Помазуева Елена: другие произведения.

Ах, как же нам украсть Бриллиант, или Академия общей магии

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    >

    За обложку огромное спасибо Vika Konopliva

       - Как тебя сюда занесло? В нашу дыру? - спросила Демона, дуя на горячий кофе, который Демон любезно подогрел магией.
       - Тебя искал, - просто ответил Демон.
       - Нашел. Что дальше? - ни в жизнь не поверю, что у него любовь ко мне взыграла.
       - Тебе деньги нужны? - задал мне вопрос Демон.
       - Купить меня хочешь? - усмехнулась его вопросу, - Так знаешь, я не продаюсь.
       - Работу хотел предложить, - улыбнулся мне красавец.
       - В своем гареме? - ответила ему такой же улыбочкой.
       - Нет, в чужом, - хохотнул он.
       - Не интересует, - спокойно ответила, жмурясь от приятного вкуса кофе.
       - Ритка, дело в том, что мне нужно кое-что забрать у владельца гарема, - снова улыбнулся Демон.
       - Предложи цену, может, продаст, - меня его развлечения не интересовали.
       - Это не женщина. И сразу скажу не мужчина, чтобы избежать не нужных подколов с твоей стороны. Это бриллиант. - Сделал паузу Демон, оценивая эффект произведенный на меня.
       - Ты хочешь украсть бриллиант? - это было странно, потому что Демон наследник огромного состояния, да и своих денег у него не меньше.
       - Да, с твоей помощью. Бриллиант Аграши находиться в гареме султана Факайри, сама понимаешь, пройти туда может только женщина. А ты единственная кому я доверяю. Плачу наличными сто тысяч. - Демон замолчал.
    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ОТРЫВОК ..
    Окончено
    ***
    reloj para web html clock contador de usuarios online



   - Рита, ты уже все допила, тебе плеснуть? - раздался голос Ксюхи сквозь табачный туман кабака, в котором я отмечала свое достойное окончание Академии общей магии. Вернее закончила ее три года назад, но как-то других поводов не было собраться, вот вспомнилась столь достойная дата, после которой меня занесло в это захолустье.
   - Давай, - угрюмо согласилась на ее "плеснуть", подвинула граненый стакан, выполняющий здесь роль рюмок, стопок, фужеров и чашек для чая и кофе.
   Отхлебнув алкогольной бурды, что здесь продают, я снова выпала в воспоминания трехлетней давности. Снова, как вживую, увидела яркие карие выразительные глаза Демона и его шепот: "Ритка, сумашедшая!". А я целовала его, запрыгнув к нему на руки, обхватив руками и ногами. Выпускники орали у меня за спиной: "Давай, Ритка! Три, четыре, пять!" они долго считали, пока мы целовались на вечере выпускников АОМ. Подбили меня мои подружки на этот подвиг, предварительно плеснув в коктейль с соком водки. Меня развезло, а они подначивают: "А слабо Демона поцеловать?". "Это кому слабо?!" - заорала им в ответ, окосевшая от впервые выпитого алкоголя.
   Приняв для храбрости еще рюмочку, как выразилась Светка, то есть опять стакан сока с начинкой из водки, я с разбегу взлетела на Демона, причем честно предупредила: "Сейчас буду целовать!".
   Демон, предмет обожания всех девчонок АОМ и некоторых преподавательниц, после этого конфуза повел себя благородно. Весь вечер мою охмелевшую тушку не бросал, отпаивал и подкармливал, стараясь привести в чувство.
   - Рит, плеснуть? - вырвал меня из воспоминаний голос Ксюхи.
   - Мугу, - сунула ей пустой стакан. Девчонка налила до краев, покачала головой, но трогать не стала.
   А Демон, во время фейерверка над зданием АОМ, целовал сам меня. Потом забрал к себе в квартиру, а потом ... лучше вообще не вспоминать, что было потом.
   - Ксюш, плесни! - пододвинула подруге полупустой бокал, та с сомнением все же налила.
   - Но учти, это последний, - предупредила она.
   - Посмотрим, - буркнула ей.
   Был у меня парень конечно, как то в двадцать два года не встречаться ни с кем в Академии не принято было. Артемка парень из ботаников, куда послал туда и уйдет, да еще с букетиком вернется. Тяжело мне с ним было, не поспорить, не бросить. Но вот перед выпускным как раз решилась. Подумалось, по распределению уеду, только страдать парня заставлю.
   А тут Демон после выпускного. Он и так мне в эротических снах снился, и вот сбылась мечта идиотки. Я, Демон и ... и хватит.
   - Хватит, - раздался рядом со мной мужской голос. Подняла в конец расфокусированный взгляд.
   - Сгинь, глюк, - приказала парню.
   - Сатурну больше не наливать, - улыбнулся глюк.
   - Правильно, Сатурну не надо. Ксюш, плесни! - повернулась к подружке и ее близнецу. Та мне делала подозрительные знаки. - Чо ты машешь? Плесни, говорю! - подруга с сестрой близняшкой замерла на месте.
   Тогда я, сделав простенький пас, и прочитав бытовое заклинание, заставила пойло из графина плеснуться мне в стакан, лихим жестом опрокинула в себя, поперхнулась, закашлялась.
   -Глюк, отвали! - отмахнулась от протянутой руки Демона, который пытался постучать меня по спине.
   - Я не глюк, - просветили меня.
   - Тогда фантом. Щас развею, - поставила Демона в известность.
   Демон пытался остановить меня, но был откинут ударной волной об стенку этой табакерки. Мне показалось, как-то слабенько я его приложила, потому что фантом рассеиваться отказывался. Встаю на ноги, не очень это получается, потому что треклятую табакерку черти шатают, не иначе на стороне этого Демона-фантома, делая пас, собирая огненные искры из окружающей магии в удар, и прямой наводкой посылаю в недобитка. Дальше я уже плохо помню, кажется, что-то падало, может быть даже я, потом меня куда-то несли, а вот сны я точно не запомнила.
  
   Утро с похмелья это я вам скажу что-то. Какую гадость подают в табакерке даже представить страшно. Болела не только голова, желудок срочно просился избавиться от отравы. Подскочив на ноги и попытавшись соорентироваться, где здесь туалет, влетела в ванну. Оторопело замерла на месте. Передо мной во всей своей обнаженной красоте стоял Демон, что еще отвратительней под душем и с него очень эротично сползала пена. От такой картины желудок замер солидарно вместе со мной, решив погодить с выдачей отравы наружу.
   - ТЫ? - все-таки выдохнула я, когда Демон повернулся ко мне и радостно улыбнулся.
   - Ритка, привет, - радостно поздоровался Демон, нисколько не смущаясь своей наготы.
   - Ты что делаешь в моем доме? - возмутилась его присутствию.
   - Ну вообще-то это мой дом, точнее мой номер в гостинице. После того, что ты вчера натворила, тебя домой нести было опасно, - Демон выключил воду и стал не менее эротично вытираться полотенцем.
   - А что я натворила? - удивилась такому заявлению.
   - Нечего не помнишь? - сочувственно спросил Демон, оборачивая бедра в полотенце, хотя мог уже ничего не прятать, я и так успела налюбоваться.
   - Ну почему? - напрягла извилины. - Табакерку помню, Ксюху помню, пили мы.
   - Это точно, - усмехнулся Демон. Вот что он понимает? Был у меня повод напиться, а какой, так это не его дело.
   - Потом глюк какой-то был, - задумчиво протянула, силясь вспомнить.
   - Я это был. Искал тебя и нашел в этой, как ты говоришь? Табакерке? А ты стала меня развеевать, но на этом не успокоилась и магией пыталась добить. - Помолчал, потом добавил, - Табакерку эту не скоро отремонтируют. Кроме того что все сгорело, магический фон зашкаливает.
   - Это все я натворила? - понимаю, что тупой вопрос, но уточнить все же надо.
   - Ты когда огненную магию собрала, мне щит пришлось ставить. Отрекошетило так, что будь здоров! - так что оба постарались.
   Сижу в полном шоке, перевариваю. Тут желудок вспомнил о своем забытом желании пройтись до туалета. Подскочила и побежала в сторону ванной, прикрывая рот рукой.
   Унитаз я все же нашла, пока нежно с ним общалась, почувствовала руки Демона на своих обнаженных плечах. Так стоп! Почему они у меня голые? Посмотрела на себя. Мама дорогая! Так я ж в одном белье шастаю.
   - Демон, где моя одежда? - старалась к нему не поворачиваться, понимая, что амбре от меня то еще.
   - В комнате. Вот это выпей, потом в душ, дальше я тебя полечу. Одежду уже почистили, - спокойно сказал парень и вышел.
   Отвар явно пах магией, запах был Демона, это я сразу почувствовала. Стояла, размышляя над чашкой, целительский наверное, не приворот же в самом деле. Пожав плечами, стала пить маленькими глоточками. Отвар, попадая в желудок, давал спокойствие, было хорошо и приятно. Теперь можно смело идти под душ.
   Настроение под горячей водой заметно улучшалось, не последнее было, что внутренности тоже стали себя лучше чувствовать. Модный мотивчик сам стал напеваться под веселые струйки воды.
   - Красивая ты, Ритка! - раздался голос Демона позади меня.
   - Сгинь! - кинула в него мочалку.
   Он хохотнул и вышел, осторожно прикрыв дверь.
   В комнате демона не было, можно спокойно одеваться, а не бежать прятаться в ванну. Когда оделась, демон появился в дверях, неся на подносе две чашечки ароматного кофе.
   - Ложись на кровать, я подлечу тебя, - ставя подносик на стол, кивнул в сторону кровати Демон.
   - Еще чего, - фыркнула на него.
   - Не спорь. Это же надо было такой отравы вчера напиться, - осуждающе покачал головой, - с чего это вдруг?
   - Отмечали, - буркнула ему, но к кровати отправилась. Голова еще не прошла.
   - Что же такое можно было отмечать такой гадостью? - искренне удивился Демон.
   - Три года как АОМ закончила, - на него не смотрела. Выпускной у меня всегда только с той ночью ассоциировался. - Ты кстати тоже.
   - Чем же тебе так АОМ насолила, что ты себя решила потравить? - улыбнулся Демон, не вспомнив ничего о выпускном.
   - Ты видел, где я сейчас работаю? - Демон кивнул, - А что тогда спрашиваешь?
   Демон держал пальцы на моих висках, то надавливая, то отпуская. Магические импульсы я хорошо чувствовала, они проходили внутрь и снимали болевые ощущения. Да, Демон всегда был лучшим в Академии.
   - Как тебя сюда занесло? В нашу дыру? - спросила Демона, дуя на горячий кофе, который Демон любезно подогрел магией.
   - Тебя искал, - просто ответил Демон.
   - Нашел. Что дальше? - ни в жизнь не поверю, что у него любовь ко мне взыграла.
   - Тебе деньги нужны? - задал мне вопрос Демон.
   - Купить меня хочешь? - усмехнулась его вопросу, - Так знаешь же, я не продаюсь.
   - Работу хотел предложить, - улыбнулся мне красавец.
   - В своем гареме? - ответила ему такой же улыбочкой.
   - Нет, в чужом, - хохотнул он.
   - Не интересует, - спокойно ответила, жмурясь от приятного вкуса кофе.
   - Ритка, дело в том, что мне нужно кое-что забрать у владельца гарема, - снова улыбнулся Демон.
   - Предложи цену, может, продаст, - меня его развлечения не интересовали.
   - Это не женщина. И сразу скажу не мужчина, чтобы избежать не нужных подколов с твоей стороны. Это бриллиант. - Сделал паузу Демон, оценивая эффект произведенный на меня.
   - Ты хочешь украсть бриллиант? - это было странно, потому что Демон наследник огромного состояния, да и своих денег у него не меньше.
   - Да, с твоей помощью. Бриллиант Аграши находиться в гареме султана Факайри, сама понимаешь, пройти туда может только женщина. А ты единственная кому я доверяю. Плачу наличными сто тысяч. - Демон замолчал.
   Голова теперь отупела от его слов, уж лучше бы не трезвела.
   - Зачем он тебе, что ты готов мне заплатить сто тысяч? - задала ему вопрос.
   Ответ мне не удалось услышать, потому что в дверь постучали. Демон пошел открывать, я же уставилась в окно в задумчивости.
   - Добрый день, Старикова, - произнес знакомый голос.
   - Здравствуйте, Мирослав Владимирович, - автоматически поздоровалась я и встала из кресла, только потом, сообразив, что не на уроке, повернулась к вошедшему.
   В дверях стоял ужас всех моих лет в Академии общей магии Одинцов Мирослав Владимирович, ректор. От ужаса, что снова его вижу, а значит у меня снова неприятности, я опустилась в кресло в ожидании нагоняя.
   - Мирослав Владимирович, я Академию уже закончила, - решила, что лучшая защита это нападение.
   - Я в курсе, Старикова, - взгляд его не предвещал ничего хорошего.
   - Мирослав, как ты нас нашел? - наглый Демон уже со всеми преподавателя после выпускного перешел на "ты".
   - Меня вызвали из-за нее, - кивнул в мою сторону мой бывший ректор. - Старикова здесь на практике, поэтому про все ее выходки сообщают в Академию. В доме ее не было. Просмотрев запись в кабаке, увидел тебя, остальное не долго выяснить. - Демон удовлетворенно кивнул.
   Оба присели к столу. Ректор, пробормотав простое бытовое заклинание, сомкнул пальцы, и на столе появилась еще одна чашка кофе, точно такая же, как у Демона. Магом наш ректор был высшим, а мне до таких высот было еще далеко.
   - Старикова, объясните, что у вас случилось вчера, - спросил достаточно спокойно Одинцов. Пожала плечами, самой не очень понятно, тем более тут помню, там не помню.
   - Отмечались они в своей табакерке, - просветил Одинцова Демон.
   - Что же такое можно было отмечать, чтобы разнести ... табакерку, - немного подумав, принял наше название ректор.
   - Окончание АОМ, - буркнула ему.
   Ректор внимательно посмотрел, подумал.
   - Не думаю, что это стоило таких материальных затрат. Старикова, вы в курсе, что вам предъявлен счет на восстановление заведения, где вы вчера "отмечали"? - посмотрел на меня ректор.
   "Так и знала, что появление ректора только к неприятностям" - подумала я, глядя на обоих мужчин. Демон конечно красив красотой демонской, да еще имечко родители дали подходящее. Короткие черные, стриженные волосы по последней моде, я такие в журнале глянцевом только видела, глаза карие, губки пухлые и такие нежные ... а вот об этом не будем.
   Ректор, весь мой ужас академической жизни, сколько времени пробыла в его кабинете под распекание за проступки! Наверное, столько на лекциях не была. Девчонки говорят, что он красивый, не знаю, при одном взгляде на него мне плохо становиться и коленки подгибаются. Хочется присесть на пол и отползти за кресло.
   - Объясните мне, Старикова, почему произошел магический выброс? - сурово посмотрел на меня ректор, не дождавшись от меня ответа, кроме угрюмого сопения.
   Я же прикидывала, сколько лет нужно будет трудиться на шахтах, чтобы отработать стоимость табакерки.
   - Я понимаю, выпили, отметили. Но почему случился магический выброс? - повторил свой вопрос Одинцов.
   - Много выпили, - внес свой вклад в рассказ Демон. Я лишь одарила его злым взглядом.
   - Ты же не пьешь, Старикова, - удивился Одинцов.
   - Они с девчонками сидели, - продолжил накидывать земли Демон на мой холмик.
   - Девичник, - усмехнулся ректор. - Дальше что?
   - А потом пришел глюк, - мрачно проинформировала я.
   - С этого места по подробнее, - заинтересовался Одинцов.
   - А чего подробнее. Сижу никого не трогаю, вспоминаю жизнь академическую, и явился передо мной глюк, - вспоминала и тут же одновременно начинала возмущаться стечению обстоятельств. Ну вот, спрашивается, зачем Демону нужно было именно вчера появиться, да еще в тот момент, когда я лирическим воспоминаниям предавалась?
   - Я пришел, - спокойно пояснил Демон, - она меня за фантом приняла и стала развеевать.
   - Успешно? - в голосе был неподдельный интерес.
   - Нет, как видишь, сижу тут живой. А когда Ритка поняла, что не развеялся, - я усмехнулась, жаль что не развеялся, - магическую атаку в меня запустила, пришлось выставить щит.
   - Результат: вы живы, табакерка нет, - усмехнулся Одинцов. - Вот скажи мне, Старикова, как ты могла в своем состоянии запустить такой мощный магический заряд? Вроде к высшим магам тебя еще не причисляли? - в голосе почувствовалась явная издевка.
   - А то вы не знаете, где я сейчас практику прохожу. Магией практически не пользуюсь, одни травки да отвары. Даже на простые заговоры нет необходимости, - пожала плечами.
   - Ритка, ты сама поняла, что сказала? - прикололся Демон.
   - А что? - удивилась я. Ну да, не требуется магических затрат при лечении деревенских коров, коз и другой живности. Может я целитель хороший, и травками всех спасаю.
   - Старикова, - поучительно начал Одинцов, - вы это проходили на втором курсе. Что магический потенциал всегда растет и если его не расходовать, то это может привести вот к примерно таким последствиям. - Развел руками ректор.
   - Да некуда мне его расходовать! Что я буду магией козу бабы Дуси лечить? Или курей от поноса? - негодовала я.
   - Старикова, вы вообще эту лекцию слушали? - со вздохом спросил Одинцов. Я надулась, наверное, опять в этот момент в его кабинете стояла и выслушивала нравоучения, но говорить этого не собиралась.
   - Ну, Ритка! - пораженно протянул Демон, потом повернулся на Одинцова, переглянулся с ним, потом опять ко мне, - Рита, чтобы делать сброс излишка магического резерва, нужен сексуальный контакт с магом.
   Я открыла на них рот от удивления, вот точно эту лекцию провела в кабинете ректора, не иначе он мою нравственность берег.
   - После вчерашнего, в этом нет необходимости, - решительно произнес Одинцов.
   Как будто боялся за свою неприкосновенность после этих слов, да меня и Демон сейчас мало интересовал.
   - Теперь вот что, Старикова, работодатель ваш после вчерашнего происшествия от ваших услуг отказался. Академия оплатила за разрушенную табакерку. Теперь вы работаете в АОМ. - Резал сухими фразами Одинцов. Мне стало дурно, опять возвращаться в Академию. Только три года как оттуда и обратно?
   - Кем? - сдавлено произнесла я.
   - Пока лето лаборанткой, с учебного года будете преподавать на младших курсах, - мне стало плохо, и я сползла с кресла под стол.
   - Старикова! Ритка! - одновременно крикнули мужчины и подбежали ко мне. А я сидела под столом и тихонечко подвывала. Вот тебе и самостоятельность, вот тебе и свободная жизнь, богатая приключениями. Богатства пока не наблюдалось, а приключений себе уже нашла.
   - Старикова, прекратить истерику! - заорал на меня Одинцов.
   - Рита, иди сюда, - ласково так позвал меня Демон, как обычно шипящего котенка из-под шкафа выманивают, - хочешь, я тебе пирожное дам?
   - А мне долго в Академии работать? - спросила Одинцова.
   - Если учесть, что вам что-то нужно есть и где-то жить, то думаю, до пенсии успеете расплатиться, - горестно так сказал ректор. Я его понимала, меня тоже не радовала перспектива встречаться с ним каждый день.
   - Рита, может, подумаешь над моим предложением? - заглядывая под стол, спросил Демон.
   - Что за предложение? - тут же подозрительно спросил Одинцов.
   - Бриллиант ему украсть надо, - махнула рукой в отчаянии.
   - Ритка! - осуждающе произнес Демон.
   - Рассказывайте, что затеяли, а то потом еще одну табакерку придется оплачивать, - тоном, не терпящим возражений, сказал ректор. - Вечные студенты.
   Демон вытащил меня из-под стола, уже не применяя дипломатических приемов, посадил в кресло, сунул в руки очередную чашку с кофеем.
   - Пей. Мирослав, мне нужно выкрасть Бриллиант Аграши, который находиться в гареме султана Факайри. Я предложил Рите работу. Она зайдет в гарем к султану, заберет бриллиант и выйдет, деньги хорошие. - Сухо доложил ректору Демон.
   Одинцов молча слушал, по его лицу было не понято как он к этому относится. Демон после такой речи присел за стол, стукнув кончиками пальцев по чашке, намагичил себе еще кофе.
   - Ты мне так и не сказал, зачем тебе этот Аграши нужен, - повернулась к Демону, стараясь не смотреть на Одинцова.
   - Это свадебный артефакт, - ответил за него ректор.
   - Как это? - не поняла такого объяснения.
   - Я собрался жениться, а Кристина из рода этого Факайри. Добровольно султан Аграши не отдает, а без него не возможно провести обряд, - спокойно произнес Демон.
   - Ромео и Джульетта, - буркнула себе в чашку, от чего брызги разлетелись на скатерть и мне на колени. Пришлось магией чиститься, не ходить же замарашкой. А я уж успела не несколько минут помечтать, что побуду несколько дней с Демоном, не то что на что-то рассчитывала, но приятно же смотреть на него, красивый очень.
   - Ритка, хорош язвить, - улыбнулся Демон. - Так что поможешь?
   - Помогу, - согласилась, - уж лучше в гарем к султану, чем обратно в АОМ возвращаться.
   Одинцов молчал и медленно переводил взгляд с меня на Демона.-
   - Кто еще будет участвовать? Вы же не вдвоем собираетесь красть Аграши, вам еще водитель нужен будет, - проявил осведомленность Одинцов.
   - Еще Круз будет, - согласно кивнул Демон. Я внутренне вся напряглась, вот только этого лешего мне на мою голову не хватает. Круз, по паспорту Константин, не пропускал ни одной юбки. Мне не раз приходилось отбиваться, и драпать от его приставаний. Причем часто используя магию. Но водитель он и правда хороший, в студенческих гонках всегда выигрывал.
   - Круз Стремительный, - усмехнулся Одинцов, - занятная команда подобралась.
   Одинцов надолго замолчал что-то обдумывая, мы с Демоном по привычке молча ждали решения ректора, как будто он мог нам сейчас, после того как закончили АОМ, может что-то запретить. Как раньше: "Вечеринки сегодня не буде!", а сегодняшний вариант: "Аграши красть не будете!". От таких мыслей сразу стало смешно.
   - Сделаем тогда так. Вас оставлять одних нельзя, вы не то, что табакерку очередную разнесете, или жен султана без гарема оставите, можете и планету нечаянно взорвать. Правильно я говорю, Старикова? - улыбаясь, смотрел на меня Одинцов. И вот что сразу Старикова? Вон эти двое и без меня вполне справятся с уничтожением планеты. - Демон введешь меня в свои планы, если что подкорректирую. Всю подготовительную деятельность переносим на территорию Академии. Финансирует кто это безумие?
   - Я, - спокойно сказал Демон.
   - Значит, выделишь Стариковой три тысячи на пропитание, - приказал Одинцов.
   - В счет ее гонорара? - осведомился Демон.
   - Нет, это отдельно. Ей нужно на что-то жить. Вещи забрать Старикова не сможет, значит, чулки и зубную щетку покупать придется заново. Где собираешься жить? - этот вопрос уже ко мне.
   - Не знаю, еще вчера у меня домик был в деревне, - пожала плечами.
   - Выделю тебе комнату в АОМ. Все выезжаем в город, - Одинцов решительно встал. Я потянулась из своего кресла по привычке.
   - Рита, я тебя отвезу, - взял меня за руку Демон.
   - Жду вас в своей квартире вечером, кто что будет, я говорю про напитки, Старикова уточняю - напитки, приносите с собой. - Ректор как-то не очень одобрительно посмотрел на нашу пару и вышел.
  
   - Рита, - обратился ко мне в машине Демон, - как ты могла согласиться на такую практику? Ты же боевой маг, могла в патруль пойти.
   - О да! Я только вот Приструмским недавно разговаривала. Он очень счастлив в боевом патруле на Тате, а личинки радостно встречают каждый оголенный участок кожи. - сообщила ему. Колька, правда, попал по распределению на Тату, еще гордился, боевой патруль для мага, что может быть лучше. А оказалось задворки, примерно как мои, только местные личинки с удовольствием обжигают голую кожу. Брр.
   Я вообще в последнее время свою страничку в контактах убрала, все о чем-то рассказывают, хвалятся. Девчонки про мужей-женихов, парни тоже кто работой, кто бизнесом. Вот с Колькой мы такие попались на пару, с ним по лонгу разговаривала. Поэтому не в курсе была про надвигающуюся женитьбу Демона.
   - Тата - это сильно, - согласился со мной Демон.
   Добрались до города быстро, сапрон у Демона новейший на ниматоре, как надавит педаль в пол, так летит быстрее ветра. По дороге решили, что я сразу к ректору в кабинет пойду, чтобы узнать в какую комнату меня поселили.
   Демон выдал мне деньги на проживание, я долго и мучительно думала на эту тему, потом решила согласиться. В конце концов Одинцов прав. На мне одна пара белья, не говоря о сменной одежде. Так что в данном случае нечего из себя строить, платят за работу, а не презент дают. Поэтому когда Демон деньги протянул, взяла спокойно и убрала в карман.
   - Спасибо, Рит, - сказал мне Демон, причем совсем серьезно, без тени улыбки.
   О, как его эта Кристина зацепила, даже сто тысяч не жалко на меня. А кстати, он Одинцову будет платить?
  
   В кабинете Одинцов выдал мне ключи в жилом корпусе, не в студенческом, все таки я сотрудник, но тоже на задворках. Как же я понимала его желание пореже встречаться. Весело шагая по коридору, не сразу обратила внимание на одну странность, здесь были мыши, причем они не прятались при моем появлении. Мне они как-то не страшны, умею с ними бороться и магией, ну и так вообще хозяйственными средствами. Но вот дверь под номером "3", от которой были выданы ключи, уже сильно заинтриговала.
   Начнем с того, что замка на ней вовсе не было, так что нужды с ключом тоже. Угвазданная ручка двери не вызывала желания за нее взяться. Пнув дверь по сильнее, с удивлением пронаблюдала ее стремительный полет в комнату и потом обратно, причем тут же накинулся крючок изнутри. Чудненько, просто весело!
   Просунув в очень широкую щель толстый ключ, скинула допотопный крючок с петли. Уже аккуратнее открыв дверь, прошла внутрь.
   Про какой бы то ни было ремонт здесь не знали с момента строительства Академии, но это еще не все. Половина комнаты была завалина чучелами, побитыми молью и студентами с их неудачными опытами. Может быть, если прилечь на них будет мягко, но мне как-то виделась хотя бы кровать.
   Развернувшись с гордым видом из комнаты, предназначенной мне для жилья, направилась обратно в кабинет к Одинцову. Вот почему-то мне кажется, что выкини меня из сапрона с завязанными глазами и скажи: "Иди в кабинет ректора", я пришла прямым ходом, потому что все мои дороги в АОМ заканчивались именно там.
   - Мирослав Владимирович! - возмущенно начала свою речь, - это что за комната? То, что в ней ремонта нет, еще ладно, то, что мыши не боятся человека даже приятно, хоть кто-то мне доверяет, но чучела вместо кровати, на мой взгляд, все же перебор!
   - В каком смысле чучела? - оторопел от такого наскока в свою сторону ректор, потому что обычно я оправдываюсь, а не он.
   - Так пойдем, посмотрите сами, - сделала пригласительный жест рукой, - а то потом скажите, что я ваше чучело испортила. Ну в смысле не ваше, а Академии, - тут же поправилась за двусмысленность сказанного.
   Одинцов резво поднялся, и это не смотря на свой возраст, мне он всегда представлялся таким старым, ректор ходил степенно, никогда не торопился. А вот сейчас проявил такую прыть, что я невольно задумалась о его годах.
   Сколько же ему? С интересом присмотрелась. Так, вот кольцо созревания, вот кольцо потери невинности, фыркнула в этом месте, да наш ректор пользуется спросом у женщин, вон сколько отметин на нем, не иначе темпераментный мужик, раз любовницы ему ярлычки вешают, чтобы приманить еще раз. Тряхнула головой, сейчас не об этом! С сексуальной жизнью разобрались, теперь что там с физиологическим возрастом? Ой, как интересно! Он же всего на десять лет меня старше! А кажется таким солидным дядечкой. Невольно разулыбалась ему в спину.
   - Старикова, прекратите меня сканировать! - раздраженно произнес Одинцов. Я тихо ойкнула, заметил.
   - И прекратите обо мне думать! - снова приказал объект моих исследований.
   - Да не думаю я о вас! - соврала тут же, не в первый раз же.
   Одинцов резко остановился, я, не ожидая с его стороны такой подлянки, впечаталась в широкую спину мужчины.
   - Ой, - тихо сказала спине.
   - Старикова, вы действительно считаете, что я высший маг, не могу почувствовать, что меня сканируют, а потом обрабатывают информацию? - резко повернулся ко мне злой Одинцов.
   Мой поникший нос уставился в пол, на котором стояли начищенные ботинки злого ректора и мои грязные мокасинки.
   - Старикова, почему я разговариваю с вашей макушкой? - снова поставил меня в тупик таким идиотским вопросом. А я знаю, зачем разговаривать с моей макушкой? - поднимите голову.
   Я резко вскинула лицо к нему, а так как Одинцов как раз наклонился ко мне, чтобы что-то еще язвительное спросить, точно попала своими губами в его. Холерные дни!
   - Старикова! - возмутился ректор еще больше, - прекратите со мной целоваться!
   - Да не целовала я вас, - от обиды чуть не плакала. Вот надо же, засада какая.
   - Сначала вы меня сканируете, вот спрашивается, за каким надобом? - сделал паузу для моего ответа Одинцов.
   - Возраст ваш хотела узнать, - снова смотрю в пол.
   - А спросить никак нельзя было?
   - Неудобно как-то, - мялась я дальше. Зато теперь очень удобно!
   - Потом вы анализировали то, что увидели. Зачем?
   - Не анализировала я, - чуть не плача уже, - на вас меток понавешено много.
   - Каких меток? - кажется мне удалось его удивить.
   - От женщин ваших, - слезы постепенно перестали проситься наружу, может пронесет?
   - Что? - опешил ректор.
   - Магические метки, или в простонародье привороты, - пожала плечами, - об этом все девушки знают.
   - А почему я об этом не знаю? - уже серьезно спросил ректор.
   - Ну, вы сами подумайте, - осмелев, подняла на него глаза, - если вам поставили метку, чтобы вы еще раз захотели встретиться, вам будут об этом говорить?
   - Думаю, нет. - Одинцов задумался. - Это можно снять?
   - Конечно, могу прямо сейчас, это просто, - протянула руку к ярлычкам и стала снимать, тут же развевая их, отправляя в окружающую магию.
   - Интересно, - задумчиво проговорил Одинцов. - Так ладно, с этим, похоже, разобрались. Теперь последний вопрос: зачем вы меня поцеловали? - руки на груди сложил и так строго смотрит.
   - Да не целовала я вас! Случайно получилось! - и так старательно в глазки ему заглядываю, может, простит?
   Одинцов медленно ко мне подходит, кладет руки мне на плечи, я со своим преданным щенячим взглядом старательно моргаю. Ректор наклоняется ко мне и ... целует! Я от испуга как дышать забыла.
   - Вот это, как, по-вашему, называется? - спросил Одинцов, отстраняя меня.
   - Поцелуй, - влажными губами и пересохшим горлом отвечаю. Видимо сильно в меня вколотили послушание к ректору за все годы учебы, даже мысли о сопротивлении не было.
   - Вот именно! - многозначительно произнес Одинцов, - а вы мне тут рассказываете "случайно". Идите, показывайте, что там у вас с комнатой.
   Я пыталась прокашляться, чтобы хоть немного прочистить горло.
   - Мирослав Владимирович, но я, правда, случайно, не хотела совсем, - семеню за ним следом, - понимаете, вы сказали "поднять голову", я подняла, а вы наклонились. А я не хотела, совсем не хотела, зачем оно мне, целовать вас? Если бы вы мне хотя бы нравились, но ведь вы же мне ничуточки ... - Одинцов снова резко остановился, нос снова оказался в знакомой уже спине.
   - Старикова, вы хоть понимаете, что сейчас говорите? - спросил Одинцов.
   - Вообще-то не очень, - созналась спине. На нее как-то не так было страшно смотреть.
   - Я так и думал. - Сказала спина и пошла дальше.
   На встречу нам выбежали знакомые мышки, радостно при встрече с нами поблескивая глазками. Я тоже была снова рада их видеть. Был шанс, что при виде их Одинцов мне поверит и выделит другую комнату.
   Комната меня не разочаровала, все так же гостеприимно открыв дверь, представила во всей своей красе сбор негодных чучел.
   - И обратите внимание, Мирослав Владимирович, чучела были испорчены до меня, - для наглядности схватила ближайшее ко мне чучело совы и стала тыкать ему в лицо.
   Одинцов старательно уворачивался, потом, не выдержав моего натиска, запустил искорку магии в чучело, наверное, хотел развеять ее. Но эффект превзошел все наши ожидания. Сова взорвалась, окатив кучей перьев и поролона, который не замедлил тут же от искры вспыхнуть. Горящие перья разлетелись по комнате, падая на остальные чучела, те с азартом, решив попробовать что-то новое в своей жизни, занялись огнем.
   - Старикова!
   Вот, пожалуйста, опять Рита виновата! Сову взорвал ректор, а виноватой снова признали меня. Одинцов собирал из пространства магию и преобразовывал ее в воду, отсылая на очаги возгорания. Я встала рядом повторяя за ним пассы, наши совместные усилия были успешными, пожар был потушен.
   Зато посмотрев, на Одинцова, меня накрыла истерика. Я смеялась так, что согнулась. Горелые перья и поролон покрывали его голову и одежду, причем поролон старательно прилип к ткани. Сверху все это были хорошо смочено водой, волосы свисали сосульками.
   - Старикова! - возмущенно крикнул на меня Одинцов, но потом поддался моему порыву или просто я так чудесно выглядела, захохотал вместе со мной. Мы с ним повисли друг на друге, заливисто смеясь.
   Первым пришел в себя ректор, обняв все еще хохочущую меня, вывел из горелого помещения и повел на выход.
   - Правильное решение принял, что решил за вами присмотреть, - все еще подсмеиваясь, сказал по дороге Одинцов.
  
   Пока купалась в ректорской ванне, отмываясь от своих похождений, Одинцов был занят чем-то важным. Замотавшись в его халат, за неимением своей одежды, и закутав волосы в полотенце, сунула ноги в тапочки. Шаркая безразмерками, царственно выплыла в его спальню.
   Одинцов сидел перед лонгом с большим экраном. Что-то увлеченно разглядывая. Подсела рядом, какие-то планы, схемы.
   - Что это? - поинтересовалась у него.
   - План особняка султана Факайри, - не оборачиваясь, ответил Одинцов.
   - Ух, ты! А где вы его достать смогли? - восхитилась такой оперативностью.
   - Знакомый в Архитектурном сервере работает, - ответил Одинцов.
   Раздался стук в дверь, вошли Демон и Круз. Поздоровались и так как-то странно на нас поглядывают. А чего спрашивается? Чистые помытые, оба в банных халатах. Все прилично вроде.
   - Демон, это план особняка султана Факайри. Нам понадобиться это. - И протянул список Демону.
   - А вот это что? - ткнул пальцев в какой-то пункт Демон.
   - Это то, что носят евнухи султана. - Пояснил Одинцов, посмотрев пункт.
   - Вы планируете, что мы все пойдем? - удивился Демон, - Я думал, Ритка одна в гарем сунется и вынесет Аграши.
   - А если не вынесет, то останется в гареме, - усмехнулся планам Демона.
   - Да, что вы! Кто ее там оставит? - возразил Демон.
   - Что не достаточно хороша для гарема? - съязвила ему.
   - Нет, Рит, я не об этом. - Попытался замять неловкость парень. - Ты же маг, никто не сможет тебя остановить, я хотел сказать.
   И все равно обидно стало, конечно, не собираюсь ни в какой гарем, но можно как то о моей внешности более косвенно говорить.
   - Старикова, ты хамелеон? - кивнула в знак согласия, - значит подстраховываемся. Ты принимаешь внешность одной из жен султана, желательно по комплекции по-проще. - Ну, вот завуалированней некуда, хотела же тактичности, - Мы с Демоном в одежде евнухов тебя сопровождаем, Круз забирает с крыши.
   Парни сидели молча, обдумывая информацию. Потом Демон все же решился.
   - А мне обязательно в евнуха переодеваться?
   - Мама дорогая, нашел, о чем беспокоиться! - засмеялась над ним, - Значит, меня в наложницы запускать это нормально, а самому тряпки одеть так срам?
   - Если на этом все возражения, то остался один вопрос: как нам узнать внешность жен султана? - задал вопрос Одинцов. Во! С головой мужик, не то, что некоторые!
   - У султана в женах сестра Кристины, собственно так Аграши к нему попал. А теперь, когда нужно провести обряд у нас, не хочет отдавать. Буду ее просить прислать фото, - сообщил нам Демон.
   Одинцов молча подвинул ему лонг. Демон набрал номер своей Кристины, у меня челюсть отпала от такой красоты. Интересно он проверял ее на изменение внешности магией и космо салоне? Мне кажется, таких не бывает, хотя я в других сферах общаюсь. Круз сидел рядом и яростно боролся со слюноотделением. Одинцов совершенно спокойно смотрел на эту красоту неземную, видать перевидал не мало на своем пути.
   Кристина, что удивительно при ее красоте поняла все достаточно быстро, лишь два раза повторил, что пялиться на султановых жен не будет, поручит сообщникам, один из которых женщина. Меня велели показать. Демон повернул экран на нас с Одинцовым, которые сидели рядышком в халатах на кровати. Моя красота Кристину не впечатлила, невеста дала одобрение на мою персону, после чего отключилась.
   Демон сидел со слегка осоловевшим видом, в такой глубокой задумчивости. Сильно его эта Кристина припечатала.
   - Старикова, пока сидим и ждем результата, закажи себе одежду, не все же время тебе в моем халате ходить. - Повернулся ко мне Одинцов.
   Смотри-ка, а мужик после Кристины соображать может. Вырвала из рук задумчивого Демона лонг и набрала свой любимый магазин. Плохо, что на экран со всех сторон смотреть можно, теперь парни разглядывали белье и все остальное, что я себе заказывала. Очень надеюсь, что они просто женскими вещами интересовались, а не моими конкретно.
   Успела почти все заказать, лишь начала размышлять над предметами гигиены, как отправить парней подальше, тренькнул лонг.
   На экран посыпались фотки красоток. Интересно, сестра Кристины их из журнала моделей высылала что ли? Что-то они на обычных девиц не были похожи.
   Парни увлеченно стали рассматривать полуобнаженных красавиц, а меня пробрала дрожь.
   - Это что мне такое тоже нужно будет одевать? - проблеяла вслух свои мысли.
   - Конечно, считай у них такая форма одежды, рабочая, - радостно оскалился Круз.
   - Мирослав Владимирович, а можно я тоже евнухом оденусь? - взмолилась на Одинцова, - Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! - сложила ладошки перед лицом в молящем жесте.
   - Ритка, а что это ты к Мирославу по имени отчеству обращаешься? - спросил довольный Круз, не отводя взгляд от картинок на экране. Остальные мужские представители, кстати, тоже, так что мой вопрос и жест остались незамеченными.
   - А как я должна обращаться? - не поняла странного вопроса.
   - Обычно после этого по имени зовут, - не отвлекался от просмотра красоток Круз.
   - После чего? - не поняла его намека, не пойми на что.
   - Старикова, он решил, что у нас был секс, - прокомментировал Одинцов, тоже не отрывая взгляд от султановых жен. Вот интересно, сколько их у него, прорва какая-то.
   - ЧТО? - взревела я. - Как ты мог такое подумать?
   - А что я должен был думать, если вы оба после душа на постели сидите, - на секунду оторвался Круз от просмотра.
   - Я кстати тоже так подумал, - совершенно спокойно подтвердил Демон.
   - Вы обалдели, что ли? С какого перепуга у нас с Мирославом Владимировичем будет секс? - пыталась достучаться до оловянных парней.
   - А почему нет? - пожал плечами Круз.
   - Да потому, что для этого мужчина должен хотя бы нравиться! - воскликнула рассерженная им.
   Все трое синхронно на меня посмотрели. Выражение было разное. Демон понимающе, видно все же вспомнил выпускной, Круз насмешливо, а вот на Одинцова я боялась посмотреть, но что-то мне подсказывало, что сильно зол он на меня за такие слова. Второй раз ему сообщаю, что он мне не нравится, а теперь еще в присутствии других мужчин. Подозреваю, что Одинцов в данный момент очень захотел оставить меня в гареме этого султана.
   - Так что насчет моего наряда евнухом? - попыталась перевести разговор.
   - Нет! - хором ответили мне.
   - Я подобрал кандидатуру, - почти спокойным тоном произнес Одинцов. Повернул к парням и показал стрелочкой. Круз и Демон стали внимательно разглядывать фотку, потом сравнивать со мной.
   - Не пойдет, - возразил Демон, - у Ритки грудь меньше. - Можно подумать, он помнит.
   - Не страшно, прикроет тканью, зато проще перейти в образ, - возразил Одинцов.
   Лонг повернули ко мне. Кроме огромного бюста я практически ничего не увидела, проморгалась, перевела взгляд на лицо, да мой тип.
   - С этим я справлюсь, - кивнула соглашаясь.
   - Значит, решено, - Одинцов поднялся с кровати. - Старикова в гостиной есть диван, ночуешь сегодня в моей квартире, завтра подыщем тебе другую комнату. И просьба, больше пожаров не делать.
   - Что? - оторопела от такой наглости я, - это же вы сову подожгли! - возмутилась такому поклепу.
   - Кто мне ее в лицо совать начал? - развернулся ко мне злой ректор.
   - Вы сами мне комнату с чучелами подсунули! - подскочила я, совсем забыв, что на мне халат на десять размеров больше. Халат благополучно соскочил с плеч, хорошая реакция позволила подхватить его на груди. Эти трое опять превратились в сиамских близнецов. Ну чего уставились, спрашивается? Голые плечи не видели? Вон, только что на султановых смотрели.
   Сердито пнула безразмерные тапки, которые тоже отказывались нормально обуваться, гордо пошаркала на выход в гостиную. Вот и чего Одинцову там не встречать гостей? Никто бы не думал глупости разные.
   Уселась на диван, положила ногу на ногу и сердито начала ей качать. Достала пульт и стала на панельке кнопки переключать, мне так помогает нервы успокаивать. Парни прошли мимо, попрощались. Круз весело подмигнул, за что получил диванной подушкой по стрижке.
   Одинцов из спальни не выходил, я нашла музыкальный канал и успокоилась на нем. Пора волосы в порядок приводить, сняла полотенце, поискала расческу, придется в ванну идти, и да, кстати, надо еще ее заказать. А в ванну идти через спальню, помялась перед дверью, потом решилась.
   Распахнула дверь и замерла на пороге, потом быстро ее закрыла. Поморгала, пытаясь сбросить наваждение. Нет, правда, я видела Одинцова голым. Он стоял у шкафа, спиной ко мне и доставал вещи, вот я идиотка, надо же было постучать! Такие правильные мысли приходят после, хотя дверь открывалась бесшумно, может, не заметил?
   Постояла еще перед дверью, но идти надо, завтра я волосы не раздеру. Теперь постучала.
   - Можно? - я сама вежливость и тактичность, могу собой гордиться.
   - Войдите, - спокойно ответил мне Одинцов.
   - Мирослав Владимирович, мне расческа нужна, можно я возьму? - кротость мое второе имя.
   - Старикова, когда заходите всегда надо стучаться, - спокойно ответил мне Одинцов в спортивном костюме. - Вот холерные дни! Заметил все-таки. - Возьмите расческу в ванной, а лонг к себе в гостиную, закажите, что не успели заказать.
   Я пошаркала безразмерками в ванну, оттуда уже с лонгом в руках обратно к себе на диван. Поесть бы мелькнула мысль. Доставка пиццы решила дело, знакомая пиццерия хорошо знала адрес Академии, так что ждать не долго.
   Шарила по лонгу, ища знакомый сайт с магазинами. Случайно попала на папки с личными делами, ручки всю жизнь были шаловливыми, за что получали всенепременно. И ведь знаю, что получу, а все равно залезла в свой файл. Там были фотки, мои фотки, и не какие-нибудь там три на четыре, а нормальные жизненные. То я одна стою в задумчивости, то с кем-то загораю на травке перед общежитием, здесь я на выпускном. Оу, целуюсь с Демоном, а я не знала, что нас фоткали, хотя ничего удивительного. А вот мы садимся к Демону в его сапрон.
   - Старикова, сколько можно? Вот вроде уже взрослая, должна понимать, что в чужом лонге лазить не прилично, - осуждающе произнес Одинцов за моей спиной.
   - Но ведь это же мои фотки. Откуда они у вас, - подскочила, повернулась и встала на колени, чтобы посмотреть на него в упор.
   - У меня на каждого студента есть досье. Вы все заказали? - забрал свой лонг из моих рук Одинцов.
   - Вроде все, - не уверено протянула в ответ.
   - Если что забыли, можете пока брать у меня, - ушел в спальню, но дверь не закрыл. Поставил логн на столик перед кроватью, закрыл мой файл, а потом вышел в гостиную.
   - Вот вам моя рубашка, можете в нее переодеться и спать, - протянул красивую черную, шелковую рубашку. Видать дорогущая.
   - Спасибо, - решила промолчать о ее стоимости, а то еще чего-нибудь ляпну, не подумавши. Уж за сегодняшний день наговорилась.
   Прибывшая пицца решила вопрос с ужином, Одинцов, как настоящий мужчина, расплатился сам. Согрел чаю, добавил магии для спокойного сна, запах сразу стал таким ароматным.
   Щетку мне выделили из запасов, не иначе студенты ему презентовали на день розыгрыша, потому что на ручке голая тетка была, приколисты тоже мне. Я-то оригинальнее придумала, подарила ему зеркальце карманное намагиченное. Сама старалась, заклинание подбирала. Когда кто смотрит, все нормально, но если Одинцов, то там обезьяна появляется, причем на несколько секунд, он тряхнет головой, а зеркальце опять все нормально показывает. Мы тогда долго на лекциях за ним наблюдали, Одинцов не мог понять, в чем подвох.
   Шелковая рубашка доходила до середины бедра, так что можно смело шастать, по дому, все приличия соблюдены, зато в ней удобней, чем в халате.
   Уснула сидя на диване под какую-то романтическую муру, Одинцов долго не выдержал, ушел раньше. Утром оказалось, что из под меня были убраны остатки пиццы, пульт и один тапок, зато уложена на подушку и накрыта тонким пледом. Заботливый хозяин.
  
   Утро разбудило ароматом кофе. Второй день подряд мужчины готовят для меня, это не к добру. Одинцов заглянул в гостиную.
   - Проснулась? Иди на кухню, завтракать.
   Кухня нашлась по запаху, ароматно пахли гренки с сыром, свежеприготовленные, не то, что мои разогретые. Настроение с каждым глотком кофе становилось всю лучше.
   Испортил мне его Одинцов одной фразой.
   - Сегодня выдвигаемся в гарем.
   Вот тебе и сон в летнюю ночь, хотя с другой стороны, чем быстрей мы бриллиант стащим, тем быстрей расплачусь с Академией, а потом буду жить свободно. Настрой стал решительный.
   - Хватит, - перехватил мою руку Одинцов.
   Оказалось, я машинально постукивая по чашке добавляла заряд бодрости. С таким зарядом можно уже было смело слона на руках поднимать. То-то я смотрю, я пью, пью, а мне все жизнерадостней и жизнерадостней.
  
   Жены султана Факайри беззаботно загорали на закрытом пляже. Форма одежды была свободная, то есть такая, которая позволяла ощущать полную свободу от оной. Пляж хорошо охранялся со стороны моря, любое плавательное средство сразу же отправлялось восвояси или на дно морское, смотря по настрою хозяев суденышек.
   Круз смотрел на свой небольшой лонг, управляя катером достаточно большого размера, чтобы на нем могло поместиться небольшое футбольное поле. Кое-что в нем было переделано, поэтому катер несся один на бешеной скорости в сторону закрытого пляжа. Когда судно пересекло невидимою границу, сработали сирены у стражников гарема. Прозвучало предупреждение, катер не остановился, продолжая свой стремительный полет по воде, прозвучали негромкие выстрелы, видимо, чтобы не травмировать красавиц султана они были почти не слышными. Катер продолжал свой путь, раздался второй выстрел, теперь стреляли на поражение, кажется, даже попали, но в наши планы это не входило. Круз быстро загасил пожар, позволив катеру, мчатся дальше. И когда до берега оставались считанные секунды, новый взрыв достиг смелый катерок, Круз тоже нажал на взрыватели и грохот потряс мирный до этого пляж красавиц. Пылающий костер вылетел на желтенький песочек, и по инерции пролетел еще немного. Визг дамочек заглушил вой сирены.
   Мы с удовольствием смотрели на переполох, нами же устроенный из сапрона, зависшего над садом за особняком, накинув на него полог невидимости. За шум не опасались, при таком масштабном переполохе, нас слышно не было.
   Я, Одинцов и Демон спокойно спустились в сад и пошли к открытым настеж дверям, в полной уверенности, что вся охрана занята спасением красавиц и тушением пожара на пляже. Расчет оказался верным. В коридорах и комнатах не было никого. Сопровождающие меня евнухи шли чуть поодаль, я чувствовала, как они взглядами поедают аппетитную попку султанской жены.
   Я хамелеон, такая у меня магическая особенность, могу принимать вид человека, точнее женщины, по типажу, похожей на меня. Форма тела может варьироваться, но в данном случае получилась точная копия султанской жены. Так что Демон зря переживал по поводу размера бюста, получилось тютелька в тютельку на радость парням. Пока я ходила в новых формах и привыкала к ним, чтобы двигаться естественно, они таращились во все глаза, бессовестно оперируя доводом, что оценивают только для того, чтобы не было помарок во внешнем виде. Одним словом шла не я по коридору, а очередная пассия султана.
   Одинцов утром заставил вызубрить весь план особняка, как будто собирался принимать по нему Гос., причем лично. Теперь могла тут жить всю жизнь, и меня бы никто не заметил, потому что знала все ходы и переходы.
   Шла уверенно, пятая точка упрямо раскачивалась, не смотря на все мои усилия. Вот вожделенная дверь спальни султана. Не в том смысле, что хотела бы оказаться там в качестве султанской жены, а в том, что за ней скрывалась моя независимость и перспектива вырваться из кабалы АОМ. Мои евнухи подошли ко мне и встали рядом, около дверей. Нажала ручку и зашла.
   Легкий сквознячок приятно охлаждал покои султана, развивал тончайшие занавески его обширной кровати. Красота! Восточная сказка, о такой только помечтать можно.
   Прохожу в изголовье кровати, там стоит невысокий изящный комодик, на крышке которого совершенно беспардонно в подставочке красуется Аграши. Я его ручкой хвать! И в лифчик засунула по быстрому, ну точнее в ту прозрачную полосочку, которая была на мне вместо предмета женского белья. Поворачиваюсь на выход и сердце забилось быстрее.
   Со стороны балкона заходит такой красавчик, я думала, от частоты сердечного пульса кровь сейчас закипит, и пар их ушей пойдет. Это кто ж такой? Местный евнух?
   - Фериде, звезда моя, я сегодня тебя не ждал, ты сказала, что у тебя голова болит. Но я очень рад, что ты чувствуешь себя гораздо лучше и пришла ко мне, разделить со мной ложе любви, - а голос-то какой! Бархатный, глубокий.
   Это что же за издевательство над женской психикой и природой? Султан что ли? А Фереде эта стерва, не иначе, от такого мужика нос воротит.
   - Фериде, звезда моя, может, сначала станцуешь для меня? - околдовывает меня голос.
   Султан включает восточную музыку, и вот спрашивается, откуда я знаю все эти движения? Медленно покачиваю призывно бедрами, наклоняюсь, демонстрируя манящую ложбинку, потом выпрямляюсь, сгибаю ножку в колене и удар бедром вниз, волна ткани следует за мной, маня и притягивая. Султан улыбается на кровати и протягивает ко мне руку.
   "Стоп! Ритка! Возьми себя в руки, ты Рита Старикова, а это всего лишь мужик, и ты тыришь сейчас у этого красавчика его Аграши" - пробилась здравая мысль в голове.
   Сквозь открывшуюся щель в двери просовывается голова Демона, глаза у него округляются, голова исчезает. На его месте появляется голова Одинцова, злой взгляд немного трезвит меня, видимо сила привычки бояться ректора сидит во мне глубоко. Начинаю своими волнообразными движениями продвигаться к двери, не смотря на призывный жест красавчика с кровати. Эх, пропадай моя физиология вместе с этим Аграшем.
   Только подумала про бриллиант, как тот начал потихоньку соскальзывать сквозь ткань, я автоматически схватилась за грудь.
   - О, Фериде! Твоя грудь! - раздался стон со стороны кровати.
   Коленки от такого подкосились, сейчас стартану прямо туда. Рука из-за двери схватила меня за талию и рванула к двери. Вылетела из спальни султана задом вперед и приземлилась этим самым задом на грудь Одинцову. Он подо мной охнул, Демон рванул за руку, ставя на ноги.
   - Аграши где? - прошипел на меня Демон.
   - Да вот, - полезла в лифчик, доставая.
   В распахнутой двери показался султан.
   - Фериде, что здесь происходит? - строгий голос султана заставил очнуться.
   - Бежим! - скомандовал Одинцов.
   Мы кинулись бежать по коридору, я зажала Аграши в руке, так и не передав его Демону. Султан поднял тревогу простым криком, его голос раздался звучно по всему особняку, что придало нам скорости.
   Наша задача была забежать на крышу, где завис Круз на сапроне. Как же я была благодарна Одинцову за муштру сегодня с утра, когда он заставил вызубрить весь план строения. Евнухи неслись со всех сторон, спрашивали у нас, что случилось, мужчины на ходу бросали какие-то слова, отправляя тех в другие стороны, подальше от нас.
   Вот она вожделенная крыша. Сапрон уже ждал нас. Демон бежал первым, вторым Одинцов, я спешила на своих невозможных шпильках. Оторвать уши тому извращенцу, который придумал такую обувь. Когда Демон уже поднимался по лесенке в сапрон, каблук моего издевательства на ногах застрял в какой-то трещине или дыре, не рассмотрела. Нога подвернулась, я шмякнулась всей своей тушкой, вереща от боли в подвернутой стопе. От удара о землю бриллиант вылетел из моей руки и продолжил бегство от султана без меня к краю крыши, а потом дальше.
   - Старикова! - заорал Одинцов, подхватил меня поперек за талию и выдернул вместе с каблуком из расщелины.
   Демон попытался догнать улетевший бриллиант слевитировав с крыши. Одинцов затащил, верещащую меня, все так же держа поперек, в сапрон.
   - Поймал Аграши? - спросил вернувшегося Демона Одинцов.
   - Нет, - зло бросил Демон, - его крылан проглотил.
   - Как? - вытаращилась на него я.
   - Какой именно? - уже вопрос по существу задал Одинцов.
   - Полицейский. Они же полицию вызвали для расследования. Крыланы были вызваны для облета территории. А этот ... - проглотил непечатное слово Демон, - увидел блестящее и проглотил.
   Это известный факт, крыланы жутко падки на все блестящее. Но очень умные, а потому в полиции их часто используют.
   - Номер запомнил? - снова Одинцов с конкретным вопросом.
   - Тридцать семь, - хмуро ответил Демон.
  
