Полуботко Владимир Юрьевич: другие произведения.

Сказки и истории

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник сказок и историй


   Владимир Юрьевич ПОЛУБОТКО
   СКАЗКИ, ИСТОРИИ, ОЧЕРКИ И ФЕЛЬЕТОНЫ
  
  
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК, РАЗБОЙНИК И СВЯТОША. Пьеса
   Занавес раздвигается и зрители видят декорации, изображающие городской парк и лунную ночь. Вдали виднеются большие светящиеся буквы:
  
   ЦПКО им. Максима Горького.
  
   По аллее парка идёт Честный Человек и, судя по всему, ни о чём не подозревает. Дорогу ему слева направо перебегает Чёрный Кот, но Честный Человек даже и на это предупреждение судьбы не реагирует. Между тем, справа налево ту же самую дорогу ему перебегает уже и Белый Кот. Но Честный Человек равнодушен даже и к этому грозному предупреждению судьбы - идёт себе и идёт.
   И вот тут-то на него из-за скамейки слева и выскакивает Разбойник с огромным кинжалом.
   РАЗБОЙНИК (крича страшным и хриплым голосом и замахиваясь кинжалом). Кошелёк или жизнь?
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК (падая на колени и заламывая руки). Пощади! Не отбирай у меня мои последние деньги! Я несу их домой, а у меня там - жена и дети!
   РАЗБОЙНИК. Как бы не так! Одного пощадишь, другого, а мне тогда на что жить? Гони деньги или я тебя сейчас же зарежу!
  
   А в это время из-за скамейки справа выползает, а затем и становится в полный рост третий участник этого действия: ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША - на нём огромный православный крест, русская народная рубашка, вышитая национальными русскими узорами, а голова сияет во тьме от святости.
  
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Что здесь происходит? Что за шум? Кто посмел нарушить моё уединение?
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК (продолжая стоять на коленях и обращая свои взоры к Святоше). Добрый человек! Помоги мне! На меня напал разбойник и хочет отнять у меня последние деньги, а может даже, и саму жизнь!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Нет, вы только посмотрите на них: у них тут какие-то свои разборки, а я не могу даже предаться благочестивой молитве.
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК (продолжая стоять на коленях). Добрый человек! Ты, должно быть, плохо услышал меня. Так вот я повторяю тебе ещё раз: меня грабят! Помоги мне избавиться от этого грабителя!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША (защищаясь ладонями от Честного Человека). Нет-нет! Я выше этого! И вообще: я крайне негативно отношусь ко всякого рода доносам!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Но ведь грабят же!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Нет-нет! И не уговаривай, и не проси! Я крайне негативно отношусь к доносам. Крайне негативно!
   РАЗБОЙНИК (Честному Человеку). Гони деньги, пока я тебя не зарезал!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК (Святоше). Нет, добрый человек, разве ты не слышишь? Ведь он же грабит меня!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Крайне негативно, крайне негативно! (Подходя к Разбойнику и осеняя его крестным знамением). Благословляю тебя, сын мой!
   РАЗБОЙНИК (целуя руку Святоше). Спасибо тебе, святой человек! У нас, у разбойников, вся надежда только на тебя и на таких, как ты !
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША (Разбойнику). Скажи, сын мой, тебя не слишком утомил этот любитель делать доносы и нарушать общественный порядок истошными воплями?
   РАЗБОЙНИК. Спасибо тебе за твою заботу, святой человек! Нет, не слишком. Да я его, пожалуй, зарежу сейчас.
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША (Разбойнику). Зарежь его, сын мой, зарежь. Давно пора. Благословляю тебя на это святое деяние.
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Да что же это такое творится? Я взываю о защите, а мне её не оказывают?
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША (Честному Человеку). А ты не кричи, доносчик! Подумаешь, дело большое - зарежут его!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Так как же не кричать? Ведь это же больно и страшно, когда режут!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. А ты прими со смирением свою участь и не ропщи. Режут тебя, стало быть, так тому и суждено случиться. А то - что это за безобразие у нас тогда получится: один будет кричать, другой? Уже, выходит, что и зарезать нельзя? Да куда ж это мы катимся? О, времена, о нравы!
   РАЗБОЙНИК (замахиваясь кинжалом ещё сильнее). Ну, всё, прощайся с жизнью!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК (выхватывая пистолет из кармана и вставая с колен). А вот этого не хочешь?
   РАЗБОЙНИК (роняя от страха кинжал). Это не законно! У нас правовое государство, и ты не посмеешь стрелять в меня.
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Посмею! У нас правовое государство только для разбойников и святош. А посему - смерть тебе! (Стреляет в Разбойника и тот падает).
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Что ты натворил, нечестивый! Ты унёс драгоценную человеческую жизнь! Я тебя отлучу от Бога за такие дела!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. А я с Богом и без тебя найду общий язык, и ты мне вовсе не нужен. Так что, я и тебя пристрелю тоже.
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША (пугаясь). Ну, допустим, я был в чём-то не прав, но ведь надобно же и прощать.
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Да кто сказал, что надо?
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Да в Библии так написано.
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Да ты плохо читал Библию. Ветхий Завет чему нас учит? Да только одному: мстить, мстить и мстить! А я вот ещё и у Гомера читал, что прощать не надо, и всех врагов нужно убивать и никого не щадить. Одиссей терпел-терпел унижения, а потом взял да и перебил всех женихов Пенелопы к чёртовой матери. И ни одного не пощадил! А как поступал Ахиллес - убивал всех врагов без пощады и нисколько не сомневался в том, что только так и надо делать.
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Ты не должен использовать их негативный опыт. Эти Одиссей и Ахиллес были нехристями!
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Оно и понятно. Ведь Христос тогда ещё не родился - они же не виноваты в этом. Зато они были святее тебя в миллион раз!
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Да как ты смеешь?
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Да пошёл ты, знаешь куда?
   ПРАВОСЛАВНЫЙ СВЯТОША. Куда?
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. А вот куда! (Стреляет. Святоша падает замертво, голова тотчас же перестаёт светиться).
  
   Честный Человек перешагивает через оба трупа и идёт дальше. Подходит к краю сцены и обращается к зрителям.
  
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Берите с меня пример! Вот только так и надобно поступать с этою нечистью!
  
   Занавес закрывается, но Честный Человек раздвигает его и, высунув голову, говорит зрителям.
  
   ЧЕСТНЫЙ ЧЕЛОВЕК. Да! И чуть не забыл! Эта пьеса не направлена против Русской Православной Церкви и её честных служителей! Я ведь и сам православный. Так что, ежели кого невзначай обидел из честных людей - вы уж извиняйте! (Исчезает за занавесом.)
  
