Казакова Светлана, Поль Яна: другие произведения.

В лабиринтах города

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
  • Аннотация:



    Спин-офф к циклу Светланы Казаковой "Город, где живет магия".

    Магическое сообщество всколыхнула череда загадочных ритуальных убийств. Подобное уже случалось двадцать лет назад. Очередной жертвой становится дочь влиятельного мага. Максим Рахманов - последний, кто видел девушку живой. Он ещё не знает, что и прежде был связан с этой тайной. Вместе с Алисой, сотрудницей Магического Надзора, ему предстоит найти разгадку.


    Роман можно читать на портале ЛитЭра







   Пролог
  
   Мария Горностай в спешке собирала сумку. Час назад она позвонила матери и сообщила, что скоро приедет. Она старалась разговаривать спокойно и непринужденно, чтобы не выдать своего волнения. На самом деле, она была очень напугана. Маша схватилась за голову и постаралась отогнать ужасные воспоминания.
   Еще утром она и предположить не могла, что незапланированный визит к отцу, обернется так. Занятия в Университете Магии закончились раньше обычного. Впереди маячили выходные, и провести их с вечно занятым отцом, по которому она жутко скучала, казалось заманчивой идеей.
   Несколько тонированных автомобилей у подъездной дорожки к дому не вызвали подозрений. Александр Горностай был влиятельным магом, и к нему постоянно наведывались гости. Лишь переступив порог дома, Маша заподозрила неладное. Неестественная тишина, опущенные жалюзи и задернутые шторы на окнах. Она обошла весь дом, но никого не обнаружила. Только в кухне, где невыносимо воняло серой, на столе стояли бокалы с недопитым вином. Дверь, ведущая в подвал, была приоткрыта. Прислушавшись, Мария различила голоса.
   Внезапно ей стало страшно. Сердце пропустило удар, а в горле пересохло. Крутая лестница уводила в темноту подвала. Запах серы стал невыносимым, и девушка зажала рукавом нос. То, что она приняла за разговоры, оказалось, странным завыванием, похожим на пение. Темноту разгоняли горящие свечи у подножия лестницы. Они тянулись змейкой вдоль стен. Маша замерла у громоздящихся друг на друге коробок и выглянула из-за укрытия.
   Тело, распростертое на полу, вокруг фигуры в длинных балахонах. Рваный ритм набатного пения, кровь и мечущиеся тени. Воспоминания представляли собой смазанные картинки, от которых волосы поднимались дыбом.
   Ящик комода громко захлопнулся, прерывая поток слишком ярких образов. Она не помнила, как покинула дом и вернулась в общежитие. Мария делила комнату с двумя соседками, и они тоже отправились на выходные домой. Ее не оставляло странное чувство, и она не понимала, что делать дальше. Обратиться в Магический Надзор? К инквизиторам? Поговорить с отцом? От этих мыслей сделалось дурно.
   Она вышла из общежития и почти бегом бросилась к своей машине, расталкивая неторопливых прохожих. Маша с трудом отыскала в сумочке ключи. Пальцы не слушались, и связка выскочила из рук, угодив прямо в сливную решетку.
   - Проклятье! - она закусила губу и посмотрела в зияющие щели решетки.
   В нескольких метрах притормозило такси, и мужчина в сером плаще наклонился к опущенному окну, о чем-то расспрашивая водителя. Недолго думая, Мария устремилась к машине, поудобнее перехватив сумку с вещами.
   На глазах у опешившего мужчины, она открыла дверь, забралась на заднее сидение и назвала адрес. А чтобы у таксиста не осталось сомнений насчет внезапной пассажирки, протянула крупную купюру.
   Господин в плаще открыл рот, потом закрыл. Затем махнул рукой, повернулся и, бормоча под нос, что-то о несносной молодежи, отправился ловить другое такси.
   Водитель - симпатичный молодой человек - повернулся и с интересом уставился на нее. В любой другой момент она, возможно, отметила бы его обаятельную мальчишескую улыбку и хитрый прищур зеленых глаз.
   - Так мы едем или нет? - нетерпеливо поинтересовалась Маша. Нервы сдавали.
   - Разумеется.
   В теплом салоне, она позволила себе немного расслабиться. Тихое пение радио, мерный шум работающего двигателя, проплывающие за окном яркие ночные огни. Мария и не заметила, как задремала.
   - Где мне остановиться?
   Голос таксиста заставил ее открыть глаза и подскочить на сидении. Маша не сразу вспомнила, где она и куда едет. Справа показалась знакомая вывеска аптеки, а значит, до дома матери осталось пройти несколько кварталов.
   - Можно прямо здесь, спасибо.
   Ей хотелось прогуляться и привести мысли в порядок. Она вышла из машины и отметила, что водитель внимательно наблюдает за ней. Только когда Маша завернула за угол, машина тронулась с места.
   Многочисленные магазины были давно закрыты. Улица казалась пустынной, фонари горели через один. По спине пробежал липкий холодок страха, как тогда, когда она спускалась в подвал. Поправив на плече ремень сумки, Маша ускорила шаг. Но резко остановилась. Чего-то не хватало. Сумочка, в которой был телефон и прочие мелочи, исчезла. Осталась в такси.
   - Сегодня самый ужасный день в моей жизни, - от досады она топнула ногой.
   - Так и есть!
   Раздавшийся за спиной голос заставил вскрикнуть. Она повернулась и едва не врезалась в высокого мужчину. Капюшон темно-синей толстовки, надвинутый на глаза, не позволял разглядеть лица. Мария и пикнуть не успела, как незнакомец сгреб ее в охапку.
   Резкий запах хлороформа, которым был смочен платок, оказался последним, что она запомнила.
  

   Глава 1

Прошлое, Будущее -- не всё ли равно, лишь бы мы оба жили, ведь то, что придёт вслед за нами, всё равно придёт -- завтра или через десять тысяч лет.

