Полтева Екатерина Андреевна: другие произведения.

Беги, Лесс, беги!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Началась эта история с того, что Шеогорату стало скучно. Тогда Принц Безумия выбрал среди всех новорождённых одного-единственного, и наделил его своим "благословением". Обласканный вниманием лорда даэдра получил редкий магический дар, а так же повышенное чувство опасности, и чудом избежал смерти в младенчестве. Но платой за всё стала бесконечная череда неприятностей и просто рискованных ситуаций, в которые наш герой попадает с завидной регулярностью...
    Примечания: 1. Повесть написана по трём играм серии TES, но после окончания сюжета TES 4: Oblivion реальности несколько расходятся. Автор случайно.
    2. В этой реальности инвентарь из игровой условности превратился в массовое явление. Из-за влияния на Нирн многочисленных планов Обливиона у всех высокоразвитых живых существ развился подпространственный карман, для краткости называемый инвентарём. Разумные существа имеют доступ к своему инвентарю в любое время, при наличии минимальных магических способностей можно залезть и в чужой инвентарь. Животные не управляют инвентарём, он у них может открываться-закрываться в любое время и захватывать случайные предметы. Раскрыта тайна вилок, которые можно найти у грязекрабов!
    3. Во время повествования несколько раз упоминается цвет глаз главного героя. Каждый раз разный. Это не баг, это фича. Ореховый цвет глаз, иначе называемый болотным, в зависимости от освещения может казаться карим, каре-зелёным, золотистым или же жёлтым в зелень.
    4. По всей повести разбросано великое множество отсылок. Желающие могут поиграть в угадайку в комментариях.


Пролог

  

Шеогорат, Принц Безумия, скучал. Мания и Деменция, как всегда, были безумны по-своему, но ему успело немного надоесть даже это бесконечное разнообразие. Поэтому князь даэдра обратил своё внимание на Нирн.
Там, в общем-то, тоже не было ничего интересного. И не планировалось ближайшие несколько десятилетий. Наблюдать было не за чем.
Но Шеогорат недаром имел славу самого хитрож... хитроумного существа в этом измерении.
В ту же ночь один из множества появившихся на свет младенцев получил необычное "благословение"...

Часть первая. Завтрашний ветер

Morrowind = morrow + wind

Глава первая, в которой мы знакомимся с нашим главным героем, падают книги, и начинает свой путь тот самый Нереварин.

  

Дни в Сейда Нине обычно были абсолютно одинаковы для всех его жителей, отличаясь разве что количеством выпитого вечером да числом участвующих в очередной гулянке.
Но сегодняшнее утро немного не вписывалось в стандартную схему. Трактирщик Аррилл, вместо того, чтобы дать работу на день, отправил Лесса в лес, собирать грибы и травы для зелий. Мысленно поворчав на старика, наш главный герой отправился за пределы городка.
Да, вот он, главный герой сего произведения. Элессар, альтмер. Подросток где-то пятнадцати-шестнадцати лет на вид, если пересчитать на человеческие года, высокий, худой и нескладный, как щенок гончей. У него тёплого золотистого оттенка кожа, жёлто-серые волосы, орехового цвета раскосые глаза, резковатые черты лица, и, разумеется, длинные заостренные уши, которыми Лесс то и дело прядает, прислушиваясь к подозрительным звукам. Даже на фоне трактирщика Аррилла, уже порядком потасканного жизнью в Морровинде, он выглядит непрезентабельно, но совершенно не переживает по этому поводу. Красивые привлекают к себе внимание, Элессар же, наоборот, стремится прожить жизнь как можно незаметнее. Пожалуй, его можно смело назвать одним из самых трусливых и осторожных альтмеров на свете. Но оставим же лирическое отступление-описание и вернёмся к нашему герою, день которого не задался с самого утра.
Лесс не любил выбираться за пределы поселения. В окрестностях Сейда Нина было много болот и малых озёр, в которых так и кишели грозные грязекрабы, а по кустам между деревьев шуршали неутомимые фуражиры квама, похожие на зубастые сосиски. И вся эта живность могла неожиданно наброситься, убить и съесть беспечного прохожего. Поэтому Элессар всё время оглядывался и очень внимательно слушал, что происходит вокруг. Если какая-нибудь кочка или дерево казались ему подозрительными, он без раздумий обходил это место за несколько шагов.
Сейчас все мысли эльфа занимали глубокие философские рассуждения о несправедливости бытия и способах её исправить. Лесс думал над тем, как бы ему слазать в болото за грязнохвостником и при этом не сильно вымазаться в противной зелёной жиже. Из-за размышлений он ушёл в себя настолько, что не сразу заметил подозрительную точку в небе. Точка стремительно приближалась и росла, обретая очертания. Инстинкты, наконец, отреагировали на неопознанный летающий объект в своей привычной манере. "Беги, Лесс, беги!" - завопил внутренний голос, и эльф, вздрогнув, подобрался, готовый сорваться с места. Но он не успел.
Тяжёлая книга в твёрдом переплёте ударила альтмера по макушке, соскользнула вбок, ломая ушной хрящ, и рухнула на землю. Потерявший сознание Лесс свалился рядом. Неподалёку с хрустом сломанной шеи рухнул незадачливый воздухоплаватель, оказавшийся босмером в мантии мага.

Данмер отправлялся в Балмору. Зачем, он ещё не знал и сам. Тот стражник не пожелал ничего объяснить, лишь дал письмо и отправил к Каю Косадесу. Тёмному эльфу после освобождения всё равно было нечем заняться, и он решил поддержать эту игру.
Приключения начались почти сразу, стоило ему покинуть Сейда Нин и ступить на тропинку, ведущую на север. Взору бывшего заключенного предстали два тела, босмера и альтмера.
"И что тут могло случиться?" - подумал данмер, оглядывая весьма необычную картину. - "Дылда уронил коротышку с высоты, а тот в последний момент убил его книгой?"
Звучало нелепо даже в мыслях. Оглядевшись и не обнаружив никого постороннего, красноглазый эльф клыкасто усмехнулся и быстро обшарил тела. Добычей стала всякая мелочь: несколько монет, меховая шапка, три каких-то свитка с заклинаниями и та самая книга, оказавшаяся дневником босмера. Без особого интереса пролистав слипшиеся от крови страницы, данмер усмехнулся ещё раз и покачал головой.
- Бывают же... экспериментаторы. А дылда, значит, просто попал под падающее тело... - тёмный и сам не заметил, как начал размышлять вслух. - Может, стоит сообщить местным?
Но эта мысль была довольно быстро забыта - красноглазый поленился возвращаться. Поэтому он небрежно отбросил ненужный ему дневник и продолжил свой путь.

Лесс пришёл в себя не сразу. Болели голова и ухо. Тошнило. Эльф собрал все свои силы и прошептал заклинание - единственное лечебное, которое он знал. Стало немногим легче, подросток смог встать и, пошатываясь, дойти до трактира.
Аррилл был в шоке, увидев, в каком виде вернулся незадачливый сородич. Настолько, что даже ненадолго оставил своё место за барной стойкой и вспомнил о том, что умеет не только торговать выпивкой. Как бы трактирщика ни раздражало это трусливое недоразумение, он всё же относился к нему достаточно тепло и с некоторым покровительством, ведь они были сородичами.
С помощью старшего эльфа Элессар довольно быстро восстановился после полученной травмы. Но, всё-таки, выздоровление оказалось неполным. Кончик левого уха, сломанного тяжёлой книгой, так и остался висеть под небольшим углом к плоскости - хрящ сросся неправильно из-за первой помощи, что Лесс себе оказал. Конечно, можно было сломать ухо ещё раз и зарастить его вновь, но от одной мысли об этом молодой альтмер пришёл в такой ужас, что даже Аррилла проняло. "Ну и ходи вислоухим, если так хочешь", - буркнул тогда трактирщик и больше к этой теме не возвращался.
Жизнь вернулась в привычное русло, но Лесс всё не находил покоя. Когда-то он осел в Сейда Нине, потому что это место было самым тихим во всём Морровинде, и там никогда ничего не случалось. Но вот - случилось, и именно с ним. Кто знает, что произойдёт, если эльф останется здесь? Не рухнет ли ещё один летающий босмер прямо ему на голову?
Несколько дней тяжёлых раздумий привели Элессара к достаточно логичному выводу. Он решил покинуть Сейда Нин и отправиться в Балмору, где можно было стать членом гильдии магов. Лесс знал за собой наличие магического таланта и решил, что сумеет прийтись там ко двору.
Аррилл, конечно, отнёсся к этой затее неодобрительно, но не стал удерживать родича, за что Элессар был ему благодарен. Собрав свои незначительные пожитки и спрятав их в небольшом подпространственном кармашке-инвентаре, Лесс попрощался с трактирщиком и пустился в путь, на поиски лучшей доли, искренне надеясь, что по дороге ему не встретится какой-нибудь особенно жуткий фуражир квама.

Глава вторая, в которой атакуют сосиски, творятся заклинания, а Нереварин роняет дылду.

  

Лесс шёл на север, как советовалось в записке Элон. Конечно, можно было бы воспользоваться силт-страйдером, но Элессар их боялся. Кто знает, вдруг эти огромные насекомые на самом деле хищники и питаются зазевавшимися пассажирами?
Девушка-редгар не сразу согласилась рассказать подростку, в какую сторону идти, всё пыталась уговорить его поехать на силт-страйдере, но Лесс неожиданно для себя проявил упорство и пригрозил, что будет искать путь самостоятельно, но ни за что не приблизится к гигантской блохе. Вздохнув, Элон набросала на листе пергамента примерный маршрут, посоветовав эльфу зайти в Пелагиад, если возникнут какие-нибудь трудности.
Пока что ничего страшного не произошло, и Лесс надеялся, что так будет и дальше. Место, где на него упал босмер Тархиэль, альтмер на всякий случай обошёл стороной, хотя и знал, что вероятность второго такого же падения ничтожно мала. Нервно прянув ушами от болезненных воспоминаний, Элессар прибавил шаг. Стоило поторопиться, чтобы успеть в Балмору как можно раньше. Хотя путь был достаточно длинным, и, скорее всего, пришлось бы заночевать под открытым небом. Среди диких и опасных животных, каждое из которых целью своей жизни видит убийство его, Лесса. Подросток вздрогнул и перешёл на лёгкий бег.
Но по горам долго не побегаешь, даже с такой обширной практикой, как у Элессара. Притомившись, альтмер устроился на привал и достал из инвентаря всё необходимое.
Хлеб вприкуску с сыром уже заканчивался, когда до чутких эльфийских ушей донеслись очень знакомые звуки. Сочное чваканье, с которым прыгают фуражиры квама!
Лесс мгновенно оказался на ногах, вскидывая руки в заклинательную позицию. Червяки, путешествовавшие по своим делам, заметили долговязую фигуру и немедленно сменили курс. Если бы фуражиры видели чуть лучше, они бы никогда не позарились на эту горку костей и кожи, но их зрение было именно таким, каким предусмотрела природа.
Элессар, поняв, что столкнулся не с одной "зубастой сосиской", а сразу с тремя, побледнел и скастовал "искру". Точнее, попытался, от страха он не смог достаточно сосредоточиться, и заклинание соскользнуло, напоследок подпалив незадачливому магу пальцы.
Черви приближались. Лесс паниковал и пятился. Со второй попытки "искра" всё же сработала. Обожжёный фуражир взвизгнул и запрыгал с удвоенной энергией. Подросток взвизгнул в тон и стал невидимым. Это заклинание срабатывало у него всегда, но отнимало много сил.
Тяжело дыша, Элессар наблюдал за тем, как сбитые с толку "сосиски" пытаются найти своего врага, и боялся лишний раз моргнуть. Наконец, разочарованные фуражиры квама о чём-то пострекотали на своём языке и упрыгали по тропинке вниз, в сторону Сейда Нина. Лесс тихонько осел на камни, избавился от невидимости и минут пять просто сидел, закрыв глаза. Мир оказался ещё страшнее, чем в его детских воспоминаниях, ведь здесь и сейчас не было никого, кто бы прогнал страшных зубастых тварей. Он представил, сколько ещё ему придётся пройти, и глухо застонал. Его же успеют как минимум три раза убить и обглодать до косточек! На волне панических размышлений эльф забыл о том, что убить и съесть кого-либо можно только один раз, но вряд ли бы ему стало от этого легче.
Сидеть на месте, тем не менее, оказалось страшнее, чем идти, поэтому Лесс с неохотой продолжил путь. К счастью для него, в Пелагиаде как раз останавливался купец, направлявшийся из Эбенгарда в Балмору, и Элессару удалось купить себе место на телеге. Гуаров, тягловых животных, альтмер тоже опасался, но, всё же, не настолько, насколько силт-страйдеров или квама.
Балмора встретила чужака дождём и слякотью. Случайный прохожий окинул мокрого, как утопленник, эльфа подозрительным взглядом и махнул рукой на здание гильдии магов. Лесс поблагодарил кивком и нерешительно подошёл к дому. Немного постояв на пороге, он всё-таки толкнул дверь и зашёл.
- Что ты ищешь? - спросила женщина-данмер, повернувшись в его сторону. Элессар смутился, потупился и пробормотал что-то про вступление.
Магесса рассмеялась.
- Тебя? Принять в гильдию? Когда ты даже не можешь защитить свою одежду от дождя? Или подрасти сначала, юнец вислоухий!
- Зато я могу так! - запальчиво воскликнул Лесс, искренне обиженный издевательским тоном данмерки, и сосредоточился на заклинании.
Он не знал, почему у него получается этот фокус. Даже Аррилл на все вопросы лишь разводил руками, трактирщик всегда был уверен, что нельзя просто так взять и изменить облик, для этого надо быть как минимум специалистом в иллюзиях, если не экспертом.
Конечно, настоящее превращение относилось к школе трансформации, но то, что сейчас делал Лесс, перекрашивая себя под данмера, относилось именно к обману чувств смотрящих. Юный маг настолько увлёкся процессом, что даже не обратил внимания на оживший внутренний голос.
"Беги, Лесс, беги! Или хотя бы подви..."

