Полынь Мара Леонидовна: другие произведения.

Звезда

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Написано в подарок для "Небо в глазах ангела".
    Романтическая история про кадетов космической военной академии Миллза.

   - Кадет Кёттур в расположение части прибыл, сэр!
   Полковник ещё раз открыл дело новоприбывшего и перевернул несколько страниц. Сигн Кёттур, младший из династии Кёттуров. "Тёмная лошадка", - так назвал бы его Фирман, если бы увидел. По внешнему виду новичка вообще нельзя было сказать, что он может быть причиной каких-либо проблем. Спокойный, вызывающий безотчётное чувство безопасности. Слишком длинные волосы в сочетании с тонкими чертами и мягким выражением лица делали его похожим на девочку. Скромную, стеснительную, благовоспитанную девочку, по какому-то недоразумению переодетую в мальчика. В идеально подогнанной одежде и начищенных до блеска сапогах, он производил впечатление прямо противоположное написанному в личном деле.
   - Здравствуй, кадет, - полковник встал из-за стола и медленно прошёлся до шкафа со старинными книгами. Кёттур по-прежнему стоял по стойке смирно. - Вольно. Я твой новый куратор, полковник Мёббс. Адмирал Кёттур просил уделить твоей персоне особо пристальное внимание.
   Кадет молчал.
   - Я надеюсь, ты осознаёшь, что академия Миллза не является местом, где ты сможешь продолжать свои выходки, в отличие от столицы?
   - Так точно, сэр.
   Полковник подавил готовый вырваться вздох. Как он не любил таких "дворянских мальчиков". Самомнения и апломба выше крыши, а толку - пшик. Только и способны корчить из себя не пойми что. Перевоспитать таких из придворных лизоблюдов в настоящих воинов - тяжёлая задача. Далеко не все выдерживали кузницу академии Миллза, но кто добирался до выпуска, преображались.
   - Мичман Фламенс будет твоим проводником по базе. Завтра приступаешь к занятиям, группа 3-Е. Мичман выдаст форму и объяснит, как найти аудитории. Вопросы?
   - Никаких, сэр.
   - Свободен.
  
   Сигн осмотрел каюту. Справа от двери койка, слева - узкий шкаф. Перед шкафом ещё одна (вторая в каюте) дверь в совмещённый санузел. Напротив входного шлюза - парта и стул, над партой книжная полка. Все предметы меблировки крепятся на мощных магнитных замках. Голые серые стены, две лампы, одна на потолке, другая привинчена к парте. Ничего лишнего. Поставив сумку возле койки, кадет заглянул в ванную. Душ, умывальник и унитаз. Двоим людям не разминутся. С другой стороны уже сам факт наличия отдельного санузла радовал. Не всякая космостанция могла похвастать такой роскошью. Сигн сел на койку и провёл рукой по покрывалу. "Затаиться и переждать". Так сказал отец. Мёббс, как и предупреждали, ничего не знает. Здесь, на Миллзе, Сигн совсем один.
  
   - Краб совсем не обрадуется, что я тебе такое рассказываю, но если о местных раскладах ты узнаешь от меня и сейчас, всем будет проще, - мичман Фламенс замер, осматриваясь. Наконец, заметив свободный столик, направился к нему. Сигн шёл следом, почти упираясь подносом с едой в широкую спину мичмана. Вокруг звенела посуда, стучали ложки, гомонили люди. Во время обеденного перерыва в студенческой столовой всегда было шумно. "Краб - полковник Мёббс. Мухомор - полковник Фирман. Медуза - капитан Фраузен из стрелков", - это было первое, что Сигн узнал об академии от Фламенса.
   - Фурии из женского корпуса контролируют зелёную и голубую секции базы с третьего по четырнадцатый уровень, туда лучше во время отбоя не соваться. Псоголовцы держат все секции с первого по третий уровень. Пятнадцатый уровень и выше - преподавательские, там вести себя прилично. С десятого по четырнадцатый уровень - нейтральные территории, кроме зелёной и голубой секций. Время от времени проходят стычки, но обычно всё спокойно. С четвёртого по десятый уровни намешано много мелочи, из них стоит выделить только Малиновок, но они держатся особняком, - Фламенс ткнул ложкой куда-то за спину Сигну, - А вот и они, легки на помине. Видишь того долговязого? Их предводитель, кадет Грей. Держись от него подальше.
   Сигн кивнул. Если старший что-то говорит, нужно как минимум делать вид, что собираешься послушаться. Тем более, что кадет Грей не выглядел слабаком. Короткие каштановые волосы (как принято у лётчиков) чуть темнее чем у Кёттура, настороженный прищур тёмных глаз, как будто бы всё время выискивает врага, мягкие движения профессионального борца. Пониженная гравитация, кажется, совсем не сказалась на его физической подготовке.
   - Кстати, рекомендую постричься. В столице, возможно, на такое смотрят сквозь пальцы, но здесь с этим строго. Ты же в группе Е?
   - Да, сэр.
   - Значит, летун. Как ты думаешь шлем надевать с такой стрижкой?
   - Сэр, по уставу десять сантиметров - допустимая длина волос для космо-лётчиков.
   - Моё дело предупредить. Тебе решать, слушать меня или нет. Думаю, после обязалки тебе ещё раз предложат постричься. Правда, в менее вежливой форме, чем я.
   - Я понял, сэр.
   - Всё, мне пора. Медотсек запомнил где?
   - Да, сэр.
   - Желаю удачи, кадет.
  
   Последняя пара из обязалки, списка занятий, обязательных к посещению, закончилась пять минут назад, и аудитория опустела в мгновение ока. Кто-то спешил на дополнительные занятия, кто-то просто не желал оставаться в учебном секторе дольше положенного. Одним из последних уходил Грей - оказалось, что он тоже в группе 3-Е, космо-лётчик. Он бросил косой взгляд на новичка, но ничего не сказал.
   Кёттур сверился со списком доп.занятий, доставшимся от мичмана Фламенса. Спортивная секция находилась на пятом уровне в оранжевом секторе. Самый простой способ отделаться от большей части назойливых шуток и неуклюжих попыток подраться - провести точную и уверенную упреждающую атаку. С как можно большим количеством свидетелей.
   В раздевалке было шумно. Сигн нашёл свободный шкафчик и начал переодеваться. Со всех сторон до него долетали отдельные возгласы и комментарии, но откровенно хамить пока что никто не осмеливался. Оставалось только ждать, у какого неудачника терпение закончится раньше.
   - Эй, красавица, ты случаем шлюз не перепутала? Это раздевалка для парней! - вот и первый претендент. Высокий и мускулистый блондин под дружный гогот друзей подошёл поближе. Не обращая ни на кого внимания Сигн продолжил раздеваться. - Эй, ты что, ещё и глуховата ко всему? - продолжил блондин. Сейчас. Сигн поднял на него взгляд и улыбнулся самой милой из своих улыбок. И самой опасной. "Хочешь проверить?", - сейчас ответит он. Но только открыл рот, как с другой стороны раздался голос нового участника:
   - Оставь его в покое, - кадет Грей, уже переодевшийся в тренировочную форму, загораживал проход к спортзалу. От досады Сигн чуть не ругнулся вслух. Куда он лезет?! Понятно, что кадет Грей, в случае чего сможет постоять за себя. Но кто просил его вмешиваться? Давно проверенная тактика для обеспечения тишины и личного покоя могла в любой момент провалиться. Теперь кадет Кёттур прослывёт маменькиным сыночком, прячущимся за чужими спинами. И от насмешек и приставаний избавиться не удастся.
   - Это твой человек, что ли? - блондин переключился на нового противника.
   - Пока что нет, - Грей сделал особое ударение на "пока что".
   Сигн нахмурился. Не ослышался ли он? И голос слишком спокоен. Что он знает?
   - Ты хочешь его в Малиновки? Эту козявку? - блондин расхохотался. Многие из наблюдавших подхватили смех, но не все. Значительная часть людей смотрела на Грея, ожидая его реакции. Может ли это значить, что Малиновки - не такая мелкая группировка, как описывал Фламенс?
   - Рэм, правила остаются те же: хочешь, чтобы твою кандидатуру рассмотрели - выстой против меня пятнадцать минут. Хочешь драться с ним, - Грей кивнул на Сигна, - сначала попробуй со мной.
   Блондин лишь презрительно фыркнул, но ничего не сказал. В раздевалке повисла тишина. Грей перевёл взгляд на Кёттура.
   - Заканчивай здесь, я жду тебя в зале, - обронил он и вышел.
   Остальные кадеты разочарованно переговариваясь начали расходиться.
   Тренировочный зал был одним из самых больших помещений на базе. Больше него были только актовый зал и самолётные ангары. Кадет Грей разминался в дальнем углу возле стены с оружием для рукопашного боя. Маты приятно холодили ступни. Несколько секунд он наблюдал за движениями противника, запоминая его манеру держаться.
   - Что ты задумал? - тихо, чтобы не услышал никто из собирающихся зевак, поинтересовался Кёттур. Кадет Грей замер. Медленно повернулся.
   - Я хочу тебя в Малиновки, - так же тихо ответил он.
   - Зачем?
   - Я собираю лучших.
   - Но я же "красавица".
   Кадет Грей лишь криво улыбнулся в ответ. Сигн стиснул зубы. Он же был осторожен. И всё равно привлёк лишнее внимание. Нужно срочно менять план. Возможно, если действительно присоединиться к Малиновкам, будет проще? Пятнадцать минут, значит? Грей принял стойку.
   Он оказался неожиданно хорош. Сигн даже позволил себе немного расслабиться и почти перестал сдерживаться, не опасаясь, что противник пропустит удар. Конечно, он не использовал никаких хитрых приёмов. Было просто приятно вот так сбросить напряжение в хорошем спарринге. Кадеты бесновались вокруг и кричали, каждый подбадривал своего фаворита. Но хорошего понемногу, и на шестнадцатой минуте боя Сигн пропустил удар в челюсть. В глазах на мгновение потемнело, и он оказался на матах. И сразу же сверху, не давая встать, оказался Грей. Прижав ногами руки противника, занёс руку для удара:
   - Ты поддался, - прошипел он Сигну в лицо.
   - Никто не будет подчиняться поверженному лидеру, - прошептал Сигн. Грей тихо зарычал, но бить не стал. Два вздоха, и он уже спокойно встал и протянул руку, помогая Кёттуру подняться. Зрители кричали и улюлюкали. Сигн провёл рукой по губам - на пальцах осталась кровь. Похоже, он прокусил щёку.
   - Тимоти Грей.
   - Сигн Кёттур.
   Они пожали друг другу руки.
   - Пойдём, тебе нужно в медотсек.
   Оба понимали, что поход к медикам - лишь отмазка, но каждый хотел использовать её для своих целей.
   - Я найду дорогу, - попытался отделаться от спутника Сигн. Нужно было многое обдумать. Он не любил принимать решения в спешке.
   - Я проведу, - повторил кадет Грей тоном, не допускающим возражений.
  
