Марко Поло: другие произведения.

Глава 1.2. 240 лет вместе

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Опубликовано в альманахе ЛЕБЕДЬ ? 310, 09 февраля 2003 г.

Назад К оглавлению Дальше

Глава 2. Двести сорок лет вместе
(Русско-турецкие войны с 1677 по 1917 год)

И тогда из Крыма впервые потянул в Петербург влажный ветер Черного моря. Орел повел одной головой на юг, увидел - и надолго оставил ее в этом внимательном повороте, упершись немигающим своим глазом в узкую щель Босфора.

Л.Соболев. "Капитальный ремонт"

Чтобы понять, что такое Крымская война, надо все-таки поставить ее в какой-то ряд для сравнения. Собственно, как раз с этого начинал когда-то не кто-нибудь, а Лев Толстой, и не что-нибудь, а "Войну и мир". Ну, нам с львами не тягаться, но ведь и он на этом не задержался и съехал в начало столетия. Тем не менее, тенденция понятна - смотреть на эту кампанию, как на один из элементов в ряду нашествий Запада на Русь. Поляки, значит, в Кремле, шведы под Полтавой, Наполеон на Поклонной Горе, Гудериан в Ясной Поляне.

Не получается. То есть, советская историческая литература, профессиональная и как бы художественная, от блестящего Тарле до занудного Сергеева-Ценского, так и лепит про англо-французских агрессоров, рвущихся в сердце России, но не могущих сломить героизма защитников Малахова Кургана. Но ведь видно же невооруженным глазом, что союзники своей очень уж полной победы боялись больше, чем поражения. Иначе - поднимай Польшу, пробивайся из Анапы и Поти на соединение с Шамилем и Мухаммед-Эмином, чтобы изгнать русских с Кавказа, высаживай десант в Финляндии плечом к плечу со шведами. Воюй на уничтожение, на отбрасывание петербургско-московской государственности в вологодские дебри, как это почти век спустя будет пытаться сделать вермахт.

Ничего подобного. Конвенционная война на сдерживание, пощипывание медведя помаленьку то на Камчатке, то на Аландах, то в Белом море. Демонстрация флага, внушение континентальному гиганту, чтобы сидел в своей берлоге, а то можно его и покусать по морским окраинам. Если уж искать аналогию, то не на нашествие дванадесяти язык это похоже - а на знаменитую Интервенцию 14 якобы держав. Опасливое окружение беспокойного соседа кордоном, без особого желания углубляться в его территорию. Для полноты аналогии - вспомним, что и англо-французский союз середины XIX века и англо-франко-русский альянс начала ХХ, под крышей которого войска союзников и тасовались на окраинах Советской России, именовались одинаково - Антанта, Entente Cordiale, Сердечное Согласие.

Вот вам и объяснение, почему зуавы и хайлендеры не рвутся на Москву, а воюют на выделенном для сей надобности полуострове. Императорскую Россию никто не собирается выводить из игры, ее просто желательно несколько "опустить", чтобы не тянула руки слишком далеко на запад и юг, знала свое место. В конце концов, гренадеры и драгуны этих же самых полков вполне могут еще понадобиться когда-нибудь - то ли против красной революции, то ли против черного прусского орла. Больше того, еще наступит однажды день, когда казаки Баратова пробьются через горы, пустыни и турецкие кордоны в Месопотамию, чтобы подать руку своим английским союзникам против султанских аскеров. Так уж не стоит теперь доводить дело до схватки на загрызание и до полной демонизации противника, тем более, и термин этот появится нескоро.

Территории, поменявшие принадлежность в результате русско-турецких войн []
Территории, менявшие хозяев в результате русско-турецких войн
1 - Азов и Таганрог (к России 1700, к Турции 1713, к России 1739)
2 - Запорожье (к Турции 1713, к России 1739)
3 - Едисан (к России 1774)
4 - 'Барьер' в Таврии и Закубаньи (к России 1774)
5 - Крымское ханство (к России 1783)
6 - Буджак (к России 1791)
7 - Западная Грузия (к России 1803-1810)
8 - Бессарабия (к России 1812)
9 - Абхазия (к России 1812)
10 - Устье Дуная (к России 1829, к Турции 1855, к Румынии 1878)
11 - Черноморье от Анапы до Адлера (к России 1829)
12 - Месхетия (к России 1829)
13 - Южная Бессарабия (к России 1812, к Молдавии 1855, к России 1878)
14 - Карс и Артвин (к России 1878, к Турции 1818,1921)
15 - Батум и Аджария (к России 1878)
16 - Константинополь и проливы (к России по договорам 1915 года)
17 - Зап. Армения, Лазистан, Сев. Курдистан (к России по договорам 1915 года)
кроме того
18 - Подолия и Правобережье (к Турции 1681, к Польше 1688, к России 1791)
19 - Северная Буковина (к Австрии 1774, к Румынии 1919, к СССР 1940)

