Полынь Мара Леонидовна: другие произведения.

Словоплёт 2. Главы 1-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Никогда такого не было и вот опять. Вместо того, чтобы дописывать Фугу, я занимаюсь непонятно чем. Но Фуга - парень сильный и крепкий, ему несложно будет подождать ещё немного, я знаю.
    +2 глава (19.03.2017)

  Глава 1
  
  Сантинали наблюдала за происходящим с вершины холма. Внизу, совсем недалеко от подножия делал крюк Верхний Хуг. А между рекой и возвышенностью в травах бродили два словоплёта и подбирали подходящее место для пробуждения третьего Хранителя - Хранителя Запада, Шанаданна. Это было первое пробуждение, которое Шанаран и Шанасаннан собирались провести по всем правилам.
  - Он - Тигр, - объяснял Шанаран ещё в Хакаре. - А Тигр - это шанаши, лучше всего умеющий обращаться с землёй. Кляксе нужен мощный выход горных пород. В Сарандане с этим не было бы проблем, но здесь - везде песок, в лучшем случае известняк. А нам нужен базальт. И побольше.
  Так они оказались на порогах Верхнего Хуга. В этих местах суда тащили волоком вдоль русла, и днём и ночью стоял рокот перекатывающейся воды. Более подходящего места ближе к столице Сантинали припомнить не могла.
  - Гранит, но подойдёт, - наконец, принял решение Ран. - Всё равно мы не найдём здесь ничего лучше.
  Словоплёты в один голос утверждали, что жертвоприношения для пробуждения ещё одного Хранителя не нужны, и гибель людей во время возвращения Рана и Саннана - просто совпадения. Чтобы исключить 'глупые смерти' в этот раз Сантинали велеа поставить кордоны на дороге с волокушами, пусть та и проходила по другой стороне реки. Кто знает что случится во время возвращения Шанаданны?
  На вершине холма люди королевны устроили миниатюрный лагерь: неизменный Танарин - теперь уже командор - и его люди, Мирт и учитель Тео, приехавший из Ясеневой Рощи по такому случаю. Их временная стоянка была густо обнесена защитными знаками и утыкана амулетами. Да, они были достаточно далеко от места, где Шанаран собирался колдовать, но кто знает... Сантинали отбросила тревожные мысли и, кивнув учителю Тео, зашагала к ждущему её внизу Шанарану. Будь её воля, она бы никому не позволила сопровождать их, но командор Танарин был прав: пусть сейчас и более спокойные времена, чем раньше, владетелю Страйхи не к лицу путешествовать без должного сопровождения. Да и как они собираются возвращаться? Кто проследит за лошадьми во время колдовства? Кто будет готовить на привалах?
  Они стояли среди разнотравья. Насекомые оглушительно стрекотали, солнце поднялось высоко в небо, но жары ещё не было - это здесь, на юге, уже началась весна, а в Ясеневой Роще в это время ещё, бывало, лежал снег. Чем выбранное место отличалось от других Сантинали не понимала, но раз Ран облюбовал для пробуждения Шанаданны именно его - значит, на то были свои причины. Сантинали обернулась посмотреть на Саннана - тот стоял в нескольких шагах за ними. Шанаши огня ободряюще улыбнулся. Шанаран опустился на колени возле её ног и достал из-за пазухи камень, подозрительно похожий на сердце. Внутри словно клубился белый туман. Шанаран закрыл глаза сосредотачиваясь. Провёл по камню кончиками пальцев.
  - Проснись, брат, - услышала Сантинали едва слышный голос.
  Ничего не произошло. Ни языков пламени, как было в случае с Шанасаннаном, ни могильного холода, как тогда в подзьемельях Белой Твердыни. Шанаран всё так же сидел у её ног, степь пела, солнце светило. Сантинали обеспокоенно посмотрела вокруг. Ничего не изменилось. Наблюдатели с любопытством толпились на вершине холма всё ещё ожидая начала призыва. Шанасаннан тоже молчал.
  Не получилось?
  Сантинали прикоснулась к плечу мужа:
  - Шанар... - но закончить не успела. Тишина словно молот обрушилась на них. Неожиданно и всепоглощающе.
  Земля вдруг ушла из-под ног и они оказались на дне огромной воронки, края которой разбегались в стороны всё больше и больше, а дно уходило всё глубже. Королевна с трудом удержала равновесие: земля под ногами танцевала, как испуганный вол. Тео и Танарин исчезли. Сантинали надеялась, что они и остальные успеют убраться с вершины до того, как проваливающаяся земля сожрёт холм. Камень в руках Шанарана рассыпался в мелкую крошку и просочился пылью меж пальцев.
  - Шанаран и Шанасаннан, - вдруг услышала Сантинали голос, когда земля перестала раскачиваться. Спокойный, даже слегка уставший. - И с ними мышка.
  Королевна, наконец, увидела и его владельца. Такой же высокий, как предыдущие два Хранителя, фигурой больше похожий на Рана, чем на Саннана, но всё же шире в плечах и тяжелее. Или так казалось из-за серого, словно припорошенного пылью доспеха? Развевающегося плаща у воина не было, зато были огромный ростовой щит и меч.
  - С возвращением, брат, - Шанаран встал с колен и небрежным жестом отряхнул штаны.
  - И тебе не хворать, - Шанаданна едва заметно повернул голову в гротескном шлеме. - Где мы?
  - Это место сейчас называется Страйхой. Далеко на юг от Сарандана.
  - Осталось кому отомстить на мою смерть?
  - Разве что иным. Эти никогда не переведутся.
  Сантинали показалось или шанаши вздохнул? Облегчённо? Удручённо? Не понять. И насколько его пробуждение отличалось от громоподобного пробуждения Шанасаннана! И освобождения Шанарана. Кстати о громе: что это за звук? Всё усиливающийся рокот. Сантинали посмотрела в сторону, откуда он доносился, и обомлела: на них надвигалась непонятная масса, то ли сель, то ли...
  - Думаю, нам стоит выбрать другое место для разговора, - окликнула она словоплётов. Шанаран проследил направление её взгляда и кивнул:
  - Ты права. Кажется, Верхний Хуг пожаловал к нам в гости.
  Шанасаннан одним движением оказался рядом и подхватил Сантинали на руки, как пушинку.
  - Мы готовы, - кивнул он Шанарану. - Остролист, ты идёшь?
  Значит, 'Данна' - это 'остролист'. Сантинали специально не спрашивала значения имени последнего Хранителя Запада - было интересно узнать его именно в простом разговоре. Серый ша кивнул в ответ. Щит и меч рассыпались пылью, и он, следуя примеру Шанасаннана, взял Шанарана за локоть. Один шаг, и они оказались на дальнем от реки крае огромного кратера. До вершины холма отсюда было рукой подать. Ренан осторожно поставил королевну на землю.
  - С остальными всё в порядке? - Спросила Сантинали. Шанаран кивнул в ответ:
  - Они с другой стороны холма. Думаю, минут через пятнадцать будут здесь. Подождём.
  - Хорошо.
  Они втроём внимательно рассматривали Шанаданну. Сантинали зрелище завораживало больше всех: она никогда раньше не видела шанаши земли. Его доспех словно состоял из зыбучего песка и осколков камня. И тонкая пыль похожая на вуаль облаком висела вокруг его фигуры. Всё же он сильно отличался от обоих ша, которых она знала.
  - Эта мышка - новая минья? - Тем временем перешёл к делу Шанаданна.
  - В этом мире больше нет Сарандана. И миньи - в старом значении - тоже нет, - отозвался Шанаран
  - Но вы выбрали служение этой девочке.
  Оба шанаши согласно кивнули. Шанаданна окинул взглядом бескрайнюю степь. Посмотрел на кратер, быстро заполняющийся водой.
  - Как давно вы вернулись?
  - Я - полтора года, Ренан - почти год.
  - Вы накормлены, здоровы и хорошо одеты, - Шанаданна посмотрел на их ноги. - И обувь тоже ничего. Такая госпожа и мне подойдёт.
  Шанасаннан весело расхохотался:
  - Узнаю старину Остролиста. Мне не хватало твоей рачительности.
  - Как тебя зовут, маленькая мышка? - Шанаданна повернулся к королевне игнорируя слова Шанасаннана.
  - Сантинали Рилиэль.
  - Я, Шанаданна, признаю Сантинали Рилиэль своей госпожой, и обещаю служить ей, защищать и оберегать от невзгод и болезней, в обмен на покровительство и защиту пока смерть не прервёт эту сделку.
  - Я, Сантинали Рилиэль, признаю Шанаданну своим вассалом и обещаю ему свои покровительство и защиту в обмен на верное служение, пока смерть не прервёт эту сделку.
  - Эта клятва закреплена моими кровью и духом.
  - Эта клятва закреплена моими кровью и духом.
  Королевна достала кинжал и надрезала палец. Смазала губы кровью. Как сами ша решают эту задачу? Прокусывают губу?
  Остролист наклонился вперёд и Сантинали непроизвольно зажмурилась. Да, этот ша был меньше Ренана, но всё равно у королевны почему-то возникло ощущение, что на неё надвигается огромная гора. Вкус чужой крови на губах... Сантинали открыла глаза. Шанаданна теперь выглядел, как человек. Доспех его стал обычным, хоть и был по-прежнему странного серого цвета, а шлем пропал вовсе. Черты его лица были изящнее, чем у Ренана, делая Остролиста более похожим на Кляксу, только скулы - шире да брови - тоньше.
  - Что теперь? - Поинтересовался последний Хранитель Запада.
  - Эге-гей! - Донеслось откуда-то из-за его спины.
  - А вот и лошади, - обрадовалась Санти. - Пойдём.
  
