Полякова Екатерина Львовна: другие произведения.

Легенда о Вечном Байкере

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Куда еще влиться забредшему в наш мир демону, как не в компанию металлистов и байкеров? А если вся эта компания еще и подружится - сам Мессир не представляет, что из этого выйдет...


   Легенда о Вечном Байкере
  
   Пролог. Легенда
  
   Вам не доводилось слышать о Вечном Байкере? Странно. Но уж не видеть вы его не могли. Разве что, наверное, при встрече не узнали. И ваше счастье, если так. А откуда он взялся на наши головы - я сейчас расскажу.
   "Однажды весною, в час небывало жаркого заката...". Стоп, это уже где-то было. Что поделать, классика бессмертна. Так вот, однажды весной в Москве появился некий демон... Кто сказал "Сатана"? Ничего не берусь утверждать, но чем бы наша столица так привлекла Мессира, чтобы он почтил ее своим вниманием дважды за столетие? Тут еще не забыли его прошлый визит, даже литературные свидетельства есть, и возвращение вряд ли прошло бы незамеченным. К тому же ни хромоты, ни разного цвета глаз, ни трости с пуделем у нового гостя столицы не замечали. И вообще, Всетемнейший Князь известен как аристократ, неформалом он никогда не был. Так что вряд ли это он. Даже более того - точно не он.
   Впрочем, рядовым мелким бесом тот, кто явился в Москву, тоже не был. Серьезные демонологи, скорее всего, могли бы точно назвать и его место в адской иерархии, и даже имя, а я просто скажу, что он был не из тех, кто пугает по деревням набожных старушек и устраивает прочие шоу со спецэффектами. Однако, кем бы ни был наш демон, с первых же дней он столкнулся с неожиданностями. Он, конечно, не собирался учинять дешевую бутафорию с раскатами грома и серным запахом, но все же надеялся, что его появление произведет должный эффект. Всеобщее смятение, ужас в одних сердцах, злоба в других, безысходное отчаяние в третьих... Прекрасная картина, которой, похоже, суждено было остаться только в мечтах.
   В Москве его никто не боялся. Вообще никто. Уж на что, казалось бы, дети умеют чувствовать нечистую силу - но то и дело за его спиной слышался тоненький голосок: "Мама, это металлист, да?". Демона довели до того, что он засомневался в своей профессиональной пригодности и для очистки совести слетал в какой-то захолустный городок, до полусмерти напугав там всех жителей и даже местного беса, решившего, что начальство нагрянуло с проверкой. Справедливости ради надо сказать, что с первого взгляда он весьма походил на обычного человека - если бы не характерные огоньки в глазах и лицо, на котором человеческих эмоций не появлялось никогда. Словом, все как в песне: "бледное лицо и странный блеск застывших глаз"... Набожные старушки, действительно, крестились и отходили в сторонку, но не более того. Со злой тоски наш знакомый, разговорившись с одной девушкой, честно представился, кто он и откуда, но результат получился обратный ожидаемому. Девушка бросилась ему на шею с возгласом: "Воланд! Я знала, что ты вернешься! Моя квартира всегда открыта для тебя!". Сторонники, конечно, нужны всегда, но всему есть пределы! В поисках этих сторонников наш демон однажды забрел к каким-то сатанинствующим субъектам, но через час сбежал от них, как от ладана. Хотя от ладана в основном бегает недостойная внимания мелюзга - высшего демона прогнать далеко не так просто, разве что сам захочет уйти. Короче, бегство было воистину паническим, ибо весь этот час демону втолковывали, что истинной сущности Сатаны он не понимает и не улавливает. В тот день он как никогда понял чувства Мессира, когда тому пытались объяснить, что его вообще не существует...
   Впрочем, не все было так плохо, и мало-помалу у демона даже появились друзья. Эту компанию мрачноватых юношей, с головы до ног в черной коже, он встретил у входа в рок-клуб. Очень быстро они уже вовсю болтали о музыке и мотоциклах, словно сто лет были знакомы, хотя впоследствии никто не мог вспомнить, откуда среди них взялся этот высокий черноволосый парень. На концерт, ясное дело, все прошли бесплатно, благо отвести глаза охране для демона не составляло никакого труда, а ребята ему понравились. Чем-то от их облика и любимой музыки веяло родным... Вскоре наш герой стал в этой компании совершенно своим - отзывался на имя Демон, много и охотно пил пиво, предпочитая темные сорта, и быстро учился играть на гитаре. Под мощные аккорды он выкрикивал: "Эй, почувствуй мощь колес и подними свой тост, тост за нас и этот ад!" - и чувствовал, что наконец нашел себе место в этом мире...
   Надо заметить, что друзья вскоре прозвали его, помимо Демона, еще и Черным Всадником - в честь того самого, который "отслужит на горе черную мессу по тебе", и нельзя сказать, чтобы прозвище ему не нравилось. Более того, Демон неоднократно задавался вопросом, где бы это они с Пушкиной могли раньше встретиться - за последнюю пару столетий он впервые выбрался в мир людей... Как бы то ни было, прозвище попало в точку - в управлении могучим стальным конем Демон давно превзошел всех. Да и его друзья прославились среди московских байкеров бешеными скоростями своих машин и абсолютным бесстрашием. И говорят, что однажды ночью Черный Всадник собрал свою свиту на пустыре и рассказал им некий тайный план, хотя в чем заключался тот план, никто толком не знает. То ли объединить байкеров под своим началом, то ли напакостить автомобилистам, то ли просто маячить живым напоминанием о Мессире, хотя, повторюсь, слишком уж у Демона с его начальством стиль разный. А скорее всего, и не было никакого плана. Просто Демону пришлись по душе (если у него она вообще есть) дороги и скорость, а друзья признали его своим вожаком и теперь всегда готовы были ехать туда, куда скажет он.
   С тех пор и мчится по улицам огромного города черный "Харлей", и в черное одет его безмолвный седок. Никто не может состязаться с ним в скорости, ни один милицейский патруль не остановит его. Черной молнией он проносится и исчезает, а владельцы самых мощных машин лишь с бессильной завистью смотрят ему вслед. Но чаще всего он появляется там, где сотни водителей часами томятся в безнадежной пробке. Там, где автомобилю не сдвинуться с места, его байк пролетает, словно по воздуху, и скрывается под всеобщие проклятия. Нет такой щели, в которую он не смог бы пройти, и горе тому, кто попробует встать у него на пути! Черный "Харлей" невредимым скроется из глаз, а разбитую машину не восстановит и самый искусный механик. Те же, кто при встрече осмеливался взглянуть в вечно полускрытое шлемом лицо, до конца дней своих чувствовали за плечом черную тень и слышали далекий рокот каждый раз, как садились за руль. Говорят, их дни были недолги...
   Демон ликовал. Он нашел свою стихию. Проклятия, угрозы, отчаяние звучали для него прекраснейшей музыкой, смешанной с воем дикого ветра и бешеным ревом мотора. Позади него мчалась верная свита - как и он, опьяненная скоростью, презирающая правила и границы. И снова неслось над изумленной Москвой: "Я не состарюсь никогда, в крови огонь, а не вода, а не по нраву я кому-то - мне плевать! Колеса есть, и есть друзья, горячий ветер и гроза - пока не сдохнем, по дороге будем гнать!". И рев мотоциклов сливался с раскатами грома...
   Слышите? Мимо еле движущихся машин мчится черный "Харлей", скоро он будет совсем рядом. Интересно, это он сам или кто-то из его свиты? Мощный байк сияет хромированными деталями, седок с ног до головы в черной коже, лицо, как обычно, скрыто шлемом. Это он, сомнений быть не может - большинство его друзей шлемы презирает, а вот если он снимет свой - не завидую никому из нас. Так и есть, летит между машинами, словно на свободной трассе, и только проклятия несутся ему вслед. Плохо дело - если он здесь появился, на скорое избавление можно не надеяться. Он уже рядом - видите, как уверенно сжимает руль, словно слившись в одно целое со стальным конем? И даже шлем не скрывает холодной усмешки. Легкое движение пальцев - и, на полной громкости: "Я рожден был ночью, в час молитвы волчьей, в темном логове зверей...". Чтобы, значит, все поняли, с кем имеют дело.
   Снова взревел мотор - и можно лишь с бессильной яростью смотреть вслед исчезающему черному "Харлею". Посмотрите внимательнее - вот вы и встретились с Вечным Байкером.
  
   На улицах Москвы
  
   Город уже почти спал, когда ночь была взорвана ревом мотоцикла. Многие проснулись, проклиная неизвестного гонщика - ну почему этим чертовым байкерам жизненно необходимо рассекать по улицам именно в два часа ночи?! Мало того, что от них днем никакого житья нет! Они еще хоть что-нибудь умеют делать, кроме как всех глушить своими мотоциклами? Продолжая ворчать примерно в том же духе, разбуженные горожане попытались заснуть обратно, но в их неспокойный сон вновь и вновь вторгался отдаленный рокот, сливавшийся с приближающейся грозой. А еще - или это им только казалось? - с бешеным ритмом электрогитары...
   Патрульный в машине вздрогнул, когда мимо на огромной скорости пронесся черный байк, почти слившийся с городской ночью. "А, чтоб тебя!". Байкер откровенно издевался над патрулем, нарушая все мыслимые и немыслимые правила - вот он пролетел на красный свет, развернулся (разметка была нарисована явно не для него) и успел проскочить на тот же красный свет, но уже в противоположном направлении, каким-то чудом разминувшись с огромным грузовиком. Патрульный облегченно вздохнул - за эту ночь на его участке аварий не было, и он очень хотел, чтобы так было и дальше. А гоняться за этим ненормальным он точно не собирался. Но через мгновение черный байк опять возник из темноты совсем рядом с машиной, и патрульный отшатнулся, прикрывая глаза рукой: "Опять ты!". Теперь он узнал и мотоцикл, и седока. Несколько месяцев назад этот парень в черной коже точно так же просвистел мимо, и патрульный не вытерпел - высунулся из машины и прокричал ему вслед нечто весьма нелестное. Байкер никак не мог его услышать - но черный "Харлей" внезапно материализовался почти вплотную к машине, и седок на мгновение поднял забрало шлема... Больше патрульный не помнил ничего - только врачи прибывшей "скорой" долго удивлялись, что могло довести в общем-то молодого и сильного парня до сердечного приступа. На службу он вернулся, но среди коллег сразу же пошли рассказы о его не вполне адекватной реакции на каждый встреченный черный байк... "Ну вот не нравятся мне эти типы!" - отшучивался патрульный, но сейчас ему вновь стало не по себе. "Чтоб тебе на том свете так ездить!" - пожелал он байкеру, даже не подозревая, насколько близок к истине...
   Тот, кого московские водители прозвали Вечным Байкером, мчался по Ленинградскому проспекту, игнорируя светофоры, разметку и автомобили. Он не боялся аварий и патрулей - люди не в силах помешать демону. Ибо Вечный Байкер и был демоном. "Он посланник зла, тень бессмертной птицы..." - вот что слышалось сейчас тем, кто безуспешно пытался заснуть, гоня от себя звук мотора и бешеный свист ветра. Демон вспомнил, как отшатнулся от окна машины патрульный, как водитель грузовика чуть не врезался в светофор - и улыбнулся. Хотя обычный человек едва ли смог бы назвать это улыбкой.
   Демон был один. Где-то позади, в огромном городе, была верная свита, они появятся, стоит ему лишь позвать - но сейчас ему необходимо было побыть одному. Ведь друзья по-прежнему считали, что Демон - это только прозвище. Хотя, кажется, некоторые и догадывались... Не так давно свита Демона пополнилась - один из ребят привел своего младшего брата. Совсем мальчишка, впрочем, ездок не хуже остальных. Демон уже неоднократно замечал на себе его внимательные взгляды - особенно когда пел что-нибудь вроде "Антихриста"... Впрочем, сейчас не время об этом думать. Этим ребятам можно доверять, и скоро он им все расскажет. Скоро... но не сейчас.
   Черный байк еще увеличил скорость, хотя, казалось бы, уже близился предел его возможностей. Огни города слились в разноцветную круговерть, под колесами пел свою безумную песню асфальт, ему вторил ветер и дальние раскаты грома... Демон усмехнулся, заметив краем глаза испуганно шарахнувшуюся легковушку. Пусть знают! Уже не один месяц он доводил до исступления водителей, но сейчас пустой город принадлежал ему одному. Ни людей, ни машин - только ночь, дорога и скорость. "Мессир, - прошептал Демон. - Я знаю, вы слышите меня. Мессир, если будет нужно - я приду на ваш зов, как приходил всегда, и буду сражаться за вас до Конца Времен. Но позвольте мне остаться здесь - ради этого города, этих дорог, этой скорости. Я хочу свободы, Мессир". Огни города на мгновение потускнели, и в небе ударила первая молния. Демон понял - его услышали. Он снова улыбнулся - почти радостно, если радость была ему знакома - и врезался в городскую ночь, не зная больше никаких границ и пределов. Если какой-нибудь полуночник и видел, как он летел по проспекту - все равно не поверил бы, что кто-то из московских байкеров способен на такую безумную гонку. И снова в свисте разорванного надвое ветра послышалось: "Тост за нас и этот ад!".
   Когда Демон встретился со своими друзьями, от их внимания не ускользнуло, что вожак - успевший прославиться абсолютной невозмутимостью - сегодня как-то странно взволнован, а в его карих глазах чаще обычного вспыхивает красноватый блеск. На резонный вопрос "Где тебя всю ночь черти носили?" Демон с усмешкой ответил: "Допустим, что на Ленинградке. И не носили, а сам ездил. Посмотрел бы я на тех чертей, которые ко мне попробуют подобраться!". Свита дружно расхохоталась и больше вопросов не задавала. Только тот, самый младший, еще долго чему-то улыбался про себя, как будто сам все видел и слышал.
  
