Полынь Мара Леонидовна: другие произведения.

Морской дьявол и прекрасный принц

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

  Пролог
  
  Шторм разыгрался не на шутку. Корабль бросало из стороны в сторону. Молнии разрывали небо. Волны поднимались выше мачт. Туул Наринар прикоснулся к камням ожерелья, привычным жестом провёл по каждому из них - раздумывая, выбирая к помощи которого прибегнуть. В итоге остановился на бледном кварците с выбитой красной спиралью. Крепко зажал его между подушечкам указательного и большого пальцев и запел Баюкаюущую Песнь - они быстро приближались к сердцу шторма, самое подходящее время использовать силу: начни он раньше, и усилий понадобилось бы значительно больше, начни он позже, и корабль мог бы не выдержать натиска стихии. Пусть умению выбрать правильный момент их тренировали чуть ли не половину всего обучения, настоящее умение приходило только с опытом. Туул почти мгновенно поймал ритм волн, слился с ветром. Чувства дробились, рассыпались брызгами. Он крепче сжал камень - когда управляешь стихией, так легко потеряться в ней. Вдруг острая боль вспышкой рассекла сознание. Концентрация нарушилась, волны ускользнули из-под его ладоней. Несколько долгих секунд Туул пытался понять, осознать, что происходит. Он терял шторм. Сила больше не подчинялась ему, моталась на ветру, как ворох лент, срывалась, улетала в темноту. Что-то жидкое и горячее побежало по правому боку. Туул опустил руку, провёл по одежде, поднёс к глазам. Ладонь была алая. Кровь? Его кровь? Он медленно обернулся. Сзади, выжидая, стояли двое. Капитан Цуста и его первый помощник Ралим. Капитан Цуста держал в руке окровавленный нож. Брызги волн и капли дождя разбивались о лезвие, разбавляли красноту, выедая её.
  - Почему? - Растеряно спросил Туул. Почему? Он не понимал. Это было самое обыкновенное плавание - Его Величество желал видеть свою любовницу, Багровую Таграту, они съездили за ней на Птичье, её остров, и сейчас возвращались в столицу. На Летящем были только люди Его Величества, все - служащие Венцу не один год. И Туул знал, что у него нет личных счетов ни с одним из них.
  - Слово Венценосного, - сказал капитан. Туул был так ошарашен, что даже не попытался защититься, когда капитан сделал шаг вперёд и взмахнул ножом метя в шею. Из перерезанного горла хлынула кровь. Капитан с помощником теснили его, и Туул сделал шаг назад, другой. Он отпустил камень, схватился за рану на шее, скорее инстинктивно, чем пытаясь остановить кровь. Мир стремительно уносился прочь - Туул умирал. Он почувствовал, что падает, но так и не ударился о палубу - чужие крепкие руки подхватили его, приподняли над бортом. Короткий миг полёта и удар о воду. Холодная обжигающая тьма сомкнулась вокруг. Мгновенно намокшая одежда камнем тянула вниз. Бок и горло расцвели новой болью от солёной воды. Остатки воздуха вырвались из лёгких.
  Угасающим сознанием Туул почувствовал, как в его теле началось превращение.
  
  Глава 1
  
  Шторм обошёл побережье стороной, основную силу растратив далеко в море. Небо всё ещё было свинцовым, неприятная морось бесконечно лилась сверху, забиваясь всюду и заставляя камины в замке чадить, делая одежду тяжёлой и холодной. Пезкие порывы ветра пытались содрать мясо с костей. В остальном же погода была весьма терпима. Лариан хмыкнул своим мыслям. Да, это была не худшая осень для Буревестного Обрыва. Грядущая зима беспокоила его значительно сильнее. С другой стороны, даже в отвратительной погоде есть свои плюсы - копты не нападут. Лариан со своим небольшим отрядом как раз закончил объезд приграничных сторожевых башен и возвращался в замок - погреться у огня и съесть чего-нибудь жирного. Возможно, выпить. Хотя в последнее время выпивка его не радовала: хорошего вина осталось всего несколько бутылок, и новой поставки с севера ждать не приходилось, а от того пойла, что жрал Сирсок с компанией, его мучила изжога. Да и от самого Сирсока в последнее время его мучила изжога. Поначалу взять его командиром - сразу с командой - было хорошей идеей. В сражениях Сирсок показал себя отлично, хотя с пленными частенько вёл себя слишком жестоко - на вкус Лариана. Но чем меньше было вылазок - как противника к ним, так и их в сторону противника, тем тяжелее с ним было справляться. Да, зимой граница всегда затихает. Обе стороны вытягивают лодки на берег, оружие прячут до весны и расходятся по домам греться у очагов в ожидании когда грязь подсохнет и ветер с ледяной сечкой перестанет снимать кожу с лица. А значит, появлялось больше времени, чтобы выпить. И предъявить претензии окружающим. Чем дальше в зиму, тем больше Сирсок пытался вытеснить остальных командиров, затевал драки, донимал женщин в замке. Не то, чтобы Лариан считал, что все местные женщины принадлежат только ему одному, но должны же обе стороны получать удовольствие от происходящего, не так ли?
  К замку они возвращались сделав крюк и заехав на обратном пути в рыболовецкую деревушку в паре цепей на север по побережью - Тибо, командир Клыка, сторожевой башни, откуда они возвращались, просил передать старосте денег в уплату за вяленую рыбу. Дорога от деревни к замку шла вдоль пляжа. Если это можно назвать, конечно же, пляжем. Чёрные скалы вздымались из моря, россыпью лежали далеко в воде или забирались глубоко за линию побережья. Иногда они складывались в гигансткие ступени, будто прорубленные великанами для своих нужд. Волны грохотали, рассыпались белой пеной. Сам воздух казался солёным, хотя море лежало в добрых пятидесяти шагах от них. Отряд ехал большей частью молча, растянувшись на узкой дороге, и только Сирсок затеял перебранку со своим оруженосцем.
  Что-то привлекло внимание Лариана в приливе, когда они выехали на самую кромку Чёрных Ступеней - одной из тех самых лестниц, якобы выточенных древники гигантами. По гладким блестящим камням вились обычные ступеньки, выбитые уже простыми смертными для других простых смертных. Правда, в такую слякоть свернуть на них шею было совершенно пустячным делом. Нижние две каменные плиты-ступени сейчас скрылись под водой - прилив в этих местах был высокий. На последней ступени в белой пене барахтался кто-то. Лариан прищурился пытаясь разобрать. Человек? Откуда ему здесь взяться? В море до самого горизонта не было видно ни корабля, ни лодки, только белые буруны бегут один за другим. Может, кто-то из местных сорвался с обрыва? Но что он там делал? Погода совершенно не подходящая для рыбалки. И сколько человек может выдержать в такой ледяной воде? Выходит, упал только что? Лариан остановил коня всматирваясь. Ему показалось, или мелькнули плавники? Да и кожа какого-то неправильного цвета... Лариан внутренне содрогнулся: морской дьявол! Ошибки быть не может. Он видел их не раз и не два, и даже однажды дрался с ними. Но что морской дьявол может делать здесь, так далеко на юг?! Да и с Китовым архипелагом ведь у них договор! Уже целых пять лет как они блюдут мир и наращивают торговые связи к обоюдной радости и выгоде. Тварь тем временем вырвалась из волны и на четвереньках с трудом поползла в сторону возвышенности. Даже со своего места Лариан видел - пусть и не слышал за грохотом прибоя - что монстр тяжело откашливается, пытаясь избавиться от воды в лёгких. Но следующая волна опять подхватила его и потащила на глубину. Лариан спешился и направился к ступенькам. Пока он спускался вниз, морской дьявол дважды выбирался на скалы, и дважды прибой утаскивал его прочь.
  - Эй, Лари! - Окликнул Бид, как раз поравнявшийся с его лошадью. - Ты куда?
  - Там морской дьявол! - Откликнулся Лариан. Он хотел добавить 'тонет', но не стал. Это звучало так же глупо, как 'там рыба тонет'.
  - Что?! - Бид тоже спешился, взял коня Лариана под узды, но спускаться не спешил. Лариан как раз добрался до каменной ступени. Зачем? Он сам не знал. Морской дьявол предпринял ещё одну попытку вырваться из пучины. Ему почти удалось. И вдруг Лариан стал свидетелем удивительного - кожа чудовища перестала быть грубой и серой, всё тело его вдруг стало тоньше, вместо ласт на руках появились пальцы. И этими пальцами не морской дьявол, а уже человек попытался ухватиться за скалы. У него даже получилось. Лариан сбросил на последний чахлый куст плащ и поспешил вперёд, к незнакомцу, ему определённо понадобится помощь. И да, следущая волна оказалась слишком высокой, она налетела на человека-морского дьявола сзади и сверху и крепко приложила о скалу. Тело его на мгновение обмякло и безвольно потянулось за отступающей волной в пучину. В следующий миг он опять пришёл в себя, рванулся, но совершенно потерял ориентацию, где верх, где низ, где берег. Лариану удалось схватить его за запястье в последний момент, когда до конца ступени оставалось меньше двух шагов. Делая паузы, когда волны отсупали и наоборот таща сильнее, когда наступали, он потянул свою добычу к берегу. Спасённый был холодным и бледным до синевы. Лариан сам вымок почти полностью, но от азарта и возбуждения почти не чувствовал холода.
  У спуска к Чёрным Ступеням столпился уже весь отряд. Большая часть спешилась, некоторые по-прежнему сидели в сёдлах, но вниз спускался только Бид.
  Наконец, Лариан выбрался из волн и дотянул свою добычу до относительно сухого места. Здесь он смог рассмотреть из-за кого только что искупался в ледяной воде. Спасённый был крепок и высок, возможно, даже выше самого Лариана, явно воин - у пахарей совсем другой вид, да и количество шрамов намекало, что он ведёт отнюдь не мирный образ жизни. Особенно выделялся шрам поперёк горла, длинный, тонкий, розовый, совсем свежий, будто корку содрали с него только что. 'Разве можно выжить после ранения, от которого останется такой след?' - удивился Лариан, но вот, перед ним лежал такой человек и тяжело кашлял. В длинных - очень длинных - тёмных волосах его запутались водоросли и плавник, одежды на нём было только рубашка да изорванные штаны. Может, это не морской дьявол вовсе? Может, ему померещилось?
  - Командир, кто там у тебя? - Крикнул кто-то из его людей наверху, кажется, Темир. Лариану самому было интересно кто тут у него.
  - Эй, - позвал он и человек вдруг резко открыл глаза и посмотрел на Лариана, будто только сейчас сообразил, что рядом кто-то есть. И Лариан понял, что нет, ему не померещилось - глаза незнакомца были без белка и радужки, полностью чёрными с едва заметной сиреневой поволокой. У людей таких не бывает. Морской дьявол рванулся, попытался встать, но только отполз чуть в сторону.
  - Без паники, - как можно более спокойным голосом сказал Лариан, но сам тяжело дышал после недавнего купания, и больше ничего добавить не успел: дьявол нащупал булыжник и попытался размозжить Лариану голову, тот едва успел перехватить его руку. - Эй, эй! Спокойно! - Он схватил его и за вторую руку, несколько мгновений они боролись, но почти сразу морской дьявол повалился на Лариана и тяжело закашлялся. Сил у него, похоже, совсем не осталось. - Спокойно, - повторил Лариан, удерживая его за плечи. - Так и убить ведь можно. Ты меня понимаешь?
  Незнакомец едва заметно кивнул, Лариан почувствовал как мокрые волосы скользнули по его коже.
  - Хорошо, - сказал Лариан. Сейчас он говорил таким тоном, будто уговаривал незнакомого пса подпустить к себе. - Здесь лучше не оставаться - через час прибой займёт всю ступень и тебя опять смоет. Мы тебя отвезём в замок, там безопасно. Нужно тебя чутка подлечить. Сможешь сам идти?
  Пауза, ещё одно еле заметное движение головой.
  - Хорошо, - он отпустил одно плечо незнакомца и осторожно похлопал по спине, чем вызвал новый приступ кашля.
  - Кто это у тебя? - Тихо спросил наконец спустившийся Бид. Он присел рядом и теперь удивлённо рассматривал выуженного из прибоя человека.
  - Морской дьявол, - ответил Лариан. Совсем замёрзший морской дьявол. - Подай мой плащ, нужно его согреть.
  Бид молча повиновался и принёс оставленный на кусте плащ, осторожно накинул человеку на плечи, застегнул у горла брошь. Заметил шрам и тихо присвистнул:
  - Ничего себе, да ты любишь приключения, похоже.
  Вдвоём они помогли незнакомцу встать на ноги, но тот не сделав и двух шагов осел на землю - идти он явно не мог.
  - Ладно, - вздохнул Лариан. - Похоже, придётся тебя нести.
  Он посмотрел вверх по склону: остальные члены отряда о чём-то разговаривали и смеялись. Время от времени они смотрели в их сторону, но спускаться не собирались. Придётся справляться самим. - Бид, подсади его мне на спину, - он развернулся и чутка присел, чтобы взять морского дьявола на закорки. Просить Бида его нести было бы странно - тот был на целую голову ниже, да и вообще субтильнее, хотя воином был отличным.
  - Лари, ты уверен? - С сомнением спросил Бид, но подчинился. Медленно, оскальзываясь, ступенька за ступенькой они поднялись наверх. Лариан шёл впереди, Бид страховал его сзади. Незнакомец сипло дышал Лариану на ухо и время от времени заходился в приступах кашля. К моменту, когда они поднялись, на том месте, где они закутывали морского дьявола в плащ, уже тоже плескалась вода. Наконец, они выбрались на ровное пространство, Лариан спустил ношу на землю. Остальные участники отряда столпились вокруг на разные лады обсуждая спасённого, но не предпринимая попыток приблизиться - он был законной добычей Лариана.
  - Кто это? - Повторил свой вопрос Темир.
  - Морской дьявол, - сказал Лариан. Он размышлял что делать дальше. Лошадей у них было ровно по людям, да и будь больше - незнакомец не сможет удержаться в седле, если он даже идти не может. Придётся его везти с кем-то. Лучше с кем-то полегче, с тем же Бидом, например. - Не делайте рядом с ним резких движений.
  Стоило ему это сказать, как вперёд выдвинулся Сирсок.
  - Не может быть, - громогласно заявил он и наклонившись, схватил незнакомца за руку, резко дёрнул вверх поднимая. - Тонковат он для морского дьявола!
  Не успел Сирсок договорить, как человек в его руках дёрнулся выпрямляясь и вдруг на его месте оказался монстр. С серой грубоватой кожей, огромный, выше Сирсока, выше Лариана. С чёрными, как морская бездна, глазами, мощными челюстями полными острых длинных зубов. Рубашка, до этого болтавшаяся на незнакомце мешком, вдруг обтянула его чудом не лопаясь по швам.
  Сирсок ничего не успел больше ни сказать, ни сделать. Одним движением дьявол вырвал у него глотку, бросил её в одну сторону, а Сирсока, булькающего и захлёбывающегося кровью, - в другую. Все бросились в рассыпную, кроме Лариана, остолбеневше взирающего на широкую спину только что спасённого им существа. Ближе остальных к ним был Дайм, оруженосец Сирсока - на свою голову он подошёл к Лариану вместе со своим господином. Монстр повалил его на землю, и в целом больше ничего не сделал, но Лариан видел, что грудная клетка несчастного превратилась в месиво под тяжестью дьявола. Монстр шумно вдохнул воздух над телом Дайма, будто принюхиваясь. Медленно повёл головой из стороны в сторону. Сходство с диким зверем было абсолютно. Сейчас он бросится за остальными, и отряд Лариана перестанет существовать. И в этом будет вина только его, Лариана. Ведь это он вытащил это существо из прибоя. Монстра, всего несколько мгновений назад бывшего беззащитным. Монстра, который на самого Лариана там, внизу, не смог напасть, а только жалко отбивался размахивая руками, а потом тяжело кашлял у него на спине не в силах даже самостоятельно удержаться на ногах. Лариан видел, что этот дьявол отличается от того, что он видел в волнах - никаких плавников или ласт, только когти, зубы, мощные лапы, огромные мышцы. Он может бежать быстрее лошади. Не хотелось бы это сейчас испытать на собственной шкуре.
  - Спокойно! - Крикнул Лариан. Фарой могучий, пусть он окажется прав, пусть он рассчитал всё правильно, и у него получится. Иначе останется он тоже лежать здесь в луже собственной крови. Дьявол резко обернулся в его сторону. - Спокойно! - Опять крикнул Лариан, будто дьявол мог его не расслышать. - Мы отвезём тебя в замок. В тепло! Ты забыл?
  Понимает ли его дьявол вообще? Возможно, что совсем нет. Может, он его понимает только в человеческом обличье, а преображаясь отдаёт своё тело в распоряжение духам битвы?
  Монстр оставил тело Дайма и в два длинных шага оказался рядом с Ларианом. Потянул носом воздух, тихо зарычал оскалив зубы.
  - Я видел твоё настоящее лицо, - сказал Лариан глядя монстру прямо в глаза. - Ты меня не испугаешь.
  И порадовался, что голос его не дрогнул, потому что сейчас, когда чудовище нависло над ним, он не бежал только потому, что не чувствовал ног от страха. Дьявол придвинулся ещё ближе. Так близко, что при желании можно было щёлкнуть его по носу. Лариан протянул руку и положил ладонь ему на скулу. Он сам не знал почему и зачем. Но дьявол вдруг повторил жест, положил свою окровавленную лапу ему на щёку. Шумно дохнул... и вдруг опять стал тоньше, стал человеком. Медленно завалился вперёд, падая, как подрубленное дерево. Лариан едва удержался под его весом, чтобы не упасть вместе.
  - Великий Фарой и оба его волка, - выдохнули рядом. Бид. Он всё видел и слышал. - Твою мать, Лари. Твою мать.
  Лариан огляделся, поддерживая беспамятного дьявола под мышки. Недалеко лежали два тела - Сирсока и Дайма. Лошади не разбежались, остальные - кто-то заметил, что опасность миновала и резко притормозил, кто-то ещё убегал. Нельзя показывать, что у него самого колени трясутся. Не просто так ведь его зовут Ларианом Доблестным. Нужно отрабатывать своё имя.
  - Бид, помоги мне поднять его на Гранита. Думаю, кроме меня никто не захочет его везти.
  - Командир, ты с ума сошёл?! Он же вырежет всю крепость! - Возмутился Дариан - когда морской дьявол атаковал, он споткнулся убегая, поэтому и возвращаться ему почти не понадобилось.
  - Когда я говорю 'не делать резких движений', нужно слушаться меня, а не показывать свою удаль молодецкую! - Огрызнулся Лариан. В конце концов, он командир пограничного гарнизона или поварёнок при кухне? - На, придержи, - он передал дьявола Биду, а сам вскочил в седло. Гранит с любопытством поглядывал на дьявола, но беспокойства не выказывал. Это хорошо. Бид поднатужился, подоспел Темир, и вдвоём они подняли его на седло к Лариану.
  - Азри! - Позвал Лариан.
  - Да, командир!
  - Скачи впереди меня, предупреди старика Густо, что мы едем с больным, и пусть пришлют сюда кого-нибудь с телегами забрать тела. Полок, останься здесь, присмотри за ними.
  - Да, командир, - уныло согласился Полок. Это значило, что ему придётся киснуть под дождём несколько лишних часов, которые он с большим удовольствием провёл бы, конечно же, у камина. Лариан поправил плащ на незнакомце кутая поплотнее, надел ему на голову капюшон, закрывая от дождя и ветра. Правда, босые ступни всё равно остались незащищёнными. Да и от штанов остались только обрывки. Хорошо, что рубашка уцелела.
  - Поехали, - Лариан тронул коня. Нужно двигаться быстрее - сам Лариан тоже уже начал замерзать и не отказался бы тоже завернуться в плащ. Приедет в замок - хорошенько попарится. Бид пустил коня рядом.
  - Лари, что ты задумал? - Шёпотом спросил он, чтобы не услышали остальные.
  - Сам ещё не знаю, - так же тихо откликнулся Лариан. - Посмотрим, что выйдет.
  Ведь было неизвестно, выживет ли вообще морской дьявол после своего купания - выглядел он совсем неважно. Но, по крайней мере одну проблему он Лариану помог решить - не придётся больше беспокоиться о Сирсоке.
  
