Полле Эрвин Гельмутович: другие произведения.

Юморески-1

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    20 коротких зарисовок по теме раздела типа "Русский язык", "Профессор Тронов".


Юморески-1.

Реальные картинки из трудовой деятельности.

  

Содержание.

  
   Административный ресурс. 4k Новая Россия, на предприятиях парткомов нет, подход остался.
   Военный специалист. 3k Абсурд военной подготовки в многопрофильном университете.
   Гарантийные испытания. 5k Лозунг областных партийных лидеров - сроки не реальны, но они мобилизуют!
   Драгметалл. 4k На производстве интересы дела и личные моральные принципы частенько не совпадают, хочешь работать, наступи на себя, или "скатертью дорога".
   Медаль.  5k Вздыбленный конь на гербе Томска - символ отсталой старины?
   Наши приехали!   4k Бывает, что не только на корабле женщины - бедствие.
   Партком и Лтп. 3k Словоблудие перестройки, очередное ново-старое понятие, доведённое на местах до абсурда.
   Партком и любовь. 3k Несовместимые понятия. Любопытство к деталям и морализирование в общем виде. И куда только смотрит начальник цеха?
   Партком и Нтп. 2k Не знаю, кто ввёл в партийный оборот термин "научно-технический прогресс", но под болтовню об НТП хорошо дремалось на больших и малых совещаниях.
   Партком и производство.  2k Не смешно, а грустно. История повторяется, только нынче уже не КПСС, а "Единая Россия" имитирует деловитость, демонстрируя причастность к управлению реальными процессами.
   Партком и сено. 2k Е.К.Лигачёв запускает в Томске очередную мобилизующую страшилку: не подготовим корма, скот пойдёт под нож, а война стоит на пороге... 1981 год!
   Показуха. 4k Премьер в Томске или борьба с алкоголизмом.
   Сахар и понос. 4k Сельским начальникам, которых слабит от киселя, не понять городских студентов.
   Собака и пропуск. Не смешные забавы наследников Берии.
   Стимулятор. 6k Хочется верить, что времена "бутылки - двигателя прогресса" остались позади навсегда.
   Сувенир. 4k Деловые японцы и подарочный конфуз.
   Трудовая дисциплина. 5k Не так просто приучить молодёжь к пониманию исключительной важности дисциплины в промышленной химии, публичные экзекуции временами просто необходимы.
   Уха. 5k Разведение рыбы в производственных технологических ёмкостях и умиление партийных экскурсантов - типичный пример предсмертных судорог советской системы обеспечения питанием населения.
   Штаб. 4k Сеанс матотерапии.
  

Административный ресурс.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 90-е годы.
   В последнее время при любых выборах в России термин "административный ресурс" звучит с негативным подтекстом чаще и громче основных лозунгов. Не знаю, кто из политтехнологов первым применил термин в современной России, но само явление вечное, как и власть.
   1990-й год. Перестройка захлебывалась в митингах и словоблудии. Первого октября создан в качестве самостоятельного юридического лица научно-исследовательский центр (НИЦ) комбината. Одним из первых приказов введён строгий запрет на общественные мероприятия до 16 часов, т.е. всяческие "посиделки", собрания, включая регулярные встречи директора с коллективом, перенесены на конец рабочего дня. Главное - работа. Казалось бы, проще вообще всё это вынести за рамки рабочего времени, но деятельность персонала выстроенного за городом ТНХК привязана к транспорту, десятки автобусов строго по расписанию привозят и увозят сотрудников в разные концы Томска и Северска (исключения делались только при массовых общекомбинатских мероприятиях). Все свои совещания, кроме утренней оперативки с начальниками подразделений в стиле блиц (вопросы к директору, ответы, за работу) проводил также во второй половине дня. Почувствовал резкое внутреннее, открыто не высказываемое, неприятие со стороны общественных активистов (КПСС, комсомол, профсоюз, совет трудового коллектива, совет молодых специалистов, художественная самодеятельность...). Не понравилось, на ТНХК даже общество книголюбов могло спокойно собираться в первой половине дня. Пришлось показательно наказать членов профбюро, человек 8, за сбор в 10 часов утра. Шума много, маленькие и большие лидеры профсоюза в те годы уподоблялись - "священным коровам". Никого не уволил, но материально наказал всех, включая председателя профбюро, за нарушение трудового распорядка в НИЦ.
   Административный ресурс сработал. Привыкли...
   В 1994 г. на ТНХК очередная реорганизация, с первого июля НИЦ стал подразделением комбината, добровольно отказавшись от юридической самостоятельности (фактически прекратилась оплата выполняемых исследовательских работ). Немедленно вернулись проблемы с трудовой дисциплиной общественников...
   Россия вступала в эпоху бесконечных выборов, пока ещё альтернативных, но с попытками управления сверху. Не сразу получалось, разве можно забыть оглушительный провал партии "Демократический выбор России" в декабре 1993 г. Власть становилась всё изощреннее в использовании собственных возможностей и к концу эпохи Путина превратила выборы в бессмыслицу. А пока...
   4 октября 1995 г. собираю начальников подразделений: никаких сборщиков подписей в НИЦ, никаких встреч с кандидатами в депутаты в рабочее время, вахтёрам усилить контроль за прохождением в НИЦ посторонних. Идёт очередная предвыборная кампания, те же попытки претендентов "на холяву" заиметь своих сторонников. Гораздо сложнее заманить людей на предвыборный митинг после работы.
   Проходит два месяца, на завершающей стадии кампании в рабочее время в актовом зале ТНХК с предвыборной агитацией выступает глава областной администрации В.М.Кресс. Мало того, что руководители подразделений обязаны присутствовать, так ещё и должны привести энное, чётко определённое количество своих сотрудников (парткомов нет, подход остался).
   Возникло ощущение, что, пытаясь разделить в трудовом коллективе НИЦ работу и общественную деятельность, выступал в качестве клоуна. Не знал, как доступно объяснить людям, что демократия в России - иллюзия, исчезающая иллюзия, административный ресурс вечен.

Томск, 31.05.2007 г.

-------------------

Военный специалист.

  
   Томск, январь-февраль 1961 г.
   Раз в неделю все физически здоровые парни проводили 8 часов на военной кафедре, университет готовил офицеров-артиллеристов. Наша группа сборная - филологи, историки, химики. Артиллерия - не история КПСС (общий лекционный поток 2-3 факультетов), здесь требуется приличное знание математики, а гуманитарии обычно с ней не дружат. У военных своя логика.
   Третий год обучения, я появился на последнем занятии осеннего семестра (два месяца лечился в Талды-Кургане). Первые два часа повторение пройденного материала. Майор Таран: "Студент Чернов! Доложите материальную часть гаубицы!" 122-милиметровая гаубица стоит непосредственно в классе. Женя берёт указку, подходит и, растягивая слова: "гаубица состоит из дула..." Майор взрывается: "Что, ё... мать, это тебе бердана? Ствол от дула отличить не можешь?" Студенты схватились за животы. Женя что-то пытался ещё говорить, но слушать никто не мог. Перерыв.
   Вторая пара - дифференцированный письменный зачёт по теории артиллерийской стрельбы (довольно сложный предмет). Три варианта, ответы подготовлены заранее (гуманитарии постарались), группа сосредоточенно списывает. Результат: у всех "хорошо" и "отлично", у меня "неуд". Удивился, не аккуратно списал. Иду в деканат, беру разрешение на пересдачу. Сажусь с небольшой компанией отстающих с других факультетов, дежурный офицер выясняет, кто какой вариант писал в первый раз и даёт один из оставшихся двух. Тщательно списываю, результат аналогичен, у всех, кроме меня, положительно. Деканат "встаёт на уши", требует оформить академический отпуск по болезни, но меня не устраивает отставание от своего курса. Кое-как уговорил, сделал третий заход, получил оставшийся вариант, списал, результат - "хорошо". Оказалось, "вояки" воспитывали за пропуск занятий, хотя никто ни разу не спросил, почему я пропускал, и не потребовал справку. Самое смешное в финале этой истории.
   27 февраля я радостно доложил в деканате, что задолженностей по военной кафедре нет, а с 1 марта 1961 г. в соответствии с хрущёвской реформой отменена военная подготовка в университете.
   Все ребята курса, осваивавшие артиллерию два с половиной года, закончили alma mater с грифом "необученный" в военном билете.
   Много позже, уже кандидатом наук меня отнесли к химическим войскам, "дослужился" до капитана запаса.

