжаловали, а повысили.
   - Ох... Дальше можно не объяснять, коммандер. За такое повышение пить только с горя.
   - Это еще не все. Адмирал получил доказательства, что лейтенант Селерен - двойной агент. Он занимался шпионажем в пользу Леханы и убил сначала коммандера Эшбрук, а потом и весь экипаж "Пассата".
   Селина грохнула по столу кулаком и грязно выругалась. Чашка с чаем подскочила и перевернулась ей на колени.
   - Спокойно, лейтенант, - невесело усмехнулся Руднев. - Ситуация, конечно, хуже некуда, но казенные чашки в этом точно не виноваты.
   - А совет уже решил, кто полетит на Лехану разгребать этот бардак?
   - Вызывалась все та же Ориана Ридо, она не любит бросать дела на середине. Но адмирал Андраде назначил ее на другую операцию. А на Лехану отправил "Сирокко". Так что теперь расследование ведет капитан Да Силва. Если уж они сумели пиратам с Хунда устроить развеселую жизнь и вернуться живыми, то сумеют и в этот раз.
   - Спасибо, коммандер.
   Селина доела ужин, почти не чувствуя вкуса. Теперь надо было найти Да Силву.
  
   16.
   27 апреля 3049 года
   - Капитан О'Рэйли, а что, если я немного нарушу субординацию и предложу вам выпить?
   - Я пошлю ее к черту и скажу: знаешь, Селина, с огромным удовольствием.
   Они направились в "Белый карлик". Алкоголь хороший и там, и в "Спиральке", и в чисто офицерской "Сверхновой", но видеть похоронные рожи командования не было уже никаких сил. Рядовой состав, понятно, тоже ходил ушибленный, но хоть не весь и не настолько. А самые младшие так и вполне искренне отмечали повышение Дельгадо и Суон и собственные новые перспективы.
   - Ты, кстати, тоже готовься к повышению, - сказала О'Рэйли с улыбкой, но голос ее был безрадостным. - Давно ходят разговоры.
   - Главное, чтоб не как остальных, - хмыкнула Селина. Одиночки продвигались по службе медленнее, и в лейтенантах Селина явно засиделась, но в парке памяти под деревом она видала такие расклады. - Ну и чтоб не на два звания сразу.
   На два звания в сомбрийском космофлоте повышали посмертно тех, кто погиб на задании.
   - Совсем Тени зажрались, - усмехнулась О'Рэйли. - То им не так, это им не этак... Вас повышаешь, а вы нос воротите. Хотя я тебя понимаю. И наших новых капитанов тоже понимаю. Они оба достойные люди и заслужили свое повышение... но кто теперь вспомнит об их заслугах? А вот что их продвинули на место погибших - будут помнить еще сто лет.
   Она отхлебнула виски и хмуро продолжила.
   - Не могу себе простить, что проморгала эту сволочь Селерена. Я ведь его видела. И, по-хорошему, поймать бы мне его да на пару с Лизой пообщаться. Только он, как я сейчас вижу, сам прекрасно понимал, чем это пахнет, и на расстояние выстрела к нам не подходил. А с расстояния выстрела выглядел вполне адекватным. И я, дура старая, поверила. Мол, случаются чудеса, можно и с Леханы выбраться и жить как жил. Тем более что Жоао и его экипаж даже меня заставляют верить в чудеса. Слышала, кстати, что теперь им туда лететь?
   - Не только слышала, но и лечу с ними.
   О'Рэйли поперхнулась. Селина расплылась в довольной ухмылке. Она действительно явилась к Да Силве и натурально поставила его перед фактом, что на Лехану полетит с ними. "Не возьмете - в трюм пролезу". Да Силва расхохотался, сказал, что в Селину верит, но пролезать ей никуда не придется. Он сам давно к ней присматривается и будет рад увидеть в деле. "Аспид отдельно попросил, чтобы было не как всегда, а предельно аккуратно, без шума и пыли. Так что такие, как вы, будут очень нужны". Селина отсалютовала и отправилась ставить внеочередной гормональный имплант, чтобы никакие женские проблемы не отвлекали от задачи. Амалия Аролович, ее старая знакомая в медкорпусе, укоризненно покачала головой, зная, что Селина не выдержала положенный интервал, но все же выполнила просьбу, взяв с подруги страшную клятву хотя бы ближайшие полгода так не делать. Селина пообещала вести себя хорошо даже не полгода, а хоть целый год. "Я все знаю, правда. Но этот вылет мне очень нужен. И мне нужна вся моя эффективность".
   Как и большая часть Теневой флотилии, Селина знала многих в пропавших экипажах. Она беспредельно уважала Гиллмартина и порой в чем-то завидовала отчаянной храбрости Кларка, даром что сама была не робкого десятка. Ей довелось летать с экипажем "Аргеста", она даже в свое время увлеклась обаятельным навигатором Россом, но он не ответил взаимностью, и Селина решила не портить хорошую дружбу. Очень не хотелось думать о ребятах с "Аргеста" как о погибших. И невольно пробирал озноб при мысли, что и она могла так же остаться в леханских песках. И все из-за одной паршивой крысы.
   Нет, но какова тварь! Возможно, в Селине говорила злость, но она была почти уверена, что и в гибели "Аргеста" не обошлось без Селерена. Просто потому, что не может быть, чтобы в сомбрийском космофлоте нашлось несколько уродов, согласных сотрудничать с Леханой. Даже противно становилось от того, что Тьерри Селерена она неплохо знала - он был их с Леоном однокурсником. Перед глазами встало его тонкое лицо, которое было бы красивым, если бы с него иногда сходило надменное выражение. Селерен достал весь курс разговорами о своей будущей блестящей карьере. Нет, голова у парня была действительно что надо, любой бортовой компьютер у него из рук ел и мурлыкал, а шифры сдавались сами, но, в конце концов, в Академии всех не на помойке нашли. Хотя если судить по манере Селерена держаться, он об остальных думал именно так. Ладно еще, в основном он вел себя довольно корректно, а думать каждый волен что угодно, тут космофлот, а не клуб по обмену любезностями. Но однажды он действительно серьезно задел Селину. Он допустил глупую ошибку на контрольной, и Селина, которая в пору учебы была еще резче и несдержанней на язык, чем сейчас, проехалась на тему, что такую голову лучше употребить на дело, а не на бахвальство. И тут Селерена прорвало. Он разорался, что некоторые приютские вообще должны бы рот не открывать, а сидеть тихо и быть благодарными, что им дали возможность учиться. Селина, поступившая с прекрасными результатами экзаменов и в жизни не слышавшая упреков в своем происхождении, чуть не разорвала его на части прямо в аудитории, но вовремя сообразила, что тогда она почти гарантированно выйдет агрессором, а он - невинной жертвой. Так что она огрызнулась "Чемодан, космопорт, Терра - там таких любят" и ушла. А вечером вместе с Леоном прокралась в медчасть и утащила изрядную дозу снотворного. Впрочем, девчонки сами поделились, их Селерен тоже достал. На пару секунд отвлечь его от ужина было делом техники. В результате проснулся Селерен посреди стадиона, примотанный скотчем к кровати. Такие шуточки были у курсантов в ходу, разве что в еду ничего не сыпали - умотавшись на тренировках, народ спал крепко. Но если обычно потерпевший, хоть и обещал поубивать шутников на месте, вскоре сам ржал вместе со всеми, для самолюбивого Селерена это было смерти подобно. Даже о помощи просить решился не сразу. Участие Селины вскрылось, и она чуть ли не единственный раз за учебу отхватила целый букет дисциплинарных взысканий, но ни о чем не жалела. А вот теперь жалела. "Надо было еще тогда башку оторвать".
   - До чего же классическая ошибка, - печально проговорила О'Рэйли. - И от нее не застрахован никто. Мы ведь все доверились Джейсону. Решили, что уж он-то наверняка знает, что делает. Это невозможно предусмотреть. Но здесь и моя вина.
   - Вы ни в чем не виноваты, - твердо сказала Селина. - От уродов, вы правильно сказали, никто не застрахован. Хотите, я вам его голову привезу? Или еще какую часть, по усмотрению.
   - Нет, пожалуй, это не впишется в интерьер моего кабинета, - рассмеялась О'Рэйли. - Но спасибо тебе.
   Селина крепко пожала ей руку. Она очень надеялась, что Селерена все-таки не пришибли его леханские хозяева, и она сможет лично его прикончить.
   От размышлений ее отвлекла скрипнувшая дверь бара. Надо же, какие люди! Вся троица контракторов с "Сирокко". Похоже, Снайперу в прошлый раз здесь понравилось, и он позвал остальных. Селина замахала рукой, приглашая присоединиться, и сама пододвинула соседний столик.
   - Рада вас видеть, - улыбнулась всем троим О'Рэйли. И добавила уже лично Снайперу: - Отдельно рада вас видеть здесь. Вы, кажется, полностью освоились.
   - Можно сказать и так, - отозвался Снайпер. - Но я рад, что через два дня лететь. К космосу я привык больше.
   Селина понимающе кивнула. Когда они сидели в "Белом карлике" после того ее обморока на тренировке, он много рассказал о себе. Его фантастические боевые навыки действительно дорого ему обходились. Провалы в памяти были еще наименьшей ценой. От каждого выхода в "боевой режим" приходилось подолгу восстанавливаться, даже если физически Снайпер не был ранен. Пренебрегать этим значило сорваться в штопор, из которого с высокой вероятностью нет возврата. Но и жить мирной жизнью он попросту не умел. Его нормальным состоянием было то, что у обычных людей называется зашкаливающим адреналином - в бою, в сложном учебном поединке, за рычагом флаера на пределе его возможностей... Селина сама отчасти была такой - и тем сильнее на нее подействовал спокойный рассказ о том, к чему это может привести. Ведь она и правда, пытаясь сравняться со Снайпером, чуть не разучилась существовать вне службы...
   Она поймала на себе изучающий взгляд О'Рэйли. Нет, при всем уважении, пусть это останется ее тайной. Она сунулась опасно близко к краю, но справилась. Селина подняла стакан и объявила:
   - Кстати, парни, я тоже лечу на Лехану. Прикрою вас, пока вы тамошних донов раскатывать будете... а то и сама поучаствую.
   - Это будет очень ценно, - ответил Снайпер. - Ты хороший напарник.
   - Благодарю за оказанное доверие, - шуточно раскланялась Селина. Но обрадовалась совершенно всерьез.
  
   17.
   30 апреля 3049 года
   Первое, что бросилось в глаза Селине на борту "Сирокко" - вылизанный до сияния медблок. Нет, она уже знала, что Габриэль аккуратистка, каких мало, но только сейчас поняла, насколько. В медблоке возился интеллигентнейшего вида темно-русый юноша с энсинскими "рамочками". Высокий, худой, добрейшие серые глаза, длинные тонкие пальцы - про таких обычно говорят "мечта женщин". Увидев Селину, он чуть нахмурился:
   - Э... я, видимо, не в курсе?
   Селина коротко пояснила, что на этом вылете она присоединяется к "Сирокко", капитан в курсе. Более того, сам адмирал Андраде дал добро. Селина не стала уточнять, что "добро" заключалось в констатации, что лейтенант Хендрикс все равно пролезет на борт, так что уж лучше взять ее официально. "С твоими подарочками отлично сработается".
   - Ну разумеется, не будь капитан в курсе, вы бы не прошли на борт... проклятье, что за чушь я несу. Предполетный осмотр, да.
   Юноша начал готовить сканеры, и тут в медблок вошла Габриэль. Лицо ее не выражало ничего хорошего, но Селине она радостно улыбнулась:
   - Добро пожаловать на борт. Джон, настройки сканера надо проверить еще раз. И, пожалуй, лейтенанта Хендрикс я осмотрю сама, а вы расскажете мне, что за бардак в ящике с инструментами.
   С точки зрения Селины, видевшей краем глаза этот ящик, там царил полный порядок, но кто их разберет, этих медиков. Во всяком случае, Джон явно смутился и принялся там что-то перекладывать.
   - Так-то лучше, - одобрительно сказала Габриэль. - Вы еще оцените, как полезно иметь все необходимое на местах и в полной готовности. Так, Хендрикс... грузись уже... Хендрикс Айзек, Хендрикс Генри... Хендрикс Селина... ты ложись пока.
   Она облепила Селину датчиками - очень быстро и легко, прикосновения были почти незаметными. Потом взглянула на экран и стала еще мрачнее, чем была при входе в медблок. "Удавлю!" - прошептала она одними губами.
   - А теперь скажите мне, лейтенант, - подчеркнуто официально проговорила она, - кто и с какого перепугу вас отправил на вылет? Нет, я в курсе про разрешение командования, но вам же имплант не так давно снимали. Полагается отдыхать еще минимум неделю. Еще одно такое назначение - я сама приду к адмиралу с вашей медкартой и прочту лекцию об особенностях женского организма.
   Смотрела она строго, но во взгляде Селина читала не желание повыделываться, а искреннее беспокойство. И ответила так же искренне:
   - Знаете, лейтенант Картье, а точнее - знаешь, Габриэль, я, пожалуй, не буду плести про особые поручения и прочую туфту, здесь все Тени. В свое время я летала в одном экипаже с Нилом Россом. И теперь хочу сама узнать, что с ними сталось.
   На какой-то момент в глазах у Габриэль появилась боль, но она быстро справилась с собой.
   - Знаю. Доктор Леблан с того же корабля хотел взять меня своей помощницей. Дело было уже почти решенное, но тут вдруг пришло назначение на "Сирокко". В результате его помощницей стала Кэти Кокс, моя подруга по Академии. То есть, среди пропавших могла быть я.
   Взгляд "грозного доктора Картье" теперь был просто грустным.
   - Значит так... пьешь вот это, - она пошарилась в каком-то ящичке и выдала Селине маленький контейнер с красными таблетками. - Схему я сбросила тебе на комм. Железо, ничего особенного. Если что-то идет не так, ты бежишь ко мне резвым нордиканским кабанчиком. В личный файл пишу рекомендацию - от следующего импланта отдыхать на неделю больше. За невыполнение вздую. В остальном здорова, к вылету допускаю. Все, свет с тобой, иди.
   - Есть! - Селина щелкнула каблуками и направилась к выходу.
   - Обожаю людей, которые все понимают с полуслова, - сказала Габриэль ей вслед. - Джон, напоминаю про настройки сканера. Вот, теперь идеально.
   В дверях Селина встретилась с коммандером Нуарэ. Похоронное выражение лица к старпому, кажется, приклеилось. Селина отсалютовала и повернула в сторону отведенной ей каюты. Точнее, хотела повернуть, когда до нее снова донесся голос Габриэль:
   - Коммандер Нуарэ? Проходите, у нас все готово. Осмотр не займет много времени.
   Совершенно традиционные фразы - но холода в них было вложено на пару нордиканских ледников. Селина пожала плечами и ушла.
  
   18.
   В целом, конечно, Габриэль была рада снова оказаться на корабле. Все-таки ее место здесь. Дома есть работа над статьями, есть чаепития у Жана с Леоном, есть Флёр... но ее настоящим домом был "Сирокко". Даже несмотря на то, что некоторые сегодня как сговорились портить ей настроение.
   Сначала принесло Рефора. Все необходимое он закупил, но опять принялся ворчать про то, что некоторые привыкшие к богатству не умеют считать деньги. Габриэль ядовито поинтересовалась, помнит ли он ее отчет с прошлого вылета. Рефор буркнул что-то невнятное, дескать, это разовое происшествие. Объяснять что-либо Габриэль не имела ни малейшего желания, так что устало отмахнулась:
   - Лейтенант, подите вон. Если вас что-то не устраивает, напишите на меня кляузу... ах, простите, официальный рапорт капитану.
   Видимо, в этот момент ее лицо выражало желание стереть снабженца в порошок, потому что Рефор предпочел молча исчезнуть с глаз долой. За что Габриэль была ему крайне признательна.
   Потом Хендрикс со своим имплантом. Понятное дело, ни капитан, ни адмирал Андраде в такие подробности вдаваться не будут, но нельзя ж так измываться над организмом! Хорошо еще, Селина хотя бы перестала круглосуточно убиваться в спортзале. Правда, Габриэль подозревала, что ее заслуги в этом нет - врачей Хендрикс никогда особо не слушала. Стив ей, что ли, сам мозги вправил? Не в его стиле. Но как бы то ни было, одним риском меньше. Знать бы еще, кто этот имплант ей поставил... и оторвать за такое голову.
   Сразу же после Хендрикс явился Нуарэ. Коммандер, как и следовало ожидать, был в прекрасной форме. К великой радости Габриэль, у него хватило ума держаться предельно нейтрально. И не делать мечтательную физиономию при осмотре. Она вспомнила, как обрабатывала ему порезы от "железного снега" после боя с хундианскими пиратами. Процедура, прямо скажем, не из приятных, но коммандер чуть ли не мурлыкал. И Габриэль прекрасно знала, почему. Потому что это делала она. "Мазохист несчастный! Вот случится что-нибудь - пропишу витамины в инъекциях и посмотрю, как ты млеть будешь!". Габриэль отгоняла эти мысли - в конце концов, сейчас коммандер ничего такого себе не позволял. Вероятно, все-таки сделал правильные выводы. И вообще, раз они оба все еще в экипаже - нужно работать вместе. Может быть, за время перелета раздражение утихнет.
   По счастью, на этом запас неприятностей кончился. В конце концов, Габриэль была рада вновь увидеть весь экипаж, и тем более констатировать, что у всех все в порядке. Дарти подхватил в начале апреля какую-то пакостную простуду, долго не желавшую проходить, но сейчас был в норме. Габриэль выдала ему витаминный концентрат и сама от души рассмеялась, когда он с преувеличенно страдальческим видом влил в себя положенную порцию. У Асахиро о нордиканских приключениях напоминали только очередные шрамы, к Снайперу у Габриэль давно не было никаких вопросов. Дмитрий явился с повязкой на локте - спарринг с тем самым Снайпером. Впрочем, оказался просто ушиб от неудачного падения, за время перелета пройдет бесследно. Экипаж в порядке. Медблок в порядке. А значит, все прекрасно.
  
   19.
   Капитан Да Силва привычно обходил корабль перед вылетом и чувствовал, как буквально с каждым шагом настроение улучшается. Нет, отпуск прошел отлично - еще бы всякие адмиралы Андраде не выдергивали в три часа ночи из-за приключений всяких сержантов Фудзисита. А вот, кстати, и он, нож проверяет. Отличная нордиканская сталь, Враноффски знал, что дарить. В общем, Да Силва прекрасно отдохнул во Вьентосе, в кои веки провел время с дочерью, и даже бывшая супруга воздержалась от комментариев по поводу его вечного отсутствия на планете. Еще и Габриэль порадовала пополнением коллекции алкоголя. Не то чтобы капитану жизнь была не мила без спиртного, но в свободный вечер он любил попробовать что-нибудь экзотическое. Да и после отпуска все шло замечательно - пока не пришли известия о Кларке и особенно о Гиллмартине. Да Силва скрипнул зубами. Адмирал, конечно, особо просил без шума и пыли, но он себя уважать не будет, если не поотрывает хоть кому-то из этих леханских сволочей все, что торчит. Можно не лично, но поотрывать надо. За два погибших экипажа они ответят.
   И все же атмосфера родного корабля действовала успокаивающе. Сколько бы времени Да Силва ни проводил на планете, только в космосе он чувствовал себя дома. В этом плане он прекрасно понимал Снайпера. Да, с самой первой встречи капитан называл его так. Заочно еще можно было соблюдать официальность, но стоило ему, вот как сейчас, обернуться на звук шагов и взглянуть чуть исподлобья с характерным прищуром - и никакой "сержант Вонг" на ум уже не шел.
   - Дорвался до космоса? - усмехнулся Да Силва. Снайпер лишь молча кивнул. Капитан подошел ближе:
   - На тебя у меня в этом вылете большие планы. Просто потому что кто, как не ты. Если придется драться, то предельно тихо.
   - Обеспечу.
   - И... я понимаю, что не все от тебя зависит, но давай по возможности без этого... экстрима? Живым ты нужнее.
   Снайпер чуть задержал на нем взгляд. Да Силва ответил тем же. Кто-кто, а он точно глаза отводить не будет. Через несколько секунд оба с коротким кивком разошлись. Они понимали друг друга.
   Остальная команда тоже, судя по всему, изрядно засиделась на планете и теперь наконец оказалась в своей стихии. Коул с привычным ворчанием строит техников, Враноффски колдует в рубке для переговоров, Эрнандес уже врос в пилотское кресло, Сьерра осматривает шаттлы и довольно цокает языком, Рош возится со стволами всех калибров, Каррера многозначительно разминает пальцы, и судя по ухмылке - как раз представляет отрывание головы Селерену или кому-нибудь из его хозяев. Хендрикс явилась на корабль в числе первых и давно отправилась спать в одну из кают экипажа. Правильно делает, силы ей еще пригодятся. Деверо, разумеется, уже медитирует над бортовым компьютером, обмениваясь комментариями с Эрнандесом. А медблок... медблок, разумеется, в идеальном порядке. Нет, не так. Он сиял стерильнейшей чистотой, хоть сейчас на межпланетную выставку.
   Капитан закрыл глаза, которые это великолепие слепило, и открыл их снова. Жди неприятностей. Его старший корабельный врач - и без того уникальная поборница чистоты даже для медика, и до такой степени она вылизывала свою среду обитания, только когда была зла как леханский дон, у которого увели из-под носа парочку миллиардов легких денег. Рефор, что ли, уже успел побывать? Редкой настойчивости персонаж, жаль, что проявляет ее, когда не надо. Он уже успел прийти со своими жалобами лично к Да Силве, на что тот пообещал еще раз показать отчеты с прошлого вылета и прокомментировать, если вдруг лейтенант Рефор запамятовал те события. Снабженцу оказалось мало, он пошел к Коулу и был предсказуемо размазан ровным слоем по машинному отделению, потому что Коул помнит каждую каплю топлива, как будто оно у него вместо крови циркулирует. Если после этого Рефор рискнул полезть к Габриэль - он форменный самоубийца.
   Нуарэ был у себя, заполнял документы. Сказать, что он по-прежнему был мрачнее тучи - значило не сказать ничего. Туча была из тех, которые устраивают ночь среди дня и разряжаются молниями на полнеба. "Тоже мне, после отпуска, - хмыкнул капитан. - Ни его, ни Габриэль, насколько я помню, никакой адмирал Андраде к себе не вызывал!".
   Капитан остановился посреди коридора, словно споткнувшись. Габриэль. Которая, насколько он успел увидеть, была ничуть не радостнее коммандера. И вообще последнее время старпом и старший медик явно старались не пересекаться, а когда это все-таки случалось - искры сыпались почти зримо. "Вот только сыплющихся искр на вверенном мне корабле и не хватало, - мрачно усмехнулся капитан. - Тут, знаете ли, в коммуникациях много чего взрывоопасного течет. И радиоактивного".
  