  Глава 2
  
  - И что прикажете с ним делать, милорд? - Ворчливо спросил доктор Густо, гарнизонный лекарь.
  - Для начала скажи как он, - сказал Лариан. - Насколько всё плохо?
  - Затрудняюсь сказать, - покачал головой доктор. - Дыхание его клокочущее, сильный жар... он наглотался солёной воды и сильно переохладился. Будь он простым смертным, я бы сказал, что вряд ли доживёт до завтрашнего утра. Но ты говоришь, что он морской дьявол. Кто знает, на что он способен? Эти его раны... - когда они его обтирали и осматривали, то кроме свежего шрама на шее нашли ещё один, на правом боку, небольшой, узкий, как от ножа. И такая же дыра была в рубашке - то есть, ранили его ещё в этой одежде. Кожа вокруг шрама была красной и воспалённой, а сам бок - болезненным на ощупь и вспучившимся. Кто знает, что там творилось? - Я, конечно, обработал его мазями, но заклинания и амулеты лучше не применять. Линии его силы настолько отличаются от обычных, что я затрудняюсь сказать как лечебная магия может повлиять. Остаются только обычные методы: следить за жаром и сбивать его, пить побольше жидкости, смотреть, чтобы воздух в помещении был свежим, - Густо вздохнул. - В целом, это всё, что я могу предложить. А дальше - справится, не справится... На это воля Тариса, - Густо сотворил знак Тариса, Земного Знахаря.
  Лариан медленно кивнул. Что ж, он сделал всё, от него зависящее.
  - Кто из твоих учеников присмотрит за ним ночью? - Спросил он. Густо с подозрением посмотрел в ответ:
  - Ты видел ведь, что он сделал с Сирсоком и Даймом. Тебе придётся смотреть за ним самому. И я его в лазарете не оставлю.
  - Тогда помоги мне перенести его в комнату Пирса, - решил Лариан. Он всё ещё не нашёл замены своему раньше времени покинувшему этот мир оруженосцу, и комната уже почти месяц как стояла пуста.
  - Ты уверен? - Нахмурился Густо.
  - Мне тоже нужно выспаться. Послезавтра прибывает герцог Лерийский.
  Густо неохотно кивнул: герцог Лерийский, Арно. Советник и друг короля Изерты и Ландика, Его Величества Паола Третьего.
  - Как мы его туда перетащим? - Немного ворчливо спросил он. Замок хоть и был небольшим, от лазарета до личных покоев командира гарнизона идти было неблизко, да ещё и все эти лестничные пролёты...
  - На носилках, - пожал плечами Лариан. Что за вопрос? Да, время уже позднее, но пару человек из охранения он найдёт без проблем.
  Не без приключений, но они втащили дьявола на третий этаж и занесли в спальню Пирса. Здесь было нетоплено, постель отсырела, да и самой постели, как таковой не было - только матрац и пара пледов. Нужно было отправить кого-нибудь к мадам Гриз, чтобы она распорядилась о простынях и камине, но в такой час все уже спят или готовятся ко сну. То, что для их припозднившегося отряда на кухне оставили буженину, сыр, хлеб и эль - уже было хорошо.
  Лариан и дьявол остались в комнате одни - последним ушёл доктор Густо с обещанием наведаться завтра пораньше и посмотреть как идут дела у больного. Лариан поставил лампу на столик в изголовье кровати. Оставить дьявола одного? Он потрогал лоб незнакомца: горячий и липкий от пота. Дьявол тяжело дышал, его била дрожь. И прийти утром посмотреть на его труп? Лариан вздохнул. Совсем недавно он уже похоронил Пирса - точно так же метавшегося в лихорадке и бреду на этой самой кровати.
  Лариан хотел было встать, но не смог - он сам не понял когда, но дьявол ухватился за его руку и теперь не отпускал.
  - Не... оставляй... - едва слышно прошептал он. То есть, Лариана он действительно понимает, раз может говорить на том же языке.
  - Мне нужно поспать, - словно оправдываясь сказал Лариан. Дьявол промолчал. Только тяжело дышал и трясся.
  Проклятье.
  - Ладно, - после некоторого раздумья принял решение Лариан. - Мне нужно поспать, ты не хочешь оставаться один. Будешь спать у меня. Как тебе?
  Дьявол ничего не ответил, но когда Лариан попытался его поднять - приложил все усилия, чтобы сначала сесть, а потом встать. Тяжело опираясь на Лариана он всё же смог самостоятельно проделать те три десятка шагов, что отделяли кровать Пирса - через смежную дверь - от кровати Лариана. В спальне было сухо и натоплено. На столике под полотенцем лежал ломоть хлеба, а рядом - кувшин с водой. В камине тихо потрескивали угли. Лариан одной рукой поспешно передвинул грелку и на прогретое место уложил дьявола. Налил воды в стакан и дал ему напиться. Съел немного хлеба и попил сам. Разделся и нырнул под одеяло. Стоило хотя бы обтереться после долгой поездки и купания в солёной воде, но сил уже не осталось - ужасно хотелось спать. Завтра он обязательно покупается. Тем более - перед приездом герцога. Горячий лихорадочный дьявол прильнул к его боку. Жар хорошо чувствовался даже сквозь ткань рубашки (Лариан отдал ему свои домашние штаны и рубашку, к счастью, размер подошёл). Он что-то прошептал, но было не разобрать. Какое-то время они возились пытаясь устроиться так, чтобы каждому было удобно. Потом дьявол отключился, но Лариан ещё долго лежал вслушиваясь в его прерывистое клокочущее дыхание.
  
  Раздался шорох раздвигаемых занавесей балдахина и кто-то произнёс над самым ухом:
  - Доброе утро, мой принц.
  Лариан поморщился. Селик Медведь, его первый советник и правая рука в управлении гарнизоном, пришёл чуть свет, как они и условились - день предстоял длинный и изматывающий.
  - Сколько раз я просил тебя не называть меня так? - Спросил он. Он чувствовал себя совершенно разбитым. Сказывалось и то, что он всё же искупался в ледяной воде и потом так толком и не согрелся, и то, что полночи провёл в неудобной позе, рука совершенно затекла... Он резко открыл глаза: морской дьявол! Названный спал на его плече.
  - Запамятовал, - с привычной улыбкой в голосе сказал Селик.
  Лариан потрогал лоб дьявола. Жар прошёл. И дыхание выровнялось, стало тихим и спокойным. Чудеса.
  - Это тот самый морской дьявол? - Светстким тоном спросил Селик. Точно таким же тоном он рассказывал и о количестве поверженных коптов, и о погоде. - Выглядит безобидно.
  Лариан хмыкнул и осторожно вытащил руку из-под головы дьявола. Тот даже не шелохнулся.
  - Сходим на ледник сегодня, посмотришь на то, что осталось от Сирсока и Дайма, - сказал он.
  - Возможно, после обеда, - кивнул Селик, - сегодня очень много дел.
  Лариан сел. Спину ужасно ломило. Ещё не хватало, чтобы он сам заболел!
  - Да, да, - Лариан наскоро умылся и принялся одеваться. Голова кружилась. И слабость... Нужно зайти к Густо. Сразу же с утра, после завтрака. Если запустить болезнь, то всё может закончиться плачевно. Восставать из мёртвых, как это сегодня продемонстрировал дьявол, он не умеет.
  Лариан попробовал разбудить его перед уходом, предупредить, что сейчас тот останется один, но безуспешно - дьявол даже не поморщился, когда его тормошили и звали. С другой стороны, если он спит так крепко, то, может, и до возвращения Лариана проспит? Наверное, такое волшебное восстановление отняло у него кучу сил. Решено, сейчас он его оставит, а ближе к обеду вернётся проверить как здесь всё. И нужно придумать что-то с одеждой - на первое время Лариан готов был делиться своей, размерами они были похожи, но раз дьявол решил задержаться в мире живых, для него нужно подобрать что-то своё. В первую очередь сапоги и плащ.
  - Какие настроения в башнях? - Спросил Селик. Да, вчера вечером они не успели встретиться и всё обсудить. Как раз поговорят, пока будут идти на завтрак.
  - Нормально. Тобу говорит, правда, что копты затихли раньше времени, его это беспокоит, как бы они не запланировали какую каверзу - если им удастся захватить одну из башен, то нам будет по зимнему времени тяжело её отбить.
  - Есть предпосылки?
  - Нет, все башни надёжно укреплены, отряды полностью укомплектованы людьми и оружием. С продовольствием и фуражом проблем нет. Но ты же знаешь, всегда остаётся место случаю.
  - Я бы не беспокоился.
  Они спустились в столовую обсуждая одно, другое, третье, десятое, пока завтракали, прибыл гонец из Южного Клыка, поход к Густо Лариан решил отложить до обеда, тем более поев он почувствовал себя значительно лучше. Может, это просто усталость. Потом навалилась ещё куча дел, прошёл обед, и уже ближе к вечеру вдруг прибежал взьерошенный Густо:
  - Милорд!!! Дьявол пропал!!!
  Сердце Лариана пропустило удар. Дьявол! Вот, дьявол! Он совсем забыл про него! О чём тот подумал, проснувшись в незнакомом месте? Уже почти вечер, а Лариан забыл распорядиться насчёт еды. Да и... Натворил ли он что-нибудь ужасное в замке или просто сбежал? Или... Лариан даже не представлял, что тот мог сделать. Проклятье! Как он мог забыть! Тем более он же сам слушал во время обеда как Бид в очередной раз в красках живописал историю укрощения морского дьявола - гибель Сирсока наделала много шума в гарнизоне. Да и одно из срочных сегодняшних дел было как раз разобраться с командой, оставшейся без предводителя - нужно было выяснить выбрали ли они кого-нибудь вожаком среди своих, и если да, то обговорить с ним всё, а если нет, то помочь с выбором.
  Бросив всё Лариан побежал наверх к себе сам не зная что ожидает увидеть.
  
