Полянский Анатолий Алексеевич: другие произведения.

2-я часть Исповеди

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновление 05.02.2012

   Часть вторая
   М А Ш А
   Никогда не думала, что можно так втюриться. Я буквально голову потеряла от своего Ванечки. Я, конечно, девочка влюбчивая и стоит мне к мужику прижаться, как я его уже хочу. И это желание я могу так подогреть, что оно тут же превращается в похоть, и тогда уж ни один мужчина устоять не может.
   Правда, этот седовласый синеглазый красавчик Константин ни глазом не моргнул, ни ухом не повёл. Ну, не импотент же он, в самом деле. Я ведь в его присутствии так сильно возбуждалась, особенно последний раз, аж в трусиках мокро становилось. Не могу понять, в чём тут дело. Как он тогда сказал? Ты, говорит, Машенька, хорошая девушка, но засунь свою похоть себе в задницу и забавляйся там с ней, сколько хочешь, но только никогда не направляй её на людей, коли тебя об том не просят. Значит, чувствует он всё, только управлять этим может.
   Вот Ванечка, другое дело. На какое-то время они с Константином выпали из моего поля зрения. Ни на лавочке за церковью, ни просто так по городу они мне не попадались. А когда мы с ним нечаянно встретились, он удивил меня какой-то необыкновенной переменой во всём облике. Он был сама уверенность, а глаза излучали нежность. А как он обрадовался, увидев меня, аж засветился весь. Ну, и у меня сердечко тоже не каменное. Через час мы уже вовсю кувыркались на квартире у тёти Даши, где я снимала комнату. Благо хозяйка уехала на две недели в Таганрог к сестре.
   Я так кричала, что, наверное, у всех соседских мужиков повставали. Все они у меня побывали в коечке. Так, ничего особенного. Не то, что Ванечка. Весь тот вечер и всю ночь остановиться не мог. Да и потом всё нормально. В общем, он единственный, кто меня насытить смог.
   Правда есть у меня ещё 'один', который может. Но это для всех большой секрет.
   Короче, пошла я раз в церковь, покаялась. В общем, решила, что избл......сь я совсем. За моей спиной прямо в голос говорить стали: 'смотри, вон бл... идёт'. Мне конечно по барабану эти разговоры за спиной. У меня и мама такая. С детства, сколько помню, у неё всё новые и новые мужики. Я и из дома потому уехала. Нет, я её не осуждаю. Так уж жизнь сложилась. Но пьянки её мне поперёк горла ещё с детства. Я из-за этого, наверное, спиртное терпеть не могу. А как в город приехала из своего захолустья, так сама, как с цепи сорвалась. Но если от мужика перегаром, хоть чуть-чуть, я ни за что с таким не лягу. Хоть убей. А когда совсем наглеют, говорю: 'Если тронешь, - руки на себя наложу. Ты виноват будешь'. Действует.
   Ну, так вот. Покаялась я тогда. Бедного батюшку чуть 'кондрашка' не хватила от моих подвигов. Ну, думаю, всё, завязываю. Сорок дней по совету батюшки решила воздерживаться. И верите, в первую же ночь такая на меня 'хотелка' напала, что хоть на стенку лезь. А батюшка сказал, чтобы и сама себя ни-ни. Лежу, маюсь и думаю: 'хоть кому бы сейчас отдалась'. И вот проходит сколько-то времени, чувствую у меня между ног какое-то шевеление. Ну, я ноги немного раздвинула, чувствую как вроде язычком по клитору, потихонечку так. Я глаза в темноте выпучила, сердце колотится со страху, как бешенное, а самой приятно и жутко интересно. 'Он' - сильней, я уж и совсем ноги раздвинула. А 'он' как навалился, и чувствую, входит в меня большой и приятный, прямо под мой размер. И двигается, и надавливает - самое то, что надо. Я храбрости набралась, обняла. В общем, воздух, конечно, но если потихоньку трогать, то на ощупь мягкий, лохматый. И никто, ни разу так хорошо мне до этого не делал. И так все сорок дней...
   А потом поняла, что с живым мужчиной мне не так интересно. Короче, попала я 'на кукан' капитально. Прогонять 'его' не получалось. 'Он' к сонной ко мне подкатывается, я и сдаюсь, приятно всё-таки.
   Батюшка мне объяснил потом, что сделала я себе ещё хуже и что надо искать экзерциста, чтобы освободиться от этой напасти.
   И всё-таки я 'его' приручила. Сработала, как ни странно, обычная моя угроза 'Если тронешь, - руки на себя наложу. Ты виноват будешь'.
   С тех пор редко-редко зову, когда взгрустнется. И не всегда приходит, 'говорит', у него и без меня желающих хватает.
   Такой вот секрет. Понимаю, конечно, что это не хорошо. Ну, такая вот я.
   А что? Пошла, покаялась, потом опять можно.
  ***
   - Маша, ты где? - неожиданно раздался из прихожей голос.
   - Ванечка!
   - Маша!
   - Ну, куда же ты пропал на целую неделю?
   - Дела, Маша, дела.
   - Ну, почему ты никогда не рассказываешь мне про свои дела? - игриво-капризно надула губки Маша.
   - Да не смеши ты меня, Машенька. Во-первых, ты и половины мною сказанного не поймёшь, если мне рассказывать всё откровенно и подробно, да и рассказчик я не очень. А во-вторых, меньше знаешь - лучше спишь, - отшутился Иван.
   - А может мне интересно! Может я, тоже хочу банк ограбить!
   - Маш, ты... ты думай, что говоришь. Я же говорил тебе, что с криминалом никак не связан, - расстроился Иван.
   - Да? А в тюрьме кто сидел?
   - Так говорил же тебе, по глупости попал. И вообще, всё, - закрыли эту тему, - голос его из бархатного, тёплого стал холодным.
   - Ну, Ваня, - опять заканючила Маша.
   - Всё я сказал, - отчеканил Иван, хотел ещё что-то добавить, но внезапно замер, прислушался, и взгляд его ушёл куда-то внутрь.
   - Ты что? - забеспокоилась Маша.
   - Погоди, - поднял он руку и прикрыл глаза. А когда через некоторое время снова открыл их, на его лице отразилась смесь удивления и сожаления, - Маш, мне срочно уходить надо.
   - Ты что, обиделся? Что случилось?
   - Не хотел рассказывать, ну да ладно, - махнул он обречённо рукой.
  
   И Ванечка рассказал, что вот уже почти год он обучается в какой-то группе и не в нашем городе, но недалеко отсюда. Группа занимается освоением сверхвозможностей человека. Вернее обучаются трое, в том числе и Ваня, а остальные в группе их натаскивают. А сейчас его телепатически позвали и попросили срочно приехать.
  
   - Всё. Больше ничего не могу сказать, - внезапно закончил Иван.
   - Ну, ты гад! Ну, ты даёшь. Столько времени от меня скрывал! Я может, тоже хочу всяким сверхвозможностям научиться, - разразилась слезами Маша.
   - Так ведь там только тех, у кого способности есть обучают, - виновато начал успокаивать Иван.
   - Да? А я может тоже способная?
   - Маша, девочка, я, конечно, не умею определять людей так, как Константин. Но скажи, пожалуйста, ну какие у тебя способности?
   Так как на ум ничего не приходило, я от отчаяния, конечно, и сгоряча вылепила ему свою историю сексуальной связи с астральной сущностью.
   Ванечка сперва аж глаза выпучил, так я его ошарашила. Потом неожиданно расхохотался.
   - Это, конечно, способность, но только с другой стороны, - и внезапно посерьёзнев, добавил, - Нас учат вначале видеть и ощущать светлые, то биш духовные, миры, а уже затем тёмную сторону жизни.
   - Да какой же он тёмный, когда вон, просвечивает насквозь! - возмутилась я.
   - Вот-вот. Не познав светлую сторону, ни за что не отличишь, кто перед тобой. Тёмные, они, знаешь, могут чем или кем угодно прикинуться, даже Христом, правды ненадолго. Вот только Богородицей не могут.
   - И что же, получается это я с тёмным... занималась?
   - Не думаю. Скорее всего, нет.
   - А кто же это тогда?
   - Да мне тебе сейчас всего не объяснить, слишком много придется рассказывать, а времени нет сейчас.
   - Ну, Ваня!
   - Наверное, отягощённая сексуальным пороком душа, - сказал Иван, чтобы поскорее отвязаться. - Ну, а сейчас мне пора. Вызов был очень срочный. Вернусь, потом договорим.
  