   20.
   - Габриэль, - капитан подчеркнуто обратился по имени, - ты закончила с предполетным осмотром?
   - Да, капитан. Собственно говоря, только вы и остались.
   - Прекрасно.
   Пока Габриэль привычно возилась со сканерами, Да Силва вспоминал их первый совместный вылет. До чего же он не хотел брать в экипаж "избалованную дочку миллионеров"! Да еще эта мутная история с повышением, которое чуть не стало исключением из Академии... Но Альберта уперлась, и Да Силва сдался. В конце концов, она уже не раз приводила к нему совершенно безнадежные варианты - один учился в коррекционной школе, второй вообще случайно попал в космофлот, а так художник, третий большую часть времени изъясняется или трехэтажными ругательствами, или командами... А в результате отпетый хулиган оказался одареннейшим связистом, художник прокладывал маршруты, словно картину рисовал, а сквернослов с пудовыми кулаками просто влюбил в себя ударную группу. Может, повезет и на этот раз.
   Проверка не заставила себя ждать - в разведывательной вылазке капитан схлопотал пулю в бедро. Прямо скажем, практически в задницу. Лейтенант Картье без тени смущения осмотрела рану и спокойно произнесла:
   - Ну что ж, рана неприятная, но ничего жизненно важного не задето, - Да Силва сдавленно хрюкнул в кушетку, вспомнив о наемничьей молодости, когда раны бывали всякие, а корабельные эскулапы любили позубоскалить о сохранности "главного атрибута настоящего мужика". - Капитан, я говорю о бедренной артерии... или вам увеличить дозу анестезии?
   Если бы Да Силва в тот момент не лежал ничком на кушетке, он бы зааплодировал. А Габриэль столь же невозмутимо продолжала:
   - Если что, я буду рядом. Действие анестетика скоро пройдет, не стесняйтесь обращаться. Впрочем, все, что вам нужно - полный покой. Сюда выведен интерком, так что вы сможете полюбоваться эстетичным зрелищем коммандера Нуарэ на мостике.
   - А я, значит, старый замшелый и неэстетичный пень? - фыркнул капитан в кушетку.
   - Виновата, капитан, - ответила девушка. - Я не слишком умею выражаться красиво. Вы не пень, а я не хотела вас обидеть, просто рана не та, чтобы отлежаться в каюте. Да и чтобы туда добраться, вам придется пересечь минимум две палубы. На одной ноге и без штанов. Подчиненные адмирала Андраде, конечно, и не на такие подвиги способны, но не стоит оно того, честное слово.
   Тут Да Силва уже был не в состоянии сдерживаться и расхохотался.
   - Девочка моя, - проговорил он между приступами смеха, - именно такого медика я и искал.
   С тех пор между капитаном и Габриэль установились самые доверительные отношения. В конце концов, ему просто по-человечески было неприятно видеть ее в таком состоянии. И когда Джон Аллен ушел отдыхать перед стартом, по распоряжению самой же Габриэль, капитан обратился к ней:
   - Габи, скажи, пожалуйста, где и как тебе перешел дорогу наш коммандер Нуарэ?
   Габриэль явственно побледнела и закусила губу, но взгляд капитана выдержала. Час от часу не легче. Что-то явно происходит, но говорить об этом она не хочет. Ну что ж, Да Силва знал свой экипаж не первый день. Он уже замечал, какое лицо делается у Нуарэ, когда он смотрит в сторону Габриэль. "Да чтоб тебя! Будет мне разваливать экипаж - убью на месте!".
   - Габи, - капитан постарался вложить в голос всю теплоту, на какую был способен, - я очень тобой дорожу. Ты лучший медик, какой только мог бы у меня быть, клянусь моей простреленной задницей.
   Ну вот, хоть улыбнулась. Да Силва продолжал:
   - И поэтому я хочу, чтобы на моем корабле тебе было хорошо. Я надеюсь, коммандер не позволил себе никаких... излишеств?
   - Нет-нет, - быстро ответила Габриэль. - Другой вопрос, что он... предлагал семейный союз. Я... не считаю допустимым браки внутри экипажа. И раз коммандер отказался от повышения... мне пришлось бы уходить.
   - Я тебе уйду! - капитан сам не ожидал от себя такой резкости. - Кажется, кому-то пора напомнить пару пунктов его любимого устава.
   - Капитан, - Габриэль потупилась. - Я очень прошу вас... Коммандер Нуарэ хорош как офицер, да вы и сами знаете, и прекрасный человек... но именно, что человек, а люди все делают ошибки. Я не хочу, чтобы из-за меня его карьера полетела под откос. Пусть это не пойдет никуда дальше этих стен, хорошо?
   - Ладно, ладно, не съем я его, - усмехнулся Да Силва. - Иди и ты отдыхать, скоро старт.
   - Слушаюсь, - голос Габриэль чуть дрогнул.
   "Молодец девочка, - думал Да Силва, уходя. - Была бы тупо исполнительная - перевелась бы на другой корабль. Была бы дура - развела бы скандал. А она - верная. И честная. За то и ценю. Но Нуарэ... ну, не ожидал! Ну, дурак! Умный, но дурак!".
  
   21.
   Когда поступил вызов от капитана, Нуарэ почувствовал даже что-то похожее на облегчение. Сейчас все прояснится раз и навсегда. Он не сомневался, что капитан вызывает его именно по этому поводу - "Сирокко" только что взлетел, ничего требующего его участия просто не успело бы случиться. Да и чересчур спокойный голос Да Силвы означал, что капитан вне себя. Ну что ж, Нуарэ не будет ничего отрицать. Он попросит только одного: пусть ему позволят завершить это дело. Может статься, все решится само собой, в ближайшем столкновении с леханцами. Если нет... разжалование, трибунал, да что угодно, но после возвращения на Сомбру. Так он и скажет.
   Но говорить ничего не пришлось. Точнее, капитан не дал ему такой возможности. Он смерил Нуарэ пристальным взглядом и негромко произнес:
   - Коммандер, я очень вас ценю. И не собираюсь лезть к вам в душу, поскольку мы все взрослые живые люди. Но я скажу одно: если мой старший медик переведется в другой экипаж - при всем уважении, я вас пристрелю лично. С глубоким прискорбием. И окажу все посмертные почести. Свободны.
   Нуарэ молча отсалютовал и вышел, держа спину безупречно прямо. Хотя на самом деле хотелось биться головой о стену прямо здесь, в коридоре. Или набить кому-нибудь морду. Правда, получалось, что кроме себя-то и некому. И почему только он отказался от повышения? Нет, вот это было бы чистой воды трусостью. Проклятье, в который раз Габриэль повела себя благороднее его самого. Нуарэ не сомневался, что, если бы капитан узнал про энимскую историю - обещанием пристрелить дело бы точно не ограничилось. А значит, или Габриэль ничего не сказала ему, или, по крайней мере, не стала рассказывать все. "Она снова прикрывает меня".
   Нуарэ со злостью врезал кулаком по стене. Ссадил костяшки, но боли не почувствовал. Нет, так распускаться нельзя. Если его позору суждено остаться тайной - нужно держать лицо. Поблагодарить Габриэль? Нет, она его точно убьет на месте. В памяти всплыл холодный голос: "Рафаэль, будьте мужчиной. Просить прощения вы должны не у меня".
   Как говорит Хендрикс, на ловца и зверь бежит. Свернув в сторону тренировочного зала, Нуарэ увидел выходящего из переговорной рубки Деверо. Тот привычно отсалютовал.
   - Энсин, на пару слов. Приватно.
   Из рубки донесся то ли скрип зубов, то ли стон, который явно означал "коммандер, вам еще не надоело?!". Нуарэ отвел глаза. "Они горой друг за друга. Враноффски видит, что я неправ и что я все дальше скатываюсь в те самые неуставные отношения, с которыми якобы воюю. Эти парни теряют ко мне уважение. До чего я дошел?!".
   Деверо выжидающе смотрел на него ясными серыми глазами. Только сейчас Нуарэ в полной мере осознал, что этот "богемный художник", вообще-то, учился в Академии не хуже его самого. И в космофлоте он по праву. Вошедшего в штопор Вонга ни один боец не остановил бы. Деверо - сумел. И вообще, если уж на то пошло, этот парень спас им корабль и жизни людей на нем. Нуарэ собрался с силами и произнес:
   - Энсин, вы были правы. Я был неправ. Ситуация вам известна.
   Деверо улыбнулся своей обычной мягкой улыбкой:
   - Коммандер, с тех пор, как мы наголову разбили пиратов с Хунда, меня столько раз ругали и хвалили по поводу и без, и я столько раз выругал себя сам, что уже забыл, о чем вы. Я ни за что не держу на вас зла. Что бы ни было, все в прошлом. Слово офицера.
   Нуарэ застыл, утратив дар речи. Что у него было вместо мозгов, если вот этого парня он считал робким и неуместным на корабле?! Да, разумеется, в роли грозного солдафона Деверо был бы просто смешон - ну так его сила не в этом. Тем временем Деверо продолжал:
   - Я понимаю, что, вероятно, на корабле у капитана Гиллмартина были приняты другие отношения, - Нуарэ скрипнул зубами, но ценой огромного усилия сохранил нейтральное выражение лица, - но мне весь экипаж - товарищи, которых я не могу подставить. И дело не в том, что с энсином Враноффски и лейтенантом Картье мы учились на одном курсе. Еще в Академии говорили, что навигатор пилоту - друг, товарищ и брат. Когда погибли мои родители, я был одинок. А когда стал летать, одиночество ушло окончательно. Наверное, я просто немного сумасшедший художник, который вдруг увидел, что у флотского устава есть что-то общее с семейными традициями.
   - Не стоит умалять свои достоинства. В конце концов, только благодаря вам экипаж смог спастись. Все соответствующие рапорты давно отправлены, думаю, что вскоре вас ждет повышение. Это уже не то, что может зависеть от меня.
   Деверо лишь чуть улыбнулся, и Нуарэ вновь задался вопросом, где и в каком помрачении рассудка ему в этой улыбке мерещилась нерешительность. Это было выражение лица человека, знающего свои возможности.
   - Никогда не знаешь, где пригодится та или иная информация. Я не гонюсь за быстрым продвижением по службе, достаточно, что я полезен экипажу. Да, я слышал, что вы отказались от повышения - очень благородно с вашей стороны. Вы нужны здесь. А сейчас, коммандер, прошу меня простить, но моя следующая смена начинается глубокой ночью по корабельному времени. Мне необходим отдых. Если у вас больше нет ко мне вопросов, разрешите удалиться.
   - Да... разумеется, - ответил Нуарэ, не без труда совладав с голосом. Впрочем, кажется, Деверо этого не заметил.
   - Чего коммандер-то хотел? - послышался голос Враноффски из рубки. Явно говорил так, чтобы не успевшему удалиться Нуарэ было слышно.
   - Да так, сообщил уточнения по одному дискуссионному вопросу, - безмятежно отозвался Деверо.
   Нуарэ стиснул зубы и быстрым шагом направился в спортзал. Он понимал, что иначе его просто разорвет.
  
   22.
   5 мая 3049 года
   В этот раз Жану было очень тяжело провожать Леона. Конечно, он с самого начала знал, с кем связался, он понимал, что космические перелеты - штука долгая и до сих пор не всегда предсказуемая, и не зря звал Леона звездным бродягой. Но одно дело - теоретически это знать, и совсем другое - испытать на себе, каково это, когда корабль должен был вернуться месяц назад, а его до сих пор нет. Те кошмарные дни Жан предпочитал не вспоминать. Да он бы и не вспомнил, даже если бы вдруг захотел - осталось лишь ощущение чего-то запредельно мутного и тоскливого. Но и этого было достаточно, чтобы расставаться с Леоном оказалось очень трудно. Он говорил, что этот вылет вряд ли затянется, хотя, понятно, раскрывать подробности был не вправе. Но все же, все же...
   Жан отвлекался привычными способами - с головой закапывался в работу или принимался наводить порядок дома. Порой смеясь, что такими темпами скоро превзойдет Габриэль в любви к чистоте. Или пойдет в младшие поварята к Луизе Враноффски, потому что готовка тоже хорошо помогала переключиться, но один Жан просто не в силах был столько съесть. "Вот вернется Леон - предложу ему опять позвать Стивена в гости. И постараюсь не шарахаться. А то сам я такими темпами растолстею до размеров среднего кашалота, а этот парень метет как не в себя".
   Но пока и Леон и Стивен были где-то на другом конце галактики. Зато внезапно позвонила Флёр, от которой давно не было вестей.
   - Знаешь, Жан, - без предисловий сказала она, - с одной стороны, огромное тебе спасибо за знакомство с Габи, а с другой - ты террорист. Потому что я теперь от тоски загибаюсь. Нет, дел у меня куча, но... как вспомню, что на следующих выходных она не придет, так и раскисаю сразу.
   "Мы сводники!" - фыркнул про себя Жан, разом повеселев, а вслух сказал:
   - Да я сам скучаю. Утешаюсь только тем, что Леону в драку не лезть. Габи, кстати, тоже. Хочешь, приходи, будем скучать вместе.
   - Уже бегу! Заказать что-нибудь поесть?
   - Если только сама хочешь чего-то специфического. У меня тут рагу из утки и пирог со сливами.
   - Ну да, это же ты. Лечу!
   Через двадцать минут Флёр приехала общественным каром. На ней было простое, но элегантное темно-синее платье с кремовым воротником и манжетами. По квартире немедленно распространился тонкий аромат духов.
   - Рада тебя видеть! - она обняла Жана, еще не успевшего снять любимый кухонный передник с дельфином. - Ты в своем репертуаре, снова создал какой-то кулинарный шедевр!
   - Да ладно, - улыбнулся Жан. - Так, порылся в холодильнике.
   - Знаю я твой холодильник! Если мы сейчас же не сядем за стол, я умру с голоду от одних запахов!
   Утка, без ложной скромности, действительно удалась, а Флёр явно сильно проголодалась, поэтому некоторое время она молча уписывала рагу. Потом со смехом сказала:
   - Кто-то стресс заедает, а ты его скорее... закулинариваешь, что ли. Ну ничего. Скоро прилетят наши воз... эээ... в общем, Леон и Габи скоро вернутся, и все будет хорошо.
   Жан заметил оговорку, но развивать тему не стал.
   - Да уж, надеюсь. Подробностей я, как всегда, не знаю, дело такое, но Леон сказал, что затянуться вроде бы не должно. Хотя месяц его ждать и то бывает трудно.
   - Конечно. Я помню, ты рассказывал. Я бы точно с ума сошла. Или руки на себя наложила!
   - Ох да, - вздохнул Жан. - Я, признаться, тогда был недалек от этого. Тьфу, куда-то нас с тобой совсем не туда несет. Тебе к пирогу сладкого азурианского или морса?
   - Давай в этот раз без алкоголя. А то театралы вечно с вином. И да - еще раз спасибо тебе за Габи. Ты и Леон - это здорово. Но когда она появилась... я почувствовала, что в моей жизни что-то необратимо меняется.
   - Я очень рад, что наши с Леоном друзья нашли общий язык, - дипломатично ответил Жан, наливая Флёр ягодный морс. - Даже сам удивляюсь, как раньше не сподобился вас познакомить.
   - Вот да, это было большое упущение! - Флёр шутливо погрозила пальцем. - Хотя фамилия меня поначалу напугала. Свет дневной, дочь тех самых Картье! Но избалованная миллионерша не смогла бы служить в Космофлоте.
   - Это точно. Леон же мне немного рассказывал про корабельные порядки. Принцессочкам там точно делать нечего. А Габи... она же всю себя вкладывает в свое дело. На что я от медицины далек, но я вижу.
   - Не то слово! И постоянно скромничает, ах, я простой офицер, ах, я ничего не читала из твоих книг. Знал бы ты, как она сражается в го! "Простой офицер" так не сможет!
   Флёр немного помолчала.
   - Я ничего так не хочу, как опять с ней увидеться. Вот знаешь - видишь ты человека, и как будто сто лет знакомы. С ней я не чувствовала себя терранкой. Хотя рассказала про то, что случилось с мамой, с папой, с дядей Чезаре, как меня похитили из гримерки прямо в концертном платье. Но было спокойно, даром что Габи военная. А я ее совсем не боялась, как Леона в свое время.
   - Ты - сомбрийка, - убежденно произнес Жан. - И уже давно. А Габи совершенно искренне тогда в кафе сказала, что ей нет дела до происхождения. В конце концов, ее капитан, которого она безмерно уважает, родом вообще с каких-то задворок Галактики, ее наставник - терранка, еще и с очень бурной биографией, ее близкие друзья - опять же инопланетники... Говорят, сомбрийцы поголовно националисты, но точно не Габи.
   - Ай, говорят, что кур доят, - досадливо отмахнулась Флёр. - Если надо смешать оппонента с грязью, тут терранам равных нет. Что-то я не заметила, чтобы на меня тут с кулаками кидались, когда я говорила, что бежала с Терры. Скорее наоборот, жалеть начинали. А вот Габи не стала. И вы с Леоном не стали. Вам нужна я как человек, а не как экзотика - вот, мол, обладательница такого голоса - и со мной. Знаешь, ко мне ведь в театре много кто подкатывал. И один парень из третьезаветников за мной ухаживал. Он был искренним, говорил, давай все по-честному, свадьба, дом, семья, детишки, а что-то не то все равно. И ведь всем хорош - и красивый, и умница, наладчиком медтехники работает, и домик своими руками построил. Я была у него в гостях - не хижина какая, очень все красиво. Но - нет. Он расстроился, конечно. Говорит, передумаешь, я ждать буду. А я не передумаю.
   Жан улыбнулся:
   - Да понятно, что сердцу не прикажешь. Может быть отличный человек, а просто не твой. А мы с Леоном вроде бы и разные совсем, и ругаться случается - а вот же.
   - Вот и Марк такой же. Он мне вроде и слова поперек не скажет, а я... С Габи не так. Она в каждой партии до последнего будет сражаться, даже если проигрывает. Только ее поди еще проиграть заставь. Со мной многие в го играть брались, говорили, что они круто играют. И что? Я их делала как первоклассников.
   - Ну да, ты же сама опытный стратег! Но с Габи, я смотрю, вы нашли друг друга.
   - Я - точно нашла Габи. - Флёр помолчала. - Помнишь мою доску для сёги? К ней только ты и Леон прикасались.
   Жан медленно кивнул в знак понимания.
   - То есть вот так.
   - Да. Я научила Габи играть.
   - Ну что тут скажешь... - задумчиво произнес Жан и вдруг подмигнул: - Скажешь тут только то, что мы сводники!
   - Террористы вы! - рассмеялась в ответ Флёр.
   - Зато нам обоим есть кого ждать, а вместе это делать веселее. К тому же лично мне есть кого кормить. Еще пирога?
  
   23.
   10 мая 3049 года
   Весь перелет коммандер Нуарэ существовал в трех состояниях: дежурил на мостике, тренировался в спортзале или спал. В общем-то, это было его обычное расписание, и Габриэль мало-помалу стала успокаиваться. Она и так не была склонна подолгу злиться, а каждая случайная встреча в коридоре убеждала ее, что перед ней снова нормальный коммандер Нуарэ, а не тот влюбленный псих, который выскочил из кустов на Эниме. Да, он совершил поступок просто космического идиотизма, но сейчас был похож на человека, а не на сексуально озабоченного придурка. Значит, все необходимые выводы сделаны, живем и работаем дальше.
   Тем более что, несмотря на очень спокойный перелет, работа все же была. Кое-кого из молодых техников все-таки накрыло скачковой болезнью. Пара бойцов Карреры обратились за помощью после тренировок, причем в кои веки, как с ухмылкой сообщили пострадавшие, Снайпер был не при делах. Сам он пропал в зале с концами, вылезая оттуда разве что ради тира. Рош, кажется, взвыл уже на третий день, потому что Снайпер, которому интересно, может быть дотошнее пяти Нуарэ. Впрочем, его можно понять. Габи по понятным причинам в оружии разбиралась только с точки зрения повреждений, которые оно наносит, но даже она понимала, что те стволы, которые у парней были с собой, годны разве что в музей. И если хочешь, чтобы новое оружие стало таким же продолжением руки, как то, к чему привык - заниматься нужно много. Даже с таким опытом.
   Тем более сержант Каррера устроил своим бойцам дополнительные сложности - выкрутил климат-контроль в зале чуть ли не на максимум. Понятно, леханское пекло так не сымитировать, но все же поможет подготовиться. Бойцы выжимали форму и обсуждали сержанта и его нововведения тихо, но очень многоэтажно. А еще Каррера особо требовал, чтобы на тренировках все надевали визоры и переводили их в режим максимального затемнения. Снайпер этим систематически пренебрегал. Зайдя в зал посмотреть, все ли в порядке, Габриэль услышала его спор с Каррерой:
   - Слушай, парень, я от тебя обычно вообще ничего не хочу. Даже про твои лохмы, заметь, слова не сказал, - Снайпер не отпускал волосы так, как Асахиро, но все же его прическа (если эту жесткую копну можно так назвать) была заметно длиннее уставной стрижки. - Но ты на Лехане не был, а я был. И визор - это не мои загоны, там реально без затемнения глаза не открыть.
   - Мне приходилось драться в условиях очень яркого света, - пожал плечами Снайпер. - Я могу это скомпенсировать. А ограничения обзора, даже минимальные, не люблю. Как и ограничения подвижности.
   - Тьфу! - Каррера выругался по-испански и оглянулся вокруг, ища поддержки. - Во, док, скажите хоть вы ему!
   - Стив, - Габриэль мило улыбнулась. - Ты, кажется, в курсе, что лезть с чрезмерной опекой - не мой стиль. И тем более не стиль сержанта Карреры. Прямо скажем, ты не производишь впечатление деточки, нуждающейся в этой самой опеке, - Каррера поперхнулся. - А вот человека, незнакомого со спецификой - вполне. На вашем Эниме я была, и там климат не в пример мягче, чем на Лехане. Там нет такой солнечной радиации и нет песчаных бурь. Тебе и так удивительно повезло сохранить стопроцентное зрение после десяти лет на станциях, не нарывайся.
   По лицу Снайпера, как всегда, было крайне затруднительно что-либо прочесть, но Габриэль чувствовала, что он не впечатлен. Чуть понизив голос, она зашла с главного козыря:
   - И еще. Я слышала, ты говорил про компенсацию. Не сомневаюсь, что ты это можешь. Но подумай вот о чем: мы не знаем, насколько затянется высадка. Может, все решится за пару часов, а может, несколько дней. Оно тебе нужно - лишний канал энергозатрат? Силы тебе, я думаю, еще много на что пригодятся. Лучше уж использовать их по делу. А визор, когда привыкнешь, вообще не ощущается. Да и стрелковый режим ты оценишь.
   Снайпер чуть вскинул голову и долго смотрел ей в глаза. Потом произнес - точно с теми же интонациями, как при их первой встрече:
   - Хорошо, доктор Картье, если вы полагаете это необходимым, я согласен.
   - Всегда бы так, - фыркнула Габи. Каррера изобразил аплодисменты.
   Частым гостем в медотсеке стал Дарти. Нет, в плане здоровья все было в порядке, даже его вечные кровотечения из носа вроде бы не возобновлялись. Но после своих нордиканских приключений он всерьез решил научиться первой помощи, и Габриэль охотно ему в этом помогала. Хотя познания Дарти заставляли ее задаваться вопросом, что за каменный век царит в Сфере. Правда, там ведь есть Парацельс, да и по тому, что она видела, медики там все же довольно грамотные.
   - Ну доктор Картье, - жалобно говорил Дарти, - я, в конце концов, простой боевик! В госпиталь попадаю в глухой отключке, где мне было вникать!
   - Спокойно, - улыбалась Габи, - ты по адресу. Тупо заставлять тебя все выучить мне неинтересно, так что буду задавать задачки, что когда применять.
   - Смерти вы моей хотите!
   - Сам напросился, - парировала Габи. Дарти сникал - возразить было нечего. На самом деле, конечно, все его вопли были просто привычной позой, и учился он быстро. Так что большую часть занятий он был предельно серьезен и старательно запоминал, где антидоты, где стимуляторы, как правильно использовать синтекожу, что в какой форме лучше применять и как вводить, какие препараты могут сочетаться, а какие лучше даже в одном отделении не держать. Как он сам признавался Габи, он на всю жизнь запомнил чувство собственной беспомощности и лихорадочные копания в аптечке. И сказал себе, что больше с ним такого не будет. И в такие моменты Габи видела в его глазах непривычную решимость. Вспоминалось, как в космопорту он подставил плечо раненому Снайперу, которого не так давно боялся до смерти. Этот побитый жизнью наемник и вечный юморист все-таки был очень добрым парнем.
  