Рэй Брэдбери

   Максим Рахманов
  
   Светало. Яркие огни рекламных баннеров, вывесок и фонарей гасли, рассеивая мерцание в мгновениях наступающего утра. Машин на дорогах прибавилось. Несмотря на ранний час, люди спешили по своим делам. Этот город не засыпал никогда, но особенно прекрасен он был в темное время суток.
   Макс сжимал в руке мобильник и мысленно ругал себя за нерешительность. Почему он вспомнил про день рождения Алисы именно сейчас? Ему стоило немалого труда, чтобы узнать о том, что она вернулась в город, найти номер, по которому ей можно позвонить, и вот сейчас он боролся с собой, разрываясь между желанием поговорить с ней и порывом разорвать листочек с цифрами.
   До боли знакомый голос подействовал так, будто его окунули в ледяную воду. Максим нажал отбой. Выругался и кинул телефон на сидение.
   - Слабак! Идиот! Пора бы уже забыть о ней! - каждое восклицание сопровождалось ударом по рулю.
   С Алисой Крапивиной он дружил с детства. Первая любовь самое сильное чувство, которое остается на всю жизнь. Они не виделись почти три года.
   Максим списал странный порыв на усталость и постарался больше об этом не думать. Как обычно, он оставил машину на парковке и отправился домой. Усталость взяла верх. Максим жил один, что неудивительно, ведь в семье магов Рахмановых он слыл белой вороной.
   Ему исполнилось пять, когда несчастье постучалось в двери. Обстоятельства и работа вынудили родителей уехать в другой город, и им пришлось оставить маленького сына на попечение тёти. Агата была сестрой отца. Макс ничего не помнил о том дне, только то, что ему рассказывали. Убийцы проникли в дом и жестоко расправились с молодой ведьмой. Перед смертью её лишили сил. Максим прятался в шкафу, где его и нашли родные. Агате удалось укрыть племянника с помощью магии.
   После случившегося стало ясно, что ему не удастся оправиться. Помимо шока и потери памяти, он утратил магические способности. Никто не знал, что произошло на самом деле. На светлом будущем мага был поставлен жирный крест.
   Максим, как мог, крутился в мире людей. Школа, институт, а вместо скучной офисной карьеры работа в такси. Совмещал приятное с полезным. Рахманов любил свободу, ночь и скорость. Он старался общаться с теми, кто не имел никаких дел с магами. Ведь каждый второй считал своим долгом выказать сочувствие и вспомнить о прошлом. В такие моменты Максу хотелось ударить собеседника. Но иногда он все-таки посещал приёмы некоторых влиятельных господ из магического сообщества. Чаще по настоянию отца, чем по собственному желанию.
   В квартире царила тишина. Скромная обстановка, непримечательный интерьер. Практично и удобно. Максиму нравилась его холостая и беззаботная жизнь. Кто знает, была бы она у него, если бы не трагичное прошлое? Он принял душ и лег спать. Но отдохнуть удалось всего несколько часов.
   Сквозь крепкий сон Рахманов не сразу услышал настойчивый звонок мобильного. Только когда мелодия заиграла вновь, Макс открыл глаза и, щурясь, уставился на дисплей.
   - Максим! - резкий голос Аркадия Фогля, подействовал лучше бодрящего кофе. - Чёрт тебя дери, почему ты не отвечаешь на звонки?!
   - И я рад слышать тебя, дядя.
   - Не передергивай! Опять всю ночь колесил по городу, а теперь дрыхнешь? Ты даже не представляешь, во что вляпался! Я говорил, что твоя идиотская работа не доведет до добра!
   Макс только открыл рот, чтобы попросить родственника не начинать старую песню, как вдруг до него дошёл смысл остальной тирады.
   - О чём ты, дядя?
   - Все вопросы потом! Я жду тебя у себя через полчаса, и только попробуй опоздать!
   Максим откинулся на подушки и выключил телефон. Остатки сна, как рукой сняло. Непонятное чувство тревоги разрасталось с каждой секундой. Дядя не имел привычки звонить просто так и кричать в трубку. Он вообще не имел привычки ему звонить, даже просто за тем, чтобы поздравить с днём рождения. Фогль никогда не скрывал пренебрежительного отношения к племяннику.
   - Мальчишка позорное клеймо на нашей семье! - распылялся он, когда ребенком Максим случайно услышал разговор взрослых.
   Аркадий приходился старшим братом его матери. Человек своеобразный и сложный. Макс нередко размышлял о том, каково приходится работникам Магического Надзора под началом его дядюшки. Им оставалось только посочувствовать. Но, несмотря на несносный характер, Фогля уважали. Он занял высокий пост после гибели Ярослава Чарныша - человека, основавшего МН. Дядя бросил немало сил на поиски его убийц, но все попытки найти их не увенчались успехом.
   Максим поднялся и вновь направился в душ, чтобы взбодриться. Не мешало бы и перекусить, но он не стал искушать судьбу. Он решил не гадать, что произошло, и почему Фогль так взбесился. Ему хотелось скорее со всем покончить. До очередной рабочей смены оставалось несколько часов, и Максим надеялся успеть вовремя.
   Он вышел из дома и направился в стону парковки. В воздухе пахло весной. На деревьях распускались первые зеленые листочки, вовсю пели птицы, пригревало солнце. Природа просыпалась после долгого сна, сбрасывая тяжелые оковы зимы. Макс любил это время года. Наслаждаясь хорошей погодой, он немного отвлекся. Ему совершенно не хотелось ехать в офис Магического Надзора. Сев за руль, он поправил зеркало дальнего вида и заметил что-то подозрительное позади себя, на пассажирском сидении. Макс потянулся за находкой. Он сразу догадался, кому принадлежит забытая сумка. И как он не заметил ее раньше?
   Максим хорошо запомнил последнюю пассажирку. Симпатичная юная брюнетка. Ведьма. Браслет на ее тонком запястье был магическим амулетом. Он всегда замечал подобные вещи. И лицо девушки показалось ему знакомым. Возможно, он мог видеть ее на одном из праздников, куда родственникам удавалось его вытащить.
   Кожаная сумочка известного бренда явно принадлежала светской особе. Вряд ли простая студентка Университета Магии могла позволить себе такую вещь. Как и дорогой мобильник последней модели, который сразу оказался у Максима в руке. Также нашлась пара визиток, несколько купюр и прочие женские безделушки: помада, зеркальце, бумажные платки. Звук в телефоне был отключен, и вереница пропущенных вызовов впечатляла.
   Макс задумался, что находку стоит вернуть владелице, и уже забыл о звонке дяди. Наверняка тот взбесится, если он не явится вовремя. Не в первый раз.
   Среди непринятых звонков в мобильнике девушки значились контакты матери и отца. Максим собрался позвонить по одному из них, чтобы договориться о передаче сумки, как сенсорный экран на мгновение завис, и несколько свернутых окон открылись одно за другим. Его взору предстали странные фотографии. Снимки были слишком темными, и он не сразу понял, что на них запечатлено. Но, когда пригляделся повнимательнее, замер на месте, не зная, что и думать.
   Увлеченный просмотром фотографий Макс и не заметил, что на стоянке появился кто-то еще. Когда приближающиеся шаги раздались совсем рядом, он машинально забросил сумку в салон, повернулся и незаметно убрал мобильник в карман куртки.
   Прямо напротив оказалась до омерзения знакомая ухмыляющаяся рожа.
   - Максим Рахманов? - официальный тон и язвительные ноты в голосе совершенно не сочетались. - Олег Крылов. Магический Надзор. Меня прислал ваш дядя.
   Крылова Максим знал со школьной скамьи. Они никогда не были друзьями. С первого дня в школе Олег не упускал возможности напомнить Максиму о том, что он лишен сил, и всячески опустить. Колкие замечания, обидные слова и подзатыльники. Так могло бы продолжаться до самого выпускного. Но Макс повзрослел и научился отстаивать свою честь не только словом, но и кулаками. Крылов же надолго застрял в теле несуразного, угловатого подростка. Хилый, болезненный, но всё с такой же непомерной гордыней. Он больше не пытался унизить Рахманова открыто и чаще действовал исподтишка, опасаясь получить сдачи.
   Максим не ожидал увидеть его вновь. После школы их пути больше не пересекались. Олег изменился. Судя по всему, ему пришлось немало над собой поработать. Координация, мышечная масса. Очки в проволочной оправе уступили место линзам. Только высокомерия ему было по-прежнему не занимать.
   - Я могу поинтересоваться? В чём дело и что происходит? - сквозь зубы процедил Максим.
   - Сегодня ночью была убита Мария Горностай. Ты последний, с кем ее видели.
  