  Лагерь на вершине холма не пострадал, только самые ближние к реке палатки немного покосились. Шанаданну ждала новая одежда, а всех - обед. Да и Шанарану был необходим отдых. Конечно, он больше не падал с ног, как было после пробуждения Шанасанна, но всё равно ехать на большие расстояния сию минуту был неспособен.
  - Ну, что случилось интересного, пока я был мёртв? - буднично, словно о погоде, поинтересовался Остролист, когда они устроились вокруг походного стола под открытыми небом и принялись скромно пировать.
  - Ты представляешь, Клякса побывал простым смертным, - засмеялся Ренан. - И я даже смог наложить на него заклинание сна!
  - И как такое могло случиться?
  - Современные колдуны изобрели снадобье, отбивающее волшебство. Правда, временно.
  - И каково оно было? - Остролист перевёл взгляд на Кляксу.
  - Тихо, - откликнулся тот. Усталость догоняла его, и за столом он сидел бледный и молчаливый.
  - У тебя есть запас?
  - Совсем небольшой. Это зелье трудно сделать.
  Остролист кивнул. Видимо ставил себе зарубку попробовать в будущем.
  - А ещё здесь мало ша. Нас почти никто не слышит, поэтому мы приспособили себе толмачей, - продолжал Шанасаннан.
  - Дети?
  - Они самые. И заклинание, отбирающее голос.
  - Но это же считается не очень полезным? - удивился Остролист.
  - Вред не доказан, а польза ощутимая, - пожал плечами Ренан.
  - Как скажете, - вздохнул Остролист. И, наконец, посмотрел на Санти. Опять это ощущение надвигающейся горы... Ничем не лучше могильного холода Шанарана или обжигающего жара Шанасаннана!
  - Не знаю какие сейчас правила, и достойно ли я себя веду, но скажи что-нибудь, минья, - предложил он.
  - Мне не нравится этот титул, - Санти решила сразу расставить все точки над 'и'. - Зови меня просто Санти. При посторонних - если тебе неудобно - 'госпожа' или ещё как-нибудь в таком духе.
  Шанаданна в задумчивости склонил голову, словно к чему-то прислушиваясь, и, наконец кивнул:
  - Как скажешь, Санти.
  - А в остальном... Я рада, что ты к нам присоединился, Остролист. Надеюсь, у нас с тобой получится также хорошо вместе сработаться, как с Кляксой и Ренаном.
  - Спасибо, Санти. Я тоже надеюсь.
  - Думаю, тебе понадобится немного времени, чтобы прийти в себя после пробуждения - всё же окружающее слишком ново и непривычно. Первое время, пока ты будешь осваиваться, мы договорились, что ты будешь рядом со мной, но думаю совсем скоро в этом уже не будет нужды.
  - Разумно, Санти.
  Больше ничего королевна добавить не смогла: Шанасаннан вновь завладел вниманием последнего Хранителя Запада и ударился в истории о местных племенах и странных повадках современных людей.
  - Мне нужно вздремнуть, - Шанаран встал. - Прости, Ренан, ты так нудно рассказываешь, что я уже клюю носом.
  - Да завсегда пожалуйста, - ухмыльнулся Ренан. - Может, колыбельку тебе ещё спеть? Чтобы точно.
  - Мне Санти споёт, - Шанаран слегка покачиваясь отправился к своей палатке. - Вы тоже долго не сидите. Эйфория после пробуждения обманчива.
  - Ренан, ты ведь поможешь Остролисту обустроиться? - Санти тоже встала из-за стола.
  - Конечно, иди Санти. Хотя стой-стой! Тео тоже с собой захвати!
  -Ну уж нет, - засмеялась Сантинали. - Это священный долг каждого пробудившегося Хранителя: отвечать на его вопросы.
  - Ох, - вздохнул Шанасаннан. Учитель Тео, сидевший тут же за столом вместе со своим сыном Миртом, торжествующе улыбнулся:
  - Я составил список, чтобы ничего не пропустить. Но так как вы, возможно, устали, и у вас самого много вопросов, я - в надежде быть не таким навязчивым - сократил его всего до двадцати пяти.
  Шанаданна уважительно посмотрел на учителя Тео и задумчиво произнёс:
  - Думаю, мы найдём с вами общий язык.
  Хранитель Запада определённо нравился Сантинали. Скорее всего он окажется жутким занудой, как и предупреждал Шанасаннан, Пока что же он производил впечатление просто взвешенного и рассудительного человека.
  Шанаран лежал на походной кровати. Поверх одеял, даже не сняв сапог.
  - И что это? - ворчливо поинтересовалась королевна, но никто ей не ответил - словоплёт крепко спал. Сантинали села рядом и пригладила его золоте волосы, мягкие, как шёлк. - Вот увидишь, - тихо произнесла она. - Всё будет хорошо.
  Всю ночь они слушали рокот реки, заполняющей новое пространство, чтобы утром проснуться на берегу нового озера.
  