   24.
   13 мая 3049 года
   - Это как это я остаюсь?! - от возмущения из Карреры вылетела вся субординация. - Коммандер, я не понял!
   - Хорошо, я повторю, - убийственно вежливо произнес Нуарэ. - Нам уже известно, чем кончилась попытка посадить корабль на Лехану. Поэтому мы высаживаемся минимальной десантной группой, которой легче обеспечить прикрытие.
   - Но как же так? - Каррера беспомощно озирался по сторонам. Кто-то из его бойцов невольно фыркнул. - Я, можно сказать, всю дорогу только и мечтал этим кактусоедам накостылять! И вообще... ничего не хочу сказать плохого о наших контракторах, но им в этом пекле точно будет сложнее...
   - Сержант, - капитан говорил почти ласково, - я прекрасно знаю вашу горячую любовь к Лехане и ваши боевые качества. Но сейчас наша задача не накостылять, по вашему выражению, всем, кого встретим, и не разносить логово донов в мелкие клочки. Здесь, несомненно, вам равных нет. Наша задача - тихо выяснить нужную нам информацию и столь же тихо уйти. Особо повторяю: тихо. Сержант Фудзисита и сержант Вонг уже показали себя как идеальные диверсанты, поэтому я согласен с коммандером Нуарэ, что это задача именно для них. Если все-таки придется драться в открытую - вы первый, кто об этом узнает.
   Каррера молчал. Спокойные разъяснения Да Силвы были сильнее иного рыка "я сказал!".
   - Итак, я еще раз напоминаю состав десантной группы, - снова заговорил Нуарэ подчеркнуто официальным голосом. - Лейтенант Рош, лейтенант Хендрикс, сержант Вонг, сержант Фудзисита. Командую высадкой я. Связь и прикрытие обеспечивает энсин Враноффски. На корабле за связь отвечает энсин Деверо. Пилот шаттла - сержант Дарти.
   - Я? Вот так сразу? - Дарти ошарашенно заморгал. К нему подошел Сьерра и положил руку на плечо:
   - Так, спокойно. Тебя учил наш Леон, которому я верю как себе, да ты и сам говоришь, что управление тебе знакомо. Высоту выдерживать умеешь?
   - Ну...
   - Быстро снизиться, когда Враноффски заорет "садимся", и при этом не грохнуть шаттл сможешь?
   - Да вроде... - Дарти фыркнул.
   - Быстро стартовать сможешь?
   - Эм... наверное.
   - Ну и вот, больше от тебя ничего не требуется. Я буду держать наготове второй шаттл, так что если какая нештатная ситуация - прилечу и привезу подмогу. Давай, надо же когда-то начинать.
   - Не говоря уже о том, - подала голос Селина, - что ты себя с потрохами съешь, если парни будут там, а ты здесь. Уж если вы с противоположного края Галактики втроем притащились, так чего сейчас разделяться? Тем более когда именно ты можешь быть полезен.
   Слова Селины попали в точку, и Дарти заметно приободрился.
   - В общем-то, этот шаттл и правда все равно что мой "Мистраль", - пробормотал он вполголоса. Сьерра довольно ухмыльнулся:
   - Удачи, ребята.
   Каррера, получив отповедь и от капитана, и от старпома, до самого отлета шаттла изъяснялся только через "так точно" и "никак нет", и больше никаких других слов не произносил. Только когда шаттл уверенно взял курс на Лехану и перестал быть видим даже для радаров "Сирокко" (Враноффски не терял время зря), сержант хмуро произнес:
   - Ну вот, остаемся, видать, не у дел.
   - Да ладно, - примиряюще улыбнулся Сьерра. - Зато это значит, что наши ни во что серьезное не встрянут.
   - Это, конечно, радует. Но "Аргест" и "Пассат" я бы кое-кому лично припомнил!
   - Я тоже, - внезапно отозвался Да Силва. - Сержант, вас утешит, что вы страдаете не один?
   - Я просто счастлив, - буркнул Каррера и ушел в жилой отсек.
  
   25.
   Шаттл приближался к планете. Враноффски на секунду вынырнул из своей аппаратуры и окликнул Дарти.
   - Значит так, снижаешься до пяти километров, дальше все по моей команде. Если ничего не напутали, должны вывалиться над районом крушения "Аргеста", а там по ситуации.
   - Защита в порядке? - спросил Нуарэ. Враноффски усмехнулся:
   - Мы вообще не шаттл, мы в лучшем случае маленькое электромагнитное возмущение. Вроде тучки. Дожди тут все равно до поверхности почти никогда не доходят, можно не утруждать себя имитацией.
   Дарти невнятно булькнул в приборную панель, но Нуарэ призвал всех к порядку:
   - Вторая готовность. Всем проверить оружие.
   Снайпер выполнил распоряжение, хотя не то чтобы нуждался в дополнительной проверке. Он и так знал, что его нынешний пистолет нордиканского производства ощущается в руке как ее продолжение. И просто не может не быть в порядке. Нож лежал в потайных ножнах как влитой, выходя по едва заметному движению руки. И даже непривычный поначалу визор совершенно перестал ощущаться, Габриэль в очередной раз оказалась права. Тем более что на месте уже точно будет не до него. Хорошо, что времени достаточно, можно спокойно настроиться. Конечно, при необходимости Снайпер переходил в боевой режим мгновенно, но так тратится больше сил. Темницки объясняла, почему. В памяти зазвучал ее спокойный голос, рассказывающий, что происходит при переходе на каждый следующий уровень. Хорошо. Если получается думать об отвлеченном - значит, контроль в порядке, можно не опасаться срыва или неоправданного завышения уровня. Так что почему бы и не подумать о Темницки, тем более что ее холодные голубые глаза (ее прозвали "капитан Айсберг") вспоминались так ясно, словно она и сейчас сидела напротив и анализировала показания датчиков. Именно так прошло много часов осенью и зимой - Темницки вцепилась в Снайпера, потому что такой шанс выпадает раз в жизни, а он охотно согласился участвовать в ее исследованиях - ему было интересно, как работает то оружие, которое он из себя представлял. Пожалуй, будь у него это знание раньше - многих проблем можно было бы избежать или сильно смягчить последствия. В конце концов, если он всегда досконально изучал характеристики попавшего ему в руки пистолета (и Рош уже был готов выть в голос) - чем хуже он сам? Рефлексы и интуитивное понимание - это прекрасно, но с информацией они работали лучше. Как сейчас.
   Где-то внутри привычно сжалась невидимая пружина, мир стал ярче и насыщеннее. Словно в стрелковом режиме этого самого визора. Только вот на звуки визор не влияет. И чужие настроения не показывает. А сейчас Снайпер отчетливо видел - и слышал по звуку дыхания - и нетерпение Селины, и спокойное ожидание Роша, и чуть напряженную сосредоточенность Асахиро. Все движения стали предельно отчетливыми. Рош слегка наклонил голову - сейчас он что-то спросит у Селины. Коммандер Нуарэ застыл неподвижно, но рука неуловимо шелохнулась - он хочет еще раз проверить кобуру. Пружина сжалась еще чуть сильнее, готовясь развернуться по первому же сигналу. Снайпер едва заметно улыбнулся. Вот сейчас все было правильно. Дом на Сомбре, Алиса, разговоры с Темницки, тренировки, занятия с Эриком и Костей, полеты на флаере - все это прекрасно, но по-настоящему он жил именно сейчас. Боевой режим, по крайней мере на базовом уровне, не был для него чем-то запредельным, выжиманием всех соков и все в таком роде - это было его нормальное состояние. Так и должно быть. На высоких уровнях реальность становилась еще ярче, но и цена была выше. Темницки говорила, что однажды боевой режим убьет его. Снайпер лишь пожимал плечами - он и так это знал. Организм может не выдержать предельных нагрузок или не среагировать на слишком серьезное ранение. Впрочем, лучше так, чем как Дик Стэнли. К тому же Темницки давала очень оптимистичный прогноз - до недавнего времени Снайпер даже не задумывался, что может прожить настолько долго. Поэтому он отвечал своей обычной фразой: "Пока что я жив и намерен продолжать так и дальше". "У вас неплохо получается", - улыбалась краем губ "капитан Айсберг".
   - Пять километров, - сообщил Дарти. - Ари, заранее прости, но здесь садиться некуда - скалы.
   - Да чтоб тебя! - сквозь зубы прорычал Враноффски. - Дарти, я не тебе. Садиться здесь нам и не придется. Все глухо, да ты сам видишь. Койоты металл не жрут, так что остается один вариант - эти молодчики тщательно замели следы. Еще бы, корабельный-то передатчик спокойно достает до ближайшего ретранслятора, а там и до Сомбры. Забрали или уничтожили, с-специалисты.
   - Живых на корабле, скорее всего, не осталось, - бесцветным голосом произнес Нуарэ.
   - Вот же пи... - хотел было выругаться Дарти, но осекся и взглянул на Враноффски.
   - Да ладно уж, - мрачно усмехнулся тот. - Во-первых, Леона тут нет, во-вторых, он бы не обиделся. Потому что наш Леон и все прочие, кто любит людей своего пола, гомосексуальны, а сомбриец, который наводит леханскую шваль на сомбрийский же корабль, называется именно так, как ты хотел сказать!
   - Что, все-таки и с "Аргестом" Селерен постарался? - Селина даже привстала. Враноффски вздохнул:
   - Прямых доказательств у меня нет, но я видел расшифровки. У "Аргеста" были леханские идентификационные коды. Плюс вся та защита, которую сейчас держу я. Если по нему так прицельно ударили с планеты - значит, там кто-то был в курсе, куда смотреть и кого искать. Прежних обладателей тех кодов Кларк раскатал по подпространству. Вывод?
   - Кишки выпущу, - вместо ответа процедила Селина. Нуарэ промолчал, но его лицо выражало полную солидарность.
  
   26.
   - Есть сигнал! - заорал Враноффски. Дарти круто направил шаттл вниз. - Эй, полегче, не в открытом космосе! Тебе говорили не только про "быстро сесть", но и про "не грохнуть шаттл"!
   - Спокойно, не грохну, - за время, что они кружили над Леханой, Дарти уже окончательно освоился и теперь чувствовал себя так, как будто всю жизнь управлял этим шаттлом. Тем более что от "Мистраля" он и правда отличался разве что габаритами. - Так, кажется, вижу я источник твоего сигнала. Точнее, то, что от него осталось. Хорошую площадку выбрали... только, кажется, это им не помогло.
   - Продолжайте посадку, - ледяным тоном произнес Нуарэ. - Визоры в солнцезащитный режим, готовиться к высадке.
   - Готовность один, коммандер, - спокойно сказал Рош.
   Как только люк шаттла открылся, экипаж обдало жаром. Солнце клонилось к закату, но палило все еще нещадно. "Мда, теперь понятно, чего Каррера Асахиро стричься отправил". Сам Дарти не очень представлял, как провести в этом пекле хотя бы полчаса.
   - Есть еще несколько сигналов послабее, - проговорил Враноффски. - Похоже, личные передатчики.
   - Лейтенант Хендрикс, сержант Вонг, осмотреть окрестности. Я пойду с вами.
   - Есть! - одновременно отозвались два голоса.
   Дарти едва слышно выдохнул. Ему очень не хотелось оставаться в стороне, но приходилось признать - он был рад, что прямо сейчас не надо никуда вылезать.
   Селина и Снайпер рыскали примерно минут сорок. Добыли три передатчика и пять личных жетонов. Получив их в руки, Нуарэ помрачнел еще больше, хотя дальше было уже некуда, и проговорил, ни к кому не обращаясь: "Значит, Кларк мертв".
   - Больше ничего, - хмуро произнесла Селина. - Останков почти нет.
   - Так что - улетаем? - спросил Дарти.
   - Еще чего! - рявкнули одновременно Селина и Враноффски и удивленно взглянули друг на друга.
   - Мы знаем, что Кларк высаживался с полным составом ударной группы, - пояснил Враноффски. - То есть человек пятнадцать точно было. А здесь куда меньше. Даже с поправкой на койотов - передатчиками они все-таки тоже не питаются. Значит, остальные, живые или мертвые, не здесь.
   - Ваши распоряжения, коммандер? - спросил Рош.
   Нуарэ молчал, мрачно разглядывая передатчик с шаттла Кларка. Снова подал голос Враноффски:
   - Время есть, топливо, я так понимаю, тоже? - он вопросительно взглянул на Дарти, тот кивнул. - Поэтому я бы предложил облететь окрестности чуть более широким кругом... хотя, конечно, последнее слово за вами, коммандер.
   - Имеет смысл, - медленно произнес Нуарэ. - Главное, самим не засветиться.
   - Будьте благонадежны, не засветимся. Для любой здешней аппаратуры мы просто помехи на линии, а принимаю я только частоты наших космофлотских передатчиков.
   - Сколько у нас времени? - коммандер снова овладел собой.
   - Да пока у меня мозг не взорвется, - вполголоса хмыкнул Враноффски, а вслух сказал: - Еще пару-тройку часов я защиту точно продержу. Дальше уже вопрос везения. Если кто-то возьмется прослушивать эфир, он может нас обнаружить, но это должен быть очень крутой спец, который к тому же знает, что искать. Совсем исключать такую вероятность я бы не стал, но она невысока.
   - Летим, - коротко скомандовал Нуарэ.
   Десант не заставил себя просить дважды. Селина и Рош явственно выдохнули. По выражению их лиц было ясно, что они думают о леханском климате. Дарти, впрочем, думал о нем ровно то же самое.
   - Скорость держи по минимуму, - сказал Враноффски. - Личный передатчик - штука довольно слабая. Его задача не орать в эфир на всю галактику, его задача - достучаться до других членов экипажа или, если совсем все плохо, до спасательной экспедиции. Легко проскочить, тем более сквозь такие помехи... тааак, и кто это тут на мою голову?
   Дарти покосился в его сторону. На лице Враноффски застыло странное выражение - что-то среднее между желанием оторвать кому-то голову и предвкушением роскошного подарка.
   - Эй, с тобой все в порядке? - поинтересовался Дарти.
   - Да к нам тут ломятся. Точнее, пытаются. Ладно-ладно, щас у тебя наушники бантиком завяжутся! - сквозь зубы проговорил Враноффски, исполняя на клавиатуре хитроумный ритм.
   - Защита выдержит? - ровным голосом спросил Нуарэ.
   - И не таких отбивали, - криво усмехнулся Враноффски. - Обещал пару часов - значит, продержу. Прицельно к нам не пробиться, а если кто случайно наткнулся - я ему всю аппаратуру помехами забью, такой свист и треск пойдет, что живо расхочется сюда соваться.
   Дарти рассеянно кивнул и сосредоточился на управлении - при такой малой скорости за шаттлом нужно было следить очень пристально. Солнце садилось, сейчас, как объясняла Селина, начнет довольно резко холодать, и воздушные потоки могут так швырнуть шаттл, что безо всяких леханцев костей не соберешь. Уже смеркалось, когда Враноффски произнес, уже без прежнего воодушевления:
   - Сигнал. Одиночный. Из частного сектора.
   Никто не сказал ни слова, но Дарти спиной чувствовал, как все напряглись.
   - Нам туда стучаться нельзя, - сказал Враноффски. - Что, если обладатель передатчика в плену?
   - Разумеется, - Нуарэ говорил даже холоднее обычного, но голос выдавал волнение. - Но пока это единственный сигнал вне зоны крушения. Сержант Дарти, ищите место для посадки, лучше в низине. Я, сержант Вонг и сержант Фудзисита разведаем обстановку. Энсин Враноффски - держать связь. Лейтенант Хендрикс, лейтенант Рош - вы охраняете шаттл.
   - Есть! - Дарти откликнулся вместе со всеми и только потом задумался: "А после посадки что? Так и буду тут сидеть, как дурак?". Но долго думать эту мысль не получилось - пора было решать вопрос с посадкой.
   Подходящая площадка нашлась у какого-то чудом уцелевшего в этой жаре местного озерца. С трех сторон шаттл окружали вездесущие колючие заросли. Нуарэ еще раз уточнил у Враноффски координаты сигнала, Снайпер и Асахиро привычно проверили оружие.
   - Снайпер, ты чего с самого вылета какой-то... - Дарти не договорил. Снайпер обернулся к нему, характерно прищурившись:
   - Знаешь, ты едва ли не единственный, кто сумел это заметить. Счастливо оставаться.
   Прежде чем Дарти нашелся с ответом, Снайпер спрыгнул в люк, за ним Нуарэ, последним вышел Асахиро.
   - Вот же блин, - Дарти почесал лохматую макушку. - Один я, что ли, не у дел остался?
   - Тоже мне не у дел, - хмыкнула Селина. - Ты тут, знаешь ли, вообще самый главный. Грохнут меня или Себа - будет, конечно, прискорбно, но на то нас и двое, чтобы было кому заменить. А вот без тебя нам тут кишки на кактус намотают, и я не преувеличиваю. Можешь считать себя особо важной персоной и радоваться.
   Радоваться Дарти как-то не собирался, и Селина продолжила чуть мягче:
   - Я тебя понимаю. Сама приклад грызу, что осталась здесь. Я же много кого знала из экипажа Кларка, как подумаю, что они тут... - она скрипнула зубами. - Но распоряжаюсь здесь не я, а коммандер Нуарэ. Можешь потом ему высказать свои возражения.
   - Я еще жить хочу! - парировал Дарти.
   - А раз так, сиди и не рыпайся. Думаю, что бы там ни было, Стив и Асахиро прекрасно справятся.
   - Именно так, - в своей обычной манере подтвердил Рош.
  
   27.
   Снайпер в очередной раз должен был признать, что Габриэль была права. До сих пор самой жаркой климатической зоной, куда доводилось попадать, был энимский Радужный архипелаг. Но там океан заметно смягчал жару, а здесь... Хорошо еще, что они сели уже под вечер, что здесь творится в разгар дня - лучше не представлять. Нет, адаптироваться он бы сумел, но с большими затратами. Асахиро явно сложнее, впрочем, держится нормально. Нуарэ, как всегда, выглядит как с плаката. Но он как раз уже мог встречаться с таким климатом. Интересно, на что похож этот их Энкиду, который так часто поминает Каррера...
   Отлично. Размышления про Энкиду и про Радужный архипелаг спокойно шли фоном, не мешая отслеживать происходящее. Правда, отслеживать пока было почти нечего - со стороны шаттла тишина, в поселке тоже. Снайпер обернулся к Нуарэ за дальнейшими указаниями.
   - Сигнал идет отсюда, - коммандер показал на вполне мирного вида небольшой домик чуть в стороне от остальных. - Расположение довольно подозрительное, дом может оказаться прикрытием. Не терять бдительности.
   Снайпер и Асахиро только молча кивнули. Снайпер вышел чуть вперед и направился к дому. Окна невысоко над землей, удобно... А вот, похоже, и хозяин. Из дома вышел коренастый смуглый мужчина лет сорока на вид. По описаниям Нуарэ - типичный леханец: черноволосый, обветренное лицо в ранних морщинах, роскошные усы, которым позавидовал бы сержант Каррера. На поясе нож, прочего оружия нет. С виду довольно силен, хотя вряд ли отличается хорошей реакцией. Не опасен, если один.
   Снайпер сделал знак Асахиро приблизиться. Ценная вещь эта сомбрийская система жестов - постороннему почти незаметно, свой понимает мгновенно. В Сфере, понятное дело, такое возникнуть не могло - там внутри одной команды и то зачастую договориться не могут. Впрочем, его это никогда особо не беспокоило - он действовал один, а чем больше все орут, тем проще прицелиться.
   - Ни с места.
   Леханец оказался человеком неплохого самообладания - увидев нацеленные на него стволы, лишь молча поднял руки. Его лицо выражало скорее удивление, чем страх. Он обратился к Нуарэ:
   - Вы тут, что ли, самый главный?
   - Я, - холодно ответил коммандер.
   - Ну, в общем... ваш боец у меня.
   По сигналу Нуарэ Снайпер и Асахиро шагнули ближе.
   - Ведите, - все тем же ледяным тоном произнес Нуарэ. - Лишних движений не делать. Вы поняли меня?
  
