Полуночница Грин: другие произведения.

Забытый (Глава 18)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    аффтар наконец-то разродился ещё одной главой ))) Приятного прочтения!


   Глава 18.
  
   -- Странно...
   -- Согласна...
   -- Ты точно уверен, что всё сделал правильно?
   -- Вы уже в сотый раз спрашиваете, а я в сотый раз отвечаю, что ДА, я правильно приготовил отвар!
   -- Тогда странно...
   -- Определённо странно...
   Мы с Лин в четыре глаза пристально всматривались туда, где по определению должно было находиться лицо лучшего друга, но видели лишь красное и опухшее нечто, которое разговаривало с нами подозрительно родным голосом. Когда я вчера вернулась от Вармы с пучком недостающей череды, Дар вызвался самолично варить противоаллергенный отвар, мотивируя это тем, что хоть мы, конечно, и крутые магички, и вообще он нас сильно любит, но такую хрупкую материю, как собственное здоровье, нам доверил бы в последнюю очередь. Крутые магички, само собой, для виду немного повозмущались, но обижаться не стали - призрачных иллюзий касательно своих зельеваренческих талантов мы уже давно не испытывали. Магистр Свеилз тоже вовсю хмурился, недоумевая по поводу разыгравшегося недуга Дария. С одной стороны, отвар от аллергии был из разряда самых простых, а зная парня, можно было не сомневаться, что он сумеет приготовить его правильно даже в полуобморочном состоянии. С другой же стороны, как говориться, против правды не попрёшь, и прошибающий на горючую слезу вид несчастного больного явственно свидетельствовал о допущенном просчёте.
   -- Придётся сделать новый отвар, -- решила я, протягивая Дару чистый носовичок.
   -- Ингредиентов ещё хватает? - поинтересовалась Лин.
   -- На одну порцию.
   -- Хорошо, тогда я...
   -- Только не вы обе! - испуганно перебил её друг и громко чихнул в платок, от чего кровать, на которой восседала наша троица, легко запружинила. -- Мне не настолько плохо, чтоб смерти желать. Лучше я сам.
   -- Сам ты уже доготовился! - отрезала эльфийка, а Дар разобижено сник. Он и так терзал себя больше остальных из-за сложившейся ситуации. Во-первых, неправильно приготовленный элементарный отвар больно бил по самолюбию отличника, а во-вторых...
   -- Кажется, мы вынуждены будем здесь задержаться, -- словно отвечая на собственные мысли, проговорил подпирающий стену рядом Свеилз и провёл растопыренными пальцами по волосам, расфокусированно глядя куда-то в пол. Если бы лицо друга в данный момент имело свой обычный оттенок, то на нём отчётливо виднелась бы проступившая краска стыда - чувствовать себя обузой было противно и унизительно. Я перевела взгляд на окно, чтобы не выказать мелькнувшую в нём сочувственную жалость. Незачем делать близкому человеку больнее, чем есть.
   -- Значит, вы у нас ещё погостите? - обнадёжено уточнил хивлинковский староста, входя в комнату как раз на последних словах куратора, и все обернулись на него. Ну, почти все: умостившийся на краю большой дубовой тумбы Ларс без особого труда имитировал элемент интерьера и на вошедшего никак не отреагировал, хотя я была уверена, внимательно следил за происходящим. За порогом на мгновенье показалась и исчезла Майя, но заходить не стала.
   -- Простите за причиненные неудобства, -- извинился за всех куратор.
   -- О чём речь! Мы вам только рады! - радушно заверил нас так и оставшийся стоять возле самого входа Тавий и слегка замялся, будто хотел сказать что-то ещё, но не знал, с чего начать разговор. Я задумчиво следила за незнающими куда себя приткнуть крупными руками мужчины, а в голове блуждали пока смутные и не оформившиеся в конкретную мысль подозрения. Радость старосты по поводу нашего приезда, ранее расцененная мной как обычное воодушевление от появления новых объектов для сплетен, сейчас казалась несколько преувеличенной, а сопутствующая его словам и действиям надмерная услужливость только подкрепляла упомянутое ощущение. Да и это плохоскрываемое под маской вежливости ликование нашей вынужденной задержке... Я ещё раз окинула мнущегося Тавия взглядом (сразу видно, в кого дочь пошла) и только собралась подтолкнуть его в нужное русло, как магистр сделал это за меня.
   -- Илай Тавий, вы хотите нам что-то сказать? - от Свеилза также не укрылись душевные мытарства гостеприимного хозяина. Мужчина удивлённо и одновременно растеряно встрепенулся, будто был застукан за чем-то непотребным, но быстро собрался с мыслями и воспользовался дарованной ему возможностью выговориться.
   -- Да, вы правы, -- кивнул он, теребя низ рукава и переминаясь с ноги на ногу. - Раз уж так вышло, что вы у нас задерживаетесь... и... ну... если будет позволено, я, как староста Хивлинки, хотел бы просить помощи у уважаемых илайа.