Нереварин закончил все дела в Балморе. Пора было двигаться дальше. Напоследок захватив часть запаса, предназначенного для путешествующих членов гильдии, а так же алхимическую ложку со сколотым краем, которая всё равно вряд ли была нужна кому-нибудь кроме старьёвщика, данмер, бывший заключённый, тайный агент империи и по совместительству реинкарнация древнего героя, широким шагом направился к выходу. Зачем ему понадобилась ложка, тёмный не знал, но, несомненно, с её помощью было куда удобнее отмерять пропорции порошков, чем на глаз. А ещё такую рухлядь всё равно бы никто не хватился, так что путешественнику не грозило обвинение в воровстве.
Он размышлял над тем, куда стоит пойти в первую очередь, по сторонам не смотрел, и потому налетел на кого-то, сбив его с ног.
Нереварин остановился и глянул себе под ноги. Там, охая, пытался подняться с пола данмер, высокий и худой, как альтмер. "Полукровка, что ли?" - мельком подумал тёмный эльф, за шкирку вздёргивая дылду на ноги, мимоходом кивнул Ранис, с которой, судя по всему, уроненный и беседовал, и покинул балморское отделение гильдии магов.

Элессар и сам не ожидал, что его падение приведёт к такому результату. Строгая данмерка, представившаяся как Ранис Атарис, согласилась принять его на правах ученика! Она сказала, что, раз уж Лесс сумел удержать иллюзию при падении, не потерял контроль, то из него ещё может выйти толк.
Конечно, радость подростка немного поутихла, когда он понял, что "ученик" в большинстве случаев означает "мелкий порученец", но ему было не привыкать к простой работе типа найди-принеси.
Отдыхая после первого трудового дня, альтмер с улыбкой смотрел в потолок и размышлял над тем, что ему предстоит совершить. Время от времени на задумчивом лице эльфа появлялось весьма хмурое выражение, когда Лесс вспоминал об опасностях, что подстерегают его на каждом шагу, но сейчас даже ужасные силт-страйдеры не могли помешать безмятежным мечтаниям. Несмотря на всю свою трусость, Элессар был высоким эльфом, а значит, стремился к знаниям и магии.
И только громкий мяукающий голос нарушал вечернюю тишину, мешая обитателям Балморского отделения заснуть.
- Где же ложка Аджиры? Аджира всегда держала алхимическую ложку на столе, а сейчас она пропала! Ну почему ложки нет, кто её взял?..

Глава третья, в которой говорится о Гильдии Магов, Нереварин размышляет о ложках, а разбойники понимают, что сегодня не их день

  

Гильдия Магов - могущественная организация, объединяющая всех, кто практикует мистические искусства. Красиво звучит. Но реальность куда более прозаична.
Гильдийцы старательно удерживают монополию на магические услуги. Колдун, ведущий самостоятельную практику, испытывает множество трудностей на своём пути. Тут тебе и волокита с лицензией, и ненормально высокие цены на атрибутику, и в библиотеку без взятки не пройти... Сиродиильская гильдия, к слову, самая зажравшаяся, они в свою главную библиотеку согласны допустить нового соискателя, только если тот умаслит всех местечковых воротил в отделениях. Морровиндская гильдия в этом плане более мягкая и наседает лишь на чужаков. Ну и, конечно, старательно держит высокую планку вступления, таким образом, делая минимальным приток самоучек, если только они не обладают выдающимися талантами. Как Элессар, к примеру.
Порой смотреть на жизнь трезво становилось откровенно страшно... [aihito]
   Порой смотреть на жизнь трезво становилось откровенно страшно
  
  
Лесс, хотя и был существом наивным и оторванным от жизни, всё-таки иногда смотрел на мир достаточно трезво и мог представить себе те усилия, которые придётся затратить для продвижения по карьерной лестнице. Однако пока что его полностью устраивала текущая ситуация.
В пригороде Балморы опасная живность не водилась, но зато в окрестных лесах было полно растений. И именно сюда отправили новоявленного ученика гильдии с наказом собрать необходимые алхимические ингредиенты.
Подросток пересёк мост, немного прошёл по тропинке и свернул в сторону от гор. Туда ходить не рекомендовалось, Лесс великолепно знал, что в тех местах водятся скальные наездники и никс-гончие. Те ещё твари, даже более жуткие, чем квама.
Довольно скоро Лесс достиг небольшой рощицы, удовлетворённо оглядел обилие флоры и начал сбор. Цветки и листики аккуратно срывались, перевязывались разноцветными нитками и отправлялись в инвентарь. Элессар до крайности увлёкся своим незамысловатым занятием и даже напевал бы что-нибудь в меру весёлое, если бы не опасался таким образом привлечь к себе ненужное внимание.
Будучи привыкшим к незаметности, ходил Лесс достаточно тихо, и потому на поляну вышел совершенно неожиданно для троицы разбойников. Впрочем, романтики с большой дороги сориентировались достаточно быстро, потянувшись за оружием. Элессар тоже не растерялся, и, резко развернувшись, бросился обратно к городу, отреагировав на опасность даже раньше, чем его инстинкты заорали привычное "Беги, Лесс, беги!". За подростком, злобно улюлюкая, гнались разбойники, которым совершенно не нужен был живой свидетель.
Элессар резко пригнулся, и вовремя - там, где только что было его многострадальное левое ухо, промелькнул серебристый росчерк.
"Вот только сюрикены у меня над головой и не свистели ещё!" - панически подумал он, пытаясь на ходу создать щит. Не особо получалось. - "Стрелы, да, бывало в детстве, но вот метательные звёзды впервые... И не сказать, что меня это радует!"

Нереварин покидал Балмору второй раз. Так получилось - он узнал, что случайно прихваченной рухляди всё же хватились, и решил, что, чем лишний раз рисковать, лучше подбросить украденное обратно. Конечно, можно было просто избавиться от вещественного доказательства, но данмеру не хотелось, если правду вдруг кто-то вычислит, беседовать с гильдийским руководством на тему "А была ли ложка? А ложки-то и не было! У меня так точно". Конечно, это выглядело бы забавно, но сулило немалый штраф, поскольку воровать у своих - табу.
Поэтому ночью, за пару часов до рассвета, пепельная тень, укрытая от лишних глаз кольцом-хамелеоном, пробралась на нижний этаж здания гильдии и оставила злополучный алхимический инструмент на самом видном месте, прямо посреди рабочего стола психованной кошки.
Сейчас же данмер, благополучно избавившийся от мелкой неприятности, направлялся по дороге на север. Он не знал, зачем именно, но откуда-то был уверен, что скучно ему не будет в любом случае, куда бы ни привела извилистая тропа судьбы.
Прямо на Нереварина из небольшой придорожной рощицы выскочил альтмер в мантии ученика-мага, бешено сверкнул жёлто-зелёными глазищами и, не снижая скорости, пронёсся мимо, убегая в сторону Балморы. Тёмный эльф удивлённо проводил его взглядом и выхватил оружие, реагируя на новый треск кустов.
Разбойники никак не ожидали увидеть вместо хлюпика-мага сурового данмера с обнажённым мечом, который явно умел достойно обращаться с этой острой железкой. Последнее было выяснено опытным путём, когда красноглазый отбил пущенный в него сюрикен.
- Да, ребята, сегодня определённо не ваш день, - ласково улыбнулся Нереварин и атаковал.

Маги не сразу смогли добиться от напуганного Лесса внятных объяснений, что же произошло, однако, разобравшись в ситуации, немедленно собрали поисково-карательный отряд. Впрочем, прибыв на место, они нашли лишь три трупа. Кто расправился с разбойниками, осталось невыясненным, но сам факт их существования был подтверждён.
Около недели Элессар шугался каждой тени и отказывался выходить на улицу без сопровождения. Его постоянные страхи однажды допекли саму Ранис Атарис, да настолько, что грозная глава гильдии лично взялась натаскивать новичка, вбивая в его вислоухую башку основы самозащиты. После первых же занятий наш герой начал подозревать, что просто не доживёт до тех далёких времён, когда сможет сам за себя постоять.
Но время не стоит на месте, всё течёт, всё меняется. Лесс, конечно, так и остался нескладным подростком - альтмеры растут медленно. И он по-прежнему не всегда мог удержаться от панического взвизга, сталкиваясь с каким-нибудь представителем местной фауны. Но, по крайней мере, Элессар научился бить молнией в морду твари, которая его напугала, и тут же добавлять огненным шариком. Этого, а так же умения становиться невидимым и творить щиты (теперь и на бегу!) вполне хватало нашему герою для того, чтобы выходить целым и невредимым из мелких стычек с живностью.
Конечно же, самозащита не была единственным занятием Лесса. Его по-прежнему посылали с мелкими поручениями, часто оставляли дежурить на кухне и помогать с готовкой, в общем, скучать подростку было некогда.
Не забывал Элессар и про основной свой талант, тренируясь в иллюзорной смене облика. Постепенно он смог довести до совершенства изменение цвета кожи, глаз и волос, научился менять даже черты лица. После того, как вислоухий ради шутки изобразил леди Атарис, глава Балморского отделения посоветовала Лессу продолжить обучение в Вивеке. Он прислушался к словам наставницы и не прогадал. Вивек - крупнейший город на Вварденфелле и, что логично, именно здесь было расположено центральное отделение, управляемое архимагом Требониусом.
Лесс довольно быстро нашёл учителя, который согласился помочь ему с более совершенными трансформациями - изменением пропорций тела. Новые знания и возможности пьянили, и на фоне положительных впечатлений меркло даже то, что Элессар почти перестал выбираться под открытое небо. Вивек был построен не на земле, как положено приличному городу, и, неосторожно подойдя к парапету, можно было упасть в воду с немалой высоты.
А по Вварденфеллу тем временем гуляли слухи о появлении Неревара Возрождённого. Народ шептался о разнообразных похождениях героя, в половину из которых верилось с трудом.
Но Элессару было как-то всё равно, даже если бы Нереварин вдруг оказался последним королём айлейдов, или внебрачным сыном Боэты, или вообще Гривой. Или всеми ими одновременно.
Приближался крайне важный для него экзамен по искусству иллюзии облика.

Глава четвёртая, в которой Лесс сдаёт экзамен, хочет жениться вождь эшлендеров, и попадает в затруднительное положение Нереварин

  

Наконец, день последнего экзамена, после которого Элессар получил бы право на посох, настал. С самого утра он пребывал в радостном предвкушении... Которое сменилось неприятным удивлением, стоило ему узнать подробности задания.
- Но почему?! - воскликнул Лесс.
- Это достаточно сложное преобразование, и оно затронет все аспекты твоего основного таланта, - спокойно отозвался наставник. - Таким образом, удержав заданную иллюзию в течение недели, ты докажешь, что достоин носить посох и называться магом.
- Понятно, - вздохнул Элессар. - Когда начинать?
- Когда захочешь. Сменив облик, активируешь это кольцо. Оно будет отсчитывать время и зафиксирует, если ты прервёшь экзамен раньше. Не забывай, в случае твоего провала новая попытка станет возможна только через год, не раньше.
- Я помню, - Лесс вздохнул ещё раз и взял кольцо.
В тот день неуклюжий подросток-альтмер на неделю исчез, на его месте появилась молодая, красивая и ладно сложенная девушка-данмер.
Чтобы избежать насмешек коллег из Вивека, которые, конечно же, были в курсе экзамена, Лесс воспользовался услугами мага-транспортника для телепортации в Вос. Конечно, там недалеко жили эшлендеры, но гулять по их стойбищам новоиспечённая эльфийка не собиралась точно. Эту неделю будущий маг планировал провести тихо, мирно, как турист, любуясь достопримечательностями. Ну, может, ещё стоило собрать немного алхимических ингредиентов, которые можно было найти в том районе.
Устроиться на временное проживание в трактире удалось без труда, да и следующие дни были, как один, спокойными. Лесс расслабился и в кои-то веки почувствовал умиротворение. В его беспокойной и полной страхов жизни воцарился покой. Пожалуй, это стоило того, чтобы неделю выглядеть, как женщина.

"Заносчивые голодранцы эти эшлендеры", - подумал Нереварин и скривился. - "Тоже мне, прямые потомки альдмеров. Как будто остальные - полукровки".
Данмер отвлёкся, чтобы пнуть камешек, и продолжил размышлять уже вслух, как с ним бывало.
- Знал бы, что всё так обернётся, ни за что бы не подписался. Сделали из реинкарнации древнего героя шута на побегушках.
Тёмный эльф злился, и было, от чего. Только-только закончилась вся эта эпопея с Домами, как выяснилось, что его должны признать ещё и племена эшлендеров. Вся эта история с воплощением Неревара начинала видеться красноглазому как изощрённый заговор, призванный заставить его, благородного данмера, бегать по поручениям всяких кочевников.
И задания, которые ему давали, были, как на подбор, донельзя нелепыми.
Особенно последнее.
Добыть вождю племени Зайнаб невесту.
Знатную Телванни.
Поручение из разряда достать луну с неба.
Нереварин поморщился. Он подошёл к выполнению задачи со всей ответственностью. Отправился в Тель Арун, договорился с работорговкой, достал всё необходимое для того, чтобы выдать случайную рабыню за аристократку. И не его вина, что всё сорвалось.
Воинского мастерства данмера совсем чуть-чуть не хватило, чтобы суметь отбиться от диких кагути и защитить при этом сопровождаемую им "Телванни". Женщина погибла, сведя на нет все усилия Нереварина.
Но тёмный эльф обладал довольно гибким и живым умом, поэтому выход придумал достаточно быстро.
Необходимо было поймать данмерку-чужачку, которой никто бы не хватился, и представить её как Телванни. У Нереварина было достаточно запасов жучиного мускуса, если использовать их вместо духов, задурить голову можно любому.
Дело было за собственно "обманкой".
Данмеру повезло. В Восе, как ему нашептали, уже почти неделю жила туристка нужной расы и весьма милой наружности, которая, ко всему прочему, любила прогулки за городом.