Томск, 04.04.2007 г.

-------------------

Гарантийные испытания.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1982 г.
   Производство полипропилена работает неустойчиво. Пока вдоль технологической цепи расставлены фирмачи, вроде бы оборудование работает, как только основная масса итальянцев, немцев уезжает, начинаются проблемы. Претензии идут снизу вверх, наполняясь по ходу "всё более умными выражениями", Москва начинает обвинять фирму "Технимонт" в поставке неработоспособной технологии. Требует срочного проведения гарантийных испытаний по мощности, ассортименту, качеству продукции. Очередной десант из Европы, на комбинате устный приказ: изъять и не показывать старые рабочие и лабораторные журналы, не оставлять фирмачей на производстве одних, без сопровождения (итальянцы легко ныряли под наши ошибки). Проще приказать, чем исполнить (лично столкнулся), когда имеешь дело с таким профессионалом как итальянский шеф лаборатории сеньор Ребонато. К тому же, приказ порочен в принципе, сколько раз в будущем, при разборе неполадок приходилось сталкиваться с ситуацией, когда технолог записывает в журнал начальнику смены задание, соответствующее регламенту, а устно даёт совсем другую команду.
   Идёт мощнейшее давление на руководство комбината как по линии минхимпрома, так и партийных органов, без конца требующих объяснений нестабильной работы. Сохранилась копия унизительной записки томскому обкому КПСС от 12.02.1982 г. под заголовком "По поводу срыва сроков проведения гарантийных испытаний производства полипропилена", подписанной генеральным директором Гетманцевым, главным инженером Набоких, секретарём парткома Перминовым. Первая причина, вторая, третья.... Заканчивается послание обещанием завершить в течение марта гарантийные пробеги, 3 марта на заседании парткома дать партийную оценку не выполнения решения партийного собрания комбината от 20.01.1982 г., обязывающего коммунистов и руководителей завершить программу гарантийных испытаний к 23.02.1982 г., первой годовщине со дня открытия работы 26 съезда КПСС!!!
   Вышестоящие партийные деятели откровенно эксплуатировали лозунг "сроки не реальны, но они мобилизуют". По каждой возникающей, даже небольшой, проблеме составлялась многоуровневая программа (план мероприятий) её решения с указанием конкретных исполнителей по каждому пункту. Регулярная проверка исполнения полезна, но присутствовала здесь и "ложка дёгтя". Подобного рода документов существовало великое множество (что бы ни произошло: где план мероприятий?), иной раз, собираясь на партком, не понимаешь, выполнение каких мероприятий будет проверяться, тащишь с собой огромную специализированную папку. Уже по ходу заседания соображаешь, как бы не "попасть под раздачу". Не всегда получалось. Случалось, все пункты программы выполнены, проблема не решена.
   Именно так и происходило в период гарантийных испытаний, сроки не выдерживались по разным причинам. Скажем, в цехе полимеризации сорвались испытания по выпуску сополимера пропилена с этиленом из-за неожиданного прекращения подачи деминерализованной воды из теплоцеха (причина внешняя для технологов цеха, но внутренняя для руководства комбината), в цехе грануляции срыв по вине обслуживающих аппаратчиков. Что можно объяснить в таких ситуациях инофирме? Какие гарантии?
   В последнем случае ночью 31 марта "запустили козла" на узле наполненных композиций (более 200 кг композиции полипропилена с тальком затвердели непосредственно в смесителе). Освобождать реактор от "козла" персонал ещё не научился.
   Зрелище интересное, с 9 утра 1 апреля знакомиться с результатом гарантийного пробега потянулись всяческие начальники от Гетманцева и руководителя генподрядчика на строительстве комбината Пронягина до куратора от обкома КПСС Поморова. Кожух смесителя уже снят, рядом топор и все, начиная с Гетманцева, пробовали на прочность застывшую серую камнеподобную массу. Озабоченные лица "лесорубов". Готовый сюжет для короткометражки в стиле Леонида Гайдая. Кусок этого "козла" двадцать лет хранился в моей коллекции.
   Прошла четверть века, отдельные детали прошлого уже воспринимаются как анекдот. Впрочем, это не умаляет картины грандиозной стройки. В 1974 г. руководством страны принято решение о строительстве в Томске нефтехимического комбината, через 8 лет крупнейшее в Советском Союзе производство полипропилена уже выпускало продукцию и "доводилось до ума", крупнейшее в мире производство метанола вступило в фазу пуско-наладочных работ...

Томск, 23.05.2007 г.

-------------------

Драгметалл.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1980-81 гг.
   В разгаре гигантская стройка, приближается выпуск товарного полипропилена, форсируется строительство производств метанола, формалина.... В центре стройплощадки несколько корпусов мощных складских помещений. В одном из них центральная лаборатория заняла и хорошо оборудовала два крупных отсека для последующего обеспечения множества производственных и цеховых лабораторий. Склады интенсивно заполнялись химреактивами, стеклопосудой и специальным оборудованием, ранее хранившимся в многочисленных железнодорожных контейнерах. Немедленно возникли проблемы сохранности, раз за разом склады вскрывались (тысячи и тысячи солдат-строителей, монтажников, будущих эксплуатационников свободно перемещались по стройплощадке, охрана существовала, но уследить сложно). Как правило, ничего не исчезало, думаю, солдаты искали спирт, но весь запас хранился в моём кабинете. В октябре 1980 г. случилась реальная кража, озадачившая самой сутью не только меня, но и милицейских следователей. Украдено 4 пустых фляги из-под спирта, литров 20 ацетона, полированные доски, много комнатных бытовых термометров и, главное, сейф. Ясно, "поработали" не солдаты, через проходную такое не пронесёшь. Милиция отступилась: мелочь по масштабам воровства на строительной площадке.
   Но у меня возникли серьёзные проблемы, в украденном сейфе находилось более сотни стограммовых стеклянных упаковок азотнокислого серебра. Об этом заявить нельзя, сразу: "А почему серебро хранили не должным образом"? Реактив строгого учёта. Расход серебра контролировался пробирным надзором, отходы надо сдавать. Дал команду ежемесячно списывать серебро как использованное в работе. Списали полностью, но отходов-то нет.
   Проходит год, неожиданно в моём кабинете появляется сотрудник отдела по борьбе с хищениями социалистической собственности (ОБХСС) и ставит на стол сумку с азотнокислым серебром, обнаруженную кем-то среди мусора недалеко от стройплощадки.
   - Ваше добро?
   - По-видимому, наше!
   Глупейшее положение, отказываться бессмысленно. Мгновенно вычислили вора, будущего начальника учебного комбината, который полированные доски использовал для украшения класса техобучения, сейф перекрасил, а серебро выбросил, года через три он свои 5 лет общего режима за новые факты воровства всё-таки получил.
   ОБХСС потребовал письменных объяснений по поводу излишков, как так, по документам серебро израсходовано, по факту - всё в наличии. Вынужден был врать, что итальянцы привезли своё азотнокислое серебро для анализов (один пузырёк действительно сохранился, и я его сунул под нос следователю), остальное собирал по граммам в институтах Томска. ОБХСС, получив объяснительную записку, отстал, так как денежная стоимость 10 кг азотнокислого серебра ничтожно мала по сравнению со стоимостью химреагентов основных производств.
   Пробирный надзор трижды присылал ревизоров из Новосибирска, грозился крупными штрафами руководству комбината, многократно превышающими стоимость самого реактива. Логика ревизоров проста: раз списано, значит, использовано; раз использовано, значит должны быть собраны отходы и сданы.
   Пришлось пойти на служебное преступление и, в соответствии с русской поговоркой, добро превращать в говно. В глубокой тайне, знал только заместитель, под моим контролем начальник методико-аналитического сектора в закрытой на ключ лаборатории целую неделю превращал нормальный реактив (азотнокислое серебро) в отход (хлористое серебро), пока не наработал расчётное количество. Дальше занимался лично, оказалось не так просто оформить документы для отправки драгметалла спецпочтой в Подмосковье.
   Идиотская ситуация, уникальная в моей производственной деятельности. Тиски внешних обстоятельств и давление государственной системы, которая в России человеку никогда не верит, вынудили изворачиваться, наступать на личные моральные принципы ради пользы дела.

Томск, 01.06.2007 г.