  
   СКАЗКА О МЕТАЛЛЕ ЦЕЗИИ. Подражание Андерсену
   Жил да был на свете металл по имени Цезий. Он очень гордился тем, что принадлежит к тройке избранных цветных металлов и по этому поводу любил говорить примерно в таком духе:
   - Медь, Золото и Цезий - вот тот блистательный триумвират трёх ярких металлов, который я возглавляю. Золото и Цезий - жёлтые металлы, а медь, хотя и красный металл, но в сплавах и она может стать по цвету такою же, как мы. Есть ещё, правда, Висмут, но он бледнокрасный, и поэтому мы не берём его в свой союз ярких и неповторимых. Как вы понимаете, этот союз возглавляю я, поскольку именно я в этой тройке и есть самый яркий и самый неповторимый. Не зря же люди назвали меня Цезием - ведь это же в честь самого Юлия Цезаря!
   Слышавшие эти рассуждения другие металлы пытались иногда с ним спорить, но - тщетно! Особенно злился Висмут, который утверждал, что в смысле неповторимости он побивает все остальные металлы.
   - Я единственный металл, который при нагревании уменьшается в размерах, а при замораживании увеличивается. А ведь у меня есть и другие совершенно невероятные свойства!
   - Молчи, розовое ничтожество! - кричал ему Цезий. - Может быть, ты по неповторимости и впрямь занимаешь одно из первых мест, но по части яркости и красочности - тебе до нас далеко!
   Цезий не допускал и мысли о том, что может хоть в чём-то ошибаться. Начиная разговор о своём превосходстве над остальными металлами, он пресекал все их возражения очень простым доводом:
   - На кого посмели возроптать? Я - избранник Божий! Разве вам непонятно? Я богоизбранный металл! Я обладаю такими качествами, которые всем остальным металлам даже и не снились! Золото - это мой ближайший помощник. С его помощью я управляю людьми. Медь - это мой неплохой друг, хотя, конечно, Медь всего лишь состоит на службе у Золота. Иерархия - сами понимаете. А Серебро - это вообще металл не нашего круга, и это просто белый мусор! Люди вообразили, что Серебро - это средство против Нечистой Силы и потому его бросают в бой против Золота, и никому невдомёк, что истинный хозяин положения - это я, Цезий! От меня вниз идут нити ко всем остальным металлам. Железо - это вечный трудяга; удел Осмия и Иридия изображать респектабельность и тяжеловесность; Бериллий и Магний - это легкомысленные мальчишки на побегушках. Вольфрам и Рений два рекордсмена по тугоплавкости, а точнее - по тугоумию. Умные металлы плавятся быстро и принимают нужную форму, а эти - тупицы! Вот потому-то вся власть - у меня. Я на вершине! Я - самый умный! Вот потому-то никто из металлов и не дерзнёт вступить со мною в соперничество!
   Металлы, которые поначалу пытались роптать, почтительно замолкали при этих словах почтенного Цезия. Они опасались, что за возражения ему, им могли впаять антицезизм и изгнать из таблицы Менделеева.
   Так оно всегда и было: Цезий привычно трепался о том, какой он гениальный, какой он богоизбранный, как он пострадал, сражаясь за интересы всех металлов во времена Великого Взрыва... Однажды он даже потребовал, чтобы его обожествили и отныне поклонялись только ему - как наместнику самого Создателя!
   И все молчали. Кто благоговейно, а кто и трусливо.
   Но вот однажды подал голос металл Родий.
   - Послушай, Цезий, - сказал он ему. - Вот слушаю я тебя, слушаю, и не могу взять в толк: ну что в тебе такого необычного, кроме наглости, лживости и высокомерия? Да и Юлий Цезарь, в честь которого тебя назвали, был сволочью и пассивным гомиком. Нашёл чем гордиться!
   - Да как ты смеешь! - закричал Цезий.
   А все остальные металлы в ужасе зашептали:
   - Да ведь это же антицезизм! Антицезизм!
   А Родий только фыркнул на них:
   - Да пошли вы все!
   И обращаясь к Цезию, повторил свой вопрос:
   - Ну так ты мне так и не сказал, чем же таким ты так уж замечателен? Расскажи нам, а мы послушаем.
   - Наглец! - гневно воскликнул Цезий. - Разве ты не знаешь, презренный, что я - самый блестящий из металлов? Лучше, чем я, никто не отражает света!
   Родий усмехнулся.
   - Не велика честь - отражать чужой свет! Я, например, занимаю по этому признаку второе место и нисколько не огорчаюсь этим да и не горжусь. Если ты такой умный, то попробуй-ка свой собственный свет излучать! Что, слабо?
   - А я могу и свой собственный свет излучать! - в запальчивости закричал Цезий.
   - Во время взрывов? Ты только и умеешь, что взрываться. Где ты - там и разрушения! Вот это и есть твоё собственное свечение.
   - Да я могу быть и спокойным.
   - Где? В вакууме? Ведь ты враждебен всему в Природе и не можешь ни с чем соприкасаться. От соприкосновения с Воздухом ты взрываешься, от Воды ты взрываешься. И даже ото Льда температурою до ста градусов ниже нуля ты умудряешься взрываться! Ты можешь спокойно существовать только в полной изоляции. Вот там ты и будешь сверкать своим никому не нужным жёлтым блеском, но кто там на тебя посмотрит, когда ты запаян в вакуумную колбу или пролетаешь пылинкою в Космосе?
   Цезий взмутился!
   - Но ведь я могу существовать наравне со всеми в сплавах!
   - Вот то-то и оно! Ты проникаешь в другие металлы в виде добавки и только так и можешь существовать, а сам по себе ты никто!
   Цезий занервничал:
   - Нет, вы только посмотрите на него! Ведь это матёрый антицезист! Господа металлы, как вы это терпите? На ваших глазах этот безродный металлишка поносит меня - вашу совесть! Ваше знамя! В чём он меня упрекает? В том, что я так устроен Создателем? Но ведь это дискриминация по химическому признаку!
   - Да дерьмо ты обыкновенное! - брезгливо сказал Родий. - И то, что ты ни с чем не можешь спокойно соприкасаться, говорит лишь о том, что Создатель изначально задумал тебя как образец дерьма, хуже которого не может быть ничего. Ты объект вечного страха и ненависти, и ничего в тебе нет и не может быть святого!
   - Да сам-то ты кто? - завизжал Цезий.
   Родий ответил:
   - Я самый дорогой из всех нерадиоактивных металлов. Все драгоценные металлы стоят дешевле меня. Но я скромно помалкиваю, и большинство людей даже и не слыхало о моём существовании или путают меня с Радием, у которого со мною нет ничего общего. А между тем, я единственный металл, который не боится взаимодействовать с тобою, о презренный Цезий! Такое у меня химическое свойство: Родий не боится буйного Цезия, и только он один и может его усмирить.
   И Цезий трусливо притих...
  
  
   ПОДЛИННАЯ ИСТОРИЯ ПРО ФАБИЯ КУНКТАТОРА И СЦИПИОНА АФРИКАНСКОГО
   Давным-давно это было. В те далёкие времена было на нашей планете только одно мощное и культурное государство под названием Рим. Лучшая часть римлян - это были голубоглазые блондины, остальные могли иметь цвет волос потемнее, но и они были всё-таки белыми людьми. Негры у римлян не были в почёте, как сейчас, и могли быть только рабами, а про жёлтых людей римляне даже и не слыхали никогда.
   Говорили римляне на языке, который назывался латинским. И не было на всём свете такой силы, которая бы пересилила римлян: они были всех умнее, всех сильнее, всех красивее и всех правильнее.
   Но в одной не столь далёкой африканской стране стала созревать новая сила: черноволосые и смуглые люди семитского происхождения под названием финикийцы создали своё мощное государство, которое со временем становилось всё сильнее и сильнее. Это были люди не умные, не способные ни на искусство, ни на литературу, ни даже на простой человеческий смех или на улыбку. Но они были очень жестокими и высоко организованными. Долго ли, коротко ли, но их мощь так увеличилась, что им стало тесно у себя в Африке, и они решили двинуться всем своим чёрным войском на Рим.
   Самого главного из этих чёрных людей звали Ганнибалом, а государство, которое он возглавлял, называлось Карфагеном.
   Ганнибал собрал такое мощное войско, что всем было совершенно ясно: у римлян не найдётся такого же войска, и они обречены на поражение. И с этим войском Ганнибал переправился из Африки в Европу.
   И напал на римлян, которые долгое время считали себя самыми сильными на свете и потому непобедимыми. А зря они так думали!
   Римляне ужаснулись, когда поняли, какая страшная сила двинулась на них. Многим тогда казалось, что Рим погибнет и белые люди будут перебиты чёрными людьми или попадут к ним в вечное рабство.
   И тогда римляне назначили на должность своего самого главного полководца человека по имени Фабий. И поручили ему воевать с Ганнибалом.
   А Фабий сразу понял: нельзя ему идти на бой с Ганнибалом, ибо в первом же бою чёрные люди перебьют белых - по причине своей многочисленности и лучшей вооружённости.
   И что ему было делать?
   Можно было, конечно, отказаться от должности главного полководца, но это было бы трусостью с его стороны и потом: а кто бы тогда спасал Рим? Кто-то же должен был его спасти!
   И Фабий решил, что спасать будет именно он.
   И стал он тогда уклоняться от больших сражений с чёрными людьми, и стал устраивать им лишь мелкие и внезапные стычки, а если и нападал большими силами, то тут же и отступал. А чаще всего он просто уводил своё войско, как только показывались полчища Ганнибала. Те за ним, а он от них!
   Многие римляне были недовольны Фабием и упрекали его в нерешительности и трусости. И дали ему обидное прозвище Кунктатор, что в переводе с латинского на русский означает Медлитель.
   А Фабий Кунктатор делал то, что задумал: изматывал противника мелкими ударами и постоянными передвижениями. Ганнибал гонялся со своим чёрным войском за белыми римлянами, но так и не смог устроить большую битву, в которой бы можно было одним-единственным махом перебить всё римское войско...
   Время шло, и Ганнибалово войско очень сильно устало, и Ганнибал понял, что он уже ничего больше не может поделать с римлянами. И тогда он повернулся и увёл все свои чёрные полчища в Африку, чтобы хотя бы там передохнуть от изнурительной войны, а потом собраться с силами и снова напасть на Рим.
   Фабий Кунктатор был к тому времени слишком стар, чтобы гнаться за Ганнибалом аж до самой Африки, и поэтому римляне послали туда более молодого полководца - Сципиона. Этот самый Сципион переплыл море, высадился со своим войском в Африке и перебил все кровожадные полчища чёрных людей, а их главный город сровнял с землёю.
   И вся слава победы досталась Сципиону, которому римляне присвоили после этого почётное звание Африканский. И всем теперь известно, что победитель Ганнибала - это Сципион Африканский, и мало кто помнит и понимает, что не было бы той победы, если бы не подвиг Фабия Кунктатора, который терпеливо изматывал ненавистного противника.
  
