Полянская Анна Павловна: другие произведения.

Когда умирают звёзды (общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это мир, где зло уже победило однажды, где правят Тёмные лорды и остатки народа эльфов ищут свою Королеву, а таинственный Орден Феникса собирает силы для нового противостояния. Но что если обе стороны просто когда-то сбились с пути и теперь не могут найти верной дороги? Какова может быть цена ошибки, если от неё зависит судьба целого мира? И как всё исправить? Обновление от 15.08.2015


Пролог

     
   Она летела. Легко и свободно парила в безоблачной выси. Безграничная, неконтролируемая свобода полета опьяняла, будоражила кровь, и от этого хотелось кричать. Так громко, как только возможно, чтобы все услышали ее и поняли, как велико ее счастье. Проворно играя порывами ветра, купаясь в потоках воздуха, она не просто скользила по небу, нет! Она танцевала. Это был отчаянный и бесшабашный танец молодости, свободы, красоты. И ветер, укрощенный ее смелым полетом, яростно гудел под двумя сильными белоснежными крыльями. Впереди, прямо над ней, висел горячий, ослепляющий шар солнца. Его огонь зажег сотни ярких искорок в небывалых, золотом горящих, глазах.
     
   Она рассмеялась задорным серебристым смехом:
     
   - Выше! Еще выше! К солнцу!
     
   Ветер сорвал слова с ее губ и унес в даль раньше, чем она успела договорить. Длинные, роскошные локоны ее рыжих волос огнем пылали в лучах полуденного солнца. Она легкомысленно перевернулась в полете. Все закружилось - верх и низ поменялись местами. Теперь она легко и бесстрашно падала навстречу сияющему небесному светилу. Восторг и счастье затопили ее душу. Она могла только шептать:
     
   - Выше... Выше...
     
   - Хей, Тишь, не пора ли уже остановиться? - раздался чей-то насмешливый голос. Застыв прямо перед ее лицом, обладатель этого голоса весело подмигнул ей. То есть, это только казалось, что он беззаботно висит в воздухе, а на самом деле, они вместе неслись по небу с захватывающей дух скоростью. Как и ожидалось, ему легко удалось догнать ее.
     
   - Мы уже слишком высоко, Тишь. Давай вернемся на землю?
     
   - Что такое? - она шаловливо улыбнулась и скорчила обеспокоенную рожицу. - Отважный Кай боится высоты?
     
   Он серьезно посмотрел на нее.
     
   - Если поднимешься выше, можешь погибнуть.
     
   Она лишь беспечно рассмеялась его предостережению.
     
   - Брось, Кай! Нам ли думать о смерти?!
     
   Всего на мгновение какое-то странное выражение промелькнуло в его глазах. Она не успела понять, что это было. Боль?.. Страх?.. Осуждение?.. Нет! Это невероятно. Он не может осуждать ее за любовь к небу - он ведь и сам такой же, как она!
     
   Тишь почувствовала, как сильные руки Кая легли ей на плечи и нежно притянули к себе. Дыхание сразу как будто перехватило, а сердце забилось где-то в горле.
     
   - Сложи крылья, Тишь... - едва слышно прошептал он.
     
    - Но... зачем?.. - она замерла, боясь пошевелиться, боясь нарушить это хрупкое мгновение счастья.
     
   - Ты веришь мне? - и его руки еще крепче сжали ее в объятиях.
     
   - Да...
     
   Тишь покорно сложила за спиной свои сияющие белизной крылья. Только теперь она почувствовала, как устала. Хорошо, что здесь Кай, с ним она будет в полной безопасности даже если сама не может лететь. Она была так увлечена своими ощущениями, переживаниями своего сегодняшнего полета и его близостью! Так счастлива! Наверное поэтому ей потребовалось время, чтобы осознать - они падают. Земля приближалась с ужасающей быстротой. Сердце подпрыгнуло и забилось удвоенной скоростью. В голове не осталось ни одной мысли. Накатившая вдруг волна страха смыла все. Кажется, она пыталась вырываться, кричала что-то срывающимся голосом, но все ее попытки освободиться из его объятий были тщетны. Все равно, что биться о скалу в надежде сдвинуть ее с места. В отчаянии Тишь попыталась расправить крылья. Поздно. Уже не успеть. В следующую секунду, когда земля была уже совсем близко, Кай сам, подавшись всем телом вперед, заложил крутой вираж. Они неслись над самой землей. Так низко, что Тишь ощущала робкое касание травы на своих крыльях. Удара о землю она даже не почувствовала. Но некоторое время они, все еще обнявшись, катились вниз по пологому склону. Тишь била нервная дрожь. Она не могла ничего произнести, лишь беспомощно смотрела на бледное лицо Кая.
     
   - Ты должна понять, - хрипло выговорил он после нескольких минут молчания. - Ты думаешь, что бессмертна. Что твое Солнце-хранитель защитит тебя, но это не так.
     
   - Не так?! Что не так, Кай? - Тишь рывком поднялась с земли. Она уже пришла в себя настолько, что могла нормально говорить, не стуча зубами и не заикаясь на каждом слове.- Даже если бы мы разбились, уже через несколько минут мы бы возродились в Храме! Это был глупый поступок!
     
   - Вот как? - спокойно возразил Кай. - А ты никогда не задумывалась, почему это происходит? Почему вместе с рождением ребенка и на небе загорается новая звезда?
   Видя ее замешательство, он, не дожидаясь возражений, продолжил.
     
   - Потому что солнце - это никакой не хранитель. Это и есть твоя душа. Умирая здесь, ты просто теряешь свою внешнюю оболочку, не более того.
     
   - И что? - Тишь хмурилась и злилась на свой недавний страх. - Даже если и так, это совсем ничего не меняет!
     
   - Ошибаешься, - он мягко развернул Тишь к себе, чтобы яснее видеть ее реакцию на свои слова. - Неужели ты действительно думаешь, что солнце вечно? Что ресурсы жизней неисчерпаемы? Что будет, если твое солнце погаснет?
     
   - Это невозможно! - Тишь попыталась выскользнуть из его хватки, слишком уж неуютно она чувствовала себя под пристальным взглядом серьезных глаз Кая.
     
   - Невозможно? Хотел бы я, чтобы было так, - он неожиданно сам отпустил ее, резко повернулся спиной и отчеканил ставшим вдруг чужим, незнакомым голосом. - Мое солнце... моя душа умирает.
     
   При этих словах сердце Тишь сжалось, словно стиснутое немилосердной хваткой, а Кай хладнокровно продолжил:
     
   - Жизнь, которой я сейчас живу, последняя. Впрочем... Можешь и дальше не верить мне...
  
   Мощный взмах его сильных, пепельно-серых крыльев легко оторвал Кая от земли и он стрелой взмыл в небо, не дожидаясь реакции на свои слова. А Тишь еще долго продолжала не отрываясь смотреть ему вслед, даже когда маленькая точка летящего человека скрылась за горизонтом.
  

Глава 1

Пробуждение от сна

   Над широкими просторами Вересковой пустоши пылал закат. Небо, уже по вечернему серое, было плотно затянуто пеленой низких ленивых облаков. Легкий ветерок вяло теребил кончики мокрой от недавно пролитого дождя травы. По этой, пока не погрузившейся в ночную тьму, равнине во весь опор нёсся изнурённый всадник на быстром гнедом жеребце. Его обычно глухо запахнутый чёрный плащ свободно болтался где-то сзади, сбившись в неопрятный комок. Лицо и вооружение всадника трудно было разглядеть, потому что он как можно ближе склонился к своему взмыленному скакуну, будто стараясь слиться с ним в одно целое.
  
   Это был Джалиан Скайлорд, законный владелец замка Мельборг. Весь прошедший день выдался для него весьма паршивым, отчего и настроение у Джалиана было соответствующее. Это же надо было! Попасться в такую простую ловушку! Впрочем, уже договариваясь с этим прохвостом-колдуном о встрече, Джалиан почувствовал какую-то фальшь в словах чародея, но совершенно не придал этому никакого значения и доверчиво последовал за ним, как барашек на бойню. Осторожнее надо быть, осторожнее! И вот он, пожалуйста, результат -- полностью укомплектованный отряд стражей гонит его по Пустоши, словно охотники дичь.
  
   Джалиан украдкой бросил взгляд через плечо. Конечно же, там ничего не удавалось разглядеть из-за проклятого тумана, в котором Стражи укрывались от губительных для них лучей солнца. Нежить одним словом, что с них взять. Правда, оптимизма это совсем не прибавляло, даже напротив -- нежити то что? Она не устаёт. В отличие от человека. Джалиан снова оглянулся. Стена тумана заметно приблизилась. Всем своим существом он ощущал ледяное дыхание своих преследователей. Видимо до Мельборга дотянуть не получится, значит... Остаётся только один вариант -- Заброшенная башня.
  
   Эта идея Джалиану совсем не понравилась. Ходили слухи, что в давние времена, ещё в эпоху правления Богов, эта башня принадлежала то ли волшебнице, то ли колдунье. А большинство поговаривали, что и вовсе -- ведьме. На этой мысли Джалиан недоверчиво хмыкнул. Ведьме, как же. В общем, как бы то ни было, а нежить к башне вроде бы приближаться опасалась, хотя вот уже циклов 300 она заброшена. С такими мыслями Джалиан и направил своего измученного коня на юго-восток.
  
   Преследователи аккуратно повторили его манёвр. Что ж, нежить всегда отличалась завидным упорством и терпением. К тому же, попробуй они вернуться к Верховному Лорду с пустыми руками, тот бы долго не думал, да и упокоил бы их навеки. Благо новых покойников более чем в избытке -- материал для создания Стражей вряд ли когда-нибудь будет в дефиците. Время от времени находится такой смельчак, который заявляет, что его не устраивает текущее положение дел. Он кричит на всех дорогах о тирании Лордов, об их глумлении над мёртвыми и об их жестоких ежедневных (или, если быть точнее, еженочных) охотах. И, по сути, этот самоубийца, разумеется, прав. Но зачем же собственноручно подставлять свою голову под топор палача?! Впрочем, находились люди и поумнее. Набирали небольшую армию, годами копили оружие и внедряли своих шпионов в свиту Наместницы. Однако, до сих пор, вот уже 300 циклов, ни один заговор не увенчался успехом. Это было просто невозможно. Власть Лордов слишком сильна, а Наместница слишком могущественна. Все знали это. Знали и всё равно шли на смерть, лелея несбыточную мечту вернуть эпоху процветания и счастья, когда Мирея ещё не знала тяжёлой руки Тёмных Лордов, а в столице мудро и справедливо правили Богини. Но это время кануло во тьму веков 300 циклов назад. Только эльфы ещё, возможно, хранят память о тех событиях, которые перевернули мир. Эльфы и он сам. Горько усмехнувшись, Джалиан ударил пятками в тугие бока своего коня, понукая его ехать быстрее. Впереди уже вырисовывался тёмный силуэт стройной, изящной башни.
  

* * *

   Девушка на алтаре уже не кричала, парализованная ужасом, силы постепенно оставляли её. В широко распахнутых глазах не отражалось ничего кроме беспредельного, всеобъемлющего страха. Ритуал Причастия уже подходил к концу. Тесса недовольно поморщилась, она ожидала большего от этой девчонки. Полученной от неё Силы хватит не на долго. А ещё похвалялась родством с Богиней! Очень неразумно с её стороны...
  
   Тесса запела, вычерчивая ритуальным ножом кровавые линии на обнажённом девичьем теле, которые складывались в сложный рисунок рун. Когда она закончила, линии вспыхнули чёрным огнём. Девушка конвульсивно дёрнулась, выгнулась, выворачивая привязанные руки. Пена выступила на её губах, глаза закатились, сквозь насмерть сжатые зубы прорвался хриплый стон. Жестокая улыбка искривила ровные губы Тессы. Из глаз девушки полились кровавые слёзы. Тесса тотчас подставила старинную чашу, ободок которой покрывала причудливая вязь рун, не давая пролиться ни капле бесценной жидкости. Её жадные губы дрожали от нетерпения. Но обряд следовало завершить и, чтобы не затягивать ожидание, Тесса несколькими быстрыми точными ударами ножа рассекла грудную клетку жертвы. Тело девушки расслабилось, запавшие глаза смотрели на мир с навек застывшим в них ужасом, губы кривились в беззвучном крике. Сжимая в руках ещё недавно бьющееся сердце, Тесса подняла взгляд на настенный гобелен над алтарём, где на чёрном фоне цвёл замысловатый узор разноцветных линий. Рисунок был незавершён, часть линий обрывалась в никуда, будто неведомый художник не успел закончить своего творения.
   Тесса протянула руки к гобелену, не обращая внимания на то, как по ним скатываются вниз алые ручейки крови, падая на кипельно-белое, воздушное платье Наместницы, и заговорила. Слова древнего языка гулко звучали в пустынном зале, лишь робкое эхо вторило им:
  
   - Экхстар`актенух, эвидкхаар закрокх, Господин!
  
   Тесса снова запела. Песня, дивная и завораживающая, лилась, то возносясь на неведомую высоту, то опускаясь до шёпота. И невозможно было ни понять её смысл, ни проследить темп, ни предсказать мелодию. Сердце в воздетых руках начало пульсировать и медленно наливаться чернотой. Неожиданно песня оборвалась на самой высокой ноте. В тот же миг сердце вспыхнуло чёрной звездой и исчезло. Тесса бессильно опустила руки. Оперевшись об алтарь, она смотрела на гобелен. Лишь очень внимательный наблюдатель обнаружил бы маленький красный стежок, появившийся на нём. Наместница довольно улыбнулась. День, которого она ждёт, непременно наступит и скоро, очень скоро.
  