  Время шло к обеду, но Туул не знал об этом. Он спал. В тепле и в сухости. Этот странный человек, спасший его, а потом так щедро поделившийся силой, куда-то ушёл - он не заметил когда - оставив его нежиться в постели одного. Это было так хорошо. Так хорошо, что невозможно. Поэтому Туул спал, наслаждался и ни о чём не думал.
  До него донеслись женские голоса, но он сначала не обратил на них внимания. Группа женщин вошла в комнату, продолжая что-то обсуждать они начали чем-то стучать, шуршать. Похоже, они не заметили Туула, глубоко закопавшегося под периной.
  - И ты понимаешь, я говорю - оставь её в покое, - одна из них подошла к кровати совсем близко, - он совершенно не слушает!
  И тут она резко сдёрнула с него перину. Туул, не ожидавший ничего подобного попытался ухватить ускользающие простыни и резко сел. Женщины громко завизжали, парочка даже шарахнулась подальше. Несколько долгих мгновений они смотрели друг на друга, Туул и четыре незнакомки в почти одинаковых платьях. Кто они? Местная прислуга? Наконец, самая старшая, значительно отличающаяся от других по возрасту, подошла к кровати и строго глядя на Туула сказала:
  - Ты почему моих девочек пугаешь?
  Туул попытался ответить, но вдруг с ужасом понял, что потерял голос. Он попробовал так и эдак, и, наконец, шёпотом у него получилось:
  - Простите, матушка.
  - Какая я тебе матушка, - грозно скажала женщина, - Моё имя Гриз. Мадам Гриз. Ты кто таков?
  - Туул, матушка.
  Женщина нахмурилась, но не стала его поправлять повторно. Придирчиво осмотрела, особенно долго она смотрела на его одежду. Сделала какие-то выводы, Туулу неизвестные.
  - Милорд нас о тебе не предупредил, - наконец, сказала она. - Наверное, и на кухне о тебе забыл сказать. Хочешь есть?
  Туул ничего не успел ответить - в его животе заурчало так громко, что женщина вдруг смягчилась и улыбнулась. Девушки пусть робко, но всё же одна за другой подходили к кровати и разглядывали его.
  - Нини, сбегай на кухню, попроси для господина Туула еды и питья, и принеси сюда.
  Одна из девушек сорвалась с места и убежала.
  - А уж на голове гнездо! - Воскликнула мадам Гриз, картинно потянула носом воздух и поморщилась. - Странно, что мы тебя сразу не заметили - от тебя несёт гниющими водорослями.
  - Простите, матушка, - прошептал Туул. Лечь бы обратно.
  - Лисси, пусть натопят баню, будем купать господина Туула, - распорядилась мадам Гриз, и другая девушка сорвалась и убежала.
  - Матушка, - прошептал Туул. Он вдруг ясно понял чего хочет на самом деле, - Мне нужна уборная.
  - Дана тебя проводит, - кивнула мадам Гриз. Последняя, третья девушка выступила вперёд и остановилась рядом с кроватью. Туул медленно спустил ноги на пол. Хорошо живёт этот милорд, вот, пушистая шкура на полу рядом с кроватью, чтобы босыми ступнями по холодному камню не ступать. А дальше плетёные коврики разных цветов и узоров, пусть простоватые, зато наверняка тёплые. И взгляд радуют. Он встал, но не успел распрямиться до конца, как в правом боку резко кольнуло так, словно в кишки воткнули раскалённую иглу. Когда его резали на самом деле - было не так больно, как сейчас. Туул прижал руку к правому боку, пытаясь совладать с болью, и сам того не заметив упал на колени. Будь у него голос, он бы застонал.
  - Это что такое? - Вдруг услышал он рядом с собой строгий голос. Мадам Гриз бесцеремонно отодвинула его руку и задрала рубашку. Живот его оказался плотно замотан бинтами. Мадам Гриз покачала головой: - Похоже, доктор Густо уже здесь отметился. Что же ты не сказал, что ранен?
  - Простите, матушка, - пересиливая боль прошептал Туул.
  - Идти хоть можешь? - Скептически спросила она. Туул прислушался к себе и неуверенно кивнул. Возможно, если он будет двигаться осторожно...
  - Дана, беги за Лисси, баня отменяется, - велела мадам Гриз. - Пусть нагреют воды, и поднимут сюда.
  - Да, мадам, - Дана сорвалась с места и была такова. Мадам Гриз и Туул остались вдвоём.
  - Обопрись на меня, тут есть ночной клозет, - велела мадам Гриз. Туул цепляясь за кровать и служанку смог опять подняться на ноги. Медленно и печально они доковыляли до странного сооружения, стоящего у одной из стен, - Туул поначалу принял его за шкаф. Но за дверью действительно оказался нужник.
  - Справишься сам? - С сомнением в голосе спрсоила мадам Гриз.
  - Да, матушка, - кивнул Туул. Он справится.
  - Хорошо, - кивнула мадам Гриз. - Я буду рядом.
  Дальше всё завертелось каруселью: не успел Туул лечь обратно в постель, как первая девушка, Нини, вместе с поварёнком притащила целый поднос разной снеди. Пока Туул ел, пара крепких парней внесли лохань, поставили её у камина и в несколько ходок наполнили горячей водой. Не успел Туул ничего возразить, как его раздели, бинты размотали, шрам тщательнейшим образом изучили и постановили, что мочить его можно. В следующий миг Туул оказался в воде. Он сам не понял как это произошло, возможно, его отнесли на руках? Потом его вымыли в четыре пары рук. Нежно, осторожно, но совершенно без стеснения. Хотя, Туул не возражал. Когда мыли его волосы (в отдельной бадье) и массировали голову с разными пахучими штуками, он, кажется, даже опять заснул. Потом его заставили вылезти из воды, насухо вытерли, натёрли какими-то маслами, одели в свежую одежду и уложили в заново застеленную постель. Всё вокруг было чистым, хрустящим и благоухающим. Может, Туул уже умер и это - загробная жизнь?
  - Я распоряжусь, чтобы тебе принесли обед, - напоследок сказала мадам Гриз. - Тебе ещё что-нибудь нужно?
  - Спасибо, матушка, - только и прошептал Туул. Веки отяжелели так, что невозможно было их разомкнуть.
  - Хорошо. Отдыхай.
  Он слышал как шуршало её платье, когда она вставала. А потом опять заснул. И в этот раз ему спалось даже лучше, чем в прошлый.
  
  Проснулся Туул оттого, что кто-то положил ладонь ему на лоб. Туул приоткрыл один глаз. На кровати сидел тот самый человек, который вытащил его из моря, а потом приютил у себя. Наверное, именно его матушка называла милордом. Увидев, что Туул проснулся, он убрал руку. Какое-то ещё время рассматривал, а потом спросил:
  - Как ты себя чувствуешь?
  - Спасибо, милорд, - прошептал Туул, - Значительно лучше.
  - От мадам Гриз 'милорда' услышал? - Хмыкнул человек. Он был высок, статен, с приятными чертами лица. Левую бровь его рассекал старый шрам. Светлые волосы забраны назад, чтобы не мешать. Одежда на нём была коричневых оттенков, кроя, как принято носить в городах Большой Земли. - Я не твой лорд, поэтому не зови меня так. Моё имя Лариан. Можешь обращаться ко мне по имени.
  - Хорошо, Лариан, - прошептал Туул.
  - Почему ты шепчешь? - Спросил Лариан.
  - Я потерял голос, - ответил Туул. Выпростал руку из-под перины и прикоснулся к горлу, где сегодня днём он нащупал свежий шрам от ножа капитана Цуста. Лариан проследил за его жестом и какое-то время молчал, словно размышляя что сказать следующим. Туул ждал. Он обязан этому человеку жизнью. Что тот попросит взамен? Позволит ли остаться? Даже если бы Туулу было куда возвращаться, согласился бы он оставить эти перины и хихикающих девушек-служанок? Если бы он всё ещё нужен был бы своему владыке, то у него не было бы выбора, но ноющая боль в боку напоминала - Венценосный велел зарезать его и выкинуть за борт. Дома у него больше нет. Семьи нет. Возвращаться некуда.
  - Кто ты? - Спросил Лариан.
  - Туул.
  - Тул, - повторил Лариан.
  - Ту-ул, - поправил его Туул. - Длина гласного имеет значение.
  - Пф, не здесь, - фыркнул Лариан. - Никто не будет называть тебя правильно. Откуда ты, Туул?
  Туул помолчал размышляя, прежде чем ответить. Старое его имя, Наринар, больше не имело значения.
  - Ниоткуда, - наконец, прошептал он. Он надеялся, что его шёпот не выдал горечи.
  - Туул Ниоткуда, - повторил Лариан. - Более дурацкого имени глупо желать. Тебе придётся удавить не одного насмешника, коверкающего его.
  - Я с благодарностью приму твою помощь в выборе более подходящего имени, - прошептал Туул. Новая жизнь - новое имя. Весьма символично.
  - Хм... - Лариан на мгновение задумался. - Как насчёт Тули? Похоже на твоё старое имя, и в то же время более привычно уху местных.
  - Мне подходит, - кивнул Туул.
  - Твой голос к тебе вернётся? - Спросил Лариан.
  - Не знаю. Боюсь, что нет, - вздохнул Туул.
  - Тогда будешь Тули Шептун, - постановил Лариан.
  - Спасибо, Лариан.
  - Милорд, - вдруг раздался чей-то голос, и Туул понял, что всё это время рядом с кроватью стоял кто-то ещё. Благообразный мужчина с седой бородой, в чёрном стёганом кафтане и чёрных же штанах. Его чёрные глаза под кустистыми бровями внимательно следили за каждым движением Туула. Туул внутренне поёжился - таким неприятным и колючим был взгляд незнакомца.
  - О, - вспомнил про него Лариан. - Туул, это Густо Клинобородый, наш доктор. Он тебя сейчас осмотрит.
  - Хорошо, - согласился Туул. - Мне сесть?
  - Желательно, - кашлянул Густо.
  
  
  