-------------------

Медаль.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1981 г.
   К открытию 26-го съезда КПСС под давлением обкома форсируется опробование полимеризации пропилена в промышленном реакторе на привозном катализаторе вопреки энергичному возражению итальянцев, поставщиков технологии. Несколько сот килограммов некондиционного порошка полипропилена и столько же гранул, полученных из специально привезённого гурьевского порошка, отправлены на свалку, но позволили доложить: "Есть томский полипропилен!" Митинги, поздравления, обильная пресса. Строители, монтажники носили в карманах, показывали друг другу, пробовали на зуб гранулированный полипропилен, для любознательных мешок некондиционной продукции выставлен в помещении ЦПУ цеха полимеризации.
   Центральной лаборатории, помимо основной работы поручено организовать запоминающийся сувенир. Решили остановиться на памятной настольной медали из полипропилена диаметром 8 см и толщиной ~ 1 см. Ограничителем фантазии явились возможности лабораторного пресса (изготовление образцов для испытаний полимеров), минимум полчаса на одну медаль, отсутствие на комбинате функционирующих литьевых машин. Дизайнеры, боюсь ошибиться, из строительного института подготовили картинки обеих сторон. Перенос рисунков на металлические пластины с гравировкой для пресса проводили самостоятельно, благо итальянцы предусмотрели в составе поставленной лаборатории соответствующий станок. Отпрессовали несколько пробных экземпляров. Показал медаль генеральному директору Гетманцеву, тот похвалил и положил себе в карман.
   Прошло несколько дней и в обкоме, на самом верху, решили, что вздыбленный конь (основа исторического герба Томска) - символ отсталой старины, а требуется показать индустриальный размах. Дурь! Кому пришла в голову? Не уверен, поступила ли команда от Лигачёва, на него привычно ссылались, но срочно, без пререканий, заказан новый рисунок. Коня поменяли на некое стилизованное изображение промышленного гиганта (на второй стороне название комбината, товарный знак и год). Изготовили и такие медали.
   Памятная медаль послужила поводом для конфликта с руководителями итальянской пусковой бригады. Катализаторный комплекс (компоненты привезены из Гурьева), прежде чем подавать в реактор, опробован в лаборатории, показал нормальную активность. Пока в цехе шли подготовительные операции мы экстренно просушили полученный порошок полипропилена и отпрессовали медаль. 21 февраля в 0:20 оператор приступил к подаче катализаторного комплекса в промышленный реактор объёмом в 70 кубометров. Реакция полимеризации завязалась не сразу. Ночь, на ЦПУ толпа различных начальников, резкая перепалка между руководителями комбината и инофирмы о целесообразности продолжения пуска установки. Обмен любезностями приостановился, когда я принёс на ЦПУ памятную медаль из первого томского полипропилена и принялся энергично доказывать, что катализаторный комплекс соответствует норме. И действительно в 2:20 зафиксировано поглощение пропилена, т.е. полимеризация в промышленном реакторе началась. Но главный технолог итальянцев Бэлли долго со мной не здоровался.
   Юмор вокруг памятных медалей не закончился. Через два дня после пробного пуска секретарь парткома передаёт поручение Поморова (куратор обкома на комбинате, будущий 1-й секретарь) доставить ему два десятка новых медалей для вручения томским делегатам 26-го съезда КПСС. Докладываю по телефону Гетманцеву, тот резко: "Не давать, пусть твои девушки вручат медали во время экскурсии делегатов по комбинату!" Часа через два звонок Поморова:
   - Эрвин Гельмутович! Где медали?
   - Александр Андрианович! Обратитесь к моим непосредственным начальникам Гетманцеву и Набоких (главный инженер)!
   - Я Вас больше знать не желаю!
   Рассерженный партийный чиновник бросил трубку, и действительно месяца два со мной не здоровался. Дополнительный забавный нюанс: в лаборатории выпуском медалей непосредственно занимался С.В.Грузин, зять Поморова.
   Пакет медалей я передал Гетманцеву, как он их вручал делегатам, не знаю. Мелкий в истории комбината факт показывает сложность, мягко говоря, взаимоотношений областного партийного руководства с дирекцией строящегося гиганта.
   В течение 2-3 лет тысячи памятных медалей в разных вариантах выпущены на литьевых машинах, обеспечены все интересующиеся работники комбината и многочисленные гости.
   Я же храню ту самую единственную медаль из первого томского полипропилена, вызвавшую раздражение итальянских участников пробного пуска. Смотрю сегодня на довольно хорошо сохранившуюся (прессовали в спешке, без стабилизатора) медаль и в памяти выплывает история, история комбината, партийно-хозяйственные отношения, подвиг тружеников и победа, глупость человеческая.... Почему эта медаль не в музее ТНХК? Хочется думать о забывчивости...

Томск, 22.05.2007 г.

-------------------

Наши приехали!

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1981 г.
   На ТНХК трудно пускается импортное производство полипропилена. Причина не только в качестве оборудования и технологии, но и в том, что одновременно, вернее, с некоторым опережением запускается мощная "вспомогательная" инфраструктура, состоящая из автономных крупных промышленных объектов (сырьевая база, водоснабжение и канализация, азот и кислород, тепло и пар разных параметров, электрохозяйство, очистные сооружения...). Не хватает квалифицированных рабочих кадров.
   В чью-то чиновничью голову в Москве постучалась гениальная идея, апробированная полвека назад. И вот на комбинате появляются 60 южных девушек, принудительно распределённых выпускниц ГПТУ из Гурьева, представители титульных национальностей Казахстана и Средней Азии, ни одного мужчины. Все имеют удостоверения аппаратчиков 3-го разряда химического производства. Начальники цехов завода полипропилена наотрез отказались их брать на работу (не женское дело!), для лаборатории у них квалификации не хватало (мне не пришлось долго объясняться с кадровиками), распределили девушек на "вспомогательные" объекты.
   По гигантской стройке шорох прошёл: "Наши приехали!". Поясню. На сооружении комбината трудились тысячи военных строителей, призывавшихся, преимущественно из южных регионов СССР, больше узбеков и каракалпаков, немало казахов, армян и азербайджанцев. Прошло несколько дней и рабочее общежитие временами, сначала по выходным, затем ежедневно стало напоминать осаждённую крепость. Не пускали вахтёр и народная дружина, солдаты лезли через окна второго-третьего этажа, оттуда же и выпрыгивали при неплановых проверках и по утрам. Большинство приезжих девушек вообще прекратили ходить на работу, только развлекались.
   После письменной жалобы коменданта генеральный директор Гетманцев, посадил в автобус начальников цехов, партком, поехали разбираться с делами в общежитии. Одна комната, другая, люди на смене, внешне порядок. Наконец, протискиваемся в комнату, где лежит на кровати дородная, не меньше 100 кг, симпатичная темноволосая молодая женщина (на нынешнем сленге "классная тёлка"), отдыхает. Ноль внимания на кучу начальствующих мужиков. Секретарь парткома приступает к воспитанию, дескать, перед тобой стоит генеральный директор. Женщина с томной улыбкой приняла полусидящую позу.
   - Почему не ходите на работу?
   - Не хочу!
   - Вы не работаете, на что живёте?
   - А Вам какое дело?
   Бессмысленный разговор продолжался, но я уже ждал директорскую компанию в коридоре.
   В течение двух-трёх месяцев девушки из Гурьева исчезли с комбината, думаю, вернулись в родные края.
   Описывая данный производственный эпизод, вспомнил смешные рассказы заочников Тюменского индустриального института, как в начале 70-х ленинградских проституток, человек 500, единовременно принудительно отправили в Нижневартовск, Сургут, Нефтеюганск на перевоспитание (выйдут замуж за нефтяников, остепенятся и осядут в Сибири). Результат - вытрезвители переполнены, срочно пришлось открывать женские отделения. Отбой!
   Любая хорошая идея превращается в фарс от неумного применения. Вспомним "хетагуровок", тысячи и тысячи девушек по призыву комсомола добровольно ехали в 30-е годы на Дальний Восток. Руководство страны решало (и решило!) важнейшую задачу - стабилизировать население созданием новых семей, прежде всего в районах строительства крупнейших военных объектов Комсомольска и Николаевска на Амуре.

Томск, 24.04.2007 г.

-------------------

Партком и ЛТП.