  

* * *

   Он всё-таки успел. Почти на полном скаку соскользнул с коня, держа в одной руке меч, а в другой - двумех с нехитрой поклажей. Съездил своему измученному погоней скакуну по ушам, чтобы тот не думал останавливаться, и бегом, припадая на левую ногу, которую слегка повредил при резком ударе о землю, добрался до гостеприимно приоткрытой двери в заброшенную башню. Этой дверью, очевидно, никто давно не пользовался, т.к. Джалиану пришлось приложить немалые усилия, чтобы заставить скрипучий засов запечатать путь преследователям хотя бы на время. Всё же ему не очень верилось в таинственную силу башни. Может раньше нежить сюда и не совалась, пока здесь жила колдунья, но много ли теперь осталось от её могущества?
  
   Припав к двери, Джалиан старательно прислушался к тому, что происходило снаружи. Но, казалось, он напряг слух напрасно - за тяжёлой дверью не было слышно ни звука. Джалиан оставил свои бесплодные попытки и огляделся. Разумеется вокруг было темно, как у Стража за пазухой и тихо, как в могиле, из которой того же Стража вытащили. Впрочем, для него самого темнота особой преграды не представляла. Он легко обнаружил тёмный проём в противоположной части комнаты и уверено направился туда.
  
   Однако, вскоре, Джалиан заметил, что для того, чтобы сделать каждый следующий шаг, ему требуется совершить над собой некоторое усилие. Это чувство было совсем слабым, но и оно внушало определённое беспокойство. Возможно, он зря сомневался в сохранности колдовской силы башни и она до сих пор так же верно оберегает покой своих древних создателей. Джалиан даже остановился, задумавшись, а стоит ли идти дальше? Может безопаснее переждать опасность здесь? Но как тогда узнать, что происходит снаружи? Очень осторожно, вымеряя каждый свой шаг, Джалиан поднялся по крутой винтовой лестнице на следующий этаж. Здесь оказалась маленькая комнатка с узким окном, выходящим на восток. Джалиан немедленно бросился к нему.
  
   Снаружи уже совсем стемнело. На небе горели лишь маленькие светлячки звёзд, да молодой месяц тускло освещал равнину вокруг. Солнце спряталось за горизонтом, уступив свои владения короткой тихой ночи. Внизу, у самого подножия башни, были они. Туман больше не скрывал их от глаз - теперь без губительного для них света солнца в этом не было необходимости. Чёрные, как сама ночь, латы делали их почти неразличимыми в сгустившихся сумерках. Тринадцать тёмных силуэтов замерли прямо напротив входа в башню и молча взирали на запертую дверь. И в тишине этой было что-то настолько жуткое, что даже у Джалиана мороз по коже пробежал. Он инстинктивно отпрянул от окна.
  
   Назад пути не было. Даже одержимый берсерк, вооружённый каким-нибудь легендарным артефактом, скажем, Мечём Огня, не смог бы пробиться через этот строй мертвецов! Интересно, как долго он протянет в этой башне, один, без глотка воды? Кстати, пить хотелось уже сейчас. Джалиан обессилено сполз по шершавой стене и замер, устремив невидящий взгляд в оконный проём на ночное небо. Стражи вполне могут простоять там и пару лет. Им то как раз не нужна ни вода, ни пища, ни даже сон. Так что единственная для него возможность выбраться из этой переделки это отрастить крылья и улететь по воздуху. Какая ирония судьбы - ведь как раз этого он не мог сделать ни за что на свете.
  
   Джалиан упрямо наклонил голову, не давая себе погрузиться в отчаяние. В тот же миг он почувствовал, как холодный, противный комочек тьмы шевельнулся в глубине его души. Джалиан внутренне напрягся, собирая свою волю в кулак. Почему сейчас?! Ведь он давно сжёг все мосты, вытравил из памяти все воспоминания. Но прошлое не отпускало его. Зря он тешил себя надеждой, что ему удалось совладать с этим проклятьем, задушить эту тьму внутри себя. Между тем, мягкий лукавый голос уже нашёптывал ему:
  
   - Ты можешь спастись...
   - Достаточно лишь захотеть...
   - Просто скажи "да"...
   - ...не противься себе... не противься мне...
   - Это бессмысленно... бесполезно... неразумно...
  
   Джалиан обхватил руками голову, как будто это могло заглушить призрачный голос, с каждым словом набиравший силу, и, резко выхватив из ножен кинжал, что было силы полоснул им себя по ладони. Мгновенная боль прояснила его затуманенный разум - потерять контроль над собой в такой ситуации равносильно самоубийству! Уж того он не допустит.
  
   Рывком поднявшись на ноги, Джалиан решил ещё раз тщательно осмотреть своё убежище пока оно не стало для него склепом. Выпутывался же он и из более безнадёжных передряг! Вспомнить хотя бы ту историю с последним провальным походом эльфов против власти Наместницы. Тогда, во время атаки столицы, когда бои уже шли на улицах, он оказался заперт в погребе один и без оружия в компании дюжины свирепых наргов. Удалось спастись только чудом... Сейчас бы чудо, кстати, тоже не помешало.
  
   Поднявшись по узкой каменной лестнице, Джалиан тщательно обследовал следующий этаж башни. Никаких следов пребывания человека - кругом лишь пустота и запустение. Непохоже, чтобы здесь вообще кто-нибудь жил, пусть и много циклов назад. Нет даже простейшей мебели, только кирпичная крошка, да мусор, занесённый сюда ветром, лежали на полу. Стены заросли мхом. В широкий оконный проём робко заглядывала ущербная луна. Шла первая четверть последнего весеннего лунца - цветня. В Инею, наконец, пришло долгожданное тепло. Лёгкий ветерок доносил снаружи свежесть весенней ночи.
  
   Поддавшись мимолётному чувству, Джалиан облокотился на подоконник и жадно глотнул порцию ночного воздуха. И ночь заговорила с ним. Сотни запахов и звуков смешались за стеной темноты, но Джалиану нравилось разгадывать их. Вот сладкий аромат первоцвета вплетается в тугую струю пьянящего запаха диких степных трав. Вот дурманящий горьковато-пряный аромат шафрана щекочет ноздри и дразнит аппетит. Казалось, и сама земля, пропитавшись ночной влагой, дышит и живёт своей особой жизнью. Джалиан пил запах ночи полной грудью, заново влюбляясь в этот чудесный и волшебный мир, который ловко скрывается от чужих глаз под густой завесой темноты.
  
   Он будет жить, он не сдастся.
  

* * *

   Далеко на востоке, в это время, на вершине одной из башен величественного замка в развивающемся на ветру чёрном плаще стоял человек. Он был высокого роста, атлетического телосложения. Даже в сгущающихся сумерках было видно, как перекатываются под великолепными одеждами могучие мускулы. Высокий лоб скрывали жёсткие прямые волосы. Лишь горькие складки у губ и холодный взгляд серых глаз выдавали его возраст.
  
   Верховный Лорд Ален был стар, он давно забыл, сколько ему лет. Было время, когда он не думал о смерти, было время, когда боялся её, было время, когда он стремился к ней. Теперь же он уже ни на что не надеялся, ни о чём не молил, ни во что не верил. Он желал только покоя, но это было единственным, чего он не мог получить. Горькая усмешка исказила сухие губы.
  
   Лорд устремил свой взгляд в небо, где уже зажглись первые, самые яркие звёзды. Их огонь отразился в необычайно больших, вертикально вытянутых зрачках. Энергия бурлила в нём - охота! Когда-то он с наслаждением придавался ей! Теперь даже охота не радовала его... Вот так бесцельно проживать год за годом - это его судьба? Жалкая участь! Нет, он достоин большего!
  
   В темноте ночного неба вспыхнула и погасла звезда. Сухие губы раздвинулись, обнажая белые блестяще клыки. Он заслужил свой покой, и он получит его. Скоро он отомстит той, что так жестоко обманула его. Ей и всем её помощникам. Он будет отомщён, осталось не так много времени. Тот, кто ждал века, подождёт ещё.
  
   На какое-то время показалось, что фигура на вершине башни растаяла, растворилась в воздухе. Через мгновение вниз сорвалась крупная летучая мышь.
  

* * *

   Пронзительно яркий солнечный свет бил прямо в глаза. Джалиан зажмурился и попытался закрыться рукой, но предательские лучи, словно нарочно не замечая раскрытую ладонь, впились в закрытые веки. Промучившись так ещё некоторое время, Джалиан нехотя протёр глаза и заставил себя окончательно проснуться. Ненавистные лучи били аккурат из обнаруженного вчера ночью широкого оконного проёма, напротив которого он и имел неосторожность задремать. В желудке призывно заурчало. Джалиан пробормотал под нос проклятия и лениво потянулся. Затем бросил тоскливый взгляд наружу. Глупо, конечно, надеяться, что Стражи ушли, но почему бы не проверить?
  
   Солнце ещё только стеснительно выглядывало из-за горизонта, словно не решаясь явить миру свою полную силу. Небо было высоким и безоблачным. Только у подножия башни, окутывая её белым покрывалом, клубился туман. Его жадные языки ползли вверх, лизали древние стены в поиске слабой трещинки или щёлке, чтобы проникнуть внутрь. В этом густом мареве невозможно было различить даже смутного силуэта Стража. Но они были там. Все тринадцать. И, судя по всему, никуда не собирались уходить.
  
   Ни на что ни надеясь, Джалиан вновь внимательно осмотрел комнату. Она была так же безнадёжно пуста, как и раньше. Только стены выглядели ещё более обветшалыми и унылыми. Схватив один из отколовшихся булыжников, Джалиан со злости швырнул его вниз, на головы преследователей. Раздался звонкий удар и всё стихло. Наверное, камень угодил по доспеху одного из Стражей, но вряд ли причинил тому хоть какой-то вред. Бессмысленный, бесполезный поступок! Только вчерашний порез на руке вновь открылся и начал кровоточить. В бессилии Джалиан яростно стукнул кулаком по стене - он в ловушке, из которой нет выхода! И загнал он сюда себя сам.
  
   В это время солнце, мягко оттолкнувшись от горизонта, величественно всплыло в небо. В тот же миг невыносимо яркий свет тысячи солнц шквалом обрушился на Джалиана. Он отшатнулся, затем попятился к стене, пытаясь руками заслониться от режущего света. Это длилось всего несколько мгновений и закончилось так же внезапно, как началось. Медленно, настороженно щурясь, Джалиан открыл глаза. Зрение возвращалось к нему постепенно, будто нехотя. Но когда сквозь прищуренные веки ему удалось разглядеть, что происходит в комнате, но глаза распахнулись сами собой.
  
   Прямо перед ним солнечные лучи, ожив, зажили своей жизнью. Сплетаясь в тугие пучки и связки, они двигались, создавая какой-то сложный, непонятный узор. Затаив дыхание, Джалиан заворожено наблюдал за этим удивительным танцем солнечных лучей. Проживи он ещё хоть сотню, хоть тысячу лет, удастся ли ему когда-либо снова стать свидетелем подобного? Тем временем, узор становился всё сложнее - новые и новые лучи вплетались в него, вот он уже и сам засиял ярче солнца. Так ярко, что больно было смотреть. Но вот последние четыре луча, закрутившись тугой спиралью, взмыли под потолок по углам узора и его ослепительная яркость поутихла.
  
   Джалиан глубоко вздохнул и осторожно сделал шаг вперёд. Он не мог поверить своим глазам! В том месте, где только несколько минут назад ничего не было, в воздухе светился тусклым сиянием, сплетённый из солнечных лучей силуэт девушки, прекрасней которой Джалиан ещё не встречал. Тонкие, изящные черты лица, длинные, ниже пояса, волосы, в которых то и дело змейками шныряли проворные искорки, мягкие изгибы совершенного тела. Она казалось тонкой и невероятно хрупкой, почти прозрачной. Должно быть, так было из-за того, что беспокойные искорки-змейки, то вспыхивали, то гасли внутри неё. Это солнечные лучи всё ещё продолжали свой танец. Девушка казалась спящей. Её грудь мерно поднималась и опускалась, глаза были закрыты.
  
   Джалиан заворожено наблюдал за свершившимся на его глазах чудом, в голове воцарилась настоящая сумятица из образов и мыслей. Но сильнее всего изнутри его сжигало желание коснуться её, убедиться, что это не игра воображения или больного разума, что глаза не лгут ему. Медленно, почти не дыша, он поднял руку и потянулся к девушке, но замер, боясь своим неосторожным движением разрушить хрупкое волшебство. Только тогда Джалиан заметил, что золото солнечных лучей уже заметно поблёкло, контуры фигуры девушки становились размытыми, сияние гасло с каждым мгновением. Заволновавшись, что девушка исчезнет так же внезапно, как появилась, Джалиан поспешно протянул руку и кончиками пальцев ощутил жар и лёгкое покалывание. Он ожидал чего угодно - тепла человеческого тела или холодной пустоты, но это было нечто совсем другое. Джалиан провёл рукой вдоль изгиба плеча девушки, по тонкой шее и высоким скулам. Пальцы жгло, будто он касался не человека, а живого огня. Фигура девушки стала уже совсем прозрачной, озорные искры внутри вспыхивали всё реже. Ещё несколько мгновений и видение совсем растает, растворится в воздухе, словно и не было никогда спящей красавицы, сотканной из солнечных лучей.
  