   - Ты настоящий везунчик, - покачал головой доктор Эванс. - Все зубы на месте. Знаешь, как они его называют? Зубная фея. Феечка Грей. Шов накладывать не буду, но несколько часов подержи холод у щеки, чтобы сильно не разнесло. И старайся с ним больше в пару не становиться. Как тебя вообще угораздило?
   - Да, сэр. Спасибо, сэр, - Сигн с холодной плиткой у лица выглядел забавно. - Я могу идти, сэр?
   - Да, свободен.
   Кадет Грей поджидал его сразу за шлюзом. Какое-то время они шли молча.
   - Как ты меня раскусил? - наконец, поинтересовался Сигн. Он уже понял, что Грей первым разговор не начнёт.
   - Я слышал, как Краб с Мухомором тебя обсуждали. Ещё до твоего приезда, - Тимоти вздохнул каким-то своим мыслям. - Я тебя представлял иначе.
   - Прости, что разочаровал.
   Они вернулись в раздевалку. Все были в зале. Сигну здесь больше было нечего делать, тем более, что он сейчас якобы раненный. - Сегодня в девять мы встречаемся в фиолетовой кают-компании на шестом уровне. Приходи, познакомишься с остальными.
   - До вечера.
   Грей кивнул и отправился в зал. Сигн принялся переодеваться. Хорошо, что он так легко вписался в новую компанию. Отец был бы доволен. Плохо, что теперь нужно будет много общаться. Чем больше контактов, тем больше шансов, что он где-то ошибётся. Если он случайно разрушит легенду, это будет катастрофа.
  
   Дверь шлюза бесшумно отъехала в сторону и на Кёттура обрушилась лавина звуков. Кто-то о чём-то спорил, кто-то звонко хохотал, играла музыка. Сигн моргнул, на мгновение ослеплённый ярким светом.
   - Красавица Сигги пришёл! - крикнул кто-то, и все вскочили, чтобы посмотреть поближе. Их было лишь шестеро, включая Грея, но на долю секунды Сигн испытал приступ паники. "Улыбайся", - он мысленно отвесил себе подзатыльник. - "Нужно им понравиться".
   - Как ты меня назвал?
   - Красавица Сигги. После сегодняшнего поединка тебя только так и называют, - если бы Сигн не знал, что в академию Миллза попадают после среднего специального или высшего неспециального, он бы решил, что сорванцу лет шестнадцать. Мальчишка расплылся в улыбке и протянул руку: - я Крошка Джо, добро пожаловать.
   Рукопожатие оказалось неожиданно крепким.
   - Это Бонни, Марк, Клаус, Настя. Тима ты уже знаешь, - Малиновки загалдели, приветствуя новичка.
   Кадет Грей сидел в одном из кресел и читал книгу. Рядом с ним на тумбочке лежала стопка плиток шоколада, и судя по количеству обёрток, она была уже в половину меньше своего первоначального размера.
   - Заходи, заходи. Где ты будешь сидеть? - суетился тем временем Крошка Джо.
   Происходящее совершенно не укладывалось у него в голове. И это - страшные Малиновки, с главарём которых Сигн дрался ещё сегодня днём? С этим книжным червём и сладкоежкой? Кёттур вспомнил слова Грея перед поединком. "Я собираю лучших". Лучших в чём? Кроме Бонни, из присутствующих больше никто не производил должного впечатления. И если Настя и Марк ещё выглядели боевито и, теоретически могли выдержать пятнадцать минут спарринга с Тимоти, то в чём могут быть лучшими Джо, или полноватый Клаус, Сигн не представлял. Он сел в одно из предложенных кресел. Предстоял тяжёлый вечер. Но он сможет. Он ведь и не с таким справлялся.
  
   Встреча через три часа. Сегодня должна была состояться решающая битва между Малиновками и Мустангами. Прошло уже два месяца с тех пор, как к команде Тима присоединился Сигги. Этот девочкоподобный кадет своей обманчивой хрупкостью мог ввести в заблуждение кого угодно, хотя пообщавшись поближе, Тим понял, что женственного в нём не было ни капли. В драке один на один Кёттуру не было равных. До сих пор Тим был единственным в академии, кто победил Сигги. И только Тим знал, что это была ненастоящая победа. С каждым днём он всё отчётливее и отчётливее понимал, что отхватил кусок, который не может проглотить. Молчаливый и замкнутый Сигн поступал так, как считал нужным. Он приходил на все встречи Малиновок, участвовал в сражениях, помогал на тренировках, подчинялся кадету Грею, но почему - для Тима оставалось загадкой. С такими качествами Кёттур мог присоединиться в Псоголовцами и даже, скорее всего, забрать лидерство у тамошних главарей.
   Столовая стремительно пустела - ужин уже закончился. Скоро отключат основное освещение, и на базе наступит "ночь". Сейчас здесь оставались только опоздавшие, вроде Тима, и те, кто смотрел телевизор. Когда кадет Грей уже встал уходить, блок рекламы сменился блоком новостей.
   "По-прежнему идёт расследование в связи с убийством герцога Требергского. Главная подозреваемая, Алиса МакМинниган, одна из официальных фавориток его Императорского Величества Иоанна Пятого, исчезла из дворца в ночь преступления, и до сих пор находится в галактическом розыске. К сожалению, до сих безрезультатно. Никаких новых улик по делу пока что не обнародовано, хотя сейчас появилась новая версия, согласно которой, возможно, Алисы тоже уже нет в живых", - Тимоти замер с открытым ртом. В фоне к новости передавали отрывок видео-записи одного из благотворительных вечеров. На троне сидел Император, а справа от него, улыбаясь такой знакомой и обманчивой улыбкой, стоял Сигн Кёттур. В шикарном вечернем платье, со сложной причёской и безупречном макияжем. Официальная фаворитка Императора благосклонно принимала комплименты и, стеснительно улыбаясь, что-то говорила в ответ. Ведь у Сигна нет сестры-близнеца. Ведь нет? - "Тем временем полным ходом идёт подготовка к дню рождения Императора. До семидесятилетия осталось всего полтора месяца", - картинка сменилась, и теперь показывали многочисленных работников, чистящих уличные украшения. "Вся страна с нетерпением ждёт праздника".
   Как бы Грею хотелось сказать, что всё тут же встало на свои места. Или что он просто ошибся, приняв Алису за Сигна. Ему показалось, что мозг вот-вот закипит, и голова, не выдержав давления, взорвётся. Время исчезновения МакМинниган из дворца и появления Кёттура в академии слишком хорошо совпадали.
   Они бесчисленное количество раз стояли в спарринге. И вместе мылись после тренировок. Нет, Сигн однозначно мужчина, в этом нет никаких сомнений. Причём, какой смысл фаворитке быть таким отличным бойцом? Мысли приняли новый поворот. Что, если МакМинниган - не фаворитка, а телохранитель? На множество встреч правители не имели права брать охрану, но их могли сопровождать жёны и любовницы.
   И если всё так, то выходит, что Сигн не переводился в Миллз из Георга, столичного университета. И никогда не учился на военного лётчика. Что ж, это объясняет, почему Красавица Сигги, такой великолепный и идеальный, так паршиво справляется с военной техникой. И теперь понятно, почему днями и ночами он корпит над учебниками. Пытается догнать программу. С другой стороны, если это так, то он гениален. Достигнуть такого уровня за столь короткий срок - даже если он тренировался, пока добирался сюда из столицы - вряд ли кто-то мог бы похвастать такими достижениями.
   Оставался последний вопрос. У Алисы были длинные волосы, Сигн в сравнении с ней пострижен коротко. Но всё равно его волосы значительно длиннее, чем принято у кадетов мужского пола. Почему так? Будь Кёттур пострижен так же, как, к примеру сам Грей, вероятность быть узнанным была бы намного ниже. Да и проблем было бы меньше.
   Стоит ли об этом спрашивать Сигги? Или лучше промолчать?
  