   Вечером с чашкой чая и обезболивающим компрессом на ноге я сидела на диване. Вокруг расположились мои соучастники неудавшегося преступления. По всем каналам демонстрировали кадры горящего катера, переполох в султановом гареме, причем старались части гарема показать крупным планом. Парни хранили хмурое молчание.
   - Я так понимаю, надо доставать Аграши из крылана, - произнес Одинцов.
   Я поперхнулась вкусным чаем, который заварил для меня ректор, уставилась на него опешившими глазами. Парни предпочли пиво, а мне не дали, припомнили табакерку.
   - Это же придется в полицейский участок вломиться! - откашлявшись, сказала я.
   - Ритка, все же из-за тебя! - воскликнул Демон.
   Во, началось. А я сижу и гадаю, когда же меня во всем обвинят? Так не совсем долго ждала, даже чай не успела допить. Круз и Одинцов синхронно не смотрели в мою сторону. И вот спрашивается, в чем я виновата? Сначала шпильки эти неудобные обули на меня, потом на них бежать заставили. Сами пусть попробуют, потом рассуждают. А крылана я не призывала!
   - Ага, и крылан из-за меня, - ехидно протянула ему.
   - Ритка, ты не могла сразу, что ли Аграши мне отдать?
   - А чего сразу не забрал? - огрызнулась на Демона. Я между прочим тут пострадавшая, причем два раза. Один раз физически, вон нога в копрессе, а второй раз морально, такой мужчина хотел со мной ложе любви разделить, а я ... эх!
   - Мне, между прочим, моральная компенсация требуется! - ядовито заявила Демону.
   - За что это? - поразился моей наглости Демон.
   - Я Аграши из спальни вынесла? Вынесла. Ногу подвернула? - сунула ему под нос вонючую культяпку, - подвернула. Вот! Плати наличными!
   Скандалить мне не привыкать, он бы с моими бабульками прожил три года, как я, сразу бы научился. А так сидит, победно раздавленный мной, железными аргументами.
   - Демон, Старикова права. Она свою работу сделал. Алмаз вынесла, а то, что не забрал его, сам виноват, - заступился за меня Одинцов. Невольно посмотрела на него с уважением.
   - Подумаешь, сделаем еще одну попытку, - спокойно произнес Круз.
   - Ты в этом уверен? - вскипятился Демон.
   - А что особенного? Спланируем все и все сделаем, - успокоил всех Одинцов.
   - Так крылан, я извиняюсь, он же какает, - произнесла я, невольно начина принюхиваться и поводить носом. Вот что значит сила внушения, тут же все стали принюхиваться. Первым опомнился Одинцов, осознавший, что в его квартире крыланы нагадить еще не успели.
   - Значит нам надо поторопиться. Срок завтра. А сейчас разбежались по кроватям, мне подумать надо. - Приказал нам всем, это он по привычке, как студентам. Вот только интересно, когда он у нас стал мозгом операции?
   Парни ушли, забрав с собой пиво, чай мой закончился, а нога пока не хотела проходить. Так-то к утру пройдет, но остаточно побаливать будет. И если, не дай Вахири, опять придется бегать, могу не добежать.
   С этими мрачными мыслями смотрела на свою завернутую в компресс конечность. Все таки недоделок тот кто придумал шпильки для женщин. Он сам хоть раз на них ходил?
   - Старикова, как нога? - раздался голос за моей спиной.
   - Болит, должна к утру пройти, - отозвалась Одинцову, закидывая голову назад, чтобы увидеть его.
   Он внимательно на меня смотрел, а я стала похихикивать. Глупо, понимаю, но в таком ракурсе, да еще такой серьезный, ой, не могу, ну смешно. Метнул на меня взгляд злой. Вот чего все время злится?
   - Мирослав Владимирович, может, полечите? А я вам заплачу, честное слово, как только Демон со мной расплатиться, - решила сменить тему.
   - Старикова, я дорого беру за свои услуги, - прикололся надо мной Одинцов.
   - А по дружескому тарифу если? Или может скидка на опт будет? - прикалываюсь дальше.
   У нас часто такие желающие находятся. Ты мне девушка скидку дай на услуги, я к тебе часто приходить буду, ты за копейки делай, но я же постоянный клиент. А то, что сил вкладываю в нее хоть за копейку, хоть за рупь, ее не волнует.
   - Лучше я сразу тебя вылечу, - улыбаясь, сказал Одинцов и присел рядом с моей ногой.
   Снял намотанную тряпку с моей ноги, которую я старательно пару часов приложила к своей ноге, мазюкала всяческими бальзамами и притирками, от чего амбре стояло такое специфическое.
   Одинцов аккуратно вытер всю мою целительскую деятельность и провел пальцами по стопе. Такое приятное покалывание появилось, магия прошла под кожу. Я закрыла глаза и просто стала получать удовольствие от ощущений.
   - Старикова, прекратите стонать! - тихо приказал ректор, вы меня отвлекаете.
   - Простите, Мирослав Владимирович, так приятно было. Вы просто кудесник. Вот ту еще немножко, - провожу рукой по ноге снизу вверх.
   Ой, что-то я не то показываю, все-таки сказывается воздержание, чтоб ему в холерные дни не выжить.
   - Старикова, напоминаю, вы подвернули ступню, - спокойный голос.
   Одинцов перехватывает мою руку на середине бедра. Вот холерные дни! Мог бы и промолчать. Открыла глаза, смотрю на Одинцова, он взгляд не отводит, и руку не отпускает.
   - Мирослав Владимирович, на меня такой мужчина сегодня покушался, - произнесла я расстроенным голосом, Одинцов тут же отпустил меня, мою руку и ногу, встал и вышел из гостиной. Что-то опять злиться.
   Романтическая мура сделала свое черное дело, расплакалась о своей судьбе несчастной навзрыд. На мои всхлипы в пол второго ночи вышел почти бодрый ректор из спальни.
   - Старикова, что еще случилось? - обреченным голосом произнес Одинцов.
   - Мирослав Владимирович, я же ничего, вы идите, спите, я потихооооничкууууу, - уткнулась в подушку со слезами.
   - А теперь нормально объясните, что произошло? - Чувствую руки на своих плечах, а сказать нормально не могу.
   - Да идите, спите. У меня все нормальнааааа, - реву дальше.
   - Слушайте, под ваш плач все равно спать не получиться, объясняйте толком, что случилось, - вытащил меня из подушки Одинцов и заставил на него посмотреть.
   - Я никому не нужна, один вот сегодня был и то не на меня смотрел. А яяяяя, - снова рев, может мне выплакаться надо. Чего он пришел, порыдаю в одиночестве и усну спокойно, это же не алкоголь, чтобы за такое ругать.
   - И долго? - спокойно спросил Одинцов.
   - Что долго? - переспрашиваю в его плечо, подставленное мне.
   - Давно не было секса с мужчиной, спрашиваю? - разозлился на мою непонятливость Одинцов.
   - Долго. - сорвалось с я зыка, - Какое вам дело? - тут же возмущаюсь.
   - Старикова, если уж вы меня как психотерапевта используете, давайте без этих ваших выкрутасов, - отругал меня Одинцов. - теперь вопрос по существу: Сколько времени не было полноценного секса?
   - УУУУУ, - заревела я снова. Да ну его с его прямотой и психиаторством. Надо было к Светке поехать, напились бы, я бы у нее поплакала на судьбу свою несчастную. От нее выслушала бы советов море, которыми никогда не воспользуюсь, пересмотрела бы все фотографии ее детей от рождения и на такси вернулась бы домой. Кстати куда домой?
   - Старикова, говорите уже, - начал раздражатся Одинцов.
   - Три года, - прорвалось сквозь меня и мои всхлипы.
   - Что так долго? - поразился Одинцов.
   - Так получилось, - что я ему скажу, что Демон был последним моим воспоминаем? А потом домик в деревне. - А между прочим, это вы меня в ту деревню направили! - озарило меня, кто виноват в моих неудачах на любовном фронте, и от султана тоже он вытащил, х он моль поганая!
   - Не я, Академия, - поправил машинально Одинцов, о чес-то раздумывая.
   - А вы еще спрашиваете, за что я так АОМ не люблю. - продолжала предъявлять претензии, когда еще случай выпадет.
   - Так, Старикова, прекращаем истерику! - решительно повернулся ко мне Одинцов. - Я так понял, что вам необходим секс. Вы согласны заняться сексом со мной?
   -ЧТО?! Да кто вам сказал, что мне нужен секс, да еще с вами?! - возмущению моему не было предела, и магия вокруг меня начала вибрировать. Это ощущение я хорошо помню, как раз такое было перед взрывом в табакерке.
   - Вы, только что сказали, что у вас не было секса три года, - попытался объяснить свое предложение Одинцов.
   - Я не говорила, что мне нужен секс, тупой вы болван! - Все! Это случилось, магия собралась вокруг меня, спрессовалась и взорвалась, разнеся гостиную Одинцова.
   - Старикова, - выдохнул прокопченный Одинцов.
   Опять Рита виновата, и ведь не докажешь свою правоту, для этого надо родиться женщиной для начала, а потом три года в деревне просидеть без мало мальски приличного мужика. Так такой, как Одинцов, не поймет же.
   - Мирослав Владимирович, простите, пожалуйста, я сейчас все уберу, - пробормотала привычные слова, сколько раз я их произносила перед ректором, не пересчитать.
   - Не надо Старикова, мне на сегодня приключений хватит. Сегодня вы спите в моей постели! - приказал Одинцов.
   - Как это? - поразилась я.
   - А где вы собираетесь спать? - развел руками Одинцов. Зрелище и правда было плачевное. Все в копоти, хорошо пожар не устроила, магическая чистка, конечно, поможет, но на это времени уйдет масса, а уже рассвет скоро.
   - Могу в ванной, - робко предложила я.
   - Старикова, вы очень наглядно показали и два раза сказали, что я вас, как мужчина не интересую, так что можете не беспокоиться за свою неприкосновенность. Вы меня тоже не интересуете, как женщина. - Выдал мне по самые уши ректор. Это конечно, хорошо, что не интересую, но как-то обидно стало. Хотя сейчас возражать - себе дороже.
   - Вы помойтесь только, а то от вас паленым пахнет, - то, что он теперь как негр весь черный, я умолчала.
   Из ванной Одинцов вышел свежевымытый, побритый и пахнущий абалденно дорогущими мужскими духами, хорошо хоть без примеси магии. Я сразу вспомнила любимую фразу: "И тот, кто на ночь бреется, на что-нибудь надеется". Закутанный в полотенце мужчина стал подходить ко мне, сидящей на кровати.
   - Старикова, рубашка на вас прожглась, снимайте, - я, заворожено глядя на голый торс мускулистого мужчины, стала расстегивать пуговицы на рубашке, - и возьмите в шкафу другую, - продолжил ректор.
   - Да-да-да-да, - затараторила я, не спуская с него взгляда.
   Одинцов прошел мимо меня, обдав ароматом, и направился к шкафу. Встала и подошла к нему, запах стал одуряще вкусным. Хотелось попробовать на вкус.
   - Выбирайте, - показал рукой Одинцов.
   Перевела взгляд на рубашки, сунула руку наугад и вытащила белую.
   - Эту? - хмыкнул хозяин рубашки, - ладно берите. Переодевайте. И я прошу вас, Старикова, давайте ложиться спать.
   Я медленно стала послушно расстегивать оставшиеся пуговки. Одинцов проследил за двумя, сглотнул и прошел за створку двери шкафа, наверное, тоже переодеваться. И вот тут меня заинтересовал вопрос: а в чем ректор спит? Интересно же, никогда, пока училась, не задавалась таким вопросом, а сколько розыгрышей пропустила на эту тему. От разочарования застонала, сунула палец в дырочку под пуговицу, зацепилась ногтем, дернула и сломала ноготь. Вот за целый, полный приключениями день, не сломала, а сейчас умудрилась.
   - Старикова, что еще? - Простонал Одинцов из-за дверцы шкафа.
   - Ноготь сломала, - ответила ему, засунув палец в рот и пытаясь огрызть острый краешек, чтобы не цеплялся.
   Одинцов, одетый в одни трусы, я бы даже сказала сексуальные, не будь это наш ректор, подошел ко мне.
   - Все, Старикова, ты меня достала!
   Выдернул палец из моего рта, прижался к моим губам и впился. От неожиданности я обмерла, дышать, правда, тоже перестала. Он настойчиво пробирался на мою территорию, раздвигая губами и языком мои губы.
   - Мирослав Владимирович! - оттолкнула его, - вы что себе позволяете?! -Мы изволили гневаться.
   - Старикова, а на что это похоже? - усмехнулся Одинцов.
   - Вы меня поцеловали! - возмутилась его вопросу вместе с поступком.
   - Ты же хотела, чтобы быть кому-то нужной, - уже без насмешки проговорил ректор.
   - Хотела, но ... - он приложил палец к моим губам, заставляя замолчать, потому что я как раз собиралась закончить: "но не с вами же".
   - Все, Старикова, вопрос улажен? - строго спросил меня Одинцов. Я на рефлексе тут же кивнула. - Теперь осталось тебя переодеть. Попрошу не орать и магией не кидаться! - пригрозил он мне.
   Быстрыми движениями расстегнул пуговицы, стянул с меня свою обоженную рубашку, оставив при этом меня обнаженной, быстро накинул другую и застегнул на мне. Провел уверенными жестами, расправляя складочки.
   - Все, это заняло времени меньше минуты. Теперь спать. Иди и ложись. Или с этим тоже возникнут трудности? - усомнился в моей полноценности ректор.
   - Не-не, я сама, - повернулась к кровати, зацепилась за ковер и шлепнулась на пол.
   - Недоразумение ходячее, - выдохнул Одинцов. Поднял на руки и положил на кровать, подальше к стеночке. - Все, спи уже! - взмолился мужчина в трусах, укладываясь рядом со мной под плед.
   - А второго нет? - скромно спросила я.
   - Чего второго? - буркнул ректор с закрытыми глазами.
   - Пледа, накрыться чем. - Неудобно как-то под одним. Я тут в шелковой рубашке, он с голым торсом.
   - Второй сейчас на диване. Напомнить в каком он состоянии? - недовольный голос.
   Бука какой, мог бы и еще один купить. Ладно, лето не замерзну. Поворочилась, пытаясь отползти, как можно дальше, при этом накрыть хоть что-нибудь, зябко стало с голыми ногами. Одинцов вздохнул, снял с себя покрывало и натянул на меня, сам остался раскрытым.
   - А вы? - вежливо поинтересовалась.
   - Не замерзну, - отвернулся от меня.
   Закуталась в плед и сладко уснула. Проснулась от естественной надобности. Напилась чаю на ночь, теперь вот в туалет приспичило. Собралась вставать и уткнулась носом в спину, сразу все вспомнила, глаза открыла, смотрю, думаю. Вопрос: как мне через Одинцова перелезть?
   В окошко слабый рассвет пробивается, может потерпеть? Я, конечно, могу потерпеть, но организм отказывается. Еще немного подождала, набралась решимости, приподнялась и стала перелазить, очень аккуратно, стараясь не зацепить спящего мужчину. Еще вспомнилась шутка: "Перелазил за жену и зацепился", хихикнула тихонечко.
   - Старикова, - раздался голос Одинцова. От неожиданности я упала на него сверху.
   - Что? - робко спросила, и стала приподниматься.
   - Зачем ты на меня залезла?
   - Не залазила я на вас, - возмутилась, одна нога уже на полу, вторую перетаскиваю через него, ступня путается в покрывале, но Одинцов меня придержал, не упала. - Мне в туалет надо, - пришлось сознаться в естественных надобностях.
   Когда вернулась, Одинцов переполз на мою подушку.
   - Ложись с краю, а то еще куда-нибудь соберешься, - объяснил свое решение Одинцов.
   Нырнула под теплый плед, хорошо. Посмотрела на мужчину, скрючился, зябко, наверное. Жалко мне его стало.
   - Мирослав Владимирович, идите ко мне под плед, - позвала его и сама к нему подползла, открывая полу пледа.
   Одинцов открыл глаза и посмотрел на меня.
   - Вот что ты не спишь? - устало проговорил Одинцов.
   - Да сплю я, идите, говорю, под плед, вам же холодно, - решительней придвинулась, накрыла его.
   - Старикова, я вам сейчас скажу одну вещь, только вы не кидайтесь в меня магией. Когда женщина так зовет мужчину, мужчина это воспринимает как приглашение, - спокойно произнес Одинцов. Молча смотрю на него, нет, я не тупая, понимаю о чем он говорит, но как ему ответить, чтобы не обидеть? - Это приглашение?
   - Нет.
   - Спите, Старикова, - лег на спину, подтащил меня к себе, обнял рукой. А так гораздо теплее и Одинцов, кажется, стал согреваться.
  
   Утром я проснулась от аромата кофе, который заполнил всю комнату. Открыла глаза и увидела на столике чашечку с легким дымком над ней, которая благоухала и звала проснутся лучше, чем любой будильник.
   Одинцов сидел за своим лонгом и что-то там рассматривал, попивая кофе из другой чашечки.
   - Доброе утро, Мирослав Владимирович, - вежливо поздоровалась я.
   - Надеюсь утро будет ко мне добрее, чем ночь, - буркнул на меня Одинцов.
   - Простите, - привычно произнесла, уже давно не испытывая раскаивания при этом слове.
   Выпуталась из пледа, встала, потянулась сладко и присела перед чашкой. А между прочим, когда Одинцов через меня перелазил, я не проснулась.
   - Мирослав Владимирович, а что вы делаете? - вежливо поинтересовалась.
   - Составляю план нашего очередного ограбления. У нас вторая попытка, - не отвлекаясь, ответил Одинцов.
   - Я вот спросить у вас хотела. Зачем вам все это? Демону, понятно жениться приспичило, мы с Крузом на заработках. А вы?
   - Старикова, ты бы на лекциях такой интерес проявляла, - повернулся ко мне недовольный и не выспавшийся Одинцов, - У меня свой интерес в этом деле. - Все же отетил и отвернулся обратно к лонгу.
   Демон с Крузом пришли когда я с удовольствием потягивала кофе. Поздоровались, присели, посмотрели на раскиданную кровать с отпечатками двух голов на подушках, но на этот раз решили промолчать.
   - Спасибо Мирослав Владимирович, очень вкусный кофе сварили, - с благодарностью поставила чашку на стол.
   Демон приподнял бровь, Круз многозначительно ухмыльнулся. Опять они со своими намеками, забодали уже.
   - Старикова, завари еще, не выспался страшно, - попросил Одинцов, не отрываясь от лонга.
   - Заварю, - согласилась, подумав, что тоже не откажусь от чашечки, - спали бы себе спокойно, никто вас не трогал, сами с этим вашим сексом пристали.
   Все трое одновременно посмотрели на меня. Парни с понимаем, Одинцов ... ну недобро, скажем так.
   - Старикова, вы иногда думайте, о чем говорите, - приказал ректор.
   - Мирослав, а что у тебя в гостиной? - спросил Демон.
   - Это Старикова опять отличилась, - съехидничал ректор. Ну и пусть, лучше помолчу, потопала на кухню. - Вот что нам понадобиться, - это уже Демону.
   Кофе решила заварить на всех, чтобы потом опять на кухню не отсылали. Забрала с собой кофейник и кучу чашек, для экономии времени опять же, все это добро несу на подносе, ступаю осторожно, пирамидка из хрупкого стекла шатается. Только подошла к двери, хлобысь по подносу! Какой-то умник дверь со всего маху открыл, поднос летит на пол, чашки бьются, кофейник зависает в воздухе.
   Я злая, потому что осколками меня достало и голые ноги порезало в нескольких местах, поднимаю глаза и встречаюсь взглядом с Одинцовым.
   - Что это было?! - ору на него.
   - Ты цела? - кинулся к моим ногам Одинцов, предварительно забрав из воздуха кофейник и поставив его на стол за моей спиной.
   - НЕТ! - ору ему дальше. - Ты чего приперся? Ты чего дверью бякаешь?
   - Старикова! Приди в себя, - гладит Одинцов мои ноги, залечивая ранки.
   - Холерные дни! Что за напасть-то такая! - зла на него не хватает. - Ай больно! - опять заверещала. Это он пальцем случайно какой-то кусочек в ноге застрявший нашел и пытался вытащить.
   - Старикова, успокойся, сейчас все сделаю, - но мне не до этого. Не выспалась, порезалась, хорошо хоть кофейник на себя не вылила. Продолжаю верещать на него и ругаться.
   Одинцов поднялся, посмотрел на меня, понял, что не успокоюсь, схватил меня за руки и прижал к себе.
   - Успокойся, слышишь? - проговорил он рядом с моим лицом, - все у тебя с ногами в порядке, я все залечил. - Я бешено на него смотрю и дышу возмущенно, глаза точно от негодования сверкают.
   Одинцов понял, что все бесполезно и впился в мои губы опять, как тогда ночью, заставляя забыть, как дышать, захватывая все больше и больше. Язык заставил раздвинуться мои губы, теперь он уже не бесился. Я попыталась сделать вдох и приоткрыла рот, Одинцов успокоился, медленно и с наслаждением ласкал мои губы своими. Почувствовала, как его рука опустилась на поясницу и притиснула к его животу. Теперь он иногда отпускал мои губы, давая возможность глотнуть воздуха. Приятное тепло от его тела растеклось по мне, я успокоилась и просто с удовольствием целовалась с ... ректором?! Отпрянула от Одинцова и выпученными глазами посмотрела на него.
   - Мирослав В...
   Снова поцелуй, который не дал мне ничего сказать. Приятно конечно, но как же так? Одной рукой продолжая держать за поясницу, не позволяя отстраниться, второй поднял мою руку и положил себе на плечо, невольно ладонь соскользнула и обняла его за шею. Вообще ничего не понимая, что происходит, решила просто не сопротивляться, а то еще в чем-нибудь обвинят.
   Отпустил меня, я еле дышала после такого поцелуя, Одинцов смотрел прямо мне в глаза, а руки не убирал.
   - Мирослав Владимирович, вы кофе просили, - вспомнила вдруг, - а чашки разбились.
   - Я помню, - отпустил меня Одинцов. - Рита, помоги убрать здесь и в гостиной тоже.
   В первый раз Одинцов назвал меня по имени. Даже не знаю, что по этому поводу думать. Поцелуй это понятно, пытался меня из истерики вытащить. Спали вместе тоже из-за обстоятельств. Хоть не обвиняет ни в чем и на том спасибо.
   В квартире уже никого не было. Оказалось, что когда ребята ушли, Одинцов пошел за мной на кухню, ожидая худшего, потому что меня долго не было.
   Набег на полицейский участок был запланирован на вечер, поэтому мы придались спокойно уборке.
  
   Пьяный Демон стоял на тротуаре и ловил такси. Опытные таксисты шарахались от него подальше, беспокоясь за машину и неприятности от дебошира. Когда к нему подкатил полицейский сапрон старенькой модельки подкатил к Демону, тот радостно махнул полупустой бутылкой и шагнул на встречу.
   - Шеф, подвези! - радостно улыбался пьяной улыбкой Демон.
   Полицейские с не меньшей радостью смотрели на него.
   - Шеф тройной тариф, за полицейских не бойся, они лохи, нас не поймают никогда, - дергал дверь Демон у сапрона.
   - Даже так? - усмехнулись полицейские. Услужливо помогли открыть дверь и вежливо посадили Демона на сиденье, тот с блаженной улыбкой растянулся и захрапел.
   В полицейском участке Демона проверили, он был чист, но пьян. Когда его растолкали и втиснули в камеру с уже немалым количеством народа, Демон начал громко и усилено возмущаться, устроил мордобой. Его как дебошира, перевели на второй этаж в одиночную камеру, чтобы дать возможность проспаться. После того как дверь за ним захлопнулась, а шаги полицейского спустились по лестнице, Демон сразу протрезвел. Спокойно подошел к двери камеры, положил руку на замок, закрыл глаза. Замок стал медленно поворачиваться и открылся. Демон выглянул в коридор, никого. Он спокойно снял с себя балахон, в который был одет и оказался в форме полицейского. Вышел в коридор, снова закрыл замок, и пошел по направлению к лестницы.
   Его задача была войти в сектор с крыланами и запустить нас.
   Вольеры с крыланами находились на отвесной скале. Одной стороной они держались на каменную стену и были друг над другом, так имитировались условия их природного обитания. Обслуживали их специальные рабочие, тоже одетые в полицейскую форму. Весь сектор был окружен сеткой, но в него можно было попасть и с наружи, достаточно открыть дверь из нутрии. А зависший надолго сарон у полицейского участка привлечет ненужное внимание.
   Демон шел в сектор к крыланам, по дороге вежливо раскланиваясь со встречными. Вежливость - главное оружие вора. Наш сапрон завис невдалике, нам теперь нужно было спуститься по отвесной каменной стене до этой двери.
   Я и Одинцов одели альпинистское снаряжение и начали свой спуск. Ректор первым, я следом. Почувствовав, что сил мне вряд ли хватит держаться, выкинула щупальца из сгустков магии и стала ими себя придерживать, цепляясь за скалу. Так пошло быстрей и безопасней. Одинцов посмотрел, надеюсь на щупальца, а не на то что маячило у него над головой, и повторил мой маневр. До двери добрались одновременно с Демоном. Прошли в дверь, скинули с себя защитный костюм, под ним была одета полицейская форма.
   Нужный нам тридцать седьмой номер находился на третьем уровне, поднимаясь по лестнице, слышали, как потревоженные крыланы начинают ворочаться и урчать. Искомый крылан очень обрадовался нашему визиту. Сначала заурчал на нас, потом захлопал крыльями и стал перебирать когтистыми лапами. Открывая дверь, мы насторожено, втягивая голову в плечи стали входить. Крылан тоже насторожился. В своей клетке он кроме уборщика, к которому привык за столько лет и живой добычи ничего не видел. А тут сама живность пришла. Конечно, на улицах он видел людей, но его всегда выпускали, предварительно покормив, чтобы не устраивал охоты.
   - Демон, сеть, - тихо проговорил Одинцов.
   Они одновременно подняли специальные пистолеты для отлова животных, которые стреляют сетью, и выстрелили в крылана, тот гаркнул так, что в ушах заложило. Сеть стянула крылана, но он старался из-за всех сил порвать ее. Одинцов спокойно подошел и вытянул руку для укола успокоительного. Крылан, увидев в его руках шприц, умудрился взвиться на дыбы и всей своей массой придавить Одинцова.
   - Мирослав! Владимирович! - одновременно вскрикнули мы и кинулись на помощь.
   От атаки нашего крылана начался переполох в других вольерах, особенно старался тот, что сверху. Верхний сосед орал, метался, топал ногами, под его весом пол скрипел и грозил обвалиться. Одинцов ойкнул под крыланом и замер. Мы оттащили сеть с тела Одинцова, тот лежал, прикрыв глаза, в руке у него торчал приготовленный шприц.
   - Засада, он успокоительного себе вколол, - сказал Демон сквозь зубы, - Ритка, постарайся Одинцова привести в чувства, я забираю ящики. - приказал мне Демон.
   Я стала хлестать ректора по щекам, сначала было неловко, а потом вошла во вкус. Наконец-то можно отвести душу за все несправедливые обвинения. Одинцов все же смог открыть глаза, но взгляд был не осмысленный. Продолжала его трясти, Демон вытаскивал ящики из-под клетки, в которые собирались отходы жизнедеятельности крылана, чтобы они не падали на головы ниже живущим. Их было два, обычно их просто чистили уборщики. Теперь нам эти ящики со всем содержимым, плюс бьющейся крылан в сетки, плюс полуобморочный Одинцов, все это вдвоем с Демоном дотащить до двери и погрузить в сапрон.
   Пока Демон доставал ящики, я взвалила на себя Одинцова и повела того на слабых ногах к выходу. Нога за ногу, медленно шагая, мы двигались к заветной двери. Демон за это время успел достать и отнести огромные ящики с отходами, погрузить из сапрон и вернуться за крыланом. Появились мы одновременно у двери. Странный запах распространился вокруг. Посмотрела на Демона и открыла рот от удивления. Он был весь в дерьме с головы до ног, поцарапан и смердело от него безбожно. В руках он держал присмиревшего, но тоже грязного крылана в сетке.
   Сначала загрузили Одинцова, потом Демон залез вместе с крыланом.
   - Что это с тобой? - пораженно спросила его, обнимая все норовившего упасть на пол Одинцова.
   - Верхний крылан пол проломил, и содержимое его ящика на меня вылилось, - зло сказал Демон.
   Летели со всеми открытыми окнами, чтобы хоть немного глоток свежего воздуха был в сапроне. Приземлились на территории Академии, место нам заранее Одинцов показал, за хозяйственными постройками.
   Быстро выкинули вонючего крылана, вытащили ящики. Одинцова, медленно приходящего в себя, оставили в сапроне.
   Демон кинулся к ящикам, теперь ему уже было все равно, ароматом больше, ароматом меньше. Ящики оказались пустыми, но в одном катался камушек, завернутый в целлофан. Демон развернул его, достал из пакетика бумажку и прочитал: "Если вам нужен ваш бриллиант, позвоните по номеру". Теперь можно было отпускать крылана, он сам домой вернется. А его исчезновение спишут на проломленный пол верхнего соседа.
   Я осторожно снимала сеть, стараясь не испачкаться. Не стала доверять это взбешенному Демону, который мог прибить крылана. Крылан доверчиво урлыкал, заглядывая мне в глаза, как будто понимал, какую подлянку нам подкинул. Даже после того как был свободен, грязный крылан пытался потереться предано об меня, я же шарахалась от него подальше, стараясь быть на как можно большем расстоянии. Вскоре это превратилось в догонялки. Я убегала от него по небольшой площадке за хоз.постройками, стараясь увернуться от навязчивых проявлений знаков любви крылана, он же в свою очередь, видимо, решил вытереться об меня чтоб хоть немного быть чистым.
   Взбешенной Демон смотрел на наши перебежки и рычал, мне показалось, что он сейчас начнется охоться на крылана.
   - Крыланчик, ты лети, лети, - ласково говорила ему, стараясь увернуться от очереного проявления любви. - Демон не смей! - закричала ему предупреждающе, потому что парень не выдержал и кинулся на крылана, расставив ладони в жесте, явно предназначенном не для обниманий.
   Крылан остановился, внимательно посмотрел на неадекватного Демона, и пошел в атаку. Он же обученный полицейский, видно на задержание не раз ходил и его сверкающие яростным огнем глаза Демона не смутили. Взмахи крыльев, крылан взлетает и пикирует на парня сверху, тык коротким в голову, "Ай!" орет Демон, крылан летит дальше, разворот и снова атака. Теперь догонялки начались наоборот. Крылан уже не ласкаться лез, а старался достать Демона побольнее.
   Круз выскочил на помощь к другу, наставил пистолет на крылана.
   - Круз, он полицейский, не стреляй! - закричала ему.
   Мой крик заставил парня задуматься, крылану хватило этих нескольких секунд и он стал атаковать теперь обоих парней, гоняя по небольшой площадке, победно ухая, и стараясь клюнуть из в мягкое место. При этом пролетая мимо меня радостно урлыкал, видимо, ждал поощрения. Парни же наоборот попеременно ойкая, смотрели на меня грозно, как будто это я крылана на них напустила.
   - Ритка! Прекрати это немедленно! - закричал Круз, пробегая в очередной раз мимо меня.
   - Как? - отозвалась тут же, потому что как раз раздумывала, чем им помочь.
   - Убери его от нас! - продолжал кричат Круз. Демон лишь скрежетал зубами.
   - Да я-то что могу?! - возмутилась тут же.
   - Ты маг или как?
   - А ты? - парировала ему. Круз снова начал доставать пистолет, - Крыланчик! - громко позвала, - Иди я тебя поглажу!
   И этот нахаленок, ту же бросил полицейское преследование в воспитательных целях, спланировал ко мне и доверчиво сунул лысую башку свою прямо мне в руку. А кожица теплая мягкая, бархатистая, приятная на ощупь. Стала перебирать пальцами по его голове, крылан тихо урлыкал и прикрыл глаза. Только парни приблизились ко мне, как тут же повернулся, зашипел на них и расправил крылья.
   - Ритка, опять твоя работа! - возмутился Демон.
   - Да что я сделала!
   - Натравила на нас своего крылана, - возмущался дальше Демон.
   - Во-первых, он не мой, а полицейский, а во-вторых, вы же с Одинцовым в него стреляли и Круз собирался, а я из сети выпутала, свободу ему дала. Так что не надо сваливать с больной головы на здоровую! Крыланчик, иди еще поглажу, ну их противных таких! - позвала крылана на подмогу, потому что парни были злы уже на меня, причем без всякой моей вины.
   Парни остановились, пытаясь понять мои доводы, при этом почесывая поклеванные места. Крылан все-таки их скорее воспитывал, потому что если идет на задержание, то берет своими когтями жестко, там дырки остаются как от пуль. Приходилось мне как-то одну лечить. Это повезет, если в рану грязь не попадет, а так крылан явно не в серьез с ними обращался.
   Демон и Круз смотрели на нас с крыланом, тот же искоса на них поглядывал, следил за каждым их движением.
   - Что с тобой делать теперь? - задумчиво произнесла я, продолжая почесывать лысую голову.
   - Я домой, мне помыться надо, - решительно развернулся Демон, Круз пошел за ним.
   - Ритка, что с Мирославом делать? - уже у открытой двери спросил Круз.
   - Несите его домой, что еще с ним делать, - пожала плечами, мне бы тут с крыланом разобраться.
   - Может, пусть лучше тут на воздухе посидит? - предложил Демон.
   - Может и лучше, быстрей проветрится, - согласилась я.
   Парни вытащили полусонного Одинцова из сапрона, посадили на какой-то ящик в тенечке, сели и уехали. Демон видимо мыться и отчитываться перед невестой.
   Крылан внимательно посмотрел на Одинцова, в глазах что-то промелькнуло, понимание или вспомнил, что мужика затоптал, в общем, медленно стал к нему идти и урлыкать. На приближающийся звук ректор среагировал, поднял голову и уставился в глаза крылану. Тот тоже смотрел на него в упор, ой, что же сейчас будет?
   Однако крылан повел себя интересно, подошел к Одинцову, сунул лысую голову под руку, тот погладил его. После этого крылан поднырнул под тело ректора и завалил его на себя, взмахнул крыльями и взлетел. Я стояла раскрыв рот. Крылан же мотнул головой, мол, веди куда надо. Я побежала к корпусу, где была квартира ректора. Одинцов безвольно висел на тушке крылана, так боялась, что он свалиться, а мне опять попадет, причем опять ни за что, глаз с них не сводила. И ведь вроде небольшой крылан, а сильный какой, не зря их в полиции держат. Я была в восхищении этой зверюгой с крыльями, вот бы мне такого!
   Крылан приземлился перед дверью, аккуратно сгрузил Одинцова на землю, тот хоть полусонный, но ногах почти не стоял, я подхватила ректора подмышки и повела в квартиру.
   - Крыланчик, спасибо, лети милый, - повернулась в сторону добровольного помощника. Тот лишь урлыкнул и взмыл в небо. В почти ночном небе его скоро стало не видно. Проводив взглядом красивый полет, повела беспомощного Одинцова в квартиру, благо всего второй этаж. По дороге встретилась сердобольная техничка.
   - Ой, бедненький, это где же он так нализалси? - заохала она, делая ноги в сторону коридора, чтобы разнести весть побыстрее.
  
   Полусонный Одинцов даже старался помочь мне, когда начала его раздевать. Потом опустила его в кресло и побежала наливать ванную, его же отмыть надо было от всех приключений в курятнике, то есть в вольерах крыланов. Полностью раздетый Одинцов ожидал меня в кресле, решила не смущаться его вида, буду считать, пациент вот такой достался.
   Посадила в ванну, намылила голову, смывая остатки всякого разного с головы, старалась делать все быстро, а вдруг уснет. Ополоснула прохладным душем и отвела на кровать, закинула тело ректора подальше и умотала сама в ванну, приводить себя в порядок.
   Когда вышла из ванной, Одинцов мирно дрых в кровати. Я устроилась на отмытом диване в гостиной, в этот раз решила, что с романтикой завязываю.
   Посмотрела новости, про побег из курятника нашего крылана ничего не сообщалось. Выслушала котировки денежных валют и вырубилась вместе с телевизором. Снился мне грязный Демон, протягивающий ко мне руки, чтобы задушить.
   Проснулась среди ночи и побрела на кухню чтобы водички выпить. Захожу на кухню и от неожиданности вздрогнула, хорошо не заорала. В темной кухне на стульчике, привалившись к стеночке, сидел Одинцов и спал. Подошла к нему, точно спит, вон мирно дрыхнет, так же не удобно, надо его обратно в кровать отвести.
   Вспомнила про воду, напилась, стала поднимать мужчину, тяжеленный, как я его вчера весь вечер на себе таскала? Кое-как растолкала его, чтобы приподнять со стула и уже привычно поднырнув в подмышку, повела в спальню. Завалила его в кровать, накрыла пледом, ушла к себе.
   Уснуть удалось практически сразу, только сквозь сон, услышала шаркающие шаги. Открыла глаза, Одинцов с закрытыми глазами шаркает в кухню. Подскочила к нему, опять подхватила мужчину, повернула в сторону спальни и отвела в кровать. Потом подумалось, может, он тоже пить хочет? Отправилась на кухню за водой, напоила Одинцова, действительно весь бокал выпил и уснул.
   С чувством выполненного долга отправилась спать дальше. Лежу, прислушиваюсь, вроде тихо, не куда его не несет. Со счастливым вдохом закрыла глаза и постаралась уснуть. Получалось не очень, ворочалась на мягком диване, оценила, что на кровати было гораздо удобнее, даже Одинцов не сильно мешал. С великим трудом уснуть получилось.
   Шарк-шарк-шарк. Холерные дни! Он издевается! Подскакиваю на диване, Одинцов медленно, старательно шаркая по полу, идет на кухню. Решила не обращать внимания, отвернулась на другой бок и закрыла глаза. Не пойду, пусть хоть всю ночь на стуле спит, мне тоже выспаться надо.
   На кухне что-то загромыхало, потом еще что-то, в конце этой какофонии что-то с громким "бздынем" разбилось. Придется идти, а то опять скажут, я виновата.
   Встала со вздохом и пошлепала на кухню. Одинцов сидел на стуле, голова и руки лежали на столе, а все что до этого было на его новой подушке, валялось на полу. Сходила за метелкой с совком, убрала осколки. Подняла это ЧП ходячее и повела обратно в кровать.
   Положила Одинцова к стеночке и легла рядом, чтобы уже не ходил никуда. Вроде притих. Накрыла голого мужчину покрывалом, постаралась отодвинутся подальше, а то как-то не по себе немного... хотя интересно. Не выдержала, потихоньку открыла покрывало и стала его рассматривать, когда еще такой случай выдастся? Тело у него красивое, мускулистое, явно спортом занимается, не удивительно, что дамочки на него приворотов понавешали. А что там у нас дальше? Стягиваю еще ниже покрывало, ну с этим у него тоже все на месте. Вернула все на обратно, повернулась к нему спиной, закрыла глаза, как будто сплю. А какой теперь сон? Перед глазами всплывает яркая картинка только что увиденного.
   Так, Рита, берем себя в руки, или делаем ноги на диван, там будет легче уснуть ... или помечтать не поймешь о чем. Только собралась уходить, заворочался Одинцов, притихла, он тоже, подождала немного. Откинула покрывало с ног и стала вставать, Одинцов тоже. Холерные дни! Он что за мной собрался идти? Легла обратно на спину, пусть спит уже тут, ладно у меня сна нет, до утра уж как-нибудь. Одинцов мирно лежит на боку, смотрю на его лицо, сейчас, когда я его совсем не боюсь, даже приятное, кажется. Строгие глаза прикрыты, больше не пугают, нос прямой, губы нежные, это я помню, можно сказать приятная внешность у ректора. Как я раньше не замечала?
   Одинцов поднял руку и положил на меня, да пусть лежит, мне не мешает. А вот щупать меня не надо, мне одного вида голого мужчины хватило. Убираю руку в сторону, но она упорно возвращается, ладно, если это ему спать не мешает, пусть лежит. Придвигается, он, что опять бродить собрался? Приготовилась тормозить его. Оказалось, нет, положил щечку мне на плечо, ладно, пусть себе, мне не мешает. А вот целовать мое плечо не надо! Пытаюсь хоть немного отодвинуться от него, а Одинцов наоборот крепко прижимается ко мне, руками притиснул к себе и не останавливается на поцелуях плеча. Рубашку стаскивает, что-то там бормочет, не разберешь. Ну что за издевательство над моей добротой и порядочностью? А может послать все эти страхи и принципы к холерным дням?
   А вот это уже серьезно прижался ко мне своим мужским достоинством и норовит еще наверх залесть. Ну, это уже слишком! Чтобы меня ректор, да еще когда сам спит! Да на кой мне его Египет?!
   - Мирослав Владимирович! - громко позвала его, пытаясь отпихнуть Одинцова. Ноль реакции, точнее адекватной ноль, зато другой совсем даже много. - Мирослав Владимирович!!!! - ору уже громко и трясу его, чтобы очнулся, а то так в забытьи и совратит свою вредную студентку, причем, которая почти совсем не против, - Мирослав!!!! АЛЁ!!! ГАРАЖ!!!! Очнись уже!!
   - Рита, ты чего кричишь? - вопрос, заданный тихим голосом, рядом с моей голой грудью заставил меня замереть от неожиданности.
   - Так это ... Мирослав Владимирович, вы же сейчас чего собрались делать? - уже тише спрашиваю Одинцова.
   - А что происходит? - поднимает голову Одинцов и рассматривает голую меня под собой.
   - Мирослав Владимирович, а вы бы не могли с меня слезть? - мило так его спрашиваю.
   - Это что сейчас было? Старикова, вы хотели меня соблазнить?! - возмущенно произнес Одинцов и скатился с меня в сторону, зацепившись при этом ... ну этим. Холерные дни!
   - Я???!!! - подскочила на кровати.- ЯЯЯЯ???!!!
   - Что ж ты так орешь? - схватился за голову Одинцов, посмотрел на меня, - ты бы хоть прикрылась, - попросил таким милым голосом, что просто захотелось его убить подушкой, причем медленно и два раза.
   Обижено засопев, стала поправлять его белую рубашку на себе, разумеется, опять Старикова виновата. Развернулась, чтобы уйти.
   - Рита, что сейчас случилось? - мирно спросил Одинцов.
   - Мирослав Владимирович, вы пытались меня соблазнить, а я вас разбудила, - пожала плечами, задержалась пока вставала, а потом поднялась с кровати, направляя в гостиную.
   - Рита, как я мог тебя соблазнять, если сам спал? - немного обвиняющее, но все равно мирно задал вопрос Одинцов.
   - Так вы же от успокоительного спали, того что собирались крылану вколоть. Не помните? А вы вообще что-то помните про вчерашний вечер? - остановилась, немного сообразив, что не так уж ректор виноват.
   - Как в вольер входили, помню, как стреляли сетью, помню, как крылан напал, тоже помню, а потом ... только то, что ты меня все время обнимала, - уже почти обвинительно сказал Одинцов.
   Ну, здорово, я значит няньчалась тут с ним, а он меня обвиняет в соблазнении.
   - Мирослав Владимирович, а как вы думаете, кто вас из вольера крылана увел и до дома довел, искупал, и спать уложил? А потом по всей квартире за вами бегал ночью и битую посуду убирал?
   - Ты? А зачем посуду битую убирала? - намекает, что я ему тут все разбила, не иначе.
   - Потому что вы упорно хотели спать на кухне и со стола все на пол побросали. Вот пришлось к вам в кровать ложиться, чтобы не дать бродить, а вы приставать начали. Думаю это какой-то побочный эффект после успокоительного. Можно я теперь пойду, спать очень хочется, - попросилась я. Кстати, еще в туалет надо забежать.
   - Рита, а почему я голый? - уже в дверях догнал меня вопрос.
   - Купала вас, а одевать не стала, - махнула рукой, - сами потом.
   Когда вышла из туалета, Одинцов лежал на спине, положив руки за голову.
   - Спасибо, - повернулся он ко мне.
   - Да ладно, - махнула рукой и прикрыла зевок, - я спать пошла.
   Устроившись на диване, вспоминала руки и губы Одинцова, все-таки приятно было, жаль, что он спал в тот момент. Вздохнула и уткнулась носиком в подушку. Все не как у людей.
  
   Утром аромат кофе достучался до моего сознания, а легкий поцелуй в губы разбудил окончательно. Распахнула глаза и увидела улыбающегося Одинцова.
   - Утренний кофе в постель моей спасительнице, и благодарный поцелуй от спасенного, - улыбаясь, проговорил Одинцов.
   - Мирослав Владимирович, - потрясенно прошептала я, нервно сглатывая.
   - Рит, давай по имени. - Предложил Одинцов.
   - Я не могу, - привычка сильнее меня.
   - А ты попробуй, - улыбался мне Одинцов.
   - Мирослав В... - он приложил палец к моим губам.
   - А теперь еще раз, - уже посмеивался он над моим недоумением.
   - Мирослав ... - снова палец на моих губах.
   - Ну, вот видишь, не все так страшно, - улыбался мне Одинцов, - а теперь еще раз.
   - Мирослав ... - теперь он меня остановил поцелуем.
   - Еще, - оторвался от моих губ и попросил Одинцов.
   - Мирослав, - прошептала я, глядя в его смеющиеся глаза, которые были совсем рядом.
   И снова утренний поцелуй.
   Звонок в дверь оторвал нас друг от друга. Уж не знаю, жалел ли об этом Одинцов, я так точно пожалела.
   Пришел Демон, уже вымытый и благоухающий дорогими духами, хмурый и недовольный до жути. Обозрел нашу идиллию на диване. Одинцов подает мне утренний кофе, но промолчал.
   - Мирослав, тебе Рита рассказала, как все прошло вчера? - после приветствия обратился к Одинцову Демон.
   - Не успела.
   Демон хмыкнул. Вот что пять начинает? Они меня со своими намеками достали уже.
   - Демон, я только проснулась и ты пришел. Так что можешь свою версию событий излагать. Как я тебе опять помешала, как натравила на тебя крылана, и вы с Крузом теперь поклеванные в мягкое место. Сидеть не больно? - усмехнулась его недовольному виду.
   Если бы он мог Демон испепелил бы взглядом, а так только глазенками посверкал.
   - Так что там вчера произошло? - выдержал паузу Одинцов.
   - Вот, - протянул бумажку Демон. А я себе отметила, проследить, чтобы ректор руки сходил, помыл после.
   Одинцов прочел и задумался.
   - Звонил? - посмотрел на Демона.
   - Нет, не стал торопиться. - Одинцов кивнул, соглашаясь.
   Ректор достал свой лонг и что-то начал там искать. Схемы, цифры мелькали на его экране. Я встала с дивана, выпив кофе, и сладко потянулась.
   Выходя из душа, услышала, что мужчины разговаривают на повышенных тонах. Чего спрашивается, не поделили? Потихоньку подошла к двери в гостиную, прислушалась, ну интересно же.
   - Пусть звонит Ритка, - громко сказал Демон, - ей как женщине скорее поверят.
   - Не надо ее впутывать. Нет ничего особенного договориться о встрече самим, - громко возражал ему Одинцов.
   - Что ты ее так бережешь? Понравилась что ли? Или она в постели хороша? Не помню ничего особенного, - звук удара прервал их разговор. А я обмерла за дверью. Меня накрыла такая гамма эмоций, что я шарахнула ногой дверь, та широко раскрылась. Демон лежал на полу, держась за щеку, Одинцов сидел на столике ко мне спиной.
   - Ну, вот что, друзья-любовники, играйтесь тут сами без меня, - смерила обоих взглядом и вышла из квартиры Одинцова, прям в чем была, то есть в белой помятой рубахе и шлепках-безразмерках, зато с чувством собственного достоинства.
   - Рита! - услышала голос Одинцова, бегущего по лестнице за мной, я припустила быстрее. Поймал он меня на улице, причем за рубашку, я не остановилась, он дернул и выдрал клок на спине. Приехали, еще в порванной рубашке осталось ходить по территории АОМ.
   - Рита, - перехватил меня за плечи и повернул к себе, - ты куда собралась?
   - От вас и вашего Аграши подальше, - зло ответила.
   - Рита, перестань. Демон получил по заслугам, ему давно нужно было морду набить. - Беспокойно смотрел на меня Одинцов.
   - За что?
   - За то, что сделал с тобой, - ответил Одинцов.
   - Он ничего со мной не делал, понятно? Вас, Мирослав Владимирович, это совершенно не касается, - начинала злиться все сильнее. Какое его дело, ну, в самом деле?
   - Рита, я ...
   - Отпустите. Вы мне работу обещали и ключи от комнаты, - вырвалась из его рук, - оставьте на вахте в общежитии я заберу позже.
   Развернулась и ушла. Правда куда я пойду, понятия не имела, но зато пошла с гордо поднятой головой.
  