   Но за мгновение до этого, алая капля крови из рассечённой руки Джалиана сорвалась с его ладони и упала на умиротворённое лицо исчезающей девушки...
  
   Некоторое время ничего не происходило, но неожиданно ресницы незнакомки дрогнули. И снова вспышка света озарила комнату. Джалиан резко отшатнулся, закрыв рукой глаза. Чистый, хрустальный звук отозвался с небес, как самая высокая нота и всё стихло. Медленно Джалиан отнял руку от глаз.
  
   Она смотрела прямо не него. Такая же прекрасная, только на этот раз из плоти и крови, а не из сгустка солнечных лучей. В широко распахнутых золотистых глазах не было ни враждебности, ни страха, скорее удивление, смешанное с любопытством. Этот взгляд пугал и завораживал - казалось, вся сила солнечных лучей теперь таилась там, в его глубине, где вспыхивали и гасли миллионы колдовских искорок.
  
   - Кто ты? - первой нарушила молчание девушка.
  
   Её голос звучал мелодично, с лёгкой хрипотцей, как у любого человека после долгого сна. Но кем-кем, а человеком эта девушка уж точно не была.
  
   - Кхем... Джалиан Скайлорд, к вашим услугам, леди - выдавил, наконец, Джалиан, старательно пряча глаза. Не потому что, избегал прямого взгляда незнакомки, просто превратившись из сказочной феи в человека, она осталась совершенно нагой. Очевидно, заметив его реакцию, она тоже осознала сей прискорбный факт. Но, похоже, это её не сильно смутило или она настолько хорошо владела своими чувствами, чтобы не показать этого. Грациозно поднявшись, девушка непринуждённо растрепала свою золотую гриву волос, частично скрыв ими свою наготу.
  
   - Кажется, мы не знакомы... - задумчиво произнесла девушка, - Ната прислала тебя? Что случилось?
  
   - Гм... - ещё раз откашлялся Джалиан, мысли у него немного путались, но он решил, что лучше прояснить всё сразу, - Дело в том... В общем, не думаю, чтобы меня кто-то присылал. Я не собирался... В действительности, я даже не знал, что такое возможно.
  
   Чем больше он говорил, тем больше лицо девушки хмурилось. Вдруг, её глаза расширились, она резко повернулась к окну и свесилась с подоконника вниз. Джалиану даже показалась, что она сейчас сорвётся вниз, и он инстинктивно дёрнулся её удержать. Но девушка уже выпрямилась и, вновь устремив на него требовательный взгляд, словно защищаясь, выставила свою руку ладонью вперёд:
  
   - Значит, ты пришёл убить меня? - девушка зло усмехнулась, но смотрела по-прежнему без страха, а скорее с вызовом. - Должна заметить, для убийцы, ты довольно нерасторопный...
  
   Джалиан даже опешил от подобного предположения.
  
   - Кроме того... - продолжила незнакомка, - кажется, ты ошибся с выбором компании. Кто бы ни составил твои друзья, вряд ли они тебе теперь помогут. Тьма не может переступить порог моей башни.
  
   Так она заметила Стражей, вот в чём дело. Тогда не удивительно, что у неё закрались подобные мысли. Джалиан решил, что лучше взять разговор в свои руки, иначе их дружеская беседа рискует превратиться в драку. Взвесив все "за" и "против", он тщательно обдумал, какой именно информацией может поделиться без риска для себя: бегство, ночь в башне и, наконец, загадочное утреннее происшествие.
  
   - Поэтому теперь мы оба в ловушке, единственный выход охраняется отрядом Стражей и, видимо, нам придётся гнить в этой башне до конца дней. Впрочем, хорошей новостью является то, что этого, вероятно, осталось не слишком долго ждать, - закончил он.
  
   Девушка слушала его, уютно устроившись на широком подоконнике. Когда Джалиан закончил, она подняла голову и непреклонно заявила:
  
   - Это совершенно невозможно.
  
   - Что именно? - немного растерялся он.
  
   - Всё, что ты говоришь, совершенно невозможно, - упрямо качнула головой девушка. - Меня не смог бы даже увидеть простой прохожий с улицы, не говоря уж о Пробуждении! И тем не менее...
  
   Она вдруг резко вскочила и, мгновенно оказавшись прямо перед ним, схватила его за порезанную руку и, поднеся её к лицу, сначала тщательно принюхалась, а затем лизнула порез. Джалиан попытался отстраниться - поведение девушки, кажется, нельзя было предсказать. Но вырваться из её хватки оказалось не так-то просто. Поэтому ему оставалось только беспомощно наблюдать, как она с самым серьёзным и тщательным видом изучает его кровь на вкус, запах и цвет. Но вскоре лицо девушки скривилось, как от горечи, и она сплюнула на пол, процедив сквозь зубы:
  
   - Что это, Тьма тебя побери, такое?
  
   Джалиан немного поколебался, прежде чем ответить:
  
   - А что ты почувствовала? - наконец, произнёс он после паузы.
  
   - Эта кровь... это просто... нет... она... отравлена, - девушка с трудом подбирала слова.
  
   Её взгляд был вновь прикован к его лицу, но, казалось, теперь она смотрела на Джалиана с другим выражением - не удивление, но вопрос, не подозрение, но сочувствие. Этот взгляд стал для него чем-то вроде последней капли. Рывком оттолкнув от себя девушку, он вдруг рассмеялся, надтреснутым неживым смехом.
  

Глава вторая

Ошибка Верховного Лорда

   Натаниэль была счастлива. Наконец, наконец, настал тот волшебный момент, к которому она готовилась столько лет! Всё было тщательно спланировано заранее и каждое мгновение было на счету, но она не могла устоять перед желанием задержать время, продлить сладостный миг триумфа. Она простёрла руки к небесам и произнесла несколько мелодичных слов. Хрустальный, тающий звук откликнулся из поднебесья и растворился в шуме леса.
  
   Натаниэль опустила руки. Сейчас каждой частичкой своего существа она чувствовала скрытую Силу Леса Эльфов. Ланкора - так называли эльфы свои владения, где незыблемо правили за сотни циклов до прихода Лордов и алайни. И даже теперь, когда народ эльфов был уничтожен и его остатки вынуждены скитаться по миру людей, не найти более подходящего места для её смелого эксперимента, чем в заповедном сердце Ланкоры. Натаниэль дышала полной грудью, впитывала шёпот ветра, аромат трав и щебетание птиц. Сила, густая и могучая, потоками сливалась к ней. Она не торопилась - важно накопить достаточно Силы, для ритуала. Сегодня - решающий день и для неё и для всех айлани.
  
   Дольше медлить нельзя.
  
   Песня-заклинание полилась из её уст, находя отклик в сердце зачарованного Леса. В мелодии и словах слились воедино печаль и надежда, сила и вера, сожаления и мольба о чуде. Натаниэль отдавала собранную Силу, которая мощными потоками стремилась в центр поляны, где воздух странно дрожал в её струях. Всё вокруг затаилось в ожидании, и только мелодия песни разлилась над лесом. Натаниэль чувствовала, как Сила оставляет её. На мгновение она испугалась, что ничего не выйдет, что она зря тратит Силу, которую можно было использовать с большей пользой. Не ошиблась ли она, положившись на эльфийскую магию, возомнив себя более могучей, чем на самом деле? Но едва заметное дрожание воздуха заставило Натаниэль отбросить сомнения. Её голос, высокий, чистый, как ключевая вода, вознёсся, воспарил над Лесом Эльфов в завершающей фазе заклинания и замер где-то в незримой выси.
  
   На поляне, весь утопающий в завихрениях Силы, возвышался теперь величественный Храм. Пустые глазницы оконных проёмов дышали глубокой древностью, высокие ступени плавно стекали к ногам Натаниэль. Всё выглядело слишком близким, слишком знакомым - будто всего несколько минут назад она стояла здесь же, на том же самом месте и на пределе сил плела заклинание, которое должно было вышвырнуть Храм из этой реальности навсегда. Но теперь всё иначе, теперь она стала той, кому удалось вернуть его.
  
   От слабости у Натаниэль подогнулись колени, и она упала наземь перед возрождённым Храмом. Чувство усталости и опустошения накатило душной волной - чтобы вернуть Храм потребовались все её силы, но слёзы счастья блестели в её глазах. Она смогла! Она совершила то, что должна была сделать для своего народа, для этого мира, и, возможно, - кто знает? - ещё множества других, более прекрасных миров! Сегодня она сделала первый шаг к тому, чтобы исправить роковые ошибки своего прошлого, вернуть всё на свои места.
  
   Полная решимости, преодолевая предательскую слабость, Натаниэль поднялась и, уверено направилась к Храму. Он возвышался перед ней, словно упрёк её прошлому, связь с которым ей не прервать даже ценой всей жизни. Медленно поднимаясь по гладким ступеням, она вспоминала.
  
   Человек, который был для неё всем, приблизился, и Натаниэль почувствовала, как холодный клинок входит в её тело.
   - Но почему?.. - сквозь боль прошептала она, умоляюще глядя в пустые глаза.
   Его глаза сузились, но он не ответил и лишь простым резким движением выдернул меч. Алая кровь мерно стекала с его острия на древний каменный пол.
   Натаниэль упала, она чувствовала, как жизнь капля за каплей уходит из неё, но всё же потянулась рукой к застывшему перед ней человеку:
   - Я... люблю...
   - Не трудись, Богиня, - прервал он, выцеживая слова. - Наша история закончится здесь. Ты будешь благодарна мне за избавление от смерти на Алтаре. Считай, что я сделал это в память о прошлом.
   Мир поблек перед глазами Натаниэль и она провалилась в небытие.
  
   Тяжёлые двери без скрипа распахнулись перед ней, она огляделась. Косые лучи заходящего солнца пронизали воздух Храма, рассеивая темноту. Стены украшали затейливые рисунки, изображающие прекрасных длинноволосых девушек и высоких атлетически сложенных мужчин. За их спинами угадывались великолепные крылья, оттенок которых мог колебаться от серебристо-серого до снежно голубого и от ярко-золотого до ослепительно-белого. Выполненные искусным мастером картины завораживали своим совершенством.
  
   Но у Натаниэль не было времени восхищаться орнаментом, она твёрдым шагом двинулась в центр Храма. Там в глубине неуверенно выступала из окружающей мглы небольшая площадка. Несколько постаментов, образующих круг, одиноко пылились в рассеянном свете восходящего солнца, ожидая своих хозяев. Преодолев несколько ступеней, Натаниэль оказалась в центре круга. Сколько раз в других Храмах и других мирах она стояла на этом месте, и каждый раз заново переживала восторг, восхищение и священный трепет. Теперь она снова почувствовала это, но радость возвращения в этот раз была разбавлена напополам с печалью. Не таким она запомнила Храм прошлый раз. Теперь только Тьма ютится по его углам и свет постаментов не разгоняет мрак. Они не пробудились сегодня ото сна, встречая своих Хранителей. Горечь подступила к горлу тугим комком и Натаниэль замотала головой, стремясь отогнать прочь непрошенные воспоминания. Теперь не время для них. Она уже достаточно корила себя, пришло время исправлять ошибки. Начало положено сегодня, теперь нужно отыскать Ключи.
  
   Тем временем за окном солнце, оторвавшись от горизонта, плавно всплыло над лесом и начало своё степенное шествие по небу. В тот же миг, словно что-то изменилось в Храме, на Натаниэль накатило чувство узнавания и вместе с тем тревоги. Как будто что-то очень важное и значительное произошло сейчас. В смятении, она медленно повернулась, вглядываясь через стрельчатое окно на запад. Туда, где за сотни верст отсюда, за Ланкорой, за Призрачными топями, на окраине Вересковой пустоши возвышалась старая, заброшенная башня...
  

***

   Герцог Орин Ловелл стоял на окраине некрополя и его взгляд задумчиво блуждал средь величественных гранитных склепов и маленьких скромных могилок. Где-то здесь похоронен его дед, а возможно и прадед и ещё десятки его предков. В который раз волна гнева поднялась в нём при мысли, что кто-то может замахнуться на древние устои, поднять из земли мертвеца, вернуть его к жизни - нет! К её жалкому подобию! - лишить заслуженного покоя и заставить выполнять чужую волю! Но нет! Он, Орин Ловелл, не допустит этого. Сегодня он у п о к о и т эти души навеки.
  
   - Герцог Ловелл! - раздался позади звонкий голос.
  
   Орин обернулся. Восходящее солнце осветило правую часть его лица, бросив причудливые тени на левую. Это был высокий сильный человек, одетый в неброский, но, очевидно, дорогой камзол из тонкой ткани. На его плечах лежал длинный чёрный плащ с капюшоном. При необходимости, плащ мог скрыть величавую фигуру, а просторный капюшон - спрятать лицо, обрамлённое вьющимися смолисто-чёрными, без единого намёка на седину, волосами. Мужественный подбородок подчёркивала густая борода. Лишь усталый взгляд изумрудных глаз говорил о его почтенном возрасте.
  
   - Герцог Ловелл!
  
   - Сколько раз повторять, Каль? Когда мы в этих плащах, никаких титулов, - укоризненно произнёс герцог приближающемуся юноше.
  