   28.
   На Лехане прежде всего учишься трем вещам: находить воду, укрываться от солнца и определять, насколько опасен человек, который стоит перед тобой. Фернандо прожил здесь двадцать лет и хорошо усвоил эту науку. Так что на внезапный оклик из кустов он медленно обернулся, стараясь не делать резких движений, и смерил взглядом двух парней, возникших как будто бы прямо из песка. А нет, трех - вон еще один поодаль. Судя по звездам, главный. И, кажется, самый спокойный. Звезды, кстати, сомбрийские, и это очень радует, теперь бы еще успеть объясниться так, чтобы на месте не пристрелили - а эти двое могут. Который справа, высокий японец - опасен, но в принципе договориться можно, если не нарываться. А вот тот, что слева... Этот полукровка-азиат уступал Фернандо ростом и сложением, но все та же главная леханская наука говорила: с этим связываться вообще нельзя. Ну то есть как - можно делать все, что он скажет, тогда есть некоторые шансы выжить. Некоторые. Встретившись взглядом с невысоким полукровкой, Фернандо невольно поежился. Если в этих байках про суперсолдат есть хоть доля правды - то вот это один из них. Фернандо видел всякое и мало чего боялся, но сейчас он предпочел бы иметь дело с десятком взбешенных мордоворотов, чем ощущать на себе вот этот спокойный взгляд, ясно говоривший, что этому парню (святые угодники, он же вдвое младше!) глубоко все равно, пристрелить его в следующую секунду или нет. Так что приказу вести в дом Фернандо был даже рад.
   - Ой, да пожалуйста! - он старался говорить как можно спокойнее, даже небрежно. - А еще рассказывают, что Сомбра - мирная планета! Что ни сомбриец, так обязательно пристрелить норовит, и почему-то именно меня! Да забирайте своего героя недобитого ко всем чертям, мне он нахрен не сдался!
   Фернандо понимал, что сильно рискует, взяв такой тон, но так он мог без лишних объяснений донести: "Я уже встречался с сомбрийцами, но в бой не вступал. Ваш соотечественник - не заложник, у меня нет никаких требований". И его, кажется, поняли. "Полукровка" коротко кивнул "самому главному" - дескать, можно верить. У того выражение лица почти не изменилось. Он только несколько мягче сказал:
   - Ведите же.
   Фернандо не заставил себя упрашивать.
  
   29.
   - Дядя Ники, хочешь варенья? Азурианское. И не смотри, что остатки, папа как раз пошел еще купить, пока магазин открыт.
   Эстелла уже почти не запиналась, обращаясь к Россу на "ты". А он смеялся, что еще немного - и сам вспомнит, как играл с ней и Кармен, когда те были маленькими. В этом доме было спокойно. Насколько может быть спокойно на Лехане. Фернандо держал наготове дробовик и ворчал, что из-за всяких недобитых их точно однажды грохнут. Но пока все было тихо. Раны зажили, Росс уже мог передвигаться по дому и даже выходить во двор, хотя предпочитал этого не делать - и небезопасно, и все-таки быстро уставал. Да и похож он был невесть на что - на высоком и худом (и еще похудевшем за время болезни) Россе одежда Фернандо болталась, как на вешалке. Так что большую часть дня он валялся в постели и читал с планшета Кармен приключенческие романы. Не ахти какая литература, но надо же чем-то себя занять и отвлечься от размышлений, найдут ли его и насколько он застрянет в госпитале после возвращения. А в том, что застрянет, не было ни малейшего сомнения. Росс сильно хромал, левая рука слушалась очень плохо - скорее всего, переломы все-таки срослись некорректно. А значит, если он хочет продолжать службу, все это придется заново пересобирать. Кости начинали ныть от одной мысли, а Фернандо успокаивал: "Да ладно, там врачи уж точно не чета мне с моими корявыми лапами - сам не заметишь, как в порядке будешь!". Хотелось бы в это верить. Главное, в то, что встреча с теми врачами вообще состоится.
   За дверью послышались шаги. Несколько человек. Это не Фернандо с покупками. Росс мгновенно извлек из-под подушки пистолет. Хотя что он, один и почти калека, сделает? Но раз уж выжил до сих пор - так просто сдаваться он не собирался. Он осторожно выглянул в коридор. Там стоял Фернандо в окружении трех вооруженных людей. Плохо дело... но в следующую секунду Росс едва удержался, чтобы не заорать от радости на весь поселок. Эти трое были в сомбрийской форме для пустынных планет.
   В этот момент с кухни вернулась Эстелла, ходившая наливать чай. Смотрела она не по сторонам, а в полную чашку, которую несла перед собой, и едва не влетела в одного из сомбрийцев. Эстелла вздрогнула и уронила чашку. Та разлетелась вдребезги.
   - Ой, - сказала Эстелла и всхлипнула. Откуда-то немедленно вынырнула Кармен, заслоняя сестру плечом.
   - Вы ее не убивайте, - сказала она на пиджине. - Она не всегда чашки бьет. Просто вы ее напугали.
   Кто-то из сомбрийцев приглушенно хмыкнул. Фернандо погладил старшую дочь по голове:
   - Спокойно, эти нам точно ничего не сделают. Эй, Нил, куда спрятался? Вылезай!
   Росс отложил пистолет и вышел в коридор. Те двое, что стояли ближе, были ему незнакомы. Хм, и давно ли в числе Теней ракуэнцы? Хотя нет, этот высокий не похож... Пробегала какая-то информация про наемников-инопланетников, проклятье, вроде не так сильно тогда головой ударился, чтобы с таким трудом все вспоминать... Второй вообще непонятно откуда такой взялся, всего намешано. По черным волосам и невысокому росту похож опять же на ракуэнца, но черты лица не вполне азиатские. Странный тип. Слишком уж спокойное лицо, да еще смотрит так... словно уже берет на прицел. Впрочем, в Тенях кого только ни встретишь. А третий...
   - Нил. Живой, - проговорил третий севшим голосом.
   - Рафи! - все-таки заорал Росс, наплевав на всю безопасность, отодвинул высокого "ракуэнца" плечом и сгреб Рафаэля Нуарэ в объятия. Кто бы ему сказал, что он будет так обниматься с "сухарем в мундире", даром что дружили - Росс бы не поверил. И тем более не поверил бы, что Нуарэ так горячо ответит на приветствие. И утратит не то что свою вечную официальность, а вообще дар речи.
   - Живой... - повторил Нуарэ. Другие слова он, кажется, временно забыл.
   - Но, похоже, только я один, - тяжело вздохнул Росс. - Если бы не Фернандо и девочки, загорать бы моим костям под кактусом. Я сам слышал - был приказ тащить нас живыми к какому-то дону.
   - Дон-марикон, - встряла Кармен. Росс фыркнул, а Фернандо насупился:
   - Карменсита, не выражайся такими словами... при посторонних. Хотя по сути я с тобой полностью согласен.
   - И что... кого-то взяли? - лицо Нуарэ резко потемнело. На Кармен он даже не обратил внимания.
   - Не знаю, Рафи, - снова вздохнул Росс. - Могу только сказать, что благодаря капитану Кларку, вселенную ему к изголовью, частная армия одного дона сильно поредела. Надеюсь, остальных своих бойцов дон сам со злости поубивал.
   Нуарэ молча снял кепи и склонил голову. Его бойцы сделали так же. Фернандо перекрестился.
   - Больше месяца прошло... - снова заговорил Нуарэ. - Мы обшарили весь район, твой передатчик - единственный, который мы засекли вне зоны крушения. Экипаж корабля пропал без вести. Да и у нас, если мы не хотим разделить его судьбу, очень мало времени. Как ты, можешь сам передвигаться?
   - Думаю, да, - сказал Росс. - Хромаю сильно, но вроде хожу. Мне еще при посадке досталось, видимо, заработал трещину, допрыгался до перелома. Потом перестрелка... я выбыл очень рано. Видел, что капитана свалили, потом отключился. Когда пришел в себя... живых вокруг не было.
   - Ходить дяде Ники... то есть Нилу лучше не надо, - опять вклинилась Кармен. - Был сложный перелом. Хотя если недалеко, то, наверное, можно. Кстати, я Кармен. А мою сестру зовут Эстелла. И она вас боится, вот.
   Обычно сдержанная Кармен могла становиться неимоверно болтливой, когда нервничала. Нуарэ улыбнулся уголком рта.
   - Прошу нас простить, - он чуть преувеличенно раскланялся перед Эстеллой. - Но большая часть местного населения к нам враждебна.
   Он обернулся к Фернандо и произнес уже своим обычным голосом - то есть, голосом безупречного сомбрийского офицера при исполнении:
   - Республика благодарна вам за спасение ее гражданина.
  
   30.
   Когда Враноффски говорил, что продержит защиту, пока у него мозг не взорвется, он, конечно, преувеличивал, но не сильно. А последние полчаса ему казалось, что не преувеличивал вообще. Потому что такой проверки навыков ему не устраивали с выпускных экзаменов. Хорошо еще, сейчас не нужно было вылавливать сигналы передатчиков сквозь им же самим наведенные помехи, хоть уши отдохнули. В наушниках раздавались только редкие переговоры разведгруппы да иногда проявлялся Деверо, узнать, все ли в порядке. Зато на клавиатуре царило безумие. Держать открытым канал с "Сирокко", закрыть все остальные, притвориться "маленьким электромагнитным возмущением", да еще послать подальше этого невесть откуда взявшегося деятеля, который оказался весьма упорным. Душу грело одно - в наушниках у этого непрошеного взломщика сейчас резали свинью тупым ножом и елозили вилками по стеклу. Враноффски изощрялся как мог, припомнив все гадости, которым успел научиться. Наводить помехи можно было просто белым шумом, а можно - так, чтобы скрежетало, завывало, пердело и хрюкало максимально громко и максимально мерзко. Уши врага должны были свернуться в трубочку, а барабанные перепонки - превратиться в лохмотья. Но на том конце попался кто-то или глухой, или фантастически настойчивый. Каким бы мусором Враноффски ни забивал ему канал, он появлялся снова. Очень подмывало послать что-нибудь в духе капитанских частушек, но нельзя - демаскирует. И Ари, скрипя зубами, снова склонялся над клавиатурой, которая уже норовила задымиться, даром что проекция.
   - Эй, Ари, - хриплым шепотом проговорил Дарти, как будто их кто-то мог услышать снаружи, - к нам гости.
   Он показал на экран наружного наблюдения. Там смутно вырисовывался десяток силуэтов. А если учесть аховое качество картинки - могло быть и больше.
   - Задница, - мрачно констатировал Враноффски. - Лейтенант Хендрикс, лейтенант Рош, нам сейчас будет жарко.
   - Вижу, - не менее мрачно отозвалась Селина, вперившаяся в тот же экран из-за плеча Дарти. - Ну, значит, наш выход.
   Дарти издал неопределенный звук, но Селина натурально запустила пятерню ему в волосы и заставила развернуться к ней:
   - Еще раз повторяю. Сидишь и не рыпаешься. Грохнут тебя - мы передохнем все, потому что больше никто эту жестянку на орбиту не уведет, а до Сьерры пока еще достучимся. Сидеть, не отсвечивать, грызть штурвал. Главное, совсем не отгрызи. А то еще улетать.
   - Главное, ты мне башку не оторви, - буркнул в ответ Дарти.
   - Если что, у нас есть светошумовые гранаты, - подал голос Рош.
   - Это на самый крайний случай, - отрезала Селина. - Пока попробуем без них. А то на такой фейерверк к нам вся местная братия пожалует, а тут и так на нас двоих что-то дофига. Ари, свяжись с коммандером и тресни Дарти по башке, если в бой полезет. Себ, твоя левая сторона от шаттла, моя правая.
   - Понял тебя, - кивнул Рош, перехватывая винтовку поудобнее. Он спрыгнул в люк, Селина за ним. Дарти проводил их тяжелым вздохом.
   Внезапно в канале шаттла раздался отчетливый, безо всяких помех, голос с легким французским акцентом:
   - Добрался все-таки. Ну что, ребята, может, сдадитесь по-хорошему? Тогда, может, ваша любимая Республика, - голос стал откровенно глумливым, - сможет вас выкупить. Конечно, если сочтет цену справедливой. А то сомбрийцы такие прижимистые...
   В ответ раздалось две очереди. Рош и Селина не собирались разбрасываться словами. А у Ари слов просто не было. Печатных так точно.
   - Эта сука здесь! - от яростного шипения Селины в защищенном канале заложило уши. - Он их ведет! Ари, передай коммандеру!
   Дважды просить не пришлось.
   - Коммандер, вы меня слышите? Ответьте шаттлу!
   - Нуарэ на связи. Что происходит?
   - Коммандер, на нас напали. Нам долго не продержаться. Командует у них Селерен.
   В наушниках раздался нечленораздельный рык. Вот вам и непрошибаемый коммандер Нуарэ! Явно с трудом совладав с собой (нет, сегодня точно небо на землю упадет!), он коротко спросил:
   - Сколько их?
   - Десяток или полтора, по камерам точнее не разобрать.
   - Идем. Конец связи.
   Враноффски выдохнул. По крайней мере, в происходящем был один плюс - доламывать себе мозги об защиту стало незачем. Теперь его задача - вовремя заорать о помощи на "Сирокко".
  
   31.
   Сейчас или никогда. Вот тот момент, ради которого Фернандо и подобрал Росса.
   - Могу я вас в ответ кое о чем попросить? - "самый главный" (в мыслях Фернандо продолжал называть его так) нахмурился, и Фернандо поспешил добавить: - Я не о деньгах. Я слышал, что сомбрийцы иногда подбирают беженцев... заберите отсюда моих девчонок, а? Мне после этой истории один хрен не жить, у донов на меня давно зуб, но одному хоть помирать не обидно. А их точно в бордель загребут.
   Дальше наблюдалось дивное зрелище. У "самого главного" едва не отвисла челюсть. То есть, ему стоило очень больших усилий ее не отвесить. А казался образцом самообладания (хотя до этого полукровки ему все же далеко...). По крайней мере, глаза он на полсекунды вылупил, что твой маринесский лемур. "Какая же запредельная мерзость!" - выдохнул он с отвращением, переходящим в холодную ярость. На всякий случай Фернандо отступил на шаг.
   - Значит так, - тяжело произнес "самый главный". - Никто. Никого. Ни в какой бордель, - это слово он произнес с таким отвращением, будто ему под нос сунули что-то очень тухлое и вонючее, - не "загребет", как вы только что выразились. Слово офицера Республики. Да, простите, я не представился. Коммандер Рафаэль Нуарэ, военно-космические силы планетарной республики Сомбра.
   "Точно, Рафи - Рафаэль", - подумал Фернандо. Но у него язык бы не повернулся обратиться по имени.
   - И, разумеется, - продолжал Нуарэ чуть спокойнее, - мы не можем допустить, чтобы человек, который спас сомбрийского офицера, попал в руки этим... донам, - слово прозвучало грязным ругательством.
   - Папа! - радостно завопила Кармен. - Мы улетим все вместе!
   - Да, - сдержанно ответил Фернандо, хотя сам был готов вопить не меньше дочери. Собирайся.
   - Брать только самое необходимое, - сказал Нуарэ. - Остальным обеспечим.
   Кармен утащила сестру в их комнату - собираться. Фернандо давно предупреждал девчонок, что может понадобиться быстро уехать, так что они мгновенно побросали в рюкзаки по паре перемен одежды: Эстелла - любимые голубые платья, Кармен - штаны-карго и майки с веселыми надписями. На пояс Кармен повесила нож и флягу с кактусовой водой. У Фернандо небольшой рюкзак со сменой одежды, документами и аптечкой всегда был наготове, а кроме него, он взял лишь комм и дробовик.
   - Я готова! - радостно отрапортовала Кармен. Фернандо усмехнулся и потрепал ее по макушке.
   Нуарэ знаком попросил тишины и отошел в сторону. Фернандо слышал, как он быстро переговаривается с кем-то по комму. Когда Нуарэ повернулся обратно, его взгляд мог прожечь стену насквозь.
   - Уходить нужно очень быстро.
   - Я правильно вас понимаю? - спросил полукровка.
   - Думаю, да, - ответил Нуарэ.
   Эстелла грустно взглянула на свой нежно-голубой кукольный домик и вынула оттуда куклу. Насколько Фернандо помнил (в обширной коллекции старшей дочери он уже начал путаться), ее звали Асунсьон.
   - Смены одежды достаточно, - строго сказал коммандер. - Времени в обрез.
   Эстелла затравленно посмотрела на него исподлобья и молча прижала куклу к себе. Суровый офицер на минуту смягчился. Положил руку девочке на плечо:
   - На Сомбре у тебя сто кукол будет. Или сколько сама захочешь. Слово офицера.
   В разговор вступил высокий японец, до сих пор молчавший:
   - Разумеется, речь не идет о том, чтобы удирать в чем есть. Но не больше, чем можно без помех унести. Мало ли, придется бежать или проползать. И делать это тихо, - он выразительно посмотрел на девочек. - Что бы вокруг ни происходило. Даже если у вас на глазах глотки будут резать.
   - Кто? - пискнула Эстелла.
   - Я, например, - спокойно сказал полукровка.
   Эстелла зажмурилась, зато Кармен широко распахнула глаза с восхищенным вздохом. Неисправима. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это было плохо.
   - И кстати... - проговорил полукровка. - От окон отойдите.
   Это прозвучало явным приказом. И от выражения темных глаз Фернандо стало откровенно нехорошо. Потому что сейчас в них была только сетка прицела.
   - Снайпер, что такое? - тихо спросил японец. Да, прозвище нельзя было выбрать удачнее... Тот сделал знак молчать. На секунду замер на месте, потом быстро сказал:
   - Пока я не вернусь - из дома не выходить. Асахиро, если не вернусь через минуту - иди помогать.
   И одним прыжком перемахнул через подоконник наружу.
   - Помощь нужна? - быстро спросил Фернандо.
   - Сами справимся, - ответил Асахиро, напряженно прислушиваясь. Снаружи явно шла драка, но Фернандо не мог определить, сколько там народа. Прошла минута, Снайпер не возвращался. Асахиро едва уловимым движением извлек нож из потайных ножен и спрыгнул в то же окно.
   Нуарэ сделал знак Фернандо и девочкам уйти к нему за спину и занял оборонительную позицию в дверях. Вовремя - дверь попросту высадили ногой. Эх, собирался же ставить нормальную... Впрочем, сейчас уже неважно. Как только на пороге возник силуэт вломившегося, Нуарэ хладнокровно выстрелил ему в голову. Даже Кармен истошно взвизгнула, а Эстелла просто сползла по стенке. Начинается...
   Но больше никто вломиться не пытался. В дверном проеме возникли Асахиро и Снайпер.
   - Прорвался все-таки... - хмуро проговорил Асахиро. - Хотя не очень ему это помогло. Похоже, про здешние дела кто-то действительно пронюхал - их там было семеро.
   Тут отвесить челюсть попытался уже Фернандо. Выходит, эти двое без особого шума справились с шестью противниками? Да уж, не те парни, с которыми стоит ссориться!
   Нуарэ осторожно похлопал по щекам Эстеллу. Она была вроде бы не в обмороке, но от ужаса не могла встать на ноги. Да и Кармен стояла вся зеленая, хотя и успела схватиться за ножик.
   - Сейчас все будет, - преувеличенно бодро сказал Фернандо. - Так, девчонки, вы у меня большие молодцы и, пожалуйста, продержитесь вот так еще немного. Верещать и падать в обмороки будем уже не здесь, ладно? А пока идите вот за этими парнями, а мы с коммандером поможем Нилу.
   Кармен при первых же словах отца явственно подобралась и даже улыбнулась. Эстелла все еще смотрела широко раскрытыми глазами, и Кармен решительно взяла ее за руку:
   - Пошли. Все будет хорошо, слышишь?
   Эстелла улыбнулась очень криво, но послушно зашагала вместе с сестрой следом за Снайпером и Асахиро. Нуарэ поддерживал отчаянно хромающего Росса. Фернандо вышел последним.
  
   32.
   Отлично. Гражданских и Росса есть кому прикрыть, значит, их можно не учитывать. Снайпер оглянулся на Асахиро - тот кивнул "я здесь, я контролирую ситуацию". Тело полностью адаптировалось к жаркому воздуху, двигаться и дышать было легко. Да и солнце уже село, значит, скоро станет прохладнее. А впрочем, неважно. Снайпер убрал со лба прядь волос. Кепи он, кажется, потерял в схватке у дома, но солнца все равно нет, а завтра их здесь уже не будет. Визор держался как влитой. Прекрасно.
   Теперь уже было очевидно, что на подходах к шаттлу идет бой. Леханцев довольно много. Ладно, задача не в том, чтобы класть всех, задача в том, чтобы пробиться к шаттлу. Будь Снайпер один - вообще не проблема. Но сейчас гражданских в укрытии не оставишь - мало ли откуда еще кто появится. Придется держаться вместе. Хорошо, что подходы к озеру почти сплошь заросли кустарником, можно пробраться довольно близко.
   Леханцы, судя по всему, еще не осознали, что шаттл обороняют только двое - Селина и Рош знали свое дело. Но долго это продолжаться не может. Асахиро скользнул вперед, Снайпер - за ним. Мир стал еще немного отчетливее, несмотря на густые сумерки. Не привыкать - в иных трюмах бывало темнее. Снайпер даже мог различить, где Селина, а где Рош, хотя, понятно, оба постоянно меняли позицию. Но то ли у леханцев нашелся кто-то особо зоркий, то ли просто не повезло - он увидел, как Селина пошатнулась и опустилась на землю. Стрелявший прицелился второй раз, но выстрелить снова уже не успел. С дыркой в черепе это несколько проблематично. Атака со спины привела леханцев в замешательство, и Снайпер воспользовался этим, свалив еще одного. Теперь уйти в сторону... но рука наткнулась на препятствие. Из-под локтя на него смотрела невесть откуда взявшаяся Кармен.
   - Назад, - негромко приказал Снайпер. - Или я буду считать, что ты пенек.
   - Не беспокойтесь, сеньор Снайпер, - шепотом ответила Кармен, - я сильная.
   Снайпер уже не стал говорить, что "пенек" может и пулю запросто отхватить. Не до того. Просто перенес вес на левую руку, чтобы было удобнее прицелиться. Кармен приглушенно охнула - еще бы, Снайпер был, пусть и невысоким, но взрослым мужчиной, а она - девчонкой-подростком, хотя и довольно крепкой. Но с места "пенек" не сдвинулся. А дальше Снайпер и сам не обращал на нее внимания - Кармен, поскольку не была ни мишенью, ни союзником, перестала существовать. Снайпер слегка улыбнулся. Наконец он был в своей стихии. Леханские кустарники, в общем-то, ничем не отличались от корабельных коридоров. Есть укрытие, есть противник. Выстрел. Одна из фигур падает. Сменить позицию. Выстрел. Все идет так, как должно идти.
   - С-сучья ты мразь, - внезапно прошипел Нуарэ, перебираясь ближе. Снайпер обернулся на голос. Нуарэ, с перекошенным от ярости лицом, лишь показал на одного из леханцев. Точнее, этот леханцем как раз не был. Светлая кожа, характерный сомбрийский визор... В самую свалку этот парень не лез, зато команды отдавал направо и налево. Тьерри Селерена Снайпер, понятное дело, видел только на голографиях, но узнать его было несложно. Судя по потемневшему лицу коммандера, уводить добычу у него из-под носа не стоило. Пользуясь тем, что леханцев уже сильно поубавилось, Снайпер перебрался к Селине.
   - Да чтоб тебя, пристрелю же ненароком, - выругалась она.
   - Не успеешь. Сильно досталось?
   - Плечо прострелили. Спасибо, что прикрыл, я хоть инъектор достать успела.
   Тем временем Нуарэ выждал момент, когда Селерен оказался достаточно близко, и высадил в него чуть не всю обойму. Селерена швырнуло назад, но к встрече он, похоже, неплохо подготовился - защита на нем оказалась серьезная. Правда, с такого расстояния от травм это все равно вряд ли спасет, но он был жив. И даже еще потянулся к чему-то, что еще не пускал в ход, но тут на него налетел взбешенный Нуарэ. По земле покатился клубок, стрелять не рисковал никто. Сунулась было пара желающих помочь Селерену, но Снайперу даже не понадобилось вмешиваться - одного убрал Асахиро, второго - Фернандо, тоже не желавший сидеть в стороне.
   Со стороны клубка раздалось несколько выстрелов, и Нуарэ вскочил на ноги. Похоже, цел, чего не сказать о Селерене - тот, если и был еще жив, то ненадолго. Нуарэ с размаху опустил тяжелый ботинок ему на горло. Еще и еще раз. Зажмурился даже Фернандо.
   Леханцы, лишившись командира, сразу растеряли желание продолжать бой. Снайпер подошел к Нуарэ и взял его за локоть. Коммандер развернулся, пытаясь высвободиться, но ему это не удалось. Только тогда он словно впервые увидел Снайпера.
   - Что такое? - резко спросил он.
   - Коммандер, нам нужно возвращаться.
   - Вот именно, - подала голос Селина. - Эта падаль мертвее уже не станет, а вот я очень даже могу. Давайте быстрее, пока эти уроды не очухались.
   "Эти уроды" действительно еще пытались что-то сделать, но Снайпер не дал им такой возможности. Если еще кто-то оставался - попрятались или пошли жаловаться своему дону. Убедившись, что все остальные уже у шаттла, Снайпер сдернул с руки Селерена комм и пошел вслед за Нуарэ.
  