   Глава 2
  
   Алиса Крапивина
  
   Из мутного омута сна, в котором она стояла посреди погружённой во тьму улицы, её выдернул телефонный звонок. В лицо бил ветер, ни одно из окон поблизости не горело, а где-то вдалеке слышались голоса. Негромкие, вкрадчивые, похожие на шипение змей. Когда же она открыла глаза, комнату заливал утренний свет, а телефон разрывался от звона похлеще будильника. Стараясь не думать о том, сколько часов она успела проспать за эту ночь, Алиса выскользнула из кровати и побежала к телефону.
   Спустя минуту она с недоумением положила трубку и, поскольку ложиться спать снова было уже слишком поздно, поплелась в ванную комнату. Кто бы ни был неизвестный позвонивший, говорить с ней он не пожелал. Почему? Хороший вопрос. Но не самый актуальный на сегодняшний день.
   Умывшись и почистив зубы, Алиса почувствовала себя почти хорошо, однако невыспавшийся организм требовал кофеина, и желательно в больших количествах. Мысль о том, что у неё сегодня день рождения, промелькнула по дороге на кухню. Никогда она не любила этот персональный праздник, поэтому и не отмечала его, стараясь не акцентировать на этом внимание. Впрочем, как-то в студенческие годы ей устраивали вечеринку-сюрприз, позаимствовав эту идею из западных фильмов, и тот вечер Алисе понравился. Но это было скорее исключение, нежели правило.
   Что же касается её дней рождения в детстве, то одно из них запомнилось. Её пятилетие. Яркий и безоблачный день начался с того, что Алиса проснулась и возле кровати обнаружила огромную коробку, полную самых разных подарков от родителей, которые тогда ещё не ссорились каждый день. Любопытно, поздравят ли они её сегодня, спустя двадцать лет.
   Родители развелись, когда Алисе едва исполнилось восемь. С тех пор она была переходящим багажом, который они небрежно пересылали друг другу через океан. Мать уехала в Европу, отец остался в России, а сама Алиса, едва расставшись со школой, поселилась в съёмной комнатке, которую оплачивала самостоятельно заработанными в ближайшей кофейне деньгами. Труд официантки оказался нелёгким, да и совмещать его с учёбой было сложно, зато это давало иллюзии независимости. До тех пор, пока ей не напомнили о заключённой ещё в детстве помолвке - последнем, что родители решили и предприняли сообща.
   Вспомнилось, как в день окончания Университета Магии она, опаздывая, вбежала в зал, где проводилось вручение дипломов. В глаза сразу бросились пустые кресла, которые она забронировала для родственников. Они не приехали - ни отец, ни мать, ни сводная сестра, единственная дочь второй отцовской супруги.
   Нажав на кнопку кофемашины, Алиса напомнила себе о том, что всё это уже в прошлом. Она выросла и вполне способна обходиться без родительской поддержки, которой ей когда-то так не хватало. Позади остался не только университет, но и жизнь в другом городе, стажировка, а затем и постоянная работа в Магическом Надзоре. Теперь, вернувшись в родной город, она смогла позволить себе арендовать не просто маленькую комнату, а целую квартиру. Не пентхаус, конечно, но весьма комфортабельную и с вполне адекватными хозяевами, которые не утруждают себя регулярными проверками и не считают суеверно, что, будучи ведьмой, она непременно притащит в квартиру чёрного кота, круглосуточно будет держать зажжёнными свечи, а в довершение наведёт порчу на соседей.
   Чуть позже, включив телевизор, Алиса не сомневалась в том, что сведения об убийстве Марии Горностай уже просочились в прессу. От журналистов, к сожалению, ничего нельзя утаить, и весьма часто они сообщают горячие новости, не дожидаясь официального заявления от полиции или, если говорить об их случае, от МН. Обычно это только мешает следствию.
   Нынешней ночью Алиса была среди специалистов Магического Надзора, которые выехали по анонимному звонку человека, нашедшего тело Маши, дочери одного из крупнейших бизнесменов и влиятельных магов города. Если поначалу они решили, что девушка стала жертвой несчастного случая, то по прибытии на место пришлось распрощаться с этой версией. Несомненно, это было убийство.
   Первая выдвинутая ими версия - ограбление. Они не нашли ни сумочку Марии, ни её мобильный телефон. Но на девушке остались дорогие украшения, и это несколько выпадало из общей картины. Если её ограбили, а потом убили, то почему не сняли драгоценности? Уступив место оперативно прибывшим криминалистам, и получив разрешение уехать, Алиса не переставала думать об этом, и, чем дольше она размышляла, тем более маловероятной ей казалась версия об ограблении.
   Снова зазвонил телефон, на этот раз мобильный.
   - Доброе утро!
   - Привет, Олег, - ответила Алиса, услышав голос своего напарника.
   - С днём рождения тебя!
   - Ты что, залез в моё личное дело?! - возмутилась она, но в ответ раздался громкий заразительный смех.
   - Нет, ты как-то сама проболталась. Забыла уже? Какие планы?
   - За исключением работы, никаких.
   - А как насчёт ужина?
   - Олег...
   - Только не говори "нет" сразу! Считай, что этот ответ запрещён! Как в детской игре "Да и нет не говорить, чёрное и белое не называть"!
