Полынь Мара Леонидовна: другие произведения.

Жизнеописание Рутгерты Цимус (Дом-на-Скалах)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 7.27*11  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    История написана по мотивам "Шагающего замка Хоула" Д. В. Джонс, поэтому не удивляйтесь, если увидите что-то знакомое. Возможно, это даже можно назвать фан-фиком :D

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 1
  
  Если бы принцессы жили так, как написано в героических романах, Рутгерта была бы первой из счастливейших. Но нет, прекрасные принцы не ломятся в двери и окна, а династический брак - это совсем не то, что описано в дамских романах. "Сначала она его возненавидела, но потом полюбила". Ага, как же. За пытливый ум и внутреннюю красоту.
  Вчера она встретила принца Дастина, своего будущего мужа. На портретах он определённо выглядел симпатичнее, и письма за него точно писал кто-то более умный. В жизни же он оказался совсем не тем остроумным красавчиком, каким его себе представляла принцесса. Конечно, она отдавала себе отчёт, что она тоже не верх красоты и смирения, но она всю жизнь мечтала стать колдуньей. Какой-нибудь великой. Даже без специального обучения она могла двигать небольшие предметы, молоко скисало от одного её взгляда, и даже получалось заговаривать мелкие амулеты. Но как всем известно, колдуны - люди лишь на половину. Их зачинают женщины, связавшись с духами, светлыми или тёмными. И сила колдуна зависит от того, кем был этот "дух-отец".
  Поэтому Рутгерта не могла быть наследницей - никто не посчитал бы её дочерью князя Корнея. Если бы знал о её таланте. То, что принцесса - колдунья, было одной из величайших тайн княжества. С самого детства под предлогом якобы слабого здоровья её убрали из княжеского дома. Она жила в охотничьем угодье в семье главного смотрителя и большую часть времени была предоставлена сама себе. Конечно же, её обучали различным придворным премудростям, необходимому минимуму, без которого нельзя было бы показаться перед отцом в один из нечастых его приездов. Но в то же время никто не запрещал бродить часами по побережью, собирая ракушки и слушая чаек. Никто не запрещал ходить в деревню в наряде служанки - ведь все считали её дочерью старшего смотрителя леса, княжеского охотника Цимуса. Никто не запрещал возиться со сворой охотничьих собак и выходить с княжескими охотниками на промысел. Так бы и жила принцесса Рутгерта тихой провинциальной жизнью изгнанницы, если бы в один ужасный зимний день её младшая сестра не умерла. Уж кто действительно был слаб здоровьем, так это малышка Флора, покойся её душа с миром.
  И тут князь Корней вспомнил, что несмотря на свой колдовской дар, принцесса Рутгерта очень на него похожа. Такая же русая, с такими же серыми глазами. Нос, овал лица, манера держать себя - вся в отца!
  Так закончились её счастливое время, и началась жизнь при дворе. Принц Дастин обручился с Рутгертой вместо Флоры. Пришлось забыть о долгих прогулках, тайных занятиях колдовством, да и в целом о свободе. Начитавшись романов о рыцарях, Рутгерта всё ждала, что принц Дастин окажется спасителем в сверкающих доспехах, который вызволит её из плена дворца. Но вчера эта мечта развеялась пылью.
  Никто не будет ковать твоё счастье, кроме тебя самой. Никто. Принцесса в последний раз проверила, всё ли взяла, и выскользнула через балкон в сад. Тайные ходы и лазы, о которых не знал никто, кроме неё и местных кошек, наконец-то пригодились. Отца хватил бы удар, узнай он насколько легко колдуну пробраться в его охраняемый лучшими воинами княжества дворец.
  Скользя в предрассветной мгле по просыпающимся улицам, принцесса добралась до остановки дилижансов и к завтраку уже была за много километров от стен так быстро ставшего ненавистным города. В простой одежде, с волосами, заплетёнными в тугую косу, она мало чем отличалась от огромного числа юношей, подрабатывающих на младших должностях в канцеляриях и управах. Подумаешь, посыльный везёт документы по требованию какого-то чинуши. Или служка перебирается на новое место работы.
  По плану Рутгерты её исчезновение должны были заметить лишь когда горничная прийдёт открыть портьеры и разбудить принцессу. А к этому времени она, возможно, уже доберётся до границ соседнего княжества.
  О своём будущем она не беспокоилась: в отличие от большинства придворных барышень, она умела готовить, убирать и охотиться не только ради развлечения. Она могла бы пойти и куда-нибудь на службу, но для этого нужно было не только образование (которое у неё было), но и разные документы (которых у неё не было). У принцессы сохранилась подорожная, по которой она путешествовала ещё будучи "дочерью старшего княжеского охотника", как она называла эти времена. Оставалось лишь надеяться, что с бумагой не возникнет каких-либо проблем. Нужно было ускользнуть из княжества до того, как перекроют границы.
  А после этого можно было бы перейти к основной части плана. Конечно же, принцесса не собиралась наниматься мойщицей в трактире или смотрительницей чьих-нибудь лесных угодий. Она держала путь на юго-запад не просто так. Там, в Лидии, на побережье Жемчужного моря, жил великий колдун Даррах. Туда и направлялась Рутгерта. Через земли своего отца Корнея, через княжество Лей и через Объединённые Баронства. Она поступит в ученики к Дарраху и станет могущественной колдуньей. Не менее сильной и ужасной, чем колдунья Болот.
  #
  Стражник ещё раз посмотрел на подорожную, потом на Рутгерту.
  "Они так вычисляют преступников. Не нервничать. Нужно вести себя, как обычный путешественник. Всё в порядке".
  Но принцесса чувствовала, что начинает паниковать. Любой пограничник заметит, что с пассажиром что-то не так и ссадит. А потом до границы доберутся вести из столицы, и бывай свобода Рутгерты Корней.
  - Здесь написано, что вы девушка, - наконец, сказал стражник.
  Ах вот оно что. Принцесса чуть не рассмеялась. Она совершенно забыла, что раз подорожная выдана на её настоящее имя, то там будет написано "ж. п.". А она сейчас выглядела как младший работник какого-нибудь управления.
  - Рутгерта Цимус. Да, это я, - она кивнула, пытаясь выглядеть спокойной. Всё совершенно нормально. Она всегда так одевается. Все дочери главного княжеского охотника Цимуса так одеваются. Что странного, что девушка одета парнем?
  - Хм... - стражник нахмурился, размышляя, что ему делать дальше. Похоже, насколько уверенной ни хотела казаться принцесса, такая ситуация для него действительно была необычной.
  - Так мы можем ехать? - визгливо поинтересовалась дама в огромной шляпе с перьями. Всю дорогу Рутгерта её тихо ненавидела - дама не переставая поучала свою служанку. Всё ей не нравилось. Соседи с вонючими ногами (пытающиеся сделать вид, что не слышат нахальных жалоб), слишком яркое солнце, слишком ухабистая дорога, слишком короткие остановки и слишком назойливые торговцы.
  Стражник сразу же понял, что даме нужен только повод, чтобы закатить скандал, и поспешно вернул подорожную Рутгерте.
  - Счастливого пути, - он козырнул и направился к следующему дилижансу.
  Толчок, и вот они поехали вперёд. Свобода? Неужели получилось? Принцесса была готова визжать и прыгать от радости. Обнять и расцеловать успевшую всех достать дамочку. Но нет, нельзя подавать виду.
  Тем более, граница Кри, её родных земель, была лишь одним из первых препятствий. Теперь нужно было ещё пересечь Лей и земли Объединённых Баронств, и если с Лей никаких проблем она тоже не ожидала, то вот об Объединённых Баронствах ходили самые разнообразные слухи, каждый следующий страшнее предыдущего. Разбойники, работорговцы, отравленная вода в придорожных колодцах и поддельные деньги. Дорога из Лей до Лидии стоила в три раза дороже, чем из Кри до Лей, и всё благодаря дурной славе Баронств. Но побережье Жемчужного моря ждало впереди. И Великий колдун Даррах в своём знаменитом Доме-на-Скале.
  
  - Мест нет.
  - Как нет?
  Рутгерта в недоумении смотрела на хозяйку постоялого двора.
  - Вот так: нет. Сейчас Обон, в Обон никогда мест нет. Даже в бане.
  Так и не найдя, где бы переночевать (занято было действительно всё, даже лавки в банях), Рутгерта вернулась на станцию. Подъезжали диллижансы, пассажиры сгружали свои вещи, вокруг носились дети. Ну конечно, как можно было забыть - на Обон все возвращаются домой, где бы они ни были. Это касается и живых, и душ умерших.
  Может, попроситься переночевать в дилижансе? Они же стоят где-то ночью. Принцесса брела по перрону в размышлениях к кому бы обратиться со своей странной просьбой, когда вдруг увидела очередь пассажиров, дожидающихся начала посадки на дилижанс.
  Она неуверенно подошла к благообразному старичку, стоявшему в самом конце очереди.
  - Простите, это ночной рейс?
  Идея была простой, Рутгерта сама удивилась, как такое не пришло ей в голову: ведь что запрещает путешествовать по ночам? Да в целом - ничего! Особенно в таких цивилизованных краях, как княжество Лей.
  - Да, отправляется в Лидию, через полчаса, - старичок поклонился с таким видом, будто бы это была его личная заслуга.
  Конечно, она не выспится толком, и ночной рейс стоил дороже, чем дневной. Но это была прекрасная возможность не торчать всю ночь на улице в Лей. Отдохнуть можно будет и позже, когда они доберутся в Лидию. Конечно, там тоже празднуют Обон - города-княжества были слишком маленькими, чтобы как-то особенно различаться традициями, но по крайней мере их дилижанс прибудет туда не в первый день празднования, и может тогда будет попроще с местами в постоялых дворах.
  - Спасибо.
  Теперь нужно было найти билетёра. Пусть только на этот рейс ещё останутся свободные места! Пусть только останутся! Ведь тогда встреча с великим Даррахом станет ближе на одну ночь!
  
  И вот, огни Леи тоже остались позади. Ночной ветерок дул в лицо сквозь приоткрытое окно. Соседи напротив клевали носами, а проплывающие мимо пейзажи в свете полной луны, казались сценами из колдовской жизни. Призраки, мифические существа, таинственные тени... Рутгерта моргнула. Ей показалось, или чей-то силуэт скользнул в кусты? Нет, нет, такого не может быть. Есть определённое количество приключений в день, которое может достаться одному человеку, и принцесса за сегодня свои уже исчерпала. Ведь ещё утром она была во дворце, примерная, прекрасная, скромная, сама благодетель. И пока не наступит полночь, ничего случиться не должно. Да, они уже на територии Объединённых Баронств. Но не грабят же здесь каждую ночь дилижансы.
  #
  Но не успели они минуть третью заставу, как дилижанс дёрнулся и остановился. Рутгерта сонно осмотрелась: длинный день дал о себе знать, и сама того не заметив, она заснула сразу же, как только пограничники Объединённых Баронств пожелали доброго пути. Снаружи доносились голоса, но толком нельзя было ничего разобрать. Вроде как кто-то о чём-то спорил, но о чём? Вдруг дверь распахнулась и Рутгерта обнаружила прямо перед собой кончик меча.
  - Все наружу! Это ограбление!
  Сонных и перепуганных пассажиров собрали посередине дороги.
  - Бабки и украшения, быстро! - бандит, похоже, главарь, угрожающе махнул мечом. Пассажиры, испуганно ахая и вздыхая, начали доставать свои "сокровища". Разбойники на ночной дороге казались тенями самих себя, чёрными страшными фигурами. Пока остальные стояли на стрёме, главарь спрятал меч и достал небольшой мешок. - Складывайте сюда, быстро!
  Если не дёргаться, они ведь никого не убьют? Рутгерта бросила в мешок свой кошелёк. Как хорошо, что она не стала брать с собой никаких драгоценностей! Ещё несколько золотых были зашиты в пояс, на чёрный день, и хотелось надеяться, что бандиты торопятся и не будут тщательно обыскивать путешественников. Но что думает охрана? Ведь дилижанс отправился в путь в сопровождении нескольких вооружённых наёмников? Куда они пропали?
  И только когда бандиты исчезли в ночи, принцесса осмелилась оглядеться. Старичок, с которым они беседовали в очереди, сидел в дорожной пыли держась за сердце. Вокруг него хлопотала дочка, с которой они вдвоём возвращались в Лидию. Дама, любящая скандалы, картинно рыдала и верная служанка пыталась её успокоить. Семья с детьми, ехавшая на верхней палубе, сгрудилась у заднего колеса дилижанса и издалека походила на шепчущуюся гору. Охранников нигде не было видно.
  - Я уж было понадеялся, что доедем без приключений, - тихо сказал один кучер другому. Если бы принцесса была хотя бы на шаг дальше от них, то ничего бы не услышала. - Почти граница с Лидией.
  - Чтоб их разорвало, - откликнулся его напарник и доброты в его голосе не было ни капли. - Проклятые предатели. Такими темпами страховая не захочет с нами иметь дела.
  - Они сами советовали этот конвой, что уж теперь сделаешь, - кучер сплюнул в сторону. Было ясно, какого он мнения о конвое и о страховой.
  - Загружай их обратно, поедем дальше.
  - А что скажем следующим грабителям? "Простите, но нас уже ограбили ваши коллеги"?
  - Дамы и господа! Приносим извинения за доставленные неудобства, по прибытию в Лидию пожалуйста, не расходитесь, нам нужно обратиться в страховое агентство, предоставившее нам охрану, для возмещения ущерба. Прошу обратно в дилижанс.
  #
  Рутгерта встречала рассвет в смешанных чувствах. С одной стороны, нужно в страховую. Получить деньги, дать показания против охранников... Но с другой стороны - что, если они начнут наводить о ней справки? Проверить, что она не в сговоре с кучерами или ещё что-нибудь в таком духе? Тогда они пошлют весть домой, точнее, к Цимусу, королевскому охотнику. Но это всё равно, что заявиться во дворец и крикнуть "а вот она я!". Они сразу поймут, что принцессу никто не похищал, что она уехала сама, и самое главное: где она находится.
  С другой стороны, если она не явится в страховую, не вызовет ли это намного больше подозрений? Ведь билетёр записал все её данные, когда продавал билет. Начнут выяснять, почему она не явилась в страховую, и в итоге результат будет таким же.
  В каком из случаев больше шансов, что её местонахождение будет раскрыто? Даже так: в каком из случаев её найдут быстрее?
  Рутгерта поняла, что голова вот-вот лопнет от мыслей, и лучше остановиться.
  Если её раскроют в любом случае, то лучше появиться в страховой и хотя бы попытаться вернуть свои деньги. Ведь от Лидии нужно будет теперь добраться на побережье и найти Дом-на-Скале. И пока она не станет ученицей Дарраха, нужно будет что-нибудь есть и где-нибудь жить. Рутгерта не питала особых иллюзий, что как только она явится на порог, колдун встретит её с распростёртыми объятиями. Кто знает, может, у него уже есть ученик, а то и несколько? Тем более, что ей не шесть и не девять лет, а целых семнадцать.
  Они въехали в город вместе с солнцем, через восточные ворота. Длинные тени всё ещё лежали на мостовых, когда дилижанс вкатился на станцию.
  Разобраться со страховой, позавтракать и потом через южные ворота к побережью. Лидия стояла не на самом берегу моря, а в устье Истора, по которому грузы поднимались вглубь континента и расходились во все стороны. Можно было бы сказать, что Лидия на самом деле не один город, а два. Огромный морской порт, расположившийся на полдня пути ниже по течению, казался не продолжением Лидии, а независимым поселением. На самом деле, если бы там, среди скал, можно было жить, то Лидия расположилась бы именно там. Но в Жемчужном порту с трудом хватало места лишь для складов и пары тысяч жителей.
  А ещё южнее, на высоком скалистом утёсе, вдающемся в море дальше всех, стоял маяк, Дом-на-Скале, в котором и жил великий колдун Даррах. Должность смотрителя маяка давала свои плюсы и минусы. Все моряки знали о "волшебном свете Дарраха", который виден даже в самую ненастную погоду и всегда выведет к порту, как бы ни бушевало море. Но смотритель маяка никуда не может отлучиться надолго, а жизнь колдуна в значительной мере связана с разъездами. То один князь зовёт тебя ко двору, то другой. Хотя, может, великий Даррах специально стал смотрителем, чтобы иметь возможность вежливо отказываться от неинтересных ему предложений?
  Пока они шли в страховую, у принцессы была возможность немного осмотреться. Кри даже в половину не был так богат, как Лидия. Вот что значит хороший торговый путь. Конечно, в Кри тоже были порты, но ни один не мог сравниться с Жемчужным портом. Ведь ни одна река Кри не уходила так далеко на север, как Истор. К северу от Кри начинались горы, а горные перевалы - совсем не такой удобный путь как река, пусть и с порогами там, где близко подходят взгорья.
  Страховая расположилась в приземистом здании недалеко от станции. Неприметный вход без вывески, полутёмный коридор, пыльное помещение с конторками. Посетителей было немного, но один из них сразу же привлекал внимание: высокий, ладно сложенный. Одетый как человек, который знает толк в том, как путешествовать с удобством.
  - При всём моём уважении, это не входило в договор, - пискнул работник за конторкой. Землистый цвет его лица указывал на крайнюю степень испуга.
  - То, что я сейчас превращу тебя в жабу, тоже не входило в договор, - ответил высокий гость. Взгляд его тёмных глаз не предвещал ничего доброго.
  - Это угроза! - взвизгнул служитель. - Я пожалуюсь на вас Дарраху! Он рекомендовал вас как надёжного человека!
  У Рутгерты захватило дух: настоящий колдун! Да ещё и знакомый Великого Дарраха, похоже! Может, он сможет помочь в исполнении плана принцессы?
  - Это я пожалуюсь на вас Дарраху, - гость говорил спокойно, но все голоса в комнате затихли, как ветер перед грозой. - И ещё сделаю так, что ни один уважаемый колдун не захочет больше иметь с вами дела. Шайка жалких проходимцев, вас вышвырнут из Лидии, даже глазом моргнуть не успеете.
  Так их! Принцесса с трудом подавила улыбку. Выходит, проблемы со страховой были не только у кучеров.
  - Лермонт, опять задираешь наших клиентов? - раздался голос из-за спины Рутгерты. В комнату "вплыл" мужчина. Вальяжный, в ярком костюме, похожий на шар, то ли управитель, то ли хозяин, он совершенно не вписывался в окружение.
  - Старый Кракен собственной персоной, - хмыкнул колдун. - Мне каждый раз терпеть такое обращение или для разнообразия всё же превратить кого-нибудь в жабу?
  - Ты не представляешь, как я рад тебя видеть. Пойдём ко мне в кабинет, - Кракен покровительственно похлопал колдуна по плечу, хотя для этого ему понадобилось поднять руку выше своей головы. Он посмотрел на служителя за конторкой, как змея смотрит на кролика, и кивнул в сторону входа, где сгрудившись, стояли два кучера и пассажиры диллижанса. - Не заставляй наших клиентов ждать.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 2
  
  Кто был этот таинственный колдун, одетый для путешествий, так и не удалось выяснить. "Мы не разглашаем личности наших клиентов". Конечно. Вернули хотя бы украденные деньги, и то хорошо. С другой стороны, от этого знакомства могло получиться только хуже. Во всех книгах так описывали злодеев: высокий, сухощавый, с длинными тёмными волосами, забранными в тугую косу, с острым лицом, как клюв хищной птицы. Тонкий рот, колючий взгляд... Настоящий злодей. Он бы ей никогда не помог.
  Ведь герои всегда носили сверкающие доспехи, лучезарно улыбались. У них были голубые глаза и белокурые вьющиеся кудри... как у принца Дастина. Рутгерта вздохнула. Какие-то короткие мгновения она даже верила, что влюбилась в него, в своего принца. Письма, которые он писал, его портрет, хранившийся в гостиной... Всё осталось в прошлом. Теперь она не принцесса. Она колдунья. Ещё даже не ученица, но уже колдунья.
  Дорога к Дому-на-Скалах была продолжением главной портовой улицы. Мимо складов, кабаков и ночлежек, вдоль свалки на окраине, вверх и вверх, петляя меж скал, она вела к вершине утёса. Внизу бушевало море, а здесь свистел пронизывающий ветер, который могли перекричать лишь чайки. А дальше по гребню стоял он, Дом-на-Скале. Высокий белый маяк, похожий на гигантскую свечу. Возле его подножия приютился дом, как неряшливое гнездо, прилепившееся сбоку.
  По подворью бродили куры и из печной трубы вился тонкий дымок. Дверь в слегка покосившийся сарай была приоткрыта, но там никого не оказалось. Кроме кур, колдун другой живности не держал.
  Дверь в дом была сколочена из массивных дубовых досок. Ручки у неё не оказалось, но посередине, на высоте глаз, к ней был приделан массивный дверной молоток чёрного железа. Чудовище, смесь дракона и небесной собаки сжимало лапами тяжёлое кольцо. Рутгерта постучала. Подождала. Ещё постучала, и ещё подождала. Никто не отвечал. Неужели никого нет дома? Но кто оставит огонь без присмотра? Рутгерта спустилась с крыльца,чтобы посмотреть не привиделся ли ей дым из трубы, и тут увидела полустёршиеся буквы на дверной арке.
  Щурясь и водя пальцем по старому камню, она, наконец, смогла прочитать надпись. "Скажи друг и войди". Буквы были выбиты в старинном стиле, как было модно больше ста лет назад. Что бы эти слова могли значить? Всё указывало на то, что дверная арка намного старее самого дома и скорее всего попала сюда случайно. Возможно, где-то недалеко есть старые развалины, материал которых использовали для строительства?
  Ветер пронизывал до костей и несмотря на тёплую одежду (а Рутгерта надела в несколько слоёв всё, что у неё было) она почувствовала, что дрожит. Стоило вернуться в порт и подыскать себе комнату. А завтра утром вернуться и попробовать снова. Ведь колдун не может отлучаться надолго - кто-то обязательно должен присматривать за маяком.
  Но что за дурацкая надпись? Если бы она ничего не значила, вряд ли бы Великий Даррах оставил её. Он же колдун, один из самых могущественных колдунов. Но вокруг не было видно ничего колдовского, волшебного. Обычные куры, обычный сарай. Обычные стёршиеся ступени крыльца. Даже маяк обычный - Рутгерта видела похожие на побережье в Кри. Никто ведь не будет над ней смеяться, если она это скажет. Здесь нет никого, кто бы услышал. Она сама не была уверена, что услышит собственный голос, так громко свистел в скалах ветер.
  - Друг!
  Чудовище, державшее дверной молоток, резко открыло железные глаза и уставилось на девушку.
  - Друг, говоришь, - скрипучим голосом произнесло оно, внимательно изучая опешившую гостью. - Ну, входи.
  И дверь открылась.
  В сенях стоял запах старой кожи, хвои и трав, почти как в лесу. Большая комната оказалась смесью гостиной и кухни, как в охотничьем доме, где почти всю жизнь прожила Рутгерта. Почти половину противоположной стены занимал большой очаг. За его решёткой тлели угли. Рядом с очагом стояли два старых кресла. По резьбе на изголовьях и ножках было понятно, что когда-то они были частью дорогого набора, но сейчас обивка выцвела от времени и долгого использования. Вдоль левой стены расположилась кухня - столы, навесные шкафчики с множеством посуды. Сквозь стекло одного из шкафов виднелись позолоченные чайные чашки. Рядом с мойкой было большое окно, такое же, как и справа от двери, составленное из кучи стёкол разной формы и цвета. Такой сложной рамы Рутгерта ещё никогда не видела.
  Слева и справа от очага было ещё две двери, обе оказались заперты, но скорее всего они вели в другие комнаты - они не были даже в половину так массивны, как входная дверь. По правой стене косая лестница уходила вверх, на крышу.
  Куда ни посмотри, каждая вещь дышала временем. Даже ковёр на полу был как минимум столетним.
  Рутгерта села в одно из кресел, поближе к очагу. Несмотря на ясную погоду, она замёрзла до костей.
  - Чаю? - поинтересовался всё тот же скрипучий голос, которым разговаривало железное чудовище.
  - Да, пожалуйста, - Рутгерта осмотрелась, но в комнате никого не было. Загромыхала посуда в одном из шкафчиков, подпрыгнул со своего места чайник и помчался к очагу. В следующее мгновение он качался на крюке над огнём. Неизвестно откуда выскочил маленький столик, и к нему по воздуху полетели чашка, блюдце, ложечка, молочник и сахарница.
  - Печенье закончилось, могу предложить луковый пирог, - продолжил голос, когда посуда закончила свой колдовской полёт. - Ты ведь ешь луковый пирог?
  Рутгерта никогда не встречала ничего подобного. Казалось, весь дом был живой. С таким помощником можно было уехать на так долго, как захочется. Ведь маяк зажжётся сам, и сам же и потухнет, когда придёт время. С чего она вообще решила, что колдун, один из величайших колдунов, будет делать всё своими руками, как простой смертный?
  - Спасибо. А когда вернётся хозяин?
  - Обещался сегодня. Будешь ждать?
  - Если можно.
  - Хорошо, - Рутгерте показалось, или в голос звучал довольно? Может, дому было скучно одному?
  - Сегодня ночью будет шторм. Лучше не выходить на улицу, - доверительно сказал голос.
  #
  И действительно, ещё до заката небо заволокло тучами. Дом, разговаривая сам с собой, закрыл ставни, зажёг лампы и раздул огонь в очаге. Судя по его бормотанию, куры были надёжно заперты в сарае, а маяк зажжён.
  Ветер продолжал буйствовать, и вскоре начался ливень.
  Дом в своей непринуждённой болтовне старательно обходил любые темы, которые могли бы быть важны для великого колдуна. Рутгерта тоже была осторожна, чтобы не сболтнуть лишнего. Будет плохо, если станет известно о её придворном прошлом. Вдруг Великий Даррах не захочет связываться со сбежавшей принцессой или даже решит вернуть её отцу за вознаграждение?
  Она поняла, что засыпает, когда дому понадобилось несколько раз её окликнуть, чтобы предложить одеяло. Это был длинный день, как ни посмотри.
  - Вон там под лестницей кушетка. Вполне можно переждать ночь, а утром решим, что делать, - проскрипел дом.
  - Спасибо. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  Сон пришёл почти мгновенно.
  
  Шум бури на несколько секунд стал громче, хлопнула дверь и вновь всё утихло. Под чьими-то тяжёлыми сапогами заскрипели половицы. Набойки на каблуках громко цокали. Где-то Рутгерта уже слышала этот звук. Совсем недавно.
  Скрипнуло кресло под весом чьего-то тела, раздался вздох облегчения. Рутгерта выглянула из-под одеяла. Вытянув ноги к огню в одном из кресел полу-лежал полу-сидел колдун, утром грозившийся превратить служку в жабу. Его коса растрепалась от ветра и теперь на лицо свисало множество вьющихся прядей. Похоже, от влаги его волосы начинали виться сильнее.
  Под плащом, оставленном на вешалке возле дверей, медленно растекалось тёмное пятно.
  Но как этот человек сюда попал? Хотя что за глупый вопрос: скорее всего точно так же, как и сама Рутгерта, сказал "друг", и дом его впустил. Глупо иметь такую ненадёжную защиту. Обычный навесной замок и то лучше.
  Колдун повернул голову и внимательно посмотрел под лестницу, силясь рассмотреть Рутгерту в полумраке. Так кошка поворачивается на подозрительный звук, похожий на возню мыши.
  - Кто здесь?
  - Эээ, Рутгерта Цимус. Я жду возвращения Великого Колдуна Дарраха. Вы ведь не он?
  Колдун усмехнулся и медленно выбрался из кресла. Принцессе показалось, что у него ломит всё тело, так осторожно он двигался.
  - Нет, не я, - он подошёл и сел на край кушетки. - Но как ты сюда попала?
  Похоже, что представляться в ответ он не собирался.
  - Сказала "друг" и вошла.
  - И Рик тебя пустил? - на лице колдуна появилось искреннее удивление.
  - Рик? - неужели это имя железного монстра на двери? Рутгерта до этого как-то не задумывалась, что у дома может быть имя.
  - Дух дома. Только человек с чистыми помыслами и без злых намерений может войти. Или хозяин лично должен пригласить гостя внутрь, - колдун о чём-то задумался. - Очень интересно, да. Дарраху понравится, когда он это услышит.
  - А что в этом... такого?
  - Если не считать, что ты первая за несколько сотен лет, кого Рик пропустил, то ничего, - колдун улыбнулся одними уголками губ. - Кстати, а зачем ты здесь?
  - Я буду учиться на колдунью, - Рутгерта очень надеялась, что её голос звучит уверенно.
  - На колдунью? У Дарраха? - колдун замер от удивления, но почти сразу же расхохотался. - Гнилой номер, он не берёт учеников.
  - Я его уговорю, - Рутгерта нахмурилась.
  - Может и уговоришь, - легко согласился колдун. Он перестал смеяться и улыбка опять притаилась лишь в самых кончиках губ. - Мой совет: даже если он сразу не согласится - не уходи. Рик принял тебя за свою, так что за Даррахом долго дело не станет.
  - Ты даёшь мне совет? Почему?
  - Интересно посмотреть, что получится. Ложись спать, к утру Даррах приедет, - он протянул руку и провёл по щеке принцессы. Настолько неожиданно, что Рутгерта даже не успела отпрянуть. Кто он вообще такой, чтобы при первой же встрече позволять себе такие интимные жесты?! Но не успела она возмутиться, как поняла, что глаза закрываются сами собой. "Так вот как работает заклинание сна", - только и успела подумать она, прежде чем вновь провалиться в темноту.
  #
  На улице закукарекал петух. Откуда-то доносился стук молотка. Кудахтали куры. Рутгерта выглянула из-под одеяла. В косых солнечных лучах, пробивающихся сквозь грязные окна, танцевала пыль. Через открытую настежь дверь дул лёгкий сквозняк. На вешалке висели два дорожных плаща, под ними возле стены стояли две пары сапог, но ни одна не походила на ту, в которой был ночной гость. В остальном в комнате ничего не изменилось, разве что кресла стояли немного не так, как вечером.
  Принцесса осмотрелась. Ничто не указывало на то, что дом живой.
  - Доброе утро, - несмело позвала она, но никто не ответил. Уж не привиделось ли ей всё? Ни в одной из своих книг Рутгерта ни разу не встречала даже отдалённых упоминаний о живых домах или "духах домов".
  Она выглянула во двор. На ступеньках сидел мальчишка лет тринадцати и чинил табурет.
  - Доброе утро, - опять позвала Рутгерта и тут же поняла свою ошибку: если судить по положению солнца в небе, время было ближе к обеду.
  - А! - мальчишка повернулся к ней, отложив молоток. - Привет. Я Робин.
  - Рутгерта.
  - Привет, Рут, - Робин улыбнулся и на его ещё по-детски пухлых щеках проступили ямочки. Непослушные русые волосы топорощились во все стороны, делая его похожим на одуванчик. - Как дела?
  - Нормально. А у тебя?
  - Видела какая буря вчера была? Ну мы со стариком попали! Рик нас чуть не убил, столько воды в дом нанесли.
  Рутгерта согласно хмыкнула. Она уже знала, кто такой Рик.
  - А ты с нами жить будешь? Да? - продолжил тем временем Робин. - Ты умеешь готовить? У нас есть пустая комната на втором этаже. Думаю, деда не будет против, если ты её займёшь. У тебя много вещей с собой?
  - Немного, - Рутгерта немного растерялась от такого напора. - А "деда" - это Великий Колдун Даррах?
  - Ага, он.
  - Я хочу стать его ученицей.
  Робин открыл рот что-то съязвить (по выражению его лица было видно, что он думает об этой идее), но сзади раздалось покашливание. На пороге стоял старый колдун собственной персоной. Когда-то высокий, но сейчас сутулый. Сухощавый, с тростью в руке, кутающийся в шерстяную шаль. Его длинные волосы были цвета соли и перца, а лицом он походил на хищную птицу: чёрные блестящие глаза, острый немного крючковатый нос, впалые щёки, тонкий рот. Так рисуют злых колдунов в детских книгах.
  - Я не беру учеников, - заявил колдун, и его голос был похож на ястребиный клёкот. Ничего больше не говоря, Даррах протиснулся между сидящими на ступеньках Робином и Рутгертой и направился к курятнику. Всё было в точности как сказал вчерашний незнакомец. Колдун заявил, что не берёт учеников, но прогонять её тоже не торопился. И похоже, причиной тому действительно было то, что Рик пустил её в дом.
  - Если ты будешь готовить, я покажу где он держит свои книжки, - громким шёпотом предложил Робин.
  Никаких громких речей, Даррах даже не спросил, как её зовут. Не так представляла Рутгерта знакомство с Великим Колдуном.
  - Ладно, - согласилась принцесса. Что ж, если для того, чтобы стать колдуньей, придётся немного поработать на кухне, то так тому и быть. - Покажешь, где вы храните продукты?
  
  Дом охотно рассказывал, где лежат вилки и ложки, где посуда, где кастрюли, как правильно разжигать очаг и где коробочка с моющими заклинаниями.
  - Рик ужасно готовит и знает это, - тем временем не умолкал Робин. - Дед тоже не очень любит. А у меня вечно уголь вместо еды выходит. Или сырое. А ты ведь правда хорошо готовишь? Ты умеешь торты печь?
  - Умею.
  - Правда-правда?!
  - Правда-правда.
  На стороне комнаты, которая считалась кухней, оказалось, кроме всего прочего была и чугунная плита, притворявшаяся ещё одним разделочным столом, заставленным всякой рухлядью. Женской руки этому дому явно не хватало. То, что не очень бросилось в глаза вчера вечером, сейчас, при свете дня, стало заметно: Рик поддерживал чистоту, но занавески на окнах износились, а коврики протёрлись. Всё здесь не просто дышало временем, а буквально разваливалось от старости. Тарелки были с выщербленными краями, и ни один чайный сервиз не насчитывал больше двух чашек.
  Очень скоро дом наполнился аппетитными запахами, и Робин приплясывал вокруг Рутгерты, как преданный пёс. Под конец, когда они уже накрывали на стол, даже Даррах пришёл посмотреть, что происходит.
  Потом произошло "торжественное" заселение в комнату. Торжественность заключалась в том, что Даррах, поворчав для проформы, выделил Рутгерте комплект постельного белья. Чистый, почти новый, с мелким узором из букетов колокольчиков и ромашек. И шерстяное одеяло. То самое, что предложил ей предыдущей ночью Рик.
  Комната была крошечной, под крышей, с одним небольшим окном в покатой стене. Кроме кровати, тумбочки, старого полноростового зеркала в тяжёлой бронзовой раме и небольшого сундука для одежды в ней больше ничего не было (да и не поместилось бы). Сидя на кровати Рутгерта могла дотянуться почти до любого угла своего нового жилища. Но какой бы маленькой ни была эта комната - это была её комната. Новый дом, который она заполучила сама. Пусть ещё не ученица Великого Дарраха, пусть пока только кухарка, но здесь она была намного ближе к мечте, чем в золотой клетке дворца. Принцесса сложила свои пожитки в сундук. Ещё раз осмотрелась. Стоило вернуться вниз и заняться чем-нибудь полезным. И ещё нужно было придумать достоверную историю о своём прошлом. И ещё - что делать, если сюда приедут люди отца. Ей вновь вспомнился колдун в одежде путешественника. Как бы он поступил на её месте? День пока складывался так, что Рутгерте пока не выпало подходящего момента спросить у Дарраха, кто такой этот ночной гость.
  - Рик, ты здесь?
  - Я всегда здесь, - отозвался дом.
  - Скажи, а кто был тот колдун? Ночью.
  - Это Дерек, - неохотно ответил Рик. Или Рутгерте только показалось, что неохотно? - Даррах отдаёт ему заказы, где нужно куда-нибудь ездить. Стариковское здоровье уже не то, чтобы прыгать по кочкам в болоте или в шторм море рассекать.
  - А, понятно... - вполне естественно, что старый колдун может нанимать молодого для работы "в поле". - А он часто здесь бывает?
  - Нет, не очень. Тебе лучше Дарраха спросить. Он лучше знает. Идём, Я покажу где Робин хранит домашние заклинания.
  
  Всё же дом колдуна, каким бы обычным и запущенным он ни выглядел, был домом колдуна. Заклинания для мытья посуды, заклинания для чистки ботинок. Для травли тараканов, чтобы продукты дольше хранились, для улучшения роста травы, для сушки белья... Толстый том с разноцветными вклейками весил несколько килограмм.
  - Это простейшие заклинания, - охотно объяснял Робин, быстро бросивший свои дела и присоединившийся к Рику. Ему явно больше нравилось возиться с Рутгертой, чем заниматься тем, чем нужно (травить сорняки на заднем дворе, если быть точным), - для удобства. Многие из них умею составлять даже я. Здесь, - он похлопал по потрёпанной книге, - рецепты. Дед на будет против, если я тебя им научу. Тебе же нужно будет помогать мне всем этим заниматься. А там, глядишь, и на что-нибудь более серьёзное его разведём. Кстати, а почему ты одеваешься, как мальчик?
  - Я сбежала из дома.
  - Правда?!
  - Правда. Боюсь, меня будут искать, и если честно, я не знаю как сказать об этом Великому Дарраху.
  - Я с ним поговорю, - Робин был сама серьёзность. Его огромные голубые глаза светились решимостью. Рутгерта ожидала почти любой реакции, но не того, что Робин придёт в восторг. И не станет спрашивать подробностей. Нельзя же доверять духу дома настолько! Вдруг она задумала что-то плохое, но смогла обмануть Рика? Но, как бы то ни было, мальчишка, похоже, стал её союзником. - Нужно придумать, как изменить твою внешность, чтобы даже если сюда придут, никто тебя не узнал.
  - А такие заклинания у тебя тоже есть?
  - Спрашиваешь! Пойдём, покажу тебе кое-что крутое.
  Они поднялись к ней обратно в комнату. Робин встал возле старого зеркала и с гордым видом ткнул в него пальцем:
  - Вот.
  - Это старое зеркало, - согласилась Рутгерта.
  - Именно! Ты обычно что делаешь перед зеркалом? Например, красишься, да? Ты меняешь себя с этой стороны, и в зеркале тоже меняешься, так?
  - Ну, так... - принцесса заподозрила неладное. Интересно, в этом доме есть хоть одна обычная вещь?
  - Смотри внимательно на отражение, - заговорщицки подмигнул Робин и, приблизившись к зеркалу почти вплотную, начал сверлить себя взглядом. Принцесса придвинулась поближе и начала наблюдать. Отражение едва заметно дрогнуло и поплыло. Волосы Робина потемнели, он заметно вытянулся в росте, одежда изменила цвет с зелёного на жёлтый.
  - Ну вот, как тебе?
  Рутгерта посмотрела на Робина рядом с собой. Он изменился точно так же, как и Робин в зеркале. Если бы она не знала, кто он, то в жизни бы не узнала. Ведь не может тринадцатилетний мальчишка в одно мгновение повзрослеть на несколько лет. А сейчас он выглядел лишь немногим младше её.
  - Это... это невероятно! Я тоже так могу?!
  - Ну, всё не так просто, но думаю, ты быстро научишься. Потом пойдём вместе в город. Нужно купить еды, - Робин хлопнул в ладоши и вновь стал самим собой. - Смотри, сначала нужно сосредоточиться...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 3
  
  - Обычно я хожу на рынок утром, но сегодня мы все встали поздно. Зайдём к тёте Лии, у неё должна остаться рыба.
  Робин шёл впереди, постукивая палкой по камням, валяющимся вдоль дороги. Огромная продуктовая корзина, которую он нацепил на голову на манер шлема, пока что была пуста.
  - Ещё зайдём к Клаусу, нужно тебе новой одежды достать.
  Рутгерта еле поспевала за прытким попутчиком: идти вниз, к городу, было ничуть не легче, чем вверх, к маяку. Давно нечиненная дорога пестрела выбоинами и промоинами.
  Ветер всё норовил сорвать шаль. Даже и не скажешь, что на улице август. Не хотелось даже думать каково здесь зимой.
  - Робин, скажи, а Дерек часто у вас бывает? - перекрикивая порывы ветра, спросила Рутгерта. Молодой колдун всё не давал ей покоя.
  - А ты его откуда знаешь? - Робин удивлённо посмотрел в ответ.
  - Он ночью приходил, когда шторм начался.
  - А... - мальчишка замолчал о чём-то размышляя. - Ну, не очень. Даррах его вызывает иногда. А ты почему спрашиваешь?
  - Ну... - Рутгерта почувствовала, как горят щёки. - Интересно. Не каждый день встречаешь колдунов.
  - А! Ну, ты привыкнешь. У деда всё время какие-нибудь гости, - Робин опять застучал палкой.
  Принцесса украдкой вздохнула. Почему её так волнует этот колдун? Что за странные переживания? Какое ей до него вообще дело? Видела два раза в жизни, да и только. А второй раз он её вообще усыпил, чтобы под ногами не путалась! Безобразие. Выбросить из головы.
  Они условились, что для всех Рутгерта будет внучатой племянницей Великого Дарраха. Вполне обычное дело, если к старику приедет погостить его внучка, не так ли?
  В лавке портного пахло тканями и пылью. Клаус, хозяин, ловко обмерил Рутгерту со всех сторон, уточнил, какие ткани использовать и их желаемые цвета, сказал, что за одеждой приходить через три дня и скрылся в подсобке со словами, что у него есть кое-что для старого колдуна.
  - Вот, - наконец вернулся он. - Плащ. Один из моряков принёс на продажу, я решил приберечь его для Дарраха.
  - Хм... - Робин оценивающе осмотрел свёрток, потёр ткань между пальцев, оценивая качество пряжи и вязку. - Заколдованный?
  - Да. Плащ-невидимка. Только я не знаю его Слово.
  - Ну, без Слова он ведь просто плащ, - Робин покачал головой.
  - Поэтому я и хочу, чтобы Даррах на него посмотрел. Вдруг он сможет что-нибудь сделать?
  Рутгерта слушала, затаив дыхание. Настоящий заказ для колдуна! Восстановить Слово колдовской вещи! И стар и млад знал, что существует множество заколдованных вещей, которые покажут свои волшебные свойства, стоит лишь сказать правильное слово. Разные ковры-самолёты, чашки, превращающие любую жидкость в вино, плащи, шапки и платки невидимки, сапоги-скороходы и много чего другого, полезного в хозяйстве, типа летающего чайника из Дома-на-Скале.
  - Ладно, давайте его сюда. Я постараюсь уговорить деда.
  - Спасибо, малыш! Ты меня очень выручишь, - Клаус расплылся в улыбке.
  Конечно, плащ без Слова достался ему за бесценок. И работа колдуна будет стоить не очень дорого. А вот плащ-невидимку со Словом можно продать за несколько десятков золотых монет! Если заезжий моряк, конечно же, не обманул портного, и это действительно плащ-невидимка. Как он в таком случае ему достался без Слова, не хотелось думать.
  - А что теперь? - спросила Рутгерта, когда они вновь оказались на улице.
  - Теперь твоя одежда достанется нам бесплатно! - Робин довольно похлопал по свёртку с плащом. - Идём теперь за едой. Я уже помираю с голоду.
  #
  Набрав разных овощей и рыбы, а также горячих булочек, чтобы скоротать дорогу, они отправились домой.
  - Деда редко спускается в город - сама понимаешь, - разглагольствовал Робин с набитым ртом. - Ноги уже не те, да и вообще людей не очень любит. Всех клиентов распугает. Поэтому я беру заказы, деда выполняет.
  Рутгерта лишь кивнула в ответ. Что тут можно сказать? Не добавить, ни убавить - идеальная пара. За те пару часов, что принцесса успела пообщаться с Даррахом, она уже успела понять, что уживаться с этим человеком будет очень сложно, и как это делает Робин - сложно понять.
  - Рут, а ты говорила, что сбежала?
  Вот он, вопрос! Он не прозвучал тогда, в доме, когда Робин был слишком увлечён мыслями о еде. Но теперь булочки сделали своё дело, и мальчишка вспомнил неоконченный разговор.
  - Это долга история. Обещай никому не рассказывать.
  - Кроме деда.
  - Кроме деда, - согласилась Рутгерта. Так даже проще, не придётся второй раз краснеть.
  - Обещаю, - торжественно поклялся Робин и с блеском в глазах уставился на свою попутчицу.
  - Я из княжества Кри, из довольно знатной семьи, - Рутгерта решила, что при возможности не будет уточнять из какой именно. - Но у меня ещё в раннем детстве обнаружился дар к колдовству. Ты же знаешь, что говорят о колдунах, чьи они дети?
  Робин азартно закивал, мол, "продолжай дальше, не отвлекайся".
  - Поэтому как наследницу меня никогда не рассматривали. Но... Обстоятельства изменились. Семья выбрала мне жениха, а о колдовстве велели забыть. Если бы кто-нибудь узнал, что я колдунья - был бы жуткий скандал.
  - И ты сбежала? - голос Робина дрожал от восторга. Рядом с ним сейчас шла настоящая героиня!
  - Да. Меня будут искать, но ты же понимаешь, это огромный позор для семьи. Поэтому скорее всего всё будет тайно. Какие-то шпионы, соглядатаи... Не знаю, если честно, как это будет выглядеть.
  - Оооо, я понимаю, - Робин, казалось, светился от счастья, а на его лбу огромными сияющими буквами было написано "ПРИКЛЮЧЕНИЕ". - А какое твоё семейное имя - это ТАЙНА?
  - По возможности да, - Рутгерта кивнула, и Робин чуть не пустился в пляс от радости. Вот это было круто! По-настоящему круто, а не так, обычные будни колдуна. - Я путешествую под чужим именем.
  Что же, может, всё складывается к лучшему.
  
  Великий Даррах сидел на ступеньках, где ещё утром сидели Рутгерта и Робин, и грелся на солнце. Он сейчас совершенно не походил на могучего колдуна. Просто старик, решивший немного отдохнуть.
  - Деда! Я тебе плащ принёс! - закричал Робин, как только они подошли достаточно близко к дому. Ветер к этому времени утих - слышно было даже глухой рокот прибоя где-то далеко внизу, у подножья обрыва, на котором стоял маяк. - Клаус говорит, что это плащ-невидимка, но не знает его Слова!
  Даррах что-то пробурчал, но с такого расстояния Рутгерта лишь видела как шевелятся его губы. Скорее всего, ничего лестного.
  - Ещё мы заказали для Рут тёплую одежду! Можно будет обменяться - Клаус нам одежду, мы ему Слово. Что скажешь? - Робин достал из корзины свёрток и протянул старику. Даррах брезгливо взял его двумя пальцами, будто это был не плащ, а половая тряпка.
  - Почему никто не продаёт под видом волшебных вещей красивые, новые, богатые вещи? - сварливо поинтересовался колдун. - Сплошное рваньё.
  - Ну, что скажешь? - Робин уже был в доме и раскладывал продукты на кухонном столе. Рутгерта тихо поздоровалась и мышкой прошмыгнула мимо колдуна за мальчишкой.
  - Если это и было когда-то плащом-невидимкой, то в моей давно забытой юности, - ругнулся Даррах. - Сейчас он сгодится разве что у порога лежать.
  - И никак не починить?
  - Проще новый сделать. Будешь в следующий раз в городе, так Клаусу и передай. Только пусть выберет что-то более приличное, чем это тряпьё. На прохудившейся ткани заклинания плохо держатся.
  