   Московские водители давно уже вполголоса рассказывали друг другу о Вечном Байкере, с которым не может равняться по скорости ни одна машина. Едва ли остался хоть кто-то из них, кто, застряв в безнадежной пробке, хоть раз не увидел черный "Харлей", несущийся словно по воздуху. Многим случалось отводить глаза, избегая взгляда безмолвного седока - или вздрагивать от неясного страха, уловив смутные очертания его лица. Кто-то вспоминал о волне ледяного холода, кто-то видел в глазах Демона отблески дальнего пламени... И совсем уже шепотом говорили о том, что Вечный Байкер всегда появляется на месте крупной аварии. Черной тенью он пролетает мимо разбитых машин, и это значит - кого-то уже нет в живых. Говорили, что само его появление приносит смерть тому, кто еще мог бы дожить до помощи. Ибо среди скрежета металла, стонов и отчаяния Демон был в своей стихии. Бесполезно было слать ему вслед проклятия - ответом была лишь холодная усмешка, и алое пламя бездны билось в его темных глазах. Никто и никогда не слышал голоса Демона - и водители благословляли судьбу, ибо по Москве полз слух, будто Вечный Байкер заговаривает лишь с тем, кого ждет скорая гибель на дороге. И снова и снова черный вихрь мчался по улицам Москвы, и уже не хватало слов - лишь удар кулаком по рулю от сознания собственного бессилия.
   Но было в городе несколько человек, не веривших этим рассказам и не слушавших их. Конечно, почти все они принадлежали к свите Демона, повсюду следовавшей за вожаком - но мгновенно исчезавшей, если он давал понять, что хочет побыть один. Никто не спрашивал, что делает Черный Всадник в это время и с кем он разговаривает, когда едва заметно шевелит губами, глядя в пустоту. Только самый младший - светловолосый мальчик с ласковым именем Тоша - слегка улыбался, когда видел это, как будто все уже решил и понял. Вообще Демон сразу стал присматриваться к Тоше - он был не похож на своих друзей. Тоша не выглядел даже на свои восемнадцать, более того, матушка-природа наградила его просто-таки ангелоподобной внешностью. Ангелом Тоша не чувствовал себя ни на грош и потому не любил, когда чужие видели его лицо. Поэтому он, так же как и сам Демон, почти не снимал черный глухой шлем. И носился по городу на тех же скоростях и с тем же бесстрашием. А еще Тоша как будто собрался ни на шаг не отходить от предводителя ни при каких обстоятельствах. Почему-то именно Тошина рука протягивала вещь, которую Демон не мог найти. Почему-то именно его невысокую фигурку Демон видел, стоило ему чуть оглянуться назад - Тошин мотоцикл тенью следовал за черным "Харлеем" на любых скоростях и на любых маневрах. И именно Тоша оказывался везде, где Демон меньше всего ожидал увидеть хоть одну живую душу. В какой-то момент юный байкер довел своего вожака до того, что тот заподозрил в нем кого-то из своих - но быстро отогнал от себя подобные мысли. Силы Демона хватило бы, чтобы развеять любую иллюзию - разве что сам Мессир смог бы остаться незамеченным. Тоша же был обычным жителем этого мира - просто особо любознательным. Остальные предпочитали вовсе не вникать, кто такой Черный Всадник и откуда он взялся. Байкер и байкер, металлист и металлист, пиво любит, на гитаре играет - вот все, что они знали о нем, а больше и не требовалось. Конечно, не самая обычная внешность Демона сразу привлекла их внимание - что неудивительно. Его длинные волосы были чернее самой черноты, лицо - бледным почти до белого, а те, кого Демон мимоходом задевал рукой, вздрагивали от пронизывающего холода его пальцев. И это при том, что Демон почти никогда не снимал кожаные перчатки. Ну, и еще некоторые мелочи вроде бесшумной походки или непроницаемого спокойствия. А впрочем, среди металлистов и не такое попадается. А то, что в темно-карих глазах Демона то и дело вспыхивают алые отсветы, а усмешка, пожалуй, слишком напоминает хищный оскал - об этом свита предпочитала не задумываться. И во весь голос подхватывала за вожаком: "Он не просит, жжет и рушит, в ночь уносит наши души!". И вновь мотоциклы срывались в городскую ночь.
  
   Но был в Москве и еще один человек, которого не пугали никакие истории про Вечного Байкера. Его вообще сложно было чем-либо напугать, ибо он принадлежал к отчаянному племени стритрейсеров, еще одному кошмару мирных горожан и дорожных патрулей. Это их машины всегда бросали вызов остальным, срываясь со светофоров и тут же исчезая вдали, и понятно, что их приводил в особое неистовство вид летящего мимо черного "Харлея". Но рассказы о Вечном Байкере и несчастьях, которые несет его появление, пока удерживали от более близкого знакомства даже стритрейсеров. Всех - кроме одного.
   Его имени история не сохранила. Друзей у него было весьма немного, если вообще были, а соплеменники чаще всего называли его "ну этот, на зеленом БМВ". Наблюдать в зеркало, как скопившиеся на светофоре машины остаются далеко позади, или вызвать на негласное состязание припозднившегося водителя - это было его любимым занятием. Ни правил, ни пробок для него не существовало, и он лишь усмехался, когда очередной страж порядка грозил ему вслед кулаком. Смеялся он и над историями о черном "Харлее", который не догнать ни одной машине. "Дайте только с ним встретиться - еще посмотрим, кто там кого не догонит!". И Демон принял вызов.
   Зеленый БМВ летел по полупустой Кольцевой дороге, когда слева возник черный силуэт. Несмотря на немалую скорость, байк упорно держался рядом. "Интересно, не этот самый?" - усмехнулся стритрейсер. И в его мыслях явственно прозвучал голос: "Да, это я".
   Водитель БМВ вздрогнул. Неужели Вечный Байкер действительно умеет читать мысли? Значит, рассказы о нем - правда? "Ну уж нет. Меня так просто не напугаешь".
   "Я не сомневался", - пришел безмолвный ответ. Но стритрейсер уже полностью овладел собой и лишь расположился в кресле поудобнее. Что ж, вот и пришло время показать, на что он способен... Он чуть повернулся к байкеру: "Значит, мы наконец встретились. Ну что, посмотрим, чья машина быстрее?". И голос, лишенный каких бы то ни было эмоций, отозвался: "Посмотрим".
   По спине снова пополз неприятный холодок. Вечный Байкер разговаривает лишь с обреченными на смерть... Да и как можно услышать голос сквозь стекло машины и забрало шлема? Но вызов был брошен. На долю секунды зеленый БМВ и черный "Харлей" словно застыли на месте - и обе машины одновременно рванулись вперед.
   Такой гонки Кольцевая еще не видела. Редкие полуночники только успевали шарахаться к обочине и потом еще долго переводили дыхание, прислушиваясь к удаляющемуся реву моторов. Мощный БМВ мчался, словно не касаясь асфальта, в зеркалах дико выл ветер, фонари превратились в сплошную огненную полосу, и водитель, сжимая руль, широко улыбнулся. Он верил в себя и свою машину, и сейчас вся дорога принадлежала ему - даже неизменные фуры, казалось, почтительно расступились перед ним. Он не мог проиграть.
   С видом победителя он взглянул влево, ожидая увидеть самонадеянного байкера далеко позади - но черный "Харлей" все так же держался рядом. Более того - медленно, но неуклонно байк начал выходить вперед. "Ну уж нет!" - педаль газа ушла в пол. Зеленый БМВ еще далеко не исчерпал своих возможностей.
   Никто не знал, сколько времени продолжалась безумная гонка. Казалось, они уже не один раз промчались вокруг всей Москвы, но стритрейсер не смотрел по сторонам. Осталась лишь одна цель - обойти, перегнать этот проклятый "Харлей", эту тень за левым плечом! И он снова и снова до предела давил на газ, выжимая из машины все, на что она была способна. Он должен победить! "Харлей" не может, просто не может держать такую скорость! Да любого седока давно бы снесло ко всем чертям! Но черная тень летела рядом, хотя, казалось, спидометр БМВ скоро зашкалит. И азарт начал таять, уступая место страху.
   Километр за километром - та же безумная скорость, тот же рев двигателей и пронзительный вой ветра. Стрит-рейсер уже почти не следил за дорогой, не в силах отвести взгляд от черного байка. А тот словно издевался над ним - то вырывался вперед, то снова давал себя догнать - но не отставал ни на один миллиметр. Это походило на дурной сон - без малейшей надежды на пробуждение. Казалось, он обречен вечно гнать по замкнутому кругу и вечно видеть рядом черный "Харлей", словно по воздуху несущий безмолвного седока...
   - К черту все! - выкрикнул стритрейсер, выворачивая руль до упора. Пусть ценой его собственной жизни - но чертов байкер победы не получит. Зеленый БМВ взревел в последнем рывке, еще секунда - и он размажет проклятый "Харлей" по бетонному ограждению, ему никуда не уйти... Водитель еще успел увидеть отлетевший в сторону черный шлем, увидел возникшую прямо перед ним фигуру байкера... И еще доля секунды осталась ему, чтобы успеть взглянуть в темные глаза, словно озаренные изнутри пламенем - и в последний раз проклясть брошенный Демону вызов.
   Тоша резко затормозил, едва не вылетев из седла, и рухнул на колени рядом с верной "Хондой". Ему не спалось в эту ночь, он поехал развеяться и, как случалось и раньше, он обнаружил Демона. И последовал за ним - не задумываясь, что ему здесь делать, не боясь невообразимой скорости гонки. Просто он должен быть рядом с вожаком. И он увидел, как зеленый БМВ всей своей мощью обрушился на "Харлей", вминая его и седока в ограждение Кольцевой. Нет, не может быть... Тоша видел немало аварий - но почему это случилось именно с Демоном? Лучше бы он сам, Тоша, принял удар на себя и остался там, под грудой искореженного металла... Он попытался встать - но над местом аварии взметнулось багровое пламя, и ослепленный юный байкер бессильно сполз на дорогу у своего мотоцикла.
   Тоша открыл глаза, услышав вдали завывание сирены. "Когда только успели?" - подумал он и тут же в ярости стукнул кулаком по асфальту. Сейчас не до того! Тоша вскочил на ноги - и замер, не веря собственным глазам. Черный "Харлей", сверкая безупречной лакировкой, стоял на дороге рядом с догорающим остовом БМВ, и последние отблески пламени озаряли высокую фигуру Демона.
   Невредимый, он стоял во весь рост, небрежно опираясь о седло "Харлея" и подставив лицо невесть откуда налетевшему ветру. Шлем валялся на асфальте, и ветер свободно трепал длинные волосы Демона. Тот не двигался с места, словно чего-то ждал. И Тоша не осмелился напомнить о себе.
   Сирена взвыла совсем рядом, и к месту аварии подлетело сразу три машины. Похоже, патруль давно гнался за БМВ, нарушившим все возможные ограничения скорости, но в какой-то момент безнадежно отстал. Скрип тормозов... серые фигуры выскакивают на дорогу... Демон повернулся к ним, вскинул правую руку - и Тоша впервые услышал, как вожак смеется. Вот один патрульный схватился за сердце и осел на асфальт... за ним другой, третий... Случайная "Волга" вильнула в сторону, чудом не слетев в кювет... Водитель стоящей на обочине фуры, скривившись от боли, уронил голову на руль... А Тоша услышал безмолвный приказ: "За мной!". И "Хонда" исчезла в темноте вслед за "Харлеем".
  