  
  Глава 3
  
  Лариан наблюдал как Густо осматривает морского дьявола, и в нём боролись противоречивые чувства. Нет, Туул не выглядел безобидным, отнюдь. Все эти шрамы, минимум однажды ломанный нос, цепкий взгляд, подмечающий каждое твоё движение... Но сейчас Туул был спокоен, всячески выказывал смирение и подчинение, и не проявлял ни намёка на возможную агрессию. Вон, мадам Гриз с девочками отвели на нём душу вволю - искупали, косу заплели, ароматическими маслами натёрли... Что это? Мускус? Мирт? Кажется, ещё ландыш... Лариан незаметно почесал бок. Нужно срочно покупаться.
  И Густо зря панику развёл - заглянул к Пирсу, никого не обнаружил, а к Лариану заглянуть не догадался. С другой стороны зачем бы ему идти к нему в спальню - ведь Лариан забыл предупредить, что переложил дьявола в другую постель.
  Наконец, Густо закончил со своими делами и объявив, что пациент идёт на поправку с невероятной скоростью, откланялся. Они остались одни.
  - Я хотел бы отблагодарить тебя за моё спасение, - прошептал Туул. - Что я могу для тебя сделать, Лариан?
  - Я пока что не знаю, что ты можешь, - пожал плечами Лариан, - поэтому не знаю что просить. Если тебе не слишком трудно говорить - расскажи, как ты оказался в прибое? Признаю, это было несколько неожиданно. Китовый архипелаг готовит вторжение? Копты получили поддержку Венценосного?
  Морской дьявол откинулся на подушки и подтянул перину к подбородку. Как будто это его кровать, а не Лариана!
  - Ничего такого, - прошептал Туул. Он помолчал какое-то время раздумывая. Наконец, сказал: - я не знаю что тебе известно об иерархии Китового двора, поэтому затрудняюсь решить с чего начать. Ты знаешь кто я такой?
  - Мы зовём таких, как ты, морскими дьяволами, - ответил Лариан. - Ты колдун, умеешь менять облик и, судя по твоим шрамам - умелый воин. А уж то, как ты выздоровел...
  Туул издал странный звук, что-то среднее между шипением и фырканьем:
  - Морские дьяволы служат только Венценосному и не подчиняются никому больше. И выполняют только его приказы. Какими бы... они ни были, - Туул сделал паузу прежде чем продолжить. Видимо, говорить, пусть даже шёпотом, ему было тяжело. - Единственное, что Венценосный любит так же, как силу - это своих любовниц и любовников. У него их много. Всех их он одаривает богатыми подарками - и своим вниманием. А вот дрязг не любит. И интриг. Поэтому все его любовницы и любовники живут... скажем так, на расстоянии. И одной из обязанностей морских дьяволов является сопровождать их ко двору - и назад. Приезд и отъезд всегда обставляется с большой помпой. Флажки на кораблях, венки, салюты...
  Туул закрыл глаза немного передохнуть. Лариан терпеливо ждал.
  - Существует целый флот для этих поездок. И получить место на таком корабле могут только самые лояльные, самые доверенные, самые лучшие люди. Меня вызвали сопроводить одну из любовниц ко двору. Я много раз бывал в таких рейсах, но эту вёз впервые. Мы добрались до её острова, забрали и шли назад, когда нас настиг шторм. Я баюкал его, когда капитан корабля зарезал меня, - Туул помолчал опять. - Он сказал, что это приказ Венценосного, и у меня нет причин не верить ему. Но... я не знаю почему тот мог приказать убить меня - я не совершал ничего, что стоило бы казни. Я был предан, служил верно, но всё же...
  Туул опять замолчал, и спустя несколько минут Лариан понял, что продолжать он не собирается.
  - Завтра со смотром гарнизона приезжает герцог Лерийский, - сказал он. - Здесь он большая шишка, друг Его Величества. Я думал как представить тебя, и можешь ли ты, возможно, составлять интерес в переговорах с Венценосным. Похоже, в этом деле ты будешь бесполезен, если не вреден.
  - Если ты не против, я бы просил тебя оставить меня под твоим началом, - прошептал Туул.
  - Под моим началом? - Опешил Лариан. Конечно, иметь в гарнизоне морского дьявола - весьма любопытный поворот. Но возможно ли такое на самом деле?
  - Мало того, что ты вытащил меня из волн, потом ты так щедро поделился силой для моего восстановления... Я в неоплатном долгу перед тобой.
  - В смысле поделился силой?
  Туул недоумённо посмотрел на Лариана. Нехорошее чувство закралось в его душу.
  - Ночью, - сказал Туул. - Ты дал мне силу для восстановления. Без тебя я бы до сих пор валялся с лихорадкой. Ты... не помнишь?
  - Не то, чтобы не помню, - Лариан не знал что и сказать. Зато теперь стало понятно его утреннее недомогание. Интересно, как так он поделился 'силой' с дьяволом, что даже сам не понял? - Скорее не знал. Больше ты взял, чем я дал.
  - Хм... - Туул выглядел озадаченным. - Вообще-то это так не работает. Ты должен добровольно поделиться - я не могу отобрать твою силу... силой.
  Лариан молчал.
  - Тебя учили обращению с потоками? - Всё ещё хмурясь спросил Туул.
  - Чему?
  - Магии, колдовству?
  - Эээ... нет. Я бездарность в этом вопросе.
  Искреннее удивление на лице дьявола выглядело очень забавным:
  - С чего ты взял?
  - Придворные маги проверяли и сказали, что у меня нет таланта.
  Туул фыркнул:
  - Я бы сказал, кто тут настоящая бездарность...
  - Ты хочешь сказать - из меня получился бы волшебник? - В свою очередь удивился Лариан. Уж вот это точно сюрприз.
  - И весьма неплохой. Если ты оставишь меня с собой, я мог бы научить тебя кое-чему... Правда, я не учитель, но...
  - Ладно, ладно, продано. Останешься со мной, - сдался Лариан и не удержавшись умхыльнулся. - Только спать будешь не здесь.
  - Как не здесь?
  - Это моя спальня. Ты будешь спать в другом месте.
  Туул забавно сполз по подушкам так, что над периной осталась торчать только макушка. Похоже, это стоило расценивать как заявление, что отсюда он никуда не пойдёт.
  - Тебя разве не смущает, что подумают о тебе остальные?
  - А должно? - Едва слышно поинтересовался из-под перины Туул.
  - Каждого уважающего себя мужчину должно волновать его положение в обществе. Вон, мадам Гриз тебя, похоже, в мои любовники записала. Маслами разными натёрла, разве что ленты в косы не вплела.
  - Я нахожу, что быть любовником командира гарнизона - прямо-таки скачок в моей карьере, - заявил Туул, но из-под перины всё же вылез.
  - Сейчас ты уже лучше ходишь, чем вчера?
  - Вроде бы.
  - Пойдём, покажу. Здесь недалеко.
  Лариан подождал, пока Туул медленно и осторожно выберется из кровати. Они дошли до смежной двери и заглянули в комнату Пирса. Там по-прежнему было ненатоплено и не застелено - Лариан забыл распорядиться.
  - Ладно, полежишь ещё у меня, пока здесь будут наводить порядок, - нехотя признал Лариан. Туул осматривал комнату так, словно был здесь впервые. Похоже, он не помнил, что вчера его принесли сначала сюда.
  - Чья это комната? - Спросил он.
  - Моего оруженосца, Пирса. Теперь будет твоя.
  - А Пирс где?
  - Погиб. Чуть больше месяца назад у нас была стычка с коптами, его ранили.
  - Соболезную.
  Туул поёжился и двинулся обратно в комнату Лариана - у Пирса ковриков не было, и на полу стоять голыми ногами было холодно.
  - Теперь я буду твой оруженосец? - Спросил он забираясь обратно в кровать.
  - Я ещё не решил.
  - А что оруженосцы делают?
  - Ты не знаешь?
  - Никогда не сталкивался, - пожал плечами Туул.
  - Хм... - Лариан нахмурился садясь обратно на край кровати. - Может, они у вас иначе называются, - наконец, решил он. - Это что-то вроде ученика-помощника. Оруженосец сопровождает своего господина, в пути следит за оружием и лошадьми, выполняет мелкие поручения. В бою - прикрывает спину.
  - Мне кажется, староват я для бытия оруженосцем, - вздохнул Туул. - Я бы предпочёл остаться твоим любовником.
  - И как ты себе это представляешь? - Хмыкнул Лариан. Туул сел. Подвинулся чуть ближе. Они были почти одного роста. Не успел Лариан ничего подумать или предположить, как Туул наклонился к нему и поцеловал. Не клюнул в щёку, а... Лариан сам не знал почему не отстранился. Ему всегда больше нравились женщины, но сейчас их поцелуй всё длился, длился, и если изначально инициатива исходила со стороны Туула, то сейчас наоборот. Лариан понял, что уже готов на большее, чем просто поцелуй.
  - Я, конечно, не против, - прошептал Туул, - но тебе стоило бы сначала помыться.
  Лариан вспыхнул. Туул тихо - безголосо - засмеялся. Совсем не обидно. Лариан не удержался и засмеялся тоже. Какой странный этот морской дьявол.
  - Ты прав, - он заставил себя отодвинуться. - И я распоряжусь, чтобы тебе подготовили комнату.
  - То есть, это 'нет'? - Спросил Туул. Лариан закрыл глаза, чтобы не смотреть на дьявола. Уж слишком был его взгляд... Лариан не находил слов. Вызывающим? Раздевающим? Он не был уверен, что лучшие придворные соблазнительницы обладали таким талантом, как этот человек перед ним. Кто он вообще? Воин? Колдун? Или его основной работой были любовные утехи? Ведь он говорил, что отвечал за любовниц Венценосного. Может, за этим крылось нечто большее, чем просто обеспечение безопасности во время путешествий?
  - Это - соблюдение правил, - отрезал Лариан. Он надеялся, что звучит уверенно. Как-то он совершенно растерялся перед этим дьяволом, сам на себя стал непохож. - Даже любовники имеют собственные спальни и спят раздельно.
  - Скучно, - Туул откинулся обратно на подушки и укрылся периной с головой.
  - Может, и скучно, но мы обязаны соблюдать правила общества, в котором живём.
  Туул ничего не ответил.
  - Так, - Лариан помолчал размышляя. Что он ещё упустил? Точно, одежда. - Я поручу мадам Гриз заняться твоей одеждой. В её запасах должно найтись что-нибудь подходящее. С сапогами, правда, всё не так просто. Придётся съездить в Рияд, там есть мастера, кто справит тебе нормальную обувь. До тех пор нужно посмотреть кто сможет поделиться с тобой лишней парой, - Лариан вздохнул - первым кандидатом на 'поделиться' был пока что он сам.
  Туул ничего не ответил.
  Лариан осторожно потянул перину на себя - и не встретил никакого сопротивления. Туул спал.
  - Невероятно, - пробормотал Лариан со смесью возмущения и восхищения. - Просто невероятно.
  Он встал. Нужно ещё столько всего успеть сделать, столько предусмотреть и проверить. А теперь все его мысли были только о морском дьяволе. Непорядок. Решено. Сейчас он найдёт мадам Гриз, а потом пойдёт купаться.
  
  Туул ворочался в своей новой постели и не мог уснуть. Матрас был не такой мягкий, как у Лариана. Перина не такая тяжёлая, как у Лариана. В комнате пахло не так, как у Лариана. И звуки. Звуки были непривычными. Туул выздоровел достаточно, чтобы обращать на них внимание. Редкая перекличка стражи на стенах замка. Какое-то непонятное шуршание и клацание (крысы? ветер?). Далёкий гул прибоя. Единственный знакомый звук - шум волн - здесь казался каким-то чужим. Не таким, как в Обители. Не таким, как на борту любого из кораблей Венценосного. Будто бы и море здесь было другое.
  Туул встал. Подошёл к смежной двери и осторожно потянул на себя. Та без сопротивления открылась. На столике у кровати едва светила ночная лампа. Дрова в камине прогорели, и о том, что здесь недавно были огонь и тепло, напоминал только лёгкий запах дыма. Туул поёжился - воздух здесь, как и в его новой спальне, успел стать опять стылым и сырым. Он быстро и бесшумно подошёл к балдахину, слегка отодвинул одну из занавесей и заглянул внутрь. Лариан крепко спал. Туул ещё несколько секунд сомневался - вернуться к себе или нет? Он нырнул под перину и прильнул к Лариану. Тот завозился, что-то недовольно пробурчал сквозь сон и повернулся на бок. Наверное, не понравились чужие холодные ноги. Туул прижался к его спине и осторожно, но крепко обнял. Лариан скорее всего будет ругаться, но это будет утром. А сейчас будет тепло. И спокойно. Поразительная беспечность! А если бы Туул был вражеским лазутчиком?! Вот так легко и беспрепятсвенно пробраться в постель к командиру пограничного гарнизона! А если бы он хотел свернуть ему шею, а не погреть ноги? Безобразие. Туул не удержался и поцеловал Лариана за ухом. Тот никак не отреагировал. Туул улыбнулся и закрыл глаза. Вот бы эта ночь никогда не кончалась.
  
  - Доброе утро, мой принц, - раздалось над самым ухом.
  Туул вздрогнул и мгновенно проснулся. Нет, чужой язык. Это обращаются не к нему.
  - Сколько раз я просил тебя не называть меня так? - Пробормотал сквозь сон Лариан.
  - Запамятовал, - беспечно отозвался незнакомец. Туул незаметно наблюдал за ним: статный, но уже преклонных лет, волосы когда-то были тёмные, но сейчас большей частью седые. Аккуратно постриженая чёрная, битая сединой, борода, лицо в морщинах. Глаза карие, внимательные. Костюм добротный, чистый. И тёплый. Сейчас он смотрел на Лариана и Туула и смешливо щурился. Не враг. Видимо, он каждое утро приходит будить Лариана, раз тот совершенно не удивлён видеть его.
  Лариан попробовал сесть и вдруг понял, что его крепко держат. Рванулся вскакивая. Увидел Туула.
  - Туул!!!
  Туул сделал вид, что только проснулся. Картинно потянулся.
  - Ты что здесь делаешь?!
  - Мне было холодно.
  - Ты не мог взять ещё одно одеяло?!
  Незнакомец прятал улыбку в бороде, но глаза его выдавали. Туул тоже улыбнулся и ничего не ответил.
  - Невероятно, - возмущённо пробормотал Лариан и отправился умываться и одеваться. Незнакомец проводил его взглядом, потом опять внимательно посмотрел на Туула, продолжающего валяться в постели.
  - Я Селик Медведь, - представился незнакомец. - Советник лорда Лариана.
  - Тули Шептун, - назвался Туул. - То ли его оруженосец, то ли любовник, то ли гарнизонный колдун. Он ещё не определился.
  Салик смешливо хмыкнул, показывая, что оценил шутку.
  - Будем знакомы, - он протянул руку, и Туул её пожал.
  - Если хочешь успеть на завтрак, рекомендую поторопиться, у нас очень строгий повар и второй раз еды не вовремя может тебе и не выдать. Даже несмотря на обаяние девочек мадам Гриз.
  - А у меня нет одежды, - пожал плечами Туул. Сел в кровати и посмотрел на свои босые пятки. - И сапог у меня тоже нет.
  Селик покачал головой:
  - Рекомендую проверить у себя в комнате. Мадам Гриз всегда ответственно относится к своей работе.
  Туул нехотя выбрался из кровати и пошёл к себе. В сундуке действительно были целый ворох рубашек, пара штанов и пусть застиранные, но целые чулки. В шкафу нашлись тёплый кафтан (немного великоватый в плечах), подбитый мехом плащ и пара ношеных, но ещё вполне приличных сапог странного ржавого цвета. Сапоги тоже были велики, но Туул рассудил, что лучше так, чем наоборот. Одна беда - пока Туул одевался, силы закончились. Немного он себя переоценил. Но всё равно вернулся в спальню к Лариану похвастаться нарядом. Одежда, пусть не новая, казалась ему чем-то невероятным. Крой сильно отличался от того, что он привык носить, а уж цветовая гамма и подавно. В таком наряде никто его не узнает. Разве что по косе - у сухопутников мужчины носили намного более короткие волосы, в большинстве случаев лишь едва покрывающие плечи, а иногда даже короче. Может, постричься, чтобы не выделяться? Но волосы - это всё, что осталось от его прошлой жизни... Кстати, о том, что осталось.
  - Лариан, - прошептал он. - Скажи, когда ты меня вытащил, на мне не было... - он провёл пальцем там, где раньше висели камни, - ожерелья?
  - Ожерелья? - Нахмурился Лариан. - Нет. Всё, что было, должно быть у мадам Гриз. Рубашку, возможно, ещё удастся заштопать, но вот штаны разве что на заплатки пустить получится. Это важно?
  Туул пожал плечами и улыбнулся:
  - Море дало, море взяло. Не бери в голову.
  Они отправились завтракать. Они ещё только спускались по лестнице, а Лариан с Селиком уже с головой ушли в какие-то дела совершенно забыв о плетущемся сзади Тууле. Туул шёл, одним ухом слушал, но всё больше глазел по сторонам. Конечно, он часто бывал в крепостях. Он сам до этого жил практически в крепости, но здесь всё выглядело немного не так, как на островах, необычно и непривычно. Начиная от того, как вырезаны ставни на окнах и какие узоры у гобеленов в главном зале, заканчивая породой куриц, бегающих по двору.
  В столовом зале, не очень большом, но достаточном, чтобы одновременно вместить около пятидесяти человек, ели и разговаривали почти три десятка людей. Похоже, у всех здесь были свои давно выбранные места. Туул решил просто идти следом за Ларианом и сесть рядом - это оказалось хорошей стратегией, потому что Лариан и Селик сели за отдельный стол, где хватило места не только Туулу, но и почти сразу подсевшему к ним невысокому жилистому мужчине, смуглому, будто с островов, но при этом светловолосому. Ещё два места остались свободными.
  Служанки принесли еду - какую-то кашу, хлеб и молоко. Лариан почти не обращал внимания на то, что ест, поглощённый разговором с Селиком. Туул в задумчивости изучал содержимое своей тарелки: местная еда была так же непривычна, как и всё остальное. Вроде бы ингридиенты по отдельности все знакомые, но все вместе они представляли что-то новое, доселе ему не встречавшееся.
  - Я Бид Два Глаза, - представился Туулу четвёртый мужчина за столом. - Ты меня, наверное, не помнишь.
  Туул кивнул соглашаясь. Ему казалось, что он видит этого человека впервые.
  - Тули Шептун, - представился он.
  - Я помогал Лари поднять тебя на лошадь, - сказал Бид. - Когда он вытащил тебя из прибоя.
  Тули согласился, что да, события того дня он почти не помнит. Бид оказался весьма разговорчивым малым. За то непродолжительное время, что они ели, он успел назвать ему всех завтракавших, пофлиртовать с Даной (её Туул запомнил ещё со вчерашнего дня) и договориться с Ларианом о совместной дневной тренировке.
  - Кстати, скажи, а какое прозвище у Лариана? - Прошептал Туул. Пока Бид представлял ему воинов, он обратил внимание, что у всех них кроме имени было прозвище. Его самого Лариан назвал Шептуном, Селик представился Медведем, Бид был Два Глаза, а лекарь Густо - Клинобородый. Значит, и у Лариана есть такое же прозвище, не может не быть.
  - Он - Лариан Доблестный, - ухмыльнулся Бид. - Как тебе?
  - Вполне соответствует, - признал Туул. - Только исключительно доблестный человек пойдёт спасать морского дьявола из моря.
  - Или отчаянный идиот без головы, - засмеялся Бид и похлопал Туула по плечу. - Ладно, пора бежать. Если герцог приедет сегодня, хочу быть подальше отсюда.
  И был таков. Туул проводил его взглядом.
  - Мой второй помощник, - сказал Лариан явно имея ввиду Бида, за всё это время так и не сказавшего, чем же он занимается в замке. - Как тебе?
  - Очень наблюдателен, - прошептал Туул. - По возможности с ним стоит дружить, а не враждовать.
  Селик опять усмехнулся в бороду и промолчал.
  - Я иду проверять наряды, - сказал Лариан. - Хочешь со мной?
  Туул прислушался к себе. Да, по хорошему стоило бы составить Лариану компанию - посмотреть замок, окрестности, познакомиться с остальными обитателями. Но нет, не в этот раз. Он был ещё слишком слаб - и для такого количества движения, и для такого количества впечатлений.
  - Если ты не против, я бы ещё немного полежал, - прошептал Туул. - Увы, завтрак меня совершенно вымотал.
  - Ладно. Тебя проводить?
  Правда, было непонятно, Лариан собирается сделать это лично или приставить к нему кого-нибудь.
  - Не стоит, я запомнил дорогу.
  - Хорошо, - тут Лариан сделал грозное лицо и ткнул в него пальцем, - только спи у себя. Ты меня понял?
  - Понял, - склонил голову Туул. - Буду спать у себя.
  Действительно, сейчас какая разница? Лариана ведь всё равно в постели не будет. Он встал из-за стола и отправился обратно в спальни, стараясь ступать и выглядеть уверенно, чтобы никто не догадался насколько слабым и уставшим он себя чувствует на самом деле.
  