  В четыре руки обед спорился быстро, и так же быстро после него всё убрали и помыли. Даррах устроился в своём кресле у камина и о чём-то ненадолго задумался. Рутгерта уж было решила, что старик задремал, когда он кашлянул и заявил недовольным тоном:
  - Что ж, раз ты решила стать настоящей колдуньей, вот тебе задание. Не задание даже, а так, заданьице. Помнишь, куда я положил Клаусов плащ? Возьми его и распутай, что за заклинание на нём лежит. Чтобы было проще, дам тебе подсказку. Вон в том шкафу стоят книги с общими заклинаниями. Тебе нужна зелёная, тонкая такая, "Общие основы заклинаний". Там среди примеров есть и то, которое на плаще. Даю тебе срок в три дня. Выполнишь - так и быть, возьму в ученики. А не выполнишь... - старик умолк. Рутгерта почувствовала, что под одеждой вся покрылась мурашками, а волосы на голове зашевелились. Именно так разговаривали злые колдуньи в детских сказках. И за "не выполнишь" могло быть как "сварю заживо", так и "превращу в кол в заборе". По традиции нужно было ответить "Хорошо, дедушка", но у принцессы язык не повернулся назвать Дарраха "дедушкой". Если бы ещё и был какой-нибудь волшебный помощник, который "утро вечера мудренее"...
  В первый день принцесса пыталась разобраться с плащом: ещё во время своей счастливой жизни в лесу она успела прочитать все книжки по колдовсту, которые смог добыть Цимус. Большинство из них были откровенной чушью, рассчитанной произвести впечатление на обычных людей, но некоторые оказались полезными. Так, среди прочего, Рутгерта научилась различать конутры заклинаний, если их таковыми можно было бы назвать. Она пользовалась самым простым способом - наложением рук. "Если вести ладонью почти у самой поверхности, но не касаться её, то можно почувствовать лёгкое покалывание там, где проходят линии заклятия", - гласила книга. Именно так Рутгерта и поступила: расстелив плащ в поле, она тщательно перерисовала то, что удалось "нащупать". А потом весь второй день между готовкой, уборкой и тренировками перед зеркалом пыталась найти хоть что-то похожее в книге. Примеров там оказалось превеликое множество, возможно, даже больше ста, и как Рутгерта ни поворачивала и подправляла свою схему, ничего в должной мере похожего на страницах учебника не попадалось. Может, она просто неправильно нащупала заклинание? Может, нужно попробовать ещё раз? Но на улице, как назло, опять зарядил дождь, а в комнате места хватало, чтобы расстелить плащ лишь где-то на четверть.
  #
  Время неумолимо заканчивалось. Пришёл и закончился третий день, а принцесса не приблизилась к разгадке даже на шажок. И обидно было даже не то, что она никак не могла понять, что это это за заклинание, а то, что старый колдун узнал его просто подержав старый плащ двумя пальцами.
  Весь вечер Даррах ходил, старательно пряча улыбку - он видел, как безрезультатно бьётся над заданием Рутгерта, а срок подходил всё ближе и ближе. Скоро ему удастся избавиться от незваной девчонки. Робин грустил и беспокоился: ему не хотелось, чтобы Рут ушла, но помочь никак не мог - его колдовских умений не хватало.
  Наконец, они разошлись по своим комнатам - спать. Но для принцессы это была последняя ночь, когда она могла ещё хоть что-нибудь сделать. Поэтому запасшись масляным фонарём и кувшином компота, она взялась за работу.
  Тихие ночные часы тянулись один за другим, но заклинание всё никак не хотело даваться в руки. Рутгерте удалось выделить десять заклинаний, которые были больше всего похожи на загаданное, но дальше сузить поиск никак не получалось. Когда до рассвета оставалось всего несколько часов, идеи закончились окончательно. "В кастрюле на плите ещё осталось немного компота", - подумала она. - "Нужно сходить вниз наполнить кувшин. Как раз развеюсь". Спина затекла и отзывалась болью на каждое движение. Стараясь не скрипеть старыми половицами, принцесса прокралась по коридору к лестнице. На ступеньках играли отсветы лампы. Это было очень странно - ведь вечером они всё потушили, оставив только угли в камине, а Рик не из тех, кому может зачем-нибудь понадобиться свет.
  Спустившись на пару ступенек, Рутгерта присела на корточки, чтобы заглянуть в комнату. Под потолком парил волшебный шар, заливая светом всё вокруг. В одном из кресел возле камина, в том самом, в котором он сидел в свой прошлый визит, спал Дерек. На его коленях лежал огромный старый фолиант, раскрытый на какой-то сложной схеме - Рутгерте с лестницы не было видно, что именно там изображено. Похоже, колдун заснул, читая. Что ж, не у неё одной проблемы с заклинаниями! В том, что толстый том - книга заклинаний, у принцессы не возникло ни тени сомнения.
  Хотя, что он здесь делает? Рик и Робин в один голос утверждали, что Дерек - не такой уж и частый гость, но вот не настал ещё пятый день её пребывания в Доме-на-Скале, как молодой колдун опять пожаловал.
  Но стоило Рутгерте сделать один шаг от лестницы, как под ногой сразу же предательски заскрипел пол. Дерек открыл глаза, как будто и не спал только что, и внимательно посмотрел на принцессу.
  - Смотрю, Даррах оставил тебя, как я и говорил, - заметил он, и в то же мгновение толстый том в его руках исчез, как будто его никогда и не было. - Ты почему так поздно не спишь?
  - Я, вот... - Рутгерта приподняла кувшин. - За компотом спустилась.
  - Посреди ночи?
  - Ну... Мне нужно заклинание разгадать, иначе старик меня выгонит, - потупилась Рутгерта. Ей почему-то не хотелось рассказывать о своих проблемах, будто Дерек может начать её презирать или будет смеяться.
  - А что за заклинание? Садись, - колдун показал на второе кресло. Пока что смеяться он вроде бы не собирался.
  - На старом плаще, Клаус его Дарраху передал, чтобы тот восстановил Слово для заклинания невидимости. А Даррах сказал, что на нём нет заклинания невидимости. А потом подумал и сказал, что вот, Рутгерта, возьми этот плащ, и через три дня скажи, что за заклинание на нём. Тогда возьму в ученики. А не скажешь - не возьму. Книжку ещё дал, в которой тоже это заклинание есть... - принцесса печально вздохнула. - Только у меня всё равно никак не получается.
  - А что именно не получается?
  - Ну, я нарисовала схему, что мне удалось нащупать, - не зная, куда девать взгляд, она уткнулась в кувшин, который всё это время крепко сжимала. - Но она не подходит ни под одно из заклинаний. То есть, там есть с десяток похожих, но именно что похожих, а не точно таких, как на плаще. А старик сказал, что в кинжке именно оно есть... - она замолчала, не зная, как продолжить. В целом это было всё, что ей удалось сделать.
  - А этот плащ, ты сказала - он старый?
  - Да.
  - Насколько старый?
  - Кажется, что того и гляди развалится, - принцессе показалось, что она нащупала спасительную тропинку. Мысли закрутились с бешеной скоростью, - А раз развалится, Даррах сам сказал, что заклинания плохо держатся на ветхой ткани. Значит, раз это заклинание до сих пор работает, оно должно само себя чинить, когда ткань под ним худится... То есть, оно меняет свою структуру и всё равно не будет один в один таким, как в книжке. А таких заклинаний у меня остаётся три.
  - А раз несмотря на ветхость он всё равно ещё держится, то скорее всего это заклинание... - Дерек улыбнулся своей странной улыбкой, только краешками губ.
  - Прочности! - Рутгерта вскочила. Среди трёх оставшихся заклинаний именно заклинание прочности подходило лучше всего. Как она сразу не догадалась?! Ведь можно было понять, что это за заклинание, даже не глядя на плащ! Вон, Дерек так и сделал!
  - Тссс, не кричи так, разбудишь всех, - недовольно поморщился колдун.
  - Спасибо, что бы я без тебя делала, - горячо зашептала принцесса. - А я уже отчаялась.
  - Ну видишь, всё оказалось не так уж и сложно. Я тебе и не помог ничем, - Дерек сделал плавный жест рукой, и Рутгерта сразу же насторожилась.
  - Нет, нет, никаких сонных заклятий, - она попятилась к лестнице. - Мне ещё нужно проверить, что всё правильно. Я пойду, не буду тебе больше мешать. Эээ, спасибо большое.
  - Хорошо, как скажешь, -Дерек вновь улыбнулся, одними губами.
  Он так и не отвёл от неё взгляда, пока Рутгерта не исчезла на втором этаже.
  #
  Несмотря на то, что поспать этой ночью толком не удалось, Рутгерта, казалось, порхала от счастья. Она знает ответ! Она выполнила задание! "Заклинание прочности, заклинание прочности", - напевала она про себя.
  Когда наступило утро, и принцесса спустилась готовить завтрак, Дерека уже нигде не было, как и следов его присутствия. Интересно, кто-нибудь кроме неё вообще знал, что он приходил этой ночью?
  - Доброе утро, Рут, - зевая во весь рот, прошлёпал к умывальнику сонный Робин. Вставать рано утром у него получалось плохо.
  - Доброе утро, Робин. Сегодня на завтрак овсянка и яичница с беконом.
  - Отлично! - мальчишка заулыбался, но тут же нахмурился. - Рут, а заклинание... Тебе удалось его разгадать?
  - Да, не волнуйся.
  - И что же за заклинание было на плаще? - раздался из-за их спин голос. На пороге в левую комнату, кабинет колдуна, стоял Даррах. Вид у него был воинственный: всклокоченные волосы, помятая рубаха... было похоже, что он всю ночь не спал. Может ли такое быть, что он подслушал их с Дереком разговор?
  - Прочности. Заклинание прочности, пример восемнадцать, - Рутгерта чувствовала, как всё внутри напряглось. Что, если это всё же неправильный ответ?
  Колдун в ответ лишь фыркнул и отправился умываться.
  - Деда, деда! Так это правильный ответ? - крикнул вдогонку Робин.
  - Да, правильный. Но она не сама нашла его. Этот стервец, Дерек, помог. Что ж, я сам виноват, не поставил условие, что задание нужно выполнить самостоятельно.
  - Ура! Так она может остаться?
  Даррах перевёл взгляд с Робина на Рут:
  - Так и быть, будем считать, что ты справилась, - казалось, колдун решил уступить мальчишке. - Но в следующий раз поблажек не жди.
  Рут казалось, что она вот-вот засмеётся от радости. Это значит, что теперь - она на самом деле ученица колдуна!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 4
  
  - Рыженькая, - Рутгерта покрутилась перед зеркалом, рассматривая своё отражение. - Брюнетка. Шатенка. Большие глаза. Чёрные брови. Больше. Больше!
  Зеркало послушно выполняло все прихоти. Научиться управлять им оказалось совсем не так сложно, как казалось вначале. Даррах сказал, что будет хорошо, если Рутгерта сделает себя похожей на Робина - ведь все ищут одну пропавшую девицу, а не брата и сестру. Но прямо сейчас на неё никто не смотрел и можно было примерить любую внешность, какая душе угодна. Накануне Клаус закончил новую одежду, и теперь принцесса красовалась перед зеркалом, как будто это было её первое бальное платье.
  - Блондинка, - да, светлые волосы ей подходили лучше всего.
  - Рут! Рут! - послышалось снизу. - Клаусу нужно плащ отнести!
  Голос с каждым словом приближался - Робин карабкался по ступенькам.
  - Деда говорит, нужно, чтобы местные к тебе привыкли.
  - Да, иду, - Рутгерта ещё раз посмотрела на себя в зеркало. "Похожей на Робина", - подумала она, и отражение в очередной раз размылось, меняя форму.
  
  В городе что-то было не так. Почему ей так казалось - Рутгерта не могла выразить словами. Но странное липкое беспокойство висело в воздухе, сквозило во взглядах прохожих, таилось в подворотнях.
  - Из столицы приехал огромный дозор, кого-то ищут, - доверительно сообщил Клаус, когда принцесса принесла в его магазинчик свёрток с новеньким заколдованным плащом и письмом с инструкциями от Дарраха. Он не заметил, что её внешность немного изменилась. Что волосы посветлели, а глаза стали голубыми. Мерки - вот всё, что интересовало портного.
  - А кого, не знают?
  - Кто ж скажет... Слухи ходят, что каких-то разбойников. Принцессу украли.
  - Не может быть! - ахнула Рутгерта. Она надеялась, что за её наигранным удивлением не будет видно страха. Это ведь её ищут, не так уж и много принцесс сбегает каждый день.
  - Именно так и говорят, - Клаус важно кивнул, придавая больше веса своим словам. - Обещают сто золотых каждому, кто даст верные сведения о местоположении принцессы или разбойников.
  - Надеюсь, справедливость восторжествует, - с важным видом заявила Рутгерта, будто бы её сильно волновала судьба принцессы. Хотя, конечно же её очень волновала эта судьба. Но не в том смысле, в котором мог бы представить Клаус. А говорить "надеюсь, их поймают" или "надеюсь, её найдут" ей очень не хотелось: вдруг накаркает?
  Тихо радуясь тому, что удалось освоить магию зеркала так быстро, Рутгерта отправилась домой. Никто из дозора ей так и не попался по пути, возможно, искали в другом месте. Но всё равно, одна мысль о том, что преследователи рядом, заставляли её дёргаться от каждого звука и нервно оглядываться.
  
  Они как раз собирались ужинать, когда в дверь постучали.
  - Пять городских стражников, - доложил Рик. Сердце Рутгерты пропустило удар.
  - Робин, открой, - распорядился Даррах. Сейчас, за столом, он больше походил на почтенного главу семейства, чем на колдуна.
  - Здравствуй, Робин, - донеслось робкое с улицы. - Великий Даррах сейчас дома?
  - Да, заходите, - Робин открыл дверь пошире, пропуская гостей. В дом вошёл лишь начальник отряда, оставив четверых солдат на улице.
  - Здравствуйте, господин Даррах, - он в неуверенности остановился. - Простите, что беспокою в столь поздний час.
  - Добрый вечер, Ричард, - колдун едва заметно кивнул в знак приветствия. -Думаю, тому была причина.
  - Возможно, вы уже слышали, сейчас мы помогаем правительству Кри в поисках похищенной принцессы.
  - Да, - колдун ещё раз кивнул.
  - Это формальность, но мы должны осмотреть ваш дом.
  - Конечно. Робин, проводи гостей по дому. Ричард, вы, наверное, и мою лабораторию осмотреть хотите? - окликнул он начальника отряда, когда они уже поднимались по лестнице.
  - Если вы не возражаете.
  - Хорошо. Когда закончите наверху, я вас проведу.
  Колдун и принцесса сидели за столом слушая как на втором этаже стучат солдатские сапоги. Вот они зашли в одну комнату, вот в другую... Солдат, оставшийся дежурить у входа, нервно переминался с ноги на ногу. Похоже, Дарраха в городе действительно уважали и боялись - за те несколько дней, что Рут здесь жила, она как-то успела забыть, что совсем недавно ещё ехала не к чудаковатому старику, живущему с беззаботным внуком-весельчаком в говорящем доме, а одному из самых могущественных колдунов Побережья. Наконец, Ричард и его люди спустились обратно в гостиную.
  - Пойдём, - Даррах неторопливо поднялся из кресла и направился к двери в лабораторию. Рутгерта там ещё ни разу не была - старик ревностно следил, чтобы никто, даже Робин, не нарушал его покой во время работы.
  - Да, всё чисто, - начальник отряда вытянулся по стойке смирно перед колдуном, когда осмотрел последнюю комнату. - Благодарим за сотрудничество, господин Даррах.
  - Не за что, это ведь ваша работа, - колдун едва заметно улыбнулся.
  - Хорошего вам вечера, - начальник отряда раскланялся и они исчезли в сумерках, сгущающихся за порогом.
  - Никогда не думал, что это будет так смешно выглядеть, - фыркнул Рик, когда дверь закрылась.
  - Садитесь ужинать, - Даррах вернулся за стол и начал накладывать в тарелку тушёное мясо.
  - А что смешно? Что смешно? - Робин тоскливо наблюдал, как самые вкусные кусочки уплывают из общей кастрюли.
  - Они ищут принцессу, а она вот сидит, прямо под носом, - ответил Рик.
  - Принцессу?! Рут, ты - принцесса?! - из Робина, как всегда, эмоции били с мощностью извергающегося гейзера.
  - Ну... - Рутгерта попыталась улыбнуться, но у неё это не очень получилось. И Даррах, и Рик сразу сложили два и два и поняли, кто она такая и откуда взялась. Но Робин теперь чувствовал себя обделённым. Все знали, а он не знал. Не понял. Не догадался.
  Ужин прошёл в тишине: Робин дулся, Рутгерта не знала что сказать, а Даррах просто молчал, как обычно.
  Вечер показал, что лучше не снимать маскировку даже дома. Как хорошо, что принцесса перед ужином поленилась подняться к зеркалу и вернуть себе прежний облик.
  "Интересно, а Дерек тоже знает, что я - принцесса?", - подумала Рутгерта засыпая.
  #
  - Итак, первый урок, - Даррах в задумчивости постучал пальцами по переплёту книги. Казалось, он сам ещё не знает чему учить свою внезапно свалившуюся на голову ученицу. - Начнём с чего-нибудь простого. Укрощение ветра, думаю, подойдёт.
  Книга, будто по собственной воле, раскрылась и зашуршала страницами, пока не остановилась на нужном развороте.
  - Здесь базовые схемы и словесные цепи. После обеда, когда разберёшь всё, что в книге, покажу, как это выглядит в работе, попробуешь повторить. Если будут вопросы, запиши, потом спросишь.
  - Хорошо, спасибо.
  Посчитав наставления достаточными, Даррах поднялся из-за стола и скрылся в своей лаборатории. Это значило, что до момента, когда он соизволит выйти и посмотреть, что получилось у ученицы, от него ничего нельзя будет добиться - даже Робин не осмеливался заходить в лабораторию без крайней нужды.
  Рутгерта попыталась разобраться в написанном, но быстро запуталась: укрощение ветра не казалось таким уж простым, как заявил старик. Чертежи и словесные формулы не походили ни на что, что она успела изучить раньше, пока жила в семье лесника. Возможно, это было какое-то более продвинутое колдовство, чем обычная бытовая магия. Незаметно пролетело полдня, Рутгерта исписала кучу листов и провела массу опытов, но даже слабые дуновения ветерка, ворошившие перья куриц, прохаживающихся по двору, были лишь случайным совпадением, и к её ворожбе никакого отношения не имели.
  Робин, бесполезный, когда дело доходило до настоящего волшебства, всё время околачивался неподалёку, подбадривая и давая глупые советы. Наконец, наступило время обеда. Так как у принцессы не было времени готовить, а Робин забылся, наблюдая за её неумелыми попытками вызвать ветер, то на столе были лишь хлеб, сыр и утреннее молоко. Даррах молча съел свою порцию, так же молча выслушал сбивчивый рассказ и демонстрацию дневных "успехов" Рутгерты и с хмурым видом удалился обратно в лабораторию. "Ну всё, это конец", - только и подумала Рут, но не прошло и пяти минут, как он вернулся с маленькой потрёпанной книжкой.
  - Держи. Прочитай и напиши сочинение о том, что поймёшь. Дальнейшим обучением займёмся, когда разберёшься с этим, - колдун опять исчез за дверью лаборатории.
  Ну, по крайней мере её не вышвырнули на улицу. Что уже хорошо. К тому же везде всё ещё разыскивали "похищенную принцессу", поэтому спускаться в город Рутгерта старалась пореже, несмотря на маскировку.
  "Основы колдунства", - гласило вытершееся от времени золотое тиснение на обложке.
  Сразу стоило начать с основ. Рутгерта хмыкнула и устроилась поудобнее на ступеньках домика: походило, что Даррах то ли крепко забыл, что значит кого-то учить, либо у него никогда не было учеников.
  
  Прошло уже больше недели, и принцессу вновь начала беспокоить шаткость её положения. Присматривать за домом было вовсе не сложно: Рик и Робин были прекрасными помощниками, да и без неё раньше прекрасно справлялись. Но вот "Основы колдунства" оказались какими-то поистине колдовскими. Сколько принцесса ни билась над книгой, дальше простейших заклинаний у неё дело не шло. Казалось, это, "учёное", волшебство было совсем не таким, какое она использовала, живя в семье лесника и читая тамошние книги. Весь её природный дар разбивался о жёсткие схемы и выверенные заклинания. Великий колдун лишь качал головой да кривил губы. Мол, до самой если не дойдёт, то и объяснять толку нет. Последней надеждой был Дерек, ещё один колдун, который здесь хоть иногда появлялся, но дни шли, а от него не было ни слуху, ни духу. И дом, и мальчишка на вкрадчивые вопросы когда может наведаться в гости молодой колдун отвечали настолько туманно, что Рут в итоге бросила это дело: было похоже, что они знали не больше её.
  
  Пришёл очередной осенний шторм. Весь день он хлопал ставнями и завывал в печной трубе под ругательства Рика. По словам Дарраха, теперь они должны были приходить всё чаще, а его кости болеть всё сильнее. Побыстрее закончив с дневными делами все разошлись по своим комнатам - никто не хотел сидеть в гостиной и слушать как Рик вторит завываниям ветра. Рутгерта опять засела за "Основы". Она поклялась себе, что не отступится, пока не освоит все заклинания в приложении "Б". Простейшие примеры, иллюстрирующие то, как работают описанные в книге правила и законы - уж это-то ей должно быть по силам! Незаметно прошёл вечер и наступила поздняя ночь: за окном бушевали ливень и ветер, время от времени перемежаемые раскатами грома. Весь пол комнаты был усеян исписанными и исчерченными листами - неудачными попытками. Бумага заканчивалась. Хорошо, что в книге Робина было заклинание, собирающее чернила, иначе они давно уже разорились бы на письменных принадлежностях. Рут старательно довела последнюю линию на знаке, который она сейчас учила. Отложила ручку. Произнесла заклинание. Несколько вдохов ничего не происходило, как и все предыдущие разы, но вдруг звуки изменились, их стало больше, они стали глубже и разнообразнее. Принцесса замерла ошарашенная новыми переживаниями. Какое это было заклинание? Кажется, что-то для улучшения слуха. Неужели получилось?! Но чем последнее исполнение отличалось от всех предыдущих? Сможет ли она повторить? В гостиной на первом этаже скрипнуло кресло. Будто кто-то пытался устроиться поудобнее. Даже будь на улице тихая лунная ночь, вряд ли Рутгерта раньше услышала бы этот призрачный звук, но теперь, благодаря заклинанию, ей был доступен целый новый мир.
  Она встала из-за стола и стараясь двигаться как можно более бесшумно вышла в коридор. Ей казалось, что каждое её движение сопровождается невероятным шумом: одежда шуршит, половицы скрипят, и даже шторм не может заглушить этого грохота. Но было понятно, что это всего лишь действие заклинания, и нормальный человек ничего не услышит. Сквозь лестничный проём на второй этаж лился жёлтый свет лампы, освещая небольшой прямоугольник коридора. За этим светлым пятном опять сгущалась темнота, и только отблески маяка в дальнем окне немного рассеивали её. Может, сходить разбудить Робина? Хотя, судя по тишине в его комнате - он крепко спал. С другой стороны Рик ведь не пустит постороннего. А вдруг, наконец, пришёл Дерек? Ведь в прошлый раз он тоже приходил в шторм! Но почему тогда старик не встречает его? Должны же они как-то общаться? Принцесса подобралась к лестнице и, спустившись на одну ступеньку, скорчилась, пытаясь рассмотреть, что же происходит в гостиной.
  Раздался чей-то вздох и вновь скрипнуло кресло,
  - Лучше спускайся, а то сверзишься, чего доброго, - предложил человек в гостиной. Дерек! Рутгерта чинно спустилась, стараясь не показать, как же она рада видеть молодого колдуна на самом деле. Гость сидел в кресле Дарраха и перед ним на каминном приступке в ряд стояли четыре маленьких склянки цветного стекла.
  - Как ты меня услышал?
  - Ты топотала, как бык. Сложно было бы наоборот, не услышать, - Дерек рассеяно улыбнулся, не отводя взгляда от бутылочек. - Присаживайся. Как успехи?
  - Не очень, - Рутгерта начала обстоятельно жаловаться на жизнь. Про заклинание ветра, про "Основы колдунства", про то, что книги о бытовой магии рассказывали совсем о другом, и теперь она совершенно запуталась: "профессиональное" колдовство значительно отличалось даже от заклинаний из книги, которой пользовался Робин в повседневных делах по хозяйству. Дерек лишь слегка кивал время от времени, будто давая знать, что он всё ещё слушает, а не уснул глубоким сном. Наконец, она добралась до удавшегося заклинания для улучшении слуха и того, что без понятия, как повторить успех.
  - Всё это очень ужасно, - наконец, произнёс молодой колдун, по-прежнему рассматривая склянки. - Наверное, даже ужаснее, чем поиски пропавшей принцессы.
  Рутгерта почувствовала, как всё внутри холодеет. Только сейчас она задумалась о том, что Дерек на самом деле может представлять угрозу. Это был всего лишь третий раз, как они виделись, он здесь не жил, а лишь выполнял поручения Дарраха за вознаграждение. И не только Дарраха - он вообще предлагал за деньги свои услуги всем, кто мог заплатить. А отец вполне мог позволить себе нанять провинциального мага. Не напрямую, конечно же, но его люди... Дерек едва заметно усмехнулся и неторопливо начал собирать склянки. Одна за другой они исчезли прямо меж его пальцев, как у заправского фокусника. Рукава были закатаны высоко, настолько, что даже были видны три родинки в ряд на правой руке, чуть ниже локтя. Настоящая магия, никакого мошенничества. Рутгерта покосилась на входную дверь, проверяя возможные пути к отступлению. Странно, но на вешалке не висел мокрый плащ, как в прошлый раз. Почему она сразу не обратила на это внимание? Да и Дерек выглядел сухим и чистым, несмотря на бушующий на улице шторм. Тоже магия? Или Дерек был в доме раньше, чем начался шторм?
  - Ты не обращаешь внимания на одну важную деталь. В книге, возможно, на этом не заостряют внимание, но сосредоточенность колдуна на выполняем заклинании - один из залогов успеха. Или провала, это как посмотреть, - Дерек опять поёрзал, пытаясь устроиться поудобнее, но было видно, что кресло ему не подходит, какую позу он бы ни принял. - Если хоть что-то тебя отвлекает, то волшебство скорее не получится, чем получится. Это в простых заклинаниях нет такой зависимости. А чем сильнее волшебство, чем независимее и могущественнее заклинание, тем важнее, насколько может контролировать себя колдун. Ведь даже твоя мысль "я сосредоточен" развеет чары в прах. Понимаешь, о чём я? Ты ведь не хочешь ограничиваться уровнем сельской шептуньи, ты хочешь познать настоящее колдовство?
  Да и его руки были слишком ухоженными для человека, у которого нет слуг. Белая кожа, чистые ногти, холёные пальцы... Никаких мозолей, царапин, шрамов или ожёгов от многочисленных опасных ингридиентов, необходимых для сложных заклинаний. Такие руки скорее будут у придворного, чем у человека, добывающего свой хлеб тяжёлым, пусть и магическим, трудом.
  - То есть ты хочешь сказать, что последнее заклинание у меня получилось только из-за того, что я больше ни о чём не думала? - Рутгерта с трудом оторвала взгляд от его пальцев. Тёмные, в полумраке гостиной похожие на бездонные колодцы, глаза колдуна внимательно следили за ней.
  - Постарайся повторить это состояние. Раз, - он щёлкнул пальцами. - И ни о чём не думаешь. Раз, - ещё один щелчок. - И думаешь. Раз - и не думаешь.
  Принцесса почувствовала, что засыпает. Удивительно, как у него получается одновременно и говорить, и колдовать? Но нет, в этот раз её так просто не проведёшь. Она решительно тряхнула головой, сбрасывая накатывающее оцепенение.
  - Не нужно, я поняла, - она поднялась из кресла и, слегка покачиваясь, пошла к лестнице. - В следующий раз просто скажи, что занят, и я сама уйду. Не нужно усыплять.
  Дерек улыбнулся.
  - Договорились.
  Рутгерта поставила ногу на первую ступеньку и замерла в нерешительности. Каждый раз они виделись совсем чуть-чуть, но каждый раз эти мимолётные встречи приносили облегчение и так необходимую подсказку что же делать дальше. Нужно что-нибудь сказать, поблагодарить его как-то. Она повернулась к колдуну:
  - А что это были за склянки? - Кто её дёрнул за язык?! Какие склянки? Она даже думать о них забыла!
  Но Дерек уже смотрел в другую сторону, будто прислушиваясь к чему-то. Рутгерта закусила губу. До чего же неудобно получилось. Лучше поторопиться и вернуться в комнату, нужно попробовать воплотить его совет в жизнь, а то вдруг он передумает и всё же нашлёт на неё какое-нибудь дурацкое заклинание?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 5
  
  На дворе стояло морозное утро. Старая засохшая трава на склонах, как и обветренные скалы, покрылась инеем. Рутгерта выдохнула. Глубоко вдохнула. Опять выдохнула, до самого дна лёгких. Опять вдохнула. Такие упражнения всегда помогали ей расслабиться и привести мысли в порядок. Дерек, как всегда, прав: самое сложное - сосредоточиться. Как колдуны могут это делать, когда им вздумается, ей было никак не понять.
  Старый сучок служил ей волшебной палочкой. Один взмах, два, и в воздухе уже мерцал узор для следующего заклинания. Произнести слова. Не отвлекаться!
  Проклятье. Рутгерта вздохнула. Придётся начинать сначала.
  То, насколько она продвинулась вперёд за это время, ей самой казалось ошеломительным. Робин каждый вечер с особенной гордостью помечал в самодельной тетради "пройденные" за день заклинания и потом за ужином хвастался деду, будто это его личные успехи. Так продолжалось до позавчера, когда на пороге появился взмыленный гонец с приглашением от Его Сиятельства князя Лидии. Срочным и безотлагательным. И в тот же день Великий Даррах вместе с Робином укатили во дворец, оставив Рика и Рут вдвоём на хозяйстве.
  Вот опять это странное отвлекающее чувство, будто бы за ней следят. Принцесса резко обернулась, надеясь застать таинственного наблюдателя врасплох. Но нет, на пустоши она была одна. Лишь в небе покачивались чайки, да ветер свистел среди камней. Возможно, если бы дома её ждал кто-то ещё, кроме бесплотного духа, умеющего греметь кастрюлями и зажигать маяк, то было бы не так боязно. Но Даррах и Робин должны были вернуться не раньше следующей недели, а на появление Дерека рассчитывать особо не приходилось. Рутгерта представила, что где-то за камнями прячутся злодеи. Местные все знали, что она - внучка грозного колдуна. Но порт на то и порт, что каждый день здесь появляются сотни новых людей, незнакомых с местными правилами. Лучше подстраховаться, и пока старик не вернулся, не отходить далеко. Поплотнее закутавшись в шаль, принцесса заспешила домой. Если практиковаться не уходя со двора, никто ведь её не накажет - ведь сейчас дома никого нет, кому она могла бы помешать чтениями заклинаний.
  
  - У нас мясо заканчивается, - напомнил Рик, когда заспанная Рутгерта спустилась утром в гостиную. В камине гудел огонь, и горячий чайник ждал на столе. Малиновый джем, масло и булки лежали рядом с чашкой. - И молоко. Они завтра возвращаются, нужно сходить за продуктами.
  - Ладно, - принцесса отправилась умываться. Хорошо, когда у тебя есть домашний дух. И дом натопит, чтобы утром не мёрзнуть, и завтрак приготовит. Жаль только, в город сходить не может, иначе можно было бы совсем ничего не делать. - Слушай, ты никого рядом с домом не замечал подозрительного в последние дни?
  - Нет, а что?
  - Да так, просто спрашиваю, - Рут вздохнула. Ощущение чужого взгляда не давала ей покоя. Но скорее всего это просто сказывалось напряжение последних дней: одна на хозяйстве, да ещё и поисковые группы до сих пор не покинули город, хотя прошло уже столько времени. Они явно что-то знали: ведь её имя было в подорожных накладных, и в заявлении в страховую компанию. Почему они не решили, что она села на один из многочисленных кораблей? Или именно это они и подумали и теперь чего-то выжидают?
  Неделя пролетела, как один день: упражнения в колдовстве выматывали покрепче иной тяжёлой работы. Обычно к вечеру Рутгерта валилась спать, как подрубленная, а с самого утра разные заказчики из города были тут как тут. Обычно встречать и обслуживать их было задачей Робина, но так как Рут осталась одна, то до обеда ей приходилось рассыпать в пакетики порошки из разнокалиберных банок, разливать в бутылочки подозрительные жидкости и заговаривать разную мелочь типа шнурков, горшков и сумок. Если бы не Рик, то дом довольно быстро превратился бы в одну большую помойку.
  Позавтракав и одевшись потеплее принцесса отсыпала монет из большого выщербленного горшка, в который они складывали оплату за различные мелкие услуги, взяла корзинку и отправилась в город. Маскировка к этому времени уже стала её вторым "я". Никто не смог бы узнать в ней принцессу Рутгерту Корней, даже приёмные родители, с которыми она прожила большую часть своей жизни. Старым остался разве что рост, всё остальное, включая цвет волос и форму лица, изменилось до неузнаваемости. Любой, кто видел её и Робина вместе, с уверенностью мог сказать, что они - брат и сестра.
  Молоко, мясо, сало, сушёных грибов и сладостей. Четыре лавки, все недалеко друг от друга. Казалось бы, что может быть проще? Но выходя из последней лавки и напевая под нос, она почти столкнулась с каким-то мужчиной. Он стоял перед самым входом и явно не собирался уступать дорогу.
  - Извините, - принцесса хотела его обойти, но вдруг это странное ощущение, которое преследовало её последние дни на пустошах, вернулось с особенной силой. Чувство недобрых глаз, чувство, что за тобой пристально следят. Рутгерта запнулась и в нерешительности посмотрела в лицо незнакомцу. Не очень высокий, с бледной кожей и колючим взглядом. Непонятно, как она поняла это, но то, что перед ней колдун, не подлежало сомнению. Ну да, отец не нанял Дерека. Но что ему мешало нанять какого-то другого колдуна?!
  - Нашлась, - незнакомец улыбнулся, и пришла пустота.
  #
  Рутгерта пришла в себя, когда уже начало темнеть. Карета тряслась, поскрипывала и полязгивала. Одежда отсырела и неприятно липла к телу. Принцесса открыла глаза ещё не совсем представляя что случилось, и что она собирается увидеть. Давешний колдун сидел напротив и пристально её рассматривал. Похоже, вольной жизни конец. Впереди счастливый династический брак, балы, интриги и никакого колдовства. Как её нашли смысла спрашивать не было - конечно, отследили по дорожным документам куда она поехала, а дальше уже дело техники.
  - Ну и заставили же вы меня попотеть, Ваше Высочество, - нарушил молчание колдун. Рутгерта ничего не ответила. Что она могла сказать? Попросить отпустить её? Принцесса выглянула в окно. Мимо проносились незнакомые пейзажи. Возможно, сейчас они ехали по Объединённым Баронствам, а может, уже добрались до Лей. Впереди виднелся всадник - принцессу везли с охраной. Непонятно, берегли ли её от нападения или наоборот, следили, чтобы не сбежала опять. Но какая разница? Ведь Рутгерта ещё не освоила до конца даже простые заклинания, что уж говорить о боевых, пользоваться которыми умели единицы? Интересно, может ли Дерек сражаться с помощью магии? Она поморощилась от собственных мыслей. Вряд ли они когда-либо встретятся ещё, молодой колдун с побережья и принцесса. Некрасиво, конечно, получилось. Было бы хорошо как-нибудь сообщить Дарраху, что с ней случилось. Хотя слухи о том, что она жива и возвращена домой, скорее всего доберутся до Лидии достаточно быстро.
  - Можете звать меня Мандергольдом, - как ни в чём не бывало продолжил колдун. Похоже, никакого ответа от принцессы он и не ждал. - Скоро граница, там остановимся на ночь. А завтра к вечеру будете уже дома.
  Рутгерта лишь зло посмотрела в ответ. Последнее место, где она хотела бы оказаться - во дворце отца. За прошедшие несколько месяцев "домом" для неё стал старый маяк, и даже просто мысль о том, что она больше никогда не увидит его, причиняла боль. Не будет ворчания Рика, хмурых взгядов Дарраха, безумных выходок Робина. Всё это осталось в прошлом. Куры, пронизывающий ветер, крики чаек и вездесущий запах моря.
  Может, удастся сбежать из гостиницы? Денег с собой у Рутгерты была сущая мелочь, она ведь за продуктами шла, а не планировала очередной побег, но, может, ей удастся заработать по дороге тем нехитрым колдовством, что она успела освоить? Это сложные заклинания ей были ещё недоступны, а вот всякая бытовая магия - этого она теперь умела навалом, ведь именно с такой мелочью к Дарраху приходили чаще всего. И, кажется, он был несказанно рад, когда Рут смогла взять на себя эту часть его магической практики.
  Гостиный двор оказался центром целого посёлка: здесь жили пограничники, здесь посыльные меняли лошадей, здесь же расположился небольшой лагерь, где купцы готовили свои обозы перед полным опасности путешествием по Объединённым Баронствам.
  Ужин прошёл в тягучем молчании. Никто из конвоя не стремился заговорить с принцессой, да и она особо не пыталась познакомиться поближе со своими охранниками. И лишь в конце, когда они уже расходились спать, колдун окликнул её на пороге комнаты:
  - Чтобы сберечь мне время, а вам нервы, хотел бы предупредить, что не стоит пытаться сбежать, - они встретились взглядами и несколько долгих мгновений играли в гляделки. - Я один из лучших специалистов по поиску. Даже если вам удастся взломать мои защитные заклинания, не позже, чем в обед, мы продолжим наше путешествие в Кри. Но Объединённые Баронства - не то место, где девушке стоит гулять по ночам без сопровождения. Надеюсь, мы друг друга поняли?
  
  Рутгерта сидела на кровати, вперившись взглядом в окно. Облака бежали по небу, время от времени закрывая тонкий серпик луны. В такие моменты в комнате становилось совсем темно. В правдивости слов Мандергольда о том, что он хороший искатель, сомневаться не приходилось: ведь он её уже один раз нашёл. Бессильная ярость и отчаяние разрывали принцессу на части. Может, сейчас и правда у неё нет шансов. Но всё получится потом? Во дворце? Или где-нибудь ещё? Ведь не в тот же день, как только она вернётся, сыграют свадьбу с принцем Дастином. Может, после всего случившегося брака вообще не будет! Или удастся сбежать ещё раз. Жаль, но скорее всего к Дарраху и Робину вернуться не получится - ведь там её будут искать в первую очередь.
  В размышлениях о будущем принцесса забылась тревожным сном, и до самого рассвета её преследовали придворные дамы в накрахмаленных кружевах, напудренные лакеи и собаки с завитыми локонами.
  #
  В Кри они въехали уже глубокой ночью. От покрытых инеем крыш отражался свет луны, делая приближающуюся столицу похожей на нагромождение скал. Редкие огни на улицах в основном принадлежали постоялым дворам и сторожкам. Дворец тёмной глыбой возвышался над рекой.
  Никем не замеченные, никем, кроме стражи, не встреченные, они проехали во внутренние дворы и остановились возле чёрного входа. Рутгерта чувствовала себя преступницей, ведомой на казнь, пока они шли по неосвещённым коридорам в её комнаты.
  Стражу выставили всюду, и у дверей, и в саду. Возможно, даже на крыше, возле каминной трубы.
  Принцесса какое-то время лежала, слушая темноту. До её ушей не доносились ни шум волн, ни свист ветра. Лишь давящая тишина, в которой невозможно заснуть. Рутгерта тихо встала и подошла к окну. Сквозь шторы не пробивалось ни лучика света, но если их раздвинуть, то можно было увидеть, как медленно и беззвучно падает снег.
  #
  Ни отец, ни мать не пожелали встретиться с ней. Завтрак и обед подали в комнаты. Стражники никуда её не выпускали, и лишь гувернантка, принёсшая вечернее платье, сообщила, что готовится торжественный ужин с ограниченным количеством гостей, где Рутгерту и ожидали увидеть.
  День тянулся бесконечно долго. Принцессе не осталось ничего, кроме ожидания. Даже поговорить было не с кем. После дней на маяке, заполненных бесконечными делами, безделье причиняло почти физическую боль. Так что появление служанок с зеркалами, расчёсками и пудрами обрадовало Рутгерту намного больше, чем она сама могла ожидать. За окном вновь начался беззвучный снегопад. Сначала медленный, едва заметный, он всё больше и больше набирал силу, и к вечеру снег валил уже сплошной пеленой.
  В малой трапезной кроме отца и матери, короля Корнея и его сиятельной супруги, королевы Изольды, ещё присутствовали придворный колдун Дворкин, уже знакомый колдун Мандергольд, первый королевский советник Руфус и его сиятельство граф Изенкей.
  Рутгерта с самым холодным выражением лица, на которое была способна, прошествовала к своему месту. Похоже, то, что её вернули домой, ещё не стало достоянием широкой общественности. И возможно даже принцу Дастину, её жениху, пока что ничего не сообщили. Интересно, что они замышляют? Рутгерта так и не поняла - знал ли Мандергольд, что она училась у Дарраха на колдунью? Этот следящий взгляд, что она чувствовала, когда тренировалась, явно был результатом его поисковых заклятий. Но понял ли он при помощи этих заклятий, что именно она делала в тот момент? Впервые Мандергольд и Рутгерта встретились в городе, после принцесса ни разу при нём не колдовала. Разве что облик, навеянный зеркалом, мог указывать на какую-то причастность к колдовскому миру, но как знать, может, она просто приобрела где-то необходимый артефакт? Знает ли Мандергольд, где она жила всё это время или просто караулил в городе? Слишком много вопросов, на который сейчас у неё не было ответов.
  Конечно же родители знали о её увлечении колдовством, но если бы они представляли насколько далеко всё зашло, то в первую очередь искали бы её именно у колдунов. Но к Дарраху приходили "потому что положено опросить всех", а не по какой-то другой причине. Значит, всё ещё есть надежда на то, что о её учёбе и, самое главное, успехах, до сих пор никто не знает. Но почему же они не объявили тогда о возвращении принцессы? Опасаются, что она снова сбежит?
  Его Величество произнёс небольшую вступительную речь, в которой радовался возвращению целой и невредимой дочери, и сообщал всем немногочисленным присутствующим, что в скорейшем времени, как только он будет уверен в безопасности такого шага, состоится намеченная свадьба. Снегопад постепенно перерос во вьюгу. Принцесса слушала, как непогода всё сильнее стучит в окна, и мурашки почему-то ползли по коже. Возможно, судьбу уже не изменить? Возможно, она так же неумолима, как этот бездумный ветер, и участи дворцовой пленницы не избежать? Сбежать в прошлый раз было намного проще. В случае чего, можно было и в лесу остановиться ночевать, и одежды не нужно было бы много с собой нести. А сейчас зима, не самое лучшее время для путешествий... Рутгерта едва заметно вздохнула.
  Подали закуски, и за столом постепенно завязались ни к чему не обязывающие разговоры. Обычная придворная жизнь. Выполнение многочисленных ритуалов, интриги и заговоры. Тайные альянсы. Ведь из всех приближённых отца почему именно первый советник Руфус и граф Изенкей здесь? Явно ведь что-то затевается.
  К моменту, когда подали горячее, вьюга разыгралась не на шутку. Окна жалобно звенели под её ударами, и, казалось, готовы были рассыпаться в любой момент.
  - Давно в наших краях не было такой непогоды, - заметил граф, когда рёв ветра за стенами дворца стало сложно игнорировать. - Интересно, много ли снега наметёт поутру?
  - Сложно сказать. Магические бури плохо предсказуемы, - Дворкин в задумчивости почесал нос. - Смею заметить, явлений такой силы мне наблюдать раньше не доводилось.
  Рутгерта замерла, полностью обратившись в слух. "Магическая буря"? Магическая? Но почему? Как он это определил? И откуда она тут могла взяться? Уж не старик Даррах же решил прийти на помощь своей непутёвой ученице. Не может такого быть.
  - Почему вы считаете, что она магическая? - спросил отец. Похоже, замечание колдуна удивило и его тоже.
  - Отдельные элементы того, как эта вьюга началась заставляют меня думать, что она имеет колдовское происхождение. Возможно, целью колдуна было не призвать вьюгу, но что-то ещё, а она явилась лишь отголоском его действий.
  Рутгерта чуть не фыркнула от возмущения. Что за чушь. Так как Даррах жил возле огромного порта, и капитаны судов были самыми постоянными и денежными его клиентами, первое, что по его настоянию начала учить принцесса из "настоящего" колдовства, когда более или менее разобралась с "Основами колдунства", так это то, как можно заклинать ветры. Любое управление воздухом было сложной манипуляцией, требующей недюжинной сноровки и хорошей реакции. Тюфякам и рассеянным людям в работе с ветрами было нечего делать. И уж "случайно" призвать вьюгу или шторм было решительно невозможно.
  - Кроме прочего, как верно заметил Его Сиятельство, такая непогода совершенно несвойственна нашим широтам в это время года, - как ни в чём не бывало продолжил старик. Мандергольд не стал возражать: то ли тоже не разбирался в вопросе, то ли предпочёл не портить авторитет старшего коллеги.
  Внезапно, словно в подтверждение слов старого колдуна, одно из окон не выдержало напора стихии и распахнулось. В комнату ворвалась ледяная стужа, на мгновение притушив магические светильники и заставив всех присутствующих вздрогнуть. Слуги сразу же бросились ловить створки, но им пришлось ещё немного повозиться, чтобы победить ветер.
  - Ох, не к добру, - пробормотал старый колдун. - Никак мороз опять облака гоняет.
  "Дворкин совсем умом двинулся", - только и успела подумать Рутгерта, - "Как мороз может гонять облака?"
  - Даже не думал, что где-то ещё помнят это прозвище, - раздался голос из тени рядом с камином. Не принадлежащий никому из присутствующих, но такой знакомый. "Дерек!", - хотела вскочить Рутгерта, но старый колдун оказался проворнее.
  - Дерек! - Дворкин поднялся со своего места так резко, что тяжёлый стул, на котором он сидел, опрокинулся.
  - Здравствуй, Дворкин, - Дерек отделился от тени и неторопливо двинулся к столу. Он, как и всегда, был одет в чёрный дорожный костюм и плащ-непромакайку. Необычным был лишь посох Дарраха в его правой руке - Рутгерта никога не видела, чтобы кто-либо прикасался к нему. Обычно посох стоял в углу возле двери в лабораторию. Старый колдун всегда ходил с более удобной тростью, чем этим неуклюжим куском дерева.
  - Стража! - крикнул князь Корней, но никто из слуг не пошевелился: они замерли в момент, когда молодой маг заговорил, и теперь больше напоминали статуи в чудных позах, чем живых людей. "Как сад ледяных статуй", - вдруг с ужасом подумала принцесса. И из коридора, где у дверей стояла охрана, не донеслось ни звука.
  - Я не причиню вреда, если вы не будете пытаться причинить вред мне, - Дерек остановился у стола. Посох глухо стукнул о пол. Температура в зале стремительно падала, будто окно до сих пор было открыто на распашку.
  - Говорили, Болот давно добралась до твоей шкуры, - с опаской в голосе заметил Дворкин. Казалось, колдуны забыли о существовании остальных людей.
  - Как видишь, это всего лишь слухи, - Дерек улыбнулся, как он умел, лишь самыми кончиками губ.
  - Но теперь-то она точно найдёт тебя, - то ли спросил, то ли предупредил королевский колдун. Дерек бросил взгляд на Мандергольда и сделал странный жест рукой в его сторону:
  - Ты не помнишь, где нашёл девчонку.
  - Я не помню, где нашёл девчонку, - эхом откликнулся искатель, будто во сне.
  - Теперь не найдёт, - вновь повернулся к Дворкину Дерек. - Кстати, о девчонке. Я пришёл её забрать. Если Его Королевское Величество окажутся достаточно благоразумны, - тут он посмотрел на короля Корнея, - Вы не будете больше её искать.
  - Она моя дочь! - тут вскочил и князь Корней. Его стул, стоявший во главе стола, был значительно тяжелее, так что он лишь слегка сдвинулся с места.
  - Она моя ученица. Одно дело, когда дочери сбегают из дома, другое - когда учениц воруют из-под носа их наставников, - не дав князю времени на ответ, Дерек ударил посохом в пол, и все окна в одно мгновение распахнулись, впуская вьюгу. Снежная круговерть слепила так, что нельзя было рассмотреть собственных пальцев. Рутгерта почувствовала чью-то крепкую руку у себя на талии, её выдернули из-за стола, и в следующий момент они оказались на улице.
  Дерек сидел на посохе, как на жерди забора. Рутгерта - у него на коленях, закутанная в плащ-непромокайку - он оказался достаточно просторным, чтобы вместить их обоих. И только высунув нос наружу, принцесса поняла, что они находятся невероятно высоко: огни города с трудом пробивались сквозь белую стену вьюги далеко внизу и с каждым мгновением становились всё дальше, всё меньше.
  - Это, конечно, было очень впечатляюще, - заметила Рутгерта. Она попыталась поджать ноги, впрочем, безуспешно. Домашние туфли от холода не защищали. Оставалось лишь надеяться, что их полёт не будет долгим.
  - Спасибо, я старался, - молодой колдун смотрел вперёд, прокладывая дорогу.
  - Но я не твоя ученица, а Дарраха, - зачем-то добавила она. Дерек опустил взгляд и внимательно всмотрелся в её лицо. Их губы разделяли всего несколько сантиметров.
  "Сейчас поцелует", - почему-то подумала принцесса. Во всех книгах в этот момент герой целует спасённую деву. Он просто обязан поцеловать её сейчас.
  - Спасибо, что спас меня, - вместо этого насмешливо произнёс колдун, подражая её голосу. - Я и надеяться не смела, что Даррах решит отправить тебя мне на помощь.
  - Спасибо, - Рутгерта смутилась. Она действительно не успела поблагодарить его, и это было не очень воспитанно с её стороны.
  - Сиди тихо и не мешай рулить, - Дерек вновь набросил плащ ей на голову, - А то усыплю.
  Несколько минут принцесса, как и приказано, сидела тихо, но вскоре начала ёрзать: под плащом было жарко, а ноги мёрзли. Да и сидеть на коленях у молодых людей она не привыкла.
  - Свалишься ведь, - буркнул Дерек и прижал её свободной рукой к себе, - что тебе не сидится?
  - Ноги замёрзли, - пискнула Рутгерта ему в грудь. Молодой колдун пах зимним лесом: хвоей, смолой и морозом. Если мороз, конечно, может пахнуть. Какое точное прозвище, "мороз". Морозный Дерек. Кажется, где-то она уже встречала это имя?
  - Откуда ты такая взялась на мою голову, - вздохнул Дерек. Они начали снижаться.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 6
  
  Было хорошо, тепло и мягко. И пахло чем-то вкусным. Кажется, куриным бульоном и пирожками. Рутгерта приоткрыла глаз. Она лежала на той самой кушетке под лестницей, на которой ночевала в свою первую ночь в доме Дарраха. Сам Великий Колдун сидел в кресле и смотрел в очаг. Блики огня делали его лицо похожим на грубо вырезанную деревянную маску. Дерека нигде не было видно.
  Интересно, давно она здесь? Рутгерта плохо помнила, что произошло после того, как они приземлились. Был какой-то постоялый двор, горячее вино и шерстяные носки. Но у неё к тому времени уже начался жар, и день был такой насыщенный, да и вина было слишком много... Кажется, она заснула прямо за столом.
  - Она проснулась, - прошептал Рик. Конечно же он следил за ней.
  - Твоё счастье, что Робин уже спит, - проворчал Даррах вместо приветствия. - Натиска его слёз и соплей не выдержала бы ни одна скала.
  Теперь стало понятно, кто на самом деле был "виновен" в её чудесном возвращении.
  - Спасибо, что спасли меня, - также вместо приветствия ответила Рутгерта. Говорить было трудно: в горле першило, а голова была тяжёлой от насморка и выпитого вина.
  - Не за что. А теперь марш наверх спать. Завтра у тебя не будет возможности отдохнуть.
  Рут заторопилась к себе в комнату, но на середине лестницы остановилась в нерешительности.
  - Скажите, а Дерек...
  - Он получил по заслугам, не волнуйся, - недовольно обронил Даррах. - Кыш.
  Второй раз повторять не пришлось.
  