  
   Томск. 1986 г. Нефтехимический комбинат.
   Усилиями команды Горбачёва в СМИ активно популяризируются термины "ускорение", "перестройка".
   ТНХК своим развитием и форсированным строительством современных по меркам Советского Союза химических производств находится в русле развиваемых понятий, хотя "перестройка" в Томске началась гораздо раньше, в "тяжёлый период застоя".
   Партком при деле, горит энтузиазмом, чётко реагируя на веяния из Москвы, начинает кампанию по составлению личных творческих планов (ЛТП, аббревиатура напоминает нечто другое, связанное с лечением от алкоголизма).
   В очередной раз 8 апреля вызывают в партком начальников подразделений, вручают подготовленные обкомом КПСС и типографским способом отпечатанные альбомы-тетради "Личный творческий план" (деньги, надо думать, партийные).
   Все инженерно-технические работники должны регулярно заполнять ЛТП (месячные, квартальные, годовые), утверждать у начальника производства, службы..., который и обязывался парткомом регулярно проверять выполнение. Подход формальный, требования одинаковы к замотанному производственными неполадками механику цеха и инженеру отдела труда и заработной платы на шпильках и в модном платье, подвижному начальнику транспортного цеха и отрабатывающему нестандартные задачи старшему химику ЦЗЛ, вечно озабоченному технологу основного производства и спокойному библиотекарю.
   Любой руководитель на комбинате первоначально встречал парткомовский бред в штыки, затем оказывался в положении женщины, считающей, что проще дать, чем долго сопротивляться и объяснять, как она не хочет это делать. Заполнил ЛТП и в стол, пока не раздастся очередной писк из парткома.
   Помнится, партком ни разу не проверял у меня ЛТП по существу, только факт наличия. Примерно также относился и я к ЛТП подопечных. Однозначная команда: "Заполнить!" Всё, никаких убеждений! Для проверяющих отмазка есть. Справедливости ради скажу, что партийные чиновники через мою голову не действовали (в подконтрольных подразделениях сконцентрирован потенциал выше среднего по комбинату, да и с дисциплиной получше), хотя в некоторых цехах свирепствовали.
   Лет через пять после ликвидации на комбинате парткома выбросил кипу ЛТП, в отличие от старых ежедневников, они не годились даже в качестве вспомогательного материала при описании становления ТНХК.

Томск, 10.04.2007 г.

-------------------

Партком и любовь.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. Март 1981 г.
   Центральная лаборатория - коллектив большой и преимущественно женский - интенсивно готовится к празднику (конкурсы, самодеятельность, чаепитие...).
   Неожиданно на утреннем селекторе (участвуют руководители служб и крупных подразделений комбината) генеральный директор начинает рассуждать о моральном облике лаборантов. Пытаюсь встрять и мгновенно получаю тычок в зубы: "Эрвин Гельмутович! Ты разберись сначала в своём коллективе!" А все участники селектора веселятся. По большому счёту утренний селектор - театр у микрофона, где директор не столько интересуется проблемами (у диспетчера все острые моменты зафиксированы), сколько занимается воспитанием нижестоящих начальников. В этот раз под раздачу попал я.
   Выясняю в приёмной, оказывается, перед селектором у директора в кабинете находился секретарь парткома Николай Андреевич Перминов, что-то рассказывал про лаборантов. Несусь в партком, выслушиваю много правильных слов о необходимости воспитывать молодёжь. Это только начало. Лаборантки, пьющие с солдатами на рабочем месте - лучше примера для партийных собраний, посвящённых политико-воспитательной работе, не придумаешь. Само собой насмешки в адрес руководителя.
   Прошло более четверти века, но отчётливо вижу перед собой двух вытянувшихся двадцатилетних девушек. Одна (Залецкая) - "крупногабаритная", серьёзная, квалифицированный лаборант. Вторая (Герасимова) - низенькая, шустренькая, регулярно попадала на "воспитательный ковёр". Не сказал бы, что чувствовали себя виноватыми, скорей, сокрушались, что их застукали (в девичьих мозгах не укладывалось, что в парткоме могут работать люди после того, как автобусы с дневным персоналом ушли в Томск).
   Моя реакция носила "шумно-устный" характер, не любил наказывать своих сотрудников под давлением извне. Письменное объяснение Л.П.Залецкой показалось достаточно забавным для сохранения в личном архиве. Цитирую полностью без изменения стилистики.
   04.03.81. после смены я и Герасимова Люда, съездив домой, привезли конфеты, торт, газировку, т.к. в этот день был день рождения одного солдата из охраны. Мы решили сделать ему подарок, т.к. эти ребята из охраны часто помогали нам, сопровождая на АКС [азотно-кислородная станция], когда мы носили азот на анализ. Кроме именинника было ещё трое ребят. Мы поднялись с ними на 5 этаж [не обустроенная бытовка непосредственно под парткомом]. У ребят была бутылка водки. Они выпили. Затем они спели нам песни на своём родном языке, показали, как танцуют у них. Это всё сопровождалось гитарой. Около 8 часов [вечера] к нам зашёл парторг и попросил пройти к нему в кабинет. И у нас состоялся разговор. После этого мы поехали домой. Подпись.
   Залецкая вышла замуж за именинника, уехала с ним в Узбекистан (убеждал её не делать этого), а через год вернулась с мужем и ребёнком в Томск (не так просто сибирячкам прижиться в огромных узбекских семьях).

Томск, 06.04.2007 г.

-------------------

Партком и НТП.

  
   Томск. 1985 г. Нефтехимический комбинат.
   Эра Горбачёва, в очередной раз интенсифицировались вечные разговоры о важности научно-технического прогресса (классическая синусоида общественного внимания стремится в СМИ на подъём в начальный период деятельности лидера государства).
   Так получилось, весь период работы на ТНХК (1977-1998 гг.) мне пришлось реально управлять контактами с научными организациями, ВУЗами, руководить внедрением многочисленных разработок непосредственно на комбинате.
   23 сентября получаю задание парткома подготовить доклад Нутрихину (рядовой сменный аппаратчик и одновременно секретарь парторганизации производства метанола, член горкома КПСС) для выступления на партийно-хозяйственном активе Томска по НТП на примере Томского нефтехимического комбината.
   Как недавно считалось нормой, когда порядочный квалифицированный рабочий выходит на трибуну и с трудом по бумажке читает то, в чём не является специалистом.
   Аудитория, тёртые партийные демагоги и хозяйственные руководители, понимает идиотизм происходящего, абсолютно не интересуется произносимым с трибуны и не задаёт вопросы. Деградация однопартийной государственной системы набирает обороты.
   Кстати, меня на партхозактив по НТП не позвали даже в качестве гостя.

Томск, 09.04.2007 г.

-------------------

Партком и производство.

   Томск. 1984 г. Нефтехимический комбинат.
   Импортные производства полипропилена и метанола после проведения гарантийных испытаний и отъезда итальянцев, немцев, англичан продолжают работать нестабильно. Выявляется множество неполадок, собираются комиссии во главе с крупными чиновниками из Москвы, проводится разбор, десятки выговоров, стимулируется быстрейший запуск производства. Определение реальных виновников невыгодно всем, стоит только потянуть верёвочку от начальника смены к начальнику цеха и выше, она начинает дёргать высоко стоящих столичных бюрократов, контролирующих импортные закупки и инженерное сопровождение (уровень технологии, проект, комплектность и качество импортной закупки, наличие запчастей...).
   Казалось бы, чисто технические и организационные проблемы, решаемые в рамках министерства химической промышленности и соответствующего отдела Госплана СССР, но партия и здесь впереди. Регулярно появляются на комбинате заведующий отделом химии, инструкторы ЦК КПСС, не говоря уж о руководстве томского обкома.
   Цитирую выдержку из постановления парткома, касающегося серьёзного происшествия на производстве метанола.
   ...Комиссией по расследованию аварии сделан вывод о слабой воспитательной работе в коллективе, в чём виновны секретари парторганизаций цеха 201 т.Ятченко В.И. и производства метанола т.Нутрихин П.В.
   Когда-то было не смешно, а сейчас? Причём здесь воспитание?

Томск, 09.04.2007 г.

-------------------

  

Партком и сено.