   Два мотоцикла остановились у заправки. Тоша спрыгнул с седла и бросился к вожаку:
   - Демон! Ты... в порядке?
   - В полнейшем, - усмехнулся Демон.
   - Но эта авария... Я же видел, как ты упал...
   - А теперь видишь, что я жив. Можешь даже потрогать... Я сказал - потрогать, а не вешаться мне на шею!
   - Прости, - Тоша смущенно опустил глаза. - Но как это могло быть? У меня друг так погиб... Я даже на этой скорости увидел, как он в тебя врезался... Я хотел быть там вместо тебя... Не слушай меня, я чепуху говорю, ты же здесь... Только я не понимаю, как так вышло?
   - Не понимаешь? А я так не думаю.
   Тоша удивленно посмотрел на Демона - и замер, глядя ему в глаза. Прошло несколько секунд. Демон не произнес ни слова - но Тоша вздрогнул, как будто от холода, и медленно проговорил:
   - Значит, я был прав.
   Демон молча кивнул.
   - Я знал. С самого начала знал, только не решался спросить. А мой брат... и остальные... они знают?
   - Вряд ли. Может быть, кто-то догадывается - все-таки я даже внешне отличаюсь от человека. Мог бы, конечно, это скрыть, но не хочу.
   - А почему?
   Демон пожал плечами:
   - Мне так больше нравится.
   - И что же... ты бессмертен?
   - Вроде того.
   - И тебя невозможно убить?
   - Как тебе сказать... Для людей я неуязвим, все, что они могут - это доставить мне несколько неприятных минут, примерно как сейчас. И то силы ко мне возвращаются очень быстро - вы это видите как вспышку пламени. Правда, фейерверк на дороге я отчасти учинил намеренно... Так вот, никому из людей ощутимо испортить мне жизнь пока не удавалось. Другое дело мои же соплеменники. Время от времени им начинает казаться, что я лезу в их сферы влияния, и по этому поводу я выдержал уже не одно сражение. Убить меня возможно - потеряв всю силу, я не смогу не то что появляться в этом мире, а даже обрести хоть какой-нибудь облик, поскольку все, что от меня останется - неясная тень где-нибудь в Девятом Круге.
   Тоша стиснул плечо Демона, по-прежнему не сводя глаз с вожака.
   - Полегче, рукав оторвешь, даром что кожа. На самом деле, все не так плохо. Меня неоднократно пытались уничтожить - только ничего у них не вышло. Кого-то я сам загнал в Девятый Круг, остальные потеряли всякое желание со мной сражаться. Скажу больше, - Демон чуть усмехнулся, - даже на Другой Стороне я нечасто встречал опасных для меня противников. Не стану вдаваться в имена и звания, но я принадлежу к ближайшему окружению Мессира... Кстати, это не повод падать передо мной на колени и совершать жертвоприношения, - заметил Демон, перехватив восторженный взгляд Тоши. - Этот цирк оставь местным так называемым сатанистам. Если уж тебе жизненно необходимо что-нибудь мне пожертвовать - мой любимый сорт пива ты знаешь.
   Тоша стрелой умчался в магазин при заправке, и через минуту в руках Демона оказалась бутылка "Гиннесса".
   - Благодарю. После таких развлечений всегда пить хочется... Ну и что ты на меня так смотришь? Сам же говоришь - ты с первого дня знал, кто я такой. Что изменилось от того, что я сказал это вслух?
   - Но, Демон... Я чувствовал, что ты не человек, но я и представить не мог, что тебя послал сюда сам...
   - Мессир, - подсказал Демон имя, которое Тоша не решался произнести.
   - Ты зовешь его так?
   - Не я один.
   - А как тебя зовут там, откуда ты пришел?
   Демон помолчал.
   - Это имеет какое-то значение? Вот ты знаешь меня не первый день. Ответь мне сам - кто я?
   - Ну... Демон. А еще Черный Всадник.
   - Знаю. А еще я Вечный Байкер. Так меня прозвали в этом городе. По количеству имен я немногим уступлю самому Мессиру, и все эти имена столь же истинны, сколь и ложны - они нужны людям, но не нам. Мессиру не нужно мое имя, если он захочет призвать меня, равно как и я не нуждаюсь в имени Мессира. Вы дали мне имя Демон - значит, меня зовут именно так.
   Некоторое время Тоша молча осмысливал услышанное. Потом спросил - глядя в глаза вожаку и отчеканивая каждое слово:
   - Зачем мы тебе?
   Демон всегда считал, что не испытывает человеческих эмоций, но даже он от такого вопроса чуть не поперхнулся пивом. Кажется, этот мальчик еще долго будет преподносить ему сюрпризы...
   - Что ты имеешь в виду?
   Теперь настала Тошина очередь удивляться. Но он быстро совладал с собой:
   - Демон, ты можешь говорить откровенно. Я знаю, что Мессиру всегда нужны новые соратники. Скажи, это ты избрал нас? Или Мессир сам указал тебе?
   - Вообще-то вы сами меня выбрали, - попытался возразить Демон, но остановить Тошу было не так просто. Сияющие глаза, восторженное лицо - того гляди, сейчас и правда рухнет на колени. "На Другой Стороне ему б цены не было, - подумал Демон. - Только пусть не надеются, что я им его отдам".
   - Я готов, - проговорил Тоша. - Мне недолго осталось жить - рано или поздно я разобьюсь, как тот мой друг. И тогда я приду к Мессиру. Демон, ты представишь меня ему? Моя душа отныне принадлежит тебе. Я дам любую клятву, пройду любое испытание - скажи, что тебе нужно?
   "Мессир, вы это слышите?!".
   - Демон, я давно мечтаю служить Мессиру. Не знаю, достоин ли я войти в его свиту - я просто человек, а он - древнейшая сила в мире...
   - Я, вообще-то, пришел в мир немногим позже... - снова попытался вставить слово Демон, и снова безрезультатно.
   - Но я сделаю все, что смогу. Я верю, ты сможешь привести меня к нему. Скажи... остальные присягали тебе? Что Мессир хочет от нас? Ты ведь знаешь это... Я отдам все, мне нечего беречь.
   Демон взял Тошу за руку. Он был без перчаток, хотя непонятно, когда он успел их снять. Тоша уже привык к ледяной волне, накатывавшей каждый раз, когда Демон касался его, но странное дело - на сей раз он холода не почувствовал.
   - Я услышал тебя, - проговорил Демон. - Теперь ответь мне на один вопрос: ты имеешь какое-то отношение к местным сатанинствующим кругам?
   - Я ушел оттуда как раз перед тем, как появился ты. Мне показалось, что мы по-разному понимаем, кто такой Мессир.
   - Правильно показалось. Я на их сборище не смог продержаться и часа - эти великие теоретики попытались мне объяснить, что я не постиг истинную сущность Сатаны. При этом до моей собственной сущности - которую я не скрываю - докопаться не смог ни один.
   Тоша засмеялся.
   - Я тоже немало повеселился. Но суть не в этом. Уйти ты от них ушел, а вот наслушаться всякой мути успел предостаточно. Во-первых: забудь ты все эти разговоры про жертвы, присяги и служение. Мессиру этот цирк не нужен, а я если и принимаю пожертвования, то разве что пивом.
   Вторая бутылка "Гиннесса" не заставила себя ждать.
   - Ну ладно, я не против. Так вот. Я не служу Мессиру в вашем понимании этого слова - я свободен. Если так будет нужно, Мессир призовет меня, и я приду - но он не властен над моими действиями. Равно как я не властен над вашими. Я могу позвать вас, находясь в другом конце города, но позвать как друзей, а не как слуг.
   - Ты считаешь нас друзьями? - Тоша не верил своим ушам.
   - Да. Тебя это удивляет? Я был один - вы приняли меня в свой круг, я знал этот город лишь со слов Мессира - благодаря вам он стал для меня родным. Знаешь, в последнее время я все больше понимаю, что не могу жить без дороги, без этой скорости, без моего "Харлея". Я был одним из многих демонов, пришедших в этот мир - вы дали мне имя. Отныне мне нет нужды возвращаться назад - это мой город и мой мир. Я - Вечный Байкер.
   - А мы - с тобой, где бы ты ни был!
   - Вот за это я вас и ценю. Пойми раз и навсегда - вы ни в чем мне не клялись, и я никогда не потребую от вас ни присяги, ни жертв. Я не собираюсь использовать вас для какой-то великой цели - я ваш друг, а не повелитель.
   - Ты наш вожак.
   - Если тебе угодно. Теперь пункт второй. Жизнью своей не разбрасывайся, она у тебя одна, и другой даже я не дам. Зато в моих силах сохранить ту, что есть. Говоришь, ты просто человек, который в один прекрасный день банально разобьется на мотоцикле? А я бы поспорил.
   - Но...
   - Не перебивай. Посмотри - я держу тебя за руку. А ведь человек не может выдержать моего прикосновения - оно обдает ледяным холодом. Но ты его не чувствуешь. Дальше. Посмотри на свой мотоцикл. Давно ли он получал хоть одну царапину? Потребовал хоть малейшего ремонта? Давно ли хоть один из вас попадал в аварию? Ты знаешь, что московские байкеры отчаялись соперничать с вами в скорости? Но вы летите за моим "Харлеем", как бы я ни гнал его, и не отстаете ни на миг. Потому что я с вами. И отныне будет так.
   - Отныне будет так, - эхом повторил Тоша.
   Те, кто проезжал той ночью мимо заправки "Бритиш Петролеум" на Кольцевой, могли бы, чуть снизив скорость, заметить не самую обычную картину. Словно обнявшиеся брат и сестра, стояли у обочины два мотоцикла, оба чернее самой ночи - мощный тяжелый "Харлей" и стремительная "Хонда". В черное же были одеты оба седока, чей облик привлек не один любопытный взгляд. Один был значительно выше ростом, и даже в темноте было видно, как он бледен - особенно по контрасту с черной одеждой и длинными волосами цвета воронова крыла. Второй же, напротив, был светловолос, словно ангел с открытки, а лицо было по-детски мягким, совсем не похожим на лицо типичного ночного гонщика. Оба байкера стояли не двигаясь, глаза в глаза, явно не собираясь ни заезжать на заправку, ни трогаться дальше. Но от их фигур веяло каким-то непонятным холодом, и редкие полуночники поспешно отводили взгляд и прибавляли газу, косясь на датчик бензина - хватит ли, чтобы дотянуть до следующей заправки. Подъезжать к этой почему-то не хотелось.
   - Расскажи мне, Демон, - нарушил длительное молчание Тоша. - Расскажи про Мессира, про себя, про своих соратников. Я хочу как можно больше узнать о тех, с кем мне по пути, пусть я и вряд ли смогу с ними сравняться...
   - Сможешь, - тихо проговорил Демон. - Я обещаю.
   Демон и Тоша вернулись к остальным только утром. Но никто не задал ни одного вопроса - словно и так понимали. Только почему-то теперь было проще смотреть вожаку в глаза, а холод его прикосновения, наверное, стал привычным - больше никто не чувствовал прежней ледяной волны. Старший брат Тоши удивился этой перемене, но Тоша на заданный ему вопрос ответил лишь: "Отныне будет так", - и улыбнулся. Брат предпочел не вникать - в конце концов, теперь было гораздо легче общаться с вожаком, и он был этому рад. А еще с чьей-то легкой руки - вполне вероятно, что Тошиной - вся компания стала в шутку называть темное пиво, и особенно "Гиннесс", "жертвой Демону".
  
   Однажды вечером Демон и его свита устроились в небольшом скверике, распугивая мирных бабушек своим видом и своими песнями. Впрочем, какой-то юноша с гитарой за спиной остановился, послушал игру Демона, вздохнул с нескрываемой завистью и попросил уточнить, как именно играется припев в "Следуй за мной". Получив консультацию, он попробовал сыграть с Демоном в две гитары и, к собственному удивлению, весьма в этом преуспел - хотя минуту назад был уверен, что ему до такой техники расти еще лет десять. И с тем большим воодушевлением подхватил вместе со всеми: "И эхом грянет над землей - следуй за мно-о-ой!!!".
   Если в скверике еще и оставались особо стойкие бабушки - теперь их как ветром сдуло. Зато материализовалась какая-то компания, которой присутствие здесь неизвестных байкеров крайне не понравилось. О чем они не замедлили сообщить. И более того - намекнули на возможность насильственного изгнания с территории.
   Брат Тоши и юноша с гитарой шагнули было навстречу незваным гостям - но тут же застыли на месте, повинуясь властному жесту Демона. Он слегка улыбнулся, перехватил поудобнее гитару и, словно не замечая вторжения, негромко начал: "Я рожден был ночью, в час молитвы волчьей, в темном логове зверей...". Чужаки замерли. Один полез было куда-то в задний карман - но руки не слушались. "А может, пошли отсюда?" - хотел спросить второй, но даже сам не услышал собственного голоса. Демон продолжал играть, медленно поднимаясь навстречу тем, кто посмел оскорбить его и его свиту. К третьему куплету он уже стоял перед ними во весь рост - самый высокий из незваных гостей едва доходил ему до плеча. Их былая самоуверенность бесследно исчезла - остался только растущий с каждой секундой страх и непонятный холод, пронизывающий до костей, хотя день был жарким.
   "Для миллионов ты невиновен, мой же отец - Сатана!" - выкрикнул Демон. Один из чужаков встретился с ним взглядом и без единого звука завалился набок - остальные едва успели его подхватить. Это стало сигналом к бегству - слова "Имя мне Антихрист - плачьте о душе!" разнеслись уже над пустым сквером. И Демон с усмешкой отложил гитару в сторону.
   - Ты хорошо играешь, Черный Всадник, - произнес мягкий женский голос.
   Даже свита, прекрасно знавшая своего вожака, невольно вздрогнула, а юноша с гитарой закрыл глаза руками - такая гримаса ярости исказила лицо Демона. Как он мог настолько отвлечься, чтобы не заметить в двух шагах от себя посланника Другой Стороны?! "Ни с места! Я пойду один", - безмолвно приказал Демон. За спиной он услышал потрясенный возглас юноши с гитарой (похоже, несколько не рассчитал... Ведь свита уже привыкла к его силе...) и спокойный голос Тоши: "Я тебе потом все объясню". А в следующий момент Демону стало не до свиты.
   На тротуар у входа в скверик заехала элегантная "Нексия" неясного цвета - то ли серебристо-стального, то ли перламутрово-зеленого - и остановилась рядом с мотоциклами. Молодая женщина за рулем спокойно улыбалась, глядя в окно. Мягкие каштановые кудри, безупречно правильные черты лица - многие сочли бы ее весьма красивой. Крошечный йоркширтерьер стоял столбиком у нее на коленях и, держась передними лапками за руку на руле, выглядывал в окно со своим обычным видом восторженного ребенка, а хозяйка ласково поглаживала его. Словом, идиллическая картина, какие порой встречаются на улицах Москвы - но Демон видел не только то, что доступно взгляду людей. Ангелы не нуждаются в крыльях, чтобы быть узнанными
   Йоркширтерьер беспокойно пошевелился и несмело сказал: "Ав". На него не обратили ни малейшего внимания - не до того.
   Должно быть, со стороны это выглядело странно - высокий черноволосый байкер застыл, опираясь на свой "Харлей" и пристально глядя на женщину за рулем "Нексии", также не сводившую с него глаз. Им не были нужны слова.
   "Кто ты?".
   "Здесь меня зовут Дорожный Ангел".
   "Откуда ты знаешь мое имя?".
   Ангел чуть улыбнулась.
   "Ты не найдешь в Москве водителя, который не слышал бы о Черном Всаднике. Или ты предпочитаешь называться Вечным Байкером?"
   "Здесь мое имя - Демон. Впрочем, можешь звать меня как угодно - это не имеет значения".
   "Зови меня Ангел. Нечасто я встречаю демона, который так легко называет хотя бы одно из своих имен".
   "А я практически впервые вижу ангела, который не пытается при встрече немедленно загнать меня в Девятый Круг".
   Ангел засмеялась, но Демон резко спросил:
   "Что тебе здесь нужно?".
   "Взглянуть, действительно ли ты тот, о ком я думаю".
   В темных глазах Демона полыхнуло пламя. На мгновение забывшись, он проговорил вслух:
   - Ну что ж, ты видишь меня. И, наверное, видишь, что на моем пути лучше не вставать.
   Он поднял руку то ли в предостерегающем, то ли в угрожающем жесте. "Тебе нужна помощь? Я готов!" - прозвучал в его сознании голос Тоши. Когда он успел научиться безмолвной речи? Демон уже давно мысленно отдавал приказы свите, но до сих пор никто даже не пробовал отвечать. А Тоша настаивал: "Демон, ответь! Она твой враг? Демон, одно твое слово - мы все будем драться за тебя!". "Я позову, если будет нужно". "Хорошо".
   Ангел снова улыбнулась. Демон сжал губы, собирая силы для удара. Одно движение руки - и она больше никогда не сможет помешать ему... Но Ангел неожиданно вышла из машины и подошла к Демону, держа на руках своего йорка. "Ав", - проговорил тот как-то совсем неуверенно, но хозяйка погладила песика, и он затих.
   Теперь они стояли лицом к лицу. Только сейчас Демон понял, что Ангел очень маленького роста - она была ему едва по грудь. И ее улыбка теперь была скорее грустной.
   - Зачем ты здесь? - повторил свой вопрос Демон. - Неужели ты всерьез решила сражаться со мной? Ведь тебе не выстоять против меня.
   - Я знаю. Ты сильнее меня, Черный Всадник, и очень мало кто из нас может равняться с тобой. Кроме того, я одна, а за твоей спиной стоит свита, которая - я вижу - пойдет за тобой через все Круги преисподней и все Небеса. Мне нет смысла сражаться с тобой - ведь я не умею убивать.
   Ангел особенно подчеркнула последнее слово. Демон мрачно взглянул на нее - без сомнения, она знала об аварии на Кольцевой. Но его ярость уже утихла, и он спросил с усмешкой:
   - И что же - ты не боишься меня?
   - Боюсь, - честно призналась Ангел. - Я наслышана о тебе и твоей силе. Я многое отдала бы за то, чтобы никогда не встретиться с тобой. Но вышло так, что однажды весной я оказалась в этом мире. И узнала, что в Москве появился ты. Скажу откровенно - в какой-то момент мне захотелось, чтобы я могла бросить все и вернуться. Ведь мне нечего тебе противопоставить - разве что подарить несколько минут радости тем, кто встречает меня.
   - И все же ты осталась здесь.
   - У меня нет выбора.
   - С трудом верится.
   Ангел вдруг подошла совсем близко и коснулась его руки. Какие у нее тонкие пальцы... Ангел вновь перешла на безмолвную речь:
   "Посмотри на меня, Черный Всадник - так ли я похожа на своих собратьев?"
   Демон сжал ее руку - губы Ангела чуть искривились от боли, но освободиться она не попыталась - и долго смотрел ей в глаза. Да, она отличалась от остальных - возможно, именно это не дало ему сразу же смести ее с дороги, как только она появилась.
   "Серый Ангел... Навсегда покинувший небеса, чтобы жить в мире людей... Я не знал, что вы еще есть".
   "Таких, как я, очень мало - мы слишком дорожим нашим миром. У вас в этом смысле больше свободы. Но знаешь - я не жалею. Наверное, я сама стала очень похожа на людей - я хочу жить среди них. И еще...".
   В глазах Ангела блеснул озорной огонек, и она продолжила вслух:
   - Когда я узнала, что ты пришел в мир, мне стало страшно - но почему-то захотелось хоть раз увидеть тебя. И чем больше я слышала про черный "Харлей" и Вечного Байкера - тем больше понимала, что у нас немало общего. Я ведь и сама полюбила дороги и скорость, пусть мне и далеко до тебя. И я начала искать встречи с тобой. Я прекрасно знала, что ты можешь уничтожить меня, даже не пожелав выслушать. И все же искала. Вот почему я здесь. И я рада, что ты все же решил поговорить со мной.
   "Мессир, куда мы все катимся?!"
   - Вот и все, что я хотела тебе сказать. Дорог и ветра хватит на нас двоих. Если ты все же считаешь меня врагом - что ж, убей меня. Я не смогу противостоять тебе.
   - Что же... Предположим, я поверил тебе. Нас действительно кое-что объединяет. И пока что я не трону тебя. Но предупреждаю - если ты хоть раз попытаешься...
   На мгновение в глазах Демона снова вспыхнуло пламя, и Ангел невольно вздрогнула.
   - Не бойся, - усмехнулся Демон. - Пока что между нами перемирие, ведь так?
   - Да, - едва слышно проговорила Ангел.
   - Ну вот. Да уж, не ожидал, что в один прекрасный день ангелы начнут предлагать мне дружбу!
   - Если ты думаешь, что я всю жизнь мечтала поболтать с высшим демоном...
   На сей раз засмеялись оба. Тут в разговор вмешался Тоша:
   - Демон, объясни наконец - что происходит? Я уже думал, будет бой...
   - Я тоже так думал. Но ошибался. Так что познакомься - Серый Ангел. Или просто Ангел. Из мирных. А это Тоша, мой друг.
   Ангел улыбнулась, заметив, как просиял Тоша, когда Демон назвал его другом.
   - Приятно познакомиться.
   Тоша молча кивнул. Демон снова повернулся к нему:
   - Слушай, как там наш музыкант? Оклемался? Я, кажется, немного не рассчитал силу - привык с вами дело иметь...
   - С ним все в порядке. Вон, слышишь - уже опять с гитарой. Ты не беспокойся, я ему уже кое-что объяснил...
   - Представляю себе это "кое-что". Надеюсь, он мне после этого жертвы приносить не будет?
   - Разве что пивом.
   - Ну, тогда я не против. Кстати, уже темнеет, и лично я не отказался бы немного развеяться.
   - Мы с тобой.
   Ангел чуть тронула Демона за руку:
   - Можно тебя попросить об одной вещи?
   - Я тебя слушаю.
   Ангел смущенно опустила глаза:
   - Я ни разу в жизни не ездила на мотоцикле. Можно мне... тоже с вами?
   - Дожили... А не боишься?
   - Нет, - решительно сказала Ангел.
   - Ну что же, сама сказала. Сейчас поговорю с нашими, чтобы кто-нибудь тебя взял... или рискнешь поехать со мной?
   - Если ты не против...
   - Куда этот мир катится?! Ладно, садись.
   Ангел радостно рассмеялась, вытащила из машины рюкзачок, посадила туда своего йорка и устроилась позади Демона. "Мессир, вы только на это посмотрите! Сказал бы мне кто-нибудь, что на моем "Харлее" окажутся такие пассажиры...". Но Демон тут же забыл обо всем. Он снова в седле, и впереди - ночь и круговерть городских огней. "По дороге в ад черный всадник мчится - бледное лицо и странный блеск застывших глаз..." - разнеслось над всем районом. "За мной!" - крикнул Демон, и колонна сорвалась с места вслед за черным "Харлеем".
   В ту ночь город снова лишился сна - даже плотно закрытые окна не спасали от бешеного рева мотоциклов, колонной мчавшихся по улицам. Куда, спрашивается, деваться нормальному человеку от этих байкеров? Проклиная все и вся, мирные горожане выглядывали в окно - но успевали заметить лишь черный вихрь, проносящийся мимо и исчезающий вдали. Немногочисленные водители, присмотревшись к колонне, невольно вздрагивали - впереди летел черный "Харлей", чернее самой ночи, и лицо седока скрывал глухой шлем. И каждый, кто узнавал его, поспешно отворачивался - слишком хорошо было известно, что ждет того, кто встретится с ним взглядом... Остальные машины, как и "Харлей", были чернее ночи, и так же веяло непонятным холодом от их седоков. Но странное дело - в эту ночь Вечный Байкер ехал не один...
   Ангел и не подозревала, что существует такая бешеная скорость. Она впервые услышала под колесами безумную песню асфальта - и вдруг поняла, что готова вечно лететь по улицам на этом "Харлее", пусть даже его ведет один из высших демонов, врагов всего ее племени. "Ну, что скажешь?" - проник в ее мысли голос Демона. Ангел хотела сказать очень многое - но все слова вдруг куда-то делись, и она ответила только: "Спасибо тебе, Черный Всадник".
   И, рассекая надвое городскую ночь, Демон рассмеялся - как смеялся, стоя в отблесках пламени на Кольцевой.
  