  
  
   Сказка про Лингвиста и удалого казачьего Атамана
  
   Жили-были Лингвист и Атаман. Лингвист был так беден, что перебивался с хлеба на воду, а Атаман был очень богат: жил во дворце, очень любил роскошь и не стеснялся ни в каких расходах, когда дело доходило до удовлетворения собственных прихотей. Что удивительного было в этом Атамане - он был русским, а не евреем. А говоря точнее - донским казаком. У него было мужественное и умное лицо нордического человека, он говорил смелые и неугодные властям вещи, и он постоянно покровительствовал кому-то - нуждающимся казакам, учёным, людям искусства и так далее.
   Однажды Лингвист, прослышав о таких свойствах Атамана, обратился к нему с просьбою профинансировать выход двух своих важных книг - по истории возникновения индоевропейцев и этимологического словаря русского языка.
   - Я писал эти две книги всю свою жизнь и так усердно писал, что ничего не нажил себе, - сказал он Атаману. - Обе книги противоречат официальной российской точке зрения на происхождение индоевропейцев и по этой причине так просто напечатаны быть не могут. Нужно финансирование.
   Атаман проникновенно посмотрел на Лингвиста и спросил:
   - А в чём состоит противоречие?
   - Официальная точка зрения, - ответил Лингвист, - нашей нынешней российской науки на происхождение индоевропейцев такова. Голубоглазые блондины, коренные жители Европы, суть существа расово неполноценные. Они жили в дикости и не имели своего языка - до той счастливой поры, пока к ним не пришли смуглые люди с курчавыми чёрными волосами, чёрными глазами и горбатыми носами. И весь вопрос для науки сводится теперь только к одной дилемме: пришли ли эти люди в Европу с берегов Мёртвого моря или они пришли с берегов Тигра и Евфрата. В любом случае это были люди семитохамитского происхождения. И именно эти люди и подарили умственно неполноценным белым жителям Европы тот самый язык, который сейчас называется индоевропейским. А до пришествия смуглых людей - белые люди не имели своего языка вовсе... Так вот, суть моей книги вот в чём: всё было не так. Белые люди не обязаны никому своим языком и своим процветанием, а их язык ни в малейшей степени не родственен языкам семитских и хамитских народов. И я доказываю, что это так, опираясь на исследования огромного количества учёных девятнадцатого и двадцатого веков, чьи достижения сейчас полностью игнорируются бандитами, дорвавшимися до власти в науке. То же самое касается и моего этимологического словаря русского языка. Сейчас, когда русский народ предназначен к полному уничтожению с помощью искусственного ввоза эмигрантов из стран Азии и Африки - такой интерес к русской истории очень несвоевременен и мешает русскому народу безропотно раствориться в толпах пришельцев. Для двух моих книг нужно финансирование, и только тогда они смогут выйти в печать.
   Атаман выслушал всё это - очень внимательно и задумчиво и сказал Лингвисту по поводу финансирования двух его дерзких книг:
   - Поработай на меня и на мою славу с годик, а тогда я и посмотрю, заслуживаешь ли ты такой чести или нет.
   Лингвист ужаснулся этому предложению и подумал: "Мне уже и так шестьдесят один год, а я должен на целый год забросить всю свою научную деятельность и заниматься делами Атамана". К тому же Атаман назначил Лингвисту такую маленькую зарплату, что тот просто оторопел от изумления. "И так ведь жил на хлебе и воде, а теперь как жить?" - подумал он. Но делать было нечего, и Лингвист стиснул зубы и согласился.
   А через полгода умные люди шепнули на ухо Атаману, чтобы он это дело прекратил, иначе у него будут большие неприятности с бизнесом. И Атаман, не долго думая, сказал Лингвисту:
   - Ты плохо мне прислуживал, мало заискивал и никогда не говорил, что я величайший из величайших. А посему я тебя увольняю! Пшол вон!
   Лингвист, который тогда ещё ничего не знал насчёт совета, полученного Атаманом от умных людей, стал возражать:
   - Ты, Атаман, вроде бы как суперправославный, молишься днём и ночью, церковь собственную построил у себя в имении. Стало быть, у тебя и совесть должна быть не такая, как у всех у нас, грешных, а необыкновенная. Ну и куда ж ты меня выгоняешь, ежели у меня дома жена с маленьким ребёнком, злые родственники делают нам гадости, а сам я уже стар? Ведь ты же бывал у меня дома и видел, как я живу - очень скромно.
   - Так ты что же - хотел обогатиться за мой счёт? - усмехнулся Атаман. - Позарился на мои денежки, да?
   - Я хотел хоть как-то выжить, оказавшись под защитою столь могущественного человека, как ты. А в услужение к тебе я пошёл не затем, чтобы стать богатым, а прежде всего затем, чтобы ты напечатал две мои научные книги, столь нужные для России.
   - Ничего не знаю! - сказал Атаман. - Вас тут много всяких шатается возле меня, а я один. На всех не напасёшься!
   И остался Лингвист на улице. Поплакал, погоревал, но нашёл себе работу и с голоду не помер.
  
   А Атаман много ещё после этого говорил о величии России и Донского Казачества, шашкою махал налево и направо, да на коне скакал. Простые люди толпами приходили к нему на поклон, а он их вразумлял неразумных по поводу того, как надобно любить Россию и славные казачьи традиции. И многие верили ему и говорили про него:
   - Да, он знает какую-то очень важную тайну, и именно он-то и выведет нас к победе!
   - Это истинный праведник и страстотерпец!
   - Вот кого надобно будет причислить к лику святых, когда его время подойдёт предстать перед Престолом Господним!
   Но находились, впрочем, и такие, которые говорили про него, что он просто мошенник и провокатор, работающий на спецслужбы и сдающий доверившихся ему людей. Но им не верили.
   И жил он после этого долго и счастливо (очень долго - до ста лет, и очень счастливо - в сто раз увеличил свои капиталы), но, в конце концов, пришлось ему покидать этот мир.
   Взять с собою на тот свет все свои миллиарды долларов он не сумел, и предстал он перед Господом Богом в том, в чём мать родила.
   Господь Бог сидел на троне, а Атаман подошёл к нему, вежливо поклонился и сказал:
   - Явился по твоему распоряжению, Господи!
   - Ну, и чем же ты мне можешь похвалиться? - спросил Господь Бог. - Перечисли мне свои земные подвиги.
   - Я очень много молился тебе, о Боже!
   Господь Бог рассмеялся:
   - Это не считается! Много грабил, лгал и мошенничал, много предавал, а потому и молился тоже много - в надежде на то, что тебе это зачтётся и что я совсем ничего не соображаю и совсем ничего не вижу со своей высоты.
   - Но ведь я тебе даже и православный храм построил на свои деньги!
   - И это тоже не считается! На награбленные деньги построил, да и то!.. Сам-то жил в громадном дворце, где скромностью даже и не пахло, у тебя портреты самого себя были в твоём дворце - во всю стену. Вот это и были твои главные иконы! Ты сам на себя молился. А храм в мою честь построил - так себе, малюсенький и даже деревянный. Но что ты ещё хорошего делал?
   - Обеспечивал людей работой, чтобы они заработок имели, чтобы детушек своих кормили.
   Господь Бог рассмеялся.
   - А почему ты, будучи православным и русским, нанимал на работу только мусульман и узбеков? Ведь это называется дискриминация по национальному и религиозному признаку!
   - Так ведь ради экономии - русским-то надо платить больше, а узбекам можно и поменьше. С другой стороны, мусульмане и узбеки - тоже ведь люди. И кто ж их пожалеет, как не я?.. Да и денег-то у меня было не так уж и много. Самому не хватало.
   - А не из жадности ли ты нанимал этих несчастных? - спросил Господь Бог. - Ведь ты же им копейки платил!
   - Ну, что ты, Господь Бог! Как ты мог подумать! Так я пойду, да?
   - Это куда же ты собрался идти, сын мой?
   - В рай, а куда же ещё? При моём-то колоссальном масштабе деятельности, куда ж мне ещё идти-то, как не в рай?
   Господь Бог удивился:
   - Да это кто ж тебе сказал про колоссальный масштаб?
   - Да все люди вокруг меня только и говорили: масштаб-масштаб, подвиг-подвиг. Что ж люди - врать будут, что ли, да и зачем им это надо?
   Господь Бог рассмеялся:
   - А ты не знаешь разве, что люди бывают льстецами и подхалимами?
   - Знаю, конечно. Но я вокруг себя таких никогда не держал. Вокруг меня были только такие люди, которые мне всю правду-матку с плеча рубили. "Велик ты, - говорили они мне, - и баста! Гениален ты - и никаких разговоров!" Так я пойду, да?
   - Сейчас пойдёшь, - утешил его Господь Бог. - У меня к тебе теперь такой вопрос будет: почто ты уволил с работы Лингвиста и отказался профинансировать его книги, и это притом, что у тебя какая-нибудь люстра на потолке стоила больше, чем всё это ничтожное финансирование?
   Атаман ответил:
   - Так ведь понятно за что! Я его нанял на работу, а он не оправдал моего высокого доверия - вот я его и уволил.
   - А ты разве не видел, когда был у него дома, что его жена сидит с малышом, которому было чуть больше годика. А малыш-то - белобрысый и голубоглазый!.. Или ты только узбекских детей жалел?
   Атаман попытался перевести разговор на другую тему и сказал:
   - Да причём здесь это: белобрысый малыш или не белобрысый? Я выше этого. Просто таких, как этот Лингвист - много, а я такой - один. На всех не напасёшься!
   Удивился Господь Бог:
   - А тебе не пришло в голову, что это он нанял тебя на работу в качестве покровителя, а ты не оправдал его высокого доверия и он тебя уволил?
   - Да как же так? - возмутился Атаман. - Кто он и кто я?
   - Тебе пояснить, кто он и кто ты? - ласково сказал Господь Бог. - Он бескорыстно служил своему Отечеству. А ты его предавал - это самое Отечество. И предавал за деньги, а не по глупости и не из любви к самому процессу предательства. Разницу чувствуешь?
   Атаман пожал плечами.
   - Никак не возьму в толк, что ты такое говоришь, Господь Бог!
   - Ещё поймёшь, - утешил его Господь Бог. - У тебя на это будет много времени. Очень много! Но запомни: среди всех твоих деяний самое мерзкое это предательство Лингвиста.
   - Да не предавал я его! - удивился Атаман. - И вообще... Всё было совсем не так!
   Тут у Господа Бога лопнуло терпение, и он крикнул:
   - Своё враньё о том, как оно было на самом деле, ты будешь рассказывать не мне, а чертям, которые будут поджаривать тебя. Эй, черти! Взять его, подлеца, да на сковородку! И пусть он вам там треплется о своём величии, сколько захочет!
  