  Глава 4
  
  - Согласись он хорош, - сказал Селик, когда они сделали перерыв в схватке. Рядом никого не было, чтобы подслушивать - старикан выбрал подходящее время.
  - В смысле? - Спросил Лариан. Притворяться, что он не понял, о ком говорит Селик, смысла не было. Он отложил меч и взялся за кувшин с водой - пить хотелось неимоверно.
  - Он здесь неполных три дня, верно? - Начал Селик. Лариан не возражал. - Дана ему лучшие куски положила, я видел. Бида сразу раскусил. Обычно из-за его манеры держаться все считают, что 'Два Глаза' - это 'Ох, как я дожил до такого возраста и оба глаза всё ещё при мне! Горжусь и хвалюсь!'.
  Лариан согласно хмыкнул - простоватый Бид был совсем непрост. И недаром он был его вторым помощником.
  - Интересно будет посмотреть скольких он запомнил из представленных Бидом, - продолжал Селик. - Не удивлюсь, если всех. Да и тебя охмурил - он здесь только две ночи, и я второе утро подряд нахожу его в твоей постели. Кто из всех твоих пассий проворачивал такое? Да ни одна!
  Лариан нахмурился. Он хотел было возразить, что это другое, но вспомнил поцелуй и промолчал.
  - И язык... - продолжал тем временем Селик. Они встали в начальные позиции и приготовились к следующему сражению. - Попади ты на Китовый архипелаг и спаси тебя командир пограничного гарнизона, ты смог бы с ним поболтать?
  - Ну, о погоде разговор поддержал бы, - буркнул Лариан и ударил. Селик легко ушёл от выпада и контратаковал. Лариан понимал к чему клонит Селик. Уж слишком хорошо говорит Туул по-изертски. Даже с учётом проблем с голосом акцент в его речи почти не слышен. Значит, он где-то много практиковался с носителями языка. Где? И зачем? Ладно Лариан знает нави (правда, бегло он действительно не смог бы говорить), но он - сын короля. Вместе с нави он изучал ещё почти десяток языков всех соседей и главных союзников. А Туул?
  - И манеры... он берёт и даже не предполагает, что ему могут отказать. Так держаться за пару вечеров не научишься, это впитывается с младых ногтей.
  - Ну, он морской дьявол...
  - Ай, милорд, ты же дрался с ними. Ты знаешь, что морских дьяволов у Венценосного три корабля и ещё лодочка. И что, все ведут себя, как знатные господа и говорят на изысканном варианте изертского?
  Они замолчали, больше сосрдеточоенные на схватке, чем разговоре, хотя теперь Лариан никак не мог перестать думать о странностях спасённого. И тот ведь сам рассказывал, что был в числе избранных, самых доверенных людей Венценосного. И Венценосный приказал убить его. Лично приказал? Значит, они были лично знакомы? Лариан пропустил удар и чувствительно получил по руке. Он это Селику тоже рассказывал, и тот не мог не сложить два и два.
  - Ты думаешь, он появился здесь не просто так? - Спросил он.
  - Скорее всего, - согласился Селик.
  - Но зачем? Ты видел, что он сделал с Сирсоком и Даймом. Что мешало ему убить меня ещё на побережье? Да и позже у него было возможностей хоть отбавляй.
  - Возможно, его цель - не ты?
  'Но кто?' - Хотел спросить Лариан, но прикусил язык. Да, сейчас он был самым знатным человеком на побережье. Но это - сейчас. А после обеда сегодня, а может, завтра, а может, послезавтра, в крепость прибудет герцог Лерийский. И со стратегической точки зрения потеря герцога была бы значительно более сильным ударом, чем потеря Лариана. Да, Лариан стал героем во время последней войны, и его гибель могла временно пошатнуть моральный дух, но не более. Он не сомневался, что отец сумел бы без особых проблем найти достойную замену для управления границей с коптами. А вот герцог Лерийский - другое дело. И вопрос здесь не только в том, что он - один из трёх великих полководцев Изерты и Ландика. Буча, которая неминуемо поднимется за его наследство, может серьёзно нарушить внутреннее равновесие, в котором сейчас пребывало королевство.
  - Нужно было его посадить в подвал, - буркнул Селик. - Как поступают со всеми нарушителями границ.
  И проблем было меньше.
  - Он бы умер, - отмахнулся Лариан. Действительно, почему он его не запер в камере? Возможно, и Густо ожидал, что Лариан прикажет отнести Туула из лазарета в подвал, а не в комнату Пирса? Он почувствовал себя полным идиотом. Но потом вспомнил как они стояли друг напротив друга на берегу: Туул в обличье монстра и Лариан. Как Лариан положил руку ему на щёку, и тот не стал нападать - хотя Лариан был уверен, что у дьявола хватило бы сил разорвать ещё пару человек, его в том числе, прежде чем упасть. Он слишком хорошо помнил правило - не считай мёртвого дьявола безопасным. Правило, написанное кровью.
  - И проблем было бы значительно меньше, - сказал Селик. - А теперь непонятно что делать. Вся крепость гудит о морском дьяволе. Ты не сможешь его спрятать - Арно обязательно захочет посмотреть на такую диковинку. И будет перед ним совершенно беззащитен.
  Селик был прав. Проблем было бы значительно меньше, если бы Лариан вообще не бросился спасать Туула. Пусть бы морской дьявол сам разбирался с пучиной.
  - Без меня начали? - Послышалось рядом жизнерадостное. Бид.
  - Решил разогреть Лари для тебя, - усмехнулся Селик.
  - Чтобы я его добил? - Сбрасывая кафтан, воскликнул Бид. - Пожалел бы милорда, ему в последние дни и так несладко пришлось.
  - С чего бы? - Хмыкнул Селик. - Вон какой грелкой обзавёлся.
  Бид покачал головой и принялся разминаться.
  - Я никак не пойму что ты задумал, Лари, - поделился Бид размахивая руками. - Какой замысел?
  - Я действовал не подумав, - нехотя сказал Лариан. Ему хотелось крепко выругаться, но он сдержался. - Возможно, твоё 'отчаянный идиот без головы' намного ближе к правде, чем ты мог бы предположить.
  - Ну, у тебя всегда будет отмазка, - сказал Бид, взял тренировочный меч, взмахнул им несколько раз.
  - Какая же?
  - Магия! - Сказал Бид особым мистическим голосом, - Он же морской дьявол. Если что, говори всем, что он тебя зачаровал. Я подтвержу. Да и старина Селик тоже.
  - С чего бы? - Нахмурился Лариан.
  - Потому что ты сам на себя не похож в последние дни. Ходишь, как в тумане. Защищайся! - Бид напал и Лариану пришлось хорошенько попотеть, прежде чем появилась возможность опять говорить:
  - Я не как в тумане! Я просто промок и устал!
  - Как же, как же, - ухмыльнулся Бид и вновь перешёл в настпление.
  Они ещё целый час прыгали по площадке, пока Лариан не взмолился о пощаде. Он и правда чувствовал себя неважно. Вчерашняя слабость пусть и не такая сильная, но вернулась. Может, Туул сегодня ночью опять у него забрал силу, что бы это ни значило?
  - Я иду мыться, - заявил Лариан. И слушать новую порцию пошлых шуток от Бида он не хотел.
  День шёл своим чередом и вскоре начал клониться к вечеру. Лариан сидел в кабинете с ворохом донесений и запросов из сторожевых башен и понял, что совершенно не может сосредоточиться. А что делает Туул? Спит, наверное. Лариан с отвращением отложил бумаги. Нужно сходить, проверить. Будет обидно, если с дьяволом после стольких усилий что-нибудь случилось. Или вдруг он сбежал? Или, может, пока Лариан сидит в кабинете, тот разносит крепость? С другой стороны, где не слышно.
  Но всё было тихо. Лариан поднялся к себе почти никого не встретив, только девочки мадам Гриз носились, как заведённые, заканчивая подготовку гостевых комнат для герцога и его людей. Да, герцог уедет, и Лариан отселит его в гостевые комнаты.
  Сначала Лариан проверил свою постель - пусто. И покрывало ровно заправлено. Похоже, Туул действительно не стал ложиться у него. Лариан заглянул в комнату Пирса... хотя, наверное, стоило называть её теперь комнатой Туула? Туул лежал на кровати, прямо поверх покрывала, в одежде. И спал. Хорошо хоть сапоги снял.
  Лариан подошёл к кровати. С завистью посмотрел на дьявола. Он бы тоже не отказался вот так поваляться сейчас, а не работать. Видимо, Туул достаточно выспался, потому что хоть Лариану и казалось, что он двигался тихо, Туул открыл глаза и посмотрел на него. Лариан заметил сиреневый оттенок на его белках.
  - Что-то случилось? - Прошептал дьявол.
  - Нет, ничего. Просто зашёл проверить как ты, - Лариан чувствовал себя неловко. - Спи, я пойду.
  - Стой, - Туул сел и поманил его к себе.
  - Что?
  - Иди сюда.
  Лариан замешкался, но Туул настойчиво повторил жест:
  - Иди сюда.
  Лариан сел на край кровати, и дьявол придвинулся поближе. Лариан подумал, что тот его сейчас поцелует, но он лишь прижался лбом к его лбу и прошептал:
  - А сейчас не дёргайся.
  На мгновение Лариан ощутил сильную головную боль. Это была даже не боль, а какое-то странное чувство, будто он прыгает с большой высоты и сердце заходится от страха. А потом...
  Лариан стоял на холме. За ним шумела на ветру густая роща. Трава волнами стелилась до самого горизонта. Тут и там над бескрайней равниной высилилсь холмы, такие же, как и тот, на котором он сейчас стоял, шелестели другие рощи и отдельные деревья. Под высоким солнцем взблёскивала гладью река. В звенящем голубом небе без единого облачка кругами парила одинокая птица.
  Лариан моргнул. Он сидел в небольшой комнатке оруженосца. Было сыро и прохладно. Привиделось. Всё привиделось. Вот только запах полыни и чабреца всё ещё окутывал его, будто он только что с головой нырнул в прогретый солнцем стог.
  - Что... что это было? - Охрипшим голосом тихо спросил он.
  - Я поделился с тобой силой, - пожал плечами Туул.
  - Но ты сам ещё...
  - Я сейчас лягу и буду спать дальше, а тебе ещё бегать туда-сюда до самого вечера. Тебе нужнее.
  Туул откинулся обратно на подушку и устало закрыл глаза. Кажется, он решил заснуть прямо сейчас.
  - С... спасибо, - Лариан заворожено прислушивался к своим чувствам. Внимательно присмотрелся к ладоням. - Слушай, мне кажется или у меня кожа светится?
  - Кажется, - не открывая глаз ответил Туул. - Скоро пройдёт.
  - А птица? Тоже показалось? Откуда она?
  - Птица? - Туул попробовал пожать плечами лёжа, но так и не закончил движение. - Это твоё представлении о счастье. Я не знаю, что ты видел.
  Лариан глубоко вдохнул пытаясь удержать начавший рассеиваться аромат трав.
  - Я видел степь... - в такой большой бесконечной степи он бывал лишь однажды, очень давно, ещё мальчишкой, когда ездил к родственникам матери по каким-то не отложившимся в его памяти делам.
  Туул не ответил - он крепко спал. Лариан посидел ещё с минуту прислушиваясь к дыханию дьявола, потом встал выйти, но какая-то мысль задержала его. Лариан достал второй плед, укрыл Туула и подбил плед со всех сторон. Да, так он не замёрзнет.
  
  В глубоких сумерках, герцог Лерийский всё же прибыл в замок. Встречать его вышли Лариан, Селик и Бид. Уставший с дороги герцог согласился только на лёгкий перекус и баню. Торжественный обед решили перенести на следующий день. Условившись, что сейчас ни слова о делах, Лариан весь вечер развлекал высокого гостя разговорами - в основном выспрашивая как обстоят дела дома, ведь герцог много времени проводил при дворе. Но нужно было как-то рассказать о морском дьяволе - ведь если этого не сделать сейчас, Арно узнает о нём от своих людей завтра, и это неприемлемо. Как рассказать о своей глупости не потеряв лицо?
  - Я бы хотел тебя познакомить завтра кое с кем, - наконец, решился Лариан.
  - Хм? - Весьма уставший и слегка захмелевший от выпитого (на этом запас хорошего вина в замке можно было считать официально закончившимся) герцог хмуро посмотрел на Лариана.
  - Я на днях приютил морского дьявола. Думаю, тебе будет интересно посмотреть на него.
  - 'Приютил морского дьявола'? - Герцог с сомнением посмотрел на свой кубок, будто решил, что ему послышалась какая-то дичь из-за выпитого.
  - Вроде того. Я бы хотел, чтобы твои люди не делали при нём резких движений или неподходящих замечаний - он бывает весьма обидчив.
  - И на многих он уже... обиделся? - С осторожностью уточнил герцог.
  - На двоих.
  - Похвальная... сдержанность.
  Лариан промолчал, и даже Бид ничего не сказал.
  
