Помазуева Елена: другие произведения.

Безликие

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:

    Безликие, о них ходят легенды, их боятся, от них не возможно укрыться. А что делать, если попала в Обитель Безликих? Принять участие в их игре и остаться в живых?

    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ОТРЫВОК ***
    chat mujeres html clock contador de usuarios online
    .



   - А ну, милаиии! Помоги! Вытягивай! - орал возница на лошадей перегонной кареты, под проливным дождем нахлестывая бока несчастным животным, тянущим громоздкую колымагу по ухабам и грязи.
   Ехали мы ночью в лесу, вокруг непогода, дождь хлещет в мутные стекла, карета переваливается из ямы в яму, больше похожие на омуты с русалками, чем на дорогу.
   - Давай! Давай, родимыиии! - орал кучер дальше.
   Проснулась я от этих криков и почувствовала, как вокруг люди беспокойно переговариваются и перешептываются. Видеть ничего не возможно было, только догадаться, что вокруг делается.
   Молния опережала гром буквально на несколько секунд, потом яркая вспышка высвечивала мокрый, угрюмый и до жути темный лес. Я сидела далеко от окна, ничего не видно, но зато стала различать отдельные слова в разговорах. "Страсти, наслали и Безликие" - повторялись чаще всего.
   Скакать верхом на жесткой скамье сомнительное удовольствие. А лошади старались идти во всю прыть, отбивая все мои теоретически мягкие места о деревянное сидение.
   Над крышей раздался резкий свистящий звук, через некоторое время такой же звук пронесся с боку, потом с другой стороны. Люди от испуга ахали.
   - Говорила я тебе нечего через этот лес ночью ехать. А ты ничего, ничего, - противным скандальным голосом стала говорить толстая тетка в безвкусной шляпке своему не менее упитанному мужу. - Доездишься! Выпьет тебя Безликий, вот тогда узнаешь!
   - А чего меня? Может тебя? - огрызнулся ее супруг.
   - Так ты специально меня сюда повез? - взвизгнула она, - Избавиться от меня хочешь? Это ты на мое наследство глаз положил или на эту дуру худосочную? - ткнула пальцем в дуру, которая сидела на против.
   - Сусенька, я не об этом, - примирительно стал говорить толстячок. - Я про то, что Безликим все равно кого выпить.
   Толстуха ворчала уже тише, а я прислушивалась к звукам снаружи.
   Безликие непонятные для меня существа, они живут в нашем мире, но как будто не с нами. Говорят, они выпивают дух людской, тем и питаются. Говорят еще, что владеют силой немереной, проходят сквозь стены и скрыться от них нет никакой возможности. Никто не знал, откуда они берутся и куда уходят.
   Через этот лес самая короткая дорога в мой город Арзас, куда я спешила к своей заболевшей маме. Отучилась на лекаря, с трудом доказав, что не хуже мужчин могу учиться и закончить лекарское училище. Потом еще практику себе три года зарабатывала, клиенты только-только пошли. А тут известие: "Деточка, прихворала я, приезжай" от мамы. Вскочила на ближайший рейс перегонной кареты и в ночь.
   У мамы сердце все время шалит, она скрывает этот факт, но меня не обманешь, а если уж она попросила приехать, значит, вообще дело серьезное.
   Свистящий звук пронесся перед мордами лошадей и те остановились как вкопанные.
   - ААААА! - заорал возница, и послышались звуки борьбы.
   Из кареты никто носа не высунул, все сидели, переглядывались. На крышу что-то упало и тишина. Через некоторое время послышался слабый стон. Люди стали переглядываться друг с другом. Стон повторился, я не выдержала, вскочила на одеревеневшие за долгую дорогу ноги, и согнувшись под низким потолком кареты, стала пробираться к дверям.
   - Ты куда?
   - Сдурела, девка!
   - Иди, иди, сейчас тебя всю выпьют!
   Послышалось мне со всех сторон.
   - Возница ранен, - попыталась сказать им.
   - Да мертвый он уже!
   Раздавшийся стон опроверг эти слова, а меня заставил поторопиться на выход. На улице хлестал дождь, вокруг темень, но я при свете молнии успела разглядеть возницу на крыше кареты. Взобралась на козлы и полезла выше. Руки намокли сразу, ветер рвал на мне плащ, стараясь залить под него как можно больше воды. Длинная юбка намокла почти сразу и отяжелела.
   Подтянулась на руках и взобралась на крышу. Лишь бы не проломилась под нами двумя, но вроде их специально делают крепкими.
   Возница был в сознании, изо рта текла струйка крови, на шее не глубокий порез, который спускался ниже на плечо.
   - Дяденька, потерпи, я помогу, - мягко говорила ему.
   - Беги, девка, он здесь. А мне уже не поможешь, - тихо проговорил возница.
   - Поможешь, поможешь, я лекарь. Раз ты до сих пор живой, значит, помогу, и ты будешь жить, - этому специальному ободряющему тону нас специально в училище учили, он хорошо на больных действует.
   Разорвала на нем одежду, распахнула свой плащ и стала доставать небольшие скляночки, промакивать заранее нарезанные кусочки ткани и прикладывать на рану, чтобы кровь остановить.
   - Берегись! - тихо крикнул мне возница, уставившись куда-то мне за спину.
   Раздался тот же свистящий звук. Выхватила небольшой кинжал из кожаных ножен и резко выбросила руку на быстро приближающийся звук. Ткнула, не гладя, но почувствовала, что проткнула плоть. Резко выдернула кинжал, а над нами завис Безликий.
   На нем был темный плащ, переливающийся при вспышках удаляющейся молнии, закрывающий всю фигуру. Капюшон накрывал голову, лицо закрывала какая-то чернота. От страха, что теперь мне пришел конец, не разглядела.
   Еще одна молния осветила жуткую фигуру над нами и Безликий пропал. Причем исчез мгновенно, без эффектного звукового сопровождения.
   Опустила глаза на возницу, тот с ужасом смотрел на меня. И что он, интересно, такого во мне увидел? По лицу текло, дождь все-таки. Облизнула намокшие губы и невольно сглотнула, соленый какой-то дождь. А с лица все течет, я зыком капельки слизываю, противно, когда над губой мокро. Рукой утерлась, и стала заниматься раной дальше.
   Вид у крови стал какой-то странный, кровь как будто пузырилась.
   - Кровь какая-то странная, - пробормотала я.
   - Кровь с Безликого накапала, - в ужасе проговорил возница.
   - Вайтах! - ругнулась.
   Быстро выхватила перевязочные бинты из своего пояса и стала вытирать с раны. Не получалось. Кровь Безликого, как соприкасалась с открытой раной, начинала просачиваться внутрь. Выругалась еще раз. Не кровь, а яд какой-то! Наклонилась и стала отсасывать кровь из раны возницы и сплевывать. Вот теперь стало получаться. Намучилась страшно, вся в крови перепачкалась и наглоталась прилично, не пойми чего. Гадость какая-то. Во рту противный вкус крови, но я справилась.
   Дождь прекратился, я перевязала возницу. Достала настойку девятисила, напоила раненного, слезла с крыши. Вдохнула мокрый воздух, прочищая легкие после запаха крови. Повернулась к карете и открыла дверь. Меня встретил жуткий, но дружный крик нескольких человек. Я понимаю, что выгляжу сейчас жутко, но что ж так орать-то.
   - Успокойтесь, - постаралась перекричать их. - Нормально все! Я это, я. Живая и возница живой, только раненный. Помогите его с крыши снять.
   Все-таки докричалась до их разума, мужчины вышли из кареты, боязливо оглядываясь.
   - Нет, Безликого. Вон там возница, - показала рукой на крышу. - Ну что вы так смотрите на меня? Перепачкалась, пока раненого перевязывала. Пойду, умоюсь.
   Огляделась, вокруг лес. Узкая дорога в две колеи, чтобы встречные кареты могли разъехаться. Вокруг грязь и лужи. Подошла к карете и вытащила свой походный рюкзак, там у меня была фляжка для питья почти полная. Отошла подальше от кареты, достала воду, рюкзак привычно закинула на плечо, стала поливать себе на руки и умывать лицо.
   Кровь намокла и снова стала вонять, вызывая приступы дурноты. Закрыла глаза, круги плыли передо мной все равно. Стала дышать глубже, чтобы подавить муть. Вроде отдышалась и снова принялась умываться. А потом одолела слабость, и я непроизвольно села прямо в грязь и упала лицом вниз. Темнота.
  
   Очнулась на дороге, оглянулась, кареты нет, уехали, не стали меня ждать. А солнце уже поднялось над лесом, не так страшно. Встала на ноги, вроде нормально себя чувствую, как смогла, оттерла руки, умыла лицо от грязи. Постояла, вспоминая в какую сторону идти. Определилась с направление и пошла по чвакающей земле.
   По ощущениям шла долго, но как оказалось, мне показалось. Лес все не заканчивался. Шла, не глядя по сторонам, упершись взглядом в землю, стараясь хоть как-то уберечь ноги от промокания. Конечно, надежды на это были минимальные. Промерзнуть на резком осеннем ветру я уже не боялась, согрелась на том, что приходилось постоянно вытаскивать ноги из гостеприимной грязи.
   Каменная стена возникла передо мной неожиданно. Когда подняла глаза, вздрогнула. Вот вроде дорога под ногами, а потом сразу стена. Это как? Прямо через дорогу? А следы от кареты? Она что насквозь проехала?
   Стояла и, как умная, пыталась понять: откуда стена взялась и что мне теперь делать? Мыслей никаких не было, дверей в поле моего зрения тоже. Но вперед пройти не возможно, значит, придется идти вдоль стены, чтобы найти проход. Может арка там или ворота, какие будут. Обход затянулся, я уже начала сомневаться в правильности направления, когда споткнулась о корень дерева и шлепнулась в жижу под ногами.
   - Ой, упала бедненькая, - послышался сердобольный женский голос.
   - Ты чего орешь? Не слышит она нас и не видит, - раздался рядом мужской голос.
   - Помогите, я заблудилась. Мне в Арзас надо, мама болеет, - проговорила, вставая.
   - Слышит, - послышались чвакающие шаги.
   Я подняла грязное лицо на своих спасителей.
   - Дорогу покажите, а то эта стена бесконечная, а мне к маме надо, - попросила их.
   - Видит, значит. Тогда считай, пришла уже, - задумчиво произнес мужчина. - Пошли, проведу.
   Я поплелась за своими спасителями, стараясь не отставать от них. Они шли уверенно и буквально через несколько шагов, провели в узкую дверь в каменной стене.
   - Сюда проходи, согреешься и отмоешься. Ох, как испачкалась вся, - суетилась средних лет женщина вокруг меня.
   - Мне идти надо, мама болеет, - не сдавалась я.
   - Ну, куда ты в таком виде пойдешь? Людей пугать? Давай хоть умойся, - протянула мне теплой воды женщина. Мужчина куда-то ушел, наверное, чтобы не смущать меня.
   И я сдалась, сняла плащ, помыла руки, лицо. Волосы были в чем-то липком.
   - Охо-хо! - причитала женщина.
   - Это я раненому помогала, в крови испачкалась, - пыталась объяснить.
   - Зовут тебя, как? - сочувственно качала головой женщина.
   - Живьен Расли, - произнесла я, растерянно разглядывая грязное платье и ноги.
   - Живьен, давай ванну прими. Вода горячая у меня есть. А потом я попрошу мужа помочь тебе до города добраться. Ты, небось, еще и голодная, - причитала женщина, решительно стаскивая с меня грязную одежду.
   Осталась в одной рубашке и помогала таскать горячую воду в деревянную бадью. Тарита, как она себя назвала, сунула мне сдобную булочку и стакан теплого молока. Быстро перекусила, разделась и медленно опустилась в горячую воду, чувствуя, как блаженное тепло растекается по уставшему и разбитому телу после такой дороги.
   Закрыв глаза, нырнула головой под воду, пусть пока засохшая грязь отмокает. Тарита приготовила мыло на табуреточке рядом с бадьей. Пока сама мылась, волосы готовы были к мытью. Хорошенько намылила их мылом, взбивая пену на голове.
   Особо не прислушивалась, но отдаленные голоса за дверью стали лучше различимы, как будто кто-то приближался. Меня это мало волновало, я была уверена, что Тарита не пустит ко мне своего мужа или еще кого. А вот мыло у хозяйки оказалось отменное, и пена старательно лезла теперь мне в глаза, щипало.
   - Харт Винзор, она не помешает. Эта девушка заблудилась, я ей нагрела воды, чтобы помыться. Она обсохнет, Рит проводит ее, - заискивающим голосом говорила кому-то моя хозяйка.
   Меня этот разговор даже не насторожил, хозяйка вела себя очень достойно, чтобы переживать насчет моей неприкосновенности, а вот мыло досаждало все больше.
   - Вайтах! - ругнулась я сквозь зубы и дверь после этих слов открылась.
   Конечно, я испугалась, тем более мне ничего не было видно. Быстро стала плескать себе в лицо водой и, открыв один глаз, увидела перед собой Безликого.
   - Мама, - прошептала я и ушла под воду с головой, стараясь спрятаться.
   Но воздух закончился и пришлось выныривать. Безликий остался там же. Я распахнула глаза и рассматривала его теперь с не большого расстояния, два шага всего. Если бы он дышал, слышала бы его дыхание. А могу я перед смертью посмотреть на то, как выглядит моя смерть?
   - Итак, ты меня видишь, - раздался глубокий голос из-под не пойми чего черного вместо лица.
   На Безликом был балахон черно-серебристого цвета, который спадал широкими складками прямо с плечей и до пола. На груди была круглая эмблема. На голову был накинут капюшон, на лице черная маска или что-то не понятное.
   - Видишь, - пауза, - Тарита, ты знаешь, что это значит?
   - Знаю, харт Винзор, - грустно сказала Тарита и опустила глаза. - Прости, Живьен. Теперь я помочь тебе не могу.
   - Вставай и за мной, - приказал мне Безликий, и повернулся к выходу.
   - Я с вами не пойду, - решительно булькнула из воды.
   - Пойдешшшшь, - резко повернулся ко мне Безликий, и приблизил ко мне свою маску. Сквозь нее я увидела два светящихся зеленых глаза.
   Я снова решила попытаться утопиться в бадье, выпуская пузыри. Может не очень эффектно, зато практично. Вытащил меня из бадьи Безликий, даже не прикасаясь ко мне и к воде. Повисла над бадьей голая, мокрая, с единственным желаем проснуться и понять, что это просто кошмар после случая на дороге. Вот как будто, лежу я все там же, в грязи от потери сознания и снится мне это все.
   - Вайтах! - выругалась громко. - Отпустите!
   - Ты идешь со мной! - медленно с паузами между словами проговорил Безликий.
   - Ладно, иду, отпустите! - согласилась, лишь бы не висеть перед ним голой.
   Но меня не отпустили. Сначала меня обдало горячим ветром, который высушил меня и волосы и лишь затем поставили перед собой на пол. Я стала лихорадочно искать, чем бы прикрыться.
   - Не суетитесь. Вы меня не интересуете, - грубо сообщили мне.
   Правда от этого легче не стало. Я хоть уже взрослая, все-таки двадцать два года, но впервые перед мужчиной голой оказалось, если не считать лекаря при моем рождении и перерезания пуповины моим отцом.
   - Одевайтесь, - моя одежда, кстати, чистая и высушенная, каким-то образом была брошена в руки.
   Поторопилась быстрей натянуть нижнюю сорочку, после этого стала себя уверенней чувствовать. Остальное одевала быстро, но уже не суетясь. Когда натягивала чулки, все же отвернулась. Чтобы там не утверждал Безликий, я не готова выставлять свои ноги на обозрение.
   Одевшись, подошла к Тарите, поблагодарила ее за все. Она извинялась, опасливо косясь на Безликого.
   - Иди, Живьен, да хранят тебя ... - договорить она не успела, потому что к ней резко повернулся Безликий.
   Но было уже не важно, мне была приятна забота Тариты, но вот куда меня вели, и зачем, оставалось только догадываться.
   Вышли мы через ту же дверь, что меня привела Тарита в свой дом. Пересекли небольшой двор, выложенный камнями, хоть не по грязи, и вошли в не высокую дверь, даже мне пришлось нагнуться, чтобы войти в нее.
   Пошли бесконечные длинные коридоры, повороты, спуски и подъемы по лестницам, сначала я пыталась запомнить дорогу, но вскоре бросила это занятие, запутавшись.
   Безликий остановился неожиданно, я чуть не врезалась в него, но натолкнулась на воздушную стену перед собой. Остановилась, пытаясь понять этот феномен природы, и пропустила момент открытия двери и вхождения в огромный зал, который поразил меня своими размерами.
   Я огляделась по сторонам, здесь были только Безликие, все в одинаковых балахонах и масках на лицах. Некоторые передвигались по воздуху, другие сидели за длинными столами, третьи прогуливались мимо этих столов, кто-то читал, что там можно увидеть через сплошную маску? Кто-то просто болтал. Наш визит остался не замеченным, я старательно пряталась за спиной моего провожающего, благо широкая, и рюкзачком своим сверху прикрываясь.
   Мой Безликий уверенно прошел мимо всех, я старалась поспевать за ним. В очередной раз неожиданно врезалась в стену воздуха перед собой, сразу же поняв, что мы пришли.
   - Харты, - произнес мой Безликий и отошел в сторону, предоставив другим Безликим любоваться на вжавшую голову в плечи меня.
   Я исподлобья на них посмотрела, но ничего замечательного не увидела. Одинаковые мантии, одинаковые маски. Безликие сидели за большим столом на небольшом возвышении, было их ровно девять штук. Если учесть моего сопровождающего, которого Тарита тоже назвала хартом, итого получилось десять.
   - Видит? - спросил один из Безликих и по тому, как он немного колыхнулся, догадалась, кто спросил.
   - Видит, - безразлично сообщил мой Безликий.
   Конечно, вижу, я так и зыркала по сторонам, пытаясь понять, чем мне все это грозит и как этого избежать, в том числе сбежать вообще отсюда.
   - В шестой корпус, - приказал еще какой-то харт.
   - Я не хочу, мне к маме надо! - пыталась возражать им.
   Меня никто не слушал, подошли двое безликих, но вроде эмблема у них другого цвета была, взяли под белы рученьки и повели из зала.
   - Да погодите вы! - стала вырываться, - Мне к маме надо! Болеет она! Отпустите, вам говорю! Ну, все! Я вас предупредила! Вы все у меня получите! - но меня никто не слушал, волокли совершенно безмолвно, а вырваться мне не удалось. А так хотелось, хоть разок рюкзаком приложить, там у меня склянки лекарские, так что если треснуть, мало не покажется.
   Опять переходы, лестницы, даже галерея была с окнами. А на улице-то день во всю, но при такой скорости ничего не разглядишь, только лес вдалеке. В итоге меня впихнули в какую-то каморку с вытянутым узким окошком, и за спиной громко стукнула дверь.
   Некоторое время боялась оглянуться, чтобы не увидеть этих в балахонах. Но не стоять же так вечно? Повернулась, никого, выдохнула и задышала спокойно. Обследуем теперь куда попала. Стены каменные, никаких цветов или украшений. Узкая кровать, сверху тонкий топчан, стол, стул, полка для книг, вешалка из нескольких крючков. Всё! Да у меня в училище лучше условия были.
   Кинула рюкзак на стул и присела рядом с ним, задумчиво положила подбородок на руку. Чтобы все это значило?
   Будем рассуждать логически и по мере поступления фактов. Началось все с нападения на возницу. Он был ранен, я его лечила, потом подлетел Безликий и я его видела. Вроде, возница тоже его видел. Что было дальше? А, я же ранила Безликого! Ой, Вайтаааах! Теперь точно будет полный Вайтах. Но если бы они хотели меня наказать за ранение Безликого, то не стали бы давать мне "приличную" комнату. Не подземелье, это точно. Сказали - корпус.
   Думаем дальше. Ранила я Безликого, он завис над нами и на меня что-то капало, я еще облизнула губы и вкус был соленым. Так это я крови Безликого попробовала! Вайтах еще раз! А потом, вот ужас, кровь Безликого еще и из раны, как яд, отсасывала. Теперь точно, полный Вайтах!
   А от вкуса и запаха крови сознание потеряла, чего со мной никогда не было, я же лекарь. Потом дорога уперлась в каменную стену и появилась Тарита с мужем. Точно! Муж ей тогда сказал: не слышит и не видит. А я слышала и видела их и считала это нормальным. А потом зашел Безликий пока я купалась. Эх, жаль не утопилась сразу! Хотя мне еще маму надо вылечить.
   Мысль о больной маме заставила подскочить и начать обследовать комнату на предмет побега, а думать можно и по ходу дела.
   Осмотр комнаты на предмет побега дал только один результат: побег возможен через дверь. Дверь была заперта снаружи, а значит нужно стучать, чтобы кого-то позвать, чем не преминула воспользоваться.
   Забарабанила ботинками, сразу оценив массивность двери, кулаки с первой же попытки отобью. Никакой реакции.
   - Я начинаю злиться! Предупреждаю, когда злая, то становлюсь опасной! - заорала и подняла стул, скинув на пол мой рюкзак.
   Хорошенечко замахнулась и кинула его в дверь, в этот момент она естественно открылась, и стул вылетел в коридор. Ударился об Безликого и сгорел, облетев красивым пеплом на пол. Я с интересом проводила последнюю черную снежинку, всеми силами стараясь не смотреть на Безликого.
   - Зачем меня закрыли? - грозно спросила и сложила руки на груди, поняв, что спрашивать меня ни о чем не собираются.
   - Все узнаешь завтра, - и собирается дверь закрыть.
   - Ой, дядечка, хороший, а я кушать хочу, - заканючила детским голосочком, - Мне Тарита лишь стакан молока дала и булочку одну.
   Безликий все так же неподвижно стоял и, надеюсь, раздумывал над утолением моих естественных потребностей.
   - Позже принесут, - выдал свое решение.
   Опустил голову вниз, посмотрел на пепел. Я прижухла, как мышь под метлой, еще накажут или штраф скажут платить. Безликий согнул руку в локте, опустил ладонью вниз и растопырил пальцы. Бабку Раскоряжку стулу показывает? Я с любопытством уставилась на его действия. Безликий стоял не шевелясь. Пепел начал подтягиваться на полу в одну кучку под его рукой, потом вся горка пепла поднялась к опущенной ладони. Безликий перевернул кисть ладонью вверх и резким движением запустил пепел в меня. Я взвизгнула от неожиданности и отскочила в сторону. Вот гад! Теперь мне еще и убирать всю комнату придется.
   Дверь громко захлопнулась, я обернулась, целый стул стоял у стола. Моя челюсть упала на пол. Я тоже так хочу! Мало ли чего у меня на плите пригорало! А так, раз! И вернулось блюдо в первозданном виде. Интересно, сгоревшая яичница будет обратно в яйца превращаться или сразу курицей станет?
   В задумчивости глядя на стул, стала прикидывать возможность обоих вариантов. Ничего не выходило, не хватало математической базы, ментальных расчетов, да много чего не хватало. Например, допущения самого факта восстановления из пепла.
   Решила проверить - а вдруг иллюзию подсунули? Я сяду, а там пусто. Подошла к стулу, потыкала его пальцем, вроде настоящий, покачала на ножках, стоит.
   Дверь открылась неожиданно причем совершенно беззвучно. Вошли двое Безликих. Один с подносом в руках, на котором стояли тарелки, а посередине крышка куполом что-то накрывала. Второй стоял рядом. Это они насчет стула или подноса решили перестраховаться?
   - Спасибо, - забрала поднос из рук, я не гордая, мне прислуга не нужна.
   Поднос поставила на стол. Безликие уходить не собирались, встали в дверях и жду.
   - Мне при вас кушать? - поинтересовалась у них.
   - Мы подождем, - был ответ.
   Да и пожалуйста, хотят посмотреть как голодный человек кушает, смотрите. Открыла куполообразную крышку. Мммм, аромат пошел! Почему-то сразу про Тариту подумалось, наверное она постаралась. От воспоминания об этой женщине на душе стало теплее. Не ее вина, что попалась я на дороге этим Безликим.
   Присев к столу на вновь воскресший стул, взяла ложку и забыла вообще о присутствующих в моей комнате. Быстро уминая горячее, потом жаркое и запив все это ароматным чаем с травами. Думалось о маме, надо торопиться.
   Повернулась к молчащим балахонам.
   - А надолго я тут? - спросила у них.
   - Вы поели? - вместо ответа услышала.
   - Поела, - с тоской оглядывала пустую посуду. Мне бы еще столько и про запас с собой в дорогу.
   - Завтра вам все скажут, - и пошли на выход.
   - Ой, а мне в туалет надо! - крикнула им вдогонку. Вот интересно, как они себе это представляли? Закрыть меня здесь, а умыться, а в туалет сходить?
   Безликие переглянулись, как будто в этих масках что-то видно.
   - Хорошо, мы вас проводим, - сказал один из них.
   Я живенько подскочила со стула, подхватила рюкзак и на выход.
   - Рюкзак оставьте, - остановили меня приказом.
   - Не могу, - замотала головой, - У меня там важные вещи, вдруг кто сопрет, что я потом делать буду?
   - Рюкзак оставьте, - снова неумолимый приказ.
   - Не могу! У меня там необходимые предметы гигиены, - что я им должна объяснять, что хочу вытереться полотенцем после чистки зубов и заодно смыться по ходу дела, по возможности, конечно.
   - Рюкзак оставьте! - в итоге рявкнули на меня.
   - Ладно, - пришлось неохотно согласиться. Полезла за полотенцем сомнительной чистоты, свернула его в несколько раз, чтобы не сверкать почти белым цветом на фоне темной одежды, и пошла за провожатыми.
   Теперь мы шли не торопливо, я во все глаза рассматривала все что попадалось мне на глаза. А посмотреть было на что.
   Как определила по строению, находились мы внутри огромного замка. Каменные стены внушали трепет перед их твердостью, серый цвет, как это ни странно внушал уважение. Массивные канделябры были развешены на равном расстоянии друг от друга, в преддверии вечера они уже были зажжены. В широких нишах - арках были окна до пола. И никаких цветов! Только какие-то черепа, нетопыри и еще какие-то зубасто - клыкастые. Все красиво, но не уютно.
   На встречу попадались другие Безликие. Один раз, напугав меня до ужаса, Безликий вышел стены, причем остальные на это не обратили никакого внимания.
   В конце коридора мне открыли дверь, пропустили вперед и зашли следом за мной.
   Сказать, что я стояла пораженная, это, значит, ничего не сказать. Роскошь туалета меня поразила. Скорее это было похоже на императорский дворец, ну уж никак не помещение, где тебе надо по нужде быть. Расцветочка мрамора на стенах и гранита на полу веселенькая, не скажешь, что весь замок в черно-серых тонах. Освещение яркое и на золотых (!) ручках блеск ярких светильников, это при том, что везде в основном полумрак.
   - Эммм, - грубокомысленно произнесла я и повернулась на провожатых.
   Мне показали на дверцы с золотыми ручками рукой в перчатке, а я раньше даже не заметила, что все перчатки носят. Пыльно у них, что ли?
   Провожатые остались на месте, ишь указующую руку опустили вниз. Направилась в одну из кабинок. Тут тоже ждал неожиданный сюрприз, стоял сосуд из мрамора, явно стоит немереных денег и дырка в нем. Это что же в такую дорогущую штуку нужду справлять? Не привыкла к такой роскоши, но природа требовала своего.
   Когда душа стала добрее и свободнее от проблем, вышла из кабинки и попросила умыться где-нибудь, не рассчитывая особо на душ. Мне любезно еще раз указали на другую дверь, в торце туалетной комнаты.
   Уже решительно подошла к ней и нажала ручку, чем меня там могут еще удивить? Открыла дверь и решительно сделала несколько шагов, но последний не смогла сделать. Сначала замерла с замерщей поднятой ногой, а потом с визгом выскочила из купальни, где был огромный бассейн, в котором и рядом с ним были голые мужчины! Да я голых мужчин ни разу в жизни не видела, то есть частями видела, но чтобы полностью! Да еще в таком количестве!
   - Что случилось? - спокойный вопрос.
   - Там ... там ... - пыталась собрать испуганные глаза в нормальное положение, потому что они упорно пытались вылезти выше бровей.
   - Что там? - в голосе прозвучала явная, но тщательно скрываемая насмешка.
   - Вы куда меня привели?! - взревела я, осознав, что случившееся не было случайностью. А так же помня, о том, что лучшая защита - это нападение. - Нарочно, да?! Вайтах вас задери! - я подходила к ним, сжав кулаки перед собой, метая молнии из глаз. Я была уверена, не будь здесь мрамора и гранита, мои молнии давно воспламенили бы этот замок.
   - Женщина! Думай о чем говоришь! - прикрикнул на меня Безликий и вскинул перед собой руку в перчатке, ладонью направив ко мне, как будто защищаясь. Это меня вдохновило.
   - Да я тебя сейчас ...! - Крикнула ему, не договорив угрозы.
   В училище часто приходилось с мальчишками драться, чтобы отвечать на наезды. Вот и сейчас, только представила, что одна из шуточек Петека, уж больно интонация знакомая показалась. Мой старт был стремительный, потому, не ожидавшие от обычного человека агрессии, всегда уверенные в их испуге перед ними, Безликие пропустили мой двойной удар с обеих рук в нос, прямо сквозь их черную маску.
   Второй удар они, конечно, уже отразили, причем на расстоянии, но было очень эффектно! Оба Безликих непроизвольно схватились за свои носы, и маски дрогнули на их лицах, сквозь которую показались человеческие черты.
   Ударной волной меня прижало к стене напротив Безликих, и я не могла пошевелить ни одним мускулом. Как припечало, так и замерла.
   Из купальни выскочи несколько Безликих, они были почти голые. На лицах эти маски, а вокруг бедер полотенца белые (!) и это при их любви к черно-серому. Прибежавшие переводили взгляд с меня на моих сопровождающих.
   Один из Безликих вышел их общей толпы прибежавших и, молча, сложил руки на груди. Мои сопровождавшие поклонились ему и меня отпустило, я снова вспомнила, что передо мной Безликие, а не Петек с сотоварищами.
   - Хита Расли, идите за мной, - произнес грозным тоном Безликий, со сложенными руками на груди.
   Он направился к выходу, к нему подлетела мантия и накрыла его полностью, полотенце осталось лежать на полу. Пришлось идти за очередным Безликим. Куда меня опять вели было не понятно, от этой неизвестности я непроизвольно ежилась.
   Снова длинные коридоры, переходы. Но самое главное я не особо торопилась оставаться наедине с Безликим. А вдруг у них какое наказание за то, что в нос ударила сразу двух Безликих. Правда слабо представляла, что могу хоть одного ударить, а тут сразу два!
   Признала своего провожающего по тому как меня остановила стена воздуха, не позволив приложиться носом в спину идущего впереди. Он открыл дверь и зашел первым, я же робко прошла следом за ним. То, что это кабинет, я поняла сразу. Огромный из ценнейшей породы дерева стол, стоял посередине просторной комнаты.
   О том, что все здесь дорого не говорило, а кричало буквально все. Канделябры были из чистого золота, письменный прибор, в том числе перо были из миелтора, еще более ценного метала, чем золото. Ковер на полу явно ручной работы. А книги! Мама дорогая, у меня дыхание перехватило от такого великолепия!
   Здесь были современные редкие экземпляры, например справочник по травоведению, за которым я гонялась уже лет пять. И более старые, а позволив себе неприлично изогнуться и кинуть взгляд на другие стеллажи, так вообще замереть от восхищения. Там были старинные рукописные фолианты, в кожаных переплетах, по слухам такие делали из кожи людей. Брррр.
   Безликий подошел к столу, но садится за него не стал, лишь повернулся ко мне и молчал, глядя на то, как я проявляю любопытство по поводу окружающего.
   - Хита Расли, - окликнул меня Безликий.
   - Почему Хита? Меня зовут Живьен, - тут же обернулась к нему.
   - Хита на языке Аордов означает обучающаяся, - спокойно сказали мне.
   - Кто такие Аорды? - интересно мне.
   - Это мы, - спокойный ответ.
   - Безликие? - уточнила я.
   - Обычные люди нас так называют, но мы Аорды, то есть изучающие мир, - все так же спокойно поведали мне.
   Он присел на стол, закинув одну ногу на крышку. И неожиданно для себе я вдруг подумала: "А что у него под мантией, если он вышел из купальни, а полотенце осталось на полу?" Интересно же.
   - Этот разговор был отложен на завтра, но ты со своим нападением на хатов ускорила его, - все с той же спокойностью поведали мне.
   - Хаты - это обучающиеся? - решилась спросить.
   - Понятно по аналогии? Или еще как? - вот тут прямо таки живой интерес, Безликий поддался вперед.
   - По аналогии: хита - хит, - тут же быстро ответила ему. Он вернулся в обычное положение. - А что значит харт? - спросила его.
   - Ученый муж, или уже обучившейся, или прошедший обучение. У этого слова много значений. Тебе еще предстоит все это узнать, - немного рассеяно произнес харт Винзор, покачивая ногой.
   - Я не могу здесь оставаться, - решительно возразила ему. - У меня мама больна, мне нужно спешить в Арзас.
   - Я тебе сейчас скажу все как есть. И ты восприми это как данность! - повернулся Безликий ко мне, мурашки, не спрашивая моего разрешения, поползли по мне, - У тебя больше нет родных. Ты Аорд. Я не знаю как это произошло. Обычно мы не выбираем тела женщин, они физически более уязвимы. Но основное ты должна понять и принять - ты Аорд. А значит одна из нас. Мы обучим тебя всему, что знаем, но в свой родной мир ты не вернешься никогда!
   Я стояла оглушенная его словами.
   - Нет-нет-нет! Меня это не устраивает! - замотала головой, - вы это ... забирайте все обратно, можете память стереть, я согласная. Отпустите меня, пожаааалуйста, - стала канючить я.
   - Это невозможно, для твоей же безопасности. Сейчас ты ничего не чувствуешь и не можешь, но пройдет время и ты станешь видеть и делать вещи, которые обычным людям не свойственны. Это не обратимый процесс, он уже запущен. Только не понятно где и как, - задумчиво произнес Безликий.
   Молчание продлилось достаточно долго, я уже начала переминаться с ноги на ноги.
   - Дяденька, отпустите меня, пожалуйста.
   - Хита! - оборвали меня, - Ты никуда не уйдешь! Поняла! Ты Аорд, это необратимо! Завтра начнется обучение.
   - А зачем вы маски носите? Мне что такую жуть тоже придется носит? - решила перевести разговор.
   - Наши маски для того чтобы мы не отвлекались на личности, - спокойно произнес Безликий.
   - И вы можете сейчас показать свое лицо? - страсть как интересно.
   - Могу, а зачем? - пожал плечами Безликий.
   - Но ведь фамилии вы оставили, тогда какой смысл скрывать лица? - так интересно на него посмотреть.
   - Смысл есть. Я так же, как ты, не понимал этого. Теперь для меня это естественно, - спокойный голос Безликого. - Понимаю тебя, оказаться в незнакомом месте, с незнакомыми людьми, с их обычаями - это сложно для женщины, - сказал так, как будто женщины низшая раса.
   Вот тут меня прорвало и плевать, что передо мной Безликий. Я всю жизнь доказываю, что я не хуже мужчин, а даже лучше.
   - Послушайте вы! Мне все равно, что вы возомнили себе про женщин. Я вовсе не так слаба, как вы говорите. И я могу победить мужчин! - гордо выставила подбородок перед собой.
   - Да неужели? - сарказм сочился сквозь маску.
   - Да! - крикнула ему в лицо.
   - Хорошо. Предлагаю вам сделку. Вообще-то никому этого не предлагал. У нас подчинение безоговорочное, кто не согласен - выбывает сразу же. Так вот, вы участвуете в наших играх. Если вы случайно в них войдете в пятерку победителей, то я отпущу вас к вашей маме, - сарказм жег меня ядом через маску.
   - А в чем заключается игра? - понимая, что предложение с подвохом.
   - На выживание, - пожал плечами Безликий.
   Я стала расхаживать по роскошному ковру ручной работы. Получается два варианта: если я откажусь, то меня просто "выбывают отсюда", причем ,как мне кажется, вперед ногами. Второй вариант - участвовать в их идиотских играх на выживание. Вот там вроде шанс слабенький виднеется. Притворюсь пенечком, и пусть себе борются.
   - А если я выиграю? - решила уточнить ставки.
   - Ты свободна, - развел руками Безликий. Как же меня нервирует эта маска!
   - Ладно, я согласна, - проворчала ему.
   - А я думал, откажешься, - несколько недоуменно произнес он.
   Ага, мне еще жить охота.
   - Тогда завтра начнешь подготовку к играм. Твои помощники и напарники будут эти двое, которых ты приложила, - проявился веселый тон собеседника.
   - Они же мне этого не простят! - ужаснулась.
   - Злее будут тебя тренировать, - согласился со мной Безликий.
   - Как тренировать? - находилась в некотором шоке.
   - Физическая подготовка, борьба, бой с мечами, стрельба, метание кинжалов, уроки выживания, верховая езда, - сделал паузу. - Много что еще, утром получишь расписание занятий. А да, еще теоретические знания тоже будут.
   А я-то радовалась, что отучилась уже, правда в училище нас по физкультуре не гоняли.
   - Можешь отказаться, - равнодушно сообщили мне.
   - И что тогда со мной будет? - с любопытством уставилась на него, может тут повезет и просто отпустят?
   Вместо ответа молча пожал плечами.
   - Вы меня не отпустите никогда, - скорее утвердительно сказала, но с надеждой посмотрена на маску.
   - Никогда, теперь Аорды - твоя судьба, - торжественным тоном произнес Безликий.
   - Но если попаду в пятерку финалистов, то отпустите? - какое-то противоречие было.
   - Отпустим, потому что ты тогда будешь полностью одна из нас, мы будем тебе доверять, - пояснили мне.
   - А женщины кроме меня будут участвовать? - может, надеется подруга тут, понадеялась.
   - Нет. В прошлый раз последняя женщина Аорд погибла на играх, - скучным голосом сообщали мне. - Она несколько лет обучалась, но я же говорю - женское тело слабое.
   Безликий все так же спокойно сидел на столе и вел весь разговор непринужденно. А мне уже было не хорошо, дрожь пробивала от нервного ужаса и коленки стали подгибаться. Разноцветные круги перед глазами и муть поднявшаяся напомнили мое состояние на дороге. Накатила такая же слабость, рухнула на колени, несколько секунд так постояла, а потом наступила тьма.
  