   В Л А Д И М И Р
  
   Последняя встреча с Мариям заставила меня по-новому взглянуть на моё новое состояние, на мою жизнь среди людей, а самое главное - на саму жизнь этих людей.
   Раньше, в своей прежней бездумной жизни я не очень-то задумывался о том, как и чем живут другие. И когда кто-нибудь говорил, что Бога нет, в моём сознании это отражалось или как тупая глупая шутка, или как ругательство, как некая форма мата. Да ещё, я ведь часть жизни прожил в государстве, официальной идеологией которого было непризнание существования Бога. Но, меня это как-то не касалось. Как, впрочем, это не касалось и подавляющей части населения той страны, под названием СССР. Всё было неискренним. Государство, люди и церковь - все жили всяк по себе. Потому и казалось мне, что безбожие - это такая форма лицемерия, которая позволяла жить без дополнительных проблем.
   Каким же глупым я был! Как не мог разглядеть очевидного! В какой беде, оказывается, находилась моя новая родина - земная отчизна! И дело вовсе не в государстве. Государство, отвергающее Бога, обречено на гибель в самый наикратчайший исторический срок. И уход в небытие страны СССР - самое наглядное тому подтверждение. На месте прежнего возникает новое государство. Народ - вот более постоянная структура цивилизации, да и он, конечно, может со временем измениться. Любая форма изменяется, а народ - одна из форм существования цивилизации.
   В самом бедственном положении был народ, из которого и состояла эта моя отчизна. Отчизна, за которую и я был в ответе перед Богом. Всего за несколько десятилетий исчезли целые пласты культурного наследия, до этого веками передававшиеся из рода в род, из поколения в поколение. Песни, танцы, обряды, религиозные традиции в семье - всё, чем жил простой народ, почти всё безвозвратно утрачено. И на это освободившееся поле сейчас настойчиво сеется поп-культура, цель которой, - навсегда поселить в нас ржавое равнодушие. Подавляющее большинство людей, хотя и начали нынче декларировать свою веру в Бога, но понятия об этом не имеют, хотя бы приблизительного. И это было самым печальным открытием в моей короткой новой жизни.
   Не поверив Мариям на слово, я зашёл в ближайший магазин, купил простецкий караоковский микрофон, повесил на плечо сумку от ноутбука, и, представляясь репортёром местной радиостанции, провёл опрос прохожих прямо на улице. В мой 'пустой' микрофон высказывались бабушки, дедушки, дяденьки, тётеньки, интеллигентные и не очень, мужчины и женщины.
   Положение дел было примерно таково.
   Вера декларировалась, как 'Бог есть'. Здесь было единодушие. И это было, конечно большим скачком от 'Бога нет' к 'Бог есть'.
   На вопрос же: ' А что такое для Вас Бог?' мнений было много, но, ни один, а среди них было много крещённых, ни один не сказал ни о троичности, ни о природе Христа, ни о Святом Духе, и только одна девушка, покраснев, сказала 'Бог есть любовь', но не смогла продвинуться дальше этих слов. Несколько человек сказали, что Он всех наказывает за грехи. Один интеллигентный мужчина указал пальцем в небо и поведал: 'Он там живёт'.
   Подытожив, мне стало грустно. Получалось, что в повседневной жизни этих людей Бога не было. Не было соединённости с этой беспредельной любящей реальностью, которая приводит душу к умиротворению и необъяснимой радости собственного существования.
   Мне было намного проще. И в той и в этой жизни я априори знал, что Бог есть. Мне не требовалось никаких доказательств, я просто это знал, во мне было своего рода ощущение Его присутствия, стоит лишь успокоиться и погрузиться внутрь себя. И это всегда давало мне чувство фундаментальности всего происходящего. Правда, сказать честно, я редко обращался к Богу. Но это уже другой вопрос. Мои же соотечественники не впитали этого с молоком матери, потому что их матери и бабушки были такими же. Лишь тысячелетняя память и молитвы предков удерживали их сознание на границе единобожия, не позволяя скатиться во мрак язычества.
  Что-то необходимо было предпринимать. Нужен был какой-то план моих личных действий. Вариантов было немного. Настольно немного, насколько может быть их полное отсутствие. Всё, что приходило в голову, не выдерживало моей же собственной критики. Это означало, что я нуждался в помощи.
  Эх, сейчас бы с Олой посоветоваться...
  - Ола, ты здесь?, - робко позвал я.
  Внутренняя безответная тишина откликнулась тонкой щемящей грустью. Ола не проявлялась вот уже больше двух месяцев.
  Длительное вслушивание в тишину породило ощущение Его присутствия.
  - Учитель? - недоверчиво спросил я.
  - Всегда был, есть и буду,- живо откликнулся Он, как всегда, подшучивая.
  - Где Ола?- сам собой сформировался первый вопрос.
  - Разве это тебя заботит сейчас? Посмотри, в чём беда, а не вина этого мира? От Олы ты хочешь готовых решений. Но это ещё не её мир. Ищи союзников, друзей.
  - Я смогу?
  - Человеку с Богом всё возможно.
  Затем наступила глубокая тишина. Внутри меня всё радостно трепетало. Я вполне отдавал себе отчёт в том, что произошло.
  Между тем за окном надрывный женский голос прокричал:
  - Да это всё деньги, будь они прокляты! - И опять всё стихло.
  '...деньги, деньги...прокляты, прокляты', словно эхом отозвалось в голове.
  - Спасибо за подсказку, Учитель. Велик, Ты, Господи! Слава Тебе, Слава! - Машинально пробормотал я.
  Итак. Бог создал человека по образу Своему, по подобию своему. А чтобы быть подобным, значит нужно быть творцом. А чтобы творить, надо быть свободным, не зависимым от мнений, штампов, любых привычных форм. Как там у апостола? 'Всё мне позволительно, но ничто не должно обладать мною' 1Кор.6:12
  А что мы на сегодня имеем? Имеем власть денег над людьми. Мне знакомо это чувство, глубоко спрятанное и потому мало ощутимое. Сам недавно таким был. Стоит только человеку лишиться денежного обеспечения, какая тут буря поднимается внутри него! Раздражение, негодование, отчаяние вплоть до уныния и депрессии, - чего только не испытает человек, оставшийся без денег. А общество потребления буквально заставляет вновь и вновь избавляться от них, стоит их только заиметь.
  Я поглубже погрузился в подсознание, отыскивая там отголоски матрицы денежной зависимости. Нащупал некий непонятный тёмно-вязкий энергетический сгусток. Тот стал вертеться, выворачиваться из под наблюдения.
  - Ну, эти финты нам знакомы, - я тонко-чутко потянулся вниманием, нащупывая начало, источник.
  - Так, есть слабая, буквально пунктирная ниточка. Куда же ты нас приведёшь, 'нить Ариадны'? - сознание буквально распластывается вдоль этой ниточки, утончаясь и становясь все более незаметным.
  Вот уже появилось ощущение огромного многослойного облака-пирога. Денежный эгрегор. Сознание буквально оглушили крикливые мысли-лозунги: 'Смотри, вокруг море денег!', 'Греби бабло лопатой!', 'Денег много не бывает!'.
  Так. Дальше. Нам же самая суть нужна. Так, так, так. Вот оно. Быстро возвращаюсь в своё обычное состояние.
   Тема денег, их значение и роль в современной цивилизации стали раскручиваться в моём сознании.
  Деньги были созданы как эквиванент затраченных усилий для обмена продуктами труда. И человек владел ими, а не они им. Потом, когда человек изобрёл виртуальные деньги в виде цифры на банковском счёте, они стали обретать форму энергоинформационной сущности, постоянно подпитываемой энергией желания обладать ими. И эта сущность научилась возбуждать в людях желание обладать ею. Этим умением с ней щедро поделилась матрица секса. И деньги стали матрицей, но им этого было мало. Они захотели стать эгрегором, чтобы всецело обладать людьми.
  И надумала матрица освободиться от привязки-эквивалента затраченных усилий. И освободилась. Ловко манипулируя людьми, где обманом, где угрозами, привлекая матрицы жадности и секса, освободились американские деньги от привязки к золоту и наводнили весь мир собой, сами по себе ничего не стоя. Нет, как бумажка с водяными знаками, нарезанная прямоугольниками, она, конечно, стоит семь центов для любого номинала от одного до ста долларов. И не более этого. Но за эти фантики американцы стали скупать и везти к себе в Америку всё, на что ляжет их похотливый, блядский глаз. И потекли к ним со всего мира наиболее ценные ресурсы, драгоценный умственный и культурный потенциал, создаваемый вековым напряжённым трудом наций. И всё это, по сути, за листочки раскрашенной в оливковый цвет бумаги. Фантиков-то сколько надо, столько и напечатают.
  И все стали завидовать американам. И хотеть денег, не обеспеченных трудом. И стала матрица эгрегором, и стала она владеть теми, кто хочет денег. В том числе и американцами. Их она вообще имеет и сзади и спереди. Случись что с матрицей - эти первыми под жертвенный нож пойдут.
  И вот, стал человек верить в деньги больше, чем в Бога.
  А враг человека тут же решил этим воспользоваться. Манипулируя денежным эгрегором, он устроил грандиозные игрища виртуальными финансами. И стало сегодня в валютном обороте и торговле ценными бумагами денег раз в тридцать больше, чем все товарные запасы на Земле. И удумал дьявол найти такого придурка из рода человеческого, чтоб он в своих руках сосредоточил хотя бы одну тридцатую часть виртуальных финансов и скупил все товарные запасы. Просто так, чтобы поиграть, посеять панику на товарных биржах и устроить гигантскую безысходность в слабых душах. Ну, и заработать, естественно.
  Да, там ещё и сценарий с морем крови. Целые народы хочет враг уничтожить, и русских в том числе! А тех, кто останется, изменить так, чтобы даже доступ к родовой памяти заблокировать. Вот оно, значит как.
  Выходит, Россия-Русь ему как кость в горле! Так, так... Что же делать? Деньги отменить? Ха-ха-ха. Да, но если невозможно их отменить, то значит остаётся изменить отношение к ним. У целого народа.
  Да. Задача.
  Стоп! Кажется это то, что нужно. Нужна новая идея. Новый смысл, который затмит денежную лихорадку, порождающую беспокойство и неприятности. И что это может быть?
  Так, и что-то ещё Учитель подсказал... 'Посмотри, в чём беда, а не вина этого мира'. Вспомнилось недавно прочитанное: 'больной не умеет быть здоровым'. По аналогии и наш мир не умеет быть гармоничным. Но если больной забыл, как быть здоровым, то, что касается цивилизации, то она никогда, по сути, и не умела развиваться без смертоубийственной вражды. Обычная проблема любой цивилизации, в которой во главу угла, движителем всех дел поставлена идея конкуренции. А конкуренция толкает людей на такие поступки- грехи...
  Владимир задумался. Тонкое ощущения знания, что бывают и другие, неконкурентные цивилизации мелькнуло и тут же пропало.
  В сердце двумя лёгкими слитными толчками проявился телепатический вызов.
  - Марьям, - обрадовано узнал я вызов.
   - Да, Володя. У нас экстренный сбор.
   - Что случилось?
   - Лена пропала, - пришёл озабоченный образ Марьям, а за ним лицо-напоминание Лены.
   - Сейчас буду, - закрыл я телепотему и начал подготовку к недавно освоенной телепортации.
   Марьям мне много рассказала про мои возможности, а главное по ходу объяснения она тут же заставляла демонстрировать то, что я, якобы, давно умею.
   Удивительно, но всё то, на что у Ивана, Бориса, Лены и других ребят уходили недели и месяцы занятий-тренировок, во мне включалось сразу, после первого показа. Марьям говорила, что любой человек, в принципе, несёт в себе все возможности Бога. Вот только чтобы раскрыть их, ему нужно в эту сторону хотя бы начать думать. Ну, а главное, поверить, что ты сможешь. Выходит, моя вера была более крепкая и целостная. Как сказал святой: 'Поверь Богу, что ты сможешь'. Потому-то, создание непреодолимых, невидимых глазу перегородок, наделение предметов стократным весом простым изменением молекулярной структуры, перемещение объектов или их самовозгорание получались у меня изящно и легко.
   Однако в случаях с собственным телом требовались максимальная концентрация, терпение и постоянная шлифовка достигаемых результатов. Вообще в случаях с живой материей всегда требуется определённый промежуток времени на качественную подготовку действия, какой бы крутизны ты уже не достиг. Это связано с тем, что на планете Земля, в связи с её уникальностью, напичкано огромное количество миров. Соответственно, по закону аналогии, и в человеке есть точечные отражения этих миров, через которые, например, возможно нечаянным образом попадать туда, как через порталы. А раз случайно, то и вероятность возврата приближается к нулю. Так вот, чтобы не занесло, куда не надо, приходится готовиться аккуратно и тщательно. Всё в таком деле надо делать основательно и осознанно.
   Конечно, на физическом плане Земли есть специальные службы, которые следят за нарушениями невидимых для нас энергетических занавесей-перегородок между мирами. Если вляпаешься, будь уверен, вышвырнут обратно. Причём, в такой бесцеремонной и грубой форме, что будешь потом целый год раны зализывать.
  