  Шанаданна с интересом осматривал твердыню Хакара. Всё было для него новым и всё вызывало интерес. Остролист повадками больше походил на Кляксу, хотя меньшее любопытство Ренана тоже имело своё объяснение - с ним, в отличие от Хранителя Запада - Клякса поделился воспоминаниями, поэтому новый мир не был для него таким удивительным и непонятным. Остролисту же приходилось всё постигать самостоятельно. К огромному облегчению Сантинали теперь она не была единственной, кто хранил тайну шанаши: во-первых, осваиваться новичку помогали Шанаран и Шанасаннан, а также Мирт, за последние месяцы вымахавший на целую голову и поднаторевший в мастерстве словоплетения, во-вторых, учитель Тео буквально преследовал 'нового' шанаши - Шанаданна помнил академическую науку Сарандана намного лучше Шанарана, и долгие часы расспросов и диспутов ему были обеспечены, а в третьих, дети-толмачи сопровождали шанаши всюду. Вождям племён очень нравилась традиция, заведённая новой хозяйкой земель: самых младших детей вождей сделать сопровождающими её самых могущественных колдунов. Не заложниками в столице, но посещающими все совещания, отправляющимися во все важные поездки - они могли наблюдать за взрослой жизнью, учиться и запоминать, и даже сейчас высказывать мысли и предложения. Дети знали о местной жизни больше, чем приезжие взрослые, и последние часто прислушивались к их словам. А родителям доставались самые свежие новости и возможность хвастаться перед другими вождями.
  А по вечерам, когда Сантинали работала в кабинете с документами, Шанаран всё так же любил сидеть в кресле и наблюдать за ней. Хотя обычно в такие вечера к ним присоединялись и остальные Хранители. В кабинет пришлось перенести ещё одно кресло. Исключение составляли дни, когда кто-то из них уезжал по делам Страйхи. Только Шанаданна ещё почти всё время проводил рядом с Сантинали.
  - Ты не боишься отпускать их, - озвучил королевне своё наблюдение последний Хранитель Запада, когда в меньше чем через месяц после его пробуждения они остались вдвоём почти на неделю: Шанаран, как полномочный представитель владетельной О'Рилиэль отправился к южной границе обсуждать торговые дела с держателями портов дельты Хуга, а Шанасаннан - гонять недавно объявившуюся шайку разбойников на одном из караванных путей.
  - А должна? - Сантинали удивлённо оторвалась от стопки писем. - Ведь ты со мной.
  Шанаданна замер ошарашенный, а потом расхохотался.
  - Нет, Санти, я не то имел ввиду. Ты не боишься за них, не боишься, что с ними что-то может приключиться.
  - А что с ними станется? Ренан сам кого хочешь приключит, а Клякса... У него особая репутация, ещё с тех пор как мы сюда только приехали. Недоброжелатели разбегаются от одного его имени.
  - Как скажешь, - Шанаданна вернулся к карте, которую рассматривал до этого: к изучению мира шанаши подходил так же основательно, как и ко всему остальному. Но Сантинали теперь не могла сосредоточиться на чтении - замечание Шанаданны не давало покоя.
  - Что ты имел ввиду? - Так и не придумав ничего толкового не выдержала она.
  - Да нет, ничего...
  - Остролист, - Сантинали уже успела изучить за это время Щанаданну достаточно, чтобы знать, что просто так подобных вещей он говорить не будет.
  - Ты отпускаешь их без равнинных волшебников. Что шанаши будут делать, если против них выйдет кто-то, кто умеет сражаться с ша?
  - Но ведь вы жили много столетий назад. Да, конечно, кое-что осталось - Шанаран с учителем Тео специально проверяли заклинания школы Ри, но хорошо работающих против силы ша не так уж и много, да и нужно знать что именно использовать. Мы ведь не трубим на всех углах кто вы такие...
  - Но кто-то ведь знает. В Сана-Сане в тебя стрелял кто-то достаточно умелый, чтобы скрыться от внимания Шанасаннана. И он знал, что делает - даже Шанаран потом не смог его найти. Да и несколько эпизодов уже здесь, в Хакаре...
  - Шанаран обсуждал это с тобой? - Нахмурилась Сантинали. К её стыду за каждодневными заботами старые дела совершенно вылетели у неё из головы. А уж такой давности - тем более.
  - Конечно. Его очень беспокоит то, что главарь контрабандистов до сих пор на свободе. Да и таинственный стрелок всё ещё где-то там...
  Они замолчали. Сантинали чувствовала себя донельзя глупо. Как она могла упустить это из виду? Да и шанаши хороши - видят ведь, что она забыла. Могли бы напомнить! Не считают же они, что раз она не обращает на что-то внимания, то и забот это не стоит.
  - С ними ведь всегда отряд воинов ездит... - оправдываясь пробормотала королевна.
  - Не переживай, Санти, - откликнулся Шанаданна. - Если бы Клякса чувствовал явную угрозу - он обязательно бы сказал. Тем более у нас всё равно сильная недостача в равнинных магах. Сколько их на весь Хакар сейчас? Может, несколько десятков наберётся, да и то - все заняты распутыванием проклятий, оставшихся с войны и другими неотложными задачами. Ты не думала, кстати, предложить какие-нибудь особенные привилегии колдунам, чтобы они с большим интересом ехали в Страйху? Нам лишние руки не помешают.
  - Думала. К сожалению, казна не позволяет разгуляться - денег не хватает даже на текущие нужды. Приходится выкручиваться... Земли обещать я тоже не могу. Чем ещё можно привлечь колдуна? Особенно с учётом того, что сам факт вашего пробуждения - страшная тайна. И обучением магии ша я не могу привлечь никого даже скрывая ваше существование - тех, в ком кровь достаточно сильна, не так уж и много. Есть ещё шаманы племён, но родовая магия в большинстве случаев слишком непредсказуема. Да и последняя война сильно проредила их ряды...
  - Бывают и непрямые способы поощрения, - не согласился ша. - Я подумаю об этом, если ты не против.
  - Например?
  - Я ещё не все законы прочитал, но думаю, что-то подходящее должно найтись. Например, уменьшить стоимость лицензии на практику. Или ещё что-нибудь в таком духе.
  - Хм... - Сантинали вынуждена была признать, что ша говорит дело. Сама она никогда о таких вопросах не заботилась, но она ведь - королевна! Для неё никогда стоимость лицензии не была была проблемой. - Ты прав. Не одному Ренану не хватало твоей хозяйственности.
  Шанаданна улыбнулся одними губами и опять вернулся к карте. Сантинали в задумчивости продолжила разбираться с письмами. Привлечь колдунов - это, конечно, отличная идея. Но прямо сейчас нужно разобраться с жалобами от купцов: одной из основных статей прибыли Страйхи была пшеница, а в последний месяц на складах начались какие-то непонятные проблемы. Вроде бы ничего не пропало, и никто не погиб, но всё чаще там происходило что-то странное. То слышали жуткие звуки, то видели страшных призраков... Может, остаточную магию занесло, а может, кто-то готовит что-то масштабное.
  - Сантинали, ещё один вопрос, - неожиданно опять напомнил о себе шанаши и, увидев, что королевна смотрит на него вопросительно, продолжил: - Почему ты не боишься Шанарана?
  Сантинали замерла. Как объяснить кому-то то, что сама до конца не понимаешь?
  - Ты ведь сама говорила, что люди боятся одного его имени. То есть, даже спустя столетия он остаётся верным себе, - добавил Шанаданна, видимо, неправильно истолковав её молчание.
  - Я боюсь, - наконец решилась она. - С чего ты решил, что не боюсь?
  - Но... Мне казалось, что ты его любишь?
  - Люблю, - согласилась Сантинали.
  - Я запутался, - со вздохом признался Шанаданна.
  - Просто я ему верю. Это как бояться огня, но любить сидеть у камина. Хотя, наверное, это не совсем подходящее сравнение. Я верю, что он меня никогда не обожжёт. И Шанаран уже неоднократно доказывал это.
  - Подходящее сравнение, - не согласился Шанаданна. - Его я могу понять. Хотя принять тяжеловато, признаю.
  - Это ещё один вопрос с подвохом?
  - Нет. Просто я уже сколько дней наблюдаю и не могу понять: ты знаешь кто он такой, и при этом всё равно не боишься заплетать ему косички, когда он дремлет.
  Сантинали ничего не ответила. Они через столько прошли вместе. Не скажешь ведь Шанаданне, что когда Шанарана нет рядом, она боится намного сильнее, чем если наоборот.
  Выбросить гулпые мысли из головы. Вернётся он без каких-либо происшествий! Сейчас много других насущных дел: начинается посевная у земледельцев, и кочевые племена тоже приходят в движение. Нужно принять окончательную стратегию по возрождению земель, освобождённых от Леборойской порчи и подписать договор о сотрудничестве с дядей Гереном - его делегация прибудет через две недели, а ещё ничего не готово. И отец обещал прислать дюжину колдунов в помощь. Хорошо хоть жильё для них уже есть, одной морокой меньше. Когда они должны начать прибывать? На этой неделе? А точного списка до сих пор нет! С кем придётся работать? Неизвестно.
  В кабинет заглянул Дитас, хакарский мажордом Сантинали:
  - Госпожа, приехал колдун. Говорит, что от Его Величества О'Рилиэля.
  Ну надо же, не к ночи будь помянуты. Только Сантинали подумала, что хотя бы в ближайшую неделю не будет с колдунами проблем, потому что их ещё не будет, как на тебе - первый уже пожаловал.
  - Пригласить его сюда или вы спуститесь с приёмный зал?
  - Спустимся, - нечего чужакам смотреть на её кабинет. Тем более, что сейчас стратегически важных документов здесь лежало везде ровным слоем. А вдруг пришлый колдун захочет продать важную информацию на сторону?! Дитас с поклоном исчез за дверью. Колдунья с сожалением отложила недочитанные письма и поправила измявшийся жакет. Здесь на юге она уже давно носила мужские платья не только в дороге, а как повседневную одежду. Какое впечатление произведёт её вид на новичка? Стоило хотя бы переплести косу, но уже вечер - такая лень... Сантинали накинула на плечи камзол, чтобы не продрогнуть, пока они будут идти по стылым неотапливаемым коридорам замка. Шанаданна не дожидаясь приглашения тоже засобирался встречать колдуна. Было видно каким любопытством светятся его глаза: видано ли, приехал новичок из далёкой северной столицы! Может, он тоже ша, как учитель Тео? А может, он привёз кучу интересных новостей или новых заклинаний?
  - Остролист, твой толмач?
  - Чичина умаялась за день и уже спит, так что сегодня я буду только смотреть.
  Сантинали кивнула. В некотором роде это даже хорошо. Шанаданна выглядел намного более представительно чем она. И дело было не только в росте: шанаши каким-то бразом умудрялся выглядеть собранным даже после сна, а сейчас так и подавно - словно только и ждал пока к ним явится этот колдун. То, что он будет молчать и не станет вмешиваться, придавало ей уверенности в себе.
  Усталый и запыленный колдун ждал их в большом приёмном зале, где Сантинали проводила встречи с вождями племён, принимала послов и других важных и почётных гостей. Правда, сейчас здесь горело всего несколько ламп, да огонь камина немного разгонял полумрак и давал чуточку тепла. Путник сидел едва не упираясь коленями в его решётку. Услышав открывшуюся дверь и их приближающиеся шаги, он вскочил навстречу.
  У Сантинали появилось недоброе предчуствие, но пока пришелец не заговорил, оно было лишь смутным ощущением на краю сознания.
  - Добрый вечер, госпожа, - произнёс колдун до боли знакомым голосом. - Наргвейн Талари, чародей ри третьего ранга прибыл в ваше распоряжение по поручению Его Величества Сарена О'Рилиэля.
  И поклонился, как того требовали правила.
  Сантинали постаралась дышать глубоко и спокойно, но досчитала до десяти, прежде чем решилась заговорить:
  - Добро пожаловать в Хакар, чародей Талари, - голос не дрожал. И уже с помощью мысленной речи добавила обращаясь к Шанаданне: - При нём можешь говорить свободно: Наргвейн не слышит шанаши.
  - Вы знакомы, - не спрашивая, а утверждая заметил словоплёт.
  - Да, долгая история. Позже расскажу.
  - Это - Шанаданна, мой личный колдун, - представила она шанаши. - Вы переходите в его распоряжение. В ближайшие дни он ознакомит вас с кругом ваших прав и обязанностей.
  - Очень приятно, - Наргвейн поклонился в этот раз молчаливому Шанаданне. Словоплёт вернул учтивый поклон.
  - Сейчас он не разговаривает. Завтра утром к нам присоединится толмач и вы сможете всё обсудить. Вы не ужинали с дороги?
  - Ещё нет, я попросил быть сразу вам представленным, поэтому ещё...
  - Хорошо. Вас накормят и покажут комнаты. Документы?
  Наргвейн достал из-за пазухи пухлый конверт и протянул королевне. Она аккуратно вскрыла его и выдвинула несколько грамот - проверить печати. Кажется, всё оформлено по правилам, так что просто так его выставить за ворота не выйдет. Позже в кабинете она ознакомится с ними подробнее. Как отец мог допустить такое?! Конечно, Сантинали знала, что отец не сильно афишировал её свадьбу, но чтобы настолько, что согласиться включить младшего Талари в отряд колдунов? Знает ли Наргвейн, что она уже замужем? Что за глупости, конечно, знает. Не может не знать.
  - Вещи?
  - Здесь, - Наргвейн пнул походный рюкзак.
  - Можете оставить здесь, их отнесут.
  - Спасибо, я возьму с собой.
  Сантинали кивнула.
  - Дитас!
  - Госпожа, - откликнулся от дверей мажордом.
  - Будьте любезны, разместите господина Талари и накормите ужином.
  - Да, госпожа, комнаты уже готовят.
  - У вас есть какие-либо вопросы?
  - Господин Шанаран?..
  - Он в отъезде. Вернётся через несколько дней.
  Сантинали показалось или Наргвейн выглядел разочарованным?
  - Если это всё... - произнесла корлевна отворачиваясь.
  - Санти, я хочу остаться, ты не против? - Вдруг встрепенулся Шанаданна.
  - Зачем?
  - Он интересный. И зачем ему Клякса?
  - Думаю, потому, что Клякса спас ему жизнь когда-то, а он до сих пор не отблагодарил.
  - Хм...
  - Господин Талари, пойдёмте со мной, - поклонился мажордом.
  - Дитас, Шанаданна будет сопровождать господина Талари.
  - Да, госпожа.
  Сантинали в одиночестве вернулась в кабинет. Бросила пакет с документами поверх недочитанных писем. Села за стол. Огляделась. Кресло Шанарана было пустым. И тени по углам не несли ощущения его присутствия. Позвать его? Даже в дельте Хуга - она была уверена, что шанаши услышит и придёт. Не стоит. Пусть спокойно занимается делами.
  Да, хотелось по-глупому сбежать, но разве она не владетельная О'Рилиэль Страйхи? И так переживать из-за своего бывшего жениха? Ну уж нет. Всё уже позади. Теперь они - просто хорошие знакомцы. И если Наргвейн хочет работать на неё в роли обычного колдуна - это его личное дело. А она переживать не будет. Вот ни капельки.
  