   Очнулась, когда до моего лица дотронулось что-то мокрое и холодное. Ощущение не приятное, поэтому сразу же открыла глаза.
   - Женщины слабые, - произнес тут же Безликий, который сидел рядом со мной.
   - Послушайте! Я всего второй раз в жизни в обморок упала и все из-за крови вашего Безликого! - возмущенно стала подниматься и оглядываться по сторонам.
   Были мы все там же в кабинете, только лежала я на большом диване, а Безликий сидел рядом, но тут же встал, как только увидел, что собираюсь сесть. Ворот у меня был расстегнут, у хозяина кабинета в руках мокрая тряпка.
   - Какой крови? - тут же спросил Безликий.
   - Ну, когда я его ранила, - сказала и прикусила язык.
   - Ранила? - удивился хард и подошел по ближе, все так же стараясь меня не касаться.
   - Так он напал на возницу, а когда делала перевязку, напал на меня, я вытащила кинжал и случайно в него попала, - попыталась как-то оправдаться, а то не доживу до этих игр Безликих.
   - Вот, значит, почему он тебя выбрал. Хорошая ставка, - усмехнулся, - Ортан не ожидал, что ты мне расскажешь.
   - Так я от его крови стала вас видеть? - спросила харда.
   - И да и нет. Хард Ортан выбрал тебя и дал часть своей силы, поэтому ты стала Аордом. Сейчас эта сила адаптируется в тебе, заполняет твое энергетическое поле, перестраивает под себя все каналы с миром, поэтому ты стала видеть Аордов. Кровь в данном случае послужила катализатором. Она ускорила твой процесс перестройки, - Вот так спокойным тоном мне поведали, что теперь я тоже стала Безликой.
   - А обратно это можно как то вернуть? - с надеждой посмотрела на него.
   - Нет, - решительно поставили меня на место.
   Я молчала, в отчаянии стараясь придумать выход.
   - Тебе пора. Рано утром пройдешь посвящение, оденешь маску, - направился к дверям хард.
   - Маску? Я не хочу ее носить, - возмутилась.
   - Придется. Когда мы отдаем часть силы, происходит привязка. Чтобы все члены ордена были равны и отличались только своим умением, мы носим маски. Никаких личных привязанностей, - пояснили мне.
   Хард открыл дверь, сделав приглашающий жест выйти. Пришлось выходить из почти уютного кабинета в коридор. Там меня ждали, как я догадываюсь, мои будущие тренеры. Они молча поклонились харду и, повернувшись пошли, не сомневаясь, что моя персона последует за ними.
   Я шла следом, рассматривая их спины, как только дырки в плащах не прожгла? Один чуть выше и шире в плечах. Все таки разные, значит научусь как-то их различать. Интересно, а они знают, что будут меня готовить к играм Безликих? Спросить бы, да не удобно, тем более идут, не оборачиваются.
   Мне открыли дверь, пропуская в теперь уже мою комнату. Тоскливо оглянувшись увидела свое полотенце, потерянное в туалетной комнате. Умыться и почистить зубы не удалось. Надо ложиться, еще неизвестно когда меня утром поднимут.
   Предчувствия меня не обманули, подняли еще до рассвета. Резкий звук открываемой двери, заставил вздрогнуть и открыть глаза.
   Двое Безликих замерли у выхода, даже не поздоровались.
   - Вам тоже доброго утра, - буркнула им и протянула руку за расческой.
   - Старанья, - произнесли мне.
   - В каком смысле? - в недоумении повернулась к ним, расчесывая свои волосы.
   - Наше приветствие, - пояснили мне.
   - Тогда и вам старанья, - поприветствовала их. Надо же налаживать контакт, а то пришибут ненароком еще на тренировке.
   Заплела косу, закрутила ее на голове в корзиночку. Платье не снимала на всякий случай, а потому мои сборы на этом были закончены. Просить их умыться после вчерашнего, как-то не хотелось.
   Гулкие шаги по каменному полу разлетались эхом далеко по коридору. Безликие не встречались, наверное еще все спали. Но ошиблась. Меня вывели в темный предрассветный двор, и вот тут я увидела их всех.
   Безликие стояли стройными рядами в своих одинаковых мантиях. Их неподвижность меня испугала, лишь резкий осенний ветер трепал их одежду, что удивительно капюшоны с них не падали.
   - Аорды! Арте ваарас надим! - пронесся громкий голос над собравшимися.
   Безликие стали расходится по нескольким направлениям. На нас никто не обратил внимания. Мы продолжали идти тройкой в противоположный конец двора и скорее площади, потому что размер этого пространства был приличным.
   Подошли к зданию очень похожее на часовню, из широко распахнутых огромных дверей выходил горячий воздух, внутри было все освещено множеством свечей. Мои сопровождающие уверенно вошли, мне ничего не оставалось делать, как последовать за ними. Глаза слипались, толком не проснувшись, страшно хотелось зевать.
   Как только мы вошли, двухстворчатые двери на тяжелых петлях со стуком закрылись. А по периметру стен от них побежали светящиеся полосы красного, оранжевого, желтого цветов. Они встретились и стены с потолком пропали. Остался пол, огромные подсвечники со свечами, Безликие и я. Вокруг не было ничего, просто черная, зияющая пустота. От такой жути я поежилась. Вся жизнь сосредоточилась лишь на этом небольшом островке, где были мы.
   Напольные подсвечники стояли по кругу на самой границе с пустотой, освещая лишь то, что находилось на круглом куске пола. Безликие встали в круг, насчитала их одиннадцать. Мои сопровождающие вошли в центр, показав жестом следовать за ними. Пошла, мозг от испуга отказывался работать, а вот все мое существо отчаянно сопротивлялось и визжало от испуга: "Не ходи!". А куда тут денешься?
   Мои сопровождающие взяли меня за руки и образовали из нас троих еще один круг внутри, повернувшись лицом к Безликим. Посмотрела под ноги, наши ступни стояли точно на контуре круга, который был из какого-то металла в полу. По цвету очень напоминавший серебро.
   Как только мы встали, по молчаливой команде все Безликие стали одновременно напевно произносить слова:
   - Витар ларен дельки партен, - получилось красиво, напевно.
   И тут я увидела, как из середины их тела выстрелили яркие сверкающие лучи, которые устремились к нам. Не знаю как у парней, они стояли у меня за спиной, а у меня на встречу этим лучам прямо из живота тоже выстрелил такой луч. Эти сверкающие лучи переплелись друг с другом и стали закручиваться вокруг нас с парнями. Никакого дискомфорта я не чувствовала, кроме полного изумления. Во-первых, это было красиво, а во-вторых, мне уже было интересно, что же будет дальше.
   Вокруг нас образовался кокон из светящихся волокон, а Безликие продолжали напевать все те же слова.
   Неожиданно в пустоте за освещенным кругом я увидела два огромных сверкающих глаза. Они стали приближаться и увеличиваться в размерах. Вскоре стали различимы голова птицы и острый клюв. Это был огромных, не вероятных размеров орел, который с любопытством смотрел на меня! И что-то в его взгляде было такое плотоядное, что я невольно согнула ноги в коленях, прошептав: "Мамочка моя!".
   Когда клюв орла стал склоняться в мою сторону и почти достиг моей макушки, парни дернули меня из круга и кинули в жуткую пустоту. Заорала я так, что у самой уши заложило. Сердце бешено колотилось, глаза от испуга я закрыла, легкие готовы были выпрыгнуть из груди.
   Очнулась я в чьих-то руках, меня крепко сжимали и держали мне руки, чтобы перестала биться. Открыла глаза, держал меня Безликий. Тут же начала вырываться снова.
   - Успокойся. Все закончилось, - раздался знакомых голос харда Винзора. - Ты сделала переход. Теперь ты такая же, как и мы.
   - Что ... что это была за птица? - испуганно заикаясь, спросила, глядя в черную маску испуганными глазами.
   - Орел, он питается осознанием. Позже ты все узнаешь подробно, - и меня отпустили.
   Оглянулась, мы стояли в том же здании, вокруг были стены и Безликие.
   - Осталась небольшая часть и все закончится. Главное уже прошло, - спокойно произнес хард Винзор.
   Меня снова вывели в середину круга и попросили раздеться.
   - Что? - опешила я на такую просьбу.
   - До рубашки, - пояснил один из Безликих.
   Ничего ж себе! Стояла и круглыми от потрясения глазами смотрела по сторонам. В рубашке - это конечно не голяком, но все равно, вокруг же одни мужчины.
   - Если не разденешься сама, я раздену, - произнес хард Винзор.
   - А это обязательно? - переспросила его.
   Вместо ответа хард направился ко мне, я тут же стала судорожно расстегивать пуговицы на вороте. Руки дрожали, не слушались, я стреляла глазами по сторонам, надеясь найти выход, чтобы избежать всего этого. В итоге хард Винзор не выдержал, из его тела выстрелил светящийся луч, и срезанные пуговицы посыпались на пол.
   Для меня все происходило как во сне, пуговицы медленно падали и, ударяясь несколько раз об пол, разлетались в стороны. Когда хард Винзор сделал еще один шаг, я быстро стянула с себя рукава и осталась в одной рубашке. Холодно не было, но меня лихорадило. Даже недавнего потрясения хватило с лихвой, а теперь вот это.
   Ко мне подошел Безликий, положил руку на плечо.
   - Сегодня ты прошла посвящение и стала Аордом. Как скинув старую одежду, ты оставляешь старую жизнь. Прими знак своей новой жизни - мантию и защиту, - протянули одежду и темную полоску ткани.
   Мантию мне помогли одеть мои парни, а полоску ткани приложил ко лбу Безликий и завязал на затылке. Интересно, что это за защита такая? Неужели маска, которую тут все носят.
   - Теперь ты пройдешь обучение. Мы научим тебя всему, что знаем сами. Старанья! - произнес мне хард и легким кивком поклонился.
   Почувствовав себя уверенней в мантии, распрямила плечи. Вот теперь мы поговорим по другому. Вы что же думаете, показали страшную птицу, одели балахончик, который скрывает всю фигуру, а мне есть, что показать, повязали ленточку, причем совсем не моего оттенка, и я буду послушной в ваших руках? Наивные, улыбнулась про себя.
   Открылись двери и холодный воздух зашел в здание. Парни накинули на меня теплую шаль, почему то подумалось, что приготовила ее Тарита, взяли под руки с обеих сторон и повели через площадь, прижимаясь с двух сторон, согревая и закрывая от резкого ветра.
   Когда вошли в корпус парни тут же меня отпустили и пошли впереди, указывая дорогу. Они не произнесли ни звука. Пришли мы в тот самый огромный зал, куда меня в первый раз привел хард Винзор.
   Посадили за стол, и ушли, вернувшись с подносами, на которых было заставлено все тарелками. Пахло аппетитно и ароматно.
   - Тарита готовила, - с какой-то нежностью в голосе произнес один из парней. Это были первые слова, которые я услышала от них после того, как мы вышли из моей комнаты.
   Я невольно улыбнулась при этом имени, с Таритой у меня были только самые положительные воспоминания. И нашла меня она, и отмыла, и накормила, и шаль теплую передала.
   Оказалось я голодная была очень. Все быстро съела и даже добавку парни принесли. Немного не уютно было смотреть на них в этих масках, хотя по походке и фигуре почти стала различать их.
   - Какой у нас теперь план? - после вкусного позднего обеда поинтересовалась у них.
   Оказалось, что солнце уже начало садиться, скоро вечер. Это, значит, в том здании мы провели больше чем полдня, а мне с такими переживаниями показалось, все пролетело за два часа.
   - Сегодня мы свободны. Ты отдыхаешь. Завтра начинаются занятия и тренировки, - ответил тот, что был повыше. Мне показалось, что в этой паре он главный, всегда принимал решения, отвечал чаще всего тоже.
   - Ребят, я все понимаю, тайны там и все такое, но как вас зовут? Обращаться же к вам нужно мне, - переводила взгляд с одного на другого.
   - Теодор, - представился тот, что повыше.
   - Лоренс, - представился второй.
   - А я Живьен Расли, - протянула им руку для рукопожатия, как обычно делала при знакомстве. Профессия у меня мужская, оттого и поведение соответствующее. Парни замерли на мгновение, но потом Теодор протянул руку в перчатке и пожал мою. Лоренс последовал его примеру.
   - А почему вы в перчатках? - тут же спросила их. Потому что в обществе, когда здоровались, всегда перчатки снимали.
   - Чтобы нельзя было опознать по рукам, - спокойно ответили мне.
   - Так вас можно по фигуре узнавать и по походке, - заинтересовано произнесла им.
   - Можно, но мы стремимся ходить незаметно, тем более тренируемся ходить одинаково, - все так же спокойно поведали любопытной мне.
   - Да что ж за тайны такие?! - воскликнула я эмоционально.
   - На теоретических занятиях все узнаешь, - даже улыбка прозвучала в голосе у Теодора. Может, не злятся парни на меня?
   По дороге по моей просьбе показали, где умыться можно, туалет как найти, а потом проводили до комнаты. Вырубилась сразу же, как сняла мантию с повязкой и легла в кровать. Подняли засветло, да целый день на нервах.
  