  
   Томск. Июль 1981 г. Нефтехимический комбинат.
   Производство полипропилена после демонстрационного пуска на привозном катализаторе в феврале к открытию 26-го съезда КПСС интенсивно готовится к постоянной работе (паспорт N1 на товарную продукцию подписан мной 31.08.81 г.).
   Продолжается традиционное отвлечение на сельхозработы. 3-го июля вызывают руководителей служб, цехов в партком. Заготовлено 14.3 тн сена из 300 по плану. Необходимо выдавать минимум по 40 тн в день, т.е. ежедневно должны косить 120-140 человек (естественно, ручной косой).
   Секретарь парткома, глядя в хмурые недовольные лица руководителей подразделений ТНХК, рассказывает страшилки, для убедительности ссылаясь на хозяина Томской области Лигачёва (Егора Кузьмича местные партийцы с придыханием называли Юрием Кузьмичом). Не подготовим корма, скот пойдёт под нож, а война стоит на пороге (??!!).
   Любопытно рассматривать вопросы и восклицания в личном ежедневнике того времени. Вероятно, Рейган так напугал партийную элиту, что парализовал её способность думать и принимать адекватные решения. Жизнь показала, через 10 лет СССР развалился без войны.
   Кстати, страдали от партийного зуда не только производственники. Помню рассказ старшего научного сотрудника института ядерной физики Гены Самойленко, как создавались бригады косарей в 20-40 человек, состоящие только из кандидатов наук. Абсурд!
   И грустно и смешно, а тогда было не до смеха. Каждый день разнарядка на выделение людей (сено, стройка, благоустройство и ещё бог знает куда), исходящая из общей численности и понимания парткомом важности той или иной деятельности на заводе. В результате дисциплинированный начальник оказывался в самом неприглядном виде перед своими сотрудниками, без конца вынужден тасовать смены (большая разница в условиях работы в лабораториях котельной, очистных сооружений и секторах главного корпуса центральной лаборатории).

Томск, 09.04.2007 г.

-------------------

Показуха.

  
   20.07.1985 г. Суббота. Руководство нефтехимического комбината в который раз озадачено приёмом высокопоставленного московского гостя. Заря перестройки, раскручивается антиалкогольная кампания, Томск - вотчина Лигачёва, числится в передовиках. В городе появляется член политбюро ЦК КПСС, председатель совета министров РСФСР Воротников.
   За годы моей работы на площадке ТНХК не замечены первые лица государства Брежнев, Горбачёв, Ельцин, а руководители, рангом ниже, начиная с зампредсовмина СССР Костандова и президента АН СССР Александрова, появлялись регулярно. Тем не менее, впервые увидел я такую помпезную встречу, неприкрытую показуху. Именно, при подготовке встречи Воротникова, власти Томска отработали установку новых свежеокрашенных заборов по ходу движения кортежа высокопоставленного москвича. Конечно, забор - малая часть "потёмкинской деревни", но и его качество меняется с повышением опыта у местной власти по приёму высших руководителей. Если к приезду Воротникова на выезде из Томска в сторону ТНХК поставили несколько сот метров лёгкого стандартного штакетника, окрашенного в зелёный цвет (до сих пор стоит, только грязный), то через 20 лет к приезду Путина поставили массивный многокилометровый разноцветный забор на выезде из города в сторону правительственной резиденции. Преемственность поведения власти налицо, тем более что нынешний томский губернатор Кресс в те годы возглавлял отдел в обкоме КПСС.
   На комбинате аврал. Я, как часто по субботам, приехал со сменным персоналом к 8 утра. 9-тиэтажный корпус заводоуправления обходили хмурые неразговорчивые люди специфической внешности. Все кабинеты, окна которых выходили на блок бытового обслуживания, освобождены от хозяев и закрыты.
   День для дневного персонала нерабочий, неожиданно функционирует центральная столовая с белыми скатертями (невиданное дело) и отличным ассортиментом, а посетителей-то нет, сменный контингент питается в "комнатах приёма пищи" на рабочем месте.
   Часов в 11 появляется Воротников с хвостом в 30-40 человек. Обход сферы обслуживания. Остановка. Киоск, торгующий соками. Начинается ликбез в части антиалкогольной пропаганды. Глазам не верю, на прилавке минимум 8 кувшинов с разными соками (отродясь не было такого изобилия).
   Воротников: "Почему так мало соков?"
   Девушка в белоснежном накрахмаленном халате, кокошнике, хоть на выставку моделей, начинает краснеть и заикаться.
   Воротников: "А смешанные соки Вы продаёте?"
   Продавец молча заискивающе улыбается, пытаясь поймать взгляд своих прямых начальников (сопровождающая толпа не смогла полностью войти в киоск). Дальше Воротников глубокомысленно объясняет продавцу необходимость продажи охлаждённых соков. Вокруг согласно кивают головами руководители областных, городских управлений торговли и общепита и, естественно, партийные руководители.
   Любопытно и смешно наблюдать многозначительное молчание и невразумительное поддакивание руководителей комбината (я в составе группы).
   Воротников шагу не ступил в сторону производственных мощностей, не задал ни одного вопроса по проблемам комбината, часа через полтора кортеж автомобилей отбыл, по-видимому, проповедь здорового образа жизни продолжилась на других предприятиях Томска.
   А мы, несмышлёные производственники, осчастливленные и воодушевлённые, пошли обедать.

Томск, 27.03.2007 г.

-------------------

Сахар и понос.

  
   Барнаул. В сентябре 1965 г. меня, аспиранта в академотпуске, исполняющего обязанности ассистента кафедры органической химии, назначили руководителем группы студентов-химиков Алтайского политехнического института на уборке урожая. Институт отправил 100 человек (моих 35), преимущественно девушек, в крупный совхоз невдалеке от райцентра Топчиха. Директор совхоза определил отряд целиком в отделение, расположенное в десятке километров от центральной усадьбы и занимающееся выращиванием сахарной свеклы. Поселили в огромном помещении без перегородок с нарами, то ли бывшем складе, то ли казарме, трое руководителей, мужиков, расположились в примыкающей комнатушке. Питались в столовой отделения под будущий расчёт.
   Плантации сахарной свеклы впечатлили, плоские квадратные чеки в 20-25 гектаров, с каждой стороны (400 - 500 м) чек окаймлён узкой лесополосой с двумя рядами высоких пирамидальных тополей и кустарниками между ними (система задержания снега зимой, да и пыльные бури летом в степном Алтае доставляют много неприятностей). По чеку проходил специальный комбайн, подкапывающий корнеплоды, задача студентов: собрать бураки в кучи, затем обрезать ботву. К концу дня подготовленные корнеплоды погрузить на транспорт, взвесить и отправить на сахарный завод. От веса сданных корнеплодов зависела оплата, причём основная "валюта" - сахар, несколько килограммов бесплатно, остальное по 38 коп/кг, в Барнауле сахар продавался по 78-86 коп/кг.
   Отличная солнечная погода, дневное задание перевыполнялось, сачковать невозможно, все на виду, проблема - туалет. Периодически устраивали общий перерыв, "девочки налево, мальчики направо". На 4-й день обратил внимание, девушки начали индивидуально бегать с ускорением к лесополосе. Одна, другая, третья... Начал интересоваться, девушки смущаются (мне-то всего 24), ничего не говорят. Два час наблюдений, сообразил - отравление. Понёсся к заведующему отделением. Тот: "А Вы знаете, я киселя поем, меня тоже слабит". Медпункт в отделении закрыт, то ли фельдшер собственную картошку копает, то ли грибы собирает. С попутным грузовиком доехал до центральной усадьбы, купил в аптеке на свои личные деньги двадцать упаковок синтомицина (популярный в те годы кишечный антибиотик) и начал сам лечить девушек. Скандалил в столовой, в глазах "аборигенов", наверно, выглядел озабоченным клоуном. Больных освободил от работы, дня через три все уже занимались свеклой.
   Прошло более 40 лет, думаю, зачем мне всё это было надо? Забота о людях? Скорей всего! А риск? В то время удивляла инфантильность коллег-руководителей при ликвидации последствий массового пищевого отравления студентов, теперь нет.
   Активная позиция в неприятном эпизоде расположили ко мне девушек, в технологические перерывы (комбайн впрок свеклу не подкапывал, так как на солнце она быстро теряла в весе) собирались на куче ботвы и беседовали на самые доверительные темы. Запомнился вопрос 18-летней "крупногабаритной" девушки:
   - Эрвин Гельмутович! Скажите, а ведь любви же нет?
   - Что Вы, девушки, конечно есть! И Вы ещё встретите свою любовь!
   Если говорить откровенно, то, имея жену и дочь, был совсем не уверен в собственных утверждениях. Приближающаяся к финалу жизнь доказала, что ответил студенткам правильно.
   Хорошая работа студентов на уборке свеклы вызвала недовольство местных жителей, они сами хотели заработать сахар (из дешёвого сахара и самогонка легче пьётся), руководство совхоза отправило нас домой с благодарностями на 2 недели раньше запланированного срока. Не все студенты захотели полностью выкупать заработанный сахар, я этим воспользовался и наполнил рюкзак под завязку. 64 кг. В ночной пригородный поезд рюкзак мне помогли поднять, рано утром надели на плечи и подсадили на вокзале в городской автобус. Вышел в центре Барнаула и на автопилоте двигался около километра (к счастью, прохожих и знакомых ещё на улицах не было), в 6:30 открыл дверь в комнату общежития и упал прямо с грузом.
   Жена довольна!