В общем, ни в какой такой ряд Севастопольская кампания не устанавливается. Видно, для этого нужны мозги покруче моих. Но это так - глядя с востока на запад. А если глядеть с севера на юг, или наоборот - от Босфора в сторону Днепра? А вот тут - никакой проблемы! Оказывается, что мы говорим о девятой из одиннадцати русско-турецких войн. Это еще мы не вспоминаем о каких-то мелких столновениях времен Ивана Грозного и Бориса Годунова. Знаете, это своего рода рекорд. Одиннадцать войн с 1677го по 1918ый это значит - каждые двадцать два года война в тех же местах с теми же участниками. Раз в поколение. Из двухсот сорока лет - на этой перемещающейся границе сорок семь военных.

Из сколько-нибудь продолжительных царствований без грома пушек на Черном море обошлось только у Александра III. Так это, вообще, уникум - Романов без войны, почему и Миротворец. Вот я в приложении привожу таблицу, в которую свел краткую информацию об этих одиннадцати схватках двух имперских наций. Поподробней можно почитать на одном историческом сайте из Уфы. То есть, так много материала, что можно обрабатывать, используя для описания исторических процессов привычные приемы химической кинетики. Это, вообще-то, редко бывает. Вроде и существует квантитативная история, конференции проводят, дисеры защищают - но уж очень всегда данные неполные, не так количественные, как качественные. Ну, в данном тексте мы формулы с коэффициентами побоку, а графики я все же не удержусь, покажу, уж больно красиво.

Динамика приобретений и потерь []

Посмотрели? ну, тогда пошли дальше. Это у нас, значит, по абсциссе годы, начиная с царствования Алексея Тишайшего. А по ординате показано красным расстояние позиций воюющих армий к концу каждой кампании в от Стамбула. Видите, как рубеж противостояния постепенно переползает от берегов Днепра к Золотому Рогу? Это будет более или менее хорошо описываться убывающей экспонентой для расстояния от Айя-Софии, асимптотически приближающегося к нулю. Синим у нас обозначены российские приобретения, накопленный итог, сколько всего к данному году оттяпали Белые Цари у Падишахов, ну, а точки на правом краю графика соответствуют соглашениям 1915 года и фактическому итогу Мировой войны по Договорам 1921-23 гг.. Конечно, километр километру рознь, выжженные степи под Джанкоем с ЮБК или Гаграми сравнивать почти так же трудно, как десять миллионов квадратных километров, занятых нашей отечественной мерзлотой, с теми десятью миллионами, на которых разместилась Европа. Но лучшего параметра, чем площадь, в этом случае не подобрать. И тоже хорошо видно, что точки на графике группируются в логистическую, "S-образную" кривую, которая вообще очень распространена на свете и описывает обычно процессы постепенного перехода от одного стационарного состояния к другому. В данном случае от полного владения османами черноморским бассейном к российскому доминированию в этой зоне. Территориальная величина этого перехода, как видите, весит около двухсот тысяч квадратных километров новороссийских и кубанских степей, крымских пляжей и виноградников, кавказских кукурузных полей и горных лугов. Самой, может быть, драгоценной части Российской империи и потом Советского Союза. А теперь, по большей части - Ближнего Зарубежья, новых суверенных как бы держав и самопровозглашенных республик. Что в свою очередь наводит на мысль о тщетности всяких человеческих усилий, особенно по имперской части.