  Отныне Рутгерта нигде не могла появиться без своего маленького пажа.
  - Я тебя охраняю, - выпячивая грудь заявлял Робин. - Я умею драться, и если что, у меня есть нож!
  Поэтому в город теперь они ходили вдвоём. И на пустоши тренироваться. И даже в сарай кормить кур.
  Прошло ещё несколько недель, и зима начала отступать. То, что порт находился значительно южнее дома принцессы, давало о себе знать. В Кри в это время как раз лютовали самые морозы, а в Лидии уже начали набухать почки деревьев и кое-где проклёвываться зелёная трава.
  - Ещё неделя-две, и начнут цвести сливы, - как-то за завтраком обронил Даррах. - А это значит, что в городе скоро начнутся гуляния. Нужно подготовиться.
  - Можно, мы с Рут пойдём посмотреть? - сразу же встрепенулся Робин.
  - Нет, - Даррах сурово посмотрел на мальчишку. - Никаких "посмотреть", пока из города не уйдут поисковые отряды.
  Робин насупился, но промолчал. Искателей с каждой неделей действительно становилось всё меньше, но полностью они до сих пор ещё не исчезли. Пришлёт ли князь за принцессой других колдунов - вот в чём был основной вопрос. Даррах утверждал, что Дерек достаточно напугал всех, чтобы от поисков отказались, но Рутгерта не была настолько уверена: князь Корней всегда славился своим жёстким характером. С другой стороны, "обычные" люди видели и представляли магию не так, как колдуны, причём не в последнюю очередь благодаря самим колдунам. "Напустить побольше дыма", - как называл это Даррах. И то, что Дворкин говорил чушь, и то, что Мандергольд его не поправил - это только для Рутгерты было очевидно. Для всех остальных присутствующих слова придворного колдуна были непреложной истиной. Кто знает, где заканчиваются силы настоящих волшебников, и начинается выдумка, кроме самих волшебников? И насколько велик сам Даррах на самом деле? Ведь он при ней ни разу серьёзно не колдовал. Или та же Болот, о которой принцесса так много читала? В могуществе Дерека ей уже довелось убедиться, хотя ещё полгода назад она бы не поняла, каких сил стоит вызвать вьюгу.
  - Так, в город за продуктами, и в этот раз не задерживайтесь: сегодня начнём делать эликсиры для праздника.
  #
  В городе уже полным ходом шла подготовка. На улицах развешивали флажки, обновляли краску на фасадах. В лавочке со сладостями появились новые пирожные, каких Рутгерта раньше никогда не видела, и Робину пришлось купить несколько штук. Несмотря на необходимость быть осторожными и внимательными, праздничное настроение не могло не заразить и их тоже. Мурлыкая какую-то песенку под нос и поедая свежие пирожные, они отправились домой.
  На выходе из города им дорогу преградили трое в старинных синих мундирах. У Рутгерты ёкнуло сердце - неужели опять за ней? Она же говорила Робину, что он ничего не сможет сделать! Мальчишка вцепился ей в руку и попятился назад, откуда они только что пришли:
  - Это анимы Болот, - горячо зашептал он, не сводя глаз с высоких фигур незнакомцев, - Когда скажу - беги к маяку.
  Анимы Болот? Той самой ведьмы Болот? Рутгерта вспомнила, как Дворкин говорил, что теперь Болот отыщет Дерека. С тех пор она довольно часто думала о том, почему бы Болот нужно было разыскивать его, но спросить у Дарраха так и не решилась. И разве не поэтому ли Дерек ушёл в тот же день, что спас её, и с тех пор не появлялся?
  Рутгерта аним никогда раньше не видела, лишь читала о них в книгах, поэтому теперь с повышенным интересом рассматривала странных существ. Высокие, немного сутуловатые, с кожей землистого цвета, будто бы вылепленные из глины, искусственные люди в своих мундирах походили на отцовых гвардейцев: такие же невыразительные лица, такие же вымуштрованные движения. О том, что они невероятно сильны, быстры и опасны, принцесса даже не подумала.
  - Так-так, кто это у нас? - раздался мелодичный женский голос из-за их спин. Робин резко обернулся. Все пути к отступлению были отрезаны: со стороны города к ним шла высокая красивая женщина в белой меховой накидке. За ней, перекрывая дорогу, двигалось ещё несколько аним. Из переулка, в сторону которого мальчишка было дёрнулся, тоже появилась, словно выдавилась из тени, высокая фигура в мундире. Они оказались окружены. Женщина вдруг оказалась рядом. Точнее, Рутгерта видела, как она приближается, но из-за какого-то странного искажения ведьма двигалась быстрее, чем можно было судить по её походке, будто само расстояние, которое ей нужно было преодолеть, вдруг уменьшилось. Болот, а у принцессы уже не было сомнений, что эта красавица с вьющимися золотыми волосами, идеальной кожей и искрящимися карими глазами - Болот, схватила Робина за руку и задрала рукав. На внутренней стороне локтя у мальчишки, как и у Дерека, были три родинки в ряд. Рутгерта чуть не ахнула от неожиданности. Как же она сразу не догадалась?! Робин - внук Дарраха, а Дерек, судя по родинкам - отец Робина? То есть, Даррах и Дерек тогда тоже отец и сын. Тогда многое в их взаимоотношениях становилось понятным. И почему Дерек по ночам ходил по дому, как по собственному, и почему выполнял разную тяжёлую работу вместо старого колдуна, и почему знал, как найти путь к сердцу Дарраха, и почему Робин смог его уговорить спасти Рутгерту... Непонятно было лишь почему Робин не имел таланта к колдовству, ведь и Даррах, и Дерек были сильными колдунами. Но Болот сделала из увиденного совершенно другие выводы:
  - Ай-ай-ай, - ведьма неприятно улыбнулась, сжав запястье мальчишки так, что побелели костяшки пальцев. - Дерек, я многого ожидала, но чтобы ты прятался в детском теле... Совсем на тебя не похоже.
  В ответ Робин зарычал, как волчонок, и вцепился зубами в руку Болот. Ведьма вскрикнула от боли и неожиданности, и отпустила его.
  - Бежим! - Робин бросился в сторону маяка, но один из аним схватил его за шиворот и высоко поднял, не давая вырваться.
  - Ах, ты, щенок, - зашипела ведьма.
  - Пусти! - Робин начал яростно брыкаться, но Болот вновь вцепилась в него, на этот раз в шею. Из-под её ухоженных ногтей выступили капельки крови, и мальчишка захрипел, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.
  - В этот раз не сбежишь, - лицо ведьмы исказилось от ярости, потеряв всякую привлекательность. - Шестьдесят лет я искала тебя, чтобы довести дело до конца! Проклятье давно вошло в полную силу, ведь так? - она расхохоталась. - Кто бы ни помогал тебе, теперь ты мой!
  Рутгерту из оцепенения вывел взрыв. Анимы со странным свистом, будто бы из них выходил воздух, начали оседать, превращаясь в кучи глины, камней и торчащих палок. Со стороны маяка к ним на помощь летел Даррах, весь в образе могучего колдуна: светящийся посох, развевающиеся одежды, ноги, не касающиеся земли. Ещё один взмах руки, и вокруг ведьмы взорвался сам воздух, на мгновение оглушив принцессу и окутав дымкой всё вокруг.
  Старик подхватил обмякшего мальчишку и точно так же, не касаясь земли, заторопился обратно, к маяку.
  - Не отставай, - бросил он замешкавшейся было Рутгерте. Здраво рассудив, что корзинка с продуктами сейчас не самое важное, принцесса, наконец, бросилась следом. Она еле поспевала за колдуном, обычно таком медлительным и жадным на движения, хотя бежала изо всех сил. Возможно, секрет в посохе? На нём лежит заклятие полёта или что-то в этом роде. В голове кружили странные мысли. Почему ведьма Болот назвала Робина Дереком? Как взрослый колдун, пусть и молодой, может притворяться мальчиком? Почему же она назвала его Дереком? Как такое может быть? И почему тогда Робин не колдует? И... шестьдесят лет?! Что значит "искала шестьдесят лет"?! И проклятие! Проклятие - это всегда не к добру.
  Тем временем Робин немного пришёл в себя.
  - Деед, - жалостливо заныл он, - Я умираю, дееед... Она достала нас, достала...
  - Молчи, - шикнул на ребёнка Даррах, взбираясь всё выше и выше. Ещё один поворот, и перед ними появился маяк. Рутгерта бросила взгляд назад: это было последнее место на дороге, откуда просматривалась большая часть пути к городу. Преследования не было видно. Она не верила, что Даррах убил Болот, но, похоже, он оглушил её достаточно сильно, чтобы они успели добраться до дома.
  Дверь была распахнута, словно Рик давно и нетерпеливо ждёт их. И скорее всего, так оно и было. Только они переступили порог, как дверь захлопнулась, и засов с грохотом опустился на своё место. Все ставни были плотно закрыты, не пропуская ни единого луча света. Гостиную освещали лишь магические светильники и огонь камина.
  Даррах осторожно положил мальчика на кушетку под лестницей. Царапины на его шее опухли и чернели прямо на глазах. Тёмные пятна воспаления расползались вокруг них с невероятной скоростью. Рутгерта опять впала в оцепенение, не зная, что делать. Заражение явно носило магический характер, и даже попытайся она сейчас промыть раны - это ничего не даст. Как можно помочь? Что можно сделать?! Она - бесполезная неумёха. Это из-за неё ведьма Болот нашла это место. Это она во всём виновата.
  - Дед, нам не справиться, - Робин вцепился в плащ старика, не отпуская. - Она здесь, как он и предупреждал. Нам не справиться, - в его голосе смешались боль и страх.
  - Молчи, я что-нибудь придумаю, - Даррах сел на край кушетки и наложил руки на шею Робина. Рутгерта услышала, как он быстро бормочет какие-то заклинания.
  - Дед... - голос Робина становился всё тише.
  - Не отвлекай меня!
  - Мальчишка прав, - подал голос Рик. - Обычно он зря истерит, но в этот раз он прав. Без Дерека вам не справиться.
  Даррах ничего не ответил, продолжая читать заклинание.
  - Умрёт он - умрёшь и ты, - вновь напомнил о себе дух. - Хватит глупить. Ты призывал Дерека по намного более мелким причинам, чем эта.
  Даррах вздохнул и опустил руки. Робин лежат на кушетке с закрытыми глазами. Кажется, он потерял сознание. Чернота на его шее не спала, но теперь и не увеличивалась.
  - Она идёт, - добавил Рик. Снаружи доносились всё усиливающиеся завывания ветра. Ставни начали мелко дрожать. Примерно так же возвещал совсем недавно о своём приближении Дерек.
  Старик сидел на краю кушетки и о чём-то размышлял. Рутгерта не могла понять, почему он медлит. Пусть немедленно позовёт Дерека, если может!
  Даррах ещё раз вздохнул. Положил ладонь на лоб Робину и... исчез.
  #
  Дерек выгнулся на кушетке, хватая воздух ртом, похожий на рыбу, выброшенную из сетей на берег. Ни Робина, ни Дарраха в доме больше не было. Был лишь молодой колдун в немного помятой чёрной одежде. Он схватился за шею, будто душил сам себя, и так затих на какое-то время.
  Рутгерта медленно попятилась и, споткнувшись о кресло, села. Теперь она вспомнила, где встречала имя Морозного Дерека. В "Колдовских историях", книге, непонятно как попавшей в отцовскую библиотеку, о нём писали, как о великом мастере зелий, создавшем много удивительных штук, таких, как эликсир молодости, эликсир радости, любовное зелье, зелье урожая и много чего ещё. Многие рецепты были утрачены после его таинственного исчезновения много лет назад. Рутгерта в своё время обратила на него внимание, потому что они учились вместе с ведьмой Болот, её кумиром, у великого колдуна Сертерги. И были очень близки. Именно Мороз, а так его обычно звали в то время, помог Болот распространить своё влияние на северо-восточные княжества и отхватить приличный кусок земель, которые до сих пор считались её колдовскими владениями.
  Похоже, Рутгерта стала свидетельницей какой-то давней истории. Дерек был совсем не так молод, как выглядел. Ведь он учился вместе с Болот, а она была одной из самых старых колдуний по эту сторону гор. И самых могущественных. Что такого могло случиться между ними шестьдесят лет назад, что ведьма прокляла Дерека, и он сбежал? В чём заключается суть проклятия? Не в том ведь, что он был сразу двумя людьми, инчае Болот об этом знала бы. Как у него это вообще вышло? Или он был тремя одновременно, а не двумя?
  - Рик, ты здесь? - опасливо позвала принцесса. Может, он был недостающей, третьей частью колдуна, и теперь тоже исчез? Она никогда не видела Дарраха с Робином и Дерека одновременно, и теперь понятно почему. Но она никак не могла теперь вспомнить, слышала ли она Дерека и Рика одновременно, и ей почему-то казалось это очень важным.
  - Здесь я, здесь, - ворчливо отозвался дом. - Говорил я ему, что до добра это не доведёт. Нужно было избавиться от неё ещё тогда, ведь даже мне сразу было ясно, что расколдовывать его она не собирается.
  - Расколдовывать? - принцесса изо всех сил старалась не выглядеть потерянной или потрясённой. Для духа всё происходящее было лишь продолжением давних событий, и всё было ясно, как днём. Но для Рутгерты каждое новое слово Рика становилось ещё большей загадкой, чем предыдущее. - Ты имеешь ввиду проклятие?
  - Ага, оно самое. И до сих пор думает, что поступила правильно, - дом фыркнул. - А как она думала, он поступит, когда заметит? Попытаться напоить собственным зельем, это же додуматься нужно!
  Рутгерта закрыла глаза и посчитала до пяти.
  - Прости, не мог бы ты повторить более внятно?
  - Разве ты не знаешь этой истории? - удивлённо переспросил Рик. - Болот была безумно влюблена в Дерека. Но он же "морозный" не просто так. Все давно знают, что у него нет сердца, только разум. И она попробовала его напоить любовным зельем. Понимаешь? Его же зельем! Конечно же, он это заметил. Было... разное, в итоге он решил отделиться и завести своё дело. На юге и западе ведь ещё много других княжеств, а по эту сторону гор колдунов не так уж и много, места всем хватит. Тогда она его и прокляла. Всё надеялась, что он вернётся, лишь бы она сняла проклятие.
  - А что оно делает?
  - Поедает силы. Постепенно, не очень заметно, но с каждым днём ты становишься всё слабее, пока не потеряешь способность колдовать совсем, - если бы Рик был человеком, Рутгерта видела, сейчас он бы скорбно покачал головой. - Конечно, он не вернулся, нашёл свой способ, как обойти проклятие.
  - Разделил себя на двоих людей? - наконец, поняла принцесса.
  - Да, разум, Даррах, и чувства, Робин. Как видишь, Даррах намного больше и сильнее Робина.
  - И проклятие попало на Робина?
  - Полностью досталось ему, - вздохнул Рик.
  Так вот почему Робин не умеет колдовать, если не считать совсем уж простых бытовых заклинаний! И именно поэтому Болот приняла его за Дерека: она искала следы проклятия на мальчишке и, конечно же, их нашла. Только ей, как и Рутгерте, было невдомёк, что Робин - это не совсем Дерек.
  - Они ведь изначально были одинаковой силы, и Даррах, и Робин. Только вот лет сорок назад колдун остался только один, а силы Робина истаяли совсем, как будто их и не было никогда.
  - И каждый раз, когда Дерек становится собой...
  - Да, он теряет силы. И поэтому он предпочитает появляться как можно реже. Беда только в том, что когда есть Даррах и Робин, то Дерека не существует. И наоборот. Конечно же, они не хотят исчезать. Не знаю, я бы не смог так.
  - И что, никто, кроме Болот, не может снять проклятие?
  - Он...
  - Рик, хватит, - голос Дерека был слаб и еле слышен сквозь грохот набирающей силу бури, но дух замолчал. Почему он вдруг решил всё рассказать принцессе - было не совсем понятно. Хотя, если сейчас начнётся битва между Болот и Дереком, то лучше трезво оценивать происходящее и не вмешиваться. А без объяснений Рутгерте это было бы сложно сделать. Колдун медленно, будто каждое движение давалось с трудом, сел на кушетке. На его шее не осталось ни следа от страшных ран.
  В комнате повисло молчание. Рутгерта столько всего хотела сказать, но не знала, с чего начать. Обречь себя на такую странную жизнь... Даже не жизнь, её подобие. И Дерек ведь искал всё это время другой способ избавиться от проклятия. Он не мог иначе, она верила, что он не мог бросить поиски. И если до сих пор он живёт в двух телах, то этого способа нет. А Болот хоть и может его освободить, но не хочет. "Теперь ты мой", - вспомнились её слова там, на окраине города. Смогла бы сама Рутгерта поступить так же? Почему-то великая ведьма, которой она так восхищалась раньше, нравилась ей всё меньше.
  Дерек сидел поникший. Вся его фигура, всклокоченные волосы и мятая одежда, покрасневшие веки говорили о том, что он очень устал. На улице уже бушевал настоящий шторм, не слабее случившегося много месяцев назад, когда Рутгерта впервые переступила порог этого дома. О том, что творится сейчас в порту, не хотелось даже думать.
  - Она здесь, - наконец, сообщил Рик.
  - Я знаю, - Дерек еле заметно кивнул. С усилием встал и направился к двери.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 7
  
  Когда Дерек открыл дверь, в доме ничего не изменилось: ни дуновения ветерка не проникло внутрь. "Рик поставил дополнительную, невидимую защиту", - догадалась Рутгерта. Пока они внутри, даже с открытыми настежь дверьми, - они в безопасности. Колдун переступил порог. В нескольких метрах, там, где заканчивались каменные ступеньки и начинался земляной двор, стояла ведьма Болот. Мех на её плечах мягко шевелился в такт выбившимся из причёски золотым локонам. В отличие от Дерека, на котором одежда рвалась в разные стороны, казалось, она стоит не посередине шторма, а наслаждается мягким вечерним бризом.
  - Никогда не думала, что ты сможешь доверить свою жизнь другому колдуну, - сказала она, явно имея ввиду Дарраха. - Раньше ты не был таким мягкотелым.
  К своему удивлению Рутгерта вдруг поняла, что несмотря на шум ветра, она слышит каждое слово из разговора магов. Рик, что ли, постарался?
  Дерек молчал.
  - Я видела девчонку, - не дождавшись никакого ответа, вновь заговорила Болот. - Думаешь, она сможет снять проклятие вместо меня?
  - Ты знаешь, что это невозможно, - ответил колдун. - Иначе это давно уже случилось бы.
  - Сердцу не прикажешь, я помню, - кивнула Болот. - Особенно если его нет. Ладно, оставим. Идём, - она протянула к Дереку руку. - Тебе больше нечего противопоставить мне.
  - Постой, - вдруг остановил её Дерек. - Небольшой подарок. В честь нашей встречи.
  Жестом фокусника он извлёк из ниоткуда две небольшие склянки, по одной в каждой руке. Те самые, которые Рутгерта видела однажды ночью. Переливающиеся разными цветами радуги, светящиеся изнутри. Только в прошлый раз их было четыре, а сейчас - две.
  - Что это? - настороженно спросила ведьма.
  - Ты же знаешь, я всегда исполняю обещания, - Дерек бросил ей один из пузырьков, оставив второй себе. Болот ловко поймала бутылочку в воздухе. Повертела, рассматривая со всех сторон.
  - И что с ней делать?
  - Повторяй за мной, - колдун откупорил свою бутылочку и залпом выпил. Поколебавшись несколько мгновений, Болот тоже открыла пузырёк и выпила, пусть и не так быстро, как Дерек.
  Ничего не произошло. По крайней мере так показалось Рутгерте. Шли минуты, а они так и стояли во дворе, глядя друг на друга. Шторм начал медленно утихать.
  - Если тебе не нравится, я могу вернуть, как было, - подал голос Дерек.
  Ведьма помолчала, прислушиваясь к своим ощущениям.
  - Нет, - наконец, ответила она. - Так хорошо.
  Она медленно повернулась, собираясь уходить. Остановилась. Ещё раз оглянулась на Дерека, всё ещё стоящего на пороге и глядящего ей вслед.
  - Ты ведь понимаешь, что теперь я тоже не могу снять с тебя проклятие? - Болот внимательно смотрела на своего старого то ли врага, то ли друга.
  - Я что-нибудь придумаю.
  Ведьма всё так же задумчиво кивнула, будто в подтверждение своих мыслей и, больше не оглядываясь, неторопливо зашагала в сторону города. Только когда она скрылась за камнями, Дерек зашёл в дом и закрыл дверь. К этому времеи шторм закончился, превратившись в обычный сильный ветер.
  Рик и Рутгерта молчали. Возможно, дух и понимал, что произошло, но принцессе оставалось лишь теряться в догадках. Дерек молча прошёл мимо неё и, как был в одежде, повалился обратно на кушетку.
  Принцесса подождала несколько минут, но ничего не менялось: ведьма Болот не возвращалась, Рик молчал, Дерек не шевелился. За окном дул ветер.
  - Что ты сделал, что она ушла? - наконец, не выдержала и спросила она лежащего колдуна, но он никак не показал, что слышал вопрос. Рутгерта подождала ещё немного и, так ничего и не дождавшись, подошла к кушетке. Дерек крепко спал. Синяки под глазами стали ещё больше и темнее, а кожа - ещё белее. Принцесса осторожно прикоснулась к его лбу, проверяя температуру. Жара нет. Нужно бы его раздеть. Хотя бы ботинки снять - колдун выглядел так, будто собрался проспать целую вечность.
  Рутгерта наклонилась, расстёгивая его камзол. Лицо Дерека было так близко, что она кожей чувствовала его дыхание. Такой беззащитный. Бессильный. Не удержавшись, она наклонилась ещё ниже. Его губы были холодными и сухими, а на вкус напоминали чернила, с лёгким привкусом сажи.
  Что она делает? Так она совсем не лучше ведьмы Болот. Рутгерта заставила себя выпрямиться и сесть ровно.
  - Рик, - позвала принцесса.
  - Я ничего не видел, - как будто прочитал её мысли дух дома. Рутгерта благодарно кивнула.
  - Я помню, у Дарраха было стёганное одеяло, схожу принесу, - она начала подниматься по ступенькам на второй этаж. - И не мог бы ты добавить дров в камин? Что-то холодно.
  #
  Дерек проспал два дня и три ночи. И лишь на утро третьего дня, когда Рутгерта мазала джемом тосты, а запах жаренного бекона, заполнивший весь дом, мог бы поднять и мёртвого, он заворочался под одеялом и что-то забормотал.
  - Доброе утро, - сразу же отозвался Рик, - На тебя яичницу жарить?
  Рутгерта, замерев за столом, наблюдала, как хмурый всклокоченный колдун кутаясь в стёганное одеяло сначала босым прошлёпал в ванную, а потом на второй этаж, видимо, в поисках какой-нибудь одежды. Наконец, когда чай во второй чашке начал остывать, а бекон перестал шипеть и покрылся белёсым налётом остывающего жира, по-прежнему всклокоченный Дерек опять спустился в гостиную и плюхнулся на стул. Плед свешивался с его плеч подобно рыцарскому плащу. Он зыркнул исподлобья на Рутгерту, по-прежнему сидящую за столом, и принялся за завтрак.
  - Что я пропустил? - хмуро поинтересовался колдун у принцессы, не отрывающей от него взгляда.
  - Ничего, - Рутгерта не знала, что добавить. За эти дни Дерек как-то изменился. Неуловимо. Или это изменилось её отношение к нему?
  Она много думала. И о Даррахе, и о Робине в том числе. И о Дереке. Смогла бы она так жить, как они? Смогла бы она жить, как он? Понимает ли она этих троих? Или этого одного?.. Эти изменения, появления, исчезновения... Считали ли они себя полноценными людьми? По её воспоминаниям они воспринимали Дерека отдельно от себя; они - это они, а Дерек - это Дерек. Как такое могло быть? Какого уровня колдовским искусством нужно было обладать, чтобы смочь сделать такое? От одной этой мысли принцессе являлась её ничтожность и ограниченность, и становилось не по себе.
  И свидетелем чего она стала тогда, в последний разговор Дерека и Болот? Похоже, несмотря на всё, что она ему сделала, на прошедшие годы, на горечь разочарований, ведьма по-прежнему доверяла ему. Иначе как она могла согласиться выпить пузырёк с неизвестной жидкостью, полученный из рук одного из величайших мастеров зельеварения? Или в ней продолжали говорить старые чувства?
  После продолжительных пыток Рик всё же признался, как можно снять проклятие. Было лишь два способа: добрая воля того, кто наложил проклятие, либо поцелуй прекрасной принцессы. Но не так "просто". В обоих случаях снимающий проклятие должен был любить того, с кого оно снималось. А в варианте с принцессой возникала ещё одна проблема: любовь должна была быть взаимной. Что, опять же по словам Дерека, было невозможно. Но что значила последняя фраза Болот, когда она говорила, что теперь тоже не может снять с него проклятие? Она его разлюбила? Но как? Всё же дело в зелье? Возможно, Рутгерта могла бы расколдовать Дерека? Если бы он её любил. Наверное, именно это имела в виду Болот, когда говорила о ней, "девчонке". Здесь принцесса каждый раз задумывалась о собственных чувствах. Любит ли она сама колдуна? Уверенности не было.
  И Рутгерта вновь возвращалась к вопросу почему ведьма так легко согласилась выпить то, что предложил ей колдун. Мысли кружились, и кружились, и от их безумного хоровода начинала болеть голова. Как хотелось бы забыть обо всём и продолжить жить прежней жизнью: принцессе хватало её собственных проблем.
  Прошло утро, а Дерек никуда не собирался исчезать. Он бродил с задумчивым видом по дому, копался в лаборатории Дарраха, сидел на ступеньках, рассматривая горизонт. Посетители, как всегда приходившие за порошками и отварами, с удивлением обходили молодого человека, сидящего на пороге.
  Незаметно пролетел день, наступил вечер. Рутгерта подумала, что она ещё ни разу раньше не видела Дерека так долго. Колдун сидел за столом и с отсутствующим видом ковырял кашу. Сейчас он напоминал Робина, который тоже терпеть не мог "полезную еду", которую Рик регулярно готовил по настоянию Дарраха. Наконец, он с тяжёлым вздохом отложил ложку и, подняв взгляд, наткнулся на принцессу, сидевшую напротив. По его лицу скользнула тень удивления - похоже, он забыл, что не один в доме.
  - Привет, - выдавил он из себя. - Давно здесь сидишь?
  - С самого начала, - Рутгерта не отводила взгляда от лица колдуна, заставляя последнего чувствовать себя всё неуютнее и неуютнее. Пауза затягивалась. - Ничего не хочешь рассказать? - наконец, спросила принцесса и торопливо добавила: - Только без усыплений.
  Колдун ещё какое-то время молчал. Потом так же молча встал из-за стола и ушёл на второй этаж. Хлопнула дверь спальни Дарраха и всё стихло.
  - Что-то он не в настроении, - заметил Рик. - Думаю, нужно подождать, пока придёт в себя. Не знаю, что там было, в этом пузырьке, но явно что-то забористое.
  #
  Дни складывались в недели, а Дерек всё оставался Дереком. Теперь территория его прогулок не ограничивалась домом и двором: он часами пропадал на пустошах и подолгу всматривался в море. Рик, как и всегда, прекрасно справлялся с обязанностями смотрителя маяка без чьего-либо вмешательства. Рутгерта постепенно начала привыкать, что Дарраха и Робина нет. Ей всё казалось, что они уехали, как тогда, по вызову князя, и что скоро должны вернуться. А может, и не скоро, но обязательно.
  Молодой колдун почти не разговаривал, если не считать односложных ответов на вопросы Рут и Рика. Дела шли, как обычно. Рут занималась мелкими заказами и починкой простых заклинаний, а Дерек, к огромному облегчению принцессы, взял на себя заказы, за которые обычно брался Даррах. Единственное, чего не хватало - это твёрдой руки наставника. Задумчивый Дерек почти полностью игнорировал просьбы Рутгерты проверить, как она справляется с тем или иным новым заклинанием, и какие в её работе недочёты можно исправить.
  Весна уже была всюду, когда однажды он вернулся домой с горящими глазами. Похоже, колдун, наконец, нашёл то, что искал.
  - Рик! - крикнул он с порога. - Получилось!
  - Ммм?
  - Я чувствую!
  Рутгерта отвлеклась от книги с заклинаниями и всмотрелась в радостно улыбающегося колдуна.
  - Что именно? - поинтересовался дом.
  - Всё! Я проверил все эмоции, какие смог вспомнить! Зелье сработало, - Дерек сел в кресло Дарраха и с удовольствием вытянул ноги расслабляясь. Он опять изменился. Пропали хмурая сосредоточенность и задумчивость, а в глазах появились озорные огоньки. Теперь он слишком напоминал Робина. - Я не был уверен - разница слишком незначительна. Но, ты знаешь, это удивительный опыт, - Дерек замолчал, улыбаясь каким-то своим мыслям.
  - Постой, постой... - Рик говорил медленно, будто вспомнив что-то и не веря собственной памяти. - Ты хочешь сказать...
  - Я смог поменять наши сердца местами, - кивнул колдун. - Как и обещал.
  - Вот оно что... - протянул дух. - Вот оно что...
  - Что это значит? - Рутгерте почему-то казалось, что они разговаривают на разных языках. Отдельные слова были понятны, но общий смысл как-то ускользал.
  Дерек таинственно улыбнулся, но ничего не сказал.
  - У Дерека опять есть сердце, - буркнул Рик. - Теперь он ничем не отличается от простых смертных, ну, разве что кроме своего дара к заклятиям.
  - И это значит, что проклятие теперь можно будет снять, - кивнул колдун. - Никаких больше раздвоений. Нормальная, человеческая жизнь. Осталось дело за малым: влюбиться.
  - Ты так говоришь, будто бы это очень просто, - Рутгерта надулась. С одной стороны она была рада, что Дерек теперь сможет стать самим собой. С другой стороны было обидно, что они обсуждают любовь, как нечто простое. Взял и нашёл принцессу, влюбился в неё, поцеловал, готово. Причём, выходит, теперь она правда никогда больше не увидит Дарраха и Робина? И кто теперь её будет учить? Дерек?
  - Никто не говорил, что просто, - примирительно согласился колдун. - Принцесс не так уж много. А среди них найти такую, в которую не страшно влюбиться, так совсем непросто.
  - Кстати, - задумчиво добавил дом. - Дерек, а ты давно проверял метку?
  - А что? - колдун задрал рукав. Там, где раньше на сгибе локтя в ряд шли три родинки, их взглядам предстала чистая кожа.
  Дерек с минуту в задумчивости рассматривал руку, потом начал хихикать. Сначала тихо, но с каждым мгновением всё громче, пока не засмеялся в полный голос.
  - И когда же это случилось? - наконец, успокоившись и вытерев выступившие слёзы, спросил он.
  - Что? - Рутгерта сидела насупившись. Истеричный смех Дереку совсем не шёл. В такие моменты он выглядел, как злобный колдун. Да и что именно случилось? Рутгерта чувствовала себя полной дурой. Она понимала, что знает, что происходит, но разум почему-то отказывался участвовать в разворачивающихся событиях. Так, части мозаики кружили перед её внутренним взором, не желая складываться в единое целое, будто этим действием они откроют ей что-то ужасное.
  - Я ещё могу представить, что ты в меня влюбилась. И что могла поцеловать меня когда-нибудь, когда я спал. Но когда в тебя успел влюбиться я?
  В комнате повисла напряжённая тишина. Да, это знание действительно было чем-то ужасным. Проклятие сочло, что Рутгерта и Дерек любят друг друга, и ему было без разницы, что колдуны и колдуньи считаются детьми демонов. Оно всё равно решило, что она принцесса. Даже если её отцом был не король, её мать всё же была королевой. И тот поцелуй после встречи с Болот - неужели он сработал? Принцесса почувствовала, как краснеет. Кажется, она покраснела до кончиков волос. Всё выходило как-то неправильно, как-то гадко. Где пылкие признания, романтика, цветы и ухаживания? В устах Дерека слово "любовь" звучало как что-то позорное. Как она могла испытывать тёплые чувства к этому мерзкому, заносчивому, наглому колдуну? Пусть он хоть трижды самый умный и могущественный, человечности в нём - чуть. Даже после его так называемого "обретения сердца". И на что она надеялась, когда оставалась здесь после исчезновения Дарраха и Робина? Дерек был хорош в малых дозах, когда был таинственным советником, спасителем или гостем на одну ночь. Жить же с ним под одной крышей было невыносимо. Принцесса вдруг поняла это с такой отчётливой ясностью, что слёзы навернулись на глаза.
  Что ж. Романтические книги врут. Рутгерта молча встала из-за стола и отправилась наверх в свою комнату, собираться. Пожитки поместились в небольшую наплечную сумку: она уезжала из этого дома почти с тем же количеством вещей, с которым приехала сюда какое-то время назад. Новым был лишь портфель, который в своё время ей сшил Робин. Там лежали тетради с записями, письменные принадлежности и книга заклинаний - копия, собственноручно выполненная принцессой. Да, там были не все заклинания, и много подробностей опущено, но Рутгерта надеялась на свою память и сноровку.
  Куда идти дальше, она ещё не знала. Но ведь мир большой. Она обязательно найдёт в нём своё место.
  - Куда ты? - удивлённо спросил Дерек, когда Рутгерта прошла мимо него к дверям. Колдун всё ещё сидел в кресле Дарраха.
  - Хочу сходить в город, пока не стемнело. Нужно купить кое-что, - почему-то принцессе не хотелось говорить, что она уходит. Ей было безумно неловко и почему-то стыдно. Хотелось бежать как можно быстрее, но нужно было вести себя спокойно, чтобы не выдать своего плана.
  - Ладно. Возьми тогда у Лезы бутылку вина, как будешь возвращаться. У него отличное красное сухое, - крикнул ей вдогонку Дерек, и дверь закрылась.
  Принцесса остановилась на ступеньках и глубоко вдохнула, набираясь храбрости сделать первый шаг. Дорога начиналась у её ног и петляя меж валунов бежала вниз, к порту.
  - Побег - твоё любимое решение для любых проблем, - произнёс Рик. Рутгерта молчала, не зная что ответить. - Просто знай, если захочешь вернуться - я всегда буду рад тебя встретить. У меня давно не было такого хорошего собеседника, - добавил дух.
  - Спасибо, Рик.
  - Не за что.
  До заката оставалось несколько часов. Нужно было многое успеть.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 8
  
  "Порошки и зелья. Королевское качество" гласила вывеска над дверью. Рутгерта ещё раз осмотрела результат работы краснодеревщика и удовлетворённо кивнула. Пять лет тяжёлого труда и вот, её собственная лавочка магических товаров на одной из узких улочек Раты. Она влюбилась в этот город с первого взгляда. Шесть лет назад, будучи просто странствующей колдуньей, она случайно приехала сюда. И в тот же момент поняла, что это место - то, где хочется остаться. И куда хочется возвращаться. Конечно, двухэтажный домик с мастерской и магазином на первом этаже - это не мировое господство, но за прошедшие годы Рут поумнела и давно для себя решила, что от таких штук лучше держаться подальше.
  - Тётя Рут! Тётя Рут! - дети бежали к ней, размахивая шапками. - Сверчки!
  - Да, да, я помню, идёмте, - улыбаясь, она помахала им в ответ и открыла двери лавочки.
  Рутгерта давно выбрала путь скрытности. Для большинства горожан она была милой колдуньей с небольшими странностями (а кто из колдунов без странностей?), торгующей детскими игрушками и разной хозяйственной мелочью, типа порошка от тараканов или настойки для мытья котлов. А те, кому нужно, знали как найти её и без дополнительных указаний. Чем меньше о тебе знают, тем лучше спишь. Тем более не хотелось привлекать к себе внимание в таком милом городке, как Рата. Жаль, что до неё это дошло лишь с опытом, ведь удачный пример довольно долго был у неё прямо перед глазами: сначала в книгах, а потом и в жизни, в Доме-на-Скале. Ведь замаскироваться так, чтобы о твоей маскировке начали писать даже не подозревая, что это маскировка, - нужно быть настоящим мастером.
  Волшебные детские игрушки были её особой гордостью. Настолько особой, что каждые несколько месяцев Рутгерта садилась и делала что-нибудь новое. Было интересно использовать давно известные заклятия каким-нибудь необычным образом. Например, её последняя выдумка, "сверчок", была замечательной: небольшой полый глиняный шар, такой, чтобы поместился в детских ладонях; с небольшими дырочками и отверстием, через которое можно вставить свечу. Если внутри "сверчка" зажечь огонь, то свет, пробивающийся через дырочки, будет походить на звёзды, а глина, разогревшись, начнёт издавать звуки, будто бы поют насекомые - она записала звуки в своём садике одной летней ночью. Зажечь такой шар зимним вечером, полюбоваться летним небом на потолке своей гостиной и послушать стрекот цикад - даже взрослым такое будет приятно. Мало кто мог догадаться, что в основе такой простой с виду игрушки лежат сложные заклятия, используемые в основном шпионами высшего уровня: услуги колдуна, который мог заставить предметы запоминать, а потом воспроизводить звуки, стоили дорого. Намного проще было подумать, что на шары наложено обычное звуковое заклятие, настроенное на определённый звук, ведь их было множество, и сотворить их было намного проще. И только сведущий человек, услышав такой шар, мог понять что к чему: ни одно обычное звуковое заклятие не могло воспроизвести такую гамму звуков.
  Сегодня был первый день, когда открылась собственная лавка Рутгерты, и именно к её открытию она подготовила новую игрушку. Окрестные мальчишки и девчонки с нетерпением ждали, когда смогут заполучить сверчка, чтобы хвастаться друг перед другом и запускать его по ночам.
  Ах, это приятное чувство, когда стоишь за собственным прилавком, а не арендуешь маленький лоток на шумном базаре, или сдаёшь зелья для реализации. Визги и крики первых клиентов, галдящей своры мальчишек, наконец, растворились в дальнем конце улицы. Рутгерта улыбнулась своим мыслям, ещё раз окинула магазинчик хозяйственным взглядом и, достав книжку, села на стул за прилавком. Кто знает, сколько времени пройдёт, прежде чем к ней заглянет следующий покупатель.
  Звякнул колокольчик на двери, и на пороге появилась Лара. На ней были пояс с нитками и иголками и нарукавники. Похоже, она оставила своё рабочее место, чтобы пойти проведать подругу.
  - Привет! Ну как, были уже первые клиенты? - она торопливо закрыла за собой дверь, будто бы хозяйка могла не знать, куда сбежала её работница. Швея-колдунья была старой подругой Рутгерты и часто заглядывала на огонёк. Они очень колоритно смотрелись вместе: смуглая, кареокая и темноволосая, как все южане, Лара и светлокожая (не смотря на загар) сероглазая Рут. Под жарким южным солнцем её волосы выгорели и из русых превратились в почти белые, какие бывали только у народов такого далёкого севера, что, говаривали, у них там полгода день и полгода ночь.
  - Пока только дети.
  Не дожидаясь приглашения Лара забралась за прилавок и принялась обтачивать лоскуток, который принесла с собой: работы у швеи-колдуньи было много, и пусть она не любила шить где должно, то есть, в магазинчике "У бабушки", за скорость и аккуратность, с которой она выполняла работу, хозяйка терпела её маленькие причуды.
  - Марк обещал зайти после обеда, - многозначительно заметила Лара.
  Марк и Рутгерта встречались уже третий год. Владелец хлебопекарни и загородных водяных мельниц, почётный горожанин, он был завидным женихом. Они познакомились давно, когда Рут ещё только приехала в город и основой её заработка были средства от тараканов, мышей и мучных червей. Лара собиралась стать дружкой на свадьбе, и судя по её прозрачным намёкам, уже даже приготовила праздничные венки. Марк, похоже, тоже не был против, но Рутгерта пребывала в сомнениях. Каждый раз решение о свадьбе откладывалось то из-за поездок (а Рут по делам приходилось путешествовать много и часто), то из-за авралов на работе, то из-за времени года (кто же играет свадьбы зимой?).
  - Я помню.
  Рут в очередной раз начала мечтать о том, как хорошо было бы переманить Лару к себе. Вещи, в которые магия вплеталась во время их создания, а не постфактум, когда они уже закончены, были лучше. Жаль только, что сама Рут не умела нормально шить, да и нужными заклинаниями не владела: всё же это было совершенно другое колдовство, которое она ни разу не встречала на севере. Возможно, когда лавка докажет свою окупаемость, Лара переберётся к ней, потому что с качеством вещей, созданных швеей-колдуньей, Рут просто не могла соревноваться.
  Посидев у подруги ещё час, колдунья-швея вернулась к себе. После обеда, как и обещал, зашёл Марк с поздравлениями и приглашением в ресторан: отпраздновать вечером удачное открытие. Ещё несколько старых клиентов заглянули отметиться. К закрытию кроме сверчков удалось продать всего несколько настоек, но Рутгерта была довольна как никогда.
  На улице начало смеркаться, и хотя на юге темнота приходила рано, Рут решила, что для первого дня хватит и можно закрываться: нужно было закончить с обустройством склада-подсобки (несколько ящиков с ингредиентами всё ещё стояли неразобранными) и подготовиться к романтическому ужину.
  #
  Марк заказал столик на террасе, с видом на залив. Это место давало приятное чувство уединения, да и вид на порт открывался замечательный: сейчас, когда солнце уже село, можно было полюбоваться как сияющие корабли лавируют в тёмной гавани, окружённой кольцом береговых огней.
  - За твой магазин, - торжественно произнёс Марк, и тонко зазвенели бокалы с вином. Пекарни были семейным делом Марка: его дед начинал с маленькой булочной. Постепенно, зёрнышко к зёрнышку, крынка к крынке один магазинчик превратился в нечто намного большее. И хотя чтобы управлять всем этим хозяйством нужны деловая хватка, умение и определённая толика везения, Марку было сложно представить, что значит начинать новое дело с нуля.
  На первое был густой рыбный суп, на второе - гратен с гребешками. На десерт принесли восхитительные тарталетки с лесными ягодами. Вино было выше всяких похвал. Рутгерта неторопливо наслаждалась вечером. Всё, что можно только пожелать. Так, как можно только мечтать. Тёплый морской ветер лениво шевелил занавески, на небольшой сцене в глубине зала музыкальное трио играло лёгкие мелодии. Марк немного волновался и всё время то теребил салфетку, то начинал крутить в руках вилку, но колдунья решила, что это связано с какими-то проблемами на работе. Как оказалось зря. Когда принесли кофе, он, наконец, собрался с духом, чтобы начать разговор.
  - Рут, - Марк вдохнул, как перед прыжком в ледяную воду. - Я много думал и хочу прояснить некоторые вопросы. Между нами.
  Рутгерта внутренне подобралась. Кажется, началось.
  - Я вижу, что твои дела идут хорошо, и, возможно, настало время остепениться? Пустить корни, так сказать. Я тут подумал... - Марк наткнулся на пристальный взгляд своей собеседницы и поспешно добавил: - Я не жду от тебя ответа сию же секунду, но... но если ты... - от нервов он окончательно запутался и умолк.
  Рутгерта молчала, выжидая. Она не хотела помогать Марку выразить его мысль. Она вообще не хотела, чтобы этот разговор состоялся. Она всегда считала, что их отношения - это что-то недолговечное, что бы ни говорили остальные. Ведь Марк - видный горожанин, как не уставали повторять все знакомцы колдуньи. Для него, такого же тёмноволосого и смуглого, как Лара, Рутгерта была лишь экзотическим увлечением: северянка, без родственников и с необычной внешностью. Его родичи никогда не дали бы добро на такой неравный и странный брак.
  Он достал из кармана небольшую коробочку и протянул Рутгерте:
  - Возьми.
  Конечно, внутри на бархатке лежало кольцо. Изящное, будто сплетённое из золотых нитей. Наверное, стоило кучу денег. Рутгерта взяла коробочку и заставила себя улыбнуться. Вечер, да и весь день были безнадёжно испорчены.
  - Спасибо.
  Ветер с моря усилился, неся запах приближающейся грозы. Звёзды мерцали то и дело прячась за бегущими облаками. Любая девушка будет рада такому предложению. Завидный жених. Да и давно замуж пора, что-то она засиделась в девках. Так думают все её подруги и знакомые. И сам Марк, возможно, тоже так же думает.
  Ничем не выдать своего настоящего настроения. Улыбаться, изображать радость и поддерживать беседу. Разрешить провести себя до дома. Поцеловаться на крыльце с пожеланиями спокойной ночи, но не пригласить к себе.
  Она позволила себе расслабиться только когда звякнул дверной колокольчик, сообщая, что теперь она внутри, и кроме неё в доме никого нет.
  #
  Сон всё не шёл. Рутгерта сидела в темноте на кровати и наблюдала как прямоугольник лунного света, пробивающегося сквозь не до конца зашторенное окно, ползёт по комнате. Рик когда-то правду сказал: лучше всего ей удаётся решать проблемы с помощью бегства. Прошло много лет, но ничего не изменилось. Сколько раз она проклинала себя за то, что сбежала тогда от Дерека. Сколько сил и времени ей пришлось потратить, чтобы самой узнать то, чему колдун учил её практически даром. Неоднократно она чувствовала его поисковые заклятия, но после случая с Мандергольдом Дерек сам научил её прятаться от таких заклинаний. А Рутгерта всегда считала себя хорошей ученицей.
  Сейчас убегать было особенно жаль. Рата - её город-любовь, оставить её было бы слишком больно. Да и магазинчик... Она потратила столько сил, чтобы он появился. Ведь это так просто, сказать "нет". Рутгерта всё прокручивала возможные диалоги в голове, и кляла себя последними словами, что не смогла отказать сразу, ещё в ресторане.
  "Колдуны живут не в пример дольше обычных людей", - бормотала она себе под нос. Картина Марка, стареющего у неё на глазах, вызывала уныние. Или отдать свою молодость ради жизни с пекарем? Нет уж, увольте. Не ради этого она в своё время сбежала из дома. Но такая постановка сильно обидит Марка. Да и далеко не все колдуны могли и умели продлевать свои жизнь и молодость. Даже Лара не догадывалась, что Рут на самом деле почти на десять лет старше её. Ведь по её мнению такой могущественной колдунье совершенно нечего было делать в таком захолустье, как Рата. А Рутгерта не хотела её разубеждать.
  "Я ещё не готова на такой серьёзный шаг", - пробовала Рутгерта по-другому. Но это тоже неправда. Тогда, много лет назад в маяке, она ведь готова была остаться. Пойти на такой серьёзный шаг. Если бы Дерек не был таким холодным, таким резким и грубым. Таким непредсказуемым. Хотя именно таинственностью, принадлежностью к некоей тёмной, испорченной стороне в своё время он и привлёк Рутгерту. Нет, даже не думать об этом. Сколько воды с тех пор утекло - даже не посчитать. Она давно не чувствовала поисковых заклятий. Кто бы её ни искал, Дерек, Мандергольд или кто-то ещё, он давно уже бросил это занятие.
  Лунный прямоугольник постепенно потускнел и исчез: тучи затянули всё небо и вскоре по крышам и мостовым зашуршал дождь. Что же делать? Вдалеке загремел гром, и дождь в одно мгновение перерос в ливень. Крутые улочки превратились в бурлящие потоки. Не хотелось бы ей оказаться сейчас на улице.
  "Ты просто не тот человек", - такой вариант звучал и вовсе ужасно. Что же, выходит, она столько времени водила его за нос?
  Вздрогнув, Рутгерта проснулась. Несколько секунд она всё никак не могла понять, когда же она заснула, сколько прошло времени и что же её разбудило. На улице продолжала бушевать непогода, постепенно переросшая в шторм. А ведь днём ничего не предвещало такой буйной ночи. Что же это было? Гром? Тут звук повторился вновь. Кто-то колотил в дверь. Кого это могло принести в такое время? И в такую погоду? Рут никого не ждала. Никаких "настоящих" клиентов, которые всегда предупреждали о своём визите заранее. Но вдруг что-то срочное? Наконец, она заставила себя вылезти из кровати. После непродолжительных поисков удалось найти лампу и халат. В дверь постучали в третий раз, когда она уже спускалась по лестнице.
  - Кто там? - спросила она дверь.
  - Друг, - ответил знакомый хрипловатый голос. Рик?! Не может быть! Она определённо обозналась: ведь Рик - дух, привязанный к дому, как он мог бы здесь оказаться? Да и за столько лет она уже забыла его голос. Просто почудилось что-то схожее. Но не успела Рутгерта додумать эту мысль, как руки уже сами отперли замок. Сверкнувшая молния высветила на пороге фигуру, закутанную в плащ с ног до головы. Вода ручьями стекала по чёрной ткани. В её руках был внушительных размеров саквояж. Гром оглушающе зарокотал почти одновременно с молнией - шторм бушевал над самым городом. В такую погоду на улице даже врагу не пожелаешь оказаться.
  - Входи, - Рутгерта посторонилась, позволяя пришельцу войти. Друг или не друг - они разберутся позже, в более сухом и менее ветреном месте. Например, на кухне. О своей безопасности колдунья не беспокоилась: в Рате не было никого, кто мог бы представлять для неё реальную угрозу. Незнакомец замер в коридоре, ожидая, пока Рутгерта запрёт дверь и покажет, куда идти дальше. У его ног сразу же натекла огромная лужа.
  - Оставь плащ здесь, - колдунья указала на вешалку. Нечего разносить грязь. Пришелец опустил саквояж на пол. В нём что-то хрустнуло и раздался ворчливый голос:
  - Эй, поаккуратнее, не булыжники несёшь.
  Определённо, это был голос Рика. Никакой ошибки. Не веря своим глазам Рутгерта наблюдала как Дерек расстёгивает пуговицы - замёрзшие пальцы слушались с трудом, - снимает плащ и вешает у дверей. Картина была столь обыденной и привычной, будто бы и не прошло с их последней встречи всех этих лет и сотен километров.
  - Тапочки вон там, - она указала на лавочку, под которой хранила обувь, и отправилась на кухню. Нужно было вскипятить воды. Есть ли у неё одежда подходящего размера? Если она не хотела, чтобы Дерек заболел, нужно было переодеть его в сухое. Но мужской одежды в доме не было вообще никакой. Может, на первое время подойдёт плед? У неё был замечательный стёганый плед с подогревающим заклятием - работа Лары, подарок на день рождения. Да, это хорошая идея.
  Пока Рутгерта разогревала плиту и гремела чашками, Дерек, забавно шаркая разношенными гостевыми тапками, сел за стол, пристроив рядом свой неизменный старый саквояж. Рут смотрела, как вьются от влаги его волосы, выбившиеся из косы, и странная тоска наполняла сердце. Здесь, на юге, мужчины в основном стриглись коротко, и теперь было непривычно видеть косу северянина.
  - А неплохой у тебя тут домик, - заявил Рик, как будто бы мог видеть сквозь его кожаные стенки.
  - Мы просто в гостях, - напомнил ему Дерек. Это прозвучало как часть какого-то старого спора.
  Рут заварила цветочный чай. Какое-то время она наблюдала, как колдун греет руки о чашку и осторожно пьёт с наслаждением вдыхая пар перед каждым глотком. На кухне стояла тишина, нарушаемая лишь шумом шторма и раскатами грома.
  - Как ты меня нашёл? - наконец задала она гложущий её вопрос.
  - На одном из кораблей, на котором я ехал, паруса были обработаны твоим порошком, - Дерек улыбнулся в чашку. - Я просто спросил у капитана где он его купил.
  - Не знала, что по порошку можно определить его изготовителя, - поражённо пробормотала Рут.
  - Нельзя, - согласился Дерек. - Просто это я его придумал. Уже когда скрывался. И единственный человек, который знает его рецепт кроме меня, это ты. Если ты не успела взять себе кого-нибудь в ученики, конечно.
  - Нет, ещё даже не думала.
  Они опять замолчали. Воздух гудел от незаданных вопросов и невысказанных мыслей.
  - Я постелю тебе в гостевой комнате, - вместо этого сказала Рут. - У меня есть отличный плед с обогревающим эффектом. Он поможет тебе победить холод.
  - Спасибо.
  Если уж Дерек здесь, то завтра у них будет куча времени, чтобы обо всём поговорить. А может, и не только завтра.
  - Надеюсь, у тебя есть с собой сухая одежда. У меня нет ничего подходящего размера.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 9
  