   Говорят, что ранняя птичка съедает раннего червячка. Это, конечно хорошо, если ты не ранний червяк. Вот такое состояние - вытягивания червяка из его норки - было у меня, когда утренний скрежет двери снова ворвался в мой сон. И чего им тут не спиться с утра? Нормальные люди еще десятый сон видят в это время, уж я точно.
   - Живьен, старанья, - поздоровался Теодор, поспешила прикрыть плечи.
   Чтобы они так не говорили, все равно они мужского пола, а соблазнять я пока никого не собиралась. В мои планы входило быстро отсюда сбежать, а уж никак не крутить здесь романы.
   Теодор спокойно вышел за дверь, дав тем самым возможность, одеться. Натянула белье по теплее, помня о том, что мантия тонкая, а если опять выйдем на улицу, просто заболею, вчерашней прогулки вполне уже хватит.
   Вот мои панталончики с начесом, теплая шерстяная юбка, такая же теплая кофта. Одним словом, утеплилась, чтобы потом самой себе сопли не лечить. Еще шаль вчерашнюю прихватила. Вот теперь я готова к основательному изучения замка на предмет составления плана побега. Уже два дня здесь осчастливила их своим присутствием, достаточно. Моя персона достаточно ценная, и востребована в другом месте.
   При виде меня, заметно округлившейся после пододевания теплых вещей, парни на несколько секунд замерли, но промолчали. Да пусть, что хотят, думают. Меня проводили до туалетной комнаты, рядом забежала умылась, вытершись местным пушистым и пахнущем ароматным полотенцем.
   - Готова, - сияла я под маской, как новая монетка от счастья. Хоть никаких розыгрышей на сегодня не было, но расслабляться рано. Потому что раненное мужское самолюбие еще даст свои результаты.
   Мы прошли по коридору и остановились перед небольшой аркой, за оконным стеклом видно было серое, хмурое, не уютное осеннее небо. Последние одинокие листья стремительно проносились мимо, уносимые сильным ветром. Рассвет только забрезжил, потому не было ничего видно.
   Теодор спокойно подошел к окну, Лоренс остался стоять за моей спиной.
   - Видишь? - спросил Теодор.
   - Небо? - в недоумении переспросила у него.
   Мне не ответили, тут же под левой лопаткой почувствовала резкий укол, не сильный, но достаточно чувствительный, как будто палкой ткнули.
   - Вы чего? - ну вот, начались розыгрыши.
   - Пошли, - позвал Теодор.
   Обернулась недовольная на него, и сразу же проснулась. Вместо окна перед нами была арка, а за ней летний сад! Весь утопающий в цветах, под ногами сочная зелень травы. Теодор уверенно наступил на траву и пошел вперед, Лоренс подтолкнул, замиревшую меня на месте, в спину. Не тот тычок-укол, а нормально ладонью, поэтому возмущаться не стала.
   Меня тут же оглушило пение птиц, такие разные трели выводили сразу несколько пернатых, и так было красиво вокруг, что челюсть моя устало телепалась за мной по траве, перебирая своими зубами.
   Жарко стало в тот же момент, когда мы прошли на полянку. Солнышко здесь уже вовсю светило, а я в своих шерстяных одеждах да в панталончиках с начесом стала покрываться потом. Если парни добивались того, чтобы я почувствовала себя неудобно, то они получили результат сверхмеры. Щеки горели от жары, по спине сползали струйки. А парни спокойно шли, моги бы и предупредить. Я же думала меня на утреннее построение поведут.
   Подобрав успевшую устать челюсть, я присела рядом с небольшим фонтанчиком рядом с парнями. Здесь были теплые камни, достаточно удобные, не пришлось садиться на землю.
   - Можем снять защиту, - сказал Теодор, поднял руку к затылку, и маска упала с лица. Лоренс сделал то же самое.
   Парни были моего возраста или чуть старше на пару лет. Теодор высокий , с продолговатым лицом, скулы широкие, глаза большие и слегка раскосые интересного темно янтарного цвета, которые вспыхивали темным золотом, если луч солнца попадал на зрачок. Этот цвет глаз завораживал и было очень трудно отвести взгляд. Нос прямой с небольшой горбинкой. Губы полные и очень четко отчерчены. Волосы светло русые, коротко стриженные и завивались сверху, где они были чуть длинней.
   Красивый и благородный постав головы на широкой и мускулистой шее говорил о его благородном происхождении, а общее спортивное строение о больших физических нагрузках.
   Лоренс наоборот, оказался добродушным брюнетом. Почти всегда на его губах была приветливая улыбка, открывающая белые зубы. Темно карие глаза можно было рассмотреть только на таком хорошем солнечном свете, в замке при мрачном освещении они казались почти черными. Лицо круглое с аппетитными шечками, за которые так и хотелось потрепать. Короткий ежик на голове завершал всю картину. Хотя Лоренс был ниже Теодора, но видно было, что физическим нагрузкам он посвящает времени не меньше.
   Ну и я тут сижу в зимней одежде и пыхчу от жары. Мантия конечно красивая, на солнце переливается, маску сняла, волосы уложила опять в корзиночку, чтобы хоть они на спине не грели, но дышать все равно тяжело.
   - Где мы и почему здесь так жарко? - не выдержала и стала обмахиваться руками.
   - Это отдельная реальность, - спокойно произнес Теодор.
   - В смысле сон? - пыталась понять.
   - Нет. Это отдельная реальность, - тоже самое ответил Теодор.
   - Иллюзия? Гипноз? - пытала их дальше, чувствуя, как с висков начали сползать струйки пота.
   Теодор протянул к моему лицу руку и вытер пот.
   - Это иллюзия? Нет, это реальность, здесь все настоящее, - достал платок из кармана мантии и протянул мне Теодор.
   - Откуда она взялась? Ее не было за окном, - вытерла виски.
   - Мы с Лоренсом ее создали. Каждую травинку, листочек. Здесь все настоящее, - парни довольно улыбались оглядываясь.
   Лоренс вытянул руку и к нему на указательный палец села бабочка. Она стала перебирать лапками и медленно двигать крыльями. Потом Лоренс протянул руку, и бабочка вспорхнула мне на кисть. Я подняла руку и стала ее разглядывать, красивая, темно-бардовой расцветки с бледно желтым рисунком.
   - Лоренс поднялся, подошел к фонтанчику и сорвал рядом свернутый лист с растения, по форме похожий на конус. Зачерпнул воды и предложил мне. Я схватила с жадностью, большими глотками утоляя жажду. И тут же почувствовала, что вспотела еще больше.
   - Хочешь искупаться? - Предложил Лоренс. - Здесь есть небольшое озеро. - И протянул мне руку.
   - А вы? - несколько недоуменно посмотрела на них.
   - Мы потом, - успокоил меня Теодор.
   Оперлась на предложенную руку и встала, Лоренс руку не забрал, так и повел меня. Перчаток на нем не было, я чувствовала теплые ладони и сильные пальцы, которые крепко держали мои, были готовы в случае необходимости поддержать меня.
   Приятно, конечно, но подозрения меня не отпускали. "Может подглядывать решили, пока я купаться буду?" - мелькнула мысль. Подозрительно посмотрела парню в след, когда Лоренс уходил, оставив меня у озера совсем одну.
   "А может тут крокодилы водятся? - продолжала подозревать я. - Вот и решили от меня избавиться. Бабочки, может, не плотоядные, а вот крокодилы очень даже".
   А вода манила своей прохладой. Бросила камушек с берега, вдруг крокодил покажется? Бросила еще несколько, роде тихо. Решилась, скинула мантию, расстегнула теплые вещи и осталась в одной рубашке. Сразу же стало дышать легче. Так в рубашке и зашла в воду. Вода теплая, прозрачная. Крокодилов и других зубастых не наблюдалось.
   Наплескалась от души, остыла, пора выходить. И вот тут меня озадачил вопрос - в чем идти? В задумчивости медленно выходила из воды, смотря под ноги.
   - Накупалась? - вопрос Теодора заставил вздрогнуть и тут же прикрыться руками.
   Рубашка намокнув мало того что облегала тело, да еще просвечивала насквозь. Остановилась там, где застал меня вопрос.
   - Живьен, выходи, - махнул рукой в призывном жесте и ушел.
   "Таааак, и что теперь? Идти в мокром?" побрела к берегу, уже не отпуская рук от груди.
   На берегу лежало огромное банное полотенце. Я так понимаю, что его как раз Теодор принес. В принципе нет ничего в этом особенного. Если они могут сюда приходить, в эту свою реальность, что особенного сходить за полотенцем?
   Спряталась в густые кусты и вот там уже сняла рубашку, завернулась полотенцем. Решила мантию одеть прямо поверх тела. Такой балахон, под ним все равно ничего не видно.
   Вернулась на полянку у фонтана, парни занимались фехтованием на мечах. Раздеты были до пояса, и на их мускулистых торсах виднелась испарина. Я ими залюбовалась, красиво у них получалось и так ловко.
   - Мы обед принесли, - крикнул мне Теодор, - сейчас искупаемся и будем кушать.
   Парни поклонились друг другу и положили аккуратно мечи на край фонтана, побежали наперегонки к озеру. Проводила их задумчивым взглядом. Вот никак они у меня с Безликими не ассоциировались.
   Народ всегда говорил, что Безликие жестокие, высасывают дух из людей, а эти парни были лучше моих сокурсников в училище. Пока конечно, рано их в белые и пушистые зайчики записывать, наверняка еще волчьи зубки покажут, но на сегодняшний момент их поведение меня озадачивало.
   Хотя, если вспомнить поведение харда Винзора, то самое страшное он сделал, когда подвесил голой над бадьей. Так я сама утопиться тогда хотела. В общем надо во всем этом разобраться.
   Парни вернулись, уже степенно идя по дорожке. Так же с достоинством присели на свои камни, достали корзинку из тени и стали разворачивать салфетку.
   - Тарита передала? - спросила парней. Оба заулыбались, и Теодор кивнул головой.
   Вкусный обед, приятная расслабленность после воды сделало свое дело - я с благосклонной улыбкой готова была слушать все, что они расскажут.
   - Теодор, а как вы создали эту реальность? - показала рукой вокруг, довольная и обедом и реальностью.
   - Смещаем точку сборки в эманациях, - коротко ответил парень.
   - Чего? - поразилась какой-то бессмысленности.
   - Лоренс объясни, - попросил Теодор, пытаясь откусить кусок мяса с косточки.
   - Все наше тело состоит из светящихся волокон, так называемых эманаций, - спокойно начал объяснять Лоренс. - Мы воспринимаем мир через несколько эманаций, которые собираются в одном месте - это точка сборки. Обычно у всех людей эта точка практически недвижимая. Аорды стараются расшевелить ее, сдвигать точку сборки как можно дальше и в разные стороны, тогда открываются совершенно другие горизонты восприятия.
   Так и здесь, твоя точка сборки могла тебе позволить видеть лишь серое небо за окном. Я сдвинул ее в то положение, где ты смогла увидеть нашу отдельную реальность.
   - Это когда ты меня чем-то ткнул под лопатку? - вспомнила болезненный тычок.
   - Правильно, - кивнул Лоренс.
   - А чем ты меня ткнул? У тебя же ничего не было в руках, - пыталась осмыслить все сказанное.
   - Своей силой. У каждого светящейся ауры есть просвет вот здесь, - и меня ткнули пальцами в низ живота, чуть ниже пупка, да так прилично, что даже это место заныло.
   - Э! - возмутилась на него, и откинула руку.
   - Прости, но так нагляднее и ты сразу же почувствовала, - продолжил, как ни в чем не бывало Лоренс. - Из этого просвета выходит пучок светящихся эманаций, мы называем ее силой. Потому что мы можем ею управлять, как обычными ногами и руками. Вот смотри, - и замолчал.
   Корзинка медленно стала подниматься над травой, перелетела и встала мне на колени. Я потрясенно на это смотрела.
   - Как ты это делаешь? - круглыми глазами уставилась на Лоренса.
   Сзади ко мне подошел Теодор, и я снова почувствовала ощутимый тычок в спину.
   - Слушайте, ну больно же! - возмутилась на него.
   - Смотри, - приказал Теодор мне.
   Повернулась и увидела, как тот самый луч, который видела у всех Безликих в храме, выстрелил из низа живота, подхватил, как рукой, ручку корзинки, поднял над мои коленями, и перенес обратно на траву.
   Сказать, что я была удивленна, это не сказать ничего. Кажется я даже дышать забыла как. Потому что почувствовала резкую нехватку кислорода.
   - Живьен! - резко окликнул меня Теодор, подхватил под мышки и поставил на ноги, повернул к себе и взял мое лицо в ладони, - Дыши, дыши, - спокойно стал говорить он мне, делая вместе со мной вдох и выдох, - Вот так, дыши. Все хорошо. - продолжал приговаривать он мне.
   Вроде дышать стало легче, но мой мозг напрочь отказывался верить в только что увиденное.
   - Это что сейчас было? - прошептала я Теодору, все так же глядя испуганными глазами на него.
   - Это всего лишь сила, которая есть и у тебя. Потренируешься, потом тоже будешь показывать такие фокусы, - улыбаясь сообщил мне обладатель золотых янтарных глаз.
   А меня вместо успокоения от его слов затрясло, все мое тело было перепугано. Теодор прижал меня к себе и обнял, как только почувствовал мою дрожь.
   - Ну, ну, успокойся, в этом нет ничего страшного. Ты храбрая девочка, вот Лоренсо рвало на его учителя с перепугу. А ты смотри, какая молодец, - говорил Теодор мне и гладил по спине руками, прижимая к себе и согревая.
   А мне хотелось плакать и бежать к маме, от ласковых слов парня на душе кошки скреблись.
   - На сегодня тогда заканчиваем, - сказал Теодор, не выпуская меня из рук.
   Вроде нервная дрожь стала потихоньку начала проходить, но испуг все равно остался. Лоренс сходил к озеру и принес мои вещи. Мельком взглянула на них и ахнула, я же панталончики с начесом не одела, а парень их принес вместе с остальной одеждой и рубашку принес мокрую. Так стыдно стало за нижнее белье, что мужчина его носит. А потом окатило жаром: стою с парнем обнимаюсь, а под мантией у меня ничего нет, да и Теодор тоже по пояс голый. Решительно от него отстранилась и шагнула назад, совершенно игнорировав тот факт, что позади меня был камень, на котором сидела. В результате камень из отдельной реальности сделал мне подножку, и я растянулась на траве спиной.
   - Живьен! - воскликнули оба парня и кинулись ко мне.
   Встать я не могла, спина болела нестерпимо. Может ушиб, не дай бог перелом чего-нибудь.
   - Я понесу, - тут же решил Теодор, накинул на себя мантию, повязал защиту себе и мне.
   Лоренс быстро собрал все вещи и двинулся следом за мной. На глазах были слезы, на этот раз я могла плакать сколько угодно, под маской ничего не было видно.
   Вышли в коридор, Лоренс направился в одну сторону, Теодор понес в другую.
   - Мы куда? - старалась спросить спокойным голосом, не показав, что плачу от боли в спине.
   - Тебя надо показать харду Винзору, - спокойно сообщил мне Теодор.
   - Нет! - взвизгнула и постаралась соскочить с рук.
   - Не дергайся, все равно не вырвешься, - спокойно произнес парень.
   - Теодор, миленький, отнеси меня в мою комнату, я отлежусь, приму отваров своих, примочки сделаю. Все пройдет, правда. Не так уж я сильно и ударилась, - жалобно просила его.
   - Эманации говорят, что тебе нужна помощь, - на полном серьезе сообщил мне.
   - Да ну их эти эманации к Вайтаху! - выругалась, - Что ваш хард сможет сделать?
   - Много чего, в том числе тебя вылечить, - держали меня по-прежнему крепко, не вырвешься.
   Слезы все равно продолжали катиться, и я решила применить настоящее женское средство - слезы. Это самое мощное оружие против любого мужчины. Теперь сдерживать я не стала и заголосила.
   - Я его боюууууусь. Теодорчик, не носи меня к нему, - слезы проходили сквозь маску и намочили парню рубашку, но и это его не остановило. Мое страдающее и плачущее тело было доставлено на осмотр харду Винзору.
   Дверь в кабинет открылась перед нами сама, я предположила с помощью все той же силы. От этого воспоминания опять пробил озноб. Теодор лишь сильнее меня к себе прижал.
   - Потерпи, Живьен, сейчас тебе помогут, - сообщил мой телоноситель, и прошел в кабинет без приглашения.
   В кабинете харда Винзора не было, из-за чего я облегченно вздохнула. Радость длилась не долго, потому что откуда-то с потолка, вдоль стены стал спускаться хозяин кабинета. Переставлял ноги как по ступенькам, но никаких ступенек в помине там не было! В руках хард Винзор держал томик небольшой книги.
   - Теодор, что это значит? - ровный и спокойный тон хозяина кабинета.
   - Хита Живьен повредила спину, когда упала, - тоже спокойным тоном сообщил ему Теодор.
   - Где? - уже спокойно шел по полу хард Винзор к нам.
   - В отдельной реальности, - сообщил Теодор.
   - Показали силу? - усмехнулся хард Винзор.
   - Да, она была готова, потом испугалась, сделала шаг назад, споткнулась и упала на спину, - спокойно рассказывал Теодор, как будто не он только что, так утешал меня, уговаривал не бояться.
   - Снимай мантию, - спокойно произнес хард Винзор.
   - НЕТ! - заорала тут же я.
   - Что нет? - спокойно, как будто и не кричала, спросил хард.
   - Не надо снимать, - чуть слышно ответила.
   - Почему? - вежливость и больше ничего в этом вопросе.
   - Она не одета под мантией, - ответил Теодор за меня, видя, что я не собираюсь сообщать причины хозяину кабинета.
   - А, женщины, воспитание. Ничего привыкнет. Хита Расли, давайте раз и на всегда выясним этот вопрос. Здесь другой мир, мы Аорды, нас не интересуют отношения между полами. Мы все одинаковые, есть лишь сильные или слабые. Обучившиеся или обучающиеся. На этом все? - строгим академическим голосом спросил хард Винзор меня.
   - Ээээ, - проблеяла ему.
   - Вы меня, как женщина, не интересуете, что я вам уже говорил. Теодор клади ее на стол в рабочем канете, будем смотреть, - приказной тон, не оставлял шансов для ослушания.
   Теодор прижал к себе, как будто хотел поддержать, и пошел в сторону открытой двери. Там был, как выразился хард Винзор, рабочий кабинет. Склянки, реторты, пробирки, перегонные аппараты, стояли везде и всюду. Центральное место занимал огромных размеров стол.
   - Погоди, - остановил хард Винзор парня, который собирался уже положить меня на крышку стола.
   Хозяин кабинета без единого движения открыл дверцу нижнего ящика и достал оттуда огромную простынь и расстелил на столе, как скатерть. Все, думаю, к поеданию готовятся. Уж больно стол на обеденный стал похож.
   Теодор аккуратно посадил меня и придержал за спину. Хард Винзор подошел и без всяких приготовлений просто снял мою мантию, оставив меня совершенно голой. Я вцепилась руками в Теодора, стараясь им прикрыться.
   - Клади ее на живот, - приказал хард Винзор и стал помогать Теодору.
   Не смотря на строгий приказной тон, хард укладывал меня очень аккуратно. Лежа на животе, немного утешилась, что все же попа оголенная осталась, а не грудь.
   По мне прошлись теплыми пальцами, нажимая и массируя точки вдоль позвоночника. Это мне было знакомо, нас учили в училище диагностику повреждений проходить.
   - Вот тут ушиб, и нерв защелкнулся, поэтому болит. Это не страшно, сейчас все быстро поправим, - произнес хард Винзор и принялся за массаж.
   Я под его руками сначала подпрыгивала, насколько позволяла вступающая боль.
   - Не дергайся, старайся расслабиться, тогда я быстрей доберусь, - почти ласково произнес хард.
   Пальцы круговыми движениями бегали вдоль позвоночника, чувствовалось, что еще немного, и я расслаблюсь. Действительно, в мышцах отпустило напряжение. Меня еще какое-то время мяли, а потом перевернули на бок и скрутили, резко надавив одной рукой на плечо, а второй на бедро. Что-то где-то щелкнуло.
   - Вот он, - радостно сообщил хард, заставляя перед ним переворачиваться на другой бок. Снова раздался щелчок.
   - Все поставил на место, - довольно произнес хард Винзор. - но теперь хите Живьен требуется отдых, никаких физических нагрузок, напряженные мышцы должны отдохнуть. Теодор неси ее в мой душ, пусть под горячим постоит.
   Теодор поднял меня и понес в неприметную дверь, там оказалась небольшая душевая. Сам хозяин пришел за нами следом и включил горячую воду. Мужчины оставили меня под блаженным теплом. Если не считать купания в бадье у Тариты, я несколько дней не купалась по нормальному из-за дороги.
   - Что же нам с ней делать? - донес до меня задумчивый голос харда сквозь слегка прикрытую дверь.
   - Я могу с ней остаться, - тут же предложил Теодор.
   - Где? Там кровать одна. Если хита завтра отдыхает, то ты все равно должен тренироваться и практика у тебя завтра. - После паузы, во время которой я тихо радовалась, что смогу утром спокойно выспаться, а позже отправиться на исследование замка, хард Винзор произнес, - Неси ее ко мне. Это не по правилам, но присмотрю за ней один день. Потом ей будет легче, сможет одна справляться.
   Дверь открылась, и на пороге стоял Теодор с огромным полотенцем в руках, в которое закутал меня, улыбнулся и шлепнул указательным пальцем по носу.
   - Ты ему нравишься, - почти одними губами на ухо сказал мне Теодор.
   Ответила ему вытаращенными глазами. Он закрыл глаза в знак подтверждения.
   - Не бойся его, он тебя не обидит, - чуть слышно проговорил Теодор.
   - Не обижу, но огорчу до невозможности, если слушаться не будет, - раздался голос харда Винзора.
   Прижалась сильнее к парню, которому, как оказалось, я уже доверяла. Он мягко улыбнулся и понес завернутую в полотенце меня в основной кабинет. А потом, так же, как раньше хард Винзор, стал подниматься наверх вдоль стены без ступенек. Я вцепилась в Теодора всеми пальцами от страха, что сейчас упаду, но шел очень уверенно наверх.
   Все так же открылась сама дверь, и мы вошли в просторную комнату, которая располагалась над кабинетом и служила одновременно спальней, гостиной. А еще здесь было огромное окно во всю стену.
   Видимо это был самый последний этаж, потому что открывался потрясающий вид на округу. Был виден сам замок и его дворы, стена и за ней густой лес, который уходил вдаль сплошным ковром. Солнце почти село и темно-розовые последние лучи окрасили осенний лес, в котором почти не осталось листьев. Но было все равно очень красиво. Теодор стоял у окна, продолжая держать меня на руках, и мы оба любовались видом.
   - Теодор, положи хиту на кровать, - услышали мы голос за спиной и оба от неожиданности вздрогнули.
   Мои носитель повернулся, и подошел к кровати.
   - Принеси мои вещи, - попросила парня.
   Неуютно себя чувствовать в одном полотенце, хоть рубашку одеть. Хард кивнул и Теодор вышел.
   - Принесу ужин, ночевать будешь здесь, - спокойно сообщили мне, направляясь за Теодором к выходу.
   - А вы где будете спать? - тут же поинтересовалась.
   - Женщины. Так уверены в своей неотразимости. - Сказано было с усмешкой. - Внизу я буду спать.
   А ну его! Пусть думает, что хочет, главное, что я буду спать на такой огромной кровати и одна.
   Спальня так же как и кабинет очень богато обставлена. Почти одну треть комнаты занимала кровать. Интересно, зачем человеку, который живет один, кровать таких размеров?
   Стены были обиты дорогим бархатом изумрудного цвета, такого цвета были портьеры, уложенные складками вдоль карниза и падающие до самого пола.
   С интересом рассматривала интерьер, в таких богато обставленных спальнях мне не приходилось бывать. Мои пациенты обычно были не очень богатые люди.
   Ковер тоже зеленого цвета, но по тону темнее, чем портьеры, создавал уют на деревянном полу. Широкие доски не издавали никаких звуков, когда Теодор шел и нес меня на руках.
   Другая часть комнаты была отдана под диван и столик. Еще стоял письменный стол, рядом два шкафа с книгами. Видно, хард Винзор много работает.
   Первым вернулся Теодор с моим рюкзаком. После массажа так приятно было во всем теле, вставать не хотелось, но и лежать в полотенце не очень уютно.
   Вытрясла всю одежду на кровать, достала белье, Теодор тактично отошел к окну и отвернулся. Скинула полотенце и в этот момент зашел хард.
   - Вайтах! - вскрикнула от неожиданности и прикрылась первой же тряпкой что оказалась под рукой.
   На мой окрик Теодор тоже обернулся. Сижу собираю шмотки вокруг себя, пытаясь прикрыться.
   - Женщины, - опять недовольно фыркнул хард.
   И в голосе было столько веселья, смешно ему. Я недовольно ворчала. И эти маски дурацкие, ничего под ними не видно.
   - Хард Винзор, Живьен второй день с нами, ей не привычно все, - заступился за меня Теодор. У меня на сердце потеплело от его участия.
   - Помоги ей одеться, - выходя из комнаты, сказал хард.
   - Давай, что там у тебя? - подошел ко мне Теодор.
   - Нет, ты что я сама, - возмутилась.
   - Не переживай ты так. Что сможешь, оденешь сама, остальное помогу, - сквозь маску ничего не было видно, но по голосу заметно, что он улыбался. - Ты храбрая девчонка, я таких уважаю. Не испугалась, на нас с Лоренсом накинулась, - он тихо засмеялся.
   - Ой, прости. Но вы же сами первые начали, - извиняющимся голосом сказала.
   - Мы не подумали. Для нас нормально в купальне быть вместе. Мы давно здесь и перестали обращать внимание на остальных, - он протянул ко мне руки и помог подняться, когда стала натягивать на себя панталончики, теперь уже тонкие.
   Теодор подтянул их мне на талию, пока я судорожно прижимала рубашку к груди. И чего я ее сначала не одела? Теодор опять отвернулся, заметив, что я мнусь. Быстро стала одевать длинную, нижнюю рубашку и запуталась в подоле, зацепила ленточку на голове и она снялась. Почувствовала, как руки Теодора помогли распутать на мне ткань.
   - Спасибо, - смущенно пробормотала ему, щеки пылали.
   - Живьен, не переживай так. Ты очень красивая девушка, - он поднял руку и поправил взбившие волосы на голове. Провел пальцами по щеке и убрал локон за ухо. - Но здесь никто тебя, как женщину воспринимать не будет. Можешь мне поверить нам всем не до этого.
   Тон его был спокойным, но мне все равно было неловко. Хард правильно сказал, воспитание не допускало такой откровенности с мужчинами, если только это не муж. А уж Теодор, а тем более хард Винзор мужьями мне не были.
   Вот тут меня пробило на смех. Два дня здесь побыла и уже подумала о двух мужьях одновременно. Интересно, до чего я в дальнейшем дойду?
   - Успокоилась немного? - явно с улыбкой спросил Теодор.
   - Немного, - ответила ему, хихикая еще.
   - Иди, садись за стол, ужинать пора. Я пока вещи уберу, - показал рукой в сторону и ста собирать вещи Теодор.
   Направилась к столу и почувствовала, что спина все еще напряжена. Не болит так, как до массажа, но перетруждать ее точно не следует.
   Уселась на стул с высокой спинкой и со вдохом облегчения облокотилась. Теодор сложил мои вещи в рюкзак и подошел к двери.
   - Старанья, Живьен, - произнес Теодор и оставил меня одну в комнате.
   Я принялась за ужин, не дожидаясь, когда меня начнут уговаривать. Хороший парень этот Теодор и Лоренс мне понравился. Если не считать того испуга в отдельной реальности, в целом день прошел не плохо. Даже спину почти восстановили.
   Меня беспокоила мысль, что мне надо торопиться к маме. Но вот как это провернуть, если меня ни на минуту не оставляют одну, а если оставляют, то запирают. Возможно завтра что-то получиться. Нужно лишь узнать, как выбраться из этой комнаты без ступенек.
   - О чем задумалась, хита, - раздался голос за моей спиной, заставив вздрогнуть.
   Голос был не знакомый, а на Безликом была маска и балахон.
   Ну конечно, на мне же не было маски, она упала с головы, когда я одевалась. Так я еще и в рубашке сижу.
   - Ой, вы кто? - испугалась я и постаралась прикрыться салфеткой.
   - Хард Ортан, - произнес Безликий.
   Уставилась на вошедшего круглыми глазами. Так это я его ранила? Это по его милости сюда попала и не поймешь, как отсюда выбраться. Изумление смешалось вместе со злостью. От негодования на этого Безликого медленно встала, повернулась к нему и с такой ненавистью на него уставилась.
   - Ого! Вот это взгляд. Правильно я тебя выбрал. Знаки не ошибаются, - немного насмешливо произнес хард.
   - Да как вы?! Да кто вам дал право?! - начала орать на него, медленно наращивая обороты. Уж чего-чего, а скандалить я умею. - Из-за вас я не могу попасть к своей маме!
   - Это не моя воля была, знак был на тебя. Я лишь вышел на тебя по намерению, - голос был по-прежнему веселый.
   - Да я вас! - кинулась на него с кулаками, совершенно забыв, что передо мной стоит мало того мужчина, да еще и Безликий.
   Хард Ортан перехватил меня за оба запястья и сжал их.
   - А теперь смотри, хита, - приказным тоном сказали мне.
   Я уставилась на его маску, ничего видя. Потом опустила глаза и вздрогнула от уже испытанного мной сегодня ужаса. Из низа живота харда выстрелил пучок силы, ударил меня в живот, ноющая боль отозвалась тут же в низу живота. Мой пучок силы тут же выстрелил на встречу, они сплелись, и я перестала видеть окружающий мир.
   Теперь передо мной был совершенно другой. Весь мир для меня предстал в переплетении светящихся нитей. Я улавливала контуры вещей, окна. Глядя перед собой, видела очертания человека. Все это светилось, переливалось и пульсировало, как я понимала силой. Той самой силой, которая исходила из меня и была равной всему окружающему.
   Светящий человек подвел меня к окну. Там больше не было леса, там бушевало переплетение энергетических потоков. Я протянула руку и дотронулась до одного из них. Поток подключился ко мне и по нему, через всю меня потекла сила. Ощущение было как будто волна пробегает за волной.
   Мне захотелось посмотреть, что там еще есть и я сделала шаг вперед.
   - Что ты делаешь? - разорвал тишину крик харда Винзора.
   Меня дернули за руку и вкруг меня снова стал обычный мир. Где я стояла в одной рубашке между двух мужчин. Хард Ортан держал меня за талию и прижимал низ живота к моему животу. Хард Винзор сильно тянул меня за руку, чтобы оттащить от Безликого.
   - Я показал ей мир, - спокойно ответил хард Ортан и отпустил меня.
   - Она не готова. Ты ее чуть не перекачал. Посмотри! Хита чуть не ушла в этот мир, - возмущался хард Винзор, притягивая меня к себе и накрывая мантией.
   Но меня все равно трясло как в лихорадке. Хард Винзор крепко к себе прижал и стал гладить по спине, растирая ладонями, так же как до этого делал Теодор.
   - Я бы ее удержал, - попытался возразить хард Ортан.
   - Не сможешь ты ее удержать. Она равна тебе. Ты же знаешь, что тебе нельзя к хите подходить. А ты подключился к ней на прямую. Что ты теперь будешь делать? - не переставая растирать и согревать меня, выговаривал Безликому хард Винзор.
   - Она моя, меня вывело на нее намерение, - упрямо повторил хард Ортан.
   - Да, ты ее нашел, но готовить и учить буду я и мои хаты. Уйди, мы потом поговорим. Хватит на сегодня с хиты, - приказал хард Винзор.
   Хард Ортан вышел из комнаты.
   - Ты как? - поднял мое лицо к своей маске хард Винзор.
   - Сссстрашно, - клацая зубами, сказала ему.
   - Это нормально. Давай ты перестанешь бояться? Я буду с тобой, больше ничего не случиться, - он опять прижал меня и продолжил растирать спину, почти вжимая в себя.
   Я почти согрелась рядом с ним, и дрожать перестала, но страшно было все равно. Весь привычный для меня вдруг предстал передо мной совершенно другим. Когда я видела эти светящиеся силовые линии, во мне не было ни капли страха или сомнения.
   - Что это были за светящиеся линии? - спросила харда, обнимая крепко его руками.
   - Эманации. Хаты должны были рассказать тебе, что наши тела состоят из них. Так вот весь мир тоже состоит из эманаций. Мир мы воспринимает так как настроены наши эманации. Поэтому либо мы видим так сейчас, либо так тебе показал хард Ортан, либо множество еще вариантов. Не торопись еще все узнаешь. Ну как пришла немного в себя? - участливо спросил у меня.
   - Угу, - промычала на его широкой груди, там так уютно было и руки были ласковые.
   - Ночь скоро. Спать пора. Ложись в кровать, - стал поднимать на мне мантию, чтобы снять.
   - Я сама, - заупрямилась тут же.
   - Хита, твоя самостоятельность - дело хорошее, но сколько раз можно говорить, что не интересуешь ты меня, как женщина, - вот вроде ничего обидного не сказал, а зацепило.
   Вздохнув Безликий меня отпустил, позволив раздеться самой. Сняла мантию, хард Винзор кивнул.
   - Ложись, я тебя укрою. Как спина? - заботливо спросил он меня.
   - Побаливает, - немного покривила с правдой. За всеми этими переживаниями, просто забыла о ней. Но завтрашний день мне нужен свободный.
   Меня заботливо уложили и укутали теплым одеялом, подоткнув со всех сторон. Хард сел рядом со мной.
   - Спи, я посижу рядом, - погладил по голове.
   Закрыла глаза, и тут же передо мной вспыхнула картина, которая так потрясла и напугала меня.
   - Так, я все понял. Буду сегодня спать рядом, - произнес хард и начал раздеваться.
   - Вы что! Не надо! - тут же подскочила на кровати.
   - Живьен, мне нужно чтобы ты отдыхала, а не вскакивала от испуга каждый раз, - продолжил раздеваться хард.
   Я с испугом смотрела, как он снял мантию, теплый свитер и остался в тонкой нательной рубашке и брюках, маску он снимать не стал. Хард Винзор обошел кровать и лег с другой стороны, подвинулся ко мне и потянул за руку.
   - Иди сюда, ложись, - позвал меня.
   Испуганная еще больше, сидела на краю кровати, готовая вскочить и убежать от сюда как можно дальше.
   - Живьен, мне еще раз повторить, что ты меня не интересуешь? Мне показалось, что в последний раз обиделась на эти слова, - улыбка прозвучала в его голосе. - Ложись, не бойся, и перестань трястись так.
   Поддалась на его уговоры и подползла к нему. Хард Винзор положил мою голову к себе на грудь, обнял рукой, прижал к себе.
   - Ну, не страшно? - улыбаясь, спросил меня.
   - Вроде нет, - не уверенно произнесла.
   - Отдыхай, - тихо сказал хард Винзор и замолчал.
   - А вы тоже испугались, когда эманации увидели? - не выдержав, спросила молчащего харда.
   - Все пугаются. Это нормально. Мозг привык видеть картинку мира, а тут ему показывают совсем другую. Мозг сначала пугается, а потом начинает упорно сопротивляться. Ты еще почувствуешь это. Все будет зависеть от накопленной силы. Если быстро накопишь, меньше времени уйдет на сопротивление. Потом будет период обучения использования своей силы. Это самое интересное, - он говорил спокойно и уверенно, от его голоса, тона становилось легко и приятно.
   Мне уже казалось, что я все смогу, все преодолею. Накоплю силу, смогу ходить по воздуху, как по ступенькам, создавать свою отдельную реальность. И вот под этот мягкий голос уснула совершенно спокойно.
  
   Утром проснулась оттого, что выспалась. Сладко потянулась, рядом никого не было. вся моя одежда была развешена на стульях, рядом с кроватью. Немного повалявшись на огромной кровати, вспомнила про естественные надобности и поднялась. Не может же быть так, что в такой огромной комнате не быть удобств. Были, нашлись.
   Когда вышла после приведения себя в порядок, на столе стоял горячий чай и булочки с повидлом, которые пахли очень ароматно. И опять же никого.
   Позавтракала в одиночестве и в задумчивости подошла к двери, открыла. Лестницы не было. Как же они спускались здесь? Присела, старательно рассматривая пространство перед дверью.
   - Хита Живьен, вы хотите спуститься? Как вы себя чувствуете? - услышала вопрос харда Винзора, оказалось, он сидел за своим столов в кабинете.
   - Хочу понять, как вы спускаетесь здесь, - пояснила ему.
   - По силовым линиям. Подожди, я сейчас, - стал подниматься ко мне.
   Я во все глаза таращилась на его ноги, стараясь рассмотреть хоть что-то. Но, кроме того, что хард поднимается, наступая по воздуху, ничего не увидела. В одно мгновение мне даже показалось, что все, что случилось вчера, мне лишь пригрезилось, может быть, во сне приснилось.
   Хард Винзор поднялся, легко подхватил меня на руки и спустился вместе со мной.
   - Вы спускаетесь по эманациям? - все же спросила его, так ничего не увидев вокруг.
   - Да, ты правильно поняла. Когда то здесь была лестница, от нее остались эманации. По ним столько раз спускались и поднимались Аорды, что эманации закрепились и стали самостоятельными, даже после разрушения лестницы.
   Меня поставили на пол. Я в задумчивости смотрела на пустую стену. Нет, хоть убейте меня, ничего не вижу.
   - Не видишь? - спросил из-за спины хард Винзор. Отрицательно мотнула головой. - А так? - меня пять больно ткнули под лопатку.
   Теперь я видела лестницу. У нее были ступени, и даже перила. Лестница состояла из светящихся волокон, но выглядела вполне физически ощутимая. Подошла, попробовала ее рукой, на ощупь как будто твердая. Шагнула на нее и почувствовала упругость дерева по ногой. Тут же поставила другую ногу, затем стала подниматься. Так интересно было это попробовать! Я взбежала вверх, развернулась и спустилась вниз, потом снова вверх и вниз. И так несколько раз, пока меня не остановил голос харда Винзора:
   - Хита Живьен, как твоя спина? - в его голосе скорей была улыбка, чем насмешка.
   - Забыла совсем, - рассердилась на себя. Как могла забыть? Мне же свободный день нужен был. Решила воспользоваться ситуацией, - А вы можете показать мне замок?
   - Могу, только давай я сделаю кое-что из срочного, - сказал мне хард Винзор.
   Он сел за стол и стал быстро переписывать что-то из одной тетради в другую. Я пошла вдоль стеллажей книг. Кабинет, видимо, служил хозяину и как библиотека.
   Все какие-то странные, многие написаны на не понятном мне языке. Обложки дорогие, видно раритеты. Прохаживаясь по кабинету, специально заглянула в то что переписывал хард Винзор, опять тот же не понятный язык. Он тогда говорил, что у них свой язык Аордов, интересно.
   Прогуливаясь, обратила на одну странность, я, то видела лестницу, то она пропадала. Стала присматриваться, при каком положении вижу ее. Крутилась, вертелась, поворачивала голову, приседала, выглядывала из-за угла. Потом все же определилась - левой стороной, или точнее сказать левым глазом вижу, а с правой стороны лестница пропадает. Меня такой феномен очень заинтересовал. Стала обследовать таким образом весь кабинет, столько открытий для меня было!
   Оказалось, что не только лестница была видна левой стороной, но еще некоторые стеллажи с книгами появлялись и вот стул один неожиданно возник, когда мимо проходила. Я так воодушевилась, что по лестнице взлетела на верх, и стала осматривать комнату наверху.
   Первым делом отправилась к окну. И так крутила и в другую сторону, не получается. Ладно, примемся за простые вещи. Получилось так: если смотреть прямо вещи, предметы видятся обычными, а вот такие, которые подобны лестнице, видны только с левой стороны.
   Снова вернулась к окну, я упрямая, мне интересно добиться результата, тем более я видела уже мир за окном, и мне хотелось самой его найти. Стала медленно поворачиваться и смотреть во все стороны, все равно не получалось.
   - Давай помогу, - раздался голос харда Винзора рядом.
   - Ага, давайте, - тут же согласилась в азарте.
   Хард подошел в плотную, и увидела, как его сила вышла из низа живота, толкнула меня и переплелась с моей силой. Вот тут мир и стал таким каким я его видела вчера. Эманации пересекали все пространство. Никаких эмоций кроме спокойствия и осознания того что весь мир равен мне а я равна миру у меня не было. все было просто, доступно и понятно.
   Я смотрела во все глаза, стараясь впитать в себя как можно больше знаний, но протягивать руку в этот раз не стала, да и не возникло такого желания.
   Разорвал этот контакт хард Винзор. Мы оба тяжело дышали, по вискам текли капельки пота, меня трясло, но уже не от страха, а от напряжения.
   - Ты молодец, быстро учишься. Теперь отдыхай, тебе нужно восстановиться, - тихим уставшим голосом произнес хард Винзор, подошел к столику, налил холодного чая и принес мне. Я с жадностью напилась.
   - Умоюсь, - коротко сообщила ему и пошла в душевую.
   Умыла лицо и вышла. Хард Винзор сидел на диване в усталой позе.
   - Раздевайся и ложись, тебе необходимо выспаться. У тебя хорошо получается, но сил потратила много, - тихо сказал хард Винзор.
   - А вы? Вы же тоже устали, - сказала ему.
   - Мне еще дела надо делать и обучение хатов вечером, - сказал хард Винзор, - я здесь отдохну и уйду. Ты спи.
   Сняла платье и рухнула в кровать. Сквозь сон почувствовала, как меня укрывают, а потом погладили по голове.
  
   Проснулась и поняла, что уже утро, может быть раннее, но утро. Вот время летит, хотя отдохнула, чуть меньше суток отсыпалась. Рядом послышался вздох, повернула голову, хард Винзор прижимался к моему плечу лбом, но на нем по-прежнему была маска. Так интересно было увидеть его лицо.
   В этот раз мужчина спал практически раздетым, только нижние штаны были на нем. "Становимся прям как супруги" - усмехнулась себе. Осторожно стала вставать, подложила вместо себя подушку, руки харда тут же прижали ее к себе и сквозь нее послышалось: "Жени". Замерла на месте, так меня только мама звала. Наверное, имя своей возлюбленной вспомнил, усмехнулась про себя и потихоньку вышла умыться.
   Кушать хотелось по страшному, на столе ничего не было. Подошла к двери, лестницы нет. Вот, Вайтах! Уже умытая и одетая, начала снова вертеться, чтобы увидеть лестницу. В какой-то момент получилось, облегченно выдохнула и стала спускаться. Надеюсь, сегодня у меня получиться обследовать замок.
   Выглянула в коридор и, убедившись, что никого нет, с уверенным видом вышла. Стала неспешно идти и оглядываться по сторонам. В конце коридора оказалась лестница, спустилась примерно два этажа, вкусно запахло едой. Так и пошла на этот привлекательный аромат. Ведь мне никто не запрещал искать что-то вроде столовой.
   Дверь была раскрыта, поэтому запахи разносились повсюду легко. Зашла в большое помещение и поняла, что это кухня. Огромные котлы стояли на длинной плите, поварешки размером с мою голову весело помешивали содержимое котлов. Один не высокого роста повар с довольной улыбкой строгал зелень ножом.
   - Старанья, - повернулся ко мне с улыбкой повар.
   - Старанья, - ответила на автомате сквозь зубы, потому что боялась умереть от захлебывания слюной.
   - Хита? - оживился повар, - давно здесь не было хиты. Новенькая? - бросил все и довольный подошел ко мне, вытирая руки о кухонное полотенце идеально белизны.
   - Я Сатор, - произнес повар и протянул руку, - как видите повар.
   - Это вы один со всем этим управляетесь? - удивилась тому, что вокруг больше не было никого.
   - Обычно мне Тарита помогает, почистить, помыть, убрать. Но женщина приболела, простыла где-то. Вот пришлось одному готовить, - показал широким жестом на свои владения повар.
   - А можно мне чаю? - робко попросила, не зная местных порядков.
   - Конечно, хита, сейчас налью, - повернулся он в сторону чайника, потом остановился, - Может, ты позавтракаешь? У меня уже каша готова, и бутерброды с маслом можно быстро сделать, - перечислял повар, доставая тарелки из огромного шкафа, а я голодными глазами смотрела на эти приготовления, благодарная маске за то, что этого не видно.
   За быстро поданным завтраком, сидела молча и с удовольствием ела горячую кашу, запивая чаем с бутербродом. Сатор все время безумолку болтал, рассказывая о местных событиях, важных с его точки зрения.
   Вот скоро будут игры, и многие разъедутся по домам, потому что обучение у них будет закончено. А ему Сатору будет меньше работы. Зеленщик заламывает цены и это при том, что Сатор оптовый покупатель, а хард Винзор подписывает все счета не глядя. Ну, кто же так ведет хозяйство? Прежний хард Шенсил скорпулезно проверял каждую копеечку, правда, из-за этого у него обучение страдало, поэтому он тут надолго задержался. А вот хард Винзор уже собрал свою команду для игр. Скорей всего он победит, потому что почти сутками готовит своих хатов.
   - А хита в какой команде? - озадачил меня вопросом Сатор.
   - Не знаю, - растеряно ответила я.
   - А кто хиту готовит? - спросил со знанием дела Сатор.
   - Теодор и Лоренс, - ответила словоохотливому повару.
   - Так значит хита ты в команде харда Винзора, - довольный сообщил Сатор.
   - А кто такой хард Ортан? - задала интересующий меня вопрос.
   - Претендент на место харда Винзора. Ты знаешь его? - тут же поинтересовался Сатор.
   - Мне сказали, что он меня нашел, - пояснила Сатору.
   - Тогда, скорей всего, тебя заберет на игры в свою команду, - кивнул головой повар.
   - Как заберет? И мне придется против харда Винзора быть? - удивилась и покоробилась от этой новости.
   - Тогда придется. Но хард Ортан хиту может не взять в команду, - снова озадачил меня повар.
   - Потому что я женщина? - спросила у него.
   - Ну да. Это известный факт, что женщины на играх гибнут. Еще ни одна не выжила. Последняя погибла несколько лет назад. Они тогда с хардом Винзором еще хатами были. Их разделили в разные команды, хотя обучались они вместе, но хита Марсия сорвалась с обрыва, не удержавшись руками, - трогательно и таким трагическим тоном рассказывал Сатор, что у меня слеза навернулась на глаза.
   - Сатор, не хочу я погибать на играть. Мне к маме надо, болеет она, а я лекарь. Помоги, а? - попросила повара.
   - Хита, ты хоть понимаешь, о чем просишь? - возмутился повар.
   - Сатор, я же все равно погибну на играх, ты же сам говорил только что, что ни одна женщина не выжила на них. А мне маму вылечить надо, - я с мольбой смотрела на него, да еще тут так удачно трогательная слезинка скатилась после рассказа о гибели хиты Марсии.
   - Ты переход сделала, у тебя обратного пути нет, - пытался что-то втолковать мне Сатор.
   - Мне маму вылечить нужно, сердце у нее. Если я погибну на играх, она тоже умрет. Уже третий день тут, представляешь, как она беспокоиться? - еще одна слезинка и взгляд такой умоляющий.
   - Да чем я могу тебе помочь? - воскликнул Сатор, начиная сдаваться под моим натиском.
   - Ты меня из замка выведи, а дальше я сама доберусь до Арзаса, - продолжала хлюпать носом, но верно и предано смотрела на моего потенциального спасителя.
   - Так не годится, пока доберешься, тебя двадцать раз хватятся и найдут. Харды, понимаешь, мягкие в основном, но могут быть и очень безжалостными к непослушным. А ты как раз напрашиваешься на расправу хардом Винзором. Он знаешь какой? Это в хозяйстве не очень строг, но в общине порядок держит железной рукой. - Качал головой недовольно повар.
   - А что он тогда так со мной носиться? - удивилась его рассказу.
   - Когда хита или хат обучаются со старанием, хард Винзор со всеми возится, как с детьми. Многие из-за этого думают, что он мягкотелый, но можешь мне поверить, там железо вместо сердца. - Кивками головы подтверждал каждое свое слово повар.
   Повар помолчал, а потом неожиданно добавил:
   - Как мне кажется, он из-за этого так и не женился.
   - Как это? Здесь, что есть семейные? - поразилась такой новости.
   - Конечно! У многих есть семьи. Сюда приходят обучаться. Только срок у всех разный, все зависит от старания и способностей. После игр многие к своим семьям разъезжаются. Вот хард Винзор никогда никуда не уезжает. То есть он, конечно, появляется редко в городе, но всегда с защитой, - потрясал меня новыми знаниями Сатор.
   - Что же это за защита такая? От кого или чего? - спросила повара.
   - Это ты лучше у хатов или хардов спрашивай. Я так не могу объяснить, как они, - отмахнулся от меня Сатор и перевел взгляд на невероятных размеров кастрюлю.
   - Сатор, так что, поможешь? - снова попросила его.
   - Хита, ты пойми, тебя все равно вернут, - стал говорить повар, сам в это время увлеченно пробуя варево из кастрюли, - Вот! Теперь нормально, - произнес Сатор, и кастрюля сама приподнялась над плитой и медленно поплыла к металлическому столу, на котором уже стояла другая точно таких же размеров.
   - И пусть, - угрюмо сказала ему, - мне бы маму увидеть. Я же переживаю. Сердце у нее больное.
   - Ладно, помогу тебе. Придумаю что-нибудь. А в Арзасе уж ты сама будешь думать, как тебе спрятаться от Аордов, - решился повар.
   - А когда? Сегодня можешь? - вспомнила, что хард Винзор как раз отсыпается после вчерашнего обучения.
   - Сегодня зеленщик обещался быть, так что подумаю, - кивнул Сатор, - Только ты смотри никому на глаза сейчас не попадайся.
   - А давай я тебе помогать буду, - тут же предложила ему, - раз уж Тариты нет.
   Сатор очень обрадовался.
  
   Зеленщик прибыл через пару часов. Сатор ушел с кухни оставив на мне помешивать поварешки. Когда вернулся, я уже была вся в мыле ворочать такие тяжести.
   - Договорился. Сказал, что тебе надо в город, подвезет. Защиту не одевай, люди Аордов боятся. Теперь бери вот эти корзинки и пошли, - Сатор повернулся к плите, и она погасла, - Чтоб не подгорело, - пояснил он мне.
   Шли мы каменным коридором недалеко. Хозяйственный двор можно было узнать сразу по огромному количеству корзин и ящиков, а так же кусков брезента.
   - Дедье, вот девушка, она поедет с тобой. И учти она припадочная, если чуть волноваться начнет, сразу начинает орать во все горло. Так что ты ее береги, не травмируй своими рассказами и байками, - суетился вокруг нас Сатор, усаживая меня на телегу.
   - Припадочная? - шепотом спросила у повара.
   - Приставать не будет, - подмигнул он мне.
   - Поехали, - важно сказал Дедье и хлестнул по крупу лошади. Телега выехала за распахнувшиеся ворота.
   За воротами замка было сыро, мокро, пасмурно. Телега тряслась по хлюпкой колее, стараясь бухнуться в лужу поглубже, и обдать жижей мои ноги посильнее. Лошаденка шла не спеша, понуро кивая головой. Вокруг стоял голый лес, ни одного листика не радовало взгляда на ветках.
   Обернулась, замка не было, лишь одна бесконечная разбитая, в ухабах дорога.
   - Не видишь замка? - усмехнулся Дедье, - и не увидишь. Ты как к ним попала?
   - Тарита подобрала на дороге, я от перегонной кареты отстала, - не стала скрывать.
   - Тогда понятно. Нечего тебе девка там делать. Там дела темные творятся. Люди приходят и пропадают там. Они их в подземелье заточают и дух из них по капле пью. Тем и питаются, - с сознанием дела рассказывал зеленщик.
   - А зачем вы тогда продукты им возите? - стала про себя посмеиваться.
   - Так все равно люди. Кроме духа людского им еще пища нужна. Вон кум мой Жан, мясо им поставляет. Мы так с кумом прикидывали, в замке не меньше трехсот Безликих живет, а может и вся тысяча, - важно говорил Дедье.
   - Дяденька, страсти-то какие! - в испуге сказала ему, - Вы меня не пугайте, а то я ж кричать буду.
   Зеленщик замолчал и продолжал нахлестывать понурую лошадку, но долгого молчания не выдержал и снова заговорил. Вот теперь он рассказывал про свою семью и всех дальних и ближних родственников. Кто чем болел, кто на ком женился и кто у кого родился.
   Под этот долгий и бесконечный рассказ к вечеру мы въехали в Арзас.
   - Тебе куда? - спросил зеленщик, проехав две поперечные улицы.
   - Да, пожалуй, я сойду, дальше сама доберусь, - соскочила с жесткой телеги.
   - Ну, бывай, - попрощался Дедье и поехал дальше.
   Я проводила взглядом телегу, удостоверившись, что за мной не наблюдают, отправилась в сторону площади. Свой рюкзак с лекарствами оставила в комнате харда Винзора, нужно было срочно травок купить и потом бежать домой.
  
