Баст: другие произведения.

Кешенька, грёбанный ёжик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И сказал Грёбанный ёжик: Хе-хе, и свершилось по слову его.


Кешенька,

гребанный Ёжик.

  

Экология Грёбанных ёжиков, или о тех,

кому и так хорошо.

(не про нас)

  
   Если что-то происходит, и, даже если это кому-то нужно, это ещё не значит, что хоть кому-нибудь от этого хорошо
  
   Грёбанные ёжики это абсолютно самостоятельный класс животных, ничего общего с ежами не имеющий (акромя колючек). Обитают Грёбанные ёжики по всей ноосфере, из чего конечно же уже можно сделать выводы... Особенно велика их концентрация вблизи крупных городов и других массовых скоплений людей (курортов, санаториев и т.д.) Грёбанные ёжики свободно передвигаются во всех оболочках ноосферы и прекрасно адаптируются к любым климатическим условиям, однако предпочитают находиться непосредственно над поверхностью земли и редко покидают родимые места, так что миграция их весьма незначительна. Классификация, морфологические, а так же поведенческие особенности напрямую связаны с человеческими нациями и особенностями менталитета данного народа. Так Российские Грёбанные ёжики резко отличаются от американских, а уральские имеют весьма ограниченные сходства с московскими и т.д. Грёбанные ёжики северных районов по понятным причинам имеют более густой мех, чем их южные сородичи. А у Грёбанных ёжиков регионов с высокой плотностью населения колючки более острые и прочные, чем у Грёбанных ёжиков малонаселенных областей. Кроме того наиболее околюченными являются Грёбанные ёжики Урала и Питера, наименее околюченными считаются Грёбанные ёжики Англии, Швеции и Нидерландов, хотя, там, в отличие от российских, Грёбанные ёжики очень крупных размеров. Американские Грёбанные ёжики склонны к ожирению, а в Японии они наоборот тощие и часто страдают наследственными болезнями (пучеглазие, тугоухость, нарушение функций ЖКТ, длиннохвостость, слабость нервной системы, шилозадость и др.) В развивающихся странах Грёбанные ёжики более агрессивны, очень плодовиты, но обладают коротким сроком жизни. У американских индивидуумов как правило большие белые зубы, а вот в России зубы у них желтые, средней величины, но чрезвычайно острые и крепкие; и расстройства пищеварения встречаются исключительно редко.
   Питаются Грёбанные ёжики различными неурядицами, катаклизмами, и вообще всевозможными человеческими проблемами, которые сами же специально для нас и создают; с чем и связана их особая роль в антропогенезе. Итак, основное занятие Грёбанных ёжиков это пакости и подлости, более того необходимо обратить внимание, что корень всех наших неприятностей кроется непосредственно в Грёбанных ёжиках, создавать которые их обучают родители с самого первого вдоха.
   9.03.2000г.
  