   - Прошу прощения... Орин, - улыбнулся парень. - Всё же, это несколько непривычно для сына башмачника.
  
   - Хм... - герцог прищурился. - Прошлый раз ты утверждал, что твой отец - стеклодув.
  
   - Не-ет, - недоверчиво протянул Каль, однако, в его глазах горели весёлые искры.
  
   - Именно так, - кивнул Орин, пряча в бороде улыбку.
  
   - Ну... на самом деле, ничего странного тут нет. Просто мой папаша делал стеклянные башмаки.
  
   - Значит, стеклянные башмаки?
  
   - Точно так.
  
   Герцог задумчиво рассматривал молодого, нескладного паренька перед собой. Каль выглядел слегка взъерошенным, иногда рассеянным, но всегда бесшабашным мальчишкой с мягкими чертами лица и задорной улыбкой. Встреть его случайно где-то в городе, принял бы за обычного лоботряса или деревенского простачка, коих много шаталось по трактирам и игорным домам в поисках лёгких денег. Вот только с тех самых пор, как проворный парнишка стал его учеником, герцога не оставляло чувство, что весь его внешний вид, вся непосредственность и открытость - всё напускное. Поэтому Орин уже не первый раз закидывал удочку, пытаясь проверить свои подозрения. Каль тут же принял игру герцога, ничуть не смутившись ни опасности разоблачения, ни возможного исключения из Ордена и легко дал понять Орину, что знает, о чём тот думает и это его ничуточки не беспокоит. Таким образом, их игра в "я знаю, что ты знаешь, что я знаю" постепенно разрасталась и, как ни странно, только ещё больше сблизила между собой двоих этих настолько разных людей. Только однажды несколько циклов назад Орин видел другого Каля. В тот день, когда среди бела дня чёрная тень набежала на солнце, частично скрыв его, когда все люди в ужасе попрятались по домам, ожидая начала кровавой Охоты Лордов или конца всего сущего, лишь один человек с вызовом и ненавистью смотрел в небо. Мягкие черты его лица застыли, словно высеченные из камня, во всём теле чувствовалось напряжение, нервы натянуты, как струна. Вот за этот взгляд и за ту силу воли, что горела в нём, герцог и принял Каля в свои ученики, но с тех пор не мог отогнать от себя мысль узнать, что в действительности скрывается в глубине серьёзных малахитово-зелёных глаз.
  
   - Видно у твоего отца было много талантов, - герцог Ловелл развернулся, следя за движением восходящего солнца. Его первые робкие лучи осветили лицо Орина. С левой стороны вниз от виска тянулся зарубцевавшийся шрам. Впрочем, считается, что шрамы украшают воинов. В отношении Орина это было правдой. - Всё готово?
  
   - Можно начинать, - подтвердил Каль. - Некрополь окружён силами Ордена Феникса, пентаграмма готова и налилась Силой.
  
   - Где Кэтлин?
  
   - Ваша дочь сослалась на головную боль и заперлась в комнате.
  
   - Хорошо, она могла помешать ритуалу, мы не должны подвести Натаниэль, - Орин отвёл взгляд от солнца и задумчиво провёл рукой по затянувшемуся шраму. Ему тоже было за что мстить и кого ненавидеть.
  
   Каль почтительно склонил голову, но всё же не преминул в очередной раз спросить:
   - А она точно Богиня? Когда мне разрешат увидеть её?
  
   - Всему своё время, - строго покачал головой герцог. - А пока мы должны закончить начатое.
  
   - Да, герцог... Орин, - поправился Каль. - Но могу я спросить, как мы будем действовать?
  
   - Мы будем использовать магию эльфов. Один из её разделов посвящён нежити, для у п о к о е н и я рекомендуется использовать огонь, - тоном терпеливого учителя объяснил Орин.
  
   - Огонь...
  
   - Знаю, тебе он не по душе, но прислушаемся к рекомендациям эльфов.
  
   За разговором они поднялись на небольшой холм, с которого открывался вид на весь некрополь. В центре площадки, пылая алым, горела сложная многогранная фигура.
  
   - Она готова, - подтвердил герцог. - Ну что ж, начнём.
  
   Два человека в одинаковых плащах стали друг против друга у разных углов пентаграммы. Одновременно они начали читать заклинание Огня. Подчиняясь неведомому ритму, они то убыстрялись, то говорили медленно и певуче. Вскоре алые ореолы пламени окружили обоих. У Орина он был ярким, горячим, длинные языки пламени вырывались из него, прося пищи. Вокруг Каля Ореол был заметно бледнее. Синхронно они вскинули руки, указывая на некрополь, с губ сорвалось последнее звучное слово.
  
   Огненный поток ринулся вниз с холма, начисто обгладывая землю, растекаясь жидкой лавой, проникая вглубь земли. Огонь искал только мёртвое - жирная зола оставалась вместо древних скелетов. Плюнув прощальной вспышкой, огненная волна ушла, впиталась в землю, как вода после дождя. Пентаграмма обуглилась и потухла.
  
   Двое на холме переглянулись:
  
   - И это всё? - огорчённо спросил Каль. - Так быстро и... так легко?
  
   Его глаза лихорадочно блестели, на висках выступили капельки пота, но держался он уверенно и твёрдо стоял на ногах. Теперь на месте Некрополя было выгоревшее поле, усыпанное золой и пеплом. Даже гранит склепов расплавился в огне очищающего пламени.
  
   Вдруг, Кали заметил движение в центре пожарища. Он напрягся, вглядываясь внимательнее. Зола зашевелилась и из неё, разгребая пепел крючковатыми пальцами, начали лезть скелеты. Их было много - вскоре весь некрополь наводнили живые мертвецы, отливая мертвенной белизной костей в свете восходящего солнца. Тут же некрополь затянуло густым липким туманом, в котором можно было различить лишь зыбкие силуэты мертвецов, скрывающихся от гибельных солнечных лучей.
  
   - Они живы?! - вскричал Каль. - Но почему? Ведь огонь...
  
   Герцог Ловелл тоже смотрел на остатки некрополя:
  
   - Они впитали Огонь и он наделил их Силой, вместо того, чтобы убить. Изменение. Это была ловушка.
  
   - Что же делать?
  
   Герцог поколебался:
   - Я... не знаю, может серебром...
  
   - Драться с ними на мечах?!
  
   - Другие предложения есть? - Орин вопросительно поднял бровь, но не ожидал ответа. - Пошли, некоторые ещё не успели полностью выкопаться, преимущество будет у нас. И труби в рог - пусть придут воины Феникса.
  
   Звучный сигнал тревоги прогудел над долиной. Отбросив рог, Каль бросился догонять Орина, уже спускавшегося вниз. Они, словно два тайфуна, врубились в гущу мертвецов. Двое против тысячи. Их мечи свирепо рассекали воздух, круша хрупкие кости.
  
   На Каля насели сразу три скелета. Хвала Великой Матери, у них не было никакого оружия, иначе неизвестно, чем бы закончилась эта битва. Легким ударом он снёс одному из нападавших голову, уклонился от ссохшегося кулака и, перекатившись, перерубил другому обе ноги. Однако, не успел он подняться с земли, как последний скелет сомкнул свои цепкие пальцы на его горле. Изловчившись, Каль пнул скелет в пах, ожидая, что от удара он непременно рассыплется в прах, но не тут-то было. Тогда Каль вцепился в скользкие кости, сжатые смертельной хваткой. В голове у же мутилось от недостатка кислорода, но неожиданно пальцы ослабли. Напрягшись, Каль смог оторвать зловонные руки от горла. Сам скелет, оставшись без конечностей, злобно щёлкал зубами. Рядом отбивался от двух мертвецов молодой воин в таком же плаще, что и Каль. Должно быть, это он помог ему мгновением ранее. Рывком поднявшись, Каль хладнокровно изрубил на куски одного из противников, со вторым воин справился сам.
  
   - Спасибо, - поблагодарил он.
  
   - Тебе спасибо, - отозвался Каль.
  
   Появилось время оглядеться. Всё поле было усеяно остатками обрубками скелетов, живших своей жизнью - головы кусались, ноги лягались, руки норовили вцепиться в горло. Серебро не убивало монстров. Среди моря мертвецов в тумане мелькали чёрные плащи. Воины Феникса дрались мастерски, но даже мастерство не убережёт, если враги неисчислимы. Многие погибнут сегодня и это отчасти и его, Каля, вина. Они с Орином выпустили на них Огонь, напитали Силой сухие кости. Что и кто теперь остановит их? Заклинание очищающего огня - одно из сильнейших... Хотя... Вода тоже сильна. Что если применить её против мертвецов? Но как накопить Силу?
  
   Гниющий скелет с воем бросился на Каля. Он отмахнулся от него, одним ударом перерубив надвое. Рисовать пентаграмму нет времени, но ведь есть та, что пробудила мертвецов! Каль огляделся. Герцог как раз уложил очередного скелета.
  
   - Орин! - крикнул Каль, - я наверх! Так их не остановить!
  
   И не дожидаясь ответа, он бросился на холм, яростно вращая мечом.
  
   - Стой, Каль, остановись! Это невозможно, пентаграмма уже отработана!
  
   Но Каль уже не слышал Орина. Он стремительно взбирался на холм, отмахиваясь мечом от наседающих мертвецов.
  
   Пентаграмма прекрасно сохранилась. Лишь серый пепел чуть припорошил чёткие линии. Стараясь не нарушить рисунка, Каль осторожно удалил пепел. Затем с помощью метательного ножа (он всегда носил несколько с собой) заново очертил контур фигуры. Теперь осталось самое главное - пентаграмма должна набрать Силы. Каль склонился над ней и сделал руками несколько быстрых пассов. Тонкие линии налились синим, затем потемнели, став почти чёрными, потом вдруг резко побледнели. Синий цвет начал стремительно растворяться.
  
   - Тьма тебя подери! Почему? - в отчаянии выругался молодой волшебник. И тут же понял. Пентаграмма уже вобрала в себя Силу этого места - поблизости не осталось больше Силы, способной напитать её. Всё бесполезно! Каль бросил взгляд вниз. Прямо на его глазах кучка скелетов окружила воина, с которым он обменялся парой слов во время битвы. Один накинулся сзади и впился острыми зубами в незащищённое броне плечо. Трое напирали спереди, протягивая крючковатые руки к уязвимому горлу. Каль замахнулся и с силой метнул нож. Он не задумывался о том, что расстояние возможно слишком велико и его бросок ничем не поможет воину. Нож со свистом рассёк воздух, хрустнул перерубленный позвонок и один из скелетов, покачнувшись, упал. Однако, его голова, живя своей жизнью, продолжала вгрызаться в плечо юноши, а костлявые руки обезглавленного тела нащупали его ноги. Воин потерял равновесие. Жалко хлюпнули под его тяжестью кости зубастого черепа. Остальные трое с воем бросились вперёд.
  
   Каль отвернулся. Он не хотел видеть, что было дальше, он не хотел, чтобы кто-то ещё разделил судьбу безымянного воина. Он не допустит этого! Здесь остался ещё один источник Силы.
  
   Без колебаний Каль перешагнул границу пентаграммы и встал в самом её центре. Здесь переплетались, образуя замысловатый узор, пять тонких линий. Едва он сделал это, как потухший было голубой вновь налился цветом. Пронзительно-синим запылал чародейский рисунок, ввысь взвились языки небывалого пламени. В тот же миг, Каль почувствовал, как что-то изменилось вокруг - чувства обострились до предела, мир обрёл небывалую чёткость. Затаив дыхание, он повернул голову на северо-запад, вглядываясь во что-то ведомое ему одному.
  
   - Неужели... - прошептал он, не разжимая губ.
  
   Орин Ловелл, рассекая надвое очередного мертвеца, поднял взгляд на холм перед ним. На его вершине, утопая в лучах яркого синего света, стоял Каль. Его руки были простёрты к небу, губы двигались, произнося слова, которые герцог не мог разобрать. Набирающий силу ветер трепал соломенные волосы юноши, чёрный плащ развивался позади, а над полем неведомо откуда собирались тёмные грозовые тучи.
  
   - Невозможно... - услышал герцог свой неестественно глухой сиплый голос. Он опустил взгляд - почва под его ногами дрожала, словно в лихорадке. Очередной толчок повалил Орина наземь. Поспешно вскочив, он бросился к холму.
  
   - Отступаем! - кричал он что есть мочи. - Бегите! Скорее, за мной! Отступаем!
  
   Последние его слова заглушил тяжёлый гулкий удар грома, сотрясший бывший некрополь. От сгустившихся туч почти ничего не было видно, лишь окутанная синим фигура на холме горела во тьме, словно сигнальный маяк. Герцог бросился туда, продолжая подавать сигналы к отступлению. В следующий миг, яркая вспышка молнии озарила всё вокруг. Гниющий скелет, стоявший на пути Орина, тут же лишился головы и поле вновь окутала стена непроглядного мрака. Герцог Ловелл уже взбирался на холм, когда его настиг новый один раскат грома, ещё мощнее предыдущего. Его ноги подкосились, и он упал на жёсткую траву. При ослепляющей вспышке молнии он с ужасом заметил, что земля некрополя местами пучится, словно пытается вытолкнуть что-то из себя. Наводнившие поле скелеты бегут от этих мест кто куда.
  