   Мамочка встретила меня на пороге.
   - Жени, девочка моя, я тебя в окно увидела, когда ты бежала по улице. Где ты пропала? С перегонной каретой не приехала, мы беспокоились, - тихо говорила мама, но в голосе было столько тревоги за меня.
   - Я от кареты отстала, меня приютила хорошая женщина, а потом помогла в город добраться, - успокаивала ее я. Нельзя ей волноваться, вон какие круги под глазами, плохой признак, - Как ты себя чувствуешь? Ты написала, что заболела, что болит? Где? Рассказывай, - расспрашивала ее, одновременно раздеваясь и снимая грязную обувь.
   Потом мы пили чай, и мама рассказывала, как прихватило сердце, и отец настоял, чтобы она написала мне письмо.
   - Правильно сделал. Что ж я зря училась на лекаря, чтобы тебя другие лечили? - согласилась с папиными доводами.
   - Так у тебя пациенты, а ты сорвалась из-за одной меня, - пыталась протестовать мама.
   - Ты у меня единственная. И из-за тебя я многое могу сделать, - возразила ей.
   Заваривала травки, стоя у плиты, и радовалась тому, что я дома. Конечно, я выросла и у меня давно своя взрослая жизнь, но родной дом, там где любимые мама и папа ничего не заменит. Блаженное тепло растекалось внутри меня, здесь было спокойно и безопасно.
   Когда раздался стук в дверь, от неожиданности вздрогнула и отправилась открывать. На пороге стоял Теодор, без маски.
   - Старанья, Живьен, - улыбаясь произнес он. Коленки подкосились.
   - Жени, кто там? - спросила мама и вышла из кухни в прихожую.
   - Светлых духов вам в дом, госпожа Расли. Так вот в кого Живьен такая красавица, - с улыбкой произнес Теодор и протянул маме руку, проходя мимо остолбеневшей меня.
   - Жени, кто это? - смотрела во все глаза на Теодора мама.
   - Живьен не сказала? - удивился Теодор.
   - Нет, - ответила мама, старательно его рассматривая.
   - Я Теодор Берлиз, жених вашей дочери. Дорогая, надеюсь, ты помнишь, что мы теперь вместе? - повернулся Теодор ко мне и поцеловал мне руку.
   Все это было произнесено милым и улыбающимся молодым человеком. Его тон, манера держаться и говорить все располагало к себе.
   - В каком смысле вместе? - подозрительно спросила мама.
   - Не в том смысле, в каком подумали вы, госпожа Расли. Живьен моя судьба и я буду счастлив, если она пройдет весь путь со мной до конца, - улыбаясь, сообщил моей маме Теодор.
   - Проходите, будем знакомиться, - пригласила его мама.
   - Слушай ты, жених, - зашипела на него я.
   - Тихо, я за тобой, - спокойно ответил мне Теодор. - Скандал или похищение устраивать не собираюсь.
   - У меня мама болеет, мне ее вылечить нужно, - так же шепотом сказала ему.
   - Перестаньте шептаться в коридоре, проходите и поговорим, - позвала нас из комнаты мама.
   - Я помогу, - обняв за плечи, Теодор ввел упирающуюся меня в комнату.
   Мама внимательно посмотрела на нас.
   - Что-то, дочка, не вижу у тебя особой радости при встречи с женихом, - сказала мама.
   - Она за вас переживает, и считает, что ваше здоровье важнее нашего будущего. Я правильно понял, Живьен? - пояснил моей маме, обаятельно улыбающийся Теодор.
   - Правильно, - буркнула ему.
   - Не надо, дочка, так за меня переживать. Ты приехала, мне уже стало легче, теперь вот твой жених здесь. Скоро отец вернется, все вместе будем ужинать. Господин Берлиз, вы где остановились? - спросила мама.
   - Зовите меня Теодор, я еще нигде не останавливался. Не прогоните? - улыбаясь, поинтересовался парень.
   - Живьен? - повернулась ко мне мама.
   - Пусть остается, - отвернулась недовольная.
   Даже если прогоню его, в следующий раз может хард Винзор или еще хуже Ортан прийти. Пусть уж лучше Теодор будет.
   Отец долго присматривался к Теодору, расспрашивал много, из какой семьи, где живет, чем занимается. Отцу не очень понравилось, что Теодор еще обучается. Не правильная семья получается - жена работает уже, а муж учиться. Но выбор все равно оставил за мной. Запрещать не стал.
   Вечером мы долго сидели с мамой на кухне, я расспрашивала ее здоровье, она о моей жизни. Отец ушел спать, Теодору тоже постелили в отдельной комнате. Посиделки были не долгими, маме надо отдыхать.
   Когда лежала в постели, сквозь стену прошел Теодор.
   - Ты что тут делаешь? - шепотом возмутилась на него.
   - Живьен, давай поговорим, - сказал Теодор, присаживаясь ко мне на кровать.
   - То, что ты убежала, узнали практически сразу. Я вызвался тебя найти, это было не сложно, зная как тебя зовут, и куда ты направлялась, - взял мою руку в свою Теодор.
   - Хард Винзор зол на меня?
   - Нет, он спокоен. Он знает, что ты вернешься, - мягко перебирал пальчики Теодор. - Живьен, пойми, у тебя теперь только один путь - Аорды.
   - Женщины на играх всегда погибали, а мне маму надо вылечить, - упрямо сказала ему.
   - Женщины действительно погибают на играх. Но у тебя есть я и Лоренс, - сжал мою руку Теодор.
   - Хард Ортан может меня забрать к себе в команду, - все так угрюмо сказала ему.
   - Может, - согласился Теодор, - но тут уже все будет зависеть от решения всех хардов.
   - Расскажи мне, почему хард Ортан сказал, что я его? Что это значит? - беспокоила меня эта мысль.
   - Да ничего особенного. Все люди делятся на пять видов свечений эманаций. Четыре вида больше всех распространены, пятый вид встречается достаточно редко. У тебя такое же свечение, как у харда Ортана, ты являешься, можно так сказать, его энергетическим двойником. Когда он искал себе замену, намерение вывело на тебя. - Вроде понятно объяснил Теодор, но все равно что-то не сходилось.
   - А почему хард Винзор сказал, что нам нельзя встречаться?
   - Хард Ортан дал тебе часть своей энергии, перестроив все эманации. Вы стали практически с одинаковым энергетическим полем, вас будет притягивать друг к другу, ваши эманации будут стремиться слиться.
   - И это значит? - почувствовала подтекст в этих словах.
   - Это значит будет слишком сильное притяжение у вас. Не переживай так, мы с Лоренсом будем рядом, - снова пожал мою руку Теодор.
   - Зачем ты родителям сказал, что мой жених? - после паузы снова спросила.
   - Потому что с незнакомым молодым человеком тебя не отпустят. А если нужно будет, то мы с тобой поженимся, - подмигнул мне Теодор.
   - Что?! - села на кровати.
   - Живьен, если твои родители не отпустят тебя без свадьбы, мы поженимся, - спокойно произнес Теодор. - Я же говорил, что похищение в мои планы не входит.
   - Ты меня удивляешь. Зачем тебе все это? - все эти планы в голове не укладывались.
   - Давай поговорим потом, уже пол ночи прошло, спать нужно, - накрыл меня одеялом напросившейся жених и вышел из комнаты опять через стену.
  
   Утром застала беседующих Теодора и маму на кухне. Мама улыбалась, лицо у нее было светлое, круги под глазами стали почти не заметны.
   - Ты сегодня лучше выглядишь, - сказала ей.
   - Мне Теодор замечательный чай заварил, вот и чувствую себя лучше, - мама была очень довольна знакомством. Оставалось только выяснить, что мне делать со всем этим.
   - А когда у вас свадьба? - спросила нас мама и я поперхнулась чаем.
   - Госпожа Расли, я учусь, а ваш муж вчера намекнул, что хотел бы дл своей дочери мужу, который в состоянии обеспечивать семью, - спокойно сказал Теодор.
   - Вы отказываете? - расстроилась мама.
   - Что вы! Я готов, хоть сегодня! - в полной уверенности заявил Теодор.
   - Готов, значит? Хорошо, тогда сегодня, - тут же согласилась мама.
   - Я не готова! - возразила ей, - Мам, куда ты торопишься? Теодор, закончит обучение, я тебя подлечу, - начала ее уговаривать.
   - Нет-нет-нет! - затрясла головой мама, - Слышать ничего не желаю. Когда мне с сердцем стало плохо, первая мысль была - с кем моя девочка останется. Все решено! Свадьба сегодня!
   - Мама! - громко окрикнула ее, потом притушила немного возмущение, которое выглядело бы не уместно, - ну какое сегодня? Платья нет, гостей и родственников не успели пригласить, служителя, где искать будем? Опять же Теодор обучение не закончил, - начала перечислять все препятствия.
   - Жени, твои возражения не уместны, другая девушка радовалась бы свадьбе. Служителя Храма Семьи я найду, платье мое свадебное оденешь. Теодор вам нужны гости? - повернулась к парню мама.
   - Только если вы пожелаете, - покорно склонил голову он. Вот ведь, Вайтах!
   - Все! Решено! Я пошла искать служителя, - мама решительно направилась к дверям.
   - Госпожа Расли, позвольте я займусь поисками. Все же погода осенняя, а вам нужно Живьен подготовить к церемонии, - мягко произнес маме Теодор, сжимая мою руку, останавливая очередной поток возражений.
   - Теодор, а вы сможете в незнакомом городе найти служителя Храма Семьи. У нас они бывают только наездами, - засомневалась мама.
   - Я найду, не сомневайтесь, - заверил маму Теодор.
   Сидела оглоушенная такой перспективой. Сначала из меня сделали Безликую, потом показали мир с его эманациями. Теперь вот замуж выдают. И это все за последние три дня! Не многовато ли на одену маленькую меня?
   - Жени, ты что сидишь? Поднимайся, и готовимся к свадьбе, - решительно сказала мама.
   Вот тут меня завертел тайфун под названием - подготовка невесты к свадьбе. Были срочно вызваны соседки, портниха, парикмахер и служитель Храма всех молящихся, так на всякий случай, вдруг Теодор не найдет служителя Храма Семьи.
   Отец в срочном порядке был вызван из муниципалитета города, с приказом забежать в кондитерскую и купить самый огромный торт, причем причин папе такой покупки впопыхах не сказали и он купил с надписью: "С новорожденным!".
   Меня первым делом засунули в бадью с горячей водой, терли точно до самых ребер, по крайней мере, было ощущение, что все выше них содрали мочалкой или наждачкой. Волосы промокали несчетное количество раз полотенцем, заставляя их высохнуть против воли.
   Успокаивало во всем этом бедламе только одно - жениха не было видно.
   Платье терзали отдельно. По преданию в нем выходила моя настолько дальняя родственница, уж не помню какое колено по маминой линии. Самая главная особенность платья была, что пра-пра-пра и так далее была в браке: а) многоплодна, б) была счастлива.
   Учитывая мои планы на будущее - быть независимой и зарабатывать на свою жизнь своим трудом и знаниями, для меня платье имело сомнительную ценность. Но возражать было бесполезно, на другое платье просто не было денег.
   Волосы совместными усилиями были практически высушены, приведены в порядок и парикмахер принялся за них. Зеркало мне не давали, не смотря на мои просьбы и угрозы. Парикмахер был не преклонен. Но судя по лицу моей мамы, что-то происходило не то. Из-за этого я дергалась и переживала.
   Отец периодически заходил и интересовался: "Не появлялся ли жених?" на него шикали и выпроваживали из комнаты.
   Наконец, мне выдали зеркало. Шок накрыл меня сразу и опускать не собирался. Челюсть свело так, что сказать слово без дрожи в голосе я не могла.
   - Вайтах, - прошипела я тихо, потому что мама не одобряла моих ругательств.
   И только сейчас я поняла как мы близки с мамой. Спасибо ей родной, она вежливо и очень корректно выставила парикмахера и даже деньги заплатила. Но эти фонтаны Арзаса на моей голове своей рукой разрушила.
   Мамочка встала за моей спиной и за десять минут сотворила чудо красоты. Заплела косу, сложила ее в корону на моей голове, а сверху прикола вуаль. Как-то не принято у нас на свадьбах носить вуаль, но мама по обычаям своей семьи считала, что она должна быть обязательно. Потом ей же накрывали в колыбели новорожденного "На счастье". Слезы навернулись на глаза от этого воспоминания. Мне мама всегда говорила, что когда буду выходить замуж, то у меня будет вуаль. И это было красиво, удивительно шло мне.
   Отец сильно переживал отсутствию жениха, я же тихо радовалась. Нет, ну а вдруг так повезет, что пропадут все эти Безликие из моей жизни? И я буду тихо-мирно заваривать отвары для своих пациентов, выйду замуж за какого-нибудь лекаря, он приберет к рукам мою практику. Бррр.
   В общем, когда раздался стук молотка в дверь, я с надеждой кинулась к дверям. Внизу стояли двое мужчин: Теодор и служитель Храма Семьи.
   - Жених и служитель пришли! - сообщил глухим и слепым отец, которых среди нас не было.
   Женщины выпорхнули им навстречу, радостно щебеча о том как они счастливы видеть Теодора, остальное слушать я не стала, подобрав подол бирюзового платья, убежала в свою комнату. Служитель не должен молодых видеть в одном помещении до свадьбы, считалось плохой приметой - детей не будет.
   Забежав в комнату, рассмеялась. Какая мне разница, сколько может быть в предполагаемом браке детей? Я вообще не понимаю, зачем и почему происходит эта свадьба. Однако, инстинкт на примету сработал.
   Я стояла перед зеркалом и придирчиво себя осматривала. Раздался стук в дверь.
   - Войдите, - сказала, предполагая, что это отец зашел перед свадьбой меня благословить.
   - Ох, ничего же себе! - раздался голос Теодора, -Ты просто красавица.
   - Правда? - повернулась к нему.
   - Живьен, ты неописуемо красива, - сказал парень.
   - Теодор, я не понимаю, что происходит. Зачем вся эта свадьба? Всегда считала, что если выйду замуж, то только по большой любви, - сказала ему, а в голове пронеслось продолжение: "Или по большому расчету".
   - Давай мы с тобой пройдем этот ритуал, а потом я тебе все объясню. Я видел, для твоих родителей это важно, неужели ты не сделаешь того, что нужно твоим родителям?
   Это был коварный вопрос.
   - Конечно, сделаю, - кивнула ему.
   - Тогда вперед, нам с тобой еще столько придется совершить! - улыбаясь, сказал Теодор, взял мены за руки и пожал их, а в глазах сверкала смешинка.
   Он взял меня за руку и торжественно вывел из моей комнаты. Это было символично - невесту выводить из спальни невинной девушки во взрослую семейную жизнь.
   Мы спустились по лестнице по еловым ветка. Сейчас осень, ель практически единственное зеленое дерево сейчас. Мы должны были пройти по свежей зелени, как бы впитать в себя ее рост и жизнь.
   Гостиная внизу была заполнена любознательными соседками, которые очень желалаи разнести новости по округе, и их детьми. Все это суетилось и попадалось под ноги, сбивая всю торжественность момента. Разумеется, если бы все готовилось заранее, ничего подобного не было. Гости все были бы заранее отсортированы.
   А теперь меня вел на середину комнаты Теодор, молодой человек, которого я знала три дня. Он готов был на мне жениться по всем законам, чтобы забрать в обитель Безликих и продолжить обучение.
   Вся в этих сомнениях, я смотрела в пол, стараясь не поднимать глаза. Когда Теодор остановился, я тоже замерла на месте. Кроме моих родителей, не тех людей я ожидала видеть на моей свадьбе. Мне нудны были мои ближайшие кузины, подружки. Ну уж никак не соседки.
   На встречу нам вышел служитель Храма Семьи.
   - Сестры и братья, мы собрались здесь, чтобы встретить двух молодых людей, желающих соединить свои судьбы - дальше служитель произносил речь, как важна семья в нашем обществе. Как важен конкретно именно это союз. Много нового о себе узнала .
   Выслушала всю эту речь с опущенными к полу глазами, даже ни разу их не подняв. Теодор уверенно держал меня за руку, иногда поднося мои пальчики к губам, и целовал, стараясь меня приободрить.
   - Муж имеет все права на свою жену, теперь может поцеловать ее, - услышала завершающие слова брачной церемонии.
   В этот момент мне показалось что-то настораживающее в голосе служителя, и я подняла глаза на него. Обычно это были безликие мужчины. Здесь же передо мной предстал мужчина средних лет, седой, причем видно было, что седина явно ранняя. И самое главное он был такой красивый! У меня сердце затрепетало при одном только взгляде на него. Челюсть предпочла жить своей жизнью.
   Я смотрела неприлично на служителя и совсем этого не понимала. Он тоже не мог оторвать от меня взгляда. Я ничего себе не объясняла, единственное, что было ощутимо, и могла осознано понять, это было: "Он мой мужчина. Только с ним буду счастлива".
   Весь остальной мир просто померк рядом с ним. Мы стояли напротив друг друга, не отводя взгляд.
   - Живьен, - тихо позвал меня Теодор.
   - А? - обернулась к нему и встретилась с его глазами, наполненными тревогой.
   - Поцелуй, - тихо напомнил о себе мой жених.
   - Ах, да, - пыталась собрать свои мысли в кучку.
   Меня преследовал взгляд синих глаз служителя. Теодор наклонился, и я почувствовала горячие губы на своих губах. Глаза закрылись, и перед моим взором встал служитель. Мне казалось, что именно он меня целует, я не смогла удержаться и ответила ему со всей страстью, со всем желанием, что закипели во мне при одном его взгляде.
   Мы целовались долго, мучительно долго и сладко, хотелось большего, но Теодор оторвался от меня и я не сразу, но вспомнила всю реальность. Как же стыдно! Целовать мужа, думая в это время о другом.
   Взгляд тут же уперся в пол.
   - В знак верности и любви, - сказал служитель, - оденьте оруны.
   Оруны - наши обручальные обручи, которые мы одеваем на шею. У богатых они выглядят как настоящие ювелирные украшения. На наших была лишь маленькая звездочка, которая слегка позвякивала при соприкосновении с обручем, скорее похожим на жесткую цепочку.
   Отец протянул мой орун Теодору, сделанный из серебра. Теодор развернул меня к себе спиной и одел его на шею. Теперь была моя очередь. Мама поставила под ноги маленькую табуреточку, чтобы я могла дотянуться.
   - Сейчас был заключен брак между этими людьми. Вы все стали свидетелями этого. Жених, проводи свою невесту, - произнес последнюю ритуальную фразу служитель.
   Теодор взял меня на руки, вышел из комнаты, полную гостей, и понес по летнице вверх в мою комнату.
   У меня все плыло перед глазами, я была оглушена, не могла понять, как такое могло произойти со мной. Мелкая дрожь стала пробегать по телу. Теодор обнял меня, стараясь отогреть от внезапного озноба.
   В моей комнате ждал роскошный ужин. Мама позаботилась о нас. Мы выпили белого вина, которое разлил по фужерам Теодор.
   - За тебя Живьен! - произнес тост Теодор.
   Я же выпила молча, начинала осознавать случившееся и, представляя, что должно произойти. Меня пугала вся эта ситуация.
   - Живьен ... - начал Теодор, но я его остановила.
   - Теодор, зачем все это? Мы с тобой знакомы всего несколько дней, - сидела на кровати и вертел фужер в руках.
   Теодор присел рядом на кровать, я отодвинулась от него. Парень придержал меня за талию.
   - Живьен, ты, что боишься меня? - удивился Теодор.
   Старалась на него не смотреть, мне было страшно и непонятно в одно и тоже время.
   - Бедная, ты моя, напуганная девочка, - прижал к себе, - Не бойся меня, я тебя не трону, - тихо, почти в самое ухо сказал теперь уже мой муж.
   - Не тронешь? - подняла на него глаза в изумлении.
   - Нет, Живьен, ты для меня гораздо больше, чем просто женщина, - стал снимать с меня вуаль.
   - Я же тебе теперь жена, - напомнила ему.
   - Нет, Живьен, не жена, - улыбнулся мне Теодор, продолжая вытаскивать шпильки и заколки из волос.
   - Как это? - поразилась его словам. - А это что?
   - Оруны, - согласился Теодор, - Только служитель был не настоящий.
   - Как это не настоящий?! - вот тут я уже возмутилась окончательно.
   Сначала замуж заставили выйти, а теперь не настоящий!
   - Это был один из Аордов, - сказал Теодор, за что был бит мною подушкой по улыбающейся физиономии.
   - Ты обалдел?! Что я скажу маме? - добивала довольного парня на кровати.
   - А мы ей не скажем, - смеялся Теодор и держал меня за талию, чтобы я его не могла кулаками достать.
   - Да я тебе! - махала перед его носом руками, - Я ж тебя!
   - Живьен, ты так хочешь быть моей женой? - веселился Теодор.
   - Нет, но зачем все это? - немного остыла и перестала пытаться достать нос парня.
   - Тебя по другому не отпустили бы. Твои родители замечательные люди и тебя воспитали хорошим человеком. Зачем было связывать твою судьбу с нелюбимым тобой мужчиной? А так, посуди сама, родители спокойны, что ты со мной, и в тоже время свободна в своем выборе, - лежа на кровати с улыбкой объяснял мне Теодор.
   - Теодор, тебе это зачем? - не очень как-то верилось в его слова.
   - Живьен, ты для меня очень важна. Ты Аорд, как Лоренс, как хард Винзор. Мы с тобой вместе обучаемся быть воинами. Можешь поверить - это гораздо больше, чем смотреть на тебя как на женщину, - совершенно серьезно, без тени улыбки сказал Теодор.
   - Да? То есть, как женщина, я тебе не нравлюсь? - вот еще один.
   Хард Винзор мне все время повторял, что не интересуется мной, как женщиной. Теперь Теодор. Так можно совсем свою самооценку потерять.
   - Живьен, а для тебя это так важно? - удивился Теодор.
   Молча кивнула. Конечно, хотелось, чтобы и мне в любви признавались.
   - Живьен, ты очень красивая девушка. Твои голубые глаза просто сводят с ума, особенно когда в них отражаются звезды, вот как сейчас. Твои волосы завораживают, когда ты поворачиваешь голову. Губы ... - Теодор протянул руку и пальцами коснулся губ, - я слишком хорошо их помню. Тот поцелуй был очень жарким. Живьен, ты потрясающая и очень желанная девушка для любого мужчины.
   От таких слов меня обдало жаром и щеки тут же вспыхнули. Теодор погладил пальцами по моей горячей щеке.
   - Ты очень мило краснеешь, - улыбнулся он и притянул к себе поближе. - Теперь успокоилась?
   - Угу, - сказала, лежа щекой на его груди и слыша, как бьется сердце.
   - Хочет в отдельную реальность? - предложил Теодор.
   - Так поздно же, - ответила ему.
   - Там светит солнце. А можно чтобы ночь была. Пойдем, погуляем под звездами? - спросил он меня и поднялся.
   Уже привычный толчок под левой лопаткой помог сместить точку сборки, и я увидела за окном вместо привычного хмурого пейзажа знакомую поляну с фонтаном. Там была звездная ночь.
   Звезды мерцали на высоком черном небе, отражались в фонтане. Здесь было лето. И тишина кругом. Птицы уже приготовились спать, насекомых видно не было. лишь запах цветов вокруг и тишина.
   Теодора я почти не видела, лишь силуэт на фоне неба. Я взяла его за руку, боясь потеряться.
   - Как ты это делаешь? - спросила его, идя с ним рядом по траве.
   - Что? - спросил Теодор.
   - Отдельную реальность, - повела рукой вокруг.
   -Помнишь лестницу в кабинете харда Винзора? Она состоит только из эманаций. Мы с Лоренсом запоминали, как выглядят эманации цветов, птиц, деревьев, фонтана, а потом все это воссоздавали. Это кропотливый процесс, но очень полезный в плане тренировок. - рассказывал Теодор.
   - А меня научишь? - интересно же.
   - Конечно. Могу прямо сейчас, - согласился Теодор. - Смотри.
   Увидела как из низа живота у Теодора вышел пучок силы, толкнул меня и моя сила переплелась с его. Весь предстал передо мной в ярких светящихся эманациях.
   - Смотри, это камень, - донесся издалека до меня голос, и небольшой сгусток эманаций поднялся выше, по ощущениям лег в ладонь.
   Эманации камня походили на небольшой клубок нитей. Я крутила его в руке, рассматривала, приближала, удаляла.
   - Теперь пробуй сама, - снова услышала голос.
   Спокойствие с каким я смотрела вокруг мне очень нравилось. Огляделась в поисках похожих волокон. Вот они. Взяла нити и стала сматывать как клубок, стараясь чтобы было похоже.
   - Правильно, все правильно, - снова донесся голос.
   А потом мир вдруг снова стал таким как был, с ночным небом, звездами и цветочным запахом.
   - У тебя все получилось. Ты молодец! - похвалил меня Теодор.
   Я смотрела на свои руки, в них лежало два абсолютно одинаковых камня.
   - Это сделала я? - поразилась этому факту.
   - Этот я тебе дал, а этот сделала ты, - пояснил Теодор, - Еще немного накопишь силы и сможешь сама сдвигать точку сборки.
   Меня охватил азарт, я стала повторить все могла. Пробовала снова и снова, было интересно создать. Теодор помогал, сдвигал точку сборки и подсказывал.
   - Живьен, сделай перерыв, - остановил он меня.
   - Я хочу еще! - в запале ответила ему.
   - Тебе нужно восстановиться. Посмотри на свои руки, они уже трясутся от усталости, - заботливо взял кисти рук в свои ладони и согрел.
   - А когда же еще? - огляделась по сторонам.
   - Когда отдохнешь. Уже скоро рассвет, нужно поспать, - легко подхватил меня на руки и вышел из отдельной реальности.
   В комнате свечи давно догорели и было темно. Меня действительно знобило. Теодор положил на кровать, начал раздевать. Сил сопротивляться просто не было, лишь послушно помогала ему. Затем Теодор разделся сам и лег рядом, прижалась к нему и уснула сразу же, его тело было горячим, и я согрелась.
  
   На рассвете меня разбудил голос мамы:
   - Живьен, - позвала она меня.
   - Мам, я спать хочу, - сквозь сон пробормотала ей.
   - Живьен, проснись, - звала снова меня мама.
   - Мам, я почти всю ночь не спала, можно мне еще немножечко? - потерлась щекой о ...
   Тут же распахнула глаза. Моя голова лежала на груди спящего Теодора, а передо мной стояла мама, отец и служитель Храма Семьи. Ну да, тот самый.
   Он смотрел на меня своими ярко синими глазами, от которых по моему телу пробежала дрожь.
   - Ой, - сказала, сползла с груди Теодора и накрылась с головой.
   - Светлого утра, - произнес проснувшийся Теодор.
   - Как видите, - произнесла мама, - все в порядке.
   - Да, брак подтверждаю, - сказал служитель, и я услышала удаляющиеся шаги.
   - Живьен, завтрак на столе. Мы с отцом уходим. Весь дом в вашем распоряжении, - донесся до меня голос мамы ко мне через одеяло.
   - Куда? - тут же вылезла.
   - Отец на работу, а меня в гости позвали, - весело сообщила мама.
   - Мама, как ты себя чувствуешь? - хотя было видно, что ей гораздо лучше.
   - Замечательно, Жени, просто замечательно, - улыбнулась напоследок мама и вышла из комнаты, плотно прикрыв за собой дверью.
   - Может, еще поспим? - сладко потянулся Теодор, повернулся на бок ко мне лицом.
   - А ты же говорил, что служитель не настоящий, - тихо сказала ему.
   - Ну да, он Аорд, - согласился парень.
   - А зачем он сюда пришел? - повела глазами в сторону двери.
   - Он же должен был довести свою роль до конца, чтобы никто не сомневался. Так будем спать? - Теодор перевернул меня спиной к себе и прижался сзади, - Как вкусно пахнут твои волосы, - шумно вдохнул воздух рядом с моей шеей. - Если что, я сплю.
   А я лежала и вспоминала взгляд синих глаз. Дрожь еще раз пробежалась по телу.
   - Замерзла? - плотнее придвинулся ко мне Теодор и подоткнул со всех сторон одеяло.
   - Нет, меня напугал взгляд Аорда. А я его увижу в замке? - спросила Теодора с замиранием сердца.
   - Конечно, только вряд ли узнаешь. Все не мешай, я сплю, - и демонстративно захрапел.
   - Если будешь так храпеть я тоже не смогу уснуть, - дернула с него одеяло.
   - Ты чего одеяло утаскиваешь? А? - шутливо возмутился Теодор, - А ну, отдай! - и дернул на себя.
   Одеяло придержала, тогда он дернул сильнее, я специально отпустила, и Теодор упал с кровати на пол, успев зацепить за рубашку и свалить меня на себя. Когда падали оба хохотали, рубашка съехала с плечей. И в тот момент, когда я в таком полуголом виде приземлилась на Теодора, из стены вышел служитель.
   Я смотрела на него и не могла сказать ни слова. На его лице практически ничего не отражалось, только глаза потемнели.
   - Живьен, дай мне подняться, - ухватил за плечи Теодор и встал. - Не ушиблась? - спросил меня парень и стал осматривать, поправляя на мне рубашку и проводя ладонями вдоль тела. - Нигде не болит?
   - Нет, - ответила ему, не в силах отвести взгляд от служителя.
   - Одевайтесь, хат Теодор жду тебя внизу, - и вышел уже нормально через дверь. Вот только интонация кого-то мне напомнила.
   - Живьен, одевайся, а я вниз, - схватил рубашку и выбежал следом за Безликим Теодор.
   Стояла по средине этого бедлама, что мы учинили, и пыталась собрать мысли в кучку. Что же это со мной такое происходит? Отчего в присутствии этого голубоглазого Безликого теряюсь и не могу сказать не слова? Да еще вспомнила поцелуй, пусть не с ним, но ведь думала тогда о нем. Села на пол, мысли на поцелуе снова закончились.
   Не знаю сколько так просидела, пока меня не вывел из этого состояния голос Теодора.
   - Ты чего на полу сидишь? Замерзла вся, - дотронулся до плечей и стал растирать их, потом перешел на руки. - Ну что ж ты как ребенок? Околела совсем. Давай сюда ножки, - властным жестом забрал ступни и тоже стал растирать.
   - Что ты делаешь? - начала приходить в себя, действительно замерзла совсем.
   - Согреваю тебя. Еще простудишься, - взял вторую ногу и стал водить теплой ладонью по голени.
   - Вы еще не закончили? - раздался голос служителя у двери.
   - Представляете? Не оделась до сих пор, сидела на полу и замерзла вся, - просто сказал Теодор и, ухватив меня за талию, легко поставил на ноги.
   Я боялась повернуть голову в сторону Безликого, щеки полыхали, было жутко неудобно.
   - Сам тебя одену, а то еще что-нибудь придумаешь, - голос у Теодора был веселым.
   Теодор одел на мою голову платье, помог засунуть в рукава и руками расправил все складочки на мне. И так все это у него непосредственно получалось, что даже возмутиться было не на что.
   - Где ты научился так ловко девушек одевать? - все же спросила у него.
   - Сестры маленькие у меня, пока их оденешь. А ты вот стоишь смирно, не вертишься. Пошли, расчешу внизу тебя, - взял меня за руку Теодор.
   - Ты еще и причесывать можешь? - от его присутствия становилось очень радостно на душе.
   - Конечно, три сестры - это я тебе скажу, подарок, в смысле навыка.
   - Если ты еще скажешь, что умеешь готовить, - смеялась по дороге, глядя на Теодора, - то я скажу, что очень рада, что за тебя замуж вышла.
   И щекой приложилась к чьей-то груди.
   - Вайтах! - ругнулась сквозь зубы и стиснула их, чтобы чего еще не ляпнуть.
   - Старанья, хита Живьен, - сказал Безликий.
   - Старанья, - вздохнула, боясь поднять глаза и пропасть в очередной раз.
   Но милостей от природы ждать не пришлось. Пальцы харда ухватили меня за подбородок и приподняли лицо, чтобы посмотреть Безликому в глаза. И я снова пропала.
   - Рада, что вышла замуж? - одурманивая бездонно синими глазами, спросил Безликий.
   Ответить просто была не в силах, тонула и тонула в омуте его глаз, а спасения не предвиделось.
   - Хард ... - начал говорить Теодор, и был остановлен Безликим.
   - Рада? - приблизил ко мне свое лицо хард и его губы оказались слишком близко ко мне. - Да? - грозно переспросили меня.
   - Да, - ответила, не очень понимая, что говорю.
   Пальцы тут же меня отпустили, но я не двигалась, все так же пожирая его глазами. Хард отвернулся, я больше не видела его синих глаз и смогла дышать.
   - Живьен, - потянул меня за руку Теодор, перевела на него взгляд. - Все хорошо, иди сюда, - он прижал меня к своей груди, а я стала приходить в себя и успокаиваться.
   Вот что особенного такого случилось? Голубоглазый и красивый мужчина просто посмотрел на меня. Я закрыла глаза и снова увидела перед собой невозможно близко его лицо. Невольно обхватила руками Теодора, стараясь скинуть наваждение.
   Парень гладил меня по голове, волосам, спине и тихо что-то шептал, успокаивал.
   - Не надо его боятся, он не сделает тебе ничего плохого. Сейчас мы соберемся и уйдем в замок. Там все встанет на свои места. Ты будешь свободна, я буду снова твоим другом, не переживай так. - Говорил он мне, не переставая гладить меня по голове. Наверное, он так успокаивал своих сестер, когда те прибегали к нему в слезах.
   Только мне не хотелось в замок, там будет он, этот Безликий, но уже в маске. И я в каждого буду вглядываться и искать те самые невозможно синие глаза, что порвали мне мое маленькое сердечко.
  