   Кешенька
   1.
   Была почти ночь, весенняя холодная ночь с моросящим дождем. Я сидела на скамеечке возле подъезда и, не спеша, курила длинную сигарету. Сигарета все время промокала и гасла, приходилось вновь ее прикуривать. От мокрого дыма в горле отвратно першило. Мелкие, почти микроскопические капли бежали по лицу и одежде холодным влажным саваном. Я промокла почти насквозь, я замерзла, я смотрела на огни ночного города и огромное, восхитительное чувство трепетало в моем теле и согревало его и рвалось на волю.
   И вдруг я увидела его. Он сидел рядом на скамейке - промокшее чучело, вот что я подумала в первый момент. Чучело это выглядело ужасающе жалко: непонятный промокший комок невесть чего, размером меньше кошки, он трясся от холода, в темноте злобно сверкнули маленькие глазки. Он был похож на смесь колючей проволоки с мокрым енотом. Он повернул ко мне остроконечную мокрую морду и спросил:
   - Что, смешно?
   - Нет. А что, должно быть смешно?
   - Должно быть. Только не тебе, - а мне.
   - Что же ты не смеешься?
   Он поерзал на месте, - Не твое дело, - сказал он. Я пожала плечами. Ночь вновь погрузилась в тишину. Мы долго сидели молча. По дороге с ревом пронеслась иномарка.
   - Разве тебе не холодно? - спросило помесь колючей проволоки с мокрым енотом.
   - Холодно, - ответила я. Смесь колючей проволоки с мокрым енотом, кажется, улыбнулось.
   - Это хорошо, - пробурчал его голосок.
   - Чудесная ночь, - сказала я вдохнув полной грудью.
   - Чуднее не бывает, сплошные чудеса! - злобно отозвался мой собеседник.
   - И что это ты такой сердитый? - поинтересовалась я.
   - Мне так положено.
   - А-а.
   - И вообще ночь - отвратительная: слякоть, сырость, холод, ветер, тебе должно быть противно и тоскливо, а ты тут сидишь и говоришь "ах какая чудненькая ночь".
   - Ты наверное очень замерз?
   - Еще бы, на тебя посмотришь и тошно становится, только послушайте: "Чудесная ночь!"
   - Ладно, не сердись, хочешь чаю горячего?
   - Ах доброта и любезность! Она предложила мне чаю! Она предложила мне чаю! Нет, вы слышали, чаю! - пропищал злобный голосок. Он начал меня раздражать.
   - Ну как хочешь, а я пошла.
   Я открыла дверь в подъезд и заметила, что смесь колючей проволоки с мокрым енотом шмыгнуло вслед за мной. В коридоре было темно, ничего не разглядеть, в лифте тоже. Добравшись до своей квартиры я распахнула дверь и, пытаясь хоть что-нибудь рассмотреть, сказала:
   - Эй, ты где тут, заходи что-ли.
   То ли мне показалось в темноте, то ли я увидела как нечто пронеслось мимо меня. Я зашла и включила свет, никого не было видно, лишь раздевшись и войдя в кухню, я увидела своего недавнего собеседника. Он сидел прямо на столе. Теперь, при ярком свете электрической лампочки я смогла хорошенько рассмотреть это чудаковатое создание. С первого взгляда вид у него был отвратительный. Узенькая головка со злобными сверкающими глазками выглядывала из тьмы колючек и шерсти, изо рта длинной мордочки торчали кривые острые зубы. Этот чудаковатый зверек был явно не приспособлен к длительным прогулкам, его крохотные лапки, едва выдерживали тяжесть тела и колючую броню. Но что-то неуловимое в этом злобном зверьке показалось мне очень милым.
   - Ну и где твой чай? - Спросило существо, отряхнувшись и забрызгав грязью весь стол. Я поморщилась и включила чайник.
   - Сейчас закипит, - я взяла тряпку и стала вытирать со стола грязные брызги. Как только я привела стол в порядок, существо снова отряхнулось. Оно явно сделало это мне назло, ему это доставляло удовольствие и оно совершенно открыто отвратительно улыбалось, глядя на меня.
   - Я рада, что тебя это так забавляет, но ты не мог бы слезть со стола.
   - Нет. - совершенно определенно ответило существо.
   - Ладно, хорошо, сиди на столе, - я начала злиться, а зверушка заметно повеселела. Я вновь вытерла стол, и отложила тряпку, готовая к тому, что оно опять отряхнется, и когда на меня вновь полетели брызги, схватила со стола графин с водой и вылила его весь на неблагодарного гостя. Вид у него стал настолько ничтожный, что я не удержалась и засмеялась. Зверек весь сразу съежился и слез на стул, а я вытерла воду со стола и пола. - Я бы предложила тебе полотенце, но боюсь, ты превратишь его в отрепья.
   Зверек ничего не ответил. Я налила чаю в маленькую кофейную кружечку и поставила на край стола перед ним. Зверушка, кажется не на шутку, она выглядела чрезвычайно подавленной, да к тому же до нитки промокшая. Мне стало совестно.
   - Выпей чаю, сразу согреешься, - сказала я, пытаясь загладить свою вину.
   Он поднялся на стуле, встал на задние лапы, и сверхъестественным образом растянувшись, сделал отхлебнул чая из стоявшей на столе кружки. Глотнув он поморщился, потом облизнулся и сказал:
   - Хм, не плохо, даже вкусно. - Он сделал еще один глоток, но затем снова сник и сжался в комок на стуле.
   - Может тебя феном посушить, - предложила я, изнывая от жалости к этому ничтожному существу.
   Зверушка ничего не сказала и даже глаз не подняла. Я решила не донимать его и принялась молча пить горячий ароматный чай, я ведь и вправду сильно замерзла. Зверушка несколько минут сидела неподвижно, потом опять вытянулась и сделала несколько жадных глотков и вдруг с жаром и с обидой сказала:
   - И все то вас, людей радует и веселит. Мелочь какая, даже самая пустячна произойдет и вы уже вовсю счастливы, и веселы и радостны. И хорошая погода вас радует, и музыка разная, и еда вкусная, и слово вдруг какое, и в плохую погоду вы порой веселы и холод вас не пугает. А если что произойдет неприятное, вы все готовы тут же забыть, и все наши старания насмарку.
   - Какие такие старания?
   - Подлые.
   - Подлые?
   - Вот если кто несчастлив и в горе, или если злится или завистью захлебывается, это наше счастье, в этом наша жизнь. И если ничего такого не получается то я несчастлив, и раздавлен, и чувствую себя ненужным совсем и одиноким очень, и внутри все жмет и давит, вроде как от голода. Я ничтожество, ни на что не способное жалкое существо, отброс.
   Зверушка всхлипнула и залилась слезами.
   - Ладно, брось, - сказала я после некоторых раздумий, - У тебя просто был трудный день. Выспись, а завтра все будет хорошо.
   - Как же я высплюсь на голодный желудок, мне всю ночь теперь будут сниться кошмары: счастливые и сияющие люди, голод и ужас.
   - Так я тебя накормлю, у меня суп вон есть, вкусный. Ой. Или чем ты там питаешься, может тебе мяса?
   Тут зверушка совсем жалобно заревела:
   - Горем я питаюсь, горем и слезами, злостью и ненавистью. - сквозь всхлипы пробормотала она.
   - Имя то у тебя хоть есть? - поинтересовалась я.
   - Кешенька. - ответил зверек. Я не выдержала и опять рассмеялась, очень уж умилительно он это сказал. А Кешенька еще больше помрачнел.