   На время мир вновь погрузился во тьму. Цепляясь пальцами за жёсткую траву, Орин упрямо полз вверх по склону. Сочтя, что удалился на безопасное расстояние, он перевернулся на спину. Первые тяжёлые дождевые капли упали ему на лицо. Тьму прорезал ужасающий отчаянный вой. Ударил гром, содрогнулась земля. Новая вспышка выхватила из мрака скорченные фигуры мертвецов. На глазах Орина один из неестественных земляных бугров с грохотом лопнул. Ввысь взвились тугие струи горячей, кипящей воды. Вспышка погасла, но Орин по звуку различал, когда лопается очередной гейзер. Некрополь окутало облако водяного пара.
  
   Сколько так продолжалось, Орин не знал. Земля дрожала и тряслась, раскаты грома следовали один за другим, молнии прочерчивали горящие линии в небе, скелеты корчились на земле, а струи воды и горячего пара снова и снова обрушивались на некрополь.
  
   Вдруг неожиданно хриплый вой оборвался. Когда новая вспышка осветила некрополь, там не было ни гейзеров, ни мертвецов. Тяжёлый покров туч стал менее плотным, и только дождь продолжал шелестеть, смывая с земли кровь и пепел. Собравшись с силами, герцог поднялся. Спотыкаясь, он двинулся наверх, где продолжал тускло отсвечивать синим рисунок волшебных линий. На его фоне, скрывая некоторые его части, угадывалась распластанная фигура человека.
  

***

   Верховный Лорд Ален был зол. Он чувствовал, что-то произойдёт очень скоро - что-то настолько важное, что он решил воспользоваться помощью этой жалкой алайни. Бывшей алайни, поправил он себя. Ведь она теперь играет на его стороне! Но всё же Лорд Ален никогда не мог подавить отвращения и брезгливости при разговоре с Тессой. Он никогда не терпел предательства и всё ещё не мог простить той, другой.
  
   Позади него, в тёмном зале, освещённом свечами, взвился ввысь небольшой чёрный смерч. Из него, мягко ступая по каменному полу зала, вышла Тесса и склонилась в почтительном поклоне.
  
   - Мой повелитель, - чувственные губы разомкнулись. - Ваша верная слуга явилась на зов.
  
   - Похоже, ты ещё не утратила своих талантов, Наместница, - холодно констатировал Ален.
  
   - Да, мой повелитель.
  
   - Я не оторвал тебя от важных государственных дел, Наместница?
  
   У Тесс было множество дел, но она мудро произнесла:
  
   - Вы позвали - я пришла.
  
   - Тогда к делу, - Лорд мало обращал внимание на тонкости этикета. - Я должен понять, что происходит в моём мире. Потревожена большая Сила, что-то готовится или, возможно, что-то происходит прямо сейчас.
  
   - Вы правы, господин.
  
   - Что ты знаешь об этом?
  
   - Мои люди в Ордене Феникса доложили, что на сегодня готовился важный обряд. Мы можем использовать мои способности, чтобы узнать больше, повелитель.
  
   Верховный Лорд задумчиво нахмурился. Мог ли Орден стать причиной снедавшего его с ночи беспокойства или дело в том, что он не мог дождаться доклада Стражей, посланных им в Вересковую пустошь. Знакомое чувство, что сейчас происходит что-то, что он не в силах изменить, жгло его изнутри, но он ничем не выдал себя.
  
   - Приступай к обряду, - приказал Лорд.
  
   - Да, господин.
  
   Тесса взяла в руки старинную чашу и наполнила её чистой водой, затем она отстегнула от пояса небольшую склянку и капнула в чашу подозрительно красной жидкости. Ален внутренне скривил губы в презрительной усмешке, но не один мускул не дрогнул при этом на его бесстрастном лице. Опустившись на колени, Наместница залпом осушила чашу. Липкий туман окутал её фигуру, очертания тела размылись, словно размазанные по пространству. Это было Изменение.
  
   Она была воздухом. Сколько раз Тесса уже испытывала это, ни с чем не сравнимое, чувство! Кто хоть раз испытал такое, уже никогда не будет прежним. Она - всё и ничто! Наслаждаясь свободой, Тесса раздвигала границы своего сознания, охватывая всё больший участок пространства. Стремительно неслась она туда, где, как ей казалось, воздух был налит Силой.
  
   - Покажи мне, - услышала она далёкий голос Лорда Алена.
  
   Передавать изображение, значит терять непозволительно много Силы, но Тесса подчинилась.
  
   Теперь она видела перед собой некрополь. Здесь была сконцентрирована большая Сила, но воздух дразнил её, зовя за собой дальше на запад. Будь её воля, она понеслась бы вперёд, но Лорд остановил её. Он обратил внимание на яркие блики красного на одном из холмов, окружавших некрополь. Подчиняясь, Тесса камнем рухнула с высоты и приблизилась к источнику света. Лорд не ошибся - это была почти готовая пентаграмма призыва Очищающего Огня. Об этом говорил цвет её линий - ярко алый, и расположение пяти определяющих черт.
  
   - Орден Феникса, - процедила Тесса сквозь зубы, её размытый образ затрепетал от ненависти.
  
   - Верно, - ровный голос Верховного Лорда не выражал никаких эмоций. - А теперь используй свой дар, чтобы помешать им. Нужно всего лишь чуть-чуть изменить эффект от их заклинания.
  
   - Я не могу... мне не хватит Силы!
  
   - Я помогу тебе.
  
   В тот же миг Тесса ощутила яростный приток мощи. Верховный Лорд вступил в туман, ставший отчасти её телом. Она ощутила его присутствие совсем рядом и инстинктивно потянулась к нему. Волна страсти и желания окатила Тессу. Ради этих минут она жила, ради этого отреклась от своего народа... и своей души. Но властный голос выдернул её из мира грёз:
  
   - Теперь, колдуй, - сказал он и она подчинилась.
  
   Две неузнаваемые из-за ореолов пламени фигуры произнесли Формулу Огня и поток невиданной мощи обрушился на некрополь, выжигая не только растительность, но и сам воздух вокруг. Тесса пронзительно закричала, сжавшись от боли, и день померк для неё.
  
   Лорд Ален брезгливо отстранился от потерявшей сознание женщины. Он видел достаточно. Очевидно, что Орден вновь пытался ослабить влияние Лордов, лишив их потенциальной армии мертвецов. Глупцы, этого добра достаточно где угодно и во все времена, но даже за эту жалкую попытку они расплатятся сполна.
  
   - Унесите её, - бросил он появившемуся по первому сигналу слуге. - Направить отряд Стражей на Корнский некрополь. Живых не оставлять. Мы не должны упустить такой шанс уничтожить Орден Феникса.
  
   В это время в сердце Ланкоры Натаниэль закончила плести тонкое кружево своего заклинания, и первые лучи восходящего солнца гладили ступени Храма Возрождения. А дальше на запад, в заброшенной башне на окраине Пустоши происходили ещё более загадочные события.
  
  

Глава 3

Семейные узы

   Когда после ужасных событий Переворота Перворожденных Тишь избрала себе наказание, то не представляла, что пробуждение может быть таким. Незнакомый человек с холодными колючими глазами и оттолкнул её и рассмеялся сухим, надтреснутым смехом:
  
   - Это не твоё дело, кем бы ты ни была, - резко ответил Джалиан. - Не собираюсь отчитываться перед каждым встречным.
  
   Тишь послушно отстранилась, затем, повернувшись к собеседнику спиной, несколько минут вглядывалась в утренний пейзаж за окном башни, словно обдумывая что-то. Золотой диск солнца уже воспарил высоко над горизонтом и высушил своим жаром утреннюю росу с полей, прогревая ещё по-весеннему холодную землю. Она не хотела, чтобы сейчас Джалиан видел её выражение лица, иначе смог бы заметить влагу, скопившуюся в уголках глаз и превратно истолковать это. Нет, её вовсе не обидела его грубость или тот факт, что он нарушил её заточение. Просто эта резкость и замкнутость, по-видимому, свойственная его манере поведения, напомнили Тишь совсем другого человека. Наконец, она оглянулась и произнесла просто и прямо:
  
   - Хорошо.
  
   Казалось, этот ответ немного обескуражил её собеседника. Повисла неловкая пауза.
  
   - Моё имя - Тишь, - помолчав, продолжила девушка. - Не смотря на то, что познакомились мы при немного странных обстоятельствах, надеюсь, между нами не будет вражды. И ещё... возможно ты не сочтёшь за трудность одолжить мне свой плащ? Я, гм, в некотором роде не одета, впрочем, думаю, ты уже заметил.
  
   Джалиан окончательно смешался и снова опустил глаза. Он совершенно не понимал, как вести себя с этой удивительной девушкой, её реакция на любые события была совершенно непредсказуемой. Ловким движением Джалиан расстегнул застёжку и протянул ей плащ, усердно разглядывая трещины на полу комнаты. Послышался лёгкий шелест, затем небольшая возня.
  
   - Спасибо, - поблагодарила Тишь, защёлкивая застёжку.
  
   Джалиан поднял глаза. Чёрный цвет плаща только ярче подчеркнул белизну кожи и червонное золото её волос. Казалось, даже укрытая плащом, она продолжала сиять так же ярко, как и солнце, из лучей которого появилась.
  
   - Кто ты?.. - вопрос сам собой сорвался с губ Джалиана, да так и повис в воздухе.
  
   - А ты - хитрец, Джалиан Скайлорд, верно? - Тишь улыбнулась, задорно прищурив глаза. - Сам не спешишь отвечать на чужие вопросы, а свои задавать не стесняешься. Давай условимся так - я отвечу на твои вопросы, если ты ответишь на мои. Если среди вопросов окажется такой, на который ты не захочешь или не сможешь дать ответ, то так и скажи - я приму твой выбор. Но и за собой оставляю такое же право. Что скажешь, странник, сделка?
  
   Джалиан обдумал все риски и кивнул, соглашаясь. В конце концов, он ничего не теряет, ведь они по-прежнему в ловушке. Девушка ловко запрыгнула на подоконник и устроилась поудобнее, Джалиан устроился на полу, облокотившись о стену.
  
   - Что ж, - проговорила Тишь, склонив на бок голову, - я могу сделать первый шаг и начать с ответа на твой последний вопрос. Я принадлежу к народу айлани и в этом мире всего лишь гость.
  
   - Значит вы не люди? Вы можете перемещаться между мирами?
  
   - Стоп-стоп-стоп, не слишком ли много вопросов? - рассмеялась девушка. - Мне казалось, что сейчас моя очередь спрашивать. Люди... кто это?
  
   Джалиан ненадолго растерялся даже от такого вопроса, заданного с очаровательной непосредственностью:
  
   - Люди - это самый многочисленный народ в этом мире, - начал он, тщательно подбирая слова. - Внешне ты очень похожа на человека. Я имею ввиду, если не обращать внимание на твоё... на то... что ты слишком яркая. Людской век короток, они живут гораздо меньше, чем те же гномы или эльфы, лишь единицы из них обладают какими-то выдающимися способностями.
  
   - Думаю, я определённо не человек, - задумчиво заключила Тишь. - И давно эти самые... люди появились здесь?
  
   - Разве не с самого начала? - заколебался Джаллиан. - В любом случае, это явно случилось до моего рождения.
  
   - Вот как... - Тишь задумчиво обозрела вид из окна - величественные облака, грациозно плывущие по небу, степные травы, щекочущие ноздри пряным ароматом, кромка леса вдалеке. Только теперь она начала понимать, насколько многогранен и прекрасен стал этот мир.
  
   - По какой причине ты пришла сюда? - Джалиан задал следующий вопрос.
  
   Некоторое время Тишь молчала, медленно накручивая на палец непослушный локон. Взгляд её был направлен вглубь себя, какое-то далёкое воспоминание заволокло дымкой золотые глаза. И когда Джалиан уже потерял надежду на ответ, она произнесла всего одно слово:
  
   - Наказание.
  
   Он ждал, что она добавит к этому ещё что-нибудь, но девушка молчала, погрузившись в себя. Джалиан хотел спросить, что за преступление она совершила, но почувствовал, что не получит ответа. Наконец, Тишь очнулась от задумчивости и вновь в упор посмотрела на Джалиана.
  
   - Хорошо подумай, прежде чем ответить на мой следующий вопрос, человек. Судя по твоему удивлению при нашей встрече, до этого ты не встречал никого подобного мне. Но знаешь ли ты в этом мире кого-то наделённого необычными талантами, выходящими за пределы твоих собственных способностей? Существа, способного чувствовать и управлять энергией этой Вселенной? Путешествовать по другим мирам? Изменять суть вещей?
  
   Джалиан ответил не задумываясь:
  
   - В этом мире есть много удивительных существ, наделённых различными способностями. Всё зависит от того, что тебе нужно и... - здесь он позволил себе улыбнуться, - какую цену ты готова заплатить за это.
  
   - Кто из этих существ самый могущественный?
  
   - Эээ, нет, сейчас мой черед спрашивать, - покачал головой Джалиан. - Что насчёт тебя, раз ты не человек, какими способностями обладаешь? Кроме неожиданного появления в воздухе из солнечных лучей, конечно.
  
   Тишь замешкалась. Бросив быстрый взгляд на палящее за окном солнце, она рассеяно заглянула в свои раскрытые ладони, но затем, медленно сжав их в кулак, подняла глаза на Джалиана и тихо ответила:
  
   - В данный момент... не думаю, что у меня есть какие-то... способности.
  