   33.
   - Коммандер, это кто?
   Только сейчас Фернандо осознал, что раненый защитник шаттла - девушка. Ничего себе! Он, конечно, знал, что на Сомбре женщины тоже служат в космофлоте, но служить-то можно много кем. У донов вон, говорят, тоже в частных армиях женщины есть, да только основная служба там - хозяину разрядку обеспечивать. Ну или шпионить, шантажировать, в общем, боевиками женщины не были никогда. И потом, одно дело - знать, что где-то там в космофлоте бывают девушки, другое - лично видеть в бою. Фернандо вот увидел и был впечатлен.
   - Беженцы, - коротко ответил Нуарэ. - Это они спасли Росса.
   Взгляд девушки потеплел, она даже улыбнулась Фернандо, но тут же, поморщившись от боли, оперлась на кресло. Пилот шаттла, совсем молодой парень с непослушной каштановой шевелюрой, обернулся посмотреть на новых пассажиров. При виде шрамов на его лице у Фернандо заныли когда-то переломанные ребра - он просто-таки в подробностях мог представить, как и чем когда-то огреб этот парень. Его самого хоть по лицу особо не били, остался при своей внешности.
   - Ох, Селина, да что ж за черт, - воскликнул пилот. - Ты там воюешь, а я тут сижу как идиот...
   - Вылез бы - вообще бы сложился, - сквозь зубы ответила девушка, которую назвали Селиной. - А не сложился бы, так я бы пришибла. Ничего, жить буду. А с твоей стороны лучшая благодарность - увезти нас отсюда, и поскорее.
   - По местам, - скомандовал Нуарэ.
   Фернандо пробрался в заднюю часть шаттла, стараясь ни за что не задеть и ни об кого не споткнуться. Он чувствовал себя как пьяный - так быстро все произошло. Вот он пошел в лавочку поселка за вареньем, а вот он уже сидит в шаттле, который навсегда увозит их троих с Леханы. А в промежутке - чуть не пристреливший его Снайпер (хвала небесам, что в кои веки он ствол с собой не потащил!), бесшумная схватка у дома, вломившийся в дверь боевик, перестрелка, внезапная ярость Нуарэ... Фернандо был ошарашен, оглушен и абсолютно счастлив. Он тешил себя мыслью, что среди тех, кого он уложил из своего дробовика, мог быть подонок, убивший Леонору. Или те, кто избивал его самого. Или тянул лапы к девчонкам. Фернандо ухмыльнулся в усы. Пусть в последние годы ему и пришлось залечь на дно, он еще не настолько разжирел, чтобы быть не в состоянии себя защитить. Хотя теперь, наверное, в этом уже не будет нужды.
   Рядом тихо всхлипывала Эстелла. Фернандо вопросительно взглянул на ее - она показала свою Асунсьон. У куклы отломилась одна нога - видимо, когда пришлось бросаться на землю. "Починим", - шепнул Фернандо, ободряюще улыбаясь. Выглядели девчонки как самые натуральные беженцы, да и сам Фернандо, что-то ему подсказывало, был ненамного красивее - исцарапанные, растрепанные, все в пыли, Кармен еще и синяк где-то заработала. Зато улыбалась до ушей.
   - Ничего себе вы крутая! - обратилась она к Селине. - Я тоже так хочу. Вот вырасту, прилечу и перестреляю всех плохих дядек!
   - Полегче там, - криво усмехнулась Селина, возясь с перевязочным пакетом. - А то плохие дядьки, знаешь ли, иногда отстреливаются.
   - Ну и что! Вы с ними вон как разделались! И вообще, вы сомбрийка, вас мигом вылечат!
   - На корабле поболтаем, ладно? - Селина скривилась. - А то вылечить-то вылечат, но пока мне несколько хреново.
   - Дай помогу, - не дожидаясь ответа, Снайпер забрал у нее пакет.
   - Знаешь, я даже особо возражать не стану. Буду признательна, а то одной рукой неудобно. "Тоника" у тебя, конечно, нет?
   - Мне он бесполезен. Не действует.
   - Ну да, следовало ожидать. Ладно, доживу. А то опять доктор Картье по ушам надает.
   - Я могу поделиться, - сказал Асахиро. Селина махнула здоровой рукой:
   - Да ладно, оставь. В драке был бы нужен, а сейчас и так доживу.
   Фернандо смотрел, как Снайпер перевязывает Селине плечо. Действовал он быстро и вполне грамотно. У него самого рубашка была перепачкана кровью, но, судя по совершенно нормальным движениям, кровь была не его. Фернандо поймал себя на том, что предпочитает не встречаться с ним взглядом и вообще рад, что их разделяет полсалона. Спасибо, насмотрелся, на всю оставшуюся жизнь хватит. Фернандо поежился, вспомнив, как этот самый Снайпер в разгар перестрелки обернулся к нему. Святые угодники, в бою этот парень улыбался. Если эту холодную усмешку одними губами можно было назвать улыбкой. И уж лучше бы его лицо и дальше ничего не выражало. Фернандо было немного неловко - в конце концов, Снайпер ничего ему не сделал, даже наоборот, спас ему и девчонкам жизнь, сиганув в окно разбираться с теми молодчиками, но все же...
   Эстелла все еще всхлипывала. Кармен принялась ее тормошить:
   - Ну Эстеллита, ну не реви! Смотри, как круто! Мы улетаем на другую планету! Тебя больше никто никогда не обидит! И папа с нами!
   - Да... - тихо ответила Эстелла, не поднимая глаз.
   - Ну правда, ну чего ты? И Асунсьон твою починят, и вообще, коммандер правду говорил, у тебя еще сто кукол будет! Ну Эстеллита, ну успокойся, а? А то... - Кармен неожиданно всхлипнула тоже, - а то я сама разревусь!
  
   34.
   Габриэль чувствовала себя неспокойно с самого начала боевой операции. Конечно, она большая девочка и умеет держать себя в руках, но тревога за своих грызла ее изнутри. Это Лехана, планета, на которой нет никаких законов, кроме одного: у кого больше денег и сильнее частная армия, тот и прав. Воевать с леханскими донами в их естественной среде - все равно что в одиночку на терранский флот выйти. Это в чужом пространстве они трусливы и могут даже прибегнуть к попытке дипломатии, а в своей стихии им палец в рот не клади, сожрут с сапогами. Хоть бы коммандеру и всем остальным удалось вернуться живыми. Надежды на то, что удастся найти кого-то с "Аргеста" или "Пассата", не было. А ведь она в свое время рвалась на "Аргест". Доктор Леблан, корабельный врач капитана Кларка, говорил, что замолвит за нее словечко, но командование решило иначе, и Габриэль сама стала старшим врачом. Да Силва просил себе в команду человека помоложе. Леблан сказал: "Берите Картье, она справится". Справилась. Теперь считается самым молодым из старших медофицеров флотилии. Хотя и непривычно, что собственный ассистент почти одного с ней возраста. Помощницей Леблана стала ее подруга по Академии и соседка по комнате Кэти Кокс. На снимках кадетских времен они вечно в обнимку. Рассудительный скептик Габи всегда серьезная, неунывающая оптимистка Кэти всегда хохочет и подставляет "рога" из пальцев. Габриэль знала, что служить в Космофлоте - это наверняка терять друзей. Но одно дело - знать это в теории, а другое - убедиться на практике, да еще так скоро. Доктора Фуэнтес и ее помощницу Риту с "Пассата" она тоже отлично знала. Да и не только их. Нила Росса, навигатора "Аргеста", обожала вся флотилия, он был чем-то похож на Деверо, только Люсьен замкнутый, а у Нила душа нараспашку. Парни из ударной группы "Пассата" называли друг друга братанами и даже татуировки на плече себе сделали одинаковые. На Сомбре, конечно, не слишком хорошо относятся к эстетическим модификациям тела, но это особый случай. Как теперь думать обо всех в прошедшем времени?
   Голос капитана оторвал ее от тяжелых мыслей.
   - Габи, наши возвращаются. Есть раненые. С ними трое гражданских беженцев, в том числе дети. Готовь медблок.
   Свет дневной, да что происходит? Ну хотя бы возвращаются...
   - У нас все готово, капитан. Джон, зарядите в душ капсулу с антисептиком для обеззараживания. Сканеры откалибрую сама, кстати, у вас в тот раз вышло идеально.
   Габи сжала зубы. Так, все. Сосредоточиться и действовать. Предаваться печали - потом. Габриэль переключила систему видеонаблюдения на стыковочный отсек. Через несколько минут там оказался шаттл. Так, Враноффски и Дарти в порядке, Асахиро и Стив вроде тоже, по крайней мере, ходят своими ногами, уже что-то. Хуже с Селиной - ранена в руку, весь рукав в крови. Ладно, жить будет, хуже было бы, если бы ей в живот или в бок прилетело - и так не сахар, так еще этот дурацкий имплант проблем бы добавил. На плечо Нуарэ опирается... свет дневной, неужто Нил Росс! А вдруг кто-то еще выжил? Сердце Габриэль бешено заколотилось, но почти сразу надежда угасла. За Россом из шаттла вышел какой-то коренастый усатый дядька, на вид типичный леханец, а за ним две зареванных девчонки-подростка. Одна, постарше, крепко прижимала к груди какой-то сверток. Все понятно, те самые беженцы. Ангар опустел. Ну, хотя бы на гравиносилках никого тащить не надо, все ходячие, все будут жить. Уже хорошо.
   - Стартуем до первой точки скачка, - послышался голос Эрнандеса из пилотного отсека.
   - Джон, займитесь лейтенантом Хендрикс, у нее, похоже, прострелено плечо. Ничего экстремального быть не должно. Лейтенанта Росса я осмотрю сама. Вот, теперь видите, почему я требовала идеального порядка в ящике с инструментами? Самому же удобно. - Габриэль говорила быстро, а действовала еще быстрее. - Беженцам - стандартная процедура обеззараживания. Не пугайтесь, это только звучит так страшно, просто душ с антисептиком. Личные вещи разложите, пожалуйста, вот в эту камеру, да, все. Да, вот так.
   Старшая девочка смотрела испуганно и все так же прижимала к груди свой сверток, в котором оказалась красивая кукла с отломанной ногой. Бедный ребенок. От хорошей жизни не срываются вот так в никуда даже с Леханы. Габриэль никогда близко не общалась с детьми, но, в конце концов, они уже не малыши, а подростки, так что лучше говорить с ними как со взрослыми. И начать со старшей.
   - Меня зовут Габи, - сказала она. - А тебя?
   - Эстелла, - ответила девочка едва различимым шепотом.
   - А я - Кармен, - вклинилась младшая, побойчее. - А папа - Фернандо.
   - Вот и познакомились, - улыбнулась Габриэль. - Эстелла, давай твою куклу тоже посадим в эту камеру. Пока ты будешь в душе, мы посветим на нее специальными лучами, чтобы сдохли микробы.
   - Вы ее не сожжете? - спросила Эстелла все так же тихо.
   - Нет, что ты. Все будет абсолютно такое же, как было, только без микробов. Вас такими лучами уже просвечивали на входе, но лучше перестраховаться. А теперь идите в душ, вас проведут. Пока вы там, мы займемся нашими ранеными.
  
   35.
   Джон Аллен ждал Селину Хендрикс во всеоружии. И был совершенно прав. Из шаттла она еще вышла своими ногами, но в медотсеке появилась, повиснув на плече Стива Вонга и стараясь не шипеть от боли. Видя, что Джон уже хлопочет с инструментами и приготовил инъектор с анальгетиком, Стив коротко кивнул:
   - Ну вот, теперь порядок.
   Сгрузив "женщину-винтовку" на кушетку, он развернулся и собрался уйти. Джон рассеянно посмотрел ему вслед и тут же крикнул:
   - А ну стой! Стив... Снайпер! Стой, кому говорю!
   "Подарочек" остановился и вопросительно посмотрел на Аллена. Джон уже привык к его тяжелому взгляду, но в этот раз он сам себя превзошел.
   - Ну-ка, дай я на тебя посмотрю.
   - Что такое?
   - Это ты мне скажи.
   - Я в порядке.
   - Ага, а что у тебя вся рубашка в кровище - это типа так и надо? - хмыкнул Аллен. - Спасибо, ты уже показал, что такое у тебя "порядок". Сначала все нормально, а потом брык кверху лапами, вытаскивай меня, дорогая медслужба, с того света. Если устроишь такое еще раз, доктор Картье оторвет мне голову и сыграет моим черепом в мячик. И будет абсолютно права. Подожди, сейчас сделаю укол лейтенанту Хендрикс, а пока подействует обезболивающее, посмотрю, что у тебя там.
   - Не помню, чтобы меня зацепили.
   - Давай-давай, все равно не отстану. Ты же меня знаешь.
   Кровь все-таки оказалась по большей части чужая. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что Снайпера полоснули ножом по плечу сзади. Метили, видимо, в шею, но промахнулись. Когда Джон сказал об этом, Снайпер, чуть прикрыв глаза, проговорил:
   - А, кажется, помню. Нашелся там один герой, попытался со спины прыгнуть. А я из-за жары, видимо, чуть позже среагировал. Думал, он меня все-таки не достал - я ничего не почувствовал.
   Джон только закатил глаза. По счастью, это действительно оказалась не более чем глубокая царапина. Крови довольно много, но явно не столько, чтобы заляпать всю форму. Так что остальное - последствия рукопашной схватки. Джон облегченно выдохнул:
   - Фффффуууух. В порядке исключения, и правда ничего серьезного. Но, знаешь ли, и жара, и кто его знает, что за дрянь могла быть на лезвии... В общем, я все обработал, теперь брысь заживать, через пару дней покажешься.
  
   36.
   Когда Джон окликнул Снайпера, Габриэль внутренне напряглась и обругала себя дурой. Видела же, что у них с Асахиро одежда в крови. Понятно, драка - дело такое, но все может быть, тем более с этими двумя. Но Асахиро в медотсеке вообще не показался, значит, с ним почти наверняка все в порядке - он все-таки нормальный человек и до такой степени игнорировать ранения не умеет. А вот Снайпер - еще как. И ей бы сразу его задержать. Но Габриэль отвлеклась на Росса, который был готов кинуться сомбрийцам на шею - да и она ответила бы тем же, держись он на ногах чуть получше. В общем, молодец Джон, вмешался. Осматривая Росса, Габи в то же время прислушивалась, что там происходит. И когда Джон сказал "ничего серьезного", выдохнула вместе с ним. Хороший у нее напарник. Все-таки скорее она думала о нем как о напарнике, а не как об ассистенте. И реакция у него хорошая. А аккуратности еще научится. Ее-то учил Леблан. Мягко и ненавязчиво объяснял, что и как лучше делать. Она запоминала. И теперь всегда будет делать так, как он говорил. "Они живы, пока я живу и помню", - подумала Габриэль.
   Осматривая Росса, она заранее готовилась к худшему. Серьезно ранен при крушении шаттла, подобран местным жителем... С другой стороны, полтора месяца - это срок, за который можно или умереть, или выздороветь. По крайней мере, хоть как-то встать на ноги. И если Росс жив - то произошло именно второе. Хотя о выздоровлении, конечно, говорить было рано. Габриэль велела ему до планетарного госпиталя по возможности лежать и без большой необходимости лишних движений не делать. Сломанная нога срослась некорректно, нужна будет операция. С левой рукой тоже все сложно, нервы целы, но функционал еще восстанавливать и восстанавливать. И вообще после лечения в полевых условиях реабилитация понадобится долгая. Но уже хорошо, что хоть его нашли. А ведь могли и совсем никого. Снова резануло воспоминание о Кэти и докторе Леблане. Нет, не сейчас. У нее еще беженцы, негоже им показывать свои эмоции. Сначала работа, а потом уже все переживания. Она закончила с Россом и подошла к Селине проверить работу Джона. Похвалила за аккуратность и заметила, как он просиял. Всему научится. Дайте только срок.
   Дверь медотсека с шипением открылась. Это техник привел Фернандо и его дочек. Выглядели девочки уже получше, но все равно озирались с некоторым испугом, особенно старшая.
   - Доктор Картье, я могу взять на себя беженцев, чтобы вам не отвлекаться, - сказал Джон. - На вид все трое вроде в порядке.
   - Спокойно, Джон. Мы сделали для раненых что могли, к счастью, что у Селины, что у Нила состояние стабильнее некуда. Берите на себя сеньора Фернандо, надеюсь, я правильно запомнила, - Фернандо кивнул. - Девочки, идите ко мне.
   Джон попытался что-то сказать, но Габриэль отозвала его в сторону и шепотом сказала:
   - Доктор Аллен, вы хороший диагност, но психолог точно не очень. Во-первых, девочки только с отцом. Что случилось с их матерью, мы не знаем, и сейчас им нужна значимая женщина, если не в качестве материнской фигуры, то хотя бы в роли старшей сестры. Во-вторых, вы сомбриец, и вам чужды гендерные предрассудки, что, разумеется, здорово...
   - Но ведь... - тихо сказал Джон, явно догадываясь, куда она клонит.
   - Джонни, дружище, - уже совсем неофициально сказала Габриэль. - Ты сейчас скажешь, что осмотр у врача - не свидание в клубе, и будешь совершенно прав. Но тем же и мои слова подтвердишь. Да, житель любой продвинутой планеты с тобой согласится, но не на всех планетах прогрессивное общество. А на Лехане нравы и вовсе не бей лежачего. Девочки и так напуганы, а твои прикосновения могут создать еще больший стресс.
   Аллен поскреб затылок.
   - Об этом я как-то не подумал. Спасибо, что сказали. Правда, даже в мыслях не было.
   - Вот потому нас тут и двое, - улыбнулась наконец Габриэль. - Две головы лучше одной, четыре руки лучше двух. Давай. Скоро ужин по корабельному времени. Десантная группа умирает от голода, а Нил и беженцы наверняка очень долго были без еды и питья.
   - Мы обедали, сеньора доктор, - тихо произнесла Эстелла.
   - Зови меня Габриэль, - ласково сказала Габи. - Все равно перекусить не помешает. Но сначала осмотр - должна же я оценить ваше состояние здоровья! Климат у нас совсем другой, а вам к нему адаптироваться.
   - А уколы делать не будете? - испуганно спросила Кармен.
   - Если и буду - то только чтобы вы не подхватили какую-нибудь неприятную болячку. И так, что вы ничего не почувствуете.
   Кармен, как более смелая, пошла на осмотр первой. Нормальная крепкая девочка-подросток двенадцати лет, не сегодня-завтра начнется созревание, так что стоило бы попить витаминов. На плече и скуле по синяку, лицо и руки расцарапаны, других травм нет.
   - Кто ж тебя так? - спросила Габи, аккуратно смазывая синяки и ссадины заживляющим гелем.
   - Я сеньору Снайперу помогала! - Кармен гордо задрала нос.
   - Истинная правда, - хмыкнул Фернандо из-за ширмы. - Хотя на мой взгляд, это называется "лезла под руку". Док, что скажете?
   - Про вас? - переспросил Джон. - У вас здоровье практически железное. Есть риск гастрита, следите за питанием. Но в свое время вас, кажется, отделали похлеще, чем нашего Дарти. Вы его видели, он пилотировал шаттл.
   - Да уж, - вздохнул Фернандо. - Но вообще я про девчонок спрашивал.
   - Девочки в полном порядке, - улыбнулась Габриэль. - Эстелле нужны препараты железа, да вам всем витамины не помешают. И зубы привести бы в норму.
   Кармен испуганно пискнула. Габи осторожно погладила ее по голове:
   - С нашими технологиями это вообще не больно. Железками в рот если и лезут, то только посмотреть, а сверлят сверхтонким лучом, ничего и не почувствуешь. Мне самой лечили зубы, я знаю.
   Теперь Кармен, кажется, была готова лечить зубы хоть сейчас.
   - Ну прямо как в кино! - восхищенно выдохнула она. Даже Эстелла развеселилась:
   - Сестренка, ты если чем-нибудь заболеешь - вообще будешь счастлива!
   - Конечно! - без тени сомнения отозвалась Кармен. - Я и понять не успею, чем заболела, а доктор Габи меня сразу же вылечит!
   - Кстати о лечении, - сказала Габриэль. - Сеньор Фернандо... простите, не знаю вашей фамилии...
   - Оливейра. Но, знаете, зовите меня просто Фернандо. Я еще не настолько старый.
   - Хорошо... Фернандо. Это же вы оказывали помощь лейтенанту Россу? Для полевых условий очень неплохо.
   - Спасибо на добром слове. Честно говоря, сам не очень надеялся, что вытяну, но, видно, кое-что могу. Тут еще спасибо моей покойной жене - она меня заставила учиться. Работала врачом, аптечку дома собрала очень серьезную. Меня выхаживала, когда... от донов разбираться приходили. Но ее саму убили доны, - голос Фернандо ожесточился. - Потому я и взялся помочь вашему парню.
   Габриэль только молча пожала ему руку.
  