   Любопытство внутри меня (будь оно трижды неладно!) плотоядно облизнулось и закапало голодной слюной в предвкушении поживы. Честно говоря, вчерашние недомолвки Майи уже раззадорили этого прожорливого зверя и теперь, когда впереди маячила возможность копнуть поглубже, сдерживать его и дальше было бы просто насилием над личностью. Тем более что вопрос задал Свеилз, а потому в случае чего, все шишки на его голову.
   -- Говорите, -- милостиво разрешил магистр, а я подсознательно напряглась.
   -- Понимаете, дело тут такое, стали люди у нас в селе пропадать. Точнее не в самом селе, а в лесу, что рядом. Уходют туды и не возвращаются, -- уточнил Тавий. - Уж девять человек сгинуло.
   -- Может, хищники какие у вас в лесу развелись? - довольно скептично предположил Свеилз. Мало ли чего люди в лесу пропадать могут? При самом банальном раскладе попросту теряются или на живность зубастую натыкаются. Вот вам и вся мистика. Любопытство разочарованно опустило мнимые уши.
   -- И давно пропадать стали? - тут же задала второй вопрос Лин, и рассказчик перевёл своё внимание на неё.
   -- Месяца четыре как буит, -- посчитал он в уме и вернулся к предыдущему вопросу: -- А зверь из глубинки-то и не показывается, да и наши далече подлеска никогда не ходят. Так что не он тому виной, а... -- в этом месте староста помедлил, сделал страшные глаза и, понизив голос до громкого шепота, разоблачительно выдал: -- Ведьма!
   -- Вы хотите сказать, в вашем селе есть маг? - недоумённо переиначила я.
   -- Ведьма она! - убеждённо воскликнул Тавий. - Живёт в лесу и захожих туда губит! А нам как в лес не ходить? По лещину, можжевельник, рябину да ягоды-грибы, а дров-то на зиму наготовить? - деловито перечислял он, загибая пальцы, и в конце подытожил: -- Никак нам без лесу. А из-за ведьмы энтой проклятой страх берёт, поэтому низко просим почтенных илайа разобраться со злыдницей.
   -- Но зачем какому-то ма... в смысле, ведьме воровать людей? - с сомненьем поинтересовалась я. А потому что незачем. Это только в страшных сказках мерзкие некросы практикуют жертвоприношения и прочие жуткие штуки. На деле же им, как и остальным магам, достаточно просто потянуться к нитям силы своего источника. Пока существует Жизнь, будет существовать и Смерть - эти сущности универсальны и уравновешивают друг друга, являясь началом и концом единого цикла. Их энергия сокрыта во всём живом, так что некросам вовсе не нужно гоняться с мачетой наперевес за заплутавшими в лесу селянами, с целью получения этой силы.
   -- А нам по чём знать? Ворует и всё, -- безразлично повёл плечами мужчина на мои сомнения. Лин едва заметно поморщилась, и я была с ней абсолютно согласна - что может быть проще, чем найти крайнего и бездумно свалить на него все проблемы и непонятности? Взыгравшее внутри чувство солидарности неизвестному собрату подталкивало оспорить выводы живущих предрассудками хивлинковцев, а здравый смысл настоятельно советовал сделать это в вежливой форме, чтоб, значиться, не выперли из хозяйского дома раньше времени.
   -- Илай Тавий, -- фальшиво-почтенно начала я, -- скорее всего, вы заблуждаетесь, ни один маг не станет...
   -- Она не маг, -- прервал мою на редкость продуманную речь робкий девичий голосок и из-за косяка наполовину высунулась его обладательница, приковав к себе всеобщее внимание. Так и знала, что она не ушла. Под удивлённо-вопросительными взглядами гостей и грозным отца Майя отступила немного назад, обратно под защиту деревянной балки, и спешно договорила: -- Вчера при встрече Сэя назвала её деррой.
   Ого. Никогда не догадывалась, что такие быстрые и синхронные развороты голов вообще возможны.
   -- Ты видела дерру?! - продолжая идею необычайного единодушия, одновременно воскликнули Дар и Лин.
   -- А, ну... угу, в смысле, ага, -- созналась застуканная за подлым информационным укрывательством я, отчаянно желая тоже спрятаться за что-нибудь побольше и покрепче. Вот блин! Хотела ведь ещё вчера им рассказать, но стоило только собраться с мыслями, как фраза "вода для купания готова, Сэя" помутила мой легкомысленный девичий рассудок, нещадно затмив все прочие мысли. Нехорошо-то как получилось...
   -- И нам не сказала?! - изумление подруги сменилось праведным негодованием.
   -- Прости, как-то вылетело из головы, -- оправдательно пропищала ваша забывчивая слуга, включив режим "чистосердечное раскаяние" по максимуму. Лин надулась от обиды, Дар постарался сделать то же самое, что на его и без того раздутой аллергией физиономии выглядело довольно комично.
   -- Если так, то обвинения тем более неверны, -- прервал наши выяснения отношений Свеилз, обращаясь непосредственно к старосте, и скрестил руки на груди, -- Дерры очень тихая и миролюбивая раса. Они не стали бы намеренно причинять кому-либо вред или прибегать к насилию. Это противоречит их природе.