   Алиса невольно улыбнулась. Олег то ли продолжал свои неизменные шутки, то ли, в самом деле, собирался пригласить её на свидание. Похоже, его ничуть не волновал тот факт, что служебные романы там, где они работали, обычно не одобрялись.
   - Я подумаю, - сказала Алиса.
   - Отлично! - обрадовался Олег. - Кстати, я даже приготовил тебе подарок. Увидимся в морге.
   - Умеешь ты быть романтичным!
   Алиса попрощалась с Олегом, допила кофе и торопливо продолжила собираться. Перед глазами, будто застывший кадр киноплёнки, всё ещё стояла увиденная ночью картина. Безжизненное тело молодой и довольно красивой девушки, восковое лицо с застывшим на нём выражением пережитого перед смертью ужаса, пятна крови на асфальте. Особенно отчётливо почему-то врезалась в память небольшая татуировка на руке Марии. Что-то с этой татуировкой было не так, что-то она ей напоминала, но что? Алиса так и не смогла понять, и это тревожило её, напоминая царапину, которую то и дело задеваешь.
   Выходя из дома, она подумала, что родственникам Маши наверняка уже сообщили о случившемся. Обычно эту задачу брали на себя рядовые сотрудники МН, но, учитывая, каким важным в городе человеком был Горностай, к нему, должно быть, заехал сам Аркадий Фогль, её непосредственный начальник. Вспомнив о нём, она чертыхнулась, бросила взгляд на часы и побежала к ожидающей на стоянке машине.
  
   Три месяца назад
  
   - Значит, тебя зовут Крапивина Алиса? - лениво перелистывая её документы, спросил сидящий за столом человек. Он ей сразу не понравился. Дело было даже не во внешности, хотя немолодого лысеющего блондина, на животе которого едва сходились пуговицы пиджака, трудно было назвать красавцем. Самым неприятным был его взгляд. Создавалось впечатление, что мысленно он уже поставил ей оценку, и отнюдь не высокую.
   - Крапивина Алиса Александровна, - ответила она, усердно борясь с желанием засунуть руки в карманы новых, увы, не слишком удобных строгих брюк и порывом напомнить собеседнику о том, что на "ты" они ещё не переходили.
   - Мы здесь привыкли обходиться без отчества, особенно, в разговорах с...
   - Женщинами? - подсказала Алиса и тут же прикусила язык.
   - Молодыми сотрудниками, - буркнул Аркадий Фогль и снова посмотрел на бумаги, будто искал, к чему прицепиться.
   Она постаралась заставить себя не нервничать из-за этого. И оформление документов, и послужной список, и рекомендации - всё было в полном порядке.
   - Любопытно, чем руководствовался твой прежний начальник, отправляя тебя на оперативные задания, да ещё и настаивая на том, чтобы ты делала это и впредь, - пробормотал он. - У нас... хм... представительницы прекрасного пола обычно занимаются канцелярской работой.
   - Ну, с написанием отчётов я вполне справлялась, а, что касается постоянной работы с бумагами, это не для меня, - твердо произнесла Алиса.
   - Что ж, я посмотрю, кого смогу выделить тебе в напарники, - кисло отозвался Фогль. Его пухлые пальцы стиснули папку с документами. - Можешь идти. Собственного кабинета у тебя пока не будет. Сотрудники покажут, где есть свободный стол.
   Алиса развернулась и направилась к выходу из кабинета. Мысль "Кажется, я легко отделалась" мелькнула и пропала. Когда она положила ладонь на дверную ручку, за спиной послышался голос нового начальника.
   - Ты носишь юбки?
   - Не на работе.
   В коридоре Алиса снова оказалась под прицелом множества взглядов. Впрочем, надо заметить, что почти все они были сочувствующими. Наверняка мало кто из работников испытывал симпатию к начальнику, и теперь она их понимала. Однако никто не поторопился показать ей свободный стол в одном из просторных общих отделов для специалистов. Пришлось отправиться на его поиски самостоятельно.
   Проходя мимо одного из кабинетов, Алиса едва успела отпрыгнуть, когда дверь распахнулась, и оттуда вышел мужчина лет тридцати. Надо отдать ему должное - он тут же извинился. Его взгляд тоже был изучающим, но ничем не походил на тот, которым несколько минут назад сверлил её Фогль. Кроме того, незнакомец оказался на редкость хорош собой. Внимательные синие глаза, тёмные волосы чуть длиннее, чем обычно носят в его возрасте, располагающая белозубая улыбка.
   - Вы ведь новенькая? - спросил он. - Кажется, нас пока не представили. Дарий Княжевич.
   - Алиса Крапивина.
   - Вам уже нашли напарника?
   - Пока нет. Обещали этим заняться. Надеюсь, скоро подберут.
   Собеседник проследил её опасливый взгляд в сторону кабинета начальника.
   - Постараюсь посодействовать в этом вопросе. А пока можете пройти вон в тот зал. Там точно есть свободный стол возле окна, самое лучшее место, можете мне поверить.
   - Спасибо, - растроганно пробормотала Алиса и, сразу же двинувшись в указанном направлении, толкнула прозрачную дверь. Без узкого ободка помолвочного кольца рука выглядела непривычно, но можно было не сомневаться, что к этому она вскоре привыкнет. Как и к тому, что теперь её место здесь.
   Так начался первый рабочий день в городе, из которого она когда-то уехала, а теперь вернулась. Новый этап в её жизни. Впереди ожидала неизвестность, а также подкарауливали трудности, которые предстояло преодолеть.
  