  - Доброе утро, Санти.
  - Доброе утро, - Сантинали хмуро окинула взглядом стол. Сегодня их было всего пятеро: она, Шанаданна, Танарин, учитель Тео и Мирт. Лада уже насыпала в тарелки кашу. Горячую. С маслом.
  Несмотря на обещание не переживать Сантинали полночи не могла уснуть: вспоминала былое, переживала всё заново, сожалела, радовалась и грустила. Особенно теперь, с вернувшимися воспоминаниями о войне, предательство Наргвейна казалось ещё более болезненным, чем раньше. Зачем он приехал? Чего добивается?
  - Остролист говорит, что приехал Наргвейн? - Учитель Тео уже уплетал кашу за обе щеки. Кто быстрее доест, тот может претендовать на больший кусок бекона! - Ты не пригласила его на завтрак?
  - Нет.
  Учитель вздохнул:
  - Ты всё ещё не можешь его простить?
  - Я не хочу об этом говорить, - отрезала Сантинали. Учитель Тео не отличался особой тактичностью в душевных делах. Да, он не знал, что Наргвейн тогда был очарован и не мог ничего поделать, но это их личные дела, и даже куратору не стоит совать туда свой нос.
  - Прости, Санти.
  Шанаданна бросил на них взгляд, полный любопытства, но все мысли оставил при себе. Вот с кого учителю Тео стоило бы взять пример! Королевна в молчании принялась за завтрак. Сегодня столько дел. И к скучной, но необходимой рутине теперь добавилось ещё одно дело - устроить Наргвейна на новом месте. Конечно, она бы предпочла всё сбросить на Шанаданну или Танарина, чтобы с Наргвейном не пересекаться даже во дворе, но к сожалению это было невозможно: Шанаданна ещё недостаточно освоился в новом мире, чтобы помогать в таких делах, а Танарин не обладал достаточными полномочиями - и любой прибывший колдун счёл бы оскорблением тот факт, что его размещает пусть и командор, но всё же не отвечающий за чародеев человек. А Сантинали сейчас нужна была любая помощь, и она не будет разбрасываться ресурсами только из-за того, что они с Наргвейном некрасиво расстались. Она будет выше всего этого.
  Если бы только Шанаран был здесь!
  По утрам после завтрака королевна обычно отправлялась в кабинет и работала до обеда: именно на утренние часы назначались все деловые встречи с просителями, купцами и представителями племён. По вечерам за ужином она решала только 'слишком серьёзные вопросы', как смеясь называл это Шанаран, которые нельзя было обсудить в нормальной деловой обстановке: с самими вождями, если они прибывали в Хакар лично, или равнинными аристократами.
  Вот и теперь Сантинали устроилась за столом и принялась поспешно складывать документы: вчера вечером выбитая из колеи приездом Наргвейна Талари она не успела закончить дела. Меньше чем через полчаса Дитас представит первого посетителя, и она должна быть готова.
  В дверь постучали и в кабинет заглянул Дитас. Вид у него был слегка растерянный:
  - Госпожа, чародей Талари настаивает на аудиенции.
  Видимо, Наргвейн использовал магию, потому что до сего дня Сантинали не имела нареканий на своего мажордома - у него был настоящий талант, когда заходило дело в оргазинации людей: посетители не путались, не мешали друг другу, не нарушали очереди, и прибывали со всеми необходимыми документами. Да и все замковые дела всегда были в отличном состоянии.
  И тут только вчера прибывший колдун - уже врывается в кабинет госпожи без очереди и предварительной записи?! Видимо, Дитас сам до конца не мог поверить, что явился пред очи королевны с этой новостью.
  Сантинали вздохнула. Мало того, что весь вчерашний вечер испортил. И полночи она не могла из-за него уснуть. Так ещё и сегодня с самого утра разрушает её стройный и привычный распорядок дня! Может, действительно попросить кого-нибудь из шанаши прибить его без шума? Не привлекая внимания. И твари с ним, с колдуном. Справится как-нибудь и без него.
  Сантинали заставила себя отбросить низменные мысли и кивнула мажордому:
  - Пусти его.
  Со вздохом сгребла все неразобранные со вчера письма в одну кучу и положила в верхний ящик стола. Придётся подождать им до вечера. А там ещё и новых поднакопится за день...
  Дверь открылась и в кабинет вошёл Наргвейн. Вымытый и причёсанный, в начищенных сапогах и чистой одежде. И, кажется, даже выспавшийся.
  - Здравствуй, Сантинали.
  - Наргвейн.
  - Я бы хотел поговорить. Не как колдун с владетелем. А как твой друг и... - Наргвейн замялся. - Бывший суженный.
  Похоже, слово 'бывший' ему не нравилось.
  - Говори.
  - Я бы хотел помириться.
  - Мы помирились. Помнишь, я спасла тебе жизнь?
  - При этом ты убила Терну.
  - Не смей называет её при мне по имени, - Сантинали сама удивилась насколько холодно и безразлично звучал её голос. - Если ты хочешь дружественных отношений - это не лучший способ.
  - Прости...
  - И давай сразу разберёмся кое с чем, - Сантинал вдохнула, как перед прыжком в ледяное озеро. - Если бы я знала заранее кого пришлёт отец - я бы отказалась. Скажу честно - мне неприятно тебя видеть. Да, я не требую никакой контрибуции за то, что ты сделал, но и общаться с тобой я тоже не хочу.
  - Я бы хотел исправить...
  - Да, ты говорил, - кивнула Сантинали. Наргвейн уже приезжал к ней в Ясеневой Роще, ещё до Страйхи и Леборойской Порчи, но тогда разговор тоже вышел донельзя бестолковый. - Но пока что ты не сделал ни одного шага к настоящему примирению.
  - Скажи как и я... - воскликнул Наргвейн подаваясь вперёд.
  - Я не вижу ничего, что ты мог бы сделать, - перебила его Сантинали. - Если хочешь - оставайся. Ходи, смотри, как здесь всё устроено. Прилежно работай. Максимум, который я могу попытаться - это сделать вид, что мы не были знакомы раньше. Может, нам удастся снова подружиться, но не рассчитывай, что былые отношения тебе помогут хоть капельку - скорее наоборот.
  - Но ты ведь тоже могла бы сделать шаг навстречу, - в голосе Наргвейна звучала обида.
  - Навстречу?! Это ТЫ мне изменил!
  - Но это ТЫ меня бросила!
  Сантинали ничего не ответила. Ей хотелось верить, что со стороны не видно как крепко она сжимает зубы. Если бы Шанаран не сказал, что Назири его очаровала, королевна давно бы уже оторвала лорду его... и засунула ему в рот. Это всё влияние общения с людьми командора Танарина. Да. Сама она бы такого никогда не придумала. А ещё она бы...
  - Санти, не знаю о чём вы там сейчас разговариваете, но твои образы слишком ярки и красочны, - раздался в её голове вкрадчивый голос Шанаданны.
  - Что? - От неожиданности Сантинали сбилась с яростного настроя и даже немного испугалась.
  - Обычно новичкам в мыслеречи нужно прилагать определённые усилия, чтобы разговаривать, но ты, похоже, перешла на следующий уровень, и передача твоих мыслей происходит эхм... естественным образом. Мы с Миртом уже поняли, что наш новый колдун тебе не нравится. Пожалуйста, остановись.
  - А учитель Тео?!
  - До него, похоже, не долетело. Он всё же не занимается магией ша так, как мы.
  - Уф... Простите. Я...
  - Санти? - Обеспокоенный голос Наргвейна оторвал её от внутреннего диалога. Видимо, он заметил как изменилось её выражение лица. - Ты в порядке?
  - Кхм. Да.
  Сантинали потёрла виски пытаясь привести разбежавшиеся мысли в порядок.
  - Так. Слушай, Вейн. План такой, - она опять вздохнула. - Ты можешь остаться. Я обещаю тебя не убивать и не делать ничего... эдакого. Ты можешь работать на меня, как обычный колдун. Мы будем встречаться на совещаниях, пересекаться в коридорах, на совместных обедах. У меня много дел с колдунами, так что свою порцию общения ты получишь сполна, несмотря на то, что основную нагрузку обычно на себя берёт Шанаран. Если всё будет хорошо - мы, возможно, сможем вновь нормально общаться. Это всё, что я могу обещать тебе.
  - Я... я люблю тебя.
  - А я тебя - нет.
  - Но мы обещали, что...
  - И ты нарушил обещание, - вздохнула Сантинали. Голос Шанаданны отрезвил её, вернул ясность мышления. Наверное, именно так работает спокойствие словоплётов - чувства никуда не пропадают, они остаются здесь, рядом, но больше не имеют над тобой власти. - Когда ты был нужен мне сильне всего - тебя не было рядом. Даже самую крепкую любовь можно разбить.
  - Этот Шанаран очень вовремя подвернулся, - не удержался от шпильки Наргвейн.
  - Сколько времени там было? - Прищурилась Сантинали. Слова Наргвейна злили её, но какой-то странной отстранённой злостью. - Год? Полтора? Кто угодно за такое время мог 'вовремя подвернуться'. Даже ты мог бы вернуться.
  Наргвейн поджал губы и отвёл взгляд. Как нашкодивший мальчишка. Ни толики взрослости, хотя казалось бы - наследник лордов Талари! Уж он-то должен понимать, что такое долг и ответственность за других людей.
  - Прости, но у меня начинаются приёмные часы. Шанаданна будет ждать тебя в малом зале, это где мы встречались вчера.
  - Знай, что я сделаю всё, чтобы вернуть тебя, - Наргвейн церемонно поклонился прежде чем выйти.
  С минуту Сантинали сидела приводя чувства в порядок.
  - Остролист?
  - Я здесь, Санти.
  - Мы с Наргвейном были помолвлены. С самого детства мы знали, что предназначен друг для друга. Потом была очередная война - я поехала, как представитель короля, а Наргвейн остался. Меня взяли в плен. Не лучшие были времена. Но мне удалось бежать. Моя лучшая подруга погибла - превратилась в Леборойскую Порчу, но мы не знали об этом. Когда я сбежала - я шла сквозь неё. Меня не решились преследовать. Возможно, именно поэтому мне тогда удалось выжить - может, она пропустила меня. Дядя Герен - ты уже знаешь о нём - встретил меня тогда на границе и отвёз домой. Но я была... в общем, он сделал так, что я многое забыла, включая Наору, мою подругу. Когда я вернулась в Ясеневую Рощу, Наргвейн не поддержал меня так, как я надеялась. А позже узнала, что он изменяет мне. С баронессой Назири. Она была иной. Шанаран говорит, что Вейн был очарован, но... Опять же, тогда я не знала этого. Я разорвала помолвку. Отец был в ярости, но принял моё решение. Потом была встреча с королём Лурии и я... нагрубила, в общем. Меня сослали в Белую Твердыню - это воеводство далеко на севере, Белая Скала как раз стоит на Наран-шасском перевале, где была ставка Хранителя Севера Сарандана. Оказалось, что прежний воевода замешан в деле с контрабандой и мой приезд путает все их планы. Меня решили убить. Спасаясь я сбежала в старые подземелья под замком. Так мы встретились с Кляксой.
  Сантинали замолчала. Зачем она это рассказывает? Неважно. Ни за чем. Просто ей очень хотелось выговориться.
  - Нелегко тебе пришлось, Санти, - после продолжительной паузы заметил словоплёт.
  - Шанаран спас меня тогда. И потом ещё несколько раз. И моих родителей. Расчаровал Наргвейна. И освободил Наору. И ещё спас. И ещё... Он всегда рядом, когда нужно. Что плохого в том, что он мне нравится?
  - Ничего плохого, Санти.
  - Почему Вейн говорит 'этот Шанаран'? Какое он имеет право?
  - Никакого, Санти, - голос Шанаданный звучал успокаивающе и почему-то весело.
  - Почему ты смеёшься, Остролист?
  - В твоей истории Клякса - добрый волшебник. В той истории, что знаю я, Клякса - Чёрная Черепаха. Самый сильный - и самый ужасный - колдун современности. Грозный и я бы даже сказал безжалостный. Даже минья не смела ему приказывать, только просить, - Шанаданна помолчал. - Я всё недоумевал почему Ренан говорит, что Клякса изменился: я не замечал изменений. То есть, да, конечно он стал более сдержанным, но времена пришли другие, законы изменились, да и он больше не в праве, ведь хозяйка Страйхи ты, а не он. И уж не знаю почему, но он тебя слушается. И поверь, дело не только в том, что он избрал тебя своей миньей. А теперь, мне кажется, я действительно понимаю, что Клякса - изменился.
  - Это плохо?
  - Я не знаю, Санти. Ты другого Кляксу никогда не встречала, а тот, которого знаешь - тебе по душе. От добра, как говорится, добра не ищут.
  - Спасибо, Остролист.
  - Я всегда здесь, Санти.
  - Госпожа? - В кабинет заглянул Дитас. Дела сердечные - делами сердечными, а работу вместо неё никто делать не будет.
  - Да, Дитас. Пригласи господина Рутетерта.
  