Первый бросающийся в глаза вывод при рассмотрении нашего графика будет относиться не к Крымской, девятой, а к последней, одиннадцатой войне нашего списка. Той, которая прошла не особенно и замеченной на фоне Вердена, Пинских болот и Ютландского боя, одним из периферийных театров Первой Мировой войны с ее миллионами жертв. Не для турок, конечно, но кому их мнение так уж интересно? Не для армян, на которых турки со свойственными им гуманизмом и мягкостью опять выместили свои военные неудачи, но уже с людоедским размахом ХХ века. Ну, а в общем - типичная русско-турецкая война, с привычными османскими поражениями на фронте и башибузукскими зверствами над христианской райей в тылу, с очередным взятием Эрзурума, но на сей раз почти без Балканского фронта из-за предыдущих изменений в карте Юго-Восточной Европы. С сотней, приблизительно, тысяч русских жизней, очередной раз положенных в этих местах на алтарь имперской политики. И с колоссальной вилкой между теми результатами войны, которые ожидали северную империю при близкой победе Антанты над Центральными державами и тем, что получилось, когда мужики с винтовками отказались воевать за барские идеи насчет креста над Айя-Софией, братьев-славян и незамерзающих портов.

Оттоманской империи так и так пришел конец. Те, у кого хватило упертости довоевать до победного конца, между прочим поделили и этот пирог. Но Россию на этот раз к столу не звали. На ее месте об ту пору на глобусе было большое незакрашенное пятно, на котором красные комиссары, белые генералы и зеленые атаманы, Якиры, Шкуро и Григорьевы, выясняли, кто конкретно будет крышевать шестую часть земного шара. А по тайным трактатам союзных дипломатов 1915 года, известных как "Соглашение Сайкс-Пико", где на самом деле был еще один участник - русский министр иностранных дел Сазонов, Сирия с Киликией отходили Франции, Месопотамия вместе с Заиорданьем - Великобритании. Что-то обещано было итальянцам. Святая Земля предполагалась под совместным англо-франко-русским управлением. За Россией числились Константинополь с обоими проливами, вся Западная Армения, Лазистан - земля грузин-магометан, северный краешек которой мы знаем под названием Аджарии, древний Трапезунд и, до кучи, еще большой кус Курдистана. Что Романовы стали бы делать со всеми этими местностями - лично мне непонятно. Одно ясно, кавказская головная боль, мучившая Россию с самого Георгиевского трактата 1783 года усилилась бы безмерно.

Но вот интересно, наши с Вами кривые, выведенные по предыдущим десяти русско-турецким войнам, приводят совсем не туда. Вернемся к диаграмме. На ней хорошо видно, что с каждой войной асимптотически сокращается расстояние, отделяющее русские аванпосты в конце войны от Айя-Софии. В последний раз, в январе 1878го, они оказались в Сан-Стефано, всего в 17 верстах от Константинополя. Выходит, на этот раз наша модель должна привести их уже в черту города. Но с другой стороны, территориальные приращения России в последние сто лет аппроксимирующая логистическая кривая неуклонно тормозит и на этот раз они не должны бы очень сильно отличаться от нуля. Получается странноватая картина совершенно победоносной - и совершенно бесполезной для империи войны.

Но - это ведь совершенно в русском духе: воевать "ради болгарского короля", по пророческому вольтеровскому определению. В любом случае, для страны были бы совершенно бесполезны и любые территориальные захваты. Чисто конкретно, каким-нибудь великим князьям, Владимировичам, или Николаевичам достались бы нехилые куски земли под Трабзоном или Битлисом, а то и на берегу Мраморного моря, вдобавок к землям на Алтае, в Крыму, под Ахалцихом. Приближенным ко двору банкам удалось бы, наверное, с помощью Григория Ефимовича неплохо заработать на спекуляции недвижимостью в Курдистане и Галлиполи. Но органическому, промышленному и торговому, старообрядческому по большей части, русскому национальному капиталу эти все фенечки были так же не нужны, как уральским рабочим и арзамасским мужичкам. Что до последних - никто еще не опроверг гайдаровского тезиса о малопригодности Константинополя для сбыта тамошней картошки.

Что касается стратегической роли Проливов - то как раз две Мировые войны ХХ века показали очень наглядно, что эта роль сильно пошла на убыль. Действительно, пришедший в Стамбул из Средиземного моря "Гебен" какое-то время мог почти в одиночку воевать со всем нашим Черноморским флотом, но только до того момента, когда понаторевший в минном деле адмирал Колчак выставил свои заграждения у входа в Босфор. С этого момента Симплегады практически сомкнулись и для русского флота остался только один реальный противник - социалистические агитаторы, которые его и доконали.