   2.
   - Я грёбанный ёжик, - сказал Кешенька.
   - Ка-какой ёжик?
   - Грёбанный.
   - Почему?
   - Я тоже не пойму почему, например Разумный Ёжик было бы более актуально, - сказал грёбанный ёжик, облокотившись о спинку стула, скрестив задние лапки на пузике и отчаянно жестикулируя передними. Его явно очень волновала эта тема.
   - Ну хорошо, Разумный ёжик, тогда давай мыслить логично, смотри, тебе плохо, ты голоден, ты в данный момент не можешь насытится привычным способом, разве не было бы логично сейчас поесть? - сказала я размышляя про себя, на кой черт мне вообще сдался этот Грёбанный ёжик, и чего это я тут с ним нянчусь, поесть его уговариваю.
   Кешенька теперь сложил все четыре лапки на пузике, скрестив их между собой.
   - Ну не знаю, - задумчиво и грустно сказал он.
   - Ну, как хочешь.
   - Моя пищеварительная система, она не приспособлена к такого рода пищи, ведь я, я не совсем животное... я своего рода существо духовное.
   - Ну ты ведь не Дух.
   - Ну, как бы, это..., не знаю даже.
   Кешенька еще поканителился и наконец согласился поесть, я дала ему картофельное пюре с поджаренным мясом и подливом, он все слопал, ему понравилось.
   - Признаться, это намного лучше, чем я мог предположить, - сказал он.
   Я уложила Кешеньку спать на подушку, устроив ее в кресле, и приняв душ, уже собиралась лечь сама, когда услышала душераздирающий то ли стон то ли хрип. Кешеньку стало рвать не переваренной пищей. Он был прав, его желудок не мог воспринимать такого рода питание.
   Несчастное создание скрючилось на кресле в мучительном спазме и изрыгнуло из себя весь ужин прямо на подушку. Кешенька тяжело дыша уставился на меня полными ужаса глазками, моля о помощи. Что я могла сделать? Рассудив, что так или иначе, существо он из плоти и крови, я поставила ему внутримышечно Церукал - противорвотный препарат. Прежде чем Церукал начал действовать, Кешеньку вырвало еще раз а затем, еще раз. К счастью затем рвота прекратилась, но Кешенька жаловался на боль в животе, я дала ему Смекты и сказала чтобы он постарался уснуть.
   Я еще долго слышала как он ворочается и стонет в кресле прежде чем уснула сама.
   Утром Кешенька был сам на себя не похож. Весь осунулся, враз похудел, глазенки запали и потускнели. Он лежал на кресле еле дыша и я сперва подумала, что он уже мертв.
   - Кешенька, - позвала я. Кешенька поднял на меня свой мученический взор и чуть слышно застонал. - Ну, как, тебе получше?
   Кешенька опять застонал и закрыл глаза. Я решила, раз уж я ветеринар, надо зверька спасать, и зарядила ему подкожно капельницу с глюкозой и витаминами. Кешенька проспал еще до полудня, а проснувшись попросил воды, я принесла ему чашку воды и он тут же осушил ее.
   В это время ко мне пришла подруга, она с интересом разглядывала загадочного зверька.
   - Он и вправду может говорить? - спросила она.
   - Может, - кивнула я. - Как ты себя чувствуешь? - спросила я у Кешеньки.
   - Как мертвая жаба. - пробурчал Грёбанный ёжик.
   - Так ты ёжик или жаба? - спросила Татьяна.
   - Сама жаба, - сказал Кешенька, слезая с кресла на пол.
   - Эй-ей-ей, давайте-ка тут без грубостей. - Вмешалась я. А Кешенька тем временем наделал кучу, точнее лужу жидкого дерьма на мой ковер, да с таким ароматом, что меня чуть не вывернуло раньше, чем мы успели эвакуироваться из комнаты.
   - Черт, он сделал это прямо на твой ковер, - сказала Таня, когда мы оказались на кухне и смогли вдохнуть свободно.
   - Ладно хоть не на кресло, - вздохнула я.
   Кешенька с довольной мордой появился на кухне
   - О! Мой черт! Что же это? Я гажу как какая-нибудь шавка!
   - По моему, ты гадишь, как дохлая шавка, - заметила Татьяна.
   - И чем это ты так доволен? - спросила я.
   Кешенька стоя на задних конечностях опустил голову и согнувшись посмотрел на свой зад.
   - О! Мой черт! - повторил он, теперь уже не так радостно.
   - Ладно, покуда уж ты ёж разумный, можешь убрать за собой дерьмо, - заметила я.
   - Еще чего, - ощерился Кешенька, - Это противоречит моей природе, - говоря это, он залез на стул и поездил задом по сидению, оставляя на обивке следы жидкого кала.
   - Слушай, говнюк, ты что, это на зло делаешь? - рассвирепела Татьяна.
   - Ага, - сказал Кешенька, осторожно отодвигаясь подальше. Мы с Татьяной переглянулись в приступе гнева.
   - Если ты, маленький засранец, сейчас же не уберешь свое дерьмо, я сделаю из тебя ежовые рукавицы, - прорычала я наступая.
   - Как же, как же, - весело пролепетал Кешенька перепрыгнув на подоконник.
   - Ладно, как знаешь. - вдруг опомнилась я, - Этот жалкий звереныш хочет развести нас на злость, - сказала я Татьяне.
   - Ишь ты, чего придумал.
   - Давай просто не будем обращать на него внимания.
   - Пойдем тогда прогуляемся.
   - Ну пошли.
   3.
   На улице Кешенька свистал вокруг нас кругами примерно в полуметре от земли, причем заметив лужу, он обязательно плюхался в нее, да так, чтобы нас хорошенько грязью окатило. Все это могло бы быть весьма неприятно, если бы Кешенькины прыжки не выглядели так смешно.
   Мы гуляли несколько часов, и вернулись домой грязные, но веселые, чего нельзя сказать про самого Грёбанного ёжика, он был уставшим, грустным и жалким. Как только я открыла дверь квартиры, Кешенька ринулся внутрь и юркнул в спальню, после чего оттуда послышалась какая-то возня. Войдя в комнату, я обнаружила, что Кешенька катается по моей кровати, вытирая грязь о простынь.
   - Ну, давай, давай, - сказала я, усмехаясь, - ты еще в дерьме поваляйся.
   Кешенька немедленно исполнил мои рекомендации, он спрыгнул на пол, и, пройдясь по наделанной им доселе куче, вернулся на кровать. Я стиснув зубы вышла из комнаты, сняла с вешалки старый пуховик, и, вернувшись, быстро набросила его на Кешеньку и прижала к кровати. Таня, увидев мои действия бросилась на помощь, мы завернули Грёбанного ёжика в пуховик, а затем я позволила ему высунуть морду. Крепко зажав Кешеньку я окунула его мордой в жидкий кал и повозила взад-вперед. Кешенька принялся отчаянно визжать, а я все продолжала тыкать его носом в дерьмо, пока он не начал кашлять, задыхаясь.
   После того, как мы отпустили Грёбанного ёжика, я молча убрала кал и вымыла пол, затем я заменила простынь и застирала старую. Кешенька все это время неподвижно сидел на подоконнике, испуганно вытаращив глазки, я была довольна собой. Приведя комнату в порядок, я взяла полотенце и подошла к подоконнику.
   - А ну-ка в ванну, - скомандовала я, замахнувшись полотенцем. Кешенька безропотно последовал в ванную, и сам залез под воду. Я проследила, чтобы он тщательно смыл с себя остатки грязи и испражнений, после чего заставила сидеть смирно, пока сушила его феном.
  