   Грей смотрел на Сигна и не мог отвести глаз. Бой с Мустангами был тяжёл, но Малиновки вышли из него с победой, и сейчас, уставшие, но довольные, отмывались от пота и грязи в общей душевой. Все драки проходили в тренировочном зале. Здесь было и достаточно места для всех участников, и до медотсека недалеко. Тем более, если нагрянет кто-то из преподавателей, всегда можно было сказать, что это лишь дружеский матч. Кроме Фурий и Псоголовцев никто не дрался в не предназначенных для этого местах.
   Что, если Кёттур был не просто телохранителем? Что, если он действительно был любовником Императора? Эта белая кожа, такие гладкие линии тела... Тим представил, как старик-Император прикасается к Сигну, гладит, целует его, а потом... Нет, нет, нет. Не думать о таком. Какая ему разница? Какое ему дело?!
   Почувствовав пристальный взгляд, Сигн обернулся.
   - Эй, ты в порядке?
   Кадет Грей вздрогнул.
   - Да. Да, всё хорошо.
   Кёттур лишь скривил губы, но ничего говорить не стал. Если босс говорит, что всё хорошо, то кто он такой, чтобы сомневаться?
  
   Кадет Грей смог ненадолго забыться только под утро. Всю ночь его преследовали жуткие видения. Только он засыпал, как сразу же перед глазами представал Император. Он издевательски хохотал и тыкал в Тима пальцем. Или же мерещился Сигн в вызывающих нарядах и позах. Кёттур томно улыбался и манил к себе.
   - Увижу, что кто-то списывает, отправлю на гнездо, - пригрозила Медуза перед началом теста. Кадет Грей слепо смотрел на задания и никак не мог сосредоточиться на их смысле. Вчерашние новости выбили его из колеи намного сильнее, чем он предполагал. Настолько сильно, что сегодняшний тест по теории раневой баллистики совершенно вылетел из головы.
   Так что не было ничего удивительного в том, что Сигн поймал Тима в первый же перерыв.
   - Что с тобой случилось? - тихо, чтобы не слышали одногруппники, поинтересовался он, усевшись верхом на парту Грея. - Ты вчера всё же получил сотрясение? Давай, сходим вместе в медотсек, если ты один не хочешь.
   - Всё в порядке.
   - Конечно же, нет. Даже Медуза косилась на тебя всю пару.
   - Прости, - Тим вздохнул и отвёл глаза. - Что-то не выспался.
   - Я никуда не тороплюсь, - Сигн скрестил руки на груди и приготовился ждать. Было ясно, что он не сдвинется ни на дюйм, пока Тим не объяснится. От здоровья предводителя зависело благополучие всей команды. Если сейчас кто-то решил бы бросить вызов Малиновкам, они оказались бы в беде.
   - Тебя вчера показывали по телевизору, - наконец, решился Тим. Будь, что будет. - Алису МакМинниган.
   Несколько секунд Кёттур молчал. Тим надеялся, что хотя бы по реакции Сигна сможет понять, как ко всему этому относиться, но по его лицу ничего невозможно было прочитать. Как будто бы просто доложили о том, что одно из обязательных занятий перенесли на более позднее время, и он теперь размышляет, как изменить свой график. Никаких "ты обознался" или "ты перепутал". Вместо этого Кёттур закрыл глаза и тихо спросил:
   - Что ты планируешь теперь делать?
   - Скажи мне.
   Кадету Грею на мгновение показалось, что Кёттур удивился. Он медленно повернулся и посмотрел на Тима сверху вниз.
   - Я должен тебя убить. Ты понимаешь это?
   - Я подозревал, что так будет.
   - И всё равно сказал.
   - Ты бы всё равно понял.
   Сигн тяжело вздохнул. Он как будто бы постарел сразу на десять лет.
   - Ты прав. Сегодня вечером, в шесть, я буду ждать тебя возле жёлтых лифтов на шестнадцатом уровне. Ты придёшь?
   Грей кивнул. Что бы там ни задумал Кёттур, он не отступит.
  
   На преподавательском уровне было тихо и безлюдно. Тим настороженно осмотрелся. Кадетам подниматься на эти уровни не возбранялось, но любой из старших мог потребовать объяснения, что он здесь делает.
   - Пойдём, - обронил Сигн, как только вынырнул из лифта, и двинулся куда-то вглубь коридоров. Попетляв какое-то время, они остановились перед шлюзом, ничем не отличающейся от других. Кёттур прикоснулся к замку, и дверь беззвучно отъехала в сторону. - Сюда никто не заглядывает, кроме роботов-уборщиков, - он уверенно вошёл. Тиму ниего не оставалось, как войти следом. Когда дверь за ними закрылась, Сигн продолжил: - Я стащил глушилки из лаборатории, так что здесь можно разговаривать не опасаясь.
   Преподавательские каюты были больше и лучше обставлены, чем кадетские. Кёттур сел на диван. Грей, немного помявшись, в кресло напротив. Он решил не спрашивать, как Сигн достал ключ.
   - Итак, начнём с начала. Что ты знаешь?
   - Военная династия Кёттуров обладает немалым весом при дворе. Один из текущих адмиралов космо-флота - Ивор Кёттур. Ты тоже Кёттур, и я не думаю, что вы однофамильцы.
   - Он мой отец.
   Грей почувствовал, как у него пересохло в горле.
   - Даже так, - еле выдавил он из себя.
   - Я этого и не скрывал. Пожалуйста, продолжай.
   - Алиса МакМинниган была одной из любимых фавориток Императора, и удерживала эту должность несколько лет, до своего трагического исчезновения несколько месяцев назад. Тогда говорили, что это разборки между правящими кланами. Теперь я думаю, что ты был его телохранителем, а не фавориткой. Если ты убил герцога, это ведь было не просто так?
   Сигн молчал, и Тим решил продолжить.
   - Но если ты был с Императором, ты ведь не учился в Георге. Как тебе удалось подделать личное дело?
   - Это не подделка. Мой брат учится там. Они просто изменили имя.
   Между ними повисла тишина. Сигги о чём-то думал, возможно, решал судьбу сидящего перед ним кадета, а Грей боролся с собой. Он очень, очень хотел задать вопрос, на который не имел права. В целом, что изменится, если он получит ответ? Но слова жгли изнутри калёным железом.
   - Ты очень волнуешься, - вдруг подал голос Сигн. - Что ты хочешь спросить?
   - Я... - Грей прокашлялся. - Я не думаю, что имею право задавать этот вопрос.
   Они замолчали.
   - Что ты планируешь делать теперь? - после паузы поинтересовался Кёттур.
   - Какие у меня есть варианты?
   - Я не хочу тебя убивать.
   Это обнадёживало.
   - Я буду молчать.
   - И делать вид, что не догадался. Ничего не должно измениться, - Сигн помолчал. - Если кто-то узнает, нам обоим конец. Но тебе - в первую очередь.
  
   Теперь, когда Грей знал тайну Кёттура, многое всё равно изменилось. Внешне они оставались "крутыми и неприступными", как это называл крошка Джо. Но теперь Сигги не боялся прийти с вопросами, если не мог в чём-то разобраться, а во время тренировок время от времени объяснял разные тонкости, о которых не мог знать человек без должного боевого опыта. Казалось, огромный неприступный ледник "Кёттур" постепенно оттаивает от осознания, что он не один.
   Тимоти радовался и в то же время переживал. Как долго ещё будет сохраняться это хрупкое равновесие? Как долго их спокойной жизни не будет угрожать опасность?
   - Привет, Тим! - вдруг услышал он сзади. Из аудитории выглядывала высокая девушка. Грей её знал. Нора Нулис, из топов Фурий. Они сталкивались несколько раз на матчах, но никогда не сражались друг против друга. - Как дела?
   - Привет, Нора. Хорошо, - Тим растерялся. С какой это стати Фурия с ним так дружелюбно разговаривает? - Как у тебя?
   - Тоже ничего. Ты уже придумал, что оденешь на вечеринку? - до начала занятий оставалось ещё десять минут, и можно было спокойно постоять, поговорить.
   - Вечеринку?
   - Ну да, только не говори, что ты забыл! - девушка рассмеялась. - В честь дня рождения Императора. Каждый должен придумать костюм.
   Кадет Грей почувствовал, как всё внутри холодеет. Нет, не потому, что он напрочь забыл про надвигающийся праздник. Скорее, потому, что теперь Император вызывал очень противоречивые чувства. В последнее время он плохо спал. В первую очередь из-за ставших регулярными кошмаров, где Иоанн Пятый играл далеко не последнюю роль.
   - Хочешь к нам присоединиться? У меня есть отличные костюмы.
   Присоединиться? На празднике? Уж не на свидание ли его приглашают?
   - Я не могу сейчас точно сказать, но спасибо за приглашение.
   - Всегда пожалуйста, - Нора обворожительно улыбнулась. - Твой друг уже ждёт, - он кивнула куда-то за спину Грея. В конце коридора, облокотившись о стену, стоял Сигги.
   - Она что-то хотела? - поинтересовался он, когда Тим подошёл ближе.
   - Предлагала костюмы для маскарада. Думаю, хочет пригласить на свидание.
   - Плечи расслабь.
   - Что?
   - Плечи, говорю, расслабь. А то с ней разговаривал, будто десантироваться в тыл врага собрался, - Сигги фыркнул и пошёл чуть впереди. - Я думаю, это хороший ход. Нора далеко не последняя в своей команде. Если Малиновки сдружатся с Фуриями, то получат стратегическое преимущество...
   - Сиг, пожалуйста, прекрати.
   - Но ведь это действительно...
   - Это всего лишь чёртова академия. Будь проще.
   Кёттур несколько секунд молчал, потом вздохнул:
   - Ты прав, прости. Я слишком увлёкся. Но всё равно. Нужно что-то делать с костюмами. Совсем вылетело из головы.
  