   К О Н С Т А Н Т И Н
   В Тегеране мы быстро нашли человека по имени Муслим и они с Аликом обо всём договорились в рамках заранее оговоренной суммы. По тщательно скрываемой довольной физиономии моего помощника я понял, что он ещё и 'наварился'. Я посмотрел на это снисходительно, так как через три дня в моих руках должно оказаться Евангелие от Варнавы, которое я так долго стремился заполучить. Про себя, кстати, отметил, что дешевизна эта подозрительна. Хотя, раз Муслим говорит, что у него близкий родственник работает в министерстве образования, в чьём ведомстве находятся библиотечные архивы, то ему это, видимо, не в напряг.
   Впереди было три дня, которые мне хотелось потратить с пользой и глубоко повключаться в информационное поле кусочка чёрного дерева, который сохранил огромный массив информации о своём владельце.
   Последние несколько дней были насыщены убеганием от некой, явно не иранской, спецслужбы, которая села нам на хвост, как оказалось, ещё в Тебризе.
   А каким образом нас сумели отследить ящерные на выходе из города, вообще ума не приложу. Скорее всего, наводкой для них служил Алик. Не мог он, пока ещё, надолго отключать эмоции, которые перехлёстывали его от избытка жизнелюбия.
   Нам повезло, что при подходе к засаде, устроенной ящерами, Алик как раз тренировался в остановке мыслей и эмоций. Моё сознание парило в десяти метрах над телом и мы увидели друг друга одновременно. Это и спасло нас.
   Реакция у них, - вполовину от нашей. Их успех всегда зависит от подготовки и оттого, что хомо вульгарис их не видит. Этих бесплотных, в общем понимании, существ 'видит' только тренированное сознание. Восемь безглазых чёрно-ртутных голов, а зачем им глаза, полукругом, преграждая дорогу, бесшумно вынырнули метрах в двадцати перед нами.
   Пока они тугодумили, я подскочил к Алику и через секунду мы уже стояли в световом столбе. Для них это выглядело, как будто мы исчезли. Когда они ударили своей коллективной сутью по тому месту, где мы только что стояли, нас там уже тю-тю, не было. Был установлен мировой рекорд по синхронным прыжкам вбок. Вот только на траверсе этого электромагнитного вихря не повезло оказаться некоему человечку. Мозги от такого удара чугунеют, да и ощущение схожее, - как будто чугунной сковородой приложили. Их ошибкой было то, что ударили они все и хором. Поэтому разом же и в землю ушли на подпитку. Да и вскрик человечка, похоже, приняли за наш. Это дало нам несколько минут форы.
   Когда я подскочил к человечку, он был ещё жив. Говорить он не мог, но образ его напарника Криса, и что они спецагенты, и место где они собирались потрошить нас, - всё это я успел считать в последние секунды его жизни. Место было как раз там, куда мы и направлялись. Жаль, не получилось понять, чья спецура.
   Сделав затяжной двухчасовой зигзагообразный рывок вперёд, вбок, назад и вбок, мы выбились из сил и сделали привал.
   - Что, Алик, не раздумал ещё работать на меня? - спросил я, немного отдышавшись.
   - Что это было? - вместо ответа спросил тот.
   - А что ты увидел? - я тоже умею задавать вопросы вместо ответа.
   - Что видел? Да можно сказать, что ничего.
   - А что почувствовал?
   - Злобу. Лютую злобу я почувствовал. А потом все волосы на теле зашевелились.
   - Всё правильно. Так и должно быть, - подтвердил я, а про себя подумал, - рано, рано пока ему рассказывать, если не 'видит' ещё.
   - Так что же, всё-таки, это было?
   - Считай, что электромагнитное оружие нового образца.
   - Шутишь?
   - Процентов на девяносто - чистая правда, - задумчиво-серьёзно ответил я.
   - Ну, дела, - прошептал Алик. - Но работать на тебя я не передумал, - быстро добавил он.
   - А как ты так быстро передвигался? И меня словно пушинку подхватил, я прямо веса своего не чувствовал, - снова засыпал меня вопросами Алик.
   - Жить захочешь, не так ещё задвигаешься, - попытался отшутиться я.
   - Нет, правда? - снова завёлся неугомонный Алик.
   - Во-первых, быстро погаси эмоции. Сколько можно напоминать, что нас могут отследить по эмоциям. А во-вторых, серьёзно будешь заниматься, - всё то же, что и я уметь будешь.
   - А долго нужно учиться?
   - Всё зависит от того, как быстро базу освоишь. Как раз то, что сейчас отрабатываешь: концентрация, умение управлять эмоциями, ум в узде держать, слышать голос хранителя из тонкого мира. Потом, главное - вера в то, что Аллах для тебя лично предусматривает самый лучший вариант. Ну, а дальше - уже всё легче и проще, - весело закончил я, глядя на вытянувшееся лицо Алика.
   После небольшого отдыха мы заложили ещё несколько петель, затем сели в автобус и под вечер благополучно прибыли в Кередж, километрах в двадцати от Тегерана. В район Ардебиля я решил вернуться не раньше, чем через неделю, несмотря на всю срочность моей миссии. Пусть там обстановка немного разрядится. Да и здесь нужно поосмотреться, прежде чем соваться в мегаполис незнакомого восточного уклада жизни.
   Алик быстро нашёл на местной базарной площади азербайджанца и тот посоветовал ему, куда можно обратиться на постой, чтобы не привлекать особого внимания.
   Хозяина в доме не было, и вернуться он должен был не скоро. На вопрос 'Кто хозяин?' был дан лаконичный ответ: 'Старый чудак'. Калитка по обыкновению была не заперта. Воровство здесь не поощряется в очень грубой форме путём отсечения кистей рук. Дом был обращён глухой стеной к узкой улочке. Сам дом состоял из двух маленьких комнат без мебели, не положенной в иранском жилище. На полу - камышовые циновки, на стенах - корзинки с мелкими домашними вещами. Во дворе под навесом - очаг. Всё говорило о скомности и непритязательности обитателя.
   Нас же всё устраивало как нельзя кстати. Именно в Кередже нас должна была захватить спецгруппа теперь уже из одного человека. Утром предстояло найти его по 'чуйке', благо портрет из разрушающегося сознания напарника я успел 'срисовать'.
   Электричество было представлено одной лампочкой в дальней комнате. Перед вмазанным в стену маленьким зеркальцем я подправил растительность на лице под местный распространённый образ, что при моём интернациональном типе лица, делало меня неузнаваемым среди тысяч горожан. И только светящиеся глаза могли привлекать внимание. Ну, ничего, взор можно и опустить.
   Утром, вернувшийся с базара Алик, старательно пряча эмоции, сообщил, что люди ждут на базарной площади выступление местного дервиша.
   - Пойдём, послушаем! Они всегда интересно говорят, - горячо предложил он.
   - Пойдём, - немного подумав, согласился я. 'Устами дервиша глаголет истина' прозвучало в моём сознании.
   При подходе к базарной площади уже издалека почувствовалось многотысячное приглушённое могучее волнение. Когда по пояс над толпой показался человек, все замолчали. Он заговорил вначале негромко, потом голос его возвысился. Языка я не знал, поэтому переключился на сознание интуиции, и понимал только суть. Он говорил, что аятолла только на словах против американцев, а на деле потворствует проникновению в умы правоверных идеи общества потребления. И так далее, в таком же духе. Потом вдруг в сознании явственно прозвучал перевод:
   - Вы что же, хотите, чтобы трава уподобилась серому пластику? Вы хотите, чтобы из-под земли вышли чёрные безглазые змеи и пожрали ваши души, а ваши лёгкие заполнила серая-серая пыль? - он сделал длинную-длинную паузу.
   Все потрясённо молчали, не вмещая смысла сказанного. Кто-то крикнул: 'Нет!' И сразу же топа взорвалась.
   - Н-е-е-е-т, н-е-е-е-е-т!!! - катилось над площадью.
   - Опаньки! - подумал я.
   Дервиш исчез-растворился в толпе. А толпа тысячеголосо ревела, и этот звук наполнял души яростью и решимостью действовать.
   В этот момент 'чуйка' сообщила, что искомое лицо, Крис, здесь в толпе, метрах в пятнадцати справа. Для такой плотной толпы - непреодолимое расстояние. Привстав на цыпочки, я тут же увидел его.
   Он, видимо, почувствовав мой взгляд, повернул голову и встретился со мной глазами. Я смотрел на него, не мигая, строго, тяжело вдавливая взгляд в его лоб. Он на мгновение потерял самообладание и сразу же стал для толпы инородным телом. Рядом с ним раздался крик: 'Американ!' и в мгновение ока толпа поглотила его тело.
   Жертва была принята и площадь очистилась за десять минут. Мёртвое тело унесли, закатав в ковёр, чтобы избежать ненужных разбирательств. Нет тела - нет проблем.
   А вот у нас проблемы остались. Так я и не выяснил, кто же это за охотники такие. Погибче надо было себя вести, похитрее. Но, опять же, от этой непонятной угрозы на сегодня мы избавлены. А нечего было за нами следить. Мы люди мирные, никого не трогали.
   А р х а н г е л К о н с т а н т и н а
   Лети, лети, ангел Криса. Спасай его душу тяжёлую, пока не нырнула в преисподнюю. Без тела это может лучше получится. Предупреждал ведь, чтобы не допускал своего человека на базар. Хотя он ведь не слышит тебя.
  Может быть, хоть теперь услышит. Мой-то меня понимает.
   - Костя, что дальше делать собираешься?
   - Зависит от того, оставят ли ящерные меня в покое. Может, свяжешься с ангелом ящера? Узнаешь их планы?
   - Я-то свяжусь, вот только, где гарантия, что этот ангел не надоумит своего носителя поискать вас здесь?
   - Разумное замечание. Спасибо. Как там ангел Алика поживает?
   - Хороший ангел. Так приободрился! Почувствовал после встречи с тобой реальную возможность возвышения в архангелы.
   - Я-то здесь причём?
   - А как же? Два года назад ангел хранитель Лены возвысился в архангелы. Ты же её нашёл и привёл к Мариам? А несколько дней назад ангел хранитель Ивана-Иоанна стал архангелом. Ты же его нашёл и привёл к Мариам? А между ангелами Такие известия распространяются мгновенно. Это такая радость. Ты ведь знаешь.
   - Что? Ваня прошёл духовное рождение? Так быстро?
   - А что тут удивительного? Ты сам ему постоянно говорил, что этот духовный мир находится в человеке постоянно и что нужно только осознание этого состояния и пребывание в нём. Удивительно, что я, твой Архангел-Хранитель должен напоминать тебе об этом.
   - Во-первых, это твоя обязанность - напоминать. А во-вторых, Это скорее заслуга Мариам, чем моя.
   - Спора нет. Её заслуга, твоя - всё едино. Главное - это наша общая радость! Радуйся!
   - Да радуюсь, я радуюсь. Хватит меня тормошить и так всю грудь уже распирает.
   - Вот и нам с тобой пора подумать о следующей ступени, - снова осторожно затеял я старый разговор. Ступень водочерпия тобой уже, считай, освоена.
   - Была бы освоена, ты бы уже Началом назывался, - быстро откликнулся Костя.
   - Если бы ты больше прислушивался к моим советам, - шутливо вздохнул я, - Ведь право выбора всегда за тобой, напарник.
   - Ну, не надо прибедняться. Ты ведь тоже можешь выбирать, оставаться со мной или уйти?
   - Что ты, что ты, - затрепетал я крылами, - Сколько мы с тобой вместе прошли! Я - с тобой.
   * * *
   Вернувшись в наше временное пристанище, мы с удивлением обнаружили там того самого дервиша, что выступал на площади. Он встретил нас приветливо, и сразу определив в нас иностранцев, на ломаном английском объяснил, что хозяин этого жилища - его друг, и он часто заходит сюда, надеясь застать его. По тому, как он, не глядя, взял из ниши в стене чашку, похоже, что так оно и было. Пристроившись возле очага, он быстро распарил в небольшом количестве воды сушёный инжир и потом, молча, стал сосредоточенно жевать.
   Я дал Алику знак помалкивать и стал терпеливо дожидаться, когда дервиш закончит трапезу. Через своего Архангела я узнал, что его хранитель тоже Архангел. Но тогда получается, что он не просто дервиш, но суфий. Дальнейший разговор шёл через наших Хранителей. Языковый барьер, таким образом, устранился, но со стороны это выглядело, наверное, странно. Мы поочерёдно прикрывали глаза, или замирали, расконцентрировавшись и уставившись в одну точку, покачивали головами.
   - Ты хочешь, уважаемый, узнать про змей и серую пыль? - насытившись, спросил он.
   - Конечно. Но больше всего, почему люди не удивились столь необычному заявлению, - поинтересовался я.
   - Это не моя тайна.
   - Забавно! Но тогда почему ты расказал об этом всем там, на площади?
   - Меня попросили об этом братья.
   - Суфии? - быстро спросил я.
   Он поднял голову и пристально посмотрел мне в глаза. Затем утвердительно спросил:
   - Ты что-то знаешь об этом?
   - Да, - я в краткой версии прямой телепотемой изложил увиденное пророчество.
   - Похоже, - кивнул он, - только в нашей версии мы усматриваем некую роль ящеров. Они или сами, или же кто-то их использует втёмную.
   - Мы думаем, что кто-то пытается изменить генетический код растительности.
   - Да они что, совсем рехнулись? - Поднял глаза собеседник.
   - Кто?
   - Ящерные.
   - Причём здесь ящерные?
   - Точно также я могу спросить: 'Причём здесь генетика?'
   - Ну, хорошо, - я встал, прошёлся по хижине и снова сел. - Если суммировать ваше и наше провидение, то получатся следующее. Ящерные узконаправленным электромагнитным импульсом могут повлиять на генетическую структуру растения. Энергии, кстати, нужно - прорва. Спусковой механизм - казнь. А вот вам и энергия. Они стягивают огромное количество негативной энергии и бьют по растительному миру. Вопрос - зачем?
   - В вашем Евангелии есть такие строки: 'И вся трава зелёная сгорела'.
   - Но всё равно, это же такая прорва энергии! Скорее всего они пойдут через менее энергозатратный механизм, через вирусное заражение, например, - предположил я.
   - Да? А передача вируса от растения к растению как произойдёт? - усомнился он.
   - Сейчас же весна! Через пыльцу, - одновременно воскликнули оба Архангела.
   * * *
   Принесённая копия Евангелия от Варнавы не стоила потраченных денег, хотя их как раз было не жалко. Это была подделка. Вариант этот был мне знаком. Старая подделка. Создана она, скорее всего, пару столетий назад и, вероятно, с целью увести внимание от настоящего Евангелия.
   За три дня нашего пребывания в Кередже я так и не смог прикоснуться к тому самому крестику в форме буквы 'тау', который несомненно являлся собственностью Варнавы. Сначала было бегство из Тебриза, потом это происшествие на базарной площади, затем мы с дервишем-суфием смотались в горы в небольшое гилякское селение, где встретились, так сказать по обмену опытом, с целой суфийской общиной, и где приглянувшийся им Алик прошёл настоящее полноценное посвящение в исламской традиции. Ну, это целая отдельная тема. Главное, мы сошлись на том, что кто-то пытается 'втёмную' использовать ящерных для какой-то глобальной заварушки.
   Завтра мы собрались возвернуться в Ардебиль. Алика сон срубил, как только мы добрались до нашего обиталища. Тяжело далась ему такая мощная инициация. А я сейчас, наконец-то, могу заняться тем, что откладываю вот уже три дня.
   Сел. Расслабился. Тишина. Покой. Радость. Любовь. Привычно погрузил продолжение пальцев в кусочек чёрного дерева в форме буквы 'тау'. Конценрация. Расконцентрация. Пространство слегка качнулось и, словно дверь, приоткрылось от наслоения времени...
  