Томск, 26.04.2007 г.

-------------------

Собака и пропуск.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. Сентябрь 1980 г.
   Комбинат находится на стадии завершения монтажных и начала пуско-наладочных работ производства полипропилена и поочерёдного пуска вспомогательных объектов. Для центральной лаборатории главными задачами являются подготовка кадров, оформление документации и отработка методик аналитического контроля. Современное сложное химическое производство требует не только высокой квалификации исполнителей, но и жёсткого соблюдения производственной дисциплины. Томск, с его обилием ВУЗов, техникумов и профессиональных училищ, не готовил химиков среднетехнического уровня, обучением сотен и сотен лаборантов приходилось заниматься самим.
   Рядовая утренняя оперативка в моём кабинете. Отчитываются, ставят вопросы начальники секторов и заведующие лабораториями. Начальник сектора физико-механических испытаний полимеров В.Ю.Рыков докладывает:
   - За сутки сделано то-то и то-то. На работе отсутствует Л.А.Герун.
   - Почему?
   - Собака съела пропуск.
   - ???
   Через минуту общий хохот. Сначала смеялись над самим фактом, затем с сочувствием над Рыковым, потерявшим надолго штатные "рабочие руки".
   Герун из группы, которую я лично набирал из числа абитуриентов, не поступивших на химико-технологический факультет политехнического института, год обучали по специальным программам в одном из непрофильных ГПТУ. Среди множества проблем с созданием устойчивых коллективов из молодых женщин, высокой естественной текучки (замужество, декретный отпуск...) существовала и специфическая для областного центра.
   Дело в том, что Герун проживала в закрытом городе Томск-7. Производство атомного оружия на подъёме, городская власть чинила всяческие препятствия утечкам рабочей силы. На ТНХК обком партии спустил устную команду: "почтовских" на работу не брать. Они все обеспечены жильём, а мне даже места в общежитии для лаборантов не всегда удавалось пробить. Вынужден был "партизанить" под прикрытием дирекции комбината (вызывать квалифицированных лаборантов с родственных предприятий - непозволительная роскошь для минхимпрома), процентов 30 штата центральной лаборатории составляли жительницы Томска-7 (о мужчинах не могло быть и речи).
   Наиболее распространённый способ давления на собственных горожан в Томске-7 - возня с пропуском (в ходу выражение "забить пропуск"), оформление и переоформление затягивалось на недели и месяцы. А без пропуска ни выехать, ни въехать в атомград охрана не позволит.
   Пришли новые времена, заторможено производство ядерного оружия, администрация Томска-7 (ныне город Северск) заинтересована, чтобы высвобождающаяся рабочая сила не уезжала насовсем из города, а устраивалась работать на рядом расположенный нефтехимический комбинат. Хозяева Северска рассчитывают на создание новых атомных объектов, в 2007 г. активно, наплевав на мнение томичей, пробивают строительство АЭС. Тогда и востребуется опыт игры с пропусками.

Томск, 18.04.2007 г.

-------------------

Стимулятор.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1979-83 гг.
   Исторически в России "бутылка" - "двигатель прогресса", специфическая валюта, использование которой трудно представить в Западной Европе, скажем, в больше знакомой мне Германии. Национальный фольклор чаще увязывает "бутылку" со сферой обслуживания: сантехниками, грузчиками, кладовщиками и т.п. Или с интимной сферой (без "бутылки" к сторонней бабе не подходи). Народ с удовольствием смеётся и радостно приветствует изображение эффективности "бутылки" в кино и на телевидении (как не вспомнить советскую классику: "ставь птицу" Михаила Жванецкого или "Афоню" Георгия Данелия).
   Жизнь, производственная жизнь, вынудила превратить использование "бутылки" в систему решения главной для меня задачи пускового периода нефтехимического комбината - подготовки лабораторной службы.
   Как правило, о лаборатории, важнейшей составляющей производственного процесса, вспоминают, когда что-то не ладится в технологии. Так и во время стройки и монтажа оборудования гигантского комбината на штабах различного уровня речь о лаборатории велась в последнюю очередь. Выполнение официальных заявок на технику всегда откладывалось на будущее. Далеко не каждый руководитель на стройке мог понять, каким образом по телефонному звонку 25-тонный кран или автомобили повышенной грузоподъёмности начинают обслуживать лабораторию. Признаюсь, поступал не корректно, но в интересах дела "прикормил", правильней, наверное "припоил", ряд начальников среднего звена строительных и монтажных подразделений.
   Ещё на переговорах по приёмке окончательного проекта производства полипропилена (Ленинград, 1977 г.) итальянцы многократно подчёркивали, что впервые в истории крупнейшего международного концерна "Монтэдисон" одновременно с технологией поставляется полностью оснащённая лаборатория, с массивной лабораторной мебелью (не чета отечественной), комплектом полупромышленных опытных установок и набором новейшего оборудования для исследования полимеров. Заказчики с советской стороны предполагали основную часть оборудования впоследствии передать научно-исследовательским институтам, но фактически мы из своих рук ничего не выпустили. Это другая тема, просто хочу подчеркнуть, что работы по доставке оборудования на место и монтажу было много. Тысячи тонн лабораторного оборудования в огромных ящиках (из гладко струженных досок ящиков многие сотрудники комбината сооружали домики на садовых участках) надо было подвести к корпусу, растащить, смонтировать, запустить. А коллектив лаборатории на 95% женский, десяток ближайших помощников-мужчин физически не в состоянии осилить установку такого количества оборудования. Тем не менее, производство ещё не функционировало, а лаборатория, превратившись в главный экскурсионный объект комбината, демонстрировала возможности полипропилена высокопоставленным (и не только) посетителям, не один раз десятки начальников приводил сам Лигачёв (1-й секретарь Томского обкома КПСС). Трубы, рафия (плёночная нить, основа сеновязального шпагата), литьевые изделия...
   Помню, начали готовить ассортимент товаров народного потребления. Коллеги из Вильнюса обещали подарить пресс-форму красивого совка для мусора, но попросили достать пружину для отбойного молотка (единственный в Советском Союзе производитель молотков - Томский электромеханический завод). Не долго думая, позвонили строителям, занятым на бетонных работах. И вот сцена. Идёт прораб, за ним семенит солдат "из южных краёв" с новым, в масле, отбойным молотком на плече.
   - Я не знаю, где тут пружина, забирайте!
   Строитель получил 2 литра спирта, Вильнюс новый отбойный молоток, мы пресс-форму. Все довольны! Проблема решена в течение суток. А если пойти официальным путём?
   Весь получаемый с центрального комбинатского склада на лабораторные нужды спирт (сотни литров в квартал) взял под личный контроль, при закрытых дверях спирт разливался в мелкую тару и помещался в мой объёмный сейф. Для "очень нужных людей" самостоятельно (аспирантский опыт пригодился), без доступа посторонних, проводил дополнительную очистку спирта с перегонкой в лаборатории с решётками на окнах, металлическими дверями и специальной сигнализацией (зарегистрирована УВД, как кладовая ядов). Уверен, качество очищенного продукта значительно превосходило качество нынешнего рядового отечественного "пойла", продающегося у каждого подъезда.
   Генеральный директор Гетманцев догадывался о специфике использования лабораторного спирта (списывался по действующим нормам, максимально возможно заменялся в анализах другими реактивами) и периодически просил доставить ему в кабинет ящик "хорошего" спирта. Не думаю, что для личного потребления, явно ублажал в интересах комбината кого-то из высших или смежных сфер.
   Использованию спирта в качестве стимулятора при создании лабораторной службы способствовало, что ни я, ни ближайшие помощники алкоголем не злоупотребляли. Не раз и не два меня приглашали в компанию высокопоставленных, и тоже полезных для дела, сотрудников комбината (зам. по кадрам, начальник юрбюро, руководитель системы питания ...). Вечером, после работы, в столовой для иностранных специалистов (на первом этаже корпуса лаборатории), компания "потребляла" очищенный в "кладовой ядов" спирт, мне ставили бутылку сухого вина.
   Промелькнула четверть века, меняется система ценностей в государстве, пить в России меньше не стали, но появились трезвые сантехники, работающие за деньги, а не за "бутылку". Хочется верить, что времена стимулирования "бутылкой" останутся преимущественно в интимной сфере, впрочем, и здесь "Виагра" показала более надёжный путь достижения цели.