   37.
   16 мая 3049 года
   Первые сутки после возвращения на корабль Нуарэ просто отдыхал. В своем понимании: набросал рапорт на Сомбру и представление Враноффски к повышению, ибо связистская дуэль определенно того стоила, поименно записал, чьи жетоны и личные передатчики удалось найти, и отдал передатчик с шаттла "Аргеста" Враноффски на расшифровку. Там должны быть записи об аварии. Вспомнил про комм Селерена, обругал себя, что не взял его сам, но быстро успокоился. В конце концов, Вонг - его подчиненный, они действовали вместе. Не соревноваться же, кто первым ценную железку увидел. Он этот комм взял - и прекрасно. И отдельное спасибо Вонгу, что оставил Селерена ему. Сам Вонг, кстати, весь день никак не проявлялся. Попавшийся в коридоре Каррера пожал плечами: "Дрыхнет в нашем отсеке. Как вернулся, так и завалился. Док запретила трогать, говорит, может и сутки проспать, но так надо". На следующий день Вонг пришел сам и принес комм, извинившись, что не сделал этого раньше: "Ни до чего было, не помню, как до койки добрался". Нуарэ лишь махнул рукой и понес комм Враноффски. Тот хищно усмехнулся и засел за взлом - медузе понятно, комм был защищен от стороннего доступа. И вот утром по интеркому раздался его напряженный голос: "Коммандер, я тут кое-что восстановил". Через несколько минут Нуарэ уже был в рубке.
   Передатчик с шаттла не пострадал, и его записи только подтвердили рассказ Росса. "Аргест" атаковали еще на орбите, по шаттлу ударили с поверхности при приземлении и встретили огнем десантную группу. Нуарэ лишь бессильно сжимал кулаки, слыша в наушниках звуки стрельбы, команды на испанском и реплики "Джей, прикрой!", "Проклятье, не могу встать!" (это был голос Росса), "Капитан!!!", "Убери лапы!". Дальше - треск пламени, и запись прекратилась.
   - Тут все было просто, - проговорил Враноффски, изо всех сил стараясь сохранить спокойствие. - Но вот этот комм мне не по зубам. Что-то поддается расшифровке, но явно не все. Много удаленных данных, часть я восстановил, но опять же не все. Хотя за перелет еще покопаюсь. Здесь то, что, так сказать, с наскока взял.
   - Уже хорошо. С остальным, если не расшифруете, разберутся на планете. Что у нас есть?
   Когда Враноффски показал содержимое комма, Нуарэ уже не было никакого дела, как он выглядит в глазах экипажа и подобает ли ему такое поведение. Он даже ничего не сказал, когда связист в своей обычной манере хмыкнул: "Коммандер, таких слов не знает даже русская диаспора, можно я запишу?". В конце концов, этот вылет показал - может, Враноффски и ведет себя как шут гороховый, но он профессионал. И расшифровал он гораздо больше, чем можно было ожидать, тем более за такой короткий срок. Данные сильно повреждены, поскольку Селерен, не будь дурак, подчищал за собой следы, да и чисто физически комм пострадал в драке. Но и по этим обрывкам картина вырисовывалась такая, что хотелось вернуться на Лехану, воскресить Селерена и убить его снова. И так раз десять. Потому что там всплыли и коды, которыми пользовался "Аргест", и вся история с "Пассатом", и, главное - это Селерен подчистить не успел - переговоры о том, как бы лучше атаковать их шаттл, а в идеале вынудить сесть и захватить сам "Сирокко". Враноффски чудом выиграл время - ведь Селерен, пока не переметнулся к леханцам, был одним из лучших связистов. И он знал, что и как искать. Вдобавок там была информация и о Фернандо. Дескать, у него давно напряженные отношения с донами, так что стоит проверить и его дом тоже. В итоге группа захвата, которую вел Селерен, разделилась - часть отправилась к дому, по душу Нуарэ и Фернандо, часть - к шаттлу. Спасибо Вонгу, заметившему засаду.
   Но какова же тварь! Значит, с "Аргестом" вышла промашка, Кларк не дался живым. С "Пассатом" Селерен оказался на грани провала и убил весь экипаж, спасая свою шкуру. Так теперь, значит, решил принести в подарочной обертке уже третий сомбрийский корабль? Если Нуарэ какую-то долю секунды и было неловко, что он настолько озверел, то в следующее мгновение он не сомневался, что поступил правильно. А что с ним еще делать? Брать живым? С него бы сталось взорвать себя с кораблем вместе. Так что жалел Нуарэ только об одном - что эта крыса слишком быстро сдохла. Ведь скольких положил! Спасенный Росс - это, конечно, тоже что-то из разряда чудес, но он один. Остальных спасти не сумели. Кто остался в леханских песках (и лучше так, чем живыми попасть в руки донам - о таком раскладе не хотелось даже думать), кто погиб при разгерметизации корабля. А ведь там был прежний командир самого Нуарэ. И от собственного бессилия хотелось лезть на стену. "Ну почему мы пошли малым составом? Отправить бы на эту Лехану эскадру и стереть в порошок!". Конечно, умом Нуарэ прекрасно понимал, что никакое командование никогда не даст санкций на такую операцию, что Кларк погиб именно потому, что рванул стирать в порошок и раскатывать в лепешку, что они и так сделали больше, чем рассчитывали, и лично ему даже повезло - его друг оказался жив. Но не мог не скрипеть зубами от ярости при мысли о том, чего они сделать не смогли.
   Оставаться у себя было невозможно, и Нуарэ отправился в зал. "В любой непонятной ситуации иди колошматить грушу", - говорила Хендрикс. Именно это он и сделал, причем так, словно перед ним стоял оживший Селерен или кто-то из его хозяев. "Коммандер, Рефор нам не простит угробленного инвентаря!" - съязвил Мигель, но Нуарэ только огрызнулся. А потом и вовсе перестал замечать происходящее, с глухим рычанием нанося удар за ударом.
   - Дело плохо! - оповестил Мигель. - Если коммандер угробит грушу - он за нас примется! Парни, прячемся!
   И действительно, шов на груше треснул. Понятно, что ей немало досталось и от Хендрикс еще до высадки, и от всей ударной группы, но разъяренный коммандер стал последней каплей. Нуарэ отошел на шаг, озираясь по сторонам. Продолжать было нельзя, но внутри все кипело по-прежнему.
   На плечо легла чья-то рука. Коммандер резко развернулся, уже готовясь контратаковать - и встретил спокойный взгляд Вонга.
   - Коммандер, вам нужен оппонент, - проговорил он своим обычным ровным голосом. - Мне, кстати, тоже.
   - Ты же вроде ранен? - подал голос Каррера.
   - Уже в порядке, - ответил Вонг и, не обращая внимания на сержанта, снова обратился к Нуарэ: - Во всяком случае, меня вы в вашем состоянии точно не покалечите. Как и я вас.
   - Вот только жалеть меня не вздумай, - процедил сквозь зубы Нуарэ, временно забыв про всю официальность. Вонг невозмутимо отозвался:
   - Не беспокойтесь, я этого не умею.
   Конечно, даже треснувшей груше было очевидно, что Вонг в полную силу не выкладывается, но скидок он действительно не делал. Только так Нуарэ мог сбросить пар и хоть ненадолго перестать раздумывать о том, что в этой операции было неправильно. Не до того, с такими скоростями и таким контактом. Вонг был прав, Нуарэ уже практически не владел собой, и кому другому спарринг с ним стоил бы реальных травм. Но не Вонгу, с его умением подстроиться под оппонента. Нуарэ выдохся, волосы и тренировочную форму можно было выжимать, сбитые костяшки саднили, но он был, пожалуй, счастлив, насколько это возможно. И перед выходом из зала он от души пожал Вонгу руку. Тот коротко кивнул и пошел агитировать на спарринг Карреру.
   Направляясь к себе после душа, Нуарэ встретил Габриэль. Она внимательно посмотрела на него и сказала:
   - Зайдите в медблок, коммандер.
   Нуарэ пошел за ней, даже не спрашивая, зачем. Габриэль порылась в ящиках, попросила забежавшую Кармен налить стакан воды и протянула Нуарэ приятно пахнущий напиток.
   - Выпейте, коммандер. Это мягкое успокоительное, вам нужно. И отправляйтесь спать. Хотя нет, сначала я взгляну на ваши руки.
   Она смазывала прохладным гелем разбитые костяшки, а Нуарэ сидел, стиснув зубы и пытаясь не взвыть в голос. Осторожные прикосновения Габриэль обжигали раскаленным железом. Она не держит на него зла и не избегает его. Она заботится о нем, как заботилась бы о любом члене экипажа. Лучше бы еще раз пообещала убить или даже закатила пощечину. Это было бы даже логично. Но что делать с этой заботой и осознанием, что он для нее лишь пациент, и никак иначе она никогда его не коснется - коммандер не понимал. И как с этим жить дальше - тоже.
  
   38.
   17 мая 3049 года
   Кармен не сиделось на месте. А точнее, она понимала, что, если будет сидеть в отведенной им каюте и видеть печальные глаза старшей сестры - будет точно так же реветь целыми днями. А ей этого не хотелось. Тем более когда вокруг столько интересного. Настоящий космический корабль, круче, чем в кино. И везде пускают. Сеньор Коул, правда, из машинного отделения выгнал, но он не злой, просто строгий. И в рубку нельзя, это понятно. А вот к сеньору Каррере Кармен уже ходила. Надо же кому-то рассказать, как она помогала драться с донами! Правда, сначала сеньор Каррера взревел "не трави душу, мелочь!", но это он пошутил, ему все равно было интересно. И как это его не взяли? Он ведь такой крутой! А вскоре они уже вовсю болтали. Он тоже испанец, можно не маяться с пиджином. Кармен владела им неплохо, но хуже Эстеллы и тем более папы. А у сеньора Карреры, оказывается, дочка есть, ровесница Кармен. Надо познакомиться, когда прилетят.
   И вообще здесь здорово. Сеньор Эрнандес, пилот, такой красавец! А еще они с сеньором навигатором (как же его зовут?) учили Кармен и Эстеллу играть в сомбрийские карты. И это не просто игра, это целый мир с двумя фракциями, и еще там всякие персонажи... Кармен пока плохо понимала правила, зато Эстелла разобралась сразу. Вот и отлично, не будет теперь сидеть в каюте. Интересно, а жена у сеньора Эрнандеса есть? И в отряде сеньора Карреры тоже очень крутые парни, а про сеньора Снайпера и говорить не приходится. Кармен уже знала, что по-настоящему его зовут Стивен Вонг, но по прозвищу ей больше нравилось. Оказывается, он тоже был ранен, а в бою даже ничего не заметил, ну ничего себе! А доктор Габи и доктор Джон вообще классные, всегда все объясняют и дают вкусное витаминное драже. И прививки сделали совсем не больно, не то что в школе.
   Вспомнив про доктора Габи, Кармен решила зайти в медотсек. Вдруг им там помощь нужна. Вот, вчера она случайно мимо проходила и пригодилась, помогла сделать лекарство для сеньора Нуарэ. Интересно, что с ним случилось? Такой хмурый ушел... А еще надо Селину навестить, как она там? Просочившись в дверь, Кармен услышала голос Селины:
   - Я жалею только об одном - что сама до этой крысы не добралась!
   - Не то слово, - вздохнула доктор Габи. - Знаешь... я, конечно, врач и мне бы такие вещи не говорить, но я поцеловала бы руку, которая его убила!
   - Это была нога, - хихикнула Селина. - И принадлежала она нашему доблестному коммандеру.
   - Тогда перебьется, - быстро ответила Габи. И обе расхохотались.
   А, это они про того дядьку в очках, которого сеньор Нуарэ убил. Страшновато было. Кармен набралась решимости и подергала доктора Габи за халат:
   - Сеньора доктор...
   - Что такое, Кармен? Что-то случилось?
   - Да нет, я просто хотела спросить... А у сеньора Эрнандеса жена есть?
   Селина поперхнулась, а Габи ответила:
   - Как бы тебе сказать...
   Кармен не дождалась конца фразы:
   - А вот было бы здорово, если бы он на мне женился! И мы тогда вместе прилетим и еще надаем донам по башке!
   - Ты меня уморишь! - проговорила Селина. - Мне ж нельзя столько ржать! Леона, знаешь ли, дома парень ждет.
   - Уже почти год как законный супруг, - поправила Габи.
   - Ой! - Кармен осеклась. - Санта Мария, так он, выходит... грешник?
   - Хэй, хэй, детка, все мы тут не святые, по-вашему говоря, и я особенно, - сказала Селина. - Это раз. И следи за языком - это два. Ты же хочешь быть сомбрийкой?
   - Ага! - Кармен энергично закивала.
   - А раз так, - подключилась Габи, - то забудь ты все эти гадости. Я, между прочим, близкий друг их семьи, и они оба очень достойные люди. И осуждать их может только какой-нибудь необразованный дикарь, но ты же не такая?
   Кармен почесала в затылке.
   - Э... ну наверное. А правда, что на Сомбре вообще никто в церковь не ходит? Мне-то все равно, а Эстелла, наверное, расстроится...
   - Ну не то чтобы никто, - сказала Габи. - В основном сомбрийцы - атеисты, это правда. Но у нас есть верующие, и они, понятно, ходят в свои церкви. Правда, я сама в этом не разбираюсь. Ты лучше знаешь кого спроси? Дарти. Это он вас привез на шаттле. Лохматый такой, со сломанным носом.
   - А, знаю! У него, наверное, тоже были... проблемы с донами.
   - Можно и так сказать. Ты иди пока, мне нужно сделать Селине перевязку.
   - А вечером, если хочешь, возвращайся, - добавила Селина. - Мне тут ужасно скучно.
   - Обязательно приду! - крикнула Кармен уже с порога.
   К Дарти она решила пойти вместе с сестрой, а пока направилась знакомой дорогой в отсек экипажа.
   - Сеньор Каррера, то есть дядя Алехандро, вы не заняты?
  
   39.
   18 мая 3049 года
   Эстелла в чем-то завидовала младшей сестре - проревевшись на шаттле, Кармен быстро пришла в себя, и теперь по кораблю носился мини-смерч с черными косичками, иногда залетая в каюту и делясь новостями. Пилот - красавец, командир ударной группы звал в гости, когда прилетят, доктор Габи учила делать повязки, Кармен помогла ей приготовить лекарство для сеньора Нуарэ, Селине уже лучше, еще в ударной группе есть такой Мигель, очень веселый, а Асахиро - "ну тот, высокий, ты помнишь!" - похвалил ее нож. Эстелла помнила. Лучше, чем хотелось бы. Хотя весь бой просидела, крепко зажмурившись и натянув на голову ветровку. Нет, Эстелла и сама была не из трусливых, но с тех пор, как у папы начались проблемы, она боялась вооруженных людей. И сейчас умом она понимала, что это друзья, что все обернулось к лучшему... но ей просто нужно было время. Она не умела так переключаться, как Кармен. Точнее, она делала это по-другому. Кармен ведь тоже напугана, но ей проще везде носиться и со всеми болтать, чтобы не думать об этом. Эстелла так не могла. Ей было нужно вдоволь наплакаться и пересидеть первые дни в одиночестве. Потом можно успокоиться и выходить. Хотя пока что Эстелла все равно большую часть дня сидела у себя, выбираясь только поиграть в теневой тарот.
   Ее неприятно поразило известие Кармен, что сомбрийцы неверующие. Но Кармен тут же пояснила, что все-таки церкви там есть, и она даже знает человека, который может им что-то рассказать. Ну что ж, надо когда-то знакомиться и с остальным экипажем. И к великой радости Кармен, на очередное "ну сестренка, ну пойдем со мной!" Эстелла согласилась. И даже рискнула заговорить с капитаном, на которого они наткнулись в коридоре. Что это капитан - ей успела шепнуть та же всезнающая Кармен.
   - Сеньор капитан...
   - Да, Эстелла?
   - Сеньор капитан, мы ищем сеньора Дарти по религиозному вопросу, - одним махом выпалила Эстелла и почувствовала, как кровь приливает к щекам.
   - Ну вы нашли проповедника! - капитан даже закашлялся. - Так, обед уже прошел, тренировка позже, так что ищите в отсеке экипажа. Кармен знает дорогу.
   И, уже уходя, добавил скорее сам себе:
   - Мда, летели бы с Элдриджем, было бы проще.
   Кармен уже явно собиралась его догнать и переспросить, но тут Эстелла перехватила инициативу:
   - Карменсита, капитан торопится. Идем, куда шли.
   В отсеке экипажа Кармен кинулась обниматься с очень грозным на вид усатым мужчиной, на вид примерно одних лет с папой.
   - Дядя Алехандро, - спросила она, - а вы знаете, кто такой Элдридж?
   - А что тебе до него, девочка?
   - Сеньор капитан сказал, что если бы мы летели на его корабле, было бы проще кое-что спросить.
   "Дядя Алехандро" закатил глаза:
   - Карменсита, я простой вояка и намеков не понимаю! Хотя, кажется, догадываюсь. Ты про Третий Завет хотела поговорить?
   - Что такое Третий Завет? - быстро спросила Кармен, а Эстелла поправила:
   - Эээ... мы хотели спросить, есть ли на Сомбре христианская церковь.
   - Есть. Собственно, Церковь Третьего Завета - это как раз они. Но я сразу скажу - я не в теме. Вот капитан Элдридж - тот да, третьезаветник. У него племянница вообще в пасторах. Так что он бы точно все растолковал. А из наших... ну если только Дарти. А вон, кстати, и он, ловите, пока не удрал.
   - Спасибо, дядя Алехандро! - крикнула Кармен уже на бегу, увлекая за собой Эстеллу. У той уже слегка голова шла кругом, но она послушно пошла, куда тащили. Впрочем, у нее особо не было выбора - Кармен хоть и младше, но сильнее.
   Этот самый Дарти улыбнулся им вполне приветливо. Хотя физиономия у него была еще та. На шаттле Эстелла не обратила внимания, но сейчас не могла отвести глаза, хотя и понимала, что это неприлично. Такое ощущение, что он на Лехане не один год от донов бегал. А точнее, что однажды все-таки догнали... бррр, даже думать о таком не хотелось.
   - Кто же вас так? - невольно вырвалось у Эстеллы.
   - Да так, была история. Вы же явно не за этим пришли?
   - Да... простите.
   - Что уж там, - Дарти улыбнулся еще шире. - Дела давние, как я выгляжу - сам знаю. Так чего хотели-то?
   - Сеньор Дарти, нам сказали, что вы можете нам объяснить про Церковь Третьего Завета. А то на Лехане такой нет.
   Дарти от души расхохотался, и Эстелла снова почувствовала, что краснеет. Может, над ними просто пошутили? Да нет, доктор Габи точно не такая, и капитан тоже. Да и смеялся Дарти совершенно беззлобно. А немного успокоившись, присел на койку, жестом пригласив девочек сесть рядом, и сказал:
   - Вы это, не думайте, я не над вами. Просто как подумаю, что оказался в роли проповедника... - он снова фыркнул. - Я, блин, наемник, в разное время кучу народа перестрелял, дорогу в церковь забыл уже лет пять как, а выходит, что я тут самый грамотный в этих вопросах. Так что сразу прошу прощения, если чего напутаю - сами понимаете, из меня очень хреновый богослов.
   Где-то в глубине отсека "дядя Алехандро" неудачно сделал вид, что просто закашлялся. Дарти неодобрительно на него покосился и продолжал:
   - Ну так вот. Говорю, как запомнил. Почему, собственно, Третий Завет - а потому, что, когда люди вышли в космос, это вроде как был им третий шанс от Бога. Типа, я вам рай давал? Вы накосячили. Я вам Спасителя посылал? Вы опять за свое. В общем, третий и последний раз, даю вам кучу обитаемых миров, обживайте. Если и там все загадите, то я уже прямо не знаю.
   Девочки захихикали.
   - И очень даже все понятно, - сказала Кармен. - Не то что у нас был отец Энрике, такой зануда!
   Эстелла шикнула на сестру, но Кармен только показала ей язык. Ну да, она-то давно перестала ходить в церковь... Дарти посерьезнел:
   - На самом деле, когда я мелкий был, мне самому наш пастор Томас примерно так объяснял. Хороший он был, но рано умер. Потом, если хотите, и про него расскажу. Так вот. Вроде как, католики разные говорят, что только Терра дана Богом, а остальное так, рядом случилось, а Третий Завет как раз учит, что Терре уже явные кранты, нам дан последний шанс, надо пользоваться. Насчет всяких там догматов я не силен, тут как везде - не делай фигни, и будет тебе счастье. Ну и, короче, неважно, где ты там родился, с кем... э... кого любишь и чем вообще по жизни занят, лишь бы был хорошим человеком и честно делал свое дело. Так что не гожусь я в прихожане, однозначно.
   - Вы хороший человек, сеньор Дарти, - убежденно сказала Эстелла.
  