   В А Р Н А В А
   Зачем поселил Ты меня, Господи, на этом острове, в этом месте - неведомо мне. Но понимаю, что надлежит выполнять волю Твою без ропота.
   С тех пор, как осознал себя и вышел из плена забвения и перешёл к вере в Тебя и в Твоё всемогущество, всегда стремился, Ты знаешь, быть твоим соработником на Земле.
   А если забывал когда о Тебе, Ты напоминал о Себе моими неудачами. И тогда под сладкозвучный строй молитвы и слёзное стенание я снова возвращался по тропинке из чащи грёз и пустых мечтаний на Путь, уготованный Тобой.
   Каждый раз, обретая под ногами твердь предназначения, я радуюсь, как ребёнок, который от стыда неправильного поступка прячет лицо в подол матери и успокаивается, чувствуя на своей голове, спине с любовью гладящую руку. И, замирая, вслушиваюсь в мягкий укор и наставления, и никак не хочется уходить от этого соития.
   Но у Тебя, Господи, забот много, и Ты снова даёшь мне возможность делать выбор и совершать правильные и неправильные поступки.
   Как трудно понять мне Твои наставления для правильной жизни людей на Земле.
   Ты пояснил мне в последний раз, как важны для людей эти назидания, но только вместить их сейчас не могут. Но я, как прилежный ученик записываю их, хотя и сам в полноте не вмещаю.
   Как может человек трудиться, ставя впереди намерение сделать как можно больше, но, не предполагая получить за это награду?
   Ты говоришь, что отдавая, человек будет получать неизмеримую радость, и будет сокрушаться от необходимости брать.
   Ты изложил правила неконкурентного способа жизни. Я этот кодекс изрек, и меня едва не до смерти побили камнями! Это же невообразимо, чтобы торговец не захотел взять максимальную цену за товар!
   Ты говоришь, что именно создание запасов и накопление ресурсов приводят к неурожаям и войнам. Но ведь при засухе и отсутствии запасов все умрут от голода! Не могу вместить.
   Но сохраню Твои наставления и донесу их до людей. Ты же, Учитель, вразуми меня, дай понять в полноте такую жизнь!
   * * *
   Бац! Уши и грудь заложило от перепада времени. Меня резко выбросило в текущую реальность. Прямо передо мной из пола хижины возникла серебристо-ртутная голова ящера. Чувство опасности не проявлялось. Голова уменьшилась до размера человеческой, затем из под неё выдвинулись гибкие конечности с подобием пальцев. Пальцы последовательно сложились в круг, треугольник, квадрат.
   - Приглашение к контакту, - догадался я. И тоже повторил: круг, треугольник, квадрат. Получилось хуже.
   И в дальнейшем все попытки понять друг друга не принесли успеха. Серебристо-ртутный явно хотел что-то сообщить.
   - Архангел-хранитель, что он хочет? - взмолился я наконец.
   - Его ангел-хранитель говорит, что напарник не слышит его, а сообщать что-либо вопреки воли подопечного он не станет. Но говорит, что это важно.
   - Да, уж и так понятно, что важно. Это ведь беспрецендентый случай. Вместо нападения просить о контакте! Это что-то!
   - История уже знавала дружбу человека и ящера, - быстро поправил меня Архангел-Хранитель, - и обрати, пожалуйста, внимание на серьёзное отличие: нападали чёрные, а этот был серебристый.
   - Опаньки! - подумал я. - Осюда выводы: Не все ящерные одинаковы. Этот светлый отследил нас, но не нападал, а хотел что-то сообщить. Возможно, предупредить нападение чёрно-ртутных, а может ещё что-то. В любом случае надо срочно менять дислокацию.
   - Алик, - начал я тормошить своего спутника, - собираемся и быстро уходим.
   Пока Али собирался, я сел, сосредоточился и отправил Марьям телепотему с отчётом: 'Возвращаюсь в Ардебиль. Светлый ящер просил контакт'.
   Через пятнадцать минут мы были уже за городом.
   М а р и а м
   Лену привёл ко мне Костя. Он 'подобрал' её возле храма в состоянии полного ступора. С одной стороны, при просмотре была явно видна готовность перехода в другое качественное состояние существования, с другой - этот непонятный ступор, который более всего свойственен маниакально-депрессивному синдрому депрессивной фазы. Вот только светящиеся глаза не дали ему пройти мимо. Он взял её за руку и автостопом привёз ко мне за две тысячи километров.
   Она не отвечала на вопросы, от приказного тона погружалась на более глубокие уровни ступора, но безропотно исполняла любую просьбу. В таком состоянии симпатичная молодая женщина легко могла попасть в беду.
   Все мои вопросы остались без ответа. Тогда я попросила её раздеться догола, что она тут же равнодушно исполнила. Костю это нисколько не шокировало. В дороге, по его словам, как только останавливалась машина, она выходила, садилась рядом с колесом и мочилась, не обращая внимания в городе это или в лесу. Она нисколько не смущалась, только глупо моргала своими светящимися глазами и молчала. Тогда я неожиданно влепила ей пощёчину и громко заорала:
   - Дура жирная! Что ты делаешь со своей жизнью?
  Она вздрогнула и вдруг спокойным строгим голосом сказала:
   - Я не жирная. Может, слегка полненькая, - и, оглядывая себя, пробормотала игриво, - Меня это нисколечко не портит.
   Потом взгляд её упал на Костю, она сказала: 'Ой!' и, чуть присев, в стыдливом жесте закрыла руками грудь и лобок. Костя расхохотался, чем ещё больше смутил девушку.
   - Ну, слава Богу, - выдохнула я.
   - Где я? Кто вы? - промямлила Лена, явно приходя в себя.
   - Одевайся, - облегчённо скомандывала я и, махнув Косте следовать за мной, вышла из комнаты, чтобы не смущать такую необычную пациентку.
   Потом выяснилось, что она стала жертвой нейролингвистического программирования, так называемого, эн-эл-пи. И где! Молодой священник, желая, видимо, 'обломать' строптивую прихожанку, на предварительно 'перемоленное' состояние поставил ей кодировку на послушание по типу 'стой там - иди сюда'. Вот уж воистину, там, где не хватает любви, доберём техникой, а по сути-то - магией.
   Леночка прожила со мной полгода, ни за что не хотела уезжать, пока не дошла до неё народная мудрость: 'Где родился - там и пригодился'. Она оказалась на редкость способной ученицей. После того, как осознала, что в нашей земной жизни есть светлая сторона и теневая, и есть ещё и невидимая изнанка тонкого мира, который соприкасается с физическим, да когда сопоставила это со всем, что происходило в её жизни, обучение, как таковое, быстро превратилось в самопостижение. Мне лишь приходилось корректировать и мягко направлять этот процесс в нужное русло, да время от времени вместо книг и упражнений ограничивость сверхретивость лопатой и мотыгой. Работа с землёй многим святым помогла стать святыми. У меня, конечно, не школа святости, но великое множество иллюзий закончило свой жизненный путь вместе с сорняками на клубничных и картофельных грядках за домом.
   Лена на удивление обыденно прошла через духовное рождение, преобразившее её симпатичную мордашку в красивую одухотворённость, и деловито взялась за дальнейшее духовное восхождение. Иногда, она часами увлечённо выстраивала социальные модели гармоничного общественного устройства по аналогии с жизнью клеточного сообщества собственного тела. Меня удивило, как быстро и точно она вышла на считывание идеи самоорганизующихся систем, идущее из глубин сознания. Помню её, стоящую посреди комнаты с высоко поднятотой головой, с широко открытыми, устремлёнными вдаль светящимися глазами.
   - Никакие реформы, никакие внешние перемены и переустройства не могут привести к совершенному порядку в обществе. Я ведь не вмешиваюсь во внутренние процессы в организме, учитывая их Божественное устройство и от того безупречную гармоничную работу. Конечно, я могу начать думать всякую чертовщину, и тело станет отвечать неспецефическими гармональными выбросами и ненужными напряжениями. Бестолковка на плечах вместо головы всё может разрушить. Потому-то любая власть, на любом уровне, должна вперёд других членов общества постигать законы гармоничного миропорядка и вместо противопоставления себя народу, просто не мешать этому самому народу, - она остановила свою тираду, помолчала, потом строго добавила, - поступать по-другому - это всё равно, что вмешиваться в замысел Бога.
   В другой раз она заявила:
   - Вы посмотрите на наши властные структуры! Они сами по себе, народ сам по себе. Горе народу, проживающему в государстве, в котором разделились власть и народ. Ибо сказано: всякое царство, разделившееся в самом себе, опустеет. Не так ли и у нас? Власть - отдельно, народ - отдельно. И что мы видим? Пустеет государство.
   Я смотрела на неё со светлой улыбкой, дожидаясь, когда она повзрослеет, вырастет из своей детской наивности.
   Действительно, вся эта патетика с неё быстро слетела, когда она увидела насколько непросто строить модели-замыслы. Одно дело увидеть недостаток и раскритиковать, и совсем другое создать модель, как надлежит устроить жизнь, чтобы ' и овцы были целы и волки сыты', да ещё, чтобы ничья свобода при этом не ущемлялась, и при этом, чтобы подхвачена была исполнителями сейчас, в настоящее время, а не когда-нибудь, в светлом будущем.
   Выпустишь такую птицу-модель, и тут же несколько энтузиастов в разных местах, независимо друг от друга подхватывают её, как свою собственную идею, и закипела работа. Глядишь, через некоторое время, а твой замысел уже работает вовсю. Все ребята из нашей группы занимались созданием таких моделей. Кто благоустраивал город, кто влиял на принятие законов, ограничивающих коррупцию, а Ванечка, например, на очень серьёзном уровне проработал модель реформы всей системы исправления и наказания.
   А последнее время Лена увлеклась идеей выхода человеческой цивилизации в Галактический Космос. И как я её не отговаривала, упёрлась, как коза упрямая. Как только освоила телепортацию, так сразу и забредила Большим Космосом. Нет, не на ровном месте, конечно.
   Мы в то время бурно обсуждали просочившиеся к нам достоверное известие, что уже несколько лет идёт интенсивное освоение нового вида связи, основанного на использовании гравитационной составляющей мироздания. Нам было понятно, что в широкое использование эта связь войдёт не скоро, т.к. её невозможно контролировать, а потому нельзя оседлать, накинуть финансовую уздечку. Понятно, что это сильно затормаживало цивилизационный прогресс, и мы обсуждали-моделировали выведение этого нового вида связи из-под колпака спецслужб. Как и в любом моделировании нам нужна была информация по сути проблемы. Ребята довольно легко собрали так называемый простейший торсионный приёмник-передатчик и провели сеанс связи. Два ватта мощности хватило для связи на расстояние в две тысячи километров, а Борис предположил, что миниатюризация потребует вообще милливатты.
   Лена 'разорялась', как всегда, больше всех.
   - Выход в мир, в нашу реальность, этого способа связи означает, что земля готова к выходу в Галактический Космос, как минимум, - быстрым говорком прямолинейно 'резала' она.
   - Нет, Лена, - возражал ей Борис, - технически Земля ещё не готова.
   - Технически не готова? Но мы можем телепортироваться в скафандре, разве нет? - запальчиво возражала Лена.
   - Ну, в принципе, с большими допущениями, наверное, возможно. Но как решать проблемы навигации? А возврат в ту же точку? Ведь все системы перемещаются относительно друг друга с огромными скоростями, - бормотал Боря, а глазки у него, вижу, загорелись.
   - Проблема возврата? Да, хотя бы по прямому лучу торсионного передатчика, - быстро нашлась Лена.
   - Да вы, хотя бы, на орбиту Земли выйдите, фантазёры, - подначила я их, - да и что вы будете делать в Дальнем Космосе? 'Здравствуйте, мы братья по разуму'? А проблема коммуникации?
   - Коммуникация, конечно же, будет осуществляться на телепатическом уровне. Это как раз не проблема. Да и вообще, нет не решаемых проблем, ты сама нас так учила. А в Дальнем Космосе, я считаю, нам следует искать помощь и защиту от Тёмных.
   - Да кто же нам станет помогать, если всё вокруг пропитано не созиданием, а духом захватничества? Ты же знаешь, пока хотя бы десять процентов населения не проснётся к духовному восприятию Реальности, в Большой космос дорога закрыта. Это общее правило для любой планеты.
   - Я думаю, что Нечто опутало планету, как кокон, и транслирует наружу только негативы.
   - Нет, Лена. Духовную часть Всеобщего сознания не обманешь. Для Нечто, как ты говоришь, вход туда не доступен.
   - И всё-таки, прошу вас не мешать мне, а помочь.
   - Ну, хорошо. Что ты предлагаешь?
  - Раздобыть скафандр и начать, наконец, обследовать близлежащие звёздные системы. Я уверена, что разум имеет одинаковую структуру хотя бы в близлежащем секторе Галактики. Да и устанавливать связь имеет смысл с более высокими уровнями сознания.
  - Но ведь тоже самое мы делаем и здесь, на Земле.
  - Да поймите же, вы, борьба сил Света и Тьмы находится в таком состоянии, что любая маленькая помощь может перевесить чашу весов.
  - Силы света имеют влияние на весь дальний Космос, а уж на нашу Галактику наверняка.
  - Я хочу знать это точно. И потом, физический план мироздания никто не отменял. А помощь хороша на любом плане.
   В тот раз я мягко закрыла этот бесперспективный, как тогда думалось, диспут предложением почётче сформулировать все вопросы коммуникации, надеясь, что их объём сам собой закроет тему.
   А месяц назад приехала Лена и, молча, выложила передо мной фотографии Земли по мере удаления от неё. Я подняла глаза от фотографий и только выдохнула:
   - Сумасшедшая девчонка.
   Тогда она всё также, молча, положила на стол фото человека на Луне в лёгком серебристом скафандре, потом фото человека в том же скафандре, висящего в пустоте, и наконец, фотографию Бориса и Лены в этом серебристом одеянии.
   - Это костюмы ликвидаторов на атомных станциях, - промолвила она.
   - И как далеко вы зашли?
   - В основном я. Боря мне только помогает, контролирует и поддерживает связь.
   - Да? А этот серебристый костюмчик он просто примеривал? - съязвила я.
   - Так, пару раз выходил в околоземное пространство. Но это для тренировки, - торопливо добавила она.
   - Ну, с тобой всё понятно. Твоя бесшабашность у тебя в родовой линии прописана, а вот от Бориса я такого не ожидала. Я, конечно же, не могу ничего запрещать, каждый волен самостоятельно выбирать, как сходить с ума. У нас тут Инферно готовит прорыв, каждый подготовленный человек Света на счету и на вес золота, а они тут смертельными экспериментами занимаются. Вы, что же другого времени для развлечения не нашли?
   - Но, Мариам! - запротестовала Лена.
   - Так всё-таки, как далеко Вы зашли? - снова спросила я.
   - Пока всё ограничивается спонтанными прыжками внутри солнечной системы.
   - 'Внутри солнечной системы', - повторила я машинально, - офигеть!
   Ты хоть понимаешь, что столкновкеие с любым крошечным кусочком, даже льдинкой, просто и мгновенно убьёт тебя?
   - Вот об этом я, собственно, и хотела поговорить с тобой. Проблема навигации сразу же вышла на первый план.
   - Да, а проблема безопасности решилась сама собой? - перебила я её.
   - Нет, конечно, я понимаю, всё это опасно. Но, навигация... Дело в том, что мы ничего не знаем о собственной скорости в точке выхода из нуль-пространства. А из-за этого я не могу совершать перемещения на большие расстояния. Так, только, в пределах видимости.
   - А обратно, скажи мне, ты как без навигации перемещаешься? Как ты там говорила: 'по прямому лучу торсионного передатчика'? - снова подначила я.
   - 'Прямой луч' оказался просто техническим термином, это не одно и тоже, что означает световой луч. Ну, а перемещение обратно... Ты же знаешь, представляешь себе место возврата, набираешь код...
   - Но, при этом, ты по-прежнему не знаешь своей скорости.
   - ?
   - Да-да. И не учитываешь скорость вращения планеты вокруг своей оси, и скорость Земли вокруг Солнца, и скорость нашего светила относительно Плеяд, не говоря уже о том, что само звёздное скопление Плеяд движется со скоростью двести пятьдесят километров в секунду вокруг центра Галактики. И при всём при этом ты попадаешь туда, куда задумала.
   - Никогда не думала об этом.
   - А полезно было бы, - съязвила я, - так кто, всё таки является Навигатором? Кто внутри тебя тот, который не позволяет твоему телу при возвращении попасть внутрь скалы или стены, например.
   - Ну, ангел хранитель, наверное?
   - Лена, опомнись. Ангел хранитель не принимает решений. Это прерогатива человека.
   - Кто же тогда?
   - Думай, иногда полезно подумать.
   - Моё сверхсознание?
   - Не гадай, а думай. Сверхсознание - это проводник идей, как не крути. Навигация и перемещение происходит, ведь, без участия твоего сознания?
  Или ты всё осознаёшь в мгновение перемещения?
   - Нет. Всё происходит, ты знаешь, мгновенно. Раз, и ты уже там. Или тут.
   - Всё так. Но кто же Навигатор?
   - Внутри меня?
   - Да. И заодно и внутри меня тоже.
   - Христос? - тихо, неуверенно промямлила она.
   - О, Боже! - закатила я к небу глаза, - Он, конечно, Главный Навигатор, и ведёт нас от тьмы к Свету. Но непосредственно, кто занимается глупыми, взбалмошными девчонками, вообразившими себе, что можно всё делать без серьёзной теоретической и практической подготовки?
   - Херувимы? - снова выдала она очередную глупость.
   - У тебя Архангел-хранитель уже Херувимским чином обзавёлся?
   Лена покраснела и опустила свои прекрасные глазки долу. Но видно было, что её так и распирало от любопытства.
   - Давай договоримся, Леночка, - подъитожила я, - пока не разберёшься с Навигторами, выходы в Космос, тем более в Дальний Космос, надо пока отложить.
   - Так их что же, несколько Навигаторов? - ухватилась она за оговорку.
   - Да уж один точно с тобой не справится, - съиронизировала я. - Даю подсказку: под чьм пристальным наблюдением мы находимся каждую секунду?
   - Системы Иерархии Света! - обрадованно выдохнула она.
   - Это так, конечно. А непосредственно, кто они? Без бдительного контроля и наблюдения кого, невозможен переход с плана на план?
   - Коалиционный отряд наблюдателей? Но ведь они в Космосе!
   - С чего ты это взяла? Не забывай, 'Что снаружи, то и внутри'. Тебе нужно установить с ними контакт внутри себя. И без этого никаких освоений Космоса. Хорошо?
   Лена тогда промолчала, глубоко уйдя в размышления. Я тогда не стала ей мешать, а зря. Надо было взять с неё слово.
   А вот теперь она пропала. Пропал один из членов нашей команды. Не отзывалась ни она, ни её Архангел. Всё это было странным.
  