Во Вторую Мировую происходит и вовсе непонятка. Все предвоенное время ориентировка ставилась на то, что через Проливы придет, как минимум, итальянский флот: четыре линкора и два десятка крейсеров с полагающимся добавлением из судов меньших классов. А Красный Флот должен ему противостоять, так же, как на Балтике - немецкому, на Дальнем Востоке - японскому и на Севере - Королевскому флоту. Оставим в стороне тему о возможности для советской экономики конца тридцатых превозмочь соединенные экономики Германии, Японии, Италии и Великобритании. Товарищ Сталин, как мы знаем, не очень поддавался военно-морским фантазиям. Хотя корабли для такого сверхчеловеческого флота были заложены, достроить их, конечно, не достроили.

Я о другом. Турки, слава тебе Господи, остались в этой войне нейтральны почти до последнего дня, во всяком случае, начать войну против англичан и русских они так и не решились, а войну Германии и Японии отважно объявили 23 февраля 1945го, когда между немцами и Стамбулом было уже четыре Украинских фронта, а ближайший немецкий окоп находился около Загреба, в тысяче километров от турецкой границы. Так что - итальянский флот в Черном море не появился. Он вообще после того, что сделали с ним англичане у мыса Матапан и в гавани Таранто, в Средиземном-то Маре Ностра боялся показаться. Но наш Черноморский флот воевал и потерял чуть ли не половину кораблей и людского плавсостава. Вопрос: с кем? Нельзя же сопоставлять несколько подводных лодок и торпедных катеров Кригсмарине, доставленных к ТВД автотранспортом, даже если приплюсовать к ним семь румынских эсминцев да одну подводную лодку, и несколько итальянских подводных малюток, с линкором, двумя новыми и четырьмя старыми крейсерами, тремя лидерами, 14 эсминцами и 44 подлодками Красного флота. Ответ понятен - противником была не Кригсмарине, а Люфтваффе. Конечно, кое-какие корабли подорвались на собственных минах или поражены собственными торпедами, но самым страшным для наших кораблей было появление над ними "штукас". Сдав свой гигантский авианосец "Крым" немцам мы потеряли контроль над морем без появления вражеских эскадр.

Выходит, прогресс военной техники привел тому, что Вопрос о Проливах в ХХ веке перестал быть актуальным, остался реликтом сознания российского правящего класса. Выхода же на Большую Воду тут все одно не получается. Даже если держать в своих руках и северный, и южный вход в Мраморное море - остается Эгейское, не пройдешь мимо Архипелага. Возьми под контроль Грецию, как сделал бы генералиссимус, не помешай ему доктрина Трумэна - обнаружишь, что для выхода в океан ты должен еще занять Мальту, Суэц, Гибралтар и Аден. Не много ли? Проблем с торговым судоходством из Черного Моря в Средиземное и обратно, по совести, не было уже с конца екатерининского царствования. Придирки к танкерам, скажете? Знали бы Вы, насколько требования турок для прохода через Босфор либеральнее, чему у властей субьекта федерации города Петербурга насчет Невы!

Какие-то территориальные приобретения на Балканах были невозможны именно потому, что в результате предыдущих русских войн полуостров покрылся суверенитетами и получить хоть клочок земли под базу, например, в Адриатике было невозможно. Остается Азиатская Турция, главным образом, Западная Армения. Спасение армян от геноцида. Звучит-то очень серьезно и гуманно - но по факту той войны армян мы все равно не спасли, а свой собственный дом Романовы погубили. Да даже и хапни мы этот довесок к Кавказу - что-то очень похоже, что главной проблемой для имперских властей надолго стали бы армянские революционеры из Дашнакцутюн. Во всяком случае, никаких особых земель для русской колонизации в тех краях не было. Как их вообще не оказалось в Закавказьи, в полное отличие от Новороссии и Северного Кавказа.