  Рутгерта в задумчивости рассматривала несколько булыжников, лежащих на столе. Если сложить их вместе, то можно было бы прочитать полустёршуюся надпись "Скажи друг и войди". Буквы были выбиты в старинном стиле, как было модно больше ста лет назад.
  - А кто же теперь смотрит за маяком? - спросила она у камней.
  - Думаю, никто, - недовольным тоном отозвался Рик. - Или армейские поставили своих людей.
  - Армейские?
  - Война, - не отрываясь от завтрака ответил Дерек. - Все малые княжества аж до гряды сейчас выясняют отношения.
  Неужели и Кри тоже? Как там её родители, как брат? Он, возможно, уже стал королём. Мальчишки, с которыми она дружила в детстве, когда жила в лесничестве, сейчас воюют. Живы ли они?
  - А ты?
  - А что я?
  - Ну... Я помню, ты вроде был дружен с королём Лидии.
  - И что? То, что я помогал ему пару раз, ещё ничего не значит.
  Они замолчали.
  - Не люблю убивать, - после небольшого размышления словно оправдываясь добавил Дерек. - В войнах нет ничего красивого или героического. А лишать других жизни ради того, чтобы прославиться, заработать денег или урвать кусок власти - это не по мне.
  Рутгерта лишь молча кивнула - в этом вопросе их взгляды совпадали.
  Неожиданно раздался стук в дверь. Колдунья с сожалением отложила вилку: она по-прежнему никого не ждала, но вдруг в этот раз это всё же посетитель? Из-за раннего часа магазин всё ещё был закрыт, и если кому-то нужно было что-то срочное, то вполне ожидаемо, что человек будет стучаться в дверь не лавки, а жилой части дома. На пороге стояла Лара аж подпрыгивая от нетерпения.
  - Рут, такие новости! Всё проспишь! - не дожидаясь приглашения она проскользнула в прихожую и ориентируясь по запахам отправилась на кухню. - Я только из префектуры, ты представляешь, к нам приехал колдун из Мелары! Из самой столицы!
  Рутгерте ничего не оставалось как молча закрыть дверь и поспешить за подругой. Каждый раз когда Лара разносила заказы, она возвращалась с ворохом сплетен и новостей. Кажется, в префектуре заказывали нервущиеся непромокаемые мешки для корреспонденции. Хотя, впрочем, неважно.
  - Привёз префекту какой-то артефакт. Говорят, красавец, интересно, в какой гостинице он останов.. - Лара замерла не закончив фразу. - Привет.
  - Привет, - отозвался Дерек. Рик благоразумно промолчал не выдавая своего присутствия.
  - Эмм, знакомьтесь. Лара, это Дерек. Дерек - Лара, - подала голос Рутгерта. - Это мой старый друг. Мы...
  - Вместе учились, - перебил её колдун с улыбкой. Ну да. Выглядели они на один возраст. Неважно, что Рутгерта читала о нём в старых книгах, и уже тогда он был Даррахом. - Очень приятно познакомиться.
  - Приятно познакомиться, - Лара почему-то покраснела. - У вас с Рут похожий акцент, вы тоже северянин?
  Дерек с Рутгертой переглянулись. Сложно было представить, что сероглазая и русоволосая Рутгерта из тех же краёв, что и черноглазый черноволосый Дерек.
  - Да. На севере живёт много народов.
  - Как интересно! - Лара села за стол не дожидаясь приглашения. Она не сводила глаз с колдуна, будто бы он её приворожил. - А вы к нам надолго? Или в столице ждут дела?
  Дерек бросил быстрый взгляд на Рутгерту:
  - Посмотрим по обстоятельствам.
  - А чем вы планируете заниматься? Вы остановитесь на всё время у Рут?
  - Эмм... - колдун, казалось, опешил от такого напора. - Мы ещё не обс...
  - Да, он поживёт у меня, - в этот раз Рут перебила Дерека. - Мне как раз нужна была помощь с некоторыми порошками.
  - Ооо, - Лара, казалось, расцвела.
  Дальше посыпались разные вопросы про то, как там в столице, что за удивительный артефакт он привёз префекту, каково это - путешествовать на кораблях, что уважаемый колдун любит есть, и так дальше без конца и края. Рутгерта дозавтракала и отправилась открывать магазинчик, а Лара всё никак не отставала от Дерека. Следовало подготовиться к тому, что она теперь целые дни будет проводить у неё - поближе к столичному колдуну. Пока тот не уедет. С одной стороны колдунья радовалась: это повышало вероятность того, что Лара в итоге перейдёт работать к ней. С другой стороны было немного обидно. Или что это, ревность? Спустя столько лет? Рутгерта фыркнула собственным мыслям. Лучше заняться новой партией влагоотталкивающего порошка, старый почти весь закончился.
  #
  За день в магазинчик под разными предлогами наведались все окрестные кумушки, чтобы посмотреть на Дерека, с важным видом отмеривающего порошки на медицинских весах. К закрытию у Рут закончились все консерванты для закаток, освежители воздуха, капли для сладких снов и крысиный яд. На исходе были мешочки, избавляющие от влаги и запаха в обуви, ароматические соли для ванн и укрепитель для волос. День определённо удался: столько ей не удавалось продать даже перед праздниками.
  - Бойко у тебя идёт дело, - выпрямившись и массируя плечо заметил Дерек. Его тоже впечатлил наплыв посетителей. Особенно тем, что добрую половину заказов ему пришлось делать прямо при покупателях. Даже на обед времени толком не хватило.
  - Только благодаря тебе, - устало засмеялась Рутгерта. - Лара по всей округе растрезвонила, что у меня в лавке можно посмотреть на столичную шишку.
  - Интересный ход. Можно время от времени кого-нибудь приглашать, чтобы стимулировать приток клиентов, - Дерек устало откинулся на спинку стула и закрыл глаза. - Жаль, что на тебя не приходили посмотреть в маяк. Хотя настоящую принцессу не каждый день увидишь. Кстати. Почему ты тогда убежала?
  Рутгерта ждала этого вопроса весь день, но всё равно замолчала не зная, что сказать.
  - Испугалась, - наконец, призналась она. И отчего-то стало легче. - Мне было шестнадцать, а тебе... Кстати, сколько тебе лет?
  - Сто восемь, - нехотя ответил Дерек. Рутгерта, конечно, ожидала чего-то подобного, но не настолько. С трудом справившись с изумлением, она продолжила:
  - В общем, юная принцесса и древний злобный колдун - не та пара, с которыми в историях случается счастливый конец.
  - И поэтому ты сбежала.
  - Лучше так, чем преследовать тебя по всему миру, - недовольно буркнула Рут. - Откуда мне было знать, как ты ко мне относишься. Напомнить тебе, как ты тогда себя вёл? Слонялся целыми днями демоны знает где, да и вообще...
  - Но ты ведь сняла проклятие, а это значило...
  - Ничего это не значило, - перебила его Рутгерта. - Ты же сам сказал, что оно подумало, что мы друг друга любим, а не...
  - Я пошутил! Ты же знаешь, что проклятья не умеют думать!
  - Шутки у тебя дурацкие! Это теперь я знаю. А тогда я была глупая дурочка, которая верит всему что...
  Звякнул дверной колокольчик, прерывая их разговор.
  - Добро пожаловать! - начала Рутгерта, но осеклась, наткнувшись на хмурый взгляд Марка. Он не говорил, что зайдёт, но его визита можно было ожидать: слухи по городу разносятся быстро, и если рассказ о Дереке попал к нему через третьи руки, то оставалось только догадываться, что ему там наплели. - Привет. Как день?
  - Привет, - он оценивающе посмотрел на Дерека и явно играя на единственного зрителя чмокнул Рутгерту в щёку. - Нормально. А как ты?
  - Прекрасно! Ты не представляешь, сколько сегодня было покупателей!
  - Хорошо... Можно тебя на минуту? - ещё один взгляд в сторону Дерека.
  - Пойду займусь ужином, - мгновение, и Дерек аккуратно прикрыл за собой дверь, ведущую в жилую часть дома.
  - Кто это? - поинтересовался Марк, когда шаги колдуна стихли. Хозяйские нотки в его голосе неприятно кольнули слух.
  - Мой старый друг, - сама того не замечая Рут напряглась. - А что?
  - Ты мне о нём не рассказывала.
  "Я много о чём тебе не рассказывала", - хотела ответить колдунья, но вовремя прикусила язык и вместо этого сказала:
  - Не может такого быть. Мы вместе работали в Лидии, может, ты просто имя не запомнил.
  Конечно же, враньё. Она Марку об этом времени вообще ничего не говорила. Но вдруг прокатит? Марк ведь всегда начинал клевать носом, когда она в разговорах углублялась в подробности своих колдунских дел. Может, потому, что она специально старалась рассказывать о них максимально занудным способом? И желательно ерунду. Меньше знаешь - лучше спишь. И действительно, Марк недоверчиво сощурил глаза, но промолчал, боясь показать, что многое пропускает мимо ушей в "трескотне" своей девушки-почти-жены.
  - Ладно. Он здесь надолго?
  Рутгерта не знала. Может, Дерек сам уедет завтра, хотя он этого не говорил. А может, останется здесь пока она его не прогонит. Или пока сама не сбежит. Но Марку об этом знать было необязательно.
  - Надеюсь, как минимум пока нужна его помощь с магазином, у меня нет достаточных запасов готовых зелий, сейчас я не справляюсь с таким количеством заказов. Но его в любой момент могут вызвать в столицу, так что он может уехать и завтра.
  Всё это звучало правдоподобно и оправдывало любое дальнейшее развитие событий, останься Дерек в городе или отправься дальше по своим неизвестным делам.
  - Тогда пусть поживёт у меня.
  - Зачем? - опешила Рутгерта от такого предложения.
  - Ну сама подумай как это выглядит! Мужчина один на один в доме с незамужней женщиной! Пусть лучше живёт у меня.
  Она в немом изумлении воззрилась на Марка.
  - Ты что обо мне вообще думаешь?
  - Если ты не заметила, я о тебе забочусь!
  - Спасибо, но не нужно. Я сама могу о себе позаботиться.
  Марк поджал губы, подбирая слова. Ответ должен был прозвучать убедительно, но не обидно. Рутгерта ведь ещё младше, чем эта пустоголовая Лара, даром что умудрилась открыть собственный магазинчик. На порошках от моли и перхоти ведь далеко не уедешь, то ли дело пекарни. Но как это втолковать этой юной мечтательнице? Звякнул дверной колокольчик.
  - Рут, вы уже закрылись? - конечно же Лара пришла ещё раз посмотреть на колдуна. Нравоучения пришлось отложить. - Привет, Марк.
  - Привет, Лара, - Марк надеялся, что его недовольный тон намекнёт колдунье-швее, что ей здесь сейчас не рады, но она проявила понятливость чурбана:
  - Какие у вас планы на ужин?
  - Дерек обещал что-нибудь приготовить.
  - Он ещё и готовит! - восторженно воскликнула Лара. Рутгерта вспомнила кулинарные "шедевры" Робина и внутренне содрогнулась.
  - Возможно, ему может понадобиться помощь.
  Колдунья-швея улыбнулась в предвкушении и не дожидаясь приглашения заторопилась в жилую часть дома. Когда дверь за ней закрылась, Марк и Рутгерта посмотрели друг на друга. Но не успели они возобновить разговор, как из кухни донёсся визг и что-то загрохотало.
  #
  Рутгерта критически осмотрела то, во что превратилась её кухня. Мука тонким слоем покрывала всё, включая Дерека и Лару. На полу валялись осколки жбана, в котором она хранилась. Стол был залит чем-то, отдалённо напоминающим тесто для блинов.
  - Что случилось? - сурово спросила она.
  - Он запустил в меня горшком с мукой! -взвизгнула Лара. На её глазах выступили слёзы: колдунья-швея была готова расплакаться в любой момент.
  Дерек возмущённо молчал. Рутгерта ещё раз посмотрела на жбан. Раньше он стоял на полке слева от двери. И если провести линию от стола к этой полке, будто бы кое-кто левитировал его туда и обратно вместо того, чтобы просто подойти и зачерпнуть столько муки, сколько нужно, то всё становится ясно: Дерек левитировал жбан, зашла Лара, ей привиделось не пойми демоны что (и неудивительно, если ей раньше не попадались магически передвигаемые предметы) и она завизжала. Дерек от неожиданности уронил жбан, и теперь кухню придётся убирать. Но это не значит, что над Дереком нельзя немного подшутить.
  - В следующий раз будешь громко топать и стучать, - назидательно заявила Рутгерта. Главное теперь не засмеяться. - Если бы на тебя совершили столько покушений, ты не только горшками с мукой будешь в неожиданных гостей швыряться.
  Дерек изумлённо уставился на колдунью, открыл рот, намереваясь возразить, но подумав, закрыл.
  - Покушений? - Лара вмиг забыла о начинающейся истерике. Рутгерта почувствовала как Марк нахмурился за её плечом. С таким "опасным" и "беспокойным" соседом он теперь вряд ли захочет связываться и больше не будет предлагать колдуну жить у него. По крайней мере она так надеялась.
  - Не будем об этом. Похоже, вашими стараниями придётся идти ужинать в ресторан.
  Дерек заметно оживился, похоже, он не очень любил собственную стряпню. Лара тоже была рада - несмотря на случившееся, она всё ещё хотела быть поближе к столичному колдуну, узнать побольше нового и интересного, а если повезёт, то и уехать вместе с ним, когда он будет возвращаться в столицу.
  - Переоденьтесь только в чистое, - Рутгерта очень надеялась, что у Дерека есть ещё один запасной костюм: уж слишком маленьким был его саквояж, чтобы в него вместилось так много вещей. - Лара, пойдём, подберём тебе что-нибудь из моей одежды. В таком виде тебя ещё за призрака примут.
  Кухню она решила почистить позже, вечером. Не хотелось бы, чтобы Лара и Марк видели каким именно образом она поддерживает чистоту в доме.
  #
  Наконец, Марка и Лару удалось отправить домой. Рутгерта облегчённо вздохнула закрывая за собой дверь. Может, Марк и прав, что очень неприлично то, что Дерек остановился у неё. Но он настолько возмущался этим фактом, так сильно пытался этому помешать, что даже если бы колдунья собиралась отправить Дерека куда-нибудь ещё, теперь она бы оставила его у себя из принципа.
  Дерек обессилено опустился на лавочку с обувью. Этот вечер ему дался особенно тяжело: казалось, Лара выпила из него все соки. Что не позволило ему превратить её в жабу Рут до сих пор не понимала. То ли желание не расстраивать Рутгерту, то ли воспитанность... Хотя, может, просто что-то было не так с его колдовской силой.
  Раздевшись, Рутгерта в первую очередь отправилась на кухню: одно заклинание, и по полу деловито зашуршала самозаметающая метла. Такая штука стоила как хорошая дойная корова. В магазине у колдуньи стояло ещё две такие метлы, но насчёт того, чтобы их продать в ближайшие год или два, она особых иллюзий не питала - хоть многие хозяйки и облизывались на них, но за такие деньги самозаметающая метла оставалась для них лишь несбыточной мечтой. А ставить цену меньше Рут не собиралась: некоторые бытовые заклинания с их всевозможными ограничителями, системами подчинения и ориентации в пространстве были намного сложнее, чем могло показаться. Со второго заклинания к делу приступил самочист: два полотенца, щётка и тазик, объединённые в единый магический организм. Самочист Рутгерта даже не пыталась делать для продажи - она и свой экземпляр создала не с первой попытки, а уж сколько времени и труда на это ушло... Наверное, было бы проще каждый раз убирать всё самой, но творить заклятия всегда было интереснее, чем драять посуду или оттирать светильники. К утру кухня будет вновь сверкать.
  - Дерек? - позвала она.
  - Да? - отозвался колдун. Он всё ещё сидел в прихожей не в силах разуться и разглядывал стену.
  - А почему Рик не предупредил тебя о Ларе?
  - Если бы это был его дом, он был бы в курсе всего происходящего. А так он даже с готовкой помочь мне не может.
  Если сделать этот дом домом Рика, то всё будет намного веселее: и завтрак утром готовить не нужно, и так, по мелочам... Интересно, насколько это трудоёмкая процедура, и что для неё нужно?
  - А что для этого нужно?
  - Вмуровать камни над дверью. И специальное заклинание, - Дерек, наконец, смог снять ботинки и теперь тоже присоединился к Рут в разглядывании заколдованных предметов, снующих по кухне.
  - Это должна быть входная дверь?
  - Нет, любой дверной проём, - Дерек нахмурился. - Почему ты спрашиваешь?
  - Ну... Может, сделать этот дом Риковым?
  Колдун недоумённо посмотрел на Рутгерту. Нахмурился ещё сильнее:
  - Рик без меня здесь жить не согласится. А заселять его сюда на пару дней нет смысла - слишком энергоёмкое заклятие.
  - Ну, значит, поживёте не пару дней, - Рутгерта надеялась, что её голос звучит беззаботно.
  - Ты хочешь сказать...
  - Сколько вы уже скитаетесь без дома?
  - Четыре с половиной года, - ответ Дерека был быстр, будто бы он всё время думает об этом.
  - Не думаю, что Рику это идёт на пользу.
  Дерек промолчал. Рутгерта опять отвернулась к кухне. Всё-таки глупо было предлагать. Теперь они оба в неудобном положении. На что она надеялась? После стольких лет вряд ли у него остались какие-либо чувства к ней. Да и смешно надеяться, что за шестнадцать лет после того, как она сбежала, он изменился. Для неё это был огромный срок - половина её жизни. А для него? Каких-то шестнадцать лет.
  - Хорошо, - Дерек развернулся к лестнице. - Предупрежу Рика. Утром соединим его с домом. Спокойной ночи.
  - Спокойной ночи.
  Когда шаги на втором этаже стихли, Рутгерта ещё долго стояла в коридоре размышляя о том, в какую очередную историю она влипла благодаря собственным же стараниям. Как она объяснится с Марком? "Дерек теперь живёт у меня" - звучит по меньше мере странно. Почему? Зачем? Хотя, может, это побудит его забрать назад своё предложение руки и сердца? Кстати, о сердце - колдунья приложила руку к груди. Она даже не думала, что все эти годы скучала по Дереку. Старательно вытравливая из памяти его образ, она заперла все свои чувства, забыла о том, как она в маяке по вечерам ждала, появится ли он сегодня? И она не ожидала, что будет так приятно и радостно увидеть его вновь.
  "Конечно, это не любовь", - утешала сама себя Рутгерта. От столь давнего чувства не должно было остаться и следа. - "Просто ностальгия, воспоминания о молодости. Когда всё было хорошо и беззаботно, когда я очень мало знала".
  Но к чему тогда было украдкой подсматривать, как Дерек возится с весами и тайно радоваться, что Лара ему не интересна и лишь раздражает?
  В любом случае лучше пойти поспать. Правду ведь говорят, что утро вечера мудренее. На свежую голову будет лучше думаться. Ведь Дерек здесь всего второй день, а уже совсем спутал её мысли.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 10
  
  - Он что?! - Лара не отрываясь смотрела на Рутгерту, будто бы та могла в любое мгновение развеяться, исчезнуть, как мираж. Уж слишком невероятные вещи она рассказывала.
  - Мне нужен напарник. Кто-то ведь должен присматривать за магазином, когда я уезжаю по делам, - Рутгерта пригубила свой кофе. - И Дерек согласился. Мы неплохо работали вместе раньше, надеюсь, и теперь получится.
  Наконец, наступил выходной день и можно было немного отдохнуть. Колдунья решила оставить уборку дома на Рика, и сегодня не заниматься никакими делами магазина. Может, разве что вечером. Слишком много всего произошло за неделю. Слишком сильно она устала. Рут и Лара сидели на открытой веранде кофейни - две подруги, любительницы хорошего кофе и приятной компании.
  - Но он же столичный колдун! Столичная штучка!
  - Может, он хочет отдохнуть от шума и суеты?
  - В нашем захолустье? - Лара фыркнула. - Всё-таки вы, северные колдуны, чокнутые. Будь у меня возможность, я бы давно отсюда уехала. Думаю, у него какая-то другая причина. Возможно, что-то ужасное?
  Они замолчали наблюдая за прохожими. Конечно, ужасное. Война никогда не была чем-то приятным. Всё же было не очень хорошо, что Рут забралась так далеко на юг: здесь никогда не слышали о её родных местах. Ни о городах-королевствах, ни о баронствах. А о настоящих народах севера, живущих за Хребтом Мимнира и подавно, если её (её!) считали северянкой. Поэтому уже четыре года там шла война, а Рут узнала о ней совершенно случайно. Не найди её Дерек, она бы так и жила в неведеньи. И неожиданное осознание того, что она совершенно не представляет, что происходит дома, заставляло её волноваться. Нужно съездить посмотреть, как там всё. Может, прямо сейчас её родителей или брата убивают? Да, они почти не общались, но всё же они - её единственная родня. И если не считать момента со свадьбой, у них всегда были хорошие и близкие отношения. Конечно, насколько они могут близкими с человеком, прожившим на тот момент большую часть своей жизни в изгнании. По крайней её не убили, не заперли в башне и не что-нибудь похуже. А любящая семья королевского лесничего - очень даже милое место. Даже сейчас, думая о доме, колдунья сначала вспоминала о семье Цимусов, и только потом о настоящих родителях. Интересно, узнай колдунья-швея, что Рутгерта - принцесса, что она тогда сказала бы? Уж Лара бы точно не подумала сбежать со свадьбы с принцем, чтобы стать колдуньей. Какие разные у людей судьбы. Интересно, как Дерек стал тем, кто он есть? Нужно будет спросить у него как-нибудь.
  - А что думает об этом Марк? - вдруг спросила Лара. Рутгерта едва удержалась от кислой мины. Последние несколько дней, а если быть точным, то всё время с того самого ужасного ужина, любые упоминания о её парне моментально портили настроение.
  - Он ещё не знает.
  - Не знает?! Вы что, поссорились?!
  Две старушки, сидевшие за соседним столиком, неодобрительно посмотрели на Лару.
  - Пока что нет, - с сожалением вздохнула Рутгерта. Этот вздох не ускользнул от внимания подруги.
  - Что случилось?
  Но Рут лишь промолчала. Лара всё равно не поймёт, лишь ещё больше утвердится в мысли, что её подруга не дружит с головой. Но что бы об этом ни думала сама Рутгерта, Лара права: нужно сказать Марку. И чем быстрее, тем лучше, пока кто-нибудь её не опередил.
  #
  Когда Рутгерта вернулась домой, уже стемнело. Во всём доме свет горел только на кухне. Дерек складывал в саквояж еду. Своей очереди на столе ждали большой свиной окорок, две начатые головки сыра и россыпь прошлогодних яблок.
  - Ты куда-то собрался? - вместо приветствия спросила Рут.
  - В Мелару, - не отвлекаясь от сборов ответил Дерек. - Кое-какие дела.
  Рут молчала, не в силах найти подходящие слова. Это она собиралась уехать и оставить его с Риком на хозяйстве! Её очень беспокоило, что сейчас происходит в Кри, а дорога туда займёт немало времени. Он же обещал, что останется! Даже своего духа привязал к этому дому. Почувствовав её пристальный взгляд, колдун поднял глаза и посмотрел на всё ещё стоящую на пороге Рутгерту.
  - Это не займёт много времени, - наконец, Дерек закрыл саквояж и начал затягивать на нём ремни.
  - Ты прямо сейчас едешь? Ночью?
  - Да, возьму у тебя одну из мётел в лавке. Всё равно без дела стоят.
  - ЧТО?! - печаль и разочарование из-за скорого и неожиданного отбытия колдуна с Рутгерты как рукой сняло. - Только попробуй до них дотронуться!
  - Да не бойся, ничего я с ней не сделаю. Пыль только сотру.
  - Ну уж да. Лучше завтра утром на корабль сядь. Заодно никто меня не будет мучать расспросами куда я тебя дела.
  - Я к концу следующей недели уже вернусь, - Дерек натянул плащ, застегнул все пуговицы и, подхватив саквояж, подошёл к Рут. Колдунья неловко посторонилась, пропуская его в коридор. - Без меня Рика не обижай.
  Дерек прошёл в магазин и, пошарив там в темноте, вернулся с метлой. Открыл дверь и обернувшись на пороге, сказал в дом:
  - Проследи, чтобы она опять не сбежала, - и, наклонившись, чмокнул Рут в щёку. Так же, как обычно это делал Марк, но что-то отличало этот прощальный поцелуй от его поцелуев. Она почувствовала, как мурашки побежали по коже. - Запри за мной дверь.
  Фигура Дерека - длинный чёрный плащ в пол, в одной руке метла, а в другой саквояж, - растворилась в темноте. Рут послушно закрыла дверь и ещё несколько минут стояла в пустом коридоре, прислушиваясь к звукам ночной улицы и пытаясь унять стук сердца. Какие глупости! Это всего лишь дружеский поцелуй, трудно придумать что-то более целомудренное.
  Она вернулась на кухню и села за стол. Дом почему-то казался опустевшим, хотя ещё неделю назад Рут жила здесь одна и её это совершенно не смущало. Почему-то вспомнилось, как Дерек забрал её из отцовского дворца. Правильно он решил лететь ночью. Колдун на метле в дневном небе - зрелище не для слабонервных. Рут побарабанила по столешнице. Нет, определённо хочется выпить. Она подошла к комоду и достала старое красное вино, которое берегла к своему дню рождения.
  - Рик, составишь мне компанию?
  - Я же не могу пить, - отозвался дух.
  - И не нужно, - колдунья откупорила бутылку. Наполнила бокал, полюбовалась, как в нём играет свет, вдохнула запах. Пригубила. - Поговори со мной, расскажи что-нибудь.
  - Хм... Что тебя интересует? Я знаю столько всего, что не знаю, с чего начать.
  - Расскажи про Дерека. Давно вы знакомы? Ты, случаем, не третья его часть?
  - Демоны уберегли, нет, - засмеялся Рик. - Я сам по себе. Он меня нашёл, когда был ещё совсем мальчишка, борода даже толком не росла, - дух помолчал. - Хотя, она и сейчас у него не то, чтобы растёт...
  - Нашёл?
  - В развалинах. Я был обречён на забвение, но он меня, можно сказать, спас. Они тогда с Болот всё время по разным заброшенным городам лазили. Искали древние артефакты и утраченные знания, - Рик был намного словоохотливее, чем когда-то. Никаких больше "спроси у Дерека, он сам расскажет, если захочет". Возможно, так повлияли годы скитаний, а может, он просто решил сделать что-нибудь приятное хозяйке дома.
  - И как?
  - Нашли парочку, включая меня. Именно в одной из таких вылазок он и потерял свои чувства.
  - Ты его знал до этого? - Рутгерта оживилась. - Он сильно изменился?
  - О, совершенно другой человек, весёлый, беззаботный, добряк, - Рик вздохнул. - Он был влюблён в Болот. Знаешь, они собирались пожениться? А потом она нашла дощечки с текстами, пыталась разобраться, восстановить, что в них написано. Я не знаю деталей, что там случилось - я ведь известный домосед, - дух засмеялся собственной шутке. - Она принесла его всего окровавленного. Наставник смог его спасти, но вот чувства... Болот винила себя, что это всё из-за неё, что он её спасал, и поэтому чуть не погиб сам. А потом началась эта её одержимость. Она не давала Дереку и шагу ступить без её ведома, вдруг с ним что-нибудь случится, в таком духе. А он раздражался всё сильнее, да и вообще вёл себя странно. Как раз тогда она попыталась его опоить любовным зельем, чтобы возродить былое, вернуть их отношения. А он сбежал. Но Болот успела набросить проклятье. Она надеялась, что так Дерек далеко не уйдёт. Что он вернётся к ней, лишь бы она вернула его силу. А дальше ты знаешь: Даррах, Робин, годы игры в кошки-мышки.
  "Какие странные формы иногда принимает любовь", - подумала Рутгерта и налила себе ещё вина. Оказывается, она поучаствовала в такой драме! Любовь, одержимость, древние заклинания, история длиною в десятки лет. И всё это закончилось смазанным поцелуем на кушетке. Просто удивительно.
  - Кстати, давно хотела тебя спросить, почему ты меня тогда впустил?
  Возможно, если бы Рик не открыл двери маяка перед Рут, когда она только приехала, всё было бы иначе? Может, она никогда бы не столкнулась больше с Дереком. Или их знакомство было бы совсем другим. Ведь та же любовь, которую распознало проклятье тогда: Дерек не мог влюбиться в неё за короткий промежуток между тем, как они с Болот поменялись чувствами и Рут его поцеловала. Значит, он любил её раньше. Точнее, не он, а его малая часть, Робин. Именно он заставил тогда Дерека рискнуть своей безопасностью, своей тайной, и отправиться в Кри спасать её. Именно он всегда помогал ей, сочувствовал и всячески подбадривал.
  - В тебе не было злобы, - почти сразу отозвался Рик. Будто бы не прошло шестнадцать лет с тех пор. - Я ещё тогда подумал "а она могла бы разрушить проклятье!". И, как видишь, оказался прав.
  - Но почему ты сразу мне не сказал о нём?
  - И что бы это изменило? - хмыкнул дух. - Разве люди научились влюбляться по указанию? Ты бы всё время думала о нём, и я не уверен, что в этом случае что-нибудь получилось бы. А так всё вышло просто прекрасно. Если не считать того, что ты сбежала, конечно.
  - Ну, ты тоже не пытался меня остановить, - фыркнула Рут.
  - Я тогда посчитал, что вам лучше побыть по отдельности, пока Дерек вновь научится чувствовать, и управляться со своими эмоциями.
  - И как?
  - Я опять был прав, - в голосе Рика почувствовалась гордость. - Я рад, что ты не видела некоторых его поступков. Сейчас он вновь един, целостен. Теперь его можно любить не только на расстоянии.
  Рутгерта тихо засмеялась. Бутылка уже опустела наполовину. Стоило бы остановиться.
  - Думаю, уже поздно, - она с усилием вставила пробку в горлышко, чтобы вино не выветривалось. Накопившаяся за неделю усталость навалилась скопом, придавила к земле, лишая сил и воли. - Можно было бы попробовать заново, но я не уверена, что хочу этого.
  - Это всё из-за пекаря? Как ты себе представляешь: себя и его - вместе? - возмутился Рик. Так и хотелось продолжить за ним: "Дерек ведь в стократ лучше!".
  - Нет, не в пекаре дело, - вздохнула Рут. - Кстати, он не пекарь, а владелец пекарен, булочных магазинов и нескольких мельниц.
  - "Видный горожанин", - подражая голосу Лары, теперь каждый день забегавшей в гости, дополнил дух. - Разве это не одно и то же?
  Рутгерта промолчала. Дело было точно не в Марке. Ведь она собиралась использовать Дерека для того, чтобы порвать с ним, пусть колдун об этом ещё не знает. А в чём же тогда? Может, в том, что ей больше не шестнадцать?
  - И то, как она всё время упоминет, что вы с Марком вместе, чего она добивается? - продолжал возмущаться Рик. - Мы и так уже хорошо запомнили, что вы встречаетесь.
  - Разве не ясно? - Рут не торопясь помыла бокал. Пора готовиться ко сну: завтра последний выходной, и она не хотела бездарно его весь проспать. - У Дерека появилась новая поклонница.
  - Ааа... - разочарованно протянул Рик. - Сколько лет наблюдаю за людьми, а история всё повторяется.
  - А ты думал. У нас вообще с фантазией туго.
  #
  Закончилась эта неделя и началась следующая. А Дерек всё не возвращался. "Может, он всё же сбежал, как когда-то я?" - глодала себя Рутгерта, но Рику свои мысли не озвучивала. Тем более, она до сих пор ничего не сказала Марку, и для неё это было настоящей головной болью. Будь колдун здесь, ей было бы намного легче решиться, она была уверена в этом.
  - Может, с ним что-нибудь случилось? - наконец, не выдержала она в одно солнечное утро. Завтрак не лез в горло, и Рут поняла, что дальше так нельзя, нужно что-то делать.
  - Да что с ним случится-то? - хмыкнул Рик. Похоже, его нисколько не беспокоило отсутствие колдуна. Или же он контролировал себя намного лучше хозяйки дома.
  - Мало ли. Упал с метлы, например.
  - Он-то? - дух расхохотался. - Не волнуйся. Просто появились какие-то непредвиденные обстоятельства.
  Но прошло ещё несколько дней, а от Дерека по-прежнему не было никаких вестей. Да ещё и всё время ноющая над душой Лара, о том, что "вот видишь, я же говорила!".
  - Так, - заявила Рут вечером. - Мы отправляемся его искать.
  - Искать? Мы? - удивился Рик. Его голос был спокоен, как и всегда. - Расскажи как.
  - Ты ведь хорошо знаешь места, где он может быть. Я отделю тебя от дома, и поедем в Мелару, - Рут достала из-под кровати свою походную сумку. Она сомневалась, что её хватит: обычно колдунья в дорогу брала мало вещей, но тут ведь они едут в столицу, на неопределённый срок, да ещё и Риковы камни нужно куда-то пристроить.
  - При всех моих уважении и симпатии к тебе, - вкрадчиво заметил дух, - у тебя просто не хватит сил "отделить" меня. Причём, я не уверен, что Дерек показывал тебе необходимое заклинание.
  Рутгерта нахмурилась. Действительно, за переживаниями она почему-то совсем не подумала об этом. Как на неё не похоже. Что ж, по крайней мере проблема с камнями решена.
  - Ну, так даже лучше - останешься присматривать за домом. Ты можешь рассказать, где я могу его искать?
  Рик ещё повозмущался, что негоже леди летать одной на ночь глядя, да ещё и в столицу, но всё же принялся рисовать карты, попутно давая к ним краткие разъяснения. Так Рут узнала о комнатах, что они снимали, основных кабаках и магазинах, куда Дерек заглядывал, поставщиках ингредиентов для зелий и недоброжелателях, на которых имело смысл обратить внимание.
  - Ну, я пошла, - Рут, в плаще, который использовала для полётов, с метлой в одной руке и сумкой в другой, открыла дверь. Там, занеся руку, чтобы постучать, стоял Марк.
  - Привет, - удивлённо сказал он.
  - Привет, - Рутгерта проглотила ругательство. Только Марка ей сейчас не хватало! - Что ты здесь делаешь?
  - Хотел в гости зайти, а ты куда в таком виде собралась?
  Сейчас колдунья выглядела действительно странно: плащ - не по погоде, слишком тёплый, да ещё метла и походная сумка!
  - Нужно по делам кое-куда съездить.
  - И куда это? -Марк насупился.
  - А в чём дело?
  - В том, что я - твой жених! А ты на ночь глядя собираешься ехать непонятно куда! Как это вообще выглядит? Что скажут люди?!
  Рутгерта вспыхнула. Ей часто приходилось уезжать из города, но раньше Марк никогда не говорил ничего против. Что это на него нашло? Это из-за Дерека? Или из-за того, что он считает её своей невестой?
  - О чём? - раздался рядом заинтересованный голос. К ним по улице шёл Дерек. С растрёпанными волосами, в расстёгнутом тёплом плаще, с саквояжем в одной руке и метлой наперевес в другой.
  - Никогда не думал, что у гильдии колдунов есть форменная одежда, - переводя взгляд с Дерека на Рутгерту и обратно произнёс Марк. Никто не стал его разубеждать, что у колдунов нет форменной одежды. Да и гильдии, как таковой, не существует. По крайней мере в том смысле, в каком её понимают ремесленники.
  - Мне нужно было отлучиться по делам, и Марк был против. Потому что это небезопасно и неприлично, - ответила Рутгерта.
  - Очень мило, что ты о ней заботишься, - улыбнулся Дерек Марку, и было непонятно, то ли его голос полон сарказма, то ли он действительно проявляет участие.
  - Заходите, раз уж вы все здесь, - Рутгерта развернулась и пошла обратно в дом. Что ж, хорошая новость - Дерек в порядке и не нужно больше никуда ехать. По правде говоря, Рут терпеть не могла полёты и по возможности старалась не отрываться от земли. Да и вопрос как искать колдуна в Меларе решился сам собой. Всё к лучшему. Оставалось разобраться с Марком.
  - Тебе стоит привести себя в порядок после дороги, - негромко сказала Рутгерта Дереку, когда они подошли к кухне. Колдун бросил косой взгляд на Марка и кивнул:
  - Да, ты права.
  Сразу понял, что колдунья не хочет, чтобы он присутствовал при разговоре. Если бы всё в этой жизни было так просто!
  - Давно хотел спросить, почему ты не пользуешься гостиной? - поинтересовался Марк устраиваясь за столом и прислушиваясь к удаляющимся шагам колдуна.
  - Там склад ингридиентов, - не моргнув соврала Рутгерта. Не стоит почётному и наверняка честному горожанину знать некоторые маленькие тайны своей девушки.
  - Тебе не стоит больше столько сил уделять работе. Нужно беречь себя.
  - В смысле?
  - Скоро уже будет месяц с нашего разговора, а мы всё никак не можем вернуться к нему, - Марк сделал паузу. - Я не хотел тебе напоминать, хотел, чтобы ты сама сказала... Но ты настолько глубоко ушла в свои заботы, что, мне кажется, совсем забыла об этом.
  - Да, - Рут глубоко вдохнула, как перед прыжком в воду. - Ты прав, пора поговорить об этом.
  Колдунья достала из серванта для фарфора коробочку с кольцом и положила перед Марком.
  Марвин какое-то время молча смотрел на свой подарок.
  - Это из-за Дерека? - наконец, произнёс он.
  - Мы с ним просто деловые партнёры.
  - Тогда почему?!
  Рутгерта сжала челюсти. Она знала, знала, что он спросит. И именно поэтому оттягивала разговор сколько могла. Колдунья понимала, что в любом случае обидит Марка отказом, но так хотелось как-то смягчить его, что ли?
  - Я не могу.
  - Почему не можешь? Объясни.
  - Всё сложно. Но так будет лучше для всех.
  - Только не для меня! - Марк вскочил.
  - И для тебя тоже, поверь.
  - Но все эти годы...
  - И мои чувства искренни, - Рутгерта сделала самоё одухотворённое лицо, на которое была способна.
  - Тогда почему...
  - Я не могу тебе сказать. Но я не могу быть твоей женой.
  Марк ещё с минуту молчал, переваривая услышанное. По его лицу можно было прочитать всю ту гамму чувств, что он сейчас переживал: разочарование, злость, обида, недоумение. И понимание того, что Рутгерта не назовёт истинной причины отказа, даже пытай он её калёными щипцами. Всё так же молча он забрал коробочку, развернулся и вышел.
  Рутгерта опёрлась о разделочный стол и выдохнула. После разговора должно было стать легче. Но почему-то не становилось. Может, допить оставшуюся половину бутылки?
  - Лучше бы придумала какую-нибудь ерунду в оправдание, - заметил Рик. - Ему было бы легче. Что ты дала какой-то дурацкий обет или ещё что-нибудь в этом роде.
  - Отстань, и без тебя тошно.
  - Я просто предложил. На будущее.
  - Надеюсь, в будущем со мной такого больше не приключится.
  - Хе, - Рик на мгновение замолчал. - Я могу сказать Дереку, что уже можно спускаться?
  - Давай. Пожалуй, в этот раз компанию мне составит пьющий собеседник.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 11
  
  - Было пасмурно, а компас я дома забыл, - Дерек покачивал бокал наблюдая, как вино плещется о стенки. Чтобы хоть как-то отвлечь и развеселить Рутгерту он не стал откладывать рассказ о поездке на утро. Оказалось, что по дороге в Мелару колдун банально потерялся. Залетел слишком далеко в открытое море, и пришлось подниматься выше облаков, чтобы увидеть звёзды и вернуться на правильный курс. Именно поэтому обратно он рискнул полететь днём и над побережьем, пусть и делая ощутимый крюк (между Меларой и Ратой побережье изгибаясь уходило далеко вглубь материка), но зато без опасности вновь потеряться: небо обещало новый шторм, а оказаться в непогоду неизвестно где, да ещё и без укрытия представлялось не самой лучшей идеей. Именно поэтому он вернулся в город вечером, а не утром, как можно было бы ожидать. - И король, старый прохвост, начал артачиться с оплатой. Мол, будто бы я не все обязательства выполнил.
  - А ты что?
  Дерек улыбнулся, и Рутгерта втайне порадовалась, что эта улыбка адресована не ей. То, что он добр и мил с ней и её друзьями, ещё не значит, что он такой со всеми. Она не была уверена, что ей бы понравились подробности разговора с королём, реши Дерек о них поведать.
  - В общем, я собрал все вещи и долги, и в ближайшее время можно никуда не отлучаться. Над дорогами и деревнями летать при свете дня - удовольствие сомнительное. Надеюсь, меня приняли за птицу, если видели. Да ещё и от города пришлось далеко снижаться и остаток пути идти на своих двоих, - колдун вздохнул. - Если ты не против, я бы не отказался от хорошей горячей ванной.
  - Ну, ещё не поздно. Общественные бани пока открыты.
  По чему Рутгерта скучала на юге, так это по собственной ванной. Все жители города ходили в общественные бани, и только самые богатые, владельцы белоснежных вилл на вершине холма, позволяли себе отдельные купальни, больше похожие на бассейны, чем на ванные в понимании Рутгерты. Колдун хмыкнул на это предложение и опрокинув в рот остатки вина поднялся: похоже, он действительно собирался пойти покупаться.
  - Но ты ведь вернулся с таким же саквояжем, как уезжал. А где всё?
  - Что всё? - Дерек в недоумении замер в дверях.
  - Ну, зеркало, твоя лаборатория...
  - А... - Дерек махнул рукой. - Большая часть осталась в маяке. Всё равно мало кто знает, как этим всем пользоваться. А путешествовать лучше налегке.
  - Ты не прятал ничего в колдунский тайник?
  - Прости, куда???
  - Тайник, - Рут очень надеялась, что проступивший румянец можно списать на действие вина. - Во всех книгах про колдунов написано, что у каждого есть свой тайник, где они хранят артефакты, книги, зелья, драгоценности... Ну, такое, разное.
  Дерек саркатично хмыкнул:
  - И много ты встречала колдунов с... эээ, тайником?
  - Ну, какой колдун признается, что у него он есть! - Рут чувствовала себя глупо. Действительно, если у Дерека есть такой тайник, то он о нём не скажет. Кто Рут такая, чтобы её посвящали в подобные тайны? А если это лишь выдумка мечтателей, охочих до кладов халявщиков? Ведь не всё, что пишут в книгах - правда. Ну да, наверное, колдунские тайники - это как драконье золото. А она старалась, оборудовала себе тайник, когда решила, что Рата станет местом, куда она всегда будет возвращаться. И теперь уже который год ломала голову, что бы туда спрятать. Пока что из всего скарба там пылились её старые дневники с ученическими заметками и заклинаниями, да горсть золотых монет.
  Дерек тактично не стал интересоваться, есть ли у Рут свой тайник и лишь сокрушённо покачав головой отправился к себе в комнату за банными принадлежностями.
  #
  Марк больше не заглядывал. Лара сокрушалась, а Рутгерта тихо радовалась. Её глодали мысли о чём они могли бы говорить, зайди он вновь за средством от грызунов, но, похоже, он нашёл другого поставщика. Что ж, тем лучше. Всё равно основные деньги ей приносила не эта мышиная возня с кумушками и соседушками. Колдунья уже занавешивала окна шторами перед тем, как запереть дверь магазина, когда звякнул колокольчик оповещая о новом посетителе.
  - Добрый вечер, госпожа Цимус, - поздоровался мужчина приподнимая в галантном жесте шляпу. Одет он был, как моряк, лицо задублено солнцем и ветром, а все движения были широкими, как у людей, которым качающаяся палуба под ногами привычнее, чем твёрдая земля.
  - Господин Лерой! - Рутгерта радостно улыбнулась в ответ. - Рада вас видеть в добром здравии, давно к нам не заглядывали.
  - Всё дела, госпожа Цимус, -господин Лерой бросил быстрый взгляд в сторону Дерека, стоявшего за конторкой. - Всё дела. Вырвался к вам, как только смог.
  - Пойдёмте, - она сделала приглашающий жест в сторону двери, ведущей в жилую часть и оглянулась на колдуна: - Дерек, не мог бы ты закрыть магазин без меня? А потом загляни в гостиную.
  Колдун молча кивнул с интересом рассматривая позднего гостя.
  
  - Вы доверяете этому молодому человеку? - поинтересовался господин Лерой, когда они устроились в креслах, а Рик подал чай. Гость не выказал ни капли удивления при виде летающего подноса с чашками и чайником. И пирогу, прилетевшему спустя несколько минут, тоже не удивился. В конце концов, он ведь в доме колдуньи. Здесь может произойти что угодно.
  - Да, нас связывают длительные деловые отношения, - Рутгерта неторопливо нарезала пирог. - Я хочу, чтобы вы знали, что если по какой-то причине меня здесь не окажется в один из ваших визитов, Дерек выполнит всё в лучшем виде.
  - Вы куда-то собрались? - насторожился господин Лерой, принимая тарелку с пирогом.
  - Ещё нет, - Рут вздохнула, - но существует вероятность, что мне придётся отлучиться на север, домой. На месяц или два. Мне бы не хотелось, чтобы вы были неприятно удивлены, когда зайдёте в следующий раз.
  - Это время займёт только дорога... - господин Лерой задумчиво смотрел на колдунью. - Причём, в зависимости от погоды, может, только в один конец.
  - У колдунов свои пути, когда они торопятся, - Рут вздохнула, подумав о метле. Если бы всё решилось так же, как с Дереком! Всё же летать, особенно далеко, она не любила. И чем ближе был момент отъезда, тем сильнее. - Но не будем о грустном. Лучше расскажите, какие новости?
  - Хм... приятного мало. В наших водах появились конкуренты. Конечно, и раньше случалось... разное. Но сейчас... Они неплохо, точнее, хорошо оснащены, - господин Лерой пронзил Рутгерту взглядом. - Как будто бы им помогает колдун. Не чета местным.
  Выходит, вопрос господина Лероя был не о том, о чём подумала колдунья. Какое ему дело до друзей Рут? Он всегда печётся только о себе и своей выгоде. Специалистов по морскому делу не так уж и много даже на севере. Конечно, это мог быть и Дерек, но что-то ей подсказывало, что до приезда в Рату он занимался другими вопросами, а не составлением заклинаний и порошков для морских торговцев и курьеров.
  - Мне нужно навести справки. Я дам вам знать, что удастся выяснить и сделать.
  - Благодарю.
  Они на какое-то время замолчали, наслаждаясь чаем и пирогом.
  - Знаете, я возьму сегодня двойную партию, - заметил господин Лерой чуть погодя. - Кто знает, когда удастся к вам вырваться в следующий раз. Вы, кстати, в Мелару не собираетесь перебираться? Там в последнее время много северян появилось.
  - Мне в Рате как-то спокойнее, - Рутгерта улыбнулась, хотя упоминание о северянах в столице заставило её забеспокоиться. Возможно, волна беженцев? Война куда только людей не занесёт.
  В дверь постучали. Дерек закончил с магазином и пришёл знакомиться. Что ж, пора заняться делом.
  
  #
  Дерек дулся на Рутгерту уже второй день: конечно же Рик пересказал ему ту часть разговора, где она говорила господину Лерою, что собирается съездить на север, в Кри. Значит, заставила его привязать Рика к дому, чтобы они не смогли поехать вместе с ней, а сама опять сбежит! Подлая женщина и всё в таком духе. Колдунья украдкой вздохнула. На улице была прекрасная погода: яркое солнце, безоблачное небо. Так хотелось сейчас всё бросить на пять минут (или на десять) и отправиться на прогулку. Колдунья покосилась на колдуна, бормочущего заклинание над очередным заказом. А почему бы и нет? Она отодвинула весы и решительно встала из-за стола.
  - Пойду развеюсь немного.
  Всё же очень хорошо, что Дерек здесь. Пусть и недовольно зыркает, зато вот. Сидит рядом. Можно на него оставить все дела и немного прогуляться. По извилистым улочкам и живописным паркам. Посмотреть на чаек над заливом и послушать ветер, гуляющий на вершине холма. Звякнул дверной колокольчик сообщая о новом посетителе.
  - Всем привет! - Лара впорхнула в магазинчик. В воздушном платье цвета морской волны и в милой соломенной шляпе с широкими полями и бантом под цвет платью. Для полноты образа не хватало только корзинки для пикников. Рутгерта едва сдержала стон: она прекрасно знала эту шляпу, и неоднократно видела в работе. Ларе нужно было только сказать "прекрасный день, не правда ли?", и человек, к которому она обращалась, почти мгновенно оказывался очарован. Более сильного и стойкого приворотного заклятия Рут встречать ещё не доводилось. Шляпа досталась девушке от матери, а той - от её матери, и была особой гордостью даже в семье наследственных колдуний-швей. Похоже, Лара исчерпала все идеи как соблазнить Дерека и решила действовать грубо, но надёжно.
  - О, Дерек! - Лара повернулась к колдуну и сверкнула ослепительной улыбкой. - Прекрасный день, не правда ли?
  Вопреки её ожиданиям Дерек в ответ скривился, как от сильной зубной боли.
  - Лара, я как раз собиралась пойти прогуляться, - Рут подхватила колдунью-швею под руку и потащила обратно к двери. Кто знает, что Дерек учудит в ответ? Особенно с учётом того какие особые взаимоотношения у него с приворотными заклинаниями. - Не составишь мне компанию?
  - Да, но может Дерек составит нам компанию в такой прекрасный день, - Лара стрельнула глазами в колдуна не совсем понимая, почему шляпа не подействовала с первого раза. - Не правда ли?
  Колдун закрыл лицо руками и отчётливо застонал.
  - Рут, будь добра, зайди к лекарю на обратном пути, захвати бутылку спирта, - странным скрипучим голосом попросил он.
  - У нас есть, на складе с ингридиентами, - Рут посмотрела в потолок. В этом доме она почему-то почти всегда так делала, когда обращалась к Рику. Колдунья понимала, что дух находится не там, но ничего с собой поделать не могла. - В шкафу слева от двери, на верхней полочке. В оплетённой глиняной бутыли.
  - Спасибо, - Дерек с трудом поднялся из-за стола, будто бы всё его тело ломило, и осторожно, словно опасаясь сделать лишнее движение, направился внутрь дома на склад. Когда-то давно Рут уже видела у него такую походку.
  - Иди наверх, я закрою магазин, - предложила она. Вряд ли Дерек сейчас будет способен справиться с хотя бы одним покупателем. Какая удивительная реакция на приворотное заклятие! Интересно, она приобретённая, после того, как он потерял все свои чувства, или он всегда таким был?
  - Что случилось? - Лара всё ещё не понимала, что происходит. - Дерек, ты заболел? В такой пр... - но Дерек махнул рукой, и колдунья-швея захлопала ртом, как рыба, больше не в силах произнести ни звука.
  - Прекрасный день, я понял уже, - проворчал он. - Рик закроет магазин, идите. Подышать воздухом всегда полезно.
  
  Они сидели в своей любимой кофейне, и Рут едва сдерживалась, чтобы не захохотать - такой потешно несчастной выглядела Лара. Сейчас очень пригодилась придумка о том, что на жизнь Дерека раньше покушались. Колдовская защита, она ведь всякая может быть - вдруг убийца очарует жертву и прикончит беззащитного? Но как утешение это работало мало. Объясняться жестами было сущим мучением. Но самое главное: шляпа не сработала, и голос всё не возвращался.
  - Не волнуйся, - в который раз Рут успокаивала подругу. - Ещё полчаса максимум, и снова сможешь говорить.
  Лара в ответ картинно вздыхала.
  - А. А. А, - наконец, во время очередной пробы произнесла она. - Уф. Думала, всё. Передай ему, что я больше не буду.
  Убедившись, что с колдуньей-швеёй всё в порядке Рут собралась уже домой - прогулочное настроение пропало, и вместо него в голове лишь зудело беспокойство, как там Дерек. Лара вдруг окликнула её, когда они уже разошлись:
  - Вспомнила! У нас в городе появились новые северяне. К тебе не заходили ещё?
  - Нет, - растерянно ответила колдунья. Странно, господин Лерой тоже говорил о северянах в Меларе. Неужели и сюда добрались уже? - С чего бы это им ко мне заходить?
  - Ну... Они спрашивали меня где ты живёшь.
  То есть, она встречала их? Интересно, кто они? Хотя, какая разница. Если нужно - сами появятся. Рутгерта не горела желанием знакомиться с земляками, ведь чем духи не шутят, вдруг они узнают в ней принцессу Кри?
  - Ладно, позже зайдут. Кстати, ты мои мешочки не закончила ещё? - Рут не удержалась и заказала в "у бабушки" непромокаемые мешочки для порошков и трав.
  - Завтра вечером зайди, будут готовы.
  - Договорились.
  Всю дорогу домой Рут размышляла о таинственных северянах. Зачем они её искали? Им нужна была колдунья или свой человек, знакомый с местным колоритом? Но стоило ей переступить порог, как встревоженный голос Рика вытеснил все другие мысли:
  - Скорее, он упал и лежит!
  - Где?!
  - В спальне! Где ты так долго ходишь? Я тут чуть с ума не сошёл! - Рик подгонял Рутгерту, пока она перепрыгивая через ступеньки неслась на второй этаж.
  Колдун лежал без сознания на полу. Не дошёл до кровати всего пару шагов. Пуговицы на рубашке были бережно расстёгнуты, а на лоб поставлен свежий спиртовый компресс.
  - Дерек, Дерек! - Рут похлопала колдуна по щекам. Тот поморщился и слабо застонал. Она посмотрела в потолок. - Почему ты его не перенёс в кровать?
  - Я не могу, - обиженно заявил дух, будто говорил о широко известном факте. - Он же живой. Я взаимодействую только с неживыми объектами. Лежи он хотя бы на ковре, я бы смог его перенести. А так...
  Рут фыркнула и, подхватив колдуна подмышки, потащила к кровати.
  - Как хорошо, что в опасных ситуациях в меня бросают чем угодно, но не приворотными заклятиями, - слабым голосом произнёс Дерек у неё на руках.
  - Что с тобой случилось?
  - Аллергия, - колдун приоткрыл один глаз и посмотрел на Рутгерту. - Обычно меня так не пробирает, но у Лары оказалось очень забористое заклятье. Да ещё два раза... - он тихо застонал. - Сейчас голова взорвётся. Есть что-нибудь от боли?
  - Рик, в лаборатории коробочка с примулами.
  - Вижу.
  - Тащи её сюда. И воду.
  