Томск, 06.06.2007 г.

-------------------

Сувенир.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1988 г.
   Мощный пропагандистский шум по всем каналам связи с жителями Томска и области сопровождал строительство 1-й очереди комбината. Мне приходилось сотни раз выступать по линии общества "Знание" в различных аудиториях, включая телевизионную. Рядовых томичей, прежде всего, волновали вопросы экологии и товары народного потребления (ТНП). Рассказывал, объяснял разницу полипропилена и полиэтилена, особенности применения, показывал разноцветные гранулы полимеров и образцы изделий. Прошло двадцать лет, как закончилась пропаганда, "улетучилась" перспектива развития комбината, но портфель с вариантами лекций, цифровыми выкладками и набором мелких полимерных товаров готов к употреблению.
   Курирование создания производства ТНП поручено мне, заместителю главного инженера по науке и новой технике, как и представление комбината в составе комиссии по ТНП при Томском горисполкоме. Томские областные и городские власти требовали организовать выпуск "чего-нибудь этакого". Возникли ножницы между маниловскими желаниями и возможностями комбината, ориентированного на крупнотоннажное производство полимеров. Первый паспортизованный выпуск ТНП освоен на оборудовании центральной лаборатории в феврале 1983 г., простейшие полиэтиленовые мешочки и обложки для тетрадей. Цех ещё строится, идут бесконечные согласования с проектировщиками, министерством и Госпланом будущей номенклатуры изделий ТНП (от этого зависит поставка оборудования).
   Одновременно задействована томская наука, с политехническим институтом заключён договор на создание пресс-форм из порошковых материалов, скрепляемых эпоксидными смолами. Полимерные формы быстро изготавливаются, дёшевы, позволяют выпустить 5-10 тысяч изделий. Этого количества достаточно для определения заинтересованности рынка. Пошёл товар, заказывается набор традиционных металлических пресс-форм. Политехники прямо в цехе опробовали разработку на двух образцах изделий собственного дизайна, утёнке и фляжке. Пробные красивые сувенирные фляжки храню до сих пор. С ними связан забавный эпизод.
   В стране перестройка. Комбинат без конца устраивает ознакомительные экскурсии иностранным делегациям (сейчас это называется "поиск инвестора"). Генеральный директор Хандорин обхаживает японцев, по прямому телефону просит срочно что-нибудь из сувениров. Принёс красную фляжку с изображением кедровой шишки. Старший гость, солидный японец, улыбается, открывает фляжку, закрывает и... горлышко отваливается. Бегу к себе в кабинет, хватаю новую фляжку, открываю-закрываю, горлышко отваливается. Всё-таки нашёл нормальную фляжку, вручил. Вместе посмеялись. Позорище! Начал разбираться. Оказалось, невнимательные разработчики укомплектовали часть сувениров пробкой от массовой продукции в цехе ТНП. Количество витков в пробке больше, чем на горлышке, срабатывает "эффект домкрата".
   Идея использования нетрадиционных пресс-форм загублена при переходе цеха ТНП в юридически самостоятельный кооператив. Проще выпускать тазы, вёдра, полиэтиленовую плёнку и простейшие мешочки, перерабатывая сотни тонн полимеров, чем разрабатывать и выпускать небольшими сериями красивые изделия.
   Прошли годы. Очередные "деловые" хозяева комбината в 2006 г. прекратили выпуск ТНП, цех закрыт, в целях "оптимизации" сокращено 500 рабочих мест. Губернатору Крессу и мэрии Томска проблема ТНП стала не интересной, впереди маячат глобальные проекты по извлечению сырьевых ресурсов и созданию свободных экономических зон. Какие бабки!

Томск, 15.05.2007 г.

-------------------

Трудовая дисциплина.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1980-82 гг.
   Создание с нуля многолюдного коллектива - сложная, многофакторная проблема. 99% сотрудников лабораторной службы, включающей центральную, санитарную, производственные и цеховые лаборатории, ОТК, никогда не видели таких химических гигантов, как строящийся ТНХК. Люди приходили из разных организаций, с опытом и совсем юные, после техникума или института, большинство вообще не имели навыков работы на строгих и опасных химических производствах. Здесь помимо профессиональных знаний важнейшим элементом является неукоснительное соблюдение технологической дисциплины, которую невозможно обеспечить без строжайшего соблюдения трудовой дисциплины, разгильдяю нельзя поручать в химии исполнение ответственных заданий. Прилежного сотрудника можно обучить чему-то новому, скажем, лаборанты, обслуживавшие производство полипропилена быстро освоились в лаборатории метанола, но от систематического нарушителя трудовой дисциплины надо избавляться, иначе недалеко до беды.
   В период становления комбината проходил жёсткий отбор кадров не только при устройстве, но и в процессе работы. Через "мои руки" прошли сотни и сотни химиков-исследователей, инженеров, лаборантов, аппаратчиков, думаю, не более четверти задержались надолго.
   Руководящий состав лаборатории, её профессиональную элиту осознано формировал преимущественно из выпускников химфака родного университета, в ходе учёбы получающих лучшую в Томске базовую химическую подготовку. Трудовым воспитанием начальников лабораторий и секторов активно занимался сам, они уже воспитывали подчинённых лаборантов и аппаратчиков. От ближайших помощников требовал неукоснительного соблюдения дисциплины, как в части трудового распорядка, так и выполнения служебных обязанностей и конкретных заданий. Если не делать исключений порядок поддерживается автоматически. Каждый вновь принятый сотрудник делает осознанный выбор, недовольные установленным порядком добровольно или принудительно ищут другую работу.
   Сохранилась папка любопытных и забавных свидетельств борьбы за поддержание трудовой дисциплины в лабораториях. Часть процитирую полностью, без купюр. Вот "поэма" начальника сектора спектроскопии, в будущем заместителя директора одного из заводов комбината.
   Объяснительная. Я, Черников В.Б., 2 сентября 1980 г. в 7.40 выехал из Томска на ТНХК. Обычно этот маршрут занимает 12-15 минут, в связи с дождём и плохой видимостью, возможно, я задержался, хотя ехал с обычной скоростью. В лабораторном корпусе первым я встретил Рыкова В.Ю. с ведром, который поднимался на 6 этаж, в какое точно время это было, я не знаю. Потом я был на крыше, где прочищал ливнёвый стояк и прочистил его. Подпись.
   Объявил выговор и лишил премии, приказ с внушительной констатирующей частью воспитательной направленности вывешен на всеобщее обозрение, большие и малые начальники ознакомлены под роспись. "Поэт" (и не только он) надолго запомнил показательную экзекуцию, оказавшуюся весьма эффективной.
   Большие сложности в части трудовой дисциплины возникли, когда лаборатории перешли на круглосуточную сменную работу, у молоденьких лаборанток ночью только один руководитель - начальник смены, фактически диспетчер у телефона, так как лаборатории разбросаны в радиусе 15 км.
   Дневные лаборатории центрального корпуса на ночь закрывались, сменные лаборанты работали в комнатах 4-го этажа. Одна из молодых красавиц решила поспать на массивном итальянском лабораторном столе.
   Объяснительная. Я, Герасимова, сломала дверь в 51 комн. [5-й этаж], потому что устала и решила маленько отдохнуть. Подпись.
   И смех и грех.
   А вот докладная в мой адрес из периферийной лаборатории.
   Довожу до сведения, что 28.08.82. при проверке работы смены начальником АКЦ [азотно-кислородный цех] Ю.А.Воронковым лаборант ЦЗЛ Г.Н.Набатова спала в рабочее время. Объяснительная. Лежала в рабочее время, т.к. болел живот.
   Сказать нечего, выговор и депремирование на 50%.
   Что главное в поддержании трудовой дисциплины? Контроль, профилактика и личный пример руководителя! Давно известная азбука! Для любого трудового коллектива, но в промышленной химии их роль возрастает многократно. Уверен, отсутствие серьёзных ЧП в подконтрольных подразделениях за 21 год работы на ТНХК есть одно из следствий воспитания в период становления коллектива.