  * * *
  
   По мере прибытия членов нашей команды, крепла уверенность в необходимости присутствия каждого. Обычно при общем сборе я уделяю любому желающему пять - десять минут для приватной беседы. И сегодня, когда Владимир и Иван после прибытия оба спросили почти одинаковыми словами 'как там странствует Странник?', 'как там Странник? Странствует?', я обратила на это внимание и вызвала ещё и Костю.
   Все собрались к вечеру. Обсуждение проходило за чаем. Сидели по кругу, кто на стульях, кто пристроился на пуфики, Настя с Мишей как 'неразлучники' (порода попугаев) забрались с ногами на диван. Предварительно, после личных бесед, все уже знали об исчезновении Лены, и поэтому сразу перешли к конкретному обсуждению. Каждый уже пытался связаться с ней, но все сошлись во мнении, что не могут ощутить её ни живой, ни мёртвой.
   - Как же это так? Объект не живой и не мёртвый? А какой же тогда? - 'кипятился' Иван.
   - Да, а какое же ещё бывает состояние? - вторила ему Ольга.
   - Не мёртвая, это хорошо, - задумчиво заметил Миша.
   - Да? А не живая - это тоже хорошо? - вскинулась Настя.
   - Мариам, повтори ещё раз ваш последний разговор с Леной. Ведь после этого её никто, даже Боря, уже не видели.
   Когда я повторила про коалиционный отряд наблюдателей, Костя и Владимир одновременно сказали 'стоп'.
   - Что? - не поняла я.
   - Отсюда поподробнее, - попросил Костя тоном бывалого следователя.
   - Я попросила Лену установить контакт с ними внутри себя. И без этого никаких освоений Космоса.
   - А почему ты это попросила? - продолжал Константин тем же тоном.
   - Потому что они следят за тем, чтобы в Галактический Космос не выходили недоразвитые цивилизации.
   - Но отдельные продвинутые особи могут?
   - Естественно. А куда это ты клонишь?
   - У вас шёл разговор об осознанной навигации отдельной продвинутой особи, каковой Лена по определению не является. В противом случае её обращение за помощью не имело бы смысла.
   - Всё так. Я и подталкивала Лену к осознанию того, что без достижения определённой ступени Наблюдатели тебя не пропустят. Что снаружи, то и внутри.
   - В-о-т, - многозначительно протянул Константин и сделал паузу.
   - Ну, ну, не тяни, - нетерпеливо подторопил Иван.
   Костя молчал, вопрошая взглядом, можно ли дальше говорить при молодёжи, не прошедшей очередные посвящения. Я тоже молчала, взвешивая, можно ли давать информацию на неподготовленную голову. Человек должен сам подойти к своему вопросу, сам его сформулировать, а тогда уже ему можно помочь. Что толку рассказывать человеку, как устроено мироздание, или каковы тайные рычаги власти, если ему это не интересно. В одно ухо влетает - в другое вылетает, не задерживаясь.
   Пауза затягивалась, мы переглядывались, и всем это было видно. Нужно было принимать решение.
   - Он хочет сказать, - прервал молчание Владимир, - что если она не установила контакт с внутренним Наблюдателем, то могла пойти на внешнее нарушение. Тогда силы правопорядка Космоса, именуемые Наблюдателями, вынуждены будут проявиться и она вступит с ними в контакт.
   - Но без выхода на внутреннего Наблюдателя и с внешним не соединишься, - поддержал Константин, ухватившись за такое объяснение, чтобы не раскрывать информацию, могущую нанести ущерб молодым членам команды.
   - Ну, что ж. Раз так сладывается, давайте совместно, в едином поле, каждый выйдет на контакт со своим внутренним Наблюдателем.
   Так мы вышли на шнеков.
   Не сразу, конечно. Я, например, как только погрузилась в свой внутренний Космос, сразу воззвала к Учителю с просьбой помочь установить Контакт с внутренним Наблюдателем. Я знала, что они существуют, но впрямую никогда на контакт с ними не выходила, - не было надобности. Через мгновение тихий шелест слов оповестил начало контакта.
   - Слушаю тебя, Мариам.
   - Кто ты? - сразу же, скорее по привычке, отозвалась я.
   - Итор, руководитель платформы наблюдения этого сектора Земли.
   - Так ты из службы внешнего наблюдения? Я же просила связь с внутренним наблюдателем!
   - Тебе не требуется внутренний наблюдатель. Уровни сознания, которые у тебя задействованы, позволяют снять с тебя внутренний контроль.
   - А внешний, значит, оставили? - не преминула я вставить шпильку.
   - Не надо язвить, - невозмутимым шелестом ответил он, - в подконтрольный нам сектор входит больше миллиарда особей из трёх параллельных миров, при этом наблюдение осуществляется непрерывно, на всех планах Бытия. Слишком дорого обходятся Галактике ваши ошибки, если мы 'проморгаем' выход какого-нибудь негатива за пределы кокона системы Земля-Луна. Мы с уважением относимся к работе твоей группы, но положи на весы себя и миллиард особей на вашей планете, да плюс, не положено тебе знать сколько, миллиарды существ вашего рукава Галактики.
   - Прошу простить за бестактность, - тут же извинилась я.
   - Принимается, - всё тот же безстрастный шелест.
   - Я хотела спросить про одного члена нашей команды...
   - Понятно, мы отслеживаем это событие. Лена получила три предупреждения, но, тем не менее, снова вышла за пределы системы Земля-Луна.
   - Мне она ничего не говорила о предупреждениях.
   - Она их не слышала, - беспристрастно прошелестел Итор.
   - Ну вот, она же их не слышала, - попыталась я вступиться за Лену.
   - Ты же знаешь, наше дело предупредить. Последнее предупреждение транслировалось прямо через тебя.
   - И что теперь, Итор? Мы не ощущаем её не живой, не мёртвой. Как это может быть?
   - А она в некотором роде не живая и не мёртвая, - захихикал-зашипел Итор.
   - Так бывает?
   - Конечно.
   От недоумения, чтобы взять паузу, я попросила Итора показать его истинный образ. Он сразу проявился в сознании в виде многоцветного шара, из которого выходили-выглядывали десятки полупрозрачных 'змеиных' голов. Каждая голова светилась изнутри своим собственным неповторимым оттенком.
   - Как красиво! - выдохнула я.
   - Не подхалимничай, я и так знаю, что это красиво. Мы так развивались. На газовых планетах все имеют такую форму. Это очень удобно. Внешне мы сильно отличаемся от вас, но внутренне, поверь, очень похожи.
   - Да я не похалимничаю, правда, красиво.
   - Сейчас Лена, отчасти, не в нашей компетенции. Ею занимаются шнеки. Мы, конечно, с ними сотрудничаем, но вам нужно обращаться напрямую.
   - Но я даже не представляю, кто такие шнеки! - воскликнула я.
   - А мы здесь причём? - снова зашелестел Итор. - Ты же знаешь, 'если не дошёл до определённой ступени развития'... Мы не имеем права подсказывать. Если давать знания прямо, то цивилизация деградирует.
   - Ну, хоть намекни, посоветуй, где искать.
   - Вам нужно больше обмениваться информацией внутри вашей группы. А так, вызывай меня при необходимости. Посоветуемся. Мы тоже многому учимся у вас. Конец связи, - неожиданно закончил он.
   Ощущение контакта тут же пропало.
   Я открыла глаза и сразу же встретилась со взглядом Владимира. Видно было, что он дожидался моего возвращения в текущую реальность. Чтобы не будоражить единое информационное поле, он, молча, опустил глаза. Через минуту уже все были готовы к обсуждению.
   Выяснилось, что все контактировали, судя по описанию, с Итором. Всем, кроме Владимира, он пожелал удачи в установлении контакта с внутренним наблюдателем. Ему, как выяснилось, тоже не требовался внутренний наблюдатель.
   Ни у кого, кроме Кости, нужного контакта не получилось. Но вместо обсуждения он повёл себя как-то странно. Сказал, что сейчас Лене это, скорее всего, не поможет. А ему нужно срочно перемещаться обратно, так как он оставил своего нового подопечного и тому может понабиться его помощь. Владимир внимательно посмотрел на него, они обменялись взглядами. Видно было, что они быстро, молча, обмениваются информацией. Потом Владимир уже явно для всех произнёс: 'Я с тобой'.
   Они оба посмотрели на всех, одинаково виновато улыбнулись мне и ... одновременно исчезли. Похоже, эта парочка ухватилась за кончик ниточки. Вон как спешно рванули. Жаль, не поделились информацией, но видно не могли в присутствии стольких непосвящённых.
   - А Владимир куда? Он же не знает место перемещения, - первым прервал удивлённое молчание Иван.
   - Не беспокойся за него, он знает, что делает, - успокоила я его.
   - Мариам, Борис говорил, что Лена выходила в открытый космос в скафандре ликвидаторов. Можно ещё такие скафандры раздобыть? - спросила задумчиво Настя.
   Все вопросительно уставились на неё.
   - А что, давайте продолжим исследования Лены, - поддержал её Иван.
   - Настя, Ваня ещё молодой, ему простительны такие незрелые мысли, но ты! Мать моих детей! - насмешливо вставил Миша и тут же выдал, - нужно раздобыть настоящие скафандры - наши, американские или китайские.
   - Думаете, мы не пробовали? - вставил свои три копейки Борис.
   - Т-а-а-к, -медленно протянула я, - и ещё Итор похвалил работу нашей группы. Прошу вас, прекратите обсуждение в эту сторону. Хватит с нас Лены. Вы на что время и энергию собираетесь употребить? Я с самого начала говорила Лене, что нас не выпустят в Большой Космос, пока мы не будем к этому готовы.
   - Но ведь Лену-то выпустили? - не унялась ещё Настя.
   - Да, выпустили. И где она? - неожиданно здравомысленно вставил Борис. - Я ведь её отговаривал, но вы же её знаете! Пришлось помогать.
   Все замолчали.
   - Ну, хорошо. Успокоились. Вспомните, что пожелал Итор, - перевела я разговор в другое русло.
   - Да! - поддержал меня Миша. - Настроиться на внутреннего Наблюдателя! Он ведь всем это посоветовал. Наверное, это очень важно, если всем одинаковая рекомендация.
   - Давайте на этом и сосредоточимся, - предложила я.
   Ребята снова помолились, настроились на единое поле и погрузились в свой внутренний Космос.
  
   В л а д и м и р
  
   Раз. И я оказался рядом с Али, справа от него, как и настраивался до перемещения. Тот повернул голову и испуганно отпрянул, неожиданно увидев перед собой незнакомого, худого человека с огромными глазами.
   - Кто ты?
   Я оставил его вопрос без ответа и спокойно огляделся вокруг, давая Али возможность успокоиться. Кости рядом не было. Его новоявленный ученик, а это был именно он, широко раскрытыми испуганными глазами, не мигая, смотрел на меня и ещё раз спросил, уже спокойнее:
   - Кто ты?
   Я сразу узнал его не по внешнему облику, а по тому внутреннему содержанию, которое передал Костя перед телепортацией. На самом деле он транслировал место, где дожидался его Али, но я весь сконцентрировался на человеке, а не на месте, решив, что так будет верней. Небольшая полянка, окружённая орешником, была не тем местом, которое показывал телепотемой Константин.
   - Не бойся, я друг Константина, - произнёс я как можно мягче.
   - А где он? - по- прежнему настороженно спросил Али.
   - Сейчас узнаем, - как можно увереннее произнёс я.
   - 'Костя', - позвал я тепепотемой. И сразу же получил отклик: 'Где ты?'
   - ' Я нашёл Али', - ответил я.
   - 'Пусть Али ведёт на старое место', - тут же отозвался Костя.
   - ' Подожди', - насторожился я.
   - Али, ты почему покинул место, где должен был дожидаться Константина? Он просит прийти на старое место.
   - Я не смогу его найти, - обречённо выдавил из себя Али.
   - Почему? Что случилось?
   - Я очень испугался. Вылез из под земли такой гладкий, глазу не за что зацепиться...
   - Какого цвета? - быстро перебил я его.
   - Чёрный-чёрный и гладкий-гладкий.
   Я поднял руку, останавливая Али, и снова перешёл на телепатическую связь.
   - 'Костя, Али увидел чёрного ящера, испугался и убежал. Где мы сейчас, он не знает. Постарайся найти нас по его следам'.
   - 'Хорошо, сейчас попробую. Хотя, уже темнеть начинает'.
   - Стой-стой-стой! Не двигайся, - заверещал-затрепетал Архангел-хранитель Константина.
   - 'Мой Архангел-хранитель говорит, что они прямо подо мной. И обнаружат меня, как только я сдвинусь с места'.
   - 'Стой на месте. Я сейчас буду с тобой'.
   - Пожалуйста, посиди здесь несколько минут, никуда не уходи, - обратился я к Али.
  