В реале, как результат сначала Бреста, потом большевистско-кемалистской дружбы, Советская Россия недосчиталась Карса и горы Арарат. Не так много - но унизительно. Даже когда генералиссимусу удалось переиграть все бездарно проигранные последним Романовым войны, вернуть Сахалин, Порт-Артур, завоевать Галицию и Кёнигсберг - Карс так и остался турецким, а Арарат только на гербе Армянской ССР. Некоторым утешением служат только соображение, что это всё к Российской Федерации с её нынешними границами времен Алексея Михайловича имеет отношение довольно слабое. Не говоря уж о ломте, который отвалили Сазонову Сайкс и Пико. Иметь в довесок к Чеченской войне еще и Курдскую - это для Путина был бы перебор.

В общем, по окончательному итогу Первой Мировой к двадцать первому году мы там ничего не приобрели и не бог весть что потеряли. Что, в отличие от мечтаний 1915 года очень хорошо согласуется с нашей матмоделью. Вот, думается, мог бы я показать этот график Н.А.Романову - он, не сразу, конечно, но просек бы ситуацию, что ловить нечего. Может, и мировая война не началась бы, не пришлось бы моему деду из Екатеринбурга ехать в эшелоне на Юго-Западный фронт, оставляя в деревне жену Феклу да дочек Паню и Раю. Да и сам Н.А. в этом варианте остался бы жив с семейством, даже если дальнейшая история уволила бы его из самодержцев. Не было бы того солдатского озверения от мучительной и непонятной войны, которое ко всем этим ужасам и привело.

Ну ладно, с Первой Мировой разобрались, а причем тут Крымская? Сейчас. Если вернуться к нашим кривым и таблицам, мы увидим, что по Адрианопольскому трактату 1829 мы с согласия Европы, всего за два года до того вместе с нами утопившей турок при Наварине, получили уже практически все, что нам вообще суждено было оттяпать у османов. Следующее столетие и еще три войны принесли России только Батум в обмен на устье Дуная - практически, по нулям. Заплатить же за это нулевой результат пришлось еще третью миллиона солдатских жизней, унижением Парижского трактата, обалденными финансовыми издержками. И, в конце концов, гибелью династии и существовавшего в империи мироустройства, Брестом и Екатеринбургом.

Не судьба была приобрести что-то еще. Так ведь и не нужно было, по совести. Отвоеванные в предыдущих войнах земли Новороссии стали обширнейшим полем колонизации. Вон даже Павел Иванович Чичиков своих новокупленных крепостных собирался селить именно в Херсонской губернии. А если говорить серьезно, то именно на черноземных землях Новороссии и Кубани созрело относительное процветание Российской империи. Миллионы русских, украинцев, татар, евреев, молдаван, эмигрировавших из под власти султана греков и болгар, немецких колонистов и прочих российских подданных кормились на этих землях сами, кормили Россию, да и немалую долю жителей Западной Европы. Сложился своеобразный новороссийский этнос - не этнос, в общем, тип населения, сильно отличный от прочих жителей империи. Предприимчивый, энергичный, довольно-таки жуликоватый и не особо отмеченный высокой изысканностью, но зато очень далекий от стандартного отечественного типа "грибов с глазами". Цветущая, работящая страна выросла там, где в турецкие времена, как правильно учит нас Эн Вэ Гоголь " ... все то пространство, которое составляет нынешнюю Новороссию, до самого Черного моря, было зеленою, девственною пустынею". И добавим, хоть бы по украинским думам и русскому балету "Бахчисарайский фонтан" - убежищем для людокрадов, разорявших и мучавших Украйну, Польшу, Россию и других соседей - докуда хватало сил, как на нашей памяти у суверенной Ичкерии.

Но вот другое наше приобретение - горные долины Кавказа и Закавказья принесли России гораздо больше забот, чем пользы. Что Кавказская война с мусульманскими горцами полвека была главным геморроем империи - хуже Польши, не надо и напоминать. Но даже и присоединение единоверной Грузии чуть ли не с первых дней привело к конфликтам, административному насилию, заговорам и мятежам. То есть, ни русским, ни местным народам все это радости не принесло. От царевича Парнаоза до семинаристов Джугашвили и Шаумяна Кавказ поставлял империи бунтовщиков и революционеров. Те же, чья шпага служила России, помянем в первую очередь князя Петра Ивановича Багратиона, они ведь большей частью из собственно России, из Кизляра, Астрахани и московских Грузин, политэмигранты времен до аннексии.