  
   Тоша
  
   День выдался исключительно теплый и солнечный, и каждый клочок зеленой травы, еще уцелевшей в городе, немедленно оказывался занят, но на эту лужайку в парке за целое утро не появилось ни одного претендента, и было отчего. Прямо на дорожке, заняв ее почти полностью, стоял тяжелый черный "Харлей", а его владелец как ни в чем не бывало отдыхал посередине газона, растянувшись во весь свой немалый рост. Какая-то компания, устав искать себе место, решила немного потеснить байкера, а в идеале еще и убедить его убрать с дороги мотоцикл, который все гуляющие были вынуждены обходить. Байкер приоткрыл глаза и молча взглянул на пришедших. Ни одного слова, ни одного движения - но у них почему-то пропало всякое желание отвоевывать территорию, и вся компания предпочла поскорее исчезнуть. И еще долго многие поеживались, вспоминая неподвижную фигуру в черном и ледяной взгляд темно-карих глаз. Больше никто не осмеливался мешать Вечному Байкеру - ибо это был именно он.
   Демон лежал на траве, закинув руки за голову и закрыв глаза. Со стороны могло показаться, что он спит - но он ясно воспринимал все происходящее вокруг. Он был один - только на рассвете он вместе со свитой вернулся в город. Сейчас ребята, видимо, тоже отдыхали, Демон же был занят собственными размышлениями. Благо вряд ли кто-нибудь рискнул бы отвлечь его, хотя он и расположился здесь вопреки всем порядкам и правилам. Демон слегка усмехнулся - пусть только попробуют сунуться! Давно прошло то время, когда он мечтал о всеобщем смятении при одном своем появлении и приходил в ярость, когда его попросту не замечали. Сейчас он знал свою силу и умел ей пользоваться, когда это было нужно. Тогда в городе появился лишь один из соратников Мессира - сейчас рядом со своим "Харлеем" отдыхал Вечный Байкер, чье имя московские водители произносили лишь полушепотом. И его свита готова явиться по первому зову, если будет нужно, разорвать любого, кто оскорбит вожака... Впрочем, Демон платил им тем же. С момента знакомства с ним ни один из его свиты не попал в аварию, несмотря на безумные скорости и полное бесстрашие. И они знали - пока Демон с ними, ничего подобного случиться не может.
   Какая-то молодая пара все-таки рискнула устроиться на краю полянки, занятой Демоном - даже с закрытыми глазами он почувствовал их присутствие. Они не без труда обошли "Харлей" и сели неподалеку на траве. Ну и пусть сидят - Демон, в общем-то, не претендовал на единоличное владение этим газоном, лишь бы его оттуда не пытались согнать. Ребята не стали этого делать и были правы. Хотя присутствие байкера им явно слегка мешало - они то и дело поглядывали в его сторону. Демон лежал не двигаясь уже довольно долго, и его соседей это даже начало нервировать. "Слушай, а он там не помер?" - вполголоса поинтересовался юноша. "Да ладно, спит человек, дался он тебе..." - ответила девушка. "Во-первых, кто тут человек, а во-вторых, я еще вас переживу", - усмехнулся про себя Демон. Ему нравилось это спокойное утро, хотя он и не нуждался в отдыхе.
   Внезапно Демон насторожился. Что-то произошло - что-то, касающееся его лично... Для глаз окружающих ничего не изменилось - высокий черноволосый байкер все так же лежал без движения, словно в глубоком сне. Но Демон внутренне сжался, словно хищник перед броском, и напряженно всматривался в одному ему видимые образы, ища источник этой непонятной тревоги. И вдруг в его сознании четко прозвучал голос: "Демон... помоги...".
   Это мог быть только Тоша - единственный из свиты Демона, кто научился использовать безмолвную речь. Но что с ним? Он прямо просит вожака о помощи - значит, произошло что-то из ряда вон выходящее. "Что случилось?" - мысленно спросил Демон, но ответа уже не получил. Это встревожило его еще больше - никогда еще не случалось, чтобы Тоша не ответил вожаку. "Дай мне знак. Покажи себя", - Демон уже понимал, что Тоша не слышит его, но так было легче сосредоточиться на нем. И перед внутренним взором Демона появилась невысокая мальчишеская фигурка, неподвижно лежащая на асфальте... неловко завалившаяся набок черная "Хонда"... кровь на дороге... "ЧТО?!?!?!".
   Демон рывком вскочил на ноги. Его соседи даже вздрогнули от неожиданности - впрочем, ему не было до них никакого дела. Попал в аварию? Тоша? Но этого не может быть! Никто из людей не в силах противостоять высшему демону, ближайшему сподвижнику Мессира! Никто из людей... Демона захлестнула ярость: эта авария устроена не человеком! В памяти неожиданно всплыло лицо Серого Ангела. "Почему я не убил ее?!". Но Демон, как бы ни был взбешен, все же сохранил способность рассуждать. Серый Ангел никогда не осмелилась бы на подобное. Она во много раз слабее Демона, она слишком боится его силы - и она не умеет убивать. Ну что же, кто бы это ни был - нападения на своего друга Демон не простит. Только бы он был еще жив!
   Одним прыжком Демон оказался в седле, каким-то образом успев одновременно застегнуть куртку. Шлем надевать не стал - не до того, пусть ветер бьет в лицо и треплет волосы! Черный "Харлей" с ревом сорвался с места, обдав всех песком и гравием. Больше всего досталось случайным соседям Демона. Юноша вскочил, ругая байкера последними словами - но того уже не было в парке. Даже охрана на входе не успела понять, что за черный вихрь вылетел из ворот. А водитель припаркованной неподалеку машины, на мгновение увидевший искаженное яростью лицо Демона, пришел в себя лишь через полчаса. И до самого вечера не рискнул сесть за руль - слишком ясно стояла перед глазами фигура в черном и взгляд, словно окативший его ледяным пламенем...
   В ту же самую минуту одиннадцать байкеров, находившихся в самых разных районах Москвы, услышали безмолвный приказ Демона: "Все ко мне!". И одиннадцать мотоциклов, каждый чернее городской ночи, одновременно стартовали в ответ на призыв вожака.
   Демон гнал мотоцикл, сжимая руль так, что его неизменные кожаные перчатки грозили лопнуть на костяшках кулаков. Ветер бил в лицо, на сей раз не скрытое шлемом - никто из московских байкеров не выдержал бы такой гонки, не в силах не то что рассмотреть дорогу, а даже свободно вздохнуть. Демон же чувствовал, как ветер проходит сквозь него, отдавая ему свою силу и ярость - впрочем, ярости у Демона хватало и своей. Кто посмел? Кто осмелился напасть на одного из его свиты? Догадка пришла мгновенно, и Демон понял - это правда. "Они приняли его за меня". Черный Всадник был готов встретить любой удар - но у Тоши не могло хватить на это сил. Неужели посланники Другой Стороны настолько слепы, что не в состоянии отличить человека от высшего демона? Впрочем, кто сказал, что Тоша - обычный человек?..
   Водитель синего "Субару" попытался ввинтиться в довольно плотный поток машин и оказался как раз рядом с черным "Харлеем", чьи безумные маневры он уже некоторое время наблюдал на расстоянии. Впрочем, не заметить его было трудно - байкер был без шлема, и его длинные волосы, чернее воронова крыла, свободно развевались на ветру. "Самоубийца, на такой скорости и без шлема...". А еще водитель успел удивиться мраморно-бледному и словно застывшему лицу байкера... Больше он не помнил ничего, а синий "Субару" неожиданно вильнул к обочине и остановился, уткнувшись колесом в бордюр. Весь ряд за ним взорвался негодующими сигналами, но водитель их уже не слышал. Демон даже не повернул головы. Главное - успеть, осталось совсем немного. Демон сам не заметил, что шепчет вслух: "Только доживи. Только продержись еще. Остальное я сделаю сам".
   Ленинградский проспект. Мост. Развязка. Кольцевая. Демон пролетел огромный город, словно поселок в две улицы, против всех возможных правил - но кто попытался бы его остановить? Мало кто смог хотя бы разглядеть несущийся словно по воздуху черный "Харлей". Демон окинул город мысленным взглядом - ребята были уже близко. И пути всех двенадцати мотоциклов должны были сойтись в одной точке - на пустом участке Осташковского шоссе.
  