Лесс занимался собирательством. Давно знакомое и привычное дело. Аккуратно обламываются стебли, связываются нитками в пучки и отправляются в инвентарь. Вокруг совершенно никого, никакой живности, никого постороннего. Умиротворяющая картинка. Элессар сам не заметил, как начал напевать бодрую песенку.
- А нам не страшны, а нам не страшны, ни кагути, ни крыса или волк, соберём цветы, корешки-грибы, и раскурим их, чтобы вышел толк...
Идиллия момента была разрушена в одно мгновение, когда на спину Лесса навалилось чьё-то тело, а горла коснулось холодное лезвие.
- Веди себя хорошо, и не пострадаешь, - негромко сказал чужой голос.
Элессар нервно сглотнул. Он догадывался, что от него нужно разбойнику. В лучшем случае - вычистить инвентарь до последней пылинки, в худшем же - убить. Или не убить... Эльф вспомнил о том, что выглядит, как девушка, и ему поплохело. Физиологически его тело было слишком молодо для того, чтобы задумываться о сексе, но, тем не менее, Лесс великолепно знал, что это такое и для чего им занимаются.

Данмерка тихонько всхлипнула и попыталась упасть в обморок. Нереварин убрал кинжал и чуть встряхнул её, приводя в чувство.
- Пойдёшь со мной. Будешь молчать и слушаться, иначе окажешься здесь, - девушке был продемонстрирован чёрный камень души. Красные глаза эльфийки испуганно расширились, и она мелко закивала, выражая согласие.
- Ну, вот и умница, - хмыкнул Нереварин.
Пришлось, конечно, потратить пару часов на то, чтобы привести данмерку в приличный вид, но результат того стоил. Тёмный эльф даже подумывал над тем, что вождь эшлендеров может и обойтись, но потом отбросил эту мысль. На Вварденфелле и без того много красивых женщин.

Лесс почти ничего не понимал. Сначала его заставили искупаться, потом вручили новую одежду и украшения, а после они долго куда-то шли, пока не оказались возле стойбища кочевников.
Понемногу смысл происходящего начал доходить до альтмера, когда его щедро опрыскали жучиным мускусом Телванни, а запах этих духов Элессар узнавал безошибочно, и представили какому-то эшлендеру с сальным взглядом. Из диалога можно было уяснить, что речь шла о женитьбе, и невестой предполагался именно он, Лесс.
Эльф искал пути к бегству, но пока их не было видно. Слишком мрачно смотрел похититель, и слишком крепко чужие пальцы сжимались вокруг тонкого запястья.
Но, когда момент для побега всё же представился, он немедленно им воспользовался. Стоило только похитителю немного ослабить хватку, как Элессар, послушавшись мысленного указания "Беги, Лесс, беги и прячься!", отшатнулся и стал невидимым.
Конечно, его начали искать, но вислоухий смог достать из инвентаря зелье левитации и выпить его, не потеряв концентрации. Пока эшлендеры искали невидимую данмерку, невидимый альтмер убегал по воздуху в сторону Воса.
Элессар всего нескольких часов не дотянул до успешной сдачи экзамена. Накидывая невидимость, он потерял контроль над иллюзией и вернулся к истинному облику. Разумеется, можно было бы объяснить, почему Лесс так поступил, но подросток небезосновательно полагал, что это породит ещё больше насмешек, поэтому промолчал.
Конечно, свой шанс стать настоящим магом в этом году Лесс упустил, но он не расстраивался. Альтмеры живут достаточно долго, чтобы двенадцать месяцев не стали для него запредельным сроком.
Лесс был уверен, что в следующий раз у него всё получится.

Глава пятая, в которой Нереварин выполняет предназначение, удивляются скальные наездники, и заканчивается первая часть истории.

  

На этот раз в поисках алхимических ингредиентов Лесса занесло в колючие заросли недалеко от склонов Красной Горы. Колючки трамового куста были весьма пользительны для зелий уменьшения веса, а ещё в переплетении шипастых ветвей можно было найти перья скальных наездников. Летуны гнездились как раз в этом районе, а значит, и линяли тоже.
Элессару очень не хотелось встречаться со злобными "птичками", поэтому он работал, накинув на себя невидимость. К сожалению, невидимый не означает бестелесный, и сухие растительные колючки царапали кожу только так. Лесс тихо ругался, но ставить щит было рискованно - фиолетовые всполохи точно привлекли бы внимание местной фауны.

Скальные наездники - ещё один уникальный вид острова Вварденфелл. Крупные летающие твари, состоящие словно бы из одних крыльев, хвоста и мерзкого характера. С ходом эволюции они совершенно утратили ноги, зато обрели природную способность к бессознательной левитации, что позволяет им даже спать в воздухе. Поэтому, кстати, магами очень ценятся их радужные хвостовые перья, несущие в себе отпечаток полётной магии и позволяющие сварить левитационное зелье.
Сами по себе, в одиночку, эти существа не опасны, но, к сожалению, встретить одинокого скального наездника очень трудно. Они очень любят сбиваться в стаи по пять-десять особей и в таком составе искать добычу. А зрение у них острее, чем у кого-либо на острове. Скальные наездники способны заметить любого раньше, чем рисковали бы быть обнаруженными, таким образом, почти никакое столкновение не является для летуна внезапным.
В последние годы численность скальных наездников критически возросла, и многие уже начинали задумываться о глобальной чистке, которая бы вернула их количество к приемлемому значению.
Но не о том речь сейчас.
Одна из стай как раз в этот момент зависла над зарослями трамовых кустов, вопросительно перекрикиваясь противными голосами. Животные никак не могли понять, почему ветви трещат и ругаются на пустом месте, когда даже ветра нет. Но додуматься, что это шумит кто-то невидимый, им было не дано. К счастью для Элессара.

Последний толчок оказался очень сильным, Дагот Ур отступил на пару шагов, пытаясь удержать равновесие, и, не сумев, рухнул в пропасть с криком "Я ещё вернусь!". Нереварин презрительно сплюнул противнику вслед и вернулся к уничтожению сердца Лорхана. В этом состояло его предназначение, и данмер надеялся, что после того, как всё закончится, он сможет, наконец, пожить в своё удовольствие. Прикупить ферму, начать разводить ездовых гуаров, участвовать с ними в скачках - чем не мечта?
Нереварин признавался сам себе, что устал от всего этого. Апофеозом стал ещё диалог с Вивеком, и сейчас тёмный эльф просто шёл вперёд, перестав следить за ходом событий и позволив течению истории нести себя, как щепку по реке.
Источник силы Акулахана поддавался неохотно, словно состоял из чего-то более плотного, чем мышцы, но данмер был упорен и продолжал наносить удары. Секунды складывались в бесконечную череду, да ещё и Дагот Ур периодически поднимался обратно, и его приходилось снова сталкивать с карниза, чтобы не мешал, поэтому тёмный эльф не сразу сообразил, что всё кончено, когда сердце начало испускать яркий свет, уменьшаться и сморщиваться. Пол задрожал, с потолка упал некрупный камень, следом - ещё один, и Нереварин понял, что надо торопиться, если он не хочет остаться здесь навечно.
Данмер развернулся и стрелой понёсся к выходу. Бывают моменты, когда даже реинкарнации древних героев прислушиваются к голосу в голове, побуждающему бежать, и как можно быстрее.
Вслед тёмному эльфу по коридорам нёсся яростный и тоскливый вопль Дагот Ура, которого придавило рухнувшим потолком, стоило только ему в очередной раз выбраться из пропасти.

Элессар был доволен. Половина инвентаря забита колючками и перьями, материала для зелий хватит надолго. И даже скальные наездники, до того упорно кружившие над его головой, куда-то дружно улетели. Он решил немного попрактиковаться в одновременном творении заклинаний и поддержании невидимости - пока что с этим у него были проблемы.
Лесс выбрался из кустов, поправил одежду и развернулся лицом к Красной горе. Почему именно в ту сторону? Причина проста - в противоположном направлении скрылись скальные наездники, и он не хотел привлечь их своими потугами в магии разрушения.
Воздух между ладонями задрожал от нагнетаемого жара, и мелко задрожал от напряжения Элессар, пытаясь удержать концентрацию и сохранить невидимость. Несколько раз огненный шар срывался, не успев сформироваться, ещё пять или шесть попыток обернулись слетевшей иллюзией, и дальнейшие эксперименты пришлось прекратить - Лесс создал слишком много заклинаний за короткое время, и ему требовалось некоторое время на отдых. Сил хватало разве что на ещё один шарик огня. Немного подумав, он пожал плечами, создал фаербол и запустил его вверх и вперёд, после чего с чистой совестью развернулся и отправился по дороге в город.
Неладное Элессар заподозрил, когда под ним задрожала земля, а его уши уловили какой-то инфернальный гул. Обернувшись через плечо, альтмер увидел страшное. Красная Гора тряслась и, кажется, была готова взорваться в любой момент!
"Беги, Лесс, беги!" - в панике закричали инстинкты.
- Это не я! - крикнул вслух Элессар, словно оправдывался перед незримыми наблюдателями, и стремглав побежал как можно дальше от центра острова, не оглядываясь больше.
"А если это всё-таки я, вдруг заклинание куда-то попало и подожгло что-то очень опасное? Никто не должен узнать! Но все знают, что я был там, у горы... Они догадаются. Выход один - бежать! Бежать как можно дальше, так, чтобы они не могли меня найти. Бежать с острова, из провинции. Но куда?.."
Решение пришло тогда же, во время бегства. Сиродиил. Центр Империи Тамриэля и самая благополучная, на взгляд Лесса, провинция из всех. А ещё в Имперском Городе находился крупнейший Университет Волшебства. Элессар, будучи альтмером, очень хотел приобщиться к хранящимся там уникальным фолиантам и постичь тайны магии.

Скальные наездники, конечно, не могли не заметить жёлтое пятно, бегущее почти так же быстро, как они летали, но никто из крылатых не захотел нападать на вислоухого эльфа. Они, как и он, спасались от просыпающегося вулкана, и поэтому летунам совершенно не было дела ещё и до охоты. Насмешливо каркнув двуногому на прощание и постаравшись нагадить ему на голову, наездники ещё немного ускорились и больше не обращали внимания на отвлекающие факторы, пока не покинули опасную зону.
Бедные "птички" ещё не знали, что где-то на Вварденфелле именно в этот момент одноглазый данмер Джиуб дал клятву, что изгонит скальных наездников с острова, чтобы они больше не могли отравлять жизнь местному населению. Поэтому, к сожалению, автор не может сказать, что спасшиеся члены стаи жили долго и счастливо, и закончить первую часть повествования на оптимистичной ноте...
Хотя, не дело это, чтобы у истории было грустное окончание. Пусть будет хэппи-энд.
Про Нереварина с тех пор никто не слышал - факт. Считается, что он погиб там, в Дагот Уре. Но, скажем вам по секрету, спустя некоторое время среди заводчиков скаковых гуаров появилось новое лицо, быстро ставшее крайне успешным и известным в узких кругах. Герой, выполнивший своё предназначение, получил право пожить для себя.
  

Часть вторая. Почти амнистия

Oblivion, среди прочего, означает "амнистия". Точнее, "амнистия" это bill of oblivion, поэтому название и переведено как "почти амнистия", из-за недостатка двух слов в словосочетании


Глава первая, в которой Лесс бегает, как подпаленная крыса, начинается кризис Обливиона, и где-то за кадром выходит из тюрьмы Маркус

  

Первая часть истории кончилась побегом Лесса с Вварденфелла, и им же начинается вторая.
От пробудившегося вулкана наш герой всё же сумел убежать, чему был несказанно рад. Он даже сумел без происшествий добраться до Гнаар Мока, что было весьма странно при его выдающемся "везении". И, что ещё более удивительно, Лесс без проблем нашёл корабль, который стартовал с острова, и купил себе место на нём.
По прибытии на материк первым местом, куда отправился Элессар, стал Имперский Город. Конечно, пешком было бы добираться слишком долго, но вислоухому альтмеру вновь неожиданно повезло. Ему удалось выгодно продать часть накопившихся в инвентаре алхимических ингредиентов, и вырученных денег с лихвой хватило на смирную выносливую лошадку соловой масти. Хотя Лесс никогда до этого не был в седле, он всё же смог разобраться с управлением и добрался до центра провинции Сиродиил достаточно быстро и с комфортом. Конечно, в первые дни езда верхом оборачивалась не самыми приятными последствиями, но довольно скоро Элессар смог к этому приноровиться.
К сожалению, по прибытии в Имперский город выяснилась некая неучтённая ранее им подробность. Доступ к Университету Волшебства можно было получить, лишь став действующим членом местной гильдии и заработав рекомендации от восьми отделений в крупнейших городах. Раминус Полус, маг, дежуривший в приёмном отделении центральной башни, отказал Лессу даже в демонстрации его умений, сказав, что, как бы ни был искусен маг, желающий поступить в университет, он должен доказать свою полезность Гильдии или Империи. Элессар не решился настаивать и ушёл.
Цены на комнаты в местных трактирах оказались до неприличия высокими, поэтому он решил не задерживаться в городе и продолжил путь.
В жизнь Лесса снова пришёл период "ученика на побегушках".
Первым городом на пути вислоухого эльфа стал Скинград. Как ни странно, получить рекомендацию оказалось неожиданно легко, достаточно было лишь несколько дней побегать по окрестностям, занимаясь давно привычным делом. Да-да, именно сбором ингредиентов. Конечно, с местными растениями Лесс не был знаком, но он за годы практики научился интуитивно чувствовать, какая именно часть может пригодиться алхимику.
Благополучно сдав два мешка с травой Адриане Берин, главе отделения, Элессар попросил копию рекомендации себе, на случай, если оригинал затеряется, и продолжил путь. Правда, пришлось заплатить на выходе штраф за то, что его лошадь некультурно нагадила на мостовой.
- Ну и законы у них пошли, - ворчал Лесс, выговаривая накипевшее животному, как единственному собеседнику. - Я что, сам должен был эти тюки до гильдии тащить? Зато теперь понятно, почему все оставляют своих коней за городом. Это действительно дешевле, чем платить штраф!
Лошадь согласно фыркала в ответ на все жалобы и мерно перебирала копытами, изредка прихватывая какую-нибудь травинку.
Следующим пунктом назначения стал Кватч. Этот город Лессу не понравился. Да и маги местные были какими-то мутными, словно под скуумой. Элессар очень старался, но так и не смог добиться задания более осмысленного, чем "сходи куда-нибудь, принеси что-нибудь, только не путайся под ногами". Поняв, что ничего сегодня не добьётся, он отправился искать себе ночлег. Оставаться в здании гильдии, среди незнакомых подозрительных магов, Лессу было страшно. Вот так уснёшь, а проснёшься на алтаре, если вообще проснёшься.
Но спокойно провести вечер и ночь Элессару было не суждено.
Небо затянулось облаками и зловеще покраснело. Эльф вскинул голову вверх, пытаясь понять, что происходит.
"Беги, Лесс", - тихонько зашептали инстинкты и вдруг закричали в полный голос: - "Беги!!!"
Земля недалеко от него вспучилась, взметнулись чёрные "когти", задрожала, натягиваясь, плёнка портала, но Элессар этого уже не видел. Он бежал, накинув на себя невидимость. За его спиной раздавалось воинственное верещание скампов и крики людей.
Лесс успел покинуть город до того, как стало слишком поздно. Схватив свою испуганную лошадь под уздцы, он успокоил её заклинанием и запрыгнул в седло, тряхнув поводьями. Животное согласно заржало и потрюхало вперёд резвой рысью - галопом по извилистой тропе скакать было небезопасно.