   -- К тому же, исходя из виденного мной вчера, ситуация скорее обратная, -- вернув себе относительно серьёзный вид, добавила я, глядя на растерянного Тавия. Тот в свою очередь развернулся к продолжавшей несмело выглядывать из-за дверного косяка дочери и сурово сдвинул густые брови, требуя пояснений. Хмм... Видимо, не я одна умолчала о вчерашнем инциденте... и, раз уж на то пошло, не я одна буду за это сегодня огребать.
   -- Сэя не так поняла! Фарима, она не... просто в прошлом месяце... сын пропал... в лесу... единственный... и она... ведь всё село... конечно злилась... поэтому... и ведьма...! - путано тарахтела Майя, сбиваясь с одной мысли на другую и одинаково опасливо косясь то на меня, то на вытягивающееся лицо родителя. Смысл этого множества изречений показался слушателям чересчур завуалированным, поэтому они выжидательно уставились на менее эмоционального очевидца случившегося, который, для внесения ясности в массы, вкратце пересказал вчерашние события.
   -- Значит, самосуд, -- заключил Свеилз по окончании моей недолгой речи. В его голосе проскальзывали стальные нотки, но не достигая того допустимо нейтрального рубежа, за которым приобретается оттенок угрозы. Хотя последние слова и были адресованы не мне, по спине пробежал противный холодок. Каким бы весёлым ни был нрав молодого куратора, нельзя забывать, что под этой благодушной мишурой он всё-таки магистр, мэтр шестой степени Халлагена и очень сильный некрос. Оторвав тяжелый взгляд от побледневшего старосты, он на мгновенье метнул его в мою сторону, припечатав к месту не хуже заточенного гвоздя. Холодок стал куда более ощутимым. Похоже, я и сама недооценила серьёзность ситуации. Выдержав драматическую паузу, магистр продолжил: -- Самосуд без весомых доказательств и, что важнее, против представителя другой расы. Илай Тавий, вы ведь понимаете, чем это могло обернуться, не вмешайся Сэя Релли в происходящее?
   Староста уже не просто побледнел - посинел. Межрасовые инсинуации и расизм в любых его проявлениях по всей Этерне преследуются законом и являются уголовно наказуемыми. А данный, казалось бы, пустячный случай смахивал как раз на оные.
   -- Й-йа...
   -- Но хорошо, что ничего подобного не произошло, правда? - неожиданно бодренько закончил магистр, перебивая с трудом разродившегося парой звуков мужчину, и дружелюбно улыбнулся, вмиг скинув маску жестокого тирана. В комнате вновь повисла ватная тишина - все ошарашено молчали, сбитые с толку подобной сменой настроения. То ли самое время перевести дыхание и облегченно вздохнуть, то ли наоборот, забиться под кровать и начинать громко молиться.
   -- Д-да, хорошо, очень хорошо! - эволюционировав с базовой фонетики до уровня формулировки предложений, наконец отозвался Тавий и, нервно подёргивая уголком рта, изобразил ответную улыбку.
   -- Вот и я о том же, -- согласно кивнул куратор. -- А с пропажами вашими мы постараемся разобраться. Где, говорите, исчезают? В лесу? Сегодня туда и наведаемся, -- заверил он, недвусмысленно намекая, что просьба хивлинковцев принята к сведению, и разговор на этом окончен.
   -- Премного благодарны, -- неумело поклонился хозяин дома и попятился к выходу, спеша скрыться с глаз долой. Не удивлюсь, если сокрытие будет происходить в компании какого-нибудь местного спиртсодержащего успокоительного. Всего четверть часа в компании заезжих магов, а сколько стресса! Кажется, идея пустить нас на постой более не видится ему такой замечательной как раньше.
   С закрывшейся за Тавием дверью в нашем временном пристанище в который раз за сегодня смолкли все звуки. Тишина неприятно давила, но нарушившее её в скором времени протяжное обращение было куда более неприятным.
   -- Кээээээтрин...
   -- Каюсь! - быстро выпалила провинившаяся, по-щенячьи заглядывая в суровые шоколадные глаза снизу вверх. - Я не думала...
   -- А следовало! В этом и корень всех твоих проблем, -- перебил меня Свеилз. Виновато понурив голову, я настроилась на выслушивание заслуженного разноса по основным позициям. - Неужели за четыре года в Академии мозгов совсем не прибавилось? Или вмешательство в мелкие межрасовые стычки такое обыденное для студентки Релли дело, что не стоит даже упоминания?
   Несостоявшаяся героиня пристыжено молчала, готовясь в паузах между обвинениями покаянно шмыгать носом.
   -- Ладно, теперь уже бессмысленно махать кулаками и отчитывать за безответственность, -- тяжело вздохнув, магистр оторвался от стены и опустил руки. - Но я разочарован.
   Последние три слова кольнули больнее, чем все предшествующие им вместе взятые и десятикратно помноженные. Я неосознанно сжала попавшийся под руку край одеяла, по-прежнему не смея поднять взгляд.