   - Проклятье... - Демон уже знал, что он увидит здесь, но одно дело - мысленное зрение, когда мир почти нереален, и совсем другое - когда все происходит наяву. Он остановил свой "Харлей", и в следующую секунду за спиной послышался рокот мотоциклов - свита догнала своего вожака. Но Демона интересовал только Тоша, лежащий без движения рядом со своим мотоциклом. Демон опустился на колени, осторожно расстегнул шлем. Юноша был еще жив, хотя - Демон это понял - его силы были на исходе. "Я здесь. Я с тобой". Тоша чуть приоткрыл глаза и беззвучно прошептал: "Демон...". На большее его уже не хватило.
   Из проехавшей машины донеслось знакомое: "Никто не крикнул "Тормози!" - такой приказ неизвестен судьбе!". Демон стукнул кулаком по асфальту. Неужели все-таки опоздал? Демон быстро провел рукой над неподвижным телом, прислушиваясь к тому, что мог почувствовать только он. Нет. Жив. Все еще жив. Демон стащил перчатки, которые теперь ему только мешали, и отшвырнул их в сторону (краем глаза он увидел, что кто-то из ребят их подобрал). Узкая ладонь с длинными пальцами легла на грудь Тоши, и Демон замер. Прошло несколько секунд - или часов - ничего не изменилось. Теперь Демон почти физически ощущал, как часть его силы передается Тоше - но ответа по-прежнему не было. Лишь присутствие Демона еще связывало юношу с жизнью.
   - Демон... - решился заговорить Дэн, старший брат Тоши. - Он еще жив?
   - Пока да. Это не обычная авария, Дэн - но ты, наверное, сам понимаешь.
   Дэн кивнул.
   - Ты знаешь, кто это сделал?
   - Некто, по силе практически равный мне. Я уже немало отдал твоему брату, но он все еще на грани. Поверь, я не дам ему уйти.
   - Но как... так вышло?
   - Удар, который принял на себя Тоша, предназначался мне. Возможности у нас с ним, сам понимаешь, несколько неравные, и теперь даже мне будет сложно его вытащить. А кроме того, мой противник очень скоро поймет, что обознался. Найти меня ему не составит труда. И вот тогда силы мне очень понадобятся.
   - Мы можем помочь?
   Демон обернулся - этот голос он не узнал. Только сейчас он понял, что вокруг него и Тоши стоит не одиннадцать, а двенадцать человек. Говорил как раз двенадцатый - тот самый юноша, которого Демон учил играть "Следуй за мной". Он приехал по своей воле, видимо, вместе с кем-то из ребят - своего мотоцикла у него не было. Демон так и не удосужился узнать его настоящее имя и звал его просто Музыкантом.
   - Можете. Просто делайте то, что скажу я. Вам ничего не угрожает - разговор у них только ко мне. Только не пытайтесь вмешаться сами, что бы тут ни происходило. Во-первых, отвлечете меня, во-вторых, в таком случае я за вашу жизнь уже не поручусь.
   Демон перешел на безмолвную речь:
   "Все меня поняли? Когда мне понадобится помощь - я обращусь к вам именно так. До этого момента, что бы вы здесь ни увидели, стойте на месте и ждите. Понятно?"
   Все двенадцать молча кивнули.
   "Музыкант, к тебе я обращаюсь отдельно. Я не звал тебя - ты пришел сам. И ты волен уйти. Я помню, как на тебя подействовал мой приказ. Тебе может не хватить сил. У тебя еще есть время".
   - Я остаюсь, - Музыкант произнес эти слова почти беззвучно, но Демон услышал его.
   "Твой выбор".
   Демон снова склонился над Тошей, но почти сразу же резко вскинул голову. "Пришли", - проговорил он сквозь зубы. А свита с удивлением увидела, как горячий воздух над асфальтом собирается в четыре силуэта. Через мгновение они уже практически не отличались от людей - разве что контуры фигур оставались немного зыбкими. Демон усмехнулся - Посланники, наиболее воинственные представители Другой Стороны, никогда особенно не заботились о своем облике, благо приходили в мир людей лишь на короткое время. Но могли они хотя бы не быть настолько неотличимыми друг от друга?
   Посланники остановились в замешательстве. Они пользовались только безмолвной речью, но Демон понимал их. "Этого не может быть...". "Высший...". "Мы считали его одним из многих...". Длинные волосы Демона наполовину скрывали его лицо, и Посланники не могли увидеть его усмешки. Значит, они действовали вслепую, не зная, с кем именно предстоит встретиться... Тогда понятно, как они могли перепутать его и Тошу. Впрочем, от этого не легче - сейчас они прекрасно видели свою ошибку. И высшему демону от них пощады не будет. На сей раз усмешка Демона больше походила на оскал: "Посмотрим...". Но он не двинулся с места и, как будто Посланников здесь не было, снова склонился над Тошей.
   "Бесполезно, Высший. Даже тебе это не по силам".
   "Я не могу вернуть жизнь. Удержать ту, что есть - в моих силах".
   "Как видишь, нет".
   "Вы его не получите".
   "Он должен уйти".
   "Лишь потому, что последовал за мной?".
   Ответа не было. Впрочем, его было несложно предугадать. Для того Посланники и существовали. Была бы их воля - они бы и самого Мессира в Девятый Круг загнали.
   - Так вот, - теперь Демон говорил вслух, - вы его не получите. Потому что я пришел сюда раньше вас. И я не позволю уйти тому, кто был готов отдать за меня жизнь.
   "Ты один. У тебя не хватит сил".
   Демон ответил не сразу. Привычная кожаная куртка стала помехой - он сбросил ее, с треском рванув застежку. Потом выпрямился и взглянул на Посланников в упор.
   - Один? Да будь вас вдесятеро, в сотню раз больше, да явись сюда хоть сам ваш Создатель - я лишь повторю то, что уже сказал: я не дам ему уйти! А если вам кажется, что мне не хватит для этого сил...
   Неуловимым для глаза движением Демон выхватил нож, который всегда носил на поясе. А свита услышала краткий приказ: "В круг!". Двенадцать фигур в черном обступили Демона и Посланников.
   - Так вот, - продолжал Демон, обводя Посланников взглядом, - если вам кажется, что у меня не хватит сил - а может быть, что я не настолько ценю чью-то жизнь, чтобы их растрачивать... Что вы скажете теперь?
   Прежде, чем свита и Посланники успели что-либо понять, Демон резко полоснул себя по руке - почти от локтя до запястья. Музыкант невольно стиснул зубы, словно сам почувствовал боль. Демон же был по-прежнему спокоен. Он коснулся рассеченной рукой лица Тоши, чуть прикрыл глаза. Кровь из глубокого пореза потекла сильнее, смешиваясь с собственной кровью юноши... И Демон даже не услышал, а почувствовал, как Тоша вздохнул чуть глубже. Он все еще был без сознания, но Демон понимал - опасности больше нет. Силы, которую он передал Тоше вместе со своей кровью, хватит, чтобы удержаться в этом мире. "Ты будешь жить".
   "Мы считали тебя рассудительнее, Высший. Ведь ты ослабляешь себя".
   "Не ожидал такой заботы о противнике".
   "Тебе не выстоять против нас".
   Демон встал во весь рост. Неизвестно откуда налетевший ветер откинул черные пряди, и все ясно увидели, как спокойствие на лице Демона сменяется едва сдерживаемой яростью. Темные глаза полыхнули алым отсветом.
   - Один раз вы уже проиграли. Не стану спорить - это мне дорого обошлось. - Демон поднял левую руку - кисть и предплечье были почти сплошь залиты кровью. - Ну что ж, меня давно ждет Девятый Круг - дождется ли на этот раз?
   И тогда Посланники атаковали.
  
   Случайно заехавший на Осташковское шоссе человек не увидел бы ничего, кроме группы байкеров на обочине. Скорее всего, он пожал бы плечами, удивился про себя, что здесь за собрание вдали от основных клубов, и поехал бы дальше. Но свита Демона видела все.
   Словно повинуясь команде извне, Посланники одновременно вскинули руки. Четыре потока белого пламени, странным образом видимого даже при солнечном свете, охватили фигуру Демона. Он пошатнулся, словно от сильного удара, но устоял на ногах. Кто-то рванулся было вперед, но Дэн вернул его обратно в круг, прошептав: "Ты что, забыл, что он говорил? Стой на месте!". Сам он продолжал напряженно вглядываться в центр круга, ища глазами брата - пламя скрыло от него Тошу, по-прежнему лежавшего на асфальте. Дэн верил Демону, но тревога за брата не давала ему просто ждать.
   Медленно, словно преодолевая невидимое препятствие, Демон поднял руки в защитном жесте. Пламя на мгновение отступило, но тут же сомкнулось вновь, не касаясь только лица и рук Демона. Он стоял не двигаясь, прикрыв глаза и стиснув зубы, словно от боли. Пламя не обжигало, но ослепляло своей белизной, и некуда было отвести взгляд. Хорошо еще, что он не рухнул от первого же удара - на мгновение ему показалось, что так и будет. Посланники оказались сильнее, чем ожидал Демон, к тому же они, в отличие от него, почти не растратили свои силы. С одним из них он справился бы без особого труда, двое были бы достойными противниками - но их было четверо против него одного. Лицо Демона исказилось гримасой ярости - или боли? Хорошо, что ребята этого не видят... Для их глаз он лишь черная тень, охваченная пламенем. Сколько еще он сможет так продержаться? Выбора нет - сейчас преимущество на стороне Посланников. Демон попытался разомкнуть руки - пламя взметнулось вверх, и Демону пришлось шагнуть в сторону, чтобы не упасть. Еще один такой удар - и подняться он уже не сможет. "Проклятье...". Демон вдруг почувствовал, что его лицо и волосы испачканы его собственной кровью - порез на руке то ли открылся снова, то ли и не думал закрываться. До сих пор Демон не чувствовал боли, но сейчас рассеченная рука напомнила о себе. "Ты ослабляешь себя", - сказал этот Посланник. "Мессир, неужели они смогут справиться со мной?". Белое пламя, захлестнувшее Демона, словно выжигало его силы. Он почти ничего не видел - лишь смутно ощущал присутствие свиты. И все труднее было удерживать защитный жест...
   "Чего ты ждешь, Высший?"
   Демон не ответил.
   "У тебя почти не осталось сил. Ты лишь оттягиваешь свое поражение".
   "Не уверен".
   "Тебе не выжить".
   Свита увидела, как Демон снова пошатнулся. Похоже было, что он едва держится на ногах. Казалось, пламя пронизывает его насквозь - черный силуэт выглядел еще более зыбким, чем фигуры Посланников. "Неужели они сильнее?" - прошептал Музыкант, сам не зная, к кому обращается. "Молчи!" - шикнул Дэн. Он не допускал даже мысли, что Демон может проиграть этот бой - ведь там Тоша... И его жизнь сейчас зависит только от вожака.
   И в этот момент Демон обратился к своей свите. Безмолвно - но двенадцать байкеров четко услышали его голос, хриплый от напряжения и все же спокойный.
   "Сейчас я прошу вас о помощи. Не приказываю - прошу. Мои противники превосходят меня по силе. Если бы дело было во мне одном - я справился бы сам. Но со мной Тоша. Мне не вытащить отсюда и его, и себя".
   - Скажи, что делать, - это Стас. Еще до прихода к Демону славился полным бесстрашием - аварий он избегал разве что чудом.
   "По моему знаку протяните руки - открытыми ладонями, словно что-то отдаете. Впрочем, вы действительно отдаете мне свою силу. Ничего не бойтесь - я не возьму больше, чем будет нужно. Если кто-то из вас все-таки не выдержит - не дайте ему упасть. И думайте обо мне. Так мне будет проще. Обо мне и о Тоше. Ради него я ввязался во все это, и ради него я прошу вас о помощи".
   - Мы готовы, - отозвалось несколько голосов почти одновременно.
   "Хорошо. Следите за мной - мой жест будет знаком. Что бы вы ни увидели - держите круг! Поняли меня?"
   - Да, - ответили все двенадцать.
   На мгновение Демон застыл в ожидании - и вдруг резким движением раскинул руки в стороны, ладонями вверх. Свита ответила мгновенно. Демон почувствовал недоумение Посланников - он сам разорвал защиту, еще позволявшую ему держаться. Но белое пламя уже не могло его коснуться. И если несколько секунд назад могло показаться, что Черный Всадник вот-вот рухнет на асфальт рядом с Тошей - сейчас он твердо стоял на ногах. Теперь свита ясно видела вожака - без куртки, лишь в черной футболке, волосы растрепались на ветру. Пламя вокруг фигуры Демона начало менять цвет - с белого на алый, затем почти на багровый, цвет крови, окрасившей его руки. Силы возвращались к нему - словно он опять на дороге, и в лицо бьет бешеный ветер... Это еще не победа, но Посланникам уже не справиться с ним... И внезапно, запрокинув голову назад, Демон рассмеялся. Неужели он - высший демон - мог хоть на секунду представить свое поражение? Да, у него был момент слабости, когда казалось, что Посланники слишком сильны - но сейчас он смеялся над этой мыслью. Безумным, безудержным смехом - как смеялся той ночью на Кольцевой, когда алое пламя уничтожило того, кто рискнул бросить вызов черному "Харлею"...
   Но в следующий момент Демону стало не до смеха. Что-то снова изменилось - и не в его пользу. Хотя силы вернулись почти полностью, и ребята были готовы отдать еще больше, он по-прежнему не мог разорвать кольцо белого пламени, сомкнувшееся вокруг него. Неужели кто-то помогает Посланникам? Физическое зрение еще не восстановилось, но Демон почувствовал чье-то присутствие неподалеку. В тот же момент у него потемнело в глазах от ярости - он узнал Серого Ангела.
   Она стояла, сложив руки на груди, неподалеку сидел ее любимый йоркширтерьер. Некоторое время Ангел молча наблюдала за происходящим, потом подошла чуть ближе. Демон заметил, что она движется очень медленно, словно не по своей воле. Словно не по своей воле... Проклятое белое пламя мешало не только физическому, но и мысленному зрению, но Демон смог увидеть, что такое же свечение исходит и от ее фигуры. "Будьте вы все прокляты!".
   "Черный Всадник... Я нашла тебя".
   "Уходи отсюда".
   "Я почувствовала тебя. Я не могу".
   "Вы как сговорились проявлять обо мне заботу, - Демон усмехнулся. - Только в Девятом Круге я ее видел! С вами вместе!".
   Ангел отшатнулась, словно от удара. В ее глазах стояли слезы.
   "Демон... - раньше она его так не называла. - Между нами перемирие - ты забыл?".
   "Забывать я не умею. Да, между нами перемирие - только поэтому я все еще с тобой разговариваю".
   "Ты по-прежнему мне не веришь... Я хочу помочь тебе, понимаешь? Тебе и твоему другу. Сражаться я не умею, но могу возвращать силы".
   Ангел протянула вперед открытые ладони, и Демон почувствовал - она действительно пытается отдать свою силу ему. Но результатом стал лишь новый всплеск белого пламени. Демон поднял руку в запрещающем жесте:
   "Ты не сможешь мне помочь. Просто потому, что ты - с Другой Стороны. Твою силу могут взять Посланники - но не я. Если ты действительно хочешь что-то сделать для меня - уходи. Я даже могу сделать так, чтобы Посланники не попытались тебя задержать".
   "Я не могу уйти".
   "Значит, отправишься в Девятый Круг".
   Ангел смотрела на него, не понимая. Йоркшир жалобно тявкнул.
   "Ты хочешь убить меня?"
   "Если ты останешься здесь - именно это я и сделаю. Выбор простой - либо тебя убью я, либо Посланники, и тогда твоя сила станет еще одним ударом по мне. Возможно, решающим - этот бой мне и так дорого стоил. Что я выберу - наверное, объяснять не надо".
   "Демон... - Ангел почти плакала. - Неужели ты сможешь...".
   "Это ты не умеешь убивать. Я - умею".
   "Но ведь мы... Но ты..." - голос девушки прервался.
   "Да, я взял тебя на байк. И что дальше? Я сказал, что не считаю тебя врагом - если ты не будешь становиться на моем пути. Сейчас ты мой враг".
   Ангел не ответила. По ее лицу текли слезы. Демон почувствовал: еще одно ее слово - и его не остановят никакие Посланники. Даже помощь свиты не понадобится. Собственной ярости ему хватит с избытком.
   "Последний раз предлагаю - уходи. Если хочешь остаться в живых".
   Молчание.
   "Я предупредил тебя. Уходи".
   И Ангел едва слышно ответила вслух:
   - Нет.
   Демон резко взмахнул рукой - Ангел пошатнулась и упала на колени. Все-таки она сильнее, чем казалась... Она даже хотела что-то сказать, но он уже не слышал ее. Девушка подняла руку, словно пытаясь защититься - бесполезно, силы были слишком неравны. Второй удар Демона заставил ее рухнуть на асфальт. Подняться Ангел уже не смогла.
  