Маркус сверился с походной картой. Да, осталось уже немного. Имперец сложил лист пергамента, спрятал его в инвентарь и продолжил путь.
Он сам не понимал, как оказался вовлечён во всё это, но происходящее не было сном. Император Уриэль Септим действительно погиб, и у него действительно остался единственный наследник. Брат Мартин, священник храма Девяти в Кватче.
Когда Маркус свернул с главной трассы, на глаза ему попался приближающийся всадник на лошади, несущийся во весь опор. Порядком заинтригованный имперец выбросил в сторону руку с мечом, приглашая остановиться. Лошадь притормозила. Всадником оказался подозрительно юно выглядящий альтмер, в чьих карих глазах плескался страх.
- Не надо, у меня ничего нет, правда!
- Я не собираюсь тебя грабить, правда, - Маркус старался говорить тихо и спокойно, чтобы не напугать ушастого ещё больше. - Скажи мне, что происходит?
- Я не знаю! Правда, не знаю! Я таких тварей даже не видел никогда! И я определённо не делал ничего плохого! Спроси у других, если кто-нибудь выжил, и если тебе не страшно туда идти! А я должен предупредить магов!
Эльф пришпорил свою лошадь и, обогнув Маркуса по обочине, скрылся вдали.
Имперец недоумевающе посмотрел альтмеру вслед. Кажется, тот находился не в своём уме.
В любом случае, стоило узнать всё более подробно, и Маркус отправился вперёд по тропе.

Благодаря стечению обстоятельств Элессар стал первым, кто донёс до магов сведения о начале вторжения Обливиона. Конечно, об этом не узнал никто посторонний, лишь Раминус и архимаг Трэвен, но эти двое сумели распорядиться информацией с наибольшей выгодой для себя.
В качестве благодарности за бесценные сведения, что предоставил вислоухий альтмер, его в порядке исключения наградили доступом в Университет даже без прохождения обязательного испытания новичка.
Хотя сам Лесс в итоге оказался этому не очень рад.
После прохождения краткого учебного курса он должен был в числе прочих отправиться на войну с даэдра. Война означала драки, монстров и бесконечную череду опасностей. Впервые в жизни Элессар пожалел о том, что вообще умеет колдовать.

Глава вторая, в которой Лесс едет на север, ведутся странные разговоры, а Маркус ищет шпионов около Брумы.

  

Около месяца Лесс, одуревший от представившихся возможностей, не вылезал из Мистических Архивов. Конечно, его энтузиазм несколько поутих, когда он обнаружил, что в Сиродииле совершенно отсутствуют заклинатели таких направлений, как левитация и телепортация, а так же никто не занимался модификациями облика, ни с помощью изменения, ни с помощью иллюзии. Но зато местная гильдия широко практиковала демонологию, куда шире, чем гильдия Вварденфелла. Элессару навсегда запомнился "зверинец" при университете, полный тварей, ещё более жутких, чем те, что обитают на острове.
Столкнуться с кем-нибудь вроде скампа Лесс бы очень не хотел, но идея призвать даэдра, чтобы помогал в бою, ему очень понравилась.
Зародившееся в душе Элессара увлечение демонологией привело к тому, что он отправился на север, в город с простым названием Брума. Там жил самый сильный демонолог в провинции, Воланаро, и Лесс надеялся, что тот не откажет сородичу и посвятит его в часть тайн мастерства.
Лошадь, порядком застоявшаяся в городской конюшне, восприняла путешествие с радостным пофигизмом, что заключалось в чуть более бодрой, чем обычно, рыси. Но Лесс всё равно удивился, когда его без особого труда догнал хаджит и совершенно по-кошачьи требовательно мяукнул.
"Разбойник!" - сообразил Элессар, вспомнив про рассказы о местных "измерителях скорости" - в том смысле, что они прятались в придорожных кустах и грабили всех, кто не мог достаточно быстро убежать. Первой реакцией Лесса стал испуг, и сразу же за ним - вбитый леди Атарис рефлекс. В усатую морду полетел огненный шарик. Казалось бы, сейчас попаленный кошак должен отстраниться, спасая глаза, но нет - хаджит лишь чуть прищурился, а фаербол бессильно потух, ударившись о его нос. "Бежим, Лесс?" - предложил внутренний голос. Эльф собирался последовать его совету, но не успел.
- М'Айк хочет лишь поговорить. Жёлтый котёнок совсем глупый, что не понимает и боится, - произнёс "разбойник".
- Как ты это сделал? - спросил Лесс, слегка оправившись от шока. - Я не заметил, чтобы ты держал щит.
- М'Айк особенный, - сказал кот, взмахнув хвостом. - М'Айк очень быстро бегает, и М'Айка нельзя убить.
- А почему ты такой, М'Айк? - поинтересовался Элессар, не сумев совладать с любопытством.
- Потому что М'Айк особенный, - ответил кот с лёгким раздражением, он явно был недоволен тем, что Лесс не понял с первого раза. - И жёлтый котёнок тоже особенный.
- Я? - удивился Элессар. - Какой же я особенный? Я самый обычный, не герой какой-нибудь. Вот Нереварин или святой Джиуб - они особенные.
Закрапал противный осенний дождь, которому вскоре предстояло смениться снегом.
- Даже небо плачет от смеха, когда слышит слова жёлтого котёнка, - фыркнул М'Айк. - Герои не особенные. Их потом забывают. Остаются такие, как М'Айк и жёлтый котёнок.
- Ты говоришь странные вещи, - осторожно заметил Лесс, не решившись сказать "да вы, котенька, псих" неуязвимому хаджиту в лицо.
- Жёлтый котёнок ещё увидит, - уверенно сказал кот. - Увидит, что имперца и данмера забудут ещё до того, как придёт норд. И увидит, что драконы спустились с небес и стали видимыми. Драконы есть, хотя М'Айку никто не верит!
Хаджит расхохотался так громко, что лошадь Лесса прижала уши к голове и попятилась, но М'Айк не обратил на это внимания. Кот смеялся почти полминуты, а после как-то резко затих, его уши и хвост безжизненно обвисли.
- М'Айка все называют Лжецом, но на самом деле М'Айк просто особенный, - произнёс он с грустью в голосе. - А сейчас М'Айк идёт искать свою шапку!
Элессар не сумел заметить, когда странный кот сорвался с места. Вроде бы только что стоял здесь, а в следующее мгновение он уже лишь точка в пелене дождя. Лесс смотрел точке вслед, пока та не исчезла, и осторожно тронул поводья, послав лошадь вперёд. Произошедшее настолько шокировало его, что он даже забыл защититься от льющейся с неба воды, а через несколько минут, когда он опомнился, было уже поздно - всё равно вся одежда промокла до нитки.

Маркус уже неделю бродил по лесам Джераллского горного массива, выслеживая шпионов. Шпионы выслеживаться отказывались, поскольку явно умели наблюдать и прятаться лучше, чем недавно вышедший из тюрьмы имперец.
Он вообще не очень понимал, почему это дело поручили именно ему, ведь среди Клинков были намного более умелые следопыты и воины.
"Допустим, я их найду", - размышлял Маркус. - "Что дальше? Разве я смогу с ними справиться? Весьма оптимистично со стороны Джоффри, надеяться на то, что император не ошибся, назвав меня избранным и далее по тексту".
Незаметно для себя имперец вышел на дорогу, но, увидев под ногами камни вместо травы, остановился и огляделся. Справа виднелись городские стены, слева - спуск с плато и одинокий всадник. Всадник, в такое время? Очень подозрительно.
Маркус встал посередине дороги, широко раскинув руки в стороны. Лошадь флегматично фыркнула и остановилась. Её хозяин нервно сжал поводья.
- Извините, но что вам от меня надо? Вы разбойник?
- А вы шпион? - в тон ответил имперец. Потом он присмотрелся к всаднику повнимательнее, и его брови поползли вверх.
- Я тебя уже видел! Ты тот мальчишка-альтмер из Кватча!
Эльф совершенно по-лошадиному пошевелил ушами, на его лице отразились сначала нешуточная работа мысли, а потом и узнавание.
- А вы - тот мужчина, которого я принял за разбойника. Но, что вы здесь делаете? - в голосе альтмера слышалось вполне искреннее любопытство без следа высокомерия, характерного для его расы.
- Дело государственной важности, - отрезал Маркус. - Поэтому вопросы здесь задаю я. Что ты ищешь в Бруме?
- У меня дело к Воланаро из гильдии магов. И сам я тоже маг, - вислоухий продемонстрировал имперцу брошку, которую гильдийцы использовали, как удостоверение личности.
Маркус кивнул с умным видом, хотя на самом деле он не очень понял, что это значило.
- Хорошо, можешь проезжать, - мужчина отступил в сторону.
Альтмер осторожно тронул поводья, посылая свою скотинку вперёд. Пока лошадь не ушла слишком далеко, эльф, не отрываясь, смотрел на человека, тот не уступал. Из-за туч выглянул луч солнца, осветив нескладную фигуру, и на мгновение Маркусу показалось, что глаза парня - зверино-жёлтые, как у Шеогората на одном старинном витраже. Зажмурившись, имперец тряхнул головой, но, когда он вновь бросил взгляд на всадника, вислоухий уже отвернулся, смотря на дорогу, и нельзя было сказать, причудилось ли ему, или это было правдой.
Пеший конного не догонит, поэтому Маркус списал всё на игру света и не стал преследовать альтмера. Вспомнив про задание, имперец лениво выругался и сошёл с дороги.
Его ждали лес, слякоть, ранние горные заморозки и неуловимые шпионы Мифического Рассвета.

Глава третья, в которой Маркус совершает деяние, достойное памятника, Лесс чуть-чуть участвует в войне, а его лошади, как всегда, пофиг

  

В Бруме Лесс на удивление хорошо прижился, хотя ему и показался довольно холодным местный климат. Отделение гильдии приняло подающего надежды мага с распростёртыми объятиями, а Воланаро оказался весьма приятным собеседником. Единственной чертой демонолога, вызывавшей у Элессара глухое раздражение, была ненормальная любовь сородича-альтмера к шуткам, весьма глупым, надо сказать.
К счастью, Лессу не пришлось долго терпеть розыгрыши Воланаро и его друга-хаджита. В скором времени в Бруме появился дом на продажу, за очень и очень скромную плату. Лесс, не разобравшись в ситуации, поспешил воспользоваться предложением, и только после узнал, что маленький уютный домик ранее принадлежал некоей Джерл, которая состояла в культе Мифического Рассвета и была убита за шпионаж. Но отказываться было уже поздно, да и возвращаться жить в здание гильдии, под одной крышей с шутниками, не хотелось, поэтому Элессар не стал ничего менять.
Не успел он обжиться в новом доме, как по городу поползли тревожные слухи о грядущем нападении воинства Дагона. И первое подтверждение не заставило себя долго ждать. Возле Брумы открылись Врата Обливиона. Но обстоятельства сложились так, что один из Клинков, Маркус, тот самый имперец, которого Лесс дважды принимал за разбойника, умел закрывать порталы в другое измерение и научил тому же стражников. С этой стороны опасности можно было пока не ждать.
Но Элессар ждал и боялся, и давно уже сменил бы место жительства, если бы не знал, что подобные Врата открываются по всему Сиродиилу. Он часто сокрушался о том, что очень неудачно выбрал место для побега, и старался пореже выбираться за городские стены. Совсем без этого Лесс не мог, привыкшая к долгим экспедициям душа звала его в леса, собирать ингредиенты. И он минимум два раза в неделю на целых полдня устремлялся в горы, где проводил время в поисках полезных травок. Северные леса не очень богаты растительностью, поэтому основной добычей Элессара становились пустырник и трутовики.
Иногда в таких вылазках к нему присоединялся М'Айк. Странный хаджит говорил странные вещи, упорно называл Лесса жёлтым котёнком и доказывал, что они с ним - особенные. Вислоухий вскоре привык к этому и даже приноровился поддерживать беседы, полностью лишённые логики. Например, М'Айк мог спросить про магазин штангенциркулей или начать глубокомысленные рассуждения о качестве и цене рыбных палочек. Но некоторые дискуссии выходили действительно интересными, например, Элессару надолго запомнился разговор о личах. С одной стороны - нежить, гниющие твари, с которых отслаиваются куски плоти, с другой стороны - у многих из них сохраняется весьма изощрённый ум. Конечно, Лесс не собирался когда-либо иметь дело с личами, но вопрос, обязательно ли им носить одежду, был весьма любопытным и сулил пару часов ленивых философских размышлений. Да и просто любопытно было спорить с упёртым котом, который утверждал, что "личу одежда нужна ровно в той же степени, что и овце - лютня, то есть низачем".
Пару раз Элессар сталкивался с Маркусом. Этот имперец был интересен тем, что совершенно не загордился от своей известности и продолжал спокойно выполнять данные ему поручения. Что именно делал Герой Кватча, осталось невыясненным, Лессу хватило упоминания государственной тайны, чтобы умерить своё любопытство.