   -- Простите, -- только и смогла вытолкнуть из ставшей очень узкой глотки.
   -- У тебя будет шанс исправиться, -- заверил куратор и, подхватив оставленную на спинке стула куртку, неохотно надел её. - Чего сидим? - обратился он к остальным свидетелям нашего малоприятного диалога. - Пока учитесь в Академии и живёте за казенный счёт, устав обязует вас проявлять посильную помощь на благо государства и его жителей. Так что руки в ноги и марш на поиски таинственной пакости, губительницы местного населения. Дарий, ты остаёшься в доме и прилагаешь все реальные и нереальные усилия для скорейшего выздоровления. А будешь возмущаться, разрешу этим двоим варить тебе отвар, -- пообещал, краем глаза заметив встрепенувшегося друга. Приструнённый подобной угрозой, Дар не рискнул возражать.
   Похватав необходимые вещи, мы вчетвером поплелись прочёсывать лес.
  
   Каждому новому унылому шагу сопутствовало шуршание опавших листьев, хруст мелкого хвороста и тихое сопение, вызванное мысленным порицанием собственной бестолковости. Что тогда в кабинете архивампира, что сегодня перед Свеилзом, чувствовала я себя паскудно и винить в этом могла одну единственную особу.
   Вышагивающая по левую сторону Лин в очередной раз скосила на меня васильковый глаз и вздохнула.
   -- Слушай, может, хватит уже упиваться самобичеванием, а? Я, конечно, уважаю твой скрытый мазохизм и другие нездоровые наклонности, но мы битый час тут блуждаем, а ты всё сопишь. Мне надоело! Давай хоть поговорим о чем-нибудь! - и немного сбавив обороты, добавила: -- И не бери слова магистра близко к сердцу. Он так сказал, чтобы проучить тебя. Грош цена преподавателю, который никогда не ругает своих учеников, а Свеилз у нас крайне дорогостоящий экземпляр! - подруга негромко фыркнула и тепло улыбнулась, солнечным лучиком проскользнув под завесу мрачных дум. Невелика хитрость, но достаточная, чтобы гнетущее чувство начало постепенно отпускать. Как же я всё-таки рада, что друзья согласились на эту миссию...
   -- О чём ты хочешь поговорить? - оставила за ней право выбора темы я, вернув мягкую улыбку.
   -- Ну, не знаю. О чём-нибудь.
   -- Ммм... Солнце светит, небо голубое, в воздухе пахнет листвой, а кругом ни единого намёка на причину исчезновения селян...
   -- Я склоняюсь к версии про местную живность, -- размышляла вслух эльфийка, -- но сколько мы тут уже плутаем, а ёё присутствия пока не смогли почувствовать. Отсюда два варианта: либо не там плутаем, либо живность опознала в нас мега крутых магичек и, струхнув, предпочла поохотиться на Свеилза или Ларса, -- и вдруг озарённая воскликнула: -- О, кстати, есть тема поинтересней! А ну колись, что у вас там с архимагистровым сыночком?
   Я обалдело уставилась на засиявшее лукавым любопытством лицо подруги и, не придумав достойного ответа, по-простецки созналась:
   -- Да ничего...
   -- Что, совсем-совсем ничего? -- Лин заметно приуныла, словно дитё, которому отказали в очередной занимательной сказке на ночь.
   -- А чего ты ожидала? - не поняла я её разочарования.
   -- Говорят, экстремальные ситуации сближают... -- якобы размыто намекнула она, переступая попавшуюся на пути корягу.
   -- По нам видно, что мы близки? - скептически скривилась я, и подруга была вынуждена согласиться. На мгновение попыталась представить себе, каким бы мог быть Ларс под маской холодного безразличия, но даже моё богатое воображение тут спасовало. Наверное, куда больше шансов побрататься за ручку с нагрянувшим обратно на Этерну Творцом, чем увидеть Носфера младшего сидящим на столе в кабаке и напевающим похабные частушки.
   -- А почему ты тогда вчера так демонстративно носом от него воротила? - не унималась эта жадная до любовных перипетий натура.
   -- Настроения не было, -- пробурчала я, вспомнив предшествующий этим действиям разговор, и скуксилась. - Всё наше общение сводиться или к взаимному молчанию, или к обмену колкостями. К примеру, вчера он меня вообще дурой обозвал! -- пожаловалась и для усугубления эффекта выложила как на духу: -- А до этого ещё и шкет какой-то!
   История про малолетнего нахала развеселила собеседницу не хуже свежего анекдота.
   -- Вот так, учишься-учишься, кропишь ночами над учебниками, зарабатываешь нервный тик на экзаменах у Акриса, получаешь диплом квалифицированного мага, а тебя все встречные-поперечные оплевывают, как последнюю доярку, -- продолжала стенать на несправедливость мироздания я под звонкий хохот подруги. - И харе угорать! Это трагедия для современного общества, что дети такими невоспитанными растут!