   Джалиан ухмыльнулся и почесал отросшую щетину. Не то чтобы он ей поверил. Девушка, которая вот так вот появляется перед тобой в воздухе, ясное дело не лыком шита. Его-то уж не проведёшь. Поэтому он тоже решил отплатить той же монетой.
  
   - Самые могущественные в Мирее - Тёмные Лорды. Они захватили власть и удерживают её уже на протяжении множества циклов. Никто не может противостоять их силе, хотя многие пытались.
  
   - Тогда, проводи меня к ним, - Тишь упрямо тряхнула головой, и золотой водопад волос рассыпался по её плечам.
  
   Джалиан рассмеялся, резко и сухо. Такое с ним и в правду впервые - обычно все просят помочь им скрыться от Тёмных Лордов. Но с этой девушкой видно всегда всё идёт наперекосяк.
  
   - Видишь ли, дорогая, - язвительно начал он, - для этого надо решить одну маааленькую проблему. Мы заперты в этой башне и не сможем живыми выйти отсюда, а Тёмные Лорды сюда в гости не захаживают.
  
   - Эта проблема... - Тишь немного поколебалась. - Думаю, что смогу решить её.
  
   Одно из двух - или девчонка сумасшедшая, или не так уж проста, как хочет казаться. Джалиан пожал плечами:
  
   - Вот как? Что ж, дерзай, только предупреждаю - собирать твои кости по степи не стану.
  
   Тишь недоверчиво приподняла бровь и испытывающе посмотрела на него. А затем вдруг прыснула в кулак и, сорвавшись с места, ухватила Джалиана за руку и побежала вниз по крутым ступенькам башни, увлекая его за собой:
  
   - Так идём же!
  
   Внизу было по-прежнему темно, как в могиле, но Тишь легко преодолела расстояние до запертой на ржавый засов двери. Решительно отодвинув его, она рывком распахнула дверь, впустив внутрь яркие лучи солнца, которые ножом резанули по привыкшим к полумраку глазам Джалиана. На мгновение он замешкался и девушка, отпустив его руку, тенью выскользнула в дверной проём, прошептав только:
  
   - За мной!
  
   "Сумасшедшая!", - молнией пронеслось в голове у Джалиана. Он отлично помнил, кто ждал их за дверью и понимал, что легкомысленность его новоиспечённой знакомой, возможно, уже стоила ей жизни. Сгруппировавшись перед боем, Джалиан прыгнул вперёд, на ходу выхватывая меч из ножен, и оказался... посреди теплого весеннего денька без каких либо признаков опасности. Застыв как вкопанный, он рассеяно начал озираться вокруг. Тишь сидела на здоровенном обломке, очевидно вывалившемся из стен башни уже долгое время назад, и, посмеиваясь, наблюдала за его растерянностью. Вокруг, насколько хватало глаз, простиралась зеленеющая молодой травой степь. И ни намёка на звено Стражей. Только он, как дурак, стоит посреди совершенно мирного пейзажа с обнажённым мечом в руке. Плюнув, Джалиан со злостью вогнал клинок обратно в ножны и хмуро посмотрел на девушку:
  
   - Ну и что всё это значит?
  
   Она невозмутимо повела плечами и захлопала ресницами. Но затем, видимо, решила сжалиться над ним, и качнула головой, указав куда-то в сторону о того места, где он стоял. Там, у самого подножия старой башни виднелась кучка серого пепла, которую постепенно растаскивал по своим нуждам непоседа-ветер. Джалиан присел на корточки, осторожно зачерпнул пепел рукой и просыпал сквозь пальцы.
  
   - А говорила, что нет способностей, - глухо произнёс он, не оборачиваясь.
  
   - Я здесь не при чём, Джалиан Скайлорд, - ничуть не смущаясь, возразила Тишь. - Это твоих рук дело. Ты меня пробудил.
  
   - Что ж это мне теперь за все твои выходки отвечать?.. - он начал закипать и осекся, вспоминая.
  
   ...прямо перед ним солнечные лучи, ожив, зажили своей жизнью...
   ...он протянул руку, желая коснуться ускользающего миража...
   ...яркая вспышка света озарила комнату...
  
   Неужели тогда... этот свет уничтожил Стражей?
  
   - Как бы то ни было, но без меня, тебе бы из этой башни вовек не выбраться, - уверенно заключила Тишь. - Теперь отведи меня к Тёмным Лордам.

***

   - Значит, он смог призвать Воду Глубинных Источников? - Натаниэль говорила глухо, стараясь оставить свой голос неузнанным. Теперь на ней был обычный плащ члена Ордена Феникса. Глубокая тень капюшона и маска скрывала правильные черты её лица.
  
   - Да, клянусь Небом! Это абсолютно невозможно! И ведь пентаграмма была уже отработана! Даже если ему удалось бы её напитать, столь жалкой Силы не хватило бы, чтобы сотворить всё это!
  
   - Невозможно для тебя, Орин, но не для него, - задумчиво покачала головой алайни, проводя рукой над постелью больного, словно пытаясь нащупать что-то ведомое ей одной.
  
   - Он очень плох, - герцог Ловелл устало потёр осунувшееся лицо. - Лекари говорят, он не доживёт до завтра. Ты... можешь ли ты что-нибудь сделать?
  
   Натаниэль опустила руку и с досадой поморщилась - ничего. Как будто перед ней обычный человек, но какой человек способен на такое? Она заколебалась. Не этот ли всплеск Силы она почувствовала в Храме? Сейчас ничто в щуплом пареньке не указывало на это. К тому же старый некрополь находится юго-восточнее, а не западнее Храма.
  
   - Увы, я не всесильна, - печально произнесла Натаниэль, отворачиваясь. - Внешних повреждений нет, но мальчик отдал всего себя без остатка, жизненная Сила лишь едва теплится в нём. У меня нет Дара Исцеления, чтобы спасти его.
  
   Орин некоторое время молча смотрел на Каля, а затем резко развернулся и, избегая встречаться взглядом с алайни, на негнущихся ногах вышел из комнаты, едва слышно выдохнув сквозь зубы:
  
   - Надеюсь, его жизнь стоила того, что ты искала, Богиня...
  
   Натаниэль печально проводила его взглядом. Желала ли она хоть одной смерти из тех, чьим свидетелем стала? Сколько ещё погибнет по её вине? Каль лежал в постели без единого движения, неестественная бледность разлилась по его лицу. Не было нужды даже касаться его, чтобы понять, что он холоден, как лёд. Откинув капюшон, Натаниэль осторожно сняла с шеи небольшую кожаную ладанку и надела на Каля.
  
   - Здесь земля Ланкоры, наполненная Силой, при возрождении Храма... - прошептала Натаниэль. - Сейчас это всё, что я могу дать тебе. Прости меня.
  
   Хотя её лицо под маской было мокрым от слёз, голос не дрожал. Натаниэль знала, что не может позволить себе слабость погрузиться в пучину сожалений. Но она запомнит всех, кто тяжким грузом лёг на её сердце. Когда всё будет кончено, у неё будет время оплакать их.
  
  

***

   Верховный Лорд Ален с нетерпением ждал вестей от посланного им звена Стражей. Возглавлял отряд проверенный и сильный Лорд, его, Алена, правая рука. Эти безумцы из Ордена Феникса слишком много возомнили о себе. Противостоять им, Тёмным Лордам! Для этого надо иметь великую дерзость... и глупость.
  
   В дверь деликатно постучали.
   - Войдите.
  
   Вошедший склонился в почтительном поклоне.
  
   - Оставь церемонии, Лорд Джарвис, - отмахнулся Ален. - Докладывай.
  
   - Они уничтожены. Никто не выжил.
  
   - Значит с Орденом Феникса покончено... - коротко констатировал Верховный Лорд. Он не чувствовал радости или торжества от победы над таким слабым противником. Впрочем, он уже давно ничего не чувствовал.
  
   - Нет... Мой Лорд, простите меня, - Джарвес замешкался. - Все Стражи убиты. Тела Лорда Ворга не обнаружено. Найдено несколько тел членов Ордена Феникса, но их потери очень малы.
  
   - Что? - Ален медленно встал и в упор приблизился к посланцу. - Но как, Тьма побери, это возможно?!
  
   - Смею вас заверить, это совершенно невозможно, мой Лорд, - Джарвес уверенно встретил испытывающий взгляд Верховного Лорда.
  
   - Что ты хочешь этим сказать?
  
   - Я имею ввиду, невозможно для простых смертных... Но не для алайни.
  
   Лорд Ален замер на мгновение, будто остолбенев, но быстро взял себя в руки.
  
   - Ты уверен? - его голос не дрогнул, когда он снова заговорил, ничто не выдавало его волнение.
  
   - В последние время уже было несколько подозрительных событий, - осторожно продолжил Лорд Джарвес. - Сорванная Охота в Листвелле, пропавшие без вести отряды Стражей...
  
   - Однако ранее мы предполагали, что за этим стоит Орден Феникса, - возразил Ален.
  
   - Верно. Но рассматривая эти случаи через призму сегодняшних событий...
  
   - Довольно, - оборвал своего советника Верховный Лорд. - Как были убиты Стражи, отправленные на некрополь?
  
   - Мой Лорд, судите сами. Вся земля некрополя была залита водой. Останки Стражей найдены в отдалении. Я боюсь, они даже не вступили в битву. Заклинание было направлено против оживших мертвецов некрополя, Стражей задело лишь краем. И тем не менее, результат был плачевным.
  
   - Что это за Вода, которая убивает Стражей? - недоверчиво сощурился Ален.
  
   - Я думаю, мой Лорд, что Стражи погибли не из-за воды. Всё, что от них осталось - лишь кучка пепла. Смею предположить, причиной их смерти послужила молния.
  
   - Значит, Вода... - Верховный Лорд задумчиво прошёлся по комнате. Ни один луч солнца не проникал сюда и лишь несколько свечей чадили, рассеивая мрак этого места. Шаги Лорда по каменному полу гулко отдавались в пустых углах зала, заглушая неровный стук его сердца: "Вода... Нет, она бы ни за что не использовала Воду".
  
   - Я прослежу, чтобы Тесса проверила эту версию, - наконец произнёс он вслух. - Что ты знаешь о судьбе Лорда Ворга?
  
   - Он убит, мой Лорд, однако, скоро полнолуние и...
  
   - Я понял. Что ж, до его возвращения ты возьмёшь на себя управление Стражами.
  
   - Слушаюсь, Верховный Лорд! - поклонился Джарвис. - Буду счастлив служить вам!
  
   Ален сделал знак рукой, показывая, что разговор окончен, однако Джарвис медлил уходить, казалось, он хотел сказать что-то ещё.
  
   - Мой Лорд...
  
   - Ну что ещё? - раздражённо огрызнулся Ален. - Кажется на сегодня уже достаточно плохих новостей.
   - Дело в том, что... мы потеряли связь со звеном Стражей, направленных на известное Вам задание, - Джарвис старался подбирать слова осторожно, но доложить об этом происшествии было необходимо.
  
   Короткая улыбка скользнула по губам Верховного Лорда:
   - Значит, он расправился с ними? Со всеми тринадцатью?
  
   - Это наиболее вероятная причина, мой Лорд.
  
   - А этот парень не промах!
  
   Джарвису даже на мгновение послышалось восхищение, промелькнувшее в возгласе Лорда Алена при этих словах:
  
   - Что прикажите, мой Лорд?
  
   - В следующий раз пошлите два звена, - просто ответил тот. - И выясните, как он разделался с первым.
  

***

  
   Кэтлин только успела переодеться и поправить причёску, как вошёл посыльный с сообщением, что отец ждёт её к ужину. Спустившись в обеденный зал, она застала там только герцога, хотя обычно с ними ужинал его ученик - Каль. Единственный в её окружении, кроме отца, кто имел хоть немного способностей к магии и избежал жадных объятий Алтаря. Где герцог Ловелл отыскал его являлось тайной за семью печатями, которую он не открыл даже дочери. В этом юнце Кэтлин всегда чудилась какая-то загадка или скорее какой-то подвох. А когда ей случалось заговаривать с ним, он всегда так задорно смеялся, легко и обаятельно улыбался - ей, той которая носила фамилию Ловелл! - что Кэтлин казалось будто он нарочно хочет завладеть её вниманием и расположением. Но, как ни странно, от этой догадки ей не становилось ни страшно, ни удивительно. Напротив - хотелось весело засмеяться в ответ. Наверное, будь она обычной девушкой, она так бы и поступила. Но Кэтрин Ловелл такой девушкой не была и никогда ею не станет.
  
   - Кэтлин, дитя моё, - просиял Орин. Его строгий взгляд загорелся гордостью при виде дочери. Скромное, но удивительно подходящее ей платье подчёркивало стройность и грацию юного тела. В каждом движении девушки чувствовалась непринуждённая лёгкость, стремительность, красота. Длинные волосы цвета красного дерева оттеняли правильность черт лица, волнами ниспадая по плечам. Карие тёплые глаза смотрели на мир уверенно, но немного грустно.
  