   Глава 3
   Максим Рахманов
   Благодаря Крылову он приехал намного раньше и почти час дожидался родственника. Макс пребывал не в лучшем настроении. Причиной тому послужил разговор, свидетелем которого он невольно стал.
   Олег усадил Рахманова в служебную машину и всю дорогу делал вид, что не замечает его. Затем он кому-то позвонил, доложил, что опоздает и обещал все рассказать при встрече. Максим пропустил болтовню мага мимо ушей, но, когда Крылов обратился к невидимому собеседнику по имени, замер. Алиса.
   - Ты подумала насчёт ужина?
   Он не верил в совпадения. Реальность отошла на второй план. Он вспомнил свой утренний порыв и то, что произошло несколько лет назад.
  
   Три года назад
  
   Конец августа принёс с собой дожди. Погода портилась с каждым днем. Первые крупные капли упали на лобовое стекло, размывая огни города. Он включил дворники и продолжил равнодушно наблюдать за людьми и потоком автомобилей.
   Макс бросил взгляд на часы. Обычно Алиса никогда не опаздывала. Но, едва он успел об этом подумать, открылась дверь. Она села в машину и оставила на его щеке легкий поцелуй.
   - Спасибо, что приехал, - на её губах мелькнула виноватая улыбка.
   - Ты же попросила, - он внимательно посмотрел на подругу. - Что-то случилось?
   - Нет... то есть да, - Алиса опустила взгляд и принялась теребить рукав свитера. Она всегда делала так, когда нервничала. - Может, заедем куда-нибудь, выпьем кофе?
   Максим озадаченно кивнул, но не стал лезть с расспросами. Он прекрасно знал, что Алиса расскажет все сама. Хотя такая таинственность была ей несвойственна. В любом случае, если бы произошло что-то серьезное, она бы уже давно сообщила.
   Они остановились у одного из кафе. Дождь усилился, и до дверей пришлось бежать. Не так давно они отмечали здесь ее выпускной. Университет Магии остался позади, и наступало время для новых свершений. Алиса всегда мечтала работать в Магическом Надзоре. Максим не раз отмечал её горящий азартом взгляд, когда она говорила об оперативной работе и о том, как хочет помогать людям. Хоть он и считал, что это не безопасно, но старался поддерживать подругу. Макс искренне радовался ее успехам и достижениям в университете.
   Ему, конечно же, не светило ничего подобного. Жизнь обычного человека не подразумевает сверхъестественного. Его ждала только скучная офисная работа, домохозяйка-жена и выводок непоседливых детишек. Последние несколько лет мать постоянно твердила, что ему пора жениться и браться за ум. Максим же не мог представить худшего кошмара.
   Алиса была одной из немногих ведьм, с кем он поддерживал отношения, не считая семьи. Они знали друг друга с детства, жили по соседству и были хорошим друзьями. До того как родители Алисы развелись, они были среди тех, кто продолжали поддерживать отношения с его семьёй.
   Когда-то, будучи подростками, Макс и Алиса почти перешли рубеж дружеских отношений, но всё это было не слишком серьёзно и подпитывалось множеством сомнений, которые, в конечном итоге, привели к решению оставить всё, как есть, и снова стать друзьями. Но Максим даже себе боялся признаться, что воспринимает это вовсе не так легко и беззаботно, как он изображал. Впереди у них была вся жизнь, и, возможно, всё ещё могло измениться.
   Они заняли дальний столик у окна и заказали кофе. Вокруг вкусно и пряно пахло кардамоном и корицей, а терпкость кофейных зёрен стремилась перещеголять невесомый флер свежезаваренной мяты. Когда принесли заказ, Алиса потянулась к чашке, обхватила ее ладонями и, вдохнув насыщенный запах, зажмурилась от удовольствия. Наблюдая за ней, Макс невольно улыбнулся. Порой он забывал, насколько она мила и обворожительна. Округлое лицо, выразительные карие глаза и ямочки на щеках. Он видел ее слишком часто и в очень разных ситуациях, всегда был рядом. От её улыбки на душе становилось теплее.
   - Мои родители договорились о помолвке.
   Максим не сразу понял, о чём только что сказала Алиса. Осторожно поставил кружку на стол и облизал губы. Он догадывался, что рано или поздно это произойдет, но все равно оказался не готов.
   В магическом мире, где издавна на первое место ставилось могущество, браки по любви были редким исключением. Это стало одной из причин того, что в их отношениях пришлось поставить точку. Они оба знали, что если не сделать этого, то потом будет намного сложнее.
   - И кто он? - Макс старался говорить ровно, но получалось плохо.
   Алиса пожала плечами.
   - Понятия не имею. Завтра я уезжаю. Отец договорился и насчёт работы. Меня берут на стажировку в Магический Надзор.
   Максим ощутил, как внутри всё сжалось. Наступило время тех самых перемен, которых он так боялся. Дверь в надежду на то, что всё может быть иначе, захлопнулась, окончательно разделив их и оставив по разные стороны.
   Тот вечер был последним из тех, что они провели вместе.
  