  
  
  
   ПРИТЧА О СОБАКАХ
   В больших городах бывают такие улицы: длинные-длинные; по бокам - каменные заборы, за заборами - заводы или склады, и так - на несколько километров. Едешь-едешь в потоке вонючих машин, в дыму, в пыли или в грязи и - ничего, кроме заборов по бокам. Самое страшное, из всего, что может быть в этом роде, я наблюдал в башкирском городе Салавате. Это просто ад на Земле. Но и в Москве я однажды забрёл в такие дебри. Никогда не думал, что такая гадость может быть в столице нашей родины. Я думаю, такие улицы бывают во всех промышленных городах...
   Много лет тому назад мне довелось поездить по одной такой улице на юге России. Ездил я по ней на спортивном велосипеде, и нравилась она мне потому, что я на ней очень сильно экономил время; был другой путь - совершенно нормальный и красивый, но он был очень уж длинным.
   Ну а на этом пути со мною всё время что-то происходило.
   Однажды у "Запорожца", ехавшего мне навстречу, на полном ходу отвалилось переднее колесо. Оно отскочило в бок и немного вперёд и изо всей силы ударилось в кирпичный забор, отразилось от него и помчалось на противоположную сторону улицы и тоже немножко вперёд. И там ударилось о тамошний кирпичный забор, отразилось от него и... Так, ударяясь то туда, то сюда, оно медленно приближалось ко мне. Я стоял со своим велосипедом, готовясь увернуться от него, но уворачиваться не пришлось - в нескольких метрах от меня оно запрыгало и упало. Водитель и его пассажир сидели в машине, бледные, и смотрели на происходящее. Не знаю, о чём они думали - я человек не любопытный. Сел и поехал дальше.
   А в другой раз я, неудачно перескакивая через железнодорожные рельсы, упал вместе с велосипедом. Сзади меня дико взвизгнул самосвал, я встал - велосипед был совершенно целенький - и опять же поехал дальше.
   Так я и ездил, пока на этой кошмарной улице не стали происходить неприятности.
   В одном месте, где забор прерывался воротами, тамошние сторожа стали прикармливать бездомных собак. И эти бездомные собаки, чтобы показать, как они исправно служат своим новым хозяевам, стали бросаться на проезжий транспорт. Особенно на велосипедистов. Пока их было пять-шесть, я уворачивался от них и мчался дальше. Но стая росла, и однажды, когда они на меня напали и укусили одновременно за обе ноги, я остановился и стал отбиваться от них. Тогда же я насчитал их не меньше двадцать штук. Помнится, я подобрал тогда половинку кирпича и запустил ею в убегающую собаку - ту самую, что меня укусила. Кирпич угодил в бордюр, но потом чудесным образом отскочил, догнал ту самую собаку и попал ей прямо по затылку. От удара она жалобно взвыла. Меня всегда поражало то, как они от яростного рычания переходят к жалобному визгу, когда получают то, что заслуживают.
   Потом я понял, что их раздражает вид едущего велосипедиста. И, чтобы больше не искушать судьбу, останавливался и проходил пешком мимо тех ворот. Собаки меня и не трогали. Потом я ехал дальше. Впереди, через километр, были другие точно такие же ворота с точно таким же собачьим кошмаром. И там я поступал точно так же, и они меня тоже не трогали.
   Когда количество собак там и там достигло двадцати, я ужаснулся. Но когда и это количество удвоилось, я понял, что даже и пешком лучше не проходить мимо этих сволочей. Надо просто не ездить больше по этой улице. И забыть про неё. Так я и хотел было поступить, но тут случилось однажды так, что надо было срочно ехать и ехать поздно вечером. К этому времени на этой улице проложили абсолютно новенький асфальт, и я надеялся, что по гладкой дороге я проскочу под покровом темноты мимо одних ворот и других, и собаки меня не сумеют атаковать.
   И я поехал.
   Приближаясь к первым воротам, я развил бешеную скорость - это на самой маленькой звёздочке, на которой тринадцать зубцов - и промчался мимо них со скоростью ветра. Те поняли, что я их обманул, и кинулись вдогонку за мною. Все сорок, а может быть, и пятьдесят - к тому времени их могло стать только больше. Я не сомневался, что они вскоре отстанут от меня, но они пришли в такую ярость, что не собирались отставать от меня.
   Между тем, приближались вторые ворота, из-за которых на меня должно было выскочить такое же количество собак. Теперь уже нечего было и думать о том, чтобы пройти втихаря мимо тех ворот пешком. А уже потом сесть и спокойно поехать.
   И я помчался, так сказать, навстречу судьбе.
   А между теми новыми собаками уже успела распространиться страшная весть: на нашу территорию стремительно движутся чужие собаки! Эта весть очень взволновала новых собак, и они выскочили в полном составе на дорогу.
   Я ожидал, что на меня стразу кинется две своры разъярённых зверей, но я ошибся: эти новые собаки на меня даже не обратили внимания. Я промчался мимо них, и никто из них не погнался за мною...
   Уже потом я сообразил: можно было отъехать в сторонку и полюбоваться интересным зрелищем, но тогда я до этого не додумался. И тут за спиною я услышал что-то страшное: обе стаи яростно схватились. Свирепое рычание перемежалось жалобным визгом...
   Времени было - без пятнадцати одиннадцать. Скоро я оказался там, где мне нужно было быть. Это было не очень далеко от того места - через парк, и там, в глубине, была подстанция, где я дежурил в ночную смену. Моя смена начиналась в двадцать три часа. Я вышел на порог подышать свежим летним воздухом - тогда как раз цвела белая акация - и с изумлением услышал, что собачий бой всё ещё продолжается. Всё те же рычания вперемежку с жалобными визгами.
   Потом я вышел на улицу в полдвенадцатого ночи - бой, судя по звукам, продолжался.
   Вышел в двадцать четыре - звуки всё те же.
   Вышел в час ночи - бой продолжался.
   Наконец в час-тридцать звуки стали ослабевать...
   Наутро я подумал, что неплохо было бы посмотреть на следы, оставшиеся от той схватки, чтобы оценить её масштаб. Но у меня не хватило нервов, и я поехал другим путём.
   Да, и к чему же я эту историю рассказал? Сейчас бы сказать: мораль сей басни такова... Но я промолчу. Кто захочет, тот и сам выведет нужную мораль из этой истории.
  