О русской колонизации всерьез и вовсе говорить трудно. Неизвестно, что получилось бы в случае реализации грибоедовского Плана преобразования Закавказья в Ост-Индию. Вероятнее всего, ничего. Мало ли в России было всяких прожектов? Чуть ли не одновременно со статским советником Грибоедовым штаб-лекарь Русско-Американской компании Шеффер затевает свой Гавайский проект, от которого хотя бы сохранились следы форта Елизавета на острове Мауи. По факту, небольшие русские поселения в Муганской степи и молоканские села в Армении - вот и вся славянская колонизация за Большим Кавказом. Так ведь колонисту европейскому и везде подходит пустая степь, в крайнем случае, лес с редкими хижинами дикарей. А тут - населенные долины, которые помнят царей Урарту. Так что - не мы одни. Много ли, в конце концов, англичан осело в Индии или французов в Аннаме? Как статья расхода Кавказское наместничество могло поспорить с любой позицией имперского бюджета. Доходы же? Баку, разве что, родина нашей нефтедобычи? А так - было бы вместо Кавказа Сарматское море от Балкан до Мангышлака, как в миоцене - для России хуже бы не было, думается. Такое впечатление, что с той стороны к нам обращены совершенно симметричные чувства.

В терминологии В.О.Ключевского мы могли бы сказать, что при аннексии земель Новороссии речь шла о выходе Русского государства к его естественным рубежам, об объединении всей территории Восточно-Европейской равнины в одном доме, подчинении Дикого Поля более культурному земледельческому народу. О выполнении исторических задач этого государства. Но этого никак нельзя распространить на политические результаты русско-турецких войн на территориях Кавказа и Балкан. Там с самого начала шла речь о православной единоверности, братьях-славянах, "деде Иване", восстановлении Византии и прочих идеологических фишках. Вот за эти-то красивые слова, сводящиеся к обязанности русских обустраивать чужие дома, забросив свой собственный, и шли войны послеекатерининского времени. Так всё это знакомо по временам нашей бескорыстной помощи Кубе, Никарагуа и Анголе за счет Нечерноземья! Вплоть до Саланга, Кандагара и других кровно необходимых нашему народу местностей за Гиндукушем. Если уж проводить аналогии - то режим Николая Павловича сломался на том же, на чем потом сломались самодержавие его правнука в 1917 и Развитой Социализм в восьмидесятых годах ХХ века. На неуемном стремлении всех вокруг благодетельствовать вооруженной рукой.

Вот и получается, что уже в 1853 году война начиналась по дури, новые захваты империи были не только невозможны, но и не нужны. Так что, единственным оправданием Крымской войны, является, хоть это и звучит несколько пародоксально, наше поражение от западных держав. Именно такой исход заставил Россию на какое-то время забыть о своей великой миссии - всех вокруг спасать и учить жизни. Приняться вместо этого, наконец, за приборку в собственном дому. На первый случай - за крестьянскую реформу, которой Николай Павлович собирался заняться чуть ли не с декабря 1825го, но все было недосуг. То Персия, то Турция, то Венгрия - не до мужиков. Однако же, о своем стремлении "вести процесс против крепостного права" он говорил не раз. Правда - все только в кругу семьи да ближайших слуг. Сколько там у него было Секретных Комиссий на эту тему? Помнится - десять, не то - двенадцать.

Вот интересно, занялся бы он этим, если б победил в той войне? Есть, конечно, некоторые сомнения. Ведь не начал же Николай всерьез заниматься крестьянской реформой ни после своих побед над персами в 1828ом, ни после блестящего окончания турецкой войны в 1829м, ни после усмирения поляков в 1831м и венгров в 1850м. Всё находились срочные дела за границей. Много лет спустя мой приятель, институтский наш диссидент Андрей Дьяченко скажет мне о наследниках николаевской власти: "Знаешь, мне иногда кажется, что эти ребята, ну ... из Дома Престарелых ... они на самом деле думают, что в стране все проблемы уже решены и самое время заняться Ближним Востоком".