   40.
   25 мая 3049 года
   В чем-то Враноффски был даже благодарен Нуарэ за выданный на растерзание селереновский комм. Потому что иначе занять мозги было бы совсем нечем - не считать же серьезной нагрузкой регулярные сеансы связи с Сомброй? А без нагрузки эти самые мозги начинали закипать, и в них по кругу вертелись эти треклятые леханские коды, генераторы помех и все прочие танцы по клавиатуре. Вместе с вопросом, когда же Селерен все-таки сумел пролезть и опознать шаттл. С другой стороны, он был из лучших. С третьей, от мысли о том, что этот "лучший" пошел служить Лехане, хотелось материться. А с того, что сам Враноффски, который поступил в Академию, как раз когда Селерен оттуда выпустился, одно время хотел на него равняться - пойти и вымыть руки. А желательно и мозг тоже.
   Еще вопрос - как все-таки это могло случиться? Как сомбрийский офицер опустился до того, чтобы работать на леханскую шваль? И Враноффски снова закапывался в файлы на комме, пытаясь найти там хоть какую-то зацепку. Ничего не скажешь, с одной стороны, коммандер подкинул ему сложную и небанальную задачу, с другой - только добавил навязчивых мыслей. Не похоже, чтобы Селерена тупо переломали, хотя леханцы на это мастера. Не было бы у него таких полномочий. Но сотрудничать с ними добровольно? Или сперва как следует покуражились в лучших своих традициях, а потом сыграли в доброго следователя? На таком ломаются многие. Но это пахло попыткой оправдать действия Селерена, и Враноффски запретил себе лезть так глубоко. Тем более что с того периода информация или не сохранилась, или была надежно зашифрована. Пусть ребята полковника Альенде в этом дерьме копаются, они привычные. Враноффски свое дело сделал.
   Очередной сеанс связи с Сомброй, очередное "живы, летим, все в порядке". Но в ответ передали сообщение, от которого даже цифры в голове щелкать ненадолго перестали. Враноффски схватился за интерком и вызвал Роша.
   - Лейтенант, на вашем месте я бы приглядывал за дочкой.
   - В смысле? - не понял Рош.
   - В смысле, она даже со своим рождением решила вас не дожидаться, а что дальше будет?
   Рош материализовался в рубке, как будто прошел насквозь через переборку. Хотя с него, пожалуй, станется. Обычно физиономия Себа была не намного выразительнее, чем у Снайпера, но сейчас на ней отражалась сложная гамма эмоций - он одновременно светился от счастья почти что в видимом спектре и серьезно тревожился.
   - Мартина... в порядке?
   - Знаете, лейтенант, такие вещи полагается узнавать из первых рук, - Враноффски подвинулся, чтобы Рошу был виден монитор. - Так что вот вам пересланное сообщение, слово офицера, сам я его дальше заголовка не читал. А на Сомбре с кого-то бутылка, - добавил он уже не столь официально.
   - Да без проблем! - неожиданно пылко воскликнул Рош и ушел составлять ответ. Вообще-то, конечно, личная переписка с корабля в перелете не приветствовалась, но тут особый случай, да и перехватывать некому - уже на территории Теневого Союза.
   Разумеется, новость разлетелась по всему экипажу, и поздравлять Роша в кают-компании собрались все, кто не на дежурстве. А заодно и этот самый Фернандо вылез. Ну правильно, сколько можно сидеть как сыч. Хотя с Нуарэ они о чем-то шушукались, ну да это их дело. Девчонки опять куда-то унеслись, не иначе, Селину в медблоке развлекают. Благо она, со своими леханскими делами, прекрасно говорит по-испански. Враноффски вспомнил, что сам зашел к ней всего один раз, и ему стало стыдно. Надо исправить.
   Этот вылет, конечно, получился не таким затянутым, как то маринесское посольство, будь оно неладно (при всем уважении к госпоже послу), но соскучиться по дому успели все. Да еще такой повод для встречи. И, естественно, разговор пошел о Сомбре. Фернандо явно был готов записывать. Обсудили детей и семьи, у кого они были, и принялись дружно мечтать об отдыхе. Хотя Враноффски, например, если о чем и мечтал, то о том, чтобы его кто-нибудь от души стукнул по башке и вышиб из нее эти треклятые коды. Когда он поделился этой мыслью, Джейк из ударной группы посоветовал:
   - А ты в "Дырищу" зайди. Там такое наливают - мозги вышибает не хуже дробовика!
   - Нет уж, спасибо, - парировал Враноффски. - Там, знаешь ли, мозги и вправду могут вышибить!
   Фернандо навострил уши.
   - Вообще-то, - голосом бортового информатора пояснил Деверо, - это заведение называется "Черная дыра". Но обычно его называют не иначе как "Дырищей", поскольку основной его контингент - это... эээ... обитатели района доков.
   - Прямо скажем, распоследнее городское отребье, - отрезала Габи. - Ходят даже слухи, что там... и проституцией не брезгуют.
   Она скривилась так, как будто только что изощренно выматерилась. Фернандо, впрочем, скривился не меньше:
   - Не, ребята, это все я проходил двадцать лет назад, когда на Лехане обосновывался. Как вспомню, что тогда гнал - самому плохеет, а народ ведь пил и нахваливал. Сейчас и годы уже не те, и девчонки должны вокруг себя нормальных людей видеть. Вот открыть бы где-нибудь бар да мешать там коктейли с моими же наливками, вот это была бы тема. И назвать его... "Кактус". Ну, типа, экзотика.
   - О, как минимум одного завсегдатая вы найдете точно, - улыбнулась Габи. - Наш капитан просто обожает выпить чего-нибудь экзотического. Чем невиданней перед ним выпивка, тем лучше.
   - Ребята, - проникновенно сказал Фернандо, - да вашему экипажу, если у меня с баром получится, я в любое время дня и ночи бесплатно налью!
   "Спросить папу, как иммигранту получить лицензию на продажу алкоголя", - быстро записал Враноффски в комм. А вслух сказал:
   - Помещение советую арендовать побольше. Потому что друзья парня, который сейчас лежит и отдыхает в медотсеке - а их у него, скажем так, хватает - прибегут делать вам выручку в первый же день, потому что за возвращение Нила живым стоит выпить.
   - И правильно сделают! - фыркнул Фернандо, снова обретая свой обычный ворчливый тон. - Хоть чем-то я должен компенсировать пару километров своих нервов и пару килограммов антибиотиков? Пусть только попробуют не явиться! А уж если Нил не придет - вообще обижусь!
   Собравшиеся расхохотались. Враноффски пообещал лично проследить за явкой Теней, чем вызвал новый приступ веселья. Да и у него самого цифры в голове немного унялись.
  
   41.
   28 мая 3049 года
   Первое, что увидел Деверо, придя домой - Эжени, крепко спящая на своем матрасе. А точнее, упавшая на него ничком прямо посреди подготовки к экзаменам. Рядом валялись всевозможные бумажки, исчерканные во всех направлениях, там же планшет и световое перо. Электроника электроникой, а в учебном процессе без гор бумаги никуда - только так можно эффективно работать сразу со многими источниками. Головой Эжени лежала на толстенном учебнике по математике, с другой стороны громоздился ворох звездных карт с ее пометками. "Обучение методом диффузии", - фыркнул про себя Деверо, вспоминая собственную учебу в Академии. Сам он вкалывал как проклятый - и не только потому, что всегда был старательным учеником. Это была единственная отдушина, чтобы не думать об аварии родительского флаера.
   На терминале осталось открытой переписка с кучей формул - видимо, Эжени советовалась с Эриком или еще кем-то из друзей. Деверо дипломатично не стал присматриваться. Осторожно проходя к окну, он чуть не наступил в тарелку, на которой валялись пестрые пакетики от какой-то явно вредной еды. Рядом стояла пустая бутылка из-под имбирного пива. Оставшись одна, Эжени определенно не тратила время на готовку. Да и на еду тоже.
   Деверо аккуратно убрал мусор, помыл тарелку и поставил на место. Потом рассортировал бумажки на три аккуратные стопки, а на одном листке написал: "Копай глубже, экзаменатор будет в восторге. Книги правильные". Сел за терминал, свернул переписку, успев увидеть наверху имя Эрика, и заказал горячей еды - он и сам был голоден, а в холодильнике давно перевешались все мыши.
   Комнату уже заливал рыжий свет вечерней Паллады, когда Эжени наконец открыла глаза. Деверо тут же протянул ей кружку с травяным чаем и тарелку с фруктами:
   - Спецотряд по спасению ботанов на место прибыл!
   - Ой, ты уже вернулся? А я все проспала! Спасибо! - Эжени вгрызлась в большое яблоко. - А чем так вкусно пахнет?
   - Говорю же - все для спасения от перегрузки. Я заказал обед, точнее, сейчас это уже скорее ужин. Он на подогреве. Все, что осталось - твое.
   Эжени унеслась на кухню и вернулась, с трудом удерживая сложную конструкцию из тарелок. Некоторое время она молча поглощала еду, а Деверо смотрел на нее, словно увидел впервые. Ведь до сих пор им не приходилось расставаться надолго. Эжени немного выросла за этот год и стала превращаться из подростка в девушку. И вот она сидела на матрасе в его квартире и уплетала сосиски с овощным рагу, а он чувствовал, что сейчас все происходит необыкновенно правильно. И что больше всего он хотел бы, чтобы она так и оставалась здесь. На каникулах. После выпуска. Всегда. "Ей семнадцать!" - одернул он сам себя. Но до ее дня рождения совсем недолго...
   - Ох, Люсьен, я свинья, - сокрушенно произнесла Эжени. - Ты с вылета, а я даже не спросила ничего, как будто ты меня кормить прилетел.
   - И тебя кормить тоже, - улыбнулся Деверо. - Но поскольку я уже поел, могу рассказать. Правда, не все.
   - Ну ты за кого меня принимаешь? Конечно, я понимаю, закрытая информация и все такое.
   - Да тут даже не в этом дело. Ты уже без пяти минут кадет, тебе можно чуть больше. Но я-то не участвовал. Только с корабля связь держал. А наши были не очень настроены общаться. Многое узнал уже в перелете.
   - Ну расскажи! - совершенно по-детски протянула Эжени.
   Деверо пересел ближе к ней и стал рассказывать ту часть, которую знал. О Селерене не стал вдаваться в подробности - пусть сначала командование решит, чему из этой истории быть в общем доступе, чему в ограниченном, а чему и вовсе остаться в тайне. Зато не скупился на похвалы в адрес контракторов. Историю спасения Росса Эжени слушала с горящими глазами, словно захватывающий приключенческий роман. Когда Деверо рассказал, как Кармен подставила плечо Снайперу, она заливисто расхохоталась, а потом вздохнула:
   - Эх, меня там не было. Как наши вообще, целы?
   - Селину ранили, впрочем, сейчас она вроде бы уже дома, за перелет Габриэль привела ее в норму. Снайпер в своем репертуаре - в медблоке только случайно заметили, что он ранен, сам ничего не почувствовал. Но ничего серьезного, - быстро добавил Деверо, заметив, что Эжени резко напряглась, - через день уже на тренировки вернулся.
   Эжени выдохнула. Деверо вспомнил разговор в Клэр-Фонтэн: "Чем больше времени она проводит с тобой, а не со мной, тем лучше". Лучше ли? Нет, понятно, что из Снайпера никакой "объект интереса", по его же собственному выражению, но можно ли так вот навязывать себя?
   - Можно, я задам тебе очень нескромный вопрос? - тихо спросил Деверо. - По-хорошему, мне не стоило бы...
   - Это что-то связанное с моим возрастом? - лукаво прищурилась Эжени. - А ты знаешь, что он не совсем верный?
   - В смысле?
   - У нас календари расходятся. Когда у вас был июль, у нас - уже сентябрь. А возраст я тогда не назвала, записали только дату рождения. Так что у меня получилось два дня рождения, правда, первый, в Сфере, я не отмечала. А потом отметила уже с вами. Но на самом деле я старше на два месяца. Так что если тебя смущает только это - можешь считать, что мне восемнадцать.
   Деверо снова увидел ее как будто впервые. Да, за этот год она стала старше. И думать о ней как о подростке становилось все труднее.
   - Я хотел спросить... - Деверо почувствовал, что еще немного - и он начнет краснеть, как мальчишка. - Тебе... кто-нибудь нравится?
   - Ты про Снайпера сейчас? - проницательность Эжени порой начинала его пугать. - Знаешь, я вообще влюбчивая. Ну и потом - такой крутой боевик, ну ты же понимаешь. И он красивый все-таки. Но ты же сам, наверное, видишь - он к себе не подпускает. То есть я могу от него фанатеть, но и все. Он вообще не про это... не знаю даже, как сказать.
   - Кажется, я понимаю... - кивнул Деверо.
   - Вот. А если ты про Эрика и что мы дружим - мы именно что дружим. Он же маленький. Мне все время кажется, что он младше не на год, а гораздо больше. Я же привыкла, что у нас в восемнадцать лет уже боевики. Не, он хороший парень и с ним интересно, но в общем и все.
   - А... - неопределенно протянул Деверо, пытаясь скрыть внезапную радость. Хотя сам затруднился бы сказать, почему. А Эжени продолжала:
   - Понимаешь, там, где он, мне уже делать нечего, я там была. Ну понятно, что наша "Пантера" - это совсем другое, но... не знаю, как объяснить. Я не хочу быть как он. А как Снайпер - и не смогу. Хочу как ты.
   - Как я? - улыбнулся Деверо. - Я же не боевик совсем. Ну, в Академии, конечно, учили драться, но какой от меня толк?
   - И очень хорошо, - серьезно ответила Эжени. - Я бы не могла... опять...
   - Опять - что? - на автомате переспросил Деверо и тут же спохватился: - О... э... прости дурака.
   Он обнял ее. В ответ она придвинулась ближе:
   - Все в порядке. И вообще... может, я еще не выросла, и влюбчивая, но это все не то. А по-настоящему мне нравишься ты. Вот.
   На несколько минут Деверо утратил дар речи. Потом севшим голосом проговорил:
   - Честно говоря, даже не надеялся это услышать. А ведь только этого и ждал, - да, сейчас он понимал, что так оно и есть.
   - Я сразу поняла, - улыбнулась Эжени. - Только стеснялась.
   - Теперь - не надо, - тихо сказал Деверо, обнимая ее.
  
   42.
   3 июня 3049 года
   Пять дней назад, едва "Сирокко" успел приземлиться в космопорту, у трапа материализовался полковник Альенде. Как всегда, в штатском, как всегда, безукоризненно элегантен, но сквозь эту элегантность так и проступала надпись "Очень опасен". Он прямым ходом направился к Враноффски, едва успевшему шагнуть на бетон, и без лишних предисловий произнес: "Юноша, мне нужен комм". На лице связиста лишь на долю секунды мелькнула тень удивления, потом он узнал Альенде и ответил даже без обычного ерничания:
   - Я отдал его коммандеру Нуарэ, полковник. Так что вам лучше спросить моих командиров. Но заберите его, пожалуйста. Нас от него уже тошнит
   - Мы ведь не встречались раньше, - Альенде чуть приподнял бровь.
   - Так точно, - жизнерадостно ответил Враноффски. - Вас лично я действительно вижу впервые. А вот лейтенанта Альенде видел достаточно часто, чтобы опознать семейное сходство. Да, я частично расшифровал файлы с этого комма, но там в такую лапшу порезано... Теперь на вашу команду вся надежда.
   Нуарэ лишь молча отсалютовал и протянул комм. Альенде с хищной усмешкой убрал его во внутренний карман и растворился так же мгновенно, как и возник. Три дня спустя он сообщил, что восстановить и расшифровать удалось практически все, и добавил: "Впрочем, большую часть работы за нас все равно сделал энсин Враноффски. Восхищен такими результатами практически в полевых условиях".
   И вот теперь Нуарэ излагал командованию, что было обнаружено на этом комме, стараясь сохранять ледяное спокойствие, хотя цензурных комментариев у него просто не было. Впрочем, не у него одного. Адмирал Андраде сидел с каменным выражением лица, но его взгляд, если бы сверкавшие там молнии были материальны, рисковал прожечь в центре стола большую оплавленную дыру. А рядом возникла бы не меньшая - от капитана О'Рэйли, которая была в ярости, что в свое время Селерен от нее ускользнул. Сам Нуарэ просто запретил себе думать о чем бы то ни было, кроме чистой информации. Вот факты с комма Селерена. Вот очень удачно дополняющие их сведения от Оливейры - в его комме нашлись заметки и о деятельности того дона, на которого работал Селерен, и о его дальнейших планах. Отрывочные, но в сочетании со всем прочим - весьма полезные. Как объяснял сам Фернандо еще в перелете, при простом торговце наливками мало кто считал нужным осторожничать. А он умел слушать и запоминать. И намеревался при случае обменять эту информацию на убежище хотя бы для дочерей. Не пришлось - но информация в любом случае пригодилась.
   Раздав указания о дальнейших действиях, адмирал обвел всех тяжелым взглядом.
   - У лейтенанта Селерена из родных только мать. Он был ее единственным сыном. Сейчас Селерен считается пропашим без вести при гибели "Пассата". И так это и останется. То же относится к семьям экипажа Гиллмартина. Корабль атаковали леханцы, экипаж погиб. В случае утечки найду виновника и вышибу мозги. Кем бы ни был Селерен, его мать такого не заслужила.
   - Сын капитана Гиллмартина имеет право знать правду, - медленно проговорил Нуарэ.
   - Коммандер, вы возьметесь сообщить ему?
   - Должен.
   Конечно, Нуарэ ожидал, что пятнадцатилетний Алан Гиллмартин выплеснет все эмоции именно на него. И, как сам считал, был к этому готов. Тем более что много слышал о непростом характере Гиллмартина-младшего. Военных Алан недолюбливал и чуть ли не стыдился, что его отец - один из них. Хотя в его присутствии все же держал свое мнение при себе. И когда Нуарэ мягко, но без умолчаний рассказал, что произошло, на мгновение ему показалось, что Алан сейчас бросится на него с кулаками.
   - Это все вы виноваты, - проговорил подросток сквозь злые слезы. - Почему он отправился туда, а вы остались? Зачем вообще этот ваш космофлот, кроме как людей гробить? Такие же цепные шавки, как у Терры!
   У Нуарэ потемнело в глазах. Еще немного, и он впечатал бы Алана в стену, но вовремя вспомнил, что перед ним все-таки ребенок. И сын его прежнего командира. Пусть и наслушавшийся невесть чего. А что с него взять - он живет на мирной планете и родился через десять лет после последнего открытого столкновения с Террой. Он не хочет воевать. А война пришла к нему сама. Рафаэлю было жаль Алана. Но и позволить говорить такое он не мог.
   - Так, - произнес Рафаэль очень тихо, но Алан невольно попятился, заслоняясь рукой. - А теперь подобрал сопли и слушай. Твой отец знал, на что идет. Как и капитан Кларк. Как и все мы. У нас постоянная угроза войны, мы не можем себе позволить забиться в угол и бояться, как бы кого не убили.
   Алан еще пытался что-то возразить, но Нуарэ шагнул ближе, почти нависнув над ним, и сказал:
   - Или, может, надо было позволить этой крысе и дальше сдавать экипаж за экипажем? А то и самим сдаться с извинениями за беспокойство? Так не спасло бы это никого! А если уж говорить о цепных шавках - если не будет нас, Терра не станет разбираться, кто хотел с ней воевать, а кто нет.
   И чуть мягче он добавил:
   - Мне очень жаль, Алан. Прости... что сделать удалось так немного.
   Он повернулся и вышел, боясь не совладать с собой. На душе было отвратительно. Все эти дни он прожил, словно сжав себя в кулак, а теперь, после совета и этого разговора, все события последних месяцев собрались скопом и рухнули на его плечи. Не оставляло ощущение, что он все делает категорически неправильно. С самого вылета. Дело было даже не в том, что Да Силва жестко поставил его на место. Если бы капитан его пристрелил прямо там же, а тело выкинул в шлюз в лучших наемничьих традициях, Рафаэль бы не стал возражать. Он понимал, что зарвался и заслуживает хоть трибунала, хоть пули в лоб. Но он остался жив. И что дальше? Гибель экипажей "Аргеста" и особенно "Пассата" ударила по всем, но именно теперь, когда все самое страшное уже случилось, и выживший друг в относительной целости и полной сохранности проходит лечение, его вновь накрыло болью от утраты, заглушить которую было нечем. Уже не скажешь себе: "Некогда страдать, о деле думать надо". Рафаэль скрипнул зубами. Он не мог не вспоминать о своем бывшем экипаже. О сдержанном и рассудительном капитане Гиллмартине, который на собственном примере показывал, что значит "сам погибай, а товарища выручай", о Рэйчел, для которой, казалось, не было неразрешимых задач, обо всей ударной группе "Пассата" и ее командире Дженни Шоу, которой группа подчинялась беспрекословно. Обо всех погибших из-за одной поганой шкуры.
   Рафаэль раз за разом прокручивал в голове убийство предателя. Называть эту мразь по имени его с души воротило. Много чести для амбициозного куска дерьма. Конечно, плох тот солдат, который не мечтает стать генералом, но этот гаденыш хотел быть ни много ни мало самым главным, а всех остальных видел при себе в роли статистов и винтиков в своих грандиозных планах. То есть, леханцы его не ломали. Он сам решил командовать частной армией какого-нибудь дона, а то и сам стать доном, потому что в сомбрийском космофлоте ему мало что светило - там давно поняли, кто он такой. В психологическом корпусе служат не идиоты. Да, все мы не подарок, но ему дали шанс. Или умерить свою гордыню и получить нормальное продвижение по службе, или уйти в отставку. Кто же думал, что этот урод предаст Республику. Что личные амбиции окажутся для него превыше родной планеты. Что для сомбрийца, планетой вскормленного и вспоенного, девиз на гербе Республики может оказаться пустым звуком. И что эта нелюдь может при этом служить в Космофлоте, основная цель которого - защищать родную планету и ее жителей любой ценой до последней капли крови. Последнее бесило особенно. Он не только пользовался своими товарищами и убивал их, чтобы соблюсти свои корыстные интересы и спасти свою жалкую задницу. Он был готов приносить своим новым хозяевам сомбрийские корабли в подарочной упаковке, лишь бы возвыситься. Он же всю Республику под помои подставил. От этого хотелось то ли плеваться и материться, то ли заорать в бессильной ярости. Предатель мертв. Нуарэ сам его и убил. Как справедливо заметила Хендрикс, мертвее эта падаль уже не будет. Но этого мало, мало, мало!
   В ярости Рафаэль от души врезал кулаком по росшему неподалеку дереву и ссадил костяшки. Машинально взглянул на ободранную руку и вспомнил осторожные прикосновения Габриэль и ее слова "сначала я взгляну на ваши руки". Он глухо зарычал и до боли закусил губу. По подбородку потекло что-то мокрое. Рафаэль вытер лицо тыльной стороной ладони. Кровь. Он ускорил шаг. Больше всего ему сейчас хотелось попасть домой и никого не видеть. Даже мать и брата. У отца так и так заседание в генштабе, которое продлится до позднего вечера. А еще хотелось отрубиться и ничего не чувствовать, потому что иначе он так и будет вспоминать эти прикосновения. И помнить, что никакие другие ему не светят. Только руки. Только через стерильные перчатки. Лишь раз он смог прикоснуться к ней как к обычной женщине. Уговорил на танец на юбилее капитана. Он уже тогда понимал, что влюбился без памяти. Она была в его руках. Она была близко. Он держал ее и вел в танце. Она улыбалась. А в глазах - плохо скрытое беспокойство на грани паники. Как будто сейчас ей придется отбиваться от десятка вооруженных головорезов в одиночку. За что ему это? Почему единственная, кого он любит, летает с ним в одном экипаже, и быть с ней - это создавать ей и себе неприятности по службе? Да какое там "быть с ней", сейчас она добровольно даже не посмотрит в его сторону. И капитан еще ясно дал понять, что лучше пожертвует им, чем идеально подходящим его экипажу корабельным врачом. Естественно. Врач должен быть в экипаже своим, знать особенности каждого, и психологические в том числе. Это помогает им работать эффективно. В уставе даже небольшие послабления для медслужбы есть. Так что о том, чтобы отпустить с корабля врача, который любит экипаж как семью, для капитана и речи быть не может. Ничего удивительного, что он вышел из себя. А кто бы на его месте не разозлился.
   Ноги сами принесли Рафаэля к магазину спиртных напитков. Выбрав пару бутылок первоклассного нордиканского односолодового виски, он расплатился через комм-код, радуясь, что магазин с полным самообслуживанием. Дома, никому ничего не объясняя, заперся в комнате и заранее приготовил постель на своей узкой тахте. Все равно потом отрубится. Пусть сразу будет площадка, куда падать. Засыпать в одежде на неразобранной постели - значит проснуться утром еще более помятым, чем после серьезной попойки, а ему и так погано. Рафаэль достал стакан, откупорил бутылку и налил себе виски.
   В дверь осторожно постучали. Рафаэль открыл. Мать молча протянула ему бутылку минеральной воды и инъектор с "тоником".
   - Спасибо. У меня есть в аптечке спрей, - сказал Рафаэль.
   - Рафи, я не знаю, до какой степени ты напьешься. И ты тоже. Выглядишь ты, честно говоря, ужасно. Не буду лезть тебе в душу и тем более, читать лекции. Ты большой мальчик, сам все знаешь и умеешь отвечать за свои поступки. Мне достаточно того, что ты не станешь буянить и крушить мебель. Но похмелье - штука коварная. Так что если спрея не хватит, вот тебе инъектор. И все же надеюсь, что ты остановишься вовремя.
   Через дверь Рафаэль еще услышал, как она объясняет Эрику: "Ему просто надо побыть одному". Он благодарно улыбнулся и снова наполнил стакан.
  