  Глава 2
  
  Они стояли в квартале тех самых злополучных пшеничных складов. Двух и трёхэтажные амбары тянулись по обеим сторонам улицы. Ещё одна интересная особенность, которой Сантинали не видела больше нигде, как в Страйхе: стремясь показать своё влияние и богатство каждый купеческий дом стремился раскрасить свои здания в яркие цвета, выделяющие их на фоне соседей. У каждого дома был свой закреплённый в гильдии набор цветов. Видимо, это повелось ещё со времён, когда купцы жили в кибитках и путешествовали между племенами - племя в племени.
  Четыре канареечных амбара по левую руку - владение дома Шакарех. Именно с них жалобы и начались. Сантинали сопровождали Шанаданна и его толмач Чичина, лейтенант Рейс с небольшим отрядом гвардейцев, а также чародей Талари - единственный свободный в данный момент равнинный колдун. От дома Шакарех присутствовал старший сын Терна Шакареха со слугами - если вашим делом занимается сама владетельница, извольте обеспечить ей достойных сопровождающих. Шанаданна был во всём сером - несмотря на отсутсвие нужды, он любил соблюдать старые обычаи ша. Чичина гордо щеголяла в пёстром наряде, придуманном мажордомом специально для колдунских толмачей, солдаты, как и Санти, носили форму традиционных цветов Страйхи - красный с жёлтым, Шакарехи - просто жёлтый, и только Наргвейн Талари ещё не определился с цветовой дифференциацией. Стоило намекнуть ему, что в одежду стоит добавить больше красного и жёлтого, если он собирается оставаться в замке Хакара и служить О'Рилиэль. В Страйхе к цвету одежды относились с непонятным Сантинали - выросшей в традициях Ясеневой Рощи - трепетом. Возможно, трепетом, сравнимым с тем, как к цветам относились в древнем Сарандане.
  - Я ничего не чувствую, - постояв перед входом в средний амбар произнёс Шанаданна голосом Чичины. Все уже привыкли к необычном манере колдуна говорить, и только Наргвейн, как новичок, всё ещё напрягался каждый раз, когда слышал звонкий детский голос, говорящий с совершенно недетскими интонациями. - Если здесь и есть опасная магия, то не такая, с которой я знаком.
  Сантинали тоже прислушалась к своим чувствам. Да, магия была, но обычная, используемая во всех подобных местах: для отвращения мышей и насекомых, для поддержания необходимого уровня влажности и температуры. Охранникам здесь были более дешёвые и менее прихотливые собаки и люди, а не охранные периметры. А что-либо, что простые смертные могли бы принять за призрака - даже отдалённо не наблюдалось.
  - Непонятно, - кивнула, соглашаясь, королевна.
  - Посмотрим внутри? - Предложил Шанаданна. Сантинали опять кивнула. Шанаши подошёл к воротам и один из слуг в жёлтом торопливо отомкнул перед ним замок. Внутри амбары тоже выглядели обычно: просторные комнаты, заполненные ровными рядами сусек. В воздухе витал характерный запах пшеницы: пусть уже и наступила весна, склады Шакарехов ещё не опустели до конца.
  - Где вы видели 'призрака'? - Повернулась Сантинали к другому слуге в жёлтом.
  - Вот здесь, - тот уверенно провёл их в одну из комнат и остановился в дальнем углу возле сусека. - Я делал ночной обход, когда он появился прямо передо мной.
  - Опишите его ещё раз, - Шанаданна взмахнул рукой. - Желательно сделайте вид, что вы - это он. Где он стоял, что делал, куда двинулся потом?
  Слуга заметно нервничал, но старательно выполнял приказ шанаши:
  - Когда я зашёл, то не видел его. Когда подошёл приблизительно туда, - он указал пальцем на место, где стоял перед этим, Шанаданна одним мягким движением занял это место, - то вдруг увидел его здесь, - он указал себе под ноги. - Он был невысоким, где-то таким, - слуга показал рост на уровне середины своей груди. - Смутным, я толком не разглядел во что он был одет. Что-то тёмное.
  - Издавал ли он какие-либо звуки?
  - Нет. И не шевелился. Совсем. Я и увидел его только потому, что почти наткнулся на него, - слуга не удержался и вздрогнул. Неудивительно. Между ним и Шанаданной было не больше трёх шагов. - Я остановился, - он задумался припоминая. - А этот... Он развернулся. Как-то так, - он попытался повторить движение, но вышло неуклюже. - Подпрыгнул, и вдруг оказался вон там, - слуга показал в другой конец комнаты, на балку. Оттуда до слухового окна было всего ничего. - А потом исчез.
  - Из-за этого вы решили, что это призрак?
  - А кто же? Люди так двигаться не умеют. Я проверил потом - на балке следов не было. И окно было закрыто.
  - А его лицо вы разглядели? Причёска?
  - Нет. Может, он был в капюшоне... Простите, господин Шанаданна. Чувствую себя донельзя глупо.
  - Всё хорошо. После происшествия здесь убирали? Трогали что-нибудь?
  Слуги отрицательно затрясли головами.
  - Хорошо. Отойдите, пожалуйста. Мне нужно осмотреться.
  Все почтительно столпились у дверей. Сантинали нравилось наблюдать, как Шанаданна работает. Как всматривается в мельчайшие детали низко наклоняясь к полу, как суёт нос в сусеки и в задумчивости изучает их содержимое. Шанаши проделал весь путь до противоположной стены внимательно глядя под ноги, по сторонам и даже на потолок. Добравшись до балки он с минуту медитировал внизу, а потом вдруг одним неуловимым движением оказался наверху. Слуга, рассказывавший о призраке, непроизвольно ахнул. Видимо, зрелище было похожим. Вот только Шанаданну коротышкой никак было нельзя назвать, а взгляд вишнёвых глазищ - забыть. Пригибаясь словоплёт прошёлся по балке до слухового окна и выглянул на улицу.
  - Крыша соседнего амбара, - сообщил он. - Это ведь там слышали странные звуки?
  - Именно так, господин Шанаданна.
  Шанаши ещё с минуту разглядывал вид из окошка, потом спрыгнул и вернулся к ожидавшей его Сантинали со свитой.
  - Это не призрак. И не иной. Я уловил остаточные следы равнинной магии, но точно сказать не могу что это такое. Но то, что это было живое существо - точно.
  Сантинали проделала тот же путь, что перед этим Шанаданна, только не вынюхивая ничего. И на балку забираться не стала. К своему сожалению она вынуждена была признать, что лучше Шанаданны ей не справиться: она тоже чувствовала лёгкое эхо заклинаний, но ничего более. Даже столкнись она с оригинальными заклятиями сейчас - сопоставить у неё их не получилось бы.
  - Чародей Талари. Вы что-нибудь чувствуете?
  Наргвейн перебрался к Сантинали, стоящей под окном. Шёл он медленно и внимательно смотрел во все стороны. Наконец, отрицательно покачал головой:
  - Ничего.
  Сантинали вздохнула. Очень жаль.
  Так без особых успехов они вернулись обратно. Осмотр соседних амбаров тоже ничего не дал. Конечно же, представитель Шакарехов был заверен в том, что владетельная О'Рилиэль приложит все возможные усилия, чтобы разгадать случившееся, но королевна трезво оценивала свои силы: пока что шансов на успех было мало. Они собрались в её кабинете на маленькое совещание.
  - Шанаданна, ты можешь больше сказать об этих заклинаниях?
  Шанаданна отрицательно покачал головой:
  - Вряд ли я смогу их опознать даже если столкнусь нос к носу.
  - То же и у меня, - вздохнула Сантинали. - И дело даже не в том, что они неизвестные, а след слишком слабый. Наргвейн так вовсе ничего не почувствовал.
  Кабинет на какое-то время погрузился в тишину. Даже Чичина старалась не ёрзать, чтобы не отвлекать их от размышлений.
  - Как давно видели там призрака? - Вдруг спросил Наргвейн.
  - Последний раз позавчера. И несколько раз до этого.
  - Вы не находите, что след должен был остаться сильнее?
  Сантинали несколько мгновений ошарашенно смотрела на колдуна. Ну конечно, как она сама не подумала об этом! Не прошло ведь ещё пяти дней - значит, след заклинаний должен был читаться ясно. Тем более что это был не единичный случай появления призрака, то есть, следы должны были накладываться друг на друга наоборот усиливаясь, а не исчезая.
  - Это дельное замечание, - кивнула Сантинали. - Но что могло вызвать такой эффект? Из того, что мне приходит в голову: заклинание накладывали в другом месте на передвигающийся носитель, в нашем случае - скорее всего на человека. Но след тогда должен был выглядеть по-другому: ведь сейчас создаётся впечатление, что колдовали именно в амбаре.
  - Я не припомню среди трудов классической магии ничего похожего. - Хмыкнул Наргвейн. - Точнее, есть, конечно, сокрывающие заклятия, но они работают по-другому. И спадают либо полностью, либо не спадают вообще, если их носителя раскрыть, а не это не пойми что, скачущее сквозь закрытые окна... Да и зачем его накладывать именно там?
  На Сантинали уже не слушала, а увлечённо копалась на полке с книгами: не далее чем месяц назад они с Шанараном вернулись из небольшого путешествия, а с собой привезли толстый дневник записей. Да, шаманы относились к чужакам с опаской - а после войны так и вовсе с неприкрытой враждебностью, но вода камень точит, и Сантинали удалось сдружиться с некоторыми старейшими колдунами степей достаточно, чтобы они хоть немного приоткрыли свои тайны. А уж с умением Шанарана незаметно развязывать языки глупо бы было не попытаться! Среди местных практически никого не было с кровью ша, и несколько слов, шёпотом произнесённых в кулак, порой творили чудеса. Одна закавыка: нужно было быть осторожным и разговаривать только тех, кто действительно хотел говорить, а не всех подряд.
  - Так-так... так-так-так... - бормотала Сантинали торопливо перелистывая грубые страницы. - Не то... И это не то... Вот! Хм... - она нахмурилась пытаясь разобрать собственные каракули: записи делались в спешке. Строки прыгали, а буквы были написаны словно младшим учеником. - По словам шамана Тререха есть комплекс ритуалов, позволяющих воинам передвигаться в ночи скрытно, подобно волкам.
  - Не думаю, что волк похож на призрака, - признался Шанаданна. Наргвейн согласно кивнул. - И опять же: зачем накладывать такое заклинание именно в амбаре?
  - Но в целом описание подходит: 'остаётся невидимым, пока к нему не подойдут вплотную, и даже если будет обнаружен - сливается с пространством, не выдавая дыхания и блеска глаз', - зачитала Сантинали.
  - А что со звуками? - Поинтересовался Шанаданна.
  - Тут не знаю. Может, он на соседнюю крышу неудачно перепрыгнул и ногу подвернул, - пожала плечами Сантинали. - Ведь в соседнем амбаре завывания только один раз слышали, как раз позавчера.
  - За неимением других вариантов можем попробовать развить этот, - признал шанаши. - Одна проблема: из нас всех шаманы более-менее охотно общаются только с тобой, как местной владелицей, и Шанараном, как истребителем Леборойской Порчи. Поэтому до его возвращения тебе придётся продолжить заниматься этим делом лично.
  - Как будто я чего-то другого ожидала, - вздохнула королевна. - Остролист, ты не помнишь где у меня список хакарских шаманов лежит? Думаю, начнём с них.
  - У меня дядя - хакарский шаман, - вдруг произнесла Чичина. - Он живёт недалеко от замка, в Белом Городе. Мы можем попросить его помощи?
  Сантинали и ша переглянулись. Если шаман из Белого Города - района, где живут знать и богачи - возьмётся им помогать, дело пойдёт намного быстрее! Местные всегда охотнее общались, если к ним обращался кто-то свой, а не колдун со стороны, пусть это был и владетельный колдун.
  - Конечно, Чичина, - кивнула Сантинали. - Нам бы это очень помогло. Можешь написать ему прямо сейчас?
  Девочка неуверенно посмотрела на шанаши.
  - Ради такого дела я подожду, - ободряюще улыбнулся шанаши. Явиться без приглашения в незнакомый дом считалось здесь верхом неприличия. И даже несмотря на то, что Чичина напишет письмо прямо сейчас, и курьер доставит его сразу же - ждать скорее всего придётся до завтрашнего вечера. Спешка здесь не считалась признаком воспитанных людей.
  