   - Крыланчик, миленький, и что я такая несчастная? - гладила лысую голову урлыкающего крылана. Он жалостливо на меня смотрел и ласкался как кошка. - Вот что я им такого сделала?
   Не, плакать не хотелось, а обидно было. Ну, ректор понятно, он меня сразу невзлюбил, как только в АОМ появился. С первого же дня, как перевернулось ему на ноги ведро с зеленой краской. Но я же не специально! Он мимо шел, а я отходила назад и прокинула несчастное ведро, долго тогда перед новым ректором стояла в его кабинете и извинялась, шмыгая носом.
   А Демону чего я должна? Жениться на себе не заставляла, красавицу себе сам выбрал, а злится на меня. Опять им всем Рита виновата.
   - Слушай, крыланчик, а чего ты домой не улетел? - спросила у зверюшки. Тот жалобно курлыкал, как будто что-то рассказывал.
   - Рита, - раздался голос Демона, - я так и подумал что ты здесь.
   Мы с крыланом сидели на ящике за хозяйственными постройками, где вчера приземлились на сапроне.
   - Сгинь! - крикнула ему - Не подходи, развею! - Демон остановился.
   - Рит, прости меня! - закричал он издалека, ага, подходить-то боится.
   Это правильно, если начну атаковать, ему табакерка мирными переговорами покажется.
   - Рит, можно я подойду? Неудобно как то кричать так далеко.
   - Что скажешь? - повернулась к крылану, тот повернулся, внимательно посмотрел на Демона и зашипел, но крылья не распустил. Из чего я сделала вывод, что подойти разрешил, в крайнем случае, напасть всегда успеем.
   - Рит! - снова позвал Демон.
   - Ладно, иди, - разрешила я.
   - Рит, прости меня. Я сказал не то, что думал, мне вообще этого говорить не надо было. Рит, я на нервах уже который день, вот вырвалось. Мирослав тебя так защищал, что доконал меня окончательно. Рит, прости. - Демон стоял с покаянным видом, вроде не врет, может и правда нервы не выдержали. Попробуй тут сохрани ясность мысли, когда два раза свадьба из рук ускользает, да еще испражнения на голову вылились.
   - Демон, а что там насчет моей личной жизни? Ты долго еще собираешься делать намеки? - с легкой угрозой в спокойном тоне задаю вопрос.
   - Рит, прости. Сама же знаешь, обычный треп старых друзей. Меня тоже часто прикалывают. Кстати, наш с тобой поцелуй на выпускном часто припоминают. - Ну, это мне понравилось, значит, его тоже часто этим достают.
   - Ладно, прощаю. - улыбнулась ему и протянула руку. Мы мило пожали друг другу руки.
   - И Ритка, раз уж простила, нам с тобой было здорово тогда, - улыбнулся Демон и отпрыгнул, уворачиваясь, потому что магический заряд полетел в него моментально, потом еще, и еще.
   -Крыланчик, а клюнь его в мягкое место! - разрешила охоту на Демона.
   Тот с готовностью вспорхнул на землю и, неловко семеня, принялся, как петух в деревне охотиться. Демон подскакивал, убегал, прыгал, хохоча вместе со мной. Мы с ним перекидывались зарядами, стараясь достать друг друга не сильно, но чтобы крылана не зацепить.
   Набегавшись, присели на ящики. Крылан довольно приковылял к нам и положил мне голову на голые коленки.
   - Рит, вернись с Мирославу. - попросил Демон.
   - Ни за что! Я за эти два дня с этой историей не могла выспаться. Теперь спокойно пойду в кабалу и буду жить при АОМ. - Моего настроения пока ничего не могло испортить.
   - Там твои заказы пришли, - продолжал соблазнять Демон.
   - А ничего, сразу к себе в комнату заберу, - отмахнулась.
   - Рит, так нельзя, сначала мужика привязала к себе, а потом бросила, - покачал головой Демон.
   - Кто? Я? Демон, ты чего? - постучала пальцем по лбу.
   - Ритка, он мне мозги за тебя знаешь ,как промыл?
   - Демон, забудь. Веди себя, как человек, никто тебе морду бить не будет. - Приятно было сидеть на утреннем солнышке, настроение благодушное.
   - Рит, я не про себя, а про Мирослава говорю, - настаивал Демон.
   - Слался мне этот Одинцов, он меня еще во время учебы достал. Давай лучше про тебя поговорим. Расскажи про Аграши, зачем он тебе вообще понадобился? Ты что без него жениться не можешь что ли? - вот это правда интересно обсудить.
   - О женщины, любопытство не порок, а такое хобби. - улыбнулся Демон.
   - Это что тайна какая-то? - вот теперь пусть попробует сказать, что это секретная информация, я же тогда к нему в голову залез и покопаюсь. Увидев мой азартный взгляд, Демон решил смирится.
   - Аграши свадебный артефакт, он связывает ауры супругов. Дает возможность жить магу с не магом. Ты же знаешь, что в моей семье только маги, и я уже говорил почему.
   - А ну да, сброс магического резерва, - кивнула в знак понимания.
   -Так вот, Кристина не маг, но в ее семье был этот артефакт. Таких есть несколько в мире. Когда-то маги озадачились похожей проблемой и сделали несколько. Аграши в семье Кристины всегда использовался в свадебных церемониях, вроде как благословления на брак. Султану камушек приглянулся, и он не захотел отдавать его Кристине на свадьбу, там какая-то запутанная история между родами, кто-то чего-то кому-то должен. Я не очень разобрался, одно понял - нужен этот Аграши, чтобы мы с Кристиной могли пожениться. - Печально закончил Демон.
   - Ты ее так любишь? - сочувственно спросила его.
   - Очень. Рит, правда люблю. Она конечно красавица, но не это главное. Кристина меня как человек привлекает, - мечтательно проговорил Демон.
   Я сначала недоуменно на него похлопала глазами, потом захихикала, потом не выдержала и захохотала.
   - Ты с ней не спал, и это тебя добивает, - вытирая слезы, сказала я.
   - Ритка! - разозлился Демон, потом посмотрел, как я смеюсь и тоже начал улыбаться. - Вот как это у тебя получается? Самую суровую действительность ты умудряешься превратить в комедию?
   Мы распрощались с крыланом, и пошли с Демоном переносить мои вещи в комнату, которую должен был мне выделить ректор. Вид у нас был веселый и потрепанный, в некоторых местах нам удалось друг друга подпалить. Подкалывая друг друга, и пихаясь локтями, мы топали бодрым шагом к корпусу, где была квартира Одинцова.
   - А это наши выпускники. Как можете видеть, не смотря на то, что закончили Академию Общей магии несколько лет назад, они приходят к нам, чтобы потренироваться. Так сказать, не забыть навык, - раздался голос нашего преподавателя Ломова, который проводил экскурсию для абитуриентов и всех желающих.
   Мы с Демоном в потрепанной одежде великосветски поклонились, сотворили по очереди огонь, слили его в единый, развеяли. Потом собрали воду из воздуха и пролили небольшой дождик на экскурсию. Ломов, готовый к таким выкрутасам с нашей стороны, тут же раскрыл зонтик надо всей группой, чем вызвал аплодисменты и бурю восторга у поступающих.
   Гордой поступью отправились по своему пути, ловя восхищенные взгляды. Вот только взгляд Одинцова не сулил нам ничего хорошего.
   - Что это было? - сурово спросил он нас, кивая на окно, видел, значит.
   - Мирослав, что-то все хмуришься? Показали деткам, как работать с магией, - миролюбиво произнес Демон.
   - Старикова, опять пожар собралась устраивать? - Суровый взгляд перешел на меня.
   - Мирослав, ты не справедлив, - заслонил меня своей спиной Демон.
   - Нечего ее прятать. Виновата, пусть отвечает сама, - все так же строго проговорил Одинцов.
   - Да за что?! - не выдержала я, - Вот что опять не так сделала?! Дети пришли посмотреть на АОМ, дай ей бог здоровья! Мы с Демоном в потрепанном виде, Ломов нас представил как выпускников, которые тренироваться приходили. Мы что должны были промолчать?! - возмущалась этой напраслине.
   - Да неужели? - ехидно сказал Одинцов, и сделал те несколько шагов, что нас разделяли.
   - Это правда, - попытался остановить его Демон.
   - Я не с тобой разговариваю, а с этим недоразумением, - кинул на него злой взгляд Одинцов на Демона.
   - Да сам ты недоразумение! Что ты ко мне цепляешься все время?! У тебя как что, все Старикова виновата! Как же ты мне надоел со своими обвинениями! - уже кричала я.
   Одинцов схватил меня и поцеловал, вот холерные дни! А еще столько хотела высказать!
   Демон присвистнул, заставив меня вздрогнуть.
   - Ритка, сумашедшая! - прошептал Одинцов.
   - Я за вещами, - пыталась отдышаться после поцелуя.
   - За какими вещами? - не понял Одинцов и снова потянулся ко мне, но я уже была готова к такому моменту. - Демон, помоги - снова поцелуй, - с вещами, - заканчиваю после.
   - Рит, может, я пойду, а вы разберитесь сами. - Чувствую улыбку в словах Демона.
   - Демон, я с тобой! - вырываюсь из рук ректора. - Вещи я потом заберу.
   - Тогда куда собралась? - деловито спросил Демон.
   - К Светке отвези, подожду свою комнату там, - нашла свою одежду, в которой сюда пришла, грязная, но все лучше, чем в одной рубашке ходить.
   Ушла в ванну, стала переодеваться, стараясь хоть немного очистить одежку, которую скорей всего надо выкинуть, а не одевать. Настроение было боевое после дружеского поединка, слегка омрачало только одно - непонятная ситуация с ректором. Одинцов какой-то странный, то орет и обвиняет по чем зря, а с то поцелуями лезет. Все мои рассуждения свелись к тому, что глючит мужика, надо его ауру просканировать, может какие отклонения вылезут.
   Стук в дверь.
   - Рита, можно? - голос Одинцова.
   - Можно, - отозвалась, потому что уже оделась, расчесывалась перед зеркалом и магией волосы завивала, мне беспорядочные локоны больше нравились, а что, с длинными волосами могу себе позволить.
   - Рита, ты можешь нам помочь в этом деле с бриллиантом? - задал вопрос Одинцов, открыв дверь.
   - Это как? Вроде там другого гарема не намечается, - особо не горю желанием, да и не понятно, чем я им могу помочь.
   - Нужно будет позвонить по тому номеру и сходить на встречу, - ответил Одинцов, провожая взглядом мои действия с магией по завивке волос.
   - Ну это можно. Только Мирослав Владимирович, давайте с вами определимся, только деловые отношения, не надо больше меня целовать, - повернулась к нему.
   - Разумно, - с натянутой улыбкой произнес он.
   Демон ждал нас в гостиной, я вышла, за мной следом Одинцов.
   - Демон, Рита позвонит по телефону и сходит на встречу, дальше уже наша работа будет, - сказал ректор из-за моей спины.
   - Демон, а что насчет оплаты? - невинным голосом спросила я. Ну, проснулась во мне жадность, после обещания ста тысяч.
   - Пять тысяч, - сказал Демон.
   - Не пойдет, - встрял Одинцов вперед меня, не дав согласиться.
   - Десять? - удивился Демон.
   - Сто десять тысяч, - спокойно сказал Одинцов.
   - За что? За то, что позвонит по туеку и сходит на встречу? - опешил Демон.
   - Демон, ты ничего не забыл? Было проведено две операции, сейчас планируется третья, - ровным тоном сообщил Одинцов. Я благополучно молчала, решив, что пусть торгуется, в крайнем случае всегда можно согласиться на десять тысяч, если на сто десять не получиться. Причем молчала с задумчивым видом, как бы рассуждая, а не поднять ли мне еще цену, ну, например, за пострадавшую в первой операции ногу?
   - Хорошо, - согласился Демон, глядя на меня. И вот почему опять получается, что Рита виновата? Торговался Одинцов, а все шишки опять на меня летят.
   - Вот и славно, - подытожила я разговор, пока не передумал, - Демон поможешь с вещами?
   - Я помогу, - вызвался ректор.
   - Ну что вы, Мирослав Владимирович, мы же с вами договорились, - мягко с упреком произнесла ему.
   - Вот ключи, - достал из кармана Одинцов.
   Смотрю на ключики, и меня начинают терзать смутные сомненья, это как так получается, что связка ключей у него в кармане? Это что же они были у него с самого начала? И что с комнатой той, которая с чучелами, была подстава? То есть пожар планировался заранее? Не на кого было списать безхозный инвентарь? Хотел, чтобы я в АОМ по гроб жизни работала? И даже после? Затащить меня в такую кабалу, чтоб дыхнуть не могла? Кстати надо выяснить, сколько вообще АОМ заплатила за треклятую табакерку, а то, как то все уж больно на рабство смахивает.
   Демон демонстративно на меня не смотрит, ну и ладно, сама разберусь. Не впервой вещи переносить. Ключи забрала, посмотрела на бирку, корпус знакомый, разберемся. С довольным, в предчувствии скорой независимости, собрала пакеты, коробочки, сколько смогла унести и потопала в предназначенную для меня комнату.
   Комната мне понравилась. Не в студенческом общежитии, но тоже жилой, чистенькая, после ремонта и даже кровать была, а не чучела. Бросила покупки и пошла за новой ходкой. Демона уже не было, Одинцов выглянул на открывающуюся дверь.
   - Помочь? -Вежливо спросил, получив отказ, убрался и больше не мешал.
   И вот спрашивается, что я такого назаказывала, что все это не могу унести за два раза? Еще четыре пары рук не хватает, это точно, но согревала мысль, что теперь буду жить одна в своей комнате, никто не будет рядом шаркать по ночам, наконец-то высплюсь. Да и крылан недалеко оказался, он нашел себе ящик для лежака на той площадке за хозпостройками, буду бегать к нему.
   Туек затренькал, когда я выбившись из сил, упала на кровать.
   - Сгинь, Демон, - проворчала в трубку.
   - Через пятнадцать минут у Мирослава, пиццу привезу, - и отключился. Вот если бы не пицца, послала бы его с его ста десятью тысячами крылану под хвост. А так встала, умылась и потопала из только что покинутой квартиры. Вот как будто специально со временем подгадали, чтобы все успела перенести, а они только потом заявились.
  
   Демон пришел с Крузом серьезные, намеков никаких не делали, что меня вдохновило и настроение подняло.
   - План такой, - Начал говорить Одинцов, - Рита звонит по туеку и говорит про бриллиант, я прослушиваю и вычисляю номер и место расположения. Номер новый, не удалось отследить его, ни одного звонка с этого номера не было сделано, - сижу и перевариваю, это какую же он базу данных вскрыл, чтобы получить такую информацию? И еще интересно, кем Одинцов до этого работал, что так легко соображает о таких базах и как, что вычислить?
   - Дальше составим план исходя из собранной информации, - закончил Одинцов, а я как всегда на лекции пропустила половину. Ничего, потом нагоню.
   - Рита, вот текст, - протянул мне Демон лист, предварительно прочитав.
   - Звони, - протянул мне туек Одинцов.
   Звоню.
   - Добрый день, - скалюсь в улыбке, - а я на счет бриллианта, мне этот номер оставили, сказали я могу у вас узнать о моей пропаже.
   - Милайя -ааа, - тянет бабулька на той стороне туека, - какой бриллиант? Мы отродясь никаких бриллиантов не видели-иии.
   - Ну как же?! - восклицаю я, понимая, что накрылись медным тазом мои сто десять тысяч, - мне же сказали по этому номеру позвонить.
   - Так звонила бы по номеру, - резонно заметила бабулька. Я смотрю на своих, они синхронно закивали, что номер тот.
   - Это номер - 32 05 49 23? - называю цифры вслух.
   - А кто ж его знает, - протянула бабулька, - может и такой может другой. Ты чего хотела, девонька?
   - Так я же вам звоню и мне нужен бриллиант, - стараюсь терпеливо донести до нее, перед глазами прыгают цифры сто десять тысяч, нарисованные Демоном на бумаге.
   - Да откуда у меня бриллиант? - снова парирует мне бабулька.
   - Мне же записку оставили, если хочешь забрать свой бриллиант, позвони по номеру и ваш номер, - я уже четь не плакала над трубкой. За моральный ущерб при разговоре с этой бабулькой Демон не заплатит, это точно.
   - Так что ж ты туда не позвонила? - снова началось все по кругу.
   - А может у вас есть внук или сын? - с надеждой спрашиваю я, а вдруг адекватный попадется?
   - Как не быть? Есть такой. Сейчас разбужу, - сообщила мне бабулька. После долгого молчания, слышу отборный мат на том конце, посылаю в основном бабульку, но всех ее близких родственников, на мой взгляд, уже почивших, посылают тоже.
   - Слушаю, - мужской голос. Мои соучастники с облегчением выдохнули.
   - Здравствуйте, мне записку оставили, что если я хочу получить свой бриллиант, то могу позвонить по этому номеру, - чуть не плача от радости стала говорить я, вроде нормальный.
   - Сегодня в Центральном парке в семь, - и бросил трубку. Видно долго тренировался, чтобы быстро говорить, фразу составлял, чтобы не вычислили, но бабулька затянула разговор насколько могла.
   Когда был дан отбой, я выдохнула, руки мелко тряслись.
   - Ну, Ритка, я бы так не смог, сразу послал бабульку по известному адресу, - проговорил Круз, уважительно глядя на меня. Демон сидел с опущенной головой, Одинцов был занят в лонге.
   - А вас ничего не насторожило? - спросила их. Все одновременно повернулись ко мне. - Центральный парк большой, где именно встреча?
   - Я вычислил откуда транслировал номер. Это бедный район, видимо наш уборщик в вольерах у крыланов. - Отозвался Одинцов. - нам повезло, что бабулька разговор затянула, по тому, что сказал мужчина, вычислить было не возможно. По поводу того, что место конкретное не назначено, дополнительная проверка. Насколько сообразителен клиент, если догадаешься перезвонить, то сообразительная, и тебя надо остерегаться. Если позвонишь только из парка, значит глупенькая и ты не представляешь опасности. Из всего этого делаем вывод, наш парень не так уж и прост. Сначала подкладывает камень с запиской именно в том месте, где мы будем искать, потом устраивает проверку. - После паузы, - Еще через пять минут буду знать всех жителей интересующего нас дома, но уверен, что сюрпризов не будет.
   Все сидели сосредоточенные и серьезные. Думали, мыслили.
   - А в чьем обличье мне идти? - задала важный вопрос я. И по недоуменному виду парней, поняла, что они об этом не думали, - ну не в своем же. - Постаралась объяснить им.
   - Правильно, - огласился Одинцов.
   Вот я им задачку задала с семью неизвестными. Сижу в сторонке, похихикиваю над ними. Вот кто бы сомневался, что мне станут предлагать вариант гаремного типа? Лишь Одинцов предлагал разумные варианты. Сошлись на таком типаже - блондинка, с большой грудью, остальное их не волновало, надеялись, что уборщика тоже волновать не будет. Да, мужчины - это диагноз. Кретинизм не излечим.
  
   Вечер в Центральном парке - звучит романтично, но меня как-то слегка нервная дрожь пробивает, хочется прижать, чтоб успокоили, стойко борюсь с этим желанием.
   - Рита, с тобой все хорошо? - Голос Одинцова. Что со мной может быть хорошего в этом обличье?
   Блондинка, ноги от груди пятого размера, лица за волосами не видать. На меня каждый второй пялится. Спасибо брюки разрешили одеть, а хотели мини юбку, но я руками прикрывалась спереди и сзади, тогда парни смирились и согласились на облегающие брючки.
   - Звони, - это Демон.
   Трясущимися руками беру туек, набираю номер.
   - Ой, а как вас найти? Парк он же вон, какой большой! - щебечу, почти ровным голосом.
   - У фонтана, на мне будет желтая рубашка и зеленые брюки. В руках цветок. - отрубился.
   - Кактус что ли? - поворачиваюсь к парням. Те вырубились, а что я такого сказала?
   - Ритка, пора, - скомандывал Демон.
   - Ну, держитесь не далеко, начинается дефеле этого ужаса на шпильках. Упаду, будете поднимать, - честно предупредила я.
   - Наложу штраф за срыв операции, - зашипел Демон.
   Обиженно развернула и пошла в сторону фонтана, походка как на ходулях, как же не удобно, холерные дни! Но парни двигаются следом, видно, что магией разгоняют желающих со мной познакомиться.
   Искомое желто-зеленое с цветком благородной породы роза, сидело на лавочке и проглядывало прохожих мимо женщин. Меня пропустить не было никакой возможности. Я перла как танкер на водонапорную башню, с уверенностью непробиваемости.
   - Здравствуйте! - радостно заорала желто-зеленому кошмару, - это я вам звонила.
   Могу сказать лишь одно, наша пара привлекла к себе всеобщее внимание, если этого кто добивался, он достиг своей цели.
   Оторопелое лицо желто-зеленого долго не могло прийти в себя, не смотря на то, что я беззастенчиво тыкала в него пятым размером.
   - З-здравствуйте, - пролепетал уборщик. Это я точно знала, потому что Одинцов показал мне его фотографию, а так же всех его ближайших родственников и бабулю в том числе.
   - Так, где мой бриллиант? - кокетливо спросила уборщика.
   - Я его отдам только в присутствии моего адвоката. Сумма обозначена здесь, - протянул мне бумажку, не сводя взгляда с вздымающийся груди при каждом вздохе.
   - Ой, как много! - воскликнула я, - вы меня так расстроили! У меня нет столько денег, послушайте как бьется мое сердце! - схватила его руку и положила себе на правую грудь, парень прибалдел окончательно, - слышите?
   - Сердце с левой стороны, - пролепетал он.
   - Правда? Ой, перепутала, - пропела я ему и положила руку на левую грудь. - Так про что мы с вами говорили?
   Парень сопел, не сводя взгляда со своей руки и того что было под ней.
   - Регина! - послышался голос Одинцова, - Почему тебя лапает какой-то мужчина?! - голос больше походил на рев.
   - Ах, милый, - защебетала я, насильно удерживая руку парня, который пытался убрать ее с моей груди. - Молодой человек показал что сердце у меня вот здесь с левой стороны.
   - А ты разве не знала? - зубовный скрежет был хорошо сыгран.
   - Знала, конечно, что я глупенькая какая? Просто перепутала. - Решила парня не добивать, отпустила его руку. - Милый, а мне денежки нужны, - сладко пропела я, прижимаясь пятым размером к груди Одинцова.
   - Сколько, моя сладенькая? - сладко пропел Одинцов и поцеловал меня в губы. Да ладно просто бы поцеловал, так нет, положил свои руки мне на попку и прижал к себе, а губами что вытворял, по груди руками прошелся. Прибью его когда-нибудь за этот натурализм. Конечно формы не мои, но я же все чувствую!
   - Вот смотри! - вырвалась от его губ и протянула ему бумажку с цифрами, больше похожими на номер туека, чем на сумму.
   - Ох ты, как много, придется тебе сегодня отработать часть суммы, а остальное завтра. Обещаешь? - и смотрит мне в глаза. Играем дальше.
   - Конечно, милый, все твои желания сегодня исполняются, - пропела ему сладким голосом.
   - Рита, я же магически закреплю обещание, не отвертишься, - прошептал мне Одинцов на ухо.
   - ЧТО?! - взревела я уже нормальным голосом, - А вот этого делать не надо, - вернулась к сладенькому голосочку, - Так как мы решим, молодой человек, скидка будет? Видите, мой кавалер не очень жаждет всю сумму заплатить, - старательно выговариваю, шлепая губками.
   - Н-нет, все что договорено, - пролепетал обалдевший парень в желто-зеленом кошмаре.
   - Так что, Регина, согласна? - снова притянул к себе Одинцов за попу мое измененное тело, придавив несносный пятый размер.
   - А почему бы и нет? - пропела я и согнула ногу в колене, обнимая его. Он шалит, а мне что нельзя? Одинцов слегка обалдел, примерно как уборщик недавно. - Я вам позвоню, а то у меня сейчас дела намечаются, буду занята пару дней, - улыбчиво сообщила парню, жестом отпуская его. Тот стремглав убежал, забыв розу на скамейке.
   Я доигрывала свою роль, потому что на нас могли смотреть со стороны еще кто-нибудь. Прижималась всеми мыслимыми выпуклостями к телу Одинцова, чувствуя, как нервная дрожь иногда пробегает по его телу, переодически поворачиваясь к нему то передом, то задом. А вот нечего было меня в такую куклу перевоплощать, сами виноваты.
   - Ритка, - прошептал Одинцов, целуя меня в очередной раз в парке. Вот кто ему столько воли дал?
   - Мирослав Владимирович, прекратите меня целовать, вы мне губы так растяните, - протянула ему сквозь зубы, продолжая мило улыбаться и прижиматься мягкой точкой к его переду. На тот случай, если кто сомневается, что собралась отрабатывать означенную сумму.
   - Давай уже такси лови, - так же прошипел он мне, уткнувшись в пятый размер.
   - А что Демон не повезет нас? - повернулась к нему и тут же получила еще один поцелуй. Страсть страстью, но зачем же так часто ее демонстрировать?
   - На случай слежки, решили брать такси, - едва оторвавшись от поцелуя, произнес Одинцов.
   - Поняла, - оторвалась от Одинцова и пошла дефилировать к стоянке сапронов.
   Там я тоже произвела фурор, вся местная шоферская братия выскочила в достойном услужении к моим прелестям. Я выбрала сапрон по приличнее и села в него, за мной проскользнул Одинцов.
   - Куда едим, милый? - кокетливо спросила ректора. Тот назвал мне неизвестный адрес, подумала, что для конспирации. Расслабилась и получила новый поцелуй.
   - Ты что? - зашипела на Одинцова.
   - Конспирация, вдруг кто начнет расспрашивать таксиста, - и начал расстегивать на себе рубашку. Вот это как называется?
   - Мирослав Владимирович, - зашипела снова на него, когда он положил меня на сиденье и подмял под себя, - вы понимаете, что вы делаете?
   - Конечно, показываю, как я тебя хочу, - вцепился в мою закрытую блузку, на которой я настояла, потому что с пятым размером, да еще в открытой, отказывалась выходить на улицу, и оторвал несколько пуговиц. Грудь, едва прикрытая бельем, которое, кстати, парни выбирали, тут же выскочила на поверхность.
   - Не смей прятать, а то поймут, что мы не по настоящему. Сладенькая моя, как же я хочу тебя прямо здесь! - громко проговорил Одинцов и расстегнул ширинку!
   - Что? -Уже во весь голос произнесла я и стала трепыхаться под ним.
   - Ритка, да подыграй мне, - целуя, освобожденную от белья грудь, сообщил Одинцов.
   И что мне с этим делать? Застонала от наслаждения, по крайней мере, надеялась, что мой стон от злости, примут за стон наслаждения.
   -Сладенькая моя, еще, ты так сладко стонешь, - завелся Одинцов. Убью гада! Вот честно, задушу магической петлей, залезу в окно ночью, накину петлю и задушу, слушая его стоны "наслаждения". - Еще, Региночка, сладенькая моя. А теперь вот тут, - и расстегнул мои брюки.
   Я обмерла от такой наглости, он мне подмигнул, мол, игра не дергайся и стони дальше. Положил руку поверх невозможно кружевных трусиков, которые опять же парни выбирали. Пришлось стонать, потому что шофер уж очень внимательно на нас поглядывал, должен был быть полный реализм. Губами грудь целует, одной рукой в брюках шарит, а выдаю стоны во всей красе.
   - Я так хочу тебя сладенькая, - говорит мне Одинцов.
   - Я могу выйти, - отозвался шофер на его фразу.
   Одинцов зажал мне рот рукой.
   - Не нужно, мы почти доехали. Региночка, ты садись, а ручку вот сюда положи, - сладенько так пропел, меня посадил, а руку, положил в расстегнутые брюки. Это был перебор для меня.
   - Остановите! - закричала шоферу. Тот по тормозам и из сапрона выскочил, оставив нас одних.
   - Рита, ты мужика напугала, - он еще шутит.
   - Ты что творишь? Ты что делаешь? А?! - начала заводиться я, - мы же договорились никаких поцелуев! А ты?
   Рот мне закрыли поцелуем.
   - Пришла в себя? Ты чего раскричалась? Быстро приводи себя в порядок, выходим, липнуть ко мне продолжаешь, и я тебя прошу, прекрати возмущаться, скоро все закончится, - тихо проговорил мне Одинцов. Я же послушно стала застегиваться, забыв закрыть рот от удивления.
   Вышли из такси, Одинцов меня тесно обнимая, повел по незнакомой улице.
   - Немного не доехали, ладно прогуляемся, может лучше так будет, - тихо проговорил Одинцов, поглядывая на меня с вожделением.
   Я оглядывалась, не понимая, куда попала, достаточно странные здания были здесь, с огромными окнами и красными губами над входными дверьми.
   - Где это мы? - продолжала подставлять губки для поцелуев.
   - Район красных губ или поцелуев, - прошептал мне Одинцов, впиваясь еще одним поцелуем в меня.
   - Ты мне так губы оторвешь, - шепчу ему страшным шепотом.
   - Терпи, немного осталось.
   Зашли мы в дверь над которой тоже светились красные губы.
   - Мери! - крикнул Одинцов, - быстро нам комнату!
   Красивая женщина, старше Одинцова в два раза, посмотрела внимательно на нашу пару.
   - У нас есть свои, зачем привел? - строго спросила Мери.
   - Мери, сначала комнату, вопросы потом, - шагнул к лестнице Одинцов, увлекая меня з собой.
   - Это что бордель? - опешила я от осознания куда попала.
   - Самый лучший, - уверенно произнес Одинцов и стал подниматься по лестнице.
   - И вы тут часто бываете, - подвела итог его фразе.
   - Разумеется, - кивнул Одинцов.
   Мери догнала нас и вручила ключ с брелком в виде красных куб с надписью "Мери".
   - Мери, стоишь у дверей, никуда не уходишь, - открывая дверь ключом, приказал Одинцов. - Рита, подходишь к окну, снимаешь рубашку, задергиваешь шторы. Поняла? Рубашку снимаешь перед окном.
   Зашла в комнату, в которой кроме окна была лишь большая кровать. Подошла к окну, стала расстегивать рубашку, оборачиваясь на Одинцова, слабо соображая после такого количества поцелуев. Осталась в кружевном ужасе на пятом размере, который скорее привлекал внимание, чем скрывал формы, задернула шторы.
   - Молодец, - похвалил меня Одинцов. - Мери, нужна такая же девушка, - махнул на меня рукой.
   - Где я тебе такое физиологическое уродство найду? - изумилась Мери.
   - Рита, превращайся обратно. - Это мне, а потом опять Мери, - примерно похожее. Очень нужно. Все оплачу.
   - Девочка, кто это тебя в такое кошмар превратил? - сочувственно спросила Мери, рассматривая меня настоящую.
   - Вот он и еще один ценитель женской красоты, - угрюмо ответила ей, одевая рубашку на голое тело, потому что лифчик пятого размера на мне висел.
   - Мери! - напомнил о себе Одинцов строго, знакомые нотки в его голосе, которые сразу же напомнили мне, что передо мной стоит ректор, заставили быстро застегнуться и потупить глазки.
   - Ладно, будет тебе похожее уродство. Есть тут одна, накачала себя магией, что чуть не лопается, - кивнула Мери и вышла.
   - Все, Рита, можешь расслабиться. Сейчас Мери приведет девушку, она здесь останется, а мы уйдем. - Падая на кровать, сказал Одинцов, - Ох и понервничал я сегодня с тобой. Что ты дергалась так все время?
   - Я? Да что вы себе позволяли все это время? - моему возмущению не был предела, меня опять хотят обвинить, не пойми в чем.
   - В смысле? Мы же играли на публику, а ты что в серьез все воспренела? -Засмеялся Одинцов.
   - А вы нет? Я же рукой очень даже почувствовала все и не только рукой, - возмущалась на него.
   -Рита, физиология, от нее никуда не денешься, - продолжал похохатывать над моим возмущением Одинцов.
   - Я же просила - без поцелуев! А вы? - мне было обидно.
   Одинцов встал, обошел кровать во всю комнату, подошел ко мне.
   - Рита, у нас легенда такая была. Все что делал, считай, были рабочие моменты. Прости, если чем обидел. - Совершенно серьезно, глядя мне в глаза, произнес Одинцов. - Мир? - уже улыбаясь спросил он.
   - Мир, - улыбнулась в ответ.
   - Закрепим договор поцелуем? - подходя ко мне, спросил нахально Одинцов.
   - Да вы! - возмутилась я и отвернулась.
   У меня до сих пор губы болели от его жадных поцелуев, и кожа на теле полыхала, а про желание вообще молчу. А он тут стоит, издевается.
   - Рита, а ведь ты полыхаешь, и очень сильно, - воркуя, стал ко мне подходить Одинцов.
   - Вот лучше держитесь тогда на расстоянии, а то полыхну, а вы опять меня во всем обвините, - буркнула ему, отворачиваясь. И блузка неудобная, не по фигуре совсем, и ситуация дурацкая.
   - Не женщина, а огонь! - восхитился Одинцов.
   Интересно, он ничего не пил? Или там из запрещенного чего не принимал? Посмотрела на него. Опа! Да он сам полыхает ярче огня, дотронься и разнесет эти "Сладенькие губки Мери" к лешему. Название я брелке прочитала.
   Рита, спокойно, спокойно, если вы оба полыхнете, мало этому кварталу не покажется. Здесь пару лет ничего расти не сможет, магия выжгет на пол метра землю в глубь. Такие расчеты я проводило быстро. Смотришь на яркость свечения, оцениваешь объем, цветность, возраст, количество колец магической силы, период после последнего массового сброса магической силы и все готово. Ну конечно еще сам объект оцениваешь на который заряд направлен. Подсчеты стали меня успокаивать.
   - Рита, как ты это сделал? - удивленно произнес Одинцов.
   - Что? - переспросила его.
   - Твой огонь погас.
   - Ничего особенно, занялась вычислением вашего огня, который сейчас взорвется, - пожала плечами.
   - Ты видишь, что я на взводе? - недоверчиво спросил меня Одинцов.
   - Ну да, а что в этом особенного?
   - Рита, это значит, что ты высший маг. Только высшие маги могут видеть объем магического пламени. Остальные могут догадываться по отблескам. - Учительским тоном стал говорить Одинцов. Кажется, нас это спасло от взрыва, его огонь стал уменьшаться и возвращаться к обычным размерам. - А я-то все голову ломал, как ты могла несколько раз подряд выдать такой мощный заряд. Старикова, тебе опасно жить без секса с магом. Ты же ходячая катастрофа! Ты конечно и без магических взрывов творишь, леший знает что, но если еще не будешь делать регулярный сброс, ты станешь опасна. - Причем говорил он все это с таким довольным поучающим тоном, как будто на лекции меня отчитывал за неуд.
   - Себя, что ли, опять предлагаете? - пробурчала себе под нос, глядя в пол.
   - Не-не-не, с меня хватит. Ищи себе кого-нибудь типа Артема Пиманцева своего, это он мог с тобой выдержать больше двух лет, а я еще жить хочу. Так что, свою кандидатуру снимаю, - сделал клоунский поклон в мою сторону Одинцов. А я обрадовалась, все время какое-то напряжение из-за него чувствовала. Подняла на него глаза и улыбнулась ему в благодарность.
   В дверь постучали, дождались пока отзовемся, вежливые какие тут, боятся помешать. Вошла Мери, окинула нас быстрым взглядом, ничего не сказала. За ней следом зашла девушка, точнее когда-то она раньше была девушкой, а сейчас сплошной кусок накаченной магии. Как она существует не понятно, давно должна была сгореть от такого объема.
   - Вот, эта дуреха. Что собираетесь с ней делать? - спросила деловым тоном Мери.
   - Она остается здесь и изображает страстные стоны любви, желательно окно приоткрыть. Мы уходим. Мери, счет выставишь мне в этот раз. Это мое дело, личное. - Четко отдавал приказания Одинцов. Я еще раз на него озадачено уставилась, что-то не вяжутся мои о нем сведения с его поведением, слишком четко действует и предусматривает на несколько ходов вперед.
   Девчонка недоверчиво на нас посмотрела:
   - Только стоны? И все? А остальное? - спросила она.
   - Тебе мало? - оборвала ее Мери.
   - Старикова, пошли, - направился к выходу Одинцов.
   - КТО?! - воскликнула Мери, глядя то на меня, то на Одинцова, - Старикова?! Это она, твой ужас и кошмар последних лет?
   - Мери, да это она, и прекрати орать. Мы уходим, - быстро проговорил Одинцов.
   - Как это я кошмар? - возмутилась тут же я, - Это он мой кошмар последних лет. Я столько времени за выговорами в его кабинете провела, что столько за партой в аудитории не сидела.
   - Ну ты даешь! - рассмеялась Мери, потом подмигнула, - А ты подумай, почему?
   - Что почему? - не поняла я.
   Одинцов понял, что мы зацепились языками и пока не поднимем его подноготную от самого рождения, не успокоимся, рванул меня за руку.
   - Почему он столько времени тебя рядом с собой держал! - крикнула мне вслед Мери, - ведь неспроста! Любовь не иначе! - хохотала хозяйка борделя в голос.
   - Это она о чем? - пыталась догнать Одинцова я.
   - А я знаю? У нее спроси, - рванул на себя Одинцов и я опять носом впечаталась ему в грудь.
   - Так как же я спрошу, если вы меня оттуда вывели и заставили бежать? - подняла на него лицо.
   - Рита, ты глупенькая, да? Или правда не понимаешь? - смотрел в мои непонимающие глаза Одинцов.
   - Не понимаю, правда, - выдала чистую правду о себе.
   - Значит, умрешь от любопытства, - усмехнулся Одинцов и дотронулся своим носом до моего.
   Вышли через черный ход, Одинцов открыл темно-синий сапрон с тонированными стеклами, мы сели и моментально ушли вверх, даже не успела услышать, как он мотор завел. Интересно, если он так мастерски водит сапрон, зачем нам нужен был водитель для ограблений?
   Летели за город, все время меняя направление. Посадку сделали в респектабельном районе, тут дома уйму денег стоят.
   Дом, на территории которого приземлились, я прозевала. Зато рядом увидела сапрон Демона. Это мы к нему, что ли отчитываться прилетели?
   Одинцов открыл дверь, приложив ладонь к стеклу, охранная магия вспыхнула, почувствовала характерный запах, не Демон ставил, а Одинцов.
   - Чей это дом? - на всякий случай решила спросить.
   - Мой, - спокойно открыл дверь и пригласил пройти вперед него.
   Вот это роскошь! Я такой интерьер только в передаче: "Самые дорогие особняки" видела.
   - В смысле, ваших родителей? - вежливо уточнила, осматривая картины на стенах огромного холла.
   - Нет, мой. - Смешинки заплясали в глазах Одинцова.
   - Это хорошо, - произнесла я.
   - Что хорошо? - не понял Одинцов.
   - Теперь точно знаю, что я вам не пара, - удовлетворительно произнесла, довольная таким поворотом. Теперь уверенна, что моя персона не соответствует его статусу. И значит, он скоро отстанет.
   - И ты считаешь, что это хорошо, - полувопросительный тон в его голосе заставил кивнуть подтверждающе.
   - Рита, ты меня с каждым разом удивляешь. - Произнес Одинцов и пошел внутрь дома, я за ним.
   В небольшом кабинете на диване сидел Демон, в руках держал бокал с соком, от которого разило магией, хоть нос зажимай.
   - Демон, ты чего сок магией зарядил? Нервы успокаиваешь? - вместо приветствия сказала Демону. - Воняет хуже валерьянки.
   - Ритка, ты вернулась? Иди сюда. Одна ты меня понимаешь, - хлопнул рядом с собой на диване Демон.
   - Демон, а ты много этого "сока" выпил? - подозрительно принюхалась к стакану, магия магией, но не Демоном пахнет. - Мирослав Владимирович, посмотрите-ка, - протянула ректору стакан с соком, который отобрала у Демона.
   - Кто его тебе дал? - спросил Одинцов, принюхиваясь к стакану, так забавно смотрелся, когда нос наморщил, интересный такой стал. Я стала вспоминать, кого он мне своим любопытным взглядом напоминает.
   - Какая разница? - А Демона совсем развезло, что-то перебрал он с этим "соком"
   - Мирослав Владимирович, кажется ... - не успела закончить.
   - В ванну и живо! - подхватил Демона под руки и потащил в ванну Одинцов. Я в припрыжку поскакала за ними.
   Засунули под холодный душ голову Демона, он не приходил в себя.
   - Нужно промывать желудок, - вынесла свой вердикт как целитель. - Где у тебя аптечка и кухня?
   Выслушав подробные инструкции, побежала по дому. На интерьер уже некогда было обращать внимания. Нашла кухню быстро, дорога была все время прямо, нашла аптечку, лекарства, налила графин с водой и быстро вернулась обратно. Спасали мы Демона почти два часа, пока эта дурь из него не вышла вся.
   Мокрый и раздетый Демон лежал на кровати, медленно дышал, глаза были прикрыты, но уже осмысленные.
   - Демон, давно эту дурь пьешь? - серьезно спросил Одинцов.
   - Почти никогда. - Еле слышно ответил Демон.
   - Скажи спасибо Рите, она учуяла неладное. Лихо твою дурь магией прикрыли, чтобы не учуяли. А успокоительное плюс дурь, ты бы через час окочурился тут. - Сообщил ему Одинцов.
   - Спасибо, - сказал Демон и положил мне свою руку на колено. Я сидела рядом и пыталась хоть немного вытереть его.
   - Да ладно! - весело подмигнула ему, - Всякое у нас было раньше, всегда друг друга выручали и перед ректором отмазывали.
   Одинцов хмыкнул на эти мои слова. А пусть себе думает, что хочет, я старого друга спасла, а остальное не важно.
   Почти сухой Демон устало закрыл глаза и уснул.
   - Спит, - шепотом сообщила, положила руку Демона на кровать, поднялась с кровати, подошла к окну.
   - Пошли, - позвал Одинцов.
   - Нет, я останусь. Сейчас уснул, но в любой момент проснуться может, я нужна здесь. - мотнула головой.
   Одинцов подошел к окну, положил руку на стекло, защитная магия сработала, пахнув запахом хозяина. Мне так понравился этот запах. Его обычные люди не чувствуют, и в обычной жизни его никогда не услышишь. Запах магии конкретного человека говорит о нем очень много. Это запах был для меня запахом летнего леса, причем вечернего.
   - Лесом пахнет, - не задумываясь, произнесла.
   - Откуда? - замер Одинцов.
   - Запах твоей магии - запах леса. Дотронься еще раз, - попросила я и закрыла глаза.
   Запахло вновь, запах был сильнее, я как будто ощутила себя в лесу. Открыла глаза и посмотрела на Одинцова, он с озадаченным видом поглядывал на меня.
   - У твоей магии запах летнего леса, - попыталась объяснить то, что почувствовала, - У Демона запах грозы, точнее воздуха перед грозой, когда все наполнено сгущающейся магией и электричеством. От нее хочется спрятаться или убежать.
   - А твоя, как пахнет? - с интересом смотрел на меня Одинцов.
   - Не знаю, она же моя. Это как обычный свой запах тела, его не замечаешь, - ответила.
   - Никогда об это не задумывался. Ты меня удивляешь, Рита, - улыбнулся мне Одинцов. - Пойдем, - снова дотронулся до стекла и открыл окно во всю стену, а может это была дверь на балкон.
   - Здесь можно постоять, - произнес Одинцов.
   Я оглянулась на Демона, его хорошо видно, а воздух пьянил. Вокруг был вечерний летний лес. Да, я правильно поняла именно так пахнет магия Одинцова. Я смотрела в темный лес, который расположился недалеко. Когда строили дом, оставили вокруг всю природную красоту. Это были не искусственные елочки, это были настоящие ели, которые по возрасту были старше нас с Одинцовым.
   Я вдыхала полной грудью очаровательный воздух, становилось прохладней, но мне не хотелось никуда уходить отсюда. На плечи лег легкий и небольшой плед, а может шаль, сразу стало тепло.
   - Чай, - произнес Одинцов и протянул мне чашку. - Садись, я принес нам кресла.
   Действительно два плетеных кресла стояли недалеко друг от друга. Я с удовольствием присела, держа чашку с ароматным чаем в руках, магия приятно щекотила нос, сразу чувствовался запах Одинцова.
   - Что ты добавил в чай? - спросила, делая небольшие глоточки.
   - Почувствовала мой запах? - смутился Одинцов.
   - Конечно, - кивнула я. - Да говори уже, - улыбнулась ему, - не приворот же.
   Он поперхнулся.
   - Ну, почти, - смущенно сказал Одинцов.
   Я подозрительно посмотрела на чашку, еще раз вдохнула аромат.
   - Нет, не приворот. Ты дал чаю свой запах, чтобы он пах лесом, - после глубокого вдоха произнесла я. - Мирослав Владимирович мне нравится этот запах, - улыбнулась смущенному мужчине и протянула руку. Первый раз видела, чтобы он засмущался. Это было так мило, как будто что-то глубоко личное проступило на его лице. Не серьезное выражение ректора, когда он меня отчитывал, не ухмыляющееся когда у меня что-то не получалось, а именно человеческое. Мне показалась даже на какое-то мгновение, что я хорошо его знаю, причем знакомы очень давно. Так приятно на душе стало, кажется, я перестала его боятся ... ну в данный момент.
   Одинцов сжал пальчики руки и просто держал их в своей огромной ладони.
   - Да, Рита, - протянул Одинцов, - ты меня поражаешь все больше и больше.
   - Не переживай так, Мирослав Владимирович, скоро все закончиться и мы снова будем общаться изредка. - Утешительно улыбнулась ему.
   - Рита, безумие этих трех дней мне очень нравится. Я не хочу, чтобы оно проходило, - поцеловал мои пальчики.
   - Так я же в АОМ останусь работать, так что безумие вам гарантировано, - хихикнула в ответ.
   - Я уже без ума от тебя, - совершенно серьезно сказал мне ректор, глядя в мои глаза.
   - Я в этом не виновата! - тут же автоматически оправдалась я. - Точнее, может, виновата, но я не хотела, а можно это как-то исправить? Я отработаю, - затараторила все, что обычно срабатывало в тех случаях, когда была провинившейся стороной. - Мирослав Владимирович, миленький не расстраивайтесь так. Может я могу еще как-то помочь? - стала заглядывать ему в глазки, вот снова боюсь, что накажет. А ведь может.
   - А ты хочешь мне помочь? - улыбнулся Одинцов. Я старательно закивала. - Рита, если попрошу о поцелуе, ты мне откажешь?
   - Да что вы, Мирослав Владимирович, все что скажите, - скороговоркой проговорила я, вылезая из глубокого и очень удобного кресла. Подошла к нему. В его глазах бесенята плясали лезгинку.
   - Тогда присядь ко мне, - протянул руку и посадил себе на колени. Я аккуратно присела, предано заглядывая ему в глазки. - А теперь, Старикова, предупреждаю, если не исполнишь, что обещала, магией закреплю твои слова и будешь отрабатывать. Сама знаешь, что это такое, - веселился Одинцов.
   Еще бы мне не знать. Однажды я пообещала в сердцах, отмыть всю загаженную общественную уборную, если он мне зачет поставит по теории и механике бытовых магических приборов . Одинцов тогда в назидание магией закрепил мое обещание, и мне пришлось драить до блеска. Хорошо хоть не обещала, что всегда буду мыть.
   Я, как старательная студентка Юлечка захлопала ресничками, присела на коленки к ректору, жалко мне что ли? За эти три дня уже в разных видах друг друга видели.
   Поцелуй получился совсем не такой как ожидала. Готова была выдержать любой, но не такой, когда меня будут потихоньку стараться разбудить, что почувствовала не сразу. Одинцов магией коснулся меня, моего источника, было очень приятно. Как будто две похожие сущности нашли себя, или свою недостающую половинку. Я выдохнула, будто наступил конец того долго и мучительного пути, поиска не понятно кого. "Вот оно, это он, ты мое счастье" - пело внутри меня, так пела моя магия. Я улетела от этого безмерного счастья исполненности смоей мечты. Моя магия знала, что она нашла то, что давно искала, и она хотела это получить.
   Одинцов не прекращал поцелуй, он ласкал меня губами, заставляя мое сердце биться чаще, а дыхание сделалось глубже. Но я почти не замечала то что творилось с моим телом, я видела что творилось с моей магией, она пела. Ее песня была призывом и победой одновременно. Его магия, моя магия не знала имен, она поняла лишь одно, это ОН, звала меня к себе, любила меня. Это пьянящая песня наших сошедших с ума магий не давала ни одной мысли возникнуть в моей голове.
   Иногда я ощущаю физические ощущения. Руки расстегивают неудобную блузку, голой груди касается ладонь. А магия поет, поет радостную победную песню любви. Она любит и ей отвечают взаимностью.
   Чувствую, что меня несут на руках, не прерывая поцелуя, но я уже не хочу этого, лишь крепче прижимаюсь к любимому телу моей магии. Я уже тоже начинаю его любить.
   Наши магии сливаются в один факел любви, потом расходятся и переплетаются, оставаясь самими собой. Наблюдаю, этот танец любви и замираю от счастья. Такое я видела впервые, это невыразимая красота природной стихии, древней как само мироздание.
   Меня кладут на что-то мягкое, снимают оставшуюся одежду, я чувствую как напряглось мое тело, как ласкают меня руки и губы, заставляя расслабиться, слышу нежный голос, который шепчет мое имя.
   Но я смотрю за древним танцем наших магий. Он стал меняться, раньше это была любовь, теперь это страсть. Огонь становиться ярче. Он, тот любимый огонь моей магии начинает реветь, как будто ему добавили силы и мощи. Он уже не зовет, он требует своего по праву. Моя магия заворожено смотрит на него. Это больше уже не песнь и не танец. Моя магия идет к нему на встречу. Они схлестнулись в яростном порыве страсти, и я услышала свой стон. Потом еще и еще. Наши магии ревели в страсти огня желания, я отдавалась такому же огню желания, стараясь отдать свою страсть.
   - Рита, любимая моя, - услышала и замерла.
   "Хочу" - кричала магия.
   - Хочу, - простонала я вслед за ней.
   "Еще!" - требует моя магия.
   - Еще, - требую я.
   Его магия, обволакивает мою, кажется, растерзает сейчас, сжимает в себе, проникает в каждую частичку.
   "ААА!" - стонет магия от наслаждения.
   - ААА! - вторю ей я.
   - Рита, - слышу издалека.
   - Да! - отзываюсь.
   Его магия ревет все сильнее, моя отдается с наслаждением этому порыву, открываясь всепоглащеющему огню страсти. Смешавшись в единое целое пламя, они накрыли нас. Я снова вернулась к реальности и увидела лицо Мирослава над собой, его глаза.
   - Люблю, - его шепот.
   "Люблю" - отвечает магия.
   Я чувствую его движения во мне, как наслаждение разливается по всему телу от этих смелых ласк, которые никогда не могла себе позволить. Но моя магия, она требует от меня, это она заставила посмотреть на того мужчину, что меня любит. Она показала его, чью любовь магии она приняла, кого полюбила.
   Я снова увидела их двоих, их любовь, их страсть. Они горели друг в друге, они отдавались без остатка, этот безумный костер ревел от страсти от желания. А потом произошел взрыв, вселенский. Я увидела, как рождается вселенная, в полной черноте одиночества два магических огня слились, и произошел взрыв. Мириады частичек разлетелись вокруг, превращаясь в светящиеся звезды.
   Я была опустошена. Глаза закрыты, чувствовала удовлетворение всем телом. Мне было хорошо. Легкое дыхание надо мной говорило, что я не одна. Открыла глаза, Одинцов надо мной смотрел с таким восторгом на меня, что я не знала оправдываться мне или сразу просить прощения. Мне было слишком хорошо, а значит, могла что-то сотворить из наказуемого.
   - Что это было? - прошептала я.
   - Не знаю. Но это было удивительно, - прошептал Одинцов и поцеловал меня. Моя магия лениво махнула хвостом и улыбнулась, она засыпала, как довольная кошка после охоты.
   А мне было все не понятно и неловко перед ректором.
   - Мирослав Владимирович, прости, - прошептала.
   Он соскользнул почти невесомым движением в сторону.
   - Рита, за что ты просишь прощения? - встревоженным голосом спросил Одинцов.
   - Это не я, это все магия. Она влюбилась в твою, они горели, - задумчиво стала рассказывать.
   - Что значит, горели? Что ты видела? - уже заинтересовано спросил Одинцов.
   - Сначала они пели, наши магии, твоя и моя. Красивую призывную песню, потом это стала песня любви. Они стали танцевать, это было потрясающе красиво. Две магии танцуют танец любви. А потом их танец перерос в танец страсти, - я замолчала под натиском эмоций только что произошедших со мной.
   - Что было дальше? - столько не поддельного интереса в его голосе.
   - Помню, что моя магия показала тебя, ты прошептал: "люблю".
   - Люблю, - эхом подтвердил Одинцов. - Дальше, - попросил он
   - А потом твоя магия накрыла мою, слилась с ней каждой частичкой и ... произошел взрыв. Я видела, как родилась новая вселенная. Как разлетались частицы магии.
   - Как же это должно быть красиво! - восхищенно произнес Одинцов. И я ни сколько не сомневалась, что он мне поверил. Это было приятно.
   - Очень завораживающе, это было что-то первозданное, - пыталась объяснить свои эмоции.
   - Рита, ты знаешь, что это значит? - с любовью гладил меня кончиками пальцев по груди Одинцов, грудь невольно отзывалась на каждое движение.
   - Что? - повернулась к нему.
   - Ты видела древний танец магий, ты видела рождение вселенных. В тебе родилась древняя магия. Твой потенциал будет теперь совсем другим. - он легко касался губами моей кожи на руке.
   - Не понимаю ничего, - действительно ничего не понимала. Только чувствовала как желание вновь наполняет меня. Посмотрела на свою магию, она сладко зевнула, улыбнулась и свернулась калачиком. И что мне теперь делать?
   - Когда твоя магия вновь проснется, твой потенциал будет гораздо больше, чем был, - говорил он, продолжая целовать руку, а потом перешел к груди.
   Моя магия весело посапывала и ей было совершенно все равно, что ее хозяйку снова целуют. Она выбрала, теперь больше не о чем беспокоиться. Эти ощущения я поняла, но были мы, здесь и сейчас.
   -Мирослав Владимирович, - тихо позвала я, пытаясь оторвать его от поцелуев моей груди. - А что теперь будет? - корректно сформулировала вопрос.
   - Рита, во-первых, перестань называть меня по отчеству. Уж извини, мы уже были близки. А во-вторых, я надеюсь на вторую попытку, когда ты будешь со мной, а не любоваться на магию. Не спорю, это должно быть красиво, но я же люблю тебя и хочу чтобы ты об этом знала, - решительно проговорил Одинцов.
   - Но я ведь ...
   - Возражения не принимаются, - улыбнулся Одинцов, - сегодняшняя ночь моя. Ты сама обещала сделать все, что хочу. Обещаю, что буду только любить тебя, но страстно, со всем желаем. Я так старался вырвать эту страсть из своего сердца, но три дня назад понял, что ты самая светлая часть в моей жизни. Я люблю тебя, Рита. Позволь любить тебя.
   Он замер в ожидании, всем своим видом показывая, что подчиниться моему решению. Я смотрела на него и так хотела быть любимой им, пусть только сегодня, пусть только эту ночь, но быть любимой именно этим мужчиной.
   - Да, Мирослав, - прошептала ему, глядя прямо в глаза.
   - Рита, любимая моя, - не ожидала такой радости на его лице от моего простого согласия. Восторг сменился такой нежностью во взгляде, потом появилась искорка желания и страсти.
   Его губы нежно коснулись моих, глупо было вспоминать те ужасные поцелуи в такси. Сейчас он целовал нежно страстно с удовольствием, оттягивая мою губу, втягивая в себя. Я дышала и не знала, как показать ему, что мне нравится его поцелуй. Грудь, и так еще не успокоившаяся после испытанного, ходила ходуном. Его руки накрыли полноватые холмики, они еле уместились под его ладонями и пальцами. Обняла его и притянула на себя.
   Я видела в нем того любящего мужчину, чью магию полюбила моя магия. Больше он не был моим ректором, он был тот, кого хотела всем своим естеством, чувствовала, как дрожь предвкушения пробегает по моему телу. В его слегка помутневших глазах я видела желание, которое подчиняло меня, заставляло раскрываться перед ним и жаждать его, его любви, быть любимой.
   Он ничего не требовал от меня, он звал за собой. Мирослав целовал грудь, спустился ниже и пройдясь по животу, замер между моими раскрытыми перед ним ногами.
   - Ты моя, - сказал он, посмотрев мне в глаза, я видела его сквозь полуопущенные веки. Как он красив, как он желанен, он заставлял трепетать от его ласк и жаждать большего.
   - Мирослав, - прошептала.
   - Да, Рита, - откликнулся тут же он.
   - Хочу тебя, - призналась ему.
   - Знаю, - нырнул он между ног, прикоснувшись поцелуем, к тому месту, которое больше всего на свете горело испытать его любовь. Первый стон он вырвал из меня, проведя языком по самому горячему месту.
   - Что ты делаешь? - прошептала ему.
   - Узнаешь, - улыбнулся он и больше не отрывался, закружив в острых ощущениях своих поцелуев. Его руки придерживали, направляли и не отпускали, заставляли испытывать все возрастающее желание. Не в силах больше сдерживаться, я стонала и пыталась вырваться от него, от его губ, языка.
   - Прекрати, - стонала ему, больше всего на свете, боясь, что он послушает.
   - Ни за что, хочу, чтобы ты умирала от страсти, как я, - ответил он мне.
   Да, я собиралась умереть от того что он творил со мной. Он сжалился надо мной, оставил эту сладостную пытку, приподнялся надо мной.
   - Люблю тебя, - прошептал он, его движение было резким и ожидаемым. Я ждала его, хотела испытать и насладиться им.
   - Да, еще, - попросила его.
   - Конечно, - протянул он, наклоняясь ко мне и накрывая мои губы поцелуем жадно, сильно.
   Теперь я была полностью в его власти, внизу, вверху. Он владел мной, я отдавалась ему всем свои существом. И мне было мало.
   - Еще, - молила его, - еще, не останавливайся.
   Он улыбался, глядя, как я сгораю от страсти под его телом.
   - Еще, милый, я хочу тебя, - уже кричала ему.
   Он стал входить резче, сильнее, вырывая из меня стоны. А потом я просто не могла говорить, я просто стонала под его каждым движением, которое разрывало меня изнутри. Сколько в нем страсти, а сколько страсти во мне!
   - Да, еще! - уже шептала я сквозь стоны. - Хочу еще!
   Мир взорвался новой вселенной.
   - Ритка, сумашедшая, - услышала его стон, и он замер во мне пульсируя.
   Я лежала и смотрела на раскрытое окно, за ним была ночь. Вечер давно закончился и ночь забрала мир в свою власть. Звезды, рожденные когда-то таким же взрывом вселенной, сейчас сияли своим светом, совершенно не заботясь о том, что кто-то смотрит на их красоту.
   Старый мир взорвался, и родилось что-то новое в моей жизни. Я лежала и пыталась понять, что же это, что перевернуло и опрокинуло прежнюю жизнь и взамен старого дало такое невероятно новое, потрясающе объемное и прекрасное.
   - Рита, - тихо позвал меня Мирослав, - как ты?
   Я улыбалась, слов выразить мое потрясенное состояние у меня не было. Одинцов провел пальцами по моим губам.
   - Улыбаешься, - он губами коснулся моего плеча.
   - Не пойму, что со мной, - повернулась к нему.
   Глаза Одинцова смотрели на меня, и веселая искорка пробежала в них.
   - Поймешь, чуть позже ты все поймешь, - целуя мои пальчики, сказал он мне.
   Потянулась к нему губами и в первый раз сама поцеловала его, не смогла удержаться.
   - Рита, давай сегодня попробуем поспать, - улыбаясь, проговорил Одинцов.
   - Думаешь получиться? - тихо засмеялась в ответ.
   - С нашим везением, думаю, вряд ли, но попробовать стоит, - снова поцеловал меня, притянул к себе на грудь, я слышала, как бьется его сердце, чувствовала его дыхание. Как было уютно лежать в его объятьях, он был таким родным и таким любимым. С этим потрясающим ощущением счастья я уснула.
  