Маркус честно признавался сам себе, что, если бы не зелья, потребляемые им в огромных количествах, он бы уже давно свалился, не сумев выполнить и трети возложенных на него задач. За короткое время он успел объехать несколько городов и руин и призвать для Брумы подкрепление. Имперец побывал в таких местах, куда бы никогда не отважился сунуться простой человек, каким был сам Маркус ещё недавно. Но, кажется, кроме него это всё делать было просто некому.
Очередное задание Мартина... Имперец был слишком патриотичен, чтобы назвать наследника престола безумцем, но и восторга по поводу затевавшейся авантюры не испытывал. Больше всего, конечно, ему не нравилось то, что и Мартин, и Джоффри вновь сделали из него козырного туза, хотя Маркус уже устал пытаться объяснить им, что он - не герой.
"Пусть ты простой человек", - слова последнего Септима звучали у него в голове, - "Но вспомни, как тебя называют. Люди верят в тебя, так стань же героем!"
Что-что, а убеждать императоры, даже будущие, умеют, как никто, так что Мартин честно пытался стать таким, каким его видели.
И поэтому в тот хмурый январский вечер имперец стоял вместе со всеми и ждал, когда откроются Врата Обливиона. Сегодня вторженцам никто не будет мешать, императору нужен Великий сигильский камень, и он его получит.
Маркус оглядел собравшихся. Разношёрстное воинство. Здесь были стражники со всех концов Сиродиила, даже из Кватча, который только начал отстраиваться заново. А за холмом... Имперец пригляделся. А за холмом явственно виднелся круп весьма приметной лошади.
"Значит, и её хозяин где-то неподалёку", - заключил Маркус и почему-то успокоился. Вообще, каждый раз, когда он сталкивался со странным вислоухим альтмером, на него снисходило умиротворение и уверенность в своих силах. Но герой Кватча так и не смог забыть тот жёлтый звериный взгляд, хотя уже успел убедиться, что это было лишь игрой его воображения.
Землю пропороли чёрные шипы. Воздух наполнился гудением портала и противными визгами скампов.
"Пора!" - сказал сам себе Маркус и ринулся в бой.

Элессар действительно был там, за холмом. В тот день он, по своему обыкновению, вышел в лес с самого утра и совершенно ничего не знал о готовящейся битве. Поэтому для него стало огромным шоком, возвращаясь, встретить немаленькую армию на пустом поле. Из предосторожности Лесс не стал им показываться и схоронился вместе с лошадью, дожидаясь дальнейшего развития событий.
Когда один за другим начали открываться порталы, он еле сдержал желание заорать и пуститься в бегство, но, всё же, сумел не выдать себя.
Однако случилось так, что один из атакующих дремора вместо того, чтобы нападать на солдат в лоб, решил обойти их и ударить с тыла. Ну, или он просто заметил флегматично пасущуюся лошадь. В любом случае, закованный в доспехи демон устремился в сторону, где прятался Элессар.
Эльф чуть не потерял сознание от страха, но его заставила прийти в себя его же кобыла. Животное с диким ржанием встало на дыбы и передним копытом заехало врагу по шлему. Раздался явственный звон, дремора пошатнулся, а тут и очнувшийся Лесс от всей души добавил молнией. Демон ещё несколько секунд пытался удержаться на ногах, но всё-таки не устоял и свалился.
"А вот теперь беги, Лесс, беги!"
Элессар облегчённо выдохнул и поспешил убраться подальше вместе с лошадкой, которая вновь потеряла к окружающему миру хоть какой-нибудь интерес.

Маркус в очередной раз совершил подвиг, закрыв Великие Врата. Остаток ночи он проспал без задних ног в военном лагере, а утром его ждал неожиданный подарок.
Недалеко от северных ворот Брумы, на небольшой площади перед Храмом, стояла статуя, изображавшая смотрящего вдаль имперца в простой одежде, но с акавирской катаной в ножнах. Надпись на постаменте гласила: "Спаситель Брумы. Герой пробился сквозь орды Обливиона, вошел в Великие врата и уничтожил адскую осадную машину. Памятник поставлен благодарными гражданами Брумы, 3E 434"
Пожалуй, это была одна из немногих авантюр Воланаро и его друга Дж'Скара, которую единогласно поддержали остальные маги. Всё-таки возвести памятник за одну ночь - достойный вызов даже для могучих волшебников.

Глава четвёртая, в которой Лесс падает в обморок, развязка наступает не по сценарию, но Дагон всё равно проигрывает

  

На какое-то время ситуация стабилизировалась. Новые ворота появлялись не так часто, и их удавалось закрыть без особых потерь среди войск. Казалось, что у Мерунеса Дагона закончились силы, и победа уже близка.
Когда всё отделение собрали, чтобы сделать магические отпечатки для парадных портретов, Воланаро снова оказался в своём репертуаре... [aihito]
   Когда всё отделение собрали, чтобы сделать магические отпечатки для парадных портретов, Воланаро снова оказался в своём репертуаре...
  
   Элессар занимался магией в своё удовольствие под руководством собрата-демонолога, и даже вечные шуточки Воланаро перестали раздражать молодого эльфа.
После битвы за Бруму прошло две недели, когда в дверь дома Лесса постучались. Открыв, вислоухий обнаружил на пороге своего знакомого.
- Здравствуй, Маркус. Ты как обычно?
Имперец периодически обращался к Элессару за настоем из листьев и цветков пустырника, который действовал на людей успокаивающе. И Лесс не мог его не понимать, времена действительно царили нервные.
- Нет, - Маркус тряхнул головой. - Я по другому вопросу. Ты ведь маг, допущенный в столичный университет?
- Да, - кивнул Лесс, начиная прикидывать, что же от него сейчас потребуют.
- Ты не мог бы сопроводить нашу делегацию в Имперский город? - спросил имперец. - Присутствие такой персоны, достаточно важной, повлияет на престиж всего мероприятия.
Элессар задумался.
- Почему именно я?
Маркус улыбнулся чуть смущённо.
- Тебя я знаю лучше, чем их, и, к тому же, ты просто идеален, если брать по сочетанию силы и серьёзности.
- Тут ты прав, - вынужденно согласился Элессар, представив, в какой цирк мог бы превратить делегацию тот же Воланаро.
- Ну, так что? Ты согласен?
Лесс почувствовал, что очень хочет согласиться. "Дурацкая имперская харизма", - отстранённо подумал он, проникаясь к собеседнику умеренной симпатией, и сказал:
- Да, я приму участие в вашей делегации. Как я понимаю, нужно сопроводить наследника императора в столицу?
- Ты правильно понял, - Маркус чуть наклонил голову. - Спасибо, Элессар! Завтра в шесть утра мы выходим из Облачного Храма, можешь присоединиться к нам возле городских конюшен.
- Договорились.
Лесс посмотрел имперцу вслед, аккуратно прикрыл дверь и, тихонько матерно застонав, уткнулся в стенку лбом. Наследник означал покушения, покушения означали врагов, враги означали, что под удар может попасть и совершенно невиновный вислоухий эльф.
"Будем надеяться, что всё пройдёт мирно", - вздохнул Элессар и занялся сборами в дорогу.

Путешествие из Брумы в Имперский город проходило неожиданно мирно. Ни дикие звери не нападали, ни разбойники не шалили, ни монстры из Обливиона не наскакивали. Первые дни Элессар постоянно вздрагивал и оглядывался, после лишь прислушивался всё время, а потом и вовсе почти расслабился.
Столица встретила их сдержанным любопытством жителей. Ничто, как говорится, не предвещало.
Разговор Мартина с канцлером Окато начался скучно. Лесс слушал краем уха, стараясь не отсвечивать и не привлекать лишнего внимания. Перед этим облечённым властью альтмером он чувствовал себя совсем уж ничтожным.
Речь зашла уже о зажжении Драконьих Огней, когда в зал ворвался запыхавшийся курьер. От принесённой им вести у Лесса мурашки побежали по хребту.
Наступление Обливиона на Имперский Город.
"Я так и знал!" - эта мысль пришла даже раньше, чем обыкновенное в таких ситуациях "Беги, Лесс, беги!" - глас инстинктов запоздал буквально на мгновение.
Но бежать значило повернуться спиной канцлеру и доказать тем самым своё ничтожество. Элессар затравленно оглянулся на Маркуса, который его во всё это втравил. Имперец заметил взгляд Лесса и ободряюще улыбнулся.
- Не переживай, прорвемся! Мартин зажжёт огни в храме, и даэдра уйдут.
- Надо поторопиться, - заметил Джоффри, - иначе мы можем не успеть.
- Вперёд, во имя Империи! - порывисто воскликнул Септим и устремился к выходу. Вся компания, влекомая императорской харизмой, немедленно последовала за ним.
На улицах царил ад. Множество Врат раскрылись прямиком посреди мостовых, порождения Обливиона наводнили город, нападая на мирных жителей и солдат. Маленький отряд пробивался к храму, Клинки разили тварей своими катанами, альтмеры помогали им магией. Лесс мимоходом искал пути к бегству.
Наконец они достигли храмового района.
- О нет, всё пропало, - выдохнул Мартин, указав на что-то взмахом руки.
Элессар неосторожно посмотрел в ту же сторону и застыл.
Над городом возвышалась исполинская туша Мерунеса. Краснокожий четырёхрукий великан размахивал гигантской палицей и медленно приближался к горстке смертных, что хотели нарушить его планы.
- Ещё можно попытаться что-то сделать! - Септим взял себя в руки. - Идём, друзья, мы должны попасть в храм, пусть и кружным путём!
- Я хорошо знаю город, - сказал Маркус, - я вырос здесь и часто играл с ребятами в переулках. Идёмте за мной, я знаю дорогу!
Никто из спешно уходящих в запутанный лабиринт узких улочек не обратил внимания на то, что их группа стала меньше.
Лесс, не отрываясь, смотрел на идущую к нему смерть. Он просто не мог заставить себя сдвинуться с места, хотя верный голос в голове надрывался, призывая бежать, идти, хотя бы ползти в сторону от опасности!
Дагон заметил мелкую неуклюжую букашку на своём пути. На его жутком лице расползлась довольная усмешка. Элессар тихо всхлипнул и впервые в своей жизни потерял сознание от безграничного ужаса.

Дальнейшие события всем случайным очевидцам показались похожими на пьяный бред, что было неудивительно, если брать в расчёт всех, кто принял участие в развязке.
Сначала под ноги Мерунесу бросился хаджит, голося что-то вроде "М'Айк не даст красному тупице обидеть жёлтого котёнка!". Дагон проигнорировал героический поступок кота, наступил на него и... поскользнулся. Нелепо взмахнув всеми четырьмя руками, лорд даэдра рухнул как срубленный дуб. От удара исполинской туши об землю, казалось, содрогнулся весь Имперский город. А хаджит, целый и невредимый, как ни в чём не бывало, вскочил на ноги и кинулся к бессознательному альтмеру, чтобы утащить его с дороги за ноги.
Не успел великан подняться, как рядом с ним из воздуха соткалась ещё одна гигантская фигура, в которой невозможно было не узнать Принца Безумия.
Шеогорат сходу огрел Дагона тростью по голове.
- Ты почто кота моего обидел, гад? Обойдёшься теперь без власти над Нирном, хватит, наигрался!
С этими словами повелитель сумасшествия отвесил Мерунесу смачный пинок, отправляя его в пылающий красным портал.
- И так будет с каждым! - пафосно возвестил Шеогорат, вскинув к небу трость, и исчез.

Глава пятая, в которой автор разгребает последствия своего произвола, делает внезапный ход Маннимарко, и проявляет решимость Лесс

  

Кризис Обливиона внезапно кончился. Мартин, не растерявшись, всё же добежал до храма и зажёг Драконьи Огни, тем самым вступив в права наследования. Новоиспечённый император, конечно же, не забыл про тех, кто был рядом с ним, особенно много почестей навалилось на Маркуса. Имперец, уставший от ответственной миссии и прочих важных дел, пытался отказаться от высокой чести и звания Защитника Сиродиила, но все мы знаем, как хорошо умеют убеждать Септимы.
В память о чудесном спасении жители города возвели на храмовой площади памятник, изображающий Шеогората, сидящего на троне и наглаживающего большого и толстого кота. Глаза Принца Безумия и его животного стараниями магов обрели цвет, жизнь и способность светиться в темноте, и теперь по ночам за случайными прохожими неотрывно следили два звериных взгляда. Вскоре после открытия к каменному изваянию подошёл хаджит, известный как М'Айк Лжец, потыкал в кошака пальцем, глубокомысленно изрёк: - "Не похож", - и торжественно удалился.
Месяцы, когда длилось вторжение, признали переходным периодом, и нынешний год был объявлен началом новой, четвёртой эры.

Лесс проснулся только на следующее после изгнания Мерунеса утро, со смутным ощущением того, что накануне было страшно. Обнаружив себя не дома, в Бруме, а в гостевых комнатах Университета Волшебства, он всерьёз задумался над тем, сколько же вчера выпил, и по какому поводу, собственно, была гулянка.
Поинтересовавшись новостями, Элессар был, мягко говоря, в шоке, как от услышанного, так и от проснувшихся воспоминаний. Но он был жив, а это главное. А ещё безмерно радовал Лесса тот факт, что на войну его теперь точно не отправят.
На некоторое время вислоухий задержался в Университете, ему было любопытно узнать, что же произошло в магической среде за время его жизни на севере. Как оказалось, пока Империя дружно боролась с дремора, Гильдия Магов тоже нескучно проводила время.
Несколько лет назад между Ганнибалом Травеном и Маннимарко вспыхнул острый конфликт, возникший на почве того, что первому совершенно не давалась некромантия, тогда как второй был ведущим специалистом. Архимаг не поленился перерыть кипу старых летописей, чтобы отыскать одно древнее уложение, которое запрещало некромантию и которое в своё время забыли отменить, после доказательства того, что использовать мертвецов можно и во благо. Этим самым документом Ганнибал воспользовался, чтобы выгнать из гильдии всех магов, имевших дело со Смертью. Маннимарко, естественно, обиделся и ушёл, пообещав создать собственный магический орден, с зомби и личами. До сих пор о некромантах ничего не было слышно, но во время Кризиса Обливиона начали поступать сообщения о бродячих мертвецах и оживших скелетах. Травен был серьёзно обеспокоен этим фактом, небезосновательно полагая, что Маннимарко начал действовать.
Лесс, осмыслив информацию, пришёл к выводу, что не зря он скрыл информацию о своей способности к превращениям, иначе его тоже могли выставить из зависти, объявив адептом запретного искусства, и на этом до поры до времени выбросил некромантов из головы.
Надолго в Университете Элессар решил не задерживаться, мало ли что могло случиться с его домом за время отсутствия хозяина. Воры так и бродят, так и бродят по ночам!
Непосредственно перед отъездом к нему подошёл Раминус Полус и попросил убедиться, что в Брумском отделении всё в порядке. Вчера они не вышли на связь, что могло оказаться как очередной шуткой Воланаро, так и серьёзной неприятностью. Лесс согласился, не желая спорить с руководством.