  - А он ничего так держится, - заметил Шанаданна, когда Наргвейн, раскланявшись, отбыл по своим делам. Сантинали ничего не ответила, с головой погрузившись в бумаги. Это он ничего так держится? Это она - отлично держится!
  - От остальных не было вестей? - Продолжил он устраиваясь в своём кресле. Чичину отпустили отдыхать - работа на сегодня был закончена.
  - Пока что нет, - откликнулась Сантинали. - Да и рано ещё. Шанасаннан быстрее сам вернётся, чем гонца пришлёт, а Шанаран ведь с купцами поехал говорить - там всё обернуться по времени может как угодно.
  - Ладно.
  Наконец, наступил вечер. Все дела были закончены, посетители приняты, планы на следующий день составлены.
  - Дитас, не беспокой меня ни по каким делам, я собираюсь отдыхать.
  - Да, госпожа, - мажордом склонился в учтивом поклоне.
  Сантинали удалилась в личные покои, и только две доверенные служанки остались её сопровождать. Лада и Стилиэ были с ней ещё со времён обучения в академии. И прошли с ней и изгнание в Белую Скалу, и возвращение в столицу, и битву тварей, и переезд в Хакар. Сейчас у Стилиэ уже был жених - один из воинов гарнизона командора Танарина - но Лада продолжала по-прежнему всё своё время посвящать хозяйке.
  Королевну ждали горячая ванна, массаж, и хорошенько прогретая жаровнями постель.
  Наконец, Сантинали устроилась в подушках и отпустила горничных. В камине едва слышно потрескивали поленья, во внутреннем дворе кто-то ходил время от времени чем-то стуча, на стенах перекликалась ночная стража. Так хорошо было просто лежать - и не разбираться в документах, писать, читать или выслушивать чьё-то дело. Так приятно было разбирать ночные голоса пытаясь угадать что за ними кроется и не думать о завтрашнем дне.
  К уже привычным звукам добавился вкрадчивый шёпот. Будто кто-то хочет позвать, но не решается сделать это в полный голос.
  Сантинали приподнялась на локтях, но в углах стояли обычные тени. Нигде не угадывались красные угольки глаз или клубящаяся тьма.
  - Шанаран? - На всякий случай позвала Сантинали.
  Тональность шёпота изменилась, словно невидимка соглашался с вопросом.
  - У тебя всё хорошо?
  Скорее ощущение, чем слова: 'всё хорошо; только соскучился'.
  - Я тоже соскучилась, - Сантинали откинулась обратно на подушки и закуталась в перину по самый подбородок. - Когда ты вернёшься?
  В её сознании возникла огненная дуга, разрезавшая небосвод. Потом тьма со стремительным хороводом звёзд. И ещё одна огненная дуга. Значит, два дня. Быстрее бы! 'Скоро', - вздохнули шепчущиеся голоса. И растворились в ночи. Сантинали улыбнулась теням, собравшимся вокруг каминной решётки. Скоро.
  
  Сантинали стояла на вершине холма и вглядывалась в горизонт. Небо было ясным, но ей казалось, что вдали, за гранью видимости, что-то темнеет. Огромное, страшное и очень грозное. Оно ещё было невидимо, но уже приготовилось к прыжку. Смертельно опасному. Сантинали оглянулась - куда ни посмотри, везде простиралась степь до самого горизонта, и только редкие холмы и рощицы разнообразили это шуршащее море травы. Где-то там -она чувствовала - есть спасение от того неведомого, что ожидало её. Нужно только найти. А для этого - сначала понять, что же именно нужно искать.
  - Санти, здесь шаман, - ворвался в её сознание голос Шанаданны, разрушая ткань сновидения.
  - Шаман? - Сантинали подскочила в кровати. В комнате никого не было, только узкий лучик пробивался сквозь щель между тяжёлых портьер, освещая часть ковра и кресла. Сон рассыпался осколками и сами воспоминания о нём убегали быстрее, чем вода сквозь песок. Что здесь делает шаман? Даже если это - дядя Чичины, в соответствии с местными неторопливыми традициями вряд ли можно было бы рассчитывать на встречу с ним раньше, чем вечером.
  - Помнишь, Чичина вчера говорила про своего дядю, городского шамана?
  - А...
  - Он приехал. Я бы даже сказал примчался так скоро, как позволяли приличия. Я обсужу с ним все дела, но я бы хотел, чтобы ты на него тоже посмотрела.
  Сантинали растеряно обвела спальню взглядом.
  - А который час?
  - Колокол уже четвёртый раз отзвонил.
  Значит, она пропустила не только завтрак, но и часть приёмных часов. А шаман быстр! Решил пренебречь традициями и сам приехал в замок. Да ещё и с самого утра! Интересно, почему? Неужели, в городе происходит что-то неладное, а она ни сном, ни духом? Кстати, о сне: интересно, почему её никто не разбудил? Ни горничные, ни мажордом. Очень подозрительно! Да и само сновидение... Сантинали вспомнила ощущение таинственной угрозы за горизонтом. Это пророческий сон или обычный кошмар? Непонятно... Спросить бы у кого.
  - Боюсь, мне понадобится не меньше получаса.
  - Хорошо. Мы будем в малом зале.
  - Хорошо.
  Как так вышло, что она проспала?
  На самом деле сборы заняли даже больше времени, но, наконец, Сантинали спустилась к малому приёмному залу.
  - Остролист, вы ещё здесь?
  - Да. Мы уже закончили, но я не отпускал его - тебе определённо стоит с ним познакомиться.
  - Как мило.
  - Заходи быстрее. Он тебе понравится.
  В зале сидели Шанаданна, Чичина и незнакомый мужчина в традиционном шаманском наряде, отличающемся обилием помпонов. Выглядел он, как настоящий степняк: невысокий, ладно сбитый, с широким загорелым лицом и светлыми волосами. При появлении Сантинали он торопливо встал и поклонился. Шанаданна и вместе с ним Чичина тоже поклонились - всё же сегодня они виделись впервые.
  - Добрый день, госпожа. Позволь представить тебе - шаман Иакиф, - произнёс Шанаданна голосом Чичины.
  - Добрый. Приятно познакомиться, Иакиф.
  - Для меня большая честь, госпожа О'Рилиэль.
  Иакиф действительно понравился Сантинали. Умный, внимательный и рассудительный. С шаманами племён Сантинали удалось наладить хорошие отношения: по долгу службы она знала всех вождей племён, а те не стеснялись знакомить её и Шанарана со своими колдунами. С городскими шаманами до сегодняшнего дня дела обстояли сложнее: у них не было какого-либо представителя, гилдии, старейшины, в конце концов. И горожане в отличие от степняков не служили вождям, подчиняющимся владетелю. Это упрощало и усложняло дело одновременно: с одной стороны королевна могла приказывать городским шаманам напрямую, с другой стороны - они не были даже знакомы, то есть, в соответствии с местными странными традициями они вполне могли уклониться от выполнения её приказов. Если с помощью Иакифа удастся привлечь их на свою сторону - будет восхитительно.
  Шаман оказался приятным и образованным собеседником, знающим многое и имеющим связи как в городе, так и за его пределами. Настоящая находка для Сантинали. И пусть настоящих старейшин у городских шаманов не было, Иакиф, как оказалось, пользовался большим уважением среди остальных, а также имел много учеников.
  Хотелось бы Сантинали сказать, что за беседой время до обеда пролетело незаметно, но это было бы неправдой: не успев позавтракать теперь она всё время возвращалась к мыслям о еде. Наконец, неожиданный гость откланялся. Возможно, было не совсем вежливо не пригласить его разделить трапезу, но королевна с утра оказалась слишком рассеяна, чтобы вспомнить об этом воврема, и Шанаданна тоже промолчал.
  - Дитас, обед мне в кабинет, - раскланявшись с шаманом потребовала Сантинали. - Прямо сейчас.
  - Будет исполнено, госпожа, - поклонился мажордом.
  - Шанаданна, расскажи мне пока что о чём вы договорились с Иакифом.
  - Давай ты позавтракаешь спокойно, и потом поговорим, - отрицательно покачал головой шанаши. - Ничего срочного в дополнение к тому, что он повторил при встрече мы не обсуждали.
  - Ладно.
  Сантинали вернулась в кабинет, устроилась за столом и посмотрела на стопку со свежей почтой. Как же, 'спокойно позавтракать'! Хотелось сбежать. Вот прямо сейчас сесть на коня и умчаться за горизонт. Подальше от всех этих просителей, заявителей, доносителей... И не то, чтобы она сожалела о том, что свалила охоту за разбойниками на Шанасаннана или поездку на юг - на Шанарана. Не к этому сейчас лежала её душа. Хотелось, как в давние времена - путешествий, свободы, и никакой ответственности.
  - Лада, почему меня утром не разбудили? - Поинтересовалась Сантинали у горничной, пока та расставляла перед ней тарелки.
  - Дитас сказал, что вы не велели, - удивлённо посмотрела на неё служанка.
  - А, ну да... - рассеяно кивнула королевна. Странно, что мажордом так странно истолковал её вчерашний приказ. Такого с ним раньше не случалось.
  Раздался стук в дверь и в кабинет заглянул Дитас.
  - Госпожа? Чародей Талари просит вашей аудиенции.
  Только его ещё не хватало! Сантинали не позволила себе поморщиться.
  - Не сейчас. Может, ближе к вечеру.
  - Да, госпожа, - Дитас с поклоном исчез за дверью. Сантинали с наслаждением принялась за то ли поздний завтрак, то ли ранний обед. Хорошо, что Дитас был последователен в своей ошибке и все встречи на этот день отменил. Но не успела она доесть, как её покой опять был нарушен:
  - САНТИ!
  - Ренан?
  - МЫ УЖЕ В ГОРОДЕ, САНТИ, - голос шанаши искрился радостью. - СЛАВНАЯ ЭТО БЫЛА ОХОТА!
  - Вы вернулись!
  - КАК У ТЕБЯ ДЕЛА? СКУЧАЛА?
  - Очень! Когда вы будете в замке?
  - УЖЕ НЕДОЛГО. МОЖЕШЬ УЖЕ СПУСКАТЬСЯ НАС ВСТРЕЧАТЬ, - судя по громкости мысленного голоса шанаши - они уже подъезжали к внешней стене замка.
  - Бегу!
  Сантинали перепрыгивала через ступеньки - так торопилась - но всё равно, когда она запыхавшаяся выскочила во внутренний двор, всадники уже спешились, конюхи увели почти всех лошадей в конюшню, а Шанасаннан и Шанаданна вели между собой неспешный разговор прямо посреди двора. Дети-толмачи стояли рядом и с важным видом, словно повторяя за взрослыми, тоже разговаривали, что выглядело забавно.
  - Ренан!
  - САНТИ! - Шанасаннан подхватил королевну на руки и подбросил в воздух, как ребёнка. - Что-то ты не очень хорошо выглядишь, - вдруг нахмурился он, присмотревшись к ней внимательнее. Ещё раз слегка подбросив Сантинали он всё так же хмурясь поставил её обратно на брусчатку двора. - Ты не заболела случаем?
  - Всё в порядке, Ренан, просто не выспалась, - Сантинали улыбнулась - и даже не пришлось притворяться! Она была очень рада видеть этого человека-гору. Точнее, человека-вулкан.
  - Я видал тебя невыспавшейся. Это ж сколько ты не спала! Прямо с моего отъезда, похоже, начала тебя мучать бессоница? - Удивился Ренан. Посмотрел на Остролиста. - Старик, что тут случилось?
  Остролист вместо ответа кивнул в сторону входа: от замка к ним шёл ни кто иной, как Наргвейн Талари. И вид при этом имел очень решительный.
  - Где-то я его уже видел... - задумчиво протянул Шанасаннан. - А хочешь я превращу его в жабу? - Вдруг предложил он и надул щёки так, что сам стал похож на огромную жабу.
  Сантинали не выдержала и рассмеялась:
  - Спасибо, Ренан, пока что не надо. Но я запомню твоё предложение.
  Наргвейн тоже заметил гримасу Шанасаннана, но, видимо, истолковал её по-своему, потому что вдруг покраснел и набычился.
  - Здравствуйте, - Наргвейн слегка поклонился Сантинали и двоим шанаши, рассматривающим его.
  - И тебе не хворать, юноша, - голосом Даршека, своего ребёнка-толмача отклинулся Шанасаннан.
  Наргвейн опять вздрогнул до сих пор непривычный к детским голосам, говорящим со взрослыми интонациями.
  - Я - Наргвейн Талари, - представился колдун. - Чародей владетельной О'Рилиэль.
  Шанасаннан медленно кивнул, но представляться в ответ не стал.
  - Я бы хотел поговорить с королевной наедине, если не возражаете, - всё больше нервничая под пристальным взглядом Шанасаннана тем не менее продолжил молодой человек.
  - Возражаем.
  - Простите?.. - Чародей растерялся.
  - Мы разговариваем. Ожидай когда мы закончим. Если у госпожи будет время.
  - Но...
  - Давай проясним кое-что, - нахмурился Шанасаннан. - Возможно в Ясеневой Роще ты - следующий лорд Талари. Здесь ты - всего лишь один из чародеев владетельной госпожи. Не самый искусный, замечу. Знай своё место и веди себя подобающие.
  Наргвейн явно не ожидал такого ответа. Он покраснел ещё сильнее и несколько мгновений молча смотрел на Шанасаннана.
  - Прошу прощения, - наконец, пробормотал Наргвейн. - Я никого не хотел оскорбить своим неподобающим поведением. Госпожа О'Рилиэль, прошу призвать меня, когда у вас появится для меня время.
  - Хорошо, чародей Талари, я думаю, ближе к вечеру мы сможем поговорить в спокойной обстановке, - кивнула Сантинали.
  Наргвейн поклонился и резко развернувшись на каблуках, зашагал прочь.
  - Какая цаца, - покачал головой Шанасаннан. - Санти, и ты из-за него так переживала?
  Королевна только сокрушённо вздохнула в ответ.
  - Если не сможешь его простить - лучше отошли обратно в Ясеневую Рощу, - шанаши посмотрел на неё, и его взгляд был очень серьёзным. - Если Клякса увидит как ты изводишься из-за этого сопляка - сживёт его со света кошмарами.
  Сантинали кивнула. Что-то такое она подозревала с самого начала. Шанаран никогда не походил на сентиментального человека. Ну что ж, теперь кроме головной боли о самом Наргвейне теперь прибавится головная боль о Шанаране.
  - Даршек, иди, можешь отдохнуть. Сегодня ты свободен - завтра приходи после завтрака, - кивнул своему ребёнку-толмачу Ренан. Мальчишка от радости даже подпрыгнул на месте и был таков. Какой бы интересной ни была обязанность сопровождать шанаши, маленьких детских желаний это не отменяло. Да и столько времени провести в пути вдали от дома - он, должно быть, сильно соскучился по родне.
  - Кстати, вы уже пообедали? Ужасно голоден! - Возвращаясь на привычный радостный тон, воскликнул Шанасаннан.
  