  Наступила ночь. Лариан вернулся к себе. Постель была пуста - дьявол сдержал слово. Лариан переоделся и лёг, но долго не мог заснуть вслушиваясь в завывания ветра, перекличку стражи на стенах и далёкий шум прибоя. Перед глазами у него стояла бескрайняя степрь и птица, парящая в вышине. Это видение разбудило в его душе странную тоску. Стремление бросить всё, чем он занимается сейчас, и уехать. Чтобы можно было подолгу скакать без преград, чтобы не было вечной сырости и ледяной крошки в лицо, а только солнце, запах трав и потрескивание костра на привале.
  Лариан не удержался, встал и заглянул в соседнюю комнату. Там было темно - никто не озаботился ночной лампой, и свет шёл только от светильника, захваченного им с собой. На столике стоял под полотенцем нетронутым ужин, заботливо принесённый кем-то из девочек мадам Гриз. Лариан подошёл к кровати. Туул спал в почти той же позе, в какой Лариан его оставил.
  - Туул, Туул, - он тронул дьявола за плечо. Тот завозился под пледом, но не проснулся. - Туул, проснись.
  Туул безголосо что-то пробормотал, посопел и, в конце концов открыл глаза. Они жутковато светились сиреневым в темноте.
  - Что? - Прошептал он и вид при этом имел весьма недовольный.
  - Тебе нужно поесть.
  Туул издал странный звук. Будь у него голос, возможно, это было бы раздражённое мычание, а так вышло пыхтение.
  - Тебе нужно восстанавливать силы.
  Туул ещё немного повздыхал и, наконец, сел. Лариан зажёг на столике вторую лампу. Ветер стучал ставнями и выл в трубах. Туул с силой растёр лицо избавляясь от остатков сна.
  - Уже ночь? - Спросил он.
  - Да.
  - Здесь ведь тоже есть нужник?
  - Не такой, как у меня, вон, - Лариан указал в угол на невысокий шкафчик. Внутри стоял горшок. Какое-то время он молча наблюдал, как Туул справляет нужду, умывается в тазу, ест. Дьявол, кажется, совершенно не стеснялся его внимания, будто привык постоянно быть на виду, под чужими взглядами. Может, так и было?
  - Ты почему не спишь? - Наконец, спросил Туул.
  - Что-то не спится, - пожал плечами Лариан. - Думаю, это из-за силы.
  Туул кивнул соглашаясь.
  - Кстати, а можно сделать так, чтобы ты делился со мной силой, а я никогда не спал?
  - Можно, но недолго, - согласился Туул. - Через дюжину дней ты умрёшь.
  - Почему?
  - Никто не знает. Просто прими это, как данность. Дюжину дней ты бегаешь бодр и весел, а потом в какой-то момент хоп, и всё. Больше тебя нет.
  - Хм...
  - Мне тоже не нравится.
  Они помолчали. Точнее, Туул жевал, а Лариан молчал.
  - Сегодня приехал герцог Лерийский, - сказал Лариан. Туул опять кивнул. - Скрыть тебя я не могу, ты местная достопримечательность. Завтра я вас познакомлю.
  - Как мне себя вести?
  - Как можно тише. По возможности не попадайся ему и его людям на глаза. Если ты всё время продолжишь спать у себя в комнате, как сегодня - это будет лучший вариант.
  - Не захочет ли он меня забрать с собой, если я буду приличным тихоней?
  - Не захочет ли он тебя казнить, если ты будешь доставлять слишком много неприятностей?
  - Пожалуй. Ладно. Думаю, не попадаться на глаза у меня получится, - согласился Туул.
  - Отлично. Так. Пойду попробую ещё раз уснуть. И благоволи Фарой нам пережить этот визит без особых потерь.
  - Ты не передумал? - Вдогонку спросил Туул.
  - Насчёт чего? - Нахмурился Лариан - вопрос дьявола застал его в дверях.
  - Насчёт твоей постели. Вдвоём, знаешь, теплее.
  - Ты. Спишь. Тут. А когда герцог уедет - если ты ещё будешь здесь - я отселю тебя в гостевые комнаты.
  - Я пошутил! - Возмутился Туул. - Здесь тоже хорошо.
  Лариан неодобрительно покачал головой и закрыл за собой дверь.
  Ему ещё долго не спалось: то ему слышались тихие шаги, и Лариан ждал, что Туул подкрадывается, чтобы юркнуть ему в постель, то сквозь завывания ветра ему чудились крики ястреба, то одолевали мысли обо всём, чего он не учёл, хотя мог бы, наверное, если бы знал.
  Поэтому утром, когда Селик, как обычно разбудить его, Лариан встал совершенно невыспавшимся.
  
  Глава 5
  
  Туул ночью так и не пришёл. Или приходил, но ушёл перед рассветом. Лариан умылся, оделся и прежде чем идти завтракать, заглянул в соседнюю комнату. Кровать была пуста и аккуратно заправлена. Подноса с ужином на столе не оказалось. Видимо, приходил кто-то из служанок забрать его. И, возможно, забрал вместе с подносом и дьявола.
  В столовой Туула тоже не оказалось. Лариан начал немного нервничать: он, конечно, говорил не попадаться герцогу на глаза, но он ведь не герцог. И их всё равно нужно познакомить!
  - И где же твой морской дьявол? - Словно услышав его мысли спросил герцог. Лариан пожал плечами:
  - Где-то в замке, я его ещё не видел.
  - Я слышал перед завтраком, девочки повели его показывать библиотеку, - вставил Бид. Лариан гневно посмотрел на Бида и тот осознав свой ляп заткнулся с виноватым лицом: несмотря на то, что в замке была библиотека, никто ею по назначению не пользовался. Там была удобная кушетка, и воины Лариана, в большинстве своём жившие по несколько человек в комнате, чем читать, предпочитали предаваться на ней плотским утехам со служанками.
  - Интересно, - сказал герцог. - Лариан, отведёшь меня после завтрака в библиотеку?
  - Не думаю, что это хорошая мысль, дядя, - попытался увильнуть Лариан. - Лучше я вызову его позже в кабинет.
  - Мы с тобой будем заняты множеством других дел, - возразил герцог, - и времени на знакомства уже не останется. Сейчас, пока у нас есть небольшой перерыв после завтрака, давай закроем этот вопрос и не будем больше к нему возвращаться. Право слово, ты меня этим морским дьяволом весьма озадачил, я вчера весь вечер о нём думал.
  Этого ещё не хватало.
  - Как скажешь, дядя, - неохотно согласился Лариан.
  - Я пойду с вами! - Тут же вызвался Бид. Конечно, назревала такая сцена, возможно ли, чтобы он всё пропустил!
  После завтрака они весьма большой компанией (Лариан, Бид, Селик, тоже пожелавший присутствовать, Арно, его секретарь Танан и оруженосец (имени Лариан не запомнил)) отправились в библиотеку. Она располагалась в конце коридора рядом с кабинетом Лариана, что добавляло ей соблазна в глазах остальных жильцов замка: тут просто так посторонние не ходили, так как кроме как к командиру гарнизона идти здесь было больше некуда. Дверь библиотеки была плотно закрыта. На негласном языке знаков, принятом в гарнизоне, это значило, что там сейчас кто-то есть и занят. Делом. Лариан украдкой вздохнул. Единственное, на что он рассчитывал - это что по словам Бида девочки увели Туула ещё до завтрака, и даже у морского дьявола не хватит выдержки развлекать себя и дам так долго.
  Лариан потянул ручку и дверь беспрепятственно открылась. От открывшейся картины он даже на мгновение замер. Кушетка от входа прекрасно просматриваясь. На ней спал Туул. Его волосы тёмной волной спускались на пол через изголовье. Возле волос на подушках, сидели две служанки, Дана и Галси, и тихо хихикая и переговариваясь играли с ними - рядом лежала открытая коробка, из которой по всему ковру были разложены гребни, разноцветные шёлковые ленты, бусины и заколки. Больше половины волос уже были заплетены, но простора для развлечения ещё оставалось достаточно.
  - Кхм, - весьма громко Лариан прочистил горло давая знать, что девушки с морским дьяволом здесь больше не одни. Дана и Галси встрепенулись, испуганно обернулись и бросив своё занятие вскочили, чтобы тут же поклониться.
  - Милорд, - хором произнесли они пряча глаза. Туул продолжил спать, как ни в чём не бывало. Герцог подошёл к кушетке ближе.
  - Выглядит безобидно, - пробормотал он и потянулся было разбудить Туула, но Лариан его остановил:
  - Давай я. Тебя он не знает, мало ли что сделает спросонья.
  Герцог согласно кивнул и сделал шаг назад, он много встречался с морскими дьяволами, и в основном это были немирные встречи. Остальные столпились вокруг предвкушая пробуждение Туула. Лариан сел на край кушетки и дотронулся до плеча дьявола.
  - Туул. Туул, просыпайся. - Чувствовал он себя при этом совершеннейшим идиотом. Он чётко видел момент, когда Туул проснулся, как изменилось его дыхание, но ещё какое-то время дьявол лежал с закрытыми глазами, будто продолжает спать. Лариан не уходил. Наконец, Туул приоткрыл один глаз:
  - Что? - Недовольно спросил он.
  - Я хочу тебя познакомить с Арно, герцогом Лерийским.
  Туул скосил взгляд и посмотрел на компанию, весьма плотно обступившую его кушетку. Резко осознал происходящее и встал. Не без изящества. Ленты в волосах зашуршали - и даже тихо зазвенели какие-то бубенчики, Дана и Галси постарались на славу. Герцога Туул вычленил сразу и отвесил ему пусть не глубокий, но полный достоинства поклон, немного смазанный рассыпавшимися волосами.
  - Ваша Светлость, - прошептал он. - Для меня большая честь.
  - Для меня тоже, Тули Шептун, - важно кивнул герцог. - Как тебе здесь, в Буревестнике? Лорд Лариан хорошо заботится о тебе?
  - Спасибо, Ваша Светлость, всё прекрасно. Лорд Лариан очень добр, - не разгибаясь ответил Туул.
  -Я бы хотел с тобой больше поговорить, может, завтра за обедом?
  - Как пожелаете, Ваша Светлость.
  Герцог ещё несколько мгновений стоял рассматривая пёструю причёску Туула, потом посмотрел на Лариана.
  - Пойдём к тебе? - Спросил он. Если сейчас он и хотел о чём-то поговорить с дьяволом, то передумал.
  Лариан кивнул и жестом пригласил герцога идти первым. Прежде чем дверь закрылась за ними, он успел увидеть, что Туул ложится обратно на кушетку, а девушки усаживаются на подушки, чтобы продолжить заплетать волосы и тихо позавидовал его самообладанию. Хотя, может, это был продуманный шаг - выглядеть смешным и забавным, а не убийственно опасным? Кто знает.
  И только когда они устроились в кабинете и обложились документами, герцог задумчиво кивнул:
  - Да, тащить его в столицу было бы глупостью. У нас с Китовым архипелагом перемирие и в темнице его просто так запереть нельзя, но кто знает, что у него на уме?
  - Ты не сомневаешься, что он настоящий морской дьявол? - Уточнил Лариан. Ведь за завтраком герцог выражал сомнения не самозванец ли спасённый Ларианом человек.
  - Я видел вблизи их брата, - поморщился тот, - от них, знаешь, такое особое ощущение. Опасной магии. Этот хорошо притворяется овечкой, но уши торчат. Я бы не хотел однажды обнаружить такого на пороге своей спальни.
  Лариан с невозмутимым лицом кивнул. Про 'опасную магию' он уточнять не стал - вряд ли герцог поделится чем-то большим, ведь он знает, что Лариан, в отличие от него, в колдовском деле полная бездарность. И эта последняя фраза... Похоже, до него уже дошли слухи, где Туул провёл первую ночь в замке (про вторую кроме Селика и Бида никто не знал).
  На большом обеде Туул не появился ото всех ускользнув.
  И на ужине тоже.
  Что, в целом, было неплохо.
  
  Через день приезжий герцог с Ларианом и весьма многочисленной свитой уехал инспектировать приграничные башни, оставив за главного Селика. Туул провожал их взглядом с одной из замковых башен, пока те не скрылись за пеленой дождя.
  В крепости стало сразу тише и как-то пустовато. По прежнему стража несла дозоры, по полдня свободные солдаты и офицеры тренировались на плацу звеня мечами, многочисленная прислуга сновала туда-сюда, шумела и гремела во дворе и коридорах. Но всё это было не то.
  Туул пробрался в спальню Лариана и полдня провалялся на его постели не опасаясь, что кто-нибудь может прийти и прогнать его.
  Поел.
  Потрепался с девочками мадам Гриз (они поголовно были от него без ума - и от того, что Сирсок, убийство которого он помнил весьма смутно, оказался жуткой дрянью, и оттого, что самого Туула они находили весьма привлекательным).
  И понял, что совершенно не представляет чем ещё заняться. Раньше каждый день его был наполнен движением. И теперь, когда не нужно было никуда идти, ничего делать, ни о ком заботиться - он растерялся.
  Нужно себя чем-то занять.
  Туул забрался на башню и какое-то время рассматривал окрестности. Для разнообразния дождь не шёл и видимость была хорошая. Правда, плащ от пронизывающего ветра совсем не спасал.
  Похоже, Туул здесь надолго. Нужно налаживать отношения с людьми Лариана. Особенно если тот действительно возьмёт его в гарнизонные колдуны или оруженосцы. И даже если герцог заберёт его в столицу сейчас - стоит попрактиковаться в общении с большеземельщиками. Во владении языком Туул не сомневался, но вот правила и условности здесь иногда отличались от того, к чему он привык, в самые неожиданные моменты. Да и вообще не стоит выделяться. Нужно смотреть, как ведут себя обычные солдаты и повторять за ними. Может, в какой-то момент удастся с ними слиться. Для начала нужно как-то начать с ними общаться - солдаты его шугались и обходили по длинной дуге. С прислугой было проще - никто из них (и, видимо, их родни) не бывал на передовой во время стычек с силами Китового архипелага, и истории о кровожадности морских дьяволов были для них не более, чем историями. Соответственно простые варианты потренироваться с кем-нибудь на мечах в паре или подсесть во время ужина отпадали. Нужно выставить себя неумелым, но так, чтобы его захотели поправить. И ещё так, чтобы пара для этого была не нужна. Лучше всего подходила стрельба из лука - в последний раз Туул пристёгивал колчан к поясу, когда у него ещё борода не росла, а здесь, он видел, была целая галлерея для тренировок и там всё время кто-нибудь оттачивал своё мастерство. Решено. Теперь нужно найти Трамбена, заведующего тренировочным инвентарём - и взять у него лук, стрелы и мишени.
  Трамбен недоверчиво покачал головой, и даже сначала немного поупрямился, но в итоге выдал всё необходимое.
  Туул начал тренировку на стрелковой галерее, и, как он и ожидал, с трудом мог попасть в мишень даже с пятнадцати шагов. Правда, только продрог под ветром, набил руку тетивой и чертовски устал. С другой стороны, не стоило ожидать, что к нему кто-нибудь подойдёт сразу же. Может, план не сработает, и вообще никто не подойдёт, ни сегодня, ни завтра.
  - Ты неправильно выворачиваешь локоть, - услышал он голос рядом. Но не мужской, нет. Рядом стояла Дана, одна из служанок. - Поэтому тетива тебя бьёт. Смотри, вот так надо, - она поправила его руку. - Всегда держи её вот так. А за рукоятку держись вот так. Ноги вот так, тебя шатает из стороны в сторону, когда целишься, поэтому не можешь нормально прицелиться.
  Несколько минут возни, личный пример Даны (попадавшей каждый раз точно в центр мишени) и Туул, наконец, смог удачно выстрелить.
  - Откуда ты знаешь как стрелять? - Удивлённо прошептал он.
  - Моя семья - охотники, а не рыболовы, - откликнулась Дана. - Я ещё в детстве ходила на промысел.
  - Что же привело тебя сюда? Мне кажется, бить зверя интереснее, чем бесконечная стирка и уборка.
  Дана неопределённо пожала плечами и заговорила совсем о другом:
  - Мадам Гриз велела забрать у тебя ленты.
  - Нет, мне нравятся, - Туул прикоснулся к волосам, всё ещё походившим на цветник.
  - Я понимаю, но мадам Гриз очень ругалась и велела вернуть ленты.
  Туул вздохнул.
  - Ладно. Но вам придётся самим расплетать меня.
  - Ничего страшного, - Дана улыбнулась, будто как раз позабавляться с волосами Туула и было настоящей её целью.
  - Из лука стреляете? - Раздался новый голос рядом. Туул и Дана обернулись. К ним подошёл Темир. Туул видел его несколько раз в столовой и во время тренировок. По словам Бида он был вторым человеком, который помогал грузить его на коня Лариана в самый первый день, когда его выбросило на побережье.
  - Скорее, пытаюсь, - прошептал Туул. Темир тоже посмотрел и скоро присоединился к советам с 'вот так надо' и прочим. Время пролетело незаметно.
  В итоге результат превзошёл все ожидания Туула: они разговорились с Темиром, сначала о стрельбе, потом плавно перешли на холодное оружие, тактики ведения боя... В общем, ко времени, когда нужно было идти мыться, Туулу показалось, что с Темиром удалось пробить лёд настороженности. А где Темир, постепенно начали подтягиваться и остальные. Не прошло и двух дней, как Туулу предложили потренироваться вместе на мечах. Это ли не успех?
  