   Позавтракали в полном молчании. Я опустила глаза в тарелку и ни разу больше их не подняла на мучителя моего сердца. Теодор старался как-то вести разговор, но он не клеился.
   Хард встал, мы следом.
   - Защиты, - напомнил нам хард.
   Мы повязали повязки на голову, маски скрыли наши лица. Быстро написала прощальную записку маме.
   - Пора, - обернулся на нас Безликий, теперь я могла смотреть на него спокойно.
   Теодор подошел и взял меня за руку.
   - Доверься мне, - шепнул на ухо.
   Хард повернулся к нам спиной, удар по животу пробудил мою силу и мы переплелись с Теодором. Весь мир снова стал сплетенным из эманаций. Хард уверенно поставил ногу на толстый жгут, переливающийся разноцветными оттенками. И пошел по нему как по дороге. Меня потянули за руку и я сделала тоже несколько шагов. Ощущение было приятным, как будто идешь по упругой траве, которая легко поддается под тобой и тут же выправляется. Теодор меня вел за руку, впереди виднелась светящаяся фигура, которая указывала направление, чтобы мы не заблудились в этом переплетении эманаций.
   Мне нравилось смотреть на мир в светящихся волокнах. Здесь не было сложных эмоций, здесь я была равна всему, и окружающее было равно мне. Было спокойствие и уверенность одновременно.
   Недолгая дорога закончилась внезапно. Хард остановился, спустился на одну эманацию ниже и повернулся к нам. Теодор отпустил мой пучок силы, но я продолжала видеть мир в эманациях. Что-то подтолкнуло меня, присела и провела рукой по тому волокну, на котором мы стояли.
   - Камень, - неожиданно для себя произнесла я.
   Структуру камня угадала по тем ощущениям, что испытала сегодня ночью, создавая камень за камнем.
   - Правильно, - произнес хард, и мир снова стал обычным.
   Я сидела по середине двора, и прикладывала руку к камню, из которого был выложен огромный двор.
   - Идите к себе, - сказал хард и зашел в одну из маленьких дверей. Проводила его взглядом, полностью еще не отойдя от путешествия по эманациям.
   - Я провожу тебя, - сказал Теодор.
   Мы медленно перешли двор и я остановилась.
   - Кто он? - кивнула головой в сторону ушедшего харда.
   - Хард, он нам помог, остальное не важно. Поверь, в ближайшее время нам вообще будет не до этого, - потянул меня за руку.
   - Хочу знать кто он, - упрямо стояла на своем.
   - Узнаешь, в этом нет особого секрета. Просто сейчас нам не до этого, нужно готовиться к играм, - еще раз потянул меня за руку Теодор.
   Пришлось сдаться, обещание в скором будущем узнать о человеке с голубыми глазами немного успокоила.
   Теодор провел к моей комнате. Здесь за это время ничего не изменилось. Вот только неуютно осталось.
   - Чуть позже зайду за тобой, - сказал на прощание Теодор и дверь судорожно заскрипела.
   Рюкзак, забытый мной из-за побега у харда Винзора, лежал на стуле. Села на кровать, пытаясь понять, как я оказалась здесь во второй раз, да еще добровольно.
   Ведь, действительно, я сюда пришла сама, молча согласившись на все доводы. Перебирала все события после нападения Безликого на карету, стараясь переосмыслить то, что теперь я узнала с другой стороны.
   Получалась такая картина. Видеть мир в светящихся эманациях мне очень нравилось, хотелось научиться самой сдвигать точку сборки и создавать отдельную реальность, путешествовать по светящимся волокнам. Определенно, мне очень хотелось учиться всему этому.
   С другой стороны был этот синеглазый хард, от взгляда которого я просто теряла голову. Мысли из головы пропадали, единственная разумная мысль, которая оставалась во мне: "Мой мужчина". Откуда у меня такие мысли? Раньше такое в голову не могло прийти, раньше я всех мужчин воспринимала ровно и спокойно. Будь они знакомые, прохожие или пациенты, никогда не делала между ними различий. А сейчас, только при одном воспоминании о нем, голова снова отказывается думать.
   С третьей стороны, мне предстоят игры Безликих на выживание. От этого, судя по всему, никуда не денешься. Нужно попросить у Теодора, чтобы рассказал как они выглядят. И конечно, если я хочу выжить, нужно учиться всему, что скажут. Не нравится мне перспектива погибнуть в играх.
   Сидела и раздумывала над ситуацией. Когда сумбур немного улегся в голове, мне уже потихоньку начало нравиться такая ситуация. А что? Интересно. Не останавливаться в своем развитии, а продолжать дальше учиться и бороться.
   Постепенно пришел исследовательский азарт. Вспомнила, как осматривала кабинет харда Винзора. А ведь я давно так не смотрела. Подскочила на ноги и стала осматривать свою комнату. Ничего нового обнаружить не удалось, дернула дверь, она оказалась не заперта, и вышла в коридор, старательно присматриваясь к окнам, дверям, светильникам и стенам.
   - Хита Живьен, - раздалось у меня а спиной. От неожиданности вздрогнула, повернулась, в Безликом узнала харда Ортана.
   - Хард Ортан, - проговорила я.
   - Узнала, это хорошо. Пошли, поговорим, - он повернулся и направился в поворот коридора, который только что прошла.
   Я осталась стоять на месте, не собираясь идти с этим человеком, куда бы то ни было.
   - Хита? - вопросительно повернулся он ко мне.
   - Я не пойду, - тряхнула головой.
   - Нам нужно поговорить, - жестко произнес хард, - осталось очень мало времени до игр. Мы должны с тобой много что обсудить.
   Хард вернулся и взял меня за руку. Мягко, но очень настойчиво повел в поворот коридора. Я старалась запомнить направление и повороты. Потом была лестница и мы поднялись на два этажа. Судя по уровню, примерно были на одном этаже с кабинетом харда Винзора.
   За открывшейся дверью тоже был кабинет, по обстановке было понятно, что это совершенно другая комната, здесь раньше не была. Хард так же за руку подвел к лестнице, здесь она была, и мы поднялись в его комнату.
   - Хита, садись, - подвел меня к креслу хард Ортан. - Надо поговорить. Чай будешь?
   Его манера говорить была спокойной, все движения плавные и размеренные, голос глубокий и при рычащих согласных отдавал вибрацией где-то глубоко внутри.
   Молча кивнула на его предложения чая, внутри все было напряжено от ожидаемого ужаса, который, я это чувствовала, сейчас здесь испытаю. Но возразить не знала чем, судорожно ища повод уйти.
   - Тебе уже сказали, что мы с тобой одинаково светимости? - кивнула, соглашаясь, - Ты знаешь, что это значит?
   - То, что мы с вами похожи? - робко спросила его.
   - Не только. Я искал себе замену. Мой путь воина почти завершен, мне нужен такой же человек как я, чтобы он мог продолжить дело Аордов, - Немного в задумчивости пил чай хард Ортан.
   - То есть вы уйдете? - уточнила у него.
   - Не совсем. Хард Винзор уйдет, я буду на его месте. Мы все ищем подобных себе, каждый хард. Винзор себе уже нашел и подготовил. На тебя намерение вывело очень поздно, - он замолчал, видимо что-то обдумывая.
   За этой маской не было никакой возможности узнать, куда направлен его взгляд. Впрочем, мое лицо ему тоже под такой же маской не было видно.
   - Винзор хорошо обучает хатов, но у нас слишком мало времени. В тот раз, когда мы с тобой сплели силу, ты получила больше знаний, чем мог бы дать тебе Винзор за эти несколько дней, - он снова замолчал, обдумывая что-то.
   - Я помню, хард Винзор был недоволен и сказал, что вы меня перекачали и еще, что я могла уйти и не вернуться, - напомнила ему о том случае.
   - Ничего подобного! Я чувствовал тебя, и ничего тебе не давал, ты сама впитывала молчаливое знание, как губка. А уйти, я бы не позволил тебе, - возразил хард.
   - Куда я могла уйти? - не очень было понятно с этим вопросом.
   - Ты помнишь свои эмоции от созерцания мира эманаций? - спросил меня хард.
   - Конечно, там хорошо и спокойно, - согласно кивнула. Во мне проснулся исследователь.
   - Неподготовленные хаты могут увлечься своими эмоциями в этом мире, как ты тогда подхватила эманацию ветра и получила заряд его силы, и просто раствориться в этом мире. То есть на физическом плане тебя больше не было бы, но твое осознание осталось в эманациях, ты бы продолжала жить там. В принципе очень хороший вариант. Многие хаты и харды выбирают такой путь. Они путешествуют от эманации к эманации, выбирая в какой из них остановиться. Иногда воссоздают обратно свое физическое тело и возвращаются в обычный мир. Но они уже никогда не могут быть прежними, надеюсь, ты уже понимаешь почему.
   Кивнула, оценивая перспективы. Да, я уже понимала, как можно создать физическое тело из эманаций, конечно, мне до этого всего еще очень далеко. И понимала, что невозможно смотреть на обычный мир как раньше, после путешествий по эманациям.
   - Еще раз напоминаю, у нас очень мало времени. Скоро будут игры. Чему ты научилась за это время? - поддался чуть вперед ко мне хард Ортан.
   - Могу из эманаций создавать камень, - скромно призналась я. Для меня это огромный прогресс, но я не знаю, как к этому отнесется хард Ортан.
   - Это хорошо, большой прогресс. То есть ты можешь взять эманацию и работать с ней. Очень хорошо, - снова кивнул хард., - Точку сборки сама сдвигаешь?
   - Нет, - призналась я.
   - Плохо, обучение будет проходить медленно, пока сама не научишься сдвигать ее, - хард снова замолчал, - Тебя не было два дня, где ты была?
   Я молчала. А что ему сказать? Что замуж выходила и гуляла в брачную ночь под звездами с мужем? Действительно много времени прошло, а я мало чему научилась.
   - Когда будут игры? - сдавлено спросила его.
   - Через месяц. Ты понимаешь как мало времени? Хаты годами готовятся к играм, а у нас месяц! - в голосе харда послышалось не прикрытое волнение. Неужели из-за меня так переживает?
   - Теодор сказал, что он здесь давно, - тихо проговорила, подавленная обстоятельствами.
   - Да, он здесь уже шесть лет. Лоренс тоже пять лет. Нам с тобой нужно ускорятся, - снова в задумчивости произнес хард Ортан, - Мне очень не хочется, чтобы ты погибла на играх.
   - Я слышала, что все женщины погибали, - от волнения меня опять стало трясти.
   - Да, это так. Но ни одна из них не была с твоей светимостью. Ты гораздо сильнее их, - голос харда был очень уверенным. - При правильной подготовке, ты победишь на играх. Но у нас слишком мало времени.
   Хард Ортан резко поднялся и ушел к окну, которое здесь было такое же огромное, как и в спальне харда Винзора. Мантия не скрывала массивной фигуры, широкие плечи, высокий рост, осанка гордого и очень убежденного в своей правоте человека.
   - Хита, - позвал он меня.
   Встала, подошла к нему. Я едва макушкой доставала до его плеча, сейчас он даже подавлял своими размерами. Интересно как кто-то мог посчитать, что мы двойники? И как я могла ранить этого огромного мужчину? Я рассматривала его, хорошо маска скрывает мое беспардонное поведение.
   - Хита, обещай, что сначала ты меня выслушаешь, и не будешь возмущаться. Я тебе расскажу все как есть, а потом мы с тобой уже будем думать, как поступить. Хорошо? - повернулся ко мне и положил руки на плечи. Молча кивнула, как будто у меня есть выбор.
   - Живьен, у тебя был ощутимый прогресс, когда мы переплелись силой. Можем продолжить так же, мы одинаковые и в тебя молчаливые знания будут быстро заходить. И все равно это долго. Есть еще один способ - использование сексуальной энергии, - дернулась под его руками, - Я предупреждал, сначала выслушай. Обычно харды находят мужчин и, как ты понимаешь, о таком способе никто не говорит при обучении хатов. Мне же намерение дало женщину, - он замолчал, видно было, что он погружен в свои мысли. - Да этот способ ускорит твое обучение, за месяц мы успеем тебя подготовить к играм. Ты станешь точно такой же, как я.
   Он замолчал, я же под его руками мелко дрожала. Вот уж чего мне хотелось меньше всего, так это секса с незнакомым мужчиной, который утверждал о каких-то молчаливых знаниях. Единственное чего хотелось - это бежать от него.
   Хард Ортан поднял руку к своему затылку и снял маску. Это был молодой человек, лет пять-шесть старше меня. Темноволосый и коротко стриженный, лицо круглое и приятное, удивительно было то, что он носил очки! Настоящие оптические, они придавали харду интеллигентный вид, не смотря на всю его мощную фигуру.
   Хард развязал защиту у меня на голове.
   - Так лучше. У тебя удивительные, добрые и сияющие глаза, - улыбнулся мне хард.
   Я опустила голову, стараясь скрыть страх.
   - Не понравился я тебе, - со вздохом произнес хард и убрал руки.
   Продолжаю смотреть в пол и не отвечаю.
   - Ты меня боишься? - спросил хард, сложил руки на своей широкой груди, отвернулся к окну.
   Молчу. Конечно, боюсь. Хард снял с себя мантию и остался в одной шелковой рубашке и штанах. Одежда лишь подчеркнула его атлетическое сложение.
   - Не бойся. Ты подумай вот о чем. На играх, при твоей подготовке, у тебя не будет шанса. Я же заинтересован в том, чтобы ты выжила. У нас с тобой есть реальный шанс за этот месяц подготовить к играм. - Замолчал. Хард стоял, все так же глядя в окно. - Прости, я не подумал, у тебя не было мужчин? - повернулся ко мне.
   Я лишь испугано на него посмотрела, не буду же с ним обсуждать личную жизнь.
   - Значит, не было. Живьен, обещаю, что не сделаю тебе плохо. - мягко произнес хард.
   - Хард Винзор говорил что-то о привязанности, - сдавлено выдавила из себя.
   - Да, привязанность появиться однозначно, - кивнул хард. - Это единственный минус всей этой затеи.
   Для меня не только в этом был минус.
   - Но сейчас идет речь о твоей жизни, которая для меня очень важна. Я хочу чтобы ты выжила на играх. Потом ты уйдешь из замка и будешь свободна. А я справлюсь, - отвернулся к окну.
   - Я не могу, - прошептала ему.
   - Вспомни, что ты испытала, когда наши силы сплелись? - сказал он, не поворачиваясь.
   Я закрыла глаза, и на меня накатило воспоминание. Ощущение счастья, родства, единения. Да он прав, с ним мир эманаций я видела совсем по-другому. Было такое, что я могу управлять миром.
   - Как будто я могу управлять миром, - прошептала последнюю мысль.
   - Правильно, я тоже это испытал, - снова повернулся ко мне. - Все же прошу тебя, давай попробуем? - он с тревогой смотрел мне в глаза, - Не ради меня, ради себя, ради того чтобы ты выжила на играх.
   - Я не могу, - отступила на два шага от него.
   - Живьен, я сейчас тебя поцелую и мы попробуем. Если ты скажешь "нет", я больше не буду настаивать, - сделав два шага, сказал мне хард и положил руки на плечи.
   Шанса отступить еще мне не дали. Его губы прижались к моим, и тут же отпустили, хард смотрел мне в глаза с тревогой.
   - Прошу тебя, - прошептал он мне.
   Он снова поцеловал меня одними губами, не настаивая и не принуждая. Мне же стало жутко, предчувствие в самом начале разговора не обмануло. Хард прижал меня к себе и бережно и очень нежно целовал, как большую драгоценность.
   - Пожалуйста, - прошептал он еще раз.
   Он потянул мое платье к верху, стараясь его снять, стала сопротивляться. Хард тут же отпустил меня. Он смотрел на меня с тревогой и мольбой одновременно.
   - Живьен, я хочу чтобы ты жила. Ты нужна мне, и я могу тебе помочь, - проговорил он мне.
   - Я не могу, - замотала головой.
   Он опустил голову и замолчал. Думал он не долго.
   - Хорошо, мы рискнем, я постараюсь, чтобы нас не унесло, - кивнул он своим мыслям, поднял голову, - Живьен, дай руку.
   Мы сплелись силами, мир предстал уже привычными эманациями вокруг.
   - Смотри, - раздался до меня голос, повернулась на него и увидела светящуюся фигуру.
   - Это ты? - спокойно спросила.
   - Я Живьен, - фигура приблизилась, - теперь ты меня не боишься?
   - Нет, я рада тебя видеть, - меня наполнило чувство единения с этой светящейся фигурой, она была мне родная и близкая.
   Ортан приблизился ко мне и я почувствовала как наши эманации сливаются по всему телу.
   - Что это? - с удивлением спросила.
   - Поцелуй, именно так он выглядит в этом мире, - ответили мне.
   - Мне нравится, - прислушалась к своим эмоциям.
   Потом меня развернули, и снова увидела переплетение эманаций.
   - Посмотри и постарайся понять, что перед тобой, - услышала голос за спиной.
   Протянула руку и хотела попробовать на ощупь.
   - Лучше не трогай, мне может потом сил не хватить тебя удержать. Просто смотри, - посоветовали мне.
   Переплетения были мне не знакомы. Я тренировалась отличать камень. Здесь же было что-то другое, но тоже твердое.
   - Дерево? - спросила.
   - Да, это деревянная кровать. Идем к ней. Сможешь? - спросили меня, не отпуская от себя.
   - Да, - уверенно ответила.
   Сделала шаг по эманации под ногами, второй. Волокна пружинили, было очень интересно и приятно идти.
   - Пришли, - остановили меня.
   Затем подхватили на руки и положили на кровать.
   - Интересно?
   - Очень, - ответила ему.
   - Живьен, прошу тебя не отрывайся от меня. Я постараюсь не отпускать тебя, - и я увидела светящуюся фигуру рядом с собой.
   Поцелуй, приятный и возбуждающий. Теперь я ощущали двойственные чувства. С одной стороны я видела и ощущала физический мир, где были наши тела, прижимающиеся друг другу, его руки, губы. С другой стороны мы были в энергетическом мире. Здесь все происходило по другому. Наши эманации постепенно сливались, к нам подключались эманации извне, и по ним бежали сгустки энергии, наполняя наши тела.
   - Что это? - спросила, дотронувшись до одной из эманаций.
   - Знания, мы подключаемся к источнику знаний.
   - Это очень красиво, - прошептала я.
   - Ты тоже очень красивая, - услышала шепот рядом с собой.
   Я смотрела во все глаза на окружающий мир, эманации стали быстрей направляться к нам.
   - Держись, сейчас тряхнет сильно, держись крепче, иначе тебя унесет, - услышала встревоженный голос рядом с собой. Но мне было очень интересно, что может еще произойти.
   - ОРТАН!!!!!! - раздался крик и меня куда-то рванули.
   Все потухло. Было ощущение, что меня куда-то несут на руках.
  
   А потом был сон. Долгий и глубокий, помню, что мне давали пить, и я снова проваливалась в спасительный сон. Было уютно и тепло, чьи-то заботливые руки согревали меня, обнимали, укутывали одеялом.
   - Я помогу ей, - услышала голос сквозь сон.
   - Не смей к ней подходить, ты уже помог. Теперь не известно когда выберется из этого состояния, - ответил ему второй голос.
   - Я могу ей помочь, - упирался первый.
   - Кто здесь? - спросила, не в состоянии открыть глаза. Слабость была во всем теле.
   - Ты спи, спи. Тебе надо отдыхать, - услышала мягкий голос харда Винзора.
   - Живьен, как ты? - спросил Ортан.
   Услышав его голос, постаралась отползти и забиться под одеяло.
   - Уйди, - резко сказал Винзор, и послышались удаляющиеся шаги.
   - Все хорошо, моя маленькая. Все хорошо, я пришел вовремя. С тобой ничего не случилось, - услышала голос Винзора и непроизвольно потянулась к нему, уткнулась лицом в его бедро и заплакала.
   Он вздохнул, послышался шелест ткани. Потом Винзор лег рядом со мной и стал гладить по спине, успокаивая. Прижалась щекой к его груди, слушая, как бьется сердце, и постепенно успокаиваясь. Потом снова уснула, это уже было не забытье, а просто сон.
   Мне снилось, что меня целовали нежно, а я отвечала сухими губами. Меня гладили по телу теплые руки и прижимали к своей груди.
   - Жени, девочка моя, - слышала сквозь сон.
   И снова поцелуй легкий и радостный. Становилось на душе тепло-тепло. Я обнимала руками и радовалась такому хорошему сну, просыпаться не хотелось.
  
   Просыпаться не хотелось, однако зов природы напомнил мне, что давно не посещала места удобств. Пришлось продирать глаза, и постараться встать из такой уютной кровати.
   Было очень хорошо и тепло, но больше терпеть сил не было. Открыла глаза и оглянулась. Спальня харда Винзора, по крайней мере его кровать. Пошевелилась, чьи-то руки тут же меня прижали к себе. Повернула голову, рядом спит хард. Откинула одеяло и увидела, что лежу абсолютно голая, а голова Винзора на моей груди, руками и ногами меня обхватил.
   Вспыхнула от негодования. Пока я тут спала, он, не спрашивая моего разрешения, улегся спать со мной неодетой, да еще и сам только в одних штанах! Пыхтя от возмущения, стала убирать с себя все его конечности от своего тела по дальше. Не тут-то было, в меня вцепились, как утопающий за соломинку.
   - Хард Винзор, да пустите же вы наконец! - мое терпение, как и организма было на пределе.
   - Жени, - пробормотал сквозь сон хард, а потом резко поднял голову, - Проснулась?
   - Мне в туалет надо, - сердито буркнула ему и откину с себя его руки.
   - Да-да, конечно, - быстро сел на кровати хард, тряхнул головой и поднялся, потягиваясь.
   Фигура у него то, что надо. Подтянутый спортивный, но не такой огромный, как Ортан. Такой плавный и красивый переход от спины к ягодицам. Узкие бедра, мускулистые ноги.
   - Держи, - протянули мне халат, задумчиво разглядывающей харда.
   Схватила и быстро накинула себе на плечи, быстро побежала в уже знакомую комнату. Там я стала рассуждать. Хард утром назвал меня "Жени" а голос во сне тоже меня так звал. Это что же получается? Меня целовал Винзор во сне? Вот на этом месте мои щеки покраснели, потому что вспомнилось, что не только губы мои целовали, но много что еще.
   Я помнила его ладони на своей груди, бедрах. Помнила, что его губы спускались цепочкой поцелуев между грудей по животу и поднимались снова вверх. Горячая волна окатила от этих воспоминаний. Как я теперь смогу смотреть на него после всего этого?
   Смотрела на себя в зеркало и не могла найти в себе решимости выйти из ванной. А потом накатила какая-то злость. Кто мне говорил, что я тут никого, как женщина, не интересую? Да ко мне тут залазают в постель все кому не лень! Сначала это Ортан, Вайтах его дери! Теперь Винзор. Я что им тут дама для личных услуг? Решительно пнула дверь и вышла в комнату.
   - Значит, не интересую?! Как женщина не интересую?! - громко возмутилась на Винзора.
   - Хита Живьен, что случилось? - совершенно спокойно спросил хард.
   - Вы говорили, что я вас как женщина не интересую! Так? - возмущение мое нарастало.
   - Говорил, - согласился хард.
   - Тогда зачем вы меня целовали ночью? - и вот тут щеки не выдержали и вспыхнули.
   Хард молчал, просто смотрел на меня своей маской и молчал. Потом медленно подошел ко мне и положил руки на плечи.
   - Уберите руки! - гневно сказала ему и скинула их с плеч.
   - Успокойся, - мягко попросил хард.
   - Да с чего мне успокаиваться? Ортан ваш секс предлагал, и, как я понимаю, слово "нет" он не услышал. Теперь вы тут со своими поцелуями лезете! У меня, между прочим, муж есть, - и показала на оруг.
   - Свадьба фиктивная была, - отвернулся Винзор.
   - Откуда вы знаете? - удивилась я. - И это не важно! Вы чего лезли со своими поцелуями?
   Хард медленно повернулся ко мне, резко схватил меня руками и притянул к себе. Маска совершенно не помешала ему меня поцеловать. Я тут же вспомнила, именно эти губы целовали меня ночью, эти руки ласкали мою грудь. Протянула руку к его голове и хотела развязать защиту. Хард резко отошел от меня.
   - Прости, больше не повторится, - сказал он через плечо и вышел из комнаты.
   На столе стоял приготовленный завтрак, который дразнил своим ароматом. Быстро подошла и трясущимися от голода руками налила чаю и схватила первый же бутерброд.
   - Живьен, как ты себя чувствуешь? - раздался за спиной веселый голос Теодора.
   - Хорошо, только кушать хочется, - ответила ему, стараясь быстрее прожевать.
   - Молодец. Что у вас хардом случилось? Он вылетел из кабинета и крикнул только, чтобы поднялся к тебе, - присел рядом Теодор.
   - А ну его! Чай наливай, - пододвинула ему чашку.
   Мы жевали и запивали чаем, я радовалась, что друг рядом.
   - Рассказывай, что с Ортаном случилось, - попросил Теодор, после того как я прикончила третью чашку чая и невозможное количество бутербродов.
   - Не хочу, - отмахнулась от него.
   - Нет, Живьен, ты не понимаешь. Это важно. Рассказывай, - подсел ко мне Теодор.
   С трудом подбирая слова, стала рассказывать. Теодор все внимательно выслушал, не перебивая. После этого сидел молча достаточно долго.
   - Живьен, он прав. Нам действительно не успеть тебя подготовить, - и снова замолчал. - Я сейчас, - и вышел.
   Я сидела немного оглушенная его признанием, настроение и так было паршивое, а после таких слов вообще упало ниже пола.
   Вернулись двое, хард Винзор и Теодор. Оба сели напротив на диван, оба молчат.
   - Что молчим? Ну, давайте уже рассказывайте, что мне срочно с кем-нибудь из вас сексом жизненно необходимо заняться, - уставилась на них.
   - Необходимо, - глухо отозвался хард, - Но Ортана не советую. У вас привязка потом будет слишком сильная друг к другу.
   - Вы вообще в своем уме?! - от негодования подскочила на ноги.- Сначала в игры свои идиотские втянули, от привычной жизни отобрали, замуж выдали да еще фиктивно, а теперь утверждаете, что спать из вас с кем-то должна! Обалдели совсем?!
   - Не должна. Мы постараемся тебя подготовить. Но Ортан прав, мы не подумали о сексуальной энергии. Она действительно поможет тебе быстро стать такой же, как он. Он очень сильный Аорд. Ты будешь такой же, - С полной уверенностью произнес хард Винзор.
   - Еще скажите, что вы себя предлагаете! - с издевкой произнесла я.
   - Нет, Живьен, я тебе ничем помочь не смогу, у меня не настолько много силы накоплено, чтобы тебе терять время со мной, - спокойно произнес Теодор.
   - Нет, я на тебя тоже не претендую, - отвернулся в сторону хард Винзор, как только поймал полный негодования взгляд.
   - Еще кандидатуры имеются? - с сарказмом спросила их.
   - Живьен, помнишь того харда, что был на нашей свадьбе лже - служителем? - мягко спросил Теодор.
   Открыла рот и переводила взгляд с одного на другого, слов у меня просто не было. Если хоть раз увижу взгляд этих синих глаз, я же пропаду.
   - Я ... я ... не могу, - сказала пересохшим горлом, схватилась за чашку, она оказалась пустая. Взялась за чайник, стала наливать воды в чашку, они стали предательски подрагивать, выдавая, что мои руки трясутся.
   - Я так и думал, - спокойно произнес хард Винзор. - Ну что ж, тема закрыта, - с каким-то облегчение сказал он.
   - Но ... - протянул Теодор.
   - Закрыта, не хочет - никто заставлять не будет. Мы сделаем все от нас зависящие, а дальше пусть будет так, как будет. - Пожал плечами Винзор, явно довольный моим отказом. Встал с дивана и вышел из комнаты, весело насвистывая.
   - Живьен, может, подумаешь? Я не знаю, что у вас произошло с хардом, но он хороший человек и учитель. Ему можно доверять, - говорил мне мягко Теодор.
   - Вот скажи мне, ты бы стал ради какой-то подготовки к играм спать с незнакомой тебе девушкой? - посмотрела на него.
   - Живьен, милая, ты не понимаешь о чем говоришь. Здесь все по другому. Здесь на кону стоит не просто выигрыш в игре, а твоя жизнь. Слабые погибают там. Долго готовился и еще каждый день учусь и тренируюсь. Мне очень не хочется тебя потерять. Живьен, - он снял маску, взял меня за руки и смотрел прямо в глаза, - прошу тебя, просто встреться с тем хардом. Поговори, может, передумаешь. Хард Винзор прав, никто принуждать тебя не будет.
   - Хард Ортан принуждал, - возразила ему.
   - Не совсем. Он сдвинул твою точку сборки в мир эманаций, где все становится равнозначным. Там была согласна? - спросил он. Кивнула, да тогда мне просто было интересно.
   - Тогда почему хард Винзор не допустил этого, если вы сейчас считаете, что это лучший для меня вариант? - не состыковка какая-то получилась.
   - Там два момента. Первый - это то, что хард не смог бы тебя удержать в физическом мире, - начал пояснять Теодор.
   - Да, он сказал: "Хорошо, мы рискнем, я постараюсь, чтобы нас не унесло", - припомнила тот день.
   - Правильно, - кивнул Теодор, - вы слишком одинаковые, при сексе ваша энергия объединилась бы и вы стали сплошным сгустком энергии, а энергия всегда тянется к себе подобному. Проще сказать вы бы оба ушли в мир эманаций. Однако хард Ортан подстраховался и вышел в физический мир, чтобы самому не уйти и вернуть тебя при взрыве энергии. - Он помолчал, - Теперь второй момент. При этой вашей одинаковости во время секса возникает привязанность на энергетическом уровне. Она и сейчас очень сильная, поэтому хард Ортан везде тебя находит, а после вы не смогли бы жить порозонь. - Теодор замолчал.
   - Он сказал, что я уеду, а он справится, - вспомнила слова харда.
   - Это практически не возможно. И если честно, я просто не представляю, как он мог решиться, - покачал головой Теодор.
   Я потрясенно молчала, рассеяно глядя по сторонам.
   - Живьен, милая, поговори с хардом. Просто поговори, если ты откажешься, значит так. Будем делать все возможное, - он умоляюще посмотрел на меня.
   - Вот что вы мне за жизнь подсунули? - сокрушенно сказала я. - Почему все не как у людей? Свадьба липовая, теперь еще секс предлагаете с мужчиной, которого я практически не знаю! - тяжело вздохнула.
   - Поговори, просто поговори, поверь, это не Ортан, он настаивать не будет. Он хороший человек, - Теодор сжимал и разжимал мои руки в своих.
   - Поговорить? - посмотрела на Теодора.
   - Да, просто поговори, - кивнул он.
   - Где? Здесь? - оглянулась на спальню харда Винзора.
   - Здесь, я позову его, - встал и направился к двери.
   - Как его зовут? - крикнула ему в след.
   - Он сам скажет, - улыбнулся Теодор и спустился по хорошо видной мне с дивана лестнице, то есть совершенно отчетливо видела все эманации. Прогресс явно на лицо.
   Ситуация нравилась мне все меньше и меньше. Кроме участия в моей судьбе Теодора, светлого в этом ничего не было. Сидела и сердито качала ногой, хмурилась и пыталась понять, что мне делать дальше. Как-то не особо верилось, что все эти их игры такие уж страшные. Но ведь не просто так они ко мне пристали с этим способом.
   Что же делать? Погибать совсем не хотелось. Сбежать мне все равно не дадут, даже если я не к родителям отправлюсь, а так, на удачу, все равно найдут. Хотя бы тот же самый Ортан, чтоб его Вайтах побрал! Все с него началось, и теперь я даже не представляю, как из этого выбраться.
   Сидеть уже не могла, встала и стала ходить по комнате, кружила по кругу, судорожно сжимая пальцы за спиной. Остановилась перед окном и стала смотреть туда, нервно передергивая плечами.
   - Хита, - тихо позвал меня голос за спиной.
   Резко обернулась и встретилась с этими невозможно синими глазами.
   - Да? - выдохнула вместо ответа.
   - Меня просили поговорить с тобой, - так же тихо сказал хард.
   - Да, - все что смогла из себя выдавить.
   - Хита, ты меня так боишься? - спокойно спросил хард.
   - Да, - снова ответила.
   - Вижу, нет смысла в этом разговоре, - повернулся к дверям хард и пошел, на пороге повернулся, - Хита, я не обижу тебя.
   Других слов в его присутствии у меня просто не было в голове, я тонула и тонула в водовороте чувства, названия которому у меня просто не было.
   Хард остановился на пороге.
   - Хита, с тобой явно не все в порядке, - снова стал ко мне приближаться хард.
   - Да, - я совсем не понимала что происходит.
   - Так, и что же мне с тобой делать? - строго спросил хард и сложил руки на груди.
   - Не знаю, - горло пересохло и получилось очень хрипло.
   - Воды налить? - повернулся к столику хард, я лишь кивнула, отвечать снова "да" было глупо.
   - А теперь иди сюда и садись, - показал на диван и подвинул чашку к краю стола.
   Села, глаза решила опустить и тут же немного от пустило, воздух смог нормально добраться до легких, дыхание хоть и не было ровным, но оно было.
   - Теперь объясняй, зачем я тебе понадобился, - откинулся на спинку дивана хард и заложил ногу на ногу.
   - Я ... мне ... - заблеяла в поисках слов.
   - Говори связно, хита, - надменность, прозвучавшая в его голосе, заставила гордо вскинуть голову. А не пошел бы этот синеглазый к Вайтаху?! Я ему что, дама для оказания услуг, чтобы напрашиваться? Связно? Пожалуйста!
   - Мне ни за чем. Спасибо за разговор. Можете сказать Теодору и харду Винзору, что мы с вами поговорили, - откинулась на спинку дивана и сложила руки на груди, точно скопировав надменную позу харда.
   - Хорошо, ухожу и все передам, - согласился синеглазый хард, но остался сидеть на месте.
   Мы смотрели друг на друга, что-то поменялось в его взгляде, и он отвел глаза.
   - Хита, я знаю зачем вам нужен. Хард Винзор сказал мне, - тихо произнес синеглазый хард. - Простите меня. Я могу тебе помочь, но только, если ты сама этого захочешь, - и снова взгляд синих глаз вернулся ко мне.
   - Не надо, - тихо произнесла я.
   "Если мы не сможем быть вместе, лучше мне сразу погибнуть на играх" - билась мысль в голове. Это уже был прогресс, раньше мыслей вообще не было.
   - Хита, тебе это надо, - он пересел ко мне на диван.
   - Я не могу, - так я не видела его синих глаз, мне было легче отказать ему.
   - Почему? - спросил хард и взял мою руку в свою.
   - Я вас не знаю, - прошептала, пытаясь отобрать у него руку, и млея от его прикосновений.
   - Меня зовут Эрман, - поднес мою руку к губам и поцеловал.
   - Послушайте, не нужно вокруг меня устраивать такое представление. Подумаешь игры, кому здесь, какая разница погибну я или нет? - отвернулась от него и вырвала руку.
   - Мне есть разница, Теодору, Винзору, - проговорил хард.
   - Вам-то какая разница? - передернула плечами, стараясь не смотреть на него.
   В заботу Теодора я верила, а вот Винзора и этого синеглазого ни на сколечко!
   - Вижу, ты будешь упираться долго, - произнес синеглазый.
   Он встал с дивана, сделал шаг в мою сторону и остановился точно передо мной, руки поставил рядом с моими плечами, навис все телом.
   - Хита, - позвал меня. Я старалась не смотреть на него, знаю же, что опять голову потеряю. - Закрой глаза и поверни ко мне лицо, - сделала.
   Почувствовала легкое прикосновение губ к своим губам. Дыхание смешалось, губы сами подались на встречу. Поцелуй был таким, каким его представляла тогда на своей свадьбе. Водоворот чувств просто опрокинул меня.
   - Я смотрю, вы договорились, - раздался веселый голос Теодора.
   - Только не это, - прошептал сквозь зубы хард, - Что тебе? - рыкнул на Теодора.
   - Со мной все в порядке, - поспешила ответить другу. - Теодор, это ничего не значит, - попыталась оправдаться и одновременно отодвинуться от слишком близко сидящего харда.
   - Я вижу, что все в порядке. Предупрежу остальных, чтобы не мешали, - выходя их комнаты, сказал Теодор.
   - Теодор, стой! Нет! Никому ничего не говори, да постой же! - кинулась за ним и точно угодила в руки Эрмана.
   - Жени, - ласково проговорил хард и, усадив меня на колени, снова начал целовать.
   Губы были настойчивые, жадные, они поглотили все остатки разумных мыслей во мне. Осталось только одно единственное желание - быть с ним. Обняла его за плечи, отвечая на все жаркие поцелуи.
   - Эрман, - прошептала в каком-то забытьи.
   - Жени, - тут же отозвался хард.
   Его рука скользнула под халат и сжала грудь, спустила с плеча ткань, заставив выпутаться и высунуть полностью руку. Он приник губами к груди, упиваясь этим моментом. Запустила пальцы в его короткие седые волосы, прижимая его к себе, боясь отпустить.
   - Жени, хочу тебя, - посмотрел на меня.
   - Да, - ответила.
   Больше меня ни о чем не спрашивали. Легко поднявшись со мной на руках, хард подошел к кровати и положил поверх всего смятого одеяла, которое так и не застелили после сна. Провела рукой по простыне, вот отметина от тела Винзора, но мне было все равно.
   Эрман снял мантию, медленно расстегнул пуговицы на рубашке и потянул ее через голову, это было красиво и очень притягательно. Расстегнул пуговицу на штанах и повернувшись почти спиной ко мне, быстро снял последнюю одежду с себя.
   Повернулся ко мне и я неприлично глазела на него. Голых пациентов мужчин мне приходилось видеть, но сейчас передо мной стоял здоровый мужчина, являя мне всю свою мужественность без стеснения. Теперь я не сомневалась, что он действительно меня хочет.
   Он медленно наклонился над кроватью, не сводя с меня взгляда, и лег рядом, облокотившись на локоть. Медленно развязал поясок шелкового халата, откинул полу и придерживая рукой грудь поцеловал. На этом он не остановился. Приподнявшись выше, губами захватил мои, он не говорил ни слова, но его дыхание говорило гораздо больше.
   Себя ощущала лишь под его руками, губами, ласками. Подчинялась и отзывалась на каждое его движение.
   Его движения стали настойчивыми, более смелыми, иногда заставляя вздрагивать от неожиданности, но губы, которые не отпускали меня, тут же подчиняли своей воле, я переставала сопротивляться.
   - Сейчас немного потерпи, - тихо сказал Эрман и навалился на меня всем телом.
   Что терпеть? Его тяжесть? Она была приятна. Губы впились в меня, не позволяя отвлечься ни на какие мысли. Его резкое движение в меня я не ожидала, была расслаблена и с удовольствием обнимала его ногами.
   Мой недовольный крик Эрман выпил поцелуем.
   - Все хорошо, так должно быть. Не бойся, милая моя, все будет хорошо, - он аккуратно двигался во мне, не разрывая поцелуя и не давая возможности оттолкнуть, или возмутиться на его действия.
   - Все хорошо, - шептал он мне, - сейчас все закончится.
   Я металась в противоположных чувствах, не понимала что происходит, и в тоже время сходила с ума от его близости. Хотелось прекратить все и не останавливать эту сладкую пытку.
   - Эрман, - прошептала ему, - что ты со мной делаешь?
   - Я люблю тебя, - ответил мне голубоглазый мучитель моего сердца.
   Он вздрогнул последний раз и замер, под пальцами на его плечах почувствовала мурашки на коже.
   Погладила по спине, он приподнялся и заглянул мне в глаза.
   - Как ты? - с тревогой спросил меня.
   - Не знаю, - я действительно не знала и не понимала своих чувств в этот момент.
   Эрман прилег рядом, освобождая надо мной пространство, но мне не хотелось быть свободной, наоборот хотелось быть как можно ближе к нему.
   Он прижал меня к себе, обнял мое еще слегка трясущееся тело после случившегося.
   - Милая моя, надеюсь, тебе не было больно или неприятно? - тихо спросил меня Эрман.
   - Больно было в самом начале, но очень приятно, - я боялась поднять на него глаза.
   - Маленькая моя, - он стал осыпать меня поцелуями, - прости, иногда так бывает, я старался как можно меньше причинить тебе боли. Прости, - бесконечные поцелуи в лицо, губы, шею, грудь.
   - Эрман все прошло, правда - тихонько рассмеялась ему.
   - Маленькая моя, я переживал за тебя, - он улыбнулся, и мне больше ничего не нужно было.
   - Одного не поняла, причем здесь эманации? - озадачилась я.
   - Жени, в первый раз я решил не стоит все усложнять, - он гладил меня по волосам.
   - В каком смысле в первый раз? Что будет еще и второй? - удивилась тут же.
   - Да хоть прямо сейчас, - рассмеялся в плечо мне Эрман.
   - Послушай - те, - запинаясь, произнесла я, не зная как после случившегося к нему относиться и обращаться.
   - Слушаю, я готов тебя слушать хоть вечность, - продолжал улыбаться Эрман.
   - Мне сказали, что это нужно для того чтобы я быстро могла накопить силу. А вы говорите, что ...
   - Давай на "ты", - прервал поток бессвязных слов Эрман, - мы все же не чужие люди друг другу и потянулся с улыбкой снова к моей груди.
   Прикрылась, да что толку! Жадные губы впились сквозь мои пальцы, своими руками он убрал последнюю защиту с груди.
   - Эрман, что ты делаешь? - тихо простонала ему, поток ощущений не возможно было остановить или контролировать.
   - Люблю тебя, - улыбнулся мне и снова стал целовать грудь, рукой лаская другую, - Разве ты против?
   Не могла сказать ни "да" ни "нет", противоречивые чувства тащили меня в разные стороны. Он целовал куда угодно, только не в губы, позволяя дыханию вырываться с тихими стонами.
   - Эрман, - умоляюще попросила его.
   - О, нет, теперь я тебя жалеть не буду. Пощады не жди, - улыбаясь, произнес Эрман, нависая надо мной и придавливая своим телом в постель. - Теперь ты получишь наслаждение.
   - Эрман, я ... мне ... - облизнула пересохшие губы.
   - Все тебе, - шире улыбнулся он и, наконец, поцеловал нежно и долго.
   Положила руки ему на спину, обняла ногами, от первого его движения во мне, вздохнула. А больше, как он и сказал, пощады мне не было.
   Эрман медленно и аккуратно вел меня по одной ему известной дороге, я лишь следовала за ним, доверяясь и отзываясь на его каждую ласку, каждый поцелуй.
   Он иногда спрашивал меня, что я ощущаю, как мне лучше, лишь могла отвечать "да" или "нет", потому что напряжение ожидания только нарастало во всем теле. Эрман не торопился, заставляя меня испытывать всю гамму ощущений. То нежно прикасаясь, то сжимая руками почти до боли.
   - Жени, маленькая моя, - шептал мне он, - ты невероятно красива.
   От его слов пробегали мурашки по телу. Его губы, казалось, были всюду, на губах, груди, животе, ногах. Эрман отпускал меня не несколько секунд и снова не давал свободы, стискивая в своих руках. Его движения во мне, заставляли ожидать чего-то большего, дрожать от нетерпения.
   - Жени, родная моя, как же я хочу тебя, - полустон вырвался из его губ и что-то со мной случилось.
   Выгнулась дугой под ним и застонала, незнакомое ощущение удовольствия накатывало и накатывало.
   - Да, так, именно так, еще, еще, - повторял он мне, заставляя своими движениями терять контроль над собой.
   - Не могу, - простонала ему.
   - Можешь, пощады не будет, - тихо проговорил он, не отпуская меня.
   Эрман своими движениями довел меня до того, что я просто потерялась и мне уже стало все равно есть он или нет. Где-то далеко услышала свой стон, судорога пробегала по телу, стараясь освободить меня от накала ощущений.
   - Да, Жени, вот так, - он поймал мой взгляд.
   - Эрман, - прошептала пересохшими губами.
   Поцелуй на какое-то время освежил губы.
   Эрман молча встал с кровати и подошел к столику, налил в чашку воды и вернулся, присел рядом.
   - Пить будешь? - протянул мне чашку.
   - Буду, - села и выпила все.
   - Устала? - заботливо спросил Эрман, забрал чашку и поставил ее на пол.
   Кивнула, мыслей почти не было, расслабленность во всем теле клонила в сон.
   - Спи, - укутал меня Эрман.
   Повернулась на бок и закрыла глаза, сон пришел практически сразу.
  