Но все-таки, если б победил? А как вообще возможна такая победа? Ну, теоретически говоря - возможна. Даже если обойтись без передачи, типа как у Звягинцева, фельмаршалу Паскевичу Таманской танковой дивизии, а адмиралу Нахимову ракетного крейсера того же имени. Просто при том же соотношении сил, которое существует к концу 1853 года в реале, если вот только маленько отредактировать состав антирусской коалиции. Турция сама по себе, как много раз доказано, сопротивляться может, но тут вопрос о числе раундов до нокаута. Британия ... . Представить себе высадку русского десанта на островах, конечно, нельзя. Поход казаков на Индию через незавоеванные пока казахские степи и среднеазиатские ханства тоже не стал менее фантастическим, чем при Павле. Но противостояние Российской и Британской империй исторически всегда немного напоминало детскую задачу: "Если кит на слона налезет - кто кого сборет?" При невозможности русскому флоту даже думать о противостоянии инглишам - британская армия со всеми ее штуцерами никак не может помыслить о серьезной сухопутной войне один на один с русской, даже имея в союзниках то, что к тому времени останется от аскеров султана. Фрегаты Николая в любом случае могут больше напакостить английской морской торговле, чем винтовые пароходы Королевского флота - несуществующей морской торговле русских. И, не забудьте, до сипайского мятежа в Индии, подавление которого потребует всех британских ресурсов, остается не так много, всего три года.

Сардинию, для простоты, можно приравнять к ошибкам при подсчете. Ясно, что она на эту войну пошла за компанию, чтобы продемонстрировать Парижу свою преданность. Десять тысяч сардинцев, отправившихся в Крым, и две тысячи не вернувшихся - это плата авансом старшему партнеру за будущую помощь против Австрии. Хотя, надо заметить, что неутомимый Николай Павлович успел нахамить и тут. Верный своей активной жизненной позиции, вроде того, как говаривала моя бабка - "Маремьяна-старица за весь мир печалится", он уследил подозрительные карбонарские знакомства (Гарибальди!) принцев Савойского дома. В наказание королю и правительству русский посланник был отозван. Нельзя сказать, чтобы жизнь в Турине от этого остановилась, но претензии Романова на роль всеевропейского управдома, конечно, не были забыты. Впрочем, сардинский корпус всяко исход войны не определял.

Значит, ключ ко всему - Франция. Именно ее армия должна составить костяк союзных войск, без нее победы над Россией не будет. Но у нее нет таких кровных интересов на Ближнем Востоке, которые на самом деле требуют войны с Николаем. Скорей, ее конкурентом там является именно Англия. То есть - императору Наполеону III обязательно нужна для его утверждения громкая военная победа, a la покойный дядюшка. Но - необязательно над Россией, где приобретать Франции конкретно нечего. Можно бы сразу начать с Австрии, с равнин Северной Италии, там, где в реальности война началась через три года после окончания Крымской. Но мы видим, что на самом деле это Луи Наполеон выступает как главный инициатор облавы на медведя. Марксизм, конечно, довольно сурово обходится с ролью личности в истории, там вся интрига полагается в производительных силах и производственных отношения. Тут спорить не стоит, о роли тех самых сил и отношений в войне Запада против России еще задолго до Маркса догадался, если помните, тульский косой Левша. Но демонстративно хамское поведение Н.П.Романова с обращением к новоиспеченному императору французов, как к "Государю и Доброму Другу" вместо "Дорогого Брата", несомненно сыграло немалую роль в антирусском настрое политики Второй империи. Как говорят в наших краях - "За козла ответишь!"

То есть, лично Луи Наполеону могло быть абсолютно до фени, за кого его держит хозяин Зимнего Дворца. Но у диктаторов есть своя специфика. В обмен на внутриполитические ограничения они просто обязаны демонстрировать своим подданным непрерывные внешнеполитические триумфы. Лично Саддам с Муссолини могут прекрасно понимать, что захват Кувейта или Эфиопии принесет кучу осложнений и ничего особенного не даст самому агрессору. Но народу нужны респект со стороны иностранных держав, победы и аннексии - и вождь жертвует ради национальных амбиций своего стада даже собственным здравым смыслом. Поэтому, унижать лично диктатора - не самая разумная политика, мне кажется.