Маннимарко долго ждал подходящего момента. Сперва они были слабы и прятались по подземельям, как крысы. Потом, когда всё было готово к первому наступлению, грянул Кризис Обливиона, и Король Червей благоразумно решил немного подождать. Расчёт главы некромантов оправдался, война закончилась спустя несколько месяцев, жители Сиродиила вздохнули спокойно. И расслабились.
Своей целью изгнанник выбрал Бруму, где было самое слабое отделение. Да что уж говорить, если тамошняя управительница не могла колдовать без учебника под боком!
Они напали внезапно. Всё должно было кончиться в несколько минут, но на пути воинства мертвецов встал воин дремора, судя по рогам - далеко не кайтифф, - а за спиной демона виднелся остроухий силуэт демонолога.
- Воланаро! - Маннимарко вспомнил своего родича, с которым неоднократно пересекался в Университете. - Какими судьбами ты в этом захолустье?
- Я здесь живу и работаю, - пожал плечами альтмер-шутник. - Тут тихо и спокойно, и относятся к моим розыгрышам куда терпимее, чем в столице.
- Идём со мной! - позвал глава некромантов. - Мы похожи, оба обращаемся к помощи тёмных тварей, - Маннимарко кивнул на злобно оскалившегося дремора. - Разница лишь в том, что у моих не бьётся сердце. Что тебя держит здесь, среди низших рас?
Воланаро покачал головой:
- У нас с тобой нет ничего общего, кроме происхождения. Я живу ради новых знаний и хороших шуток, а ты... Опомнись, разве поступать так достойно настоящего мага? - демонолог обвёл рукой входную залу, где зомби с голодным урчанием обступили труп Джины Фрасорик. - Ты убиваешь своих же из глупой мести старому пердуну! Ты безумен, Маннимарко!
Король Червей хрипло расхохотался.
- Сколько пафоса, сколько экспрессии!.. Глупец! Что ж, я предлагал тебе шанс, ты сам от него отказался.
По мановению руки некроманта его воинство ринулось в бой.

Ещё только пройдя сквозь городские ворота, Элессар заподозрил неладное. Люди передвигались по улицам короткими перебежками, на него косились, раздавались неприязненные щепотки. Спиной чувствуя горящие взгляды местных и стараясь держаться с достоинством, Лесс шёл к гильдии магов. Его ноздрей коснулся ни с чем не сравнимый запах огня, смерти и горелой плоти. Вислоухий ускорил шаг, в его душе одно за другим рождались дурные предчувствия и жуткие предположения. Но реальность оказалась страшнее фантазии.
Распахнув дверь дома, в котором располагалось отделение, Элессар тут же согнулся в приступе тошноты, не сумев совладать с собой. Увиденная им картинка была куда более впечатляющей, чем даже поле битвы за Бруму после закрытия порталов. Лесс вспомнил трупы дремора и защитников, валяющиеся вповалку на снегу, снова вдохнул насыщенный запахом смерти и разлагающихся тел воздух, и его во второй раз вывернуло наизнанку. Выпрямившись, он, словно против воли, заглянул в зал. Увиденное никак не складывалось в цельное изображение, сознание выхватывало то одну тошнотворную деталь, то другую.
Немного постояв на пороге, Лесс развернулся и медленно побрёл обратно. Его уши бессильно поникли, и сам он стал похож на выброшенного на мороз щенка. Зайти в дом Элессар так и не решился, хотя следовало проверить всё на наличие выживших. "Только не после пожара", - сказал он сам себе, - "Судя по запаху, прошёл день или два, даже если кто-то и выжил в бойне, морозы точно убили его. Я ничем не мог помочь, потому что был в пути".
Ещё один пренеприятный сюрприз ждал эльфа возле конюшен. Его лошади не было на месте, вместо неё на земле лежал зомби с пробитой копытом головой, да вела вдаль ровная дорожка следов.
"Беги, Лесс", - вкрадчиво сказал внутренний голос. - "Незачем тебе втравливаться в эти разборки, это совершенно не твоё дело, зато здесь можно легко попасть под удар".
И в этот момент альтмер впервые в жизни проявил решимость.
"Нет!" - Элессар упрямо мотнул головой. - "Мне надоело бегать! Хватит!"
- Хватит! - повторил Лесс вслух. - Я устал всё время убегать, и поэтому я ухожу! В Скайрим!

Часть третья. Климат-бандаж

Просто забейте в переводчик гугла отдельно "sky" и "rim"

Глава первая, в которой автор пускается в разнос, проходит двести лет, и случается много разных вещей

  

Между Кризисом Обливиона и пробуждением драконов прошло двести лет, и первая глава посвящена в основном этому промежутку.
Так уж случилось, что из-за вмешательства Шеогората (и автора) история пошла немного по иному пути - Мартин выжил и стал императором. Как говорится, упс. Поэтому мы оставим Империю самостоятельно разбираться с вопросами дальнейшего наследования и перенесёмся своим воображением на Саммерсет.
Группировка талморцев вдруг набрала силу во время Кризиса и заняла главенствующее положение на родине альтмеров. В связи с последующим переименованием архипелага в Алинор автор смеет полагать, что эльфы из Средиземья доплыли куда-то не туда. Так или иначе, новоиспечённому независимому государству не составило особого труда отгрызть от Империи Валенвуд и Эльсвейр. Когда ответных действий не последовало, талморцы осмелели вконец и попёрли на Сиродиил.
Собственно, на этом в данной реальности Великая Война и закончилась. Армию Алинора встретили имперцы. Все, кто успел добраться до границы с момента получения экстренного сообщения. Когда завоеватели выстроились в боевые порядки и начали наступление, на них обрушилась просьба разворачиваться и идти домой, высказанная от всей души и с максимумом харизмы. Разумеется, талморец, представляющий из себя подвид альтмера с завышенным чувством собственного величия, обладает иммунитетом к имперскому дару убеждения, но, увы, не в том случае, когда на одного эльфа приходится по два-три человека. К тому же, среди вставших на защиту Сиродиила людей оказались и дети, а ведь даже обычный ребёнок обладает поразительной способностью уговаривать взрослых, что уж говорить про маленьких имперцев? Рискованный ход сработал, алинорцы ушли.
Но на этом ничего не кончилось. Не сумев разбить Империю в лоб, талморцы развернули широкомасштабную кампанию по подрыву устоев в ряде провинций. Их шпионы под видом посольств смогли приникнуть везде, кроме Сиродиила и Вварденфелла, и тихонько начали подрывную деятельность, которая принесла свои плоды. К исходу второго века четвёртой эры Скайрим захотел независимости, и грянула гражданская война под девизом "Север для нордов! Империю - в пень!".
На этой оптимистичной ноте, пожалуй, мы завершим краткий обзор мировых событий и вернёмся к одному скромному альтмеру.
Лесс, устав бегать, ушёл в горы. В приступе юношеского максимализма он переоценил свои силы, иначе никогда бы не попёрся пешком через перевал. Воспоминания об этом путешествии надёжно стёрлись из памяти эльфа, возобновляясь лишь на моменте, когда он очнулся в избушке ворожеи-отшельницы.
Жизнерадостная девица-бретон, назвавшаяся Карлоттой, выходила обмороженного альтмера и попутно рассказала ему, кому Лесс обязан своим спасением. Безжизненную вислоухую тушку к её порогу притащила флегматичная соловая кобыла, держа зубами за ботинок. Разумеется, отшельница не смогла пройти мимо столь любопытного явления и оставила "подарок" у себя.
Да, Лесса спасла его лошадь, которую он полагал съеденной зомби. Неизвестно, как животное смогло отыскать своего хозяина в снегах и откуда знало, где найти помощь, но факт остаётся фактом.
В доме Карлотты альтмер прожил несколько лет, обучаясь у неё особой северной магии и прочим интересным мелочам. Элессар не стыдился называть бретонку учительницей, несмотря на то, что та была моложе его и доставала эльфу до подмышек.
Но этот, один из самых спокойных в жизни вислоухого периодов, долго не продлился. В один прекрасный день Карлотта, обнаружившая у себя седой волос, выставила Лесса за дверь, мотивировав свой поступок тем, что он уже не маленький и должен сам уметь о себе позаботиться, а не висеть на хрупкой девичьей шее. Элессар за годы, проведённые под одной крышей, узнал многое насчёт взаимоотношений мужчины и женщины, благодаря чему понял, что учительница всего лишь не хотела показывать ему наступающую старость. Поэтому, оседлав свою кобылу, правнучку той, первой, он отправился в путь.
К слову о лошадях. Флегматичное соловое чудовище оказалось очень любвеобильным и плодовитым существом, и несколько десятилетий её потомки наводнили Скайрим, дав начало новой уникальной породе, способной карабкаться по почти отвесным стенам. И неизменно в одной линии рождались кобылы с жёлтой шкурой и белой гривой, которые выбирали своим хозяином вислоухого альтмера.
За прошедшие годы Лесс не сильно изменился. Да, он повзрослел, но так и остался нескладным и невзрачным по меткам альтмеров. Характер его также почти не претерпел изменений, даже к двухсотлетию в Элессаре не проснулось обычное для его расы высокомерие, но, по крайней мере, поубавилось откровенной трусости, которая сменилась повышенной осторожностью.
Долгое время вислоухий сотрудничал с коллегией магов Винтерхолда, но после Великого Обвала закономерно сбежал. Бегство было тайным, поэтому только горы точно знают, что это сделал не Лесс. В отличие от инцидента с вулканом, на этот раз Элессар не стал покидать провинцию и остался в Скайриме, переквалифицировавшись в странствующего мага без определённого места жительства. Тогда же на его пути снова появился М'Айк Лжец. Хотя кот и изменился внешне, это точно был он, никакой другой хаджит не додумался бы назвать альтмера при встрече жёлтым котёнком. Лессу припомнили тот, самый первый разговор, и он был вынужден признать, что М'Айк оказался прав - про подвиги Нереварина и Маркуса действительно не вспоминали уже лет сто. "А норд придёт, когда случится интересное в Хелгене", - предрёк хаджит перед очередным своим исчезновением. Элессар как раз направлялся туда и понадеялся, что "интересное" не означает "опасное для жизни".
Скромные надежды эльфа рухнули, когда он увидел в небе силуэт, подозрительно схожий с драконьим. "Беги, Лесс, беги!" - впервые за пятьдесят с лишним лет проснулся внутренний голос, и альтмер немедленно с ним согласился, срываясь с места. Добежав до лошади, он вскочил в седло и успел покинуть Хелген ещё до того, как исполинская рептилия приземлилась и выпустила первый вал огня.

Иногда наутро после пьянки просыпаться ой как невесело. Особенно если пробуждаешься в повозке с заключёнными и узнаёшь, что тебя будут судить за незаконное пересечение границы.
Дальше - больше. Местные служаки такие ответственные, что готовы отправить на плаху любого преступника, даже если его имя случайно забыли внести в список приговорённых.
В такой ситуации даже огромная огнедышащая курица с кожистыми крыльями и в чешуе воспринимается, как спаситель! Можно воспользоваться царящей повсюду паникой и присоединиться к собрату-патриоту в побеге.
Ну а там уже и в Ривервуд можно направиться, всё равно идти вроде как больше некуда.

Глава вторая, в которой Лесса посылают до подземелья, кусаются пауки, и находит свою смерть дракон Милмурнир

  

Сбежав из Хелгена, Лесс посчитал необходимым предупредить о нападении дракона местную власть. Местная власть звалась ярлом Балгруфом и обитала в Вайтране.
Путь до города не занял много времени. По правде говоря, Элессар мог бы добраться и быстрее, если бы поменьше позволял своей лошади тормозить и общипывать придорожные кусты, но он уже привык использовать верховых животных в качестве индикаторов потенциальной угрозы. Если ест на ходу - всё нормально. Если поднимает голову - недалеко опасность. Если всхрапывает, останавливается и бьёт копытом - грядут серьёзные неприятности.
Ярл отказался верить Лессу на слово, из-за того, что тот был эльфом, а не человеком. Поэтому вислоухому предложили задержаться в городе на несколько дней, пока информация не подтвердится ещё кем-нибудь из очевидцев. И таковой вскоре действительно объявился. Спасшийся с плахи нелегальный мигрант оказался нордом, и это решило вопрос. Балгруф поверил ему, несмотря на весьма сомнительное прошлое пришельца.
На следующее утро их обоих вызвали к ярлу. Правитель Вайтрана оглядел стоящих перед ним мера и человека и предложил им обоим небольшую службу, после которой пообещал достойно вознаградить. Лесс, разумеется, предпочёл бы остаться без платы, но не ввязываться в неприятности, и, несомненно, так и поступил бы. Только вот, когда Элессар представил себе снисходительное презрение в глазах нордов, откуда-то из глубин подсознания, может быть, со дна памяти поколений, поднялась гордость. Вислоухий, обычно предпочитавший сутулиться, чтобы не сильно возвышаться над толпой, выпрямился во все свои два метра, поймал взгляд Балгруфа и с достоинством кивнул.
- Я согласен.
- Отлично, - хохотнул ярл. - Фаренгар введёт вас в курс дела.