  - Их было восемнадцать человек, - рассказывал он устроившись в своём кресле. После обеда Шанасаннан стал ещё более радостный, только немного сонный. - Мы шли по их следу три дня. Признаю, Клякса или Остролист с этим делом справились бы лучше меня: выслеживать - совсем не моё. Но всё же следопыты сделали своё дело, и на четвёртый день мы выскочили прямо на их лагерь, - он сделал движение руками словно пытаясь объять что-то огромное и шарообразное. - Пара заклинаний, немного мечей, и дело сделано. Половину удалось захватить в плен, будешь допрашивать и судить в своё удовольствие. Тяжелее всего было не зажечь степь. Санти, твой отец не думает подарить тебе какие-нибудь земли поближе к Сана-Сане? Здесь любое неосторожное движение - и уже всё в огне!
  - Я верю ты справишься, - Сантинали ободряюще улыбнулась шанаши.
  - Я-то справлюсь, - согласился Шанасаннан. - А ты?
  - А я - не справляюсь, - признала Сантинали. - Всё чаще подумываю сбежать.
  - Так что же тебе мешает? С нами ты нигде не пропадёшь!
  Вот ведь подстрекатель - только и восхитилась про себя королевна. Видно, жизнь в Страйхе ему тоже не по душе.
  - Тогда и здесь не пропаду, - она со вздохом оттолкнула от себя стопку писем, с утра, казалось, не уменьшившуюся ни на йоту. - Вот только... Если бы не отец... И дядя Герен...
  - Боишься их подвести?
  Сантинали только кивнула в ответ. Они какое-то время молчали. После обеда настроение было благостное. Да ещё и Ренан вернулся. И Наргвейна на место поставил! И солнышко светит! Но что-то всё равно не давало покоя. Уж не случайно ли прерванный Остролистом сон?
  - Давай, может, мы будем больше тебе помогать? - Осторожно предложил Остролист.
  - Вы и так уже много делаете! И Шанаран, и Шансаннан. И ты, хоть только совсем недавно проснулся, уже снял с меня почти все заботы о замке. Только... понимаете, я никогда не собиралась становиться королевой - в том или ином виде. Пусть даже владетельной госпожой. Я всегда думала, что буду свободной колдуньей. Что буду путешествовать, бывать в разных местах - и встречаться с разными людьми. Буду зарабатывать свой хлеб колдовством! Я столько лет училась, готовилась именно к этому! И даже если бы я вышла замуж за Наргвейна - я была бы леди Талари, но не правила бы никем. Так, максимум присматривала бы за хозяйством - и то, если бы меня подпустили к родовому дому. Когда отец отправлял меня в Белую Твердыню - у меня была хотя бы надежда, что когда-нибудь наказание закончится, и я смогу вернуться к прежней жизни. А сейчас... быть владетельной госпожой Страйхи - это навсегда. И приезд Наргвейна напомнил мне об этом в очередной раз.
  - Не очень радостно, - согласился Остролист.
  - Вот и я о том же, - опять вздохнула Сантинали. - Я понимаю, что даже сейчас я могу - и должна - много ездить. Правда, в основном только в пределах Страйхи. Что даже сейчас я могу - и должна - встречаться с разными людьми. Правда, в интересах воеводства, а не по своему желанию. Многих встреч я хотела бы избежать, но не могу. Много кого я хотела бы вообще никогда не знать, но не могу!
  Словоплёты молчали.
  Сантинали закрыла глаза. Что они могут поделать? Что могут ей предложить? В целом - ничего. Ведь это она - их госпожа. Она их ведёт и защищает, а не наоборот. Как она скажет так и будет. Захочет сбежать - они даже полслова в её обвинение не скажут, просто уедут вместе с ней. И как минимум один из них будет очень рад такому повороту. Останется - они всё так же будут служить ей верой и правдой. Какое им дело до Страйхи? До Ясеневой Рощи? Никакого. Всё, что они действительно ценили, все, кого они действительно любили - исчезло, умерло, много столетий назад.
  - Я справлюсь, - произнесла она. - Просто иногда мне хочется пожаловаться.
  