  По брусчатке внутреннего двора стучало множество копыт.
  Туул прислушался.
  Голоса, ржание, стуки, скрип - в замок вернулся большой отряд.
  Лариан!
  Туул отложил лук и стрелы и поспешил присоединиться к встречающим.
  
  Лариан очень устал. Поездка была плодотворной - он видел, что герцог доволен тем, что видит. Но насколько она была плодотворной, настолько и выматывающей. Нет, дело было не в том, чтобы он переживал - Лариан был уверен в уровне оснащения башен и подготовке людей. Дело было в вечно сером низко нависающем небе, отвратительном леденящем порывистом ветре, дожде, который всё никак не мог определиться идти ему или не идти, и даже дождь он или всё же снег. Лариан и раньше не особо любил зимнюю южную погоду, но сейчас она была отвратительна как-то особенно. И эта слабость, от которой он думал, что избавился. Утром она его приковывала к постели, днём мешала держаться в седле или вникать в доклады подчинённых, вечером - пить с герцогом. Всё же причиной этой слабости был не морской дьявол - Лариан ведь не брал его с собой в поездку. Похоже, нужно было тогда не глупить, а показаться старику Густо. Да и то, что Туул поделился с ним силой, сыграло злую шутку, скрыв симптомы.
  Встречало их практически всё население замка, и морской дьявол был, конечно же, среди них. Так же, как и остальные, он приветствовал вернувшихся, так же, как и остальные, он помогал устроить лошадей и занести поклажу. Если бы не длинна коса, он бы ничем особо не отличался от остальных.
  Остаток дня Лариан провёл заваленный делами проиятными и не очень: Селик отчитался о состоянии крепости (никаких событий), прошло торжественное застолье, герцог захотел ещё немного посидеть у камина и поговорить на семейные темы, будто предыдущих совместно проведённых дней ему не хватило. К сожалению всё, о чём Лариан мог мечтать сейчас - это большая бадья горячей воды, а потом прогретая постель. И чтобы до утра никто его не беспокоил.
  Наконец, покончив со всеми обязазанностями и искупавшись, Лариан ушёл к себе. Но не успел он раздеться, прежде чем лечь в кровать, как на пороге появился Туул. В исподнем. Вид он имел весьма целенаправленный, а в руках держал узелок, сделанный из полотенца. Что он ещё задумал? Лариан не удержался и застонал:
  - Туул! Я сейчас не в настроении для твоих причуд! Отправляйся к себе.
  - Ты почему к лекарю Густо не сходил сегодня? - В ответ возмущённо зашипел дьявол.
  - Что? - Опешил Лариан.
  За это время Туул преодолел разделявшей их расстояние, взял Лариан за плечо и с силой потащил к кровати.
  - Снимай рубашку, - потребовал он, а сам тем временем принялся разматывать свой узелок. Внутри оказались несколько баночек тёмного стекла и ещё одно полотенце.
  - Ты что задумал? - Настороженно спросил Лариан.
  - Лечить тебя буду. Утром первым делом к Густо пойдёшь, ты меня понял?
  - Да ладно, всё не так уж...
  - Я видал покойников, которые выглядели приличнее, чем ты сейчас, - отрицательно покачал головой Туул и намазав содержимым одной из баночки руки принялся растирать спину Лариана. Жар мягкими волнами начал расходиться сначала по коже, потом глубже в тело. Ну и дьявол с ним, с дьяволом. Лариан закрыл глаза и полностью отдался на волю рук Туула. Поворачивался, когда тот требовал повернуться, принимал то одну, то другую позу. В конце концов он оказался в кровати, полностью укутанный в полотенца, а сверху укрытый одеялом, сам себе похожий на куколку.
  - Завтра утром первым делом покажешься Густо, - прошептал Туул запаковывая свои чудодейственные баночки обратно в узелок. И где только успел их раздобыть? Явно где-то в крепости - Лариан точно помнил, что когда вылавливал его из моря, то никаких баночек с ним точно не было.
  - Ну не могу же я так просто... - слабо запротестовал Лариан, но Туул заставил его замолчать просто грозно посмотрев.
  - Скажешь Селику, что подвернул ногу, - заявил он. - Для воина это серьёзное дело. Когда утром будете идти на завтрак, чутка подпрыгни на одной ступени - боковым зрением это будет выглядеть, будто ты споткнулся. А потом дуй к лекарю. Ты понял меня?
  Туул прикрутил ночную лампу и юркнув под одеяло устроился рядом.
  - Ты всё это затеял лишь бы спать со мной в одной постели, - недовольно буркнул Лариан.
  - А то, - глаза Туула сверкнули лиловым в полутьме.
  - Может, ты просто будешь меня вот так натирать по вечерам? - Сонно предложил Лариан. Ему неожиданно было хорошо. Наконец, тепло. И почему-то безопасно. Хотя, казалось бы, Туул - не тот, с кем ему стоило бы чувствовать себя в безопасности.
  - Я-то буду, - согласился Туул, - но это лишь временная мера. Мои умения ограниченны помощью на поле боя. Тебе же нужен настоящий доктор.
  Лариан почти заснул, когда одна мысль вдруг вырвала его из дрёмы.
  - Туул?
  - Что? - Недовольно прошептал тот. Кажется, он тоже уже почти заснул.
  - Почему ты мне помагаешь?
  Туул фыркнул, то ли удивлённо, то ли возмущённо.
  - Потому что я жив только из-за тебя. Как только ты умрёшь - следующим умру я. Конечно, всё не так драматично, но в этом замке меня терпят только благодаря твоей воле. А здесь кормят неплохо, и топят комнаты. Поэтому естественно с моей стороны заботатиться о твоём здоровье.
  - Но...
  - Лариан.
  Лариан почувствовал чужие пальцы на своих губах.
  - Спи.
  
  - Доброе утро, мой принц, - раздалось рядом. Лариан с трудом открыл глаза. Селик, как обычно, пришёл его будить. Лариан повернул голову: рядом никого не было. Похоже, Туул встал раньше и ушёл. Лариан сел. Полотенец на нём тоже не было, только еле заметный запах мази указывал на то, что вчерашний вечер ему не приснился. Не огрызнувшись, как обычно, чем повергнув Селика в волнение, Лариан отправился умываться и одеваться. Всё это время он прислушивался к себе. Чувствовал он себя неплохо. Что с людьми хороший сон в тепле делает! И что он скажет Густо, если пойдёт к нему? 'Что-то я как-то устаю быстрее обычного'? Но ведь зима на дворе, любой может сказать такое.
  Но...
  Если вечером обеспокоенный Туул пришёл его лечить - значит, он увидел что-то такое, что не было просто усталостью. Ох уж эти колдуны. Лариан 'споткнулся' и отправился прямиком к Густо ещё до завтрака.
  - На что жалуешься, милорд? - Поинтересовался недовольный лекарь - Лариан своим ранним приходом вытащил его из постели.
  - Морской дьявол утверждает, что я чем-то болен, - сказал Лариан. Это было лучшее, что он смог придумать.
  - Хм... - Густо такое объяснение не пришлось по вкусу. Он кивнул в сторону табурета. - Садись. Сейчас посмотрим, что твоему дьяволу не нравится.
  - Хм... - задумчиво протянул Густо после пяти минут ощупывания, постукивания, прослушивания и разглядывания. - Вынужден признать, что... да... - и удовлетворившись таким объяснением он отвернулся и принялся рыться в ящичках с травами и лекарствами. Лариан терпеливо ждал. Наконец, Густо достал вычурную деревянную коробочку и открыл её и протянул Лариану. Внутри на шёлковой подстилке лежали пять крупных жёлтых горошин. - Держи. Принимать по одной горошине в день на ночь. Запивать стаканом тёплой подслащённой воды.
  - То есть, я чем-то болен? - Задал наводящий вопрос Лариан. Он встречал такие горошины раньше - и то, что именно их сейчас прописал Густо, радости ему не внушало. Обычно их выдавали только тяжело больным с чем-нибудь вроде дифтерии или холеры.
  - Воспаление лёгких, милорд, - кивнул Густо. - Иногда оно не проявляется резким повышением температуры. Порой оно растёт подспудно. Ты устаёшь быстрее обычного, может, ломит спину. А потом в какой-то момент... - он замолчал. - В общем, хорошо, что дьявол прислал тебя сейчас. Через неделю, когда тебе стало бы по-настоящему худо, вряд ли я смог бы чем-либо помочь. Передавай ему от меня поклон. И спроси при случае как он понял, что с тобой что-то не так.
  Лариан кивнул в раздумьи вертя коробчу с лекарством в руках.
  - Ещё, Густо... Пока герцог здесь, не стоит никому знать, что я болею.
  - Но... Тебе нельзя нагрузок, вообще никаких. Желательно лежать в кровати и не дёргаться, хотя зная тебя... Хотя бы ограничся кабинетом. Как ты собираешься увиливать от каждодневных разъездов, тренировок и попоек? Учти, алкоголь тебе сейчас тоже противопоказан.
  - Я сказал Селику, что потянул ногу.
  - Ну, от части забот это тебя и правда избавит. Ладно, так и быть. Которую ногу ты 'потянул'?
  Лариан похлопал себя по правому бедру.
  - Давай сюда, забинтую тебе щиколотку.
  
  Глава 6
  
  Наконец, герцог уехал. Лариан смотрел как отряд скрывается за пеленой бесконечного дождя и чувствовал невероятное облегчение. Лариан не рассчитывал, что его будут как-то особо хвалить пед Его Величеством, и не жаждал, чтобы ему пожаловали какой-нибудь очередной бесполезный орден, но надеялся, что некоторые проблемы с поставками всё же удастся решить окончательно. Да, сейчас его башни сыты, обуты и согреты, но скольких нервов и сил ему это стоило! Да и боевых магов некомплект. А если точнее - сейчас есть пара младших чинов на сторожевых башнях, но разве их присутствие сможет сыграть роль в случае серьёзной стычки? К весне нужно добыть хотя бы одного мэтра - использовать Туула в качестве боевого мага он не особо надеялся.
  Наконец, последний силуэт растворился вдалеке. Лариан смахнул воду с лица.
  - Я иду отдыхать, - сказал он Селику и Биду, стоящим рядом. - И сегодня меня с делами не беспокоить.
  - Хорошо, милорд, - кивнул Бид. - Думаю, нам всем не повредит неменого выдохнуть после королевского смотра.
  - Согласен, - согласился Лариан. - Донести до личного состава. На постах оставить только дежурных.
  - Да, милорд! - Обрадовался Бид.
  - Селик, - он посмотрел на хмурящегося под дождём первого помощника. С его бороды капало. - У тебя тоже выходной.
  - Спасибо, милорд, - кивнул он. - Что думаешь делать?
  - Спать, - не задумываясь ответил Лариан. - Это была тяжёлая декада.
  - Хорошо, милорд. Я распоряжусь, чтобы обед подали тебе в комнаты.
  - Спасибо, Селик.
  Лариан поднялся к себе. Снял мокрую одежду и упал на кровать, прямо поверх покрывала. В комнате уже убрали, но по дневному времени ещё не топили, поэтому воздух был стылый и сырой. Он покосился на камин - поленица была полна дров, но чтобы разжечь огонь, нужно было встать, пойти... Лариан со вздохом закрыл глаза. Никто в замке не ожидал, чтобы он в такое время был у себя - хоть обзовись, на этаже сейчас никого нет.
  - Мёрзнешь? - Раздался шёпот. Лариан опять открыл глаза и опять посмотрел на камин, но никого не увидел. Он повернул голову - на пороге своей комнаты стоял Туул. Опёршись о косяк плечом и скрестив руки на груди он с интересом смотрел на Лариана.
  - Мёрзну, - согласился Лариан. Откуда он здесь взялся? Во дворе Лариан его не видел, поэтому вряд ли Туул подслушал их с Селиком и Бидом разговор. Либо Бид уже всем разнёс весть о дне отдыха, либо Туул и так был здесь и просто услышал как он пришёл.
  - Развести для тебя огонь? - Поинтересовался Туул.
  - Да, пожалуйста.
  Он закрыл глаза и слушал как тот идёт по комнате, складывает растопку, дрова, зажигает лучину от лампы. Такие домашние, умиротворяющие звуки...
  - В это время ты обычно весь в делах, а не валяешься в кровати, - прошептал Туул. Лариан опять открыл глаза. Дьявол сидел у камина и следил за тем, как разгорается огонь. - Лекарство Густо не помогает?
  - Да нет, помогает, - ответил Лариан. Говорить не хотелось. Хотелось просто лежать. И ещё чего-нибудь горячего и сладкого. Он помолчал. Потом добавил: - Герцог Арно уехал.
  - Я уж думал он у тебя поселиться собрался.
  Лариан хмыкнул и ничего не добавил.
  Когда огонь разгорелся и комнату наполнило его равномерное гудение, кровать скрипнула под чужим весом. Лариан приоткрыл глаза посмотреть на Туула, лёгшего рядом. Подумал, что стоило бы его прогнать, хотя бы попробовать. Но вместо этого опять закрыл глаза слушая огонь и далёкий прибой. Туул молчал. Лариан всё никак не мог согреться - нужно было время, чтобы камин хотя бы немного протопил комнату, а дьявол пусть и лежал близко, но недостаточно близко, чтобы поделиться теплом. Лариан прикинул усилия, необходимые, чтобы всё же согнать его с постели, раздеться и залезть под перину, и вместо этого подвинулся к Туулу поближе, поёрзал, устраиваясь поудобнее, а другой рукой обнял, чтобы тот не решил всё же уйти. Туул тоже немного изменил позу, чтобы прижаться крепче, и второй рукой обнял Лариана. Сколько они так пролежали, Лариан потерял счёт времени. Было тепло.
  - Ты и греешь меня потому, что от меня зависит твоя жизнь? - Тихо спросил Лариан, но Туул не ответил. Лариан поднял голову посмотреть Туулу в глаза. Тот крепко спал. Видимо, он вообще здесь оказался именно поэтому - поспать. Что весьма ожидаемо, ведь в последние дни Туул засыпал позже Лариана, а просыпался раньше. Должен ведь он когда-то спать? И кстати, это отличная идея. Лариан закрыл глаза и ещё немного поёрзав удовлетворённо вздохнул. Приезд герцога, наложившийся на болезнь, его крепко вымотал.
  Позже, вечером, а может быть и завтра, он ещё поговорит с Туулом насчёт его прошлого. Тогда, в разговоре с герцогом, пусть последний и остался удовлетворён беседой, Туул ушёл от многих вопросов. Если он хочет остаться при Лариане, ему придётся рассказать намного больше.
  