   Играла лёгкая танцевальная музыка. Несколько пар кружилось в центре актового зала. Официальная часть закончилась, и начался фуршет. Кадеты, разодетые в забавные наряды, бродили между столиками и оценивающе присматривались друг к другу. В конце вечера должно было состояться голосование с торжественным выбором Принца и Принцессы бала. Малиновки, как и остальные команды, предпочитали держаться вместе. Клаус и Джо изображали семью медведей. Настя нарядилась настоящей малиновкой и теперь привлекала всеобщее внимание яркими деталями своего туалета. Марк оделся пиратом, а Бонни черепахой. Тим и Сигги, спохватившиеся в последний момент, выбрали костюмы попроще: кролика и кота.
   - Ты выглядишь просто сногсшибательно, - хихикая, прошептала Настя и дёрнула Сигна за хвост.
   - Осторожнее, - он посторонился и в очередной раз поправил свои кошачьи уши. Ободок давил голову, и его всё время хотелось сорвать. - Я люблю зазевавшихся птичек. Смотри, съем, - он устрашающе щёлкнул зубами.
   - Да ну, - Настя засмеялась. - Ты самый нежный мальчик, какого я встречала в жизни. Когда не стоишь в спарринге, конечно. Ой, кто это машет нашему Зайчику?
   - Где? - Сигн прищурился, осматривая зал.
   - Вон, в голубом платье, возле чаши с пуншем.
   - Это Нора, из Фурий.
   Тим помахал в ответ и сразу же получил чувствительный тычок под рёбра:
   - Иди, ловелас, - Настя еле сдерживала смех. Она уже была слегка навеселе. - Поздоровайся с дамой.
   - И про плечи не забудь! - добавил вдогонку Сигн.
   Тихо бормоча ругательства, Грей отправился в путешествие через зал к поджидающей его Снежной Королеве.
  
   - Ну, о чём они говорят? - Крошка Джо нетерпеливо подпрыгивал на месте. Из-за маленького роста ему было плохо видно происходящее. - Бон-Бон, тебе видно?
   - Кажется, они обсуждают, почему Тим оделся зайцем, а не зубной феей, - неторопливо ответил Бонни. Он всегда говорил медленно и размеренно, как будто бы слова были тяжёлыми камнями, которые нужно крепко держать, когда поднимаешь. - Кажется, у них там всё неплохо.
   - Кажется, да, - Сигн отхлебнул из своего бокала и вдруг весь напрягся. Потом выругался. - Бон, скажи, Тим ведь пошёл к ней без шампанского? Он взял его уже там?
   - Кажется, да. Что-то не так?
   - Да. Я забираю его. Они попробуют идти следом. Не дайте им выйти из зала, - Сигн отставил бокал и двинулся вперёд, скользя меж людей, как настоящий кот сквозь камыш.
   Остальные Малиновки без лишних вопросов рассредоточились, и лишь Джо на мгновение задержался за спиной у Кёттура.
   - Что не так? - шепнул он. Вся его напускная детскость начисто исчезла.
   - Она подмешала ему что-то. Лучше не рисковать.
   Джо кивнул. Этого было достаточно.
   - Нора, ты простишь меня на минутку? - Сигн широко улыбнулся и крепко обнял Тимоти за плечи. - Тим, это срочно, пойдём.
   - Что случилось?
   - Не здесь, - он уже тянул Грея прочь.
   - Но... - Нора попыталась схватить Тима за рукав и удержать, но Сигги не дал, увлекая его всё дальше, к выходу.
   Сзади послышался шум - остальные Малиновки включились в операцию по спасению своего командира.
   Грей и Кёттур вылетели из зала и помчались к лифтам. И только когда Сигн нажал на кнопку шестнадцатого уровня и за ними закрылись створки, Тимоти смог перевести дух. Они остались вдвоём.
   - А теперь объясни толком, что происходит? Что за представление? - но дыхание почему-то не восстанавливалось. Большие заячьи уши забавно дёргались в такт.
   - Никакого представления, - Сигн озабоченно заглянул Грею сначала в один глаз, потом другой. - Как ты себя чувствуешь?
   - Жарко, - Тим чувствовал, как краснеет. - И тяжело дышать. Что происходит?
   - Вот тебе и "просто академия", - Кёттур вздохнул. Лифт остановился и двери распахнулись, выпуская их на шестнадцатый уровень. - Пойдём. Она всадила тебе лошадиную дозу, - на ходу продолжил рассказывать он. - Обычно эта хрень действует намного медленнее. Я бы не заметил. Перестраховщица.
   - Что за лошадиную дозу? Да постой же ты! - Грей остановился и схватился за грудь. Сердце колотилось, как бешенное, кружилась голова. Сигн ругнулся и вернулся назад, схватил Тимоти за руку и силой потащил за собой. От этого прикосновения по всему телу Грея разлилось странное ощущение, как будто бы, как будто бы... Нет, нет, нет! Да что же это такое. Что он вообще себе представляет?!
   - Вдовкины слёзки, - они добрались до "секретной" комнаты. Сигн буквально втолкнул Тимоти внутрь, и только потом зашёл следом. - Тебе нужно вырвать, избавиться хотя бы от того, что не успело впитаться в кровь.
   - Вырва... - но Тим не успел закончить предложение. Его скрутило от мощного удара под солнечное сплетение. Желудок сократился, извергая из себя содержимое. - Что за... - он закашлялся. - Какого...
   - Шуруй в ванную, дальше сам справишься, - Сигн бесцеремонно поднял его на ноги и толкнул в сторону санузла. Из неприметного угла радостно жужжа сервоприводами выехал маленький уборщик. Наконец-то у него появилась настоящая работа.
   - Вдовкины слёзки, - повторил Кёттур, пока Грей сидел в обнимку с унитазом. - Мощный афродизиак. В свободном доступе отсутствует. Усиливается алкоголем. Следы в крови потом обнаружить невозможно, только уровень сахара повышается. Но с учётом того, какой ты сладкоежка, это никого бы не удивило. Антидота нет, - добавил он, увидев немой вопрос в глазах друга. - Придётся переждать.
   - Кажется, меня уже накрыло, - Тим закрыл глаза и прислонился горячим лбом к холодному металлу бачка.
   - Даже не надейся, это только начало. Дальше будет хуже.
   - Откуда ты...
   - Поверь мне, знаю. Пойдём, выпьешь воды. Хоть потом не так сушить будет, - Сигн потянулся, чтобы помочь Тимоти встать, но тот в испуге отпрянул, вжался к стену, ища защиты.
   - Не трогай меня!
   - Я хочу помочь.
   - Ты... ты можешь меня вырубить?
   - Может случиться инсульт. Будет безопасней, если ты всё время будешь в сознании.
   - Проклятье, - он зажмурился, пытаясь унять похоть. Хотя, кого он сейчас пытался обмануть? Он был готов сорвать с Сигна одежду прямо здесь, не выходя из ванной. Повалить на пол. Он, наверное, будет сопротивляться... Тим открыл глаза. Кёттур сидел напротив и терпеливо ждал, когда Грей позволит помочь. - Почему ты такой спокойный? Сколько оно вообще действует?
   - Зависит от дозировки. Обычно час. Может, чуть больше. Но в твоём случае, думаю, хватит часа на четыре. Пойдём. Здесь пол холодный.
   - Я...
   Сигн неожиданно подался вперёд и ещё сильнее придавил его к стене, не давая пошевелиться. Прижался всем телом. Внутри как будто взорвалась ядерная бомба, ослепляя, снося всё на своём пути.
   - Ничего не можешь поделать. И не нужно, - прошептал он в самое ухо Грею. "К чёрту Императора", - как в тумане, подумал Тим. - "К чёрту всех".
  