   Орин Ловелл плохо знал свою дочь. Его не интересовали её детские планы, мечты, проблемы. Да и какие проблемы могут быть у ребёнка, которого опекают десяток мамок и нянек? Он редко навещал её. Когда Кэтлин подросла, Орин вынужден был уехать за море, на Западные острова по торговым делам. Однако, провёл там гораздо больше времени из-за резкой перемены южного течения и разыгравшихся не на шутку штормов. Когда он вернулся, дочь уже совсем повзрослела, обзавелась подругами и приезд отца встретила без бурных проявлений чувств. А потом... потом он из рядового члена Ордена Феникса превратился в его главу и встретил Натаниэль. С тех пор жизнь его всё больше проходила за стенами Камерлена. Но, несмотря на всё это, никто не осмеливался сказать, что Герцог Ловелл не любит дочь. Любые её прихоти и желания, требовавшие его согласия, моментально и безоговорочно исполнялись. Однако, сам Орин не мог отделаться от мысли, что дочь служит ему лишь горьким напоминанием о её матери. Слишком часто их встречи возвращали его в то время, которое он не хотел вспоминать. Поэтому отец и дочь редко виделись. Сегодня, впервые за 17 циклов, Орин пожалел об этом.
  
   Кэтрин, тем временем, степенно прошествовала к обеденному столу и медленно, сохраняя достоинство, опустилась на стул.
  
   - Я очень рада видеть тебя отец, - ровно произнесла она. - Ты долго отсутствовал.
  
   - Дела, дочь моя, - ответил Орин, отрываясь от своих невесёлых размышлений. - Дела государственной важности.
  
   - Ты всё так же предан престолу, отец, - почтительно склонила голову девушка.
  
   В ответ герцог выдавил натянутую улыбку. Да, он действительно предан, но не Наместнице, пропади в Преисподней её чёрная душа, а тому, кто должен занимать этот трон по праву!
  
   - Сегодня я получил письмо с гербовой печатью королевского дома, - Орин счёл за лучшее сразу перейти к делу. - Должен признать, что я был весьма удивлён этим посланием. Из него следует, что леди Тесса, являющаяся нашей Наместницей, хочет видеть тебя, Кэтлин, при своём дворе. Это в высшей степени странно, т.к. вот уже 17 циклов как члены нашей фамилии являются незваными гостями в столице. Поэтому данное послание меня весьма настораживает.
  
   Кэтлин стоило некоторых усилий сделать вид, что она тоже удивлена этой новостью.
  
   - Отец, - медленно начала она, тщательно взвешивая каждое слово, - мне кажется, я должна поехать. От таких предложений не отказываются.
  
   Видя, как нахмурился герцог, она поспешила продолжить:
  
   - Подумай сам. Тесса может решить, что ты брезгуешь её великодушием, которое она проявляет не так уж и часто. Мы можем не только упустить шанс на возвращение ко двору, но и навлечь на себя ещё большую опалу. Гнев Наместницы ужасен! Тебе ли этого не знать...
  
   - Ты права в одном, - глаза Орина сверкнули из-под нахмуренных бровей, - я слишком хорошо знаю её гнев. И никогда не поверю, что она может простить!
  
   - Ты хочешь отомстить? - в мягком голосе Кэтлин прорезались незнакомые стальные нотки.
  
   Тень скользнула по лицу герцога Ловелла:
   - Отомстить... Ты знаешь, Кэтлин, что этого я хочу больше всего на свете!
  
   - Так может быть это шанс?
  
   - Шанс... Но Тесса приглашает не меня - тебя! Эта затея слишком опасна, я не могу тебе позволить так рисковать, - решительно покачал головой Орин.
  
   - Да, но я - твоя дочь! Ты ещё помнишь об этом?! Что ж, я освежу твою память! - с укором в голосе выкрикнула девушка и одним резким движением смяла пышные волосы, обнажая ранее укрытые ушки. Чрезмерно узкие и вытянутые, они волшебным образом изменили лик Кэтлин. Теперь она выглядела старше, величественнее. Во всём её облике чувствовалась какая-то сила, уверенность, мудрость. Таких ушей не может быть у людей.
  
   Взгляд герцога остановился, словно прикованный этим до боли знакомым лицом:
  
   - У..убери... - прохрипел он, с трудом выталкивая слова непослушными губами. Не следа от былого спокойствия не осталось на перекошенном воспоминаниями лице.
  
   Снег, белый снег, кружась, падает на напряжённое от усилий лицо, принося быстрое, но не долгое облегчение. С каждым разом всё труднее и труднее поднимать тяжёлый двуручный меч, дыхание с хрипом вырывается из лёгких, ещё в воздухе превращаясь в кусочки льда. Врагов вокруг много, слишком много для него одного, но пути назад нет. Там за спиной, свернувшись на его плаще, умирает женщина, которую он любит больше всего на свете. Словно в ответ его мыслям, позади раздался отчаянный крик. Но он не мог позволить себе обернуться. Сейчас только меч может помочь ему задержать смерть хотя бы на миг.
  
   Меч сделал петлю в воздухе и обрушился на голову Стража с силой, способной размозжить череп. Этот повержен, но десятки мечей снова несутся вперёд с неутомимостью, присущей только мертвецам. И хотя полукрик-полустон зовёт и плачет за спиной, но утомлённым рукам вновь нужно нести п-о-к-о-й вырванным из власти смерти. Он бы бросил меч и набросился на Стражей, голыми руками разрывая истлевшую плоть, но ладони, с отчаянием сжимавшие тяжёлый клинок давно примёрзли, приросли к рукояти. А когда не стало сил, чтобы стоять, он оперся спиной на дерево и вызывающе оскалился, глядя прямо в гниющий череп.
  
   И всё-таки их было много. Блеск десятков мечей, мелькавших перед ним, ослеплял. Маленькие снежинки, плавно спускаясь с неба, ложились на сталь, смывая кровь. И когда ночь пронзил другой, первый крик родившегося существа, звон сотен льдинок завторил ему. Усталые руки замерли всего на миг и тяжёлый меч, зазвенев в унисон с хором ледяных колокольчиков, разлетелся на куски. Стремительный удар повалил его на землю, и страшный дождь осколков пролился с небес. Один из них скользнул по мокрому от пота и слёз лицу, прочертив алую полоску. Стражи молча двинулись вперёд.
  
   Он хотел поднять обрубок меча, но обнаружил, что правая рука ему больше не служит. Первый Страж уже приблизился вплотную и... прошёл мимо. Тогда он понял всё. Понял и завыл, закричал от отчаяния и злобы. Им не было до него никакого дела - лишь временное препятствие на пути выполнения задания. Они, отвергнутые смертью, принести её другой, той, что он так любил и не мог, не мог, спасти! Он попытался встать, но ноги не держали его больше. Он хотел сражаться, но руки больше не слушались объятого горячкой разума. Тогда он пополз, оставляя за собой не снегу кровавую дорожку. Он полз из последних сил, зная, что уже ничего, ничего не сможет сделать! И белый снег, падая, лишь немного охлаждал горящее ненавистью лицо.
  
   Он успел как раз, чтобы увидеть, как острый клинок вонзился в грудь той, кого он так и не смог защитить. Кажется, тогда он закричал, задыхаясь от боли, будто это его сердце сейчас пробил безжалостный металл. В какой-то мере это так и было. Как безумный, он бросился вперёд, забыв о ранах. Страж небрежным движением отшвырнул его прочь, затем одним резким движением вытащил меч и отряд так же молча покинул место убийства.
  
   Он подполз к безжизненному телу, стал шептать какие-то глупые слова, перемежая их поцелуями. Но белые волосы, разметавшись по снегу, теперь не оттеняли красоту застывшего лица, а лишь подчёркивали его неестественную бледность. Тонкие пальцы искривились, пока в отчаянном усилии скребли пропитанный кровью снег. Его израненный руки прижали остывающее тело к широкой груди, словно пытаясь отогреть, сохранить ускользающее тепло.
  
   - Не уходи... Не оставляй меня! Иладиэль!!!
  
   Давящая тишина замершего леса была ответом ему. Только где-то рядом захныкал новорожденный ребёнок. Только снежинки продолжали кружиться, опускаясь на белое застывшее лицо.
   Но уже не таяли.
  
   - Отец! Что с тобой? - в голосе Кэтлин звучала не поддельная тревога. - Ты... плачешь?..
  
   Рывками вырываясь из липкого тумана прошлого Орин Ловелл медленно осознавал, что находится сейчас не на заснеженной поляне, а в своём замке. 17 циклов разделяют его с той, давнишней историей, но боль от случившегося всё ещё слишком свежа в его сердце. Герцог медленно поднял взгляд на дочь. Глаза широко распахнуты, причёска в беспорядке - теперь она казалась совсем не похожей на Иладиэль. Дорогое имя горечью осело на губах.
  
   - Никогда, - голос Орина дрожал от напряжения и гнева. - Никогда, слышишь? Никогда больше не смей этого делать!
  
   - Отец... я...
  
   - Ты можешь ехать, куда пожелаешь. Можешь служить, кому пожелаешь. Можешь делать, что пожелаешь. Но если я узнаю, что ты на побегушках у Наместницы... Я сам тебя убью, - резко обрубил герцог и, поднявшись, скрылся в лабиринте коридоров замка, оставив Кэтлин одну в обеденной зале.
  
   - Я... так и поступлю, отец, - склонив голову, тихо проговорила девушка. С одной стороны, она чувствовала, что добилась того, чего хотела, но ей и в голову не приходило, что у отца будет такая реакция на намёк о её происхождении. Кэтлин чувствовала, что в своём стремлении попасть в столицу, возможно, пересекла ту черту, к которой не следовало приближаться. Ей очень хотелось пойти сейчас следом за отцом, постараться сгладить свою вину и помириться. Но она понимала, что тогда он ни за что не отпустит её в столицу и всему её тщательно продуманному плану придёт конец.
   - Отец, прости меня, - твёрдо произнесла Кэтлин, обращаясь к пустому залу, - но я не могу поступить иначе.
  
  

Глава 4

В поисках утраченного

   - Эй, сколько ты намерена ещё тащиться за мной? - терпение Джалиана явно было уже на пределе.
  
   - Сколько потребуется, пока ты не приведёшь меня к Тёмным Лордам! - упрямо насупилась Тишь, с обидой поглядывая на своего собеседника, за которым плелась в хвосте вот уже несколько часов. - Это была часть сделки, ты обещал!
  
   - Ничего подобного я не обещал, к тому же сделка была нечестной, Стражи к тому времени были уже мертвы. Ты просто воспользовалась моментом.
  
   - Это не имеет значения! В любом случае, без меня ты бы сгнил в этой башне!
  
   - Ну, хорошо, - Джалиан сложил на груди руки и в упор посмотрел на девушку. - Думаю, здесь возникло какое-то недопонимание. Сейчас я разрешу его. Тех милых ребят у башни Лорды послали, чтобы убить меня. Я, видишь ли, с ними не в ладах, и встречаться с ними мне совсем не с руки. Как ты понимаешь, это может оказаться смертельно. Более того, тебе я тоже видеться с ними не рекомендую - они могут найти тебя полностью в своём вкусе. В прямом смысле этого слова.
  
   - То есть... они убьют меня? - Тишь замерла, бросив короткий взгляд на клонившееся к горизонту солнце.
  
   - В лучшем случае, - не стал вдаваться в подробности Джалиан.
  
   - Вот как...
  
   Этот мир действительно изменился, если в нём существуют подобные создания. Тишь посмотрела вокруг - синее бездонное небо, простор и разнотравие на сотни шагов вокруг, терпкий запах полыни, тёплое дыхание ветра. Когда она впервые увидела всё это сегодня утром, то подумала, что мир стал во много раз прекраснее, чем она его помнит. Но так ли это?
  
   - Говоришь так, будто это не так уж и плохо, - скептически усмехнулся Джалиан. - В любом случае, если ты твёрдо намереваешься встретиться с Тёмными Лордами, нам не по пути. Потому что я стараюсь держаться как можно дальше от них, как, впрочем, и любой здравомыслящий человек в этом мире.
  
   - Куда же ты, в таком случае, направляешь сейчас? - вскинула голову Тишь.
  
   - Разумеется, в свой замок, - пожал плечами Джалиан. - Я направлялся туда вчера, но не успел до заката.
  
   - Тогда... Могу ли я пойти с тобой? - девушка неуверенно повела плечами, оглядываясь по сторонам. - Этот мир... слишком изменился. Думаю, мне надо узнать больше о нём, прежде чем я смогу уйти.
  
   Джалиан смерил Тишь хмурым взглядом. Впервые ему в голову закралась мысль, что он может очень сильно пожалеть о том, во что ввязался этим утором. Вдалеке послышался топот копыт и Джалиан тут же напрягся в ожидании какой-либо опасности. Действуя инстинктивно, он одной рукой ловко задвинул девушку себе за спину (она при этом что-то протестующее пискнула, но он не обратил внимания), другую с готовностью положил на рукоять меча, чтобы в любой момент одним движением освободить его из ножен. Но приближавшийся всадник, кажется, не собирался нападать, он беспорядочно махал своей шляпой и что-то кричал. Через несколько мгновений, Тишь удалось различить слова:
  
   - Милорд! Вы живы! Я знал, я верил! По-другому то и быть не могло! Где же это видано, чтобы наш господин уступил хоть одному, хоть десятку отрядам Стражей! - продолжая нести околесицу, всадник приблизился, и Тишь смогла разглядеть, что в седле сидит ребёнок, почти мальчишка с взъерошенными рыжими кудрями и загорелым лицом с россыпью мелких веснушек.
  
   - Ланс... - по-доброму проворчал Джалиан, убирая руку с меча, когда всадник приблизился.
  
   - Когда Курган вчера ночью прибежал в Мельборг один, что тут началось! - продолжал меж тем тараторить тот. - Мамка Дасти тут же запричитала, что случилась беда, ребята все повскакивали на коней и разъехались на поиски, а меня с собой не взяли, сказали маленький ещё! А вот я теперь им всем покажу - маленький! Ха! Я ведь в итоге милорда нашёл! Ой... а кто это с вами?
  