   -- Ахахаха! Прости! - отозвалась она, смахивая проступившую от смеха слезинку. - Но ты тоже ведёшь себя как ребёнок, если всерьёз на него обижаешься.
   Не добившись ожидаемого сострадания несчастной и незаслуженно поруганной мне, я досадливо надула губки и решительно опротестовала выводы о своей инфантильности:
   -- Враки это! И сама такая!
   Лин снова прыснула со смеху. Мда... Такими темпами всё зверьё в округе распугаем. Охотнички, блин.
   -- О, смотри! Цветы тамянки! - вдруг одёрнула меня подруга, указывая пальцем куда-то вперёд и вниз, и быстрым шагом направилась к своей находке, на ходу поясняя: - Они ведь усиливают противоаллергенное действие череды! - добравшись до места, она присела на корточки и начала аккуратно обрывать мелкие белые цветочки вместе со стебельками. - Замешаем-ка их Дару в отвар.
   -- А ты пропорции помнишь? - с сомненьем уточнила я, поглядывая на активно обскубывающую местную флору спутницу.
   -- Конечно, -- заверила та. - На глаз, -- и прежде чем я успела отказаться от участия в этом заведомо проигрышном деле, снова воскликнула: -- А вот ещё полезная травка! Подержи! - всучив мне крупный пучок, Лин сосредоточила свои вредительские амбиции на новой растительной жертве.
   -- Кого енто вы, милочки, травить-то собрались? - раздалось недалеко от нас, сопровождаемое кряхтящим старческим смехом.
   -- Вы?! - изумлённо выдохнула я, заметив показавшуюся из-за кряжистого дерева старушку в чёрной хламиде.
   -- Ой! Здравствуйте, -- поздоровалась эльфийка, спешно поднимаясь на ноги. Думаю, исходя из моих недавних описаний, ей не составило труда догадаться, кто перед нами.
   -- И вам не хворать, деточки, -- кивнула дерра и повторила вопрос: -- Так кто сей несчастный?
   -- Мы лечить... -- как-то неуверенно промямлили обе, теребя в руках надёрганный скарб.
   -- У нашего друга в дороге разыгралась аллергия и, несмотря на отвар, за ночь стала только хуже, -- поделилась общим горем Лин. - А цветы тамянки ведь помогают...
   -- Тот отвар готовили не мы! - уточнила я, видя пробежавший по морщинистому лицу очевидный на первый взгляд вывод.
   -- Букетик ваш будет полезен ток опосля месячной просушки, когда цветки выпустят свою отраву, -- просветила она неучей, продолжая покровительственно улыбаться. - А пока разве что желудок расстроит да головную боль подарит.
   Горе-лекарки стыдливо завели ручонки за спины, типа незаметно избавляясь от их содержимого. Для полного сходства с провалившими очередную контрольную двоечниками не хватало лишь вдумчивого ковыряния земли носком сапога.
   -- Не проведёте ли старуху домой? Здесь недалече, - неожиданно предложила дерра, вызвав в нашем стане заинтересованное оживление. Эээ... Но ведь мы, вроде как, на задании... и, вроде как, нельзя... да... вроде как...
   -- С удовольствием! - в один голос выкрикнули не обременённые острым слухом по отношению к взываниям совести легкомысленные магички и едва ли не вприпрыжку поскакали за старушкой. Мда... Горбатого могила исправит. Хотя, посудите сами, разве можно отказаться от редкой возможности побывать в гостях у лесных хранителей, тем более, когда сами зовут? Вот на том и порешили.
   Путь наш и впрямь был недолгим и на удивление прямолинейным. То есть, пока мы с Лин тут блуждали, приходилось постоянно огибать, обходить и перепрыгивать различные деревья, кусты, пеньки, буреломы и прочие стандартные лесные препятствия, теперь же у меня возникало ненавязчивое ощущение, что насаждения сами убирались с маршрута нашего движения. А впрочем, может это я и выдумываю.
   Вскоре впереди показалась крохотная опушка, с краю которой удобно расположилась зажатая между двумя массивными стволами небольшая изба. Ревностно удерживающие последнее золото листвы кроны заботливо простилались над ней своеобразным навесом, делая общую картину необычайно уютной. Внутри дома, как можно было догадаться, витал пропитавший все жильё насквозь амбре разнотравья. Сразу от узенькой прихожей начиналась квадратная комнатка, оборудованная выбеленной каменной печью и используемая под кухню, где гостям и было предложено усаживаться за добротно сбитый стол.
   -- Такой травнице как вы, любое село обзавидуется, -- проговорила я, умостившись рядом с Лин на длинной деревянной скамейке и разглядывая развешенный под потолком и на стенах гербарий. По сравнению с этой коллекцией запасы хивлинковской Вармы казались просто пародией на настоящий арсенал травоведа. - А вы... Ой, -- хлопнула себя по лбу при очередном "выканье", -- совсем забыли представиться. Меня зовут Кэтрин, а подругу - Эллиниэль. А как к вам обращаться?