   - Ребят, вы где? - раздался голос Демона, - а вот, нашел.
   Я с трудом раслепила глаза, потому что видела чудесный сон.
   - Ритка, ну ты даешь. Это что с тобой? - удивился Демон.
   - Что со мной? - сладко потянулась и вспомнила всю прошедшую ночь.
   Мирослав лежал рядом, обнимая меня руками, поэтому было так удобно. Но как только потянулась, его ладони сразу же прошлись по всему телу.
   - Ты что делаешь? - повернулась к Мирославу.
   - Должен же я проверить, а вдруг что-нибудь потерялось, - прижался ко мне.
   - За ночь? - улыбнулась ему.
   - Слушайте, ребят, на вас смотреть страшно. Что с вами? И прекратите целоваться! - вмешался Демон.
   - Не могу остановиться. Демон, представляешь? Она моя! - сообщил интересную новость Одинцов.
   - Что значит "твоя"? - переспросила тут же.
   - Моя, - крепко сжал меня Мирослав.
   - Ребята, то, что вы друг с другом ночью договорились - это замечательно, но что с вами сейчас? Вы посмотрите друг на друга, - пытался вмешаться Демон.
   Мы посмотрели, ничего особенного я не увидела.
   - А что не так? Вроде все в порядке, - ответила ему, пытаясь одновременно убрать наглые ручонки Одинцова под покрывалом.
   - У вас вместо кожи как жидкая плазма. Как будто вы горите заживо. Вы ничего не чувствуете? А когда целуетесь ваши очертания сливаются в одно единое пламя. Что с вами? - голос у Демона был встревоженный.
   - Демон, ты это в физическом плане видишь? - все же оторвался от меня ненадолго Мирослав. Чем я воспользовалась. Потянула на себя покрывало, села и закутавшись в него встала с кровати. - Рита, куда? - переключился на меня Одинцов.
   - Фух, ну вот теперь нормальные стали. - Выдохнул Демон.
   Я быстренько пробежала через комнату в дверь, где по моим представлениям должна быть ванна. Вышла, завернувшись в широкое полотенце, потому что мои родные вещи были в комнате АОМ. По блеску в глазах Мирослава поняла, что лучше бы не выходила. Он хищно прищурился и с показной неспешностью, но как готовый к прыжку хищник, стал ко мне приближаться.
   - Мирослав, ты хоть прикройся! - пискнула я и спряталась за спину Демона.
   - Я пошел, - сообщил нам Демон, повернувшись к двери.
   - Нет, стой! - вцепилась тому в руки, продолжая прятаться, - А лучше забери меня отсюда.
   - Зачем? У вас вроде все замечательно складывается, - Демон явно улыбался.
   Мирослав же пытался меня достать из-за спины, но я упорно уворачивалась.
   - Забери, забери. Мне в АОМ надо вернуться, в свою комнату.
   - Моя, никуда не пущу! - поставил меня в известность Одинцов.
   - Я своя собственная, в рабство тебе не продавалась, только АОМ, - отступала к двери за спиной Демона.
   Тот сделал резкий шаг в сторону, освобождая дорогу Мирославу.
   - Значит, так. Сначала разберитесь тут друг с другом. Не надо передо мной голыми бегать, - и быстро вышел из комнаты, оставив меня наедине с Одинцовым.
   Мирослав стал подходить ко мне, я подняла руку и воздушная стена встала между нами.
   - Рита, твоя магия, - после паузы удивленно и очень тихо сказал Одинцов, - я чувствую ее запах, она пахнет цветами.
   Больше я не видела Одинцова, передо мной стоял магический огонь во всей своей опасной красе, он обдавал своей силой, своим жаром. Моя магия смотрела на него заворожено.
   "Хочу" - сказала она.
   Я опустила руку и сняла полотенце.
   - Хочу, - сказала я и сделала несколько шагов к Мирославу.
   Его огонь взревел и накрыл мою магию, она отдалась его власти, растворяясь в нем и становясь с ним единой.
   Мирослав сжал в своих объятиях, поцелуи жгли мою кожу, зажигая древнее желанием во всем теле.
   "Моя" - говорит его магия.
   - Моя, - эхом отзывается Мирослав.
   "Твоя" - отвечает моя магия.
   - Твоя, - вторю ей я.
   "Люблю!" - "Люблю!"
   - Люблю, - громко Мирослав.
   - Люблю, - отзываюсь ему. Я правда его люблю. Таю в его руках, растворяюсь в нем, хочу быть с ним единым целым.
   - Да, - со стоном принимаю его, и он не останавливается, кипит во мне своей любовью, бурлит во мне моим желанием.
   - Хочу, люблю, - шепчу ему, не прекращая, - еще.
   - Рита, - его голос или его магии.
   - Мирослав, - шепчу самое любимое и желанное имя.
   Мы дышим друг другом, наши сердца бьются друг для друга, наши магии растворяются в друг друге. Святые создатели, как же я люблю его.
   - Я тоже люблю тебя, - отвечает Мирослав.
   - Ты слышал меня?
   - Да, - это его магия, они едины.
   Да, это был снова взрыв новой вселенной. Я лежала и смотрела как звезды разлетаются по сторонам, зажигаясь в солнечном свете.
   - Рита, я люблю тебя, - слышу голос Мирослава.
   - Люблю тебя, - отзываюсь ему.
  
   На кухне приятно пахло чаем и горячими щами. Я шустро готовила, напивая модный мотивчик. Парни сидели на барных стульях и беседовали.
   - Сок мне дал Круз. Сказал, что добавил успокоительного, когда я высадил его рядом с домом. Меня колотило сильно, руки тряслись. Я взял, не задавая вопросов.
   - Интересно, зачем ему тебя травить? - озадачился Одинцов.
   - Кристина ему понравилась, - отозвалась от кастрюли. Парни посмотрели на меня с уважением. После всего случившегося, они смотрели на меня как на авторитет, мое слово воспринималось решающим. Только я брякала сразу все, что в голову приходило. Говорят, это сила намерения говорила моими словами.
   - Наверное, может быть и так, - согласился Одинцов.
   - Как он мог? Дружбу променять на женщину? - возмущался Демон.
   - Ты бы поступил по-другому? - усмехнулся Одинцов.
   - Я тоже постарался бы отбить женщину, но травить дурью - это не по мне, - покачал головой Демон.
   - Завтра звоним уборщику, спрашиваем о месте встречи, - намечал план действий дальше Одинцов.
   - Рита опять должна звонить, - уточняет Демон.
   - Да, Рита, - согласно кивает Одинцов.
   Я благодарно ему улыбнулась, значит, верит в меня. Подошла к нему с ложкой в руках, которой помешивала щи только что.
   - Люблю тебя, - глядя ему в глаза, говорю, целую.
   - Люблю тебя, - эхом отзывается Одинцов.
   - Ну, вы даете, - выдыхает Демон, - вы опять одно пламя. Как у вас это происходит?
   - У Риты проснулась древняя магия, - я тут же увидела, как она довольно улыбнулась. - Я не верил, что такое уже возможно. Но самое интересное то, что она передала свой уровень магии мне. Теперь моя магия тоже стала как у Риты, древней.
   - Ничего себе! - присвистнул Демон, - Как такое могло произойти?
   - Думаю, это любовь. Да, Ритусь? - прижал он меня к себе. Моя магия тут же довольно стала поглядывать на него, даже огненный язычок высунула. Я на нее цыкнула, она понимающе скрутилась в комочек, всем своим видом показывая, что подождет, но когда ее время придет, развернется вовсю.
  
   Набрав уже известный номер, слушала гудки, долго никто не отзывался, опять спал что ли?
   - Здравствуйте, - затараторила я сразу, как только послышался знакомый мужской голос в трубке, - я звоню, как и обещала. Деньги у меня есть.
   На той стороне после "Слушаю" возникла долгая пауза.
   - "Золотая стрекоза" в двенадцать, - решилась трубка и отключилась.
   - Интересно, - протянул Одинцов.
  
   На встречу я пришла в уже знакомом образе блондинки ровно в двенадцать. В полдень "Золотая стрекоза" была пустой, одинокая фигура уборщика за столиком в углу была заметна сразу. Вид был поникший.
   - Здравствуйте, - защебетала ему, присаживаясь.
   - Здравствуйте, - буркнул уборщик.
   - Вы принесли бриллиант? - мило ему улыбаюсь.
   - Нет, - парень был расстроен, на меня не смотрел.
   - Как же так! - восклицаю удивленно.
   - Я передал его на хранение моему адвокату, а он пропал. Туек не берет, - понурый вид вызывал сочувствие.
   Набрала номер Одинцова на туеке.
   - Милый, подойди, пожалуйста, ты мне нужен, - сладенько пропела в туек.
   Уборщик испугано на меня посмотрел, я ему утешительно улыбнулась. Мирослав появился в дверях, осмотрелся и подошел к нашему столику, поздоровавшись сел.
   - Милый, молодой человек передал мой бриллиант своему адвокату на хранение, а тот исчез, - мило хлопала ресничками.
   - Молодой человек, кто вам посоветовал вместо бриллианта камень с запиской подложить? - заинтересовано произнес Одинцов.
   - Адвокат, - угрюмо сказал уборщик.
   - На хранение ему отдать бриллиант тоже он предложил?
   - Да, он. - кивнул уборщик, - Вроде у него сохранней будет.
   - Имя вашего адвоката, - тоном, не терпящем возражений , произнес Одинцов.
   - Моисей Кипельман, - тут же ответил уборщик.
   Одинцов записал имя на салфетке, взял меня под локоток и вывел из "Золотой стрекозы".
  
   - Итак, мы имеем еще одного кандидата на ограбление, - задумчиво произнес Одинцов, - Мне уже начинает надоедать эта бесконечная история. Демон, тебе точно так необходим этот бриллиант?
   - Нужен, - упрямо ответил Демон.
   Одинцов сердито придвинул к себе лонг и стал там что-то искать. Через пол часа поисков стало известно: Моисей Кипельман адвокат с сомнительной репутацией, далее адрес квартиры, офиса, любовницы, единственным обладателем которой себя считал. Общий поиск ничего не дал. Билеты на транспорт не покупал, порталами не пользовался.
   Дальше Одинцов запросил базы данных больниц, моргов, а так же задержанных полицией и недавно арестованных. Вот тут поиск дал неожиданный результат. Искомый адвокат нашелся в Доме для душевно больных, причем для буйных, с охраной как в тюрьме.
   - Теперь нам предстоит уже не кража, а похищение. Демон, ты представляешь последствия? - повернулся к нему Одинцов.
   - Мне нужен Аграши, - упрямо сжал губы Демон, - плачу тройную цену.
   - Я в деле, - тут же быстро согласилась.
   Одинцов окатил давно привычным недовольным взглядом.
   - Я против, - сказал Одинцов, - это дело мне нравиться все меньше и меньше. Сейчас еще похищение предстоит. Демон, забудь.
   - Мне нужен Аграши, - уперся Демон.
   - А мне триста тридцать тысяч, - тут же подхватила я, - тем более мы адвоката допросим, камушек стрясем и доставим обратно, пусть лечится дальше. - Я вообще добрая девушка.
   - Рита, это похищение, это уже не ограбление султана, - пытался достучатся до меня Одинцов. А мне уже стало азартно, ну вот что это за бриллиант такой, что он из рук все время ускользает?
   - Мы адвоката возьмем на время, поговорим, а потом вернем, - улыбалась Одинцову счастливой улыбкой, вот они приключения, о которых мечталось. Кража, налет на курятник полиции, теперь вот похищение. Романтика!
   - Мирослав, давай ты с нами съездишь, посмотришь все, - попросил Демон.
   - Вы про Круза не забыли? - озадачил нас Одинцов.
   - А что с ним? - интересно, зачем он про него вспомнил.
   - Где он сейчас? Он же уверен, что от Демона избавился, - прояснил мне Одинцов.
   - Кристина! - подскочил Демон и выскочил из комнаты.
   - Ты посмотри, как он в Кристину влюблен, - восхищенно посмотрела ему в след.
   Одинцов хмуро смотрел в лонг, перекидывая страницы. Фотографии домов, схемы дорог, какие-то карты, мелькали перед ним.
   Подо мной затрещал туек, от неожиданности подпрыгнула.
   - Кристина видела Круза, отшила его в жесткой форме, - радостно сообщил мне Демон. - Я же говорил, что она очень порядочный человек.
   - Целовались что ли? - усмехнулась ему. Демон поперхнулся очередной хвалебной тирадой в честь Кристины.
   - Ритка, ты язва! Скоро буду, как там Мирослав? - буркнул Демон.
   - В лонге своем копошится, - ответила ему.
   Демон отключился, а я неожиданно вспомнила про крылана. Уже два дня его не видела, как он там устроился?
  
   Крылан выскочил мне на встречу с радостным урлыканием. Так забавно перебирал лапками по земле и раскрыл крылья.
   - Крыланчик, миленький, как ты тут? - гладила лысую голову зверюшки. Вид у него был сытый и довольный. Интересно, чем он тут питается?
   - Рита, это кто? - раздался строгий голос Одинцова за спиной.
   Крылан сделал два шага в сторону и с таким насмешливым видом осмотрел ректора, что я невольно улыбнулась разумности моего друга.
   - Это крылан, он, кстати, тебя в квартиру переносил после налета на полицейский курятник. - Ответила Одинцову.
   - Почему он здесь? - строго спросил ректор.
   - Не захотел улетать, - развела руками я.
   - Ему здесь не место! - ректор снова стал ректором.
   - Крыланчик, а клюнь-ка его, что-то больно строгий сегодня, - повернулась к другу и подмигнула ему.
   - Старикова! Что значит клюнь?! - стал отступать Одинцов от приготовивщегося к атаке крылана. - Старикова! Убери своего крылана! Это что за мода такая на своего ректора зверей натравливать!
   Крылан на радостях уже мчался за убегающим Одинцовым, подпрыгивал и старался клюнуть того в пятую точку. Ректор старательно уворачивался.
   - Старикова, только от тебя столько неприятностей в Академии! - возмущался бегающий по площадке ректор.
   Ректор вошел в азарт, я болела за крыланчика. Криками поддерживала его и подскахывала. Одинцов периодически ругался на меня, но зверюшку старался не обижать. Когда крыланчику удалось все же клюнуть ректора в ногу, Одинцов разозлился и собрал огонь в руке. Я тут же запустила в него проливным направленным дождем.
   - Старикова, ты что делаешь! - получивший холодный душ, закричал ректор.
   - Птичку нашу, попрошу не обижать! - назидательно произнесла ему.
   Одинцов остановился, крылан тоже, расправил крылья, показывая, что готов и дальше играть в такие интересные догонялки.
   - Мир? - спросил Одинцов крылана, тот оглянулся на меня.
   - Мир, - согласилась за друга.
   Крылан, довольно переваливаясь на лапах, подошел ко мне и подсунул лысую голову под руку.
   - А что сразу Старикова? Как будто я всегда виновата, - бурчала себе нос, гладя довольно урчашего крылана. Тот сочувственно посматривал на меня.
   - Потому что ты всегда устраиваешь каверзы для меня, - сказал, подошедший Одинцов, услышав мою фразу.
   - Но вы же его прогнать хотели, мне за друга стало обидно, - надулась на него.
   - Рита, почему опять на "вы"? - Одинцов подсушивал волосы и одежду на себе.
   - Потому что ведете себя как ректор, - объяснила.
   - А ты ведешь себя как вечная студентка, - отчитал меня ректор.
   - А я ни к кому не напрашивалась. Нечего было за мной ходить, - крылан уже внимательно смотрел за нашей пикировкой.
   - Ты не сказала куда пошла! - повысил голос ректор.
   - Это с каких пор я должна отчитываться перед вами? - возмутилась на него, крылан начал шипеть на ректора. - Я взрослый и самостоятельный человек, давно Академию закончила! - отвернулась от него. Все я обиделась!
   - Ай! - раздался возглас за моей спиной.
   Обернулась и увидела, что ректор лежит на спине, а крылан победно переминается на его груди и держит Одинцова за горло клювом.
   - Классное задержание! - похвалила крылана. - Ну, его! Отпусти, пойдем лучше прогуляемся, здесь парк недалеко есть.
   Довольный крылан соскочил с ректора и сначала семенил за мной, а потом взлетел. Я подняла голову и заворожено смотрела на его полет. Красиво! И никакой магии.
   Нагулялись в парке, давно я так не хохотала просто потому, что было хорошо на душе, от того что крылан рядом. Тренькнул туек, Демон.
   - Что с Мирославом? - спросил меня Демон.
   - Не знаю, кажется, на крылана обиделся, - хохотнула в туек.
   - Опять догонялки устроили? Жаль пропустил, интересно было посмотреть, - Демон тоже улыбался, судя по голосу, - Рит, где встретимся?
   - Подъезжай в парк тот, что рядом с Академией, мы с крыланом тут гуляем.
   - Хорошо, - Демон отключился.
  
   -Рит, не пойму все-таки, что мне с Крузом делать, - озадачено произнес Демон.
   - А что с ним делать? - пожала плечами, глядя на крылана, который летел рядом с нами. Он наотрез отказался возвращаться в Академию без меня, взлетел и полетел за нами.
   - Думаю, что он может нам теперь конкуренцию составить, как бы с нашим адвокатом раньше не сговорился, - задумчиво произнес Демон.
   - Ой, не хотелось бы, - тут же отозвалась я. - Какой план у нас на этот раз? Я буду в образе медсестры или ты туда поселишься соседом к нашему Моисею?
   - Давай на месте посмотрим, но в медсестру тебя точно не буду переодевать. Что-то все боком выходят все эти переодевания. - Покосился на меня Демон, явно намекает, что я ему все срываю. Вот можно подумать!
   Здание было старое, выложено серым кирпичом. По периметру и над всей площадью проходила железная сетка.
   - А сетка зачем? - спросила я.
   - Под напряжением, чтобы психи не сбежали, - ответил Демон и выключил музыку. Не хотелось веселится над этим домом. Входов было два: центральный и хозяйственный, через который заезжали грузовики с продовольствием. Во дворе росли цветы в клумбах. Мое внимание привлекли две параллельные полоски, которые проходили через ограждение на земле.
   - Демон, смотри! Это что рельсы? - показала рукой на заинтересовавшие меня полоски.
   - Похоже. Откуда они тут? - недоумевал Демон.
   Охрана у здания была серьезная. Как мы попадем вовнутрь, да еще выйдем оттуда с человеком, было не понятно.
   - Нам нужен Мирослав, - сказала Демону. Тот сидел насупленный.
   - Нужен, - согласился со мной.
  
   Уговаривать Одинцова пошли вдвоем.
   - Мирослав, ты посмотри план и посоветуй, что нам сделать, - просил Демон.
   Одинцов сидел в гостиной на диване и хмуро смотрел на своих просителей.
   - Не хочешь сам участвовать - не надо. Но посмотри наш план, который мы придумали по дороге обратно. - Продолжал уговаривать Демон.
   - Хорошо, что придумали? - хмуро спросил Одинцов. Интересно, чего он такой надутый?
   - Там есть железная дорога, - с восхищением произнесла, кивком головы давая понять, что это наш план.
   - И это весь план? - переспросил непонятливый Одинцов.
   - Ну да, - уже не столь уверено сказала я.
   - Железнодорожные пути проходят через сетку ограды, которая под напряжением. Значит, вся электроника полетит сразу, а старые паровозы они на угле ходят, - сообщил Демон.
   - Об электронике они подумали, - усмехнулся Одинцов, - а о себе? То, что вас шарахнет высоким напряжением, кто будет думать?
   - Вот ведь! - озадачено проговорила, потирая кончик носа.
   - Вечные студенты, - уже веселился Одинцов, - вам легче больницу взорвать, чем предусмотреть варианты. А как выглядит этот адвокат знаете?
   Мы переглянулись с Демоном. Как то не подумали на эту тему.
   - Похитители-любители! - веселился дальше Одинцов.
   - Найду я его личность, в смысле фотографию, - буркнул Демон, - поэтому к тебе пришли, чтобы помог. - И посмотрел на Одинцова просящее, я присоединилась с щенячьим выражением.
   - Я так понимаю, что вы все равно не откажитесь, не смотря на то, что все увидели своими глазами, - утвердительно произнес Одинцов, - А знаете, мне ваша затея с паровозом очень нравиться! - после паузы довольно сказал ректор, - В детстве обожал железную дорогу.
   Лонг был к себе придвинут и Одинцов погрузился в базы данных. Что-то мелькало, что-то убиралось, приближалось, разглядывалось под увеличением. Я снова заказала пиццу, потому что есть уже хотелось страшно.
   Привезли пиццу, ее съели, несколько раз делала чаю, просмотрела какой-то боевик, а Одинцов все разбирался в схемах. Интересно, сколько бы у нас времени ушло на поиск всей информации, потому что видно было, что ректор точно знает, что и где искать.
   - Вот что нам понадобиться, - сказал наконец-то Одинцов, протягивая список Демону. - Но учти, нам предстоит еще масса подготовительной работы.
   Демон прочел, задумался.
   - Буду искать, - задумчиво положил список в карман.
  
   Одинцов был за рулем грузового сапрона. Огромный кузов скрывал маленький паровозик из детской железной дороги. Я помню, в детстве родители приводили кататься на нем. Он был старенький, но замечательно пыхтел паром, чем приводил в восторг всю детвору. Билеты тоже были детскими, а кондуктора по вагонам ходили дети по старше.
   Как Демону удалось договориться насчет этого детского паровозика, мне было не понятно. Сапрон мягко приземлился на старые рельсы, задний борт через верх въехал в кузов грузовика. Мы с Демоном выбросили магические лучи и стали ими устанавливать щиты с рельсами, чтобы они точно совпадали. Одинцов протиснулся между бортом кузова и паровозиком, открыл дверцу и залез в кабину.
   Когда рельсы были установлены, Одинцов завел двигатель и тот выдал пар белого дыма прямо в кузове. Под четкое чух-чух-чух на сходни выехал паровозик - мечта всей детворы и аккуратно скатился на ржавые рельсы. Мы с Демоном забрались в кабину, все трое одели резиновые костюмы, полностью закрывающие наши тела, на лица натянули резиновые прозрачные маски. Костюмы взяли у аквалангистов из детского аквапарка, из аттракциона "Пнгвины наши друзья". Одинцов поддал оборотов, паровозик стал разгоняться. На всем ходу пролетели сквозь сетку под высоким напряжением. Треск, скрежет, звук лопающихся проводов, искры. По рельсам и паровозу пробежался электрический ток, однако мы пробили проход и прорвались внутрь, остановившись перед стеной под жуткий скрежет тормозов.
   Аншлаг больницы был обеспечен. Охрана отрыла стрельбу, поставили магические щиты, пули в них вязли и сопровождали нас повсюду, жужжа на месте. Меня этот звук нервировал, но Одинцов сказал, что щит выдержит, утром дрессировал меня ставить его на раз-два.
   Больные в желтом и спецперсонал в сером выскочили из-за всех дверей. Мы внимательно рассматривали изумленные глаза присутствующих, а так же тех, кто находился в здании. Искомое лицо адвоката не находилось. Ор стоял несусветный. Одинцов собрал огонь в руку и громыхнул молнией с раскатом, сразу же наступила тишина.
   - Вы представляете, что нарушили представление о нормальной жизни этим людей, которые и так не всегда адекватно реагировали на окружающих.
   - Вы кто? - раздался глухой голос Одинцова.
   - Глав.врач, - гордо ответил мужчина.
   - Отлично! Нам нужен Моисей Кипельман, - навел огненный шар на глав.врача Демон.
   - Мойша, дружише! Этот паровозик за тобой приехал! Какие славные пингвины хотят тебя покатать! - заорал один из больных, и вот тут мы разглядели лысенького толстячка, знакомого нам по фотографиям.
   - Господин Кипельман, прошу, - Одинцов сделал приглашающий жест в сторону паровозика.
   Моисей старательно сопротивлялся, но другие больные с удовольствием подпихивали его и приговаривали:
   - Смотри, какие хорошие пингвины на паровозике тебя покатают.
   Демон с Одинцовым подхватили Кипельмана, и стали запихивать в кабину паровозика. Я шла лицом к собравшимся, спиной к парням, держа наготове огненные шары, готовая отразить атаки. Одинцов дал задний ход, и паровозик выпустил белое облачко пара, быстро набирая ход, скрежеща по ржавым рельсам. Мы домчались до нашего сопрона, вовремя затормозив и на медленном ходу заскочив в кузов. Задний борт стал опускаться. Одинцов выскочил из кузова, пересел за руль сапрона и взмыл в небо, оставляя за собой больницу и порванную сетку. Сверху было видно, как искры продолжали сыпаться с обрывков.
   Пересадили Кипельмана в сапрон в ангаре, где оставили грузовой с паровозиком. Допрос собирались проводить на территории Академии. Кипельман был в легкой растеренности, пытался что-то сказать, но глупое выражение лица не сходило с него. Я уже начала переживать, что мы больного человека похитили.
   Крылан сурово шкрябал когтями по полу вольера, который недавно для него построили Демон и Одинцов.
   Мы сняли с себя костюмы пингвинов еще в ангаре, поэтому предстали перед ним в обычном виде.
   - Кто вы такие? - спросил мнимый больной.
   - Мы хотим получить наш бриллиант, - с угрозой произнес Демон.
   - Что вы! Что вы! Какой бриллиант! - с невинным видом проговорил адвокат.
   - Тот самый, который ты взял у уборщика вольеров крыланов на хранение. Кстати о похищении ты уже должен знать. Так это и есть тот самый крылан, - показал рукой на шипящего и бьющегося в вольере моего крылатого друга.
   Адвокат повернулся к крылану и вздрогнул, потому что глаза налились лиловым цветом, и шипение стало громче.
   - Регина, ты крылана сегодня кормила? - повернулся ко мне Одинцов.
   - Не-нет, - замешкалась я. Не ожидала такой реакции крылана на то, что его посадят в вольер и не покормят.
   - Это правильно, - кивнул мне Одинцов, - вот как раз ужин твоему крыланчику приехал. А знаешь, что больше всего любит крылан? - повернулся обратно к адвокату, - Печень.
   - Я же больной человек, у меня печень больная, - пытался спасти свой орган Кипельман.
   - Увеличенная? - заинтересовано спросил Одинцов.
   - Д-да.
   - Это же вкуснее. Да крыланчик? Ты любишь увеличенную печень? - спросил Одинцов. Крылан часто задышал и стал клёкать утробным звуком, от которого у меня мурашки побежали.
   Одинцов потащил упирающегося адвоката к вольеру, приговаривая, чтобы Кипельман не беспокоился, что крыланчик начнет только с печени, а остальное он потом есть начнет. Ужас на лице сменил выражение сладкого идиота на лице адвоката.
   - Вы что не понимаете? Это издевательство! Вас найдут, вернее меня найдут! - начал вопить Кипельман.
   - Вряд ли тебя опознают в экскрементах крылана, - утешил его Одинцов.
   - Хорошо! - заорал адвокат перед самым вольером, когда крылан жадно втягивал воздух в себя и метался перед прутьями. - Давай поговорим.
   - Давай, - убрал его Одинцов от вольера. Крылан ходил на страже, но шипеть перестал.
   - Сколько я получу за то, что отдам вам бриллиант? - высокомерно произнес Кипельман.
   Одинцов поймал Демона, который кинулся с кулаками на адвоката. Кипельман проворно нагнулся, сразу сказывалась школа, видно не раз адвокату доставалось по наглой физиономии.
   - Мы не скормим вас крылану, а просто отпустим, - мило улыбнулся Одинцов.
   - Вам не кажется, что это не равноценно? - наглость немного убавилась.
   - Других предложений не будет, - продолжал улыбаться Одинцов.
   Адвокат задумался.
   - Бриллиант находится в Национальном банке, в моей личной ячейке. - Решился адвокат.
   - Холерные дни! Это нам теперь банк грабить? - поразилась я.
  
   Сидя перед лонгом Одинцов, перечислял нам, как защищен Национальный банк. Адвокат сидел связанный на стуле здесь же, в квартире, глаза ему так же завязали.
   - Бронированные стены в подвале, опутанные сигнализацией, срабатывающей на сверление, бурение, взрывы и так далее, вход единственная дверь из металлической двойной решетки, плюс два охранника. Один внутри комнаты с личными ячейками, второй перед входом, проверяет личности.
   - Морок? - предложил Демон.
   - Нет, стоит магическая защита от нападений, боевых заклинаний, заклинаний подчинения и так далее, не говоря о том, что под всем полом идет армированная сетка из метала, подавляющим магию.
   - Добавлю, что являюсь давним клиентом этого банка, меня знает в лицо практически весь персонал, в том числе два охранника в хранилище.
   - Холерные дни! - выругалась я. - Так что просто скармливаем адвоката крыланчику и забираем у вдовы бриллиант?
   - А труп из экскрементов будем предъявлять для опознания? - озадачил меня Одинцов.
   - Холерные дни! - снова выругалась и замолкла на долго.
   - Может на танке заехать в фойе банка? - после паузы предложил Демон.
   - А потом как до подвала спустишься? - тут же пресек Одинцов.
   - Тогда просто налет на банк с оружием, - уже в отчаянии предлагала я.
   - Налета на банк с оружием в нашей биографии не хватает, - усмехнулся Одинцов.
   - Могу предложить свои услуги за вознаграждение,- адвокат просто плавился от счастья.
   Мы угрюмо смотрели на радостного адвоката.
   - Ключ от ячейки где? - спросил Одинцов.
   - В моем доме разумеется, в личном сейфе.
   Я застонала, прекрасно понимая, что нам нужно будет еще из дома Кипемана достать ключ от сейфа.
   Адвоката определили в одну из комнат студенческого общежития, благо сейчас каникулы и на этажах никого нет. В любом случае поставили пологи тишины и магическую защиту, чтобы шустрик не сбежал. Но он, кажется, никуда не собирался, потому что чувствовал себя очень счастливым.
   - Демон, может, ты откажешься от Аграши? - умоляюще спросила парня.
   - Нет, - угрюмо буркнул Демон.
   - А как тогда вытащить этот бриллиант? - допытывалась у него.
   Демон упрямо молчал, но сдаваться не хотел.
   - Иди, ложитесь спать, - разогнал нашу унылую парочку Одинцов, - я еще подумаю. Рита можешь ложиться на кровати.
   Не знаю как Демон, а я после сегодняшнего дня с похищением отрубилась спать сразу.
  
   На утро Одинцов нахально разбудил поцелуями, причем совершенно не спрося моего согласия. За что получил рефлекторным ударом в пах.
   - Ритка! - завопил он.
   - Мирослав, ну кто ж так подкрадывается к спящей девушке, можно же не только по шее получить, но и пониже, - сочувствовала ему, но возмущение было сильнее.
   - А чего ты с пониже не начала? - возмущался Одинцов.
   - Чтоб доходчивей было, - пояснила ему. - Ложись, сейчас полечу, - поцеловала его в носик.
   Мужчина лег, стараясь отдышаться. Я собрала магию вокруг и направила поток на больное место. И вот мне интересно, это концентрация магии так подействовала или он просто был рад меня видеть? Лечение закончилось достаточно быстро, а вот поцелуи начались очень долгие.
   Магия встрепенулась, но его была явно чем-то занята, а потому мне позволили получать полностью самой удовольствие от поцелуев, чем я не преминула воспользоваться. Было хорошо и спокойно с Мирославом, он раскрывался совершенно с другой стороны, которая была для меня всегда закрыта. Милый, нежный, чувственный мужчина не торопился, заставлял прочувствовать каждое свое движение, каждую ласку руками, губами. Умелый любовник он довел меня до трепетного ожидания самой смелой ласки. Дрожь, пробегающая по телу показала насколько я хочу его, насколько он желанен мне.
   - Мира, - прошептала, до невозможности сократив его имя, почувствовав его в себе.
   - Люблю, - шептал он, его нежные слова заставляли замирать и вздрагивать от его движений, которые в свою очередь вырывали легкие стоны.
   Он не успокоился на этом, Мирослав уверенно заставлял меня страдать и ждать того неимоверного удовольствия, что дарил мне в прошлый раз.
   - Рита, - шептал он, - самая замечательная, хорошая моя, как же я мог жить без тебя.
   Я была послушным инструментом, который пел песнь нашей любви.
   - Это песнь, - эхом отозвался Мирослав на мои ощущения.
   А потом я немножечко умерла от шквала ощущений, потому что был тот самый взрыв новой вселенной, я не понимала где и что со мной происходит.
   - Рита, любимая моя, - проговорил, замирая во мне.
   - Люблю тебя, - отозвалась ему.
   Я смотрела в его глаза, такие родные, такие понимающие. У меня никак не укладывалось никак в голове то, что сейчас происходит с тем, что было всегда. Столько лет, фамилия Одинцова была для меня ужасом Академии, при звуке его фамилии я нервно вздрагивала и старалась спрятаться подальше. А сейчас я видела любящего мужчину, сильного уверенного в себе и своей жизни и не могла поверить, что это один и тот же человек.
   - Мира, - тихо сказала я.
   - Так меня только мама называла в детстве, - улыбнулся Одинцов.
   - То, что происходит меня озадачивает, - произнесла в слух свои сомнения.
   - Риточка, что здесь может озадачивать? - поцеловал мне плечо Одинцов.
   - Ты, я, все что с нами происходит. И я сейчас не про магию. Я про нас, - попыталась объяснить.
   - Ты хочешь, чтобы я на тебе женился? - задал вопрос в лоб.
   - Ни за что! - воскликнула ему в ответ.
   - Почему-то я так и думал, - рассмеялся Одинцов.
   - Я не понимаю, как вообще между нами что-то может быть, - досадливо сказала ему, мне не понравилось, что он смеется над этим.
   - Рита, нам хорошо вместе? - прямые вопросы, видимо, привычка ректора.
   - Да, - пришлось сознаться.
   - Тогда, что тебя смущает?
   - Ты! - повернулась к нему. - Если бы это был кто-то другой, у меня вопросов не было.
   - Кто другой? - спокойно спросил Одинцов.
   - Да хоть Демон, - в сердцах высказала свою мысль. Действительно, Демон, не смотря на свое положение и богатство, мне казался более приемлемой кандидатурой, чем Одинцов.
   - Значит, Демон. Ты же уезжала с ним с выпускного и у вас секс был. Что же вы с ним не остались? - да, прямые вопросы ректора - его конек.
   - Я женщина, не мне решать с кем быть. Мужчины всегда выбирают пару. - Сказала о наболевшем.
   - Рита, если бы ты могла выбирать из всех мужчин, ты бы меня никогда не рассматривала как вариант? - он убивает своей прямотой.
   - Скорей всего нет. Я слишком вас боюсь, - тут же перешла на прежнюю дистанцию ректор-студентка.
   - Меня? - удивился Одинцов, - Это я тебя боюсь, мне страшно представить, что ты можешь сотворить в следующий момент.
   - Вот так всегда, как что-то случается, так Старикова виновата, а я, между прочим, утром спала и никого не трогала даже! - возмущалась справедливо.
   - Рита, я все это время пытался остаться в живых, пока ты училась, - рассмеялся Одинцов. - Сейчас смотрю на тебя и думаю, а не тонкий ли это был намек, чтобы мы обратили внимание друг на друга?
   - Какой-то он слишком тонкий был, что я его не заметила, - улыбнулась такому предположению.
   - Ну, вот согласись, мы же могли пройти мимо друг друга и встретиться лишь на вручении диплома, я просто прочитал бы ничего не значащую для меня фамилию, ты взяла корочку, потупив глазки в низ, и разошлись в разные стороны. А нас упорно сталкивали, с каждым твоим действием, с каждым проступком, мне приходилось тебя вызывать к себе. И чем не намек.
   Лежу, молчу, как ему сказать, что не все мои поступки были случайностью? Многие, очень многие были направлены на подрыв нервной системы ректора. Вот на большем количестве я попалась. Но тогда я была студенткой, и это было нормально отравлять жизнь новому, молодому ректору, который, по тем моим понятиям, был жутко противный. Не простил мне случайно перевернутого ведра с краской.
   - Тебе с Демон было лучше, чем со мной, - сделал свой вывод из моего молчания Одинцов.
   - Нет, - выдохнула я. - И потом оставь парня в покое, у него свадьба срывается, все планы и любовь летят в тартарары.
   - Ты все еще его любишь? - спросил Одинцов.
   - Нет, и это не имеет никакого значения, - интересно давно? Сколько раз я просыпалась после той ночи с бешено бьющемся сердцем при воспоминаниях о ней? Действительно, ни Демон, ни одна единственная ночь между нами больше не вспоминались, все прошло.
   А возникло в моей жизни что-то хорошее, я думала это приключения, но вот вчера выяснилось, что приключения скорей всего закончились, а это чистое и светлое осталось.
   - Рита, ты говорила, что любишь, ты не веришь? - заглянул в глаза.
   - Мира, я не знаю. Когда говорю - верю, сейчас во всем сомневаюсь.
   - Давай тогда так договоримся, мы просто нравимся друг другу и встречаемся. А дальше как сама решишь. Хорошо? - он смотрел внимательно в мои глаза.
   - Хорошо, - согласилась на его предложение. Чем была отблагодарена еще не одним поцелуем и не только в губы.
  
   Ароматный кофе приятно щекотил нос, Мирослав умеет готовить его. Я по привычке пальчиком настучала заряды бодрости, чтобы быть готовой к сегодняшнему дню.
   - Сейчас придет Демон, - сообщил Мирослав, отпивая свой кофе.
   - Кофе сварить? - спросила из вежливости, потому что кофе мне Мирослав не доверял варить. Щи нахваливал, а к кофе не подпускал.
   - Лучше чаю. Наш адвокат чем сегодня питался? - я поперхнулась, вот уж про кого совершенно не думала.
   - Не знаю, - ответила ошарашено.
   - Надо покормить. Сделаешь? Не боишься? - вот нашел о чем спрашивать, чтобы я да кого-то боялась!
   Радостная улыбка Кипельмана встретила меня на самом пороге. Он был выбрит и умыт, лицо светилось радостью. Но я не приняла этого знака дружбы. Молча поставила завтрак-обед и вышла, выдохнув за дверью. Поставила на место заклинания и ушла в квартиру Одинцова.
  
   Демон уже сидел в гостиной хмурый, злой. Не радостный кивок в мою сторону говорил, что поздоровался.
   - Что там Кипельман? - поинтересовался Одинцов.
   - Улыбается, - сообщила основное.
   - Хорошая у него закалка, видимо не раз в передрягах участвовал.
   - Демон, чаю? - мне было жаль парня. Мотнул головой в знак согласия. Я пальчиком добавила заряда бодрости и немного успокоительного, чтобы в себя пришел, видно не спал всю ночь.
   - Итак, грабители-любители. Я нашел способ достать наш бриллиант, - широко улыбаясь, сообщил Одинцов. Эти слова произвели лучший эффект, чем мой чай на Демона.
   - Какой? - тут же спросила я.
   - Мы не налетчики и что-то мне подсказывает, что и им там делать нечего. Мы маги, но магия в самом банке и в хранилище блокируется, охранники знают адвоката лично. Я все перечислил? Ничего не упустил? - улыбка была довольная, хотя от этих слов было не радостно.
   - Вроде так. - Неуверенно произнесла я. Демон лишь хмуро смотрел на Одинцова.
   - Значит, магию применить нельзя, но есть один способ, о котором мы как маги никогда не вспоминаем, это гипноз. Обычный, не магический, который даже фона не оставляет.
   - Кого собираешься обрабатывать? - спросил Демон, у которого в глазах загорелась надежда.
   - Одного из охранников, но сначала нам нужно достать ключ из сейфа Кипельмана в его доме. Так что узника кормить регулярно, пока не заберем бриллиант из банка. - Продолжал улыбаться Одинцов.
  
   Квартира Кипельмана находилась на третьем этаже, что собственно говоря, не облегчало задачи. Ночью в темной одежде, мы тихонечко пробирались к подъезду. Код от входной двери и от сейфа адвокат выложил под гипнозом. Одинцов тренировался, чтобы потом на охранниках осечки не было. А так же адвокат выложил нам план дома и расположение сейфа. Я все старательно записала, стараясь не перепутать.
   Залазить в квартиру пришлось ночью, потому что днем всегда находилась либо жена Кипельмана, либо домработница. Сейчас супруга адвоката спала и находилась в противоположной стороне квартиры от кабинета.
   Тихо поднялись по лестнице, чтобы звуки поднимающегося лифта не привлекли внимании спящей вахтерши. Замок вскрывали с помочью магии, просто заморозив его сверх низких температур, после чего от легкого толчка замок рассыпался как хрупкий металл.
   Следуя плану квартиры, который я нарисовала, крались в кабинет. Из туалета нам на встречу вышла женщина в ажурном пеньюаре и бигуди на голове. Мы с Одинцовым успели скрыться в открытой двери комнаты, в коридоре остался стоять один Демон.
   - Вы насильник? - спокойно спросила возрастная красотка.
   Демон что-то промычал в ответ.
   - А если я не буду сопротивляться, вы будете вести себя нежно? - кокетливо спросила жена адвоката.
   Пока Демон пытался сообразить, что ему ответить, ночная соблазнительница цепко схватила парня за руку и потащила, упирающегося насильника к себе в спальню. Мы с Одинцовым проводили парочку недоумевающим взглядом, потом поймав отчаянный взгляд Демона, зажали рты ладонями, чтобы не расхохотаться.
   Дальше ограбление проходило без прямого участия несчастного насильника. Подсвечивая себе фонариками, быстро прошли в кабинет, прислушиваясь к шорохам из спальни. Демон держался стойко, хотя его пытались соблазнить разными способами. Мы похихикивая, добрались до сейфа, набрали код и дверца открылась. Заветный ключик лежал и молчал в дальнем углу. Аккуратно вернув все на место, мы так же, стараясь не шуметь, прошли обратно к входной двери. Демон старался из-за всех сил держаться, но кажется скоро крепость должна была пасть.
   Оставив своего работодателя в квартире, мы вышли на лестницу, прокрались мимо спящей вахтерши. И, когда уже сели в сапрон, в раздумьях уезжать или все же подождать, Демон стремительно выпал в окно, успев слеветировать свое падение. Взлохмаченные бигуди показались в разбитом окне. Тяжелый вздох разочарования донесся до нас, не смотря на расстояние.
   Демон с перепугу кинулся бежать в противоположную сторону от нас. Одинцов завел сапрон и стал догонять парня, но тот лишь увеличил скорость бега. Сигнал из сапрона заставил оглянуться неудачливого насильника и остановиться на месте. Одинцов, не ожидая такой реакции, едва успел затормозить, но все равно поддал под зад горе любовнику. Тот распростерся на дороге, тяжело дыша.
   Запыхавшийся Демон со злым выражением лица сел в сапрон.
   - Ритка! - повернулся ко мне Демон, вот, пожалуйста, опять Старикова виновата, вот кто бы сомневался в таком подходе. - Ключ у тебя?
   - Ну да, - кивнула злому Демону.
   - Давай сюда, не хватало, чтобы ты его как бриллиант уронила, - протянул руку ко мне.
   - Пожалуйста, - обижено протянула ему ключ.
   Мирослав смотрел вокруг и лишь посмеивался. Ночевать решили в квартире Одинцова. И так уже почти утро, пока Демона отвезешь, потом с утра собираться снова. А так хоть какая-то гарантия сна. Правда я ночевать в кровати Одинцова отказалась на отрез, тогда точно не высплюсь, на что на меня обижено посмотрели, забрали одеяло, подушку и демонстративно убрались спать в гостиную на коврике.
  
   Утром меня разбудили громкий разговор из гостиной. Демон возмущался и что-то кидал на пол, Одинцов возмущался, что Демон кидает на пол, а точнее на него, потому что он как раз на этом самом полу пытался еще поспать.
   Картина выглядела так: Демон перетряхивал всю постель, постепенно скидывая ее на пол, то есть на Одинцова. Из безсвязных выкриков я поняла, что ищет ключ от сейфа, который наш влюбленный жених положил себе под подушку для сохранности. А утром ключик от сердца Кристины куда-то завалился.
   - Ритка! - заревел Демон, поворачиваясь ко мне.
   - Я спала в кровати! - тут же заверила его громко.
   Демон оценивающе посмотрел на меня, потом махнул рукой.
   - Помогай искать, может, ты увидишь что.
   Ну, это можно, помочь другу надо, видно было, что у него тихо съезжает крыша. Встала с Демоном рядом и стала переворачивать постель, вывернули все наизнанку, перетрясли все подушки с дивана.
   - Какие ножки! Смотрел бы и смотрел бы - протянул Одинцов с пола, разглядывая меня с низу.
   - Мирослав! - прикрикнули на него оба.
   - Я буду молча тогда смотреть, - улыбался довольный Одинцов.
   - Кофе лучше сделай, - попросила его, потому что правда без кофе голова не соображала.
   Одинцов лениво поднялся и отправился на кухню. Мы же стали выдвигать все возможные детали и ящики, разбирая на составные части диван. Еще немного и Демон схватиться за топор и порубит на щепки.
   - Идите кофе пить, - донеслось с кухни.
   Мы понурые пошли на завтрак. Ключ лежал по середине стола и молчал. Одинцов хитро посмеивался, глядя на наши удивленные лица.
   - Как он тут ... Вот я дурень! Я же чай себе наливал, а ключ с собой брал, чтобы все время на глазах был. А потом видно здесь его забыл, - упал на стул Демон.
   - Надо заканчивать это дело с бриллиантом иначе он прикончит нас, - проговорил Одинцов. Мы согласно кивнули.
  
   Разведка в банке показала, что охранники меняются раз в три дня. Мы ходили следом за каждым из них. Через неделю мы знали распорядок дня всех шести охранников. Проведя тщательный отбор, остановили выбор на мужчине предпенсионного возраста. Досконально изучив его привычки, установили, когда можно застать его одного, чтобы провести сеанс гипноза.
   Мужчина в возрасте предпочитал на работу и с работы добираться на общественном транспорте. Он садился в свое купе воздушного поезда на станции, часто оставаясь один, тем более что купе рассчитано на двоих.
   Демон пошел в банк для открытия личной ячейки, его встретил молодой клерк, рассказал об истории банка, о его надежности, заверил, что защита такая, что ни один злоумышленник не в состоянии проникнуть в него. Если бы Демон не знал, как именно мы попадем внутрь, тот бы уже давно скис.
   Сначала его проводили для заполнения всех формальностей, где пришлось вписать все о себе, потом повели собственно в хранилище. Несколько степеней вниз и перед Демонов предстала металлическая решетка, здесь клерк оставил своего клиента и поручил охраннику. Охранник проверил документы, пропуск, попросил ключ, близнец того же, что мы выкрали у адвоката, а после проводил к ячейке, вставил свой ключ и предложил Демону вставить свой, повернули одновременно. Достали пустой ящик, положили на стол, и клиент остался в полном одиночестве. Демон положил пустой конверт, осмотрелся еще раз вокруг и позвал охранника.
   Процедура повторилась в обратном порядке с ящиком и ключами. Демон радостный вышел из банка, где мы поджидали его в сапроне.
  
   Пожилой мужчина торопился на работу, потому что утром задержался дома. Кофе убежало на плиту, жена устроила скандал, дети бегали вокруг и орали, настроение испортилось, а впереди долгий день с клиентами. К нему подсел молодой мужчина, приятной наружности, вежливой улыбкой поздоровался и отвернулся в окно, вскоре поезд взлетел. Молодой мужчина посмотрел на соседа, улыбнулся еще раз.
   - Вы не когда не замечали красоту обычных часов? Смотрите как это интересно, - открыл свои на руке и протянул к пожилому охраннику поближе.
   Часы были странные, показывали не цифры, а расширяющуюся спираль, которая все время кружилась, привлекая внимание. Вскоре пожилой охранник смотрел только на этот круг.
   - Вы внимательно смотрите на часы и слушаете мой голос. Как вас зовут?
   - Зотов Михаил Павлович, - ответил охранник.
   - Хорошо, сейчас вы слушаете только мой голос. Сегодня к вам в банке подойдет человек и скажет: "Зеленый кораблик под желтым флагом". Что скажет человек?
   - Зеленый кораблик под желтым флагом. - Ответил охранник.
   - Вы будете полностью ему подчиняться, вы сделаете все, что он скажет. Что вы сделаете, когда человек произнесет: "Зеленый кораблик под желтым флагом"?
   - Все что прикажет, - ответил охранник.
   - Хорошо. Потом вы забудете, что говорили с ним и его тоже забудете. Наш разговор вы тоже забудете и меня. Вы никогда о нем не вспомните. Сейчас вы очнетесь и будете чувствовать себя хорошо. Вы все поняли?
   - Да.
   - Удачного дня. - произнес Одинцов и вышел на ближайшей станции.
   Пожилой охранник встрепенулся, огляделся, он был один, самочувствие было прекрасное, хорошее начало рабочего дня.
  
   Демон со спокойным лицом, ужасом внутри, зашел в банк. Его встретил клерк, проверил документы, выписал пропуск, проводил к охраннику. Пожилой охранник, с удовольствием проехавшийся утром на воздушном поезде, сиял хорошим настроением как начищенный пятак.
   Демон расписался, на не гнущихся ногах прошел за решетчатую дверь. Они с охранником вставили одновременно ключи и повернули.
   - Зеленый кораблик с желтым флагом, - произнес уверено, но чуть хрипло Демон.
   - Слушаю, - после небольшой паузы произнес охранник, во время которой Демон чуть не поседел, представляя, как вбегают полицейские и заламывают ему руки. И тогда его жду объятия сокамерников, а не Кристины.
   - Сейчас откройте вот эту ячейку, - произнес Демон, доставая ключ и показывая какую именно надо открыть.
   Пожилой охранник молча вставил оба ключа, одновременно повернул и вытащил тяжелый ящик, положил на стол. Демон поднял крышку, достал целлофановый пакет, в котором завернутым лежал по форме камень. Пришлось достать и удостовериться, что там именно бриллиант. Выдохнув, что это все таки Аграши, Демон положил камень в карман, не трогая остальных бумаг и папок.
   Пожилой охранник поставил на место ящик, закрыл на оба ключа ячейку, повернулся в ожидании к Демону. Тот достал пустой конверт из своего ящика, убрал в ячейку и попросил закрыть эту ячейку.
   После всего попрощался, пожелал всего хорошего и ушел. С прямой спиной, в которую по его ощущениям на него был наставлен автомат, Демон покинул банк, прошел до угла, где ждали его мы. Сапрон взмыл в небо.
   - Ну? - выдохнула я в нетерпении.
   - Он у меня, - немного растеряно произнес Демон.
  
   Мы сидели в гостиной Одинцова и смотрели на бриллиант Аграши, тот нахально переливался на свету. Красивый конечно, но магия в нем была какая-то слабенькая, на мой взгляд. Но портить Демону момент триумфа не стала. Он растекался довольной улыбкой и выглядел как довольный и сытый кот.
   - Ну что ж, пора отпускать нашего пленника, - сказал Одинцов.
   Я согласно кивнула, мне не доставляло удовольствия кормить этого наглого адвоката.
   - Демон, ты забираешь бриллиант, едешь к Кристине, мы с Ритой отпускаем адвоката. - распоряжался Одинцов.
   Демон улетел на своем сапроне, отпускать адвоката взял на себя Одинцов. Тихо, мирно, отпустил Кипельмана не далеко от лечебницы, чему тот был явно не рад. Адвокат был с завязанными глазами, так что номера запомнить не мог, и откуда его вывезли тоже. Вроде всю безопасность соблюли.
  