* * *

  
   - Я бы спросил, есть ли у твоих подчиненных мозг, но учитывая мое положение, это не лучшая идея. Так что я просто сижу и хренею, пока эти гении сыскного дела отрабатывают свою зарплату, - выпалил Максим, когда на пороге кабинета появился Аркадий Фогль.
   Дядя обратил на его реплику не больше внимания, чем на жужжание комара. Папка с бумагами шлепнулась на стол, и Максим потянулся за документами.
   Фотографии с места преступления - не самое приятное зрелище. Перелистывая одно фото за другим, Макс становился все мрачнее. Конечно, это была она - ночная пассажирка. Милое лицо превратилось в алебастровую маску с пустыми остекленевшими глазами. Следы насилия отсутствовали. Ни синяков, ни ссадин, одежда не порвана. На последних снимках фотограф сделал акцент на правой руке несчастной.
   Чуть выше браслета, на бледной коже темнела угольно-черная татуировка. Небольшой круг с вписанными в него символами. Приглядевшись получше, он постарался припомнить, видел ли наколку, когда девушка ехала в такси. Татуировки - это индивидуальность, за которую невольно цепляется взгляд. Тем более, если они на виду.
   Рисунок казался странным. Для чего молодой особе набивать подобные знаки? Хотя кто поймет нынешнюю избалованную молодежь.
   Крылов успел поведать об убитой. Фамилия Горностай была на слуху у многих. Однажды Максиму довелось побывать на праздничном приеме, который устраивал Александр Горностай. Вот почему лицо девушки показалось таким знакомым. Он видел ее раньше.
   Максим поднял взгляд на родственника. Дядя сел в кресло, расстегнул пиджак и сложил руки на животе. Он был похож на нахохлившегося воробья. Темные круги под глазами, растрепанные волосы.
   - У нас есть свидетель, который видел, как Мария садилась в твоё такси.
   - Думаешь, что я убил её?!
   - Неважно, о чём я думаю. Ты понимаешь, что будет, если об этом узнает твоя мать? Её хватит удар! А моя репутация?
   Максиму стоило больших усилий удержать язык за зубами. Главу Магического Надзора больше всего волновала собственная шкура и место под солнцем, чем всё остальное. Едва ли он заботился о душевном спокойствии сестры.
   - Я всегда знал, что ты пойдёшь под кривой дорожке!
   Макс устало прикрыл глаза. Выпады Фогля перестали его задевать. Он давно смирился с тем, что не такой, как все. Максим знал, что бывает с магами, которых лишают сил. Они перестают существовать как личности. Живые призраки в застенках инквизиторской темницы. Он же был слишком мал, когда все случилось. Ведь невозможно потерять то, что не успел по-настоящему обрести.
   Но для его родителей случившееся стало куда большим ударом. Чета Рахмановых лишилась положения, многие из друзей предпочли отвернуться. Едва Максиму исполнилось четырнадцать, отец ушел от них с матерью. А через полгода стало известно, что молодая супруга родила ему дочь. Поначалу Макс злился, но со временем недопонимания закончились. Карьера Рахманова-старшего пошла в гору, и он всё же продолжал поддерживать отношения с сыном. Максим часто бывал на праздниках в доме отца и души не чаял в младшей сестренке Виктории. Личная жизнь матери тоже не стояла на месте. Постепенно всё начало налаживаться. Сегодня прошлое казалось кошмарным сном, о котором никто из них старался не вспоминать. Только дядя до сих пор не мог смириться. Аркадий считал племянника цирковым уродцем. Будь его воля, он выкинул бы Максима на улицу ещё тогда, двадцать лет назад, и едва ли после этого Фогля стала бы мучить совесть.
   Макс бросил папку на стол и поднялся.
   - Я не желаю выслушивать твое недовольство. Если это всё, то я пойду. Тебе нечего мне предъявить. Иначе я бы уже давно был за решеткой.
   - Сядь!
   Нехотя, но Максим все же подчинился. Вдруг дверь в кабинет открылась, и на пороге возник Олег, который явно нервничал под взглядом начальника.
   - Вы нашли её мобильный телефон? - перекинулся на подчинённого Фогль.
   Крылов замялся и переступил с ноги на ногу.
   - Нет. Судя по всему, его выключили. Мы продолжаем искать, - заверил его Олег. Очевидно, ему хотелось выслужиться перед начальством. Наверняка бывший одноклассник надеялся на продвижение по службе.
   Максим ощутил, как карман куртки, в котором всё это время лежал мобильник, оттянулся. Но мысленно все же облегчённо выдохнул. На дядю работают сонные мухи. Пока эти олухи соизволили пробить телефон, он успел выспаться, найти сумку и проверить её содержимое.
   Работникам МН не хватало дисциплины и оперативности. Похоже, единственное, что им можно доверить, так это снимать с деревьев котов и переводить пожилых ведьм через дорогу, а не расследовать убийства.
   - Сообщай мне обо всём каждый час!
   Олег кивнул и скрылся за дверью.
   Макс понятия не имел, что заставило его скрыть важные улики. Даже в эти минуты, сидя в кресле перед Фоглем, он продолжал молчать о своей находке. Обнаруженные в телефоне фото до сих пор стояли перед глазами.
   -- А ты... -- Аркадий поднялся из-за стола, приблизился и навис над ним, скрестив руки на груди. -- Ты отправляешься домой и не высовываешь оттуда носа, пока ситуация не прояснится.
   Уже покидая кабинет, Максим понимал, что найти хоть малейшую зацепку специалистам МН будет не так просто. Разве что он вернется и отдаст то, что ему удалось найти.
   Незнакомое чувство поселилось где-то в груди и неприятно давило. Странные воспоминания пробуждали давно забытые детские страхи. Они мелькали урывками и утекали мутной водой сквозь пальцы, не оставляя после себя ничего, кроме смятения.
  