   43.
   Эрик очень не любил не понимать, что происходит. А сейчас он не понимал ничего. Раф, конечно, никогда не отличался общительностью, но после вылета всегда находил время поговорить с ним. Тем более после той истории, когда "Сирокко" пропал на месяц. Осенью было здорово. Они даже успели вдоволь погулять по городу, и Раф смеялся и рассказывал интересные истории. А вот с зимы Раф стал какой-то странный. В отпуск решил лететь один. Это еще ладно, действительно, не с родителями же в двадцать восемь лет отдыхать, тем более что отец занят на службе, в этом году отпуска у них не совпадали. Эрик тоже не мог ехать с ним - курсы. Хорошо еще, в Клэр-Фонтэн съездили. Энсин Деверо - прекрасный человек, и чего брат на него фыркал, спрашивается? Но вроде перестал. Как раз после того летнего вылета и перестал. А теперь вот рванул один в отпуск. И даже не сказал, куда. Махнул рукой - мол, попутешествую. Это Раф-то, который без плана в магазин за углом не выйдет. Наверное, самому скучно стало так жить. Эрик бы точно не смог. Сам он за два месяца, к собственному удивлению, даже соскучиться не успел - Клэр-Фонтэн, рассказы Эжени, тренировки со Снайпером... Да, звать сержанта Вонга по имени Эрик отвык за два дня. И очень радовался, что такой боец хвалит его успехи. Но и гонял его Снайпер куда больше, чем даже того же Костю.
   А потом Раф вернулся. Прошел к себе, мрачнее тучи, и вышел только на следующий день. Сказал, что возникли проблемы, но пояснять отказался наотрез. Эрик не настаивал - во-первых, если Раф не хочет отвечать, от него ничего не добьешься, а во-вторых, он слабо представлял себе проблемы, с которыми его брат не смог бы справиться. Обидно, что фотографий не привез - утопил комм-карту. И рассказывать так ничего и не стал. Видимо, эти самые проблемы вконец испортили настроение. Так бывает - вот вроде все нормально, а потом случится какая-то гадость, и уже ничего не радует. А потом отпуск закончился, и Эрик совсем перестал видеть брата.
   Сегодня они договорились встретиться после совета. Эрик приехал заранее, привычным маршрутом забежал в столовую и долго смотрел, как расходится командование флотилии. По рассказам брата он знал почти всех. Адмирал Андраде, совсем седой, с пронзительными голубыми глазами. Рыжая Альберта О'Рэйли - Эжени сейчас похожа на нее, как родная дочь. Капитан Бенецки - коренастая и крепкая, больше похожа на мужчину, чем на женщину, настоящая космическая волчица. Молодого кареглазого брюнета Эрик не узнал, наверное, кто-то из недавно назначенных, Раф рассказывал. Сестры Ридо - действительно невозможно отличить, посмотришь и кажется, что в глазах двоится. Капитан Да Силва и Раф вышли почти последними, и оба выглядели очень озабоченными.
   Эрик хотел было подойти к брату, но Раф жестом остановил его:
   - Прости, сегодня не выйдет. Мне нужно срочно уехать. Скорее всего, буду поздно. В другой раз, ладно?
   Эрик, наверное, выглядел совсем расстроенным, потому что Раф все-таки подошел и потрепал его по макушке. Еще раз сказал "прости" и ушел. А теперь вот вообще заперся и пьет. Не первый час уже. Может, Эжени знает, что происходит? Они же с Деверо вместе живут, может, он что-нибудь ей говорил?
   Эрик снял с зарядки комм и написал: "Слушай, что случилось? Брат вернулся мрачнее тучи и напился. Он не то чтобы стопроцентный трезвенник, может иногда выпить, но никогда не напивался пьяным. А сейчас просто в хлам".
   Через пять минут от нее пришел ответ: "Ох, это, наверное, из-за того совета. Я от Люсьена слышала. Но не знаю, что там происходит. Он-то не участвовал".
   "Ну да, совет капитанов. Его созывают, когда надо обсудить что-то очень важное. Отец и Рафи говорили, что было что-то плохое, но они не могут рассказать подробности. Нельзя".
   "Да понимаю. Хочешь, приходи завтра в гости, у меня тут как раз пара вопросов по истории возникла".
   "Отлично! Прибегу и посмотрим, что у тебя за трудности. Мы твоего штурмана не напряжем? А то вдруг ему тоже паршиво. Если не захочет, чтоб мы у вас зависали, можно пойти ко мне. Мой отец убивает только внешних врагов, мама занята в лаборатории, а брата ты и так знаешь и абсолютно не боишься".
   Впервые Эжени не ответила на "твоего штурмана" "не мой, а свой собственный". Прошла пара минут, прежде чем на экране появилось ее сообщение:
   "Не, Люсьен вроде в порядке и будет рад видеть. Впрочем, его завтра все равно почти весь день не будет дома".
   - Ну хоть у кого-то все в порядке, - выдохнул Эрик и пошел перетряхивать лицейские конспекты по истории.
  
   44.
   7 июня 3049 года
   - Привет.
   - Селина? - несмотря на поганое настроение последних дней, Враноффски улыбнулся. - Тебя уже выписали?
   - Да меня и не вписывали. Перед прилетом Габриэль осмотрела, сказала, что могу ехать домой, но за попытки рукопашки она мне лично открутит голову. Я даже в кои веки настроена послушаться. Еще пару раз надо будет показаться, а так порядок. Я, собственно, к чему - как ты смотришь на то, чтобы пойти потанцевать? Как ты ведешь - мне руки почти не понадобятся.
   - Знаешь, если честно, совершенно нет настроения, - Враноффски спохватился, что это могло прозвучать совсем невежливо, и поправился: - То есть в прошлый раз все было очень здорово, я не прочь повторить, но... не сейчас.
   Он уже готовился к тому, что Селина опять помянет "приказ старшего по званию", но она неожиданно сказала:
   - А тогда просто приезжай ко мне. Я хочу тебя видеть.
   Прежде чем Ари нашелся с ответом, Селина прислала текстовым сообщением адрес и отключилась. Он почесал в затылке и пошел собираться.
   Из кухни сногсшибательно пахло бабушкиными ореховыми булочками, и у двери уже топтались Ник, Дан и Алиса. Ну правильно - у всех троих экзамены полным ходом, едят, не вставая из-за компьютеров, и в основном таскают сладости.
   - Ба, я в гости, - крикнул Ари. - Подруга позвала. Буду, наверное, поздно.
   - К Селине, что ли? - бабушка с хитрым видом обернулась от плиты. - Привет передавай. И не только привет, подожди-ка...
   Она достала с холодильника коробку и отправила туда содержимое одного из блюд. Горами булочек была заставлена почти вся кухня.
   - Бабуля, ты на весь Штормград напечь решила?
   - Да ладно тебе! Ну сам посмотри - ребятам для мозгов сладкое нужно, вон, от учебников не отрываются. У Алека трудный процесс был, тоже надо подзарядиться. Да и дедушка хоть и говорит, что не любит сладкое, а никогда не откажется. Амалия с Витей заглянуть собирались... - она отставила в сторону еще одно блюдо. - Да и Стив любит покушать.
   Враноффски хрюкнул. Бабушка Луиза все-таки уникум. Ну кто еще пару наемников с другого конца галактики практически запишет в любимые внучата? А главное, они сами возражать не станут! Со Снайпером они точно друг друга нашли - про "любит покушать" бабуля сильно преуменьшила. Враноффски сам на отсутствие аппетита никогда не жаловался, но куда уж ему.
   На пороге маленькой квартиры в офицерском квартале Враноффски напустил на себя загадочный вид и спрятал коробку с булочками за спину. Селина открыла ему дверь и хитро прищурилась:
   - Ты что думаешь, я выпечку твоей бабушки через коробку не учую? Выкладывай!
   - Ничего от тебя не спрячешь! - с наигранным разочарованием вздохнул Враноффски и вручил коробку ей. - Бабуля кое-что успела спасти от голодного подрастающего поколения. Хотя и наготовила, как всегда, на полк.
   - Очень понимаю это поколение! Так, из чаев могу предложить смородиновый и вроде бы оставался лимонник.
   - А то мы шизандры в Академии не напились! Давай смородину.
   Селина достала из шкафчика стеклянный заварочный чайник и две таких же кружки. Комнату наполнил запах смородинового листа. Ари пил чай и оглядывался по сторонам - в гостях у Селины он еще не был. Обстановка была предельно аскетичной, выделялся только застекленный шкаф чуть не во всю стену, где были заботливо расставлены модели звездолетов. Селина как-то упоминала, что она их коллекционирует. Ари решил, что на ближайший праздник подарит ей какую-нибудь редкую модель. Когда там у нее день рождения? Вот стыдоба, друг еще, называется... Лихорадка нордиканская, мозги не работают совершенно!
   - Враноффски! - возмущенно заявила Селина. - В моих чаях ничего психоактивного нет, чтобы настолько выпадать из реальности! В конце концов, это уже становится неприлично!
   Вместо стандартного извинения Враноффски сказал:
   - Слушай, тресни меня по башке, а?
   - Это еще зачем? Мне, в принципе, нетрудно, да и желание такое есть, но ведь зашибу же ненароком!
   - Да, может, хоть так эта треклятая Лехана из головы вылетит!
   - Эль, - она впервые назвала его так. - Мы же все думали, что летим трупы считать. Или покружить над пустыней и вернуться ни с чем. И так сделали больше, чем рассчитывали. Тебя вон, говорят, повышают.
   - Да знаю я, - он с досадой махнул рукой. - Просто правда мозги закоротило, хоть об стенку бейся. Какие там повышения, у меня до сих пор цифры в глазах мелькают. И все думаю - а может, надо было иначе, где можно было бы сработать аккуратнее, на чем этот урод меня поймал, можно ли было от него закрыться...
   - Эль, - Селина придвинулась ближе, - ты вне службы существовать умеешь?
   Враноффски только что отхлебнул большой глоток, и это было зря. Он поперхнулся, неприличнейшим образом обдав стол веером брызг, и отчаянно закашлялся. Селина от души треснула его по спине. Мда, если она так по голове заедет - и правда мозги вышибет.
   - Вот уж от тебя в последнюю очередь ожидал такого вопроса! - отдышавшись, проговорил он.
   - А я тут, знаешь, попробовала переключиться, и мне понравилось, - усмехнулась Селина. - Меня, правда, саму не по-детски клинило, но тут мне Стив помог. Теперь вот несу эстафету дальше.
   Враноффски отметил, что Селина едва ли не единственный человек в космофлоте, кто называет Снайпера по имени. Кажется, еще Габриэль, но это и всё.
   - Не ожидал от вас обоих такого альтруизма, - фыркнул он. Селина накрыла его руку своей и ответила совершенно серьезно:
   - Да просто видеть не могу, как ценный специалист и хороший человек себя гробит. Ты ж реально свихнешься, если будешь так застревать в проблеме. Почти месяц прошел, а ты все леханцам помехи ставишь. Я-то своих давно перестреляла, а в кого не попала, - она кивнула на свое плечо, - там Стив прикрыл. Я и заметить не успела. Свет дневной, как подумаю, что не притащи вы эту компанию на Сомбру, мы летели бы на Лехану без них, и я бы сейчас без башки осталась, мороз по коже продирает.
   Ее и правда передернуло. Враноффски молчал - невероятно, но в кои веки он вообще не представлял, что сказать. Слишком непохоже это было на привычную "женщину-винтовку". Такую Селину он видел разве что тогда в танце... А она продолжала:
   - Я ведь там уже была. Говорю же, не далее как весной меня саму переклинило так, что хоть капитану Темницки сдавайся. Стив заметил и изрядно вправил мне мозги. Не смотри на меня так, я знаю, что он не образец заботы о ближнем. Он просто увидел, что потенциальный боевой напарник страдает опасной фигней. А у меня сейчас опасной фигней страдает друг. Который мне, между прочим, небезразличен.
   Враноффски не видел себя со стороны, но, должно быть, сейчас он сильно напоминал маринесского лемура. Размером глаз так точно.
   - А что такого? - ухмыльнулась Селина, беря прежний тон. - Меня впечатлило, как ты держал меня в танце. Ты умеешь... прикасаться.
   - Ты со мной флиртуешь? - спросил он, скорее удивленно, чем польщенно.
   - А вот это, - она подмигнула, - уже тебе решать.
   - Вот уж не думал, что тебе свойственно кокетство, - хмыкнул он. - А если я решу, что да, и отреагирую соответственно, меня щелкнут по носу и велят не зарываться со старшей по званию? Это же неуставняк, Селинчик.
   - К чертям терранским неуставняк, - парировала Селина любимым словечком капитана О'Рэйли. - Как минимум, по тебе уже приказ подписан, так что можно считать, что мы в одном звании. В конце концов, имей совесть! Я тебя уже, можно сказать, открытым текстом соблазняю, а ты и ухом не ведешь! И ладно бы ухом, но ты не ведешь ничем другим!
   Это сработало. Враноффски секунду молчал, потом заржал, потом просто рухнул физиономией ей на плечо, продолжая ржать.
   - Я говорил тебе, что мои друзья - злобные ядовитые засранцы? - сказал он, все еще борясь с приступами хохота. - Впрочем, я люблю вас не за это.
   - Ну наконец-то, - с облегчением вздохнула Селина. - А то я уже начала думать, что огреть тебя по башке и правда будет лучшим вариантом.
   Щелчком пульта она приглушила свет в комнате.
  
   45.
   15 июля 3049 года
   Иногда Фернандо хотелось ущипнуть себя и убедиться, что это все не сон. С того момента, как Асахиро подтолкнул его на трап сомбрийского шаттла, их словно аккуратно передавали из рук в руки и несли. Сначала доктор Картье и доктор Аллен, потом этот бугай Каррера, который нянчился с девчонками, как со своими, и Дарти, при всей своей бандитской физиономии оказавшийся очень добрым малым. На Сомбре чудеса продолжились - капитан чуть ли не от трапа кому-то позвонил, и к ним подошел моложавый красавец в такой же униформе. Представился капитаном Дэвидом Элдриджем. "Тот самый!" - заверещала Кармен, тыкая сестру в бок. Фернандо понял, о чем они - полперелета твердили о капитане, принадлежащем к Церкви Третьего Завета. По рассказам девчонок это выходили довольно вменяемые ребята. А Да Силва тем временем сказал:
   - Дэйв, это и есть мои беженцы и, насколько я понял, твои единоверцы. Я в делах вашей общины понимаю как свинья в апельсинах, к тому же меня сейчас со всеми этими рапортами на части порвут. Прости уж, что напрягаю в отпуске...
   - Жоао, - мягко улыбнулся Элдридж, - для хороших людей не жалко. Тем более что и напрягаться не пришлось. Помнишь моих соседей, биологов? Они сейчас в отъезде, болотную фауну изучают. Как раз хорошо бы, чтобы месяц-другой кто-то присмотрел за квартирой, а там уже мы с Юной общину поднимем. Она, конечно, скорее во Вьентосе всех знает, но в столице, я думаю, твоим подопечным будет проще.
   Фернандо поспешил заверить, что на чужой шее сидеть не привык и снимет жилье, как только разберется, что тут и как. По дороге Элдридж объяснил, что сейчас они находятся в столице Сомбры под названием Штормград, а Вьентос - это второй по величине город, который расположен на морском побережье, и туда в основном все ездят отдыхать. А еще там живет его племянница Юна, пастор местной общины. Чудес уже случилось столько, что Фернандо не удивился даже женщине-священнику. В Штормграде, продолжал Элдридж, священников даже два, пастор Серхио и пастор Томмазо. Впрочем, Фернандо, хотя и был скорее верующим, дорогу в церковь в последние годы стал забывать. Его больше интересовало, где лучше обосноваться. По всему выходило, что в столице. Вьентос этот, может, и хорошее место, но под бары там уже давно должен быть расхватан последний подвал. Да и опять куда-то срываться... лучше уж остаться в пределах одного города.
   Не успели Фернандо с девчонками осмотреться, нагрянул Ариэль Враноффски и потащил знакомиться со своим отцом, а заодно и со всем остальным семейством. Пока Алек Враноффски объяснял Фернандо, как ему оформить вид на жительство и гражданство, а также взять кредит на открытие бизнеса и получить нужные лицензии, девчонок взяла под крыло Алиса, двоюродная сестра Ариэля. Оказалось, она, как и Эстелла, обожает кукол и сама шьет для них наряды, да и вообще собирается стать модельером. Словом, все дела давно были решены, но девчонок Фернандо еле увел, и то ближе к ночи и под причитания "ну пааап! мы такую коллекцию начали рисовать!". Кукла Асунсьон, которой так и не удалось аккуратно приклеить ногу, была объявлена пострадавшей от злобных донов и снабжена игрушечными костылями. А главное - Эстелла наконец перестала расстраиваться, что разбилась любимая кукла. Алиса взяла с девчонок клятвенное обещание приходить еще.
   Дальше - больше. Фернандо уже готовился сражаться с бюрократией, а то и отвечать на неудобные вопросы о своем происхождении, а в результате через месяц обнаружил себя в съемной квартире, с сомбрийским видом на жительство, новехоньким удостоверением личности и договором аренды на симпатичный подвальчик, над которым уже красовалась вывеска "Кактус". Теперь можно было спокойно переводить средства с того счета, который он так старательно прятал от донов, и планировать открытие. А тут еще зашла та самая Селина Хендрикс, что так лихо отстреливала леханцев, и привела с собой рыжую красотку в клетчатой рубашке.
   - Моя псевдосестра, Люси Хендрикс. Ну... считайте, сводная, - пояснила она. - Опытный бармен. Предыдущее заведение закрылось, ищет работу.
   Люси с ослепительной улыбкой кивнула. Через пять минут они с Фернандо ударили по рукам - кого-то вроде нее он и видел за стойкой, когда думал о своем баре. Та же Люси привела к нему пару крепких ребят - следить за порядком и выставлять не в меру набравшихся клиентов освежиться. Фернандо уже устал протирать глаза - даже для сна все складывалось слишком удачно. Но, похоже, они с девчонками все же выиграли в эту лотерею.
   Открытие бара Фернандо приурочил к местному празднику - дню середины лета. Считать разницу в календарях он даже не пытался. Прибавили месяц-другой, убавили - да и черт бы с ним. Лехана кончилась. Последним напоминанием о ней стал местный юрист Эмилио Агилера, так он и сам в свое время с той Леханы сбежал впереди собственного мата. Они с Фернандо встречались, покрыли донов в много этажей, пожелав каждому по десятку кактусов в задницу, и разошлись практически друзьями.
   А сейчас Фернандо смотрел на зал своего бара, полный народа в космофлотской форме, и в который раз не верил своим глазам. "Это тот, кто спас Росса. Единственного выжившего в леханской операции", - сказал незнакомый голос. Фернандо чуть наигранно раскланялся, но тут же с радостным воплем кинулся к дверям - на пороге возник, собственно, Нил, все еще опиравшийся на трость. Они обнялись, и Фернандо обернулся к залу:
   - Эй, народ! На правах хозяина этой лавочки предлагаю тост! За то, что вот этот парень мало того что сам не сдох, так еще и вытащил сюда нас!
   Компания дружно чокнулась и выпила до дна. По залу метнулся рыжий сполох - Фернандо уже начинал подозревать, что в Люси где-то встроена пара реактивных двигателей. Во всяком случае, перед всеми снова стояли полные бокалы и рюмки. Нил призвал народ подвинуться, расчищая место себе и Фернандо. Его засыпали вопросам, как все было. Фернандо отхлебнул виски и принялся рассказывать.
   - И тут вылезают на меня эти трое. Вы мне, ребята, больше не заливайте про ваши мирные нравы - два раза пристрелить пытались! Ну ладно, объяснились, этот вот индивид весь в счастии. И тут этот самый Снайпер, который, конечно, боец крутой, но если я с ним больше не буду пересекаться, я не очень огорчусь - в общем, огляделся и в окно. А мы через пять минут выходим - а там, оказывается, засада была. Только теперь эта засада лежит себе тихо и больше ни на кого не выскочит.
   - Эх, все интересное пропустила, - вздохнула сидевшая там же Селина. Фернандо знаком показал, что и до нее речь дойдет, и продолжал:
   - А главное-то веселье только начиналось. У шаттла-то нас ждали, да и еще побольше. Ну, девчонок, понятно, сразу в кусты, этого тоже в кусты, какой из него вояка, на ногах еле стоял. Зато там и я пригодился, всадить кое-кому пару зарядов кое-куда. Да что я - оборону вон кто держал! - он показал на Селину. - А насели плотно, видно, решили уже третий экипаж донам доставить, да только хрен им в глотку и кактус в противоположный конец, а не экипаж!
   Собравшиеся заржали.
   - За Селину! - крикнул Нил. Она охотно поддержала тост, да еще дополнила парой пожеланий от себя:
   - Особенно тому уроду, что в меня пальнул! Если б не Снайпер, валяться бы мне там и сейчас. Зря сюда не пришел, но все же - за него!
   Пили еще долго и много. Но, честь и хвала космофлоту, никто не надрался в свинью и не позволял себе ничего лишнего. Разъезжались глубокой ночью, кто на монорельсе, кто, особенно хорошо отдохнувший - на заранее вызванных общественных карах. Люси считала выручку и довольно потирала руки. А Фернандо шел домой пешком, чтобы развеять туман в голове, и впервые за несколько лет был абсолютно счастлив.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"