   Вечером у Кешеньки опять началась рвота. Я поставили ему тазик и он послушно сидел над ним с несчастным видом, я также научила его испражняться в унитаз и он делал это без особого труда. Рвота прошла после инъекции Церукала, но Кешенька постоянно бегал в туалет, у него был понос с кровью. Он выпил два пакетика смекты, что было довольно много для его веса, но ему не становилось лучше.
   Ночь была неспокойцная, Кешенька все время ворочался, кряхтел, стонал и постоянно бегал в сортир. Утром я заварила ему травки: ромашку и зверобой. Весь день отпаивала его отварами и смектой, кроме того, дала но-шпы. Кешенька выглядел очень болезненно и так неимоверно похудел, что теперь больше походил на какую-то змею, покрытую колючками. Ближе к вечеру, я сходила в аптеку и купила ему Бисептол.
   Пришла Ольга, принесла пива. Пиво было не в кайф. Я переживала за Кешеньку, впрочем, ему кажется, стало немного получше.
   То ли Кешенька ночью спал спокойно, то ли я очень крепко. Утром я обнаружила, что он, свернувшись клубочком, спит у меня на постели. Не на шутку разозлившись его наглостью, я, резко подняв одеяло, стряхнула его на пол. Упав Кешенька завизжал, после чего прокатился по полу еще несколько метров, ударился о противоположную стенку и скуля распластался по полу.
   - Ой, извини, я не хотела, - сказала я, вскочив.
   - Ау-ау-ау - завывал Кешенька.
   - Ну как ты? Вроде цел, - я присела возле него на корточки, - ну прости, я не думала, что так получится.
   - Ау-ау-ау, - не унимался Кешенька.
   - Слушай, ну хватит, ты же не с пятого этажа упал.
   - Ау-ау-ау.
   - Все, перестань орать! - Кешенька замолчал. - И не смей залазить на мою кровать! - Рявкнула я, Кешенька испуганно кивнул.
  