   Сон тёк рекой раскалённого чёрного песка, медленного и тяжёлого. Грей чувствовал, как маленькие крупинки шуршат прямо в его голове. Горло пересохло и горело. Всё тело ломило, как после сдачи зачёта по ориентированию. Он попробовал перевернуться на другой бок, и окончательно проснулся - правая рука затекла от чужого веса. Сигн всё ещё спал. Простынь сползла, обнажая его плечи и спину. Осторожно, стараясь не разбудить Кёттура, он освободился. Сигн завозился, устраиваясь поудобнее, и опять затих.
   Поддавшись порыву, Тим протянул руку и поправил одну из прядей, закрывавших ухо Сига. Что-то было не так. Он всмотрелся внимательнее. За ухом, по самому краю, где заканчивались волосы, по коже вился тонкий, еле заметный узор. Если бы Кёттур стригся, как принято, этот узор было бы очень легко заметить.
   Сигн шевельнулся, потянулся. Перекатился на другой бок и сонно прищурился на Тимоти.
   - Доброе утро, - хрипло пробормотал он, и тут заметил встревоженный и сосредоточенный взгляд Грея. - Что-то случилось?
   - Ты клон.
   Кёттур вздрогнул, как от удара, и непроизвольно потянулся к уху, но тут же совладал с собой и убрал руку. Молча встал и начал одеваться.
   - Почему ты мне не сказал?! - Грей всё ещё сидел в постели, завёрнутый в одну простыню. Кёттур не отозвался, продолжая собираться. - Стой! - он схватил его за локоть в попытке развернуть к себе лицом. Сигн обернулся, и теперь настала очередь Тимоти вздрагивать, столько ярости было в его взгляде. - Сиг, прекрати...
   Неуловимое движение, и Тим почувствовал, как что-то холодное кольнуло его в горло. Где Сиг прятал нож до сих пор, оставалось загадкой.
   - Отпусти, - тихо, на грани слышимости произнёс Кёттур и Грей не посмел ослушаться. Уже возле дверей Сиг развернулся и ещё раз посмотрел на Тима. - Только намекни кому-нибудь, - и сделал однозначный жест ножом, прежде чем вновь спрятал его в рукаве.
  
   В фиолетовой кают-компании на шестом уровне царило уныние. Точнее, кадету Грею казалось, что царит уныние. Кёттур больше не приходил на собрания, не участвовал в боях, старался не пересекаться с Тимоти в коридорах и моментально испарялся после обязаловки. За неделю, прошедшую после праздника, Грею ни разу не удалось поймать этого мастера избегания. Другие кадеты всё чаще и чаще косо посматривали на Тима, и он всё никак не мог взять в толк почему, ведь Нора никому не сказала, что использовала вдовкины слёзки. Пока его не выловил Мухомор.
   - Это уже превосходит все пределы приличия, знаешь ли, - буркнул полковник, рассматривая вытянувшегося перед ним в струнку кадета.
   - Сэр?
   - Мы ведь договаривались: вы можете играться в свои игры, пока соблюдаете субординацию. Нас не интересует, сколько у вас там группировок, и кто стоит во главе. В академии должно быть спокойно. Иди, и вразуми этого безумца!
   - Безумца, сэр? - кадет Грей окончательно перестал понимать, о чём говорит полковник Фирман.
   - Кадет Кёттур! Он ведь в твоей банде. В Георге не сдерживался, чуть не вылетел. И тут опять взялся за старое. Ты знаешь, что он уже троих отправил в лазарет? Один из них в коме. Завтра приезжает адмирал Кёттур. Что, для тебя это тоже сюрприз? - нахмурился полковник, заметив выражение лица Тима. - Проклятая семейка, что отец, что сын.
   - Сэр, где я могу его найти? - голос плохо слушался.
   - Он сейчас в карцере. Красный сектор, первый уровень.
   - Могу ли я идти, сэр?
   - Свободен.
  
   Он не помнил, как спускался. Не помнил, как бежал по коридорам. Не мог ни о чём думать, пока не остановился перед шлюзом карцера. Доктор покачал головой, активируя замок.
   - Ну и набедокурил твой дружок. Давненько здесь никого не запирали. Он сейчас под седативами, так что будет немного вялым. У тебя есть десять минут.
   Кадет Грей переступил высокий порог и оказался в маленькой комнате. Никакой мебели, лишь сточная дыра в углу. Потолок тускло светился, заливая всё мёртвым светом, оставляя помещение без теней и ярких тонов. У стены, прямо на полу, сидел кадет Кёттур. Растрёпанная, порванная в некоторых местах одежда, всклокоченные волосы, длинная царапина на щеке. Если бы не неудобная поза, можно было бы сказать, что он спит.
   Тимоти замер в неуверенности:
   - Сиг?
   Никакой реакции. Он подошёл и сел рядом.
   - Сиг, зачем ты так? - он не знал, что ещё сказать. - Сиг, посмотри на меня.
   Сигн открыл глаза и уставился в пустоту перед собой.
   - Сиг... - Тим взял его за плечи и, не встретив никакого сопротивления, притянул к себе и крепко обнял. - Я не оставлю тебя... - лихорадочно шептал он Сигну в волосы. - Слышишь? Только не убегай больше.
   Кёттур в его руках слабо вздрогнул.
   - Обещай не убегать.
   Грей скорее почувствовал, чем увидел, что Сигн кивнул. Неуверенно поднял руку и положил Тиму на плечо. Судорожно сжал пальцы, сминая форму.
  
   Кадет Грей не находил себе места. Он видел, как адмирал Кёттур прошёл в кабинет к начальнику академии, генералу Ромиресу. В жизни адмирал выглядел совсем не так, как по телевизору. Огромный, широкоплечий, он походил на опасного хищника, зачем-то облачившегося в человечью шкуру, а не верного слугу Императора и народа. Изящный и хрупкий Красавица Сигги рядом с ним казался бы тонким деревцем на фоне скалы. Прошло уже полчаса, а старший Кёттур всё не возвращался. Он ведь может забрать Сига с собой. Такая драка грозит позорным исключением. И даже уголовным делом. Особенно, если кто-то из пострадавших умрёт. Или родители будут настаивать на расследовании.
   А если начнётся расследование, то сразу выяснится, что Сигн Кёттур - клон. Настоящий сын Кёттура, скорее всего, по-прежнему учится в Георге. Устраивает драки без правил и кутит. Так, вроде бы, было написано в его деле? Кадет Грей вновь вспомнил слова Мухомора: "опять взялся за старое". Неужели тот, настоящий Кёттур, тоже такой же, как Сигн? Изящный и в то же время смертоносный...
   Такой скандал грозит адмиралу отставкой. И серьёзным расследованием о превышении полномочий. Только сейчас до Тимоти дошло, в насколько опасную игру он случайно ввязался. Когда замешаны такие высокопоставленные люди, они не пожалеют никаких средств, чтобы заставить неугодных замолчать. А Сигн - он является уликой сам по себе. От него избавятся в первую очередь.
   Движение за права клонов теперь не казалось такой уж глупостью. Все предрассудки оказались чепухой. Сигн не был глупее, или агрессивнее, чем остальные. Просто он был поставлен в такие условия, где даже у нормального человека не было выбора.
   "Я не оставлю тебя", - ведь это он сказал. Сигн Кёттур - такой же Малиновка, как и Марк, Джо, Бон, Настя или Клаус. Такой же, как и он сам.
   Шлюз открылся и в коридор вышел старший Кёттур. Следом за ним шаг в шаг тенью следовал адъютант. Кадет Грей бросился им наперерез.
   - Адмирал, сэр, позвольте обратиться!
   Адмир осмотрел выскочку, но всё же кивнул:
   - Говорите, кадет.
   - Спасибо, сэр! Я по делу кадета Кёттура. Прошу вас проявить к нему снисхождение. Всё произошедшее - моя вина, и я готов понести любое наказание, какое вы посчитаете нужным.
   - Представьтесь, кадет.
   - Тимоти Грей, сэр.
   - Ты, случаем, не из персейских Греев с Головы Горгоны?
   - Так точно, сэр. Эндрю Грей - мой отец.
   Адмирал Кёттур коротко кивнул.
   - Почему же ты считаешь, что то, что натворил мой сын - твоя вина?
   - Я главный в команде, в которой состоит кадет Кёттур, сэр. И к таким последствиям привели мои приказы. Я считаю неправильным, если подчинённых наказывают за ошибки командиров. Если вы считаете, что он должен быть наказан, это моя вина. Сэр.
   - Хм... Похвальное стремление, кадет. Я учту твои слова, но сперва хочу услышать его объяснения, - адмирал вздохнул, и совсем другим тоном добавил. - Я рад, что у моего сына есть такие друзья.
   - Спасибо, сэр.
   - Я уезжаю завтра. Если до той поры у тебя возникнет желание что-то добавить к сказанному, можешь обратиться к адъютанту Сэйксу.
   - Я в вашем распоряжении, сэр!
  