  
   СЛУЧАЙ В ГОРАХ. История в манере Эдгара По
   Я живу в предгорьях Северного Кавказа, и моим любимым занятием всегда было совершать прогулки по горам.
   Однажды утром я вышел на прогулку, но в горы лезть не собирался, а прохаживался по плоской местности, имея в виду и кое-какие практические цели: нужно было посмотреть расписание работы одного учреждения. Туда можно было на чём-нибудь доехать, но я решил, что пройтись пешком по тёплой весенней погоде пару километров - это как раз и будет прогулкой.
   Я неспешным шагом прогуливался в нужном направлении, и думал о чём-то своём - уже и не помню о чём, но точно помню вот что: о пустяках. Это было что-то житейское, повседневное, мирное и скучное.
   Очень скучное!
   Внезапно я почувствовал какой-то странный сбой в своих мыслях. У меня вдруг появилось желание не идти туда, куда я хотел, а, вместо этого пойти в горы...
   Я отогнал от себя эту нелепую мысль и продолжил прерванные размышления.
   Между тем, мысль в моей голове странным образом повторилась: я должен пойти в горы! Я непременно должен пойти в горы!..
   Я сам себе возразил, что при всей моей любви к горам, мне там делать сейчас нечего, и я туда, стало быть, и не пойду.
   Мысль повторилась, но она была уже конкретнее: я должен пойти не просто в горы, а в определённое известное мне место!
   Я отогнал эту настойчивую и непонятную мысль и продолжил прогулку.
   Некоторое время спустя я понял вдруг, что ни о чём другом я думать не могу, кроме как о том, что я непременно должен буду пойти именно в это место в горах и непременно побывать там! Это была тупиковая часть узкого и очень глубокого каменистого ущелья, куда был только один вход. Там всегда было темно и сыро, и солнечные лучи туда почти не попадали даже в самый яркий солнечный день.
   Я подумал тогда же: "Зачем же я туда пойду, если мне туда идти не нужно и не хочется, и у меня есть и другие дела, хотя, конечно, и совсем не срочные... И эти дела могут подождать... Но - почему бы не пойти?.. Да, я, пожалуй, пойду!"
   И тотчас же у меня в голове возникла новая мысль: "Идти туда не нужно ни в коем случае! Мысль о том, что я должен пойти именно туда - мне кто-то навязывает со стороны, и этот кто-то не желает мне добра".
   Я страшно удивился своим фантазиям: никогда ничего подобного у меня в жизни не было, а тут вдруг возникают какие-то мысли. Причём это не был чей-то голос: "Пойди туда и сделай то!" Это были мои собственные мысли. Стало быть, это всё исходило от меня самого и было плодом моих же собственных фантазий! Ну, и чего ради я должен туда идти? Разумеется, я не пойду туда!
   И я тотчас же понял почему я туда не должен идти: в том месте находится человек, который собирается меня убить. Это он вызывает меня сейчас к себе и хочет, чтобы я туда пришёл. Когда я войду в этот каменный тупик и окажусь полностью беззащитным, он с лёгкостью убьёт меня там, и мой труп после этого найдут очень не скоро, потому что место труднодоступное и малопосещаемое, курортниками, которые в основном помешаны на своих минеральных водах, на свежем воздухе и на красивых пейзажах.
   И я точно понял: идти туда нельзя, меня там ждёт смертельная опасность!
   И тогда я подумал: если я туда сейчас не пойду, то это будет означать, что я трус. И я буду сам себя презирать за это. Я должен туда пойти!
   И я пошёл именно туда.
   И чем больше я приближался к этому месту, тем страшнее мне становилось. Я взывал к своему разуму и убеждал самого себя, что идти туда ни в коем случае не надо, но сам же и смеялся над своими страхами и шёл именно туда.
   На подходе к тому самому месту я увидел того человека: это была совершенно мерзкая личность двухметрового роста и плотного телосложения. По виду: полукавказец-полурусский. У него были неестественно короткие ноги и огромных размеров руки. Рожа пропитая и какая-то вся сине-коричневая.
   Я никогда прежде не видел этого человека, но понял совершенно точно: это он!
   И это так и было. Он стоял и курил в ожидании меня. Увидев меня, он отвернулся, изображая безразличие. Я прошёл мимо него в направлении того каменного тупика, точно зная, что он следит за мною взглядом.
   Было невообразимо страшно, и одновременно я испытывал при этом странное спокойствие.
   Пройдя мимо гнусного типа, я свернул за поворот, за которым он не мог меня видеть. Там у меня ещё была возможность свернуть куда угодно, и скрыться так, что он бы меня ни за что не нашёл.
   Но я этого не сделал.
   Я прошёл в то самое тупиковое ущелье и пробыл в нём несколько минут, наслаждаясь совершенно необъяснимым чувством: мне было страшно и я точно знал, что меня здесь хотят убить, но я точно знал и другое: я не боюсь!
   Рассмеявшись, я вышел из каменного тупика на более открытое пространство. Никого вокруг не было, пели птички, а на ветках деревьев зеленели маленькие листочки - дело было в апреле. И тогда я подумал: "Должно быть, я это всё себе вообразил. Тут ущелье, а там курит какой-то алкаш, а у меня в голове какая-то каша из нездоровых мыслей... Пойду-ка я домой!" Но я никуда не отправился. Отошёл на большое расстояние от входа в каменный тупик и стал наблюдать.
   Из-за поворота появился тот самый человек. Он шёл решительными шагами в сторону тупика, наклонив голову вперёд. Перед входом в него он резким движением выбросил сигарету, вынул откуда-то из куртки нож и свернул в тупик.
   Я наблюдал.
   Некоторое время этот тип пробыл там, и я его почти не видел, но потом я увидел, как он оттуда вышел - ножа в руках у него уже не было - и стал растерянно осматриваться по сторонам.
   И потом он увидел меня, и наши взгляды встретились.
   Он сделал вид, что просто так прогуливается и снова вошёл в тот каменный тупик, словно бы и меня приглашая туда же.
   Я продолжал наблюдать.
   Он снова вышел оттуда и как-то даже растерянно посмотрел на меня - дескать, ну что ж ты! Делай то, что я тебе приказываю! Ведь я же на тебя воздействую, и ты весь в моих руках!
   Я рассмеялся и вышел из своего укрытия для чего мне пришлось пройти мимо него, что я и сделал совершенно спокойно. Он мог достать свой нож и воткнуть мне в спину, но я не боялся. Я знал, что он смотрит мне вслед, но за всё время я ни разу не оглянулся.
   Мне было легко на душе, смешно и весело, и я точно знал, что победил его.
  
  
   КЛАДБИЩЕНСКАЯ ИСТОРИЯ
   22-го марта 2006 года умерла моя первая жена.
   23-го мы её хоронили. Бригада могильщиков состояла из четырёх молодых парней. Они опустили гроб в яму и потом закопали его. А потом бригадир сказал, что нам надо срочно заказывать ограду для могилы, потому что с 1-го апреля ограды сильно подорожают. Мы ничего не соображали, пребывая в слезах, и дали ему деньги без всяких квитанций и расписок.
   Потом я понял, что деньги мы просто выбросили. Меня просветили об этом в кладбищенской конторе и сказали, что ответственности не несут за нашу глупость, а при входе в кладбище висит объявление с огромными полуметровыми буквами, предупреждающее хоронящих о том, чтобы они такого не делали.
   Я почитал эти гигантские буквы, но вспомнил, как всё было: въезжали мы на машине, по сторонам не смотрели, плакали, ну и так далее. И букв этих не заметили бы, даже, если бы их высекли из камня на гранитной скале и каждая была бы размеров в один метр. Эти гады знали, что делали: пользовались состоянием людей, брали деньги и имели от этого дополнительный доход. В ходе своего собственного расследования, я узнал, что это была самая обычная практика на этом кладбище. Людей безнаказанно дурили, а те и терпели, потому что после смерти близких людей не имели сил ни на какую борьбу. А кладбище-то - большое.
   Если не ошибаюсь, к началу августа я всё же с боем добился в конторе, чтобы ограду мне поставили, и это была большая и необычная победа! Но ограду нужно было ещё и забетонировать, а этого никто делать не собирался. А сил на новую борьбу у меня уже не было.
   Тогда же, в начале августа, я впервые увидел этих парней с того самого дня, как мы похоронили мою жену. Они все четверо проехали мимо меня в машине и при этом весело смеялись.
   Я крикнул им вдогонку:
   - Чтоб вы сдохли!
   И при этом сделал резкое движение левою рукою, словно бы кидая в них камень.
   Между тем, бетонировать ограду так никто и не собирался, и под конец августа я пришёл в кладбищенскую контору и говорю:
   - Я хочу, чтобы этих людей уволили с работы!
   Тут меня обступили работники кладбища - все молодые парни, каждый из которых имел колоссальное телосложение, очень высокий рост и абсолютно бандитское выражение лица. Это были лица убийц - я нисколько не преувеличиваю. Все черноволосые и кареглазые, но - русские, а не кавказцы.
   Впрочем, я забыл сказать, что все они держали себя очень вежливо и очень культурно. Один из них - самый обходительный - попросил у меня свидетельство о смерти моей жены. Я знал, зачем это нужно: на его обратной стороне стояла печать с указанием номера той самой бригады.
   Я дал ему свидетельство.
   Он взял.
   Затем он назвал вслух номер бригады и многозначительно переглянулся со своими коллегами.
   В комнате наступила на какой-то миг совершенно оглушительная тишина, но потом все понимающе закивали, а Обходительный Бандит мне и говорит очень-очень вежливо и культурно так:
   - К сожалению, уволить этих гадов в настоящее уже время не представляется возможным.
   Он ничего больше не сказал, но я мгновенно понял почему.
   Он, видимо, решил, что я всё-таки ничего не понял и после некоторой паузы сказал:
   - Дело в том, что они все лежат теперь на этом самом кладбище.
   А я именно это самое и подумал сразу же!
   И он мне рассказал, что двое из них погибли недавно в бандитской разборке, а двое других недавно напились и вдребезги разбились на своей машине. И теперь их нету.
   Я поблагодарил за сообщение и ушёл. Иду себе, иду и приговариваю:
   - Ну, это какой же дурак выдумал, что Бога нет? И какие же идиоты поверили в это?
  