   -- Все по-разному величают, -- откликнулась орудующая возле печи хозяйка, -- кто просто бабушкой, кто ведьмой... -- на этих словах она бросила на нас короткий хитрый взгляд и, накрыв казанок крышкой, задвинула его ухватом в разогретое жерло. - Выбирайте, что больше по душе.
   -- Мы не считаем вас ведьмой, -- возразила Лин, насупившись, -- более того, собираемся отловить расшалившуюся живность и развеять заблуждения селян! Между прочим, не страшно жить здесь, когда рядом голодный зверь объявился?
   Дерра издала очередной хриплый смешок.
   -- Для нашего народа нет места безопасней леса, будь он хоть от кромки до кромки обжит острыми клыками.
   Учитывая то, как приветствовали старушку в самом селе, я не могла с ней не согласиться. И раз уж зашел об этом разговор...
   -- Со слов старосты пропажи начались около четырёх месяцев назад. Скажите, вам ничего подозрительного за это время не приходилось замечать? - поинтересовалась я. Кому ещё как не хранителям знать о происходящих в лесу странностях? Кстати, если посмотреть на ситуацию с этого ракурса, то наш стратегический визит вовсе и не мешает, а наоборот, способствует выполнению задания. Это я так совесть успокаиваю, если кто не понял.
   Из печи раздалось частое бряцанье крышки на быстро закипающем казанке. Повторив процедуру с ухватом, хозяйка сняла посуду с огня и неспеша разлила его горячее содержимое по чашкам. Вслед за ароматным чаем на столе выросла и глубокая миска с продолговатыми зажаристыми пирожками, чьё триумфальное появление было встречено двумя громкими сглатываниями. А завтрак был так давноооо...
   Я дожевывала уже третий пирожок, когда услышала ответ на поставленный вопрос.
   -- Лес нынче неспокоен, -- поделилась своими наблюдениями дерра, задумчиво вглядываясь в мерно плавающие на дне её кружки чаинки.
   -- Что вы имеете в виду? - подруга отложила надкусанную сдобу и упёрлась внимательным взглядом в старушку на противоположной стороне стола.
   -- Тревожно ему... Не идёт навеваемый близкой зимой сон, -- бессильно вздохнула та и замолчала.
   -- Может ли быть причиной этого беспокойства объявившийся хищник? - высказывание про неспящий лес мало что прояснило и, откровенно говоря, было мне не совсем понятно, поэтому я решила попробовать метод наводящих вопросов.
   -- Может быть... а может не быть... -- неопределённо покачала головой бабулька. - Здесь, девоньки, вам от старухи пользы чуть. Читать чувства леса, не его мысли.
   -- Но вам неизвестные или новые звери не попадались?
   Отрицательный кивок.
   -- А как насчёт вашего мужа? Он ничего подозрительного не отмечал?
   Дерра медленно подняла на нас тёмные и, несмотря на возраст, всё ещё выразительные глаза и печально улыбнулась самими краешками тонких губ.
   -- Сейчас ему открыто многое, но знания эти не предназначены для тех, по иную сторону.
   Я ошарашено открыла и закрыла рот, к своему стыду, не сумев даже извиниться за проявленную бестактность. Последнее откровение застало и меня, и Лин врасплох, на время лишив дара речи. Помниться, ранее я упоминала, что представители расы лесных хранителей живут парами? Так вот, умирают они тоже парами. Связь между супругами настолько сильна, что вызванное смертью одного чувство одиночества и душевной пустоты за короткий срок неотвратимо иссушает и второго. Но как бы горько и прискорбно это не звучало, сами дерры считают подобную участь за благо - по их мнению, лучше скорая смерть и повторное единство с избранником за гранью, чем муки жизни с половинкой души. А ещё они при этом теряют своё имя, по традиции общее для обоих возлюбленных. Хозяйка не назвала нам его, когда представлялась, не потому, что хотела умолчать, а просто потому, что его больше нет. И будь я, шрес меня задери, хоть немного повнимательней...
   -- Простите... -- неловкость, чувство вины и, наверное, немножко грусти.
   -- За что тебе извиняться, дитё? -- махнула она сухой, с несколькими тёмно-коричневыми пятнами на тыльной стороне ладони, рукой, спрятав на мгновение вырвавшиеся эмоции обратно глубоко внутри. - К тому же, вам, поди, любопытно, почему старуха-то до сих пор жива?
   На самом деле, нам было до шреса любопытно, но разве мы могли об этом спрашивать? Дерра хрипло рассмеялась молчанию терзаемых моральными противоречиями гостий и их сосредоточенному разглядыванию разводов на деревянной поверхности стола, дескать, вот это вычурное колечко становит куда больший интерес...
   -- Подарок судьбы! - довольно поведала она, прекращая наши муки и развеивая доброй улыбкой последние следы недавнего казуса. Мы с эльфийкой непонятливо переглянулись, но необходимость в пояснении на удивление быстро отпала.
   -- Бааа! - пискляво протянули из прихожей вслед за звуком хлопнувшей двери, и спустя пару секунд в кухню заглянула лохматая пепельно-русая макушка. Обладатель этой, несомненно важной, части тела машинально проделал ещё несколько шагов от дверного проёма и только после этого встрепенулся, словно застуканный в курятнике лис, заметив сидящих на скамейке девиц и непочтительно вылупился на них плошками глаз.