   На следующий день кадет Кёттур вернулся к занятиям. Он был бледен после карцера, но в целом выглядел хорошо. Остальные кадеты предпочитали держаться подальше и не заговаривать, но это было ожидаемо: должно было пройти время, чтобы все успокоились.
   Во время обеда все Малиновки собрались вместе.
   - Сигги, ты просто обязан прийти сегодня! Ты не представляешь, как мы переживали! Когда мы узнали, что ты... ох, просто ужас, - Настя ударила кулаком по столешнице, остальные согласно закивали. - Больше никогда так не делай.
   - Мы будем ждать тебя вечером.
   - Обязательно приходи.
   Сигн лишь улыбался. Ему были непривычны такие внимание и участие.
   После окончания обязаловки Тимоти не пошёл в тренировочный зал, как делал это каждый день на протяжении последних лет, а подождал в коридоре пока Кёттур соберётся и потом пристроился рядом, приноравливаясь к неторопливому шагу кадета. Сигн обычно уходил из класса последним, если не считать дежурных. Какое-то время они шли молча, собирая настороженные и любопытные взгляды.
   - Все трое - из Фурий, - наконец, в сторону произнёс Грей.
   - Ты что-то имеешь против?
   - Нет, ничего. Просто не ожидал, что ты будешь мстить.
   Сигн фыркнул, но ничего не сказал. Они остановились возле лифтов. Кёттур замешкался, прежде чем нажать кнопку.
   - Тим... Я хотел бы попросить тебя об одной вещи.
   - Я слушаю.
   - Мне нужно кое-что сейчас сделать, но сам я не справлюсь, - Сигн вздохнул, как перед броском в воду. - Не мог бы ты помочь?
   - Эм, ладно. А что за вещь?
   - Увидишь.
   Наконец, они добрались до каюты Кёттура. Оказавшись внутри, Тимоти первым делом осмотрелся: кадеты вообще редко приглашали друг друга в гости, предпочитая общаться в кают-компаниях, столовых и аудиториях. Сама каюта по планировке была такой же, как и сотни других кадетских комнат. Но в каждом жилище всегда ощущалась личность её владельца. Плакаты на стенах, какие-то мелочи на полках, уникальный узор разбросанных на полу вещей, в конце концов. Но каюта Кёттура выглядела так, будто сошла с рекламной брошюры академии: чистая, без единого лишнего предмета, с ровно застеленной койкой и учебниками на полках, выстроенных в идеальном порядке. Никаких фотографий, фигурок, постеров, хотя бы чего-нибудь, что могло бы подсказать, какой человек здесь живёт. Что здесь вообще хоть кто-то живёт.
   Сигн бросил сумку в угол и сразу же направился к шкафу. Достал с верхней полки небольшой чёрный ящик, внутри которого оказалось множество разнообразных лекарств. Он выбрал какой-то тюбик с мазью и протянул Тиму, а сам начал раздеваться. Вся его спина была в ушибах и ссадинах.
   - Нужно нанести мазь. Я сам не могу везде дотянуться, - чуть виновато произнёс Сиг.
   - Что... Почему доктор позволил тебе идти на занятия?! Почему ты не сказал?! - Тим вскочил, не в силах сдерживаться. - Как ты позволил Фуриям так себя отделать? Я в медотсек, сейчас вернусь.
   - Стой.
   Было в его голосе что-то такое, что заставило Грея замереть возле шлюза.
   - Не нужно.
   - Но...
   - Это не Фурии. Доктор не знает.
   - Но внутренние кровотечения...
   - Не страшно. Он знает, как бить без последствий.
   - Это... это сделал твой отец?
   - Так ты будешь помогать или нет?
   Тимоти вернулся и сел рядом с Сигном на койку. Взял тюбик и выдавил в ладонь немного мази. Что он может сделать против адмирала Императорского космо-флота? Он начал аккуратно наносить лекарство. Кёттур терпел, хотя по время от времени вздрагивающим плечам Грей видел, что ему больно. Тимоти вспомнил, как ещё совсем недавно Сиг стонал в его руках от удовольствия. В ответ на мысли по телу пробежала волна жара. Нужно отвлечься. Подумать о чём-то другом.
   - Слушай, ты ведь уже совершеннолетний. Почему ты всё это терпишь? Ты мог бы обратиться в суд за защитой. Или если не хочешь привлекать лишнего внимания, уехать. Есть ведь много способов...
   - Ты не понимаешь.
   - Так объясни мне! Почему?
   - Он мой отец. И любит меня... по-своему. Войди в моё положение, - Сигн вздохнул. - Я - никто. Когда я уйду, после меня ничего не останется.
   - Но то, что он сделал с тобой... Это ведь не первый раз, я прав? И раньше, у Имп...
   - Молчи, - резко оборвал его Сигн и уже тише повторил: - Молчи.
   - Прости, я не хотел.
   Тимоти в тишине закончил работу и закрыл тюбик. Сигн неловко натянул рубашку и замер, как будто не зная, что делать дальше.
   - Может, тебе не стоит никуда идти сегодня?
   - Нет, они будут ждать, и не поймут, если я опять не приду.
   - Но твоя спина!
   - Ничего страшного. На мне всё быстро заживает.
   - Но...
   - Тим. Ничего не должно измениться. Никто не должен знать.
   - Но...
   - Тим.
   Сигн вздохнул, собираясь с мыслями.
   - Когда я был маленьким, - после небольшой паузы начал он. - Я многого не понимал. Мой брат, Хавелок, ужасно мне завидовал. Он и сейчас, думаю, меня не очень любит. Может, даже ненавидит. Хотя должно быть наоборот. Он старше меня, я не имею права наследования, родители любят его больше, чем меня. Мы одинаковые, но так вышло, что всё и всегда у меня выходит лучше, чем у него. Я бегаю быстрее, прыгаю дальше, запоминаю лучше. Отец всегда хвалит и ставит в пример меня, а не его. И на самые серьёзные дела посылает меня, а не его. Он доверяет мне, понимаешь? Что бы ни случилось, я не должен подвести.
   - Он твой... брат-близнец? - Тим еле сдержался, чтобы не спросить, не клоном ли Хавелока является Сигн, но вовремя остановился - Кёттур опасался подслушиваний, и эта паранойя постепенно начала передаваться и Грею.
   - Да. Брат-близнец.
   Внезапно Сиг подался вперёд и упёрся лбом в грудь Тима.
   - Можно я немного побуду... так? - тихо спросил он. Тимоти почувствовал, как в горле моментально пересохло, и он не может вымолвить ни слова. Сколько должно было быть храбрости у Сигна, чтобы так нагло напрашиваться на объятия? Тимоти знал, что сам он точно бы на такое никогда не решился. Хотя, кто он такой, чтобы сравнивать себя с Кёттуром? Уж он-то, наверное, и не такое вытворял на своих "серьёзных делах". Тим нерешительно обнял Сига, опасаясь причинить боль.
   - Я скажу, когда нужно будет выходить.
   - Спасибо.
  
   - Сиг, мы все очень хотели бы перед тобой извиниться, - Клаус сидел в напряжённой позе, сложив руки на коленях, будто готовился к решающей схватке. Вздохнул и продолжил: - Я потом анализировал, что произошло тем вечером. И опознал Норин наркотик. Не знаю, это просто чудо, что ты так быстро сориентировался. Вдовкины слёзки, их ведь и не достанешь нигде. Вероятность того, что кто-то мог бы их здесь использовать... При такой скорости реакции... Если бы ты не забрал тогда Тима из зала, вышло бы очень... неудобно. Но... - Клаус замялся, не зная, как продолжить. - Ты ведь поэтому перестал приходить? Грей... он... Мы не сразу поняли. Если мы можем как-то помочь, то мы бы...
   Грей оторопело осмотрел всех собравшихся. Они всё это время знали? И не сказали? Он перевёл взгляд на Сигна и замер с открытым ртом: кадет Кёттур медленно залился густым румянцем.
   - Я думаю, не стоит больше об этом, - ответил Сигн.
   - Но мы... - это уже вскочила Настя.
   - Всё в порядке. Мы с Тимом уже разобрались. Но мне приятно, что вы... - он замолчал, не в силах справиться с голосом. - Я рад, что вы у меня есть. Спасибо.
   Вечер пролетел незаметно, как одно мгновение. Грей регулярно проверял, как там Кёттур, но тот ни словом, ни жестом не давал понять, что ему плохо или что-то болит. Как будто бы всё нормально, всё, как всегда. В какой-то момент Сигн начал зевать и, наконец, засобирался к себе.
   - Я провожу, - встал следом за ним Тимоти.
   - Не бойся, я не потеряюсь.
   - Я провожу, - не терпящим возражений тоном повторил он.
   Сигн лишь вздохнул и махнул рукой. Остальные Малиновки понимающе заулыбались.
   Они молча дошли до лифтов, молча спустились и дошли до каюты Кёттура.
   - Так что ты хотел сказать? - наконец, не выдержал Сигн. Тимоти несколько секунд молчал, собираясь с силами, и, наконец, выдавил из себя:
   - Ты тогда покраснел. Неужели ты...
   - Я пытался не смеяться, - Кёттур не дал ему закончить мысль. - Ты знаешь, они очень милые. Мне впервые пришлось сдерживаться не потому, что так нужно, а потому, что я хотел не обидеть. Забавное ощущение.
   - Если бы Клаус тебя сейчас услышал...
   И тут Сигн начал смеяться. Сначала тихо, потом всё громче и громче. Сначала Тимоти смеялся вместе с ним, но в какой-то момент в недоумении остановился - Сиг всё не успокаивался. И вдруг начал плакать. Прямо в коридоре, перед шлюзом своей каюты. Навзрыд. Не стесняясь возможных камер или микрофонов.
   - Сиг?! Сиг! - Тимоти схватил его за плечи и попытался встряхнуть, но Кёттур осел в его руках. И затих. Лишь слёзы крупными каплями катились по щекам.
   - Что-то я устал, - еле слышно прошептал Сиг. - Нужно поспать.
   - Я останусь.
   - Нет.
   - Мне неважно, что подумают остальные. Если с тобой хоть что-то случится, то я...
   - У меня только одна койка. Она одноместная. Ты завтра будешь никакой. Иди к себе.
   - Нет.
   - Всё будет в порядке.
   Грей не сдвинулся с места. Кёттур вздохнул:
   - Ты что, хочешь драться? - от слёз не осталось и следа. Перед Греем стоял просто очень уставший человек. Тим уже видел такое. Важно сейчас остаться твёрдым. Уверенным. Он сильнее сжал руку на плече Сига.
   - Тебе нужно нанести мазь.
   - Ты невыносим.
   Грей молчал.
   - Ладно. Заходи. У меня сейчас нет сил спорить.
  