   Глава 4
  
   Алиса Крапивина
  
   В машине Алиса включила радио и дождалась, пока начнутся новости, но об убийстве в них не было сказано ни слова. Неужели это известие ещё не дошло до охочих на сенсации журналистов? Хорошо, если так. Вот только это наверняка ненадолго. Совсем скоро все печатные издания, телерадиокомпании и новостные сайты начнут охоту за подробностями, а, если не выведают их, придумают что-нибудь сами.
   Если, конечно, Горностай, которому это явно придётся не по душе, не найдёт способ заставить их заткнуться.
   Алисе пока довольно редко приходилось принимать участие в расследовании убийств, поэтому она не могла назвать себя профессионалом в таких вопросах. Даже у Олега опыта было побольше, чем у неё. В тех убийствах, которые ей обычно приходилось расследовать, фигурировали совсем другие люди, не слишком похожие на представителей так называемой золотой молодёжи.
   Впрочем, и у самой Алисы никогда не было ничего общего с убитой девушкой. Она старалась добиваться всего самостоятельно и никогда не принадлежала к высшему обществу магического мира. В университете стремилась к тому, чтобы как можно лучше выполнять то, что от неё требуется, но никогда не была карьеристкой и не ставила себе цели подняться как можно выше по иерархической лестнице.
   Было выяснено, что перед смертью Машу лишили силы ведьмы. Это можно было определить и без специальных исследований и приборов. Дело было в амулете, который оставался на её теле. Золотой кулон больше не являлся накопителем магии и дополнительным источником силы. Теперь он выглядел обычной побрякушкой - красивой, но совершенно бесполезной.
   Лишать магических способностей могли только инквизиторы, и в настоящее время это была высшая мера казни. Перед тем, как отправить преступников на процедуру, их обязывали снимать амулеты. Лишь в этом случае они сохраняли свойство концентрировать в себе магию и в ряде случаев могли бы использоваться снова, однако здесь было множество нюансов. Как и магические предметы, амулеты считались своенравными вещицами, которые могли не принять нового хозяина и даже навредить ему. Именно поэтому их чаще всего просто сохраняли на память, но никогда не использовали заново.
   После лишения магических способностей человек словно превращался в погасшую свечу. Терял энергию, здоровье, интерес к жизни. Весьма часто это заканчивалось смертью, а учитывая, что такие маги обычно находились в инквизиторской темнице, это никого не удивляло.
   Алиса лично была знакома только с одним человеком, который лишился магических способностей другим путём. Максим Рахманов, её друг детства. Он не любил об этом говорить, а она не настаивала, зная лишь то, что из-за этого ему приходится нелегко.
   Возможно, именно это их и сблизило. Он, как и она сама, чувствовал себя одиноким и чужим в собственной семье, и вся его постоянная ирония была лишь призмой, сквозь которую Рахманов смотрел на мир. Маской для прикрытия.
   Несмотря на это, его можно было назвать оптимистом. Некоторым Макс казался чересчур легкомысленным, несерьёзным, болтливым. Он любил всех смешить и сам, казалось, всегда улыбался.
   Прежде у него и вовсе не было никаких серьёзных планов на жизнь. Алиса не знала, изменилось ли что-нибудь сейчас. Они давно не общались, и после возвращения в город она до сих пор не позвонила ему, за что корила себя. Как и остальные, Максим знал, при каких обстоятельствах она покинула город. Не хотелось отвечать на вопросы старых знакомых о том, что произошло, поэтому Алиса, как могла, избегала встреч с ними.
   Впрочем, почти не виделась она и с отцом, лишь однажды после возвращения встретилась с ним в кафе. Ни один из родителей уже давно не казался ей самым близким человеком. У них была своя жизнь, у неё своя, и обратного пути не существовало.
   Но, как бы Алиса ни старалась убежать и спрятаться от собственного прошлого, оно продолжало незримо находиться рядом и повсюду её сопровождать. По широким улицам и узеньким переулкам этого города она когда-то спешила в школу со слишком большим для неё рюкзаком, хлопавшим по спине. Замирала на светофорах, когда горел красный свет, и торопливо перебегала вместе со всеми на зелёный, чувствуя себя песчинкой в бескрайнем людском потоке. Приникала к трамвайным окошкам, наблюдая за жизнью родного города, волновалась из-за оценок в дневнике, пыталась представить себе своё будущее, которое тогда казалось ярким, таинственным и непременно счастливым. Здесь она разбивала коленки, забиралась на старые узловатые деревья, сидела с книгой на лавочках в сквере, впервые напилась и впервые влюбилась.
   Будучи старшеклассницей и позже, в студенческие годы, Алиса увлекалась исторической реконструкцией. Вместе с другими, кого это захватило так же сильно, она выкраивала время на то, чтобы ездить на всевозможные фестивали в другие города, шила старинные платья из грубоватой, но полностью натуральной ткани, даже косметические средства вроде крема для лица и рук предпочитала не покупать в магазинах, а делать самостоятельно по старым рецептам. Воссоздавать быт и традиции давно ушедших эпох было интересно, и временами она жалела о том, что невозможно попасть в те времена, чтобы лично увидеть всё то, что они пытались представить, отразить и продемонстрировать всем, кто этим интересовался.