   Я наливала себе кофе с молоком, когда Кешенька явился на кухню.
   - Можно мне тоже, - сказал он изможденным голосом.
   - А плохо потом не будет?
   - Куда уж дальше? - пожал он плечами, усаживаясь на стул.
   - Слушай, а где же твои сородичи?
   - Да, кто как, кто где...
   - А ты что же один?
   - Я, ну... я, это... непутевый вышел, неудачник в общем, - Кешенька положил мордочку на край стола и притупил глазки, - Вот так, - вздохнул он.
   - И много вас, таких?
   - Таких как я больше нет.
   - Я имею в виду, вообще, вашу породу.
   - Много, очень много, больше, чем людей.
   - Больше чем людей? Ты что придумываешь.
   - А я не придумываю, и правда больше, намного больше.
   - И где же вы обитаете в таких количествах?
   - Да, кто где. Повсюду так сказать.
   - Что-то я кроме тебя, ничего подобного не видела.
   - И не увидишь. Грёбанных ёжиков можно увидеть, только если они сами этого захотят. А они этого как правило не хотят.
   - А ты почему-же захотел.
   - От безысходности...
  
   4
   Весь день боролись с Кешенькиным поносом. Все по-прежнему, у меня опускаются руки. Жаль его. Настроение ни к черту, хотя теперь ему кажется, немного лучше, но из предыдущего опыта, можно сделать вывод, что это ненадолго.
  