   - Эй, Красавица.
   Сигн остановился. Из-за поворота медленно вышло несколько человек. Семь. Двое из них крепко держали Марка. Малиновка был потрёпан, с фингалом под глазом, но крепко стоял на ногах и зло зыркал по сторонам. Значит, всё более или менее в порядке.
   - Есть разговор, - их главарь неприятно улыбнулся.
   - Чем я могу помочь дружественным Псоголовцам? - поинтересовался Кёттур.
   - Ты понравился боссу. И мы слышали, что ты не против быть снизу.
   - Прошу прощения?
   - Тебе. Нравится. Быть. Снизу, - Псоголовец продолжал улыбаться. - Ты идёшь с нами - мы отпускаем этого малыша, - он кивнул на Марка.
   - А если нет?
   - Тогда он идёт с нами вместо тебя. Но думаю, твоему дружку это не понравится.
   Сигн размышлял лишь несколько секунд:
   - Ладно, - он сделал шаг вперёд. - Меняемся.
   Теперь уже заулыбались все остальные.
   - Только без фокусов, - предупредил главарь.
   - Разумеется, - он остановился перед Марком. Поймал его взгляд. - Скажи остальным, чтобы не волновались. Я скоро вернусь.
   - Я бы не был таким оптимистом, Красавица, - хохотнул за его спиной главарь. - Двигай, давай.
   Так и не встретив никого по дороге, они добрались до лифтов. Спустились на второй уровень. Здесь уже была территория Псоголовцев. Перед жёлтой кают-компанией они остановились.
   - Босс ждёт тебя. Заходи, - Псоголовец слегка подтолкнул Сигна.
   Открылся шлюз. В каюте царила деловая атмосфера. Комната скорее походила на какую-то брокерскую контору, чем базу одной из самых сильных группировок академии Миллза. Несколько человек работали с планшетами, похоже, оформляли какие-то документы. В дальнем конце комнаты сидел главный Псоголовец, молодой человек крепкого сложения, с коротким ёжиком светлых волос и густыми русыми бровями. Такой же кадет академии, как и остальные присутствовавшие. Он был полностью поглощён изучением какого-то чертежа.
   Кёттур остановился перед столом и слегка кашлянул, привлекая внимание.
   - О, ты уже здесь? Садись, - босс махнул в сторону ближайшего кресла. Чертёж исчез, и поверхность стола вновь украсил узор из деревянных досок. - Я - Лео Арчи. Ты ведь сын адмирала Кёттура?
   - Прежде чем мы перейдём к делу, я бы хотел услышать, откуда вы узнали о вдовкиных слёзках.
   - О, это просто. Мы поставили жучки в вашей кают-компании.
   Кёттур кивнул, и Арчи продолжил:
   - Мы хотим организовать поставки некоторых вещей на базу. Нам нужен надёжный тыл.
   - Например, алкоголь, холодное оружие?
   - Например. Что скажешь?
   - Ничем не могу помочь.
   - Даже если твой отец узнает об инциденте с вдовкиными слёзками? Думаю, это будет замечательный скандал, - Лео зажмурился, будто бы грезил сейчас у пироге с курятиной и шпинатом. - Сын Ивора Кёттура, адмирала космо-флота, уличён в любовной связи со своим одногруппником. Ммм... Прекрасно звучит.
   - "Участвовал в контрабанде" звучит ещё прекраснее.
   - Но мы же не будем об этом болтать.
   - Это точно, - Сигн улыбнулся, как умеют улыбаться только скромные благовоспитанные девушки. Мгновение, и он уже сидел на подлокотнике кресла Арчи. Псоголовец почувствовал, как что-то острое кольнуло горло. Но ведь ножи запрещены на базе? - На вашем месте я бы начал с Норы, а не меня. Нуллисы, в отличие от Кёттуров, всегда имели особый талант к логистике, - Сигн продолжал улыбаться. - Но раз здесь я, значит, Нора уже в ваших руках. Не удивлюсь, если твоя песнь о жучках - лишь для отвода глаз, а зелье пришло от вас. Как тебе моя догадка? - он шептал уже в самое ухо. Лео почувствовал как тонкая струйка чего-то горячего потекла по шее за шиворот. Пусть это будет не кровь.
   - Нет, мы не причастны к слёзкам. Честно!
   Остальные присутствовавшие обернулись на шум и замерли в недоумении.
   - Ты в моих руках, - Кёттур погладил Арчи по голове. - Скажи остальным, чтобы выметались.
   - Сигн, стой, давай договоримся...
   - Я этим и занимаюсь. Если бы я не хотел говорить, ты был бы уже мёртв.
   Боясь лишний раз пошевелиться, глава Псоголовцев перевёл взгляд на своих людей. Все были в растерянности: никогда ничего подобного ещё не случалось. Чтобы их босс, и оказался в такой ситуации... Да ещё в собственном штабе!
   - Выйдите. Нам нужно поговорить наедине.
   - Но босс... - подал голос один из кадетов.
   - Идите.
   Как только они остались одни, Кёттур вернулся в своё кресло. Лео внимательно осмотрел его, но ножа не обнаружил. Куда он мог его спрятать?
   - Итак, что ты предлагаешь, - Сигн забросил ногу за ногу. Сейчас он казался совсем другим. Собранный, деловой. Как будто бы где-то внутри него шёлкнули выключателем, и теперь перед Арчи сидел старый бизнесмен, а не молчаливый и немного стеснительный кадет военной академии. - Контрабанда на территорию академии. Будете торговать с кадетами всяким дешёвым хламом. Если мы вспомним, что находимся на стационарной космо-базе далеко от основных путей сообщения, то, мне кажется, игра не стоит свеч, - Кёттур вздохнул. - Если бы я хотел заработать, то пошёл бы другим путём, - он замолчал.
   - И каким же?
   - Каким-нибудь другим, - но было понятно, что у Кёттура есть что-то на уме. - Я мог бы взять тебя в долю. Но сначала ты должен доказать свою преданность.
   Шлюз открылся и в кают-компанию ворвалось несколько охранников академии. Следом за ними вошёл куратор Мёббс.
   - Арчи, твои игры зашли слишком далеко, - он осмотрелся. - Отправляешься под арест. Кёттур, на выход. Поговорим позже.
   В коридоре их ждали взволнованные Марк и Тимоти.
   - Сиг, с тобой всё в порядке?! - спросил Марк.
   - Ты никого там не убил?! - спросил Тим.
   - Всё хорошо, не волнуйтесь. Марк, это ты позвал охрану? - Нет, я, - Тим нахмурился. - Ты уверен, что всё нормально? Как-то странно выглядишь.
   - Да, всё хорошо, - Сигн слабо улыбнулся. - Куратор сказал, что хочет поговорить, - он оглянулся на шлюз кают-компании. - Его нужно тут ждать, или он потом вызовет?
   - Потом вызовет. Пойдём. Расскажешь по дороге, что было.
   Они вернулись на свой уровень.
   - И что, он хочет стать настоящим контрабандистом? - Марк присвистнул.
   - Тише, - Сиг приложил палец к губам. - Здесь везде жучки. Тебя могут услышать не те уши.
   - Но это же огого новость! Его за такое исключат в два счёта!
   - И что? Тебе от этого станет легче?
   - Мне уж точно! Ты не представляешь, сколько крови он у нас всех выпил. Одна радость была, что он учится здесь последний год, - Марк поспешил вперёд, торопясь рассказать остальным замечательную новость. Вдруг в динамиках заиграла музыка. Эта мелодия всегда предупреждала о том, что сейчас будет объявление общего плана.
   - Кадету Сигну Кёттуру немедленно явиться к преподавательской комнате, одиннадцатый уровень, оранжевый сектор. Кадету Сигну Кёттуру немедленно явиться к преподавательской комнате, одиннадцатый уровень, оранжевый сектор.
   - Так быстро? - Марк вздохнул. - Ты ведь зайдёшь потом на базу, как закончишь?
   - Обязательно.
   - Стой, Сиг. Я с тобой, - Тим махнул Марку. - Иди вперёд, расскажешь всем. Мы скоро будем.
  