   Сквозь сон почувствовала, что мне положили руку на лоб.
   - Как она? - голос Теодора.
   - Нужно отдыхать, активно идет приток силы, смотри, - голос харда Винзора.
   А потом тишина и глубокий сон без сновидений.
   - Живьен, - позвал голос друга, - просыпайся.
   - Что? - подскочила на кровати.
   - Что ж ты так резко вскочила? - засмеялся он, - Все хорошо, хотел предложить тебе попить. Будешь?
   - А поесть можно? - огляделась голодным взглядом.
   - Конечно. Что хочешь? - улыбнулся моему всклоченному виду Теодор.
   - Мяса! - уверенно произнесла.
   - Есть мясо. Вставай, вот халат, - протянул мне уже знакомую вещь.
   - Сколько я спала? - спросила, накидывая халат.
   - Со вчерашнего обеда. Сейчас утро, - накладывал мне ароматные кусочки вареного мяса. - Чай?
   - Ага, - встала и пошла к нему.
   - Живьен, прости, тебе в душ нужно, - скромно отвернулся от меня парень.
   Вспомнила все, ойкнула и бегом побежала под душ. Щеки пылали от воспоминаний и слов Теодора. Контрастный душ взбодрил и придал сил. Решительно вышла в комнату, там уже сидел хард Винзор.
   - Старанья, - спокойно произнес он.
   - Старанья, - отозвалась ему и замялась.
   - Хорошо выглядишь, сон пошел тебе на пользу, - поддался вперед хард и стал наливать чай по чашкам, - садись, завтракай.
   Голод заставил засунуть стеснительность подальше и придвинуть тарелку. Хард пил чай и молчал, давая мне спокойно поесть. Теодор тоже пил чай молча.
   - Хита, нам нужно продолжить обучение, - начал хард, убедившись, что я наелась.
   Невольно оглянулась на кровать и сжалась.
   - Нет, я не об этом, - кивнул в сторону кровати хард, - Ты отдохнула? Как себя чувствуешь?
   - Хорошо, - кивнула и опустила глаза, при воспоминании, щеки опять вспыхнули.
   - Тогда вы с Теодором сейчас идете на тренировочную площадку. Они с Лоренсом будут тебя учить приемам на мечах. Сегодня тренировочный день, - спокойно поставили передо мной цели.
   Больше всего на свете мне хотелось узнать об Эрмане. Где он, что с ним, придет ли еще, но спрашивать было очень удобно, а хард Винзор о нем не говорил. Теодор кивнул на слова харда.
   - Живьен, твои вещи я принес сюда, - показал на рюкзак.
   - Хита, будешь здесь ночевать. Одну мы тебя оставлять больше не будем. Ортан больше тебя не побеспокоит, - сообщил мне хард.
   - А как же вы? Где вы будете жить? - меня очень беспокоил вопрос, если Винзор тоже будет здесь спать, ведь это его спальня, значит, я больше не увижу Эрмана?
   - Замок большой, места хватит, - решительно поднялся хард, - Вам пора, времени мало.
   - Я останусь здесь одна? - все же решилась спросить.
   - Нет, одна ты не будешь, - кинул мне через плечо хард Винзор и вышел из комнаты
   Мужчины оставили меня, чтобы могла переодеться. В голове звучали последние слова: "Одна ты не будешь", что он имел ввиду? Одевалась автоматически, посмотрела на постель и мысли снова вернулись к Эрману. Увижу его еще раз? Заправила постель, убрав грязные простыни, покрутила их в руке, не зная, куда их деть. Потом отнесла в ванную.
   - Живьен, ты где? - раздался с порога голос Теодора. Вышла к нему, - Готова? Тогда пошли, - придирчиво осмотрел мою одежду. - Сильно утеплилась?
   - Будет холодно? - уточнила у него.
   - Сначала будет, а потом будет жарко. Мы во дворе будет, на свежем воздухе, лучше всего. - Взял меня за руку и повел к лестнице, но я ее уже видела, достаточно было повернуться левой стороной и она проявилась.
   - Теодор, а почему я некоторые вещи вижу, только если повернусь левой стороной? - по дороге стала его расспрашивать.
   - Это из-за перехода. Обычно люди эти вещи вообще не видят, и проходят мимо них, или насквозь, вот как с лестницей. - пояснял мне Теодор.
   - Все равно не поняла, я-то почему их видеть начала? - старалась не отставать от него.
   - Представь, что твой мозг - это сфера. Все люди пользуются одной его половинкой, правой. Когда проходил обряд посвящения, ты сделала переход из одной половинки сферы в другую. То есть в левую часть этой сферы. Поэтому ты видишь многое теперь не как обычные люди, а как Аорды, то есть левой половинкой сферы. - Теодор спокойно объяснял, я же пыталась сделать одновременно две вещи: понять, что он говорит и не отстать от него.
   Во дворе нас уже ждал Лоренс, раздетый до рубашки и брюк, он махал мечом и делал выпады.
   - Старанья, Живьен, - приветствовал меня Лоренс.
   - Старанья, - отозвались мы с Теодором.
   - Начнем с простого, - принялся за меня Лоренс - становишься в стойку, - и показал, - Теодор тут меня поправил, - Теперь взмах, поворот, - Повторяю.
   Тренировка началась. Парни гоняли меня, как они говорили, легкими приемами, однако вскоре я была мокрая как мышь под метлой.
   - Снимай мантию! - предложил мне Лоренс. Сняла, облегчение было не долгим. Широкая юбка все равно мешала.
   - В следующий раз оденешь брюки, - сказал Теодор, - сейчас закончим и на обед, потом пойдем в отдельную реальность. Плавать будешь? - кивнула, - тогда придумай что одеть, будем вместе плавать. И учти, поблажек не будет никаких.
   Перед обедом забежала в душ, умылась и сменила одежду на сухую. Куча белья на стирку росла.
   - Ребята, а как вы стираете? - за быстро поглощаемым обедом спросила.
   - Тарите отдаем, - ответил Лоренс.
   В отдельной реальности было лето, светило солнце, бабочки порхали по цветам, а птицы заливались своими звонкими песнями.
   Присели на камни.
   - Живьен, смотри, - обратился ко мне Теодор. Маски сняли сразу же, как только вошли сюда.
   Я уставилась на него во все глаза.
   - Тебе сейчас нужно научиться самостоятельно сдвигать точку сборки. Мы с Лоренсом будет подталкивать тебя к этому, твоя задача увидеть то, что мы делаем. - сказал Теодор.
   Неожиданно для меня сидящий на камне Теодор поднялся в воздух и завис. Тоже самое проделал Лоренс. Я таращилась на них и ничего не видела. Парни опустились.
   - Видела? - спросил Теодор.
   - Что вы взлетели? - переспросила его.
   - Нет, как мы это сделали, видела? - тряхнул головой Теодор.
   - Нет, - протянула я.
   - Может, толкнуть ее? - задумчиво спросил Лоренс.
   - Не надо, пусть пробует сама сдвинуть. Живьен, ты уже знаешь, что мы можем управлять пучком силы, вот отсюда, - ткнул пальцами в живот, - Постарайся сдвинуть точу сборки, вспомни свое состояние, когда ты видела силу, старайся! - прикрикнул на меня Теодор и снова взмыл вверх. Лоренс за ним. они стали перемещаться по воздуху.
   Прикрыла глаза, стараясь вспомнить состояние, когда видела пучки силы. Добилась странного эффекта, как будто изображение двойное, будто два разных изображение наложены друг на друга. В одном я видела как Теодор и Лоренс летают по воздуху, а во втором два светящихся человека, опираясь вытянувшимся пучком силы, передвигаются по земле.
   Затрясла головой, парни тут же подошли ко мне.
   - Что ты видела? - спросил Лоренс.
   Описала, они переглянулись.
   - Не совсем то, что нужно, но уже хорошо. Еще раз, - скомандовал Теодор, и снова взлетели в небо.
   Прикрываю глаза, вспоминаю свое состояние, когда видела пучок силы и картинка вспыхнула. Вокруг меня были эманации. Светящиеся силуэты передвигались, опираясь на свою силу.
   - Живьен! - услышала голос Теодора и меня тряхнули, потом еще и еще раз. - Вернись!
   Что-то резко дернуло, и снова мир стал прежним.
   - Живьен, как ты меня напугала - выдохнул Теодор.
   - Слишком сильно сдвинула, - проворчал Лоренс.
   - Живьен, тебе нужно научиться контролировать точку сборки. Осторожнее с эманациями, если опять туда попадешь, ничего не трогай, просто замри на месте. Хорошо? - тряс меня за плечи Теодор.
   - Хорошо. - Кивнула, но я уже сама была перепугана.
   - Еще раз! - приказал Теодор.
   Лоренс взмыл в воздух один. Позади меня стоял Теодор.
   - Смотри расфокусированными глазами, вспоминай, что тогда чувствовала, - говорил за моей спиной Теодор.
   Стараюсь расфокусировать взгляд, и получается! Я вижу, как Лоренс упирается пучком силы о землю!
   - Вижу, - тихо сказала я, боясь спугнуть.
   - Хорошо. Лоренс возвращайся, получилось. Теперь к озеру, будем закреплять, - взял меня за руку и повел.
   У озера была небольшая скала, на которую мы взобрались. Парни разделись, я тоже, оставшись в панталончиках до колен и рубашке, которую я позаимствовала у харда.
   - Теперь мы будем прыгать, но силой держаться за скалу, смотри, - Теодор первым подошел к краю. - Сдвигай точку сборки.
   Снова расфокусировала глаза и увидела пучок силы, который уперся в скалу.
   - Видишь? - кивнула, Теодор пошел к раю и спрыгнул, сила вытянулась вслед за ним, потом отпружинила и вернула его обратно. - Поняла? - кивнула, - Теперь Лоренс.
   Лоренс так же подошел к раю скалы, уцепившись силой за камень и спрыгнул вниз, а сила вернула его обратно.
   - Теперь ты, - повернулся ко мне Теодор.
   - Да ты что! Я не могу! - колени подогнулись от испуга.
   - Можешь! А не получиться, просто упадешь в воду, там глубоко и дно хорошее. Подходи сюда, - командовал Теодор.
   Подошла, в ужасе трясясь, стараясь успокоить себя мыслями о том, что просто искупаюсь. Лоренс взял меня за руки.
   - Сдвигай точку сборки, - приказал Теодор.
   Расфокусировала глаза, теперь сдвигать было проще, как будто тело понимало, что от него требуется.
   - Теперь твоя сила, выпускай ее, - снова приказал Теодор.
   Понятия не имею, как это делается, крутилась, вертелась.
   - Отпусти себя на свободу, - подсказывает Лоренс. И при этих словах как какой-то узел развязался в низу живота, и стало легко, действительно, пучок силы освободился и вышел.
   - Теперь держись за скалу своей силой, - приказной тон Теодора не оставлял выбора.
   Стараюсь, но сила не слушается, висит как плеть.
   - Представь, что это рука, - подсказывает Лоренс, - не животом пытайся ее подвинуть, а как будто у тебя есть еще одна рука.
   Трудно, но стараюсь представить. И вдруг сила ожила. Я ей помахала, потянулась к большому камню и обхватила покрепче, как будто своими пальцами. Лоренс кивнул, а потом сбросил меня с обрыва.
   Я летела в низ и орала так, что у самой уши заложило. Но, не долетев немного до воды, какая-то сила дернула меня обратно и взметнула воздух. Шлепнулась на скалу под ноги моим учителям.
   - Вы издеваетесь?! - заорала на них и кинулась с кулаками, - Я чуть не разбилась!
   Парни отскакивали от меня и смеялись.
   - Живьен, у тебя же получилось! Ну что ты так злишься? - уклонялись т моих ударов.
   - Я испугалась! - кинулась на них с новой силой, - Разве так можно?
   - По другому, увы, никак, - поймал меня в объятья Теодор и придержал, чтобы перестала драться. - Успокойся, у тебя все хорошо получается. Но нужно еще раз прыгнуть.
   - Ни за что! - вскинулась на него.
   - А придется! - и кинул меня опять с обрыва в воду.
   Неожиданно для самой себя я выпустила силу и успела зацепиться за камень, от злости на Теодора, уже не кричала, а лишь ждала, когда спружинет и вернет меня обратно. Залетела обратно на скалу и ловя момент энерции полета стукнула кулаком в глаз Теодору. Тот шлепнулся на землю задом. Я гордо развернулась и просто прыгнула вводу. С меня хватит, буду плавать.
   Парни прыгнули следом и стали догонять меня, вот тут меня охватил азарт. Пусть попробуют! Мы плыли на перегонки до самого берега озера. Вышли на песок и плюхнулись на животы. Солнышко пригревало. Было тепло и весело.
   - Вот драчунья! - сказал Теодор, прикладывая пальцы глазу, - Синяк же будет!
   - А нечего было меня швырять! - обижено повернулась к нему.
   - Живьен, ты хулиганка, - щелкнул меня по носу Теодор.
   Я подскочила и хотела еще раз треснуть его, но Теодор неожиданно взвился в небо. Ах, так! Выпустила свою силу и взлетела за ним. Рядом оказался Лоренс. Теперь начались перегонки по воздуху, точнее своей силой я перепрыгивала по земле, но мое тело в это время было в воздухе.
   - Теодор, заканчивай! - прокричал Лоренс, - Нам пора возвращаться!
   Парни спланировали вниз, я же зависла, не зная, как я сюда забралась, и как возвращаться на землю.
   - Прыгай, если что я поймаю тебя! - прокричал мне Теодор.
   Зажмурила глаза и ощутила падение. Сильные руки меня поймали.
   - Молодец! Ты сегодня хорошо поработала. Сейчас ужинать и отдыхать. Потом у тебя еще занятия будут, - улыбнулся Теодор и понес меня на руках к месту, где оставили одежду.
   Ужинала почти засыпая за столом. Радостное возбуждение от догонялок прошло и силы закончились. Теодор присел ко мне, упала к нему на плечо и уснула. Он отнес меня до кровати, уложил и накрыл одеялом.
   Горячие руки обняли меня и стали раздевать медленно, целуя губами освобождавшиеся участки кожи. Отмахивалась, брыкалась, но меня упорно продолжали раздевать.
   - Жени, маленькая моя, нельзя спать в одежде, - услышала знакомый голос и потянулась на встречу.
   Так хорошо сразу стало. Стала послушной и податливой. Когда сняли всю одежду, Эрман прилег рядом, я доверчиво прижалась к нему.
   - Устала? - шепотом спросил он.
   - Мугу, - промурлыкала на его груди.
   - Спи, отдыхай, - прижал к себе Эрман и я уснула.
  
   Разбудили меня настойчиво через несколько часов. Я пыталась отвоевать остатки сна, доказывала, что он мне необходим, но на мои возращения мало обращали внимания.
   - Жени, просыпайся, - теребили меня и теребили. Укала, накрывалась одеялом, уползала под подушку, но это не спасало, меня и там находили.
   - Ну что? - возмутилась наконец.
   - Пора вставать, - ласково проговорил Эрман.
   Разлепила глаза, вокруг ночь, свечи горят.
   - Ночь на улице! Куда вставать? - возмутилась такой несправедливости.
   - Правильно, ты отдохнула, теперь тренировки в темноте, - ласково ворковал надо мной Эрман.
   От его голоса и намека, который мне послышался, внутри все задрожала.
   - А чаю нальешь? - с надеждой на него посмотрела.
   - Налью, - отошел от кровати, и его фигуру стало очень хорошо видно на фоне свете свечей. Жаль было, что одетый.
   Чашку мне принесли прямо в кровать, припевала глоточками горячий, ароматный напиток и не сводила взгляд с синеглазого Эрмана.
   Он тоже смотрел на меня с улыбкой. Там играли в гляделки пока чаша не опустела. С сожалением посмотрела на донышко предательницы и со вздохом отдала в надежные руки.
   - Теперь начнем, - сообщил мне Эрман, относя чашку на стол.
   - А мне в туалет надо, - попыталась встать.
   - Можно начать с этого, - кивнул Эрман и задержал меня. - Представь себе туалет и перемещайся туда.
   - Что? - открыла рот от изумления.
   - Только не вздумай притащить туалет сюда, - пригрозил мне Эрман.
   - Ты о чем говоришь? - все еще не могла прийти в себя.
   - Закрываешь глаза и вспоминаешь как он выглядет, дальше сила сама тебя перенесет, - убежденно сказал мне Эрман.
   Пожала плечами, подумаешь представить туалет, могу попробовать, все равно не получиться.
   Закрыла глаза, вспомнила удобства местной комнаты, в подробностях все рассмотрела и почувствовала, как меня понесло куда-то. Открыла глаза уже в туалете, встала с недоумением выглянула из двери, а вдруг мне кажется? Убедившись в правильном расположении удобств, отправилась по необходимости.
   - И как я туда попала, - махнула рукой на туалет, выходя в комнату.
   - Тебя сила отнесла, - пояснил мне синеглазый мучитель моего сердца.
   - И что, я могу в любое место так перенестись? - заинтересовалась таким моментом.
   - Нет, не в любое. Во-первых, только в то, которое хорошо помнишь и можешь воссоздать в своей памяти. Во-вторых, не далеко, длинна пучка не бесконечна. - Объяснили мне.
   - А зачем мне это может понадобиться? - заинтересовалась и присела на кровати.
   - На играх любое умение и навык могут пригодиться. Там правил нет, так что все выживают, как умеют, - совершенно серьезно сказал Эрман.
   - Расскажите мне про игры, - попросила его.
   - Расскажи, - улыбнулся Эрман.
   - Вы о чем? - не поняла его.
   - Жени, мы еще вчера перешли на "ты", - улыбнулся Эрман и взял мою ручку в свои.
   - Хорошо, расскажи об играх. - Поправилась, но из-за намека на вчера, смутилась.
   - Игры всегда проходят в отдельной реальности, замкнутое пространство, из которого до окончания игр выйти никто не сможет. Будет несколько команд. Всем будут розданы ориентиры, по которым будут идти с разных сторон участники. Это будет игра - кто первый доберется до приза. Местность каждый раз разная, ориентиры так же. Обычно пути команд не пересекаются, но если отобрать ориентир у противника - дополнительное очко насчитывается. Команды ведут харды. - Эрман замолчал.
   - Я в чьей команде буду? - с надеждой посмотрела на него.
   - В команде харда Винзора, не переживай, Ортану тебя не отдадут. - Пожал мою руку.
   - А долго игры будут идти? - улыбнулась ему, скрывая досаду, что хотела бы в его команде быть.
   - Пока не будет найден приз.
   - Почему говорят, что все женщины погибли на играх? - спросила его.
   - Потому что это правда. Физически очень тяжело будет, поэтому парни тебя готовят так основательно.
   - А что за приз?
   - Приз чисто номинально. У каждого в этой игре свой приз. Все хотят попасть в пятерку победителей. Тебе зачем эти игры нужны? - повернулся ко мне Эрман.
   - Хард Винзор пообещал, что отпустит меня, если окажусь в пятерке победителей, - сказала ему.
   - Вот, видишь, у каждого свой приз, - Эрман не сказал какой у него приз, а мне было неудобно спрашивать.
   Эрман встал и стал тушить свечи, спокойно и уверенно. Не раздеваясь, сел на кровать.
   - Садись рядом, будем учиться видеть в темноте, - залезла рядом с ним на широкую кровать. - Осмотрись и скажи, что ты видишь?
   Медленно оглядела комнату. Шторы задернуты, в комнате ничего не видно, лишь иногда выступали очертания предметов. Но из-за того, что знала какая мебель тут стоит, было понятно, где и что находится.
   - Там шкаф, диван с креслами, стол, окно, - перечисляла и показывала рукой.
   - Теперь сдвигай точку сборки и смотри еще раз, - сказал Эрман.
   Расфокусировала глаза, в темноте это было даже сложнее. Привычный мир не отпускал, тем более в темноте хотелось сосредоточиться и понять что за предметы вокруг.
   - Не получается, - пожаловалась ему.
   - Пробуй, у тебя все получиться, сил тебе хватает, - взял мои руки в свои и согрел похолодевшие ладошки от напряжения.
   Еще раз стараюсь расфокусировать взгляд, окосею так. Пробую и пробую раз за разом.
   - Не получается, - может мне просто мешает то, что я слышу его дыхание рядом?
   - Хорошо, - притянул меня к себе, - отдохни и будем стараться снова.
   А я устроилась в его руках, так уютно было и спокойно. Не хотелось думать ни о каких играх. Мечталось только о поцелуях. Эрман покачивал меня в руках, как ребенка и не делал попыток поцеловать меня.
   - Жени, давай еще раз. Садись и сдвигай точку сборки.
   Пришлось сесть, с трудом подавив вздох разочарования.
   - Жени, я тебя прошу не отвлекайся. Это не трудно, ты сегодня сдвигала точку сборки не раз, поэтому сосредоточься. Обещаю, будет интересно, - мягко проговорил Эрман.
   Пришлось выкинуть из головы поцелуи, наверное, сегодня они мне не достанутся. Расфокусировала глаза, став немного отстраненной и мир засверкал. Это не был мир эманаций, который легко угадывался по состоянию какого-то безразличного интереса.
   Я видела комнату, но не так как привыкла. Стены переливались светом, мебель состояла из эманаций, но очерчивались четкие контуры. Перевела взгляд на Эрмана, он выглядел как обычно, как человек.
   - Что это? - удивилась, таким мир еще не видела.
   - Это ночное зрение. Или зрение в темноте. Возможно, на играх будут пещеры, поэтому нужно научиться видеть и так, - Эрман был доволен моими успехами. - Пройдись по комнате.
   Встала с кровати, стараясь удержать только что найденное восприятие, и пошла по комнате. Странная смесь видения обычного мира и эманаций мне нравилась. Дотрагивалась руками, проводила ладонями по сверкающим линиям, приятное ощущение покалывания.
   - Иди сюда, - позвал Эрман.
   Вернулась, рассматривая кровать. Интересно, постель выглядела не однородно светящейся.
   - Что это? Почему такая разница в свете? - показала рукой.
   - Заметила? - улыбнулся Эрман. - Это остались следы от нашей сексуальной энергии после вчерашней ночи.
   Я смутилась и сразу же ночное видение пропало.
   - Сдвигай еще раз точку сборки, покажу и расскажу тебе об этом, - заметив мою реакцию сказал ласково Эрман, - Жени, маленькая моя, не смущайся, отнесись сейчас к этому как очередному обучению, - он потянул меня за руку и легко коснулся губ губами. - Все хорошо, это я, с тобой, рядом, - уже прошептал мне.
   А мне уже было все равно и до ночного видения и сексуальных энергий с их разным светом, важно было только одно - Эрман держал в своих руках, и я дышала с ним один дыханием.
   - Жени, не смотри на меня так, ты сводишь с ума. Нам нужно еще много что сделать, - попросил Эрман, наклоняясь ко мне и целуя.
   - Не могу на тебя по другому смотреть, - ответила ему между поцелуями.
   - Прости, - прошептал Эрман
   Меня толкнули в живот и наши силы переплелись, мир стал другим. Здесь было тихо, спокойно и очень интересно.
   - Смотри, - донесся до меня голос Эрмана.
   Ко мне приблизилась светящаяся фигура.
   - Это ты? - поинтересовалась у Эрмана.
   - Я, - ответил он.
   Увидела как наши эманации стали сливаться.
   - Это поцелуй, - произнесла я.
   - Да, правильно. Смотри еще, - снова услышала голос.
   Эманации вокруг нас стали быстро перестраиваться и подтягиваться к нам.
   - Что это? - спросила его.
   - Это эманации сексуальной энергии, сейчас они перестраиваются под нас, - ответил мне Эрман.
   - Что будет дальше?
   - Будет взрыв энергии. Готова? - спросил меня Эрман.
   - Да, - отозвалась, не особо понимая, к чему должна быть готова.
   - Держись за меня, - и я почувствовала его руки, которыми Эрман меня стиснул до боли. Обхватила его руками и ногами.
   Взрыв энергии просто потряс меня. Все заволокло белым слепящим светом, за которым не было ничего видно. Почувствовала, как тело стало растворяться в нем.
   - Нет! Жени! Нет! Вернись! - донесся откуда-то издалека голос Эрмана.
   А мне было хорошо, и я улетела в этот свет, стараясь слиться с энергией, почувствовать единение с ней.
   Резкий рывок вырвал меня из света, вокруг был мрак.
   - Жени, Жени, успокойся, маленькая моя, все хорошо, я вернул тебя, все хорошо, - шептал мне Эрман, гладя ладонями по лицу.
   Постепенно стала понимать, что чувствую на себе вес его тела, что обнимаю его руками, судорожно впившись в него ногтями, ногами обхватила вокруг талии. Мое тело горело огнем изнутри.
   - Жени, маленькая моя, я здесь я с тобой, - поцелуи, поцелуи, ладони, снова поцелуи, шепот, - все хорошо, все, все. Ты вернулась, дыши, родная, дыши. Я люблю тебя, слышишь? Люблю, я вернул тебя, - поцелуи, поцелуи.
   Стала отвечать на поцелуи, хотелось отдать хоть часть жара тела ему, чтобы успокоиться. Энергия и сила во мне бурлили и плескались. Расслабила руки и сделала вдох.
   - Жени, как же ты меня напугала, маленькая моя, куда же ты собралась уходить? - он впился поцелуем так, как будто в последний раз.
   Губы смяли мои, тело придавило к кровати.
   - Не отпущу, - жестко проговорил он.
   Резкий толчок во мне заставил ахнуть и вздрогнуть.
   - Не смей! Слышишь? Не смей уходить без меня. Не отпущу, - он говорил зло, жестко. Его движения бели резкими, на грани боли.
   - Эрман, не надо так. Успокойся, я с тобой, - прошептала, понимая его тревогу за меня.
   - Прости, я так испугался за тебя, - остановился он, - прости, маленькая моя.
   - Все хорошо, - провела рукой по лицу, - мне хорошо, не останавливайся - улыбалась ему. Не знаю, как он мог видеть в такой сплошной тьме.
   А энергия во мне горела огнем, бурлила, требовала выхода. Я поддавалась вперед на каждое его движение, и этот бесконечно прекрасный танец кружил и уносил.
   - Жени, что ты делаешь? - раздался вопрос над моим ухом.
   Открыла глаза, оказалось, я выпустила свою силу и ласкала ей Эрмана.
   - Прости, тебе не нравиться? - спросила его.
   - Нравиться, это замечательно, - снова поцелуй.
   Больше мы не останавливались.
   Он отпустил меня, когда сил уже не осталось, такого всплеска эмоций я не испытывала раньше. Едва переводила дыхание, раскинув руки и ноги на кровати, тело еще подрагивало, от только что произошедшего. Эрман накрыл меня одеялом, по его коже скатывались капельки пота.
   - Спи, маленькая моя, - поцеловал меня и ушел в душ, а я провалилась в сон.
  