   Ночь прошла спокойно. Утром Кешенька выглядел почти хорошо, я, было, обрадовалась, Кешеньке сразу стало хуже. Татьяна предложила сделать Гребанный суп с ежатиной, а у меня буквально сердце разрывалось.
   - Это очень точное название: Гребанный ежик, - сказала она.
   - Да, уж, - согласилась я.
   Вечер выдался восхитительный, прохладный воздух был абсолютно неподвижен, в городе царила почти неправдоподобная тишина. Мы пили пиво, мы бродили по улицам и болтали о всяких пустяках. Кешенька уныло таскался за нами и непрерывно что-то бурчал себе под нос, когда у меня зазвонил мобильник. Это был Олег, он сказал, что останется у родителей в Кыштыме до конца лета.
   - Понятно, - сказала я.
   - Не расстраивайся, - сказал он.
   - Значит, мы никуда не поедем?
   - Ну, видимо, ничего не получится.
   - Понятно, ну ладно. - Я повесила трубку.
   - Что, вы летом никуда не поедете? - спросила Таня.
   - Мы видимо, уже никогда никуда не поедем.
   Я напилась в драбадан.
  
   Утром я проснулась в ужасном состоянии. Болела голова, во рту отвратительный привкус, и все противно. Кешенька напротив, был потрясающе бодр и весел. Я выпила Цитрамона и Но-шпы, завалилась обратно в постель и провалялась почти до вечера. Около пяти сходила за пивом.
   Мы с Кешенькой сидели на подоконнике, он со мной за компанию тоже потягивал пиво, мы смотрели на ночной город и думали каждый о своем.
   - Жизнь ужасно несправедливая штука, - сказал Кешенька.
   - Ужасно несправедливая, - согласилась я. И подумала о том, что я очень люблю это отвратительное, мерзкое, Гребанное животное.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"