   Демон быстро оглядел свою свиту - ребята держались неплохо, но было видно, что они отдали ему уже очень много. Музыкант, как самый слабый из двенадцати, едва стоял на ногах. Еще троих или четверых явно пошатывало. Если Демон будет продолжать брать у них силу - они уже не смогут выдержать.
   "Слушайте меня. Дальше я буду действовать один - я и так взял у вас слишком много. Мне не следовало так увлекаться. Тем более что теперь я фактически подставляю вас под удар Посланников. Если я помешал им брать силу извне - почему им не отплатить мне тем же? Этого я не хочу. Поэтому сейчас просто уберите руки, но с места не двигайтесь. И не беспокойтесь за меня - я готов ко всему. Настала моя очередь".
   На сей раз даже не понадобилось знака Демона - свита мгновенно подчинилась ему. Вовремя - один из Посланников, похоже, уже готовил атаку по ним. "Нет уж. Не позволю". Алое пламя, отступившее было с появлением Ангела, хлестнуло по фигуре Посланника - теперь уже он должен был защищаться. Демон хотел ударить еще раз, но его отвлекло прикосновение к руке. Он чуть повернул голову - рядом с ним стоял Тоша.
   Дэн едва сдержал изумленный возглас. Пожалуй, только воля Демона заставила его остаться на месте - и не его одного. Ведь до сих пор Тоша не подавал признаков жизни, несмотря на всю ту силу, которую Демон отдал ему. Он не мог даже открыть глаза. И все же сейчас он стоял рядом с вожаком. "Тоша..." - тихо прошептал Дэн, но брат не слышал его. Похоже было, что он еще не вполне пришел в себя - отрешенный взгляд голубых глаз, лицо не выражает никаких эмоций. Тем не менее Дэн каким-то образом чувствовал, что Тоша понимает происходящее, хотя не видел ни атаки Посланников, ни просьбы Демона о помощи, ни Серого Ангела. "Брат..." - еще раз окликнул Дэн, и на этот раз Тоша, кажется, услышал. Во всяком случае, взглянул в его сторону. Бледное лицо, перепачканное кровью и дорожной пылью... спутанные пряди светлых волос... плотно сжатые губы... Таким Дэн увидел Тошу, когда примчался сюда с другого конца Москвы на зов Демона. Таким он был сейчас - и все же что-то изменилось. Глаза братьев встретились - и Дэн замер, потеряв дар речи: взгляд Тоши был точным подобием взгляда Демона.
   К реальности Дэна вернул сам Демон: "Самое главное только начинается. Держите круг. Это уже не для меня - для вас. В вас - часть того же пламени, что и во мне".
   - Я вижу, - проговорил Музыкант.
   - И я, - отозвался Стас.
   "Тем лучше. Помните о том, что я только что сказал".
   Демон положил левую руку на плечо Тоше - кровь испачкала светлые волосы - а правую поднял вверх, то ли предупреждая, то ли занося для удара. "Ну что же... Кажется, вы спрашивали, чего я жду?".
   Взмах руки - словно удар бича. Двое Посланников отпрянули назад - белое кольцо было разорвано. До сих пор Демону не удавалось пробить их защиту, но сейчас перевес был на его стороне. Словно не было слепящего белого пламени, без остатка выжигающего силы, словно не было мыслей о поражении... Он уже не чувствовал ни усталости, ни боли в рассеченной руке - похоже, рана так и не закрылась. Ничего. Бывало хуже. Темные глаза Демона вспыхнули алым, и он снова рассмеялся. Его фигура казалась окруженной пламенем - а может быть, сотканной из него. Даже ко всему привычная свита никогда не видела Демона таким, и сейчас многим стало не по себе - пожалуй, только сейчас они по-настоящему осознали, кем был их вожак. Высший демон - теперь они понимали, что это значит.
   А Демон смеялся, запрокинув голову назад и чувствуя, как сила переполняет его, алым пламенем выплескиваясь наружу. Его пальцы словно разрывали в клочья невидимую завесу - и белое кольцо, уже пробитое в нескольких местах, начало тускнеть. Посланники вложили слишком много сил в первый удар по Демону, и сейчас их едва хватало даже на защиту. Демон ясно чувствовал их замешательство, кажется, кто-то подумывал об отступлении... "И не надейтесь". Словно услышав его, один из Посланников взмахнул рукой - белая молния ударила в центр круга, туда, где стоял Тоша. "Ах так? Со мной связываться уже не рискуете?".
   Демон раскинул руки в стороны - почти как в тот момент, когда обращался за помощью к свите. Но сейчас он не защищался, а атаковал, вложив в удар всю свою ярость, не жалея сил. Кое-кто из ребят зажмурился, не в силах смотреть вожаку в глаза. Алое пламя охватило фигуры Посланников. Кто-то из них еще пытался сопротивляться, но противостоять Демону они уже не могли. Их силуэты таяли, теряли форму - как незадолго до того таяла фигура Серого Ангела. Еще одна ослепительная алая вспышка - и в центре круга остались лишь Демон и Тоша.
   На несколько секунд Демон застыл на месте, а потом тяжело опустился на асфальт, прислонившись к своему "Харлею". Алое пламя погасло, вместе с ним утихла ярость, придававшая Демону сил. В тишине было ясно слышно его тяжелое дыхание. Сейчас он выглядел не лучше Тоши - бледнее обычного, если это вообще было возможно, лицо и руки залиты собственной кровью. Музыкант хотел подойти, но Демон жестом остановил его. Ему нужно было немного прийти в себя.
   Дэн и Стас бросились к Тоше:
   - Живой! Ну наконец-то! Мы уже думали - опоздали...
   - Как видите, нет, - слабо улыбнулся Тоша. - Я ничего не чувствую, даже странно. Вода есть у кого-нибудь?
   Дэн принес пластиковую бутылку. Тоша подставил ладони под струю, потом с некоторой опаской провел руками по лицу, осторожно смывая засохшую кровь. Дэн не верил своим глазам - ведь он сам видел брата... От падения не осталось даже следов.
   Тем временем остальная свита обступила вожака:
   - Демон, тебе помочь?
   - Демон, ты как?
   - Демон, скажи, что нужно...
   - Помогите руку перевязать, - хрипло проговорил Демон.
   Макс - в свое время с ним Демон познакомился первым - стащил с головы бандану:
   - Подойдет? У меня ничего другого нет...
   - Годится. Мне просто надо это замотать чем-нибудь, а то порез не закрывается - глубоко все-таки полоснул. Помоги мне, ладно? Самому не с руки...
   - Послушай, Демон... - в некотором замешательстве проговорил Макс, обматывая своей банданой руку вожака. - А как же Тоша говорил... Что тогда, на Кольцевой...
   - В меня врезался БМВ и я остался невредим, - закончил за него Демон. - Все так и было. Никто из людей не в состоянии причинить мне вред. Силы я восстановлю мгновенно, не говоря уже о том, что никаких следов не останется. Проблема в том, что эта рана нанесена мной самим. Кстати, мой нож кто-нибудь видел? По-моему, я его тогда выронил, а потерять его я бы не хотел...
   - Я нашел, - подал голос Тоша. Действительно, нож Демона был у него в руках. Причем Тоша уже успел обо что-то вытереть клинок - крови на нем не было.
   - Благодарю, - кивнул Демон.
   - Воды принести? Там еще осталось...
   - Давай, очень кстати. Представляю, на что я сейчас похож - как будто сам с байка полетел... Да - может быть, ты расскажешь, что все-таки с тобой произошло и как ты нарвался на Посланников? Ведь охотились они за мной, это очевидно - демонов моего уровня, или близких к нему, в Москве нет. Насколько я знаю Посланников, не в их привычках наносить такие удары по первому встречному, у них явно была более или менее конкретная цель. Допустим, они не знали, как я выгляжу - Посланники в мире людей не живут и не считают нужным различать смертных, и уж точно не в состоянии отличить "Харлей" от "Хонды". Да и встретить Высшего они явно не ожидали. Но я все равно не понимаю, как они смогли перепутать тебя со мной.
   Тоша немного помолчал, потом очень тихо, как будто слова давались ему с трудом, проговорил:
   - Я назвался твоим именем.
   Демон почувствовал, что теряет дар речи. После ночного разговора на Кольцевой он, конечно, знал, что от Тоши можно ожидать всего, но к такому повороту даже он оказался не готов.
   - Это как понимать?
   - Я думал, что так будет лучше... пусть лучше я, чем ты... Наверное, мне не следовало... Прости.
   - Опять за старое?! Ты еще на колени передо мной встань, честное слово! Пока что я тебя ни в чем не обвиняю - я из твоих слов вообще ничего не понял. Я услышал твою просьбу о помощи, сорвался, позвал остальных и нашел тебя без сознания на асфальте. Это все, что мне известно. Так что расскажи все по порядку - если помнишь, конечно.
   - Помню.
   Тоша чуть прикрыл глаза, то ли вспоминая, то ли сосредотачиваясь. В этот момент его сходство с Демоном было поразительным - те же плотно сжатые губы, тот же словно застывший взгляд. И это при том, что менее похожие лица трудно было найти. Но сейчас уже никто не сравнил бы Тошу с белокурым ангелом с открытки. А еще он почему-то казался гораздо старше своих восемнадцати лет...
   - Честно говоря, не знаю, зачем оказался на Осташке. Просто мотался по городу, куда глаза глядят, ну и заехал сюда. И вдруг почувствовал, что здесь кто-то есть... И как будто следит за мной. Я немного притормозил и увидел этих... Посланников. Ну, "увидел" - это сильно сказано, скорее почувствовал. Знаешь, как пламя на солнце - его не видно, только тепло идет. А от них так же шла сила. И я вдруг понял, что знаю, кто они такие и зачем пришли. Ведь ты рассказывал о сражениях с Другой Стороной... О своих противниках... О том, что ты тоже можешь погибнуть... И я понял, что должен что-то сделать. Принять удар на себя.
   - Мессир... - только и смог выговорить Демон. Тоша не слышал его - он словно переживал все заново, в голубых глазах появился так знакомый Демону блеск. Он продолжал:
   - Я знал, что могу погибнуть - но я не боялся. Знаешь, мне было почти все равно - главное, что ты останешься в живых. Я просто на ходу обернулся к ним и сказал: "Я - Черный Всадник". Демон, понимаешь, в тот момент я действительно верил в это! Только так они могли мне поверить. Я правда был Черным Всадником...
   Демон только глубоко вздохнул. Тоша обеспокоенно взглянул на него:
   - Ты сердишься на меня за это? Наверное, я не должен был... Я слишком много на себя взял...
   - Да не в этом дело, - Демон махнул рукой. - Продолжай.
   - Они поверили. Последнее, что я четко помню - стена белого пламени и удар об асфальт. Ну сам понимаешь, на полной скорости с байка слетел. Ты говоришь, я позвал тебя... я этого уже не помню. Удар - и все, темнота. А потом появился ты. Только ты выглядел не так, как сейчас - я никогда тебя таким не видел, разве что тогда... на Кольцевой... Алое пламя... Как иногда в твоих глазах... Я что-то странное сейчас говорю, но я просто не знаю, как об этом рассказать. Понимаешь, я чувствовал, что лежу здесь на асфальте и не могу даже открыть глаза - а при этом я все видел. Почти как в песне - "Я не верил, что я мертв" и все такое. Я видел тебя, всех наших, Посланников, видел, как ты сражался с ними... Серого Ангела тоже видел... Ты убил ее, ведь так?
   - Да.
   - Я видел. Знаешь, а я так и думал. О чем я сейчас говорил? А, вспомнил. Я даже слышал, как ты разговариваешь с остальными, только не мог ответить. А потом вдруг понял, что я все еще жив и даже могу встать. Дальше ты знаешь.
   Демон молчал. Тоша тронул его за плечо:
   - Демон... я действительно думал, что так будет лучше... Но получилось так, что я же и подставил тебя под удар... Зачем только я тебя позвал...
   - Да хватит наконец об этом! - Демон рывком поднялся на ноги. Силы еще не вернулись, и он невольно оперся на свой "Харлей" - не хватало еще свалиться на глазах у свиты! Тоша обеспокоенно взглянул на вожака, но Демон с усмешкой положил ему руку на плечо:
   - Ты сам вообще понимаешь, что ты сейчас сделал?
   - Я... - Демон не дал ему закончить.
   - По-видимому, не совсем. Позволь мне кое-что объяснить. На Другой Стороне Посланники занимают примерно то же место, что занимаю при Мессире я, хотя я и живу сейчас в этом мире. Я такой же воин Мессира, как они - воины Создателя. Между нами, в общем-то, немало сходства - во всяком случае, мы говорим на одном языке и действуем одними методами. И наши силы примерно сопоставимы. С одним из Посланников я вполне мог бы справиться, но четверо на меня одного - это было слишком. Без вашей помощи вместо Серого Ангела в Девятом Круге сейчас был бы я. Впрочем, речь не об этом. Тебя не удивляет, что Посланники при своих возможностях так легко тебе поверили?
   - Я об этом не думал...
   - Оно и видно. Дальше. Их удар должен был убить тебя на месте, да что там - тебе хватило бы и вчетверо меньшего. И я уже ничего не смог бы сделать - я не Мессир, вернуть ушедшую жизнь мне не по силам. Но ты остался жив. Я нашел тебя почти умирающим - но грань ты еще не перешел. Только поэтому мне удалось тебя вытащить, хотя и немалой ценой, - Демон невольно взглянул на свою левую руку, замотанную черной банданой Макса. - И не надо опускать глаза. Ты ни в чем передо мной не виноват.
   - Но я...
   - Подставил меня под удар? Это я уже слышал. Забудь. Речь сейчас не обо мне. Тебе удалось то, что не то что людям - немногим из демонов по силам! Посмотри - ты жив, даже более-менее твердо стоишь на ногах. А ведь ты принял на себя удар, предназначавшийся мне - высшему демону. Знаешь... - Демон чуть понизил голос, - я и сам не ожидал, что ты способен на такое... Что вы все способны на такое, - поправился он. - И я благодарен судьбе за день, когда встретил вас.
   На мгновение свите показалось, что вокруг фигуры Демона вновь полыхнуло алое пламя. Он снова заговорил:
   - Придя в этот мир, я не думал, что могу найти здесь друзей - ведь даже в свите Мессира я оставался сам по себе. И все же нашел - вас. Вы пришли мне на помощь, хотя могли заплатить за это жизнью. И я этого никогда не забуду. Мессир мне свидетель, - Демон вскинул голову, в его голосе зазвучала сталь, - тот, кто посмеет причинить вам вред, будь он демоном или ангелом, будет иметь дело со мной. Ибо вы - мои друзья, и вы выбрали меня вожаком.
   - А каждый, кто попробует причинить вред тебе, будет иметь дело с нами, - отозвался Стас. - По той же самой причине. И ему это не понравится.
   Демон лишь молча кивнул. Потом он вновь повернулся к Тоше:
   - А жизнью своей, как я уже говорил, не разбрасывайся. Я вытащил тебя уже с порога, другой на твоем месте давно был бы мертв. Если тебе опять придет желание героически отдать за меня жизнь - лучше сразу скажи мне. Я, по крайней мере, убиваю быстро.
   Демон по-хищному оскалился. Но Тоша лишь рассмеялся:
   - Пока не тянет это проверять.
   - Уже радует. Дай руку.
   - Демон, не надо... зачем? Тебе и так досталось...
   - Дай руку, я сказал! - Демон сжал его ладонь. Тоша явно еще хотел что-то возразить, но мир перед глазами поплыл и стал терять очертания. Он пошатнулся и упал бы, если бы его не подхватил Демон.
   - Ты все еще намерен со мной спорить? Для восставшего из мертвых ты держишься неплохо, но тебе понадобится время, чтобы окончательно прийти в себя. Пока что я не могу быстро поставить тебя на ноги. И не смотри на меня так - да, и со мной такое бывает.
   - Демон, но я...
   - Уже в порядке? Видел. Только что. И вообще, - голос Демона стал жестче, - кто из нас здесь вожак, в конце концов?
   - Ты, - быстро ответил Тоша.
   - Ну вот. Значит, и решать буду я... Так, это еще что такое?
   Музыкант сидел, скорее даже полулежал, прислонившись к какому-то камню на обочине. Глаза почти закрыты, голова бессильно склонилась набок. Как и предупреждал Демон, ему бой обошелся гораздо дороже, чем остальным. До сих пор Музыкант еще заставлял себя держаться на ногах, но сейчас силы оставили его. Демон быстро подошел к Музыканту:
   - Ты как?
   - Ничего... - едва слышно отозвался Музыкант. - Сейчас пройдет...
   - Что-то не похоже. Собственно, это то, о чем я тебе говорил.
   Демон протянул Музыканту руку, но тот встал сам. С трудом, едва не упал снова, но все же устоял.
   - Не надо, - мягко улыбнулся Музыкант. - Я сам. Ты... вряд ли сможешь мне помочь.
   - Я не настолько вымотался, - нахмурился Демон.
   - Я не об этом. Помнишь... ее?
   Демон стиснул плечо Музыканта. Тот вздрогнул, словно от холода - как всегда при его прикосновении - но вскинул голову и взглянул Демону в глаза. Всего пара секунд - но Демон увидел все. "Я не с тобой, - говорил этот взгляд. - Я не враг, но я не могу остаться".
   - Я не могу... так, - тихо проговорил Музыкант. - Я рад, что сумел помочь тебе, но... ты понимаешь...
   - Ты не выживешь, если останешься, - кивнул Демон. Сейчас он ясно видел это. Он даже мог бы сказать, как это произойдет... но зачем, если этот юноша уже сделал выбор?
   - Ты принял решение. Иди. И... я благодарен тебе.
   Музыкант молча кивнул и отошел. Никто из байкеров не обернулся.
   Демон поискал глазами свою куртку, сброшенную перед боем с Посланниками. Она так и валялась около "Харлея", просто черная кожа почти слилась с тенью от мотоцикла. Хотя было по-прежнему жарко, Демон привычным движением наглухо застегнул куртку. Рукав скрыл перевязанную руку, и теперь казалось, что бой прошел для Демона бесследно. Словно и не он несколько минут назад сидел около своего "Харлея", не в силах подняться. Сейчас на дороге стоял тот Демон, каким свита привыкла его видеть. Единственное, что напоминало о недавнем бое - едва заметный алый отблеск в глубине темных глаз. А может быть, это было просто отражение заката - заходящее солнце светило Демону прямо в лицо, и он не отводил взгляда.
   - Пора уезжать отсюда, - наконец проговорил Демон.
   - Хоть сейчас, - отозвался Стас. - Если ты в порядке, то мы и подавно.
   - Я, как видишь, в полном порядке. Правда, рука пока что не очень хорошо слушается. Ну, байк вести мне это не помешает, остальное неважно. Так, а кто последним видел мои перчатки?
   - Видимо, я, поскольку я их подобрал. Держи.
   Демон молча кивнул в знак благодарности.
   - Значит так. Нам всем сегодня досталось, и лично я мечтаю только о том, чтобы хоть куда-нибудь с этого шоссе убраться. Подозреваю, что не я один. Так что сейчас едем ко мне. Тоша, ты куда делся?
   - Здесь я, - мрачно ответил Тоша, рассматривая свою "Хонду".
   - Все с ней будет в порядке, могу тебе сразу сказать. Основной удар достался тебе. Вопрос с байком я решу, но не сейчас. Поедешь со мной.
   - В смысле?
   - В прямом. Пассажиром. В конце концов, когда бы ты еще на моем "Харлее" покатался?
   - Я? С тобой?
   - Я неясно выразился? И садись быстрей, гроза близко.
   Он показал на небо. Действительно, на шоссе надвигалась свинцовая туча, хотя совсем недавно на горизонте не было ни облачка. Порыв ветра взметнул длинные волосы Демона, и на асфальт упали первые капли дождя, обещавшего вскоре превратиться в настоящий ливень.
   - За мной! - рокот мотора "Харлея" слился с первым раскатом грома. Одиннадцать мотоциклов одновременно сорвались с места вслед за вожаком, и через мгновение гроза накрыла Осташковское шоссе. Ливень смыл с асфальта следы крови, и лишь одиноко стоящая на обочине "Нексия" теперь могла бы напомнить о произошедшем.
   "А здорово с тобой ехать!" - проник в его мысли голос Тоши.
   "Ну вот, а ты спорил. Кстати, ты бы не тратил силы на безмолвную речь, а? Успеем еще наговориться".
   "Демон, мне это почти ничего не стоит! Я уже научился!".
   "Нет, ты определенно неисправим. Держись лучше - ты знаешь, как я обычно езжу".
   Словно черный вихрь разорвал предгрозовые сумерки. Бешеный ветер бил Демону в лицо, заново возвращая силы, и только боль в левой руке - впрочем, вполне терпимая - напоминала, что бой не прошел даром. Понадобится время, чтобы полностью оправиться - но сейчас ему нечего бояться. Другая Сторона потеряла сегодня пятерых и не скоро опять захочет сражаться с Черным Всадником. "А если и захотят - Мессир мне свидетель, я еще не забыл, как это делается". И Демон торжествующе рассмеялся.
   А в рюкзаке за спиной Музыканта, бредущего по обочине под дождем, свернулся клубочком крошечный йоркширтерьер.
  