  
   ДОНСКАЯ КАЗАЧЬЯ РЕСПУБЛИКА. Фельетон
   Итак: да здравствует Донская Казачья Республика!
   Казаки выходят из состава России (и чёрт с нею, гори она ясным пламенем) и на своей собственной земле живут себе и живут.
   А чего бы и не жить? Чернозём - самый лучший на планете, большая судоходная река - есть, выход в море - есть, уголь - есть. А что ещё нужно для полного счастья?
   В самом деле: Ростовская область - это по размерам нормальное европейское государство, а ежели добавить к ней ещё исконно казачьи донские земли, отошедшие ныне к Волгоградской области, то получится и того больше.
   А вот ещё в составе донского казачества были ведь до революции и калмыки. А что? Возьмём и калмыков! Пусть возвращаются к нам! И тогда Донская Казачья республика будет простираться от Азовского моря до Каспийского! И это уже будет заметная на карте мира геополитическая единица.
   Правда, оставленная нами Россия потеряет связь с Северным Кавказом, но с ним ведь и так связь сейчас потеряна: это враждебная земля, которая используется для набегов на Россию и на казачьи земли.
   Но, что правда, то правда - ещё остаются Краснодарский край и Ставропольский. Если они окажутся в отрыве от России, то тамошнее славянское население просто пойдёт под нож у кровожадных кавказцев. Можно было бы, конечно, объединиться с тамошними казаками, но, поскольку мы - самые лучшие и самые правильные казаки, то пусть и они горят синим пламенем вместе с Россией, а не хотят - то пусть создают себе свои собственные удельные княжества. Нам до них и дела нет: мы у себя - они у себя.
   Стало быть, с границами решили. Теперь - экономика, но тут всё очень просто: поскольку московские политические воротилы все люди, запятнавшие себя продажностью и глупостью, а наши родные атаманы будут все как на подбор людьми честными и умными, то тут и беспокоиться нечего. При таких-то атаманах - чего бы и не жить в своё удовольствие?
   Значит, и с этим порешили. А что ещё осталось?
   Гимн, герб, знамя, валюта - создадим и эти важные атрибуты государственной власти!
   Затем мы перепишем школьные учебники по истории и объявим, что мы, донские казаки - отдельный этнос, у которого есть собственный язык - казачий. Для этого нужно будет создать специальные учебники и словари. Как говорится: большому кораблю - большое плавание. А казачьему языку - нужно будет дать достойное грамматическое описание.
  
   Между тем, если уж говорить серьёзно, то опыт внезапного создания новых языков и новых национальностей в Европе уже наработан очень большой.
   Приведу примеры.
   Сильно ухудшенная деревенская разновидность шведского языка называется норвежским языком. Причём в шведском языке существуют строгие правила, стесняющие свободу личности, а в норвежском языке все правила до такой степени не строгие, что никто ничего не знает. Даже и сам Генрик Ибсен не знал порою, как образовывать формы множественного числа у существительных - так же, как у шведов, или так же, как у датчан. И самое главное: норвежских языков аж целых две штуки - риксмол и лансмол. Это у шведов имперское мышление и зажим свободы, а у норвежцев - демократия: хочешь - говори на одном норвежском языке, а хочешь - на другом. В пику шведам норвежцы создали свою собственную систему письменности, сильно отличающуюся от шведской. Главное, что они сумели сделать, эти норвежцы - утёрли нос шведам и сказали: вы одна национальность, а мы совсем-совсем-пресовсем другая! У нас даже и язык не такой, как у вас. А если кто-то начнёт говорить, что, мол, в шведской речи и в норвежской все слова одинаковы и оба народа отлично друг друга понимают, и есть только один-единственный язык, то этого человека можно будет и привлечь за неуважение к норвежской самобытности и за разжигание межнациональной ненависти.
   С чешским и словацким языком - всё то же самое. Ну, не смогли оба славянских племени считать, что у них одни общий чехословацкий язык. И поэтому сказали: у нас два отдельных языка - чешский и словацкий. А потом и разделились на два отдельных государства.
   Ну, про сербов, хорватов и боснийцев все знают: язык у них совершенно один и тот же, а национальное самосознание разное: одни православные, другие католики, а третьи мусульмане. Это действительно тяжёлый случай, и это не образец для подражания.
   А вот пример болгар и македонцев - самый подходящий для донских казаков, желающих выделиться в отдельное государство и в отдельную национальность. А давайте-ка рассмотрим его подробнее, чтобы, как завещал нам великий Ленин "учиться военному делу настоящим образом". Ну, то есть, я хотел сказать не "военному делу", а "сепаратистскому делу".
   Стало быть, берётся болгарская нация и, по чьему-то заказу, делится на две части: одна часть отходит в одно государственное образование, а другая - в другое. Одна часть называется так: болгарский народ и болгарский язык. А для другой части - названия нету. И тогда берётся название местности, на которой эта другая часть живёт. А местность эта издавна зовётся Македонией. И этим болгарам сообщают: отныне вы - македонцы. Вы отдельный народ, и язык у вас тоже отдельный - македонский, а чтобы у вас не было в этом сомнений, мы вам запрещаем писать кириллицею, и вы теперь будете писать латинскими буквами.
   И что же?
   Эксперимент удался на славу: теперь существует государство Македония, в котором живут македонцы, говорящие на македонском языке.
   То же самое нужно будет сделать и донским казакам: пусть они как только отделятся от России, сразу же меняют себе алфавит - и не по норвежскому принципу, когда алфавит остаётся почти прежним, но меняются правила орфографии, а по македонскому: нужно будет заменить алфавит с кириллицы на латиницу. Оно и европейцам будет приятно - глядишь и в Евросоюз после этого быстрее примут или в НАТО.
   Да, но алфавит - это ещё не всё. Нужно же будет срочно организовать новый казачий язык. Переписать казачью историю заново - это проще простого: казаки произошли от остготов или от древних шумеров - и всё в порядке. А вот создать язык - это будет потруднее.
   Дело в том, что с точки зрения китайцев, арабов, немцев или итальянцев, все славяне говорят на одном-единственном языке, который делится на очень близкие наречия. Например, те люди, которые называются себя китайцами, говорят на наречиях китайского языка, между которыми разница такая же, как между русским языком, польским и болгарским. Или даже сильнее! Но все эти люди категорически настаивают на том, что они один-единственный народ, говорящий на одном-единственном языке. И все друг за друга стоят горою и говорят: "Мы - китайцы! Мы все - как один! Вот только троньте!" Похожая ситуация и в арабском мире: никакого единого арабского языка не существует - есть разные арабские языки, но все эти марокканцы, египтяне и иракцы считают себя одним арабским народом. И так же точно у немцев или итальянцев - примеры можно было бы продолжать и продолжать.
   Один такой же пример есть и у славян: есть такой народ, который мы называем лужичанами. Они об этом не знают и, по наивности называют себя сербами. Между тем, это не те сербы, которые живут на Балканах - лужичане живут в Германии, и этот народ говорит на двух языках: на верхнелужицком и нижнелужицком. Сами они называют эти два языка так: горносербский и дольнесербский. Тех же сербов, которые живут на Балканах, они называют южными сербами. А их язык - южносербским. И говорят при этом: мы все - сербы! И это притом, что оба лужицких языка значительно отличаются от сербохорватского и только дотошным лингвистам удалось установить небольшой список слов, которые во всём славянском мире встречаются только у лужичан и у "южных" сербов и ни у кого больше. Стало быть, какое-то древнее родство у них и в самом деле было, и они им до сих пор дорожат! Но это - плохой пример для тех, кто хочет организовать Донскую Казачью республику. Самый подходящий пример - македонцы и болгары. И ещё - украинцы.
   Продолжим. Теперь наша задача создать казачий язык и убедить жителей новой республики, что это и впрямь язык, а не абы что.
   Начинаем составлять русско-казачий словарь. Слева - колонка русских слов, а справа - казачьих. И тут возникает проблема: обе колонки совпадут на 99,9 процента. Вопрос: что с этим делать?
   А ничего не делать! Устроителей македонского языка это же не смутило, вот и мы не будем смущаться. Как говорится: наглость - второе счастье. Уже одно то, что мы левую колонку будет писать кириллицею, а правую - латиницею, о многом говорит.
   А о чём говорит-то?
   Да о том, что это разные языки. В самом деле: баба - baba, водка - vodka, сын - syn, яблоко - jabloko. А ещё же есть слова, которые будут не совпадать с русскими. Например: дом - chata, скотный двор - baz. И вообще: действовать нужно будет с использованием украинского опыта, когда из всех возможных вариантов специально берётся только тот, который меньше всего похож на русский...
   Я помню, как в детские годы я приезжал летом к своим двоюродным братьям-казакам, которые жили на берегу Большой Каланчи. Как-то раз я спросил одного из них:
   - А как у вас называются вот эти штуки? - и показал при этом на известные деревянные предметы.
   А он мне ответил:
   - Это бабайки.
   Мне было девять лет, но я уже тогда дотошный был. И спрашиваю:
   - А ещё как они у вас называются?
   А он и отвечает:
   - А ещё трёсла.
   А я опять:
   - А ещё как?
   А он говорит:
   - А ещё дровиняки.
   А я:
   - А ещё как?
   А он и отвечает:
   - А ещё - вёсла, но это мы редко так говорим.
   Итак, в левом столбике пишем русское слово "весло", а в правом столбике что пишем при таком многообразии вариантов?
   И вот ту-то мы призовём на помощь украинский язык, а точнее - тот принцип, по которому он создавался: из всех возможных вариантов нужно выбрать тот, которой не похож на русский и тот, который выглядит глупее всего. Естественно, что в правом столбике мы напишем: drovin'aka.
   Так. Что бы теперь ещё такого сотворить, чтобы этим проклятым кацапам совсем стало тошно?
   А вот что!
   В некоторых казачьих говорах наметилась тенденция к утрате категории среднего рода, который заменялся на женский. Например: он залез на большую дереву, кот съел мою мясу... Это уже - из опыта создания норвежского языка, в котором, вместо четырёх глагольных спряжений шведского языка, сделали только два, ну и так далее - в том же духе: всего поменьше и всё попроще. А то от шведских языковых сложностей возникает слишком уж сильное умственное напряжение. А свободолюбивому норвежскому народу такие усилия - ни к чему; они ведь должны в основном думать о свободе от проклятых шведов - куда уж там думать о спряжениях или о шведском прихотливом разнообразии окончаний множественного числа!
   Ну вот и всё. Вводим преподавание в школах на казачьем языке, затем с помощью гениальной системы ЕГЭ доводим всё до автоматизма.
   И язык готов!
   Через какие-нибудь сто лет Донская Казачья республика будет иметь собственный язык, собственный менталитет и собственное же счастье.
  