   Демон позвонил нам где-то часа через три, когда с одной стороны переживали за него, что пропал надолго, с другой стороны, держали за него кулачки, а вдруг с красавицей Кристиной наконец-то все срослось. Вот чтобы не помешать в такой ответственный момент, не решались позвонить на туек.
   Одним словом, когда Демон объявился в квартире Одинцова с шишкой на лбу и кровоподтеками по лицу, без бриллианта, я готова была сама его прибыть в порыве пылких чувство и вовсе не из-за любви к ближнему своему.
   - Демон, холерные дни! Что случилось?! - орала него, стараясь вытрести всю душу из парня, - Как ты мог? Я добью тебя сама!
   Демон слабо отбивался, Одинцов подошел сзади ко мне, и, предательски подхватив поперек талии, отволок в угол комнаты. Там поставил меня на ноги и закрыл магией. Рот я открывать могла, но ни звука слышно не было, и магическая охранка меня не выпускала. Пришлось смирится, что расправу учиню позже, присела на корточки и превратилась в одно большое ухо.
   - Я заехал домой, искупался, привел себя в порядок, позвонил Кристине, сказал, что бриллиант у меня и поехал к ней.
   - Сначала позвонил или искупался? - уточнил Одинцов.
   - Позвонил, потом искупался. - Одинцов кивнул. - Вышел из сапрона и пошел по улице, по голове стукнули, я упал. Потом очнулся, кроме бриллианта ничего не взяли, позвонил по туеку сюда. - Голос у Демона был поникший.
   - Шишка почему на лбу? - спросил Одинцов.
   - Не знаю, может, когда падал, ударился об асфальт? - предположил Демон.
   - Может и так, - пожал плечами Одинцов.
   В комнате повисло молчание. Вот мне было что сказать, но сидела молча и из меня выходило лишь сердитое сопение.
   - Рита, посмотри Демона, кто его так? - попросил Одинцов и выпустил меня из угла.
   - Как я могу узнать, кто мог его стукнуть? - удивилась предположению.
   - Ты же на запах определяешь магию, я пока только твою и Демона различаю, - пояснил свою просьбу Одинцов.
   А тогда понятно. Подошла к Демону, шишка на лбу явно от удара об твердую поверхность, это мне целительский опыт подсказал. Запах от Демона был, причем очень сильный, надушился гад на свидание феромонами, чтоб Кристина из юбки выпрыгнула, на меня, кстати, тоже действовало.
   - Нет, магией тут не пахнет, одни феромоны, - сообщила Одинцову.
   - Что? - Одинцов среагировал быстрей, чем я ожидала. Подхватил Демона и поволок того в ванну. Отмыл его до блеска и привел обратно в гостиную.
   - Смотри, какой он у нас теперь накрахмаленный! - сказал Одинцов, явно ожидая похвалы.
   Моя магия встрепенулась, совершенно неожиданно для меня. Увидела пламя магии в Демоне и сделала на него охотничью стойку. Интересно, раньше такого с ней не было. Моя магия вильнула хвостиком и стала подкрадываться к растеренному пламени Демона. Подобралась по ближе и стала обнюхивать его, потом обежала вокруг и посмотрела на меня.
   - Демона ударил Круз, слабый магический след от удара, потому что бил физически, а не магией. Но! Круз оставил на Демоне приворот к первой же женщине, которую увидит, - сказала то, что сообщила мне магия. Она же удовлетворенно кивнула и вернулась ко мне, свернулась калачиком.
   - Ты какую женщину первую увидел? - спокойно спросил Одинцов.
   - Ритку, - растерялся Демон, - никого больше не было по дороге, только здесь она на меня напала с кулаками.
   - Это можно снять? - повернулся ко мне Одинцов, - Потому что ничего такого я на нем не вижу.
   - А разве нужно снимать? - попробовала пококетничать я.
   - РИТА! - в один голос воскликнули мужчины.
   - Хорошо-хорошо, что ж вы так орете? - поморщилась, от крика уши заложило.
   Позвала свою магию, она хитро приподняла на меня глазки и спряталась. Придется самой разбираться.
   - Демон, придется тебя диагностировать, - сообщила парню.
   Тот напрягся, маги знают, что это значит. Другой маг видит всю твою подноготную, то, о чем сам ты можешь даже не подозревать.
   И так Демон, моя вечная загадка. Залезла в него с удовольствием, перебирала кольца информации, так интересно было. Вот потеря невинности. Оу! Да ты поздний мальчик, оказывается, только в Академии решился, вот чего не ожидала. Теперь партнерши. Так эти серость прошли незамечено, интересно, что таких мало. В основном запоминались ярко и интересно. Подробностей сказать не могу, но то, что его личная жизнь была яркой, для меня было ясно. А дальше какой-то странный пробел пошел.
   - Демон и давно ты с женщинами не встречаешься? - задала прямой вопрос как исследователь.
   - Давно, - буркнул Демон.
   - Как Кристину свою встретил? - это уже вопрос Одинцов задал вопрос.
   - Да, - глухо ответил Демон.
   - Приворот? - это Одинцов уже ко мне.
   - Нет. Он сознательно всех вычеркнул, - рассматриваем дальше.
   Теперь последняя информация. Здесь что-то болтается. Ой, как интересно! Болталось очень махонькая точка. Я протянула руку к ней, и она сразу же начала расти. Протянула второй раз и еще выросла. Я так игралась до тех пор, пока меня не повалили на пол и не стали целовать жадно.
   - Демон! - взревел Одинцов.
   Увидела, как Мирослав стащил с меня Демона и отволок его в сторону. Демон упорно греб в мою сторону, отмахиваясь от держащих его рук Одинцова. Ударом в челюсть привороженный свалил ректора и кинулся ко мне. Взвизгнув, кинулась наутек по периметру комнаты, заодно стараясь успеть проверить как там Одинцов. Тот лежал в отключке, пульс был. Времени не хватило привести его в чувство, Демон мчался за мной, с блеском в глазах. Я только успевала перебирать ногами, чтобы меня не повалили на пол.
   Бешенная скачка продолжалась через мебель и под ней. Я пыталась докричаться до преследователя, но он только ревел, и глаза ярче горели.
   - Холерны дни! - завопила я и метнула удар магии в Демона. Тот прорвался сквозь и побежал дальше.
   Пришлось собрать и послать заряд гораздо сильнее, он опаливался, в некоторых местах одежда уже тлела, но Демон преследовал дальше. Вспомнила про путы, запустила щупальца в него, пропуская насквозь и завязывая в нескольких местах узлом. Демон заорал от боли, но упал и скрючился. Преследование закончилось.
   - Мирослав, - присела на корточки рядом с Одинцовым, - Мира, - звала его. Он был сознания. Опять собрала магию вокруг себя и воздухом вошла в его легкие, потом слабым огнем в мозг, скорее оживляя сознание, чем излечивая его.
   Как только Одинцов пришел в себя, кинулся сразу и стал оглядываться вокруг.
   - Что ты с ним сделала? - увидев скрюченного Демона, спросил Одинцов.
   - Связала, - пожала плечами.
   - Это я вижу. Что ты до этого сделала, что он кинулся на тебя?
   - Нашла какую-то интересную штучку на кольце страсти, потрогала, она выросла. Я еще раз потрогала, она еще выросла. - Пояснила, что видела.
   - Игралась, значит, - вздохнул Одинцов.
   - Интересно же, - виновато произнесла.
   - Ну да, ну да. А то, что ты в несколько раз несчастный приворот усилила, до тебя не дошло? - грозно посмотрел на меня Одинцов.
   - Нет, - покаянно произнесла я.
   - Что ж нам теперь с этим несчастным делать? - задумчиво произнес Мирослав.
   - Я сейчас все поправлю! - подорвала с места.
   - Сидеть! - рявкнул на меня Одинцов. - Приворот на тебя стал реагировать. Так что снимать теперь мне.
   - Ты уверен? - улыбнулась ему.
   - В смысле? - повернулся ко мне Мирослав.
   - А может потом к тебе приворожится? Кто его знает, что там заложено, - прикололась я, совершенно не думая о последствиях, сказанных слов.
   Одинцов замер, соображая размер угрозы.
   - Ты это серьезно? - все же спросил у меня.
   - Не очень. Но дай все же мне сначала попробовать, - передвинулась ближе к Демону.
   - Если что я рядом, - поддержал Одинцов.
   Подошла к нечастному привороженному, позвала свою магию. Та, похохатывая, вылезла и стала смотреть на мои действия. Я же пока ничего не делала, практика показала, что непосредственное прикосновение заставляет приворот лишь расти и увеличиваться.
   Приворот-то не сильный был, а я его заставила увеличиться. Теперь самой расхлебывать придется. Будем рассуждать, если от моих прикосновений эта штучка выросла, то можно попробовать магией ее отозвать. Протянула щупальцу и аккуратно дотронулась, вроде не растет, дальше. Захватываю и стараюсь снять. Снялось легко, а потом эта гадость не захотела от меня отлипать. Поднесла к лицу, запах точно Круза. Штучка со звонким шмяконьем пришлепнулась на меня. Вот холерные дни!
   - Рита что происходит? - встревожено спросил Одинцов.
   - С демона сняла, если ты об этом, - досадливо ответила, стараясь отлепить приворот от себя и развеять в окружающую магию.
   - Развязывать можно? - спросил Одинцов.
   - Можно, - пыхтела дальше.
   Липучка не хотела отставать. Освобожденный Демон, встал, тряхнул головой.
   - Что это было?
   - Ритка твой приворот вырастила. - Объяснил Одинцов.
   - А теперь она что делает? - услышала вопрос, но упорно старалась не смотреть, прекрасно помня, как начинает работать приворот, с первого взгляда.
   - Рита, чем ты сейчас занята? - Мирослав явно тревожился.
   Решила промолчать, не хотелось признаваться в собственной глупости. Демон подсел ко мне на корточки и постарался заглянуть в глаза. Я зажмурилась, он за подбородок приподнял лицо и, поворачивая в разные стороны, осмотрел.
   - Кажется, она приворот на себя забрала. Поэтому глаза зажмурила, - тут же отпустил меня.
   - Рита, что ты творишь?! - возмутился Одинцов и потащил меня с пола на диван. Я не сопротивлялась, но с закрытыми глазами как то не очень уверенно переступала, а потому на диване завалилась прямо на грудь Одинцова. От неожиданности открыла глаза и поймала его взгляд. Все, это был конец моего сознания и начался беспредел моего эстрогена.
   Помню лишь, что губами впилась в его, дальше сплошной туман в голове и жар во всем теле. Стала раздеваться сама и раздевать Одинцова, он сопротивлялся, а меня кто-то хватал за руки и пытался скрутить, да только запустила в него огнем, чтоб не мешал. Мешать прекратили, зато окатили водой, сначала обычной, потом магической. Руки и ноги схлестнули магией и спеленали вдоль всего тела. Сколько так была связана, не знаю.
   Увидела огонек магии Одинцова, он заинтересовано смотрел на меня. Моя магия подбежала к нему и что-то начала шептать. Оба огня слились вместе и обволокли меня. Жар охватил все тело, как будто меня жгли изнутри, магия выжигала тот злополучный приворот. Я почувствовала, как мне становится легче дышать, и сознание вновь вернулось ко мне.
   - Рита, как ты себя чувствуешь? - услышала голос Одинцова рядом с собой.
   - Развей приворот в окружающую магию, чтобы ни к кому не приклеялся, - ответила ему.
   Оба огня вырвались из меня, и бяка лопнула мелкими искорками, тут же втянутыми в окружающие потоки. После этого меня развязали. Одинцов накинул на меня халат.
   - Рита, ты в страсти страшная женщина! - засмеялся довольный Одинцов.
   Растерла запястья на руках, посмотрела на подозрительно хохочущих мужчин.
   - Я что-то не то сделала? - подозрительно спросила их.
   - Что ты! Что ты! Мне все понравилось, - уткнулся мне в плечо Одинцов. Демон прыснул и выбежал из комнаты.
   - А подробнее, - переспросила, начиная подозревать какую-то засаду.
   - Рита, а ты ничего не помнишь? - довольный поинтересовался Одинцов.
   - Помню, что раздевалась и тебя раздевала, - напрягла всю память.
   - Ритусь, ты была неподражаема! - восхищенно воскликнул Одинцов и закатил глаза, как будто вспоминал о произошедшем. - Столько страсти! Сколько огня в тебе!
   - Издеваешься? - подозрения все крепли, потому что подслушивающий Демон за дверью уже смеялся в голос.
   - Рита, как можно! Такая женщина! Такая женщина! Повторим? - притянул к себе Одинцов.
   - Я тебе повторю! Демон, что тут было? - крикнула парню в сторону кухни, где тот скрывался.
   - Мне моя порядочность не позволяет рассказывать, - укатывался на кухне Демон.
   - Хватит издеваться! - кинула диванной подушкой в Одинцова
   - А я что говорил? Не женщина, огонь! - притворно сдавался Одинцов. - Так меня еще никто не соблазнял! - восторженно продолжал, - Ах, какая женщина! - предательский смех со стороны кухни говорил, что что-то тут не так.
   - И как же тебя соблазняла? Разделась догола и прыгала перед тобой на четвереньках? - озадачилась их весельем.
   - Почти, - смех дуэтом меня добил.
   - Да что тут случилось?! - заорала я, - Демон быстро сюда! Рассказывайте, иначе я за себя не отвечаю!
   Демон хихикая, вышел из кухни.
   - Сначала ты действительно разделась, - сообщил мне Демон.
   - Вот холерные дни! - выругалась от всего сердца.
   - Чем нам доставила не передаваемое эстетическое удовольствие, - добавил Одинцов, переглядываясь с Демоном.
   - Правда, после этого нам преданным почитателям эстетики пришлось туго, - Одинцов с Демоном разразились смехом.
   - И что я сделала? - уже совсем перепуганная спросила.
   - Ты начала петь, - сообщил мне Одинцов.
   - Петь?! Я же не умею петь. У меня нет ни слуха, ни голоса, - поразилась сама себе.
   - Об этом мы уже знаем, - произнес Одинцов, вытирая слезы, катившиеся из глаз.
   - Как и все общежитие преподавателей, - вторил ему Демон.
   - Я так громко пела? - упавшим голосом спросила.
   - О да! Сбежались соседи и просили показать ту животинку, над которой мы ставим эксперименты, - сообщил Одинцов.
   - После этого ты стала танцевать нам танец с саблями, - издевался дальше Демон.
   - С чем?! - опешила я дальше.
   - Рит, сабель у меня нет, поэтому ты схватила два столовых ножа и бегала за нами по всей квартире, - закончил заколачивать гвоздь в мой гроб Одинцов.
   - Холерные дни, как стыдно,- просипела.
   - Рита, ты чудо! - восхищался Одинцов, - Женщина-Огонь!
   Метнула в него еще одну подушку.
   - Рита, ты так меня совсем заведешь! - воскликнул восхищенный Одинцов. - Сначала неглиже, потом песни, затем танец с двумя кухонными ножами, а на последок обстрел из подушек.
   - Я не могу. Лучше пойду. Ритка ты чудо! - Демон вышел опять на кухню.
   Сижу на диване, понимаю, что не я в этом во всем кошачьем концерте виновата, но так стыдно. Одинцов присел рядом, посмотрел в глаза, обнял, прижал к себе.
   - Рита, не расстраивайся, ты действительно потрясающая. Смешно, конечно, получилось, но ты чудо, Демон прав. Мы понимаем, что ты из-за приворота так себя вела, но мне, холерные дни, было приятно, что ты меня соблазняла. - Я смотрела в его глаза цвета счастья и понимала, что пропала окончательно.
   - Мира, - не могла взгляд отвести.
   - Ритусь, вот это взгляд. Ты хоть понимаешь, что со мной делаешь?
   Поцелуй был долгим и счастливым.
   Лонг настойчиво пиликал в моей давно забытой сумке. За всеми этими делами с бриллиантом я совершенно забыла про него, лонг безвылазно находился в темноте просторной дамской сумочки, приблизительным размером с парашют.
   Одинцов меня не отпускал, хотя не очень-то и стремилась.
   - Ритка, возьми ты свой лонг, замучил жалостливо пиликать, - закричал с кухни Демон, судя по запаху, варил кофе.
   Пришлось оторваться от вкусных поцелуев с намеком на продолжение и идти за лонгом. Звонила бабушка, моя единственная родственница. Она была уже очень старенькая, а я сначала училась в Академии, потом на практику уехала, и вот, чтобы бабушка не переживала за меня, купила ей лонг, для быстрого доступа к моим ушам. Туек ее не устраивал. Все разговоры заканчивались: "Приезжай, надо поговорить". Я срывалась с места, чтобы выслушать порцию жалоб на здоровье и советов как не подхватить простуду. А главный конек моей заботливой родственницы был сетования по поводу моего не замужнего состояния. В пример всегда приводились дальние родственницы, которые в моем возрасте, а то и моложе, уже были с полными руками детей.
   - Здравствуй, бабушка, - отозвалась ей, запахивая на себе халат поплотнее.
   - Здравствуй, Рита. Ты не звонила уже неделю, - осуждающе покачала головой бабуля.
   - Дела, были, закрутилась, - оправдывалась. Что-либо говорить другое не было смысла. Все равно буду виноватая.
   - За делами всегда можно бабушке позвонить, - я сидела, кивала с раскаянным видом головой, выслушивая все обвинения в свой адрес. Одинцов тактично ушел на кухню.
   Постепенно с обвинений бабушка перешла на жалобы здоровья, причем большая часть была выдуманных болезней. В итоге разговор плавно перешел на мое холостяцкое положение.
   - Ты понимаешь, Рита, что тебе не семнадцать лет, что тебе пора заводить детей, а ты ни с кем не встречаешься. - Грозно выговаривала мне бабуля. Я снова кивала, потому что возражать было бессмысленно.
   - Рита, - раздался голос Одинцова за спиной, - твой кофе.
   - Это кто там у тебя? - тут же одела очки бабушка и увеличила изображение. И когда только научилась?
   - Это она у меня, - ответил Одинцов, присаживаясь рядом со мной и обнимая за плечи.
   - А вы кто такой? - бабушку не проведешь.
   - Мирослав Владимирович Одинцов, ректор Академии общей магии, - представился он.
   - Слышала про такого. И что моя внучка у тебя делает? - строго допрашивала бабуля теперь Одинцова.
   - В гости зашла, кофе выпить, - ответил Одинцов.
   - Поэтому она в твоем халате? - все видит, ты погляди-ка, а ведь только что на зрение жаловалась.
   - Бабуль, какая разница в чем я? - перебила этот разговор.
   - Так, что, Рита, тебя можно поздравить? Нашла себе мужа? - строгий взгляд бабули уперся в меня. Зрачки, увеличенные оптическими линзами, изучающее смотрели и приводили меня в трепет.
   - Не-нет, с чего ты взяла? - протянула я и стала отодвигаться от Одинцова.
   - Можно, поздравляйте! - громко сказал Одинцов и прижал рукой к себе, чтобы не убегала от него.
   - Ну что же, Риточка, я рада, что ты наконец-то вскочила в последний вагон уходящего поезда, - поздравила меня бабуля. Я закашлялась от такого представления меня. Одинцов рассмеялся, повернул к себе и снова поцеловал.
   - Хватит вам целоваться, я тоже хочу! - сказал нам Демон, выходя из кухни.
   - Это кто? И почему он хочет с тобой целоваться? - начался новый допрос с пристрастием от бабули.
   - Демон! - прикрикнула на парня.
   - Так-так, это что же получается, ты встречаешься с двумя? - воспитательные нотки прорезались в голосе бабушки. Теперь все, наступили холерные дни.
   - Что? - теперь спросил Одинцов, - ты встречаешься еще с кем-то?
   Демон примолк вне видимости экрана лонга и покатывался по тихому в кресле.
   - Мирослав, ну ты-то, а? - повернулась к нему.
   - Рита, что за распущенность? - начала свою возмутительную речь бабуля. Далее я узнала обо всем молодежи вообще и ее распущенности, а о моей в частности. Единственная родственница так перемыла мне кости, что щеки полыхали не хуже свеклы.
   - И последнее, Рита, встречаться одновременно с двумя мужчинами - это верх неприличия!
   - Да не встречаюсь я с двумя, - пыталась вклиниться в ее монолог.
   - Что теперь скажет тетя Маруся? А Ниночка, твоя младшая сестренка? Какой пример ты показываешь своим поведением?
   - Бабушка! - не выдержала, прерывая перечисление всех дальних родственников, - не встречаюсь я с двумя! Потому что люблю одного! Мирослава люблю, - прокричала ей в лонг.
   - Я тоже тебя люблю, - услышала голос Одинцова рядом. Как то в запале совсем забыла чьи руки меня обнимают. Демон довольно улыбался в кресле. - Рита, выходи за меня замуж.
   Одинцов снова привлек меня к себе и поцеловал, не дав возможности ответить ему отказом.
   - Баба Дуся-ааа! - вздрогнула от звука хлопнувшей двери в доме бабушки. К ней пришла в гости моя троюрдная сестра Ниночка, первая сплетница в нашей родне.
   - Ты чего орешь? - шикнула на нее бабуля.
   - А чего? Ты же вечно говоришь, что не слышишь, как я прихожу. А тут мама пирожков свежих напекла, - тараторила Ниночка. - Ой, а ты по лонгу разговариваешь, с Риткой?
   - Ниночка, наша Рита выходит замуж, - со слезами счастья решила за меня бабушка, сообщив первой сплетнице.
   - Да ты что! А за кого? - теперь она не отцепится от меня. - Рита, рассказывай!
   - За меня, - повернул на себя лонг Одинцов. Ой, зря он это сделал!
   - Ритка, красивый. Я бы даже сказала слишком красивый. Зачем тебе такой? - хорошенький вопросик! - Отдай его мне.
   - Ниночка, - повернула лонг обратно, - у тебя Павлик есть, вот и выходи за него.
   - А зачем мне нужен будет Павлик, если ты мне этого красавчика отдаешь? - резонно возразила мне сестрица.
   - Никого я тебе не отдаю! - возмутилась ее предположению.
   - Ну как? Ты же наверняка ему уже сказала, что тебе рано, и ты подумаешь. А я вся уже сейчас согласная выйти за него замуж, - улыбалась довольная Ниночка.
   Демон сполз с кресла на пол и там бился в истерике.
   -Милая барышня, - мягко сказал довольный Одинцов, - увы, вас я счастлив видеть только в качестве родственницы моей любимой жены Риты. Но у меня есть на примете очаровательный молодой человек, который никак не может жениться. Все время свадьба у него срывается. Но вы же можете все взять в свои руки и утешить несчастного? - завлекательно предложил Ниночке Одинцов. Ах, ты ж искуситель!
   - А он такой же симпотичненький? - озадаченно спросила Ниночка.
   - Сейчас покажу, - и самым бессовестным образом направил лонг на Демона, который во время этой тирады почти пришел в себя, но довольная улыбка с лица еще не сползла.
   У Ниночки вырвался булькающий звук. Да Демон был красив не человечески, не даром в свое время за ним вся женская составляющая Академии хвостом ходила. Ниночка у нас тоже красавица, по ее формам не один парень сохнет. Вся, где надо, кругленькая и ладненькая. Чуть-чуть конопушки на носике, но они придают ей лишь очарования.
   Улыбка с лица Демона начала сползать.
   - Он точно не женат? - собралась с мыслями Ниночка.
   - Совершенно, - подтвердил Одинцов, - все время свадьба срывается.
   - Ну ладно, беру его. Мне только кое-кому позвонить нужно, - и отключилась.
   - Ты что наделал? - воскликнули мы с Демоном одновременно. Причем я-то как раз понимала все размеры бедствия, сотворенные легкой рукой Одинцовым. Демон лишь боялся еще одной поклонницы.
   - Демон, мне нужно было успокоить девушку после своего отказа, - уверенный Одинцов даже не подозревал в какой муравейник засунул Демона.
   - Рит, она что серьезно решила про меня? - кивнул Демон на лонг.
   - Серьезно. Она девушка решительная. И общительная. Теперь обзванивает родню и ставит их в известность, - обрадовала Демона.
   - Мне срочно нужно найти бриллиант! - воскликнул Демон.
   - Правильно. - Согласился Одинцов. - Звонить Крузу на туек бесполезно, нужно его в поиск организовать.
   - Я могу выпустить магические маячки. Как только Круз воспользуется магией, мы узнаем где он, - предложила свою помощь.
   - Это как? - повернулся ко мне Демон.
   - Небольшие маячки разлетаются над городом, срабатывают на запах магии и передают сигнал мне, - пояснила очевидное для меня.
   - Интересно, - проговорил Одинцов. - Делай!
   Встала, собрала магию вокруг, и россыпью стала запускать маячки с ориентировкой на запах Круза, моя магия хорошо его запомнила. Магические искорки стали разлетаться во все стороны, проходя сквозь стены и стекла.
   - Как красиво! - прошептал Одинцов.
   - Ритка, а почему ты вспыхиваешь? - спросил Демон.
   - Это она маячки, когда запускает, дает заряд. А ты не видишь этого? - повернулся к Демону Одинцов.
   - Нет. Только вижу, как Рита магию собирает, а потом вспыхивает, - покачал головой.
   - Значит это все же от древней магии. - Задумчиво произнес Одинцов.
   - Эх, надо было с Риткой тоже переспать, - сокрушенно произнес Демон. За что был поджарен с обеих сторон, получив заряд магии от меня и Одинцова.
   Демон взвыл, подскочил и начал тушить на себе полыхающую одежду.
   - Я же чисто теоретически сказал! - обиделся парень.
   - А это чтобы не думал переходить на практику. - Сообщил ему Одинцов.
   - Вот именно. Не отвлекайте. Еще немного осталось, - отвернулась от них.
   Магические, заряженные искорки полетели снова, накрывая весь город.
   - А долго интересно ждать? - спросил потушенный, но слегка дымящийся Демон.
   - Это уже от Круза будет зависеть. - Ответила ему.
   - Можно как то ускорить, - задумался Одинцов.
   - Могу ему позвонить на туек, - предложил Демон.
   - Не возьмет. Мой номер Круз тоже знает. Рита, звонишь ты и говоришь, что-то типа: привет, оглянись я позади тебя стою. Он должен среагировать и метнуть боевой импульс. Этого будет достаточно? - спросил у меня Одинцов.
   - Конечно. Давайте номер, - кивнула.
   Демон протянул свой туек, на табло высвечивался номер. Набрала.
   - Круз, привет, Рита. А я позади тебя стою ...
   Договорить не успела. Грохот раздавшийся в туеке перекрыл все. Маячок тут же вернулся в комнату. Моя магия быстро определилась где он.
   - Можете не стараться, - сказал Одинцов включая звук на настенном лонге.
   - Внезапный магический взрыв разнес витрину ювелирного магазина. В ней было выставлено .... - дальше шло перечисление ювелирных изделий, которые были вынесены на улицу взрывной волной. На экране мелькало перепуганное лицо Круза.
   - Рита! - застонал Демон.
   - Опять я виновата?! - возмутилась.
   - Кто тебя просил ювелирный взрывать? - Демон, кажется, уже не понимал, что это Круз взорвал, а не я.
   - Демон, угомонись. Надо подумать. - Сказал Одинцов.
   - Зато теперь мы точно знаем, где Круз и еще очень долгое время будет, - постаралась утешить их.
   - Хочешь опять в полицейский участок вломиться? - с интересом спросил Одинцов.
   - Не обязательно, можно под видом адвоката прийти, - предложила новую идею.
   - Сделаем по-другому. Я через своих знакомых подойду к нему.
   - Это, каких знакомых? - поинтересовалась тут же, потому что его загадочные знакомства меня очень интересовали.
   - Ты со своей службы имеешь в виду? - уточнил Демон.
   - Ага, - Одинцов уже связывался с кем-то по лонгу.
   - Тимур, мне нужен Константин Таран, посмотри, где он сейчас находится, - попросил какого-то офицера на экране.
   - Это который магией витрину ювелирного взорвал? - засмеялся Тимур.
   - Уже все знают? - усмехнулся Одинцов.
   - Конечно, тебе он зачем?
   - Ученик мой бывший. Где он сейчас?
   - Полицейский участок 78, в предварительной, - сообщил ему Тимур и Одинцов попрощался.
   - Можем ехать, - повернулся к нам, - Демон остаешься дома, ты все равно подпаленный, а Рита со мной.
   Мы с Одинцовым оделись в приличную одежду и полетели в участок. Там нас уже ждали, как только представились от кого, тут же провели в кабинет, а следом и Круза. Он замер на пороге.
   - Проходи, что встал? - усмехнулся Одинцов.
   - Я думал, меня следователь вызывает, - проходил медленно к столу Круз.
   - Так я тоже следователь, правда в прошлом. Так что не так уж ты ошибся. Садись, поговорим.
   Я смотрела с отвисшей челюстью на ректора. Он в прошлом следователь? Маг и следователь? Что-то не вяжется как-то. И полезла в кольца информации к Одинцову, так, чисто автоматически.
   - Рита! - Прикрикнул на меня Одинцов. - Прекрати, ты отвлекаешь. Спросишь все потом, что тебя так заинтересовало.
   - А ты скажешь? - уточнила тут же.
   - И давно на "ты" и по имени? - усмехнулся Круз.
   - Не твое дело! - огрызнулась на него.
   - Ты нам расскажи, куда бриллиант дел, - перевел разговор в нужное русло Одинцов.
   - Не скажу, - отвернулся Круз.
   - Так мы и сами узнаем, - улыбнулся радостно Одинцов. - Рита, пошарь у него в ауре.
   - А можно? - я хищно улыбнулась в предвкушении.
   - Можно смотреть все, вплоть до интимных подробностей, особенно на Кристину посмотри. - Засмеялся моему азарту Одинцов.
   - Так я сейчас! - соскакивая со стула, обрадовалась.
   - Стойте! - закрылся руками Круз, - что значит интимные? Следователям это запрещено, залазить в личную жизнь.
   - Так я и не следователь, - довольно улыбнулся Одинцов.
   - Рита, ты чего замерла? Ты же в частном порядке. Вот пришла побеседовать с бывшим одноклассником, а ему от пережитого плохо стало. Тебе пришлось оказывать первую помощь, - подначивал меня Одинцов.
   - Я сейчас!
   Смотрю на его информационные кольца, а Круз так старательно закрывается. Только для меня его защита так дымка, дунула и нету.
   - Ой, как интересно! Так ты ж у Демона всех девчонок отбивал и сейчас влез не от большой любви. Мирослав, вот посмотри, - ткнула пальцем во взаимосвязи. - Видишь?
   - Вижу, - протянул руку к тем же взаимосвязям. - Это что?
   - Это? Помнишь запах Демона? Круз к себе перетягивал девушек Демона. Ну вот же, смотри.
   В нас проснулся исследовательский азарт. Нам было так интересно копаться в информации. Одинцов обучался пользоваться древней магией, а мне просто было объяснять то, что другой маг видит.
   - Запах чувствую. Как ты поняла, что не любовь это была?
   - На цвет смотри. Цвет любви - красно-желтый, как пламя костра. А здесь зелень, цвет зависти. Вот тут злость - желто-зеленое. Вот теперь смотрим последние события. Кристина
   - Прекратите! - донесся в нашу лабораторию жизни голос Круза.
   - Погоди, интересно же! - оборвала его. Когда еще будет такая возможность покопаться?
   - Это что? - ткнул в какую-то бяку Одинцов.
   - Не трожь!! - заорала я, но было поздно. Бяка начала расти, разрушая и покрывая ржавчиной ауру.
   - Что это? - удивленно спросил Одинцов.
   - Да откуда я знаю. На Демоне почти такое же было. Я тоже дотронулась и начало расти. А здесь само растет. - Как же с этим бороться?
   - Что со мной? - испугано закричал Круз.
   - На тебя какую-то бяку повесили, очень похоже на сглаз, по действию. Разрушает твою ауру. - Ответила не задумываясь.
   - Это можно исправить? - Крузу стало еще страшнее.
   - Я сделаю, - успокоила его, но сама была не очень уверена. Надо подумать.
   - Мирослав, ты выжег на мне приворот. Как ты это сделал? - задала основной вопрос.
   - Смотри, - понял мою мысль Одинцов.
   Снова объединились наши магии, и их совместный огонь накрыл полностью Круза, выжигая прицепленную бяку и ржавчину на ауре.
   - Что вы делаете? Почему вы полыхаете огнем? - заорал перепуганный Круз.
   Мы не стали отвечать, выжигая ржавчину и распыляя ее в окружающую магию чистой силой. Круз испуганно пыхтел, больше отвлекая нас. Добрались до основной бяки, теперь собрали в единый сгусток, обхватив черноту, стали сжигать ее. Получилось, мы выдохнули.
   - Все, Круз, получилось, - сообщила парню.
   - А что было? - растеряно переспросил нас.
   - Кто-то, скорей всего тот же, кто дал тебе приворот для Демона, на тебя повесил сглаз, но не обычный. Активировало этот сглаз магическое вмешательство. А действовало гораздо быстрее, чем приворот Демона, практически мгновенно. Твоя аура разрушалась на глазах. - Рассказал ему Одинцов.
   - А с вами что было? Почему вы пламенем полыхали вместе? - Круз был в шоке.
   - Расскажем, если скажешь, куда бриллиант дел, - улыбнулся ему Одинцов. - Имей ввиду, теперь ты наш крестник, мы тебя с того света вытащили.
   Круз насупленный сидел и смотрел в пол.
   - Слушай, Круз, я бы поняла, если бы ты эту Кристину любил. Посмотри на Демона, он же правда без ума от нее. Бриллиант этот холерный тырит везде, чтобы добиться ее. Но ведь тебе она нужна, лишь бы отбить у Демона. Почему ты просто не хочешь найти себе девушку, которую полюбишь? - пыталась достучаться до парня.
   - Он у меня увел девушку, которую я любил, - глухо ответил Круз.
   - Это какую? Я что-то не видела любви в твоей ауре, - заинтересовалась.
   Круз опять молчал, а потом выдохнул и заговорил.
   - Любил однажды сильно, а когда она Демона увидела, про меня забыла и даже звонить запретила. - Так и сидел, опустив голову в пол.
   - Слушай, Круз, а ты подумай с другой стороны. Еще не известно кому повезло, если твоя подруга ушла к другому, - философски сказал Одинцов.
   - А вот оно! Ты погляди цвет какой необычный! - восхитилась я. - Смотри Мирослав, вот здесь. Я сразу не признала. Да давно было дело. Вон сколько всего после этого случилось.
   - Золотой? Это? - переспросил Одинцов.
   - Это, - подтвердила. - Цвет истинной любви. Да, Круз, ты правда ее любил. Ничего не могу сказать про нее, может ей просто нравилось быть с тобой. Но у тебя было веское основание обидеться на Демона, согласна.
   - Хотя, я повторяю, может тут Демон быть вообще не при чем. Скорее девушка к тебе ничего не испытывала, - Одинцов со своей версией событий.
   - Я ее знаю? - женское любопытство не задушишь не убьешь.
   - Ира Старовойтова, - выдохнул Круз, а мы примолкли. Выбрал, ничего не скажешь.
   - Круз, я думаю, ты сам все знаешь, но скажу, брошу свой камень в твой огород. Ты дурак! Ирке нужно было в аристократию залезть, поэтому Демон приглянулся. Она, наверное, единственная кто к нему никаких чувств, кроме корысти не испытывала. - Тяжело об этом говорить, а что делать?
   - Знаю, - буркнул Круз.
   - А раз знаешь, чего на Демона ополчился? - вознегодовала я.
   - Рита, тише. Не мог он Ирине мстить, поэтому на Демона переключился. - Поставил меня в известность Одинцов.
   - Понятно, - протянула я. - Нет, погоди, тогда не понятно. Причем здесь я? Демон ко мне ни жарко, ни холодно. Ко мне, зачем приставал? - справедливость требовала своей жертвы.
   - Ты глупенькая, или правда не понимаешь? - задал мне вопрос Круз.
   - Я уже спрашивал. Правда не понимает, - рассмеялся Одинцов.
   - Ну, так тогда ставлю тебя в известность, что Демон на тебя с первого курса глаз положил и запретил к тебе приближаться. Один твой Артемка - божий одуванчик, как то сумел прибиться.
   - Да ну! - протянула я - хотел бы, Демон стал окучивать, как остальных, а он даже не подходил ни разу. - Какая-то непонятка прям.
   - Этот тебя окучивал? - кивнул головой Круз и усмехнулся.
   - Нет, - решила не вдаваться в подробности.
   - Вот и Демон, решил, что займется тобой потом после АОМ. Да только потом Кристина эта появилась.
   - Стоп! А вот с этого места поподробнее. Когда Кристина появилась? - задала смущавший меня вопрос.
   - Почти сразу после выпускного, - пояснил Круз.
   Интересно получается, Демон хотел со мной строить отношения после выпускного, я уезжаю на практику в деревню, и тут встречается Кристина, которая затмевает мою персону. НО! Я точно знаю, что у Демона не было секса с тех пор, как он встретил Кристину. А это значит ...
   - Мирослав, - тихо говорю я, - а что там со сбросом лишней энергии?
   - Ты о чем? - озадачился Одинцов.
   - Так если Демон, со встречей с Кристиной ни с кем, то ... - сделала многозначительные глаза.
   - Рита, не о том думаешь. Это ты три года магией не лечила своих козочек. А Демон на службе был. Иной раз дотла выдавал все. С этим все в порядке. - Пояснил не Одинцов.
   - Вот они женщины! - пафосно произнес Круз. - Только одно их интересует.
   - Слушай мужчина, ты будешь говорить, где бриллиант? - накинулась на него с кулаками.
   - Уберите от меня эту бешенную! - заорал Круз.
   - Бей его, Ритусь, совсем не понимает, кто друг ему, а кто враг, - поддержал меня Одинцов.
   - А что он может понять? У него одно в уме - отомстить Демону, - продолжала колошматить его.
   В это время быстро зашел следователь.
   - Что здесь происходит? - спросил строго, глядя на мое мордобитие Круза.
   - Все в порядке, господин следователь, - тут же отозвался Одинцов.
   - Допрос подозреваемого. Ну что же продолжайте, у вас хорошо получается. К нам не думали на работу пойти? Я бы вас принял, с удовольствием, - добродушно улыбнулся мне следователь и вышел из кабинета.
   - Это как это подозреваемого? - обалдел окончательно Круз, - Как это на работу?
   - Ты произвела впечатление сразу на трех мужчин, - прокомментировал Одинцов.
   - На каких трех? - я была в не меньшем шоке, чем Круз.
   - Следователь, Круз и я, - улыбнулся Одинцов.
   - Холерные дни! - только могла из себя выдавить.
   - Так что с бриллиантом? Как ты понял, Рита на кулаках не остановится. Она еще в ауре покопается. А уже что еще там найдет, одному светлому духу известно. Ты вспомнил, кто тебе приворот для Демона дал? - резко задал вопрос Одинцов.
   - Толку то от того что скажу? - пробурчал Круз.
   - Она же тебя не любит, и ты ее. Так зачем покрывать? - спросила напрямую.
   - Откуда ты ... - дернулся Круз и замолчал.
   - Адвокат успел обработать,- хмыкнул Одинцов.
   - Интересно получается. Говорят, что у Кристины магии нет, но она дает тебе приворот для Демона, а на тебя вешает сглаз. - В недоумении задаю мучавшие меня вопросы.
   - А Аграши со слабой магией, хотя по версии, что выдали Демону, он артефакт, который соединяет ауры, - продолжил мою мысль Одинцов.
   - Вывод: мутит Кристина. Причем сильно, - довольная, выдала вердикт.
   - А может, это не она? - с надеждой спросил Круз.
   - Она, никуда не денешься от логики, - улыбалась ему. - Так что хватит юлить и рассказывай, как ты с этими двумя умудрился связаться?
   Круз долго думал, вздыхал, смотрел на нас, но все же решился.
   - Недавно решился, когда Демон предложил в краже бриллианта участвовать. Мне показалось интересно отбить у Демона Кристину, самому на ней жениться и камушек у себя оставить. Когда нашли номер туека в вольере крылана, а Рита пошла на встречу с этим уборщиком я решился. Пробил по номеру адрес, проследил, куда уборщик слетал после звонка Ритки, но поговорить не успел с адвокатом. Тот, как только узнал об ограблении вольера крылана, сразу же оформился в психушку для дорогих пациентов. Я пришел в больницу поговорить к адвокату и предложил выкуп за бриллиант, Кипельман долго торговался, но все же согласился. И тут вы его похитили, - Круз досадливо посмотрел на нас.
   - Как же ты узнал, что Демон пошел к Кристине с Аграши? - любопытно спросила я.
   - Кристина позвонила, - буркнул Круз.
   - Я так и думал! - довольно сказал Одинцов.
   - Демон сказал, что Кристина тебе отказала. - Недоуменно смотрю на Круза.
   - Как это отказала? - поразился Круз. - Нет, мы с ней договорились, что она сообщает, когда Демон будет к ней идти, а дальше на мое усмотрение. Еще выдала булавку, которой я должен был уколоть его.
   - Ты уколол Демона и к нему прилип приворот, - передернулась от воспоминаний. - А самого тебя Кристина ничем не колола?
   - Меня никто не колол. Только когда чай пил из чашки, о ручку больно укололся, но промолчал, а капельку крови облизал, чтобы она не заметила. - Задумчиво произнес Круз.
   - Интересная магия. Рита ты о ней слышала? - спросил у меня Одинцов.
   - Неа, да какая разница. Уровень магии не сильный, примерно как у бабушек знахарок. - Отмахнулась от Одинцова.
   - Рит, но ведь от магического прикосновения начинает расти, - уперся Одинцов.
   - Там конечно механизм надо посмотреть, но думаю скорей всего, условие обычное стоит. Ну, то есть, если маг захочет снять, то своеобразная защита. Поэтому на сглазе расти сразу стала, поглощая ауру. А на привороте потребовалось несколько раз дотронутся. Должно было просто не заметно. - Рассуждала я, сидя верхом на столе.
   - Получается, что Кристина, как только решила, что камушек у нее, послала Круза повесить приворот Демону на другую женщину, таким образом, решив от него избавится, - делал выводы Одинцов. - Интересную супругу ты себе решил выбрать.
   - Что-то я уже не хочу на ней жениться, - проворчал Круз.
   - Камушек верни, - ласково попросил Одинцов.
   - Мне еще убытки в ювелирном оплачивать, - буркнул Круз, - Не верну.
   - Сколько там? - спросил Одинцов.
   - Много, как раз бриллиант продам, расплачусь, - усмехнулся Круз.
   - А что ты вообще делал? Кольцо покупал что ли? - улыбнулся Одинцов.
   - Бриллианту оправу заказывал. Рассудил так, Аграши у меня, жениться буду на Кристине, значит, могу сразу оправу ему заказать, - у Круза появилось мечтательное выражение на лице.
   - Рита, я понял, нам пора наведаться в ювелирный, - встал со стула Одинцов.
   - Зачем? - удивилась я, поднимаясь.
   - Кольца нам на свадьбу выбирать будем,- Довольно улыбался Одинцов.
   - Да, ювелирный мы еще не грабили, - поникла снова.
   - Рита, кто говорил об ограблении? Мы просто пойдем покупать кольца, свадьба, как я понимаю, уже скоро. Спасибо твоей бабушке, - поцеловал меня в макушку Одинцов.
   - Женится решили? - улыбнулся Круз. - Быстро вы. Еще недавно Ритка доводила ректора, а теперь Мирослав решил держать тебя поближе.
   - Сколько за ювелирный платить? - спросил Одинцов. Когда Круз назвал выставленную сумму, Мирослав присвистнул.
   - Демон, у тебя есть семьсот тысяч? Мы тут с Крузом общаемся, он готов отдать бриллиант, если оплатим ему выставленный счет за ювелирный, - Сообщил Одинцов по туеку Демону.
   Судя по тому, как Одинцов улыбался и долго молчал, Демона накрыл дар красноречия в перечислении всех достоинств кровожадной смерти Круза, а также всей его родни.
   - Итак, Демон оплатит твой долг. Тебя выпустят. Можешь говорить где бриллиант, - отключился Одинцов от кровожадного Демона.
   - Он лежал на витрине, когда Ритка мне позвонила, потом я кинул боевой заряд, а дальше я его не видел. - Сообщил нам Круз.
   - Замечательно. Значит, вызываем твоего следователя, смотрим опись всего что вылетело во время взрыва, но что-то мне подсказывает, что остался наш Аграши у ювелира. - Нажал на кнопку вызова следователя Одинцов.
   Предсказания Одинцова оказались верными. В описи бриллиант наших размеров не значился. Нам предстоял интересный визит к ювелиру.
   Демон оплатил всю требуемую сумму, Круза отпустили. Мы все четверо отправились в уже восстановленный ювелирный магазин. Хозяин радостно встретил нас с Одинцовым, особенно обрадовался после слов, что будущий муж очень хочет купить невесте бриллиант. Нам были предложены несколько вариантов, но Аграши среди них не было. теперь наступала очередь Круза. Он с милой улыбкой поздоровался, после чего хозяин ювелирного несколько сник в энтузиазме.
   - Я у вас во время инцидента свой бриллиант забыл на прилавке, - мило улыбался Круз хозяину ювелирного.
   - Ах, что вы! У меня его нет. Когда вы взорвали мою витрину, столько бриллиантов пропало. Я разорен! - жаловался хозяин.
   - Я все уплатил. Не нужно говорить о разорении, - пригрозил ему Круз.
   Впрочем, другого от хозяина ювелирного магазина мы не ожидали. Мы с Одинцовым стояли у другого прилавка и рассматривали кольца.
   Демон рвал и метал в квартире Одинцова, когда мы принесли ему все новости. Однако решил все же добить вопрос с бриллиантом, выяснить все с Кристиной, хотя мы убеждали его, что лучше пусть сама бриллиант достает. Упертый Демон решил идти до конца, мы его поддержали, тем более, что нам была обещана премия, которая приятно согрела мое сердце. О мотивах Одинцова, я начала догадываться.
   Итак, занимательный разговор Круза с ювелиром выглядел как игра в пинг-понг. Пришлось нашему другу отступать без бриллианта, впрочем, мы не думали, что ювелир отдаст его. Нам светило ограбление ювелирного. В общем я была не против и еще одну операцию провести. Только Демона было жалко.
   Жальче его стало только на квартире Одинцова. Мой лонг был переполнен не отвеченными вызовами. Просмотрев список имен, я тихо застонала.
   - Демон, ты только держись, - погладила парня по плечу.
   - Что там? - испугано оглянулся на лонг.
   - Демон, там сто тридцать семь вызовов от моих родственников, причем все со стороны Ниночки, - Испуганные глаза Демона метнулись в сторону Одинцова. - А она тебе совсем не понравилась?
   - Рита, прекрати, - да, мне его было жаль.
   Одинцов с энтузиазмом снова мучил свой лонг. Я же решила не отвечать на вызовы. Демона отправили спать на диван.
   Одинцов сидел на кровати, спиной ко мне, на экране мелькали схемы, фото, что-то было знакомо, что-то нет. Но я смотрела на мужчину и думала о том, что случилось. Как так могло произойти, что мы вместе, теперь вот он совершенно серьезно говорит о свадьбе, мы выбираем кольца.
   - Мирослав, а ты, правда, хочешь на мне жениться? - протянула к нему руку и погладила его спину.
   - Да, Ритусь, очень хочу, - он резко повернулся ко мне, бросив свой лонг.
   - А ты меня любишь?
   - Очень люблю, - наклонился и поцеловал.
   - Как-то все неожиданно, - тихо проговорила я.
   - Я давно люблю тебя. С того самого первого дня знакомства, когда отчитывал в своем кабинете. Помнишь? Я оттирался от зеленой краски, ты стояла, переминаясь с ноги на ногу, и все время извинялась. Ты знаешь, я ведь тогда поверил, что ты больше не будешь, - улыбнулся он мне.
   - Ты же не простил меня тогда, и назначил наказание! - возмутилась я.
   - Так положено, во избежание так сказать, - Одинцов медленно и с удовольствием поцеловал меня.
   - А дальше? Ну, пусть тогда в назидание, но потом? Ты же все время меня вызывал к себе в кабинет, - оторвалась от него.
   - Ритусь, а как еще можно было тебя увидеть? Помнишь Марту? Она ведь тебе правду сказала, - рассмеялся Одинцов.
   - А кто она тебе эта Марта? И почему ты так хорошо знаешь тот дом? - сделала ударение на слове "тот".
   - Любопытная моя, - Одинцов спустил рубашку с моего плеча и стал медленно целовать между словами. - Я раньше следователем был, она была моим агентом. Передавала сведения о клиентах, или прикрывала, как нас с тобой.
   От его поцелуев мурашки разбежались. Как же хорошо было чувствовать его губы, но любопытство победило.
   - Когда ты успел быть следователем? - выдохнула я.
   - Не долго, всего лет семь. Я был хороший следователь, - его поцелуи сводят с ума. Его руки расстегивают все пуговички на белой рубашке, которую я уже полюбила как свою.
   - Сколько тогда тебе лет?
   - Я не сильно старый если ты об этом. Тридцать семь, - улыбнулся мне Одинцов.
   - А зачем в АОМ пришел? Вроде следователь и ректор разные профессии, - перехватила его руку на своей груди, не возможно думать когда тебя гладят.
   - Я отцу обещал давно, что буду преподавать. Когда он умер, решил что пора исполнять свои обещания. - Мирослав стал грустным.
   Я потянула его к себе и поцеловала, больше вопросов не задавала. Можно все потом спросить, не хотелось портить так замечательно начинавшийся вечер, или ночь.
   Наше дыхание слилось в такт, откровенные поцелуи жаждали такой же откровенности в ответ. Что может быть лучше, чем отдаваться на встречу желанному, любимому мужчине и давать ему то, что зажигает в нем страсть? Его губы были более чем смелыми, они почти обжигали своими прикосновениями, заставляя вздрагивать и плавится от каждого касания, трепетать. Руки уверенно ласкали каждую частичку моего тела, как будто оно принадлежало ему безраздельно. Хотелось крикнуть: "Это мое" и тут же подарить ему.
   Своими ладошками не смело исследовала его. Было так интересно провести ладонью по животу и почувствовать, как он напрягается, как легкая дрожь пробегает по телу в ожидании дальнейшего. Его жаркое дыхание заставляло трепетать меня. Он шептал мне столько ласковых слов, ожидание становилось невыносимым. Его глаза цвета счастья завораживали, обещая, маня.
   Моя магия смотрела на нас, улыбаясь, оставляя все нам. Я не выдержала этой сладкой пытки, притянула его к себе, обхватив рукой за шею, жадно целуя, обняла ногами. Я получила то, чего так хотела.
   Милый, любимый, родной, он дарил мне наслаждение, смотрел на меня, как я извиваюсь в его руках, подчиняюсь ему. Накал желания просто разрывал изнутри, и мое тело не выдержало, взорвалось и распалось на составляющие атомы, как во время взрыва новой вселенной.
  
   - Рита, пора вставать, - голос Мирослава разбудил вместе с ароматом кофе. Он принес мне кофе в постель.
   Я счастливо улыбнулась этому, так замечательно начинающемуся, дню.
   - Спасибо, - присела на кровати и с удовольствием сделала первый глоток кофе.
   Мирослав смотрел на меня и счастливо улыбался, поглаживая по обнаженной ноге, было удивительно приятно от его спокойного вида и его ласковой руки.
   - Ты рано встал? - улыбалась ему, почему что вспоминалась вчерашняя ночь, его ласковые слова.
   - Чуть раньше, чтобы сварить тебе кофе, - Мирослав кивнул на мою чашку.
   Я опять, не задумываясь, постукивала по ней пальчиком, добавляя заряда для бодрости.
   - Твоя магия, она пахнет цветами. Никогда не думал, что запах кофе так хорошо сочетается с запахом цветов, как будто пьешь кофе среди сада. - Так было радостно встречать утро с ним.
   - Как там наш ювелир? - кокетливо положила ногу ему на колени.
   - Не сбежал из страны, если ты об этом спрашивала, - улыбнулся Одинцов.
   - А что мог? - совсем об этом не думала.
   - Мог, конечно, только у него здесь слишком много имущества. Круз его, конечно, напугал таким быстрым визитом. Он-то надеялся успеть продать бриллиант, а теперь затаился. Скорей всего хранит его в своем сейфе, в магазине. - Поглаживал мою ногу Одинцов.
   - Только бы опять в банк не положил, - застонала я от досады.
   Но вот некоторые расценили мой стон совсем по-другому. Мирослав оставил свою чашку кофе, отобрал мою, а мне вот ничуть не жаль как-то стало. Потому что глаза его вспыхнули таким огнем, который просто заворожил меня.
  
   Остывший кофе все еще ароматно дразнил. Стук в дверь прервал мои рассуждения на тему встать и пойти в душ или позволить Мирославу сначала приготовить кофе.
   - Входи, - отозвался Одинцов.
   - Ты что? Я же не одета! - придушенным шепотом возмутилась на него.
   - Рита, я тебя уже видел не одетой, - улыбнулся Демон.
   - Сгинь! - кинула в него подушкой.
   - Как ты с ней справляешься? - поймал подушку Демон. Я же залезла под покрывало по самый нос.
   - Я люблю ее такой, какая она есть и не собираюсь в ней ничего менять, - Одинцов после таких слов мог делать со мной все что угодно, он лишь нежно поцеловал. Люблю его.
   - Мира, кофе сделаешь? - промурчала ему.
   - Хорошо, цветочек мой, - поцеловал в носик, так щекотно и мило получилось.
   Одинцов поднялся, прикрывшись куском какой-то тряпки, и отправился на кухню.
   - Наладилось у вас, значит? - спросил Демон, присаживаясь на кровать. Я только сильнее подоткнула покрывало.
   - Слушай, Демон, мне тут Круз интересную историю рассказал про тебя, - начала издалека.
   - Что за история? - сразу же заинтересовался парень.
   - Круз сказал, что ты всех парней предупредил, чтобы не подходили ко мне, что ты будто бы для себя берег и собирался ко мне после окончания Академии подойти серьезно. Это что такое за предположение было? - присела, устроившись поудобнее, прикинув, что времени мне хватит Демона допросить.
   - Ой, Рит, это когда было-то? При царе Горохе? - отмахнулся Демон.
   - Ты мне тут ручками не маши! Размахался он, ты мне может таким своим поведением всю личную жизнь испортил! - возмутилась на него.
   - У тебя же был этот, как его ... - Демон нахмурился, вспоминая, - Зотов кажется.
   - Артемка, - напомнила ему.
   - Ну, ведь был? Так чего ты возмущаешься? - недоуменно посмотрел на меня Демон.
   - Слушай, Демон, ты вообще адекват? - подскочила на кровати, отчего покрывало с меня слетело, ну то есть с груди. Быстро все вернула на место. - Ты думай, что говоришь! Артемка был на безрыбье. Мне, может, кто другой нравился, а не мог ко мне подойти, - надулась совершенно. Демона как кандидата не рассматривала, слишком красив был. А другие, правда, симпатичные парни от меня шарахались, так можно комплекс неполноценности получить!
   - Ритка, не дуйся. Это было тогда, а сейчас посмотри Одинцов при тебе. Он, знаешь, ли больше меня спросом пользовался в той же Академии, - хохотнул жутко неприлично Демон.
   - Как это пользовался спросом? - опешила я.
   - Очень просто. К нему в рядок студентки выстраивались, - сообщили мне.
   - А он?
   - Это ты уже у него спрашивай, - ушел от ответа Демон, все-таки не зря его так назвали родители. Вторая подушка полетела в его голову.
   - Чтоб тебе всю жизнь за этим бриллиантом гоняться! - от всего сердца пожелала Демону.
   - О чем речь? - спросил, не подозревающий грозовой тучи над своей головой Одинцов.
   - Демон вот утверждает, что ты спал со всеми желающими студентками. Я ничего не перепутала? - повернулась к Демону. Тот молчал, как мышь под метлой.
   - Рита, тебя это так сильно волнует? - удивился Одинцов.
   - Конечно, волнует! - подскочила снова на кровати, но успев подхватить покрывало. - Это же получается, что ты ни одной студентки не пропустил!
   - Одну точно пропустил. Или скажешь, нет? - рассмеялся Одинцов.
   - Значит, решил меня подбить к своему итогу после окончания АОМ? Ну что ж, счастливо оставаться, тебе все удалось! - я гордо, завернутая в покрывало, прошагала на выход. Не в первый раз мне отсюда уходить с гордо поднятой головой.
   - Рита! - понеслось мне вслед.
   Дверь открыть я не успела, сильный руки схватили меня и не дали сделать шагу.
   - Рита, куда опять собралась?
   - Пусти - дернулась из рук.
   - Не пущу, - прижал к себе Одинцов. - Рита, не спал со студентками. Говорю сразу, чтобы вопросов не было.
   - Демон, а с преподавательницами? - крикнула через плечо.
   - Рита, я ведь взрослый мужчина, я должен за каждую женщину перед тобой отчитываться? - ласково спросил Одинцов.
   - Сорокоумова Инна Игоревна, - крикнул Демон. Сдал.
   Я рванулась из-за всех сил и вылетела в гостиную, правда без покрывала. Пусть подавится. Накинула на себя плед с дивана и пошагала дальше.
   - Демон, - ну дальше не цензурное пошло, поэтому как приличная девушка, я постаралась по-быстрому уйти.
   На лестнице пришлось накинуть морок одежды на себя, потому что ко мне на встречу поднималась наша техничка.
   - Здрасти, теть Клав, - быстро казала и покинула не гостеприимное помещение.
   - О, девки как тут забегались. Вчерась одна дурным голосом надрывалась, сегодня с утреца выбегают. Все распутничает Одинцов, жаль что ректор, - покачала головой техничка.
   - Рита! - погнался за мной Одинцов, - Не отпущу. Клавдия Петровна! Ловите ее!
   - А что такое? Воровка? А ну, девка, стой! Держи ее! - орала мне вслед техничка.
   Веник ударил по голове, от ведра увернулась, тряпка повисла на плече. Одинцов выпустил сеть и спеленал меня. Я дергалась в ней, выпустила огненные щупальца, чтобы разрезать, но не успела.
   - Попалась, - радостно обнял меня Одинцов.
   - Мирослав Владимирович, а много украла? Вы что же получку дома храните? А я думала, пропиваете, а оказывается, она у вас все запасы вынесла. Ой, что же делается, батюшки, - причитала тетя Клава.
   - Клавдия Петровна, это моя невеста. - Повернулся к сердобольной техничке Одинцов.
   - Ах, батюшки, невеста-воровка! - сочувственное качание головой было подкреплено сложенными пухленькими ручками на груди.
   - Пусти, я не невеста тебе. Слышал? Воровка! А ты ... - не могла подобрать слов и эпитетов к нему.
   - А я, мой цветочек, слишком сильно тебя люблю, чтобы отпускать, - прижал к себе Одинцов.
   - Ты с Сорокоумовой обнимайся! - выкрикнула ему.
   - Рита, мы давно расстались. Очень давно, - пытался оправдаться Одинцов.
   - Так вы, значит, и с Сорокоумовой встречались. А я говорила! - радостно воскликнула техничка. - Девок пол института перепортил, так еще с преподавательницами! Ой, что же делается!
   - Клавдия Петровна! Что вы такое говорите? Кого я тут портил? - возмутился Одинцов, но хватку не ослабил.
   - Так почитай они к вам по нескольку раз в день шастали. Я только полы, значит, притру, как одна за другой. И все вежливые такие: "Здрасть, теть Клав". Срамота!
   - Клавдия Петровна, вы, что говорите при моей невесте? - грозно восспросил Одинцов.
   - Так, а я что? Говорю, человек серьезный и положительный! Молодежь к нему за знаниями тянется. Всем бы такого зятя. Вот мой, прости нас духи светлые, пьет и дочку по огороду гоняет, значит. А вот вы бы, Мирослав Владимирович, поспособствовали, отучили бы пьянствовать. Такой хороший человек пропадет, - теперь тон технички уже был жалостливый.
   - По дружескому тарифу, - фыркнула я в плечо Одинцова.
   - А что можете по дружескому? Ой, как же хорошо-то! Я сейчас дочке позвоню, вы когда у нас будете? - техничка достала туек и начала набирать номер.
   Я повисла на Одинцове от смеха.
   - Рита, теперь поняла, откуда все эти сплетни? - смеялся рядом со мной Одинцов.
   - Поняла. Так что там с Сорокоумовой? - посмотрела на него.
   - Было дело, встречались. Знаешь же, что необходимо сбрасывать энергию. У нас были доверительные отношения и все. - Честно ответил Одинцов.
   - Только с ней?
   - Только с ней.
   - Ну, это только в Академии только с ней, - раздался голос Демона сквозь скороговорку технички.
   - Демон, сгинь! - воскликнули оба.
   - Так Мирослав Владимирович, когда сможете? - влезла тетя Клава.
   - Осенью, после каникул. А сейчас идите на свое рабочее место, - распорядился Мирослав, подхватил меня на руки и понес по лестнице наверх.
   - Какой мужчина! - раздалось нам в след, - хоть и воровка, а на руках к себе понес. Наверное, теперь деньги вытряхивать будет.
   - Рита, ты должна понять, что я жил до тебя своей жизнью и в ней были женщины. Но люблю я тебя и не собираюсь тебе изменять, - это мне сказал уже в квартире Одинцов.
   - Много их было? - смотрю в его глаза и понимаю, что мне совсем не все равно.
   - Давай так, были и на этом закончим. Я же не вспоминаю тебе Зотова и Демона, - мягко улыбнулся Одинцов.
   - Сравнил, - возмутилась его словам. - Я же тебя тогда не любила.
   - Я не мог тогда быть с тобой. Ты училась, я ректор. Это не этично. - Пояснял мне Одинцов.
   - Этично спать с Сорокоумовой, а любить студентку? - ехидно прищурилась на него.
   - Рита, перестань. Тогда вообще думал, что мы никогда больше не встретимся. Вручил тебе диплом и отпустил с Демоном, - махнул рукой на молчаливого свидетеля нашего разговора.
   - А мог бы не отпустить? - удивилась я.
   - Мог, но не стал. Думал, вы будете вместе.
   - Вот правильно я АОМ никогда не любила. Один говорит парням, чтобы ко мне никто не подходил. Второй отпускает с дипломом, не сделав ни одной попытки удержать. - Рассердилась окончательно. - Мало в той табакерке выпила, надо было больше и всю Академию развеять к холерным дням!
   Запиликал туек Одинцова.
   - Слушаю, - помолчал немного, слушая собеседника, - Спасибо, очень приятно.
   Потом мой лонг стал жалостливо петь.
   - Доброе утро, бабушка, - угрюмо поздоровалась.
   - Доброе, Риточка. А почему ты опять не одета? - вот глазастая. Все видит.
   - В ванну собиралась, - буркнула, оправдываться все равно бесполезно.
   - Вы когда собираетесь свадьбу играть? А то родственники у меня спрашивают, а я не в курсе. - Только я открыла рот, чтобы сказать, что свадьбы не будет, как лонг у бабушки забрали и имела радость лицезреть родню почти всю в сборе, по крайней мере женскую ее часть.
   Одинцов принес халат и накинул на плечи, прикрывая полуголую меня.
   - Риточка, мы так счастливы, что ты наконец-то смогла найти себе мужа. Мы так за тебя переживали, - заголосили мои тетки хором и каждая в отдельности. - Мы-то уж думали так в девках и останешься на всю жизнь. А ректор твой изверг, нет чтоб девчонку в контору какую направить, где парней молодых много, загнал нашу девочку в деревню, к бабкам старым.
   Я косилась на парней, которые тихонечко сидели и покатывались над моими попытками вставить хоть слово.
   - А Ниночка там как? - успела вклинится в поток.
   - Ой, у Ниночки все хорошо, нашла себе красавчика столичного. Пашку своего прогнала, к тебе собирается выезжать. Говорит, что твой жених их познакомил. А нам расскажешь, кто он такой?
   - Давайте вам про него мой жених расскажет. Знакомьтесь, ректор Одинцов Мирослав Владимирович - мой жених. - И повернула лонг на обоих веселящихся надо мною парней.
   Тетушки сначала несколько секунд оценивали, потом затараторили на перебой. Вот теперь уже я веселилась над Одинцовым и Демоном. А нечего было смеяться, я может Демона не собиралась сдавать родственникам.
   Всю огневую мощь вопросов взял на себя Одинцов. Ответы были четкими и по делу: "Да, он мой жених. Да, свадьба будет в ближайшем времени, как только мы тут закончим с подготовкой. Да, он всех приглашает. Да, ему только что звонил ювелир, кольца по нашему заказу готовы. Да, молодой человек, что сидит рядом с ним, был представлен Ниночке как несчастный жених, готовый жениться, но у которого все время срывается свадьба". Тетушки охали, ахали, сыпали уточняющими вопросами. Демон старался тихо слинять, но Одинцов его не отпускал.
   Все, допрос родственниц закончился и лонг выключился.
   - Рита, - начал закипевший от вопросов Демон.
   - Я не причем! Если помнишь, это Мирослав на тебя Ниночку натравил.
   - А на меня кто? - улыбнулся Одинцов.
   - Ты сам! Не надо было бабушке говорить, что хочешь на мне жениться. Мог промолчать, я бы выслушала очередную речь о распущенности молодежи, а потом на неделю была бы свободна. - Укоризненно покачала головой. - А теперь я пошла. - Встала с дивана.
   - Куда собралась? - удивился Одинцов.
   - К себе в комнату, - спокойно ответила.
   - Рита, я ведь серьезно. Ювелир звонил, кольца готовы. - И такая грусть в голосе Одинцова, что не выдержала и обернулась.
   - Так мне все равно переодеться надо. Не буду же в халате твоем ходить все время. Как спланируете, так я сразу же с вами, - Постаралась смягчить свой уход.
  