   За гранью
  
   Старый дом на Фрунзенской набережной многие годы жил своей обычной тихой жизнью. Вселялись и выезжали жильцы, рождались и взрослели дети, а зеленый двор все так же был укрыт от остального города за надежными стенами, словно отдельный маленький городок.
   Так продолжалось бы еще долго, но однажды весной в доме появился новый жилец. Откуда он взялся - не знали даже бдительные старушки, целыми днями ведущие наблюдение за жизнью двора со скамеек у подъезда. Сначала они подумали, что к кому-то приехал друг или родственник, но незваный гость всегда держался один. Да и не было у здешних жильцов таких родственников - высокий черноволосый байкер слишком отличался ото всех, кто здесь когда-либо жил.
   На вид ему можно было дать лет двадцать пять-тридцать, во всяком случае, в длинных волосах не было и намека на седину. Но стоило чуть задержать взгляд на его лице - и в темных глазах читался совсем другой возраст, а точнее, полное отсутствие возраста. Впечатление продолжалось лишь долю секунды, но странный осадок надолго оставался внутри неприятным холодком. Впрочем, новый жилец соседям в принципе не нравился. И не только из-за своей внешности - в конце концов, мало ли кто как выглядит. "Металлист", - вспомнила одна из старушек услышанное от внука слово, это многое объясняло - к мрачным юношам в черной коже и заклепках район уже более-менее привык. Сложнее было привыкнуть к разносящемуся по двору реву мотоцикла или к завыванию электрогитары с шестого этажа. Впрочем, дома байкер бывал нечасто, и постепенно соседи смирились с его присутствием. В конце концов, рассуждали они, бывает и хуже. И вспоминали множество примеров, приходя к выводу, что им еще повезло - никто не бесчинствовал во дворе и не конфликтовал с соседями. Впрочем, и не дружил тоже - складывалось впечатление, что черноволосый байкер их вообще не замечает. Он приходил и уходил один, и только электрогитара иногда сообщала соседям, что им не померещился гордо въезжающий во двор черный "Харлей".
   Впрочем, не все восприняли появление байкера так спокойно. Алла Васильевна, занимавшая квартиру как раз под новым жильцом, грудью встала на защиту спокойствия двора. Точнее, попыталась встать - ибо телефон на шестом этаже молчал, а отделение милиции не торопилось разбираться с нарушителем спокойствия. Да и поддержки у соседей Алла Васильевна не находила. Конечно, ведь не у них перед окном ездил этот проклятый мотоцикл (хотя те, кто жил ниже, тоже не проявили солидарности), и не над их головой надрывалась эта безумная музыка! В конце концов терпение Аллы Васильевны лопнуло, и, как только сверху раздались первые аккорды, она решительно поднялась по лестнице и принялась настойчиво звонить в дверь. К удивлению Аллы Васильевны, замок щелкнул почти сразу. И как он еще что-то слышит через эту свою гитару? Она уже готовила гневную речь об уважении к окружающим и соблюдении тишины - но не успела произнести ни слова, натолкнувшись, словно на стену, на лишенный всяких эмоций взгляд. Что было дальше - она не помнила, но, во всяком случае, больше объясняться с байкером она не пыталась. И вообще объявила соседа "нечистой силой", в чем, впрочем, была не слишком далека от истины.
  
   Демон отставил в сторону пустую бутылку из-под "Гиннесса" и потянулся за следующей. Дэн молча пододвинул вожаку пиво. Демон так же молча кивнул в знак благодарности. Из всей свиты только Дэн еще оставался на ногах - остальные свалились, едва добравшись до какой-нибудь подходящей поверхности.
   - Как ты? - наконец заговорил Дэн.
   - Что мне будет... - Демон покосился на свою левую руку, все еще обмотанную черной банданой. - Во всяком случае, силы уже возвращаются. Боюсь, это будет не так быстро, как в той истории с БМВ, - он чуть усмехнулся. - Ты пиво тоже бери. У меня много.
   - Ага, - Дэн взял бутылку. Опять повисла пауза.
   - Послушай... - Дэн чуть тронул Демона за руку. Едва ли не впервые за все время их знакомства. - Что сейчас с Тошей?
   - Спит, вроде. Как и остальные, - Демон оглядел комнату, в которой не вполне понятным образом разместилось одиннадцать человек. Места для их косух в шкафу не нашлось, и теперь в прихожей громоздилась гора, увенчанная простой мотокурткой Демона.
   - Я не об этом. Он сейчас... не такой. Мне иногда кажется, что он на тебя стал похож. То есть вы и вообще чем-то похожи - я ведь поэтому вас и познакомил - но сейчас...
   - Дэн, - негромко произнес Демон. - Ты был там вместе со всеми. Ты видел все, что произошло. Ты знаешь, на что я способен. Но бой с Посланниками мне дорого стоил.
   - Да уж... в какой-то момент я думал, что ты не справишься...
   - В какой-то момент я и сам так думал. А теперь вспомни - первый их удар принял на себя Тоша. Один. Даже если они атаковали не в полную силу - человек после этого не мог остаться в живых. У Серого Ангела против меня, пожалуй, было больше шансов, чем у Тоши против Посланников.
   Дэн поежился, вспомнив тающую фигуру Ангела. Демон кивнул:
   - Ты понимаешь. И все же Тоша выдержал. На пределе сил, но выдержал. Я не знаю, как ему это удалось. Твой брат много сильнее, чем я предполагал.
   - То есть это не ты помог ему?
   - Смотря в чем. Посланников он встретил один, я ничего об этом не знал - пока он не позвал меня. А вот вернуться обратно в этот мир он бы уже не смог. Я и то вытащил его с порога.
   Дэн непонимающе смотрел на вожака.
   - Будь он просто человеком - он давно был бы мертв, - жестко проговорил Демон. - Впрочем, будь он просто человеком - он и не пришел бы ко мне. Как и все вы. Хотя то, на что способен Тоша, порой удивляет даже меня. Вы понимаете безмолвную речь - а он научился отвечать мне. Сам. Вы слышите мой зов, где бы ни находились - Тоша выслеживает меня, даже если я хочу побыть один. Знаешь, я чуть не принял его за одного из своих... впрочем, сейчас это почти правда.
   - Это как?
   - Моя кровь, - коротко ответил Демон. - В некотором роде Тоша теперь и мой брат тоже.
   Дэн зажмурился, пытаясь осмыслить сказанное. Демон положил ему руку на плечо:
   - Не спорю, такое непросто осознать. Может быть, ты мне и не поверишь, но это не было каким-то моим замыслом. Просто иначе я не мог его вытащить. Потому и пошел на это, хотя и рисковал собой.
   - Теперь я понимаю... - Дэн словно не слышал Демона, его голос звучал как в полусне. - Глаза... У него же взгляд изменился. Лицо все то же, а глаза другие... Мне теперь иногда кажется, что он старше меня. Демон... а что будет дальше?
   - Честно? Не знаю. Не смотри на меня так. Тоша и раньше меня удивлял, а что с ним будет теперь - вряд ли знает даже Мессир. Но все же это по-прежнему твой младший брат. Ты ведь сам сказал - мы и раньше были похожи.
   Дэн ничего не ответил.
   - Не веришь мне? Я говорил Тоше и повторю тебе - у меня нет никаких планов на ваш счет. Я, конечно, ожидал, что Тоша станет ближе ко мне, но я и представить не мог, что это произойдет именно так. Сам понимаешь, тогда у меня не было времени на размышления. Впрочем... я вряд ли ошибусь, если скажу, что и вы не остались прежними. Что дальше? Увидим. А пока тебе, как и остальным, лучше отдохнуть. Ты и так почти спишь.
   - Да я, в общем-то, в порядке... - попытался возразить Дэн, но почувствовал, что у него действительно слипаются глаза. Он нашел свободное кресло, рухнул в него и отключился.
   Демон молча смотрел на спящего юношу. Пусть отдохнет. Слишком много ему досталось сегодня. Ведь он, фактически, увидел гибель брата - и его возвращение, но Тоша вернулся другим... Еще будет время все осознать - но не сейчас. По крайней мере, Дэн по-прежнему верит вожаку. Это хорошо.
  