- Знал бы, на что подписываюсь, никогда бы не согласился! - ругнулся Лесс и выпустил в подбегающего разбойника ветвистую молнию.
- Ушастик хочет к мамочке? - поинтересовался норд, который так и не назвал альтмеру своего имени. Впрочем, Элессар тоже не представился, и обращались они друг к другу либо "эй!", либо с использованием разнообразных эпитетов.
- Только после тебя, - парировал Лесс и сотворил заклинание паники.
- Такую драку испортил, - усмехнулся норд, посмотрев вслед убегающим бандитам. - Ладно, пошли, давай посмотрим эти развалины.
- Идём, - согласился Элессар, но предусмотрительно пропустил вперёд временного напарника.
Довольно скоро они натолкнулись на головоломку.
- Во, здесь как раз твои магические мозги пригодятся. Я никогда все эти задачки решать не умел.
- Хоть в чём-то северный варвар признал преимущества интеллекта, - фыркнул Лесс и задумался над решением. - Здесь всё просто.
На винтовой лестнице доблестный альтмер снова шёл позади, поэтому расправа над местными крысами прошла без его участия. И по той же причине Элессар не попался в паутину.
Здоровенный паук оказался на диво шустрым и успел цапнуть норда до того, как жуткую тварь настиг клинок дремора. Элессар вспомнил про то, что вообще-то умеет вызывать даэдра, и сейчас, морщась, лечил порез на запястье. Он не успел далеко продвинуться в изучении демонологии, потому, заклиная, вынужденно использовал собственную кровь.
Житель Обливиона с хрустом выдернул свой меч из трупа паука, презрительно фыркнул на мага и исчез, как только заклинание перестало удерживать его в этом мире. Лесс облегчённо выдохнул, каждый раз, прибегая к вызовам, он втайне боялся, что демон вырвется из-под контроля и нападёт. Но обошлось, как всегда.
Следовало заняться напарником - норд выглядел нездоровым и слегка умирающим. Вислоухий покачал головой и полез в инвентарь за универсальным противоядием.
Человек очнулся вскоре после того, как Лесс дал ему лекарство, и даже смог подняться на ноги. Элессар украдкой перевёл дух, он опасался, что зелье десятилетней выдержки, взятое им по ошибке, окажется перебродившим.
Приключение в Ветреном пике продолжилось. Были там и воришка-данмер, попытавшийся обмануть их, и жуткие драугры, и какая-то стена со светящимися рунами, от которой Лесс еле оторвал своего спутника. Норд отрываться не желал и лип к стене, как к любимой девушке. Впрочем, потом появилась совершенно жуткая нежить, и ещё полчаса пришлось посвятить её упокоению.
Результатом всех мытарств стала плоская каменюка с картой на одной стороне и непонятными рунами - на другой. Разумеется, тащить её пришлось Лессу, поскольку "Ты хоть и немочь ушастая, зато инвентарь у тебя наверняка большой, практики-то много".

Фаренгар остался очень доволен и посоветовал немедленно подойти к ярлу за причитающейся наградой.
Элессар уже предчувствовал, как уйдёт в компании неплохой денежной суммы, но, увы, судьбе было снова угодно его обломать.
- Пожар! Горим! То есть дракон! Огнедышащий!
- Где? - тут же оживился норд, схватившись за меч.
- У западной сторожевой башни!
"Пошли отсюда, Лесс", - вздохнули инстинкты. - "Тут нам всё равно ничего не обломится". Элессар молчаливо согласился и незаметно отстал. Ему казалось, что, если бы он ещё немного подождал, долги и обязательства начали бы нарастать, как снежный ком.
- Награды, награды... Нету у меня никаких наград, мне и так неплохо живётся. Лошадь есть, на еду заработать легко, алхимические инструменты при себе, растения повсюду, что ещё для счастья надо? - спросил вислоухий у пустоты и ответил сам себе: - Чтобы не трогали, и никаких опасностей!
Это действительно была бы идеальная, тихая и спокойная жизнь, но в глубине души Лесс догадывался, что, если таковой счастливый миг для него и настанет, то только в глубокой старости.

Вот это было ему по нраву! Приключения, схватки, опасности! Теперь ещё и драконы, опасные противники. Но тем интереснее!
Жалко, что тот забавный вислоухий эльф всё-таки оказался трусом и сбежал. С ним было весело, а ещё ушастый умел лечить и разгадывать сложные задачки. Ничего, может быть, дылда всё-таки одумается и вернётся, это было бы здорово.
Дракон вернулся совершенно неожиданно, но он сумел разглядеть чудовище во всех подробностях и окончательно закрепил первое впечатление. Курица, как есть курица, только большая и в чешуе. И огнём дышит. А так - две ноги, два крыла, орёт и тупая. Курица, даром что ящерица.
Здоровенную серую тварь убивали долго и упорно, хотя изначально планировалось сделать всё быстро и решительно. Но, наконец, истыканный стрелами, как иглами, дракон заревел и рухнул на землю.
Того, что случилось потом, не ожидал никто. Исполинская туша словно превратилась в пук света и втянулась в норда, как мелкий мусор в водоворот, и вместо дракона остался лишь скелет.
А ему почему-то очень захотелось выкрикнуть слова, что были отпечатаны на той стене. Он не привык перечить своим желаниям, и проорал незнакомые слоги во всю глотку.
О своём опрометчивом поступке норд пожалел, растирая горящее огнём горло, но реакция стражников того стоила!
Знать бы ещё, что означал тот дикий вопль "Доваки-и-и-и-ин!!!", который он услышал при входе в город.

Глава третья, в которой Довакин придумывает хитрый план, Лесс ввязывается в рискованную авантюру, а талморцы ловят шпиона

  

Лесс решил податься в сторону от Вайтрана и не появляться там пару лет, пока про него не забудут. У людей короткая память, и это иногда было на руку долгоживущему альтмеру.
Долго ли, коротко, но в конечном итоге Элессар прибыл в Солитьюд. К сожалению, здесь же располагалось талморское посольство. Лесс настороженно относился к ним, поскольку справедливо полагал, что его могут не принять за сородича. Ведь правда, где это видано, чтобы эльф, представитель высшей расы, кочевал от места к месту и брался за любую пригодную для мага работу? Элессар великолепно сознавал свои недостатки, но менять ничего не собирался, его полностью устраивал нынешний образ жизни. Поэтому вислоухий решил остановиться в городе лишь на ночь, а утром снова двинуться в путь.
Несомненно, он так бы и поступил, но... Ох уж эти "но", одно слово способно обломать все мечты и начинания на корню.
Элессара окликнули подозрительно знакомым голосом.
- Эй, дылда ушастая! Иди сюда, поговорить надо!
Лесс, не сдержавшись, впечатал в лицо ладонь и медленно обернулся.
Шумный северный варвар, широко улыбаясь, приветственно махал ему секирой.

Довакина немало заботил вопрос с приёмом у талморцев. И Дельфина, и Малборн расписывали предстоящее дело в самых радужных красках, но норд был убеждён, что не всё там так легко и просто. К тому же он здраво оценивал свои силы и признавал, что вряд ли сумеет пробраться, куда надо, незамеченным. Разве что абсолютно весь состав посольства будет чем-нибудь занят, тогда у драконорождённого появится шанс.
Норд почесал бороду и посмотрел вокруг, пытаясь найти вдохновение для умных мыслей. Взгляд его зацепился за высокую фигуру в простой дорожной мантии, ведущую в поводу флегматичную соловую кобылу. При виде лошади в мозгу Довакина что-то щёлкнуло, и он узнал того эльфа, с которым был в развалинах храма. Когда надо, норд умел думать быстро, и громко позвал вислоухого. Тот вздрогнул и обернулся, почему-то положив на лицо ладонь и смотря одним глазом сквозь растопыренные пальцы. Человек не обратил на странности ходячей желтухи внимания и помахал оружием, призывая подойти поближе.
Альтмер покачал головой, опустил руку и широким шагом направился к норду. Остановившись напротив драконорождённого, эльф почти грозно посмотрел на него сверху вниз.
- Что тебе нужно?
- Дело есть, - таинственно сказал Довакин и утянул ушастого в дом.

- Нет, нет, и ещё раз нет! - решительно произнёс Лесс. - Вы хоть понимаете, на что меня толкаете?
- Но ты ведь альтмер! - сказал норд. - И они альтмеры. Волки не едят волков.
- Если талморцы - волки, то я в сравнении с ними буду дворовой шавкой! - воскликнул Элессар.
- Трус и слабак, - припечатал тот, кого называли драконорождённым.
- Не спорю, - вислоухий отвёл взгляд, опустил голову.
Воцарилось молчание. Под тремя пронзительными взглядами Лесс чувствовал себя очень неуютно. Не в силах больше терпеть, он встал и направился к выходу.
Даже спустя много лет Элессар не мог ответить на вопрос, почему он уже у самого порога развернулся, вернулся за стол, где обсуждалась дикая авантюра, и дал своё согласие.

От приглашения на вечеринку Лесс отказался, сославшись на свои методы. Владея искусством иллюзорной смены облика, не так и трудно превратиться в другого эльфа. В талморца.
Мимо внешней стражи Элессар прошёл неузнанным и без препятствий проник в зал, где проходил приём. Но уже на следующем этапе самообладание отказало ему. Лесс замялся, и тем самым привлёк внимание караула.
- Что-то не так, собрат? - обратился к замаскированному альтмеру один из стражников.
- Нет-нет, всё в порядке, не стоит беспокойства.
Элессар пребывал в неведении относительно того, как между собой общаются талморцы, поэтому и выдал себя своим поведением.
"Беги, Лесс, беги!"
Он и сам, без подсказки внутреннего голоса, заметил, что стражники потянулись за оружием, и, развернувшись на месте, помчался к выходу.
На них недоумённо оглядывались, всё-таки картинка действительно необычная - двое талморцев бегут за третьим. Элессар почти добежал до выхода, когда дверь распахнулась, и в дом ввалились готовые к бою воины, услышавшие странный шум. Ойкнув, Лесс поменял направление и ускорился.
Во внутренний двор он выбежал первым и собрал на себя взгляды всех находившихся там талморцев. "Лови шпиона!" - крикнул кто-то за спиной. "Дело плохо", - подумал Лесс и вновь сорвался с места.
Элессар метался по замкнутому пространству, как загнанный зверь, и не находил выхода. Пока что ему удавалось избегать столкновений, хотя на "хвосте" висело не меньше десяти злобно настроенных эльфов, но долго так продолжаться не могло. Рано или поздно его бы схватили. Лессу не хотелось думать о возможных последствиях.
Его мозг работал на полную, ища выход из ситуации. Двери блокированы, забор слишком высокий, не перепрыгнуть...
Лесса озарило, и он на бегу запустил руку в инвентарь. Зелье прыгучести нашлось быстро, оставалось только зубами сорвать пробку и сделать глоток.
Оттолкнувшись от земли, Элессар взмыл высоко над головами талморцев, задорно проорал "Нас не догонят!" и приземлился с другой стороны забора. Махнув опешившим эльфам ручкой, он побежал вниз по улице, завернул за поворот и стал невидимым.
Оставалось добраться до трактира, забрать лошадь и уехать подальше от Солитьюда, куда-нибудь, где не будет риска встретить одного наглого северного варвара!

Довакин не знал, как тому вислоухому дылде удалось запудрить талморцам мозги и заставить бегать за своим же, но заварушка вышла знатная! Эльфы оказались настолько увлечены погоней и поисками сбежавшего "шпиона", что для норда не составило труда, выпив зелье невидимости, прокрасться в покои Эленвен и хорошенько всё обыскать. Помимо нужных документов, в инвентаре драконодождённого скрылось всё, что плохо лежало и не было прикручено. Ну а почему нет, талморцы богатые, от его скромных усилий не обеднели бы.
Авантюра с посольством завершилась успешно, и Довакин не преминул обмыть радостное событие. Он хотел пригласить на пьянку и ушастого мага, но тот вновь как сквозь землю провалился. Норд не сильно расстроился, узнав об этом. Ему казалось, что этот забавный эльф ещё появится на его пути, когда возникнет нужда.

Где-то, неизвестно где, Принц Безумия Шеогорат, весело смеясь, погасил экран и встал, разминая мышцы.
- Давняя идея оказалась более чем удачной, правда, киса?
Лежавший возле кресла хаджит дёрнул ухом и поднял голову.
- Большой зверь прав. М'Айку тоже нравится жёлтый кот. За ним интересно наблюдать.
- Ты ещё пересечёшься с ним?
- М'Айк не знает, М'Айк ходит по дорогам, и жёлтый кот тоже. Возможно, М'Айк и жёлтый кот ещё столкнутся. И это будет интересная встреча.

Глава четвёртая, в которой мурлыкает хаджит, ведутся разговоры о драконах, и отправляется за Древним Свитком Довакин

  