   А в комнате стало тоскливо, вот что я взъерепенилась? Были у него женщины - не были. Подумала и поняла, обидно стало, что из-за них ни с одним парнем нормальным не встречалась и три года в деревне просидела. Вот чего! А Демона жалко, что-то Кристина задурила совсем голову парню. Три года держит на расстоянии, и бриллиант требует. Демон уже высох весь с этими волнениями. Надо помочь парню. А с Одинцовым ... потом разберемся.
   Уверенно ввернулась в квартиру Одинцова. Сидят оба насупленные, злые.
   - Вы ели что-нибудь? - сочувственно спросила их. Покачали головами. - Мирослав, пойдем на кухню, посмотрим, что там у тебя в холодильнике.
   Как только дверь за нами закрылась, обернулась к нему, посмотрела в его глаза, обняла за шею и поцеловала.
   - Рита, - прошептал Одинцов, - что же ты мне душу рвешь?
   - Это не я, ты сам бабушке сказал про свадьбу. - Новый поцелуй, я старалась так извинится, а получалось, опять ссоримся.
   - Цветочек мой.
   Так что завтрак неожиданно прошел, а обед готовить, еще не начинался. Одинцов не отпускал меня ни на шаг, даже после.
   - Поможешь с обедом? - поправляла на себе одежду.
   - Все что скажешь, - помогал мне заправляться Одинцов.
   Никогда не думала, что так весело можно готовить на кухне, когда мужские руки что-то протягивают, помогают, обнимают за талию, а губы целуют. Я весело смеялась, а Одинцов снова целовал смеющуюся меня.
   Демон не выдержал и постучал.
   - Можно к вам? Вы вроде помирились. - Робко спросил за Дверью.
   - Заходи. Чай будешь, пока готовится? - предложила расстроенному парню.
   - Буду, но с колбасой и с хлебом и с сыром. - Уселся в дальний уголок Демон.
   - Ух, как оголодал! - прокомментировала я.
   Суп в кастрюльке аппетитно пах и старался как можно быстрее попасть к нам в тарелки. Сверху пучок зелени, непонятно откуда завалявшейся в холодильнике и готово! Засохший хлеб, неожиданно найденный на кухне, решил проблему в виде сухариков к супу. Получилось быстро, вкусно и сытно.
   Я любовалась, как парни сметали тарелку за тарелкой и нахваливали. Вышла в гостиную за пиликающим туеком. Когда вернулась, застала странную картину - парни, распахнув окно, открыв рты, глубоко дышали на улицу. Заметив меня, с радостными лицами и со слезами на глазах вернулись к своим тарелкам. Заподозрив неладное, налила себе супа и попробовала.
   - Мирослав, ты суп солил? - мягко спросила Одинцова.
   - Солил, - робко сознался тот.
   - И я солила, - расстроилась.
   - Рита, я тоже посолил, - покаялся Демон.
   - Холерные дни! Кто вас просил? - расстроилась окончательно.
   - Вы все время целовались, я побоялся, что забыли посолить, - оправдывался Демон.
   - Я не видел, что ты солила, - поднес мою руку к губам Мирослав.
   - Вот дурики! А спросить никак? - выдернула руку от Одинцова.
   Парни вяло ковыряли ложками в тарелках.
   - А кто звонил? - прервал молчание Одинцов.
   - Круз, говорит скоро подъедет, - ответила им расстроенная. Потом подошла к холодильнику, с подозрением понюхала сметану. - Я сейчас, - вышла из кухни.
   Круз возник в дверях с банкой сметаны и удивленным видом.
   - А сметана зачем? Это как-то в план ограбления входит? - подозрительно рассматривал банку у себя в руках, видимо, прикидывал, кого ей будут смазывать.
   - Это в суп входит, - буркнула ему и отобрала продукт, - суп будешь?
   - Буду, - не задумываясь, согласился Круз. Парни солидарно со мной молчали.
   Круз положил сметаны и, не подозревая подвоха, сунул в рот первую ложку.
   - Это что? - сипло спросил Круз, вытирая слезы на глазах, - Наказание?
   - Это продукт совместного творчества, - горько просветила его.
   - Они со своей любовью пересолили суп. Теперь мы знаем, кто тут у нас влюбился, - засмеялся Демон.
   - Ты первый тут ... влюбился! - огрызнулась на него.- Из-за тебя все страдаем. Так не стало лучше? - повернулась к Крузу.
   - Соль жуткая, но есть можно, - мужественно соврал парень, под моим, полный надежд, взглядом.
   Когда суп был съеден до последней ложки, было заварено неимоверное количество чая. Разговор с боками по емкости равные в пол бочки, плавно переместился в гостиную.
   - Главный вопрос: мы продолжаем добывать бриллиант? - повернулся к Демону Одинцов.
   - Продолжаем, - угрюмо посмотрел на нас Демон.
   - Демон, миленький, а может ну его? Вот зачем тебе Кристина? Найдешь себе девушку получше, и попроще, да еще мага в придачу, - обнимала свою бульонницу со сладким чаем в руках.
   - Продолжаем, - уперся Демон.
   - Демон, подумай, может это знак, что Аграши все время из рук ускользает? - проговорил Круз.
   - В последний раз он ускользнул благодаря тебе! - вскинулся Демон.
   - Если быть точным, то благодаря Ритке. Это она позвонила, а я бросил боевой заряд. - Перевел стрелки на меня Круз. А кто бы сомневался, что я снова окажусь крайней?
   - Ругаться бессмысленно, - вмешался Одинцов. - Нам нужно определиться будем красть бриллиант или оставляем все это.
   Все насуплено молчали. Я лично была за кражу, деньги лишними не бывают. Демон вроде тоже настроен решительно. Круз чувствует себя виноватым, готов искупить, так сказать. Одинцов как обычно спокоен и уверен в себе.
   - Будем красть, - ответила за всех.
   Одинцов осмотрел парней, те кивнули.
   - У ювелира под магазином есть хранилище. Оно, конечно, не так защищено, как в банке, но тоже много чего накручено. - Стал вводить в курс дела Одинцов.
   - Например, - вскинулся тут же Демон.
   - Комната обшита бронированными листами. В ней стоят сейфы, в которых находятся все его имущество. На входной двери кодовый замок. В коридоре лазерная сигнализация. - Парни молчали. - И вот еще что. Не буду вас пугать заранее, но у него два добермана в доме по ночам свободно ходят. И да, есть так же мастерская. Так что откладывать надолго опять же нельзя, потому что ювелир может решиться на распиливание бриллианта.
   - Доберманов может на себя взять крылан, - робко предложила.
   - Интересно, - улыбаясь, задумался Одинцов. - Демон, вот что нам понадобится, - и стал быстро писать на листе бумаги, сверяясь со своим лонгом.
  
   Глубокой ночью Круз приземлился за два поворота от ювелирного магазина и спрятал сапрон за углом. Крылан тихо приземлился рядом, весь его вид выражал радость от происходящего. Мы вышли из сапрона и направились вглубь двора, в конце там был поворот под углом в девяносто градусов. Проулок шел вдоль роскошных домов по фасаду и достаточно замызганных с задней части. Сюда выходили черные ходы из дворов для выноса мусора, потом здесь проезжал грузовик и собирал баки. Вот среди этих смердящих остатков, полчищ крыс, облезлых кошек мы пробирались к нужному нам дому ювелира. Крылан, шелестя крыльями, летел над нашими головами, хищно разглядывая копошащихся грызунов. А я все голову ломала, куда у нас мыши из хозяйственной части делись?
   Одинцов шел первым, внимательно сверяясь с планом на лонге. Остановился перед одной из дверей, подал знак крылану. Тот тихо слетел во внутренний дворик, и снова наступила тишина.
   Одинцов отмычками открыл не сложный замок на двери в высоком заборе. Вопрос откуда у него отмычки, я решила задать позже. Внутренний двор был чистым в отличие от переулка, где мы только что были, крылан уже нас ждал, переминаясь от нетерпения с ноги на ногу. Сориентировавшись по лонгу, Одинцов повернул за угол и направился к одному из окон. На нем была решетка.
   Наступила моя очередь внести свой вклад. Собрала магию вокруг и выпустила огненный луч на металл. Тихое бзынь сообщило, что один из металлических прутов перерезан. Одинцов встал рядом и помогал разрезать решетку. Круз и Демон поддерживали ее, чтобы не упала с грохотом. И так проход открыт. Теперь стекло, так же вдвоем с Одинцовым срезаем петли у рамы, парни убирают в сторону. Тихо спускаемся в подвальное помещение, мастерскую ювелира. Решетку и рамы прислоняем на место.
   Теперь очередь крылана. Он внимательно посмотрел на нас, как мы скрылись внутри, после этого поднялся на уровень первого этажа и начал облет по периметру дома, постукивая тихонечко в окна краешком крыла. Собаки взорвались лаем. Они метались по дому, сообщая хозяевам о злостном нарушении границы. Хозяин выскочил из спальни и с ружьем кинулся исследовать комнаты, где от громкого лая разрывались собаки. Разумеется крылан увел четвероногих сторожей в другую сторону от того места, где находились мы.
   Полный хозяин дома, громко топоча босыми пятками, бегал по дому, старался отозвать и успокоить собак. Злоумышленники не были найдены, собаки упокоились, люди разбрелись спать.
   Крылан выждал, когда в доме все стихнет и начал новый облет дома, легко стукнув в окно, где находились собаки. Те захлебнулись лаем, щелкали зубами около стекла, стараясь погрызть крылана сквозь прозрачную преграду.
   Хозяин, громко проклиная собак, стучал пятками по голым полам, с трудом успокоил перевозбужденных псов. Жильцы дома снова разошлись по комнатам в надежде уснуть.
   Терпеливый крылан дождался полной тишины в доме, только после этого снова вспорхнул к окну. Собаки же, в отличие от людей, спать не собирались и сторожили нашего друга. Лай распорол тишину как плетью. Я вздрогнула от неожиданности, Одинцов прижал меня к себе.
   Хозяин с крепкими словами стал гнать собак в их вольеры на улице, закрыл каждого в своем, и, продолжая вспоминать всю собачью родню до седьмого колена, а так же их хозяев, поднялся к себе в спальню. Крылан справился со своей задачей. Собаки были нейтрализованы.
   Перед тем, как открыть дверь из мастерской в коридор, одели приборы ночного видения. Картина зеленых лазерных лучей, пересекающих пространство коридора, нас не обрадовала. Конечно, мы были не толстые и могли, извиваясь между ними, пройти и перелезть, но и не акробаты. В итоге я пошла первая, за мной Одинцов, третьим шел Демон, Круз ждал своей очереди.
   Мои акробатические трюки прошли нормально, Одинцов тоже быстро догнал меня, Демон еще протискивался, когда Круз начал неловко, раскорякой перебираться к нам. Одинцов, не снимая маски ночного видения, распылил порошок на пульт с кнопками на входе и посветил фонариком. Через стекло я увидела, что на четырех кнопках оставались отпечатки пальцев. Теперь нам нужно было нажать в нужной последовательности.
   Одинцов снова уселся с лонгом, он подбирал нужную последовательность. Демон присоединился к нам. Круз старательно пролазил по нашему пути. Одинцов летал по клавишам, не обращая ни на кого внимания.
   - Есть! - воскликнул довольный Мирослав. - День рождения жены.
   Поднялся на ноги, набрал код, и толстенная металлическая дверь тихо щелкнула. Потянули за ручку. Тихо проскользнули внутрь. Освещения здесь не было включено, зато лазерных лучей тоже не было. Мы все втроем кинулись к сейфам. Милый сюрприз нас ожидал: все сейфы были закрыты на кодовые замки. Зубовный скрежет раздался у всех троих.
   Чувствую магия вокруг меня начала собираться и пульсировать.
   - Рита, не надо! - крикнул мне Одинцов, увидев эти изменения вокруг меня.
   - Сейчас только взорву пару-тройку сейфов, успокоюсь и больше не буду, - собрала магию и направила ударную волну в дверь ближайшего сейфа. Бронированный металл дзинкнул, но выдержал, а вот сложнейший замок расплавился. Одинцов собрал воду и полил дымящийся замок, Демон попытался открыть дверцу, не поддалась.
   - Припаялся, когда остыл, надо было горячим открывать. Рита, еще заряд! - Прокомментировал Одинцов.
   С чувством глубоко удовлетворения собрала вокруг себя магию и шарахнула по тому же замку.
   - Ложись! - крикнул Одинцов, схватил меня и кинул на пол, накрыв собой. Осколки бронированного сейфа разлетелись, застревая в стенах и других своих бронированных собратьях.
   - А что у вас случилось? - увернулся Круз от осколка.
   Я пыталась посмотреть на остатки сейфа из-под Одинцова, тот лежал сверху придавленный одной из бронированных стен. Демон с Крузом кинулись к нам на помощь.
   - Рита, - прошептал ушибленный Одинцов, - сколько ты заряда послала?
   - Сколько было, - виновато поднималась из-под него. Ведь жизнь фактически спас, меня бы точно, пришибло этой железякой. А Одинцов молодец, держится.
   - Не было в этом сейфе бриллианта, - горестно ворошил носком ботинка Демон драгоценные камни.
   - Значит, будет в следующем, - постаралась успокоить парня я.
   - Следующий я взрываю, - остановил меня Одинцов.
   Теперь я наблюдала, как работает профессионал. Он собрал магию и не широким потоком, точно направил на замок, тот поплыл как масло на солнце, медленно и тягуче.
   Демон дернул быстро дверь, пока не оплавилось. Бриллианта снова нашего не было. азарт охотника был пробужден, теперь все четверо собрали магию и запустили заряды точно в замки, совершенно не подумав кто будет открывать. В итоге два сейфа все же заклинило, но жажда знания, есть ли там наш бриллиант, победила и это препятствие.
   Итак, шесть сейфов вскрыли, осталось еще два. Демон с Одинцовым приготовились бить, мы с Крузом отрывать. Маги собрали струящуюся магию и ударили почти одновременно, мы дернули дверцы.
   - Есть!
   - Есть!
   Воскликнули мы с Крузом одновременно, вытаскивая одинаковые бархатные коробочки, в которых лежали одинаковые огромные бриллианты Аграши. Демон застонал и сел на пол.
   - Берите оба! - скомандовал Одинцов и быстро направился к выходу.
   - Стойте, - остановила я их, - заберите у меня бриллиант, не хочу его еще раз потерять.
   Одинцов протянул мне руку, я отдала Аграши, потом Одинцов протянул руку Крузу, тот тоже безропотно отдал. Теперь первым стал пролазить сквозь лучи Одинцов, потом я, Круз, замыкал нашу вылазку расстроенный Демон.
   Все запыханные аккуратно добрались в мастерскую ювелира, здесь сняли приборы ночного видения и огляделись. Демон был расстроен.
   - И чего ты так расстроился? Два бриллианта все равно лучше, чем один, - попыталась его успокоить.
   - А как мы будем определять, какой из них настоящий? - Демон с досады пнул рабочий стол, ящик легко выдвинулся и мы увидели еще один Аграши.
   - А три лучше, чем два, - присвистнул Круз.
   - Шесть лучше, чем три, - отозвался Одинцов, который быстро проверил остальные ящики.
   - А здесь тоже сейф есть, - философски произнесла я. - Вскрывать будем?
   - Будем, - тут же решил Одинцов.
   Теперь я выскочила вперед, довольная своей пригодностью. Собрала магию и долбанула в замок, тот зашипел и потек гораздо быстрее, чем в хранилище.
   - Рита, опять слишком мощный заряд отправила? - недовольно прошипел Одинцов.
   - Нет, такой же. Здесь, наверное, замки слабее, - предположила я.
   Дверцу открыл Круз и замер. Демон оттолкнул его и тоже замер.
   - Да что там такое? - не выдержала я и протиснула голову между парнями. - Ох, ты ж, холерные дни! - прошептала приглушено я, потому что в глазах все блестело от бриллиантов Аграши.
   - Сумка у кого-нибудь есть? - догадался о нашем бедствии Одинцов.
   - Ювелир решил не мелочиться, - протянул Круз, - всего лишь попросил у человека оправу. Это же надо как размахнулся.
   Сгребли все Аграши из сейфа в пакет, который нашли тут же в мастерской, проверили все ящики рабочего стола, чтобы не пропустить ни одного и вылезли через окно во двор. После таких эмоций, решили не восстанавливать окно и решетку, хотя изначально собирались, но после взрывов сейфов, наверное, уже бессмысленно прятать следы.
   Крылан тихо поджидал у окна, увидев нас курлыкнул приветственно, и мы поспешили убраться из этого бриллиантового дома.
  
   В гостиной у Одинцова мы смотрели на гору бриллиантов и молчали.
   - Жаль, что они все не настоящие, - вздохнула первая.
   - Жаль, обогатились бы, - в тон мне ответил Круз.
   - Кстати, Демон, вот тебе твой Аграши, даже с перевыполненным планом, так что можешь теперь со мной рассчитаться, - мило улыбнулась парню.
   - Держи это твой, - протянул мне один из бриллиантов.
   - Ой, спасибо, надеюсь как раз он настоящий, - сладко пропела ему.
   - Дай, сюда! - потребовал Демон.
   - Вот еще! Теперь он мой! - дразнила его дальше.
   - Ритка! - кинулся ко мне Демон.
   - Жмот! - тиканула от него наутек.
   Я с бриллиантом в руках побежала вокруг столика и, когда Демон почти меня настиг, перекинула его Крузу, тот подхватил эстафету и побежал в другую сторону. Один задумчивый Одинцов не принимал в этой игре участия, но зато Демона из меланхолии вывели. Рассердился, правда, но топится, кажется, передумал, теперь он хотел утопить нас, так что оптимизм победил в этой борьбе.
   - Сядьте, - попросил нас Одинцов, - давайте думать, как нам определить настоящий бриллиант, не прибегая к услугам ювелира, чтобы не давать ответов на лишние вопросы.
   - Я слышала, что бриллиантом можно стекло резать, - подхватила один из камней и побежала к окну.
   - Рита, стой! - успел остановить меня Одинцов.
   - А что не так? - повернулась к нему.
   - Окно жалко, потом менять придется. Сейчас посмотрю в лонге, - сел обратно Одинцов.
   Копался он там не долго.
   - Говорят, что нужно поместить камень в воду, только бриллиант настолько прозрачен, что становится невидим. Пробуем? - повернулся к нам Одинцов.
   - Понесли все в ванну, - тут же предложила свою идею.
   Парни свалили камни обратно в пакет, понесли в ванну, я довольная, что буду присутствовать при столь интересном опыте, полетела за ними, споткнулась, зацепившись о ножку кресла, и врезалась в Круза, держащего тяжеленный пакет с бриллиантами. Ручки не выдержали и оторвались, оставив в руках парня кусочки целлофана, бриллианты, громко стуча по полу, разлетелись по всей комнате.
   - Холерные дни! - упав коленом на один из камней, заорала я.
   - Ритка, я тебя придушу! - кинулся ко мне Демон, протягивая ко мне руки с растопыренными пальцами.
   Одинцов сделал ему подножку, и тот проехался на нескольких камнях по ковру, бриллианты так здорово по нему заскользили. Гулкий удар головой об грядушку дивана возвестил об окончании катания Демона.
   - Живой? - Спросила его сочувственно, подползая, у самой колено болело.
   - Лучше не подходи. Слышишь? Вообще не подходи, даже близко ко мне! - заорал на меня Демон.
   - Хорошо-хорошо, я все поняла, - сказала примирительным тоном, отползая от него подальше.
   Одинцов помог мне подняться, взял на руки и отнес на кровать. Снял с меня штаны очень аккуратно, чтобы ноге было не больно, и стал лечить.
   - Потерпи, мой цветочек, сейчас все пройдет, - я расслабилась под лаковым голосом и улыбнулась. Чувствовалось, как его магия проходит сквозь кожу, боль уменьшается.
   Парни в это время, с грохотом гоняя камни по полу, собирали в тазик нашу добычу. Пока мы с Одинцовым смотрели друг на друга, и нас ничего не отвлекало, Демон с Крузом удалились в ванну, ставить эксперименты.
   Милый и нежный поцелуй в ушибленную коленку, поглаживания руками заставили совсем забыть про бриллиантовую лихорадку, творящуюся в квартире.
   - Холерные дни! - окрик из ванной заставил нас с Одинцовым прервать прекрасный поцелуй. Причем, что-то мне подсказывало, что на поцелуе мы не собирались останавливаться.
   - Мирослав! - выскочил рычащий Демон из ванны, - они все одинаковые!
   Разочарованное выражение Круза подтверждало его слова. Одинцов поправил на мне одежду, накрыл покрывалом.
   - Отдохни, - поцеловал еще раз и ушел к парням.
   Я мечтательно смотрела в потолок и улыбалась, скоро рассвет, или он уже наступил? Повернула голову в сторону окна. Вроде нет еще, а почему интересно в комнате так светло, ведь свет не зажигали. Внимательно оглядевшись, поняла, что это сияние от меня идет, магия светилась. Я стала руками выписывать узоры в воздухе, любуясь красивым светом, исходящим от рук, потом мелькнула идея, но решила не торопиться, пусть парни по экспериментируют там в ванной.
   Разочарование на лицах всех троих подсказало мне правильность моих выводов. Их эксперимент не удался.
   - Мирослав, Аграши артефакт, он должен фонить магией в отличие от подделок, - высказала свою мысль, улыбаясь Одинцову.
   Парни переглянулись и вернулись обратно в ванну, стали выносить мокрые, сверкающие в предрассветном свете, поддельные бриллианты. Выложили все это богатство на ковер в спальне, убрав все стулья, столик в сторону, и стали раскладывать в ряды всю эту красоту. Даже если они поддельные, смотрелись потрясающе! Я, помня требование Демона, с постели не вставала и близко ни к чему не подходила, наблюдая с высоты за ними. Мужчины ползали у моих ног фактически.
   Управившись с укладыванием в ряды потенциальных Аграши, парни сосредоточились и стали проверять магический фон. Тихие слова сквозь зубы подсказывали мне, что все идет не так, как им хотелось бы. Они ходили из одной стороны в другую, сталкивались, закрывали глаза, открывали, мешали друг другу, фонили своей магией и старательно искали.
   - Ребята, вы же друг другу мешаете. Может, по очереди будете смотреть? - робко внесла свое предложение. Злой взгляд Демона стал мне ответом от троих. Вот как будто это я их перепутала!
   - Рита, кофе или чаю сделать? - подошел ко мне Одинцов, вняв голосу моего разума.
   - Чаю, надеюсь поспать все же, - улыбнулась ему.
   - Как нога? - ласково провел рукой по поврежденной конечности.
   - Ты просто неподражаем, ничего не болит, - кокетничала с ним.
   - Ритка, замолчи! Не отвлекай, - злой Демон - это злой Демон.
   Когда Одинцов принес чай, я уже все бока отлежала, почему-то было не удобно. Чувствовала себя как принцесса на горошине, вроде бы мягко, а один дискомфорт. С удовольствием села и тут же поняла в чем дело. Мягким местом точно попала на что-то очень жесткое, вытащила из-под попы еще один Аграши.
   - Ой, а это откуда здесь? - недоуменно посмотрела на камушек размером с пол кулака, понятно тогда, что мне мешало.
   - Рита! - взвыл Демон и кинулся ко мне, выхватил из руки и стал тут же проверять его на фон магии. Я же, сладко зевнув, принялась за чай.
   - Ну как? - лениво поинтересовалась у Демона.
   - Фонит, - приглушенно сказал Демон.
   - Да ты что! - воскликнула и протянула тут же руку к камню.
   Демон выдернул свою руку из моей жадной лапки, бриллиант выскользнул и полетел по комнате, сбивая остальные разложенные камушки как в бильярде. Вот спрашивается, чего дергался? Пока полет камня среди близнецов отвлек от меня внимание, я потихоньку спряталась за спину Одинцова, да еще покрывалом сверху прикрылась.
   Демон подлетел к сбежавшему от него бриллианту, схватил в руку и крепко зажал. Круз смотрел на все это с легким обморочным видом.
   - Это что получается? Мы с этими возились, а настоящий был у Ритки под попой все время? - растеряно осматривал сбившиеся ряды сверкающих подделок.
   Я торопливо подпихнула под попу еще покрывала. Ой, чувствую, сейчас достанется ей по самое-самое.
   - Демон, дай я посмотрю, - протянул руку Одинцов. Демон не охотно отдал.
   Одинцов спокойно положил себе на ладонь, второй прикрыл камень, немного помолчал.
   - Зря Риту обидел. Этот не фонит магией, - вернул камень Демону.
   - Не может быть, - забрал бриллиант Демон и тоже проверил на магию. - Действительно. Вот же ... - Демон был в бешенстве.
   Я же спокойно уселась, протягивая руку к чашке с чаем.
   - Спасибо, Мирослав, - заглянула ему в глаза.
   - Цветочек мой, - потянулся ко мне Одинцов.
   - Вот только не начинайте! - взревел взбешенный Демон.
   - Рита, посмотри теперь ты. Пусть ребята отдохнут. Демон, Круз, чай наливайте, - миролюбиво позвал Одинцов.
   Встала с кровати, поправила рубашку, чтобы хоть как-то прикрыться, а то Одинцов снял с меня брюки, а другого ничего не одевала, оглянулась на парней. Сидят уставшие, понурые, вот и хорошо, не будут шуточками своими доставать.
   Прошлась по комнате, раскидала ножкой в рядочки сверкающие камушки, позвала свою магию. Она хитрой мордочкой посмотрела на искорки от бриллиантов и побежала по камням. Бегала долго, во что-то всматриваясь, поглядывая на меня. Потом нырнула ко мне на руку.
   - Нет его здесь, - повернулась к парням.
   У тех сразу же погас огонек надежды в глазах.
   - Не может же быть так, что ювелир продал кому-то настоящий камень, а себе оставил столько подделок? - высказался Круз.
   Я вернулась к кровати и уютно присела рядом с Одинцовым, он меня обнял. Все задумчиво смотрели на камни, которые своим видом задавали сплошные загадки, а ответов не давали.
   - Давайте ложиться спать, потом еще раз будем думать, - встал Одинцов и стал раздеваться.
   Я с задумчивым видом смотрела на него. Что-то тренькало в голове и давало покоя. Парни вышли в гостиную, забрав с кровати подушку и покрывало. Бессонная ночь с такими приключениями сказалась на всех, сон свалил всех сразу же.
  
   Проснувшись в объятиях Одинцова, я поняла, что тренькало в голове перед сном.
   - Мирослав, - потихоньку позвала его.
   Он первым делом поцеловал плечо, а уж потом открыл глаза.
   - Доброе утро, мой цветочек, - шаловливые ручки вновь пробежались по телу.
   - Мирослав, а как тот бриллиант попал к нам в кровать? Ну, тот который сначала фонил, а потом нет, - пыталась отбиться от рук Одинцова.
   - Какая разница? - прошептал еще не проснувшийся парень, упорно пытающийся меня соблазнить.
   - Мирослав, ну вспомни. Мы же к кровати с бриллиантами не приближались, - отодвинула его от себя.
   - Рита, что ты делаешь? - рассмеялся Одинцов. - Светлые духи с этими бриллиантами.
   - Да вспомни! - села на кровати. - Как тот бриллиант мог оказаться здесь? - похлопала по матрасу.
   - Что это? - Мирослав полез себе за спину и вытащил еще один Аграши.
   - Мы их, что плодим поцелуями? - взяла в руки камень.
   Мирослав лег на спину и задумчиво смотрел на камень у меня в руках.
   - Что может быть красивее, чем обнаженная женщина, держащая в руках бриллиант? - улыбнулся Одинцов, - Цветочек мой, тебе очень идет этот камень.
   - Жаль, что опять поддельный, - вздохнула я и собралась отпустить камушек в полет на пол к близнецам.
   - А может быть, и нет. - Успел перехватить мою руку Одинцов. - Кажется, я вспомнил про этот камень. Ты и Круз отдали бриллианты, в подвале у ювелира. Эти два я положил себе в карманы, а вот остальные в мастерской уже в пакет.
   - А потом ты отнес меня на кровать и мы целовались здесь. Бриллианты могли выскочить из брюк! Ты прав.
   Наклонилась к его губам и долго целовала, потому что теперь голова была свободна от вопросов об Аграши. Парни не решились нас побеспокоить, и мы были счастливы вместе.
  
   Счастливую меня Одинцов покинул лишь, затем чтобы сделать чай. Мы никуда не торопились, а вечер только начинался. Впрочем, начало мне уже нравилось.
   Вернулся Одинцов в сопровождении Демона и Круза. Оба были хмурые. Я натянула на себя покрывало до носа. Они не заметили моего жеста.
   - Садитесь, - пригласил Одинцов. Парни сели на пол, поглядывая на кучку из сверкающих камней. - Возможно, мы с Ритой определились с Аграши. Ночью Круз и Рита отдали мне два камня, их я положил себе в брюки. Они выскочили из карманов и попали в кровать. Вчера Рита нашла один, тот что летал здесь по комнате. Второй сегодня утром я нашел. Вот он.
   Одинцов достал последний найденный бриллиант, показал парням. Те, уже не веря ни в какую удачу, стали проверять его на магию.
   - Вроде есть фон, - неуверенно произнес Демон.
   - Определенно фонит, - подтвердил Круз.
   - Рита, теперь ты посмотри. Демон, отдай, не проглотит же она его! - отобрал бриллиант Одинцов из судорожно сжавшихся пальцев парня, при упоминании моего участия в обследовании камня.
   - После крылана? Ни за что! - тут же воскликнула я.
   Парни, вспомнив об операции по похищению ящиков из вольера, засмеялись. Демон расслабился.
   Я положила потенциальный Аграши на ладонь, второй накрыла. Магия, определенно здесь магия. Но раньше бриллиант едва пульсировал, а сейчас он пылает пламенем.
   - Мирослав, сам посмотри, - протянула ему, озадаченная такой переменой.
   - Что-то не так? - забрал у меня камень Одинцов. Так же как и мы до этого, положил камень на ладонь, потом поднес к носу и улыбнулся.
   - Рита, твоей магией пахнет. Даже если это подделка, твоя магия сделала из него новый артефакт. - Демон застонал и закрыл лицо руками.
   - Может просто отнесем к специалисту, пусть проверит на подлинность? - робко предложила, рассматривая бриллиант. Что-то меня в нем смущало.
   Забрала у Одинцова и посмотрела еще раз внимательно на него, потом позвала свой огонек. Моя магия высунула носик, понюхала, заглянула мне в глазки и, хитро улыбнувшись, кивнула.
   - Мирослав, твоей магией тоже пахнет. Так что мы оба постарались. - сообщила свои выводы.
   - Интересно, и что в итоге получилось? - снова забрал себе бриллиант Одинцов.
   Он долго рассматривал прозрачный, искрящийся в вечернем освещении комнаты, камень. Гладил грани пальцами, смотрел на свет, закрывал глаза и обследовал непосредственно своей магией.
   - Демон, даже если это подделка, это свадебный артефакт. Мы с Ритой неожиданно его сделали. - Вынес вердикт Одинцов. Я от удивлении распахнула глаза. Вот так у меня еще не было, чтобы мимоходом сотворить артефакт.
   - А может это не мы? - робко поинтересовалась.
   - А как тогда он вобрал нашу магию? - возразил Одинцов.
   - Может быть, мы лишь усилили его свойства? Он же был артефактом до нас, а мы лишь магию в него добавили? - рассуждала вслух.
   - Может быть и так, - подумав, согласился Одинцов.
   Демон забрал бриллиант у нас и отошел подальше от кучки с подделками. Смотрел на него долго, потом решился.
   - Еду. Покажу его Кристине. - Решительно сжал в кулаке бриллиант Демон.
   - Мы с тобой! - решил Одинцов.
  