   - Как она? - услышала голос Теодора.
   - Еще горит. Пусть поспит, - отозвался знакомый голос, но не поняла чей. Все плыло вокруг.
   - Сколько же она взяла силы? - спросил озадаченно Теодор.
   - Очень много, я ее вернул, но с трудом. Ее быстро уносило, - сказал голос харда Винзора, но ведь меня Эрман вернул. А где он?
   - Эрман, - позвала с тревогой, не в силах отрыть глаза. Мне стало страшно, что он ушел.
   - Я здесь, - тут же отозвался Эрман, присел на кровать и взял мою руку. Его пальцы были холодными и приятно остужали мою горячую.
   - Не уходи, - попросила его.
   - Не уйду, ты спи, твоя сила еще бродит в тебе, никак не успокоиться. Как только тебе будет лучше, ты сразу проснешься, - ласковый баюкающий голос. - Спи, маленькая моя.
   Я доверчиво прижала его прохладную ладонь в своей горящей щеке.
   - Ох, слишком быстро, Живьен сможет справиться? - с тревогой спросил Теодор.
   - Я помогу, если будет опасно, мы остановимся, - тут же отозвался голос Винзора.
   Да что такое? Почему у меня какое-то раздвоение получается?
   - Теодор принеси пить, Жени вся горит, - попросил Винзор? Эрман? Все путалось в голове.
   Меня приподняли и приставили чашку к губам, жадно выпила все до последней капли.
   - Останься со мной, - поймала руку Эрмана, услышав, что он собирается уйти от кровати.
   - Хорошо, - отозвал он после небольшой паузы.
   Послышался шорох одежды и Эрман прилег рядом со мной.
   - Ты вся горишь, - прижимая к себе, прошептал Эрман. Его кожа по сравнению с моей была холодная.
   - Иди, я потом приду, - сказал в сторону Эрман, и послышались удаляющиеся шаги.
   - Кто это был? - спросила Эрмана.
   - Теодор ушел, - ответил он.
   - А Винзор остался? - тихонько спросила Эрмана.
   - Нет, его сейчас здесь нет, - с заминкой ответил мне Эрман и меня это насторожило.
   Приподнялась на локте и с трудом раскрыла глаза, осмотрела комнату. Мы были одни, действительно харда Винзора не было. Успокоившись, легла на грудь Эрмана, получая желанную прохладу. Обняла его любимой тело руками и ногами, вдыхая его запах.
   - Жени, - тихо сказал Эрман, - я так не смогу сдержаться.
   Поерзала на нем, укладываясь удобнее. Эрман затащил меня на себя полностью, и я растаяла на нем, так было удобно.
   - Маленькая моя, что ты со мной делаешь? - поцеловал в макушку.
   Приподняла голову и посмотрела на него сквозь ресницы.
   - Поцелуй меня, - попросила и потянулась сама к губам, поднимаясь по его телу.
   - Нет-нет-нет, Жени, это невозможно. Я не сдержусь, - тихонько коснулся губ и тут же отстранился.
   Тогда я поднялась еще выше и, придержав его голову руками, поцеловала его. Не отпускала пока он не перестал сопротивляться. Но потом Эрман перекинул меня на спину, придавил своим телом.
   - Я предупреждал, - хрипло произнес Эрман надо мной и резко, со всей страстью овладел моим телом, заставляя вздрагивать от каждого движения, поддаваться ему на встречу.
   - Эрман, - попросила его.
   - Нет, никакой пощады, - прорычал он надо мной.
   Пощады не было, был невероятный полет эмоций. Однако, его любовь принесла облегчение, жар спал и я уснула спокойным сном.
  
   - Живьен, просыпайся, чай уже готов, - позвал меня голос Теодора.
   Подскочила на кровати, распахнув глаза, как будто и не спала вовсе.
   - Живьен, я налью тебе чаю, а ты одевайся и вставай, - отвернулся от меня Теодор и пошел к столу.
   Оказалось, я была раздета, а халат лежал рядом. Эрмана рядом не было. вздохнула, обнаружив его пропажу, но у Теодора не стала спрашивать о его отсутствии.
   - Сколько я спала, - спросила Теодора, подходя к столу.
   - Хорошо выглядишь, - отозвался Теодор, - Обед уже. Ты слишком много взяла силы, больше чем в первый раз, тебя почти унесло. Эрман хорошо тебе помогает, - сказано было спокойно, но смешинки в глазах выдали парня.
   - Смеешься надо мной? - угрюмо спросила его.
   - Нет, что ты. Просто ты бы себя сейчас видела, - не выдержал и захохотал Теодор.
   Я же подскочила и побежала в ванную к зеркалу. Вид у меня был похлеще Бабки Раскоряшки. Метелка вместо волос и глупейшая счастливая улыбка, при этом щеки пунцовые. Только вот глаза сверкали не понятным для меня светом.
   С расстроенным видом пыталась пригладить волосы.
   - Не расстраивайся так, с волосами помогу, - успокоил Теодор, подошел сзади и обнял, обхватив обеими руками за плечи, - мы очень переживали за тебя. Как ты справишься. А хард Ортан оказался прав, сексуальная энергия пребывает в тебя огромными порция. Как только справляешься с этим? - скорее рассуждал Теодор. - Ты вообще молодец. Купайся, а волосы помогу прочесать, а потом у нас тренировки.
   Теодор вышел оставив меня одну. И вот что хочешь после этого и думай. Вроде то что происходит у нас Эрманом личное дело, а все переживают. Странные люди эти Аорды.
   Под горячим душем меня неожиданно поразила одна мысль: "А вдруг Эрман со мной только для того чтобы подготовить меня к играм? И для него между нами нет ничего личного?" от этой мысли я сразу же замерзла, меня стала колотить сильная дрожь. Трясущимися руками вытерлась, одела халат, и вышла в комнату.
   - Живьен, да что с тобой происходит?! - воскликнул Теодор.
   - Ни-ничего, - ответила. Не признаваться же в своих глупых надеждах.
   - Хард Винзор! - позвал Теодор у двери из комнаты.
   - Не надо Теодор, - попыталась остановить его.
   В комнату влетел хард, как и всегда с маской на лице.
   - Что случилось? - тут же спросил нас.
   - Живьен трясет, - повернул меня к харду.
   Винзор быстро подошел, приподняв за подбородок, внимательно осмотрел лицо, глаза, провел руками по трясущимся плечам, прижал к себе и стал быстро растирать спину.
   - Да что с тобой? - В сердцах спросил хард. - На этом с ночными тренировками закончим.
   От этих слов сердце совсем упало и слезы покатились сами. Кусаю губы, чтобы прекратить этот поток.
   - Так, еще и слезы. Женщины, - фыркнул хард Винзор, - Вечно им романтика мерещится. Теодор, забирай ее на тренировки и гоняй, пока не упадет от усталости. Можешь не жалеет, ночных тренировок у нее больше не будет, - меня оттолкнули от себя в руки Теодора, хард Винзор развернулся и быстро вышел из комнаты.
   - Да что у вас с хардом Винзором? Что он на тебя такой злой? Никогда его таким не видел, - сокрушенно сказал Теодор, обнимая меня и вытирая мои слезы. - А ты реветь перестань. Здесь не место для слез.
   Я несколько раз вдохнула глубоко, стараясь успокоиться.
   - Пришла в себя? Порядок? А теперь быстро переодевайся, я тебе штаны по размеру принес и рубанку и на тренировку. Нас Лоренс ждет уже. - Решительно сказал Теодор и отвернулся.
  
   На улице шел дождь, озноб пробежался сразу же по телу.
   - Сейчас станет жарко, - успокоил Теодор.
   Тренировка началась. Сначала разминка, потом пробежка, потом полоса препятствий. Парни меня гоняли и гоняли, пока из моих легких не стал вырываться свист, вместо дыхания. После этого мне недовольно разрешили пройтись по кругу, чтобы отдохнула.
   Брела под дождем мокрая, не понятно от чего. То ли пот уже пропитал насквозь рубашку, то ли мелкая изморось осыпала меня. Тучи над замком в точности отображали мое состояние. Хмурое, низкое и готовое заплакать в любой момент огромными каплями слез.
   - Хита, - услышала голос, от которого вздрогнула и ускорила шаг. - Живьен! - меня догнали.
   - Мне надо идти, - старалась обойти этого огромного харда.
   - Живьен, как ты? - в голосе одно участие, но мне оно неприятно.
   - Я пойду, - сказала, но дорогу мне преградили.
   - Живьен, скажи мне как ты? Я беспокоюсь о тебе, Винзор не говорит мне ничего, - положи мне свои огромные руки в перчатках на плечи.
   - Все нормально со мной, - ответила ему и попыталась скинуть руки.
   - Я вижу, ты воспользовалась моим советом насчет сексуальной энергии. Кто он? - мягко, но очень настойчиво спросил хард Ортан.
   - Вас это не касается, - отрезала ему и попыталась уйти. Меня не пустили.
   - Что здесь происходит? - раздался надменный голос харда Винзора.
   - Пытаюсь выяснить, кто снабжает мою хиту сексуальной энергией, - с такой же надменностью произнес хард Ортан.
   - Тебя это не касается! - отрезал грубо хард Винзор.
   - Это ты, - с угрозой произнес Ортан.
   - Это ... - мне закрыли рот поцелуем, чтобы ничего не успела сказать. Оттолкнуть харда Винзора не было никакой возможности, меня сжали в охапку очень крепко.
   - Отойди от нее, - дернул Винзора за плечо Ортан и тот оторвался от меня.
   Винзор отлетел в сторону, но на ногах устоял, остановившись кинулся тараном на Ортана и свалил того в грязь у моих ног.
   - Прекратите! - закричала на них.
   Винзор схватил Ортана за грудки стал колотить того по камням затылком. Поверженный оттолкнул противника и быстро вскочил на ноги. Теперь они молотили друг друга кулаками. Я уже не кричала, лишь беспомощно оглядывалась в поисках помощи.
   Они дрались молча, со знанием дела, нанося противнику удар за ударам, практически не уворачиваясь и все равно продолжали стоять на ногах.
   Ортан явно был тяжелее, и удары были увесистее, но хард Винзор держался и наносил ответные удары. Я сжала руки на груди и пыталась что-то придумать.
   Хард Винзор явно стал проигрывать, тяжелые кулаки харда Ортана все чаще стали доставать своей цели.
   - Вайтах! - выругалась я, помимо своей воли сделала глубокий вдох и сила вырвалась наружу, ворвалась между дерущимися, поделилась пополам и швырнула их в разные стороны. - Прекратите! - сила придавила к земле, вновь желающих вскочить мужчин.
   Сила Ортана переплелась с моей, мы оказались в мире эманаций.
   - Живьен! - услышала крик издалека Винзора и он ворвался к нам, переплетя свою силу с моей.
   Здесь все стало равнозначно. Была уже не важна драка. Я видела двух светящихся людей рядом со мной, они одновременно подошли ко мне.
   - Живьен, - донесся голос Ортана до меня.
   - Да? - повернулась к нему.
   - Кто он? - спросил он меня.
   - Хард, - просто ответила ему.
   Здесь людей различала по светимости. Мне не важно было кто и что они. Все люди были одинаковыми.
   - Винзор? - снова спросил Ортан.
   - Да, - вместо меня ответил хард Винзор.
   Хард Винзор подошел ближе и меня сильно дернуло. Мир вернулся прежним. Хард Ортан стоял напротив, хард Винзор прижимал меня к себе и, делая шаги, назад отходил в сторону открытой двери.
   - Помолчи немножко, - прошептал мне на ухо чуть слышно Винзор.
   Мы в полном молчании прошли по коридору в его кабинет.
   - Зачем вы сказали, что это вы? - повернулась к харду Винзору уже за закрытыми дверями.
   - Незачем ему знать ни о чем, - спокойный был ответ.
   - Но ведь вы с ним подрались из-за меня! - воскликнула я.
   - Мне давно хотелось набить его наглую физиономию, - пожал плечам Винзор.
   - Спасибо, вы опять меня спасли от него, - с благодарностью произнесла. Помолчав, добавила, - Не надо было меня целовать, можно было рукой рот закрыть.
   - На тот момент мне показалось это самое надежное. Должен извиниться, я обещал не целовать и вот обстоятельства вынудили меня, - он стоял, сложив руки на груди, и покачивался с пятки на носок. Вся его фигура выражала уверенность.
   - Вам сильно разбили лицо? - заботливо спросила его, - у меня есть настойки от кровоподтеков и ушибов.
   - Ничего, все равно не видно, - ответил он небрежно. - А у тебя тренировки не закончились, - вдруг напомнил он мне, - душ, переодеваться, столовая и к Теодору. Быстро! - уже весело закончил хард.
  
   Наша троица уверенно шла по траве отдельной реальности. На камень еле села, так мышцы болели.
   - Теодор, а зачем вы будете в играх участвовать? - спросила его.
   После ночного разговора очень хотелось понять мотивы поступков моих друзей. Меня готовят, носятся со мной.
   - Игры мощный инструмент для накопления осознания, - проговорил Теодор, а я замерла от непонятных слов с открытым ртом.
   - Переведи, - попросила его.
   - Помнишь орла? - спросил Теодор, а я кивнула. Такой страх никогда не забудешь. - Так вот орлом видим его мы, люди. На самом деле, если сместить точку сборки и посмотреть в мире эманаций это огромный энергетический центр, в который постоянно поступает осознание, питающее энергий орла.
   Орел при рождении людей дарит небольшой сгусток осознания, и мы в процессе всей своей жизни, попадая в различные ситуации, накапливаем его. После смерти увеличенное в объеме осознание возвращается обратно в энергетический центр, чтобы вернуть увеличенную энергию, подпитать мир эманаций, из которых все состоит.
   Когда Аорды доходят до определенного предела накопления осознание, то становятся лакомым кусочком для орла, он может поторопиться забрать осознание, поэтому мы носим защиту, - Теодор показал ленточку, которую в отдельной реальности снял. - Мы закрываем свое осознание от орла и продолжаем накапливать его дальше. Аорды поняли, что нужно накопить достаточно много силы, чтобы можно было сделать скачок и пролететь мимо орла, сохраняя в себе свое осознание. Тем самым становясь бессмертным и иметь возможность спокойно перемещаться в мирах, не только в нашем.
   - Какой еще скачок? - хлопала глазами на Теодора. Он же терпеливо продолжил.
   - Скачок делается Аордами, чтобы создать у орла впечатление, что он получил осознание. На самом деле нужно неимоверное количество силы, чтобы пролететь мимо орла. Сила накапливается быстрее, если задействованы в светящемся теле человека, как можно больше эманаций. Например, есть эманация любви в мире и есть такая же в тебе. Когда ты любишь, эманация любви к тебе подключается, и ты получаешь силу из нее.
   - Это как вы пытались задействовать сексуальную силу? То есть эманацию? - стало немного понятнее.
   - Правильно, - кивнул Теодор, - через эту эманацию ты получила очень много силы. Теперь мы с тобой тренируемся ею управлять.
   - Как задействовать большее количество эманаций? - немного разобралась в этом объяснении.
   - Для этого сдвигаем точку сборки. Она переключает твое восприятие мира с одной эманации на другую. Поэтому ты можешь видеть мир по-разному, и одновременно накапливать силу, - Кивая головой, говорил Теодор.
   - А игры еще один инструмент накопления осознания, - подвела итог всей беседе.
   - Да. Игры идут на грани жизни и смерти. Очень тяжелые условия. Аордам приходиться раскрывать весь своей потенциал, чтобы выиграть, а многим просто выжить. Точка сборки быстро сдвигается и сила поступает очень быстро. Обычно победители практически сразу совершают скачок в сторону орла. Редко кто остается здесь и продолжает работать над собой, слишком большая вероятность, что такое количество осознания привлечет внимание.
   - Куда скачок? Зачем он вообще нужен? - недоумевала я.
   - Когда проходишь мимо клюва орла, то он уже считает тебя как бы мертвым и больше за тобой не следит и не охотиться. Но количество твоего осознания позволяет тебе жить вечно и путешествовать между мирами. А их как ты можешь себе представить очень много, - объяснял мне Теодор.
   - Ты хочешь жить вечно? - спросила у него.
   - Это интересно. Потому что тогда я смогу побывать не только в разных мирах, но и еще побывать разными людьми, а при желании стать тем же орлом и летать. Много возможностей дает такая свобода.
   Лоренс мечтательно смотрел в траву.
   - Однажды я увидел красивых жучков, они перелетали с цветка на цветок. Пошел за их роем и стал подмечать все особенности действий и движений. Когда они привели меня к своему дому в скале, я уже узнал, кто у них главный и как распределены обязанности, как устроен их мир. Осталось лишь посмотреть жизнь непосредственно в их доме. Несколько дней прошло, пока наблюдал за ними и пришел к выводу: устройство их мира идеально. Я очень хочу совершить скачок и посмотреть на мир этих жучков изнутри, чтобы потом создать свой мир с таким мироустройством.
   Я долго сидела на своем камне погруженная в собственные мысли. Даже не заметила как парни ушли, оставив меня одну. Перебирала все, что сейчас услышала. Сказать, что я была в шоке это не сказать ничего. Жила своей обычной жизнью, получила диплом лекаря, была практика, торопилась к своей больной маме и вдруг получить такое вот знание.
   Как я понимаю, мне теперь тоже надо будет сделать выбор: уйти или остаться после игр. Вспомнились синие глаза Эрмана. А он? Тоже со всеми уйдет? Или останется? Голова гудела от мыслей, вопросов, а вот ответы не находились.
   Оглянулась в поисках парней, они ушли и прыгали со скалы, ухватившись пучком силы. Медленно встала с камня, пытаясь размять уставшие мышцы, и побрела, хромая сразу на две ноги. Потом остановилась, подумала и выпустила свою силу. Вот так-то лучше. Сила перепрыгивая по дорожке мягко несла меня по воздуху. Я же наслаждалась полетом. Вчерашние догонялки меня многому научили.
   - Жени, - помахал мне рукой, пролетая над водой Лоренс.
   Сегодня совершенно добровольно, но немного ворча на всяких там, стала прыгать со скалы, удерживаясь своей силой за камни.
   А потом мы снова играли в догонялки, падая в воду и взбивая фонтан брызг. Налетавшись и наплескавшись, вернулись в замок. Веселый задор на какое-то время позволил забыть о болящих мышцах и физической усталости. В столовой шумно ужинали и посмеивались друг над другом.
   Теодор проводил меня до спальни харда Винзора. Он пожелал мне спокойной ночи и спустился вниз, пообещав, что в кабинете обязательно останется кто-нибудь дежурить.
   Долго ворочалась в кровати, надеясь, что Эрман все же придет. Сон отобрал всякие остатки надежды, и я провалилась в глубокое забытье.
  
   Почувствовав ладонь на своем лбу, положила свою поверх.
   - Эрман? - тихо спросила.
   - Нет, - ответил голос Винзора.
   Тут же убрала свою руку, и надежда увидеть любимого мужчину растаяла.
   - Со мной все в порядке, - ответила я, пытаясь хоть что-то рассмотреть ночью.
   Вспомнила вчерашние уроки ночного видения. Расфокусировала глаза и сдвинула точку сборки. Комната осветилась переплетающимися эманациями. Винзор по-прежнему сидел в маске.
   - Вы лицо свое осматривали? - спросила его и протянула руку к его щеке.
   Под пальцами чувствовались припухлости, и он дернулся, когда я неосторожно дотронулась до большой шишки, видимо гематома там нешуточная.
   - Все нормально, - спокойно убрал мою руку Винзор.
   - Нет, так нельзя, - подскочила с кровати и побежала к своему рюкзаку.
   Прекрасно ориентируясь со своим ночным зрением в комнате. Вот переплетения стула, а вот мой рюкзак. Правда, нужные мне склянки с лекарствами пришлось искать на запах. В эманациях они светились одинаково, или я еще не училась их различать.
   Вернулась к кровати, хард Винзор продолжал сидеть на краю кровати. Смачивая корпию, подошла к нему.
   - Живьен, перестаньте. Ничего не нужно, - отклонился он от меня.
   - Не буду я вашу защиту снимать, - старалась успокоить его, - Ваши ушибы надо обработать. Болеть меньше будут и заживут быстрее, - уговаривала его как маленького. - Вы не дергайтесь, а сидите смирно, я сама все сделаю.
   Лечить ушибы для меня дело привычное, но вот как их лечить, если лица не видно и ушибов тоже. Держа смоченную корпию в одной руке, перевязочную ленту в другой, задумалась. Потом зажала губами перевязку и освободившейся рукой стала аккуратно проводить пальцами по лицу харда Винзора. Он снова дернулся и перехватил мою руку.
   - На ощупь не пойдет, - сказала ему, - показывайте сами, где у вас болит, - уверено сказала ему.
   Он, держа мои пальцы, положил на огромную гематому. Едва держалась, чтобы не выругаться. И он еще утверждает, что все в порядке! Я понимаю, большие мальчики не должны жаловаться, но когда глаз заплыл это уже не из разряда жалоб, это лечить нужно.
   Мягко приложила корпию, и стала перевязывать. Сидит смирно, терпит, хотя видно, что весь напряжен.
   - С глазом закончили. Мне бы остальное лицо осмотреть, - обратилась к нему.
   - Не нужно. Остальное в порядке, - тихо произнес Винзор, видимо все же больно ему сделала.
   - Вы и про глаз мне говорили то все в порядке, - укоряющее произнесла ему.
   Дотронулась пальцами до его лица и постаралась осторожно на ощупь определить остальные синяки и ссадины. Второй глаз был целый, скулы в ссадинах, а вот губы были разбиты и сильно. Я проводила пальцами по губам, стараясь оценить серьезность ушиба, и прикидывала, как лечить.
   - У меня есть мазь от ушибов, но у вас здесь еще и ранки, будет щипать. Потерпите? - спросила его.
   - Потерплю, - угрюмо ответили мне.
   Вернулась к рюкзаку и принесла его к кровати. Пришлось опять искать на запах нужную баночку с мазью. Как-то неожиданно настолько удобно было с ночным зрением, что даже не подумала попросить зажечь свечи.
   Осторожно смазывала разбитые губы Винзора, они подрагивали, видимо, щипали, но не издал ни одного недовольного звука.
   - Раздевайтесь, - приказала ему, - надо вас всего осмотреть. То, что у вас переломов нет, это понятно, но гематомы все же осмотрю.
   - Не надо, - решительно поднялся с кровати и оказался вплотную ко мне, потому что стояла перед его коленями, пока он сидел.
   - Возражения не принимаются! - решительно его толкнула, он потерял равновесие, стал падать назад и, ухватившись за меня, упал на кровать спиной, я же приземлилась сверху него.
   Мы замерли в таком положении. Он держал меня руками, чтобы не скатилась с него.
   - Простите, - пробормотала и стала подниматься.
   Случайно уперлась ему в груди и хард Винзор невольно застонал.
   - Я же говорила, что вас надо осмотреть! - решительно сказала ему и уже аккуратнее поднялась с кровати, протянула ему руку, чтобы помочь встать.
   Хард Винзор медленно поднялся, не воспользовавшись моей помощью. Ну конечно, большие мальчики все могут сами, зачем им помощь женщины.
   Он сидел на краю кровати, я решительно наклонилась к нему и потащила мантию к верху.
   - Раздевайтесь! - потребовала.
   - Ты не успокоишься, пока не осмотришь меня? - усмехнулся моему настрою.
   - Не успокоюсь! - продолжала стаскивать с него одежду.
   Хард Винзор встал и разделся до пояса. Ночным зрением было плохо видно, эманации давали свое свечение.
   - Надо зажечь свечи, плохо видно, - провела ладонью по его груди.
   - Не нужно, сдвигай еще точку сборки, и смотри на меня, как на светящийся объект, увидишь переплетения эманаций, и их неправильное положение, - спокойно сказал мне хард Винзор.
   Улыбнулась, не упустил случая, чтобы и здесь чему-то научить. Однако, послушалась и расфокусировала снова глаза, стараясь сдвинуть точку сборки. Усилий пришлось приложить не очень много. Нужно было лишь найти нужное положение, где тело Винзора стало видно в светящихся волокнах.
   Рассматривала с интересом, были хорошо видны закрученные эманации. Хорошо зная анатомию, через некоторое время стала различать органы, кости, мышцы, кожу. Причем при фокусировке на каком-либо объекте, остальные не сливались, а наоборот не мешали рассматривать.
   Сконцентрировалась на ушибах. Хард Винзор был прав, гематомы были видны по характерным уплотнениям эманаций в этом месте, что в принципе понятно, так как кровь прилила к этим местам.
   Стала водить рукой по груди харда Винзора и увидела, как его сердце забилось чаще, так интересно! Дотронулась до сгустка эманаций на гематоме и почувствовала, что могу своей силой расправить их. У меня получилось, это меня вдохновило, и я продолжила, переходя от одного очага к другому.
   Сердце харда билось как сумашедшее. Когда закончила с гематомами, посмотрела на лицо харда. Там был такой наворот эманаций, что решила не трогать. Мало ли что, я же в первый раз к такому способу лечения прибегаю, а там все же зрение и мозг рядом. Очень хотелось сердце потрогать, но не решилась.
   - Все, - сказала ему и вернулась в обычный мир, где свет и краски сразу же померкли, вокруг была ночь и темнота.
   - Спасибо, - мягко произнес хард Винзор, взял мои пальчики и поцеловал разбитыми губами.
   - Это меньшее, чем я могу вас отблагодарить, - ответила ему, но было очень приятно.
   - Отдыхай, - меня легко поцеловали в макушку.
   Хард Винзор отошел от кровати, повернулся ко мне.
   - Ложись, отдыхай. Ты сегодня хорошо потрудилась. Утром будут тренировки, - сказал на прощание и вышел из комнаты.
   Уснула со счастливым состоянием, было такое ощущение, что все правильно и хорошо.
  