Томск, 08.06.2007 г.

-------------------

Уха.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. 1981-85 гг.
   Исторически в Советском Союзе на промышленных предприятиях создавались подсобные хозяйства с целью обеспечения заводских столовых и персонала свежими продуктами. Казалось бы, неплохо задумано, на заводах выше производственная дисциплина, чем в колхозах и совхозах, должна быть и продуктивность выше. Власть (эпоха Брежнева), фиксируя развал сельского хозяйства во многих регионах страны и чувствуя собственную беспомощность, всё больше навязывала создание сельскохозяйственных объектов предприятиям военно-промышленного комплекса и другим, использующим сложную и строго контролируемую технологию. Нужны маяки, куда бы партийные руководители принудительно возили на экскурсию отбрыкивающихся производственников, уклоняющихся от занятий не свойственным предприятию делом. Егор Кузьмич Лигачёв, многолетний "хозяин земли Томской", в качестве такого маяка решил использовать создающийся современный нефтехимический гигант.
   Конкретный пример хорошей идеи, превратившейся в чистую дурь при реализации.
   С началом строительства ТНХК ему выделили загнивающую деревню Петропавловка в качестве подсобного животноводческого и зернового хозяйства. Сколько комбинатских средств туда вбухали, уму непостижимо, плюс постоянные отвлечения людей по разнарядке парткома. Не однажды генеральный директор возил в Петропавловку начальников служб и цехов, тыкал носом в плохую работу подчинённых аппаратчиков, слесарей, лаборантов...
   Петропавловки для ТНХК деятелям обкома КПСС показалось мало.
   Как-то Лигачёв привёл на экскурсию в центральную лабораторию большую группу томских руководителей показать, что можно сделать из полипропилена, я давал пояснения. Рассказал и о поставках труб, изготовляемых в лаборатории, для рыбного хозяйства ТЭЦ города Белово Кемеровской области (потребители рассчитывались, в основном, крупными вкусными карпами, привозили живыми).
   Не знаю, в чьей голове возникла идея создать рыбное хозяйство на ТНХК. В Томском госуниверситете ихтиологи работают на другие регионы, а почему не у нас?
   Искусственное разведение товарной рыбы - проблема для Сибири сложная, требуются система огромных резервуаров, много очищенной и подогреваемой воды (в Белово задействованы вода технологического цикла охлаждения ТЭЦ). Не исключаю, что кто-то из томских партийных деятелей видел форелевое хозяйство по дороге из Сочи в Красную Поляну (в начале 70-х на меня произвело впечатление). Опять же не знаю, кто из экскурсантов увидел и подсказал "рыбную" идею использования пустующих бетонированных ёмкостей в цехе водоснабжения и канализации (подготовка воды со сложной многоступенчатой технологией, рассчитана на деятельность нескольких производств, а пока работает только завод полипропилена). Дирекция и технические службы комбината упирались, но вынуждены были "взять под козырёк". Принято решение пока разводить карпа в свободных ёмкостях, потом что-нибудь придумаем, в штате появился рыбовод-энтузиаст Харламов.
   Схема выращивания карпа разработана университетскими ихтиологами. Впечатляли огромные карпы-производители. Контроль теплового режима поручили цеховым сменным аппаратчикам, в результате неоднократно в производственных ёмкостях "варилась уха", вследствие случайного перегрева воды в период сладкого сна ночной смены аппаратчиков. Мне приходилось участвовать и возглавлять комиссии по разбору причин массовой гибели рыбы. Комиссия могла только топать ногами, но юридически наказать виновных нельзя, т.к. в должностных инструкциях аппаратчика водоподготовки уход за рыбой не предусмотрен (а сон на рабочем месте в конкретном случае практически недоказуем).
   Несколько раз выращенные карпы появлялись в магазине ТНХК, но от них так пахло болотом, что стало очевидным для всех, даже для парткома, нецелесообразность разведения рыбы в условиях технологического цеха. Инициатор рыбного хозяйства на ТНХК Лигачёв отбыл в Москву готовить антиалкогольную кампанию, энтузиазма ихтиолога Харламова для создания самостоятельного производства не хватило.
   Как-то незаметно, в начале перестройки рыбное хозяйство ТНХК прекратило существование. И перестало пахнуть жареной рыбой в комнате приёма пищи сменного персонала цеха водоснабжения и канализации. Очередной раз жизнь доказала, показушные мероприятия, искусственно навязанные промышленному производству со сложной технологией, обречены. Каждый должен заниматься своим делом.

Томск, 27.04.2007 г.

-------------------

Штаб.

  
   Томск. Нефтехимический комбинат. Апрель 1981 г.
   В феврале руководители Томской области доложили 26-му съезду КПСС: "Есть томский полипропилен!". Каждый делегат вёз в Москву горсть гранул и памятную медаль, отпрессованную в центральной лаборатории. Мало кому в СМИ было интересно, что опробована только часть технологического оборудования, катализаторы и порошок полипропилена привезены из Гурьева.
   Февральская эйфория прошла, а где же товарный продукт? На завершение монтажных и проведение пуско-наладочных работ собраны мощные силы, причём не только из Томска, но и министерские резервы. Регулярные штабы интенсифицировали работу и подняли уровень участников до первых руководителей подразделений. Кстати, термин и система проведения штабов изобретёны, по-видимому, в ведомстве Берия, генподрядчик строительства комбината - военизированное управление "Химстрой" министерства среднего машиностроения (атомная промышленность). Если на стадии строительства штабы возглавляли руководители управления Пронягин, Асаинов, Сперанский, то в описываемый период официальным руководителем назначен главный инженер комбината Набоких, штаб стал называться пусковой комиссией. 30-40 руководителей эксплуатации и многочисленных подрядных организаций отчитывались ежедневно о проделанной работе и возникающих проблемах. Записывались поручения, сроки исполнения жёстко контролировались. Комиссия начинала работать в 11 часов в одном корпусе, к 12 передислоцировалась в другой, к 13 - в третий, соответственно менялась часть участников. Трижды в неделю пусковую комиссию посещали "большие люди" - областные партийные руководители.
   Ответственный за ТНХК - секретарь обкома Бортников, вместе с ним Поморов (зав. отделом химии) и Малик (зав. отделом строительства). Когда они шли втроём из корпуса в корпус (Бортников, крупный степенный мужчина, в середине), то по меткой оценке руководителя ленинградской пусконаладки Фадина очень напоминали знаменитую гайдаевскую троицу (Трус, Балбес и Бывалый). Да и на самих штабах только один много говорил, опять вспоминается Трус в исполнении Вицина, Бортников и Малик глубокомысленно молчали. Объективно, иногда партийный десант пользу приносил, дисциплинируя своим присутствием поведение подрядчиков, административно не подчиняющихся руководству комбината.
   Пусковые комиссии проходили в режиме жёсткого прессинга на конкретных руководителей, помню, как потерял сознание при типичной "накачке" начальник цеха полимеризации. Изредка происходили и забавные истории.
   Однажды энергичный начальник цеха катализаторов (в составе три исключительно пожаро-взрывоопасных отделения) Марейчев был "прижат" комиссией за какие-то недоработки. Тот не нашёл ничего лучше, чем представить в качестве причины неверность анализов. Для не химиков поясню, что ссылаться на качество анализов - традиционная забава производственников, не способных своевременно определить нарушения в технологическом процессе. Обычно на пусковой комиссии к лаборатории претензий не было, я сидел, помалкивал, а тут взорвался: "Какие ё... мать анализы?" И дальше матом. Марейчев не мог рот закрыть от неожиданности, раздался дикий хохот присутствующих, включая Набоких и партийных бонз. Инцидент исчерпан. Участники разошлись в хорошем настроении.
   Не ожидали, думаю, партийные руководители, что появившийся на комбинате из учебно-научной среды интеллигентный начальник центральной лаборатории способен так публично материться, отстаивая престиж возглавляемой службы. Уверен, сеанс матотерапии в производственной сфере бывает даже очень полезен.

Томск, 20.04.2007 г.

-------------------

  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"