Вот взять товарища из Багдада. Суд над Милошевичем не оставляет ему абсолютно никаких иллюзий о возможности кончить дело своим отречением - и что? Лучше получается? Между тем, в почти аналогичной ситуации заигравшийся с Гитлером иранский Реза-шах в 1941ом по совместной убедительной просьбе Сталина и Черчилля отрекся от престола в пользу своего 22-летнего сына и уехал в Южную Африку. Он получил сохранение династии, а Объединенные Нации лишили Германию потенциального союзника и без проблем использовали иранскую территорию для транспорта, связи и даже своих толковищ на высшем уровне. Точно также международная судебная травля добровольно, что ни говори, сдавшего власть Пиночета никак не стимулирует будущие бескровные уходы других диктаторов и хунт. И в этом вопросе, как и в остальных, чрезмерная чистота принципов сильно мешает эффективности.

Но вернемся к нашим мутонам. Когда Луи Наполеон сказал, что - "Империя - это мир", понимать это надо было, и умные люди так и понимали, как запрет на гражданскую войну в любой форме. Измотанная многолетней, иногда кровавой, склокой между республиканцами, легитимистами, орлеанистами и, новая напасть, коммунистами, Франция с восторгом, подавляющим большинством голосовала за бонапартовскую империю без политических свобод, но с внутренним порядком и миром. Так это помнилось по легендам о том, Великом, Наполеоне. Но одновременно наполеоновская легенда включала и шелест знамен, орлов, летящих над итальянскими долинами и германскими холмами, Солнце Аустерлица и Сорок Веков На Вершинах Пирамид. Березина, Лейпциг и Ватерлоо при этом, естественно, несколько забывались. Много ли сейчас помнят наши патриоты о позоре Киевского котла, Крымской катастрофы, отступлении Красной Армии от Харькова к Грозному со скоростью 70 км в день, расстреле уцелевших красноармейцев заградотрядами. Конечно, хочется помнить о победах. Хочется и новых тоже, если не над Германией или Америкой, так хоть над хохлами, на самый край - над чурками с ихним непонятным разговором и дурацкими обычаями.

Ну, и от французов XIX века ожидать чего-то другого нельзя же? Если в Тюильри сидит властитель из Бонапартов - без военных лавров ему никак не обойтись. Надо сказать честно - Наполеон III соответствал ожиданиям, как мог. В декабре 1848го он стал президентом Французской республики, после государственного переворота (опять же в декабре 1851го) он в декабре (определенно, пластинку заело) 1852го стал императором. Ну, и началось: Крымская война с 1853 по 56ой., австрийская в 1859ом, военные экспедиции в Индокитай в 1858 - 62ом, Сирию в 1860 - 61ом., Мексику в 1862 - 67ом. Не стоит забывать и то, что в конце 1852го - начале 53го года парижские газеты, рта не раскрывавшие без разрешения императорской цензуры, бойко обсуждают возможность войны с Великобританией. И, наконец, наш герой допрыгался - во время франко-прусской войны 1870-71 гг. его 100-тысячная армия капитулировала под Седаном, а сам он пленён. На этом во Франции - конец империи, теперь уже, кажется, навсегда. А лично для него - немецкий плен, эмиграция в Англию и, через пару лет, смерть на одре, как выражались в то время, болезни.

Резюмируем: в отличие от Турции и Британии у Франции нет реальных интересов, требующих посылки кораблей и солдат за Босфор. Общее настроение армии и нации воинственное, но не специально антирусское. То есть - реванш за союзную оккупацию 1815го года получить бы хотелось, но без большой разницы - у кого. Англичане, австрийцы, пруссаки подходят ничуть не хуже Иванов. Курс конкретно на Севастополь вызван в значительной степени именно личной неприязнью Луи Наполеона Бонапарта к Николаю Романову после провоцирующих выходок того с титулованием и, вообще, дипломатическим признанием нового французского режима. Ну, и, конечно, пониманием, что именно николаевская империя после своих польских и венгерских усмирений вызывает в странах Запада наибольшую неприязнь всех сколько-нибудь грамотных людей, кроме совершенно уж закостенелых обломков феодализма. То есть, именно на противостоянии "жандарму Европы" можно получить невредную в нынешние времена единодушную общественную поддержку. Роль этой поддержки "демократический диктатор" не переоценивал, но и недооценкой её тоже не страдал.

Так что, сколько зависит от хозяина Тюильри, война с Россией будет, а значит, не миновать нашим предкам топить собственный флот и сдавать Севастополь. Вот если бы убрать этот фактор ... . Но кто же может остановить властителя Франции?

Назад К оглавлению Дальше


Оценка: 7.44*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"