  Когда Дерек, наконец, забылся тяжёлым сном, был уже глубокий вечер. По крайней мере теперь понятно, как он в своё время узнал, что Болот хочет его в себя влюбить. Аллергия на приворотные заклятья. Забавно, ничего не скажешь.
  - Там у двери мальчишка-посыльный, - вдруг подал голос Рик. Рутгерта с сожалением вылезла из-за стола. Хотелось есть, а до утра нужно было выполнить ещё несколько срочных заказов. Если бы Дерек был в порядке и ей не пришлось потратить на него весь остаток дня и часть вечера, то сейчас торопиться было бы некуда.
  - Тётя Рут, - мальчишка протянул ей письмо. В его улыбке не хватало нескольких зубов. Скоро вместо молочных на этих местах вырастут постоянные. - А когда будет новая игрушка?
  - Спасибо, - Рутгерта покрутила бумажный прямоугольник в руках. Ни на одной из сторон не было ни подписи, ни каких-либо опознавательных знаков. - Я уже почти закончила. Думаю, в конце месяца. А от кого письмо?
  - Круто! Из пекарни. Ну, я пойду. Сказали ответа ждать не нужно.
  - Хорошо. Спокойной ночи. Будь осторожен.
  - До свидания!
  Рут закрыла двери и в задумчивости ещё раз осмотрела письмо. Из пекарни. Не от Марка ли? Но что он может ей писать?
  "Рут,
  нам нужно поговорить. Если можешь, пожалуйста, я жду тебя дома. Приходи, как сможешь.
   Это срочно,
   С Любовью,
   Марк"
  Какая-то ерунда. "С Любовью"? Рутгерта хмыкнула. На Марка совсем не похоже. Даже когда они встречались, он никогда не писал таких писем. Да ещё и "любовь" с большой буквы. И вообще, такое путанное построение фраз... Чтобы Марк написал настолько безграмотное письмо - что-то определённо случилось. Только этого не хватало: сначала Дерек, теперь он!
  - Рик, мне нужно отлучиться ненадолго.
  - Ладно, только долго не ходи, - голос Рика звучал нервно. - Если Дереку станет хуже, я один не справлюсь.
  - Не волнуйся, я быстро.
  Рут накинула шаль - ночи становились всё прохладнее - и выскользнула на улицу. Дом Марка стоял всего в двух кварталах от её магазинчика. Окна горели только на первом этаже, в гостиной. Колдунья постучала, и дверь почти сразу распахнулась. Новый слуга - она не видела его здесь раньше - поклонился и услужливо принял шаль.
  - Господин ждёт в гостиной.
  После полутёмного коридора яркий свет комнаты на мгновение ослепил её. Пол качнулся под ногами, будто колдунья стояла на палубе корабля под штормовым небом, а не в доме почётного горожанина Раты. Рука непроизвольно метнулась к груди - старинный артефакт с вычурным названием "супротив зла", стоивший ей в своё время целого состояния, обжёг кожу. Сначала огнём, и почти сразу - морозом. В комнате творилось могучее колдунство, но какое? Против чего плести защиту?
  - Добрый Вечер, Ваше Высочество, - обратились к ней по-тонерийски. Её родной язык. Если не считать Дерека и Рика, Рут уже и не помнила, когда слышала тонерийский в последний раз. Советник Руфус стоял у камина и с видимым удовольствием наблюдал за принцессой. За столом сидели бледный Марк и, судя по колючему взгляду, колдунья. Похоже, неприятными ощущениями она была обязана именно ей. - Если не будете сопротивляться и окажете всяческое содействие, мы не тронем вашего жениха.
  - Но... он мне не жених, - с трудом произнесла принцесса. А она думала, что никогда больше не увидит никого из этой части своего прошлого. Неужели это и были те северяне, о которых говорили господин Лерой и Лара? Нужно было прислушаться к ним, узнать о приезжих побольше. Голос почти не слушался. Так она не сможет произнести ни одного заклинания. Проклятая беспечность! Слишком уж она расслабилась в этом тихом южном городке.
  - Тем хуже для него, - ответил советник Руфус. Гадко улыбаться умел не только Дерек.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 12
  
  - Вы делаете, как мы скажем, и он остаётся цел и невредим.
  - Обещайте, - Рутгерта понимала, что это очень глупо - требовать такого от советника Руфуса. Чего стоило его слово? Он мог сейчас сказать что угодно, а потом сделать так, как нужно ему. И она ничего не сможет возразить. Колдунья попробовала тайком начертить в воздухе один из знаков силы, чтобы призвать ветер, колдовство, дававшееся ей лучше всего, и с ужасом поняла, что не чувствует пальцев. Будь здесь Дерек... Он бы не попался так глупо. Он бы им всем показал, как опасно иметь дело с колдунами. Но Дерек дома, и даже будь у неё возможность позвать его, вряд ли он сейчас в состоянии хоть как-то помочь.
  - Обещаю. Вы слушаетесь нас, и с вашим другом всё будет в порядке.
  - Хорошо. Чего вы хотите?
  - Вы возвращаетесь с нами в Кри, - советник Руфус опять улыбнулся. - Прямо сейчас.
  Рутгерта с трудом сдержала проклятие. Ну конечно, зачем ещё им было ехать так далеко на юг.
  - Хорошо, - как будто бы у неё есть выбор! Не в силах начертить ни одного колдовского узора, произнести ни одного слова заклинания - она была беспомощна, как муха, застрявшая в меду. Как она сейчас завидовала Дереку, который мог творить колдовство одной лишь силой мысли, но такой уровень мастерства был ей недоступен.
  - Карен, - советник Руфус кивнул колдунье. Та встала из-за стола и направилась к принцессе. Это всё её рук дело. Каким удивительным талантом она обладает? Неужели это замыкающие заклятия? Рутгерта когда-то читала о них, но никогда не сталкивалась вживую - уж слишком редкими они были.
  - Вас когда-нибудь лишали магии раньше? - скучным голосом поинтересовалась она.
  - Нет, - Рут почувствовала, как неприятно засосало под ложечкой.
  - Пожалуйста, сядьте на стул, - колдунья сделала жест в сторону стола. Марк напряжённо наблюдал за происходящим. Он не понимал ни слова из того, о чём говорили его незваные гости.
  Рутгерта послушно села. Колдунья положила руки на голову принцессе и закрыла глаза сосредотачиваясь. Неприятно заныло в затылке, как во время тяжёлой простуды. С каждой секундой боль становилась всё сильнее, но когда Рутгерта уже была готова закричать, колдунья глубоко вдохнула и отошла:
  - Всё. Сейчас вы заснёте, а когда проснётесь, боль пройдёт.
  - Что происходит? - спросил Марк.
  - Похищение, господин Марк, - отозвался "слуга", всё это время стоявший у дверей. - Похищение.
  - Идёмте, время не терпит, - Руфус заторопился на выход.
  Рутгерта попыталась встать, но поняла, что не в силах пошевелиться. Тело стало ватным, будто из него разом вынули все кости.
  - Нинас, понесёшь её, - сказал советник "слуге". Это было последнее, что услышала принцесса перед тем, как провалиться в темноту.
  
  Кровать мерно покачивалась, и в такт ей накатывали волны дурноты. Наврала колдунья. Ощущение было такое, будто бы Рутгерта выпила не меньше двух бутылок вина за один присест. А может, и больше. Как холодно. Она попыталась сосредоточиться, выбросить все мысли из головы. Создать волшебное тепло, согреться. Но нет, колдовство не отозвалось. Так бывало когда-то, когда Рут ещё только училась. Когда она жила в маяке вместе со стариком и мальчишкой. Она открыла глаза. Каюта. Просторная, богато обставленная. Она на корабле. Ну конечно, иначе до Кри не добраться. Так зачем проделывать часть пути сушей, если можно сразу идти морем? Никто не побеспокоился узнать, как она переносит морские путешествия.
  - Ты проснулась? - раздался знакомый голос. Рутгерта с трудом повернула голову - шея затекла от неудобной позы. За столом сидел Марк, бледный и осунувшийся. Что он здесь делает? Советник Руфус же обещал... Она ругнулась про себя. Ну да, он обещал, что Марк будет в порядке. Но не обещал не брать его с собой. Дополнительное предупреждение, чтобы Рут не чудила. Она нарушит своё слово - и Руфус нарушит своё.
  - Сколько времени прошло?
  - Уже рассвет. Заходил Нинас, сказал, завтрак нам сюда принесут.
  То есть, прошла лишь одна ночь. Хоть что-то хорошее. Рутгерта читала, что некоторые колдуны после лишения силы могут проспать неделю, а то и больше.
  - Нинас - это тот, который притворялся слугой?
  - Да. Он переводчик.
  В каюте воцарилась тишина. Рутгерта боролась с дурнотой, Марк предавался печальным мыслям.
  - Как думаешь, нас отпустят? - наконец, спросил он.
  - Не думаю, - вздохнула Рутгерта. - Уж меня точно нет.
  Они опять замолчали, и сама того не заметив, принцесса вновь провалилась в тревожный сон.
  #
  Завтрак и обед она проспала, и смогла заставить себя выйти лишь к ужину. Головная боль прошла, но слабость и морская болезнь остались, и теперь Рутгерта с трудом заставляла себя хлебать суп. Суп сопротивлялся и просился наружу. Похоже, советнику Руфусу было скучно. За столом он собрал всех участников прошлого вечера: колдунью Карен, Марка и переводчика Нинаса, чтобы заложник тоже мог участвовать в разговоре.
  - Его Светлость граф Эзенкей будет невероятно рад видеть вас в добром здравии, - как будто бы они были на светском приёме, между делом рассказывал советник. Было заметно, что он истосковался по хорошей компании. Принцесса исподтишка рассматривала своего похитителя. Постарел, в волосах добавилось седины. Обрюзг. Движения стали более суетливыми. Он проделал долгий путь из Кри до Раты, и теперь едет обратно. Не отдохнув даже немного. Она представила себя на его месте - столько недель провести в открытом море - и ей стало дурно. Что подвигло уже немолодого человека на такое? Интересно, он до сих пор первый советник? Как там всё дома?
  - Но зачем я ему? - вяло поинтересовалась Рутгерта.
  - Как зачем? - картинно удивился советник Руфус. - Если что-либо случится с вашим братом, то вы - первый претендент на трон. Ваш муж станет королём, - как маленькой, растолковывал он.
  - Но как вы меня нашли?
  - Деточка. Вы даже не потрудились сменить имя, - он отечески похлопал принцессу по плечу. - Вопиющая беспечность. Мы всегда знали, где вы находитесь. Да, колдун тогда вытер Мандергольду память. Но солдаты из охраны ведь помнили, в каком городе вас нашли. Было естественным предположить, что вы туда вернётесь.
  - Но почему только теперь?.. - Рут поняла, что если съест ещё хоть чуть-чуть, то её вывернет сию же секунду, и отложила ложку. Унялась бы морская болезнь, было бы легче. Но теперь она не могла использовать ни одного заклинания, чтобы облегчить муки. Если бы Дерек был здесь. Если бы Дерек только был здесь!
  - Его Светлость сам вам всё расскажет.
  Марк слушал тихое бубнение Нинаса и с каждой новой фразой мрачнел всё больше. Похоже, до него начало доходить, в какой переплёт он попал. Почётный горожанин отвернулся от стола и в задумчивости смотрел в окно, переваривая услышанное.
  - Что это? - вдруг спросил он, глядя куда-то наружу. Карен повернулась посмотреть и вдруг с криком, полным ужаса, вскочила со своего места.
  - Ты говорил, что его здесь нет! - завизжала она, тыкая пальцем в окно. По стеклу прямо на их глазах разбегались морозные узоры. - Ты говорил, что они расстались шестнадцать лет назад!
  - Но так и есть! - как будто оправдываясь, воскликнул советник Руфус.
  "ТУК". Кто-то ударил в дверь. Тихо, будто кто-то спрашивал разрешения войти, но все вздрогнули. Нинас и Руфус вскочили. Колдунья с воем бросилась в дальний угол и, забившись там, начала бормотать защитные заклятия. Марк и Рутгерта остались сидеть - заклятия-оковы не давали им встать.
  "ТУК". Второй удар был значительно громче. Советник Руфус спрятался за Рутгертой и схватил со стола нож для резки мяса. Температура в комнате стремительно падала. Принцесса почувствовала, как жжётся холодный воздух в горле.
  "ТУК". С третьим ударом, больше похожим на гром, двери слетели с петель, обдав всех щепками. В коридоре стоял Дерек. Сейчас он мало походил на человека, скорее - на разгневанного духа стихии. Расстёгнутый чёрный плащ слабо шевелился, будто от порывов ветра. Глаза светились потусторонним ледяным огнём. Холодный туман стелился по полу, пряча обломки дверей и стремительно заполняя комнату.
  - Не подходи! - закричал советник, угрожая ножом то Рутгерте, то Дереку.
  Одним слитным движением колдун вдруг оказался прямо перед ними, будто бы не было всех этих метров, отделяющих двери от стола. Когда-то Рутгерта уже видела такое, когда она впервые встретила Болот. Будто бы змея скользит вне пространства.
  Дерек взялся за лезвие и лёгким жестом выдернул нож из руки Руфуса. Точнее, отломал вместе с замёрзшими пальцами. Лёгкое движение воздуха, будто вздох юной девы, и советник с грохотом впечатался в дальнюю стену каюты. Нинас бросился на колдуна сзади, но замер на полпути, превратившись в гротескную ледяную статую. Ещё одно смазанное движение, и Дерек наклонился над Руфусом, поднимает его с пола.
  - Кто тебя послал? - колдун тряхнул его за грудку, как мешок, набитый старым тряпьём. Советник лишь жалобно заскулил в ответ, с ужасом глядя на свою изувеченную руку.
  - Кто тебя послал? - его голос прибавил ещё холода.
  - Эзенкей, - заикаясь, выдавил советник Руфус. - Это всё граф.
  Дерек скривился и брезгливо уронил советника обратно на пол. Перевёл взгляд на дрожащую в углу колдунью.
  - Имя.
  - Карен, господин Дерек.
  "Конечно же она знает о Морозном Дереке", - отстранённо подумала Рутгерта. - "Иначе с чего бы ей так пугаться".
  - Мастер замыкающих заклятий не должен умереть такой глупой смертью, - задумчиво её рассматривая, сказал колдун. - Я разрешаю тебе освободить их.
  Колдунья с облегчением вскочила на ноги. Это значило, что Дерек согласен не убивать её, ведь существовало два способа снять большинство заклятий: либо они исчезали со смертью наложившего их колдуна, либо он (или другой колдун) снимал их добровольно. Сначала бросилась к Марку, сидевшему ближе. Несколько пасов, и тот смог свободно встать. Потом к Рутгерте. Но прежде, чем Карен успела снять с неё заклинание, лишающее силы, Дерек протянул второй плащ, который, оказывается, всё это время держал в руке.
  - Постой. Сначала пусть наденет.
  Ну да, он ведь тоже осведомлён о действии заклятия, сковывающего колдовство. Если его снять, эффект будет такой же, как и при наложении: Рутгерта заснёт, и будет спать, пока вся сила не вернётся. Вряд ли ему хочется натягивать плащ на спящую девушку. Морока та ещё. Одевшись, она вновь села на стул. Колдунья уже знакомым жестом положила руки ей на голову. Боль вяжуще начала заполнять голову. Пока принцесса сидела и ждала, когда её сморит, Дерек подошёл к шкафу и хозяйским взглядом окинул его содержимое. Выбрал длинную тёплую шубу и протянул Марку:
  - Держи. Не думал, что ты ещё жив, поэтому с собой для тебя у меня ничего нет.
  А потом мир опять погрузился в темноту.
  #
  Мир начался с головной боли. Казалось, стальной обруч сдавливает виски вытесняя мысли и волю. Ещё хотелось есть и в туалет. Хотя бы не холодно, хоть что-то хорошее. Сколько она проспала в этот раз? Рутгерта открыла глаза. Ничего не изменилось. В комнате было темно, как в погребе. Или она в погребе и есть? Но сыростью не пахло. Скорее морозом и можжевельником. Принцесса попробовала сесть, и тут её крепко сжали.
  - Тссс, тише, - сонно пробормотал Дерек ей в волосы.
  Рутгерта замерла, осмысливая новое положение вещей. Пошевелила рукой. Так и есть. Судя по дурацкому хрустящему покрывалу, ещё одному подарку от Лары на день рождения, от которого колдунья всё никак не могла избавиться, они лежали в обнимку в спальне. А темно - конечно же будет темно, если ты смотришь другому человеку в грудь.
  Она попробовала освободиться ещё раз. В этот раз осторожнее, но добилась лишь того, что Дерек лишь усилил хватку.
  - Дерек, - наконец не выдержала Рутгерта. - Пусти меня.
  Ничего не произошло.
  - Дерек.
  Колдун продолжал мирно спать.
  - Дерек!
  Несколько крепких тычков под рёбра, и колдун, наконец, открыл глаза. Недоумённо посмотрел на Рутгерту.
  - Пусти меня.
  Секундное размышление и принцесса, наконец, почувствовала как слабеют его объятия.
  - Я сказал Рику, чтобы он тебя одну никуда не отпускал.
  - Я не буду никуда выходить, пока ты не проснёшься.
  - Хорошо, - Дерек закрыл глаза и отключился.
  Справившись со всем срочными делами и переодевшись в домашнее (Дерек снизошёл лишь до того, чтобы снять обувь), Рутгерта, наконец, устроилась на кухне. Сердце всё никак не хотело успокаиваться. Тело горело от объятий колдуна, будто бы она была малолетней влюблённой дурочкой. Да что же такое!
  Рик предусмотрительно накрыл на стол. Горячие тосты, джем, карбонад, варёные яйца, яблоки, морковь и какао с молоком. За окнами стояла темень и, судя по звукам, шёл дождь.
  - Рик, давно мы вернулись? - и опять её единственным собеседником был дух дома. Может, хотя бы неспешный разговор поможет вернуть ей душевное равновесие?
  - Вчера под утро, - тут же откликнулся он. - Марк ушёл домой. Хорошая у него шуба!
  Выходит, принцесса опять проспала почти сутки. Неудивительно, что она так голодна! Ничего не есть два дня подряд.
  - А Дерек? Он...
  - Проспит ещё несколько дней, я подозреваю, - судя по голосу, у Рика было прекрасное настроение. - Я его таким уставшим ещё ни разу не видел.
  - А как Дерек нас так быстро нашёл? Я думала, он ещё несколько дней не встанет.
  - Когда ты не вернулась к полуночи, я понял, что дело плохо и растолкал его. Хорошо, что тебя здесь не было, - дух засмеялся над собственной шуткой. - Я думал, он тут полдома разнесёт. Но ничего. К утру нашёл твой след, взял плащ и полетел спасать. Когда проснётся, сделай ему что-нибудь приятное в благодарность.
  - Поняла, - Рутгерта вздохнула. Теперь, когда она покончила с едой, опять хотелось спать. Но Дерек занял её кровать. Можно было бы пойти в его комнату, но когда представится возможность ещё понежиться в его объятиях?
  - Говоришь, ещё несколько дней проспит? - с сомнением в голосе переспросила Рутгерта. Она помнила, как много лет назад Дерек отсыпался после стычки с Болот. Может, и сейчас будет что-то похожее? Будет глупо не воспользоваться таким шансом!
  - Определённо.
  Колдунья встала из-за стола и уверенно направилась в свою комнату. Они все взрослые люди, что ей мешает немного пообниматься с Дереком? Никаких обязательств. Тем более, что помолвка с Марком расторгнута, а колдун, скорее всего, потом ничего не вспомнит.
  #
  За ночь дождь прошёл и утро встретило Рутгерту ярким солнцем и птичьим пением. Колдунья несколько минут лежала, наслаждаясь теплом, тишиной и покоем. Мысли лениво текли в сознании переходя от одного к другому. Нужно бы подготовить новые порошки, проверить защитный барьер. Нужно сделать ещё средства от мышей. Как-то слишком много их в этом году развелось. Ещё забрать у Лары мешочки. Что бы приготовить на завтрак? Вдруг Рутгерта вспомнила, как Рик готовил для неё в последний раз, и вместе с этим вернулись события последних дней. Колдунья вскочила в кровати. Она была одна в комнате, и лишь смятое покрывало указывало на то, что раньше здесь был кто-то ещё. Несколько дней проспит, как же. Рутгерта зло выругалась.
  Уже в коридоре она услышала голоса: на кухне кто-то разговаривал. Одним из собеседников был Дерек. А другим... Неужели Марк? Колдунья заглянула через приоткрытую дверь. Действительно, за столом сидели Марк с Дереком и пили кофе. Когда это они успели подружиться?
  - Доброе утро, - первым поздоровался колдун, сидевший к дверям лицом. Ни одна чёрточка не выдавала его смертельной усталости. Может, Рутгерте всё привиделось? Или же её разыграли?
  - О! Рутгерта! - Марк вскочил со своего места. - Я так рад! Доброе утро! Простишь ли ты меня! - слова полились из него неудержимым потоком. Какой он был глупец, он не понимал, и да, конечно же у Рутгерты не было выхода. Она не могла всего рассказать! Даже если бы она сказала - как он смог бы поверить в такую невероятную историю? Он молит прощения за все те неудобства, что причинил. Конечно же, она беспокоилась о его безопасности и благополучии, когда отказывалась принять предложение руки и сердца. И ещё он молит простить его за все те грязные мысли, что он думал в отношении неё и Дерека. Ведь он не знал, что Дерек - её телохранитель! Он никогда не видел раньше боевых магов. Дерек - прекрасный человек с чистейшими помыслами, все силы тратящий на благополучие Рутгерты. Принцесса заставляла себя улыбаться и кивать, хотя на душе было гадко. Что за ерунду Дерек наплёл этому наивному "почётному горожанину"?! - И что ты собираешься делать теперь? - наконец, выдохся Марк.
  - В смысле? - Рутгерта насторожилась.
  - Граф Эзенкей уничтожает твоё королевство, угрожает твоей семье! Ты ведь так это не оставишь!
  - Дааа... - она с сомнением посмотрела на Дерека, но тот лишь поднял брови, словно в большом изумлении. Это выражение лица можно было трактовать, как угодно.
  - И что ты собираешься делать теперь?
  - Ну... - принцесса опять покосилась на Дерека, но колдун молчал. - Пока что я ищу союзников. Граф Эзенкей - сильный противник. Просто так его не победить.
  - О, да! Я понимаю! - глаза Марака засияли. - Армия сопротивления!
  Дерек скривил губы, сдерживая улыбку. "Проклятый колдун", - только и подумала Рутгерта. Мог бы вытереть ему память, умеет же. Но нет, не стал вмешиваться. Похоже, спокойной жизни в Рате теперь точно пришёл конец. С минуту принцесса даже раздумывала, не проще ли будет убить Марка, чтобы её тайна осталась тайной, но с сожалением отказалась от этой мысли. Проще переехать ещё раз. И в этот раз она не будет глупить, а сменит имя и внешность. И не будет обзаводиться магазином. Когда в мечту вложено так много сил, слишком жалко её бросать.
  #
  - Что ты делаешь?
  Рутгерта вздрогнула от неожиданности. На улице была глубокая ночь и Дерек давно и крепко спал. По крайней мере так было час назад. Она обернулась. Колдун стоял в дверях и его взгляд не сулил ничего хорошего. Наверняка его Рик разбудил. Нужно было лучше думать, когда она предлагала привязать духа к дому. Теперь она уже не чувствовала себя хозяйкой даже в собственном доме. Принцесса покосилась на полусобранную сумку. Незаметный побег отменяется. Но чего ожидать от Дерека? Он её усыпит, как раньше? Заморозит? Устроит скандал? Как всё это надоело. Хотелось вернуться в детство, когда нет проблем, когда любящие родители (пусть и неродные) защитят от всех невзгод, накормят и уложат спать. Когда у тебя нет врагов, а главная забота - будет ли следующий день солнечным, чтобы можно было убежать играть на Дальнюю-Гору или же будет идти дождь. Как жаль, что это невозможно. Вдруг Рутгета поняла, что сейчас расплачется, и поспешно отвернулась. Ещё не хватало, чтобы этот... этот... смотрел, как она...
  Дерек сел рядом на кровать. Осторожно забрал из её рук рубашку. Потянул за подбородок, заставляя посмотреть в глаза.
  Она ожидала всего. Кроме того, что он её поцелует. Слёзы покатились неудержимым потоком. Колдун собирал их губами и шептал какие-то нежные глупости. Обнимал и укачивал на коленях. Слова становились всё более пылкими, а поцелуи - жаркими. Вдруг Дерек замер.
  - Рик, - позвал он.
  - Да? - тут же откликнулся дух дома.
  - Не подглядывай.
  Принцесса кожей почувствовала, как в воздухе разлилась обида. Ещё мгновение, и всё исчезло. Остались только Рутгерта, Дерек и ночь за окном.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 13
  
  - Я не могу.
  Рутгерта выжидательно смотрела на Дерека, но тот молчал.
  - Почему? - наконец, не выдержала она.
  Колдун вертел между пальцев веточку розмарина. Хоть Рик и дулся на них уже несколько дней, в плане еды он превзошёл сам себя. Обычно дух готовил ужасно, но теперь его будто бы подменили. По-видимому, был рад, что отношения между Дереком и Рутгертой приобрели какую-то определённость. Хотя какое ему дело?
  - Позволь оставить хоть немного колдовства для себя, - Дерек вздохнул и отложил веточку на край тарелки. Большая часть еды на ней осталась нетронутой. - Если я поколдую хоть ещё немного, то сей же миг рассыплюсь.
  - В смысле? - колдунья нахмурилась.
  - В прямом, - он тяжело поднялся из-за стола. - Если ты меня простишь, пойду немного полежу. Что-то я переел.
  Рутгерта ещё какое-то время хмурилась, глядя ему вслед. Всё же колдун не так бодр, как хочет показать? Да и с аппетитом в последнее время у него было не очень. Она совсем запуталась.
  - Рик, в смысле рассыпется? - спросила она духа. - Почему?
  - Я же говорил, что он очень устал. Дай ему немного времени набраться сил.
  - Но выглядит он как обычно!
  - Он не любит распространяться о своих проблемах. Думаю, стоит порадоваться, что он хотя бы сказал, что с ним что-то не так.
  Рутгерта поджала губы. А она уж было решила, что они достаточно близки, чтобы можно было не держать друг от друга лишних секретов. Похоже, даже рядом с ней Дерек не слишком расслаблялся. Это обижало.
  
  Марк вновь зачастил к ней в магазин. И по делу, и просто так. Теперь он обожал посидеть на кухне за чашкой травяного чая или кофе, и поболтать с Дереком о всякой ерунде. Похоже, в нём проснулся дух приключений, и армия сопротивления грезилась почётному горожанину и днём, и ночью. Внезапно проснувшаяся в нём страсть к географии тоже не давала Рутгерте покоя. Ей пришлось вспомнить и рассказать всё, что она знала о местах, где бывала, и о местах, о которых ей лишь доводилось слышать. К её удивлению, больше всего Марку в душу запали истории о ледяных пустошах далеко на севере, где жили только духи холода. Он вновь и вновь просил повторять легенды о путешественниках, ездивших туда, и смогших вернуться. О несметных богатствах, которые они привезли с собой. Больше всего ему нравилась сказка о Карлте, взявшем в жены одну из снежных дев. Хотя для человека и снега в своей жизни толком не видавшего эти истории, наверное, были действительно самыми волшебными.
  - Дерек, вы говорили, что на севере колдуны считаются детьми людей и духов, - однажды вечером сказал Марк. - А может быть такое, что ты сын человека и снежной девы?
  Дерек странно посмотрел в ответ.
  - Почему ты так решил?
  - Ну... - южанин смутился. - Тогда, на корабле, ты так выглядел...
  Колдун засмеялся:
  - Не верь в глупые суеверия. Люди - это люди, а духи - это духи.
  Рутгерта попыталась представить вместе себя и Рика. Как у них могут быть дети? Действительно, глупо. Почему она раньше об этом не задумывалась? Поверье и поверье, ничем не хуже других. Может, существуют другие духи, отличающиеся от Рика? Те же снежные девы, например. Хотя, на то они и духи, чтобы не иметь тел. Она бросила быстрый взгляд на Дерека. Сейчас он казался обычным человеком. Но тогда на корабле... Колдунья вспомнила горящие ледяным огнём глаза. Да, в такие моменты можно поверить во что угодно.
  
  Вот, опять этот звук. Рутгерта лежала в кровати не шевелясь. Слушала темноту и пыталась понять, что же её разбудило. Вроде бы в доме нет мышей? И Дерек должен спать. Может, Рик балуется? Решил приготовить к завтраку сюрприз. Духам ведь не нужно спать, почему бы ему не позаниматься чем-нибудь ночью? Опять. Нет, всё же больше похоже на завывание ветра. Интересно, что Рик должен делать, чтобы такой звук получался?
  - Рик? - тихо позвала колдунья.
  - Я здесь.
  - Что это?
  - Что именно?
  - Звук. Будто бы ветер в трубе воет.
  - Это ветер.
  - Рик, я неплохо знаю свой дом. Что это за звук?
  Рик помолчал, будто бы раздумывая, стоит ли отвечать.
  - Дерек, - наконец, нехотя ответил он.
  - С ним что-то не так? - Рутгерта села в кровати. Если раньше беспокойство теплилось где-то на краю сознания, то теперь захлестнуло её с головой.
  - Да нет, всё нормально.
  - Как нормально, если он... стонет? - Рутгерта начала торопливо одеваться.
  - Во сне он плохо себя контролирует. Может, ложись спать?
  - Это он во сне??? - колдунья уже была в коридоре. - И давно с ним такое?
  - Я же говорил, что он сильно устал... постой, что ты... - но Рутгерта уже стучала в дверь гостевой спальни:
  - Дерек! - даже не спи Дерек, он бы не успел ответить. Она попробовала повернуть ручку, но дверь оказалась заперта. Нужно попросить Рика, чтобы он открыл замок, он же может. Рут застучала опять: - Дерек, открой! Дерек!
  Наконец, щёлкнул замок и дверь распахнулась. На самом деле прошло меньше минуты, но это время показалось Рутгерте вечностью. Колдун стоял сонный, растрёпанный и немного злой. Волосы выбились из косы и торчали в разные стороны, а под глазами залегли глубокие тени, незаметные днём.
  - Что случилось?
  - С тобой всё в порядке? Ты стонал!
  - Такое бывает, - закрыл глаза колдун. Он выглядел так, будто готов заснуть стоя. - Если это всё, то я бы...
  - Мне нужно тебя осмотреть, - Рутгерта уверенно шагнула через порог. - Это не займёт много времени.
  Дерек вздохнул, но решив, что дешевле не сопротивляться, поплёлся за ней к кровати.
  - Уже несколько недель прошло, я не думала, что ты до сих пор настолько неважно себя... - она обернулась и чуть не вскрикнула: Дерек шёл странной ломкой походкой, которой она не видела уже много лет. Но теперь ей привиделась причина, почему она такая странная. Колдун шёл не так, будто бы у него всё тело болит, а так, будто бы на самом деле им пытаются управлять два разных человека, с разной скоростью, с разным представлением о том, как нужно двигаться. Неужели именно это он и имел ввиду, когда говорил, что может "рассыпаться"? Нужно проверить.
  - Сядь, - Рутгерта указала на кровать. Колдун со вздохом подчинился. - А теперь встань.
  - Зачем?
  - Так нужно.
  Он ещё раз вздохнул и встал. И остался сидеть. Одновременно.
  - Как интересно, - Даррах поднёс свои руки к лицу, разглядывая. - Спонтанное расщепление. Кажется, такое впервые?
  #
  Рутгерта нервно кружила по кухне. Даррах и Робин пили чай. Они сильно изменились с их последней встречи: колдун больше не был стариком, теперь он был жилистым мужчиной слегка за пятьдесят. Седина только начала пробиваться на висках, а загару могли позавидовать даже прожжённые морские волки. Они с Дереком были поразительно похожи, как отец и сын. Робин же повзрослел, вытянулся, стал старше лет на шестнадцать, его волосы потемнели, но озорные огоньки в глазах остались такими же.
  - Но почему?! - наконец, не выдержала колдунья.
  - Потому что большую часть жизни он прожил именно в таком состоянии, - буднично, будто объясняя новое заклятие, пояснил Даррах. - Вполне логично, что в критической ситуации он неосознанно перешёл в него.
  - Но ведь прошло уже несколько недель с тех пор, как он забрал нас с корабля! Я думала, он уже оправился...
  - Аллергия на любовные заклятия, осложнённая сильными энергетическими затратами, очень опасна, - Даррах прервался на чай. - Хорошо, что всё разрешилось именно так, а не как-нибудь иначе. Его мог убить любой колдун-недоучка. Например, во время посещения бань.
  Рутгерта вздохнула, заставляя себя успокоиться.
  - Ладно. А когда вы собираетесь обратно... собраться?
  - А зачем? - удивлённо отозвался Робин. - Нам и так неплохо. Да, дед?
  - Определённо, - согласился Даррах. - Дерек не любит превращаться в нас, а мы не любим превращаться в него.
  Рутгерта заметно погрустнела.
  - Мы тебе не нравимся? - насупился Робин.
  - Нет, я ничего такого не...
  - У неё любовь с Дереком, а не с тобой, - перебил её Даррах. - Для неё вы - разные люди. Каковыми вы, вообще-то, и являетесь. То, что ты обладаешь частью его воспоминаний, ещё ничего не значит.
  Рутгерта почувствовала как горят щёки. Ну конечно! Как она могла забыть! Значит, они помнят и... ох, только не это. Если Даррах помнит ту ночь, она умрёт от стыда. Уж лучше пусть эти воспоминания будут у Робина.
  - И смотри, при посторонних не сболтни лишнего, - продолжал тем временем старый колдун. - А то были уже... случаи.
  - А где мы спать будем? У тебя ведь только одна гостевая спальня, - не смутившись ни на мгновение продолжил Робин.
  Рутгерта тяжело вздохнула. Что ей теперь делать? Ладно, ещё можно будет объяснить внезапное появление новых людей Марку и остальным. Мол, Дерек уехал, его отец и кузен приехали. Да, она скучала по Дарраху и Робину. Но теперь, когда она наконец смогла признать собственные чувства к Дереку, его исчезновение было болезненным. И когда он вернётся опять? Вернётся ли он вообще, учитывая настрой его двух половинок?
  - Я могу спать в гостиной, - предложил Робин.
  - Нет, гостиная только для работы, - Рутгерта поджала губы. Кроме важных гостей она никого туда не пускала. Даже Марку всегда говорила, что там склад ингредиентов. Колдунье почему-то казалось важным, что у неё должна быть своя собственная комната. Вроде отцовского кабинета, где никто не мог его потревожить без личного позволения. Может, пусть спят вместе в одной кровати? Благо, она не узкая койка... Хотя можно, наконец, воспользоваться предложением Марка и отправить хотя бы одного из них к нему! Например, Робина. Дарраха трудно было заподозрить в особой любви к противоположному полу. И не то, чтобы возраст не тот. Просто этот человек больше походил на хладнокровную змею, чем на кого-то, в ком может пылать страсть.
  Когда Робин и Марк впервые встретились, Рутгерта чуть не поседела. Она не ожидала, что "чувственная" часть Дерека относится к почётному горожанину настолько... отрицательно. И самоконтроля, который, похоже, весь достался Дарраху, ему очень не хватало. Колдунья даже не подозревала, что под извечной маской благодушия и спокойствия прячется бурлящий вулкан. За всё время, что они были знакомы, она не могла припомнить ни одного случая, когда Дерек вспылил бы или повысил голос, поэтому слова Рика о том, что колдун чуть не разнёс дом, когда её похитили, она посчитала преувеличением. Робин был готов порвать Марка голыми руками и всячески провоцировал ссору, чтобы иметь возможность подраться. Дарраху с трудом удавалось удерживать своего "племянника" в узде.
  "Зачем же он спас Марка с корабля, если тот так ему не нравится?" - размышляла Рутгерта наблюдая за слабо тлеющим разговором. Марку было неуютно и скучно без Дерека.
  - Даже не предупредил! - в очередной раз вздыхал он о неожиданном отъезде северянина. Выдуманная специально для почётного горожанина причина о "тайных" делах на родине его нисколько не утешала. Наконец, Марк засобирался домой. О переезде к нему Робина теперь не могло быть и речи. А о переезде Дарраха Рутгерта даже не заикнулась - оставаться с Робином один на один ей было отчего-то боязно. - Обязательно дай знать, когда он пришлёт хоть какие-нибудь вести, - напомнил Марк прежде чем закрыть дверь.
  - Уф, надеюсь, он нескоро вернётся, - выдохнул Робин немало не заботясь, что Марк всё ещё может его слышать. Даррах наклонился и неожиданно отвесил юноше крепкий подзатыльник.
  - За что?! - Робин обиженно тёр ушибленное место.
  - За то, - Даррах вернулся к прерванному чаепитию. - Ты больше не мальчишка, будь добр вести себя в соответствии с внешностью.
  - Я не виноват, что все мозги достались тебе, а эмоции мне!
  - Если бы это было так, я был бы счастлив не испытывать стыда, глядя на твои выходки, - Даррах опустил кружку на стол так резко, что чай расплескался. От этого неожиданного проявления гнева Робин замолчал и густо покраснел.
  "Может, он его спас только для того, чтобы я не расстраивалась?", - вдруг подумала Рутгерта.
  #
  - Рик, что мне делать? - колдунья сидела на кухне одна. Бутылка вина уже подходила к концу. Даррах и Робин крепко спали. Рутгерта отдала им свою спальню и перебралась в гостиную. Другим туда нельзя, но ей-то можно. - Как их объединить обратно в Дерека?
  - Заставить сделать что-то, что не по силам им, но по силам ему, - откликнулся дух дома.
  - Это я понимаю. Но что? Я без понятия куда простирается их могущество, - Рут вздохнула. - Где эта граница?
  Рик не ответил. Видимо, думал.
  - На юге нет ничего такого, что могло бы их заставить объединиться, - наконец, произнёс он, когда колдунья уже и не надеялась на ответ и начала подумывать отправиться спать. - Тебе нужно на север.
  - Я уже думала об этом, - вздохнула Рутгерта. - Да, там много сильных колдунов, но это ведь не мешало ему жить на маяке в раздвоенном состоянии.
  - Не в колдунах дело, - хихикнул Рик. - Чтобы отправиться на север - всерьёз, я имею ввиду, а не в краткую вылазку - вам придётся забрать меня с собой. А для этого нужно отделить меня от дома.
  - А это может сделать только Дерек? - удивлённо пробормотала Рут.
  - Верно, - подтвердил дух. - При всём моём уважении к Дарраху, и при всей моей любви к Робину, они на такое не способны.
  - Даже обладая знаниями Дерека?
  - Даже в этом случае. Это действительно сложно, и в старые времена такие штуки колдуны делали только объединившись в группу. В одиночку, да даже вдвоём - с таким редко кто может справиться.
  
  Рутгерта всю ночь проворочалась, прокручивая в голове предстоящий разговор то так, то эдак. Нужно было, чтобы они не догадались, что это заговор. Что Рут и Рик придумали это специально. Они ведь откажутся! Да и как потом объяснить Дереку, что нет, они никуда не едут на самом деле? В этом случае если он опять "рассыпется", Даррах с Робином уже не поверят ей. Может, действительно поехать на север? Увидеть семью. Она ведь всё равно рано или поздно собиралась сделать это. А теперь все обстоятельства сложились так, что вот оно: час настал. Война, граф Эзенкей, разрыв с Марком, Дерек, точнее, Даррах и Робин...
  Так совершенно неожиданно для себя Рутгерта решила, что отправляется домой. И куда только пропали былые неуверенность и метания?
  Даррах и Робин с сомнением выслушали её объявление за завтраком.
  - Ещё на прошлой неделе ты ведь говорила совсем другое? - заметил Даррах.
  - Сердце девицы склонно к переменам, как ветер мая, - принцесса потупила глаза. - Простите, что ввязываю вас в очередную авантюру. Вы можете отказаться и остаться в Рате.
  - Ну уж нет! - Робин нахохлился. - Самое интересное пропустим. И вдруг ты опять сбежишь!
  Колдунья не смогла скрыть улыбку. Их даже не пришлось уговаривать отправиться в Кри вместе с ней.
  Сборы начались незамедлительно.
  Рутгерта подошла к делу со всей ответственностью. На себя не было жаль ни сил, ни ингридиентов, поэтому к моменту, через уже неделю весь дом был опутан таким тугим коконом заклинаний, что негде и мыши прошмыгнуть.
  - Вы собираетесь отделить Рика от дома перед самым отъездом? - как бы невзначай спросила Рутгерта за ужином. - Я помню, Дерек говорил, что это заклинание требует много сил, и после него нужно хотя бы несколько дней отдохнуть.
  - Разве его нужно отделять? - удивился Робин. - Я думал, он нас тут подождёт.
  - Ты что! - колдунья изобразила возмущение. - Разве ты забыл, что мы обсуждали? Нельзя упускать такое преимущество, если всё же придётся противостоять графу. Ведь если соединить его с дворцом - Рик ведь будет контролировать его весь! Это намного серьёзнее чем небольшая армия! Тем более, я уже всё подготовила: когда мы будем уезжать, я запущу заклятия, и здесь к нашему возвращению даже пыль будет лежать на тех же местах.
  - Принцесса права, - кивнул Даррах. - Рика нужно взять с собой. Тем более, кто знает, вернёмся ли мы сюда ещё.
  - Но дееед, - заёрзал Робин.
  - Я знаю, - опять кивнул Даррах. - Придётся. Но ты же не хочешь, чтобы, например, Рутгерта погибла из-за твоих капризов?
  Принцесса молча восхитилась старым колдуном. Он ведь понимает, что нужен Дерек. А для него самого это является возвращением в небытие. Пусть и временное. Но кто знает, когда представится следующий раз вернуться в этот мир? Она не была уверена, что на его месте смогла бы поступить так же. Но вместо того, чтобы выразить признательность или понимание, она спросила:
  - А в чём дело?
  - Для такого дела нужен Дерек, - вздохнул Робин и покосился в сторону коридора, где были вмурованы камни духа. Было видно, что он не хочет исчезать.
  -А... - Рутгерта многозначительно замолчала.
  Даррах поднялся из-за стола, подошёл к Робину и положил руки ему на плечи. Юноша дёрнулся, пытаясь вырваться, но старый колдун держал крепко. Робин рванулся ещё раз, табурет потерял равновесие, увлекая за собой их обоих, но на пол упал уже Дерек. Несколько секунд колдун отрешённо смотрел в потолок. Потом поднёс к лицу руки знакомым жестом.
  - Ух, - наконец, произнёс он. - Нужно больше отдыхать.
  - Привет, - откликнулся Рик. - Рады тебя видеть. Надеюсь, теперь в добром здравии?
  - Да уж, путь нам предстоит неблизкий, - вздохнул Дерек.
  Колдунья улыбнулась с облегчением. И ей улыбнулись в ответ.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 14
  
  Особо не торопясь они отправились в путь. Дерек был удивлён, что Рутгерта большую часть дороги собирается проделать на почтовых каретах, как когда-то в юности. Но промолчал, когда она об этом сообщила. Море Санфорда, разделяющее северные и южные земли, за которым начинались родные королевства, они собирались переплыть, а остальное время опять ехать каретами. И ни многочисленные пограничные посты, ни платные мосты, ни задержка в путешествии (ведь по земле передвигаться было значительно медленнее, чем морем или по воздуху) не могли остановить колдунью. И только вечером, когда Дерек готовился отделить Рика от дома, дух тихо поинтересовался, в чём причина.
  - Вещей у нас совсем немного, всего пара саквояжей. Не проблема транспортировать всё на мётлах, тем более у тебя их несколько.
  - Я боюсь высоты, - вздохнула Рутгерта. Ей было стыдно в этом признаваться, ведь она колдунья!
  - А я думал, ты боишься, что Дерек опять развалится, - разочаровано протянул дух. Колдунья только вздохнула. Об этом она думала тоже, но Дерек утверждал, что за неделю после ритуала над Риком полностью восстановится, и расщепления больше не повторится. Сейчас, по крайней мере. - А морем? На кораблях ведь было бы быстрее!
  - Меня сильно укачивает, - ещё горше вздохнула Рутгерта. Она не любила морские путешествия настолько, что море Санфорда была готова рискнуть перелететь, чем терпеть качку неделю. Но здесь возникала другая проблема: как продержаться в воздухе так долго и не упасть? Ведь стоит колдуну заснуть, как чары левитации рассеются и он камнем пойдёт в воду со всем своим скарбом. Она уже давно ломала над этим голову: почему некоторые чары рассеиваются? Для одних было достаточно, чтобы колдун отвлёкся. Для других - чтобы заснул. Третьи исчезали со смертью колдуна, и лишь небольшая часть не зависела ни от одного из этих факторов.
  - Но ты собиралась в столицу за Дереком на метле? - озадаченно спросил Рик.
  - Неизвестность меня пугала больше. Не подумай, что я вообще не летаю. По разным делам приходится время от времени... Но если есть возможность не отрываться от земли - я предпочту старую добрую почтовую карету. Да, пусть трясёт и придорожные гостиницы не всегда удобны, зато не возникает вопросов как я оказалась в том или ином королевстве без меток о пересечении границы.
  - Хитро, - хихикнул Рик. - Никогда бы не подумал.
  - А что делать. Только Дереку не говори, а то засмеёт.
  Дух промолчал, и Рутгерта так и не поняла, принял ли он к сведению её просьбу или решил проигнорировать.
  
  Южные пейзажи отличались разнообразием. Дорога то катила по пустынным выжженным солнцем плоскогорьям, то врывалась в шумные долины. Водопады, отвесные скалы, огромные древние валуны... Чем дальше они удалялись от побережья, тем ровнее становилась земля. Всё меньше было выжженной травы, и всё больше виноградников. Белые домики, которыми в своё время очаровала Рутгерту Рата, здесь стояли поодаль друг от друга и утопали в растительности. Ухоженные обработанные поля и сады радовали глаз. Промозглая осень побережья с уже отчётливыми зимними нотками здесь будто бы показывала свой другой, тёплый бок, сияя золотом и багрянцем. Колдунья даже на мгновение подумала, что, может, стоило поселиться здесь, а не на побережье. Но нет, она слишком любила море, чтобы жить вдали от него. А дорога всё вилась и вилась дальше.
  Рутгерта вспомнила разочарованное лицо пришедшего провожать их Марка и невольно улыбнулась. Похоже, он ожидал увидеть в роли транспорта минимум дракона, и старая запылённая карета оказалась неприятной неожиданностью.
  - Как бы я хотел поехать с вами, - вздыхал он, стоя на перроне.
  - Мы обязательно пришлём весточку, когда устроимся, - в который раз повторила Рутгерта. - Не волнуйся, всё будет в порядке.
  Но Марк всё равно выглядел несчастнее побитой собаки.
  
  Главным минусом путешествия в почтовой карете было то, что Рик вынужден был путешествовать с остальным багажем: возница не разрешил Дереку протащить старый саквояж к пассажирам. Да даже если бы ему это и удалось - вряд ли остальные путешественники оценили бы бесплотный голос из-под сиденья. И только вечером, когда они остались наедине в гостиничном номере, дух оторвался за весь день молчания.
  Колдуны путешествовали под видом семейной пары ремесленников и снимали одну комнату на двоих. Так было дешевле и романтичнее. Но возмущённое бурчание Рика сбивало с настроя и вселяло чувство вины.
  - Интересно, как долго он говорил, когда ты его нашёл? - задумчиво поинтересовалась Рутгерта, прислушиваясь к неразборчивому бурчанию из угла комнаты, где они сложили свои вещи. Если она правильно помнила, Рик пробыл в руинах не одну сотню лет. В полном одиночестве.
  - Он не разговаривал. Он на меня напал, - сквозь полудрёму ответил Дерек.
  - Напал??? Зачем?
  - Ну, он же охранный дух. А я вторгся на его территорию.
  - Как же ты его обуздал?
  - Рут, уже полночь. Давай спать.
  На улице стояла глубокая ночь, а колдунья всё никак не могла заснуть. Она прислушивалась к мерному дыханию лежащего рядом Дерека и тихо завидовала. Бурчащий в углу дух, храп из-за стенки, непонятные шумы, доносившиеся с первого этажа... Но, конечно, сильнее всего её доставал Рик. Как можно спать, когда он бубнит и бубнит?! Идея путешествия на мётлах с каждой минутой выглядела всё притягательнее. Ведь если он будет устраивать такое каждую ночь...
  - Рик, можно потише? - шёпотом спросила она темноту. Дух никак не отреагировал. Раньше он казался ей более добрым.
  Промаявшись ещё с полчаса Рутгерта не выдержала и растолкала Дерека.
  - Там Рик всё никак не уймётся, сделай что-нибудь.
  - Рик, тише.
  Бубнение прекратилось. Но только она начала засыпать, как на самом краю слышимости опять услышала бессвязное бормотание.
  