  - Я прошу прощения.
  Наргвейн сидел опустив голову и вперив взгляд в пол.
  - Я приехал, чтобы помочь тебе. Вновь получить право зваться твоим другом. А ничего кроме проблем от меня опять нет.
  Они были в кабинете вдвоём. Наступил вечер и Сантинали, наконец, смогла выделить время для встречи со своим бывшим женихом. Сейчас она могла бы читать книгу. Или отправиться погулять в своём садике. Хотя кого она обманывает - скорее всего потребовала бы ранний ужин и отправилась бы спать. Странно только как всего за несколько дней Наргвейн изменил свои слова: в первую встречу это было 'сделаю всё, чтобы вернуть тебя', а теперь 'вновь получить право зваться твоим другом'. С чего бы это? Хотя, какая разница? Если им действительно удастся помириться, это будет так замечательно!
  - Прости и ты меня, Вейн.
  Наргвейн от удивления вскинулся и внимательно посмотрел на Сантинали словно проверял не насмехается ли она над ним.
  - Вместо того, чтобы сразу расставить все точки над 'и' я избегала разговора под разными предлогами. Да, - она подняла руку не давая ему заговорить, - мы виделись после твоего выздоровления несколько раз, но ни разу я не сказала того, что у меня на самом деле на душе.
  Сантинали сделала паузу собираясь с мыслями. Наргвейн тоже молчал ожидая продолжения.
  - Я многое пережила тогда, в Страйхе. И вернулась только для того, чтобы ты меня предал - так я думала тогда, - Наргвейн хотел что-то сказать, но сдержал себя, и Сантинали продолжила: - Сейчас я уже знаю, что баронесса околдовала тебя, и ты ничего не мог поделать - Шанаран сказал мне. Но ты разбил мне сердце, и этого не изменить.
  - Я... за это прошу прощения тоже. Если ты можешь простить меня.
  - Мне иногда даже казалось, что уже простила.
  - Но...
  - Дай мне немного времени.
  - Спасибо, Санти. Я понимаю, что прошлого уже не вернуть.
  Они замолчали. Сантинали чувствовала себя странно: весь разговор походил на сцену из рыцарского романа, кои она любила читать в юности. Да и звучал... Слова, брошенные Наргвейном всё никак не шли у неё из головы. 'Я сделаю всё, чтобы вернуть тебя'. Чем это может грозить? И вдруг с полной ясностью Сантинали осознала, что больше её с Наргвейном действительно больше ничего не связывает. Да, она осторожничала с ним, но это была осторожность не обиженного человека, но опытного. Так всякий хоть раз обжёгшись расплавленным воском проявляет осторожность к горящей свече.
  - Я буду стараться, - наконец, произнёс Наргвейн и поднялся из кресла. И с осознанием того, что её с будущим лордом Талари больше ничего не связывает, она поняла ещё одну вещь: он по-прежнему любит её, как раньше - ведь после смерти баронессы наваждение схлынуло.
  Вот только для неё всё изменилось.
  - Отдыхай. Завтра с шаманом Иакифом мы отправимся на охоту за нашим 'призраком'.
  - До завтра, Санти.
  
  Они встретились в таверне 'Под белым цветком', что прямо в начале складских кварталов, как и договаривались. Шаман Иакиф, Сантинали, Шанасаннан, Шанаданна и их толмачи. Сантинали поначалу пыталась отказаться от участия, на Шанасаннан настоял: уж коли ему приходится участвовать в слежке, которого он никогда не любил, то и ей придётся тоже. Тем более что развеяться от каждодневных забот ей отнюдь не будет лишним.
  Охрана Шакарехов их уже ждала у ворот, и понадобилось совсем немного времени, чтобы вновь оказаться на том складе. Без чужих подсказок шаман нашёл все нужные места. Шёл он медленно и с закрытыми глазами, вслушиваясь в одному ему известные звуки.
  - Прошло уже немало времени, - наконец, произнёс шаман, - но я чувствую следы. Мастер Шанаданна верно определил движение. Да и то, что это был человек - тоже верно. Колдовал он здесь, - Иакиф указал на место, где охранник впервые увидел призрака. - Это не заклятие для боя, и не лечебное заклятие, но точнее я сказать не могу.
  - Мы можем найти его? - Тут же поинтересовалась Сантинали. Если нельзя определить чем здесь занимались по остаточным следам, то всегда ведь можно спросить при личной встрече. - Или хотя бы узнать, если встретим?
  - Я могу попросить духов поискать его, но с такими приметами даже если мы и найдём кого-то - уверенности большой в правильности выбора духов у меня не будет, - вздохнул шаман. - Причём, правильно ли я понимаю, что кроме испуганной охраны больше никакого вреда от этого вторжения не было?
  - Пока что не было, - кивнула Сантинали особенно выделяя 'пока что'. - Но, во-первых, таинственный 'призрак' появлялся здесь несколько раз, и я хочу знать почему. А во-вторых, это мы думаем, что ничего не произошло. Откуда нам знать откуда этот призрак взялся и куда держал путь?
  - Вы правы, госпожа, - Иакиф сел под окном прямо на пол и затих. Через мгновение он встрепенулся и достав из специального кармашка на поясе мелок, начертил вокруг себя несколько символов. Сантинали помнила их по поездкам в степь: шаманы пользовались ими для призыва духов. Иакиф тихо забормотал под нос какие-то слова. Медленно начал раскачиваться. Он впал в колдовской транс, но ничего похожего на проявление магических сил королевна не видела и не ощущала. Когда она уже устала стоять и смотреть на ушедшего в себя шамана - и хотела предложить попробовать что-нибудь ещё - он вдруг вскочил и широко взмахнул рукой. Указательный палец его упёрся в стену:
  - Туда.
  Они обошли половину города, то взбираясь на крыши, то пробираясь по подворотням, то толкаясь на людных улицах. Словно собаки, идущие по следу лисы. Лисы, чующей погоню. Наконец, остановились перед приземистым зданием в старой части города. Краска на стенах давно выцвела и облупилась не давая понять принадлежит ли это здание какому-либо роду.
  - Здесь след заканчивается, - с трудом дыша произнёс шаман. Всё это время он 'говорил с духами', как здесь называли такой вид волшебства, а подобное сильно изматывало. Его шатало из стороны в сторону и просто чудо как он до сих пор держался на ногах.
  Шанасанна подошёл к дверям и подёргал за ручку. Закрыто.
  - Внутри никого нет, - произнёс он. - Но чей это дом?
  - Выясним, - ответила Сантинали. В реестрах записаны все дома - и все владельцы. - Почему след заканчивается?
  - Не знаю, - пожал плечами шаман. - Словно человек ушёл на сторону духов. Никогда такого раньше не встречал.
  Шанаши промолчали, как и Сантинали. На сторону духов? Как тропа теней Шанарана. Может ли здесь быть кто-то ещё - с таким же талантом? Дядя Герен тоже может ходить Тёмной стороной. И если бы Наора совладала с собой - она тоже могла бы... Слишком много Чёрных Черепах! Откуда они берутся в её жизни? Ведь до этого сколько столетий никто о них ничего не слышал! Сантинали кивнула принимая решение:
  - На этом сегодня закончим, а пока что давайте пойдём пообедаем, шаман Иакиф сегодня знатно поработал. Ему нужен отдых.
  
  Они сидели в гостиной и обсуждали планы на следующую неделю. До приезда князя Карлая оставалась всего неделя. Да и остальные колдуны, обещанные князем О'Рилиэлем должны были начать прибывать если не завтра, то послезавтра. Присутствовали командор Танарин с первыми помощниками, шанаши, Дитас и Талари - как единственный (пока что) маг-не-ша, квартирующий в замке. Обсуждение было в самом разгаре, когда Сантинали вдруг услышала шепчущее эхо, вторящее словам Танарина, говорившего в этот момент. Королевна не смогла сдержать улыбки: вернулся!
  - Давайте прервёмся ненадолго, - предложила она, вставая.
  - Да, - поддержал её Шанасаннан уже направляясь к двери.
  Шанаданна встал, и вместе с ним - Танарин. Все они торопились во двор.
  - Что случилось? Куда вы все? - Ошарашенно вскочил Наргвейн.
  - Господин Шанаран вернулся, - откликнулся Дитас. У него были другие обязанности, поэтому сейчас, чтобы встретить вернувшийся отряд, он торопился не со всеми во двор, а наоборот, во внутренние покои, отдать слугам последние распоряжения и проверить, что всё в порядке. - Госпожа всегда встречает его лично.
  Они были уже на ступенях парадного входа, когда по опущенному мосту промчалась кавалькада и открытые ворота ворвалась во двор.
  Сантинали всегда завораживало это зрелище: развевающиеся чёрные гривы, лоснящиеся бока гнедых крепких лошадей. Подковы, которые должны бы грохотать по доскам и брусчатке, издавали звук, больше похожий на шорох песка, поэтому казалось, что вся процессия несётся по воздуху, а не по земле. Таким был эффект от путешествия по грани, как это называл Шанаран: когда не ушёл полностью в тени, но движешься по самой кромке между мирами. Лошади - да и люди тоже - плохо переносили пребывание на тёмной стороне, а таким способом можно было ездить быстрее, чем обычными путями, но при этом - тратить меньше сил, и не так истощать спутников и животных.
  Отряд остановился - и к нему уже со всех сторон бежали слуги, забрать лошадей, помочь донести вещи или просто обняться с вернувшимися. К Шанарану тоже подбежал один из лакеев - чтобы бережно принять на руки спящего мальчишку-толмача, Данча. Долгая дорога уморила его.
  Вот и сам Шанаран спешился. Плащ посерел от пыли, в складки одежды набился песок, а лицо его было даже смуглее, чем когда он уезжал всего полторы недели назад.
  - Санти, - улыбнулся он.
  - Ран.
  Как приятно было утонуть в его объятьях. Отгородиться от всего мира его плащом. Шанаран прильнул щекой к её волосам. Он пах степью и дальней дорогой.
  - Как я соскучился, - едва слышно прошептал он.
  - И я, - отозвалась она, щурясь от счастья.
  Она не против была стоять вот так посреди двора хоть вечность, но нужно было идти: Шанаран был уставшим и голодным с дороги. И дела нужно было закончить. Да и пусть она была Сантинали О'Рилиэль, владелица всех земель вокруг, а Шанаран - её законный супруг, всё же не очень прилично было обниматься при всех.
  - Пойдём, - Шанаран разомкнул руки, и Сантинали тоже нехотя отпустила его.
  - Клякса! - Шанасаннан уже был тут как тут. - Мы уж заждались. Ну что там на юге? Лето уже?
  - Такая же весна, как и здесь, - откликнулся Шанаран. - Как у вас? Я вижу, Трейкен ещё не приезжал?
  - Он ещё нет. Зато колдуны Ясеневой Рощи постепенно добираются до нас, - Шанаданна тоже подошёл к ним. - Вон, один из них стоит у дверей и любуется тобой, аки баран новыми воротами.
  Шанаран посмотрел туда, куда указал Остролист и встретился взглядом с Наргвейном. Лицо Талари было бледным и застывшим, словно маска. Несколько мгновений они играли в гляделки, а потом Наргвейн едва заметно, будто через силу, кивнул и отвернулся.
  - Всё потом, - усмехнулся Шанаран. - Сначала - горячая ванная.
  
Оценка: 9.64*5  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Межзвездный мезальянс. Право на ошибку" С.Ролдугина "Кофейные истории" Л.Каури "Стрекоза для покойника" А.Сокол "Первый ученик" К.Вран "Поступь инферно" Е.Смолина "Одинокий фонарь" Л.Черникова "Невеста принца и волшебные бабочки" Н.Яблочкова "О боже, какие мужчины! Знакомство" В.Южная "Тебя уволят, детка!" А.Федотовская "Лучшая роль для принцессы" В.Прягин "Волнолом"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"