  Туул проснулся давно, но не шевелился - Лариан спал у него на плече. Камин прогорел и теперь только угли тихо мерцали в его глубине. Приходили служанки, принесли обед Лариана, тихо пошушукались (Туул сделал вид, что спит), ушли, но вскоре опять вернулись - принесли обед и для Туула. Туул не сказал бы, что они вели себя особенно тихо, но Лариан их не слышал и продолжал крепко спать, пока они не ушли окончательно. Дверь щёлкнула закрываясь, и Лариан вздрогнул. Туул слышал как резко он вздохнул.
  - Что случилось? - Лариан сел одновременно протирая глаза и озираясь.
  - Принесли обед, - не меняя позы прошептал Туул.
  - Уже обед? - Лариан выглядел встревоженным.
  - Наверное, я сам только недавно проснулся.
  - Уф...
  Какое-то время Лариан ещё сидел на кровати приходя в себя, Туул наблюдал за ним из-под прикрытых век.
  - Пойдём поедим, что ли, - наконец, буркнул он толкнув Туула в ногу. Туул лениво перекатился на спину.
  - Когда я был маленький, - вдруг сказал Лариан, - у меня был кот. Большой, наглый и хитрый. Ты очень на него похож.
  Туул улыбнулся показывая, что принимает комплимент. Дождался, пока Лариан слезет с кровати и подойдёт к столику с едой.
  - Что там? - Спросил он.
  - Жаркое, хлеб, хм... маринованная капуста. А это? - Лариан открыл кувшин, и понюхал. - Квас.
  - Прекрасно, - Туул тоже поднялся и подошёл к столу. - Пахнет вкусно. Приступим?
  Они сели за стол и принялись разбирать еду по тарелкам. Туул чувствовал, как Лариан внимательно следит за каждым его движением. Интересно знать почему? Раньше он такого любопытства не проявлял.
  - А где ты научился столовому этикету? - Вдруг спросил Лариан. Туул сначала даже немного растерялся, но вдруг вспомнил, что Лариан не знает о нём ровным счётом ничего, кроме имени, и теперь пытается составить хоть какое-то представление о своём знакомце. Ведь в самом начале Туул спрашивал, знает ли Лариан кто он, и тот ответил, что он - морской дьявол-колдун. В целом это была правда, но только часть правды. Это Туул слышал, как Селик обращается к Лариану 'мой принц', а Бид любезно сообщил, что прозвище Лариана 'Доблестный' (что говорило о слишком многом, в Большеземелье было не так уж и много принцев Ларианов Доблестных, а таких, чтобы о нём знали даже нави - только один).
  Да, герцог выпытывал у него подробности о прошлом, но Туулу удалось весьма обтекаемо ответить на большинство вопросов. С Ларианом же хитрить ему не хотелось.
  - Дома, - ответил он. - Я родился в знатной семье.
  - А делать такие массажи, как ты делаешь мне, тоже научился в семье?
  - Ты будешь смеяться, но да. Мой дед любил расслабиться после тяжёлого дня, но вечно опасался, что его могут убить. Поэтому приказал научить всем тонкостям меня и брата. Нам он доверял больше, чем прислуге.
  - И как? Ему это помогло?
  - Смерть приходит за каждым из нас, - пожал плечами Туул. - За кем-то раньше, за кем-то позже.
  - Я знаю многие знатные семьи Китового архипелага. Каким же было твоё второе имя на самом деле?
  Настроение и аппетит моментально пропали. Туулу следовало ждать этого вопроса, и он даже ждал его. Но он всё равно прозвучал слишком неожиданно. Стоило больших усилий не прикоснуться к шраму на шее.
  - Позволь не отвечать на этот вопрос, - наконец, прошептал он. - Мне пока что сложно об этом говорить.
  - Но когда-нибудь ты признаешься, кто же ты такой?
  - Может быть, - заставил себя улыбнуться Туул. И к его удивлению Лариан не стал настаивать и согласно кивнул.
  - Забавно, - сказал он через некоторое время. - Мне ты отвечаешь намного охотнее, чем герцогу.
  - Потому что ты - не герцог.
  - 'Я жив благодаря тебе'? Поэтому?
  - И поэтому тоже, но с тобой вообще приятнее общаться. И ты не такой старый.
  Лариан расхохотался:
  - Ты просто невозможен.
  Туул пожал плечами. Ему нравилось смешить Лариана.
  
  Лариан наблюдал за невозмутимо обедающим Туулом, за невозмутимо прогуливающимся по галереям Туулом, за невозмутимо любующимся со стен бесконечным дождём и прибоем Туулом и удивлялся, как не видел всего этого раньше. Хотя, казалось бы, когда бы он мог успеть? Сначала тот болел, потом приехал герцог, да и сам Лариан тоже заболел... Дьявол обладал удивительно тонким чувством такта, был прекрасно воспитан, знаком с трудами классических философов, по словам Селика отлично владел мечом... всё это сверху было сдобрено спокойным достоинством и совершенным владением собой. Да, Туул определённо был из знатной семьи. И не просто из знатной семьи, но закалённый борьбой при дворе и за высокие звания. На его долю должно быть выпало немало испытаний - не может человек обладать такой выдержкой от рождения. У себя на родине он должен был занимать высокий пост. Лариан попытался вспомнить, что знал об устройстве армии Китового архипелага. Возможно, он из высшего офицерского состава? Для главнокомандующего, конечно, слишком молод, тем более обоих адмиралов архипелага Лариан встречал - ни на одного из них Туул не походил ни лицом, ни осанкой. Может, из штаба? Хотя... Туул ведь говорил, что заклинал шторм, а ещё обещал, что научит Лариана колдовать. То есть, он из волшебников. У жителей Китового архипелага странные представления о магии - 'обычных' морских дьяволов, к примеру, волшебниками там не считают. А что Лариан знает про магов Китового архипелага? Не очень много, если честно. Да, там есть маги, да, они чем-то там занимаются и во время войны они наверняка участвовали в боях, но вот только Лариан не помнил с их стороны ни огненных шаров, ни чего-то ещё подобного. Заклинают погоду, чтобы корабли беспрепятсвенно приходили туда, куда им нужно? Он вспомнил густые туманы, окутывавшие побережье, когда морские дьяволы нападали. В которых маги Изерды становились бесполезны. В которых бывало сложно отличить своих от чужих. В которых было сложно удержать солдат от панического отступления. Такие туманы случались и раньше, но чтобы так чётко совпадать с нападениями... Советники считали, что нави подгадывают погоду для атаки и удивлялись, как им повезло в тот год. Если они не подгадывали, если они сами создавали такую погоду, как им нужна? Лариан поёжился.
  - Ты говорил, что научишь меня колдовать? - Спросил он Туула. Тот кивнул:
  - Когда тебе удобно начать?
  - Хм... Сейчас?
  Лариан выспался, согрелся, и сыт. Сегодня до конца дня он отдыхает. Можно и развлечься немного - он был уверен, что морской дьявол придумал приятную сказку о волшебном даре Лариана, чтобы набить себе цену. Хотя, маленькая, спрятанная в глубине его часть надеялась, что всё же у него есть хотя бы небольшая толика таланта. Туул огляделся, будто проверял, что зрение не изменило ему и он находится и правда там, где находится.
  - Нам нужно другое место, - заявил он. - Где нас никто не будет отвлекать.
  - У меня в кабинете?
  - Нет. Нужно место, которое у тебя не будет ассоциироваться ни с чем другим, - Туул немного подумал и кивнул сам себе: - Я знаю такое, пойдём.
  И они забрались на чердак самой высокой башни. Здесь всюду были пыль и паутина. На полу тут и там лежали кучки птичьего помёта, а у окна, там, где солнечный луч каждый день проходил свой путь, рос мох. Отовсюду дули сквозняки и запах моря ощущался особенно сильно.
  - То, что надо, - оглядевшись, кивнул Туул. Смахнул пыль с какого-то ящика и указал Лариану: - Садись.
  Лариану происходящее всё больше казалось фарсом, но ему было интересно, что же будет дальше. Туул задумчиво замер перед ним, видимо, размышляя, с чего начать.
  - Сила - не внутри нас, - наконец, прошептал он. - Она разлита вокруг. Главное в маге - почувствовать её, управлять ею. У тебя хороший баланс, это значит, ты чувствуешь окружение и правильно подстраиваешься. С такой базой можно многого добиться.
  Лариан неуверенно кивнул - он, конечно, был полный профан в вопросах волшебства, но то, что он слышал от придворных и гарнизонных магов, в корне отличалось от того, что рассказывал сейчас Туул. Похоже, понятия магии на островах и материке различались больше, чем можно было бы предположить. Жаль, у них в замке сейчас нет ни одного боевого мага! Только старик Густо с помощниками. Нужно будет потом его пораспрашивать про лекарские заклинания и амулеты.
  - Поэтому первое и самое главное, чему ты будешь сейчас учиться - это чувствовать то, что тебя окружает.
  - Хорошо, - согласился Лариан. И тут ему в голову пришла замечательная идея. - Слушай. А можешь мне показать какое-нибудь волшебство?
  Туул на мгновение задумался, потом кивнул:
  - Смотри.
  Он присел и провёл рукой над полом почти касаясь поверхности. Из-под его ладони по доскам во все стороны зазмеились усики изморози. Это выглядело завораживающе.
  - А наоборот можешь? - Прошептал Лариан и прикусил язык: сам себе он звучал как восторженный мальчишка, а не командир пограничного гарнизона, имеющий за плечами не одну битву. Но Туул ничего не сказал, только сложил ладони лодочкой и протянул ему, будто желая показать диковиного жука. Лариан наклонился и почувствовал, как ему в лицо пахнуло жаром.
  - И я тоже так смогу? - Не в силах скрыть восторг в голосе прошептал Лариан.
  - Это просто, - кивнул Туул. - Чтобы взнуздать шторм, нужны годы тренировок, а такому ты научишься за пару недель.
  - А тебя не обжигает?
  Туул разнял ладони и жар исчез.
  - Нет.
  - Что мне делать? - Лариан, наконец, начал верить, что Туул действительно не пытается продать себя подороже, а правда будет сейчас учить его колдовать.
  - Нужно научиться чувствовать, - повторил Туул. - Я могу долго и поэтично рассыпаться, но пока сам не почувствуешь - не поймёшь, что я имею ввиду. Ты уже не ребёнок, поэтому, думаю, тебе будет сложнее - всё же у тебя слишком большой опыт другого чувствования. Поэтому мы пойдём немного другим путём. Сначала ты будешь учиться чувствовать не любую силу, а мою. А когда поймёшь, что требуется, тогда перейдём уже к более общим тренировкам. Хорошо?
  - Конечно!
  Туул положил ладонь на тыльную сторону руки Лариана:
  - Закрой глаза и сосредоточься на том, что ты чувствуешь. Не торопись. Сила - тихая, в шуме её не различить. Ты должен выбросить все мысли и ощущения. И думать только о том, что чувстуешь. Понял?
  - Да.
  Лариан закрыл глаза и приготовился. Выровнял дыхание, отбросил все мысли, будто готовился к смертельной битве.
  Сначала он ещё ощущал прикосновение Туула. Но постепенно ощущение смазывалось и в конце концов даже было непонятно, держит тот ещё Лариана за руку или нет. Лариан открыл глаза. Пальцы дьявола были на месте.
  - Я ничего не чувствую, - признался он. Туул снисходительно фыркнул в ответ:
  - Это только в сагах герой начал учиться и научился. Впервые почувствовать силу - самое сложное, это долгий путь. У многих уходят на это недели, у некоторых - месяцы. Ты даже часа не просидел.
  Лариан попытался скрыть вздох разочарования, но не сумел - Туул подбадривающе похлопал его по руке:
  - Не переживай. Ты научишься. Ещё раз попробуем?
  Лариан чувствовал себя глупо. Опять в душу закрались сомнения: может, Туул всё же его тонко обманывает? Уж слишком это отличалось от его представлений о том чему и как учатся маги.
  - Давай.
  Они попробовали ещё, а потом ещё, но в конце концов Туул сказал:
  - Думаю, пока что хватит. У тебя ведь сегодня день отдыха. Уверен, ты не планировал провести его весь не на чердаке.
  - Я безнадёжен, - вздохнул Лариан. - Магия - всё-таки не моё.
  - Не говори глупостей, - отмахнулся Туул. - Пойдём лучше выпьем чего-нибудь погорячее.
  - Хорошее вино закончилось, - опять вздохнул Лариан.
  - Закончилось? Я думал, его здесь и не было! - Рассмеялся Туул.
  Лариан только беззлобно ругнулся в ответ.
  - Следующий обоз будет только в конце месяца, и могу поспорить, они опять какое-нибудь дешёвое пойло привезут.
  - Всё равно тебе пить нельзя пока что, - отмахнулся Туул. - Тем более, алкоголь влияет на внимание. Пока ты постигаешь азы - никаких изменяющих разум снадобий! Когда я говорил 'что-нибудь погорячее', я имел ввиду именно 'погорячее', а не 'покрепче'. Пойдём. Я у Густо видел кое-какие интересные травки. Уверен, он поделится.
  - Зачем?
  - Чай сделаем.
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"