  После бессонной ночи настроение было ужасное. Уж лучше бы Дерек храпел, чем это! Рутгерта хмуро рассматривала содержимое своей тарелки. Аппетит куда-то запропастился. Может, колдун с духом устроили что-то вроде показательного выступления? Специально. Сговорились. Чтобы она согласилась на путешествие на мётлах. Это сократило бы время пути более чем втрое! Ведь не только колдунья может договариваться с Риком. Завтрак проходил в молчании.
  Колдун изучал людей в зале. На всё про всё у них оставалось ещё двадцать минут. Потом прибудет карета, нужно будет грузиться и отправляться дальше. Как раз тот самый момент, когда можно отказаться от путешествия по земле. Выломать в ближайшей роще пару палок подлиннее и потолще и отправиться дальше надлежащим колдунам способом. Но у Рутгерты тоже есть свои принципы! Она ни за что не выкажет слабости. Сколько хватит сил, столько они и будут трястись с остальным пассажирами.
  - Вон тот мужчина, - негромко произнёс Дерек указывая на одного из попутчиков взглядом. - Ты не находишь его странным?
  - А что с ним? - Рутгрета хмуро посмотрела в сторону соседнего столика, но ничего необычного не обнаружила.
  - Какой-то он... Нервный. Будто ждёт чего-то.
  "Все в этом зале ждут чего-то. Например, почтовую карету". - хотела буркнуть Рутгерта, но сдержалась. Уж чего колдунье сейчас хотелось меньше всего, так это разгадывать тайны окружающих. Мало ли почему он нервничает. Может, у него недержание, а отказаться от поездки он не может?
  - Может, торопится куда-то. Или везёт с собой что-нибудь ценное.
  - Не нравится мне это, - вздохнул Дерек, будто не услышав её. - Ты уверена, что хочешь продолжать путешествие сейчас?
  - Что? - вот оно! Она так и знала! Злость вскипела в душе с новой силой. Они-таки сговорились!
  - Может, подождём следующую карету? - колдун посмотрел ей в глаза. - Не хочу с этим типом ехать.
  - Что он нам может сделать? - опешила Рутгерта. Дерек - один из сильнейших магов современности, и боится ехать вместе с каким-то нервным мужчиной? Мир сошёл с ума.
  - Не знаю, и выяснять не хочу, - он, похоже, что-то прочёл в её взгляде, и добавил: - Я так долго прожил не потому, что лучше всех колдую, а потому, что не забываю проявлять должную осторожность.
  - А мне кажется, это не осторожность, а паранойя.
  Дерек хмыкнул и ничего не ответил.
  #
  Когда они вышли к перрону, нервный человек уже был там. Дерек хмурился всё сильнее и сильнее. И когда, наконец, из-за поворота выскочили лошади сопровождения, а за ними, вся в клубах пыли, почтовая карета, колдун крепко сжал руку Рутгерты чуть выше локтя.
  - Мы не едем, - твёрдо произнёс он.
  - Но следующая будет только завтра, - Рутгерта недоумённо посмотрела на своего спутника. Что на него нашло?
  - Мы собираемся провести два месяца в путешествии, которое можно проделать за две недели. Один день ничего не решит. Завтра, значит, завтра.
  Дерек подхватил саквояжи, развернулся и пошёл обратно в гостиницу. Колдунья почувствовала, что закипает. Сначала ночью Рик, теперь днём Дерек! Однозначно сговорились!
  Они выселились и вселились в тот же номер настолько быстро, что служанка даже не успела перестелить постель.
  - Объяснись, - потребовала Рутгерта, как только они остались наедине. Ей стоило огромных усилий не начать скандал прямо в обеденном зале на глазах у всех, пусть и немногочисленных, посетителей. Что Дерек скажет в своё оправдание? С одной стороны, стоило бы к нему прислушаться: всё же он старше. В несколько раз. Но с другой стороны... Колдунья всё никак не могла решить, злиться или обижаться? На самом деле она и злилась, и обижалась одновременно. Так неприкрыто над ней не издевались уже давно.
  - Ты видела сопровождение? - Дерек тем временем расставлял саквояжи в одному ему известном порядке. В одном из них что-то хрустнуло и опять послышалось недовольное бурчание Рика о булыжниках и неаккуратности некоторых колдунов.
  - Ну, десять человек... Обычно едет четверо или шестеро, насколько я помню.
  - Не просто десять человек, это песчаные гвардейцы. Что такого может везти почтовая карета, что ей выдали в сопровождение десять песчаных гвардейцев?
  - Но пассажиров же они взяли? Значит, ничего уж слишком ценного.
  - Достаточно ценного, чтобы их ждал тот нервный тип. Он что-то знал. Могу поспорить, дальше по дороге их ждёт засада.
  - Мы могли бы помочь! Мы могли бы хотя бы предупредить!
  - Ты прочитала слишком много романтических книг, - Дерек фыркнул. - Они и так знают, что скорее всего где-то впереди их ждёт засада. То тайники, то неоправданное геройство... Поверь, против хорошего калёного болта из засады никакое колдунство не спасёт.
  Рутгерта насупилась. Конечно, один день действительно ничего не решает. Но что, если в завтрашней карете не будет мест? Придётся ждать ещё один день. А может, даже несколько! И всё из-за того, что Дереку что-то примерещилось.
  #
  Они встретили вчерашнюю карету бдиже к вечеру, почти возле самой гостиницы. Покорёженная, со сломанной осью, она накренившись стояла в придорожной канаве. На коричневых лакированных боках виднелось несколько дырок и царапин. "От арбалетных болтов", - подумала Рутгерта, и неприятных холодок пробежал по спине. На булыжниках кое-где виднелись бурые пятна. Пассажиры и до этого неразговорчивые, сейчас окончательно притихли. В воздухе невысказанными застыли страх, тревога, смешанная с ожиданием, и совсем немного облегчения, что это случилось не с ними. "Дерек был прав", - колдунья посмотрела на своего попутчика, но тот думал о чём-то своём и её взгляда не заметил.
  Остаток пути они ехали молча, будто ожидая нападения. Большая часть пассажиров вышла на постоялом дворе - никто после увиденного не хотел продолжить путешествие ночью, поэтому карета, сменив лошадей и возниц, укатила дальше почти пустая.
  Обеденная зала гудела от обсуждений - всё же грабёж на дороге был здесь редкостью. Да ещё и с жертвами. Тем более в случае с почтовой каретой. Почта являлась королевской службой, а корона не терпела, чтобы на неё бросали тень, тем более таким вульгарным образом. Понятно, что преступников будут искать с особым рвением; любые разбойники подумали бы дважды, а то и трижды, прежде чем нападать на почтовую карету. О дерзком преступлении говорили все. И Рутгерта в очередной раз задумалась: что же в ней было, что бандиты решили рискнуть?
  
  - Да-да! - женщина за соседним столом наклонилась ближе к своей товарке. Грузная, в невзрачной шали, но с ярким лисьим воротником. Безвкусная, как в одежде, так и в манерах. - Совершенно инкогнито! - её голос опять упал до шёпота, и Рутгерта дальше уже ничего не смогла разобрать. Заклинание слуха использовать не хотелось. Весь обеденный зал полон версий, одна другой удивительней. Зачем слушать сплетни?
  - ... Положили семерых! - донеслось от другого стола.
  - ... Похитили! - догнал их возглас, когда они поднимались по лестнице в свою комнату.
  
  - Настоящее похищение! - вместо приветствия воскликнул Рик, когда они вернулись с ужина.
  - А ты откуда знаешь? Ты же всё время был в комнате! - изумилась Рутгерта.
  - Ну, со слухом-то у меня всё в порядке, - хмыкнул дух. - Так что будем делать? - Другим - деловым - тоном спросил он.
  - Ничего, - Дерек копался в багаже в поисках принадлежностей для купания.
  - Как ничего?! Тут выкрали целого королевича, путешествовавшего инкогнито, перебили почти всю его охрану, а мы просто поедем дальше?
  - Именно так, - согласился с духом Дерек. Наконец, он достал маленький деревянный тазик, кусок мыла, полотенце и щётку, и теперь не торопясь раздевался, чтобы переодеться в гостиничный халат лежавший тут же, на кровати. Общая ванная стояла отдельно во внутреннем дворе основного здания, и туда вёл короткий крытый переход. В комнате было прохладно - всё же близилась зима, а топили здесь из рук вон плохо, - но колдуна это, похоже, не беспокоило.
  - А меня ты в своё время спас, - напомнила Рутгерта. Она была согласна с Риком: негоже оставаться в стороне, если можно как-то помочь. Тем более, в благодарность от королевской семьи можно получить что-нибудь хорошее.
  - Прости, я не специалист по мальчикам, - сейчас Дерек был невероятно похож на Дарраха. - Да и если помнишь, с местным королём я расстался не на лучшей ноте.
  - Какой же он бывает занудный, - вздохнула Рутгерта, когда за колдуном закрылась дверь.
  - Это ты его раньше не видела, - хихикнул Рик. - Сейчас он очень даже ничего.
  #
  Утро выдалось на удивление солнечным. На небе, покуда хватало глаз, не было ни одного облачка, но настроению колдуньи скорее подошли бы гроза с сильным ветром.
  Рутгерта и Дерек стояли на перроне в ожидании кареты: пока кондуктор проверит билеты, пока они погрузятся, лошади и возницы уже успеют поменяться.
  - Господин Оттар! - внезапно раздалось сзади. - Сколько лет, сколько зим!
  Дерек повернулся и посмотрел куда-то поверх головы Рутгерты:
  - Господин Серас, - он слегка поклонился. - Какая встреча.
  - Что вы здесь делаете? - к ним подошёл незнакомец. Высокий, поджарый, в чёрном дорожном костюме и с плащом, небрежно переброшенным через руку, он был слишком смугл даже для этих мест. Лицом он напоминал хищную птицу. И цепким взглядом внимательных карих глаз, и крючковатым носом.
  - Удовлетворяем страсть к путешествиям, - улыбнулся Дерек. Сама вежливость, а не человек.
  - Сомнительная страсть, - засмеялся господин Серас.
  - Если бы не она, вряд ли мы когда-нибудь встретились, - засмеялся в ответ Дерек и сделал приглашающий жест: - Знакомьтесь, моя жена, госпожа Цимус. Господин Серас, главный королевский дознаватель.
  - Много о вас наслышан, - господин Серас протянул ей руку. - Очень приятно увидеть вас воочию. Вы даже красивее, чем вас описывал господин Оттар.
  - Благодарю, - Рутгерта приветливо улыбнулась, выдержав пытливый взгляд дознавателя, и пожала протянутую руку. "Жена? Много наслышан"? Очень интересно!
  - А вы какими судьбами так далеко от столицы? - продолжил разговор Дерек.
  - Вы слышали о похищении королевича? - вместо ответа спросил дознаватель.
  - Краем уха, - кивнул колдун.
  - Прибыл два часа назад на место преступления, - вздохнул южанин. - Вы ждёте почтовую карету, я так понимаю? - и, не дожидаясь ответа продолжил. - Я бы хотел попросить вас задержаться.
  - Милая, что скажешь? - повернулся Дерек к Рутгерте.
  Фарс, не иначе. Как можно отказать главному королевскому дознавателю?
  - Мне может понадобиться ваша помощь, - поймал её взгляд господин Серас, будто бы сомневался в ответе. - Не так уж и часто в наших краях встречаются северные колдуны. Будет большой глупостью с моей стороны упустить такой шанс и не воспользоваться вашей поддержкой.
  - Что вы, конечно, - согласилась Рутгерта. - Мы с радостью поможем расследованию, чем сможем.
  - Тогда не будете ли вы против вернуться в гостиницу?
  - Конечно. Идите, мы за вами, - Дерек наклонился к саквояжам.
  - Я так надеялся уехать раньше, чем он здесь объявится, - тихо вздохнул колдун, когда главный королевский дознаватель немного опередил их.
  - Не хочешь помогать? - так же шёпотом поинтересовалась Рутгерта
  - Нет, просто теперь мы в списке подозреваемых. Серас прав, не так уж часто в их краях встречаются северяне. А с учётом того, как я расстался с королём Релейем... - он замолчал разглядывая прямую спину идущего впереди южанина.
  - Но мы бы и так были в списке подозреваемых?
  - Пока они нас нашли бы, то уже разобрались, что мы ни при чём. А теперь придётся тут торчать неизвестно сколько.
  - Кстати, "много наслышан"? - выгнула колдунья бровь.
  - Одно время король хотел меня женить на своей дочери. Мне не повезло к тому моменту уже быть "женатым", - развеселился Дерек. - Пожалуйста, не разрушай мою легенду.
  Рутгерта только вздохнула в ответ. Хотя приятно, что в выдуманные жёны Дерек выбрал именно её. Кстати, хорошая мысль. Если она уже будет "замужем", граф Эзенкей ведь не сможет на ней больше жениться? По крайней мере, пока жив её муж...
  - Кстати, он назвал тебя Оттар? - вдруг вспомнила колдунья. - Это твой местный псевдоним?
  - Нет, это моя фамилия. Ты же не думала, что я бесфамильный?
  - Нет, но во всех книгах о тебе писали как о...
  - "Морозном"? - колдун еле слышно засмеялся. - Вот это как раз псевдоним.
  Рутгерта промолчала. Есть ли границы его скрытности?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 15
  
  - Королевич Табо возвращался домой, когда это произошло, - главный королевский дознаватель внимательно смотрел на колдунов. Рутгерта в ответ разглядывала его руки, сцепленные на столе. Дерек всем своим видом проявлял участие. - Мне уже сообщили, что вы должны были ехать в той же карете, но в последний момент передумали. Возможно, если бы вы были там, то всё закончилось бы совсем иначе, - господин Серас пытливо посмотрел на Дерека. - Почему вы решили остаться?
  - Я думаю, вы помните, что с Его Королевским Величеством Релейем мы расстались не лучшими друзьями, - вздохнул Дерек. - Будем откровенны: когда я увидел в сопровождении песчаных гвардейцев, то в голове пронеслось много разных мыслей. К сожалению, я даже не мог подумать, что они могут быть всего лишь сопровождением королевича.
  - Как жаль, - согласно кивнул королевский дознаватель, хотя по его виду было видно, что совсем не жаль. И что он не верит ни единому слову колдуна. - Может, видели что-нибудь необычное? Что-нибудь, что может натолкнуть нас на след похитителей.
  - Хм... - Дерек нахмурился, будто бы пытаясь вспомнить. - Нет, не припоминаю. Вроде бы всё было, как всегда. Если не считать песчаных гвардейцев, конечно.
  - Очень жаль, - опять согласно кивнул королевский дознаватель. - Госпожа Цимус, может быть, вы что-нибудь заметили?
  - Ммм... - Рутгерта, как и Дерек сделала вид, что пытается вспомнить что-нибудь полезное. Раз он не сказал о том нервном типе, значит, так нужно. Она постарается подыграть ему в меру своих скромных сил. - Сожалею, господин Серас.
  - Очень жаль, - королевский дознаватель вздохнул и поднялся из-за стола. - Здесь вы единственные, кто видел карету до нападения. Остальные пассажиры - ваши спутники - приехали на день позже. А тех, кто выжил после нападения, бандиты, похоже, забрали вместе с королевичем. Если вы вдруг что-нибудь вспомните, пожалуйста, незамедлительно свяжитесь со мной. Внизу будет постоянно дежурить кто-то из моих людей.
  - Хорошо, господин Серас. Обязательно, - Дерек тоже поднялся из-за стола и протянул руку Рутгерте, помогая встать. Оказывается, каким галантным он может быть! Интересно, какое амплуа у него было при дворе? Дождавшись, пока главный королевский дознаватель почти дошёл до дверей, колдун его окликнул: - Хотя, постойте. Был там один тип. Милая, помнишь, нервный такой?
  Она сделала вид, что припоминает.
  
  Рутгерта в задумчивости смотрела в окно. Наконец-то близкая зима проявила себя: пошёл дождь. Теперь, даже если дознаватель надеялся найти что-нибудь с помощью собак, его ждал полный провал: вода заметала следы не хуже времени.
  - Может, мы бы всё-таки помогли? Я неплохо умею искать, - подала голос колдунья. - Если у господина Сераса есть какая-нибудь личная вещь королевича...
  - Рут, - вздохнул Дерек. - Это не наше дело. Не связывайся. А пока Серас не просит - тем более не связывайся.
  - Но вдруг его убьют, пока мы бездействуем? Может, единственное, что может его спасти, это наша помощь?
  - Всё к лучшему.
  За окном блеснуло, громыхнуло, и дождь, будто дождавшись команды, полил сильнее.
  - Чем они тебе не угодили? - Рутгерта попробовала зайти с другой стороны. Должна же быть какая-то причина.
  - Если бы ты их видела, то не задавала бы таких вопросов, - Дерек встал, словно решился на что-то. - Мне нужно отлучиться ненадолго. Не уходи никуда. И если Серас будет тебя провоцировать или подсылать своих людей, пожалуйста, не поддавайся. Это очень важно.
  Рутгерта надулась. Бессонные ночи, непредвиденные трудности в пути, а теперь ещё и дождь! Всё это не способствовало хорошему настроению. И покладисто соглашаться на всё даже толком не зная, что происходит, не хотелось.
  - Может, ты всё-таки расскажешь, что происходит? Да и твоё отсутствие будет выглядеть слишком подозрительно.
  - Прости, сейчас не время, - Дерек наклонился и поцеловал Рут в макушку. Она замерла, надеясь на продолжение, но колдун уже выходил из комнаты: - Я быстро вернусь, никто ничего не заметит.
  Дверь за ним затворилась, и колдунья осталась одна. Слишком редко он позволял себе быть нежным. Слишком много тайн держал в себе. Как будто бы до сих пор они были лишь случайными знакомыми.
  - Самонадеянный идиот, - буркнула она колдуну вслед.
  - Согласен, - подтвердил Рик из угла с вещами.
  #
  - Госпожа Цимус? Позвольте присоединиться?
  Рутгерта вздохнула и подняла взгляд от чашки. Так и есть. Она надеялась выпить немного кофе со сладостями, как любила делать на летних верандах в Рате. Расслабиться и упорядочить мысли. Да, Лары здесь нет, чтобы составить компанию и хорошенько пропесочить кости одному вредному колдунишке, но можно хотя бы повспоминать, как они вдвоём отдыхали. Вместо колдуньи-швеи над её столиком высился главный королевский дознаватель.
  - Да, конечно, - она улыбнулась и указала на соседний стул.
  - Господин Оттар не пожелал спускаться?
  - Он отдыхает наверху. Но если он вам нужен, то... - она сделала движение, чтобы встать, но дознаватель поспешил остановить её.
  - Нет-нет, не стоит, - и настолько он был тороплив, что Рутгерта поняла: на самом деле господин Серас хотел поговорить с ней, а не Дереком. И в подтверждение её мыслей дознаватель продолжил: - Я не надеюсь на помощь от господина Оттара, это вполне ожидаемо с учётом всех обстоятельств, - он вздохнул. - Вы ведь понимаете.
  Как там колдун предупреждал? Не поддаваться на провокации?
  - Да, понимаю, - кивнула Рутгерта. Как же! Она даже не представляла о чём они говорят. Но, по-видимому, жена должна была быть в курсе дела. Дерек задолжал ей несколько длинных объяснений. Причём, что это за "я быстро, они даже не заметят"? Уже близился вечер, а колдун всё ещё не вернулся. Если бы она не была такой хорошей притворщицей, то дознаватель сразу бы раскусил, что её спутника нет в гостинице. И куда он запропастился - хороший вопрос.
  - Но, может, я могу рассчитывать на вашу благосклонность? - дознаватель мог поспорить сейчас в смирении с Кесскими отшельниками.
  - Ах, господин Серас, если бы только я могла вам помочь, - вздохнула Рутгерта.
  - Я уверен, что можете!
  - Но как?
  - Мы уже сбились с ног, прочёсывая окрестности. Хотя бы одна небольшая подсказка могла бы решить исход дела.
  Колдунья колебалась, и дознаватель видел это. Какое счастье, что он не мог знать истинной причины! Хотя не факт, что он не подозревает что-то ещё более ужасное. Например, что колдуны действительно в сговоре с разбойниками, и она сомневается, выдавать ли подельников, и в том числе предавать ли мужа.
  Конечно, в поисковых заклятиях она была не так сильна, как хотелось бы, ведь прятаться от поиска - это не то, что искать самой. Но кое-что Рутгерта умела. Случай с Мандергольдом в своё время заставил её проштудировать всю доступную о колдовском поиске информацию. Да и Даррах многому её научил. Но Дерек... он ведь просил не помогать. Хотя с другой стороны, она ведь тоже просила, несколько раз. И что, кто-нибудь объяснил ей в чём причина такого враждебного отношения к этой королевской семье?
  - Я могу попробовать, но ничего не обещаю, - вздохнула Рутгерта и господин Серас обрадованно встрепенулся, если можно было так назвать зажёгшийся в его глазах огонёк.
  - Мне нужна личная вещь королевича. Чем больше она была с ним, тем лучше.
  Что за странное выражение лица? Главный королевский дознаватель рассчитывал на что-то другое? Но не успела Рутгерта сказать что-нибудь ещё, как господин Серас торопливо встал из-за стола.
  - Сейчас, - он скрылся в одной из комнат на втором этаже, и не прошло и пяти минут, как вернулся обратно, неся помятую рубашку с надорванным рукавом. - Вот, - он бережно положил свою ношу на стол перед колдуньей. - Мы нашли её в лесу. Королевич Табо любил такие рубашки, так что я уверен, что это его.
  - Хорошо. Дайте мне минуту, - Рутгерта взяла ткань в руки и закрыла глава сосредотчаиваясь. Да, рубашка ещё совсем недавно была на владельце. - Хозяин этой вещи жив... и он... совсем рядом, - она в изумлении посмотрела на королевского дознавателя. - В этой гостинице. Это ваша вещь.
  - Это так, - кивнул господин Серас. - Простите, госпожа Цимус. Мне нужно было проверить вас перед тем, как действительно приступить к поискам.
  Ах вот как! Проверить! Она со всей душой, её так убеждали, что без помощи ну никак, а теперь проверить! Нужно было слушаться Дерека. Сплошное расстройство. Хотя она тоже хороша, могла сразу догадаться, что что-то не так: рубашка была слишком чистой, как для найденной в лесу. Да и к чему её выбрасывать? Не потому ведь, что она слегка порвалась. Оставлять лишний след, да ещё такой, было бы разбойникам ни к чему. А сам королевич скорее всего не мог её незаметно выбросить, ведь по теперешней погоде, чтобы снять рубашку, нужно было сначала избавиться от плаща и камзола. И именно поэтому она не могла так порваться: ведь тогда нужно было испортить верхнюю одежду. И в таком случае... Скорее всего на рубашке была бы кровь. В любом случае вряд ли королевичу дают столько свободы. Если его действительно похитили, он скорее всего сидит сейчас связанный по рукам и ногам.
  -Сожалею, господин Серас, - вздохнула Рутгерта. - Возможно, со стороны мои действия и выглядят просто, но теперь я смогу использовать это заклятие не раньше, чем через несколько дней.
  Пусть это и неправда, но такой вид колдовства действительно выматывал. Большинство колдунов предпочитали специализироваться в каком-то одном виде колдовства, будь то поиск или управление погодой; и коньком Рутгерты в своё время стала бытовая магия, пусть это и не сильно совпадало с изначальной мечтой стать самой могущественной колдуньей в мире.
  - Что это значит? - королевский дознаватель нахмурился.
  - Это значит, что я смогу приступить к поиску королевича не раньше, чем послезавтра. Заклятие поиска очень тяжёлое. Очень жаль, что вы мне не доверились, возможно, это могло спасти ему жизнь. Прошу меня извинить, мне теперь нужно отдохнуть, - Рутгерта поднялась из-за стола и направилась к лестнице. Хотелось побыть одной. Мало ей было беспокойства о своей родне, так она ещё и влезла в это похищение! Может, королевич Табо сбежал, как она когда-то? Может, у него есть свои планы, может, он не хочет всю жизнь быть чьей-то пешкой? Кстати, о пешках, если поразмыслить, то Дерек ведь её тогда спас, да, но если проводить аналогию, то играл он не на стороне королевского дознавателя.
  Но не успела Рутгерта поставить ногу на первую ступеньку, как господин Серас остановил её, схватив за руку.
  - Постойте, госпожа Цимус. У меня к вам всего один вопрос. Господин Оттар тоже умеет искать?
  - Да... - Рутгерта прикусила язык, но было поздно. Не стоит обычным людям открывать истинные границы могущества и умений, своих или чужых.
  - И он никого не искал в последние дни?
  Кажется, она поняла, к чему клонит дознаватель. Но почему? Ведь он же говорил, что Дерек не станет помогать.
  - Отпустите, - Рутгерта потянула руку на себя, но королевский дознаватель сжал её ещё крепче. - Вы делаете мне больно.
  - Простите, госпожа Цимус, но вам придётся немного потерпеть моё присутствие.
  Ах вот как он собирается заставить Дерека найти королевича. Ничего глупее и придумать было нельзя.
  - Вы не понимаете, что делаете, - как можно более спокойным тоном произнесла колдунья.
  - О, мне кажется, наоборот, - королевский дознаватель улыбнулся. - Я надеялся на несколько лишних деталей, может, вы всё же что-то видели, но не хотели говорить. Но получить в руки настоящего искателя... - он одёрнул себя, будто сболтнул лишнего. - Я неправильно оценил вашего мужа. Думал, что он тряпка и шарлатан. Но вы меня переубедили.
  Рутгерта закрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. Какая же она дура! Эгоистичная, самовлюблённая, слепая дура! Это она Дерека называла идиотом? Ха, она в сто крат хуже него.
  - Пойдёмте обратно за стол, - господин Серас потянул колдунью за собой. - Лесер!
  - Да, господин Серас, - рядом с ними возник один из его подчинённых.
  - Позови господина Оттара, скажи, что я хочу с ним поговорить.
  - Да, господин Серас, - Лесер отправился на второй этаж, куда только что пыталась сбежать Рутгерта. Проклятье, Дерека ведь до сих пор нет! Кого он собирается звать?
  - Вы об этом пожалеете, - только и смогла произнести колдунья, наблюдая, как королевский дознаватель разливает по чашкам новую порцию кофе. Господин Серас бросил на неё ироничный взгляд, но ничего не сказал.
  
  #
  Минуты казались Рутгерте часами. Сначала она ждала, что воин вернётся тут же и доложит, что колдун сбежал. Но вот прошло пять минут, десять. А он всё не возвращался.
  Рик ничего сделать не мог, ведь дух, не привязанный к дому, может лишь слышать и говорить. Но что ещё могло задержать посланника так надолго? Неужели Дерек всё же вернулся? Колдунья украдкой посмотрела на господина Сераса. Тот держался спокойно и был скорее удивлён долгим отсутствием своего человека, чем обеспокоен.
  Наконец, главный королевский дознаватель не выдержав поднялся из-за стола. В обеденном зале больше его людей не было, чтобы послать на поиски Лесера.
  - Пойдёмте, госпожа Цимус, поищем господ Лесера и Оттара. Любопытно, чем они заняты.
  Возле номера Рутгерты и Дерека никого не было. Из комнаты тоже не доносилось ни звука. Колдунья нервничала всё сильнее. Она ведь знала, что там никого нет. Что делать, когда королевскому дознавателю никто не откроет? Что бы придумать? И куда, в конце концов, подевался его человек?
  - Странно, - пробормотал господин Серас. И постучал. На мгновение он напрягся, но потом расслабился, будто бы заснул прямо стоя. Взгляд дознавателя расфокусировался. Он посмотрел сквозь Рутгерту, словно её здесь не было, нахмурился, стараясь что-то вспомнить. Развернулся и несколько неуклюжей походкой, как только что проснувшийся человек, побрёл обратно к лестнице. Когда колдунья через несколько минут заглянула со второго этажа в обеденный зал, господин Серас сидел на прежнем месте и пил кофе.
  Она вернулась к двери. Неужели Дерек наложил заклятие забвения? Если это так, то Лесер сейчас занимается чем-то, что давно хотел сделать. Например, спит у себя в комнате. Или латает портки. Она подняла руку, но немного подумав, всё же решила не прикасаться к дереву. Похоже, заклятие активировалось от стука. Было бы не смешно, если бы Рутгерта внезапно забыла о своём спутнике, пусть даже на время. Но ведь можно же было предупредить! Неужели это так сложно? Она осторожно открыла замок и вошла в комнату. Здесь с её ухода ничего не изменилось. Дерек ещё не возвращался. И где его носит?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 16
  
  Рутгерта проснулась от того, что скрипнула кровать. Дерек, стараясь не шуметь, устраивался на своей половине.
  - Ты где был?
  - Мне нужно было решить пару вопросов, - замер Дерек.
  - Каких вопросов?
  Темнота медлила с ответом.
  - Ты меня уже достал своими секретами, - Рутгерта смотрела в потолок. Злость за время долгого ожидания прошла, осталась только обида.
  - Прости, - вздохнула темнота в ответ.
  - Мог хотя бы предупредить о заклятии забвения.
  - Прости.
  - И о том, что Серас считает тебя шарлатаном.
  - Прости.
  - Есть ещё что-нибудь, что мне стоит узнать?
  Темнота опять затаилась. Вдруг прямо перед колдуньей вспыхнули голубым огнём два глаза. Это было так неожиданно и жутко, что она невольно вскрикнув шарахнулась в сторону и кубарем скатилась с кровати.
  - Всё!!! - закричала Рутгерта нисколько не заботясь слышат её соседи или нет. - С меня хватит!!!
  - Я не хотел... - начал было Дерек, но Рутгерта, не слушая, начала одеваться. Она всегда аккуратно складывала вещи перед сном, поэтому найти их на ощупь было легче лёгкого.
  - Рутгерта, постой, - голубые огоньки взмыли вверх: Дерек встал. - Рутгерта!
  Но колдунья была похожа на смерч. Ни минуты больше она не останется здесь. Дерек с Риком добились своего: она полетит на метле. Но без них. Она возвращается в Кри, на север. Но одна. Никаких таинственных и древних колдунов. Никаких говорящих камней. Хватит. Несколько ночей вместе да пара поцелуев ничего не значат. Может, если бы Дерек был более нежен. Если бы он немного больше рассказывал о том, что делает, и о том, почему это делает. Хоть кто-нибудь будет считаться с ней? Нельзя было влюбляться тогда, шестнадцать лет назад. И нельзя было позволять этому чувству воскреснуть сейчас. Мало ей было злоключений с Марком? А Дерек - не почётный горожанин. Если что-нибудь пойдёт не так, то с древним колдуном справиться будет намного труднее.
  Полностью одетая, с сумкой на плече, колдунья распахнула дверь, намереваясь уйти. И чуть не получила по носу, когда Дерек с силой захлопнул её, не давая выйти.
  - Больше ты не сбежишь, - произнёс колдун. Что за странная интонация? Злость? Боль? Обида? Рутгерта раньше не слышала, чтобы он так говорил.
  - А что ты сделаешь? Заколдуешь меня?
  Но в ответ Дерек лишь крепко её обнял.
  - Пусти меня! Пусти, слышишь?! - но колдун лишь сильнее прижимал её к себе, не давая вырваться. Рутгерта колотила по его груди кулаками, пробовала лягаться и даже кусаться. Но Дерек молчал, не отпуская; даже голубые огоньки глаз исчезли. Как будто бы сражаешься с самой тьмой. Наконец, Рутгерта выдохлась. Устало повисла в его объятиях. Но это ещё ничего не значит. Она ещё улучит момент и сбежит.
  - За сто с лишним лет я только однажды пытался наладить серьёзные отношения с женщиной, - прошептал колдун ей в волосы. - И закончилось всё приворотным зельем. Прости, если что-то делаю не так. И подскажи, если знаешь, как лучше.
  Рутгерта лишь буркнула что-то невразумительное в ответ. Она всё равно сбежит. Хотя былой уверенности уже не было.
  #
  Колдунья перевернулась на другой бок и посмотрела в окно. На улице по-прежнему лил дождь. За ночь всё отсырело, и даже в кровати лежать было противно. Но вылезать в холодное утро - ещё неприятней. Дерек на рассвете опять исчез, но она уже не так злилась, как вчера вечером: её спутнику пришлось долго и сбивчиво объясняться, где он пропадал и что задумал. По крайней мере в этот раз ему удалось добиться примирения. Но если всё будет идти такими темпами и дальше, Рутгерта опасалась, что они друг друга придушат ещё раньше, чем доберутся до побережья.
  Колдунья спряталась под одеялом с головой и попыталась устроиться поуютнее. Нет. Похоже, всё-таки пора вставать. Особенно с учётом этого сводящего с ума запаха кофе и свежих булочек.
  Зал был полон посетителей: почтовая карета ещё не приехала, и путешественники завтракали в ожидании транспорта. Главный королевский дознаватель обнаружился тут же, за столиком недалеко от входа на кухню. Заметив колдунью, он приветливо помахал рукой: рядом с ним оставалось одно из немногих свободных мест. Похоже, его общества избежать не удастся. Нацепив одну из самых дружелюбных улыбок Рутгерта поздоровалась. Как по волшебству перед ней возникли кофейник, молоко, овсяные хлопья, джем, масло и свежие булочки.
  Сначала они заговорили о погоде. Потом о подготовке к зиме. Колдунья уже даже начала надеяться, что господин Серас так и не вспомнил, что вчера было, но с качества дорог они плавно перешли к обсуждению преступности на этих самых дорогах, а потом и к похищению.
  - А вы вчера не подмешали мне ничего в кофе? - вдруг спросил господин Серас.
  Рутгерта чуть не поперхнулась. И как он ожидает она должна ответить на такой вопрос?!
  - Нет. А почему вы спрашиваете?
  - Просто вечер, как в тумане, - королевский дознаватель помешивал свой кофе. Он уже покончил с завтраком, но уходить не торопился. - Помню, мы вроде бы обсуждали с вами поиск королевича Табо. А потом будто провал, - он вздохнул.
  Рутгерта какое-то время размышляла, проворцирует её главный королевский дознаватель или нет. На самом деле, если обладаешь определённой силой воли и подозрением, что с воспоминаниями что-то не так, заклятие забвения довольно легко сломать. Нужно просто заставить себя вспоминать. И "затёртые" события и подробности постепенно проявятся. А если бы у господина Сераса не было "определённой силы воли", то он не смог бы занять и удерживать свой пост. Кроме этого, со временем заклятие тоже рассеивается. То есть, рано или поздно королевский дознаватель всё же вспомнит, что произошло на самом деле, даже если сейчас ему это не удалось. Через год или два. Значит, следует себя вести так, будто бы он ничего не забывал. Но не болтать лишнего, если всё же что-то ускользнуло из его памяти. Про заклятие поиска, да и вообще обо всём, что касается колдовства, Рутгерта решила молчать.
  - Возможно, это следствие недосыпа? Вам обязательно нужно показаться лекарю, - Рутгерта приступила к завтраку.
  - Может, вы и правы, - хотя по нему было видно, что он думает совсем о другом. - Так что там с поиском? Что вы вчера говорили?
  - Что я, к сожалению, ничем не могу помочь.
  - Вы уверены?
  - Абсолютно. Я весь вечер и ночь пыталась припомнить хоть что-нибудь, что могло бы оказаться полезным для вас. Но, увы...
  - Очень жаль.
  Господин Серас ничем не показал, что помнит о заклятии поиска, и такое положение дел более чем устраивало колдунью. Пусть даже и помнит. Если не будет приставать, и на том спасибо.
  - А господин Оттар? Всё ещё отдыхает?
  - Ему что-то нездоровится с утра.
  Они замолчали на какое-то время, каждый занятый своей чашкой кофе.
  - Господин Серас, когда мы сможем продолжить путешествие? - наконец, спросила Рутгерта.
  - Да, я понимаю, что вы уже потеряли несколько дней, - вздохнул королевский дознаватель. - Уверяю вас, мне самому неприятна эта ситуация. Подождите ещё немного. Я уверен, что всё скоро образуется.
  - Надеюсь на это.
  Тут внимание королевского дознавателя перешло на что-то за спиной Рутгерты. Колдунья обернулась посмотреть, и встретилась взглядом с Дереком, спускавшимся по лестнице. Он был одет с иголочки и застёгнут на все пуговицы, как будто бы и не отлучался никуда, а действительно лежал всё это время в комнате: даже брюки и сапоги были чистыми, без грязи, которая после дождя сейчас была везде. Лишь слегка растрёпанная коса как бы намекала, что колдуну немного нездоровится.
  - Доброе утро, - колдун поцеловал Рутгерту в макушку, будто бы здоровался с ней так каждое утро, и протянул руку королевскому дознавателю для пожатия.
  - Тебе уже полегче? - участливо спросила колдунья.
  - Да. Немного полежал и отпустило, - Дерек осмотрел зал, подыскивая, где бы сесть.
  - Я уже ухожу. Можете занять моё место, - господин Серас поднялся.
  - Благодарю.
  - Ну как? - поинтересовалась Рутгерта, когда королевский дознаватель скрылся за входной дверью, а служанка, тут же бросившаяся убирать стол, отошла.
  - Всё получилось. Думаю, завтра мы сможем отправиться дальше.
  - Всё равно не понимаю, почему нужно делать это тайно, - вздохнула Рутгерта, когда быстро вернувшаяся служанка принесла Дереку завтрак и опять отошла.
  - Потому что я бы вообще ничего не делал. А ты хочешь помочь. Поэтому мы поможем, но все будут думать, что мы ни при чём.
  Рутгерта опять вздохнула. Логика происходящего от неё ускользала. Уж ей-то он мог сразу всё рассказать, раз действует по её прихоти! Что-то здесь всё равно нечисто. Пусть сегодня ночью она ему и поверила, но сейчас на душе опять заскребли кошки.
  - Расслабься, ты выглядишь слишком напряжённой, - Дерек принялся за еду. - Ещё Серас решит, что мы что-то задумали.
  - От следующей остановки полетим на мётлах. Хватит с меня приключений.
  Дерек улыбнулся одними уголками губ.
  - Как скажешь.
  #
  Сомнения глодали её. Дерек ведь явно что-то не договаривал. Несмотря на все её попытки выяснить подробности, колдун лишь отделывался общими объяснениями. Вроде бы и всё рассказал, но ощущение недосказанности, будто бы он о чём-то умолчал, оставалось. Решено. Теперь её очередь тайно выскальзывать из комнаты, когда наступит ночь и все заснут.
  Ближе к ужину прибыл взмыленный гонец, как Дерек и предсказывал. Главный королевский дознаватель со своими людьми в спешке отбыл. Пока что всё шло по плану. Что смущало Рутгерту, так это то, что господин Серас со спасённым должны были вернуться значительно позже прибытия почтовой кареты. То есть, колдуны должны были отбыть на следующий день без ведома главного королевского дознавателя. Но Рутгерту намного больше беспокоило не это, а то, что она не увидит их возвращения. Не то, чтобы ей было любопытно, как выглядит королевич Табо. Королевичей, принцев, княжичей, баронетов и многих-многих других она на своим веку повидала более чем достаточно. Её беспокоило то, что они могут и не вернуться. В этом Дерек ей иногда напоминал злобных южных духов из сказок (то ли выдуманных, то ли живших намного южнее: здесь она ни одного так и не встретила): вроде бы и пообещал выполнить желание, но если есть хоть малейшая возможность вывернуть всё наизнанку - не применёт воспользоваться.
  Дождавшись, когда Дерек заснёт, Рутгерта тихо собралась и никем не замеченная выскользнула из гостиницы. Постоялый двор стоял на самом краю небольшого селения, так что лес с этой стороны начинался почти сразу за забором.
  Она осмотрела "приобретение" для полётов, которое по дороге захватила на кухне и скептически покачала головой. Стоило наложить заклятие ночного зрения сразу, а не во дворе, тогда она не взяла бы вместо метлы ухват. Но не возвращаться же из-за такой ерунды? Тем более, у ухвата древко даже длиннее. Пробормотав все необходимые заклинания, колдунья взмыла в воздух. Несколько защитных заклятий, полог беззвучности и покрывало неприметности, ночное зрение и заговор от железа. От арбалетного болта не спасёт, но стрелу отведёт. И самое главное: заклятие поиска. Возобновить привязку на последнего человека, которого искали, можно было и без принадлежавщей ему вещи. А то, что Рутгерта вчера "случайно нашла" господина Сераса, она Дереку не сказала. Ведь у каждого должны быть свои тайны. Да и случая как-то не представилось. Беззвучной тенью колдунья скользнула в темноту леса. Любой сторонний наблюдатель должен был принять её за филина. Мышкующий ночной хищник ни у кого не вызовет подозрений.
  
  Деревья высились бледными столбами, ветки казались странной мерцающей паутиной, а небо едва заметно светилось. Рутгерта никогда не любила заклятие ночного зрения - оно всегда переворачивало мир с ног на голову, делая чёрное белым, белое чёрным, а всё остальное - серым. Лес сейчас виделся древним храмом с нескончаемой колоннадой. Такие колдунья видела когда-то в книгах. Нагнав на себя жути, она поднялась повыше, так, что верхушки деревьев теперь стелились под ногами. Дышать сразу стало легче. Господин Серас сиял вдали путеводной звездой, вытесняя остальные мысли. Такое яркое свечение говорило как минимум о том, что главный королевский дознаватель жив. Это не могло не радовать. Может, Рутгерта зря переживала? Стоило довериться Дереку и сейчас спокойно спать, а не носиться по лесу на ухвате.
  Лететь пришлось долго - разбойники ушли далеко. Неудивительно, что колдуна не было полдня. И её теперь, похоже, не будет полночи. Теперь Рутгерту терзали сомнения совсем иного рода: стоило ли вообще срываться и лететь одни духи знают куда только ради того, чтобы убедиться, что Дерек действительно помог спасти королевича Табо, а не порешил всех каким-нибудь особо извращённым колдунством?
  Мерцающий лес внизу закончился неожиданно, будто ножом обрубили, и началась чёрная степь. Или обработанные поля? Не разглядеть. Впереди виднелся небольшой холм с бледными нитями-деревьями рощи. Именно там сияла звезда главного королевского дознавателя. Что ж, неудивительно, что их возвращения Дерек ожидал не раньше, чем к обеду следующего дня: лошадьми сюда добираться ой как неблизко. На их месте Рутгерта вообще бы не возвращалась, а отправилась сразу в Мелару, к чему такой крюк делать?
  Защитный браслет предупреждающе задрожал, когда до холма было ещё не меньше километра, и это было очень плохо: это значило, что колдовство на холме активно и очень сильно. Возможно, даже новые отводящие амулеты, которые Рутгерта начала носить после встречи с советником Руфусом, не справятся с нагрузкой. Дальше стоило продвигаться с предельной осторожностью. Колдунья снизилась почти к самой земле: если придётся падать, то хотя бы невысоко. На холме пришлось заставить браслет замолчать - он так сильно дёргался, что мешал ровно вести ухват. Наконец, кусты расступились и перед колдуньей открылась поляна, где разбойники разбили свой лагерь. Кожу неприятно закололо, отводящие амулеты едва заметно нагрелись, и даже волосы на голове слегка встали дыбом. Всё было покрыто льдом. Ни один звук не нарушал тишины этого места, и только платье колдуны шуршало о древко ухвата, когда она поворачивалась, осматривая этот маленький кусочек легендарного царства Ледяных дев. Деревья превратились в причудливые решётки, а трава стояла острым частоколом. Люди и лошади застыли в различных причудливых позах. По ним, как по книге, можно было прочитать, что здесь произошло. Разбойники, замершие в разных позах у костра, чьё пламя тоже превратилось в осколок льда. Холод настиг их внезапно так и оставив сидеть с плошками в руках. Лошади с людьми королевского дознавателя на самом краю поляны картинно врывались во вражеский лагерь, похожие на штормовую волну. Всадники с саблями наголо, некоторые держали взведённые арбалеты. Их не удивило, что разбойники не заметили конный отряд, приближающийся к их убежищу по открытой равнине? Очень странно. А вот и королевич Табо, сидит со связанными ногами чуть дальше костра, с другой стороны поляны. В руках кусок хлеба, совсем чуть-чуть не донёс до рта. Рутгерта вздохнула, и перед её лицом тут же заискрились льдинки, в которые превратилось дыхание. У неё недостанет сил снять чары, наложенные Морозным Дереком.
  - П-п-п-помо-ги-и-ите, - вдруг донёсся до её слуха чей-то едва слышный шёпот. Рутгерта резко развернулась на ухвате ещё раз внимательно осматривая поляну. Кто-то живой, кроме неё способный дышать и говорить в этом царстве льда и холода? Главный королевский дознаватель скорчившись сидел на земле рядом со вставшей на дыбы лошадью. Похоже, конь сбросил своего всадника, когда до него добралось заклятие. Вокруг дознавателя был крошечный пятачок талой земли, на которой последний и ютился. Его губы посинели от холода, а кожа приобрела характерный бледный оттенок, казавшийся вдвойне странным на такой тёмной коже.
  - Господин Серас? - колдунья подлетела ближе. Как так получилось, что на главного королевского дознавателя заклятие не подействовало? Но вот по его плащу пробежала волна голубых искр и бессильно осыпалась на землю. "Наверное, лучшие колдуньи-швеи работали над ним", - подумала колдунья с лёгкой завистью. Ей бы такой. И ни один мастер замыкающих заклятий не смог бы поймать её даже в самую изощрённую свою ловушку.
  - Г-г-госпожа Ци-цимммус, - вымученно улыбнулся главный королевский дознаватель. - П-п-прилетели д-д-добить в-вижив-вших?
  - Наоборот, - Рутгерта подлетела как можно ближе и протянула руку. На иней, сплошным ковром укрывающий землю, становиться не хотелось. - У нас с господином Оттаром разный взгляд на некоторые вещи. Давайте руку, я вас вытащу.
  С трудом колдунье удалось втащить господина Сераса на ухват и выбраться из злополучной рощи. Магический костёр пришлось разводить тут же, возле последних деревьев.
  - А я д-думал, он шарлатан, - вздыхал главный королевский дознаватель, пытаясь отогреть негнущиеся пальцы. - Тряпка. Н-никогд-да так сильно н-не ошибался в люд-дях.
  - Я так понимаю, вы вообще в колдовство не сильно верили?
  - Н-не верил, - покладисто согласился дознаватель, отрешённо гладя в магическое пламя.
  - Но почему тогда носите зачарованный плащ?
  - Зачарованный? - он удивлённо посмотрел на колдунью, потом на своё плечо, будто ожидая, что там сейчас появится чудовище.
  - Не знаю, откуда он у вас, господин Серас, но его защитные чары сослужили вам хорошую службу.
  - Для вас п-просто Л-леон, - королевский дознаватель помолчал, о чём-то размышляя. - Д-достался от предшественника. Надо же, - он опять вздохнул. - Какая ирония.
  В чём именно заключалась ирония, Рутгерта решила не уточнять. Какое ей дело до того, что случилось с предыдущим главным королевским дознавателем?
  - Даже не буду спрашивать, как ты их нашла, - раздался голос. На краю света стоял Дерек с косой, растрёпанной больше обычного и метлой наперевес. Господин Серас заметно вздрогнул. Рутгерта лишь зло посмотрела в ответ. Пусть она и не заметила приближения колдуна, его появление само по себе не было удивительным. Наверняка его разбудил Рик, когда стало понятно, что Рутгерта не возвращается слишком долго. - В своё оправдание могу сказать, что эта королевская семья мне действительно не нравится, - примирительным тоном добавил колдун, устраиваясь у костра.
  - Ты ведь говорил, что спасёшь королевича, - по-тонерийски прошипела колдунья. Не хотелось, чтобы господин Серас слушал их разборки. - Это ты называешь спасением?
  - Я обещал обезвредить разбойников, - в защитном жесте поднял руки Дерек. Сейчас он совсем не выглядел как человек, способный обидеть хотя бы муху. - Я это сделал. А остальное... досадный побочный эффект, - он обезоруживающее улыбнулся. - Не злись. Я действительно о тебе волновался.
  - Вдруг я вляпалась в твой "побочный эффект"? - ещё больше вскипятилась колдунья.
  - Вроде того.
  - А как насчёт твоего вранья, что они вернутся сильно после обеда?
  - Но они бы вернулись сильно после! Когда оттаяли бы, - Дерек протянул руки к огню, будто тоже замёрз. Главный королевский дознаватель непроизвольно отодвинулся. - Ты же знаешь, я не люблю убивать. Пара дней и заклятие спало бы, когда мы были бы уже достаточно далеко.
  - Но на господина Сераса оно не подействовало. Он чуть не замёрз насмерть!
  - Не подействовало? - Дерек посмотрел на главного королевского дознавателя с новым интересом. - Хотелось бы посмотреть на того, кто делал для него защитные чары. Причём, я думал, он не верит в колдовство?
  - Не для него, для его предшественника. Плащ, сделанный колдуньей-швеёй.
  - Предшественника? Хм... - Дерек хмыкнул. - Какая ирония.
  Рутгерта скрипнула зубами. Нет, она не будет спрашивать, что с ним случилось!
  - Его отравили, - добавил колдун будто прочитав её мысли.
  - Так когда вы начнёте меня убивать? - не выдержал главный королевский дознаватель.
  - Вы так торопитесь на тот свет, господин Серас? - Дерек пристально посмотрел на него сквозь пламя. - Не думаю, что там интересно.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 17
  
  - И их никак нельзя разморозить по отдельности? - Рутгерта уже знала, что услышит. Нельзя.
  - Прости, я накладывал заклятие на всю поляну сразу и не думал сюда возвращаться, - развёл руками Дерек. Врёт, как дышит. Ведь собирался же он как-то вытащить её, если бы её тоже приморозило?
  - Тогда вынести с поляны тех, кого нужно разморозить раньше?
  - Только если удастся их отделить не причинив вреда. Я бы не стал так рисковать.
  - Хорошо. А что сделал бы ты, если бы я тоже там оказалась?
  - Ждал?
  Колдунья скривилась, давая понять, что знает, что ответ неправильный.
  - Ладно. Я бы снял заклятие, забрал тебя и наложил его вновь.
  - А так можно? - оживился господин Серас. Он больше не дрожал, и забавное заикание исчезло из его голоса.
  - Конечно. Но если вы хотите забрать больше, чем одного человека, то такой подход не сработает.
  - Ну, давайте вы несколько раз так сделаете, а мы вытащим их по одному?
  Дерек расхохотался в ответ:
  - Я что, похож на повелителя всех небесных и поднебесных духов?
  Над костром опять повисло молчание.
  - А давайте всех разморозим, а я брошу на разбойников заклятие паралича? - наконец, предложила Рутгерта.
  - Их там восемнадцать человек, - как бы невзначай напомнил колдун, и она приуныла. Удерживать столько людей одновременно у неё не хватит сил.
  - А давайте просто всех разморозим и всё? - внёс своё предложение главный королевский дознаватель.
  - А дальше что? - Рутгерта наморщила лоб. Нельзя же их оставить просто так!
  - А дальше мы сами разберёмся.
  - Но ведь... - она одёрнула себя. Действительно, господин Серас со своими людьми ехал сюда сражаться. Почему бы и нет?
  - Так можно, - кивнул Дерек. - Но с условием.
  - Я вас слушаю, господин Оттар.
  - Вы отпускаете нас с госпожой Цимус. Без дополнительных вопросов и чего-нибудь ещё в таком духе.
  Главный королевский дознаватель колебался несколько мгновений, но, наконец, кивнул:
  - По рукам.
  Дерек закрыл глаза, глубоко вдохнул, медленно, со свистом выдохнул и сделал еле заметный жест правой рукой. И вдруг роща взорвалась тысячей звуков: кричали люди, ржали кони, послышались щелчки спущенных арбалетов, зазвенели мечи.
  - Со стороны это выглядело просто, - заметил главный королевский дознаватель. В ответ Дерек лишь улыбнулся и пожал плечами:
  - Мы можем идти?
  - Да. Надеюсь, мне повезёт больше никогда не пересекаться с вами, господин Оттар.
  - Взаимно.
  Мужчины раскланялись. Рутгерта не прощаясь пошла прочь от холма. Быстрее бы уже это всё закончилось. На мгновение колдунье показалось, что кто-то пристально смотрит ей в спину. Она обернулась, но никого не увидела: только Дерек торопливо шагал следом, так же, как и она, проваливаясь в грязь.
  Всю дорогу назад они молчали. И только по возвращению из гостиницы Дерек поинтересовался не передумала ли Рутгерта продолжить путешествие по воздуху.
  - Нет, не передумала. Но вы с Риком ведь именно этого хотели?
  - Звучит, как обвинение, - напустил на себя обиженный вид Дерек.
  - Вообще-то это оно и есть, - Рутгерта остановилась в дверях не давая своему спутнику пройти в комнату. - Если хочешь поспать, поищи хозяина и попроси у него ещё одну комнату. Хотя, до рассвета осталась всего пара часов, не знаю, стоит ли утруждать себя.
  Ошарашенный Дерек остался в коридоре.
  - Не знаю. Если это - нормально, то даже боюсь представить, какой он был раньше, - колдунья посмотрела в угол, где лежал Рик и, как была в одежде, повалилась на кровать.
  