   Круз был за рулем, его оставили в сапроне. Я, Демон и Одинцов поднялись в пентхауз на шестнадцатый этаж к Кристине. Сейчас я воочию увижу красоту неписучую, виновницу всех наших последних приключений с бриллиантом. Демон нес своей невесте Аграши в красивой, черной, бархатной коробочке экспроприированной нами во время сегодняшнего ночного набега на дом ювелира.
   Открыл нам дворецкий, всем своим видом высказавший гордость от служения в доме семьи неземной красотки. Нас проводили в роскошную гостиную. И вот интересно, если я уже в этой богато обставленной комнате чувствую себя бедной родственницей, то, как тогда буду ощущать свою личность в присутствии Кристины? Демон нервничал и метался между мебелью, Одинцов спокойно сидел в кресле.
   Кристина царственно внесла свое роскошное тело на длинных и стройных ногах. Одета была, можно сказать, по-домашнему. Шелковая кофточка и обтягивающие легкие брючки. Однако, рядом с ней я себя чувствовала как прифрантившаяся корова. Кинула быстрый взгляд на Одинцова, тот внимательным взглядом оценивал вошедшую девушку.
   - Демон, радость моя, как же я долго тебя не видела, - проговорила певучим сладеньким голосочком.
   Демон выпал в осадок и расплылся в глупейшей улыбке. Таким его ни разу не видела. Девушка посмотрела на Одинцова и состроила глазки, меня она не заметила.
   - Кристина, ты, как всегда, неподражаема, - проговорил своим глубоким и обволакивающим голосом Демон. Не одно девичье сердечко трепетало в такт вибрациям его тембра. Кристина спокойно улыбнулась его комплементу, видимо, привыкшая к ним.
   - Демон, радость моя, как там Аграши поживает? - проворковала красавица.
   - Вот он, - Демон не сводил с нее жадного взгляда.
   Мне прямо завидно стало, как пожирает ее глазами, я тоже так хочу. Решительно поднялась с кресла и направилась к, не сводящему взгляда с Кристины, Одинцову, старательно копируя походку этой прелести. Одинцов бросил на меня мимолетный взгляд и снова на нее уставился. Этого еще не хватало! Чувствую, как возмущение начинает во мне подниматься.
   Огонек моей магии, хитро подмигнув, соскользнул на пол и побежал по роскошному ковру, оставляя после себя обожженную дорожку. Незаметно пробежался по штанине Демона, скользнул по руке и замер на бриллианте, который уютно лежал в ладони парня.
   Кристина грациозным движением протянула руку к Аграши и накрыла ладошкой камень вместе с моим огоньком. Громкий визг резанул по ушам. Красавица отдернула руку и стала дуть на обожженную ладонь. Камень из руки Демона упал на ковер и лихо закатился под диван, рядом с ногой красавицы, Кристина проследила взглядом за бриллиантом и наклонилась за ним.
   Моя хитрющая магия моментально взобралась по обтягивающим брючкам и прожгла нитки в шве на аппетитной пятой точке. Брюки лопнули, Кристина от неожиданности охнула, присела и закрылась ладошками. Парни вздрогнули и абалденно смотрели на этот неожиданный катаклизм. В лопнувших брюках мелькнули кружевные трусики омерзительного болотного цвета.
   - Я сейчас, - пробормотала Кристина и задом наперед вышла из комнаты.
   Демон вернулся в задумчиво состояние, в котором пребывал все это последнее время. Одинцов посмотрел на меня.
   - И что это было? - задал мне вопрос. Вот в том, что это имеет отношение ко мне, Одинцов нисколько не засомневался.
   - Это не я, - и ведь правда, это моя магия была, которая очень довольная собой вернулась ко мне.
   - А почему Кристина руку отдернула? - задумчиво достал бриллиант из-под дивана, повертел в руках и положил в карман.
   Кристина вернулась в облегающем платье, которое как вторая кожа обтягивало ее, подчеркивая все достоинства, а вот недостатков у нее не было. Демон спокойно смотрел на Кристину до тех пор, пока она не заговорила, снова глупо-счастливое выражение лица появилось у парня. Одинцов снова задумался. Что ж такое-то?
   Стала рассматривать кольца информации у Кристины. Да она магией их накрывает, вот отчетливо видно: на Демона подчинение, на Одинцова тоже, но на него почему-то так не действует, получается лишь тормозить.
   Зашел слуг и принес чашки на подносе.
   - Вечер уже, давайте будем пить чай. - Пропела Кристина, присела на диван, распахнув ножки в высоком разрезе.
   Грациозными движениями налила в чашки чай и сделала приглашающий жест. Интересная у нее магия, мне такая не встречалась. Вроде похожа на классическую, но все равно отличается. Уровень самой силы не большой, но пробивает сразу же. То, что это не ее природное обаяние на парней действует, я уже убедилась.
   Смотрела на парней, как они пьют чай, и смутное сомнение во мне бродило. Что-то такое было сказано, про чай. "Что же? Что же?" - усиленно вспоминала и постукивала пальцем по чашке, неожиданно палец уперся во что-то острое.
   - Мирослав! - тут же вскрикнула я, - поставь чашку!
   - Ай, - тихо сказал Одинцов и отдернул руку от чашки. Довольная улыбка проскользнула на красивых губах Кристины.
   Круз говорил же, что укололся о чашку в доме Кристины, и Демону приворот уколом насадили. Вот я растяпа!
   Смотрю на Одинцова, перебираю кольца информации. Порчи нет, приворота не, а это что? На самостоятельности висит уже знакомая гадость. Подчинение, она просто сделал его полностью подчиненным себе.
   Позвала свою магию, показала на висящую бяку и отправила к Одинцову. Мой огонек позвал магию Одинцова и мы слились в один факел, жестоко выжигая черноту. Не знаю сколько это продлилось, но в итоге мы справились. Потом развеяла остатки магии в чистую силу.
   - Рита, что это было? - услышала голос Одинцова.
   - Кристина повесила тебе абсолютное подчинение, - объяснила мотивы своих действий.
   - А с Демоном что? - вот тут я посмотрела на парня, он сидел, замерев даже не моргая.
   - У него тоже подчинение, но более сильное. Твое я сняла сразу, а у него постоянно подпитывалось суда по всему травками, а реагировал он на голос. С тобой, видимо собирались сделать тоже самое. - Посмотрела на Кристину. Красавица сидела бледная и поджав губы.
   - Надо с Демона снимать, - сказал Одинцов и выпустил свой огонек магии, вокруг сразу же запахло летним лесом.
   Мы накрыли магией Демона, выжигая ту черную бяку, что нашли на кольце самостоятельности. Тут уже пошли изменения, пришлось сильно постараться, магия выжигала черноту, мы распыляли в окружающее пространство. Я почувствовала как по лбу побежали капельки пота. Но мы справились, Одинцов даже запустил небольшой огонек по кольцам для восстановления.
   Когда очнулись все трое, Кристины рядом с нами не было, впрочем, как и Аграши. Демон оглядывался по сторонам и пытался прийти в себя.
   - Как ты себя чувствуешь? - спросила его.
   - Вроде нормально, только многого не могу понять, - как-то растеряно произнес Демон.
   - Ничего разберешься, - положила свою руку на его, успокаивая.
   - Рита, спасибо, - поднес мою руку к губам Демон и поцеловал. Приятно так было.
   - Так что полетели домой? - спросил Одинцов, забирая мою руку из руки Демона.
   - А как же Аграши? - удивилась, за это время так привыкшая его преследовать, что уже не представляла себя без него.
   - А что с ним? Кристина его получила, мы теперь свободны, - пожал плечами Одинцов.
   - Я хочу найти ее, отобрать Аграши и все-таки выяснить, зачем он ей нужен! - резко стукнул кулаком по столу Демон, от чего чашки подпрыгнули и зазвенели.
   - Теперь у нас будет погоня, - филосовски произнес Одинцов, - а давайте!
   Пошли искать дворецкого, чтобы узнать у него, куда делась хозяйка. Тот быстро нашелся у входной двери, на вопросы самодовольно отвечая, что хозяйка не сказала куда улетела. А то что улетела это точно. Демон побежал к Крузу, мы с Одинцовым пошли в квартиру, искать кабинет или что-то такое, где можно было бы узнать направление.
   Круз видел дорогой сапрон, взлетевший и даже запомнил приблизительное направление, они с Демоном полетели за ним, в надежде нагнать. Но что-то было сомнительно найти сапрон ночью.
   Кабинет нашелся почти сразу, это была смесь кабинета, библиотеки и лаборатории. Был письменный стол, стеллажи книг и небольшая стойка с реактивами. Химичила тут наша хозяйка не иначе.
   На письменном столе стоял экран от мощного лонга, я такого даже в Академии не видела, хотя там сервак все местные лонги обслуживал. Одинцов присел перед ним и стал искать информацию. Как же он в технике разбирает!
   - Нашел, вот оно. - Ткнул пальцем в экран Одинцов. - Она заказала билет на космический портал. Время в час сорок пять.
   - Направление? Куда она собралась? - спросила я.
   - Не знаю, только время указано. - Одинцов задумался. - Надо звонить, облететь все вокзалы не успеем.
   - Давай сначала Демону с Крузом позвоним, - достала туек, обрисовала парням проблему.
   - Демон говорит, что Кристина вылетела на юго-запад. Сколько там вокзалов?
   - Шесть, - мрачно сказал Одинцов. - Надо звонить, если она не сменит направление, чтобы запутать нас. - снова уткнулся в лонг.
   - Девушка, помогите, пожалуйста, - начал говорить в туек Одинцов, - у меня сестренка сбежала из дома. А ей всего одиннадцать, начиталась приключений, скопила денег и купила билет на перемещение.
   - Направление знаете? - бесстрастный голос девушки диспетчера сразу же стал взволнованным.
   - Нет, только время, - с огорчением сказал Одинцов.
   - А с нашего вокзала? - уточняет девушка.
   - Не знаю, - горестно вздыхает Одинцов. - Мама с успокоительным лежит. Мы же случайно узнали.
   - Тогда подождите, сейчас посмотрю, что могу для вас сделать. - Попросила диспетчер.
   - Думаешь, найдет? - шепотом спросила Одинцова.
   - Вот, нашла! - радостно отозвалась на мой вопрос диспетчер. На это время есть два перемещения: один с Южной звезды, второй с Восточного рая. Детей одиннадцати лет зарегистрировано не было, возможно будет пробираться, прибившись к кому-то.
   - Пусть благославят вас светлые духи! - от всего сердца пожелал Одинцов и отключился.
   - Звони Демону, пусть летят в Южную звезду, а мы в Восточный рай полетим.
   Я на ходу набрала Демону и передала все сведения, какие удалось раздобыть. Теперь нам с Одинцовым нужно было поймать такси, а на улице ночь.
   Помогло то, что район здесь для состоятельных людей. Поэтому к дому Кристины подлетело такси и высадило пассажиров, как раз когда мы вышли из подъезда и рассуждали в какую сторону идти, чтобы попасть на стоянку такси.
   Назвали адрес Восточный рай, и водитель стал на нас посматривать с улыбкой.
   - Развлекаться едете? - не выдержав, спросил.
   - Даже не представляете как, - в сердцах ответила ему.
   - Там открыли что-то новенькое? - в момент заинтересовался таксист.
   - А то! - буркнула я ему, не желая ничего говорить.
   Дело в том, что из вокзала Восточный рай есть несколько направлений специализирующихся на секс туризме, по видимому отправление из них по ночам, для особо стеснительных. Мне об этом в АОМ девчонки рассказывали. Интересно только зачем Кристине понадобилось туда, хотя может она в другое направление перемещаться будет.
   Запиликал туек, это был Демон, они с Крузом уже на вокзале и обежали первый этаж, а так же очереди регистрировавшихся.
   - Скажи, чтобы в залы ожидания и отбывающих заглянули, время у нее до отбытия есть, может пройти туда, чтобы не мелькать, - предложил Одинцов. Я все передала.
   - Так вы кого-то разыскиваете? - тут же влез в разговор таксист. Их специально берут таких разговорчивых?
   - Девушку, сбежала, - буркнула ему.
   - Тогда точно с Восточного рая отправляться будет, так проще затеряться. На этих направления почти нет проверки. Можно любое имя назвать, - проинформировал нас доброжелательный таксист.
   - Демон, срочно летите в Восточный рай, - сразу же перезвонила.
   В вокзале было людно и шумно, не смотря на позднее время. Сразу было видно люди собрались отдыхать. Веселые голоса раздавались отовсюду. Быстро пробежали глазами окружающих, слишком много людей, Кристину не видно. Мы с Одинцовым методично стали обходить вокзал, старательно всматриваясь в лица.
   Демон и Круз прибыли вскоре и подключились к поискам.
   - Рита, запускай маячки на поиск, - приказал Одинцов.
   - Я же не знаю, как пахнет магия Кристины, - удивилась ему.
   - В бриллианте твоя и моя магия, помнишь он пах ею? - пояснил Одинцов.
   Дошло, кивнула и стала создавать маячки, рассылая их во все стороны. Круз остановился как вкопанный.
   - Ритка вспыхивает, - потрясенно сказал он и глупо моргал на меня.
   - Не отвлекай, - ответила ему, продолжая рассылать маячки.
   - Древняя магия, - пояснил ему Демон.
   Два маячка вспыхнули в конце зала на втором этаже, а потом осыпались искорками. Еще два полетели ко мне, но я уже поняла, где искать Кристину.
   - Ребята, второй этаж, в конце зала, - указала рукой направление.
   Мы все четверо побежали в том направлении. Лестница была в другой стороне, мы мчались, распихивая людей во все стороны, потому что боялись вновь ее пропустить. Хотя до перехода оставалось еще время, но она, видимо, уже прошла регистрацию и направлялась в зал ожидания, а нас туда без регистрации не пустят.
   Вот она мелькнула впереди нас, поворачивая в коридор к залу ожидания.
   - Демон, хватай ее и тащи в служебное помещение, - достаточно громко проговорил Одинцов.
   Кристина услышала голос Одинцова и побежала вперед. Я выпустила свою магию и она между ног людей быстро пробежала вперед и быстро запутала ноги Кристины, та споткнулась и Демон успел подхватить ее в кольцо сильных рук.
   - Демон, дорогой, - пропела красавица, и парень снова замер.
   - Холерные дни! - ругнулась я подбегая.
   Кристина опять опутала магией Демона, и он слушал только ее голос. Моя магия внимательно на все это посмотрела, осторожно выпуталась из ног красавицы и скользнула на голову Демона, накрыв глаза, уши. Он вздрогнул и очнулся, но Кристина, почувствовав своду в ногах, тут же припустила бежать, мы все за ней. Удивительно, но Кристина свернула в служебный коридор и мчалась по нему, проигнорировав зал ожидания.
   Причина нам стала известна почти сразу же. Через некоторое время показалась охрана, Кристина забежала к ним за спины.
   - Меня преследуют грабители! - закричала она. - Вот у меня билет на перемещение, а они хотят меня ограбить! - Кристина хлопала глазками и прижималась к одному из охранников.
   Охрана сразу же вытащила пистолеты и направила на нас.
   - Не волнуйтесь так, мы вам поможем. - Вежливо успокоил один их охранников.
   Под прицелом пистолетов мы стали отступать, тихо ругаясь сквозь зубы. Моя магия с интересом смотрела за всей этой погоней, сидя у меня на плече.
   - Это мой бриллиант, - грозно сказал Демон, все же отступая назад по коридору.
   - Вот видите? Я еду на отдых, а они хотят меня ограбить. Решили, наверное, что у меня деньги с собой, - пела охранникам красавица.
   Мы задом наперед вышли из служебного коридора в зал и отошли в сторону, чтобы посовещаться и обдумать план действий. Кристина, радостно улыбаясь, шла с охранниками в зал регистрации, оставалось семь минут до ее перемещения.
   Одинцов достал свой лонг и стал бешено что-то искать. Как я поняла план Восточного рая. Он вертел крутил, что-то увеличивал, приближал, рассматривал. Наша троица беспокойно переминалась на месте и тревожно поглядывала по очереди то на часы, то на зал ожидания. Все кто туда входил, сюда не возвращались, а шли дальше к месте отправления.
   - Рита, быстро оглядывайся и ищи себе образ служащей вокзала, будешь перевоплощаться. Кажется, нашел выход. - Уверено проговорил Одинцов.
   Я оглянулась в поисках подходящей кандидатуры.
   - Вон та как раз подойдет, - махнула рукой на девушку. Одинцов повернулся, оглядел девушку, усмехнулся, но согласился.
   Дело в том, что присмотренный мной объект была с таким же цветом волос, но на много толще, почти в два раза.
   - Демон, за работу. Берешь вон ту девушку, раз ее Рита присмотрела и ведешь ее переодеваться. Быстро! У нас осталось четыре минуты. - Приказал Одинцов.
   Демон подбежал к толстушке и очаровательно ей что-то стал говорить, быстро перемещая в тот самый коридор, из которого нас только что выгнали пистолетами. Мы почти бегом побежали за ними. Я на ходу стала перевоплощаться, не обращая внимания на испуганные крики дамочек вокруг. Конечно, можно испугаться, когда у девушки неожиданно на твоих глазах одна грудь выросла, а вторая собирается, потом попа нарастает и штаны лопаются.
   Когда мы вбежали в коридор, я, уже перевоплощенная и в разорванной одежде, протянула руки к донельзя удивленной служащей вокзала и стала стаскивать с нее одежду. Толстушка стала сопротивляться. Парни послали, не сговариваясь, заряд подчинения ей. Девушка замерла, и безвольно осела на пол от передозировки.
   - Идиоты! Раздевайте ее теперь сами! - старалась стянуть с ног обувь. Не босиком же мне идти.
   Управились быстро, выбежала, на ходу заправляя рубашку в юбку, и ковыляя в неудобных туфлях с чужой ноги. Пока переодевалась, Одинцов рассказал свой план. Мне нужно было пройти через зал ожидания и забрать у Кристины бриллиант или там прямо в зале или у места отправления. В общем, где найду, там и отобрать. Мне выдали все полномочия, на физическое насилие в том числе. Моя магия в нетерпении приплясывала на плече.
   Вбежала в зал ожидания, Кристины не было. Мне кто-то кричал в след, здоровались или еще что, не поняла, рукой махнула на них, некогда. Шевеля полными ногами в неудобных туфлях, пробежала к месту перемещения. Толпа народа стояла в ожидании, некоторые уже зашли в приемник. Кристина стояла еще в очереди. Я подбежала к ней и схватила за руку.
   - Девушка, пройдемте со мной, - голос чуть изменила, но она руку вырвала.
   - Никуда не пойду, у меня билет, я все оплатила, - сказала эта холера.
   - Рита, что там у тебя случилось? - подошел ко мне мужчина служащий вокзала. Я присела на ножках от неожиданности. Это что, мой прототип тоже Рита зовут? Неожиданно.
   - Девушку досмотреть надо, она не все в декларацию занесла, - старалась не поворачиваться к мужчине лицом, может не угадает, что я другая.
   - Рита, это рейс на Восточную любовь, здесь не заполняют декларации, - удивился служащий.
   Кристина, что-то заподозрив, распихала впереди стоящих, и пробежала в приемник, я за ней.
   - Стой! - ору ей в след.
   - Рита! - орут в след мне.
   Стоящие в очереди тоже нам орали, в основном не цензурное.
   - Ваш билет, - строго спросила служащая вокзала и нажала на кнопку блокировки дверей.
   - Вот, пожалуйста, - открыла сумку Кристина и полезла в нее, достала билет и протянула его на проверку. Я схватила сумку и вырвала ее из рук. Кристина кинулась отнимать у меня, но справиться с моими новоприобретенными сто двадцатью килограммами не так просто. Она отпружинила от меня и отлетела обратно. Я вытряхнула содержимое сумочки на пол.
   - Все правильно, - сказала служащая, которая в этот момент проверила билет и автоматически нажала на кнопку, двери в приемник захлопнулись, Кристина осталась там.
   Я обшарила содержимое сумки, нашла коробочку, быстро открыла ее и, удостоверившись, что Аграши там, побежала к выходу. Парни встретили меня на выходе из зала ожидания, увидев в моих руках коробочку, облегченно вздохнули.
   - Рита! - донеслось мне вслед от служащего.
   - Бежим! - распорядилась я, и мы побежали в сторону выхода.
   Одинцов держал меня с одной стороны за руку, Демон с другой, Круз прокладывал нам дорогу. Все-таки не привычно бежать с лишним весом. Больше шокировать перевоплощением окружающих я не решилась.
   - Да заберите же кто-нибудь у меня бриллиааааант, - тряслась я всем телом, стараясь успеть за волочащими меня парнями. Ноги подворачивались и я просто боялась опять его уронить.
   Демон стал забирать из судорожно сжатых пальцев бриллиант. В это время Круз притормозил неожиданно и мы рукой, которая держала коробочку, со всего разгона врезались ему в спину, парень охнул и выгнулся от неожиданности назад, прижавшись передом к женскому заду. Женщина громко вскрикнула и повернулась к своему мужу, тот быстро обернулся и увидел всю картину, как Круз прижимается к его жене.
   Судя по реакции мужчины, он был боксер, удар был быстрым, четким и отработанный. Круз полетел через весь зал на бреющем полете низко так над полом, сбивая спешащих и ничего не подозревающих людей, как кегли боулинге. Свалка была организована профессионально.
   От неожиданности мы замерли, пальцы разжались, и коробочка с Аграши упала на пол. Демон нагнулся ее поднять, его пнули сзади чемоданом, он ступил вперед, толкнул упавшую коробочку носком ботинка, не удержался и уперся головой в многострадальный зад той же женщины, задав ей траекторию падения вперед. Приземлились они в таком порядке: на полу была коробочка с бриллиантом, потом женщина, сверху Демон. Причем парень пытался нашарить под животом женщины бриллиант.
   - Ах ты, тля! - взревел муж боксер. Поднял Демона за ремень и поставил ровненько на ноги для того чтобы удобнее нанести удар в челюсть, от которого тот тоже взлетел над уже почти поднявшимися людьми после падения Круза.
   После такого успешного удара, боксер повернулся к своей жене, которая нащупала коробочку и рассматривала ее очень внимательно, вертя в руках.
   - Варенька, они плохо держат удар, - мягким голосом проговорил заботливый муж.
   - Димочка, это ты мне сюрприз приготовил? - влажными глазами от слез радости спросила женщина, все еще продолжая сидеть на полу.
   - Нет, женщина, это наше, - решительно вырвал из ее рук коробочку Одинцов.
   За что был запущен в полет таким же метким ударом в челюсть. Одинцов приземлился аккуратно поверх всей этой пирамидки из наших друзей, продолжая сжимать бриллиант в руках. Муж-боксер направился в сторону Одинцова с явным намерением забрать коробочку, так понравившуюся его жене.
   Я кинулась вперед него и загородила еще не пришедших в себя парней. Не будет же он, в самом деле, еще и девушку в нокаут отправлять! Мужчина пытался обойти мои сто двадцать килограммов по орбите, но я растопырила руки и не пропускала его. Так мы кружили по кругу не долго, Демон начал первым приходить в себя.
   - Рита, - позвал он.
   Я обернулась и сделала шаг в сторону, наступила кому-то на кисть руки, нога зашаталась на мягком, потом подогнулась, села точно сверху этой пирамиды. И вот мягким обширным местом чувствую, что коробочка точно подо мной.
   - Вы арестованы, - раздалось над моей головой. Муж-боксер тут же исчез из поля зрения.
   - Правильно, арестуйте его, - услышала женский голос за своей спиной, потому что оборачиваться просто боялась, - он трех парней избил, а когда девушка их защищала, ее тоже ударил.
   Бабульку все поддержали, особенно те, которые пострадали от полета парней. Полицейские засомневались, они-то как раз собирались нас арестовывать. Меня уж точно, судя по направленным пистолетам в мою сторону.
   - Да кто избил? - недоверчиво переспросил полицейский.
   - Вон тот с красной спортивной сумкой, у него еще девушка рядом была. Все дорогу целовались, срамота! Смотреть противно! - бушевала бабулька дальше, указывая точно на мелькающую сумку между людьми.
   Двое полицейских отправились задерживать виновника переполоха на вокзале, а вот трое, на всякий случай, меня с прицела пистолетов не спускали. Парни подо мной не подавали признаков сознательной жизни. Один из полицейских подал мне руку, чтобы помочь подняться.
   - Рита, что на тебя нашло? - озадаченно спросил один из служащих.
   - Молодых людей спасала от нападения, - гордо вскинула носик, как оказалось, в моем новом облике он был забавно курносенький, такая прелесть.
   - Ты увидела, что их избили? - продолжал удивляться тот же служащий.
   - И загородила их своей грудью, - выпрямилась и ткнула ему свою обширную грудь под нос в подтверждение.
   - Ты сможешь опознать нападавшего? - тут ж заинтересовался служащий.
   - Разумеется. Его спутница назвала Димочкой и он явно боксер, - с гордостью повернулась к полицейским.
   - Точно! А я думаю, откуда его лицо знакомо! Это же был Дмитрий Босярк, - воскликнул один мужчин, стоящий рядом.
   Полицейские замялись. Я их понимала, звезда бокса, гордость нации и вдруг устроил драку в общественном месте.
   - Рита, значит, Дмитрий Борсак устроил драку, а ты защищала пострадавших? - продолжал расспрашивать тот же служащий. Я активно кивала, подтверждая его слова. - Премию ты уже заработала. А теперь надо срочно приводить в сознание этих пострадавших и взять с них заявление, что они претензий к администрации вокзала не имеют. Справишься?
   - Конечно, - кивнула ему. И тот быстренько сбежал, оставляя меня в непростом положении.
   Я старалась привести в сознание парней, которые не подавали признаки жизни. Точнее признаков бессознательной жизни было сколько угодно, вот чтобы хоть один очнулся и помог выпутаться из этой ситуации под пристальным взглядом полицейский, так нет же, все Рита должна разгребать, а потом меня же обвинят, как всегда. Об этом решила подумать позже, наклонилась к сверху лежащему Одинцову и начала его трепать, чтобы хоть как-то привести в сознание.
   - Ух, ты! - прилетело ко мне со стороны пятой точки.
   Я резко повернулась и грозно посмотрела на ценителя женской филейной части. Тот стушевался и исчез в любопытствующей толпе. Когда повернулась, Одинцов чинно сидел на парнях и непонимающе хлопал глазами.
   - Очнулся наконец-то. Вставай остальных надо тоже в чувства приводить, - протянула ему Одинцову руку.
   - Рита, а что это было? - растеряно спросил Одинцов.
   - А вы, гражданин, помолчите, - строго сказала ему и дернула за рукав, а то наговорит еще не известно чего в присутствии полицейских. - Вам еще заявление писать.
   Принялась за Демона, тот вскочил сразу, как будто и не в обмороке был. Круза поднимали уже втроем. Видно ему на кисть наступила, потому что он прижал руку к себе и баюкал. Одинцов бриллиант убрал в карман, чтобы не вызывать лишних вопросов.
   - Так что, инцидент исчерпан? - со строгим выражением повернулась к стражам порядка.
   - Сейчас все проедут с нами в участок. Там разберемся, кто и на кого нападал. - Ответил мне старший в этой группе захвата. Это что же мне так и ходить в чужой личине?
   Погрузили нас всех, вместе с мужем-боксером в два полицейских сапрона. Лететь было не далеко, и полицейские сидели рядом, так что поговорить мы толком не успели.
   - Мне на работу надо, - строго произнесла я в участке, - давайте мне этих, - махнула на своих парней с синяками в пол лица, - я с них заявления возьму, а потом вы с ним разбирайтесь.
   Под утро полицейским меньше всего хотелось писать какие-либо допросы и доклады, а потому с радостью согласились на мое предложение.
   Мне выделили свободный кабинет. Парней в наручниках усадили на стулья и по моей просьбе оставили одних.
   - Фух! - это было первое, что я сказала, когда закрылась дверь за конвоиром.
   - Рита, что происходит? - все-таки задал вопрос Одинцов.
   - А то, что как только мы выйдем отсюда, я Ритку самолично прибью! - совершенно серьезно пригрозил мне Демон.
   - Демон, дорогой, а может сделать так, чтобы ты не вышел? - сладко проговорила ему, улыбаясь всеми щечками и ямочками на них. - Итак, мальчики, сейчас мы пишем заявление, что у вас нет претензий к администрации вокзала, после чего вы остаетесь здесь, а я ухожу получать премию, как служащая вокзала за спасение ваших жизней от мужа-боксера, который оказался Дмитрием Борсак. - Продолжала приветливо улыбаться парням
   До тех тихо, но доходил мой план. Небольшое просветление на лицах показало, что осознание того, что они выступают пострадавшими в этой заварушке, наконец-то пробилось в их мужские умы.
   Подошла к Одинцову, он быстро сунул мне коробочку, я засунула ее в самое надежное место в мире, то есть в бюстгальтер. Парни по очереди писали заявление, я собрала, проверила на ошибки и с достоинством прошлась мимо них, поднимая волну воздуха своими аппетитными формами.
   Из участка выпустили с сопровождением полицейского, который отвез меня обратно на вокзал. Я приветливо помахала ручкой на прощание, а воздушный поцелуй ускорил его исчезновение. После этого быстро прошла к сапрону Круза и села за руль. Наконец-то можно стать собой. Когда я уменьшилась до своих размеров, стала оглядывать приборную панель сапрона. В принципе как водить представление имела, вот только сама никогда не летала.
   Но как говорят бывалые водители: "Главное дать газу на взлете, а неприятности начнутся сразу же". Хорошим советом не применула воспользоваться. Хорошего старта еще никто не отменял. Для начала я врезалась в сапрон, что стоял передо мной, тот заорал как бешенный, сработала сигнализация. С перепугу дала такого же газа назад и разнесла морду второму сапрону. После этого догадалась, что руль в этом маневре тоже должен участвовать. Теперь на газ нажала аккуратно и резко вывернула руль в сторону и влетела боковой фарой в проезжающий мимо сапрон. Да сколько их тут?! Водитель выскочил и начал орать на меня.
   "Курица" - был самый милый эпитет. Я с побитым видом опустила окно и проблеяла, что второй день за рулем. Тот махнул рукой, записал номерной знак сапрона Круза и сказал, что выставит счет. Я счастливо улыбнулась ему.
   Теперь подумала, что надо как то еще по сторонам смотреть. Лишь бы косоглазие не заработать. Выехать со стоянки мне удалось лишь потому, что вокруг не было других сапронов. На прямой, свободной дороге дала газу и потянула руль на себя, взлетела. Ориентироваться над городом было привычно, не первый раз летала, хоть и не за рулем.
   А вот как садиться я пока не придумала. Показалась Академия. Стала снижаться, ранее утро, солнышко уже светит. Мягкой моей посадку вряд ли можно назвать, шлепнулась на асфальт, подняв кучу пыли вокруг. Двери с легким шипящим возмущением открылись.
   Пустая квартира не очень радовала, но душ сделал свое благотворное дело. Коробочку запихнула под подушку на кровати. Посчитав, что там будут искать в последнюю очередь, если кому такое в голову придет, потому что тазик с бриллиантами стоял по середине комнаты.
   Пила кофе и раздумывала, как парней забирать. Больше на сапроне не полечу, это ясно. Оделась в строгий брючный костюм, взяла такси и отправилась вызволять сообщников из участка.
   При упоминании мной имен Демона, Одинцова и Круза, дежурный как-то странно посмотрел, но пропустил с ними поговорить. Оказалось их поместили в отдельную камеру, и сейчас обхаживала медсестра. Круз страдальчески закатывал глаза, когда та очень осторожно ваткой прикасалась к синяку. Голова Демона лежала на коленях симпатичной полицейской, которая обмахивала парня папкой с надписью: "Дело N".
   Одинцов с примочкой на скуле страдальчески смотрел в сторону. Увидев меня, его взгляд оживился и заблестел, он явно старался сдержаться, но смешинки в глазах его выдавали.
   - Что здесь происходит? - спросила тихо, показывая глазами на парней.
   - Освидетельствование побоев потерпевших, - фыркнул в сторону Одинцов.
   - А парни что? - невольно начала улыбаться ситуации.
   - Пытаются наладить личный контакт, - постарался стать серьезным Одинцов.
   Протянула руку сквозь решетку и прикоснулась к нашлепке, украшавшей пол лица. Одинцов страдальчески застонал.
   - Бедненький, - тут же пожалела его, - А когда я могу забрать вот этого пострадавшего? - Спросила у представительницы власти, отвлекая ее от ухаживаний за страдающим Демоном.
   - Вы ему кто? - тут же строгий взгляд заставил меня затрепетать.
   - Невеста, - быстро ответил за меня Одинцов, видя, что я замялась, пытаясь сообразить, как ответить.
   - Вы вчера были на вокзале Восточный рай? - снова строгий вопрос ко мне.
   - Нет, нет, нет, нет, - все четыре "нет" раздались от нас одновременно.
   Причем оба страдальца тут же застонали и практически потеряли сознание, чем вызвали усиленное внимание со стороны сердобольных представительниц женского персонала участка.
   - Так как же вот с этим? - настаивала я, видя, что Круз с Демоном в надежных руках и собственно не торопятся уходить отсюда.
   - Пройдите к дежурному заполните заявление, что забираете под свою ответственность. - Ответила мне женщина в полицейской форме, заботливо обмахивая своего заключенного. Хоть какая на тебе будет форма, а перед Демоном ни одна устоять не сможет.
   Заполняя заявление, ловила на себе взгляды дежурного.
   - Что? - не выдержала я.
   - Как они это сделали? - с любопытством тут же спросил дежурный и поднялся.
   - Что сделали? - у меня руки похолодели и затряслись. В последнее время столько всего наделали, что конкретно он у меня спрашивает?
   - Наши Светлана Алексеевна и Наталья Павловна неприступные женщины. Мы к ним по очереди подкатывали всем отделением, на свидание приглашали, в ресторан, в кино. А они ни одна не согласились. Как они это сделали, что обе наших железных леди из их камеры уже больше трех часов не выходят? - с любопытством уставился на меня.
   Я сделала загадочное лицо и поманила его рукой, он заинтересовано приблизился, уставившись мне в глаза.
   - Они не женаты, - шепотом сказала ему и показала на его кольцо на пальце.
   Дежурный полицейский обижено забрал у меня заполненное заявление и внимательно прочитал, стараясь найти ошибки.
   - Вы не указали, кем доводитесь потерпевшему, - недовольно через губу произнес он.
   - Невеста, - буркнула ему.
   - Да? Наш Мирослав все же решил жениться? - снова неподдельный интерес вспыхнул в глазах дежурного.
   - Почему ваш? - решила перевести тему разговора.
   - Он к нам часто заходил, когда со следователями дела совместные вел, хотя сам был из госконтроля. Хороший мужик, нос не задирал. Да, хорошие времена были, веселые, - вспоминал с радостно-задумчивым видом дежурный.
   - Так чего он ушел? - наконец-то есть хоть какой-то источник информации.
   - Дело какое-то провалил. Там что-то было со шпионажем связано, вот его попросили, - горестно вздохнул дежурный.
   - А если вы его так хорошо знаете, почему сейчас не отпустили? - не понятная какая-то ситуация получалась.
   - Я что? Человек подневольный. А Светла Алексеевна человек строгий, по каждой букве инструкции действует. Сама она его не знает, позже пришла. Говорили мы ей, говорили. Но она уперлась и все тут. Тем более осмотреть их все равно надо было. Только кто же знал, что ваши знакомые их так окрутят? - усмехнулся дежурный.
   - Одинцова могу забирать? - решила прервать затянувшийся разговор.
   - Забирайте, раз Светлана Алексеевна отпускает.
   Одинцов старательно изображая немощного, прошел мимо Светланы Алексеевны.
   - Здорово, Тимофей! - радостно пожал руку дежурному.
   - Это как же тебя так, Мирослав? - кивнул на примочку Тимофей.
   - Бандитский кулак оказался в одном месте с моим лицом, - произнес довольный Одинцов, стягивая пластырь с кожи. А там-то, вот не стыдно таким здоровенным дядькам так симулировать? Всего ссадинка и синячок небольшой.
   - Шрамы украшают мужчину, невеста только сильнее любить будет, - подмигнул дежурный.
   - Да, Рита у меня чудо, - повернулся ко мне Одинцов, обнял и поцеловал тут же.
   - Крепко целуешь, - довольно проговорил дежурный.
   - Зависть плохое чувство, - довольно произнес Одинцов, - ну бывай, - попрощался и протянул дежурному руку для прощания.
  
   Такси высадило нас у главного входа АОМ, мы прошли мимо мирно спящего сторожа и направились к корпусу, где была квартира Одинцова. Как-то я уже привыкла к ней как к родной. Помятый сапрон стоял памятником моему водительскому искусству. Одинцов сначала бросил на него взгляд вскользь и почти прошел мимо, чему я тихо обрадовалась, но потом остановился как вкопанный, и я оказалась носом в мужской спине.
   - Рита, это твоя работа? - осуждающе спросил Одинцов и повернулся ко мне.
   - Ну да, - не охотно призналась. - Мне же надо было как-то добраться от вокзала сюда под утро.
   - Круз еще не знает? - поинтересовался Одинцов.
   - Еще нет, - вздохнула я. - А может не говорить ему? А? - с надеждой спросила Мирослава.
   - А как ты тогда ему это объяснишь? - показал рукой на несчастную машинку.
   - Может затолкать его на задний двор и пусть там постоит пока не проржавеет, а Крузу сказать угнали? - предложила бредовую версию.
   - Какой опыт у тебя вождения? - задал главный вопрос мой бывший ректор.
   - Только теория, а летала вчера первый раз, - призналась ему.
   - Хорошо не разбилась. Ладно, научу, - примирительно сказал Одинцов и, обняв за плечи, повел к дверям в корпус.
   В холе перед лестницей нас встретила техничка тетя Клава.
   - Здрасти, Мирослав Владимирович, забрали свою невесту из полицейского участка? - широко улыбаясь, спросила техничка.
   - Это я его забрала из участка, - буркнула ей, проходя мимо и возмущаясь такой несправедливой напраслине.
   - Ох, ти, батюшки! Вас за что же посадили, Мирослав Владимирович? Деньги что ли Академические пропили, али в казино проиграли? Вас как, под залог отпустили? - кричала нам в след тетя Клава.
   - Ну что вы, Клавдия Петровна, я им сказал что все деньги вам отдал, так что они наверное уже у вас обыск проводят, - Прикололся напоследок Одинцов и мы зашли в квартиру.
   Лишь только захлопнулась дверь, Мирослав прижал меня к себе и стал страстно целовать, стараясь одновременно расстегнуть все пуговицы на моем строгом костюме.
   - Мирослав Владимирович, а вы не торопитесь? Свадьбы еще не было, - раздался голос моей бабушки.
   Мы оба замерли, потому что самое последние, о чем мы думали в данный момент - это была свадьба, а так же о моей бабушке. Я резко запахнула на груди жакет и повернулась в гостиную. Там наличествовала вся моя дальняя родня в полном составе. Причем не только женская часть, но и мужская, а так же дети, которые с удовольствием катали фальшивые бриллианты по полу.
   - Здравствуйте, - поздоровалась, судорожно застегивая маленькие пуговки на жакете. И как только Одинцов их так быстро расстегнул?
   - Здравствуйте, - совершенно спокойно произнес Мирослав, - Кто вас сюда впустил? - вот, в самую суть смотрит.
   - Здорово Мирослав! - потянулись первыми мужчины здороваться, ко мне стали подходить тетки и двоюрдно-троюрдные сестры.
   - Ой, нас Клавдия Петровна впустила. Такая милая женщина, - беззаботно махнула рукой моя бабушка.
   - Очень милая, - с улыбочкой протянул Одинцов. - Вы чай себе делали? Рита, поможешь мне угостить дорогих гостей? - с той же улыбочкой повернулся ко мне и потащил через всю родню на кухню и дверь закрыл.
   - Это не я! - тут же выпалила в оправдание. - Ты сам бабушке сказал, что ректором тут работаешь и фамилию назвал! - Хлопала ресницами на него и готова была расплакаться.
   - Рита, надо что-то делать. Сейчас Круз с Демоном подъедут. А тут вся твоя родня набежала. Нам же с бриллиантом надо разобраться. Кстати где он? - спросил Одинцов и повернулся ко мне, сам же в это время ставил чайник и намагичивал туда успокоительного.
   - Ой, мамочка, - осела под дверью. - я же его под подушку положила.
   - Рита! - простонал Одинцов.
   Мы выскочили с кухни как ошпаренные этим самым чаем и, обегая и перепрыгивая через родственников, ринулись в спальню. Наши опасения были оправданы. Дети скакали на матрасе, а какой-то карапуз, видимо тоже родственник, уже открывал коробочку в данный момент.
   - Не трожь! - заорали мы одновременно.
   Маленький исследователь не смог понять нашего приказа, а потому просто перевернул коробочку и бриллиант упал в общую кучку, которая уже располагалась у его ног. Видимо, так пирамидка ему нравилась больше.
   - Касива! - восхищено сказал карапуз и перемешал ручками. Все произошло настолько быстро, что когда мы подбежали к нему, узнать какой из них Аграши уже было не возможно.
   - Холерные дни! - закричала я не своим голосом.
   - Рита! Как ты можешь ругаться при детях! - раздался тут же строгий голос моей бабушки.
   - Дети! Кто вообще пустил сюда детей! - уже орала на всю родню.
   - Так вас не было, не на солнышке же деткам играть. А у вас столько интересных камушков в тазике было. Это что какие-то эксперименты? - заинтересовалась моя единственная ближайшая родственница.
   - Эксперименты, эксперименты, - задумчиво согласился Одинцов. - Малыш, дай камушки, - попросил вежливо карапуза.
   - Моё! - сообщил мелкий родственник и лег пузиком на пирамидку.
   - Малыш, отдай дяде камушки, - пытался из-под карапуза вытащить хоть что-то Одинцов.
   - Что вам блестяшек жалко ребенку? - раздался женский голос позади нас, видимо, мамочки жадины.
   - Жалко! - отрезала я.
   - Рита! Как так можно? Это же ребенок! А вы себе еще сделаете, вон их сколько у вас, - строго покачала головой моя бабушка.
   - Дай сюда, - строго сквозь зубы произнесла этому цветку жизни.
   - Моё! - отрезало мне юное создание.
   - Ах, так! - я подсела и стала выхватывать у него из-под ручек бриллианты. Те, которые успевала утянуть, сувала Мирославу, тот же старательно запихивал по карманам.
   - Что ж вы за люди такие! - подлетела мамочка маленького жадины, потому что тот от огорчения заревел в голос, перекрывая все возмущенные крики по поводу нашего поведения. - Ребенку блестящий камушек пожалели!
   - Этих жалко! - отрезала я, - может брать те которые на полу.
   - Так они грязные, - подхватила на руки мамаша свое чадо и пыталась утереть горькие слезки с пухлых щечек.
   - Помыть можно, - буркнула ей и сгребла оставшиеся на кровати еще четыре штуки, рассовывая себе по карманам.
   Мамочка подняла с пола немытый бриллиант и сунула в руки карапузу, тот подозрительно оглядел его, попробовал на зуб и успокоился, прижав к своей груди.
   Мы молча решили бриллианты больше не доставать из карманов до рассасывании катаклизма с родственниками.
   Раздался звон стекла на кухне. Мы с Одинцовым проскользнули мимо родственников и первыми прибыли к месту гибели сервиза из фарфора. По среди осколков на табурете стояла девочка лет шести и из распахнутых дверей кухонных ящиков на нее сыпалась мука и сахар.
   - Чашечку чайку хотела, - миленьким голосом проговорила девочка.
   - Леночка! - воскликнула, видимо, ее мамочка. Подбежала мало знакомая молодая женщина к девочке, наверное, жена родственника, взяла ее на руки и отнесла в ванную, чтобы отмыть от муки и сахара. Одинцов пошел следом выдать полотенце и помочь, если что с водой или еще чем придется.
   - Родственники! Ну-ка тихо! Женщины на кухню приводить в порядок и смотреть за детьми. Мужчины сели на диван и развлекаете бабушку. - Распорядилась я и стала помогать на кухне наводить порядок.
   Общими усилиями все было убрано, чай разлит по чашкам, каждому было выдана его пара чашка-блюдце и все были рассажены в гостиной. Дети, слегка приструненные своими и чужими мамочками , уже тихо катали бриллианты по полу. Других игрушек в квартире Одинцова не оказалось.
   - Итак, дорогие родственнички, рассказывайте, зачем пожаловали да еще в таком количестве? - строго посмотрела на них, отпивая успокаивающий чай, самой тоже не повредит.
   - Так познакомиться с будущим родственником, - кивнул дядя Петя на Одинцова. - Бабуля сказала, что свадьба уже скоро, а мы даже не знаем за кого ты собралась.
   - Да ни за кого я ... - договорить не успел.
   - Мы с Ритой хотели все подготовить сами, вот работали, на свадьбу зарабатывали, - широким жестом Одинцов показал на перекатывающиеся с глухим стуком бриллианты. - Хотели сами все оплатить и вас пригласить как лучших гостей.
   - Вот это человек! - восхищенно хлопнул себя по коленке дядя Петя. - Вот это я понимаю! Самая лучшая свадьба будет у нас в родне, потому что бесплатная! А ты мне все гундосила: "Неизвестно кто, неизвестно кто" - повернулся к своей жене дядя Петя.
   - Так я и говорю хороший человек, - тут же согласилась она. - Всегда надо познакомиться с человеком.
   - Так когда свадьба? - задала вопрос бабушка.
   - Вам, Надежда Андреевна, сообщим в первую очередь. Нам действительно нужно дела с Ритой доделать, - уверено произнес Одинцов.
   - А где мой жених? - раздался голос Ниночки из угла.
   - Павлик твой жених! - тут же вспетушилась еще одна дальняя родственница.
   - Да неее, мне другой понравился, - протянула Ниночка.
   - Ах ты, вертихвостка! Павликом моим вертела два года, мы уже деньги на свадьбу собрали, а она теперь нос воротит! - возмущалась родственница или может и нет, я их толком даже не определяю.
   - Все, Ниночка, допрыгалась! - сообщила мама Ниночки. - Уже все готово и дата назначена, больше не отвертишься! - припечатала ее родственница.
   В дверь постучали, и вошли, забинтованные по самые глаза, Круз и Демон. Пострадавшие сразу же привлекли всеобщее внимание. Сами же парни остановились на пороге, не решаясь войти в такое людное собрание. И как только их по дороге не остановили с такими замотанными лицами? С такой маскировкой только на вооруженное ограбление идти, благо криминальный опыт у нас уже имелся.
   - Здравствуйте, - раздался глухой голос Демона сквозь бинты, Круз присоединился к приветствию.
   - А что это у них с лицами? Болеют что ли? - подозрительно спросила одна их мамочек, трепетно прижимая свое чудо к груди.
   - Да, не сильно заразная болезнь. Из новых, еще не обследованная. - Беззаботно сообщила собравшимся.
   - А нам вроде уже пора, - вскочил на ноги дядя Петя. - Что-то мы засиделись совсем.
   Родственники, старательно делая широкий круг мимо заразных пострадавших, потянулись на выход. Причем карапуз не желал расстаться с поддельным бриллиантом. Когда квартиру покинул последний замешкавшийся родственник, Демон повернулся к нам:
   - Это что за собрание было?
   - Мои родственники, - вздохнула я. - Приехали с женихом знакомиться. Вот кто тебя за язык тянул? Что ты меня все время невестой представляешь? - не выдержала, не смотря на успокоительный чай.
   - Рита, люблю я тебя, и жениться хочу, - улыбнулся Одинцов.
   - А я? - оторопела от такой простоты и откровенности.
   - Не уверен, - немного грустно ответил мне.
   Парни присели на освободившейся диван и стали разматывать с себя битны.
   - Слушайте, а зачем вы на себя столько намотали? - повернулась к ним, решив замять тему про любовь.
   - Это не мы, - пробубнил сквозь бинты Демон, - это Наталья Павловна замотала, чтобы уберечь наши ранения от вредных воздействий окружающей среды.
   - Чего-чего? - переспросила его.
   - Круз доигрался! - уже нормально ответил Демон, освободив рот от бинтов. - Все заигрывал с врачихой, а она старалась угодить ему. Он в обморок падает, а она бинты накладывает.
   - Пусть бы на него накладывала, на тебя зачем? - хихикала уже я.
   - Потому что Светочка, то есть Светлана Алексеевна, за меня тоже переживает и слушается в медицинском вопросе свою подружку, - улыбнулся невольно Демон.
   - Понравилась симпатичная полицейская? - хихикала дальше над парнем.
   - А что? Нормальная девушка. Тебя же Мирослав не отдаст, - мотнул головой на Одинцова Демон.
   - Не отдам, - улыбнулся довольный Одинцов.
   - Так это, я сама у себя собственная, чтобы меня отдавать или не отдавать, - сделала обиженное личико, хотя так приятно стало на душе. Вот есть кто-то, кто не отдаст и своей считает, частный собственник.
   - Независимая, гордая, - с восхищением произнес Одинцов, заставив покраснеть от удовольствия.
   - И чего вы на Наташу набросились, она просто добрая, отзывчивая и такая душевная, - мечтательно произнес Круз.
   - Батюшки светлые, да никак влюбился! - произнесла я удивленно.
   - А что нельзя? - обиделся Круз.
   - Можно, можно! - тут же согласилась с ним.
   - А добрались как в таком виде? - поинтересовался Одинцов.
   - Светочка привезла на полицейской машине, - невольно стал улыбаться Демон. И этот видно влюбился.
   Одинцов посмотрел на глупо улыбающихся парней и стал выкладывать на стол бриллианты из карманов, я последовала его примеру.
   - Это что? - со слабым интересом спросил Демон.
   - Это бриллианты, среди которых наш Аграши, - прокомментировал Одинцов.
   - Как это? - поразился Демон.
   - Случился здесь небольшой катаклизм. Дети поиграли с камнями, но мы точно знаем, что камень из коробочки вот в этой кучке, - ткнул с отвращением в кучу на столе Одинцов.
   - Только не это, - простонал Демон.
   - Опять все сначала? - в ужасе прошептал Круз.
   - Но теперь поиск сужается до десятка камней, - с сомнение произнес Одинцов.
   Раздался стук в дверь, и в квартиру протиснулась тетя Клава, мы немного оторопело смотрели на нее. После бессонной ночи с приключениями на вокзале и в участке, нам как-то в голову не пришло отругать ее. В нашей жизни настолько все вышло из-под контроля, что возмущаться просто уже не было сил.
   - Мирослав Владимирович, я вот что хотела сказать, - немного смущаясь, прошла тетя Клава к нам, прижимая какой-то сверток к груди, - Вы сказали, что в полицейском участке сообщили обо мне. Вот ума не приложу, как вы догадались, хотя вы говорят маг, может чего-то там вам из космоса в голову прилетело, но вот это хотела у вас здесь припасти. - И протянула увесистый пакет.
   - Что это? - растеряно произнес Одинцов.
   - Я подумала, раз выпустили из участка, значит, обыск уже делали, а второй раз они не приходят. Так пусть у вас полежит, для сохранности. А то и, правда, придут полицейские обыщут и отберут. - Сокрушалась тетя Клава.
   - Клавдия Петровна, что это? - уже строго спросил Одинцов.
   - Так деньги! - удивилась непонятливости Одинцова. - Вы же сказали, что наворованные деньги мне отдали, и ко мне с обыском придут. Так вот это мои, а не ваши. А свои украденные, я вижу в бриллианты обратили. Умно. - Тут же оценила тетя Клава, - Много же вы нароворовали, хотя ректором у нас недолго работаете. Прошлый ректор только домик себе дачный на взятки построил. А вы вон как развернулись, - сокрушенно покачала головой тетя Клава. - Так вы денежки мои припрячьте. А если, что вот у нас и свидетели есть, что я вам на хранение принесла.
   Огорошила нас монологом тетя Клава и шмыгнула за дверь на лестницу.
   - Это что сейчас было? - потрясенно смотрел на закрывшуюся дверь Демон.
   - Это тетя Клава свои взяточные деньги Мирославу принесла на хранение, - покатилась я со смеху на диван, где и осталась биться в истерике.
   Одинцов судорожно сглотнул и засунул сверток под кресло, на котором сидел и опасливо иногда на него косился.
   - Предлагаю пообедать, а потом заняться экспертизой Аграши, - решительно поднялась и пошла на кухню, которая стараниями двух десятков женских рук моих родственниц сияла такой чистотой, какой не было даже в день сдачи квартиры в новом корпусе.
   Ревизия холодильника показала минимум продуктов, но вполне съедобных. Обед на скорую руку придал сил, а добавка магической подзарядки привела мозги в боевую готовность.
   С новыми силами мы принялись сортировать бриллианты на столе. Передавали камни друг другу и проверяли их на магический фон. Результат превзошел все наши ожидания.
   Четыре камня фонили нашей с Одинцовым магией. Хотелось упасть головой на стол и разрыдаться. Я тупо смотрела на четыре блестяшки на столе и боялась предложить парням проверить остальные бриллианты, раскиданные по полу. Судя по лицам, парни были растеряны не меньше, чем я.
   - Как такое могло получиться? - просипела я придушенным голосом. - У нас же только один фонил магией.
   - Рита, я думаю твоя древняя магия, чтобы не накапливаться в тебе ушла в эти камни. Эти, наверное, ты носила в карманах. - Задумчиво предположил Одинцов.
   - Я ее задушу, - кинулся ко мне Демон через стол, протягивая руки к моей шее.
   Столик от удара ноги Демона перевернулся, и все отсортированные блестящие камни полетели на пол, раскатились по всей комнате, хотя руки своей цели достигли и сомкнулись на моей шее. Поток воздуха закончился, а мою шею стиснули стальными пальцами.
   - Демон, задушишь ее - тебя посадят как за нормальную. - Орал Круз другу вместе с Одинцовым старательно отрывающими Демона от меня.
   Свет погас почти сразу, и я увидела свою магию, которая сидела довольная, склонив голову на бок.
   - И что это за подстава с четырьмя камнями? - строго спросила эту хулиганку.
   - А что, разве плохо? - захихикала моя магия. - Каждому по камушку.
   - А бриллиант-то который?
   - А ты подумай, - снова захихикала магия.
   Мыслей в голове не было. Чтобы как-то собраться, стала оглядываться вокруг. Темнота, лишь всполохи пламени иногда в разных местах.
   - Где я? - спросила с любопытством свою магию, - Я умерла?
   - Нет, это мир магии. Мой мир, здесь я живу. - Захихикала она.
   - А что я здесь делаю? - с любопытством рассматривая все, что можно разглядеть.
   - Да ничего. Ты потеряла сознание, когда этот твой душить кинулся, я забрала тебя к себе, чтобы ты немного отдохнула и подумала. - Магия была очень довольна собой.
   - А почему мой? - удивилась такому повороту.
   - Они теперь все твои, - хихикала дальше магия. - Ты же их лечила и я свою частичку в них оставила.
   Я задумалась, что-то в этом было не так.
   - Но это не приворот, - произнесла утверждающе. Магия согласна закивала. - Уж не хочешь ли ты сказать ... - и замерла от такой догадки.
   - Ну-ну, интересно, что ты там надумала, - от нетерпения магия стала постукивать своим хвостиком, от чего стали рассыпаться искры.
   - Они теперь тоже будут с древней магией? - поразилась такой мысли.
   - Уж прям, древней, - обиделась магия. - Я очень даже молодая еще.
   - Зачем ты это сделала? - заранее пожалела парней, сама тут толком не пойму как с этим разобраться, а теперь им такой подарочек будет.
   - Скучно мне, ну что я все время одна, - чуть-чуть загрустила моя магия.
   - Теперь давай про бриллиант рассказывай. Что ты там начудила? - решила новость про приобщение остальных к древней магии отложить на потом для осознания.
   - А что там особенного? Четыре камня теперь ваши, магии там достаточно, чтобы был баланс, и не было таких смешных выбросов, - снова захихикала магия.
   - Это когда я табакерку разнесла, - магия хохотала уже т души.
   - А какой настоящий бриллиант? - спросила веселящуюся магию.
   - Этого не знаю, я же не ювелир, - смеялась дальше магия.
  