   Затем сосредоточился. Дзз-и-инь. И развернулся рядом с Костей.
   Через мгновение из-под земли высулись три головы и скрылись. И тогда я загромыхал на самых нижних регистрах громовых раскатов:
   - Именем Господа нашего Иисуса Христа! Позвать сюда Карбогарха! Кар-бооо-гаар-ха! Кар-бооо-гаар-ха! - заперекатывался подземный гул.
   Затем, глядя на удивлённо-ошарашенное лицо Кости, мыкнул инфразвуком и добавил:
   - И Орицграхара! Орииц-грааа-хаа-ра! Орииц-грааа-хаа-ра! - снова прокатилось подземное эхо.
  
   * * *
  
  За два дня до этого Ола помогла мне войти в те уровни памяти, где содержалась информация о способах передачи знаний и коммуникациях ящерной цивилизации Земли.
   Они не стремились в духовные планы мироздания, а избрали путь освоения физического мира. После нескольких катастроф, произошедших на планете за сто тысячелетий, они обратили свой взор внутрь Земли и стали осваивать электромагнитные мутации. Освоив поглощение электрических разрядов, и научившись перерабатывать их в жизненную энергию, они трансмигрировали в новый вид существования. Грозы, бушующие под Землёй, являющейся, по сути, гигантским конденсатором, по своей мощности, энергоёмкости, на порядки выше, чем на повехности планеты. И поэтому они довольно быстро эволюционировали в направлении гигагантизма и сами освоили передачу элекромагнитной энергии. На этом была выстроена коммуникация и перемещение. А способ хранения информации - путём полного обмена знанием-опытом среди самых крупных энергоёмких особей, число которых никогда не превышало нескольких тысяч. Карбогарх был одним их таких ящеров.
   Когда я подключился к его сознанию, то услышал такой диалог.
   - Родитель, почему ты чёрный и все вокруг чёрные, а я один серебристо-светлый?
   - Дорогой Орицграхар, около двухсот лет назад хранители, одним из которых являюсь и я, попросили шнеков научить нас посещать небеса. И вот с тех пор стали появляться среди нас светлые особи, у которых стали проявляться особые способности. Понимаешь ли, я не совсем твой родитель, при отпочковании, твоим созданием занимались и шнеки. Поэтому ты знаешь сразу всё, что знаю я. Ты можешь мгновенно перемещаться, куда захочешь.
   - Великий Карбогарх, если я знаю, всё что знаешь ты, то почему же тогда я задаю тебе вопросы?
   - Да потому, что ты не научился ещё пользоваться всем знанием-опытом. Да к тому же шнеки говорят, что ты не умеешь пользоваться и сотой долей своих способностей.
   - А почему шнеки ничему не учат? Они ведь знают всё-всё.
   - Они говорят, что так ты никогда не овладеешь возможностями. Они говорят, что сверхспособности раскрываются, когда появляется необходимость.
   - Поэтому я увидел шнеков?
   - Поэтому, а главное, потому, что мы смотрим-видим колективным сознанием.
   - А почему люди не видят шнеков?
   - Потому что они недоразвитые. Даже стая мошкары, также как стаи птиц и рыб видят всё коллективным сознанием стаи. А эти людишки пытаются всё видеть своим недоделанным полусознанием, - недовольно ворчливо погромыхивал Карбогарх.
   - За это мы их не любим?
   - Нет, не за это.
   - Так за что же?
   - Потому что, когда они восходят в небеса, то возвращаются и берут с нас воздаяние за то, что мы им сделали.
   - А чем мы расплачиваемся?
   - Охраной, прокладыванием подземных рек, и прочей нудной работой. Ты же знаешь, мы свободный народ, а нас заставляют работать.
   - Так может быть не делать им плохо?
   - Мешать им спокойно жить, - цель нашей жизни. Мы раньше жили на поверхности, а потом пришли люди и мы ушли под землю.
   - Как же так?! Мы ведь сами выбрали уйти под землю. Посмотри на нижние слои памяти.
   - Так глубоко я не заглядываю. Мне это, лень.
   - И всё таки, загляни.
   - Хорошо, хорошо. Но это займёт у меня несколько месяцев. Всё-таки просмотреть нужно несколько тысячелетий.
   - А почему я сразу это вижу?
   - Потому что, благодаря шнекам, у тебя такие способности.
   - А почему мы не выбрали восходить на небеса?
   - Странные вопросы ты задаёшь, Орицграхар. Ни один ящер не задавал мне таких вопросов...
  
   Карбогарх вскоре ушёл в глубинные пласты своей памяти, а я связался с Орицграхаром и с помощью Олы обьяснил ему его лучистую природу. Мы пробудили его, заставили вспомнить, что он сам настоял, чтобы шнеки внедрили его сознание в отпочкованного ящера подземного мира. И уже два дня назад мы договорились о сотрудничестве.
  
   * * *
  
   Когда я вызвал Карбогарха, то сильно блефовал, не был до конца уверен, что тот не выйдет из транса памяти. Но всё получилось удачно.
   Орицграхар вынырнул прямо передо мной во всём своём серебристом светло-ртутном великолепии.
   - Приветствую брата Владимира! - пророкотал он.
   - Рад видеть брата Орицграхара! - ответил я инфразвуком.
   - Ты просил защиты. Имя Иисуса и Карбогакха, как мы и предполагали, парализовало чёрных братьев. Это дало мне возможность обесточить их. Но это ненадолго. У нас есть всего несколько минут.
   - Тогда перемещаемся к Али. Костя, ты готов? Нужно сделать это одновременно, а то он опять перепугается, когда увидит ящерного.
   - Но я ведь не знаю места, куда перемещаться! - удивлённо, ответил Костя.
   - Ты не умеешь телепортироваться, настроившись на человека?
   - Да, это слишком маленький объект для привязки.
   - Но я ведь перемещаюсь!
   - О чём спор, друзья! - пророкотал Орицграхар.
   Он выпустил из себя два серебристых отростка, коснулся нас... и мы оказались прямо перед удивлённым Али. Я перевел взгляд, куда указывал пальцем Али и застал окончание трасформации Орицграхара. Перед нами стоял светловолосый высокий стройный юноша с непропорционально большими светящимися серебристо-ртутными глазами.
   - Как ты это сделал? - удивлённо спросил я уже человеческим тембром.
   - Не знаю. Я просто захотел таким быть, чтобы вам было удобно.
   - 'Ола?' - я всей душёй почувствовал её присутствие и перешёл на мыслесвязь.
   - 'Да, и ты сможешь также трансформироваться'.
   - 'А Костя?'
   - 'Костя - нет'.
   - Итак, - заговорил Орицграхар, ты просил помочь установить контакт со шнеками, как вы их называете.
   - Подождите. У Алика низкая ступень посвящения. Эта информация может ему повредить, - вмешался Константин.
   Орицграхар в следующее мгновение посмотрел Али в глаза и ласково произнёс женским голосом по-азербайджански: 'Спи, малыш'. У того подкосились ноги и он уснул ещё в падении.
   - Так ему мама говорила, - прокомментировал он, - я из его памяти узнал.
   - Нельзя применять гипноз без согласия перципиента, - жёстко обзначил Константин.
   - А это не гипноз. Это обморок. Мы хорошо знаем людей, особенно их слабости. Просто от такой неожиданной информации не выдержала его нервная система, сработал защитный механизм, он, как и предполагалось, грохнулся в обморок, - весело объяснил Орицграхар.
   - Кстати, познакомься, Костя. Это Орицграхар. Это он пытался установить с тобой контакт в Кередже.
   - Тот неудачный контакт и привёл меня к тому, что нужно трансформироваться в человеческую форму. Сгущение электромагнитных полей в яшерную суть не позволяет произносить звуки человеческой речи. Человек слышит только подобие громовых раскатов. А инфразвуки он воспринимает только, как сильные вибрации внизу живота.
   - Да, в человеческом облике как-то привычнее общаться, тем более с помощью человеческой речи, - согласился Константин.
   - Итак, о шнеках, - начал Орицграхар, - шнеки, - это невидимые человеческому глазу сгустки почти абсолютно-чистой информации. А мы знаем, что чем больше информации упаковано в наименьший объём, тем большей энергоёмкостью это образование обладает. Они -абсолютные хранилища информации и пребывают в мироздании не пассивно, а как сверхактивные разумные сущности. Что знает один шнек, знают все.
   - Кстати, откуда это навание - 'шнеки'? Для нас - это наблюдатели, - решил уточнить я.
   - Так их назвали люди. Когда они объединяются, например, для перемещения в плотных средах, то становятся похожи на шнек, такая маленькая спиралька. А что до наблюдения, то это лишь малая часть их функций.
   - Подожди, ты же говорил, что они невидимы, такие микроскопические, - заметил Константин.
   - Да, пока не создают сцепки из огромного множества самих себя, тогда, особенно при движении они становятся видимыми.
   - А для чего эти сцепки?
   - Один - это накопитель-собиратель информации. Когда сцепка, то это уже интеллектуальная киберсистема, способная обрабатывать невообразимо огромные массивы информации с быстродействием, стремящимся к мгновению. После решения задачи снова распадаются на отдельное существование. Но обмен информацией никогда не прекращается.
   - А для каких задач объединяются? - спросил Костя.
   - Вот! Это самое интересное. Они откликаются тогда, когда есть просьба, продиктованная потребностью или необходимостью обратившегося за помощью. На 'я хочу' они не реагируют никогда. Причём должны совпасть три условия: вопрос или сформулированная задача способствуют переходу разумной единицы на следующую ступень сознания и одновременно содействуют цивилизационному развитию. Ну, и естественно, - уровень осознания просителя позволяет наладить коммуникацию со шнеками. Они пронизывают все уровни мироздания от тончайшего плана причин, до свехплотного инфернального. Под решение задач могут образовывать любые формы.
  В данный момент вас, как я понимаю, интересует помощь коммуникационая.
   - Да, - подтвердил Костя, - я расскажу, какой контакт получился у меня. Когда я воззвал, прося контакта с внутренним наблюдателем, то сразу почувствовал сильный прилив энергии. Потом, некоторое время ничего не происходило, я был - весь концентрированное внимание ожидания контакта. И вот возникло ощущение-понимание что мне подсказыват, что нужно делать.
   - ' Ещё больше раскройся для восприятия'.
   - 'Да куда уж больше', - проворчал мой ум.
   'Ощути безграничность своего сознания, - это поможет раскрыться'
   Настраиваясь, я вдруг почувствовал чьё-то пристальное внимание-наблюдение. Естественно я связал его со шнеками. Сначала это была снисходительная заинтересованность, а потом, вдруг атакующее проникновение сразу несколькими потоками в анализирующую часть моего мозга.
   На мгновение я даже опешил от такой наглости. Промелькнуло, по ходу дела, что он пытается загипнотизировать меня. Но тут же понял, ощутил нечеловечески безразличную мощь чуждого интеллекта, нагло проникающего в моё сознание. Приняв интуитивный сигнал, как следует поступить в этой ситуации, я не стал сопротивляться, ставить щиты, а просто нырнул в духовный проводник сознания. Тэрабайты информации в наносекунды хлынули встречным потоком в 'не знаю уж чей там беспардонный интеллект'. Кушайте, пожалуйста. Через долгую секунду воздействие-проникновение прекратилось и в мироздании по-тонкому запахло палёным.
   - 'Отличный приём!' - сразу воспринял я чей-то весёлый комментарий.
   - 'Кто ты?' - тут же спросил я.
   - 'Внутренний наблюдатель, как ты просил'.
   - 'А тот, кто атаковал меня?'
   - 'Это урукганы. Неприятные сущности. Очень любят подселяться в анализатор мозга и всё перекодировать по-своему. Морально-этические нормы того, к кому подселяются, полностью игнорируют. Характерный признак их присутствия - беспорядочный ход мыслей. Неприятные'.
   - 'Как же вы допустили такое?'
   - 'Мы ведь наблюдатели. К тому же ты отлично справился. Очень оригинально. И потом, если бы ты попросил, мы бы их вышвырнули прочь'.
   - 'Но как такое вообще возможно? Как такие... могли проникнуть в общее поле?'
   - 'А они и не проникали. С чего ты взял? И мы, и внешние наблюдатели очень строго за этим следим. Это ты, когда коммуникаторы попросили ощутить безграничность пространства, полез отслеживать и ментальный уровень'.
   - 'А как надо было?'
  