   Тишь робко выглянула из-за плеча Джалиана и наткнулась на любопытный взгляд широко распахнутых зелёных глаз, обладатель которых беззастенчиво раззявил рот и тыкал в неё пальцем. Недолго думая, она высунула в ответ язык и скорчила забавную рожицу. Ланс от такой неожиданности даже чуть с коня не сверзился, но рот захлопнул, при этом больно прикусив язык. Джалиан обречённо скосил глаза направо, будто проверяя, кто там может быть, но ничего не ответил.
  
   - Ты молодец, Ланс, что приехал сюда, - вместо этого похвалил он мальчика. - Когда отвезёшь нас в Мельборг, станешь настоящим героем.
  

***

   Герцог Ловелл знал, что не сможет уснуть этой ночью. Стоило только закрыть глаза и перед его внутренним взором вставали события того рокового зимнего дня, который он отчаянно пытался забыть. Разговор с дочерью разворошил старые раны, но сердце герцога также болело и за ещё одного человека. Тяжело ступая по стёртым ступеням, он поднялся в восточную башню левого крыла замка и вошёл в слабо освящённую комнату, где на смятых простынях лежал без движения человек, которого Орин искренне считал своим учеником и другом. Служанка, которую он оставил следить за больным, склонилась в поклоне и без слов выскользнула из комнаты. Слуги Орина Ловелла всегда понимали своего хозяина без слов. Герцог устало опустился на стул, стоявший у постели.
  
   Казалось, ничего не изменилось с тех пор, как он был здесь последний раз. Каль по-прежнему был без сознания, и ничто не давало надежды на то, что он сможет пережить эту ночь. Рука, которой коснулся Орин, была холодной, как лёд и он крепко сжал её, словно пытаясь согреть.
  
   Это было два цикла назад. Он был в Антолии по поручению Натаниэль и как раз искал проводника, который сможет провести его через Лес Друидов к развалинам Кентавии - первой столицы Миреи. Тогда несколько незнакомых друг с другом людей, не сговариваясь посоветовали ему одного и того же человека. Стоит ли говорить о том, насколько он был удивлён, увидев при встрече, что тот, кого он искал, всего лишь неопытный юнец...
  
   - Здравствуй, добрый человек! - задорно улыбаясь, приветствовал его Каль, и, приблизившись, заговорщицки понизил голос. - Уж не ты ли это в Лес Друидов собираешься наведаться?
  
   Орин смерил юношу холодным взглядом - фигура ладная, но одет в какие-то зелёные запылившиеся обноски, на ногах изрядно потёртые постолы, какие носили в основном в деревнях, а взъерошенный клок волос на голове очевидно уже давно не встречался с гребнем. В забитом посетителями трактире было темновато, чтобы разглядеть другие подробности, но герцог посчитал, что видел достаточно. Аккуратно опустив на стол почти полную кружку, в которой бодро плескался хмельной напиток, Орин спокойно встретил взгляд неказистого паренька и твёрдо ответил:
  
   - Нет, вы должно быть обознались.
  
   С этими словами он поднялся из-за стола, и направился было к выходу, как чья-то тяжёлая рука опустилась ему на плечо и силой усадила на прежнее место. От неожиданности герцог даже опешил, а тем временем нахальный собеседник уже вовсю хлебал пиво из его кружки.
  
   - Хозяйка! - зычно крикнул Каль, перекрывая гул голосов. - Неси ещё пива!
  
   - А ты, мил человек, не руби с плеча, - вкрадчиво продолжил он, обращаясь к Орину будто ничего не случилось. - Подумай как следует, может пригожусь тебе?
  
   Герцог почувствовал, как кровь закипает в его жилах. Уж кто-кто, а он спокойствием и рассудительностью никогда не отличался. Если бы взглядом можно было убить, то Каль наверное умер бы ещё тогда, просто превратившись в кучку пепла под пронзительным взглядом герцога Ловелла. Но в тот день судьба распорядилась иначе. Не успел Орин открыть и рта, чтобы сказать всё, что он думает о таком наглом поведении, как нахальный паренёк низко склонился к нему и прошептал совершенно другим серьёзным голосом:
  
   - Трое за столиком у двери, двое у барной стойки и один прямо позади тебя.
  
   Эти слова окатили Орина, словно холодный душ. Он умел оценивать обстановку и быстро реагировать на любые обстоятельства. Дородная хозяйка трактира медленно подплыла к их столику с двумя полными кружками пива.
  
   - Деньги вперёд, - изрекла она, опуская кружки на стол. Видимо она тоже засомневалась в возможности того, что эти двое смогут заплатить ей позже.
  
   Паренёк шустро нырнул в карман и тайком сунул в руку хозяйке большую круглую монету. Орин не разглядел её достоинства, но было очевидно, что две кружки пива стоят гораздо меньше.
  
   - Тетушка, это за хлопоты, - обезоруживающе улыбнулся Каль.
  
   Монета растворилась в руках хозяйки мгновенно, будто её никогда и не было. Та довольно хмыкнула и кивком указала на дальний угол, где начиналась лестница на второй этаж:
  
   - Чёрный ход за чуланом под лестницей, и приходите к нам ещё!
  
   Всё это было проделано с такой ловкостью, что Орин только диву давался, наблюдая за своим новым знакомым и всё больше понимая, как недооценил его с первого взгляда. Меж тем, Каль, проводив хозяйку пристальным взглядом, снова развернулся к нему и по-деловому спросил:
  
   - Оружие есть?
  
   Орин кивнул. Тяжёлого железа вроде меча он с собой никогда не носил, а вот верный колдорский кинжал был всегда при нём. Уж неизвестно, какую Силу вложили в него таинственные мастера Колдора, да только кинжал с успехом разил как нечисть, так и простых людей, оказавшихся не в том месте, не в то время, и не с теми намерениями на пути герцога. Да и кроме кинжала Орину было чем удивить своих неизвестных противников. Тем временем, компания из трёх противнейшего вида верзил отделилась от стойки и начала недвусмысленным образом приближаться к их столу.
  
   - Тогда пошли, - подмигнул герцогу Каль, и, вскочив с места, ловким движением метнул спрятанный в рукаве кинжал. Позади себя Орин услышал сдавленный хрип, но оборачиваться было некогда. Он одним движением опрокинул стол, швырнул ссохшийся табурет прямо в середину приближавшейся компании и молниеносно прыгнул вслед за ним, держа руку с кинжалом на отлёте. Повалив своим весом первого противника, он не колеблясь ударил его ножом под ребро и ловко перекатился через него, оказавшись у нападавших за спиной. В то же время, двое, карауливших у двери, спешно стали пробираться к месту завязавшейся драки. Каль с табуретом в руке раздавал тумаки направо и налево. Наконец, извернувшись, он проскользнул под рукой левого громилы и смачно огрел его табуретом по темечку, да так, что у того аж искры из глаз посыпались. Тем временем, Орин от души пнул сапогом в спину третьего молодчика, который тут же растянулся на полу, размазывая по полу кровь из рассечённой губы.
  
   Каль не собирался ввязываться в затяжной бой с превосходящим противником, поэтому, улучив подходящий момент, он схватил разгорячённого дракой герцога за руку и потянул в сторону чулана под лестницей:
  
   - Сюда, скорее!
  
   - Не дайте им уйти! - надрывался в это время кто-то сзади, но ни Кали, ни Орин, понятно, не обращали на эти крики никакого внимания. Дверь в чуланчик была уже открыта предусмотрительной хозяйкой, поэтому они, не теряя времени, нырнули туда, а затем выскочили на улицу, в переулок за трактиром. Неудивительно, но здесь их тоже ждали. Арбалетная стрела со свистом пролетела рядом с Орином, чуть не задев его лица. Ругнувшись, он быстро нырнул вправо, нашаривая за пазухой мешочек с "огненной землей". Совсем рядом просвистела ещё одна стрела, когда герцог Ловелл, размахнувшись, запустил мешочек в середину переулка, выкрикнув всего лишь одно слово:
  
   - К'а-рингэ!
  
   Едва мешочек коснулся земли, как лопнул с громким хлопком. Улицу тут же заволокло густым непроглядным дымом, было невозможно ничего разглядеть даже на расстоянии вытянутой руки. Но Каль не растерялся. Снова крепко сжав руку Орина, он отважно нырнул с клубы едкого дыма, бросив только короткое:
  
   - За мной!
  
   Да, в тот день они и познакомились с Калем. Сейчас кажется, что с тех пор минуло уже прорва времени - такие насыщенные событиями были эти два цикла. Но что это? Показалось Орину или он действительно ощутил слабое движение? И рука, которую он сжимал... Возможно ли, что теперь она уже не была такой холодной? Герцог, сдерживая волнение, пододвинул зажженный подсвечник к краю стола, чтобы круг света лучше освещал лицо юноши.
  
   - Каль! Ты очнулся, ты меня слышишь? - с надеждой позвал Орин. Но, увы, ответа не последовало.
  
   - Несносный мальчишка! Сколько раз я учил тебя не рисковать понапрасну! - с упрёком бросил герцог. - Теперь так и собираешься умереть здесь?
  
   Снова Орин почувствовал, как рука Каля шевельнулась, дрогнули веки. В тот же миг он открыл глаза и посмотрел на герцога каким-то далёким затуманенным взглядом. Но даже в таком состоянии казалось, что он улыбается услышанным словам. Губы его едва приоткрылись, и Орин скорее понял, чем услышал, слабое "нет". Было видно с каким трудом даются Калю эти усилия, но всё же он продолжил что-то шептать, едва шевеля губами - так тихо, что слов было не разобрать. Орин склонился ниже, к самому изголовью и только тогда едва смог различить:
  
   - Сад... нужно туда... земля...
  
   - Ты хочешь, чтобы я отнес тебя в сад? - недоумённо переспросил герцог, раздумывая о том, не бредит ли его друг. Каль только устало прикрыл глаза в знак согласия. Тогда Орин не стал больше колебаться, а просто легко поднял его на руки и поспешил по ступенькам вниз, из башни, из замка.
  
   Снаружи царила ночь. Свежий весенний ветер ласково потрепал герцога по щеке, но тот не обратил на это никакого внимания. Бесшумной теню он нырнул под сень раскидистых ветвей и бережно опустил свою ношу на землю, аккуратно прислонив Каля спиной к шершавому стволу. Показалось ли ему или он действительно услышал, как глубокий вздох вырвался из груди юноши?
  
   - Теперь порядок? - спросил он, силясь в темноте разглядеть выражение лица Каля или движение его губ.
  
   - Да, - услышал он слабый, но отчётливый шёпот.
  
   - Клянусь Небом, тебе следовало сказать мне об этом раньше! - пробормотал Орин, устало опускаясь на землю рядом и прислоняясь к стволу с другой стороны. - Я, знаешь ли, тут слегка переживал.
  
   - Мне... просто нужно было немного... отдохнуть...
  
   Орин ничего не ответил. Просто нашарил в темноте руку Каля и крепко сжал её. И хотя ночь всё ещё была достаточно прохладной, герцог почувствовал её тепло.
  
  

***

  
   Лорд Джарвис инструктировал два звена свежеразупокоенных Стражей. Пустые глазницы, гладкие черепа, покрытые кое-где остатками полуразложившихся тканей, уже давно не производили на него никакого особого впечатления.
  
   - Вы должны направиться в северные пустоши, чтобы найти и уничтожить преступника, который называет себя Джалиан Скайлорд. По имеющейся информации, он сейчас находится в Мельборге или его окрестностях. Этот Приказ Верховного Лорда вы должны выполнить любой ценой.
  
   Две дюжины закованных в железо кулаков с силой ударились о броню, выражая свою преданность Лорду. Два фигуры в центре почтительно встали на одно колено и тоже ударили в грудь кулаками - то были энсины, командующие звеньев.
  
   - Выполняйте приказ.
  
   Чёрные забрала с лязгом захлопнулись. Молчаливые Стражи синхронно запрыгнули в сёдла таких же мёртвых, как и они сами коней и в боевом порядке выехали из ворот Мефалы, твердыни Тёмных Лордов. Теперь они будут скакать день и ночь, не ведая усталости, не зная покоя, пока не встретят того, кто сможет упокоить их навеки.
  
   Джарвис напряжённо следил за ними, пока они не скрылись из виду. Он очень надеялся, что в этот раз Стражи выполнят его приказ. А если нет, то он сам отправится на север и возьмёт ответственность за выполнение этой миссии на себя. Своими руками он убьёт Джалиана Скайлорда.
  
   Продолжение следует...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Нарги - маленькие злобные существа, живут группами, обычно питаются падалью, но способны нападать на человека, использовались Лордами для очистки городов и деревень от неубранных трупов.
  
   Колдор - горное королевство далеко на севере от обжитых людьми территорий, о котором ходит множество легенд. Но одно известно наверняка - колдоское оружие лучшее в мире!
  
   Гори! (перевод с эльфийского).
  
   Энсин - командующий звеном Стражей. На создание энсина уходит больше времени и сил, чем на обычного Стража, но зато они гораздо умнее и могут поддерживать некоторого рода связь со своим создателем. Через энсинов Лорды могут управлять звеном, находясь на значительном расстоянии. Не имеют имён, как и обычные Стражи.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"