   С гордостью скажу, что у меня беньки были куда шире, и я почти слышала, как под оптимистичным лозунгом "нет предела совершенству", оные трещат по швам, рискуя порваться до самых ушей.
   -- Ты?!
   -- Ты?!
   На одном глубоком придыхании выкрикнули оба от радости негаданной встречи.
   -- Маленький нахалёнок!
   -- Слепая корова!
   Представив друг друга самым радушным образом, первый этап можно было считать выполненным и смело переходить ко второму. Итак, этап второй - воспитательный.
   -- Когда врезаешься в других, следует извиняться!
   Признаком того, что наставительная сентенция была пренебрежительно отвергнута адресатом, послужили непередаваемо противная мина и красноречиво нацеленная в борца за справедливость и высокий уровень культуры хитроумная комбинация из трёх пальцев.
   -- Вемий! - шикнула на пацана хозяйка.
   Этап третий - карательный.
   -- Молись, шкет! -- из лучших побуждений посоветовало то, что обычно приходит на смену лопнувшему терпению, закатывая рукава и разминая пальцы для пасса.
   Видать-таки, помолился и, что самое обидное, был услышан.
   -- Ый!
   -- Ну что за непослушное дитя... - поворчала старушка, развернувшись обратно к столу и не глядя на недовольно нахохлившегося из-за схлопотанного подзатыльника мальца. - Али я не учила тебя быть вежливым и уважать других, коли ждёшь уважения взамен?
   Тот молчал, как натренированный шпион на допросе, а на лице недвусмысленно читалось что-то вроде "можете меня пытать, но дух мой вам не никогда сломать".
   -- Извинись перед нашей гостьей и садить за стол.
   -- Но Ба! Это всё она! - жарко возмутился юный бунтарь, обиженный неожиданным предательством. Но "союзник" в своём решении был непреклонен и, мерно допивая остывающий чай, отказывался реагировать на негодующие восклицания и жалобные взгляды виновной стороны. Почти с минуту на кухне царила полная тишина. Наконец малый не выдержал (но не сдался), повернулся к взыскателю, тут же выразительно скривился, наткнувшись на мой победный вид, и, не соизволив порадовать долгожданными покаянными речами, выстрадано плюхнулся на скамейку напротив и угрюмо уставился вниз. Вот упрямец. Интересно, всему виной переходный возраст, или он вообще такой?
   Дерра обречённо вздохнула (видимо, вообще) и, поднявшись, вернулась к печи, негромко шерудя связками трав и позвякивая посудой.
   -- Тебя Вемий зовут, правильно? - подруге первой надоело играть в молчанку. - Меня - Лин, а это - Кэт. Приятно познакомиться, -- пацан не спешил заверять во взаимности чувств, я тоже рта не раскрывала, лениво подперев подбородок рукой. Настрой был совершенно неподходящий для ведения отвлечённых бесед ни о чём. Уловив это, эльфийка решила пойти иным путём. - Скажи, Вемий, а ты случайно ничего подозрительного в лесу в последнее время не замечал?
   -- Ищете, кто селян схарчил? - хмыкнул он, бесхитростно попавшись на её уловку. Если с вами не хотят говорить - значит вы выбрали не ту тему и стратегию.
   -- Ага. Так это всё-таки зверь?
   -- Не знаю. Я, во всяком случае, его не видел, -- разочарованно посопел Вемий. - Иначе бы уже давно шкуру спустил!
   Я еле сдержала насмешливую ухмылочку - как мило, подростковый максимализм во всей красе! Или не сдержала...
   -- А вы припёрлись, чтоб и вас сожрали? - заметил мою мимику малый и, судя по всему, оскорбился. Хотел добавить что-то ещё, но получив от орудующей позади бабушки очередной "урок вежливости" ложкой по голове, передумал.
   -- Не волнуйся, мы сможем за себя постоять, -- заверила его Лин.
   -- Да нууу, -- театрально задрав бровь и потирая пострадавшую часть тела, засомневался наш не в меру скептичный малолетний собеседник. Подруга протянула вперёд руку, сформировав на ладони оранжево-красный огненный сгусток. - Ух ты! - последовала одобрительная оценка. -- А она? - и кивок на моё меланхоличное магичество. От такого небрежного обращения я недовольно поморщилась и уже хотела предъявить кукиш вместо ожидаемого колдовства, как вспыхнувший на лице нахалёнка живой интерес заставил пересмотреть свои планы и вернуться к оригинальной задумке. С пальцев соскочил миниатюрный смерч и волчком забегал по поверхности стола, огибая расставленные на его пути препятствия-чашки. Пущай порадуется дитё.
   Хозяйка одобрительно улыбнулась через плечо и продолжила своё кулинарное занятие.