   Коридор на преподавательском уровне был пуст, как и всегда в такое время. Сиг остановился перед шлюзом.
   - Подожди меня здесь.
   - Нет. Если бы тебя вызывал комендант, он бы ждал в своём кабинете, а не здесь. Я иду с тобой. - Ты слишком параноидален, ничего ужасного в том, что...
   - Я быстро учусь. Ты бы поступил так же. Мы идём вместе.
   Сиг лишь покачал головой и прикоснулся к сканеру. Мгновение, и дверь шлюза плавно отъехала в сторону, пропуская их внутрь.
   - О, Кёттур. Ты быстро, - Медуза захлопнула документ, с которым только что работала. - Пойдём. Ты бы хоть предупредил, что ждёшь брата.
   - Брата? - Сигн опешил.
   - Да, он в общей комнате.
   - Но... Но я не жду брата.
   - Конечно, не придумывай. Он должен был приехать вместе с адмиралом, но опоздал. Не ожидала, что столько родственников будут носиться с тобой, как с писанной торбой, - Медуза хохотнула и, оттеснив плечом кадетов, вышла в коридор. Кёттуру и Грею не оставалось ничего другого, как поспешить за ней.
   - Хавелок приехал сюда? - шёпотом поинтересовался Тим. - Ты же говорил, что он тебя недолюбливает.
   - Сам ничего не понимаю.
   Они остановились перед очередным шлюзом. В этот раз капитан Фраузен смерила взглядом Грея и грозно прищурилась:
   - Кадет Грей. Вы ждёте здесь.
   - Но капитан...
   - Не к вам брат приехал. Я понимаю ваше стремление, но оставьте хоть чуточку личного пространства своему подопечному, - Медуза похлопала Сигна по плечу и потащила Тимоти прочь.
  
   Сигн вдохнул поглубже и шагнул вперёд. Что брат может здесь делать? Уж он-то точно никуда не будет выбираться из столицы, если позволят обстоятельства. Тем более, Медуза так странно выразилась: "должен был приехать вместе с адмиралом, но опоздал". Отец никогда не брал с собой никого из детей. Что-то новенькое.
   Дверь беззвучно отъехала в сторону.
   - Здравствуй, Сигн, - гость поднялся навстречу. - Наконец-то мы опять встретились. Я так давно гонялся за тобой.
   - Тиролль? - Кёттур почувствовал, как от ужаса немеют ноги. - Но... но ты мёртв.
   - И я тоже рад тебя видеть, брат, - Тиролль улыбнулся.
  
   Грей в нетерпении мерил коридор шагами. Уже полчаса, как Сиг ушёл. О чём можно так долго говорить? Нужно пойти проверить. И только он повернулся в сторону общей комнаты, как шлюз открылся и оттуда вышел молодой человек. Он был почти на голову выше идущего следом Сигна. С тонкими чертами лица, чем-то похожий на сушёную рыбу, но в то же время стильный и ухоженный. Уж точно никакой не брат-близнец, пусть у них и одинаковые глаза. Кто он вообще? Тимоти перевёл взгляд на своего друга и что-то тревожно ёкнуло в груди. Он видел это странное отсутствующее выражение лица ещё совсем недавно, когда навещал его в карцере.
   - Здравствуйте, сэр, - Грей перегородил им дорогу к лифту.
   - Здравствуйте, кадет, - незнакомец улыбнулся, и Тимоти почувствовал, как холод пробирает до самых костей. Очень милая улыбка очень опасного человека. - Вы, наверное, друг моего брата? Тимоти Грей, так?
   - Да, сэр.
   - Очень хорошо, что вы здесь. Отец прислал меня забрать Сигги. Я очень надеюсь, что вы поможете нам оформить все необходимые документы. Он сказал, вы что-то вроде старосты, да?
   - Забрать?!
   Но Сигн молчал и никак не показывал, что вообще слышит происходящее вокруг. Точно под кайфом.
   - Что вы с ним сделали?!
   - Ничего. Сигги, скажи ему.
   - Он ничего не сделал, - мёртвым голосом подтвердил Сигн. - Я уезжаю, потому что так хочет отец.
   - Но он же был тут! И разрешил остаться!
   - Он передумал.
   - Это неправда.
   - По-вашему, адмирал Кёттур не может передумать? - вмешался пришелец. - Если не хотите помогать, тогда не стоит беспокоиться. Сигги, пойдём.
   - Нет, - Грей широко раскинул руки, не давая пройти.
   - Простите?
   - Сигн никуда не поедет.
   - С чего это?
   - Я так сказал, - Тим внутренне сжался. Он пообещал, что не оставит Сига. И сдержит слово.
   - Отвали, - старший Кёттур резко переменился. Весь лоск исчез, как пыль. Теперь напротив Грея стоял опасный хищник. - Хочешь жить - убирайся.
   - Нет, - Тим принял боевую стойку.
   От первого удара он увернулся только чудом. Второй и третий принял в корпус. Увеличил дистанцию, пытаясь сориентироваться, но противник наседал, не давая перегруппироваться. В сравнении с этим спарринг с Сигном казался детской забавой. Грею удалось блокировать очередную серию ударов, но попытка контратаки с треском провалилась: пришелец отпрыгнул, якобы отступая, но вдруг Тимоти оказался на земле. Он даже не успел заметить, когда ему сделали подсечку. Попытался встать, и с ужасом понял, что тело не слушается.
   - Прекрасный подарок, - склонился над ним противник и вновь улыбнулся. - Малыш Сигги по достоинству оценит твою смерть. Видишь ли, он к тебе привязался. А я никому не позволю занять моё место в его сердце.
   - Ты...
   - Меня зовут Тиролль. Тиролль Кёттур. Запомни имя человека, который тебя убьёт, - Тиролль занёс руку для удара. Меж его пальцев что-то сверкнуло. Нож. Такой же, каким Сиг угрожал тогда, в учительской каюте.
   - Не двигаться! - донеслось от лифтов. Но рука уже неминуемо неслась вниз, к груди. И тут откуда-то со стороны появился Сиг. Он всё же смог заставить себя сдвинуться с места. Выбил нож из опускающейся руки, и они с братом укатились куда-то в сторону, из поля зрения Тима. Раздался свист дротиков. И сознание Грея окутали тишина и тьма.
  
   Сон походил на кисель и вату одновременно. Так тяжело было вырваться на поверхность. Тим медленно открыл глаза. Потолок ещё немного повертелся и успокоился. Где-то пикала аппаратура - считала пульс. Всё тело ломило, как после сдачи зачёта по ориентированию. Он попробовал пошевелиться и окончательно проснулся - правая рука затекла от чужого веса. Грей скосил глаза - на самом краю койки, будто вот-вот свалится, спал Сигн. Тим попытался осторожно освободиться, но Кёттур завозился и поднял голову. Несколько секунд он изучал лицо своего командира.
   - Ты проснулся, - наконец, произнёс он.
   - Да. А ты отлежал мне руку.
   - Прости, - Кёттур сел на койке, но вставать не спешил. - Как ты?
   - Голова кружится.
   - Хорошо, - Сигн замолчал. Грей закрыл глаза - опять заснуть он пока что не мог, но находиться в полном сознании было почему-то тоже очень тяжело. - Я хотел сказать... - вновь подал голос Кёттур. - Я... Я рад, что он тебя не убил.
   - А я как рад... - хмуро пошутил Тимоти. - Кто это вообще? Этот... Тиролль Кёттур?
   - Мой старший брат, - Сиг вздохнул. - Такой же, как я. Он... Я думал, он погиб.
   - Но был неправ.
   - Да уж... Отец, оказывается, всё это время знал. И именно поэтому спрятал меня здесь. И в последний приезд предупредил коменданта, что такое может случиться.
   - Но тебе ничего не сказал.
   - Ничего, - Сиг посмотрел на Тима. - Медуза не знала, что его нельзя ко мне пускать. Он следил за отцом, чтобы найти меня и забрать.
   - Зачем?
   - Он ещё сдвинутее, чем я. Перерезал пол-семьи, чтобы я никому не достался. А теперь чуть не добрался до тебя.
   - Да уж... - Грей попытался сесть на подушках, но тело пронзила вспышка боли. - Плохой из меня защитник получился. Должен был защищать я тебя, а оно вон как вышло.
   - Всё хорошо. Ты отлично справился с задачей.
   - Но...
   Сигн взял руку Тима и крепко сжал.
   - Поправляйся быстрее. Мы все очень волнуемся.
   - А ты?
   - И я тоже.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) С.Волкова "Игрушка Верховного Мага"(Любовное фэнтези) Стипа "А потом прилетели эльфы..."(Антиутопия) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"