  Ждать почтовую карету больше не было смысла, так что после завтрака они отправились на местный рынок и выбрали две метлы покрепче.
  - Как я могу исправить свой проступок? - поинтересовался Дерек, когда они собрали все вещи и расплатившись с хозяином гостиницы отправились в лес, чтобы взлететь не привлекая ничьего внимания.
  - Ты не считаешь себя виноватым? - колдунью удивило то, как он построил фразу.
  - Я бы покривил душой, если бы сказал, что не повторил бы то, что сделал, представься мне такая возможность ещё раз. Так что нет, не чувствую.
  - Но передо мной хотел бы извиниться?
  - Мне не понравилось спать в обеденном зале.
  Рутгерта вздохнула. Пусть Дереку и больше ста лет, но порой вёл он себя как сущий мальчишка. Хотя... кое-что она придумала.
  - Ладно, - она помолчала якобы раздумывая. - Женись на мне.
  - Что? - лицо у колдуна вытянулось презабавнейшим образом, и колдунье пришлось приложить усилие, чтобы не улыбнуться.
  - Ты говорил королю, что женат на мне, чтобы не жениться на его дочери. Я хочу повторить то же с графом Эзенкеем. Если принцесса Рутгерта Корней будет замужем за Морозным Дереком, думаю, он крепко подумает, прежде чем нападать на меня ещё раз. А может, вообще решит не связываться.
  - Звучит разумно, - Дерек почесал подбородок раздумывая. - Но тебя не беспокоит, что если я захочу власти, то ни тебе, ни твоему брату меня не остановить?
  - Нам тебя не остановить и так, и так. Тем более, если бы ты действительно хотел сесть на трон, ты бы уже давным-давно это сделал, - колдунья крепче ухватилась за древко метлы и плавно взмыла вверх.
  - Но при королевстве, которое само прыгает мне в руки, я могу потерять волю! - засмеялся Дерек, отрываясь от земли вслед за ней.
  - Если тебе надоест быть консортом, мы что-нибудь придумаем, - крикнула Рутгерта. Ветер рванулся ей навстречу, когда она поднялась выше деревьев, и дальше разговаривать стало затруднительно.
  #
  Остаток пути прошёл относительно без приключений. Днём они летели, а ближе к вечеру опускались возле какого-нибудь городка и искали комнаты на ночь. Чем севернее они продвигались, тем холоднее становилось. Несколько раз даже пришлось задержаться на несколько дней из-за бурь.
  Отдельной морокой стали своевременный обмен денег и прохождение пограничных постов. Пограничники при виде пеших путников с мётлами на плечах каждый раз становились невероятно подозрительными и нервными, хотя их сложно было в чём-либо винить. Наконец, колдуны решили приземляться не прямо перед границей, а в ближайшем городе, садиться там на карету и ехать к заставе, как обычные путники. Конечно, это опять значительно замедлило их продвижение, но, по крайней мере, косых взглядов со стороны вояк стало меньше.
  За несколько дневных переходов до побережья Жемчужного моря они попали в полосу сплошного дождя, и дальше лететь с хотя бы относительным комфортом стало невозможно.
  - Предлагаю пересесть обратно на почтовые кареты, - предложил однажды вечером Дерек, когда продрогшие они ждали в обеденном зале, пока хозяин постоялого двора распорядится насчёт комнат и ужина для поздних путников.
  - Поддерживаю, - Рутгерта протянула руки к огню. В хорошо протопленном помещении от её одежды и волос начал идти пар. - Весь день об этом думала.
  - Похоже, я в меньшинстве, - пробурчал из саквояжа у ног колдуна Рик. Обеденный зал в такой час был почти пуст, и в такие моменты дух позволял себе подать голос.
  - Ты бесчувственный булыжник, - беззлобно отозвался Дерек. - Пожалей своих друзей из слабой плоти.
  - Ладно, ладно, - смягчился дух. - Всё время ждать, когда же в меня прилетит молния, мне тоже не по душе. Хотелось бы, конечно, чтобы вы взяли пустую карету. Мне ведь опять придётся молчать целый день.
  - Как будто мы сейчас особенно много разговариваем.
  - Но меня греет мысль, что я могу это сделать в любой момент!
  - Ладно, подумаем, что можно сделать, - кивнул Дерек и поднялся навстречу спешившему к ним хозяину: похоже, их комната была готова.
  
  Когда их интересы совпадали, Дерек всегда вёл себя примернейшим образом. Конечно, он позволял Рутгерте разные вольности, чтобы она не чувствовала себя, будто бы он ограничивает её свободу. Но по мелочам. За время, прошедшее с тех пор, как однажды во время шторма он постучал в её дверь, она не приняла ни одного самостоятельного решения. Колдунья кружила по комнате пытаясь придумать, как бы выйти из-под влияния Дерека, но в голову всё время лезли какие-то ерунда и глупости. До побережья Жемчужного моря осталась всего пара дней пути, а оттуда уже прямая дорога домой: это на юг Рутгерта отправлялась из Лидии, но до Лаккарты, порта, куда они держали путь, ходили корабли и из Кри. Так что можно будет миновать и Объединённые баронства, и Лидию с Лей. Путь по морю намного безопасней, чем по землям, охваченным междоусобицей. И её желудок здесь был в меньшинстве: лучше потерпеть качку лишних несколько дней, чем попробовать хорошей стали на вкус. Хотя так хотелось бы посмотреть на старый маяк...
  С еле слышным щелчком открылась дверь и Дерек вошёл в комнату. Рутгерта замерла в середине нового круга. Колдун бросил мокрый плащ в кресло а сам вместе с холщовым мешком сел на кровать. Аппетитно запахло хлебом и бужениной.
  - Давно она так? - поинтересовался он у саквояжа в углу, доставая бутылку вина и сыр. Рутгерта содрогнулась: да, вино здесь было великолепное, но вот сыр... лучше бы она никогда не пробовала "это", по недоразумению называемое здесь "сыром".
  - Да почти всё время, что тебя не было, - откликнулся Рик.
  - Что случилось? - Дерек повернулся к колдунье, уже во всю рывшейся в мешке. Есть хотелось зверски. Полёты на метле ужасно выматывали, да ещё в такую погоду... Хорошо, что с завтрашнего дня они поедут по земле, как она и планировала с самого начала.
  - Ничего, - Рутгерта выудила буженину, завёрнутую в кусок промасленной бумаги, и хлеб. - Просто проголодалась. Не могла дождаться, пока ты вернёшься.
  - Тебя что-то беспокоит, - Дерек услужливо подал нож.
  - Ерунда.
  - Я думаю, это всё женские штучки, - многозначительно заметил Рик.
  - Что ты понимаешь в "женских штучках", - сразу же ощетинилась Рутгерта, всё же не отрываясь от позднего ужина.
  - Мало что, - согласился дух. - Но всё же больше, чем ничего.
  Дерек тем временем достал две кружки и, откупорив бутылку, налил вина. Что-то было в этом романтичное, есть вот так вот, в попыхах, в гостиничной комнате. За окном бушует непогода, а здесь тепло, свечи и вино.
  - Рассказывай, - Дерек, стараясь не крошить, устроился поудобнее.
  - Я же говорю, ничего особенного.
  - Рассказывай.
  Рутгерта хлебнула вина. Да восхитительный вкус. А почему бы и нет? Он её опять заставляет сделать так, как хочется ему! Зачем придумывать что-то сложное, если действительно можно поговорить? Немного сбивчиво и путаясь в последовательности, колдунья начала. Дерек слушал внимательно, и с каждой минутой его лицо становилось всё непроницаемее.
  - И это ты называешь "ерундой"? - после некоторого молчания спросил он, когда Рутгерта закончила.
  - Я же говорил, женские штучки, - многозначительно заметил Рик из своего угла.
  - То есть, ты во мне сомневаешься, и при это всё равно собираешься доверить мне жизнь? - проигнорировав реплику духа, поинтересовался колдун. Рутгерта смутилась, но кивнула. Она никогда не задумывалась о такой постановке вопроса. - И то, что ты сбежала шестнадцать лет назад, и сейчас уехала из Раты, и всё это путешествие, включая женитьбу - это я тебе навязал?
  В такой формулировке звучало действительно странно. Рутгерта насупилась. Опять он со своими манипуляциями.
  - Я очень хочу сейчас засмеяться, - вздохнул колдун. - Но, боюсь, ты обидишься.
  Колдунья залпом допила вино и протянула кружку за добавкой.
  #
  Жемчужное море, как и ожидалось, встретило их штормом. Свинцовые волны грохотали, заливая причалы и набережную.
  - Похоже, мы застряли здесь надолго, - вздохнул Дерек. Их теперешняя комната была одной из самых маленьких за всё время путешествия. Тусклая лампа стояла на столе не в силах изгнать из углов темноту. В ставни хлестали тугие струи дождя, сопровождаемые громом, а постель отсырела настолько, что было непонятно, почему в ней до сих пор не завелась плесень.
  - Даже грелку не предложили, - пробурчала Рутгерта, вороша перину. Наверное, это был самый отвратительный постоялый двор на её памяти, в котором когда-либо доводилось бывать. Не будь она колдуньей, действительно ведь пришлось бы спать в таких условиях! Она вытянула над постелью руки и забормотала слова заклинания. Сейчас главное не переборщить и не сжечь бельё. Когда на кончиках пальцев начали плясать искорки, она остановилась. Теперь и подушка, и перины были сухими и горячими. Даже воздух в комнате уже не казался таким сырым.
  - Впервые вижу такую модификацию заклятия для розжига печи, - Дерек в удивлении изогнул брови.
  - Мне не нравится обычное заклятие для сушки одежды, поэтому я придумала это, - отмахнулась Рутгерта и принялась раздеваться. Теперь в комнате было тепло и сухо. А утром, когда нужно будет вставать, она повторит.
  - Оригинально, - Дерек тоже потрогал простыни. - Как будто бы хорошенько выгладили.
  - На то и был расчёт, - колдунья уже нырнула под перину и свернулась калачиком. - Скажи, если в ближайшие дни шторм не утихнет, ты сможешь его остановить?
  - Не совсем, - Дерек повторил манёвр Рутгерты и теперь наружу из-под одеяла торчал только его нос. Колдун довольно крякнул. - Я могу "прорубить" в нём коридор спокойного моря и нужного нам ветра, но перед этим нужно найти корабль, который согласится по нему пройти. Не думаю, что кто-нибудь возьмётся за такое. Я бы не взялся. Но несколько дней, и я уверен, погода устаканится.
  - А если нет?
  - Тогда у меня есть безумная идея.
  - Какая же?
  - Как насчёт мы возьмём прогулочную яхту и полетим на ней?
  - Прогулочную яхту?
  - Да. Будем спать по очереди. А если слишком устанем, то просто посадим её в море и отдохнём.
  - Хм... - идея была и впрямь безумная. С одной стороны такое путешествие было бы намного короче, чем если бы они просто плыли по морю. С учётом её "любви" к морским путешествиям - это было бы прекрасно. Но с другой стороны яхта, пусть и прогулочная, - не метла. Рутгерта сомневалась, что такую огромную штуку она сможет удержать в воздухе даже несколько часов. Да и как ею маневрировать, особенно если поднимется сильный ветер? - Боюсь, моих умений не хватит для такого. Но задумка мне нравится.
  - Ладно. Завтра ещё подумаем. Спокойной ночи?
  - Спокойной ночи.
  Огонёк в лампе моргнул и погас, подчиняясь воле колдуна.
  
  Шторм не закончился ни на следующий, ни через день. Рутгерта несколько раз пыталась найти какую-то другую гостиницу, получше, но попытки не увенчались успехом - из-за непогоды всё было забито. Свободными оставались только ну совсем уж дорогие дома, но колдунья решила экономить. Кто знает, как всё обернётся по другую сторону моря?
  Дерек тем временем искал подходящую яхту, пока что тоже безрезультатно.
  - Застрять так близко от цели - есть в этом что-то такое... - Рутгерта замолчала, пытаясь подобрать правильное слово. В этот раз они опять ужинали в комнате. Они это делали всё чаще и чаще. Вино, нехитрая еда, своя посуда. Благодаря бытовым заклятиям Рутгерты жизнь в этой гостинице была довольно сносной, но бесконечная серость за окном утомляла намного сильнее, чем можно было ожидать.
  - Судьба - это выдумки, - Рик с удовольствием участвовал в их вечерних разговорах. - Я повидал достаточно, чтобы утверждать это наверняка.
  - Ну, ты же всегда торчал в одном и том же месте, - философски заметил Дерек. - Не думаю, что в этом случае твоё мнение что-то значит.
  - Меня время от времени переносили!
  Рутгерта слушала их в полуха. Такое впечатление, что они ведут этот разговор далеко не в первый раз. Хотя, если они вместе уже больше полувека, то вполне может быть, что за это время они действительно обсудили всё, что только можно было.
  - Например, когда я был стражем храма... - продолжал тем временем дух. - То довелось услышать много интересного: у них было целых три исповедальных кабинки!
  - О, нет, - застонал колдун. - Только не истории из исповедальных кабинок!
  - Да-да! - злорадно хихикнул Рик.
  - Давай в другой раз, я не в духе, - в последнее время он действительно выглядел несколько осунувшимся.
  - А я бы послушала, - вмешалась Рутгерта.
  - Вот видишь! - обрадовался дух. - Считай, что я рассказываю ей, а не тебе.
  - Поверь мне, там нет ничего интересного, - Дерек поднялся из-за стола. Какое странное, ломаное движение. Наверное, что-то отразилось на её лице, потому что колдун настороженно замер: - Что случилось?
  - Ты только что двигался, будто собираешься рассыпаться, - прошептала Рутгерта. Дерек нахмурился прислушиваясь к себе.
  - Пожалуй, лягу спать, - наконец, произнёс он. - С тобой не расслабишься. Вечно какие-то приключения.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 18
  
  Рутгерта решила дальнейшую поездку отложить, пока Дерек вновь не поправится, так что шторм из помехи неожиданно превратился в подходящую отговорку задержаться подольше. Путешествие через море не обещало быть спокойным, да и на том берегу нормально отдохнуть и набраться сил вряд ли удастся. Тем более в порту можно собрать намного больше сведений о том, что происходит дома: здесь такие, как Рутгерта, не были необычным чужаками, как в Рате. Просто народ с другой стороны моря, с кем торгуют и иногда воюют.
  Картина складывалась не такая ужасная, как колдунья представляла со слов Дерека и Рика. Похоже, настоящая война оказалась скоротечной - всего два года серьёзных сражений, и у баронов закончились деньги. Сейчас она больше состояла из политических плясок и мелких стычек с так называемыми партизанскими отрядами, на деле всё больше похожим на разбойничьи шайки. В паре княжеств сменились правящие династии, но в остальном всё осталось по-прежнему. О Кри вестей было немного - он лежал дальше на восток, и корабли туда ходили не так часто - но кое-что тоже удалось узнать: князь Корней, отец Рутгерты, умер три года назад, новым князем стал её брат, но армия реально подчинялась графу, так что новый князь был лишь марионеткой. Конечно, Гарман боролся за власть, но непохоже, чтобы у него что-то получалось. Интересно, сколько колдунов помогают графу и как они сильны? Насколько изменится расположение сил, если Рутгерта с Дереком присоединятся князю?
  Этот вечер ничем не отличался от предыдущих. Непогода за окном и еле разгоняющие полумрак лампы под потолком. Кислое вино, и слишком жирная еда. Рутгерта в задумчивости рассматривала своего спутника. Дерек вроде бы выглядел лучше, но круги под глазами, как и общая излишняя бледность, не спешили проходить. Похоже, это путешествие вымотало его намного сильнее, чем он был готов признаться даже себе. Вот и как после этого мерять могущество колдунов? Ведь он сильнее принцессы, но она неплохо себя чувствует, а он нет.
  - Только не говори, что это от старости.
  - Не буду.
  Колдун был слишком покладистым в последнее время. Почти со всем соглашался и больше не выдвигал безумных предложений, вроде воздушного путешествия на яхте. Прямо сам на себя не похож. И это заставляло Рутгерту беспокоиться ещё сильнее.
  - В чём же настоящая причина?
  Дерек ничего не ответил, продолжая скучающим взглядом осматривать зал и посетителей, большей частью постояльцев и жителей ближайших домов. Будто бы и не услышал вопроса. Право ли, может, она действительно только подумала, но не спросила?
  #
  Наконец-то погода прояснилась. И не успела Рутгерта возразить даже полслова, как они оказались на борту корабля, уходящего в сторону Кри. Рик подшучивал над ней из-под койки, а Дерек основное время проводил в кают-компании. Время текло и быстро, и медленно одновременно. Рутгерта мечтала, чтобы путешествие закончилось как можно скорее, ведь несмотря на то, что море было относительно спокойным, качка доставляла ей невероятные мучения. Но в то же время возвращение на родину страшило её. Чем ближе становились берега Кри, тем сильнее её охватывало какое-то непонятное волнение.
  И когда вперёдсмотрящий на вороньем гнезде закричал "земля!", она пересилила своё недомогание и выбралась на верхнюю палубу посмотреть на узкую тёмную полосу, едва угадывающуюся на горизонте. Солнце постепенно садилось, и вскоре на побережье засветился сам город. В опустившихся сумерках он походил на рой светлячков, неуверенно замерший на одном месте.
  Но когда они были уже почти рядом с портом, на берег опустился густой туман, и капитан приказал лечь в дрейф. Рутгерта чуть не застонала в голос: прожить ещё одну ночь без твёрдой земли под ногами ей казалось настоящей пыткой. Дерек еле уговорил её не бросать всё и лететь в город на метле. Даже здесь, на севере, где в сравнении с югом колдуны были обычным делом, лишнего внимания привлекать всё же не стоило. Тем более в их случае.
  
  Город встретил их трауром. Принцесса смотрела на чёрные флаги, вывешенные на домах, на перетяжки, трепещущие над улицами чёрными треугольничками, на людей в траурных одеждах, и страх в её душе обретал новые очертания: неужели они не успели? Неужели её брата теперь тоже нет? Что же теперь делать? Она чувствовала, как что-то внутри неё натянулось и готово порваться в любой момент. Даже от какой-то ничего не значащей мелочи. Но Дерек сориентировался быстро и взяв её на буксир быстро нашёл неплохой постоялый двор и снял две комнаты.
  - А по ком траур? - как бы невзначай поинтересовался колдун у хозяина, когда заказывал завтрак. Рутгерта вся превратилась в слух.
  - Да граф, - трактирщик вздохнул, и было непонятно, он действительно печалится или просто блюдёт хорошие манеры. - Утонул давеча вместе со всем кораблём. Вы ж сами пришли морем, видели, какой шторм был.
  - То есть, тут тоже непогодилось?
  Трактирщик засмеялся:
  - Экие вы воспитанные! Я бы это по-другому назвал. Говаривают даже, что это был колдуний шторм.
  - Колдуний? - якобы удивился Дерек. - Думаете, графа убили?
  - Какая разница теперь уже, - махнул рукой хозяин. - Что теперь будет... Слышал, уже пару голубокровых убили, власть делят.
  - А как же король? - поинтересовался колдун.
  - Да что король! Толку никакого, название одно. Только знает, что на пуговицы для своих барышень тратиться. Растащат нас по камешку... - он опять вздохнул. Что ж, по крайней мере теперь причина его печали стала понятней. Не то, чтобы они приехали в Кри неподготовленными, но взгляд хозяина гостиницы несколько отличался от того, что они слышали в Лаккарте. По крайней мере, роли злодеев и героев почему-то распределились иначе. Да и то, что трактирщик не боялся так отзываться о собственном короле в беседе с незнакомцами, кое о чём говорило. Но всё равно Рутгерта почувствовала облегчение: раз Гарман может "тратиться на пуговицы для своих барышень", значит, по меньше мере он жив и здравствует.
  План предстояло пересмотреть. Главный враг, ради которого затевалось всё путешествие, безвременно канул в пучину. Рутгерта с сожалением думала о домике, оставшемся в Рате. Может, повидаться с братом и отправиться обратно?
  - Что теперь? - поинтересовался Дерек, когда с завтраком было покончено.
  - Нужно встретиться с Гарманом, раз мы уже здесь, - вздохнула Рутгерта. - А там решим.
  - Разумно, - согласился колдун. - Торопиться не стоит.
  И так, не торопясь, они разошлись по комнатам отдохнуть и привести себя в порядок после путешествия. Чтобы меньше чем через час услышать шум в коридоре и настойчивый стук в дверь.
  - Именем короля, откройте!
  Дерек с Рутгертой удивлённо переглянулись. Именем короля? По молчаливому согласию они не стали поднимать шум, демонстрировать силу или требовать объяснений. Заморозить всех вокруг всегда успеется.
  Закрытая карета ждала их во дворе гостиницы. Плотные занавески не давали как заглянуть внутрь, так и видеть, что происходит снаружи. Рутгерте лишь оставалось догадываться, куда и как они едут: в юности во время её краткого пребывания в столице у неё не было возможности нормально изучить город.
  Княжеский дворец встретил их запустением. Всё ещё смотрели на гостей лица с прекрасных мозаик, но давно неметенные дорожки парка и фасад в потёках от многочисленных дождей, обваливающаяся лепнина и облупившаяся во многих местах позолота производили удручающее впечатление. Дерека лакей оставил в комнате ожидания, а Рутгерту повёл дальше, к личным апартаментам. Князь Гарман ждал её в рабочем кабинете. Осунувшийся, с явными следами злоупотребления алкоголем на лице, но всё ещё с царственной осанкой и в дорогих одеждах. Скупым жестом предложил ей сесть.
  - Здравствуй, сестра, - хрипло произнёс он.
  - Здравствуй, брат.
  - Тоже приехала на пир? Отхватить себе кусок земель?
  Не так она представляла их встречу. Где тёплые семейные объятия и слова радости?
  - Если ты помнишь, я - колдунья, - Рутгерта с сожалением подумала о том, что её голос звучит намного холоднее, чем ей хотелось бы. - А по нашим традициям это значит, что мы с тобой брат и сестра только по матери.
  - Тогда зачем ты вернулась? - нахмурился князь. Похоже, он даже не допускал мысли о том, что она могла все эти годы скучать и приехать просто так, чтобы помочь.
  - Хотела расправиться с Эзенкеем, - Рутгерта решила пока не говорить о сентиментальной части плана. - Его люди достали меня даже там, куда я уехала. Но, кажется, не успела.
  Гарман расхохотался, хотя это больше походило на приступ кашля.
  - Похоже, кто-то тебя обскакал? Ладно, - он помассировал висок. - Оставайтесь во дворце, я распоряжусь насчёт комнат. Не пристало принцессе, пусть и колдунье, останавливаться в портовом притоне.
  #
  Рутгерте достались её старые комнаты. Дерека поселили на том же этаже, но дальше от главной лестницы. Правое крыло было полностью закрыто: не хватало денег на отопление и уборку. Да и левое, где они сейчас находились, выглядело не лучшим образом. Принцесса со вздохом провела рукой по пыльным портьерам, ещё раз бросила взгляд на заброшенный садик и отвернулась от окна. Убранство её спальни за прошедшие годы почти не изменилось, если не считать того, что пропали самые ценные предметы: люстра, дубовый стол с креслами и кушеткой, ковёр... То ли продали, то ли ретивые слуги постарались. Негромкий стук в дверь отвлёк её от мрачных мыслей.
  - Войдите, - отозвалась она. Дерек в задумчивости осмотрел комнату и, не найдя более подходящего места, расположился на кровати.
  - Ты определилась с планом? - он провёл рукой по покрывалу, потёр пальцы и неодобрительно поморщился. Было видно, что во дворце колдуну не нравится, но он согласен немного потерпеть.
  - Мне его жалко, - откликнулась Рутгерта. - Но... я не знаю.
  Она замолчала, подбирая слова. Дерек ждал.
  - Конечно, хотелось бы взмахнуть колдовским посохом и всё исправить. Но мы же не в сказке. Граф мёртв. По-идее, нам здесь делать больше нечего.
  - Не хочешь стать королевой? - колдун еле заметно улыбнулся.
  - Нет, - на этот раз настал черёд Рутгерты морщиться. - Может, если бы я пробыла настоящей принцессой больше года, то... Но нет. Хочу домой.
  За прошедшие годы она отвыкла от зимнего холода севера. Облетевший парк казался ей теперь хмурой тенью. Отсутствие зелени и цветов вызывало беспокойство. Хотелось тёплого морского ветра в лицо, вина на веранде кафе и вида с ночным городом, уступами спускающимся к морю.
  - Хорошо.
  В комнате повисла тишина.
  - Я бы съездила в лесничество, посмотрела как там дела.
  - Там, где ты выросла?
  - Да. Может, жив ещё кто-нибудь...
  Они опять замолчали.
  - Ладно, - Дерек решительно встал. - Я узнал, что хотел. Отдохнём пару дней и снова в дорогу.
  - Хорошо.
  - Пойду встречу Рика. Наши вещи должны уже привезти, - Дерек наклонился и легко коснулся губами её виска. - Не грусти. Всё будет хорошо.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 19
  
  Ветер развевал выбившиеся из-под шапки волосы и рвал полы плаща. Где-то в вышине кричали припознившиеся чайки. Рутгерта в очередной раз пожалела, что забыла перчатки в гостинице. Пальцы мёрзли, и даже маленький огонёк, что она всё время вертела в ладонях, не помогал согреться.
  Маяк почти не изменился, только от сарая остался почти развалившийся остов, да изгородь сильно покосилась - один из штормов крепко потрепал побережье, а новый смотритель, похоже, не торопился с ремонтом. Только новые камни на месте Риковой арки над входом белели в сравнении с потемневшим известняком старых стен. Окно гостиной на первом этаже приветливо светилось, но колдунья не стала стучаться: какой смысл напрашиваться в гости? Она не знает человека, который теперь здесь живёт. И пусть небо ещё до конца не потемнело, но первые звёзды уже пытаются пробиться сквозь толщу облаков. Да и дом внутри, скорее всего, неузнаваемо изменился. Она заглянула в окно, сама неуверенная в том, что собирается увидеть. Но нет, старые кресла на месте. И протёртый ковёр. И даже кушетка под лестницей с небрежно наброшенным на неё стёганым одеялом. Огонь в камине так и манил, и Рутгерта выпустила завистливое облачко пара. Кто бы сейчас ни сидел в Дерековом кресле, ему наверняка хорошо. Будто бы услышав её мысли фигура зашевелилась и развернулась посмотреть в окно. Ведьма Болот приветливо улыбнулась и помахала рукой. Замок на входной двери щёлкнул, приглашая войти.
  "Скажи друг и войди", - вздохнула про себя колдунья и потянула кольцо. Да, чудище, держащее его, не разговаривало больше голосом Рика, но дверь по-прежнему открывалась колдовским способом.
  В доме было действительно тепло. Сразу же захотелось сбросить и шапку, и шаль, и пальто. И выпить чего-нибудь горячего. Рутгерта неторопливо разделась и устроилась в своём старом кресле. Летающие чайники и блюдца с печеньем устроили свой привычный хоровод, хотя теперь ими руководил уже не дух дома. Болот молчала, дожидаясь пока её гостья насладится теплом.
  - Как Дерек? - наконец спросила она, когда Рутгерта протянула чашку чайнику, чтобы тот налил вторую порцию чая. Как изменился её голос! Где та неприятная стерва в белой меховой накидке, какой её помнила колдунья? Неужели потеря чувств так сильно меняет человека?
  - Вроде бы хорошо, - Рутгерта на мгновение задумалась: действительно, как на самом деле Дерек себя чувствует? - Хотя он не любит распространяться о своём самочувствии.
  - Это да... - Болот улыбнулась каким-то старым воспоминаниям и отвернулась к огню. - Я слышала, вы собираетесь обратно на юг?
  Рутгета удивлённо посмотрела на неё, но та лишь тихо засмеялась в ответ:
  - Пусть тебя не удивляет моя осведомлённость. Всё же я самая могущественная ведьма в этих краях.
  - Да.
  - Вам не стоит туда возвращаться.
  - Почему?
  - Если он тебе дорог, то не стоит.
  - Это угроза? - Рутгерта и сама понимала, как смешно звучит этот вопрос. Что она могла противопоставить Болот? В целом - ничего. Она и заклятий, которые можно применить для боя, знала всего несколько. В остальном всё больше артефакторика - уж такой особенностью обладала специализация в бытовых заклятиях.
  - Нет, скорее предупреждение. Он ведь умрёт без снега, - Болот увидела, как удивлённо вытянулось лицо Рутгерты, и неожиданная догадка осветила её лицо: - Он что, тебе не сказал?
  Колдунья лишь отрицательно покачала головой в ответ. Болот вздохнула и закрыла глаза рукой:
  - Право слово, сущий мальчишка.
  Рутгерта всё ждала продолжения, но Болот молчала задумавшись о чём-то.
  - Почему он умрёт без снега? - наконец, не выдержала она. Может, у ведьмы и было достаточно времени, чтобы сидеть здесь у камина и размышлять о вечном, но Рутгерте ещё нужно было успеть вернуться в город до того, как Дерек начнёт её искать: она ведь не предупредила его, что отправляется к маяку.
  - Ты знаешь историю о Карлте и ледяных пустошах Севера?
  Рутгерта кивнула.
  - Он - его дед.
  То есть, в жилах Дерека течёт кровь снежных дев?! Почему же он тогда говорил, что союз между человеком и духом невозможен?!
  - Да, Дерек - на четверть снежная дева, - подтвердила Болот с интересом наблюдая, как у Рутгерты меняется выражение лица. - Не думала же ты, что простой смертный может быть настолько могущественным колдуном.
  Теперь многое встало на свои места. И странное недомогание там, на юге, и такая любовь к холоду.
  - Я думала все духи такие, как Рик... - пробормотала она себе под нос, но ведьма услышала и тихо засмеялась:
  - Духи бывают совсем разные. Можно прожить всю жизнь и не встретить ни одного, а есть такие земли, где даже во двор не выйдешь, не столкнувшись с чем-нибудь иным. То, во что верят местные - отголоски, которые доходят до нас из таких мест.
  - Но как же...
  - Обычные колдуны, такие, как ты или я - люди. Но бывают и исключения, как Дерек.
  - Почему вы мне это рассказываете?
  - Потому что не хочу, чтобы Дерек натворил глупостей. Не забывай, это мои чувства он испытывает, а не свои, - ведьма грустно улыбнулась. - Свои он потерял много лет назад. А я ещё помню, какой ужасной может быть моя любовь.
  - Тогда...
  - Не дай ему вновь уехать на юг.
  Они опять замолчали. Огонь в камине тихо потрескивал, добавляя свою лепту к песне ветра на улице.
  - Я могу отдать этот маяк тебе, - вдруг предложила Болот. - Я знала, что когда-нибудь вы сюда вернётесь и выкупила его, когда закончилась война.
  Рутгерта молчала, раздираемая сомнениями.
  - Тебе пора возвращаться, - спустя несколько минут добавила ведьма. - Дерек уже почти закончил свои дела в тайнике и будет тебя искать, если тебя не окажется в гостинице.
  - Где? - Рутгерта не поверила своим ушам.
  - Колдунском тайнике. У каждого колдуна есть такой, для книг, артефактов, - Болот удивлённо посмотрела на Рутгерту. - У тебя разве нет?
  Колдунья почувствовала, как горят её уши. И чему теперь верить?
  
  С колдуном она столкнулись в обеденном зале.
  - Привет. Ты ведь ещё не успела поесть? - Дерек выглядел очень довольным собой. Видимо, поход к тайнику увенчался успехом, что бы это ни значило.
  - Нет. Как раз собиралась.
  - Прекрасно, - колдун уже выбрал стол и призывно помахал подавальщице.
  - А где ты был? - как бы невзначай поинтересовалась Рутгерта.
  - В банке. Я вроде бы говорил утром, нет? Нужно было уладить кое-какие дела перед отбытием на юг. Два ужина и бутылку красного сухого, будьте любезны. Нужно было завершить кое-что. Кто знает, вернусь ли я сюда ещё когда-нибудь.
  В свете того, что рассказала недавно Болот, такое заявление звучало двусмысленно.
  - Я тут подумала... - Рутгерта поёрзала на стуле. - Может, останемся здесь? Выкупим маяк...
  - Ты с Болот встречалась, что ли?
  - С чего ты взял? - колдунья надеялась, что выглядит невозмутимо, но что-то ей подсказывало, что нет, Дерека не проведёшь.
  - Один из её големов шлялся за мной по всему городу. Неужели она думала, что я не замечу? - колдун хмыкнул.
  Рутгерта некоторое время молчала. Это гадкое чувство... Неужели она опять повела себя, как полная дура?
  - То есть, ты хочешь сказать, что без снега и холода с тобой всё будет в порядке?
  - А что со мной случится? Постой, она тебе рассказала, что я потомк снежных дев? - Рутгерта едва заметно кивнула и Дерек расхохотался. - Неужели ты поверила?
  Она насупившись молчала. Ну, действительно полная дура. Колдун нахмурился:
  - Что, правда? Ох, Рут, - он вздохнул. - Ну нельзя же быть такой доверчивой. Так, ты хочешь возвращаться в Рату или нет?
  - Хочу! Но... - сейчас, через столько километров и месяцев, повидав родные края, колдунья пребывала в замешательстве. На душе было неспокойно. Что, если она сюда больше никогда не вернётся? Когда она жила на юге, её это почему-то не беспокоило. Но теперь, на побережье Лидии, чёрные мысли тучами вились в голове.
  Дерек хмыкнул и отвернулся. "Мог бы и поуговаривать", - неизвестно отчего вдруг подумала Рутгерта. Хотя было бы странно, если бы он так сделал: возвращение в Рату было её идеей. Да даже если бы нет. Было сложно, почти невозможно, представить, чтобы он себя так повёл.
  - Если хочешь, можем развеяться немного. Ты ведь никогда не была в моих краях, я думаю.
  - В смысле, у тебя на родине?
  - Ага.
  К своему стыду Рутгерта вдруг поняла, что вообще не представляет откуда Дерек родом. Как-то никогда не приходилось задумываться об этом.
  - А... где это?
  - На севере, - он широко улыбнулся. - Тебе понравится.
  
  Вновь налегке, без лишних глаз и ушей. Две метлы, саквояж с камнями Рика и походные сумки с самым необходимым. Ветер навстречу и скатерть земли где-то внизу. Чёрные поля, темные леса. Долины, и холмы. Предгорья. А потом и горы. Всё выше и выше, и выше. И вот уже вновь вокруг сияет снег, как будто бы зима и не кончалась.
  Проскользнув через перевал под самым носом у бури, они оказались на другой стороне Хребта. Тракт петлял по долинам и ущельям, спускаясь, и колдуны повторяли в воздухе все его извилины и повороты. "Я не знаю дороги сквозь горы, лучше не отклоняться от проторенного пути", - заявил колдун ещё перед началом подъёма. Рутгерта никогда не бывала так далеко на севере, за горы вообще редко кто ездил, если не считать купцов. Долгая и сложная дорога через хребет, полная опасностей как природных, так и человеческих - местные племена любили улучшить свой быт за счёт проезжающих по их землям краванов, а лавины и обвалы не делали путешествие проще и беззаботнее.
  Иногда на привалах колдунья любила повспоминать всё, что осталось позади, начиная от лесничего домика, заканчивая новым секретарём и ведьмой Болот, но желания вернуться не появилось ни разу. Наоборот, с каждым днём росло предвкушение нового приключения. Наконец-то она узнает о Дереке. Возможно, она будет самым осведомлённым о нём человеком. Из ныне живущих, по крайней мере. Теперь он старался рассказывать истории из своей жизни. Было видно, что ему сложно себя пересиливать, истории зачастую получались куцыми, и он часто замолкал посреди рассказа, пытаясь подобрать слова. Ничего серьёзного: родился в небольшом посёлке на краю мира, вроде бы обычное детство, по крайней мере даже на краю мира дети играют в игры и влипают в неприятности, как и везде. Матери не помнит, отец был траппером. Почему стал ледяным колдуном? Не знает. Все в посёлке были ледяными колдунами. Кто-то сильнее, кто-то слабее, но ничего необычного в этом не было. Так далеко на севере, где день и ночь длятся месяцами, иначе не выжить. Особенностью Дерека было то, что отец отправил его учиться к настоящему колдуну в столицу. Он был ещё мальчишкой, когда стал подмастерьем. Потом долгие годы учёбы. О них колдун говорил с ещё большей неохотой. Он сменил нестолько наставников, прежде чем попал к Серендею, у которого и познакомился с Болот. К тому времени он уже промышлял поиском древностей, и имел определённую репутацию в узких кругах.
  Наконец, горы остались позади, и внизу вновь раскинулись уже знакомые пейзажи. Жизнь по другую сторону гор почти не отличалась от давно известной Рутгерте. Разве что дома выглядели иначае, да крой формы у городской стражи отличался.
  Но вот закончились и поля, и теперь они летели над сплошным лесом. Густым, без единой дороги или просеки. Колдунье никогда не доводилось видеть ничего похожего. Прежде чем выбрать место для ночлега иногда приходилось хорошенько покружить, чтобы найти подходящую поляну. Провизия уже подходила к концу, но Рутгерта ни мгновения не сомневалась, что её спутник знает, что делает. Само восприятие путешествия в какой-то момент тоже преломилось в её сознании. Монотонное, утомительное в ветренные дни, но в то же время удивительное и успокаивающее. Все тревоги, ещё так недавно терзавшие колдунью, исчезли, растаяли без следа. Стада оленей, неторопливо пробирающиеся по подлеску, медведи, охотящиеся на реке, волки, приходящие познакомиться к ночной стоянке - всё это было так непривычно. Леса, водопады, реки, блестящие ртутью в закатном солнце. Камни и скалы, грозные горы... мир был огромным и разнообразным, а Рутгерта - крохотной и незначительной. Как разница, кто будет править маленьким клочком земли на побережье, когда здесь - бескрайние просторы, по которым броди - до конца жизни не набродишься.
  - Завтра, думаю, будем на месте, - вдруг заявил в один из вечеров Дерек. Это значило, что их путешествие подходит к концу. Что их ждёт в родном городе Дерека? По его словам, он сам там не был уже больше ста лет. Возможно, всё настолько изменилось, что он не узнает ни одной улицы? Придётся разговаривать с людьми, как минимум с трактирщиком. И на них будут обращать много внимания - в местах, далёких от трактов, всегда уделяют особенное внимание приезжим. Рутгерта зябко поёжилась: часть её не хотела, чтобы что-нибудь изменилось в их новых, но уже успевших устояться, ежедневных ритуалах. Но также это значило горячую ванную, первую за много дней. Пусть купание в ручьях и позволяло оставаться чистыми, но даже с кучей бытовых заклятий ни один из них не мог сравниться с благоухающим бассейном горячей воды, пены и лепестков роз. Хотя большая лохань тоже бы подошла.
  Пикали оказался совсем не таким, как она ожидала. После многих дней полёта над непроходимыми, нетронутыми человеком лесами, Рутгерте родной город Дерека виделся маленькой заброшенной деревушкой непонятно как оказавшейся на краю земли. На деле же Пикали был огромным сияющим городом, скрывающимся от посторонних глаз среди холмов. Сразу же за ним густели мачты кораблей, а ещё дальше катило серые волны море. Это было удивительно и неожиданно: Рутгерта всё недоумевала, как она могла не почувствовать запаха водорослей? Почему ей не встретилось ни одной чайки?
  - Почему ты не говорил, что Пикали такой огромный? - недоумённо спросила она у Дерека.
  - Разве? - колдун нахмурился, но почти сразу же отмахнулся. - Мне казалось, что говорил.
  Они опустились на землю у самой городской стены, возле небольших ворот, больше похожих на калитку, чем настоящие ворота.
  - Это для трапперов, - словно отвечая на незаданный вопрос пояснил Дерек. На стук в смотровое окошко выглянул стражник. Несколько фраз на незнакомом гортанном наречии, и вот уже щёлкает замок. К удивлению Рутгерты за вход с них ничего не взяли, и даже не стали обыскивать вещи. Почти сразу за воротами начинался самый обычный город, даже воздух здесь был другой, чем по другую сторону стены: теплее, мягче, наполненный совсем другими запахами. Только людей на улицах было удивительно мало, а повозок и того меньше. Колдунья вертела головой, пытаясь всё рассмотреть и запомнить. Иначе она представляла себе родные места Дерека. Они неторопливо шли по улицам, колдун тоже смотрел по сторонам, но совсем не так, как Рутгерта. Казалось, он не видит того, что под самым носом, пребывая мыслями где-то в другом месте. Они добрались почти до центра города, когда колдун, наконец, остановился перед старинным домом. Его дорожки были чисты, а окна - хорошенько вымыты. Воротца оградки не скрипнули, когда они вошли во двор. На массивной дубовой двери голова медного льва держала в пасти тяжёлое кольцо. Когда-то Рутгерта жила в маяке с почти таким же дверным молотком. Гул от ударов разнёсся по этажам дома, но прошло несколько минут, прежде чем они услышали неторопливые шаркающие шага и замок, щёлкнул, открылся. Дверь приоткрылась, и в щель на них уставился чей-то ясно-голубой глаз.
  - Дерек? - неуверенно спросила владелица глаза, и дверь распахнулась настежь, являя им бодрую сухую старушку в мужском наряде и небрежно накинутой поверх плечей шали. Длинные молочно белые волосы были небрежно заплетены в косу, какую на родине Рутгерты обычно носили воины, и заброшены через плечо.
  - Матушка Симона, - Дерек поклонился и сделал приглашающий жест в сторону Рутгерты. - Знакомься, это Рутгерта.
  Старушка одарила девушку долгим изучающим взглядом, потом отодвинулась в сторону и с заметным акцентом произнесла: - Заходите.
  Тщательно закрыла дверь и крикнула что-то в темноту коридора на том же гортанном языке, что говорил и стражник при входе в город. Единственное, что колдунья смогла разобрать, это "Дерек".
  - Уж не думала, что доживу до дня, когда ты приведёшь жену в дом, - проворчала Симона на торренсийском, специально чтобы Рутгерта могла понять, о чём они говорят. - Проходите в зал, сейчас вас устроим.
  Со второго этажа с грохотом скатился по лестнице ещё один жилец дома. В полутёмном коридоре Рутгерта даже сначала приняла его за какое-то дикое животное. Вдруг здесь, на севере, они держать дома медведей? Но мужчина оказался очень похож на Дерека: такой же бледный, с чёрными глазами и тёмными волосами, но более широкоплечий и мускулистый.
  - Дерек! - его голос был низким, похожим на рокот потока в горном ущелье.
  - Привет, папа.
  Папа?! Сколько же ему лет?! Какая странная семья.
  - Давно в наших местах не объявлялся. Кто это с тобой?
  - Знакомьтесь. Рутгерта, Лайам.
  - О-очень приятно, - слегка заикаясь колдунья пожала руку великану. А уж она-то думала, что никого из тех, кого Дерек знал раньше, здесь не осталось. Какое удивительное место. И он, похоже, совсем не удивлён! И опять её не предупредил. Вот негодяй!
  - А внуки мои где? - великан картинно посмотрел по сторонам. - Почему дома оставили, с собой не взяли?
  - Мы... эээ... - Рутгерта не знала что сказать.
  - Симона! Накрывай стол! И неси вино из подвалов.
  - В чёрных бутылках, хозяин Лайам?
  - Да, именно их!
  - Давно же я тебя не видел! Вырос как! Отощал только! Рут, что же ты его не кормишь?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 20
  
  - Ты не говорил, что вы все живёте как-то невероятно долго, - пробормотала вечером Рутгерта. Усталость от путешествия, переживания дня, сытный обед и горячая ванная сделали своё дело, и колдунья совершенно невоспитанно заснула у очага во время вечерних посиделок с горячим вином. Дереку пришлось нести её в спальню на руках.
  - Хотел бы я отушиться, что ты не спрашивала, - он осторожно подоткнул одеяло. Несмотря на летнюю пору в Пикали по ночам было холодно. - Это особенность всех ледяных колдунов. Помнишь, я говорил, что все в моём городе - ледяные колдуны?
  - Мхм...
  - Завтра свожу тебя на центральную площадь. Хочу познакомить кое с кем.
  - Ладно.
  Всю ночь Рутгерте снились какие-то воздушные сны. Давно она уже так хорошо не высыпалась. Проснуться с чувством безосновательной радости - такого не случалось, кажется, даже в Рате. Воздух казался слишком прозрачным. Все предметы были яркими и чёткими, будто бы весь мир хорошенько отмыли. Странное чувство лёгкости не покинуло её и во время завтрака, и после, когда они вдвоём вновь ушли в город в этот раз неторопливо бродить по улицам. Прохожих было действительно мало, а повозок ещё меньше. Слишком мало для такого огромного города.
  - А где все? - наконец не выдержала Рутгерта, когда они вышли на очередную полупустынную площадь.
  - В смысле?
  - Я ещё вчера обратила внимание, здесь слишком мало людей. Будто бы город... вымирает? - последнее слово колдунья произнесла с опаской.
  - Нет, что ты, - Дерек засмеялся в ответ, но как-то грустно. - Просто Пикали - не самое дружелюбное место для жизни. В основном я имею ввиду погоду.
  - Но есть что-то ещё?
  - Всякое случается... - он отвернулся, рассматривая стены домов, словно пытаясь найти там что-то. - Все, кто может, уезжают отсюда. Остаются либо те, кто не знает другого промысла, кроме местного, как, например, мой отец. Или моряки - здесь хорошо жить морякам. Или старики, как матушка Симона. Старики часто возвращаются, - Дерек замолчал надолго, прежде чем продолжить. - А колдуны вообще... Опасно здесь настоящим колдунам.
  - Это тебе или мне?
  - Вроде того. Я был первым ребёнком со способностями к обычному колдовству, который прожил так долго. Вот отец и отправил меня в столицу учиться, перестраховаться.
  - Почему ты ничего этого не говорил, когда мы сюда добирались? Я думала, ты доверился мне, открылся!
  - Разве ты согласилась бы прилететь сюда иначе? - Дерек хмыкнул. - И я всё же рассказываю всё. Теперь.
  Тут они вышли на центральную площадь. Посередине огромного пустого пространства стоял фонтан. Или памятник. Рутгерта никак не могла сообразить что это: фигуры скульпутры переливались и искрили, будто по ним бежала вода, но журчания при этом слышно не было, да и чаши, привычной для фонтанов, тоже не наблюдалось. Они подошли почти вплотную, когда Рутгерта поняла: искры и движение на самом деле находятся внутри фигур, а не снаружи. И цвет странный, будто бы это лёд, а не камень. Хотя даже при местном не самом тёплом климате лёд должен был растаять. И ещё. Группа девушек, которую изображал то ли фонтан, то ли памятник, когда они вошли на площадь, смотрела в другую сторону. А теперь все они пристально рассматривали колдунью. Это ведь просто фантазия разыгралась, ведь так?
  - Знакомься, - Дерек сделал приглашающий жест в сторону. - Снежные девы. Источник силы всех ледяных магов. По крайней мере тех, что родом из Пикали.
  Рутгерта остолбенела. Это - снежные девы? При этом сочетании она представляла себе существ, слепленных из бурь и лавин, а не ледяные статуи на главной площади города.
  - Эм... здравствуйте?
  Ей показалось или выражения лиц девушек изменились? Теперь они улыбались? Но как такое может быть?! За всю свою жизнь Рутгерта только слышала о духах. Истории, легенды, мифы... Единственный дух, которого она действительно знала - Рик - был бесплотным и невидимым. Дерек хлопнул в ладоши, словно собирался молиться и заговорил на местном языке, обращаясь к девам. Всё, что она смогла понять, это "Рутгерта Цимус", повторённое несколько раз. Дерек сделал приглашающий жест, и колдунья подошла поближе. Страха почему-то не было. Памятник не внушал ни опасения, ни ужаса. От него не тянуло холодом и жутью. Просто необычный переливающийся камень. Чего от неё ждут? Она неуверенно прикоснулась к поверхности ближайшей к ней статуи. Странно, даже тепловатая на ощупь, будто живая. Неожиданно к Рутгерте пришло понимание всего. Не какой-то непонятный голос заговорил в голове или она услышала чужие мысли. Просто вдруг она всё поняла. То, что девы не могут покинуть своего места, и то, что ради того, чтобы увидеть дальние земли, они дают людям силу и долгую жизнь, разрешая оставаться рядом с собой только "хранителям", способным защитить их в случае беды, и то, что Дерек - первый за многие поколения настоящий колдун, которого они решили оставить в живых. Снежные девы всегда боялись колдунов, ожидая, что те их подчинят себе, лишив воли, вытянут всю силу. Рутгерта была второй колдуньей в городе, которая до сих пор свободно ходила и дышала не опасаясь за свою жизнь. Она могла тоже заключить "сделку" со снежными девами, первую сделку с "посторонним" человеком за многие поколения ледяных колдунов. Долголетие и сила в обмен на воспоминания. Ничто не интересовало дев так сильно, как знания и чувства. Они не могли покинуть этого места, поэтому предлагали такую странную сделку. Вмешиваться в чужую жизнь они не могли, да и никогда этого не хотели, но видеть и чувствовать всё, включая то, что она хотела бы оставить только для себя. Такое предложение было честью. Если не считать основателей Пикали, то Рутгерта, можно сказать, была первой, удостоенной такой чести.
  Истинное долголетие вместо обычных омолаживающих чар. Умноженная во много раз колдовская сила. Соблазн был велик, но и расплата не меньше. Как Дерек мог жить так все эти годы? С осознанием, что все его воспоминания и переживания принадлежат не только ему одному. Хотя, он ведь родился таким, и выбора у него не было, ведь получив однажды могущество ледяных магов от него нельзя отказаться. И всё же, что делать? Соглашаться или нет? Она понимала, что все метания, пока она касается камня, видны снежным девам. Она понимала всю тщетность выбора между долгой и счастливой жизнью с Дереком и неизвестностью. Ведь он именно для этого привёз её сюда. Сделать такой же, как и он. Чтобы не видеть, как она стареет рядом с ним. Чтобы не бояться потерять её.
  - Мне нужно подумать, - пробормотала колдунья с трудом отнимая пальцы от статуи. В душе царил полный раздрай. Дерек обнял её за плечи, словно понимая, что она сейчас ощущает. А может, и понимал? Сейчас, когда Рутгерта больше не прикасалась к статуе, мысли вновь стали размытыми, только необычная яркость мира осталась прежней. Всегда жить в таком ярком мире?.. От обилия новых знаний кружилась голова. На самом деле было две причины почему так мало людей жило в Пикали: из-за ужасных условий, ведь ночь длинною в месяц и такой же день не были здесь выдумкой, и из-за того, что снежные девы хотели увидеть как можно больше. Ледяные колдуны Пикали разъезжались во все стороны, чтобы духи севера увидели самые удивительные, самые необычные вещи, какие только есть в мире. А в самом городе жили только хранители, вроде отца Дерека да старики, прожившие так долго, что даже девы не могли больше удерживать их полными сил, вроде матушки Симоны. Дерек был во многом уникальным: единственный колдун, которого девы оставили живым, единственный, кто пережил удивительнейшие приключения, рассыпался на двоих, но смог собраться, единственный, кто побывал так далеко на юге. Духи хотели, чтобы он вернулся в Рату. Духи хотели, чтобы его жизнь продолжала бурлить, даруя им всё новые и новые приключения. Колдун же просто хотел покоя. Они медленно шли в сторону дома. Теперь Рутгерта понимала, почему он так редко использует эту часть своей силы, хотя был достаточно могуществен, чтобы, наверное, даже остановить войну в её родных королевствах. Он просто берёг память. Да, воспоминания не исчезали сразу и бесследно, но если не быть осторожным... Дерек молчал. Казалось, он ждал чего-то ужасного.
  "Хотя, если я откажу, возможно, это и есть ужасное?" - подумала колдунья. Если она откажется стать ледяной колдуньей, это ведь значит, что она состарится и умрёт, а он всё так же будет молод. Он будет смотреть, как она увядает... или предпочтёт расстаться? Тут она вспомнила Болот. Болот ведь не ледяная колдунья и даже не знает о том, как всё устроено на самом деле. Как же она прожила так долго? Она ведь лишь немногим младше Дерека, а выглядит прекрасно. Может, существует какой-то иной способ жить долго и счастливо?
  - Ну что? Что там было? Вы чего такие смурные? - Рик изнывал от скуки. На прогулку по городу его не взяли, Симона и Лайам были заняты своими делами, а к дому его привязывать никто не собирался. В комнате, ровно как и в походном сундуке не происходило ничего. Не то, чтобы интересного, а хоть чего-нибудь.
  - Ты на них совсем не похож, - вздохнула Рутгерта. Сейчас в комнате они были совсем одни - Дерек ушёл на кухню разобраться с обедом.
  - На кого? - тут же оживился дух.
  - На снежных дев.
  - Ты видела снежных дев?
  - Дерек водил меня познакомиться. Они тут на главной площади города... стоят.
  - В смысле стоят? Они же духи холода, - не понял Рик.
  - Ну... они каменные. Выглядят, как статуя. Или фонтан, не знаю.
  - Так чем же тогда не похож? Я ведь тоже заточен в камне. В смысле, каменный.
  - Сложно объяснить, - колдунья опять вздохнула. - Ты другой.
  Дух хмыкнул, но дальше допытываться не стал. Его интересовало другое:
  - Так что случилось? Зная тебя - ты наоборот должна радоваться, если увидела что-то интересное. Снежные девы недостаточно интересны? Или они тебя чем-то обидели?
  - Дерек предложил стать ледяной колдуньей, как и он.
  - Ого, - Рик присвистнул. - А ты что?
  - А я не знаю, - колдунья была готова расплакаться. Давно с ней такого не случалось. - Долгая жизнь это прекрасно, но я неуверена, что готова к этому. И так все мои друзья и родственники живут вдали, а теперь я вообще не смогу с ними видеться. Да и плата за силу... Не знаю, смогу ли...
  - Плата за силу? Какая?
  - Каждый раз используя их силу ты расплачиваешься своими воспоминаниями.
  - Это как же так? - Рик помолчал. - Выходит, они что-то вроде шпионят? А зачем им твои воспоминания? А у тебя они остаются или ты всё забываешь, что они забрали?
  - Им скучно, - Рутгерта. - А воспоминания тускнеют, но если будешь слишком сильно колдовать, то исчезнут совсем. Но с другой стороны я своё детство и так почти не помню, без всяких дев.
  - С ума сойти. Я бы так не смог.
  - Я вот тоже думаю, что не смогла бы.
  - Так о чём же ты грустишь? Ты ведь отказала?
  - Ещё нет. Сказала, что подумаю. Но ведь если я откажусь - Дерек ведь не будет ждать пока я состарюсь и умру? Всё возвращается к тому, что мы опять разойдёмся.
  - А ты не думаешь, что он боится того же самого? - фыркнул Рик.
  - Чего это?
  - Что ты не захочешь смотреть на него вечно молодого рядом с собой и найдёшь кого-нибудь попроще?
  Колдунья хмыкнула. Почему-то она не думала об этом с такой стороны. И чем больше она об этом думала, тем смешнее ей становилось. Постепенно Рик тоже присоединился, хотя почему смеялся дух, было непонятно, но когда Дерек вошёл в комнату, они хохотали не в силах остановиться.
  - Я подозреваю, мне не стоит знать, почему вы смеётесь, - он хмуро посмотрел на Рутгерту.
  - Просто Рик считает, что ты боишься, что я от тебя уйду, - утирая слёзы выдавила колдунья.
  - И что в этом смешного? - Дерек нахмурился ещё больше.
  - Просто я наоборот, боюсь, что это ты от меня уйдёшь, если я откажу девам. Смешно, правда?
  Колдун сел рядом с ней и крепко обнял вместо ответа. Даже Рик не решился нарушить молчание ехидным комментарием.
  - Хочешь, уедем отсюда завтра же? - наконец, спросил Дерек.
  - А как же город? Ты давно не виделся с отцом, наверное, хотел бы встретиться с друзьями...
  - Вернёмся в Рату. Теперь ты знаешь, что мне ничто не грозит на юге.
  - Но я ведь...
  - Ты не должна становиться ледяной колдуньей. Придумаем что-нибудь другое.
  - Например?
  - Пока не знаю, - он вздохнул, провёл рукой по её волосам, перебирая пряди.
  - Может, ты мог бы уговорить дев избавить тебя от их дара?
  - Я уже думал об этом. И говорил с ними. Не выйдет. Разве что они испугаются, что я выпью их до дна, но чтобы такое произошло...
  - У тебя не останется воспоминаний?
  Дерек лишь крепче её обнял в ответ.
  - Они всегда сначала забирают самое ценное, - после долгого молчания молчания добавил он.
  - Как-то вы что-то не о том грустите, - вдруг вклинился Рик. - Какая разница кто сколько проживёт? Попробуйте в ближайшие несколько лет не убить друг друга, потом будете думать об остальном.
  - Рик прав, - колдун встряхнулся. - Пока что не о чём грустить. Пойдём обедать.
  