   - 'А надо было в проводнике сверхсознания оставаться'.
   - 'Понятно. Учту. А кто такие коммуникаторы?'
   - 'Это тоже наблюдатели, но из другой службы'.
   - 'То-то я их по-другому воспринимал. Сейчас я попытаюсь настроиться на них'.
   Далее Константин рассказал о своих безуспешных попытках настроиться и полной потере контакта с внутренними наблюдателями.
   - Не могу понять, в чем причина, - закончил он.
   - Когда ты общался со шнеками и коммуникаторами, в твоём сознании возник их образ? - стал уточнять Орицграхар.
   - Нет.
   - А когда попытался настроиться на коммуникоторов? А потом снова на шнеков?
   - Стал представлять себе, какие они есть... - вспомнил Костя и тут же хлопнул себя ладонью по лбу, - надо же, купился на самую распространённую ошибку при контактах: 'представлял, а не воспринимал'.
   - Тем более, что они не имеют формы, пока не объединятся, - добавил Орицграхар.
   - А на что же настраиваться, и как? - удивился Костя.
   - Они должны были передать тебе настроечный код, но, получается, что ты сам неожиданно прервал контакт. Они просто не успели.
   - Да, ещё перед погружением я почувствовал, что с Аликом что-то случилось. Поэтому подторапливался. А спешка нужна при ловле блох, - весело укорил он себя.
   Снова в сознании предупреждающе зазвучал голос Олы.
   - 'Поторопитесь'.
   - Орицграхар, ты передашь нам настроечные коды? - тут же отреагировал я.
   - Нет, коды всегда личные. Порядок такой. Если разумный ещё не может общаться на скорости шнеков, то необходимую скорость- частоту обмена информацией поддерживают коммуникаторы. Тогда на них нужно научиться настраиваться. Это достаточно просто. Достаточно понять, что коммуникатор, - это как бы половинка шнека, но при этом обладает той же гиантской информативностью, что и целый.
   - Как это? - не понял Костя.
   - Надо понять сущность шнека. Он каждое мгновение совершает колебание, если можно так выразиться, то в одну реальность, то в другую. То в тонкий план, то в плотный, и получается, что он одновременно и там и здесь. А на самом деле это колебание не туда-сюда, а одновременно во все планы бытия, кроме обители Творца.
   - Ну, и самое главное для нас, и в нашу реальность тоже? - уточнил Костя.
   - Да. Но коммуникатор избрал своим служением пребывать на том плане, которого достиг Ученик. Это позволяет создать устойчивый интерфейс для связи с сущностями, пребывающими на других планах реальности.
   - Понятно. Нужно настроиться на коммуникатора. Каким образом?
   - А как ты вышел первый раз на шнеков?
   - Попросил связи!
   - Вот и сейчас снова проси, - быстро ответил Орицграхар.
   - 'Архангел-Хранитель, он что, издевается надо мной?'
   - 'Шутит, конечно. Но тому есть причина. Просто твой коммуникатор считает тебя ещё недостаточно готовым для слияния со шнеками'.
   - 'Слияния?'
   - 'Да'.
   - 'Ну, дела! А почему же тогда, у Мариам, они всё же обеспечили связь?'
   - 'Это благодаря присутствию Владимира, большего не могу сказать, спрашивай у него'.
   По тому, как Костя странно посмотрел на меня, я понял, что и он о чём-то активно переговаривается со своим Архангелом. Ту тайну, которая была известна мне, сейчас, в данный момент, ему знать было ещё рано. Поэтому я, согласно кивнул головой, и поддержал Орицграхара:
   - Включайся и проси.
  
   К О Н С Т А Н Т И Н
   Я сделал запрос на контакт и переместил вектор внимания в проводник сверхсознания. Через несколько долгих мгновений последовал лёгкий толчок внутри груди, потом в сердце как будто включился некий сервомоторчик и я отчётливо понял-осознал насмешливо и ворчливо произнесённое:
   - 'И что такому дурню, как ты понадобилось от наблюдателей?'
   - 'Кто ты?'
   - 'Тот, кого вы называете коммуникатором, как будто у меня имени нет. Зови меня Оус, хотя это неполное имя'.
   - 'Расшифровывается: Обеспечивающий Устойчивую Связь? - решил я поддеть его'.
   - 'Да уж скорее Отражатель Умственных Способностей таких дурней, которые постоянно ищут приключения на свою задницу, - проворчал он'.
   - Ну и характерец, - подумал я.
   - 'Какой есть - весь мой, - тут же отозвался Эос. - Я все твои мысли воспринимаю. Посидишь тут, внутри вас, несколько лет, понасмотришься на ваши человечьи выходки, - не известно ещё, какой бы у тебя 'характерец' стал. А ты у меня тридцать шестой', - добавил он.
   - 'Так ты со мной уже несколько лет? Почему же раньше не давал о себе знать?'
   - ' У тебя должна была созреть потребность во мне'
   - 'А если бы не созрела?'
   - 'Да куда бы ты делся! - проворчал он и потом добавил, - ты не ответил, зачем тебе понадобились наблюдатели'
   - 'Итор посоветовал', - ответил я.
   - ' Это я видел, не слепой. Коли просишь контакта, значит должна быть потребность. Какая у тебя необходимость?'.
   - ' Не знаю', растерялся я.
   - ' Ну, раз не знаешь, тогда конец связи'.
   - 'Мне нужна помощь!' - осенило меня.
   - 'То-то же, а то 'не знаю', опять проворчал он и тут же бодрым тоном отрапортовал, - 'Связь установлена'.
   Я почувствовал волнообразный толчок и сильное тепло в груди.
   - 'Приветствуем тебя, Константин! Какая помощь тебе нужна?'
  
   * * *
   Когда мы с Аликом были в горах, в суфийской общине, пока тот проходил посвящение, со мной беседовал глава общины уважаемый Ходжа эль Шах. Он поведал историю, почему именно в этом месте собралось так много суфиев.
   Два с половиной тысячелетия назад здесь жили люди. Остатки их поселений в большом количестве встречаются в этих горах. Однажды к ним пришёл человек и стал убеждать их в превосходстве над всеми людьми на земле. Он говорил, что их вытеснили из плодородных долин в горы, потому что они не ведают своих настоящих сил. И он демонстрировал, как от его низкого рыка сотрясались горы, как от его призывов с небес низвергались потоки воды, и как замерзала она мгновенно по мановению его руки. Люди стали боготворить этого мага и случилось так, что они утратили способность ясно мыслить и пошли за ним, неся в своём сердце обиду и ярость. А он привёл их в огромную пещеру, в которой был бездонный провал и они все шагнули в эту глубину без конца и края под его повелевающим взглядом. Целый народ улёгся там, достигнув всё-таки дна, пропитав эти камни болью, страхом, гневом и жаждой отмщенья.
   Так в мире родилась ещё одна демоническая сущность. И она, как все новорождённые, очень хотела кушать. И она стала искать Энергию Жизни. И увидела там высоко вверху человека, в котором было много такой пищи. Маг хотел подчинить себе демоническую сущность и стать ещё более могущественным, но в итоге победил демон. Когда маг растворился в демоне, то получился жуткий сплав разрушительной силы и жестокого человеческого опыта, стремящегося к абсолютной власти. Поглощение одной человеческой души давало ему пищи на целый год. И на весь этот год демон погружался в летаргический сон, наблюдая за скитаниями и приключениями этой души внутри его сознания. Постепенно, по истечению веков, он, наконец, самоосознал себя. Случилось так, что в это время в пещере медитировал странствующий суфий. Как откровение, в единый миг, он ощутил-познал акт самоосознания демона вместе со всей его историей. И он увидел-почувствовал жуткую всепоглощающую жажду убивать, убивать, убивать. Его спасло умение телепортироваться.
   Осознав угрозу, нависшую над данным регионом, суфии установили непрерывное дежурство возле провала. Демон - это сущность, которая многократно страшнее по своей разрушительной силе, чем даже водородная бомба. И дело не в материальном разрушении, хотя и это могло иметь место. Когда демон выпивает душу человека, божественная монада или как говорили раньше 'спермо-Логос', лишившись души-скафандра, соответственно покидала тело человека, а на место души вселяются низменные сущности миров нисходящего ряда. Человек этот живёт потом недолго, но всю свою оставшуюся короткую жизнь он разрушает, разрушает и разрушает. Нет, он не похож на сумашедшего. Он становится хитрой изощрённой скотиной, сремящейся разорвать любые человеческие связи. Любой намёк на гармонию вызывает в нём глубокую, тяжёлую ненависть. А сила демона сейчас такова, что он может выпить за раз несколько десятков тысяч душ, если, конечно, вырвется на свободу. Но выход из провала только один и охраняет его непрерывно чаловек света. Над провалом постоянно парит-висит решётка, сотканная из нетварного света. Конечно, без ангелов и многих других сущностей Света с демоном не совладать, но человек, воин Света, здесь ключевая фигура.
   Здесь он не пройдёт. Но вот недавно нам стало известно, что каким-то невообразимым способом демон установил контакт с ящерными. Что уж он им пообещал неизвестно, но мы точно знаем, что ящерные активизировались и готовят какую-то пакость.
   * * *
   Всю эту информацию я просто мгновенно вспомнил и тут же услышал на уровне сердца:
   - 'Мы понимаем и про ящерных и про демона, но какой помощи ты желаешь?'
   * * *
   И тогда я вспомнил о прозрении, что вся трава станет серой.
   * * *
  