   Сейчас и это в прошлом. Бывшие реконструкторы, которых она знала, повзрослели, обзавелись семьями и хлопотами, не оставляющими времени для прежних увлечений. Впрочем, на смену им пришли новые. Иногда её, как прежде, тянуло посмотреть на них, съездить на какой-нибудь фестиваль, полюбоваться на турнир, примерить, как раньше, длинное платье со шнуровкой и пояском вместо "молний" и пуговиц, пройтись босиком по траве. Но теперь на первом месте работа.
   Ей нередко задавали вопрос, почему она выбрала именно Магический Надзор в качестве постоянного места работы, а не что-нибудь другое. В конце концов, как бы ни относилась Алиса к Фоглю, он был в чём-то прав, и женщин в этой сфере, в самом деле, было немного. Не всем хотелось постоянно сталкиваться не только с убийствами ведьм, но и с мошенническими выходками, кражами ценных артефактов, последствиями вызовов демонов, а также различными преступлениями, совершёнными с использованием магии.
   Будто угадав, что она размышляет о работе, снова позвонил Олег. Алиса потянулась за наушниками гарнитуры, не переставая следить за дорогой. Машин на улице становилось всё больше.
   - Прости, Алиса. Я немного опоздаю, - сообщил Крылов.
   - Ничего не случилось? - поинтересовалась Алиса.
   - Ну, как сказать... - загадочно протянул он. - Скоро всё равно узнаешь. Ты подумала насчёт ужина?
   - Пока нет, - отозвалась она. Да, похоже, лучше не надеяться на то, что Олег отвлечётся на рабочие вопросы и забудет о своей идее пригласить её поужинать и заодно отметить день рождения. Не забудет.
   - До вечера ещё есть время. Можешь сама выбрать ресторан. Любой.
   - А если там не будет свободных столиков?
   - Для нас будет.
   - Даже так? - хмыкнула Алиса, мысленно взвешивая все "за" и "против" подобного предприятия. Может ли она просто по-дружески поужинать с коллегой? - Хорошо, я подумаю.
   Она первая положила трубку, немного прибавила скорость и выключила радио, на котором новости сменила утренняя передача с песнями по заявкам. Однажды Макс дозвонился на радио, поздравил Алису в такой передаче и заказал её любимую песню. От воспоминания об этом ей вдруг захотелось его увидеть.
   Войдя в здание морга, Алиса, как и обычно, ощутила неприятное чувство. Длинные коридоры, белые стены, моргание неоновых ламп заставляли чувствовать себя неуютно и желать как можно скорее покинуть это место. Даже в полицейском участке, куда ей время от времени тоже приходилось заглядывать, атмосфера была куда более располагающей. Оно и понятно, ведь, находясь в таком месте даже по рабочей причине, нельзя было не поддаться неосознанному ощущению того, что однажды можно оказаться здесь в совершенно другом качестве. Она прибавила шаг и перевела дыхание лишь возле кабинета, где обитал Григорий Полетаев. Он проработал тут уже лет десять и, будучи магом, сотрудничал с МН, а порой и с Инквизицией.
   - Быстро же ты явилась, - хмыкнул он, когда Алиса, постучала и вошла в кабинет.
   - А что, у тебя пока никаких новостей? - спросила она.
   - У меня есть и другая работа, кроме Марии Горностай, - заявил он с недовольным видом и поправил сползающие с круглого носа очки.
   - Боюсь, что эта на данный момент самая важная, - заметила Алиса. - Фогль так распорядился. Олег тоже скоро приедет.
   - Ох, и любите же вы на меня давить, - вздохнул Григорий. - Как будто всё должно делаться на скорую руку. Слышала фразу "Торопись медленно"?
   Алиса не ответила, зная, что с Полетаевым лучше в дискуссию не вступать. Этот любитель философии мог заговорить любого, а у неё совсем нет времени слушать его сентенции. К тому же, вот-вот должен был появиться Крылов, которому бы не понравилось, что она ведёт отвлечённые беседы вместо того, чтобы заниматься делом.
   - Ладно, - заключил Григорий, убедившись, что она не намерена поддерживать отвлечённые разговоры. Его руки легли на крышку стола и похлопали по ней. - На вскрытии присутствовать будешь?
   Алиса покачала головой. Полетаев скептически усмехнулся. Она внезапно разозлилась. Уже давно пришлось убедиться, что работники морга очень любят затягивать начинающих служителей закона на вскрытия, а затем удовлетворённо наблюдать за их реакцией. Это она уже пережила на себе в первый год работы.
   - А предварительно ничего не можешь сказать? - поинтересовалась Алиса. - Может, что-то заметил? Любые детали могут оказаться важными.
   - Пожалуй, нет. Разве что татуировка... Впервые с таким сталкиваюсь, - задумчиво протянул он.
   - Что не так с татуировкой? -- насторожившись, отозвалась она. По коже пробежали мурашки, несмотря на то, что в кабинете было довольно тепло. Алиса тут же вспомнила, что ей самой татуировка о чём-то напоминала и не давала покоя всё то время, что она размышляла об этом убийстве.
   - Она появилась на теле после убийства.
   Алиса не успела ничего ответить - дверь открылась, и вошёл Олег Крылов.
  
  


Популярное на LitNet.com С.Панченко "Ветер: Начало Времен"(Постапокалипсис) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) А.Федотовская "Академия истинной магии"(Любовное фэнтези) А.Верт "Пекло"(Боевая фантастика) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров-2. Легион"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос у подножия храма истины"(Уся (Wuxia)) В.Соколов "Прокачаться до сотки 3"(Боевое фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
О.Батлер "Бегемоты здесь не водятся" М.Николаев "Профессионалы" С.Лыжина "Принцесса Иляна"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"