  - Уже уезжаете, - Лайам выглядел опечаленным. - Всего несколько дней побыли!
  - Я ещё напишу, - Дерек обнял отца, они похлопали друг друга по плечам, и не прошло минуты, как они с Рутгертой уже шли по улице в сторону окраин. Ни долгих прощальных речей, ни даже простого "пока". Сто лет не виделись, можно сказать, в прямом смысле слова, и такое скомканное прощание?
  Впереди лежала долгая дорога на юг.
  
  #
  Они решили задержаться в Лидии дольше, чем необходимо для дальнейшего путешествия. Бродить по знакомым улочкам было настоящим удовольствием. Разговаривать с купцами, толкаться на рынке... Никто не узнавал их, но зато Рутгерта помнила и портного, и вот этот магазинчик сладостей, а здесь она всегда брала утренние булочки...
  Маяк пустовал. Колдунья боялась пойти туда ещё раз, опасаясь вновь столкнуться с Болот. Дерек, кажется, тоже получал удовольствие от импровизированного отдыха: они остановились в постоялом дворе с отличным видом на море, но при этом без сопутствующих этому запахов и звуков, достаточно далеко от порта, но в то же время не на окраине. Рутгерта даже не знала, что здесь есть такое место. В прошлый раз Лидия была лишь краткой остановкой между Кри и Пикали. Сейчас же они наслаждались покоем: никуда торопиться не нужно было, война закончилась, никто о них не знал... кроме ведьмы.
  - Может, снимем здесь домик? Поживём пару лет, - неожиданно для самой себя предложила колдунья однажды вечером. От одной мысли, что им для возвращения в Рату нужно будет опять пересекать море и долго пробираться на юг - даже дольше, чем заняла дорога на север и обратно, ей становилось не по себе. Последний год был слишком насыщенным в плане путешествий. - Всё равно в Рату можно не торопиться.
  - Тогда нужно открывать дело, - Дерек выглядел задумавшимся, но в целом было видно, что идея ему нравится. Похоже, он тоже устал мотаться по миру. - Чем бы ты хотела заниматься? Вернёмся к колдовской лавке?
  - Может, магазин артефактов? Чтобы не привлекать внимания.
  - Ну, скажешь... - Дерек засмеялся. - Магазин артефактов может оказаться ещё заметнее, чем просто колдовская лавка.
  - Всё равно я больше ничего не умею делать, - Рутгерта насупилась.
  - Ладно. Давай поищем подходящий домик, а там определимся. Рик, ты в каком районе поселиться хочешь?
  - Чтобы чаек поменьше, - пробурчал дух из своего саквояжа. - Гадят на крышу всё время, паршивицы...
  Найти опрятный белый домик с небольшим садиком не составило труда, единственное, что беспокоило сейчас Рутгерту - это Болот. Вернётся ли она сюда? Будет ли вновь искать встречи? В том, что ведьма знает о том, что они вернулись, она даже не сомневалась. Но что делать при следующей их встрече? Колдунья совершенно терялась. Поначалу она всё ждала этого визита, но время шло, и постепенно Рутгерта забыла... пока однажды, спустя несколько месяцев после открытия магазинчика не звякнул дверной колокольчик, оповещая о новом посетителе.
  - Добро пожаловать, - начала колдунья по привычке, но осеклась: на пороге стояла ведьма в шикарном меховом манто. Их разделяли только небольшой пятачок для посетителей и прилавок.
  - Здравствуй, Рутгерта, - Болот сухо улыбнулась. - Я погляжу, ты решила отказаться от моего приглашения?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 21
  
  - Не волнуйся, она не сможет войти, - ободряюще шепнул над её ухом Рик. Впервые в жизни Рутгерта так сильно жалела, что у них маленький магазинчик: от порога до прилавка было всего два шага, и сейчас она чувствовала себя совершенно беззащитной.
  - Здравствуйте, - колдунья улыбнулась. И Дерека, как на зло, нет дома. Может, именно поэтому она пришла сейчас?
  - Я бы хотела поговорить с Дереком, - продолжила, как ни в чём не бывало ведьма при этом, правда, даже не пытаясь войти.
  - Его сейчас нет. Что-нибудь передать?
  Ведьма несколько мгновений молчала, словно размышляя над вопросом:
  - Передай, что я хочу встретиться с ним. Я буду ждать его вечером возле маяка.
  - Хорошо... - но не успела Рутгерта даже договорить, как дверь захлопнулась - хоть ведьма к ней и не прикасалась - и ощущение жути исчезло. Будто бы и не было ничего.
  - Странная она какая-то, - заметил Рик. - Сама на себя не похожа. Будто это и не она, а одна из аним, просто в её обличьи.
  - А зачем ей мог понадобиться Дерек?
  - Без понятия. Давай не будем ему ничего говорить? Что-то мне всё это не нравится, - предложил дух.
  - С чего бы ты беспокоился?
  - Ну, если с ним что-нибудь случится, я так и останусь привязанным к этому дому, знаешь ли. Провести вечность в вонючем портовом городе нет в моём списке целей на ближайшее тысячелетие.
  - Понятно, - Рутгерта вздохнула. - Но всё равно, нужно ему сказать. Кто знает сколько она будет ждать и что сделает потом, если он не явится? Может, им нужно что-то обсудить важное? Не забывай: ведьма ведь больше не испытывает к нему никаких чувств.
  - Ладно. Подождём, - Рик затих где-то под притолокой. Рутгерте тоже не нравилось происходящее, но раз Болот - часть прошлого Дерека, с ней придётся мириться, пусть это и неприятно.
  
  Колдун вернулся перед самым закатом - он часто уезжал на целый день, а то и больше, как в старые времена. Здесь, в отличие от Раты, он неожиданно оказался главным колдуном и хозяином лавки. Большей частью это было связано с тем, что на севере к таким колдунам, как они, относились как к чему-то обычному, и часто делали разные заказы, которые можно было сделать только "на месте". Навести защиту на дом от воров или заговорить брёвна от червей (многие не доверяли зельям и требовали, чтобы "господин колдун лично"). Иногда приходили заказы от города - извести какую-нибудь жуть с болот или расколдовать опасный артефакт, после войны осталось много гадости, которая, казалось, только и ждала момента навредить простым честным жителям.
  - Болот приходила, - сообщила Рутгерта даже не дожидаясь, пока Дерек умоется с дороги. Лучше сразу закрыть неприятную тему.
  - Правда? И чего же хотела?
  - С тобой поговорить. Сказала будет ждать вечером у маяка.
  - Понятно.
  - Она странная была, похожа больше на аниму, чем на себя, - добавил Рик.
  - А чего ты хотел? Ей ведь сколько уже лет, - хмыкнул колдун, устраиваясь за обеденным столом. - Наверное, это анима и была.
  - Но я ведь видела её совсем недавно, - удивилась Рут. - И выглядела она хорошо...
  - Духи видят больше, чем люди, - назидательно поднял ложку Дерек. - Возможно, что и в прошлую вашу встречу ты встречалась не совсем с ней. Болот достаточно могущественная колдунья, чтобы вместо себя отправлять аним и говорить с окружающими черед них, будто присутствуя лично. Мало кто может заметить разницу.
  - Ты пойдёшь?
  - Да. Кто знает, что у неё на уме. На старости лет людям начинают приходить в голову совершенно невероятные идеи.
  Ужин они провели как обычно: Дерек рассказывал, что успел сделать за день, а Рутгерта - о своих посетителях. Рик тихо мурлыкал какую-то новомодную песню, подслушанную у уличных музыкантов. Никто о Болот больше не обмолвился и словом. Наконец, Дерек вновь засобирался на улицу: оделся поплотнее, перепаковал саквояж. Колдунья успела заметить, как в его руках мелькнули два флакона, наполненные радужным зельем. Это был третий раз в жизни, что они ей встречались. Первый раз - тогда ночью, в одну и самых первых встреч с Дереком в маяке - их было четыре. Второй раз - когда Болот нашла его и пришла со штормом - их было два. Сейчас их было опять два. Неужели он думает вернуть ей чувства? Или просто готовится к любой неожиданности? Она ничего не спросила, но колдун заметил её взгляд и ободряюще улыбнулся:
  - Не волнуйся, всё будет в порядке. Ледяные колдуны севера не многим по зубам.
  Уже давно стемнело, когда Дерек вышел, и только уличные фонари освещали его путь. Рутгерта знала, что когда он доберётся до окраины города, то зажжёт волшебных светляков. Они будут кружить вокруг, давая свет и в то же время предупреждая возможных разбойников, что с этим путником лучше не связываться.
  Дерек всегда возвращался, но в этот раз ожидание было особенно томительным.
  - Может, пойти за ним следом? - наконец, предложила она. - Ведьма ведь не говорила, что он обязательно должен прийти один.
  - С ума сошла? Даже не думай, - проворчал Рик. - Сделаешь ещё какую-нибудь глупость, Дереку потом тебя спасай. Лучше со мной посиди. Мне хотя бы не так тревожно будет. Ещё о вас обоих беспокоиться...
  Чтобы отвлечься от тревожных мыслей, колдунья попыталась убираться в доме, но было и так чисто; попыталась намешать новых порошков для продажи, но ингредиенты так и сыпались из рук; попыталась заснуть, но от лезущих в голову мыслей сердце начало пропускать удары. Пусть Дерек и храбрился, но кто знает, на что способна его старая подруга? Ведь не даром Болот звали самой могущественной ведьмой современности. Ох, нужно было сразу уезжать на юг. Зачем только Рутгерте захотелось остаться в Лидии? В Рате ведь у них такой замечательный домик. И друзья. И клиенты.
  Наконец, когда колдунья совсем извелась, Рик, вторя колокольчику на входной двери, сообщил:
  - Дерек вернулся.
  Колдун выглядел уставшим (удивительное ли дело, ведь было ужа давно за полночь), но в остальном нормально.
  - Ты почему не спишь? - нахмурился он, увидев Рутгерту, торопливо спускающуюся к нему по лестнице.
  - Тебя ждала. Вдруг что-то случится?
  - Я же говорил, что всё будет нормально, - отмахнулся Дерек. - Просто поговорили.
  - И чего она хотела?
  - Чтобы я занялся чем-нибудь, по её мнению полезным, - они вернулись на второй - жилой - этаж, первый был полностью занят магазином и кухней.
  - Чем же это таким? - с подозрением поинтересовался Рик.
  - Завоеванием мира, я так понимаю, - Дерек лишь безразлично пожал плечами. - Видите ли, эта война закончилась, но грядут другие, людям нельзя давать столько свободы. Нужно их направлять. Управлять ими. Ерунда всякая.
  - А ты что? - Рут и Рик спросили в один голос.
  - Я отказался. У меня много других важных дел. Да и вы сами знаете, как я отношусь к войнам.
  - А она что?!
  - Ну... - он в задумчивости потёр шею. - Ругалась. У неё сейчас эти странные идеи о власти. Не знаю.
  
  В ту ночь море было неспокойно. Ветер стучался в ставни, и даже в их маленьком домике был слышен грохот волн.
  - Болот бушует, - ворчал Рик. Дерек лежал тихо, но Рутгерта чувствовала, что он не спит: за прошедшее время она успела изучить повадки колдуна и теперь тревожно вслушивалась в его дыхание.
  - Интересно, что она задумала? - наконец, не выдержал Дерек. Они лежали в темноте и слушали всё больше расходящуюся стихию.
  - Что бы ни задумала, сюда этой гадости не попасть, - ворчливый тон Рика не изменился ни на йоту.
  - Но как же остальной город? Что с кораблями? - Рутгерте почудился странный треск, будто ломаются мачты, но так далеко от порта она ничего подобного, конечно же, услышать не могла.
  - Ничего хорошо, - проворчал Рик.
  - Мы можем её как-то остановить?
  - Это не первый шторм в истории города, да и не самый сильный. Мы не будем вмешиваться.
  Они замолчали, но Рутгерта слышала, что Дерек всё равно не спит то ли размышляя о чём-то, то ли слушая бурю.
  
  К утру стихия немного утихомирилась, и теперь горожане убирали мусор с улиц. На брусчатке валялись ветки в перемешку с черепицей и непонятно как попавшей сюда рыбой, какие-то обрывки парусины, обломки досок, улетевшие горшки и чьё-то бельё. Город выглядел потрёпанно, но рынок уже бурлил, как ни в чём не бывало, а дверной колокольчик магазина то и дело звякал оповещая о новых посетителях. Никого не беспокоило происхождение шторма - здесь они были довольно обычным делом. Рутгерта вглядывалась в лица покупателей, пытаясь найти в них... она сама не знала что. Обвинение? За что? Возможно ожидание? Чего? Время шло, а напряжение всё не отпускало. Чего она ждала? Чего боялась?
  - Думаю, нам пора собираться в дорогу, - на следующий вечер заявил Дерек.
  - В дорогу? Но мы здесь всего полгода! Только наладились дела, пошли клиенты... - колдунья сама не понимала, почему хочет отдалить отъезд. Может, всё же близость родных краёв грела сердце?
  - Посмотри на себя, Рут. Ты сама не своя, дёргаешься от каждого звука. Мы ведь хотели вернуться в Рату - думаю, пришло время.
  - Но как же дом? Рик...
  - Выдержит ещё один переезд без проблем. Не волнуйся.
  Рутгерта украдкой вздохнула. Возможно, Дерек прав, и действительно пора собираться в дорогу? Путь долгий, да и Болот за ними не последует так далеко, а без неё поблизости колдунья действительно чувствовала бы себя намного лучше. Без нужды ждать подвоха в любой момент... Это было бы замечательно. Да, Дерек прав. Нужно взять себя в руки и собираться. Как там Лара? Нашла ли она себе другую подругу или скучает? Ведь она Рутгерте даже письма написать не может, с её-то постоянными переездами. Отдохнули, прониклись родными местами, хватит. Нужно возвращаться к собственной жизни, тем более, что она, наконец-то, вроде бы наладилась. Даже в самых смелых мыслях Рутгерта не предполагала, что выйдет так, как в итоге вышло: что ей удастся создать собственное дело, найти своё место в жизни, что Дерек её найдёт, что у неё появятся какие-то другие цели, кроме как доказать себе и окружающим, что она не "просто принцесса", единственная заметная роль которой в судьбах мира - политический брак.
  Теперь, когда перед ними вновь замаячила близкая и понятная цель - попрощаться с Лидией и отправиться в путь - все зашевелились с удвоенной силой. Колдун носился по городу в поисках желающих приобрести домик, Рутгерта спешно продавала остатки зелий и собирала вещи в дорогу. Кое-что пришлось докупить, но в целом к поездке они были готовы - с их приезда на север и поездки на родину Дерека прошло меньше года, так что всё необходимое хранилось в шкафу и не успело никуда задеваться.
  И вот, наконец, наступил день отъезда. Накануне Рика в который раз отсоединили от дома, и Рутгерта почти всю ночь не могла заснуть: она всё ждала когда же кто-нибудь (скорее всего Болот, но ведь мог кто угодно!) вломится к ним. Оказывается, она успела отвыкнуть от жизни в незащищённом Риком доме, хотя созданных ею самой и Дереком защитных заклинаний могло бы хватить, чтобы остановить небольшой отряд. К её удивлению ничего так и не случилось, и они, отдав ключи новым хозяевам и неторопливо позавтракав к кафе, отправились в сторону моря грузиться на корабль, который должен был отвезти их на противоположный, неведимый отсюда, берег.
  Порт встретил их обычными суетой, шумом и запахами. В этот раз для всех вещей понадобилась целая тележка: Дерек забрал все свои вещи из банковского хранилища, и оказалось, что их не так уж и мало. Что ж, каждый колдун оборудует свой колдунский тайник не обязательно на древний манер в щели между скал, как предполагала Рутгерта. И даже не называет его колдунским тайником!
  - Странно чайки себя ведут, - вдруг нахмурился Дерек.
  Рутгерта непонимающе посмотрела на птиц. Чайки как чайки, ничего особенного. Одни летают, кричат, другие бегают по пристани, пищат. Вроде бы всегда так делают, нет?
  - А что с ними?
  - Обычно они так ведут себя перед штормом, но я ничего не чувствую, - колдун беспокоился всё больше, вглядываясь в горизонт. - Это очень странно.
  - Да ладно, может, аномалия какая-то, - они уже подошли к трапу и ждавшие их двое моряков начали сгружать пожитки с тележки, чтобы поднять на корабль. Когда они уже почти полностью погрузились, и у ног Рутгерты остался только саквояж с Риком, Дерек не выдержал:
  - Не могу так. Пойду проверю. Чутьё меня редко подводит, что-то здесь не так. Ждите меня на корабле, - они поднялись на палубу и Дерек, расчехлив одну из мётел, взмыл в небо.
  Колдун вернулся быстро и странно бледным.
  - Что там? - только и успела спросить Рутгерта, как оказалась верхом на метле в обнимку с саквояжем.
  - Летите к маяку, ни в коем случае не спускайтесь вниз, пока всё не закончится, - Дерек подтолкнул её, заставляя взлтететь. Колдунья никогда не видела его таким взволнованным.
  - Так что там?
  - Волна. Снесёт всё внизу. Я предупрежу остальных и посмотрю, что можно сделать.
  - Но как же...
  - Идите, не теряйте времени! - Дерек уже начал колдовать: перед ним медленно разгорался большой слабо мерцающий шар.
  Рутгерта послушно взлетела вверх: прежде чем лететь на скалы ей было интересно посмотреть, что же так напугало Дерека. Море казалось спокойным, только вот горизонт... Колдунья всмотрелась внимательнее: горизонт был не таким, как обычно. На самом деле вместо него по всему морю на побережье шёл огромный вал воды. Рутгерта никогда не видела ничего подобного, хотя читала в старых летописях. Вода снесёт всё, что в низинах и, возможно, даже зацепит невысокие холмы. Как далеко она уйдёт от берега вглубь материка? Идея отправиться побыстрее к скалам возле маяка уже не выглядела странной. Но как же город? Все ведь погибнут! Тут над портом разнёсся громоподобный голос Дерека, всё время повторяющий, что на город идёт гигантская волна, нужно всё бросать и уходить как можно быстрее на возвышенности. Что это не шутка и необходимо поторопиться. Что корабли нужно немедленно уводить как можно дальше в море от берега. Правда, волна была уже слишком быстро, чтобы это что-то дало, но не стоять же опустив руки? Может, кто-то и успеет.
  Колдунья стиснула зубы и полетела быстрее. Собственная беспомощность причиняла настоящую боль: такую массу воды ей не остановить, да и людей она много поднять на метле не сможет - одного человека за раз... Ну, может, она всех спасти не сможет, но хотя бы для этих единиц сделает разницу. На самый верх людей она нести не будет - хотя бы до подножья плато, там далше сами взберутся. Колдунья спустилась на улицу и "поймала" свою первую пассажирку. Ей удалось вывезти двенадцать людей, когда город накрыло холодом. От моря пополз туман и все камни покрылись инеем. Собрав последние силы, Рутгерта поднялась вверх, как изначально и просил её Дерек.
  Приблизительно в километре от берега начинался тот самый туман, белый, непроглядный. Волна была уже совсем близко. Рутгерта молча наблюдала, как вода неудержимо несётся к берегу. Но вот, столкнувшись с туманной стеной, она споткнулась, и до колдуньи донёсся глухой далёкий рокот. Туман заклубился ещё сильнее, рванув вверх и в стороны, и на мгновение Рутгерта увидела длинное ледяное плато, перекрывающее волне дорогу. Сколько нужно было угрохать сил, чтобы создать такой огромный ледник, она не бралась даже представить. Море грохотало, пытаясь преодолеть препятствие, дыбилось и рвало туман в клочья. На несколько мгновений Рутгерте даже показалось, что она видит там, вдали, Дерека - маленькую чёрную точку - но уверенности не было.
  - Откуда эта волна вообще здесь взялась? - прошептала Рутгерта, с отчаянием наблюдая за сражающимися стихиями. - Ведь должно было быть перед этим землетрясение. Мы должны же были что-то почувствовать!
  - Я чувствую отголоски колдовства, - отозвался из саквояжа Рик. - Здесь, на высоте, они более заметны. В городе за общим фоном я их не слышал.
  - Ты хочешь сказать, эта волна - волшебная? Кто же способен на такое? - и в один голос не сговариваясь с Риком они произнесли:
  - Болот.
  - Но зачем? - всё же недоумённо спросила колдунья. - Чего она пыталась добиться?
  Что с случилось с самой ведьмой она не хотела думать: поднятие такой массы воды требовало невероятного вложения сил, и в одиночку (если она, конечно, действовала в одиночку) это мало представлялось возможным. В любом случае колдуны, которые решились бы на такое, грозили безвозратно сжечь себя, даже если были так сильны, как Дерек. Рутгерта попыталась ещё раз отыскать колдуна в клочьях тумана, но безрезультатно.
  - Может, хотела заставить Дерека остаться здесь таким образом. А может, просто свихнулась на старости лет. Кто знает? Мне приходилось видеть ещё более странные поступки, чем этот.
  
  Вода всё же добралась до Лидии, но это была ерунда по сравнению с тем, что было бы, не создай Дерек ледник. Морская вода лишь намочила мостовые и затопила подвалы, не добравшись даже до вторых этажей. Самые хлипкие хибары выстояли, пусть многие товары, хранившиеся на складах, и были повреждены водой. Но теперь порт и побережье на километры в обе стороны были блокированы, и нужно было ждать неизвестно сколько, чтобы всё вновь растаяло.
  О Болот ничего больше не было слышно - она испарилась, будто её никогда и не было - но Дерек исчез тоже. Могли ли они пропасть вместе? Куда они делись? Рутгерта обыскала весь город и окрестности, все корабли, все пляжи - безрезультатно. Даже заклятие поиска ничего не смогло дать, хотя колдунья старалась изо всех сил и искала так тщательно, как никогда в жизни. Дерека нигде не было. Ни близко, ни далеко.
  Месяц прошёл в бесплодных поисках и безнадёжном ожидании. Давно открылся морской путь, но Рутгерта бессмысленно надеялась, что вот сейчас хлопнет дверь и Дерек зайдёд в дом.
  - Прости, что говорю тебе это, - однажды вечером вздохнул Рик. - Но даже мне уже кажется, что ждать его возвращения безнадёжно. Давай вернёмся в Рату, как мы изначально и планировали.
  - Но...
  - Он погиб, защищая город. Спас тысячи невинных людей. Пусть его подвиг для большинства останется неизвестным, вряд ли бы он смог придумать лучшую смерть.
  - Смерть не может быть лучше или хуже! - Рутгерта отказывалась верить, и поэтому отказывалась плакать. - Смерть - это смерть. После неё ничего нет. Дерек не мог погибнуть. Он слишком хорош, чтобы так умереть. Я уверена, просто девы забрали слишком много его воспоминаний за то, что он использовал так много их силы. Если я продолжу искать, то обязательно... - колдунья замолчала. Ей уже самой эти слова не казались такими верными, как ещё две недели назад. А что, если действительно она просто себя обманывает? Нет. Она будет ждать. И будет искать.
  - Если бы он был в городе, ты бы его уже давно нашла. Его здесь нет. И оставаться здесь бесполезно.
  - Почему ты так хочешь, чтобы мы уехали?
  Рик молчал какое-то время, но всё же ответил:
  - А что, если Болот жива?
  Рутгерта замерла. Она почему-то всё это время думала только о Дереке, но не о ведьме.
  - Я не соединён с домом и не смогу тебя защитить. А на юг она вряд ли последует за нами: это действительно далеко, да и Дерека с тобой сейчас не будет. Там мы будем в безопасности.
  - Это серьёзный аргумент...
  - Подумай. Причём, нам действительно нужно двигаться вперёд. Нельзя останавливаться, тем более в такое тяжёлое для нас время. Поверь мне, я знаю, о чём говорю.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава 22
  
  Поля простирались перед Рутгертой, сколько хватало глаз. Где-то вдали, на самом горизонте, в мареве терялись холмы. Там лежала её цель - замок Болот, Колстонская твердыня. Если Дерек жив, он должен быть там. Ведь не для того ли ведьма устроила наводнение? Она ведь знала, что он не сможет остаться в стороне и попытается спасти город. Даже если не ради горожан, то ради Рутгерты. А после такого он будет очень слаб - ведь все силы уйдут на то, чтобы остановить волну. Не могла же Болот сделать такое просто так. У неё обязательно должен был быть план.
  Скорее всего и сама ведьма сейчас очень слаба, хотя не исключено, что за прошедшее время она уже оправилась - слишком долго Рутгерта искала Дерека на побережье.
  Рик, несмотря на все протесты, остался дома: здесь бы от него толку не было, лишь сплошные неудобства. Саквояж тяжёл и неудобен, да ещё и потеряться может. Лучше уж пусть ждёт в Лидии. Да, колдунья понимала, что дух просто боится вновь остаться один, но рисковать и брать его к Болот она тоже не хотела.
  Путь к Колстонской твердыне даже на метле занял намного больше времени, чем Рутгерта рассчитывала - три полных дня и одно утро. Наконец, она приземлилась недалеко от ворот. Влетать сразу во двор или приземляться рядом с калиткой она не рискнула: вдруг там стоят какие-то охранные чары? Лучше уж подойти не торопясь и всё разведать. Вблизи замок выглядел заброшенным. Судя по следам на дороге, с прошлого дождя здесь никто не появлялся, ни пеший, ни конный, ни на телеге. Охраны на стенах тоже видно не было, и даже каких-то особенных колдовских выбросов в воздухе тоже не чувствовалось. Рутгерта тронула калитку в воротах, и та к её удивлению беззвучно отворилась. Двор был так же пустынен. Сквозь брусчатку кое-где уже пробивалась трава. Не было слышно ни шума работающих людей, который всегда сопровождает дома, где живут больше трёх человек, ни голосов живности. Даже разорённый дворец в Кри был более живым, чем жилище ведьмы. Нехорошее предчувствие всё сильнее захватывало Рутгерту. Кажется, здесь никто не жил уже давно. Намного дольше, чем со времени, когда Болот устроила потоп. Но куда все пропали? Куда делась сама хозяйка этого места? Рутгерта шла по анфиладам комнат, залов, переходов... Её встречали только пыль, пауки и запустение. Ещё не очень сильное - возможно, и полугода не прошло с тех пор, как последние обитатели покинули эти места, но уже вполне заметное.
  Наконец, обойдя весь замок, включая подвалы и башни, Рутгерта на метле взмыла в небо: с высоты стоило найти ближайшее поселение и попробовать выяснить подробности там. Может, местные смогут объяснить, что здесь случилось.
  Крестьяне встречали её настороженно, сторонясь и стараясь не подходить близко. Никто не хотел разговаривать, ограничиваясь лишь глубокими поклонами и общими словами приветствия. Похоже, колдунов здесь боялись и не любили. И пусть Рутгерта старалась выглядеть обычно, но как тут будешь "обычной" в длинном непродуваемом плаще и с метлой наперевес посреди полей? Уж не на телеге она сюда приехала, это точно. Наконец, она добралась до дома старосты.
  - Ушла старая ведьма, - откликнулся здоровенный детина, глава деревни. Гладко выбритый, с шрамами, такой широкий в плечах, что в двери нужно было проходить боком. Один в один глава бандитской шайки, а не староста. - Колдовские её слуги рассыпались, а человеческие разбежались.
  - А давно это случилось?
  - Уже почти год как.
  Значит, когда они с Дереком вернулись из Раты и улетели дальше, на север, Болот уже не жила здесь. Ничего непонятно. Почему? Как?
  Видимо, староста заметил на лице колдуньи отражение напряжённой работы мысли, так как добавил:
  - Даже хорошо, что она ушла - давно уже умом тронулась, мы тут всё боялись, что она что-нибудь отчебучит, но обошлось.
  То есть, всё произошедшее действительно не было хитрым, продуманным на много шагов вперёд планом? Что-то оборвалось внутри колдуньи. Неужели действительно Рик прав, и нет никакой надежды?
  Рутгерта плохо помнила, как вернулась в город. Несколько дней прошли словно в дымке, непонятном забытьи, размывающем мысли и пространство вокруг. Всё, необходимое для жизни, она делала автоматически. Ничто не радовало, ничто не цепляло. И теперь действительно ничего её здесь не держало: надежды больше не было.
  - Ты был прав. Пора возвращаться в Рату, - наконец, объявила Рутгерта, когда в очередной раз коротала вечер в компании Рика. Может, путешествие её несколько развеет? По крайней мере окружающее не должно будет напоминать ей о Дереке так сильно - всё же на юге они прожили вместе совсем мало времени.
  
  Рутгерта больше не путешествовала каретами - в одиночестве это было как-то скучно. Ветер в лицо, саквояж на древке метлы - то, что нужно, чтобы развеяться. Все пожитки, включая вещи, оставшиеся от Дерека, она отправила морем. Корабль должен был прибыть в Рату где-то через четыре месяца после её возвращения. В последние недели пути колдунья поймала себя на том, что так и эдак разыгрывает разговор с Марком и Ларой. Почему она вернулась одна? Почему она вообще вернулась? Как она провела это время? Что они делали? Почему так получилось? В какой-то момент она поняла, что голова от всё время возвращающихся мыслей вот-вот лопнет. Нужно остановиться и перестать об этом думать. Но как? Что бы на её месте сделал Дерек? Призвал мороз, чтобы забыть? Нет. В очередной раз колдунья себя корила за то, что нужно было всё же отправиться опять на север, а не на юг - ледяные девы точно должны были знать жив он или нет. Хотя, как она смогла бы посмотреть в глаза Лайаму? Сообщать о смерти сына... Даже написать письмо стоило невероятных усилий. Настолько огромных, что дожидаться ответа в Лидии сил у неё не осталось, и обратным адресом она указала свою лавочку в Рате. Какими бы ни были новости, она узнает их на юге.
  Город встретил её жарой и шумными толпами. Ничего не изменилось за прошедшее время, будто бы она и не уезжала никуда. Какое-то время Рутгерта бродила по улицам и скверам, никем не узнаваемая. Словно впервые прибыла в этот город, она глазела по сторонам, рассматривая лепнину над окнами домов, лозья кованных решёток и складывающиеся в узоры цветные булыжники мостовых. Посидела в нескольких кофейнях, слушая последние сплетни, донсящиеся от соседних столиков.
  Да. Хорошо, что она вернулась.
  Наконец, к вечеру она поднялась к своей лавочке. "Порошки и зелья. Королевское качество" гласила вывеска над дверью. Ни одна буква не поблекла, а стёкла всё так же сияли чистотой, как когда они с Дереком уезжали отсюда. Сохранные заклятия сделали своё дело.
  - Вот мы и дома, Рик, - Рутгерта прикоснулась к латунному молотку на двери в жилую часть дома. Заклинание послушно растаяло под её пальцами, позволяя открыть замок и войти.
  
  Дни побежали нескончаемой вереницей событий и лиц. Старые друзья, знакомцы, соседи и клиенты. Каждый считал своим долгом зайти в гости, порасспрашивать и принести с собой гостинец. Местная детвора требовала историй и новых игрушек, старые клиенты хотели пополнить истощившиеся запасы ценных снадобий.
  И Марк и Лара тактично молчали, боясь выспрашивать детали, но было видно, что обоих любопытство прямо жжёт насквозь. Каждого, конечно же, интересовали разные вещи: Лара ничего не подозревала об Эзенкее и королевстве, Марк ничего не знал о личной жизни колдуньи. Рутгерте удалось отделаться в целом общими описаниями, которые саму её бы не удовлетворили. Единственное что доставило ей несколько неприятных минут, так это ларино восклицание "Как пропал?!". Колдунья-швея всё никак не могла поверить, что такой великий колдун, как Дерек, может просто исчезнуть, и никто не будет знать жив он или нет. Рутгерта не стала говорить, что шансов на то, что он выжил, практически никаких. Что абсолютно всё указывает на то, что Дерек сгинул в морской пучине.
  
  Прибывшие несколькими месяцами позже вещи колдунья сначала свалила неразобранной кучей у себя в гостиной. Но шли дни, и постепенно содержимое ящиков начало расползаться по дому. Снадобья, ингридиенты и колдовские инструменты - в лабораторию, книги - в кабинет. Рутгерта долго рассматривала старое зеркало, перед которым много лет назад Робин учил её менять внешность. В итоге, после долгих сомнений и размышлений, оно поселилось в её спальне.
  Личные вещи Дерека, его дневники и какие-то непонятные сумки, которые колдунья ещё долго не решалась открывать, переехали в гостевую комнату, где он жил раньше. Рутгерта долгое время боялась прикасаться к его вещам, словно могла навредить, но в особо тоскливые вечера так приятно было поперебирать его рубашки или полистать старые тетради, исписанные ровным мелким почерком.
  
  "Дорогая Рут!
  Я помню день, о котором ты пишешь. У нас случился знатный переполох. Ледяные девы тогда подняли вой до самых небес, и почти все мы лишились силы на несколько недель: Дерек выпил их почти до дна. Духи оборвали с ним всякую связь, чтобы спасти себя и остальных. Всё, что я могу сказать: в тот момент он был ещё жив и достаточно здоров, чтобы колдовать. К сожалению, мне больше нечего добавить. Я верю, что даже без помощи дев мой сын жив и здоров, пусть его время теперь и течёт так же, как у простых смертных. Он всегда был слишком изворотлив, чтобы смерть легко настигла его.
  Надеюсь, моё письмо встретит тебя в добром здравии.
  Пусть это будет наша непоследняя встреча.
  Лайам"
  Рутгерта какое-то время молча смотрела на жёлтый лист в своих руках. Пусть это будет наша непоследняя встреча.
  
  Главная проблема, конечно, была с Риком. Как могли, по наблюдениям Рутгерты, по отрывочным записям Дерека и по воспоминаниям Рика, им более или менее удалось восстановить процедуру, по которой духа можно было привязать к дому, но у колдуньи просто не хватало сил, чтобы провести ритуал. По словам Рика в старые времена требовалось до восьми колдунов, чтобы привязать его к зданию или наоборот, отвязать, и то, что Дерек каждый раз проделывал это сам, было невероятным. А где найти в Рате таких колдунов? Да ещё и чтобы можно было доверить им тайну существования духа? Приходилось теперь Рику довольствоваться жизнью говорящей груды камней. Никакого контроля над домом, никаких подслушанных у клиентов сплетен.
  
  Пришёл и отгремел сезон бурь. Весенние цветения сменились летней всё выжигающей жарой, а потом ясной и ветренной осенью. Дела наладились и шли даже лучше, чем раньше. Господин Серас прознал (вот уж кто не дремлет на своём посту) о возвращении Рутгерты, и теперь даже из столицы в Рату приезжали гонцы с заказами. Слава северной колдуньи постепенно ширилась, и теперь в её лавку, куда раньше захаживали только местные да моряки, всё чаще заглядывали покупатели из далёких краёв.
  
  Этот день был одним из первых в грядущем сезоне бурь. Птицы с пронзительными криками носились над городом, а со стороны моря надвигалась огромная грозовая туча. Люди спешно уносили с улиц всё, что может улететь: цветочные горшки, столики, шезлонги и зонты. Сворачивались растяжки с флагами, пряталось сушащееся бельё, по всему городу хлопали закрывающиеся ставни. Рутгерта проводила последнего клиента и тоже взялась укреплять окна - пусть её жилище до последней черепицы было защищено заклятиями, опустить ставни никогда не было лишним, да и нужно было спрятать столики с мелочовкой, которые она часто выставляла перед лавкой.
  Возясь с последней ставней колдунья краем глаза заметила, что кто-то остановился на улице рассматривая вывеску её магазина. Ветер дул уже крепко, тяжёлые тучи нависли над самым городом и гроза могла разразиться с минуты на минуту.
  - Здравствуйте! Могу я вам помо... - начала Рутгерта и осеклась, не в силах поверить собственным глазам. Высокий человек в длинном чёрном плаще, с саквояжем в одной руке и посохом, таким удобным для полётов, и не настолько заметным, как метла, в другой, смотрел на колдовскую лавку и слегка хмурился, словно силился что-то вспомнить. Небрежно заплетённая коса густых чёрных волос переброшена через плечо, виски уже тронула седина. Чёрные глаза и брови, и удивительная для Раты необычайно бледная кожа. Пришелец опустил взгляд и посмотрел на Рутгерту. Неуверенно улыбнулся:
  - Здравствуйте.
  - Заходите, - Рутгерта кивнула в сторону дверей. - Гроза вот-вот начнётся, никуда не успеете спрятаться.
  - Спасибо, - он послушно вошёл за ней следом и остановился посреди лавочки, рассматривая многочисленные полочки с добром и дожидаясь, пока колдунья закроет двери. Где-то вдали грозно зарокотал гром. - Удивительно и неожиданно встретить на юге северянку, - как бы между прочим заметил он.
  - Да, такие, как мы с вами, редко забредают так далеко, - согласилась Рутгерта. Она опасалась лишний раз моргнуть, боясь, что наваждение развеется. - Вы уже остановились где-нибудь? Или ещё не определилсь?
  - Ещё не определился, если честно. Только днём приехал в город. Мне нужны кое-какие ингредиенты, и в порту посоветовали ваш магазин. А тут эта гроза...
  - Тогда останавливайтесь у меня. У меня есть свободная гостевая комната.
  - И вы не боитесь пустить незнакомого мужчину домой? - засмеялся пришелец.
  - Ну, во-первых я колдунья, так что скорее люди должны бояться ко мне заходить, а не я бояться приглашать, - Рутгерта улыбнулась. - А во-вторых, мы знакомы, пусть вы этого и не помните, судя по всему. Пойдёмте, я как раз собиралась ужинать.
  - Знакомы? - мучжина нахмурился, следуя за Рутгертой в жилую часть дома. - То-то мне показалось, что я ваш магазинчик уже видел раньше.
  Он оставил саквояж, плащ и посох в прихожей, которую показала колдунья. Кухня встретила их ароматом свежей выпечки.
  - Рут, что ты так долго... - начал Рик и вдруг затих. Мужчина заозирался пытаясь понять, откуда исходит бестелесный голос: на кухне никого, кроме него и колдуньи не было. - Дерек?
  - Это ещё один мой старый знакомец? - настороженно поинтересовался колдун.
  - ДЕРЕК!!! - закричал дух. - О, Дерек!!! Где ты пропадал всё это время, старый засранец?!
  - Причём, хороший старый знакомец. Только я тебя не вижу.
  - Да вот же я! На полочке! Знал бы ты сколько мы из-за тебе переживали! Рут ночей не спала!
  Колдун недоверчиво уставился на несколько старых камней, лежащих на полке. Они явно когда-то были частью какой-то стены.
  - А всё из-за твоего дурацкого героизма, - распалялся тем временем дух. - Чёрт бы с ним, с городом! Знал бы, что ты так пропадёшь, ни за что не отпустил бы! И вообще вся эта поездка домой была дурацкой идеей! Оставались бы в Рате, тогда и...
  - И давно я... пропал? - повернулся Дерек к Рутгерте, больше не слушая беснующегося духа. Он внимательно всматривался в её лицо, будто ища знакомые черты, пытаясь вспомнить.
  - Уже полтора года как, - колдунья потупилась под его взглядом.
  Дерек вздохнул и тяжело опустился на табурет. За окном зачастил дождь. Время от времени молнии разрезали небо пополам. Вдали рокотал гром.
  - Я так понимаю, мы можем обращаться друг к другу на "ты"? - поинтересовался он. Рутгерта только кивнула в ответ, не смея поднять взгляда - вдруг вспугнёт. - И насколько хорошо мы... знакомы?
  - Как... как муж и жена? - колдунья, наконец, опять посмотрела на своего гостя.
  - Муж и жена... - эхом повторил он.
  - Мы тебя искали несколько месяцев! Ты как в воду канул! Думали, что всё уже! А ты, оказывается, всё это время был жив! - продолжал причитать Рик.
  - Ледяные девы отрезали тебя от себя, когда ты создавал заслон от волны, и поэтому даже Лайам не знал наверняка, жив ты или нет, - пояснила Рутгерта.
  - Ледяные девы? Лайам?
  - Ты и Пикали не помнишь?
  - Нет. Что это?
  - Твой родной город. Там живёт твой отец, Лайам. Ты был ледяным магом севера.
  - Надо же...
  "В Пикали живут ледяные девы, это такие духи. Они дают силу и долголетие в обмен на воспоминания. Ведьма Болот наслала огромную волну на город, где мы жили, и ты построил в море огромную ледяную стену, чтобы всех спасти..." - Рутгерта представила, как Дерек посмотрит на неё, если она всё это начнёт рассказывать. И сейчас его тон был ироничен, а если она начёнт рассказывать дальше... Ну да, как поверишь в такую историю, если слышишь её от человека, которого видишь впервые в жизни? Да ещё и который утверждает, что вы - муж и жена?
  - В обмен на силу ты терял воспоминания. Самые дорогие - в первую очередь, - Рутгерта невесело улыбнулась. - Я, конечно, польщена, что ты меня напрочь забыл. Но...
  На кухне повисла шуршащая каплями тишина, прерываемая только раскатами грома, становившимися всё оглушительнее. До настоящего вечера было ещё далеко, но на улице стояли сумерки.
  - Я, конечно, подозревал, что чего-то в моём прошлом не хватает, - наконец, неуверенно произнёс колдун. - Но чтобы настолько... Мне нужно уложить это в голове.
  - Хорошо, укладывай, сколько нужно, только соедини меня сначала с домом, - сразу же вклинился Рик. - Ты единственный можешь это сделать без привлечения посторонних колдунов.
  - Соединить???
  - Только не говори, что и заклинание ты забыл!
  - У меня сохранились твои дневники, - поспешила вмешаться Рутгерта. - Я видела кое-какие заметки там, с остальным мы с Риком тебе поможем - мы реконструировали заклинание, но у меня не хватает на него сил.
  - Эм... - было видно, что Дерек не знает, как ответить. Вроде бы и отказать неудобно, но соглашаться казалось ему тоже слишком необдуманным.
  - В любом случае, ужинай, оставайся на ночь, там решишь, что делать, - Рутгерта заглянула в котелок. Хорошо, что она решила приготовить жаркое сейчас, а не утром, как планировала сначала. Будто чувствовала. Плюшки с чаем, которые она собиралась есть сама, вряд ли бы удовлетворили взрослого мужчину, уставшего с дороги. Рик ещё пробовал возмущаться, почему немедленно не займутся им, но, после нескольких замечаний колдуньи наконец затих.
  Наконец, с ужином было покончено.
  - Пойдём, покажу тебе твою комнату, - Рутгерта встала из-за стола и тарелки сами послушно полетели в мойку. - За всё это время я так и не сподобилась оборудовать у нас нормальную ванную комнату, так что тебе придётся ждать до утра, чтобы покупаться с дороги.
  - Ничего страшного, у меня есть несколько заклинаний на этот счёт, - Дерек с любопытством глазел по сторонам, видимо, впервые после потери памяти оказавшись в настоящем логове колдуньи.
  - Прекрасно, это моя комната, - Рутгерта указала на одну дверь в коридоре и открыла следующую. - А это - твоя. Располагайся. Я не трогала твои вещи, можешь пользоваться всем, чем посчитаешь нужным.
  - Спасибо, - Дерек окинул взглядом комнату и тут же удивлённо воскликнул: - О, моя волшебная лампа! А я всё думал, куда я её дел!
  - Думаю, ты найдёшь здесь ещё много таких "потеряшек", - засмеялась Рутгерта. - Чувствуй себя, как дома. Хотя, ты и есть дома. Если что, я буду у себя.
  - Спасибо, - теперь он посмотрел на неё несколько иначе, словно наконец начал верить тому, что она сказала.
  
  Конечно, Рутгерта не смогла заснуть ни через час, ни через два. Он лежала в темноте и слушала бурю, как бурчит на кухне Рик, как дребезжат тарелки и вилки, моющиеся в умывальнике. Ей казалось, что она слышит тихие шаги Дерека, бродящего по комнате за стеной, трогающего и рассматривающего предметы.
  Наверное, она заснула на мгновение, потому что следующая вспышка молнии вдруг высветила чёрный силуэт, стоящий у изножья кровати. Рутгерта вздрогнула: она не слышала, как открывалась дверь. Колдун не шевелился и, казалось, даже не дышал. Только блестящие в темноте глаза указывали на то, что он - живое существо.
  - Там слишком много моего прошлого, - наконец, произнёс он, когда понял, что Рутгерта не собирается заговорить первой. - Я никогда раньше не задумывался, что помню не то и не так, как остальные. Мне ведь много лет, ведь так? Больше шестидесяти?
  - Сто одиннадцать, - прошептала колдунья, но она была уверенна, что несмотря на грозу Дерек услышит. Он какое-то время молчал, пытаясь осознать эту цифру. - Но теперь ты стареешь, как простые смертные, - добавила она.
  - А тебе? - неуверенно спросил он, будто боялся услышать, что ей все двести.
  - Тридцать пять.
  За окном вновь ударила молния и почти сразу же раздался оглушительный грохот: буря бушевала над самым городом.
  - Я почти ничего не помню из последних нескольких лет, - снова заговорил он через какое-то время. - Чем я занимался? Где жил?
  - Ты искал меня. И находил. Тебе удаётся это снова и снова, несмотря на то, что я хорошо спряталась от всех возможных поисковых заклятий, а сейчас ты вообще забыл о моём существовании. Думаю именно поэтому ты и сейчас не смог усидеть на месте и отправился в путешествие, которое завело тебя так далеко на юг.
  - Но... как?
  - Садись, - Рутгерта села в подушках и похлопала по краю кровати. - Это долгая история. Мы познакомились в такую же ночь: на улице бушевала буря, и мне негде было укрыться. Я - принцесса, и меня хотели выдать замуж против воли. За принца. А я мечтала стать колдуньей. Поэтому сбежала из дома и отправилась к одному могущественному колдуну, который жил в Доме-на-Скалах, в надежде стать его ученицей. Мне было пятнадцать...
  
Оценка: 7.27*11  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"