   Но шутки-шутками, а всё может сложиться совсем иначе: Россию захватят кровожадные выходцы из стран Третьего мира - кавказцы, китайцы, негры. Деградировавшее от бесконечной сионистской обработки русское население не сможет оказать никакого сопротивления вражескому натиску и будет уничтожено. Оставшиеся в живых пойдут в концлагеря, девушки пойдут в наложницы для шейхов, остальные - в землю...
   Я думаю, что какие-то куски Русской земли останутся всё-таки непокорёнными, и там возникнут новые государства с жёсткими православными диктатурами, где за сионизм, толерантность, веротерпимость или пропаганду холокоста будут расстреливать на месте. Одним из таких регионов и может оказаться Донская земля. И это будет совсем не то, о чём я говорил выше.
  
  
   СКАЗКА ОБ ЭТИМОЛОГИИ СЛОВА "КАКАО"
   В некотором царстве, в некотором государстве жил-был король, который очень любил вкусную еду и вкусное питьё. У него были великолепные повара, которые ему всё это готовили, и он особенно выделял божественный напиток под названием аО. Но потом повар, который владел секретом приготовления этого напитка, скончался и унёс его тайну с собою в могилу. Король очень горевал по этому поводу, потому что ничего более вкусного и полезного из напитков он не знал.
   По поводу утраты тайны божественного напитка был объявлен бессрочный траур. Король объявил о награде тому, кто сможет добыть ему утраченный рецепт напитка аО или придумает что-нибудь равноценное ему. Годы шли, но никто ничего не мог придумать такого, что могло бы сравниться с аО.
   И вот однажды в королевстве появился некий Путешественник, который прибыл туда из далёких северных краёв. Он-то и предложил королю новый напиток, который, быть может, сумеет заменить утраченный старый.
   Король велел предоставить Путешественнику свою кухню, и тот в скором времени приготовил множество порций этого напитка.
   Напиток принесли в тронный зал, где возле короля толпилась огромная свита вельмож. Король посмотрел на принесённый напиток и поморщился.
   - Как-то он сомнительно выглядит, - сказал он. - Пусть сначала попробует моя свита, а потом вы мне скажете - можно ли такое пить.
   Министры и вельможи наперебой стали пробовать напиток из золотых чашечек, в которых он был им подан. Всем понравилось.
   Но король всё ещё сомневался.
   - Даже и не знаю, - сказал, он. - Стоит ли мне это пробовать!
   - Стоит! Стоит! - закричали все вельможи в один голос.
   - А на что он похож по вкусу? - спросил король.
   - Он - как аО, - сказал Первый Министр.
   - Как аО? - не поверил своим ушам король. - Тогда дайте мне его сюда!
   Ему поднесли на золотом подносе золотую чашечку с божественным напитком. Он попробовал. Все замерли в почтительном ожидании.
   В наступившей тишине кроль промолвил:
   - А ведь и точно! Этот напиток - как аО! Такой же точно вкусный!
   Услышав это, все закричали в восторге:
   - Как аО! Как аО!
   Вот с тех пор этот напиток и стали называть КАКАО.
   Ну а король тогда спросил путешественника, какую награду он хочет получить взамен, и тот ответил...
   Впрочем, что он ответил, как король при этом смошенничал, а Путешественник сумел добиться своего - это всё уже совсем другая история. Расскажу как-нибудь в другой раз.
  
  
  
   ЖЕСТОКИЕ УРОКИ ЯПОНСКОГО КАРАТЭИСТА ФУНАКОСИ
   Во избежание недоразумений, сразу скажу: если мы говорим ТАНК - ТАНКИСТ, то мы должны сказать и КАРАТЭ - КАРАТЭИСТ. Если же мы будем говорить КАРАТИСТ, то тогда нужно быть последовательным и говорить ТАНИСТ.
   Лично за КАРАТЭИСТА и ТАНКИСТА. И вообще - за здравый смысл!
  
   Урок первый.
   Много лет назад я прочёл книгу японского каратэиста по фамилии Фунакоси. Японцев я считаю врагами русской нации и осуждаю практически за всё - даже и за сам факт их существования, который считаю досадным недоразумением. Но один эпизод из той книги на меня произвёл впечатление и заставил задуматься.
   Это был урок нравственности. Я его не принял на свой счёт лишь потому, что и до Фунакоси знал это же самое, и такой урок получил задолго до прочтения той книги и по другим каналам - отнюдь не по японским. Но у Фунакоси, хотя он и враг, этот урок был преподнесён им в его книге очень уж красиво. И я сейчас коротко и своими словами передам его мысль.
   Годам, если не ошибаюсь, к двадцати, Фунакоси уже был большим мастером по части каратэ. А настоящее каратэ - это не только спорт, но и нравственность.
   Однажды летним вечером он шёл через рощу и нёс при себе рисовые пирожные своему больному отцу.
   Внезапно на него выскочили двое разбойников и, размахивая дубинками, потребовали у него денег. Фунакоси - только глянул на то, как нелепо они махали своим оружием, так сразу и понял: они перед ним никто, и он с помощью своего мастерства голыми руками и ногами уложит их тут же.
   Но применять высокое мастерство к столь низкому противнику без крайней надобности - это безнравственно. Так его учили.
   А разбойники стали орать:
   - Гони деньги, а то поколотим!
   Фунакоси сначала вспыхнул и проговорил в гневе:
   - Но вы даже не представляете, кто я такой на самом деле...
   Те дико расхохотались и сказали ему:
   - Ты лучше сними шляпу, поклонись нам и скажи: добрый вечер, дяденьки!
   Фунакоси снял шляпу, поклонился и сказал им то, что они ему велели.
   - Вот, молодец! А теперь гони деньги!
   - Но у меня нет денег, - сказал он.
   - А что у тебя есть?
   - У меня при себе есть только рисовые пирожные, которые я несу своему больному отцу.
   - Тогда - гони пирожные! Мы как раз жрать хотим.
   Он отдал им пирожные, а они ему сказали:
   - А теперь проваливай, пока цел!
   И он молча ушёл. Со всем своим мастерством.
   В его душе всё кипело и полыхало, и на другой день он рассказал о случившемся своим наставникам по каратэ и спросил: правильно ли я поступил?
   И те ответили:
   - Ты поступил абсолютно правильно.
  