Под копытами лошади хрустел снег, а сама лошадь задумчиво хрупала голой веткой. В разгар зимы трудно было отыскать хотя бы клочок травы, но соловой кобыле было всё равно, она могла питаться и древесиной.
Лесс почти дремал и так бы и заснул прямо в седле. Он доверял своей лохматой спутнице, поскольку его лошадь обладала удивительной способностью выбирать правильную дорогу и точно не завезла бы его в опасное место. Уйти в мир сновидений Элессару помешало громкое мурлыкание, совсем близкое. Лесс встрепенулся, выпрямился и навострил уши, настороженно вглядываясь в придорожный кустарник.
- Жёлтый кот опять всего боится? - поинтересовался вкрадчивый голос за спиной. Элессар обернулся, поймал взгляд кошачьих глаз и улыбнулся, узнав хаджита.
- Здравствуй, М'Айк. Опять хочешь сказать что-нибудь странное и непонятное?
- М'Айк давно не видел жёлтого кота и решил, что соскучился, - доверительно сообщил мохнатый клубок, взмахнув хвостом.
- До этого ты не появлялся почти два века, - заметил Лесс. - А сейчас соскучился за пару месяцев?
- М'Айк был занят! М'Айк особенный, и у М'Айка могут быть особенные дела! - хаджит недовольно ощерился и сверкнул глазами.
- Хэй, успокойся! - сказал Элессар. - Я не хотел тебя обидеть, правда. Но наша последняя встреча кончилась тем, что вскоре на меня напал дракон!
- Дракон прилетал не к жёлтому коту, и даже не к драконоеду. Он просто прилетел сквозь время, потому, что пришла пора.
- Что ты имеешь в виду? - уточнил Лесс с подозрением. - Новые неприятности, вроде нашествия демонов?
- Драконов теперь будет много, - безмятежно отозвался М'Айк. - Но жёлтому коту не надо бояться, драконоед съест всех ящериц.
- Драконоед? - переспросил Лесс. Перед глазами мгновенно нарисовалась огромная, жуткая, отвратительная тварь, которая гордо шла по заснеженным склонам, таща в пасти дракона, как носят задушенных куриц собаки. Представленная картина оказалась настолько живой и яркой, что он невольно вздрогнул.
- Драконоед ест драконов, как камень душ. М'Айку это не нравится. Если ты не камень душ, зачем вести себя так, будто ты - камень?
- Да, ты прав, - рассеянно согласился Лесс и посмотрел вперёд. Брови его поползли вверх, а уши, даже вислое, устремились кончиками в зенит.
- Когда я успел свернуть к Винтерхолду?!
- Жёлтый кот не мог прийти туда, куда ему не надо, потому что жёлтый кот - особенный, - сказал хаджит и опустился на четыре лапы.
- Подожди, ну куда ты опять? - почти жалобно воскликнул Элессар, но ответить ему могли разве что скалы. М'Айк совершенно не разучился бегать за прошедшие двести лет.
Немного подумав, Лесс решил всё же продолжить путь. В конце концов, он старательно избегал появляться здесь в течение нескольких десятков лет.
Винтерхолд... Лесс помнил этот город совсем другим, и сейчас его сердце невольно сжалось, когда он оглядывал остатки былого великолепия. И лишь только Коллегия казалась нетронутой.
"Интересно, мой пропуск ещё действителен?" - подумал Элессар, доставая из инвентаря знак мастера-иллюзиониста. - "Было бы забавно вновь сдавать экзамен на входе".
Доказывать свою магическую состоятельность вислоухому не пришлось. Конечно, его встретили с удивлением, но на все вопросы Лесс предпочёл дать размытые ответы-отмазки, и от него отстали, ничего не добившись.
А Элессар отправился в Арканеум.
Библиотека встретила его запахом старых книг, ощущением величия знаний и тишиной. Лесс осторожно сделал несколько шагов, звонким эхом отразившихся от стен и потолка.
- Кого я вижу, - навстречу гостю вышел главный смотритель хранилища. - Ты вернулся. И совсем не изменился. Даже ухо не починил до сих пор.
- Меня полностью устраивает моя внешность, - сказал Лесс, недовольно дёрнув упомянутым калечным ухом. - А ты постарел.
- Не всем же жить столько, сколько живут альтмеры, - добродушно рыкнул орк, пригладив бороду. - Какими судьбами, Элессар?
- Ураг, ты не поверишь. Лошадь завезла, совершенно случайно, - признался эльф.
- Случайности не случайны. Наверное, это было нужно. Пойдём, попьём чаю, поговорим о жизни. Расскажешь мне, что делается во внешнем мире, а то мы здесь сидим почти как в осаде.
- Хорошо, - согласился Лесс и пошёл следом за орсимером.

- FUS RO DAH!!!
Звук прокатился мощной воздушной волной, заставив здание Коллегии встряхнуться от башен до фундамента.
Элессар вздрогнул и чуть не расплескал кружку.
- Что это было?
Ураг гро-Шуб задумчиво нахмурил брови.
- Рискну предположить, что к нам пожаловал некто, владеющий искусством Крика. Помнится, ты когда-то всерьез интересовался этой магией.
- Ах да, точно, - кивнул Лесс, - я тогда ещё решил, что мне легче размахивать руками, чем орать, как трактирный пьяница.
- После того, как сорвал горло и хрипел неделю, - усмехнулся орк. Элессар в ответ только поморщился.
- Крики... - задумчиво протянул он. - Я слышал, что, кроме Седобородых, сегодня этим искусством владеет только один человек, и это...
"Шумный северный варвар! Беги, Лесс, беги, пока тебя опять на что-нибудь не уговорили!"
Лесс попрощался с библиотекарем и решительным шагом двинулся к выходу.

Довакин ворвался в Арканеум, аки вихрь, за что и получил по голове посохом.
- Юноша, это библиотека, соблюдайте правила приличия и тишину, - грозно сказал старый орк.
- А... - сказал норд. - Э... Ладно.
- Моё имя - Ураг гро-Шуб, - представился хранитель Арканеума. - А ваше?
- Меня все называют Довакин, я уже привык, - ответил драконорождённый.
- Приятно познакомиться. Так что вас привело ко мне?

Норд покидал Винтерхолд с гудящей от новых знаний головой. Орк-библиотекарь, стоило Довакину заикнуться про Древний свиток, немедленно нагрузил его самой разнообразной информацией и отправил в какие-то руины.
"Не мог просто сказать, где свиток лежит", - недовольно ворчал про себя драконорождённый. А ещё ему не давала покоя лошадь. На обычную конягу норд бы и внимания не обратил, но эта была слишком необычного цвета. И жевала какой-то куст как раз недалеко от моста. Однако на вопросы о вислоухом эльфе маги лишь пожимали плечами, словно его и не было. Довакину было откровенно лень думать лишний раз, и он благополучно выбросил воспоминание о лошади из головы.

Глава пятая, в которой Довакин ввязывается в драки, Братья Бури штурмуют Солитьюд, а Лесс совершает героический поступок

  

Прошло три года. Много интересного произошло за это время.
Довакин живым попал в Совнгард, сразил там Алдуина, Пожирателя Миров, и вернулся в Нирн. Об этом он случайно растрепал, когда обмывал победу, и буквально через две недели весь Скайрим распевал баллады по мотивам великого подвига. На текущий момент до сих пор можно, зайдя в трактир ближе к вечеру, увидеть пьяную толпу, вдохновенно горланящую "Довакин, Довакин, налок зин лос варин!". Если крикнуть в пространство "А был ли Довакин?" и тихонько спрятаться там, где не будет риска оказаться задетым, представится великолепная возможность понаблюдать за мгновенно вспыхнувшей дракой.
Партурнакс, сын Акатоша, сумел собрать своих одичавших сородичей и наставить на путь истинный. Рептилии удалились в горы, чтобы не пересекаться с людьми, и у них уже появилось потомство - первое поколение возрождённых драконов.
Разумеется, часть крылатых ящериц осталась в Скайриме, продолжая чинить разрушения. С этими отщепенцами удачно справлялся Драконорождённый вместе со своим ручным драконом Одавиингом.
Шла гражданская война. Братья Бури по-прежнему хотели Скайрим для нордов, а Имперский Легион ратовал за мир-дружбу-объединение и готов был пролить ради этого реки крови.
Случилось так, что в противостояние оказался вовлечён и Довакин. Точнее, он сам вовлёкся, предложив Братьям Бури свою помощь. Ульфрик Буревестник дураком не был и, естественно, принял легендарного героя в ряды борцов за свободу. Со своими новыми соратниками драконорождённый прошёл через множество битв, закалился в боях и стал почти непобедимым противником.

Лесс волею судьбы застрял в Солитьюде. Не так давно от него ушла лошадь, верой и правдой служившая ему два десятилетия кряду. Элессар не боялся остаться без транспортного средства. Он знал, что через несколько лет его найдёт соловая кобыла-трёхлетка и неожиданно ткнётся в спину бархатным храпом. В зубах лошадь будет сжимать ремешок от уздечки, а в инвентаре животного непременно обнаружится седло. Куда уходят старые лошади, и как у них происходит передача сбруи, Лесс так и не смог отследить ни разу за двести лет.
Но пока что вислоухий был безлошадным и решил задержаться в городе на пару недель. Его немало беспокоили слухи о виденных то тут, то там Братьях Бури, и Элессар не хотел рисковать, передвигаясь пешком. Зимой от агрессивно настроенной толпы его не спасла бы даже невидимость - не снегу всё равно остались бы предательские следы.
Штурм начался совершенно внезапно, защитники успели только возвести хлипкие баррикады, прежде чем на город накатила безликая волна.
Лесс и без подсказки инстинктов догадался, что нужно сваливать, и тихонько пошёл по улицам, скрываясь за невидимостью. Нужно было лишь следить за тем, чтобы не натолкнуться на кого-нибудь из сражающихся и не попасть под обстрел. Заработать стрелу в колено или в спину Элессару не хотелось.
Возможно, Лесс так бы и сбежал, никем не замеченный, но, когда вислоухий уже приближался к выходу, он неожиданно зацепился взглядом за воина, ловко орудующего боевой секирой.
Перед глазами всплыла картинка - шумный северный варвар воодушевлённо размахивает своим оружием и зовёт обсудить важное дело. Элессар невольно мученически застонал. И здесь этот Довакин!..
"Беги, Лесс, беги!" - поторопил внутренний голос. - "Чего стоишь?"
Элессар заметил на крыше трёх лучников, что выбрали норда своей мишенью. Сейчас выстрелят.
"Что он тебе? Два раза вовлекал тебя в неприятности, не дал нормально поговорить с Урагом, и вообще - на стороне Братьев Бури, а они выгонят из Скайрима все остальные расы, потому что север - для нордов!"
"Иди ты лесом", - впервые в своей жизни эльф огрызнулся на голос, что не раз предупреждал его об опасности, и выпростал руки вперёд.
Вокруг Довакина сомкнулся прозрачно-фиолетовый купол щита, от которого бессильно отскочили летучие посланницы смерти.
Но Лесс этого уже не видел. Он бежал.

Братья Бури выиграли ту войну и торжественно объявили независимость от Империи. Талморцы были изгнаны за пределы Скайрима, насчёт остальных новая власть была не столь категорична. Потом, на волне всеобщей эйфории, победители случайно разнесли остатки Винтерхолда, и Коллегию магов пришлось переименовывать в Академию Пустоши.
Радость длилась ровно до того момента, когда скайримцы поняли, что из всех достояний у них только саблезубы да мамонты. К сельскому хозяйству горные долины были мало предназначены из-за постоянных морозов, хлеб раньше завозили из Сиродиила. Но сейчас Империя демонстративно объявила новому государству бойкот. От Хай Рока Скайрим тоже не мог ничего получить - те же горы, только западнее, а Морровинд громко и демонстративно плакал, что у него двести лет назад вулкан взорвался, и с тех пор всё плохо-плохо-плохо. На самом деле на Вварденфелле всё было хорошо, и даже очень, но хитроумные данмеры старательно этот факт от остального мира скрывали.
В конечном итоге, промаявшись тридцать лет, Скайрим благополучно вернулся в состав Империи. Остальные провинции, посмотрев на это, дружно расхотели становиться независимыми государствами. План Талмор блестяще провалился.
Алинор тоже долго не протянул. Как оказалось, без имперской харизмы сдерживать взаимную ненависть ближайших соседей - хаджитов и босмеров, было просто невозможно. Эльсвейр и Валенвуд сцепились не на жизнь, а насмерть, и плевать хотели на попытки их растащить. Те талморцы, кого не успели съесть или замурлыкать до смерти, сбежали обратно на архипелаг и, кажется, зареклись когда-либо соваться на Тамриэль. Драчунов в то же десятилетие обратно подобрала Империя, и на материке воцарился мир и покой. Ну, ровно до того момента, когда Шеогорату в следующий раз стало скучно.

А Элессар в кои-то веки зажил спокойно. Сбежав в Хай Рок, он без проблем получил расположение местной магической гильдии и дослужился до весьма высокого поста, обучая молодёжь искусству иллюзии.
Умение менять облик вислоухому с тех пор ни разу не пригодилось, и голос в голове больше никогда не кричал, призывая бежать. То ли не нужен стал, то ли и правда ушёл, куда послали.
Иногда Лесса навещал хаджит М'Айк Лжец, рассказывал очередную странную историю и вновь надолго исчезал.
А ещё в Хай Роке широко распространилась порода пофигистичных лошадей-скалолазов.
И жили все долго и счастливо.

Конец.

  

Эпилог

  

Элессар Мудрый, за глаза называемый не иначе как Вислоухим, уютно устроился в кресле у камина и закрыл глаза.
В последнее время он начал куда быстрее уставать, и магия отнимала всё больше сил. Солнце альтмера катилось к закату, даже высоких эльфов в конечном итоге настигает старость. Не избежал её влияния и Лесс.
Сквозь тихий треск горящих поленьев пробился другой звук, которого не должно было быть в этой комнате. Элессар тут же открыл глаза и напружинился, пусть в его теле уже не было прежней быстроты, а в уме - гибкости, он всё ещё мог за себя постоять. Но, увидев своего внезапного гостя, он вновь расслабился. От такого не убежишь.
- Здравствуй, Лесс, - приветливо улыбнулся Шеогорат, и от этой улыбки эльфу захотелось оказаться где-нибудь подальше. По возможности на другом материке.
- Приветствую, Принц Безумия, - Элессар поднялся и склонил голову, выражая уважение. С лордами даэдра безопаснее для жизни быть вежливым.
- Я хочу предложить тебе сделку, жёлтый кот.
Лесс вскинул на Шеогората недоумённые глаза.
- Откуда?..
- М'Айк много рассказывал про тебя. Что ты думаешь насчёт второй молодости?
Элессар не сразу сориентировался из-за мгновенной смены темы. Но потом сразу почувствовал подвох.
- А что я буду вам за это должен?
- Ничего более сложного, чем просверлить в сыре дырки! - засмеялся Безумный Принц. - Когда ты помолодеешь, твоя жизнь вновь наполнится разнообразными и интересными приключениями, только и всего.
Лесс поморщился, вспомнив некоторые "интересные приключения", и задумался. В сделках с даэдра нельзя оказаться в выигрыше, даже при своих остаться проблематично. Но здесь всё выглядело достаточно прозрачно.
Возможно, если бы инстинкты очнулись хоть ненадолго, этого никогда бы не случилось. Но история не терпит сослагательных наклонений. Сделка была скреплена рукопожатием.

Лесс задумчиво разглядывал подозрительную точку в небе. Ему казалось, что это уже когда-то было. Точка стремительно приближалась и росла, обретая очертания. Инстинкты, наконец, отреагировали на неопознанный летающий объект в своей привычной манере. "Беги, Лесс, беги!" - завопил внутренний голос, и эльф, вздрогнув, подобрался, готовый сорваться с места. Но он не успел.
Тяжёлая книга в твёрдом переплёте ударила альтмера по макушке, соскользнула вбок и рухнула на землю. Потерявший сознание Лесс свалился рядом. Неподалёку с хрустом сломанной шеи рухнул незадачливый воздухоплаватель, оказавшийся босмером в мантии мага.

Шеогорат, весело смеясь, потрепал довольно мурчащего хаджита между ушей и с воодушевлением уставился на экран. Представление обещало быть долгим и интересным.

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"