   - Рита, - услышала голос Одинцова и прикосновение руки к своему лбу, потом щеке. - Рита, очнись.
   Открыла глаза, лицо Одинцова рядом со мной.
   - Поцелуй меня, - неожиданно даже для себя попросила.
   Он не стал просить второй раз, накрыл мои губы поцелуем и нежно-нежно поцеловал.
   - Где остальные? - спросила, переводя дыхание.
   - В гостиной, - махнул рукой на закрытую дверь, - Ты как?
   - Зови их, поговорить надо, - приподнялась повыше на подушках.
   Одинцов с сомнением посмотрел на меня, но все равно отправился за парнями. Когда Демон и Круз зашли, оглядела их внимательно, но ничего особенного не заметила.
   - Садитесь, нужно поговорить. - Парни присели на стулья, Одинцов ко мне на кровать и сжал пальцами мою руку. - Я тут со своей магией пообщалась, пока была без сознания. Так вот у нас для вас новости. Первая, вы теперь тоже с древней магией, как и я. - Парни забыли, как дышать, потом сделали дружный выдох и понеслось.
   - Ритка, ты о чем говоришь? Как это возможно? - вопросы сыпались дружно и наперебой.
   Когда немного вопросы затихли, продолжила.
   - Вторая новость, моя магия не знает где настоящий бриллиант.
   Теперь парни много еще чего вспомнили, что мне сказать. Одинцов тоже в недоумении смотрел на меня.
   - Ритусь, как это понимать? А те, четыре камня - это что? - спокойно, не перекрикивая, спросил Одинцов.
   - Думаю артефакты. Магия сказала, каждому по камню для баланса силы, чтобы не было не контролируемых выбросов. А вот какой из наших камней настоящий бриллиант, она не знает, она не ювелир, - фыркнула над последними словами, так же как и магия.
   Одинцов миролюбиво улыбнулся, он все-таки с моей магией был немножко знаком.
   - А что теперь с этой кучей бриллиантов делать, которые мы не знаем поддельные или настоящие? - Задал уже нормальным тоном Круз.
   - Есть у меня один вариант, но боюсь, вы меня за такое предложение побьете, - тихо сползла с подушки и накрылась покрывалом по самые глаза. - Сообщила им.
   - Это тебя магия надоумила? - с плохо скрываемым сарказмом произнес Демон.
   - Сама додумалась, - пробурчала глухо из-под покрывала.
   - Тогда сразу нет! - вскочил на ноги Демон.
   - Давай выслушаем, я же не стал вам сразу красть бриллиант из гарема, хотя именно так хотелось сказать с самого начала. И, как видишь, предчувствие меня не обмануло, - развел руками в стороны Одинцов.
   - Ты жалеешь, что с нами связался? - поинтересовалась я, высовывая свой нос на поверхность, чтобы хоть немного дыхнуть воздуха.
   - С тобой хоть к древней магии, хоть в гарем воровать бриллиант, - повернулся ко мне Одинцов и поцеловал руку, которую так и не отпустил.
   - Так ты в гарем из-за меня пошел? - удивилась и села на кровати, забыв про свое убежище под покрывалом.
   - Конечно, разве я мог с ними отпустить? Они бы тебя или обменяли или просто там забыли, - кивнул на примолкших парней Одинцов. - Что притихли, был такой вариант?
   - Это был запасной вариант, - нехотя согласился Демон.
   - ЧТО?! - взлетела я над кроватью и, даже не успев сообразить, что делаю, собрала окружающую магию огня и стала им поливать парней.
   Они орали, вспоминали все холерные дни, пытались спрятаться, но я была неумолима. Моя цель была испепелить их до горстки пепла за такой запасной вариант. Потом мне как-то в тот момент, когда я перелетала в очередной раз с кровати на столик, неожиданно вспомнился красавец султан, и я замерла прямо в воздухе. Тихо опустилась на пол.
   - Нам нужно идти к султану, - повернулась к Одинцову, которой во всей это беготне болел за меня.
   - Зачем? - раздалось одновременно с трех сторон.
   - Он точно может найти молчаливого ювелира и, возможно, мы узнаем, зачем Аграши Кристине. - Уже совершенно успокоилась.
   Собственно говоря, не так уж и плохо, наверное, было быть в гареме. Красавчик султан маячил перед глазами, вот не скажу, что последнее место в ряду причин было желание еще раз увидеть владельца гарема.
   - Возможно, в этом есть смысл, - задумчиво произнес Одинцов.
   Парни потихоньку стали выползать из того укрытия, где застигла меня моя идея о султане. Почесывая ушибленные места, похлопывая по дымящейся одежде, и стараясь магией подправить покалеченные части тел.
   - Я туда не пойду, чего я там не видел, а на бриллианты и здесь насмотрелся, - Отказался сразу же Круз.
   - На жен султана, например, - вкрадчиво предложила Крузу.
   - Ну, это можно, в интересах дела, - с независимым видом согласился Круз.
   - Никто тебе жен там показывать не будет. Я думаю даже Риту нельзя с собой брать, - уже уверенно говорил Одинцов, видимо, прикидывая план разговора.
   - Не брать! Мы с Мирославом пойдем, - решительно произнес Демон.
   - Как это не брать? Это что еще за патриархат такой? - возмутилась тут же.
   - Рита, разговор предстоит серьезный, деловой. А на тебя султан только отвлекаться будет, - миролюбиво озвучил свою версию Одинцов.
   - Вот только не надо! У него такая Фериде есть, что я по сравнению с ней серая мышка. Могу в евнуха переодеться, - уже пошла на уступки я.
   - Рита, успокойся, ты не поедешь к султану, - мирно отрезал мне Одинцов.
   Вот, ведь какой вредина. Но меня так просто не остановишь. Мысль уже работала в нужном направлении. Мало ли я ректору подвохов подкладывала? Что я сейчас не справлюсь что ли? Интересно только где будет встреча, в каком месте.
   - А где думаете встречаться? - совершенно серьезно спросила Одинцова.
   Парни переглянулись. Конечно, то, что встретиться с султаном идея моя, о том, чтобы подумать о месте встрече тоже мне нужно было предложить?
   - Надо на нейтральной территории с ним разговаривать, - решительно произнес Демон.
   - Не уверен, что султан захочет с нами вообще общаться. Мы не официальные власти, а с посторонними никто откровенничать не будет, - с сомнением произнес Одинцов.
   - Нужно позвонить и предложить встретиться в номере гостиницы и сказать, что это по поводу Аграши, а там, в процессе разговора будет видно, - внесла свою лепту в разговор.
   - Разумно, - согласился со мной Одинцов.
   Звонил султану Одинцов, как самый сообразительный и вменяемый после последних событий. Встречу назначили в гостинице. Вопреки ожиданиям, султан довольно легко согласился на встречу, но предупредил, что будет не один, мы предположили, что с ювелиром.
   Парни суетились, собирали камни, старательно складывали их в спортивную сумку, помня о том, как легко порвался пакет в руках у Круза, когда я повисла на нем. Они, конечно, много чего еще про меня вспоминали, но меня уже не интересовал этот вопрос.
   У меня зрел план моего появления в гостинице. Место было известно, номер тоже был известен, его Одинцов заказал при мне, я старательно стояла рядом и не пропустила ни циферки., делая при этом совершенно не заинтересованный. Но после, когда все вышли из комнаты, в гостиницу перезвонила и проверила, какой именно номер заказал Одинцов. Все-таки несколько лет розыгрышей научили основательно готовиться.
   Демон с Одинцовым вылетели на такси заранее, чтобы отследить службу охраны султана. Круз вышел к своему сапрону и пропал на долго. Поглядев в окно, я увидела его горестно сидящем на скамеечке в медитативном состоянии. Может ему вид убитого сапрона помогает настроиться на космос? Ии он придумывал смертные казни для меня? А может прикидывал как сочетать их?
   Махнула рукой на задумчивого Круза, своих забот полно и вышла из квартиры, предварительно убедившись, что тети Клавы на лестнице нет. Тихонечко прошла за спиной Круза и побежала со всех ног к крылану. Тот спал в тенечке от пирамиды из ящиков, но при звуке моих шагов, тут же проснулся.
   - Крыланчик, миленький, они улетели, а меня с собой взять не захотели, поможешь, а? - подошла к нему и сунула куриную ножку.
   Тот довольно урлыкнул и взмахнул крыльями. Красавец! Я взобралась на него и мы полетели. И скажу я вам, летать на крылане это не то, что на сапроне, где ветер дует только в открытие окна.
   Во-первых, крылан летел так, как ему удобно, а не мне, во-вторых, даже при такой небольшой скорости, что была у него в полете ветер бил так в глаза, что почти ничего не видела. Мелькнула мысль: "Лучше бы такси взяла". Но таксисту как объяснить, что нужно подлететь к определенному окну в гостинице?
   В итоге, когда показалась высотка с гостиницей, я вздохнула с облегчением. Хотя здание было не в центре города, движение все же было интенсивное. Крылан лавировал между пролетающими сапронами, заставляя меня, то к шее его прижиматься, то к хвосту, болтая ногами в кроссовках в воздухе.
   Теперь осталось выявить нужное окно. Хорошо было бы запросить в лонге план гостиницы и нужного этажа, но я судорожно держалась за шею крылана, так что руки были заняты. Пришлось включать все серые вещества своего мозга. По идее нумерация идет по часовой стрелке, этаж посчитать можно, осталось выяснить с какого этажа начинать считать комнаты.
   Ориентиром служил центральный вход, от него двигаясь влево начала отсчет. Вот нужное окно, приземляемся на обширный балкон, слезаю с крылана, начинаю разминать затекшие ноги. Крылан, что удивительно, тоже. Шею поворачивает, выгибается. Вот чего наговаривает? И вовсе я не такая тяжелая! Ладно, обещаю сесть на диету ровно до следующей пиццы.
   Окно зашторено, охрана султана, наверное, постаралась. Тихонечко открываю дверь и прохожу между дверью и шторой. Нам же шумное вторжение ни к чему? Прислушалась. Тихо, это подозрительно, сопение какое-то. Султан считает количество бриллиантов? Нашла стык штор и сделала щелку, чтобы посмотреть.
   Шторы резко раздвинулись, и меня ослепил яркий свет.
   - Как вы можете?! - орало на меня не понятно что, которое я не могла разглядеть сквозь маску из бурого цвета на лице и из-за освещения позади головы, волосы которой были заплетены в косички, торчащие от всей головы. Я стояла с раскрытым ртом, таращась на такое чудо природы.
   - А вы кто? - пораженно произнесла я, не в силах идентифицировать особь не понятного пола.
   - Как это кто?! - подавилось холерными ругательствами особь.
   - И что вы тут делаете? - продолжала удивляться дальше.
   - Я тут живу, это мой номер, - недоуменно проинформировало чудо природы. - А вы собственно кто? И что тут делаете?
   Так, Рита, срочно включай эрудицию или обаяние, ну хоть что-то включай, хотя бы мозг!
   - Я тут мимо пролетала, ищу кое- кого, - начала неопределенно.
   - Судя по тому, что нет фотоаппарата, и ты не знаешь, кто я, искала не меня, - сделала правильный вывод чудо природы.
   - Да уж, такое сфоткать на память не помешало бы, - протянула я, рассматривая это в косичках. - Чтобы утром быстрей просыпаться. Увидел и вскочила от ужаса.
   - Я бы попросила бы! - строго пригрозили мне. Ага, похоже "это" женского пола.
   - А вы кто? - вежливо интересуюсь.
   - Не важно. Рассказывай, кого ты ищешь? - продолжала допытывать меня чудо в косичках.
   - Человека одного, - замялась я.
   - Мужа? - уточнило чудо.
   - Нет, что ты! - возразила этому предположению.
   - Жених? - допытывали меня дальше.
   - Ну да, - протянула неохотно, почти привыкла, что Одинцов меня невестой представлял.
   - Значит, жених, а ищешь его в гостинице. Что он тут делать собирался? - строгий допрос продолжался.
   - Встреча у него тут, а меня не взял! Представляешь? Я просилась, очень просилась, а не взял! - возмутилась несправедливости.
   - Изменяет! - вынесла вердикт чудная "она" в косичках.
   - Да ты что! Он с другом на встречу отправился вместе. - опровергла ее предположение.
   - Подумаешь, с другом! Так с другом тебе и изменяет! - утвердительно кивнула мне "она".
   - Да ну, - задумчиво произнесла я.
   - Вот те и ну! - "она" нисколько не сомневалась в своих словах.
   - Да нет же! Он нормальный и положительный, зачем ему с другом мне изменять? - озадачено воспросила у нее.
   - А такие положительные как раз на многое способны. - Она продолжала кивать головой в знак подтверждения своих слов.
   - Нет! Мирослав не такой! - решила я и тряхнула головой, скидывая морок из головы. Брр, светлые духи, оберите нас от такого. Хотя нужно будет уточнить у него, как бы между прочим.
   - Не такой! - недовольно попыхтело чудо природы, - А если не такой так значит с бабой с какой, и дружка с собой приволок, для компании, - снова озадачила меня "она".
   - Думаешь? - стала чесать тыковку.
   - А давай, мы их с поличными поймаем? - азартно предложило чудо.
   - Как это? - удивилась ей.
   - Ты знаешь, где они? - спросило чудо, активно снимая бурую маску с лица и распутывая свои косички. Хотя, на мой взгляд, лучше бы так оставила, если что можно было парней напугать, чтоб запомнили.
   - Номер 456523, - произнесла я, заворожено наблюдая, как чудо превращается в симпатичную девушку.
   - Так это на этом этаже! Здорово, даже охрану снимать не придется. Действуем так. Ты, а кстати, ты на чем прилетела? - повернулась девушка ко мне, уже почти на нормальную похожая.
   - На крылане, - созналась не очень уверенная в таких действиях.
   - Правда? Ой здорово, а у меня крылан-девочка тоже есть. Скучает несчастная без жениха. Может, познакомим? - загорелась новой идеей девушка.
   - Давай сначала с одним делом управимся, - осадила ее пыл.
   - Ты права. Значит ты летишь на крылане по кругу. А я в двери стучу, вроде как обслуга. Ты вваливаешь и кричишь: "Всем оставаться на своих местах! Это полиция!" - закричала она настолько натурально, что я напряглась.
   - К-какая полиция? - сглотнула в пересохшем горле.
   - Ой, мне так эта фраза нравится. Я бы сама полетела, но боюсь ты не сможешь мимо охраны пройти. Тебе мастерства обаять этих гоблинов в бронежилетах не хватит, - с сомнением покачала головой она.
   - Я уж лучше на крылане, только про полицию кричать не буду, - вспомнив, чем там Одинцов с Демоном собирались заниматься, не смотря на все инсинуации девушки с косичками.
   - Ну как знаешь, - пожала плечами красавица, быстро наносящая себе макияж, - фраза хорошая, эффектная, я бы не стала от нее отказываться. За нее при правильном исполнении можно Оскар получить.
   - Или по морде, - пробубнила себе под нос. Что-то мне эта затея уже совсем не нравилась, но отказываться уже, как оказалось, поздно.
   Развив бурную деятельность, девушка переоделась в форму обслуживающей горничной этого отеля. Причем вызвала она девушку с водой для себя, но чтобы она была с платьем ее размера. Что удивительно, администрация прислала по комплекции похожую горничную, а не послала просто постоялицу. Я лишь удивленно хлопала глазами на такую активность.
   Когда меня несколько раз проинструктировали, как найти нужное окно, дали пузырек с лаком для волос для поражения на месте соперницы и выпроводили на балкон, где ждал меня крылан, я была уже в одуревшем состоянии. Вскочила на крылана, тот отдохнувший взмахнул крыльями и пошел делать облет этажа. Оказалось, в прошлый раз я считала не в ту сторону. Теперь, снабженная подробнейшими инструкциями, я точно приземлилась на нужный балкон. Только после первого моего визита в номер, меня взяла оторопь. Я стояла там и как болванчик кланялась двери, за которой были опять же задернутые шторы. Мания какая-то. Ночь на улице, чего шторы задергивать.
   Тихо отворила дверь с балкона и прислушалась. Вот теперь туда попала, послышался голос Одинцова, потом что-то коротко сказал Демон. С перепугу не разобрала о чем речь шла. В это время раздался стук в дверь и голос моей недавней знакомой пропел:
   - Обслуживание в номера! - веселый такой, радуется она, видите ли.
   - Ты что-то заказывал? - тут же спросил Одинцов Демона.
   - Нет, - спокойно ответил Демон.
   - А вы? - снова вопрос, наверное, к султану, жаль, что не видно красавчика.
   - Ничего, - раздался мелодичный мужской баритон.
   - Охрану вдоль стен к дверям, я открою сам, - произнес решительно Одинцов и щелкнул затвор пистолета! Шаги мне сказали, что он направился к двери, я затаила дыхание.
   Звук открываемой двери.
   - Мы ничего не заказывали, - резко сообщил Одинцов.
   - А мне полотенца в ванной поменять надо, - спокойно пропела моя знакомая, - позвольте пройти.
   - Поменяете после, мы заняты, - отрезал ей Одинцов.
   - Мне некогда ждать, накройтесь простынками, а я пройду, - и звук явно открываемой двери дальше.
   - Нет, не пройдете! - судя по звукам, Одинцов выпихивал мою знакомую за дверь.
   Усиливающийся шум показал, что девушка настырно ломилась в номер. Послышались характерное лязганье металла, охрана передернула свои пистолеты.
   - Держи ее! - заорал Одинцов и дверь с громким "бах" об стену открылась.
   - Всем оставаться на своих местах! Это полиция! - заорала я и ввалилась в комнату.
   Присутствующие замерли на тех местах, где застиг их мой возглас. Охрана демонстративно задрала руки вверх, Демон замер в полуприседе, Одинцов лежал на полу рядом с дверью, а моя знакомая лежала сверху него, обхватив голыми ногами.
   - Мужчина, какой у вас большой ... пистолет, - воркующее произнесла чудо уже без косичек. Потом повернулась ко мне, - А ты, чего так долго?
   После этих слов в мою сторону повернулись все.
   - Рита, - выдохнули одновременно Демон и Одинцов.
   Лишь один султан смотрел на всю эту сцену с интересом.
   - А ты говорила, изменяет, - произнесла я первое, что в голову пришло.
   - А разве нет? - ткнула кистью руки в грудь Одинцову, сверху которого она сидела. - Или это не он?
   - Он, - призналась, - но это же ты на нем сидишь!
   - Подумаешь, если бы не я, была бы другая, - пожала плечами моя знакомая и стала вставать с Одинцова, продемонстрировав всем желающим дорогое кружевное белье под короткой юбкой форменной одежды горничной.
   - Рита, что ты здесь делаешь? И это кто? - спросил Одинцов.
   - Давайте знакомиться, - довольная протянула руку Одинцову моя знакомая, - Я Мила.
   - Мирослав, - автоматически протянул руку и представился Одинцов.
   - Мила, - очаровательно улыбаясь, протянула руку султану.
   - Салим, - представился султан и поцеловал ручку.
   - Ах, какой галантный кавалер. Вы женаты? - кокетливо состроила глазки Мила.
   - Причем не единожды, - буркнул недовольный Демон.
   - Бедненький. Так не повезло в браках? - продолжала хлопать ресничками Мила.
   - Очень счастлив до сих пор в каждом браке, - завлекательно улыбнулся ей султан.
   - Как это? - удивилась девушка.
   - Он султан, многоженец, - выдала с потрохами этого коварного соблазнителя.
   - Многоженец? - ресницы Милы порхали от удивления.
   - Да, я султан Факайри, но для вас просто Салим, - снова поцеловал ручку. Я облегченно выдохнула, что все мужское внимание султана было обращено на мою знакомую. Я бы точно под таким натиском не устояла.
   - Рита, что ты здесь делаешь? - раздался тихий голос Одинцова рядом со мной, даже не заметила, как он ко мне подошел, вся поглощенная этой сценой с султаном.
   - Мне же интересно было, а вы меня не взяли. Вот я ... - развела руками.
   - А это кто? - кивнул на Милу Одинцов.
   - Не знаю. Я в ее номер сначала попала. А она сказала, что ты меня с собой не взял, потому что мне изменяешь, - вот тут я уже не стала сдерживаться. - Ну, и где она?! - повернулась к Одинцову и поставила руки в боки.
   - Кто? - удивился Одинцов.
   - Вот только не надо строить из себя. Все я знаю про твои шашни! - строго стала выговаривать ему. - Мила, займемся обыском? - решительно произнесла я.
   - Давай, молодец! Правильный настрой всегда дает победу в итоге, - тут же поддержала моя знакомая и отвернулась от соблазнительного султана.
   - Ты с ванны, я со спальни, - распорядилась тут же я.
   Мы две девушки, жаждущие вывести на чистую воду всех мужиков вместе взятых и этих в конкретном случае, ринулись на обыск. Охрана опустила руки и с интересом смотрела на наши поиски. Мы же не ограничились поверхностным осмотром комнат. Отодвигали мебель, заглядывали под кровати, шкафы, методично обходя комнаты.
   - Хорошая работа, - похвалил нас один из охранников. Я даже возгордилась.
   - А что ищешь? - благодушно поинтересовался Одинцов.
   - Не что, а кого, - ответила ему, вылазия из очередного шкафа.
   - Так кого? - тут же согласился с моей версией вопроса.
   - С кем ты мне изменяешь, - решительно повернулась к нему.
   - Я изменяю? - удивился Одинцов.
   - Конечно! - подошла к нему.
   - Можешь не искать. Здесь никого нет, - попытался успокоить Одинцов возмущенную меня.
   - Так значит это правда? - ужаснулась тут же я.
   - Что правда? - насторожился Одинцов.
   - Ты мне изменяешь с Демоном, - залилась горючими слезами и села на кровать.
   - Рита, побойся вслух такое говорить! Я мужчинами не интересуюсь, - подсел ко мне Одинцов. - Мне нравятся только женщины.
   - Чтоооо? - тут же подскочила на ноги я. - Так здесь все-таки женщина? Где ты ее прячешь? - И чувствую, как магия вокруг меня начинает накапливаться и собираться в один поток у меня в руке.
   - Рита! Тише ты! Не бей! - крикнул Одинцов, но было уже поздно.
   Я окатила его огненной волной, спалив на нем одежду и практически все волосы на голове, кажется на груди тоже.
   - Женщина - огонь! - раздалось позади меня восхищенное.
   Я в ужасе смотрела на дело рук моей огненной магии.
   - Мира, родненький, ты как? - протянула к нему руки.
   - Рита, мне попить бы, - сглотнул Одинцов.
   - Я сейчас, - засуетилась тут же. - Где у вас тут вода? - грозно повернулась на охрану.
   Те врассыпную по сторонам, но рукой указали на графин, который стоял на столике. Подбежала, налила в стакан воды, звякая о край трясущимися руками, и метнулась обратно в комнату.
   - Рита, ты что ревнуешь? - после того, как выпил принесенную воду, спросил Одинцов.
   - Не-нет, с чего ты взял? - тут же открестилась я. - Но если я хоть что-то узнаю! - пригрозила ему.
   - Я понял, - остановил меня Одинцов.- Ты очень доходчиво все объяснила.
   - Ну что разобрались? - раздался веселый голос Милы, она вошла в комнату, посмотрела на Одинцова, - Бедненький, это кто ж тебя так? Она? - кивнула на меня. - Значит, крепко любит. А то, что ты лысенький стал, так это модно сейчас. Можешь корни покрасить в радикально оранжевый цвет и вообще сойдешь за попсового фаната, ко мне часто такие приходят за автографами. - Продолжала говорить Мила, собирая остатки обгоревшей одежды и складывая на коленях Одинцова.
   - А вы кто? - собрался с мыслями Мирослав.
   - Я же говорю, Мила. Неужели не признали? - удивилась девушка.
   - Мила Добровольская, - пояснил в полной тишине Демон.
   - Добровольская?! - поразилась и села на кровать обратно, от изумления открыв рот.
   Я не то чтобы далека от звездной жизни наших попсовых исполнителей, я вообще мало что о них знаю, но Мила Добровольская - это же мега светило всего шоу бизнеса и прочая, и прочая, и прочая.
   - Ну да, это я, - Мила светилась от счастья. - А вы чем тут занимаетесь? Нелегальная продаж бриллиантов?
   - Почему вы так решили? - Вежливо спросил Одинцов, видимо еще не совсем пришедший в себя, если до сих пор не осознал, что сидит в одних обгорелых трусах.
   - Женщин у вас тут нет, значит, разврат отпадает. Наркотиков тоже нет, запаха не чувствуется, а здесь плохая вентиляция и окна у вас закрыты. - Мужчины стали переглядываться. - Ну что вы так смотрите? У вас куча бриллиантов на столике лежит. Хоть бы тарелочкой прикрыли.
   Одинцов с Демоном быстро направились в комнату со столиком, на котором лежали наши многострадальные Аграши.
   - Мирослав, ты хоть халат накинь, - крикнула ему вслед. Потом махнула рукой и вынесла из ванной гостиничный белый халат, накинула подкопченному Одинцову на плечи.
   Мила сидела в кресле и, взяв в руки один из камней разглядывала его на свет. Потом положила, взяла второй, потом следующий.
   - Так, интересно. Подделки пытаетесь втюхать лопухам, - скорее утвердительно произнесла Мила.
   - Нет, не пытаемся, - сердито отобрал у нее очередной бриллиант Демон.
   - Вам, что ли всучили? - вежливо поинтересовалась Мила.
   - Пытаемся определить какой из них настоящий, - ответила за всех присутствующих я. Очень меня заинтересовало, как она сходу так быстро подделки определила.
   - Я могу вам сказать, - предложила она свои услуги.
   - Вот смотрите. Если через ограненные бриллиант смотреть на свет, то будет видна только светящаяся точка в камне. Потому что весь свет, входящий через коронку, полностью отражается от его задних граней, как множества зеркал. - Уверенно сказала Мила.
   Мужчины молча смотрели на нее и пытались переварить услышанное.
   - Еще можно поместить бриллиант под ультрафиолетовые или кварцевые лучи, настоящий будет светиться желтоватым, зеленоватым или голубоватым цветом. На дискотеках это очень хорошо заметно. А вот если будут другие цвета или наоборот вообще не будет никакого цвета, это значит, будет подделка. - Легко объясняла Мила, как будто прописные истины школьникам.
   - И ты вот так запросто можешь сказать какие здесь подделки? - заинтересовалась ее информацией.
   - На вскидку могу. Но если хотите, я своего Шурика позову. Он профи, быстро с оборудованием приедет, - легко перекладывала камешки на столе Мила.
   - А кто такой Шурик? - Спросил Одинцов.
   - Мой ювелир. Я у него настолько постоянный клиент, что он срывается ко мне в любе время. - Качала ногой довольная Мила. - Слушайте, ребят, а вы кто? Я думала, что в шоу бизнесе весело, а тут смотрю гораздо веселее. Рита вон на крылане летает, вы тут фальшивые бриллианты сортируете.
   - С бриллиантами у нас так получилось, - замялась я. - С крыланом тоже.
   - Крылан твой? - полюбопытствовала Мила.
   - Получается мой, - вздохнула я.
   - Они же страшно дорогие. Или он к тебе случайно попал? - женское любопытство не задушишь, не убьешь.
   - Случайно, - вздохнула, - А потом привязалась к нему.
   - Это, да. Они такая прелесть, привязываешься к ним страшно. - Улыбаясь, согласилась со мной Мила. - Так что с моей девочкой сведем?
   - Конечно, - тут же согласилась я.
   - Так, девочки, стойте. О крыланах потом. Давайте с бриллиантами разбираться. Мила, посмотрите, пожалуйста, сами камни, - Одинцов сама вежливость.
   Мила с азартом принялась за камни. Рассматривала каждый на свет, после чего методично переложила их все из одной кучки в другую.
   - Здесь нет настоящих, - вынесла вердикт Мила.
   - Мирослав, а мы свои не показывали, - стала доставать артефакт из кармана брюк.
   - Эти тоже не настоящие, - твердо произнесла Мила.
   - Дома мы все осмотрели, - задумчиво произнес Одинцов.
   - Ребенок! - воскликнули мы оба одновременно и подскочили.
   - Рита, ты беременная? И не побоялась на крылане летать? - тут же спросила меня Мила.
   - Нет-нет-нет, - затрясла отрицательно головой. - Мирослав надо утром звонить бабушке и узнать, что это был за ребенок. Только тот один камень ушел из дома, мы же думали, что настоящий в коробочке.
   В коридоре раздалась возня и противный высокий мужской голос заверещал:
   - Добровольская! Я вам говорю Мила Добровольская! Откройте!
   В ответ ему тяжелый мужской голос: "Бу-бу-бу-бу-бу-бу".
   - Я в суд подам! - взвизглул тот же голос, - Твои внуки мне будут выплачивать сумму компенсации!
   - Ой, это за мной, - сникла Мила, - мой продюсер. Кстати честный человек, кажется. Пойду я, а то он опять головой дверь пробьет.
   - Он что такой сильный? - удивилась, потому что визгливый голосок никак не мог принадлежать сильному мужчине.
   - Да что ты Кузя мелкий. Но вот почему то его головой старательно в двери втыкают. Жалко парня. - Мила протянула руку по очереди Одинцову, Демону и султану, - А с вами, Салим, мы еще встретимся, обещаю. - Кокетливо взмахнула ресничками и ушла к двери, оставив оторопевшего султана в кресле.
   - Вот это женщина! - восхищенно проговорил отходящий от очарования Милы, султан.
   - Да уж, много о ней пишут. Но в жизни она еще более взбалмошней. - Сказал недовольный Демон.
   - Что ты на нее наговариваешь? Нормальная девчонка, - заступилась за Милу.
   - Нормальная? Вот скажи мне, кто еще мог бы пройти по коридору мимо охраны из десяти человек и ворваться в номер? - спросил Демон.
   - Рита, - мягко улыбнулся Одинцов.
   - Да уж, Рита и не такое может, - тут же согласился Демон.
   - Ну что вы все время на меня наговариваете! - возмутилась я.
   - А это? - показал на свою подпаленную голову Одинцов.
   - Ну это ... это вообще за дело было. Ты меня с собой не взял, что я должна была подумать? - обиделась на его инсинуации.
   - Хотя бы то, что я беспокоюсь о тебе, - выдвинул версию Одинцов.
   - Я уже взрослая, - надула губки на него и руки обижено на груди сложила.
   - Интересно, а я думал, только у меня жены дуются, - с любопытством разглядывал нашу перепалку султан.
   - Я ему не жена! - мы, их сиятельство в обиде!
   - Будешь! - пригрозил мне Одинцов.
   - Не буду! - и показала ему язык.
   - Слушайте, Мирослав, не женитесь на ней. Я вам, как мужчина с опытом, советую. - Улыбаясь нам, сказал султан.
   - Что? - возмутилась тут же. - Как это не женитесь?
   - А зачем ему такая жена? - миролюбиво продолжал султан.
   - Это чем я плохая жена? - начала закипать.
   - Вот видите? Ни в коем случае нельзя брать ее в жены, - повернулся султан к Одинцову.
   - А знаете, вы правы. - Улыбнулся Одинцов. - Я ее уговариваю все время, она не хочет. Рита, ты же не хочешь?
   Я обижено молчала, чем подлила масла в их жаркий разговор обсуждения жен.
   - Вот видите? Не нужна такая жена. Замуж не хочет, - продолжал султан. - Да она вас даже не любит!
   - Люблю! - возмутила такая напраслина.
   - И замуж пойдешь? - вкрадчиво спросил Одинцов.
   - Пойду, - буркнула ему.
   - Смотри! - пригрозил Одинцов. - У меня вон сколько свидетелей. Ты обещала.
   Я угрюмо посмотрела на него.
   - Что-то не нравится мне ее взгляд,- подозрительно произнес Одинцов. - Сейчас мы сделаем вот что.
   Я с ужасом увидела, как Одинцов поднялся, развел руки в стороны, и в его ладони потекла магия, причем зеленая! "Все мне конец!" - Успела подумать и меня накрыло изумрудное облако. Это было магическое закрепление моего обещания. Такое приходилось испытывать однажды от Одинцова в АОМ. И ведь придется выполнить данное обещание выйти замуж. Хорошо хоть ничего другого не обещала, не разводиться там или десяток детишек родить.
   - Ну, ты попала, - посочувствовал Демон.
   - Холерные дни, Демон все из-за тебя! - швырнула в него один из камней, - Вот спрашивается, чего тебе не жилось спокойно? Чего ты ко мне приехал? Сидела в своей деревне, лечила коз от поноса и горя не знала, кроме скуки. Так нет, явился на мою голову. Табакерку разнесла, Аграши этот холерный у султана украла! - орала на всю комнату, отбиваясь от Одинцова, который пытался заставить меня замолчать. В итоге ему удалось закрыть мне рот рукой.
   - Это были вы? - удивился султан и внимательно оглядел меня. - Вы как то по другому выглядели.
   - Рита! - простонал Демон. - Отпусти ее, все равно уже все сказала. - Махнул рукой.
   - Интересно, и зачем вам понадобилось красть Аграши? - с задумчивым любопытством произнес султан.
   - Вот он, - показала на Демона, - жениться захотел. А Кристиночке, видите ли Аграши понадобился.
   - Кристина? Она все не успокоится? Сначала купить его предлагала, потом замуж выйти хотела, теперь, значит, вас послала, чтобы вы украли. - Покачал головой султан.
   - А зачем ей этот Аграши? Он хоть и артефакт, но слабенький, - поинтересовалась у султана.
   - Кристина маг, слабый не классический, но маг. Ей способности от бабки передались, моей Авроре не досталось никакого дара, зато характер добрый. - Улыбнулся султан.
   - А еще грудь пятого размера, - буркнула ему.
   - Это тоже, хотя для меня не главное, - согласно кивнул султан, - так вот Кристина своей внешностью и не большими приворотами многих мужчин себе подчинила. А тут она случайно узнает, что свадебный артефакт Аграши может объединять ауры и тогда она получит доступ к резерву мужа-мага.
   - Но ведь этот магический вампиризм закончится смертью супруга, - сказал Одинцов.
   - Этого я не скажу, не знаю. Но загорелась Кристина этой идеей. А мне Аграши достался от отца, бриллиант охранят семью от раздоров, склок и скандалов. Когда много женщин, ссоры и взаимные претензии будут обязательно. Вот Аграши прекрасно справлялся со своей задачей. - Поведал нам Султан. - Так что сами понимаете, никак ей не мог отдать бриллиант.
   Демон в глубокой задумчивости сидел, глядя на зашторенное окно. Его можно было понять, узнать о том, что твоей магией собирались воспользоваться.
   - Демон, - подошла к нему и прижала его голову к себе, он обнял меня руками, и я скорее почувствовала, чем услышала его судорожный вздох.
   - И Вы позволяете своей невесте обнимать других мужчин? - насмешливо спросил султан.
   - Рита, отойди от него, - строго произнес Одинцов.
   - И не подумаю, - упрямо произнесла и почувствовала, как Демон благодарно прижал меня крепче.
   - Рита, ты моя невеста и не стоит обнимать Демона, - голос Одинцова все больше становился похож на прежний ректорский.
   - Я не твоя невеста, - повернулась на него и хитро улыбнулась.
   - Ты только что обещала выйти за меня замуж, - возмутился Одинцов.
   - Я обещала выйти замуж, но не сказала за кого. - Это была моя маленькая месть.
   - Холерные дни! - прошипел сквозь зубы Одинцов.
   Я почувствовала, как Демон тихо посмеивается, уткнувшись мне в живот. Слегка его шлепнула, чтобы не выдал меня.
   - Рита, так значит, ты свободна? - спросил спокойным тоном Демон, отсмеявшись мне в одежду.
   - Конечно, - тут же подыграла ему.
   - Ты выйдешь за меня замуж? - так совершенно серьезно спросил мой напарник в розыгрыше.
   - А почему нет? Я же обещала выйти замуж, а ты не такая уж плохая кандидатура, - повернулась на Одинцова и увидела, как он зеленеет на глазах. И это была не магия, а раскраска лица.
   - Рита, а за меня замуж выйдешь? - хитро улыбнувшись, спросил султан. Ух, какое изобилие в женихах!
   - За вас, пожалуй, тоже можно, - согласно кивнула ему. - Вы очень привлекательный мужчина.
   Веселый этот султан, наверное, можно было у него в гареме прижиться. Зеленый Одинцов в белом халате, подпаленный налысо, меня впечатлил. И этот человек учил меня уму разуму в АОМ? Почувствовав мой взгляд, Одинцов провел ладонью по лысой голове.
   - Ничего, до свадьбы отрастет, - утешила я его.
   - С тобой? - тут же быстро спросил Одинцов.
   - И ты туда же? Ну что мне теперь за вас всех троих замуж выходить? - улыбнулась ему.
   - Придется, - усмехнулся он.
   - За всех сразу или по очереди? - решила внести ясность.
   - А если за всех сразу, то гарем будет доступен? - продолжал прикалываться Демон.
   - Нет! Я очень ревнивый султан, мне самому мало, - тоже на полном серьезе сказал Салим.
   - Я тоже ревнивый! - не выдержал наших издевательств Одинцов, вскочил с кресла, схватил меня за руку и поволок на выход.
   Я повернулась к хохочущим мужчинам в креслах и послала каждому воздушный поцелуй. Новый взрыв хохота заставил Одинцова выбежать быстрее из номера. Мы мчались к лифту, потом из него, сели в такси и даже по лестнице в квартиру Одинцов продолжал держать меня за руку и тащил за собой на крейсерской скорости.
   Ворвавшись в квартиру, Одинцов первым делом запечатал все двери и окна своей охранкой, которая реагировала только на него, так что при всем желании взломать у меня не получилось бы. Впрочем, я не особо и собиралась. Интересно же, что он задумал.
   Одинцов скинул халат и как был в обожженных лохмотьях ушел в ванну. От туда раздался полупридушенный возглас про холеру. Наверное, прическу свою осматривал.
   Вышел из спальни весь такой начищенный, наблищенный, накрахмаленный. Даже рубашку белую одел, ни следа от копоти не осталось. Я с удовольствием смотрела на его серьезное лицо, покачивая ножкой, нисколько не ожидая подвоха с его стороны.
   - Рита, ты обещала выйти замуж. Правильно? - серьезно заговорил Одинцов.
   - Правильно, - согласилась с ним.
   - Мы с тобой не уточнили, что за меня. Это ты правильно подметила. Я задам тебе еще раз вопрос: Рита, ты выйдешь за меня замуж? - Вот что-то мне не понравилось в его взгляде и это заставило помедлить с ответом. Что за засаду он придумал?
   - А что будет, если я сейчас откажусь? - робко поинтересовалась у него.
   - А ты хочешь отказаться? - уточнил Одинцов.
   - Не очень, - неуверенно произнесла.
   - Рита, ты вообще собиралась выходить замуж? - суровый ректорский тон, сидевший у меня в подкорках, заставил меня встать с места и честно ответить.
   - Собиралась, но не за вас, - сказала и сама обмерла от того что сказала.
   - Рита, - всплеснул руками Одинцов.- А за кого собиралась? За Демона?
   - Мирослав, а ты что меня ревнуешь? - задала ему его же вопрос.
   - Рита, я тебя не просто ревную. Я тебя предупреждаю, если я хоть что-то узнаю, ты такой прической не отделаешься, - Показал рукой на свою голову Одинцов.
   - А что? На крыланчика стал чем-то похож - веселилась дальше.
   - Весело, да? - устало сел на диван Одинцов.
   - Я готов хоть сейчас жениться, бабушка твоя мою кандидатуру одобрила, да вся твоя родня за меня готова выйти. Одна ты сопротивляешься! Ну почему? - Спросил он даже с обидой какой-то.
   - Ну не могу. Понимаешь, когда таким тоном со мной говоришь, я сразу же себя студенткой чувствую, а как ректора боюсь тебя до паники. - Чуть виновато оправдывалась.
   Он подошел ко мне, присел рядом на пол, взял мои руки в свои и стал нежно целовать, перебирая каждый пальчик.
   - А так страшно? - грустно улыбнувшись, посмотрел мне в глаза.
   - Нет, - улыбнулась ему, - так хорошо и спокойно. И от тебя пахнет лесом.
   - Цветочек мой, хочешь, я пообещаю, что всегда буду с тобой нежным? - поцелуи не прекращались, он перебирался выше от кистей рук.
   - А магией обещание закрепишь? - пошутила я.
   - Обязательно, - встал на ноги Одинцов, взял на руки и поцеловал.
   А мне уже не нужны были никакие обещания. Его нежные губы говорили и обещали гораздо больше, чем слова, его прикосновениям верилось сильнее, чем обещаниям.
   Одинцов отнес меня на кровать не прекращая целовать. Как только коснулась спиной кровати, тут же моя магия вынырнула и довольно улыбнулась. Мой огонек позвала магию Одинцова. Они встретились и слились вместе, танцуя прекрасный и невероятный танец огня, который охватил нас с Одинцовым. Наши тела как будто горели изнутри, мы чувствовали друг друга, будто были единым целым, как наши магии в общем пламени. И мы горели в нем. Отдаваясь полностью душой, телом и магией друг другу. Мы переплетались, стараясь еще теснее быть друг другу, смешивая свои дыхания, двигаясь на встречу, отдаляться на миг, чтобы вновь быть вместе. Этот танец пламени в нас и наших тел был такой же древний как наша магия и как сама любовь.
   Острые ощущения нарастали, не давая нам остановиться и замереть ни на миг. Ощущение единства, наслаждения и жажды друг другом, все это нарастало во мне, в нем. Я чувствовала каждое его движение, как вибрирует все его тело от страсти.
   - Мира, - успела прошептать я.
   - Рита, - эхом отозвался он.
   И мир взорвался новой вселенной, унося мое сознание и оставив только наслаждение от близости с ним.
   Я уснула у него на плече довольная и любимая. За последние несколько суматошных дней, мой сон ничего не нарушило. Меня обнимали руки сильного и любимого мужчины, слышалось его дыхание и стук сердца. Я чувствовала запах его кожи и запах магии, они так замечательно сливались.
   "Все, решено, выйду за него замуж" - это была первая мысль, которая пробудилась в моем мозгу. Откуда взялась такая решимость, мне было не понятно. Но за эти несколько дней я так привыкла на него полагаться и доверять Одинцову, что не представляла никого другого рядом с собой. Демон уплыл в даль дальнюю, как далекое воспоминание.
   Открыла глаза и рассматривала лицо спящего рядом со мной мужчины. Лицо светлое, нос прямой, губы такие нежные и требовательные одновременно. Волосы, ну они отрастут когда-нибудь, плешивым ходить не будет.
   Осторожненько встала и пошла на кухню, радовать кофеем своего любимого. Уж сколько раз он варил для меня, могу и сама его порадовать с утра.
   Включила музыку жизнеутверждающую и, выписывая танцевальные па, с удовольствием ожидала готовности кофе. Красивая темно кремовая шапочка поднялась над туркой, выключила плиту и разлила по чашкам. Нарезала сыр, уложила красиво в тарелочку и направилась с крохотным подносиком, выставив на нем две чашки с кофеем и тарелочку с сыром, в спальню.
   Тихонечко открыла двери и зашла в спальню. Одинцов мирно спал, заложив одну руку за голову. Поставила поднос на столик и наклонилась к нему.
   Вот чем можно порадовать любимого утром? Правильно, принести ему кофе в постель. Взялась за ручку чашечки, потому что напиток был очень горячим, фарфор пальцы обжигал, и поднесла кровати. Одинцов спит, никакой реакции на завлекательный аромат кофе! Помахала кистью руки в его сторону, гоня аромат в его сторону. Спит! Я подула в его сторону, ничего. Подула сильнее, спит! Тогда наклоняюсь и подношу прямо к его носу, пусть дыхнет, что я, зря старалась что ли? И в этот момент, вскидывает руку, что спокойно только что лежала на кровати и бьет по чашке. Она переворачивается, и горячий напиток выливается на обнаженную грудь Одинцова.
   - ААААА! - заорал Одинцов, и красный след от ожога стал проступать все сильнее.
   - Мир! Ты чего руками машешь? Я тебе кофе в постель принесла! - возмутилась его действиями. Я же старалась, а он все себе в постель вылил.
   - Рита, ожог, - постепенно приходил в себя Одинцов.
   - Давай, полечу, - присела к нему и провела ладонь над грудью Мирослава.
   Диагностика подтвердила, ожог, собрала магию воды вокруг и медленно, остужая ее до льда, провела еще раз над ошпаренной кожей. Краснота постепенно сходила, согласно моим движениям руки.
   - Вот и все, - спокойно сказала ему, встряхивая кистью и убирая остатки магии с ладони и распыляя ее вокруг чистой силой.
   - А что это было? - уже совсем проснувшийся спросил Одинцов.
   - Что, что. Кофе тебе сделала и хотела в постель подать. А ты зачем-то рукой махнул и вылил все мои старания, - бурчала недовольная.
   - Мне сквозь сон почудилось, что что-то приближается, я вскинул руку на рефлексе чтобы защититься, - уже оправдывался Одинцов.
   - Кофе будешь? - встала и пошла за второй чашкой.
   - Буду, - с удовольствием принял из моих рук чашечку Одинцов.
   Я присела рядом. Ну и пусть, что все разлилось и я без кофе осталась. Потом еще сварю. Было приятно видеть улыбающегося Мирослава.
   - Ты пила кофе? - передал мне пустую чашечку Одинцов.
   - Не успела, - помотала головой.
   - Тогда давай я сварю, а ты мне расскажешь, почему вскочила раньше меня и стала кофе варить, - встал с мокрой постели Одинцов.
   Мы с ним пробурчали бытовое заклинание по очистке ткани, убрали остатки кофе с постели и направились на кухню.
   - Так что заставило тебя вскочить раньше меня и варить кофе? - уже весело проговорил Одинцов, не сводя взгляда с турки.
   - Чего, чего, замуж за тебя собралась, - буркнула ему.
   - Рита, - обернулся ко мне, и кофе весело побежал по чистой плите, отмытой моими родственницами.
   - Кофе! - подскочила и выключила комфорку.
   - Рита, ты мне делаешь предложение? - на полном серьезе спросил Одинцов.
   - Ну да, делаю, - согласилась, бегая вокруг плиты с посудной тряпочкой, не особо вслушиваясь в вопрос.
   - Я согласен! - торжественно произнес Одинцов.
   - На что согласен? - поддерживала разговор, не слушая его и бегая по трассе плита - раковина, держа в руках в виде эстафетной палочки посудную тряпочку.
   - На все! С тобой я на все согласен. Даже если скажешь, что нужно украсть гарем у султана, я пойду с тобой, - опять серьезный тон в итоге насторожил меня.
   - А тебе зачем? - подозрительно повернулась к нему.
   - Что зачем? - перепросил Одинцов.
   - Гарем тебе зачем? - и стала оглядываться в поисках чего потяжелее в руку, так для равновесия баланса.
   Взгляд упал на сковороду, которая совершенно мытая, стояла на плите и явно на что-то намекала. Протянула руку в ее направлении и ручка сама прыгнула в ладонь.
   - Рита! Я образно сказал про гарем. Гарем мне не нужен! - последнюю фразу Одинцов выкрикнул громко, быстро отскакивая к дверям.
   - Тогда, на что согласен? - грозно подступала к нему, не выпуская увесистого аргумента из рук.
   - На все, что скажешь, - косился Одинцов на мое оружие массового поражения.
   Отвратительно запиликал мой лонг, надо мелодию поменять, а то от это плакать сразу хочется.
   - Да! - резко сказала я, не спуская глаз с Одинцова.
   - Риточка, здравствуй, а почему со сковородой? И где твой жених? - услышала голос единственно близко родственницы.
   - Надежда Андреевна, я здесь, - подал Одинцов, - я просто боюсь близко подходить к Рите. Она очень решительно настроена.
   - Что ж вы такого натворили? - удивилась бабушка.
   - Я согласился на ней жениться, - прояснил ситуацию Одинцов.
   - Вы же вроде давно этот вопрос решили, - подозрительно поинтересовалась бабуля.
   - Я-то давно решился, а вот Рита только сегодня, - кричал ей из другого угла комнаты Одинцов, прикрываясь креслом.
   - А сковородка почему у нее? - бабуля умеет ставить все по своим места.
   - Это мы кофе готовили, - угрюмо сообщила ей и убрала свое оружие.
   - Рита, Рита, - покачала головой бабушка. - Тебе срочно надо замуж, может, хоть тогда ты запомнишь, что кофе варится в турочке, а не в сковородке.
   - Надежда Андреевна, а еще нам бы деток завести, - заговорил Одинцов, не выходя из укрытия.
   - Вот это мужчина! Вот это я понимаю! Правильные слова говорит. Потому что ...
   - Женщина без детей - это не женщина, - проговорила вместо нее уже так изрядно поднадоевшую фразу.
   - Вот! - и подняла палец моя бабушка.
   - Так Надежда Андреевна, я вот что подумал, у нас в гостях столько детей было, а может, нам с Ритой съездить в гости, на деток посмотреть. Вот, например, был очаровательный малыш, мы ему одну из наших экспериментальных стекляшек подарили. Помните? - Вот теперь до меня стало доходить к чему ведет Одинцов. Бабушка кивнула. - А чей это ребенок был?
   - Рита, ты разве не узнала двоюрдную сестру жены дядя Коли? - удивилась моей неосведомленности бабушка.
   - Так вы их хорошо знаете! - обрадовался Одинцов. - Вы бы у них спросили, можем сегодня к ним подъехать?
   Одинцов осмелел, видя, что я уже в теме его задумки, подошел ко мне и ласково забрал у меня сковороду из руки.
   - А чего спрашивать? Они на соседней улице от меня живут, приезжайте, Галочка она всегда с малышом дома, в крайнем случае, на улице во дворе будет. - Обрадовалась бабушка.
   - К вам мы тоже зайдем. Можно? - Одинцов сама вежливость.
   - Можно, сынок, - прослезилась бабушка, потом попрощалась и отключилась.
   - Рита, кофе будешь? - обнял меня Одинцов и поцеловал в макушку.
   - Буду.
   - Надеюсь, третья попытка будет более успешной, - улыбнулся Одинцов.
   Наконец-то я вдыхала аромат кофе из своей чашки, ничего не предвещало, что с ней может что-то случиться.
   - К бабушке заедем потом, когда бриллиант заберем. - Советовала Одинцову, - Иначе она засадит нас за стол, и мы не скоро из-за него выберемся.
   - Хорошо. А ты эту Галочку знаешь? - Одинцов сидел напротив и пил чай, составляя мне компанию.
   - Я дядю Колю знаю. Только он твой ровесник, так что дядя это чисто формально по родственникам. А Галочку мы же с тобой видели, угадаем, думаю, - беззаботно предположила я.
  
   Приземлились на такси в районе нашей улицы.
   - И какая именно соседняя улица нам нужна? - спросил Одинцов, потому что две улицы были параллельны бабушкиной, которая как раз была посередине.
   - Вроде дядя Коля там живет, - не слишком уверено произнесла и махнула рукой.
   - Можно с этой начать. Тут всего-то две улицы обойти. А дом помнишь? - Интересовался Одинцов.
   - Когда увижу, сразу узнаю. Там во дворе такая характерная фигура стоит. Ты тоже мимо не сможешь пройти, - начала тихо хихикать.
   Когда подошли к этой, как я назвала "фигуре", Одинцов замер потрясенно. Более нелепого памятника скульптурному творчеству я еще не видела. Изначально, наверное, задумывалась композиция три богатыря или Змей Горыныч, потому что присутствовали три отростка, напоминающие шеи, на одной была голова. Потом было четыре слоноподобные ноги, один круп и три куцых хвостика.
   Статуя эта была отполирована детскими попами до глянцевого блеска. Невероятно, но факт, по ней было очень удобно лазить, проявляя чудеса акробатики. Наверное, только за это Змея Горыныча до сих пор не демонтировали.
   - Мимо такого не пройдешь, - согласился с моей характеристикой Одинцов.
   - Ну что, детей на площадке много. Какой из них нужен нам? - решила подойти с научным подходом.
   - Наш слишком маленький, чтобы гулять самостоятельно. Ищем нашу Галочку, - Одинцов стал рассматривать молодых и не очень женщин на площадке, напрочь игнорировав мужчин.
   - Галочки здесь нет. А вот дядю Колю я вижу, - радостно сообщила Одинцову.
   Мужчина, скрючившись, на железной ножке от скамейки, скрюченной в несколько раз по своей оси, с несчастным видом пытался одновременно заглянуть в газету и не допустить поедания песка до боли знакомым карапузом.
   - Это дядя Коля? - удивился Одинцов.
   - Ага, я же говорила он тебе ровесник, - весело подтвердила я и быстренько пошла здороваться с дальним родственником. Он мне приходился, если не ошибаюсь троюродным дядей. Но когда были детьми не раз снимал меня с одной из шей Змея Горыныча, все-таки взрослый, на десять лет старше.
   - Дядя Коля! - радостно хлопнула родственника по плечу.
   - Ой, Ритка! - охнул дядя и перекосился на бок. - Ты чего творишь? - повернулся ко мне.
   - Это что? - показала на гипс на руке.
   - Это, Рит, меня мой сынок ухайдокал, - кивнул на довольного карапуза.
   - Как это? - поразилась настолько я, что даже забыла представить Одинцова.
   - Тимошка полез за игрушкой на полке, подставил стульчик, а сам не достает, стал подтягивать и шкаф с игрушками на него наклонился. Я грохот падающих машинок услышал и забежал в комнату. Вижу, Тимошка висит, ухватившись пальчиками за полку, и все равно старается дотянуться до ежика. Подскакиваю, пытаюсь оторвать орущего возмущенными криками ребенка от шкафа, но он не отпускает полку. В итоге Тимошку в сторону успел откинуть, а у самого рука попала под полку, перелом. Да еще Галочка на меня накричала, что Тимошечку резко откинул в сторону. Ох, Рит, дети - это одно сплошное попадалово, - Горестно закончил Коля и стал вытряхивать песок сначала из Тимошкиной кофты с капюшоном, а потом из своих сандалий.
   Во время этих процедур Тимошка махнул совочком с песком, высыпал почти все себе на голову. Коля стал отряхивать волосы, сдувая. Я поняла, что этот бесконечный катаклизм не закончиться и решила подойти к главному.
   - Дядя Коля, - начала я.
   - Рит, вот какой я тебе дядя? - обернулся ко мне родственник, тем самым отвел глаза от своего карапуза, и это было его ошибкой. Тимошка воспользовался коротким моментом и стукнул папочку своего железной машинкой по ноге, причем совершенно случайно.
   - Коля, - решила свести к минимуму церемонии. - Когда Галочка с Тимошкой были у нас в гостях, они забрали камешек такой блестящий, на бриллиант похожий.
   - Так вот он откуда взялся! - воскликнул Коля.
   - Так ты его видел? - обрадовалась я.
   - Не только видел, я его изо рта Тимошки вытаскивал, когда он им подавится. - Согласно кивнул Коля. Я уже не знала, кого сильнее жалеть в этой ситуации.
   - А сейчас этот камушек где? - задала основной вопрос.
   - Не знаю, - искренне ответил родственник.
   - Холерные дни! - проворчала я.
   - Что так сильно нужен? - снова повернулся к нам Коля. И Одинцов успел поймать совочек с песком, который прицельно летел в голову Тимошки.
   - Нужен, очень, - Подтвердила я.
   - Ну попробую. - Тяжело вздохнул Коля. - Тимоша, а куда ты камушек блестящий дел. - И руками показал для наглядности.
   - Тетя пахая, - повернулся на меня Тимошка.
   - Это когда я у него остальные забрала камушки, - перевела расстроенному отцу.
   - Но ведь тебе тетя дала блестящий камушек. Ты его куда дел? - собрался с силами Коля.
   - Игал, - ответил ребенок.
   - А сейчас он где? - терпению папы можно было позавидовать.
   - Меняся, - ответил ребенок.
   - С кем? - не отставал папа.
   - Сасик бибику дал, - если бы я еще понимала, о чем говорит этот карапуз.
   - Со Стасиком на машинку поменялся, - перевел Коля.
   - А кто этот Стасик? - это уже Одинцов.
   - Да вон он, - махнул рукой Коля на мальчишку лет восьми, который с гордым видом всматривался вдаль, как капитан дальнего плавания, сидя на шее Змея Грыныча.
   Мы попрощались и отправились опрашивать Стасика. Постояли немного рядом со скульптурой, которая поражала своими размерами вблизи и послушали разговоры мальчишек. Оказывается они играли в войнушку и Стасик был у них дозорным, который должен был наблюдать за прибытием вражеского десанта. С такого поста дозорного не так просто было снять. Разглядывая в раздумье мальчишку на шее Змея Горыныча, мы не заметили, что нас в свою очередь тоже рассматривают.
   Мальчишка лет семи обходил нас вокруг и внимательно рассматривал. Первым на него обратил внимания Одинцов, толкнул меня в бок.
   - Здравствуй, мальчик, - вежливо проговорил Одинцов. Мальчишка прищурился, но не ответил.
   - Мирослав, его учили с незнакомыми не разговаривать. Правильно? - обратилась с последним вопросом непосредственно к мальчишке.
   - Правильно, - авторитетно кивнул головой.
   - Может быть, тогда познакомимся? - резонно предложил Одинцов. - Меня зовут Мирослав, это Рита, моя невеста.
   - Владимир, - солидно протянул руку восьмилетний мальчуган.
   - Владимир, а ты Стаса можешь позвать? - спросил Одинцов.
   - Вы знаете Стаса? - тут же уточнил серьезный человек.
   - Нам с ним по делу поговорить нужно, - ушел от ответа Одинцов.
   - Ну, тогда ждите, скоро его время закончится. - Проинформировал нас Владимир.
   Стас действительно вскоре слез со своего поста и подошел к нашему уже знакомому. Парни пошептались, стреляя глазами в нас, потом подошли.
   - Вот Стас, вы что хотели? - сказал Владимир, в то время как нужный нам мальчишка молчал и во все глаза смотрел на нас.
   - Стас, мы хотели поговорить. - Начал Одинцов. - Ты с маленьким Тимофеем поменялся машинкой на блестящий камушек. Так вот этот камушек наш экспериментальный и он нам нужен.
   Мальчишки молчали.
   - Давай я заберу у Тимошки твою машинку, и ты вернешь нам камушек? - зашел с другой стороны Одинцов.
   - А вы знаете, у нас тут рядом магазин с игрушками есть, - сказал за молчащего Стаса Владимир.
   - Это замечательно, - Согласился Одинцов. - Ты хочешь, чтобы мы купили вам игрушку?
   - Там такой поезд есть, - медленно и задумчиво проговорил Владимир.
   - Да-да, поезд это хорошо. - Тут же включился в игру Одинцов.
   - Он такой на дистанционном управлении, - гнул свое Владимир.
   - Замечательный поезд. Просто прекрасный, - соглашался с ним Одинцов.
   - А мама мне купить не хочет. И вот Стасику мама не покупает, - гнул свою линию Владимир.
   - Предлагаю обмен. Я покупаю вам по поезду, а Стасик мне возвращает блестящий камушек. Он у вас? - уточнил Одинцов. Вспыхнувшие глаза мальчишек и активные кивки подтвердили, что сделка состоялась.
   Мы с Одинцовым расспросили Колю, о каком магазине игрушек идет речь и быстрым шагом направились туда. Побегали по рядам, попытали продавцов и выяснили, что как раз, два последних набора поездов остались в продаже. Направили к нужной полке, и на наших глазах упитанный дядечка такому же упитанному мальчику вручал один из наборов, направившись оплачивать в кассу.
   - Холерные дни! - прошипела я и ринулась на добычу.
   - Рита, лучше охраняй оставшиеся, - распорядился Одинцов.
   Я вцепилась в набор и подошла к Одинцову, который уже вел торговые переговоры.
   - Предлагаю вам двойную цену за этот поезд, - спокойно говорил Одинцов.
   - Папааа, - ныл упитанный мальчик, - я этот хочу.
   - А может я тебе игрушку на лонг куплю? - упорствовал Одинцов.
   - Я своему сыну не разрешаю играть в лонг, только настоящие игрушки, - гордо вскинул подбородок папочка. Хотя по хитрому взгляду сыночка, было видно, что очень даже играет.
   - А может я вам лонг куплю? Для учебы наверняка пригодиться, - разошелся Одинцов.
   Папочка задумался, сынок прекратил канючить паровоз и что-то стал прикидывать.
   - Для учебы, - задумчиво произнес мужчина.
   - Ну, для учебы же, - тут же заканючил сынок.
   - Конечно для учебы. Сейчас такая программа в школе, все время нужно дополнительные материалы искать. А тут как раз будет лонг и сеть. Не нужно в библиотеки ходить, - продолжал соблазнять Одинцов.
   - Лонг, конечно, можно, - неохотно согласился папочка.
   - На сумму вашего паровоза, - тут внес ясность Одинцов.
   - Идет, - согласился папашка, явно не разбирающийся в лонгах. А вот сынок понял, что лучше бы паровоз за двойную цену продали, но, правда, тогда лонг бы ему никто не купил. Пришлось мальчишке согласиться.
   Второй набор паровоза перекочевал ко мне в руки, Одинцов достал свой лонг, от вида которого мальчишка завистливо присвистнул, и оплатил оба паровоза. После этого меня оставили с покупками на скамеечке перед фонтаном в широком холе магазина, а Одинцов ушел покупать лонг сговорчивым людям.
   Моя задача была присматривать за наборами, потому что вокруг меня постепенно стала образовываться толпа из шести - восьмилетних мальчишек, которые, поняв, что непосредственного владельца этого сокровища нет, старались рассмотреть поближе это чудо и потыкать пальцами ну хотя бы в упаковку.
   Потом ко мне стали обращаться с вопросами: А что этот паровоз может делать? А сколько у него гудков, вагонов? И еще кучу всякого чего, о чем я не имела ни малейшего понятия.
   Спасли меня от этих маленьких сорванцов Одинцов со счастливыми обладателями лонга. Мальчишка светился от счастья, папашка довольно улыбался от совершенной сделки.
   - Пойдем, - подошел ко мне Одинцов, грозным видом распугав стайку сорванцов вокруг. Помню я этот взгляд, от него у меня мурашки пробегали.
   Мы поделили огромные коробки по справедливости. Обе забрал Одинцов, а мне досталась почетная обязанность указывать дорогу и беречь от несчастных случаев.
   Дошли мы можно сказать почти без потерь, один раз только лонг запиликал у Одинцова и он по наивности попытался его достать. Вот взрослый человек, а то, что у него обе руки заняты это он сообразил чуть позже, поэтому попросил вытащить пиликалку меня. Залезла в карман брюк и пошарила там.
   - Рита, - одернул меня Одинцов. Ну, подумаешь, задумалась немножко, и шурнула рукой куда не надо, чего сразу кричать-то? Я же не специально. Лонг отпиликался и остался лежать в кармане. Зато коробки пришлось ловить почти у самой земли. Чувствительный какой!
   Остальной путь прошел без приключений. А вот площадка своей тишиной нас удивила. Детей разобрали по домам родители. Стоим мы с Одинцовым на пустой площадке и беспомощно оглядываемся.
   - Вам Вовка нужен? - прошептал детский голос из кустов.
   - Владимир, - на всякий случай уточнила я.
   - Его домой завели. Поздно уже. Он вас ждал до последнего. - Тот же шепот из кустов.
   - А ты чего там сидишь? - так же шепотом непроизвольно спросила я
   - Меня мамка ищет, а Вовка сказал вас дождаться. Вот сижу тут караулю. - Шептали нас дальше.
   - Ах, вот ты где! - победно сообщил женский голос из тех же кустов.
   - Ай! Ай! Ай!
   - Я его везде ищу, а он сидит тут прячется, - из кустов женщина вела за ухо мальчугана, которого мы раньше видели на площадке.
   - Владимир где живет? - успел вдогонку спросить Одинцов.
   - Двадцатая квартира, - донеслось до нас.
   - Так это тебя Вовка настропалил прятаться. Доберусь я до него! - ругалась мамочка на свое чадо.
   - И какой дом? - обернулся по сторонам Одинцов.
   - Будем обходить по очереди, - пожала плечами.
   - В нужную квартиру попали сразу. Открыл нам средних лет мужчина, в трико с отвисшими коленками.
   - Нам нужен Владимир, - совершенно серьезно проговорил Одинцов.
   - Вы кто? - набычился мужчина в трико.
   - Нам нужно с ним поговорить, - обнимая крепко объемные коробки сообщил Одинцов.
   - Что он еще натворил? - загородил вход в квартиру мужчина и смотрел из-под лобья.
   - У нас с ним деловой разговор, - примирительно проговорил Одинцов.
   - Вовка! - крикнул через плечо отец. - К тебе тут по деловому разговору пришли.
   Знакомый нам Владимир вынырнул из-под руки отца и внимательно осмотрел упаковки и расцвел улыбкой.
   - Это ко мне, - уверенно произнес Владимир и вышел из квартиры. Уверенной походкой прошел к квартире напротив и позвонил в дверь.
   - Теть Лен, Стасика позовите, - в закрытую дверь прокричал Владимир.
   Грохот бегущих пяток по полу и врезание в дверь сообщили нам, что Стасик нас ждал.
   - НУ?! - выдохнул Стас, едва открыв дверь.
   - Пришли, - самодовольно произнес Владимир, показывая на нас широким жестом.
   Отец Владимира смотрел на все это с интересом и не собирался никуда уходить.
   - Пап, ты иди, нам поговорить надо, - распорядился на полном серьезе Владимир.
   Мужчина замялся, но потом все же вошел в квартиру и дверь за собой закрыл, но было слышно, что остался за дверью.
   - Вы только громко не говорите, - прошептал Владимир, показывая на закрытую дверь своей квартиры. Мы понятливо кивнули.
   - Паровозы мы купили. Где наш камень? - так же шепотом спросил Одинцов.
   - Здесь, - сказал Владимир и показал рукой на люк в потолке, который вел на чердак дома. Мы находились на последнем этаже.
   На люке не было замков, но и лестницы тоже не было.
   - А как туда попасть? - задал вопрос Одинцов, рассматривая грубый квадрат двери на чердак.
   - Так вот же, - показал Владимир, указывая на лестницу, стоящую за мусоропроводом.
   Мы с сомнением посмотрели на нее, ребенка лестница, возможно, выдержит, но нас взрослых. Однако, Владимир со Стасиком ловко ухватили шатающуюся конструкцию и приставили к люку.
   - Пошли, - позвал Владимир и первым стал подниматься. За ним смело карабкался Стасик.
   - А коробки? - шепотом спросила Одинцова.
   - Ты оставайся с коробками, а я полезу, - пытался вручить мне Одинцов паровозики.
   - Нет, ты оставайся. Я легче, может меня лестница выдержит, - с сомнением посмотрела на деревянную конструкцию.
   Взбиралась аккуратно, прислушиваясь к жалобному скрипу ступенек подо мной, гвозди угрожающе торчали из прогнивших дырок и старались зацепиться за меня и не пустить на чердак.
   Чердак встретил темнотой, запахом пыли и подозрительным попискиванием живых существ. Мальчишки хорошо ориентировались в этом пространстве, чиркнули спичкой и зажгли огрызок свечи в пластмассовом стаканчике.
   - Вот здесь, - позвали меня за собой.
   Пришлось идти за этими любителями паутинных подвалов. И вот если мышей я не боюсь, как то привыкла и даже сдружилась с некоторыми за время моей работы в деревне, то пауков боялась до ужаса в пятках. О том, что враги мои здесь живут и в немалых количествах, мне сообщала первая же паутина, которая широким шлейфом окутала мою голову. На уровне роста моих провожатых вся паутина давно была оборвана, а вот мне досталось это мерзкое плетение на волосы и лицо, разумеется, от неожиданности и брезгливости, я заорала на самой высокой ноте.
   Кричала я до тех пор, пока меня не окатили водой с запахом плесени мальчишки.
   - Теть, ты че орешь? - Спросил Владимир.
   - Па-паутина, - я быстрыми, судорожными движениями снимала с лица эту намокшую липкую гадость.
   - Вроде взрослая, а пауков боится, - недоуменно пожал плечами Владимир.
   - Рита, что случилось? - донеслось до меня снизу.
   - Не--ни -ничего, - прокричала в ответ.
   Теперь я пригнулась, чтобы следовать за молодым храбрым поколением. Подошли к старому шкафу, у которого все дверцы были на месте.
   - Бабки моей, - с гордостью произнес Владимир, достал ключик и открыл дверцу.
   На двух полках лежало старое тряпье, поломанные игрушки. Владимир хозяйским жестом выкинул все на пол и у стеночки достал небольшой сверток из газеты.
   - Вот, - протянул он мне. Я судорожно мокрыми еще руками стала разворачивать бумагу. В руки мне выкатился Аграши. Это был он. Я его узнала по тому фону магии, что он давал. Не сильный, но заметно ощутимый.
   - Да он, - кивнула я и судорожно сглотнула, не веря в то что искомый бриллиант, после того как побывал в желудке крылана, потом в руках ювелира, теперь находиться у меня на ладони. Я быстро завернула обратно в газету и посмотрела на моих провожатых.
   В этот момент свеча прихватила край пластикового стаканчика, тот быстро загорелся обхватив с невероятной скоростью всю посудину.
   - Ай! - крикнул Владимир и тряхнул рукой, отчего стаканчик полетел в дальний угол чердака, где, как, оказалось, лежали старые скомканные газеты. Мы побежали туда, но пламя быстро охватывало все новую территорию.
   Подбежав собрала вокруг магию воды, и стала ей тушить огонь. Мальчишки заворожено смотрели на мои движения руками, в конце которых рядом с моими ладонями образовывались капельки воды и, летя в цель, множились, обдавая собой пламя. Пожар мне удалось потушить, но как только погасла последняя искорка, на чердаке снова стало темно.
   - Давайте выходить, - попросила я мальчишек.
   Те уверенно повернулись, и я увидела свет, пробивающийся сквозь открытый люк. Мальчишки пошли первыми, загородив спинами указующий свет, но шарканье ног вело в том же направлении. Спотыкаясь и вспоминая все холерные дни сквозь зубы, уже не обращая внимания на паутину и столбы от перекрытия, об которые пару раз ударилась сначала один плечом, потом вторым, все же добралась до спасительного люка.
   Мальчишки уверенно соскользнули вниз и протянули свои руки к коробкам, Одинцов поднял на меня глаза, я кивнула, молча отвечая на его немой вопрос о бриллианте. Он протянул им коробки и те с восторженными лицами стали их разглядывать. Моя задача сейчас была проста, нужно было, не сломав себе никаких костей, особенно шею, спуститься по ветхой конструкции.
   Осторожно поставила ногу на ступеньку, та скрипнула так, как будто во мне тонна веса, я выпустила из себя воздух, надеясь таким образом весить меньше, игнорировав, тот факт, что воздух ничего не весит.
   Вторая ступенька оказалась не менее музыкальной, а вот третья издала резкий звук ломающегося подо мной дерева.
   - Мама! - успела вскрикнуть я и полетела вниз, сшибая остальные перекладины.
   Приземлилась мягко, меня нежно поймал Одинцов, но тут же поставил меня на пол.
   - Что с тобой случилось? - удивленно рассматривал мое лицо, измазанное мокрой паутиной и вонючей водой, волосы, украшенные ногоделием пауков, и руки, подкопченные после тушения пожара.
   - Неважно, в паутину попала, - отмахнулась от вопроса и протянула сверток Одинцову.
   - Это он? - не стал разворачивать под прицелом дверных глазков.
   - Он, фонит, - кивнула ему.
   - Так он что радиоактивный? - тут же уточнил Владимир.
   - Это экспериментальная модель, - ушел от ответа Одинцов.
   Мальчишки подозрительно посмотрели на нас, но решили не уточнять. Мы с Мирославом направились вниз, к выходу.
   - Надо еще к бабушке зайти. Заодно там умоюсь, - сказала, озадаченно разглядывая свою грязную одежду, с дрожью представляю, как я выгляжу вся полностью.
   На площадке раздались звуки закрываемых дверей, а потом кричи сразу из двух квартир. Мы прибавили шаг, прекрасно понимая, что задержись мы еще на пять минут и будем рассказывать родителям мальчишек про экспериментальную модель, которая фонит.
http://samlib.ru/p/pomazuewa_e_a/

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Киберпанк) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"