   Разумеется, я не беру себе на вооружение это наставление от Фунакоси, но лишь по той причине, что я и без Фунакоси действую именно по этому же закону.
   По части рукопашного боя я очень слаб, но, когда происходят лингвистические столкновения с людьми, которые вот так же точно, неумело размахивая дубинками, нападают на меня, я просто молча отхожу в сторону. При этом во мне ничего не кипит, я это делаю совершенно равнодушно и даже насмешливо.
   Не так давно на меня в Интернете наехал один лингвист. Он мне высказал несколько резких мыслей, а затем сказал: НА СИМ ЗАКАНЧИВАЮ. И я мгновенно понял: это не была опечатка, это было незнание того, как склоняется по падежам указательное местоимение СЕЙ. И чего можно ожидать от такого человека? Это и было то самое неумелое размахивание дубинкою. Я почитал его этимологии, и совсем не заледенел от ужаса, потому что всё это я уже давным-давно читывал в других местах.
   Я не стал ему кланяться в ответ и говорить "Добрый вечер, дяденька", я его просто без единого слова удалил в игнор.
   Недавно получил такое послание. Моя статья, где я высмеиваю поиски бесовщины в русских приставках типа БЕСпризорный или БЕСконечный - это неумная статья поверхностно мыслящего человека. Что-то в этом роде. То есть на самом деле идея БЕСА во всех этих словах присутствует, и с этим нужно бороться...
   Удалять не стал. Просто не ответил.
   Ну и так далее. Примеры лингвистических наездов и хвастливых размахиваний дубинкою я бы мог приводить и приводить. Если бы мне было нечего делать, я бы из них книгу составил.
   В какой-то своей статье я писал так: в праславянском языке был такой закон: согласный [s] перед согласным [m] в начале слова исчезал. Записывается это правило так: sm > m. На самом деле всё было немножечко сложнее: sm > xm > hm > m, но это уже детали. Главное, что согласный под названием ЭС исчезал в начале слова перед согласным под названием ЭМ. Это было у праславян, а также у некоторых других индоевропейцев.
   Человек меня не высмеял, а просто по стенке размазал как кусок дерьма и затем этак насмешливенько спросил: а как же быть с русскими словами СМЕТАНА, СМОТРЕТЬ, СМАСТЕРИТЬ, СМЕКАЛКА?
   Ответить на этот чудовищный вопрос невозможно. Такой вопрос мог задать только человек, ничего общего не имеющий с языкознанием, но зато преисполненный апломба и высокомерия - как те разбойники с дубинками.
   Ответить ему я не смог - мне это не позволило чувство собственного достоинства. Я думаю, Фунакоси одобрил бы моё поведение в этом случае. Но тот же самый Фунакоси обучал ведь своему искусству тех, кто этого хотел и не считал это для себя зазорным.
   Вот и я поясню тем, кто хочет знать, каким же образом в русском языке существуют слова типа СМЕХ, СМАК, СМЕШИВАТЬ, СМАХИВАТЬ и так далее. Нет ли в этом противоречия с тем правилом, о котором я говорил?
   Противоречия нет. Ибо существует другое правило: если мы в современном русском языке наблюдаем сочетание согласных СМ- в начале слова, то это означает, что в древности между этими двумя звуками была какая-то прослойка из какого-то другого звука - как правило, гласного, но были и другие варианты - более сложные. И, таким образом, ЭС и ЭМ не сталкивались напрямую, и правило о невозможности их соприкосновения в начале слова не срабатывало.
   Отсюда мораль: если я сказал, что у праславян было правило sm > m, то я не пошутил и не впал в маразм, а я знал, что говорил. Было только так, и у праславян это правило срабатывало без исключений. Но доказывать, что было именно так - нет смысла для тех, кого интересуют не поиски истины, а собственные амбиции.
  
   Урок второй
   Сын Фунакоси высмеивал своего отца за одну непонятную особенность: тот считал, что истинный каратэист не должен вслух произносить некоторые недопустимые слова. Однажды, когда Фунакоси был уже стар, он увидел на полу своего дома валяющиеся носки. Он вызвал к себе сына и потребовал, чтобы тот убрал ЭТО. Сын знал, что отцу не положено произносить это низкое слово, но притворился непонимающим и говорит:
   - Назови мне тот предмет, который я должен убрать, и я его уберу. А пока не назовёшь, я не смогу его убрать, потому что я не понимаю, о чём ты говоришь.
   Но отец настоял на своём, но так и не произнёс этого неприличного слова.
   Лично я задолго до прочтения книги Фунакоси знал, что есть слова, которые нельзя произносить вслух: например мат. Или публичное злословие в адрес простых людей, которые в беседе не участвуют. Политики и звёзды эстрады - это не настоящие люди и для них можно сделать небольшое исключение.
   Когда я читаю, как меня поливают матом и другими оскорблениями обитатели Интернета, я знаю: это недостойные существа. Низменные. И отвечать им тем же - не стоит. Самое лучшее - вообще не отвечать.
  
  
  
  
   ПРИТЧА ОБ ОЛЕГЕ МАСКАЕВЕ
   Я ничего не смыслю в боксе, но однажды я смотрел по телевизору бокс с настоящим удовольствием. Было это лет десять тому назад - пусть мне мои читатели подскажут более точную дату того знаменитого боя.
   А дело было так: Маскаев дерётся с каким-то грозным негром. У обоих тяжёлый вес, и комментатор поясняет нам, несмышлёным телезрителям: мол, тяжёлый вес - это вам не лёгкий; тут один удар может решить всё.
   Ну, и я смотрю, как сражаются между собою Маскаев и тот негр: негр лупит и лупит нашего Маскаева, а тот уклоняется и уклоняется. Комментатор поясняет: если Маскаев пропустит хотя бы один удар по себе, то он, родимый, тут же и рухнет - у негра удары страшной силы! Ох, и страшной! Очень страшной!
   Проходит первый раунд - и я с ужасом вижу: вся инициатива была у негра. Маскаев только и делал, что удачно отскакивал от его ударов.
   Второй раунд - то же самое: негр хозяин положения, а Маскаев лишь скачет перед ним и скачет... До чего обидно!
   Третий раунд...
   Четвёртый...
   Одно и то же - инициатива у негра. Совершенно ясно, что по итогам боя победителем признают негра, даже, если он и не побьёт Маскаева. Просто за одну только инициативу.
   И вот последний раунд: негр издевается над Маскаевым, и тот с обречённым видом лишь отскакивает от его страшных ударов, но сам ничего не может сделать. Видно: Маскаев выдохся и вот-вот пропустит удар на себя.
   И вдруг - что-то случилось! Маскаев наносит по негру один-единственный удар. Его показывают потом много-много раз - и с этой стороны, и с другой, и со стороны потолка, и снизу...
   Один-единственный удар!
   Негр полностью перелетает через канаты и где-то застревает за пределами ринга таким образом, что его чёрные ноги торчат вверх, изображая латинскую букву "V".
   И так и торчат неподвижно. Негр или умер, или потерял сознание.
   И что тут начинается в зале! Сначала - гробовое молчание, потом - дикие вопли, и наконец зрители начинают лупить друг друга сиденьями!
   Восторг полный!
   И я тоже пребываю в восторге. Вот так бы и всегда! Молодец Маскаев, браво! У меня выступают слёзы на глазах от радости и умиления. Ведь это урок всем нам, это надежда всем нам, это призыв всем нам не падать духом!
   И только потом я узнал, что Олег Маскаев - вовсе и не русский, а мордвин. А это, как известно, финский народ, то есть не индоевропейский, хотя и бореальный. То есть, всё-таки состоящий в родстве с индоевропейцами.
   Ну и ладно! Всё равно он белый и наш.
   А я болел за белого.
   А за кого ещё прикажете мне болеть, когда дерутся негр и белый? За чёрного, что ли? Был бы я негром, то я так бы и делал. Но я белый и болею за белых. Это не просто нормально и естественно. Это единственно возможный вариант. Все остальное - безумие.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

13

  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"