   Вемий в порыве истинно детского восторга заёрзал на месте, зачаровано следя за движениями вёрткого воздушного конуса. Пользуясь возможностью, я в рассеянной задумчивости разглядывала поглощённого забавой ребёнка. Довольно приятные черты лица, слегка миловидные (если отрастит волосы, можно за девчонку принять), создают обманчивое впечатление эдакого белого и пушистого, которое, тем не менее, разбивается вдребезги стоит ему только открыть рот или скорчить одну из своих гримас. Да уж, большое упущение со стороны матушки-природы, однако. Взгляд непроизвольно задержался на широко распахнутых глазах малого. Синие... нет, скорее какие-то темно-серые... с густым синеватым отливом... почти сизые... сизые... Сизые?
   -- Ли-ин, -- дрогнувшим от волнения голосом позвала я, опуская подпирающую голову руку и в упор пялясь на своё открытие.
   -- Вижу, -- в тон мне отозвалась не менее внимательная подруга.
   Почувствовав резко подскочивший интерес к своей особе, Вемий оторвался от новой игрушки и опасливо отклонился назад, когда мы, наоборот, одновременно подались вперёд, сияя нездоровым исследовательским азартом, как два археолога при виде древней реликвии. Теперь была наша очередь ёрзать на скамейке и дышать через раз.
   -- Чего вылупились?! - распетушился пацан, пытаясь скрыть за привычной грубостью растерянность и смущение от такого внимания.
   -- Надо же...
   -- Кто бы мог подумать... -- благоговейно перешептывались магички, пребывая в состоянии глубокого потрясения. Жизнь определённо полна сюрпризов, скажу я вам. Сизые глаза настороженно сощурились, став совсем по-взрослому серьёзными, и зыркая из-под спадающей на лоб чёлки. Сизые... Столь редким цветом радужки могли похвастаться только одни жители Этерны.
   -- Двуликий!
   Малец едва заметно вздрогнул и стиснул зубы, от чего отчётливее проступили очертания скул.
   -- Обалдеть! - это всё, на что сейчас хватило Лин.
   -- Какая? - с жадным любопытством спросила я, по-прежнему не отводя взгляда. Сначала дерра, а теперь и двуликий. Бедняжка Дар позеленеет от зависти!
   -- Что "какая"? - не понял Вемий, недоверчиво косясь на нашу взбудораженную парочку. Кажись, он ещё не определился, как реагировать на бьющее фонтаном воодушевление по поводу его расовой принадлежности.
   -- Какая твоя вторая ипостась? -- перефразировала, подивившись его несообразительности. Скорее всего, что-то такое же вредное и кусючее, под стать человеческой форме.
   Малый набычился и категорично отвернулся, а мы, не дождавшись ответа, разочаровано скисли и состроили слёзные рожицы. Так не честно! Я ведь показала ему фокус! Напор двойной дозы коварного женского кокетства, к сожалению, не возымел ожидаемого эффекта на непробиваемое мужское хладнокровие, вынуждая оставить тщетные попытки. На мальчишеской физиономии смешался странный коктейль враждебности и неуверенности, будто он хотел на нас разозлиться, но всё никак не мог найти подходящего предлога.
   -- Сложный же вам подарочек от судьбы достался, -- наиграно посочувствовала Лин помешивающей в это время какое-то варево старушке. О том, как эта самая судьба свела под одной крышей представителей двух столь малочисленных рас, мы предпочли не спрашивать, догадываясь, что история может оказаться не слишком жизнерадостной.
   -- Иначе не бывает, -- согласилась она не оборачиваясь. - Всему цена своя, -- затем удовлетворённо фыркнула и, спустив с заставленной посудой полки небольшую склянку, до краёв наполнила её свежесваренным желто-коричневым отваром из казанка. - Когда остынет - подождёте с два часа и можно поить хворого. К утру аллергию как рукой снимет, -- проинструктировала, ставя тару на стол, и, заметив наше удивление, продолжила предыдущую мысль: -- На всякий подарок - цена своя, а на всякое доброе дело - благодарность.
   -- Спасибо. Вы нас очень выручили, -- я постаралась вложить в слова всю свою искреннюю признательность. От добра добра не ищут, но согласитесь, как же всё-таки приятно, когда оно само тебя находит.
   -- От нас не убудет, -- легко отмахнулась травница и предложила: - А пирожков ещё будете?
   День неуклонно близился к вечеру, и незадолго до первых закрадывающихся на землю сумерек мы были вынуждены засобираться обратно. Свеилз и Ларс уже наверняка вернулись и теперь ждут нас. Зная магистра, заставлять его волноваться чревато травматизмом различной степени тяжести, поэтому, не затягивая с прощаниями, мы ещё раз поблагодарили гостеприимную хозяйку, поругались напоследок с вернувшим своё обычное нахально-вредное расположение духа маленьким двуликим и, захватив драгоценное лекарство, резво зашагали в сторону деревни.
  
   ***
   Лес тихо шелестел вслед покидающим его пределы магичкам, но, к сожалению, ни человек, ни эльф так и не смогли распознать в этой игре ветра и листьев адресованное им скрытое предостережение.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"