   Тоша спал на диване, по-детски подложив руку под голову. Демон безмолвно окликнул его:
   "Как ты?"
   "Вроде бы в порядке... Демон, это ты мне снишься? Или нет?"
   "А ты сам как думаешь?"
   "Не знаю... Вроде я все еще сплю... Только что сон видел - дорога снилась, трасса какая-то, все как всегда... А в то же время я здесь и все вижу. Или это мне тоже снится?"
   "Что ты видишь?"
   "Ну, комнату, я на диване лежу... Окно, за ним дождь... Тебя вижу, ты на окне сидишь... Пиво пьешь... А Дэн прямо в кресле заснул и бандану уронил", - Тоша улыбнулся, не открывая глаз.
   "Да, все так и есть".
   "Слушай... Это очень похоже на то, что было там, на дороге... Помнишь, я говорил тебе? Демон, почему так?".
   Демон немного помолчал.
   "Ты очень правильно вспомнил сегодня ту песню... "Я не верил, что я мертв..." - дальше сам знаешь. Я уже говорил - обычный человек на твоем месте не прожил бы и секунды. Ты уже был на грани. Оттуда нельзя вернуться прежним. А еще... Ты ведь и сам видел, каким образом я тебя вытащил".
   "Так что же... я теперь..."
   "В некотором роде мой брат, как я только что говорил Дэну. Впрочем, я бы и раньше тебя обычным человеком не назвал - после всего, что ты успел сотворить".
   "Ой", - только и смог ответить Тоша.
   "Раньше пугаться надо было. А теперь делать нечего - привыкай. Ты сейчас видишь мир примерно так же, как вижу его я".
   "Здорово. А я что-нибудь умею?".
   "Вот это уже другой разговор. Умеешь ты много чего, да и раньше умел".
   "Ну... вот ты говорил, что можешь мысленно переместиться в любое место...".
   "А ты попробуй сам. Куда бы ты хотел попасть?".
   "Ну... например, на Осташковское".
   "Вот тебе неймется! Было бы на что там сейчас смотреть... Ну что ж... просто представь себе это место - видишь?".
   И внезапно Тоша увидел вместо прежней комнаты пустое шоссе, блестящее под дождем, и одиноко стоящую "Нексию". А вот его "Хонды" уже не было, и все следы падения смыл дождь.
   "Сделай шаг. Не бойся. Я буду рядом".
   Теперь Тоша уже сам стоял на дороге и почти чувствовал на коже и волосах струи дождя. И в то же время он помнил, что спит на диване в квартире Демона, и в любой момент можно вернуться туда. Впрочем, возвращаться не хотелось.
   "Так просто... - он даже засмеялся. - Это сделал я?".
   "А кто же еще? - Демон действительно стоял у него за спиной. - Убедился?".
   "Еще бы! Слушай... а нас... кто-нибудь... может увидеть?".
   "Уже нет. Думается мне, Другая Сторона нескоро рискнет сунуться сюда еще раз. А моих сородичей здесь нет".
   "Посланники... - Тоша поежился, вспомнив кольцо белого пламени. - Послушай, Демон... а что было бы, если... если бы..." - он не посмел договорить.
   "Если бы я проиграл? - даже не видя лица Демона, Тоша почувствовал его вечную усмешку. - Ну что же... постарался бы захватить Посланников с собой. Я уже говорил Дэну - был момент, когда я уже был готов именно к такому исходу".
   Демон помолчал.
   "Впрочем... тебя я бы вытащил любой ценой. И ты остался бы вместо меня".
   "То есть как?"
   "Помнишь, однажды я сказал тебе, что однажды ты сможешь сравняться с моими сородичами? Я не бросаюсь словами. С моей кровью ты получил часть моей силы, Дэн уже сейчас говорит, что мы похожи. А погибни я - ты полностью стал бы моим подобием, потому что я отдал бы тебе все. Если угодно - снова воплотился бы в тебе".
   "Но... почему я?"
   "Потому что ты сильнее остальных. Много сильнее. В конце концов, именно тебя угораздило нарваться на Посланников, и я не думаю, что это случайно. Случайностей вообще не бывает. И потом... - снова усмешка, - допустим, я к тебе привязался. Ты в это так и не можешь поверить?".
   Тоша не ответил. Некоторое время он молча смотрел на ночное шоссе, потом опять окликнул Демона:
   "Слушай... я все об этих Посланниках думаю..."
   "Нашел о ком. Этих четверых больше нет. И не будет. Из Девятого Круга, знаешь ли, не возвращаются".
   "Я не о том. Ты говорил, что понимаешь их... что вы похожи... почему так? Ты... ты был одним из них?".
   Демон отозвался не сразу.
   "И да и нет. Я уже говорил, что в свите Мессира был тем же, что и Посланники в свите Создателя. Впрочем, не только был, но и буду - если Мессиру это понадобится. Но здесь наше сходство и заканчивается. Да, то, что здесь рассказывают о падших ангелах - правда. Такие были, причем довольно много, они действительно пытались выступить против Создателя, но не преуспели. Те, кто уцелел и не изменил своего решения, ушли к Мессиру. Все это было. Только вот я к Падшим не имею ни малейшего отношения. Более того, не слишком им доверяю, - темные глаза блеснули алым, словно в них отразилось дальнее пламя. - Один раз они уже сменили Сторону - кто сказал, что это навсегда? Хотя, насколько я знаю, Создатель не склонен забывать прошлое, так что назад им дороги нет. А я... меня привел в этот мир Мессир, а не Создатель. Меня и моих ближайших сородичей, тех, кого даже на Другой Стороне называют Высшими. Тех, кто был с Мессиром еще до Падших и будет с ним в Конце Времен".
   "В Конце Времен..." - завороженно повторил Тоша, не сводя взгляда с вожака. Похоже, что Демон и сам заново переживал эти неизмеримо давние времена. Воин Мессира - так он назвал себя сегодня. И сейчас Тоша чувствовал это особенно ясно.
   Рука Демона легла ему на плечо, и Тоша вздрогнул от обжигающего холода. А ведь ему казалось, что он уже привык... И как может быть, что он чувствует прикосновение? Ведь на самом деле они оба не здесь... Впрочем, Тоша уже сам не был уверен, что такое "на самом деле".
   "Нам пора. Здесь больше нечего так рассматривать. Но дальше тебя поведу я. Помнится, я кое-что тебе обещал...".
   "О чем ты?".
   "Увидишь сам. Дай мне руку".
  
   Тоша едва не вскрикнул, когда Демон сжал его ладонь - казалось, холод пронизал его насквозь. Даже в самые первые дни знакомства с Демоном он не чувствовал ничего подобного. Но он ни за что не отдернул бы руку, да и не смог бы высвободиться из стальной хватки вожака. Ночная темнота вокруг еще больше сгустилась и в то же время как будто окрасилась алым отсветом. Тоша прищурился, пытаясь что-нибудь разглядеть, но проступившие из мрака очертания совершенно точно не походили на ночной город и пустынное шоссе. Как и на что бы то ни было еще, что Тоше доводилось видеть в жизни. Зыбкие контуры постоянно изменялись, словно языки пламени - только это пламя было черным. Даже странно, почему оно оставалось видимым. Впрочем, Тоша не рискнул бы утверждать, что видит его - скорее, он чувствовал все это, как чувствуют чье-то присутствие за спиной, как на дороге он чувствовал еще не появившуюся из-за угла машину. Он повернулся к Демону и едва смог различить фигуру вожака, хотя стоял рядом. Высокий силуэт почти растворился в черно-алой темноте, а точнее, сам был ее частью. Тоша невольно вздрогнул - именно таким он видел Демона после атаки Посланников... Но голос в его сознании звучал так же спокойно:
   "Ну что ж... Теперь ты действительно у меня дома".
   Тоша непонимающе взглянул на вожака - Демон лишь усмехнулся в ответ. В памяти юноши всплыла безлюдная заправка на Кольцевой... два мотоцикла у обочины, оба чернее городской ночи... и его собственный голос, срывающийся от волнения: "И тогда я приду к Мессиру. Демон, ты представишь меня ему?".
   "Демон... так что же получается... это и есть..." - Тоша не смог закончить фразу.
   "Ну да. А ты чего хотел? Бурлящую лаву или, наоборот, вечный лед? Или какие-нибудь романтические своды из черного мрамора? Нет, можно, конечно, и так, но мне кажется, что тебе все эти декорации не слишком нужны. А уж мне и подавно".
   Тоша не ответил, продолжая вглядываться в темноту. Казалось, еще немного - и он увидит что-то невероятно знакомое, но контуры все время ускользали. Демон снова коснулся его руки:
   "Ну что же? Ведь ты сам хотел здесь оказаться, не так ли? Так что же ты стоишь? Я с тобой. Или ты боишься?".
   - Нет, - Тоша произнес это вслух, но даже сам не услышал собственного голоса. Он протянул руку - пламя подалось навстречу. Тоша невольно отступил.
   Едва ли не впервые в жизни ему стало страшно. Он не боялся, когда летел за вожаком по московским трассам, когда встретился с Посланниками, когда шагнул вслед за Демоном в городскую ночь, но сейчас он понимал, что перед ним - граница. После которой возврата не будет. Он не знал, что за ней, но чувствовал - это последнее, что еще отделяет его от того мира, которому принадлежит Демон. Да, он сам хотел очутиться здесь - и все же это было так непохоже на все его представления... Что, если он больше не сможет вернуться в мир людей? Но Тоша скорее умер бы, чем сказал Демону о таких мыслях. Он чувствовал, что вожак ждет его решения. Повернуть назад? Еще чего! Он давно сделал свой выбор, еще тогда, когда пришел к Демону. Тоша тряхнул головой и решительно шагнул вперед.
   Черное пламя на мгновение расступилось, принимая в себя юношу, и тут же сомкнулось вокруг него плотным кольцом, словно выжидая чего-то. "Ну ладно... Вот он я", - проговорил Тоша, хотя и сам не знал, к кому обращается. "Я пришел", - добавил он уже тверже. Он раскинул руки, открытыми ладонями вверх - и пламя захлестнуло его, прорвав невидимую преграду. Это было похоже на атаку Посланников, но тогда удар длился лишь мгновение, Тоша почти не успел почувствовать боли, когда рухнул на асфальт... Сейчас это единственное мгновение как будто растянулось до бесконечности, и Тоше понадобились все силы, чтобы не закричать. Черное пламя пронизывало насквозь, растворяя в себе, лишая возможности видеть, чувствовать, даже свободно вздохнуть, вокруг была лишь темнота, и казалось, что это не кончится никогда... Может быть, это и есть смерть?
   А потом в лицо ударил ветер. Больше не было смутных силуэтов и языков пламени - лишь открытая дорога, уходящая куда-то за горизонт. Тоша стоял на разделительной полосе, и ветер трепал его светлые волосы, унося недавнюю боль и возвращая силы. В памяти промелькнули картины: вот Дэн учит Тошу ездить на мотоцикле... вот он сам впервые выезжает на дорогу... вот по городу летит колонна под предводительством черноволосого байкера... вот Демон пьет пиво, что-то рассказывает свите, берется за гитару... вот они вдвоем стоят около заправки на Кольцевой... вот Тоша смотрит в упор на ослепительно-белое пламя и произносит "Я - Черный Всадник"... И снова дорога, закат над городом, ветер в лицо и черный "Харлей" во главе колонны... И Тоша счастливо рассмеялся.
   И тогда он услышал голос Демона. Не безмолвную речь, почти лишенную интонаций - знакомый чуть хрипловатый голос вожака, но словно наполнявший собой все пространство.
   - Мессир, вот мой соратник. Тот, кто вызвал на себя удар Посланников. Тот, кто займет мое место рядом с вами, если я погибну. Он прошел до конца. Отныне я зову его моим братом.
   У Тоши перехватило дыхание. Демон уже говорил, что теперь они братья по крови, но повторить это здесь, перед Мессиром... Тоша знал, что Мессир слышит слова Демона. Повинуясь внезапному порыву, он опустился на одно колено и склонил голову, словно принося присягу - когда-то он мечтал именно об этом, но не мог и представить, что все произойдет так...
   Вокруг снова поднялось черное пламя. Но теперь оно не могло причинить вреда - Тоша чувствовал, что стал с ним одним целым. И откуда-то из самых глубин пламени, куда не проникал взгляд, пришел ответ. Это не было ни голосом, ни безмолвной речью, этот язык был задолго до любого человеческого наречия - и все же Тоша понял его. Одно-единственное слово: "Младший".
   - Демон... - прошептал Тоша, медленно выпрямляясь. - Я... справился?
   И Демон - а может быть, сам Мессир? - ответил:
   - Да.
   Тоша улыбнулся - и темнота накрыла его с головой. Больше он не видел ничего.
   Демон подхватил юношу на руки. Вплоть до последних секунд он не был уверен, что у Тоши хватит сил. Впрочем, после эпизода с Посланниками уже нечему было удивляться. К счастью для мира людей, этот мальчик даже приблизительно не представляет себе свои возможности... Но все это будет потом. А сейчас надо было уходить. Силы Тоши на исходе, да и сам Демон чувствовал, что предельно измотан - без его поддержки Тоша не смог бы находиться здесь и секунды. Во всяком случае, до того, как сделал последний решающий шаг. Пожалуй, бой с Посланниками обошелся не намного дороже, чем этот переход. Сейчас им обоим был нужен отдых.
  
   Дэн проснулся рано утром, судя по бледному свету за окном. Он успел удивиться, что заснул в кресле, полностью одетым, но при этом прекрасно выспался. Постепенно возвращалось чувство реальности, он вспомнил и приезд к Демону, и Посланников, и разговор о Тоше... Когда он успел заснуть? Демон сказал "тебе лучше отдохнуть", и Дэн отключился в ту же секунду, как по приказу... а может, так оно и было? Интересно, а как там Тоша? Дэн встал и, стараясь не шуметь и не тревожить остальных, пошел проведать брата.
   Тоша обнаружился в противоположном углу комнаты, на диване. Дэн присел рядом. Сейчас Тоша выглядел почти так же, как всегда - разве что черты лица как будто обозначились чуть жестче, но это, наверное, просто усталость... Он не отреагировал на появление Дэна, хотя всегда спал очень чутко и просыпался, даже если кто-то просто проходил рядом. Сейчас казалось, что он не спит, а в глубоком забытьи. "Просто усталость", - тихо повторил Дэн, но перед глазами стоял другой образ - то же невероятно бледное лицо, те же сжатые губы и закрытые глаза, а светлые волосы слиплись от крови, и черная "Хонда" без седока завалилась набок... Дэн попадал в аварии сам и видел смерть других, но никогда не допускал и мысли, что подобное может случиться с Тошей. А сегодня его брат погиб на дороге. По человеческим меркам Тоши уже не было в живых, когда они нашли его. Дэн гнал от себя эту мысль - ведь сейчас брат жив! - но отделаться от нее не мог.
   "Со мной все в порядке, правда".
   От неожиданности Дэн едва не вскрикнул. Тоша? Он же спит... До сих пор безмолвной речью пользовался только Демон. Дэн знал, что Тоша научился отвечать вожаку, но он никогда не пробовал так общаться с остальными.
   "Ну да, я теперь и так могу", - в безмолвной речи нет эмоций, но Дэн был готов поклясться, что в словах брата звучало торжество.
   - Тоша... ты вообще кто сейчас?
   "Да вроде тот же, кто и обычно, - Тоша улыбнулся, не открывая глаз. - А вообще я сам еще не понял. Но все равно, Дэн, что бы со мной ни было, я - это я".
   - Что-то уже слабо верится...
   "Увидишь. Знал бы ты, где я сейчас на самом деле был! Но это я потом расскажу. Или Демон тебе расскажет. Сейчас больше не могу - сил нет совсем. Ты скажи нашим, чтобы меня не трогали. Я в порядке, только надо отдохнуть".
   - Хорошо.
   Дэн вернулся в свое кресло и попытался снова задремать, но сон уже не возвращался. Он встал и прошелся по комнате, стараясь ни на кого не наступить. Это оказалось нелегко, и Дэн выслушал о себе пару весьма нелестных мнений, вкупе с советом не бродить неупокоенным привидением и не мешать спать. На "неупокоенное привидение" Дэн мрачно усмехнулся и снова устроился на диване, в ногах у Тоши. Заняться было совершенно нечем, только оглядываться по сторонам. Рядом стояла на стойке черная электрогитара Демона. Дэн осторожно провел рукой по грифу. Играть он не умел, но вид красивого инструмента в очередной раз вызвал желание научиться. Когда-нибудь.
   - И зачем оно тебе? - спросил Макс, открыв полглаза.
   - Да я только посмотреть.
   - Ты бы хоть у Демона спросил, можно брать или нет. Хотя... он все равно спит.
   - Это Демон-то спит? - скептически усмехнулся Дэн.
   - А сам посмотри.
   Демон полусидел-полулежал в оконной нише, уронив голову на грудь. Черная бандана Макса валялась на полу - рассеченная рука полностью зажила, и только тонкий след напоминал о вчерашнем глубоком порезе. В родной стихии любые раны заживали мгновенно. Но сил не оставалось уже ни на что - даже на привычные мысленные странствия. Убедившись, что Тоша спокойно спит, Демон и сам погрузился в полную темноту - без видений, без мыслей, без слов. И свита впервые увидела, как вожак улыбается во сне.
  
   9 октября 2008 г. 0.43
   30 августа 2014 г. 2.13

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Hisuiiro "Птица счастья завтрашнего дня"(Киберпанк) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) В.Каг "Операция "Удержать Ветер""(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Кочеровский "Утопия 808"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"