   - 'Но это только один из вариантов развития и то, только в случае неудачного действия людей в точке бифуркации' - сразу услышал я ответ.
   - Так что же должны сделать люди, чтобы не допустить развития такого сценария, - спросил я вслух.
   - 'Нам будет интересно наблюдать за вашими решениями. Но ты должен сделать свой личный выбор. И мы можем помочь его осуществить'.
   - Мы хотим договориться с ящерными, чтобы они не помогали демону, - осенило меня и Владимир с Орицграхаром согласно кивнули.
   - 'Нам нравится такой выбор. Очень многие храбрые человечки попросили бы поединок с демоном. Это вариант самоубийства. В каком виде ты собираешься вести преговоры и с кем?'
   - 'В каком виде? Я - человек, значит - в человеческом образе'
   - 'С таким же успехом ты бы мог выбрать поединок с демоном. Зачем тебе возбуждать и так уже первозбуждённое поле ненависти?'
   - Я могу послать своего энергетического двойника, - снова вслух предложил я.
   - Слопоют двойника и не подавятся. Для нас это очень удобный вид питания. К тому же, кому-то при этом нужно будет страховать твоё тело, - тут же отозвался Орицграхар, - пожалуй, нам нужно идти всем вместе.
   - Да? Про Алика забыл? Одного его здесь оставим?
   - 'Так, ситуация понятна', - взяли на себя координацию шнеки, и по остановившимся глазам Владимира и Орицграхара я понял, что они воспринимают информацию, как по селекторной связи. - 'Вам нужно иметь ввиду следующее. Ящерная цивилизация подготовила три портала для массового выхода в ваше измерение. Один портал - здесь, под Ардебилем, Константин побывал там надавно. Его сейчас оцепили военные. Они перерыли там каждый квадратный метр и, естественно, не нашли там никакой аппаратуры, но зафиксировали мощное ионизирующее излучение, и в случае необходимости, при необъяснимом развитии событий готовы сжечь территорию портала напалмом. Ящерных это не остановит, но задержит, пока они будут переваривать эту энергию. Второй выход находится в горах, под Кереджем, недалеко от места обитания Демона. Константину нужно связаться с тамошними суфиями, они настроены друг на друга, и передать вот этот пакет информации', - перед нами развернулась голограмма горной местности с высоты птичьего полёта с ярко синим кружочком портала, - 'Им останется только набросить светоносную сеть на этот портал'.
   Я тут же вспомнил образ старейшины суфиев и мощным импульсом передал информацию о портале ящерных на их территориии.
   - 'Третий портал на Каспии, под водой, в двух километрах от берега. По их замыслу, будет использоваться в крайнем случае'.
   - А где именно, на Каспии? - уточнил я.
   - 'Актау, быший Шевченко, южный Казахстан'.
   - Ничего себе, - воскликнул я, - там же на берегу атомная опреснительная станция! Мгновенно в памяти всплыло очаровательное видение многотысячного розового кружева фламинго, облюбовавших мелководье рядом с атомной станцией.
   - 'Не волнуйся, разрушение любых материальных объектов ящерные считают аморальным. А фламинго там сейчас намного меньше. Регулярный сброс химических реагентов, которыми промывали трубы, сильно подорвал их пищевую базу'.
   - Хм. По-моему логичнее было бы активировать все точки выхода одновременно.
   - 'Во-первых, портал под водой служит для перекачки воды в параллельный мир. Он всегда работал в одну сторону, только туда. Неделю назад мы зафиксировали холостой тестовый прогон в обе стороны. Кстати, два предыдущих начинали запускать по анологичной схеме. А во-вторых, каждая активация потребляет гигаватты энергии. И логика здесь работает иная, и эта логика не ящерных'.
   - А чья же? - воскликнули мы, все трое одновременно.
   - 'Мы проанализировали все контакты с порталом с той стороны на глубину в сто лет, это обычная для нас процедура, и выяснили следующее. В параллельном мире разработан вирус, последствие действия которого вы правильно восприняли, как 'серая пыль'. Он поражает в первую очередь растительные клетки и простейших животных. Это удар по началу любой пищевой цепочки. Если зараза распространится на двадцати процентах суши, что вполне возможно, если не будет воспринята серьёзность угрозы буквально с первых шагов, то люди обратятся к более глубокой и более интенсивной эксплуатации Мирового Океана. Планета ответит на нарушение баланса водной экосистемы строгими мерами, направленными на уменьшение числа потребителей. В общем, это катастрофа и для цивилизации и для эволюции планеты, а значит и для Солнечной системы в целом.
   - Как это? - не понял Орицграхар.
   - 'На Юпитере, например, задержится формирование второго пятна и последующее слияние его с первым, а это означает, что газовый гигант не сможет полностью поглотить импульс ближайшей серии вспышек на Солнце, поэтому на Европе начнётся преждевременное таяние льдов, когда тамошняя зарождающаяся жизнь ещё не завершит своей первой трансмутации... Везде, по всей системе, на Венере, Марсе, особенно на спутниках Сатурна, сбои могут достигнуть критического уровня'.
   - Так что же вы ничего не предпринимаете? - воскликнул Владимир.
   - Ты нас с кем-то путаешь, Костя. Мы - наблюдатели. Если разумные своими неразумными действиями отбросят назад своё развитие на двести, триста лет или на два-три тысячелетия, что ж, мы будем скорбящими свидетелями. И поверь, мы сделаем выводы, разработаем рекомендации и посеем нужную информацию среди ваших последующих цивилизаций. А когда разумные снова окажутся перед подобным выбором, эта информация даст дружные всходы и принесёт нужные плоды. Выбор - это ваша прерогатива. Иначе вы никогда не станете Творцами. А это значит, неотвратимо станете разрушителями.
   - Но помочь же вы можете?
   - Несомненно. Мы помогаем всему, что способствует созиданию и препятствует преждевременному разрушению. Поэтому мы советуем тебе отправиться в тот мир, мы называем его Двухсотым, и предотвратить проникновение вируса в этот мир, который вы называете Земля.
   - Хорошо, но почему я, а не Владимир, допустим?
   - Владимир лучше справится с задачей установления контакта с ящерными. Мы так считам. Ты же их только разозлишь. К тому же в Двухсотом ты уже бывал.
   - Я!? Но в моей памяти нет ничего такого. Я бы знал. Единственное, что мне внятно понятно, так это то, что параллельные миры таки существуют, - неожиданно перешёл я на одесский говорок.
   - Да ты шо? И с какого же перепугу в твоём разуме поселилась такая вещь? - тут же перешли шнеки на одесский.
   - Та сам не могу в толк взять!
   -.Неправда ваша. Всё вы понимаете, Константин, токо имейте захотеть.
   - Нет, правда, в самом деле, не знаю, - посерьёзнел я.
   - Нам это ведомо. Ты сам, при последнем переходе, попросил заблокировать тебе память, - шнеки тоже перешли на деловой тон.
   - Как? - смутная догадка коснулась моего разума. - Кто я?
   При этих словах Владимир с Орицграхаром удивлённо посмотрели на меня.
   - Ты Странник, Костя. Странник. Блокировка памяти тонкое дело.
  У тебя был очень сильный стресс. Чтобы ты не вспомнил, тебе перенесли часть памяти конкретного человека. Того, кто служил на погранзаставе и кто погиб от взрыва того злосчасного фугаса, а не выжил, как ты думал про себя. Ты ведь не помнишь и того, что было до армии.
   - Да, я всегда считал это последствием контузии. Ретроградная, так сказать амнезия.
   - Для тебя не было никакого взрыва.
   - Зачем вы это сделали? Ведь Странникам память не стирается при переходах!
   - Ага! Что-то начинаешь вспоминать о Странниках. Ты не мог справиться тем с огромным чувством вины, которое пожирало твой разум. А с такими эмоциями, какой бы ты был Странник? Так обыкновенный человек - 'хомо вульгарис'.
   - Да что же можно сделать такое, за что нельзя себя простить?! - воскликнул я.
   - Ты вспомнишь. Там. А когда вспомнишь, держи себя в руках, как ты всегда умел это делать. Там вам не здесь. А сейчас мы должны провести начальные трансформации с твоим телом, чтобы после перехода у тебя на адаптацию ушло минимум времени.
   - Подождите, подождите, а как же задание? Что я должен делать в том мире? И потом, вдруг на выходе из портала меня будут поджидать? - забросал я шнеков вопросами.
   - Задание ты уже будешь знать, когда развернёшься в Двухсотом. А перебрасывать мы тебя будем не через портал. Мы просто перезапишем тебя здесь, и тут же воспроизведём там с необходимыми поправками. Правда, недалеко от портала. Ты готов?
   - Попрощаться-то можно? - деланно возмутился я, оттягивая момент неизвестности.
   - О, люди! Никак вы не можете без сцен и традиций. Прощайтесь уже. Время бежит неумолимо.
   Я подошёл к Владимиру, мы положили друг другу на плечи руки, заглянули в глаза и соприкоснулись лбами. Постояли немного. В таком же порывистом жесте попрощался и с Орицграхаром. От них прямо таки веяло непоколебимой уверенностью и спокойной силой.
   - За Аликом присмотрите, - попросил я их.
   - Ну, всё? Обряд прощания исполнен? - не преминули съязвить шнеки.
   - Да. У меня вопрос. Вы сказали 'перезапишем'. Это вы о чём?
   - В Двухсотом другие физические константы. Да и облик тебе сменить просто необходимо. Имей ввиду, когда окажешься в том мире, какой-то небольшой промежутов времени органы чувств вообще не будут работать. Потом центральная нервная система начнёт включать обняние, осязание, зрение, слух и так далее, но не в перечисленном порядке, а как она сама сочтёт нужным. Мы в этот процесс вмешиваться не будем, но проследим обязательно.
   - Так вы что же, и там со мной будете?
   - Нет, возьмём и бросим! Ты думай немножко, Константин, или совсем рассудком повредился? Мы же тебя там разворачивать будем. Эвакуацией, соответственно, тоже мы будем заниматься. Итак, ты готов?
   - Как я могу быть готов, если не знаю к чему?
   - Не тупи, Костя, к переносу, конечно.
   - Да, готов, - произнёс я после небольшой паузы.
   И в тот же миг тело начало пульсировать. Волны пульсации прокатывались от макушки до кончиков пальцев на ногах. С каждой пульсацией тело становилось всё легче и то разлеталось на всю Галактику, то сжималось почти в точку. В одной из пульсаций всё свернулось и ... исчезло. Исчезло всё. Не было ни света, ни темноты. Не было времени.
   * * *
   Первым появилось ощущение жизни. Была жизнь. И это было хорошо. Не было ничего, кроме восхитительного ощущения жизни. Постепенно возник вопрос. 'Чья это жизнь?' Потом ответ: 'Моя'.
   - 'Кто я?'
   Этот вопрос создал паузу. Времени не было, а пауза была.
   Переход от паузы к включению памяти был взорвавшимся калейдоскопом многобразия форм жизни, записанных Творцом в мироздании. От этого взрыва тело дёрнулось. Это было знакомым сигналом. 'Я имею тело. Какое оно моё тело?' Моё сознание могло перемещаться внутри тела! Информация ручейком стекалась и оформлялась в знакомые образы и узнаваемые названия. 'Сердце, лёгкие, печень, сосуды, по ним течёт кровь. Кровь. Кровь - основной носитель жизни. Как всё знакомо'.
   - 'Перемещаюсь внутри тела. Если внутри, значит должно быть и снаружи!' - это озарение вызвало к жизни первую эмоцию.
   Удивление. Потому что самого 'снаружи' не было. Было только 'внутри'. Удивление снова создало паузу. Но теперь появилось время.
   Я ощущал, как время перекатывается из мгновения в мгновение. За этим было интересно наблюдать. Возник вопрос: 'Кто это наблюдает?'
  Этот вопрос вызвал недоумение.
   - 'Кто я?'
   И сразу за этим вопросом торжественно и спокойно:
   - Я Странник.
   Лавина прорвалась. Я вспомнил всё сразу.
   - 'Ну, слава Богу! Первый этап развёртки тела и сознания прошли хорошо. Вот что значит опыт', - воспринял я сознанием первые посторонние, не мои мысли.
   - 'Шнеки!' - догадался я.
   - 'Они самые! Напоминаем, сейчас начнут включаться органы чувств. Постарайся расслабиться'.
   Я лежал в тишине и переживал состояние восторга, нет, счастья от ощущения жизни. Только что меня не было, и вот я есть. Не работающие в даннный момент другие органы чувств, позволяли ощутить спокойную могучую силу жизненности, протекающую через меня.
   - 'Постарайся запомнить это состояние. Ты очень редко к нему обращаешься. Это неиссякаемый источник силы, которым ты можешь
  пользоваться в физическом мире', - посоветовали шнеки.
   Я не успел ответить, как заработало обоняние. Тысячи запахов атаковали мои рецепторы. Я потянул носом воздух. Божественно! Мозг лихорадочно, захлёбываясь, анализировал поступающую информацию.
   Внезапно справа возник знакомый запах, который я когда-то уже знал. 'Мирта?!'. Память услужливо выдала образ черного гладкошерстого животного из семейства кошачих, самку ларта, ростом полтора метра в холке с умными антрацитовыми глазами и ослепительно белыми усами.
   - Я что, стал лартом?
   - 'Это ты решил из-за усилившегося обоняния?'
   - Да.
   - 'Мы изменили генетику твоих обонятельных рецепторов, чтобы тебе было проще общаться с Миртой'.
   Я стал тонко-быстро потягивать носом воздух и почуял вдали, 'на расстоянии пяти-шести прыжков, самца ларта. Соответствия в памяти не было. Так, сколько же прошло времени? Несколько лет. Тогда ещё Мирта была молодой десятилетней самочкой и сейчас возможно уже приблизилась вплотную к половозрелому возрасту.
   - 'Нет, это молодой и не её ларт', - подсказали шнеки.
   - Косто, Косто, - воспринял я мысленный зов Мирты, - что с тобой? Ты ранен?
   - Не волнуйся, скоро буду в порядке!
   - Куда ты пропал тогда? Хотя воздух не пах смертью, мы думали, ты погиб. Что с тобой? Почему ты лежишь? Тебе нужна помощь? - засыпала она меня вопросами, - Ну же, открой глаза.
   Глаза как будто сами по себе, отдельно от меня послушно открылись и сознание, ещё недостаточно освоившееся от обилия запахов, буквально взорвалось от радужного великолепия полнеба и переливов десятка чёрных оттенков восторженно-удивлённой мордашки, заслонившей остальные полнеба.
   - Знаю, ты это не любишь, но можно я тебя лизну? - не дожидаясь ответа, тут же залепила всё лицо языком-поцелуем.
   Хорошо, что осязание ещё не включилось. С трудом опершись на непослушные ватные руки, принял сидячее положение.
   - Куда ты? - тут же всполошились шнеки, - тебе сейчас лучше ещё немного полежать. Так быстрее адаптируешься.
   - Подожди, Мирта. Подожди немного, - голосовые связки приятно удивили тёплым баритоном.
   Мирта послушно уселась рядом и, приготовившись терпеливо ждать, уставилась не меня влюблённо-восторженным взглядом.
   - Расскажи пока, Мирта, что тут было без меня.
   Когда-то, не знаю, сколько лет назад, я попал в этот мир и
  познакомился с разумными лартами. Они выходили меня, когда я
  'выпал' на территорию их прайда, без сознания, истекающий кровью
  из-за множества колотых и резаных ран. Так-так, а память-то
  потихоньку возвращается! Что там ещё? В бреду я рассказал все свои
  предыдущие похождения. Когда очнулся, то уже ничего не помнил,
  зато Мирта, как оказалось, всё запомнила и стала своеобразной
  хранительницей моей памяти. Память при переходе в другой мир как
  будто стирается из-за других частотных электромагнитных гармоник,
  преобладающих в данном мире. Это происходит из природы спонтанного образования или целенаправленного создания параллельных миров во время больших и малых квантовых переходов. Земля, как и всё живое и разумное в мироздании, в эти периоды переходит в новые качественные состояния развития своего сознания. Чем больше разумной жизни и глубже её самоосознание, тем на более высокую ступень развития переходит планета со всеми её обитателями.
   Для того, чтобы не случилось массовой гибели разумных существ, запаздывающих в развитии и не соответствующих изменившимся условиям, во время перехода создаётся темпоральный сдвиг и новые гармоники прекрасно уживаются с предыдущими. А поскольку пространство и время взаимосвязаны, то в результате и проявляется новый параллельный мир. Те, у кого мозг, да и весь организм в целом не может перестроиться для существования в новых вибрациях, остаются в старом мире, а разумные новой формации втягиваются в новое пространство-время и продолжают жить параллельно как бы со сдвигом по фазе.
   Квантовый переход проходит болезненно и случается всякое. Не всегда цивилизации сдают экзамен на готовность к новому эволюционному скачку. И это оборачивается печальными последствиями. Миры рождаются под пионерные личности, а вот создать цивиллизацию, порой, они не могли из-за элементарной нехватки особей, способных удержаться на новых частотах. И как следствие, деградация общества, а то и полное исчезновение. Атланты, 'баловавшиеся' генетикой, обнаружили четыре таких 'пустых' мира, поняли принцип их образования и даже смогли во время малого квантования создать свой собственный пятый параллельный мир.
   В четырёх 'ничейных' они и проводили свои опыты, пытаясь населить разумами, создавая то кентавров, то гномов, то гоблинов, то русалок, упустив из виду, а может и просто, не осознавая, что любое творение стремится к своему творцу. И они находили лазейки-проходы в мир атлантов, а из него и в другие разумные миры, и в итоге создали такую постоянную 'головную боль', что для зачистки мира атлантов была привлечена Межгалактическая Конфедерация, в составе которой Константин и попал на Землю. Атланты нарушили одно из великих табу: нельзя смешивать коды животного и человеческого царств. Все эти сведения он узнал потом, когда очнулся, от Мирты, но сам ничего не помнил.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"