   -Живьен, бей сильнее! - кричал мне Теодор.
   Я махала мечом и наносила удары, которые успешно отражал Лоренс, причем еще и строил мне уморительные рожицы. Заниматься решили в отдельной реальности, чтобы потом можно было поплавать в озере.
   Мокрая как мышь, я нападала и отражала, нападала и отражала. Руки почти не поднимались, но получать увесистые шлепки очень не хотелось. Парни менялись, показывая разные стили боев. Я же стиснув зубы, махала и махала мечом.
   Когда же мне дали отдых, упала на траву рядом с фонтаном и пыталась отдышаться.
   - Плавать сегодня будем? - с надеждой посмотрела в сторону озера.
   - Ты не устала? - улыбнулся Теодор, и что-то было такое подозрительное в его улыбке.
   - Не очень, - трясущимися руками стирала пот с лица.
   Наклонилась к фонтанчику и жадно пила воду. Парни достали корзинку с едой и весело перебрасывались словами. Я же в угрюмо жевала вкуснейший пирожок с яблоками и понимала на сколько отстаю в физическом плане от подготовленных парней. Теперь мне был понятен сарказм харда Винзора по поводу моего участия в играх.
   - Хорошо размялись, - встал довольный Лоренс и потянулся, - пошли плавать.
   Теодор поднялся следом и подал мне руку, с благодарностью на нее облокотилась. Вода приятно освежала, мышцы с удовольствием приняли новую нагрузку.
   - Живьен, ты нырять умеешь? - спросил Теодор.
   - Как и все, - пожала плечами.
   - Тогда будем учиться заново, - улыбнулся он мне. - Нам нужно будет научиться задерживать дыхание на столько на сколько нужно. Вод прекрасный тренажер для этого.
   - Разве возможно задержать надолго дыхание? - непонимающе уставилась на него.
   - Возможно. В мире эманаций дыхание как таковое не требуется, там мы дышим по привычке, - ответил мне довольный Теодор.
   - Чего еще я не знаю о мире эманаций? - ворчала себе под нос, подозревая, что меня могут запросто притопить тут.
   - Даже мы и хард Винзор не знает всего о мире эманаций, так что не переживай. Но есть кое какие знания и вот ими мы пользуемся. А харды все время экспериментируют и пробуют новое, - все же расслышал мое бурчание Теодор.
   Озеро безмятежно перекатывало небольшую волну у берега, маленькие рыбешки подплывали к нам, Лоренс и Теодор кидали в воду приготовленные кусочки хлеба, чем вызывали интерес мальков. Я смотрела их веселую возню с крошками хлеба и улыбалась.
   Когда закончились крошки, парни разделись и с разбегу, с шумом, брызгами забежали в воду. А потом у нас были догонялки. Мы плавали, ныряли друг за другом, и мне было не понятно, как парни всегда оказываются быстрее меня.
   - Так нечестно! - не выдержала я очередного поражения, - Почему вы все время быстрее?
   - Мы не дышим под водой, - подплыл, улыбаясь, Теодор.
   - Я уже поняла, что еще один урок предстоит, - вздохнула, - Рассказывай.
   - Сдвигаешь точку сборки в мир эманаций, - начал говорить Теодор.
   - Я же сама ни разу туда не перемещалась. Всегда кто-то переплетался со мной силой, - перебила его.
   - Пора учиться и этому, - пожал плечами Теодор, - сил тебе хватает.
   - Это не опасно? - все же поинтересовалась, вспомнив, как меня чуть не унесло в мире эманаций во время близости с Эрманом.
   - Риск есть всегда. Ты слушай мой голос и делай все как говорю. Как бы тебе не хотелось сделать что-то по-другому, - совершенно серьезно говорил Теодор.
   - Если что я тебя вытащу, - так же серьезно сказал Лоренс, - буду рядом там.
   - Начали, - сказал Теодор и кивнул головой в знак подтверждения своих слов.
   Расфокусировала глаза и старалась сдвинуть точку сборки. Не получалось. Теодор взял меня за руку.
   - Не бойся, мы здесь рядом с Лоренсом. Слушай мой голос, а в мире эманаций ты его увидишь, - успокаивал меня Теодор.
   Еще раз расфокусироваю глаза и сдвигаю точку сборки. Получилось после того как внутри все успокоилось. Мир вспыхнул эманациями. Он был уже привычным для меня, но в первый раз сюда я попала сама, а не переплетясь силой с кем-либо.
   Рядом стояла светящаяся фигура Лоренса. Он протянул руку и дотронулся до меня.
   - Это Лоренс, - донесся до меня голос Теодора. - Теперь выходи обратно.
   Вспомнила состояние в обычном мире и быстро мир перевернулся.
   - Поняла? - спросил Теодор.
   - Вроде, - не очень уверенно произнесла.
   - Еще раз. Вспоминай свое состояние и сдвигай точку сборки, - приказал Теодор.
   Мир эманаций вспыхнул яркими красками, переплетающихся волокон вокруг меня.
   - Выходи, - приказ Теодора.
   Вернулась обратно и с недоумением посмотрела на парня.
   - Зачем нужно выходить?
   - Чтобы ты запомнила оба состояния и могла их легко вспоминать, тогда точка сборки быстро будет сдвигаться, - пояснил мне Теодор. - Еще раз.
   Мир вспыхнул эманациями, Лоренс стоял рядом и переливался радужными цветами.
   - Ты помнишь, что ты в мире эманаций? - раздался вопрос Теодора.
   - Конечно, - удивилась ему.
   - В мире эманаций дыхание не требуется, здесь жизнь дает энергия, которая течет со всех сторон. Задержи дыхание, - строгий приказ.
   Задержала, как обычно привыкла это делать. Ничего не изменилось, энергия текла и переливалась в эманациях. Привычные к работе легкие взбунтовались, и я сделала большой вдох.
   - Стоп! Так не пойдет! - возмутился Теодор, - Еще раз задержи дыхание.
   Послушалась, снова безразличная ко всему энергия никак не прореагировала на мои физиологические инстинкты. Потом почувствовала руку на своем лице, но мне было все равно, точнее все было равнозначно в этом мире: дышать или не дышать. Когда моим легким снова захотелось сделать вдох, Теодор придержал меня, и я почувствовала, что действительно могу существовать в этом мире без дыхания.
   Но проснулось любопытство. Заинтересовавшись эманацией, потянулась к ней рукой, и та, быстро найдя во мне такую же, тут же стала активно напитывать меня энергией.
   - Вытаскивай ее! Быстро! - раздался голос Теодора.
   Меня пнули в живот, из-за чего мои легкие сделали выдох, кашель стал раздирать горло, но мир эманаций не ушел. Я по-прежнему оставалась там. Лоренс схватил меня за мою силу и потащил оттуда.
   - Жени, возвращайся! - приказ от Теодора.
   Стараюсь вспомнить обычный мир с его запахами, цветами, солнцем, звездами и легко выхожу обратно. Кинулась на парней с кулаками.
   - Вы что совсем к Вайтаху меня отправить хотели?! - бежала за ними и пыталась настучать им по глупым головам.
   - Ты опять к эманации подключилась. Надо было тебя как то вытащить, - пытался оправдаться Лоренс.
   А я неожиданно вспомнила про свой пучок силы, выпустила его, разделила на несколько, подхватила камни и стала швырять в них, горя праведным гневом на обидчиков. Парни, поймав по одному камешку, бег свой ускорили и с разбег в воду занырнули. Я следом. Нырнула и старалась их догнать, заодно вспоминая как под водой не дышать.
   Сдвинула точку сборки и остановила дыхание. Мир эманаций заполнил все вокруг. Вода была прекрасна в своей первозданной энергетической красоте, переливаясь оттенками голубого и синего, сплошной стеной окружая меня. Старалась проплыть насквозь, но только запуталась в эманациях.
   Не беспокоилась, понимая, что воздух здесь не нужен, но как мне из этого сгустка выбираться, было не понятно. Проводила руками поперек волокон, те трепетали под рукой, но проход не давали.
   - Живьен! - донесся до меня голос Теодора, - Выходи, начинай дышать!
   Сделала вдох и вода заполнила легкие. Перед глазами проплыли парни, подхватили меня за руки, быстро потащили на берег. Грудь разрывало от воды, которая заполнила легкие вместо воздуха.
   Меня перевернули на живот и положили на колено, легкими ударами по спине заставляя выливаться воде. Состояние было жуткое, если выживу, точно пришибу их каменюкой. Над моим телом измывались долго, пока не выкачали почти всю воду.
   Теодор подхватил меня на руки и почти бегом понес к харду Винзору.
   - Что случилось? - встретил он нас встревоженным вопросом.
   - Воды нахлебалась, когда возвращалась из мира эманаций, - пояснил Теодор.
   - Вы ее туда одну отпускали? - ничего себе громы и молнии были в голосе харда. Даже стекла зазвенели.
   - Мы были рядом, - спокойно ответил Теодор, но слышно было, что чувствует он себя виноватым.
   Хард Винзор забрал меня с рук Теодора и понес наверх, в спальню.
   - Дальше я сам, - сказал он парням, и они ушли расстроенные.
   Поднявшись наверх, первым делом меня раздели, и полотенцем насухо вытерли, не слушая моих возражений.
   - Я могу сама, - пыталась отобрать полотенце и прикрыться, говорила, стуча зубами.
   - Возражения не принимаются, - резко оборвал меня хард Винзор.
   Затем укутал в свой огромный теплый халат, посадил между ног перед собой на кровати и стал сушить волосы. Постепенно стала согреваться, но нервная дрожь так и не прошла. Приятные, ласковые движения рук мужчины давали успокоение. Он привлек к своей груди, обнял и, слегка покачиваясь, стал баюкать меня, как маленькую. Хорошо стало и приятно.
   - Ложись, - откинул одеяло хард Винзор.
   Послушно улеглась на подушку, меня заботливо укрыли. Мужчина вышел на середину комнаты и в свете зажженных свечей начал раздеваться. Снял мантию, затем расстегнул манжеты на рубашке, а дальше пуговицы на груди. Сквозь ресницы смотрела на него и не могла отвести взгляд. Это было очень красиво и возбуждающе одновременно. Хард, расстегнув все пуговицы, вытянул рубашку из штанов и небрежным жестом откинул ее на спинку стула. Расстегнул пояс и легкие брюки легко упали к его ногам. Таким же жестом штаны были отправлены к рубашке. Остался он в одном нижнем белье.
   Он медленно подошел к кровати и лег поверх одеяла.
   - Вам не холодно? - спросила его, потому что мне стало зябко от его обнаженного вида.
   - Не спишь? - мягко спросил он.
   - Нет, - тихо отозвалась ему. - Накройтесь, мне от вашего вида холодно становится.
   - Это у тебя остаточное, после пережитого. А здесь тепло, - успокоительно произнес он и провел рукой по мне поверх одеяла.
   Промолчала, ему виднее.
   - Сильно испугалась? - через некоторое время спросил он меня.
   - Нет, мне было интересно, но я не знала, как выйти из мира эманаций, в воде они меня не пропускали. - Повернулась к нему.
   - С водой нужно знать, как обращаться, - в голосе была улыбка, - Теодор вывел тебя самым простым и быстрым способом, но можно было и не так радикально это сделать.
   - Мне иногда кажется, что я просто не доживу до игр, - пробурчала ему.
   - Не сердись, - он потянулся ко мне, подхватил за плечи и привлек к себе, - Теодор и Лоренс стараются, они хорошие воины. Учат тебя всему, что знают сами. А тебя нужно учить быстро, поэтому все их уроки носят такой экстремальный характер. Самое быстрое накопление силы идет на грани жизни и смерти.
   - Вы говорили о сексуальной энергии еще, - тихо сказала ему, боясь затронуть эту тему.
   Хард Винзор молчал, я, закутанная в одело, лежала головой на его груди и слушала биение сердца.
   - Ты скучаешь по нему? - спросил он то, чего от него я никак не ожидала
   - Да, - тихо выдохнула, потому что самой себе боялась признаться в том, как мне не хватает Эрмана. Его рук, губ, слов, объятий. Его нежности и понимания меня.
   В повисшей тишине слышно было, как потрескивают свечи, в окна сыпала снежная крупа, от резкого ветра подрагивали стекла. Но здесь, в этой комнате, в этой кровати было тепло, а и стук сердца сильного мужчины успокаивал.
   - Он больше не придет, - отстраненно произнес Винзор.
   Я кусала губы чтобы не расплакаться. Закрыла глаза и старалась об этом не думать, прогнать образ синеглазого похитителя моего сердца.
   - Эрман уйдет вместе с вами? - постаралась сдержать слезы в голосе.
   - Да, он уйдет вместе с нами, - так же отстраненно произнес Винзор.
   - Даже не попрощается? - не выдержала я, и дрожащий голос меня выдал.
   - Нет. Ты слишком к нему привязана. Подозреваю, что ты влюбилась в него, - почти жестко произнес Винзор, повернув ко мне голову.
   - Нет, нет, что вы, - постаралась скрыть нахлынувшее отчаяние и свои чувства. От него? От себя?
   Он перевернулся на бок ко мне и пристально посмотрел на меня, слезы катились по щекам, не спрашивая моего разрешения. Его лицо нависло над моим, он долго и внимательно рассматривал меня.
   - Тебе нужен секс? - спокойно спросил он и стал медленно наклоняться к моим губам.
   - Нет, - успела произнести до того, как мои губы накрыли поцелуем.
   Его жесткие, пораненные губы больно впивались в мои. Руки были закутаны под одеялом, я просто не могла его оттолкнуть. Каждый мой жест сопротивления играл на руку харду. Мое желание сказать "нет", открыв рот, было использовано для захвата в сильный поцелуй. Его язык разносил все мое сопротивление.
   Тяжесть его тела придавила меня, не позволяя даже вытащить руку, чтобы оттолкнуть его.
   - Нет, нет, нет, - говорила ему, когда хард отпустил мои губы.
   - Пощады не жди, - сказал он, и я замерла от знакомых слов.
   - Эрман? - прошептала.
   Хард Винзор поднял руку и развязал защиту, маска исчезла. Я испугано смотрела на лицо мужчины, в глазах которого было столько страсти и желания, что замерла, боясь шевельнуться.
   - Вы, - прошептала, не зная как сказать.
   Разбитое лицо не блистало красотой. Заплывший глаз, синяк на пол лица и разбитые губы. Это было какое-то месиво.
   - Что, не нравлюсь? - усмехнулся хард.
   Протянула руку к лицу и провела очень аккуратно, такие гематомы нужно постоянно смазывать и лечить, постоянно накладывая повязки.
   - Хард Винзор, ваше лицо ... вы сильно пострадали, - старалась говорить, подбирая слова.
   - Не такой красавчик, как твой Эрман? - сарказм в голосе заставил вздрогнуть.
   - Отпустите меня, - попросила его.
   Он перехватил мою руку и прижал к своим губам.
   - Нет, - прозвучал ответ между поцелуями, которыми он осыпал мою руку.
   - Не-не надо, - прошептала ему, следя за тем, как он губами перебирает мои пальчики. Отбирать руку совсем не хотелось.
   Он наклонился ко мне, подмял под свое тело всю меня, прижавшись губами и снова сметая все мое сопротивление.
   - Не отпущу, - низким голосом проговорил Винзор.
   - Ваши губы, вам же больно, - сказала ему, как только он оторвался от меня.
   - Твои губы сводят меня с ума, - прошептал он рядом с моими.
   Глаза обжигали страстью, дыхание заставляло замирать на месте. Он медленно освободил меня из-под одеяла. Развязал на мне свой халат. Провел ладонями по телу, сжимая бугорки груди и лаская мой живот, бедра. Я смотрела на этого полуобнаженного мужчину, боялась отвести взгляд и сказать хоть слово.
   - Ты очень красивая, - произнес Винзор.
   - Эрман, - сказала ему единственное слово, которое, как мне казалось, должно защитить.
   - Ты сама сказала, что не любишь его, - усмехнулся безжалостный мужчина надо мной.
   - Люблю, - чуть слышно выдохнула.
   - Как же просто от тебя добиться признания, - сказал Винзор.
   Он спокойно запахнул на мне халат, снова укрыл одеялом, лег рядом, повернувшись к ошарашенной всем произошедшем мне.
   - Не обманывай меня больше, - он протянул руку к свой защите и снова маска закрывала лицо. От этого стало еще страшнее. - Мы с тобой в одной команде, должны доверять друг другу. Критических ситуаций будет очень много в будущем, это будет не учеба. Я должен знать о тебе все, чтобы знать насколько могу на тебя рассчитывать. Давай договоримся, что ты будешь предельно откровенно отвечать на мои вопросы. Хорошо?
   - Хорошо, - тихо согласилась.
   - Тогда попробуем еще раз. Ты любишь Эрмана? - мягкий голос и совершенно серьезный вопрос.
   - Да, - пришлось сознаться в очевидном.
   - Давно? - все тот же мягкий и настойчивый вопрос.
   - С первой встречи, кажется, - замялась, потому что сама себе не давала отчета в своем чувстве.
   Хард кивнул, о чем-то раздумывая.
   - Ты понимаешь, что больше не встретитесь? - чуть мягче спросил хард.
   Вместо ответа слезы покатились из глаз. Хард вздохнул, привлек меня к себе.
   - Не плач, не надо. У нас здесь не Храм Семьи, мы здесь не создаем пары или семьи. У нас определенная цель, мы к ней идем. Ваша взаимная привязанность мешает ему и тебе, - хард говорил ласковым голосом, гладя меня по голове, но слова его разрывали мне сердце.
   - Взаимная? - услышала основное сквозь слезы и подняла на него заплаканные глаза.
   - Заметила, - усмехнулся хард., - Взаимная. Он тоже тебя любит, - снова прижал к своему плечу. - Мы тобой договаривались, что после игр ты можешь уйти отсюда куда захочешь, все остается в силе.
   - А если захочу остаться? - спросила его.
   - Можешь остаться. Только меня не будет, Теодора и Лоренса, Эрмана тоже не будет. Ортан останется за меня, но он не будет тебя трогать, об этом не беспокойся. Ты станешь равная ему. Оставшись здесь ты сможешь совершенствоваться дальше. В любой момент можешь сделать скачок мимо орла или дождаться следующих игр. К тебе приведут хатов, и ты уже сама будешь обучать всему, что знаешь и умеешь, - он продолжал говорить мягко и ласково гладить меня, отчего спокойствие вновь воцарилось во мне.
   - Хард Винзор, - обратилась к нему, потому что он замолчал, и пауза затянулась, - зачем вы это сделали?
   - Что? - переспросил он.
   - Зачем вы стали целовать меня? И остальное, - немного замялась с продолжением.
   - Жени, я видел, что ты не можешь себе признаться в своих чувствах. Это мешало тебе и мешало мне. А целовать тебя было очень приятно, - весело закончил он, заставив меня улыбнуться.
   - Я никогда его больше не увижу? - решилась спросить.
   - До игр скорей всего нет. Очень мало времени осталось до игр, всего неделя. Ребята справляются, но тебе еще много что нужно сделать, - он задумчиво замолчал.
   - А после игр? - с надеждой спросила.
   - После, - хард замолчал, - Эрман сделает скачок мимо орла. Он может вернуться в этот мир, и может найти тебя. Жени, я не могу тебе ничего обещать. Ты большая девочка, после игр ты будешь абсолютно свободна, - он поцеловал меня в макушку.
   - А если я не хочу быть свободной? - вздохнула я.
   - Так сильно его любишь? - заглянул мне в лицо, хотя на самом была маска.
   - Угу, - кивнула головой.
   - Ох, женщины. Вот что у вас не отнять, так это сила, с которой вы можете любить, - стиснул меня в своих руках хард.
   - А мужчины разве так не могут? - удивилась я.
   - Могут, конечно. Аорды не обычные люди, они воины. Решение нельзя отменить или пересмотреть - однажды принятые, в силе навсегда. Эрман принял решение сделать скачок после игр. Ваша любовь мешает обоим, отвлекает от сосредоточенности на цели, - говорил он мягко и как бы успокаивал, но мне все же было тоскливо.
   Поздняя ночь билась в огромное окно, засыпая колючим снегом, резкий ветер гулял там за толстыми стенами замка. Мне вспоминались ночи, проведенные здесь в Эрманом. Неужели это больше не повториться? Неужели для него какая-то там цель, пусть даже бессмертие важнее, чем я и наша любовь?
   - Думаешь о нем? - вывел меня из раздумий Винзор.
   - Да, - призналась ему.
   - Ты отдыхай, тебе спать нужно. Завтра ребята возьмутся снова за тебя. Мышцы болят? - спросил меня.
   Кивнула. Конечно, тело разламывалось от напряжения последних недель. Каждая мышца, каждая косточка отзывалась во мне, причем я никогда не была неженкой.
   - Давай массаж сделаю. Тебе легче будет, - приподнялся надо мной Винзор, - Раздевайся и ложись на живот.
   Замялась, чем вызвала лишь его улыбку.
   - Жени, я только что видел тебя обнаженной, а ты все еще смущаешься. Раздевайся, - мягко произнес хард.
   Помог мне с одеждой, уложил на кровати и принялся массировать мышцы. Приятная расслабленность стала наполнять тело, а усталость постепенно уходить. Не заметила, как уснула.
  
   - Так что там с этой водой было не так? - расспрашивала парней в столовой за завтраком.
   - К ней нужно немного привыкнуть, а у тебя мало опыта перемещений в мире эманаций. Я не ожидал, что так отчаянно в воде решишься сдвинуть точку сборки, - говорил мне Теодор.
   После массажа и отдыха тело чувствовало подъем сил, хотелось движения, к которому уже привыкло за последнее время.
   - Сегодня займемся перемещениями в мире эманаций, - сообщил мне Теодор.
   Наша дружная троица весело поднялась из-за стола и направилась к выходу, где была перехвачена хардом Винзором.
   - Что собираетесь делать сегодня? - спросили нас строгим голосом.
   - Перемещениями в мире эманаций, - радостно сообщила ему.
   - Я с вами, - тут же принял решение хард Винзор.
   Моей задачей на тренировке было не отставать от харда и двигаться за ним в том же темпе. Его четкие команды заставляли быстро и четко выполнять все действия за ним. Парни не отставали, серьезно и собрано проходила тренировка в отдельной реальности. Это не было похоже на наши шумные и веселые забавы. Хард нас гонял очень строго.
   Меня научили настолько быстро смещать точку сборки в разные положения, что я почти не задумывалась тем, как это делаю. Перемещение в мире эманаций мне тоже понравилось. Нужно было поставить себе цель, визуализировать перед собой конечную цель, куда хочу попасть, а дальше сила указывала направление, оставалось лишь передвигаться по эманациям, которые приятно пружинили под ногами.
   Вода, к ней подходила уже с опаской. Винзор взял меня за руку и повел сам, отдавая четкие команды. В мире эманаций вода была сложной. Но все равно достаточно было представить конечную цель, и сила выводила меня, не смотря на сопротивление упругих волокон. В воде прошло очень много времени. Парни тоже не расслаблялись, а продолжали оттачивать навыки.
   Как я поняла, здесь вообще не терялось ни одной минуты, все было направлено на накопление силы. Если не ныряние и не перемещение по миру эманаций, то созерцание.
   Уставшие и довольные мы возвращались в столовую. Хард Винзор ушел раньше, предоставив нам спокойно поплескаться в догонялки. Маску свою в отдельной реальности он ни разу не снял.
   Когда Теодор и Лоренс повернули в коридоре за угол, меня кто-то дернул за руку, и я оказалась в оконной нише, плотная штора закрыла нас ото всех.
   - Жени, - услышала любимый голос.
   - Эрман, - выдохнула полушепотом, боясь, что видение развеется.
   Он сделал шаг вперед и стиснул в своих руках.
   - Как же я скучал по тебе, - раздался жаркий шепот, от которого у меня пробежала дрожь.
   - Я тоже, - едва слышно ответила ему. - Хард Винзор сказал, что больше не увидимся с тобой.
   - Да, нам нельзя встречаться, - меня прижали еще сильней, хотя мне казалось ближе некуда.
   - Почему? Разве мы что-то нарушаем? - спросила его, думая в этот момент совсем о другом. Его губы нежно целовали шею и спускались ниже.
   - Нет, я схожу от тебя с ума, - пуговицы от рубашки посыпались на пол.
   - Эрман, - предостерегающе прошептала ему.
   - Не могу без тебя, - его губы быстро целовали все, до чего могли достать.
   Мир эманаций вспыхнул неожиданно передо мной, и ощутила себя на руках Эрмана, который легко шел по упругим волокнам. Наш путь был не долгим, снова обычный мир осветился светом свечей.
   - Где мы? - огляделась по сторонам.
   - Здесь нас никто не потревожит, - спокойно сказал Эрман и отошел к столу, налил вина в фужеры.
   Комната была небольшая, вечер за окном подглядывал в окна сквозь занавески, которые были неплотно задернуты. Свечи освещали накрытый стол к ужину на двоих. Камин жарко пылал и согревал небольшое пространство, создавая уют. Обстановка была такая, как будто я нахожусь дома. Хотелось присесть в глубокое кресло, чтобы в другом сидел Эрман, держал меня за руку и смотреть на огонь. Слушать любимый голос и потягивать подогретое вино маленькими глоточками, которое будет разбегаться по телу, давая тепло и постепенно кружа голову.
   Эрман протянул мне фужер с вином, взял за руку и усадил в кресло перед камином, сам же сел на пол у моих ног. В его синих глазах плясали отблески огня, от чего взгляд Эрмана становился проникновенным и блестящим.
   - Твои глаза светятся, - сказала ему, рассматривая его и не имея ни малейшего желания отвести взгляд.
   - Сила светиться, когда сдвигается точка сборки, в глазах появляется свет, - улыбка не сходила с его губ.
   - А что ты видишь сейчас? - понимая, что он рассматривает меня.
   - Вижу насколько ты наполнилась силой и осознанием. После игр ты сможешь сделать скачок, - он замолчал, не говоря "со мной".
   - Ты будешь делать скачок? - спросила его, а сердце сжалось.
   - Да, я шел к этому несколько лет. Теперь осталось немного, и моя цель будет достигнута, - совершенно спокойно говорил он мне.
   При этом улыбка не сходила с его губ, и в глазах искорка погасла, теперь в них было совсем другое, то чувство, что заставляло трепетать мое сердце и задерживать дыхание. Подняла фужер к губам и быстрыми глотками выпила вино, стараясь смочить пересохшее горло.
   Эрман улыбнулся и тоже одним махом осушил бокал.
   - Еще? - спросил он, не сводя с меня глаз.
   И как тут ему ответить и на какой вопрос отвечать? На тот, что задал, или тот, что в его взгляде?
   Эрман забрал у меня фужер и поставил оба на пол подальше.
   - Жени, - прошептал он, склонился над моими коленями, спрятал в них лицо, своими руками поднялся вдоль бедер.
   - Ты уйдешь и не вернешься, - грустно сказала ему.
   - Возможно, что не вернусь. Но я очень, очень хочу вернуться к тебе, быть с тобой, - он, как котенок терся о мои колени, так же прикрыв глаза и наслаждаясь каждым мгновением. - Жени, возможно, орел не пропустит меня, такая вероятность тоже есть. Но я готов к скачку.
   - Ты можешь остаться? - с надеждой спросила его.
   - Нет, мне надо идти. Но это время, что осталось нам до игр, я буду с тобой. Мы будем вместе, - он шумно вдохнул воздух и заставил меня подняться.
   Расстегнул пуговички на брюках и снял их, прижался к обнаженным ногам.
   - Жени, - проговорил он, обнимая мои ноги.
   - А как я буду без тебя? - спросила его.
   Он промолчал, лишь стал целовать ноги, гладя ладонями.
   - Маленькая моя, я вернусь. Если мне удастся сделать скачок и пройти мимо орла, я обязательно вернусь, - он поднялся и посмотрел мне в глаза. Не поверить было не возможно.
   - Я буду ждать, - успела выдохнуть до того, как водоворот его поцелуя снес все мои мысли.
   Жадные губы не давали покоя, руки легко сняли оставшуюся одежду, меня подхватили на руки и отнесли на кровать, где дали некоторое время покоя.
   Я смотрела на своего любимого мужчину, который снимал с себя одежду. Наслаждаясь каждым движением, стараясь запомнить каждую его черточку и жест. Он не сводил с меня глаз, что заставляло меня невольно поворачиваться так, чтобы выглядеть соблазнительнее, от чего его глаза затуманивались и мне это нравилось.
   Его уверенное движение ко мне, заставило трепетать от предвкушения его объятий и поцелуя. Руки властными движениями завладели моим телом, исследуя каждый изгиб и каждый бугорок и впадинку. Меня переворачивали и целовали, исследуя губами и языком всю кожу, заставляя вздрагивать от прикосновений. Он стоял на коленях и поднял меня к себе, прислонилась к нему спиной, закинула голову на плечо.
   Руки Эрмана властно исследовали тело, не позволяя забыть о его желании обладать мной. Послушно повиновалась ему во всем. Сильные пальцы вдруг стали нежными дотронувшись до меня в чувствительном месте между ног. От неожиданности легкий вскрик вырвался из моих губ.
   - Пощады не будет, - прорычал мне Эрман.
   Попыталась отстраниться от него.
   - Не отпущу, - прошептал он мне и прижал второй рукой к себе, первая же сильнее сдавила меня, заставив застонать и изогнуться в его руках.
   - Вот так. А теперь еще, - его уверенный тон не оставлял сомнения в том, что он знает что делает и пощады мне от него не ждать.
   - Эрман, пощади, - взмолилась я, не в силах выдержать накатившие ощущения.
   - Нет, - меня кинули на кровать и быстро перевернули, - никакой пощады.
   Его язык коснулся того места, которое уже горело огнем от его пальцев, принеся успокоение на первый взгляд.
   - Эрман, я не могу, - со стоном сказала ему, не в состоянии выдержать эту пытку.
   Мне ответили новым поцелуем. Его губы, язык творили со мной все что хотели, доведя до экстаза и заставив забыть обо всем мире вокруг.
   Судорога пробегала по телу, давая успокоение и возвращая меня обратно.
   - Люблю тебя, - услышала его шепот.
   Я молчала не в силах ему ответить, в горле пересохло, от вскриков горло саднило. Он прилег рядом, руками проводя по телу, стараясь успокоить.
   - Теперь моя очередь, - мягко сказал он, и его пальцы снова вернулись на только что успокоившееся место.
   - Я больше не смогу, - умоляюще на него посмотрела.
   - Мы только начали, - его пальцы творили что-то невообразимое со мной. Новая волна наслаждения стала подниматься во мне.
   Приятная тяжесть его тела вдавила меня в постель. Ждала его всем своим существом и, когда он сделал первый толчок во мне, это было восхитительно. Больше пощады не просила.
   Ждала каждое движение и просила, просила еще, не останавливаться. Не очень понимая, что со мной происходит просто сходила с ума от близости с ним. Мир разрывался на лоскутки от эмоций.
   Когда мы оба испытали экстаз, это было непередаваемо, замерли на несколько мгновений, потерявшись в пространстве.
   - Ты невероятна, - проговорил он, опускаясь мне на грудь, все еще вздрагивая от только что испытанного нами.
   - Я люблю тебя, не уходи без меня, - прошептала ему. - Возьми меня с собой.
   - Маленькая моя, возьму, только скажи, что хочешь этого, и я помогу тебе, - приподнялся на локтях и посмотрел нежным взглядом на меня.
   - Хочу, Эрман, возьми меня с собой, - притянула его к себе и поцеловала, не в силах расстаться с ним ни на минуту.
   - Мы сделаем скачок вместе, - он стал целовать меня снова.
   Поцелуи были бесконечными, мы не могли насладиться друг другом и разорвать объятия. Упиваясь нежностью и страстью друга, подкрепляя свои силы вином и остывшим ужином.
   Под утро уснула абсолютно счастливая в объятиях Эрмана. Во сне меня несло как по волнам.
   - Маленькая моя, - раздался рядом со мной голос Эрмана.
   Открыла глаза и ахнула, передо мой был букет роз невероятно огромный и благоухающий.
   - Эрман, это мне? - счастливая и удивленная спросила его.
   - Да, маленькая моя, это все тебе, - невероятные синие глаза улыбались.
   Меня ждал при пробуждении не только роскошный букет, но и накрытый завтрак. Завтракала, завернувшись в простынь, нисколько не смущаясь своего полуобнаженного вида. Наоборот хотелось показать себя и еще раз увидеть, как темнеют глаза Эрмана.
   Каждый утренний букет вел отсчет счастливым дням, проведенным рядом с синеглазым чудом моей жизни. Старалась не думать о том, что наше время уходит, что нам осталось быть счастливыми не так уж долго. Утренние букеты роз заполняли собой и своим ароматом всю комнату, отрезанными от всего мира.
   Душ, постель, стол с угощением, вино и любимый мужчина, который предугадывал мое каждое желание, дарил свою любовь и пробуждал во мне страсть. Рядом с ним испытала такой бурный поток эмоций и удовольствия.
   Эрман опытный любовник доводил каждый раз меня до экстаза, заставляя забывать об окружающем мире. Мне очень хотелось надеяться, что мир взаимно забыл о нас.
   Когда мне был подарен шестой букет роз, я невольно вздохнула, понимая, что сегодня последний день и последняя ночь с Эрманом.
   - Не грусти, маленькая моя, мы вместе сейчас. У нас еще целый день впереди и я надеюсь провести его в твоих объятиях, - я лишь раскрыла свои ему навстречу, стараясь скрыть слезы печали и счастья одновременно.
  
   Вернули в замок ночью, почти под утро. Тихо прошли по пустым коридорам, поднялись по лестнице в кабинете харда Винзора. В кровати никого не было. Я очень переживала, как он отнесется к моему отсутствию и тому, что пришла с Эрманом под утро.
   - Эрман, - неуверенно сказала и повернулась к нему.
   - Ни о чем не беспокойся, ложись в кровать, у тебя есть еще три часа, чтобы поспать, - тихо сказал он и привлек к себе.
   - А ты? - с тревогой смотрела в его синие глаза.
   - Я тоже буду отдыхать, - поцелуй, - боюсь, что если останусь с тобой, сон нам не грозит, - он улыбнулся, - А силы нам с тобой понадобятся.
   - Эрман, я боюсь харда Винзора, что он скажет о моем отсутствии? - я правда боялась.
   Пока была в объятиях Эрмана, такой вопрос даже не возникал у меня. Лишь старалась запомнить каждый момент нашей встречи.
   - Не бойся, он все знает, - Эрман гладил меня по волосам, стараясь успокоить меня.
   - Откуда? - все равно тревога не покидала меня.
   - Не переживай, он все знает о нас, - легкий поцелуй.
   - Я увижу тебя на играх? - старалась еще хоть немножко, хоть чуть-чуть побыть с ним.
   - Я буду в маске, как все. Я буду присматривать за тобой, если что зови, должен быть недалеко от тебя, - он улыбался, как будто не беспокоился совершенно.
   - Эрман, я боюсь, - прижалась к нему.
   - После игр сам тебя найду, на Винзора можешь полагаться полностью, выполняй все, что он скажет и все будет хорошо, - поцелуй долгий, сладостный, последний, - Люблю тебя.
   - Люблю тебя, - отпустила уходящего любимого мужчину.
   Стояла долго, глядя на закрывшуюся дверь за Эрманом. В груди была пустота, как будто он забрал мое сердце с собой. Хотелось побежать вслед за ним, остановить и закричать: "Не пущу!", но знала, что он уйдет. Не потому что не любит, а потому что выбранная цель уже очень близка и путь воина говорит о том, что пора, время битвы выбрано и подошло.
   Медленно опустилась на пол и замерла так совершенно без мыслей, без чувств. Тихое отчаяние начало подступать, когда почувствовала чьи-то руки у себя на плечах.
   - Живьен, ты что расселась на полу? - строгий голос харда Винзора и меня подняли за плечи.
   - Я, - это все, что я могла выдавить из себя, горло перехватило, но слез не было.
   - Таак. Опять ничего хорошего, - протянул хард Винзор, - А ну, быстро в кровать, и отдыхать пока есть время.
   Он подвел меня к постели, откинул одеяло, уложил и накрыл. Присел рядом, погладил по волосам.
   - Не уходите, - попросила его.
   - Хорошо, - со вздохом сказал Винзор.
   Прилег на кровать и прижался меня к себе, легкие поглаживания по спине дали покой и я уснула.
  
   Белый снег покрывал толстым слоем огромный двор. Он выпал за сегодняшнюю ночь, но некогда было его убирать, как это обычно делали хаты. Сегодня начинались игры.
   Мы все стояли, построившись ровными рядами, перед каждой командой стояли харды. Ветра не было, было тихо и морозно. Пар вырывался через черные маски на лицах Аордов. Я старалась понять, кто из них Эрман, надеялась, что подаст мне какой-то знак или махнет рукой.
   Хард Винзор вышел перед всеми и, громко называя имена, стал выдавать свитки подходящим Аордам. С последним свитком хард Винзор подошел к нам.
   - Можем идти, - просто сказал хард, и мы отправились вслед за ним.
   Отдельная реальность нас встретила солнечным днем и тоже снегом. Поежилась, все же надеялась, что будет тепло.
   - Здесь карта, на ей ориентиры. На каждом пункте инструкция о том, как пройти в следующую реальность. Игры проходят в многоуровневой реальности, чтобы как можно меньше было пересечений команд, - хард осмотрел нас. - Маски не снимать, чтобы не случилось. Ситуация такая, что ускоренное накопление силы может спровоцировать орла. Нас шесть вместе со мной. Вот повязки на руки с именами, чтобы вы могли отличать чужих от своих. Представляемся по кругу. Я ваш хард, меня слушаться беспрекословно. Хард Винзор.
   - Теодор.
   - Лоренс.
   - Шевр.
   - Пауль.
   - Живьен, - представилась последний, так как стояла рядом с хардом.
   - Хита? - удивился Пауль.
   - Да, хита. Она обучалась с Лоренсом и Теодором, - ответил хард.
   - Сомнительно, - сказал Шевр.
   - Ее уровень силы достаточный чтобы участвовать в играх, - все так же уверенно сообщил хард. После этого вопросов больше не было.
   Хард Винзор развернул карту и внимательно ее осмотрел. У меня возник вопрос: "Если хард Винзор в замке главный, то кто тогда составлял карты и сами реальности?", но задать его не решилась. Было видно, что хард внимательно рассматривает свиток, как будто в первый раз его видит.
   - Наша цель - вон те горы, - показал рукой хард куда-то вдаль, где за белой дымкой снега ничего не было видно. - В горах будет переход.
   После этих слов хард повернулся, нисколько не сомневаясь, что мы последуем следом. Мы выстроились цепью и двинулись следом.
   Отдохнувшее за неделю тело с радостью втянулось в физическую нагрузку, радуясь возможности размять мышцы. Теодор шел следом, слышалось его дыхание. При встречи сегодня, кроме традиционного: "Старанья", больше ничего не услышала. Маска не позволяла понять его отношение к моему отсутствию.
   Хотя, может быть, просто накручиваю себя, а на самом деле никого не заботит, где пропадала все это время. Эта мысль придала сил, и я расправила плечи.
   - Где ты была? - раздался тихий голос Теодора.
   Обернулась, он все так же сосредоточено шел вслед за мной.
   - У Эрмана, - тихо выдохнула, боясь, что еще кто-то услышит, тем более хард.
   - Зачем? Ты хоть понимаешь, что потеряла столько дней? Ты рискуешь остаться в этой реальности навсегда. Неужели это того стоило? - голос был сердит, он действительно переживал за меня.
   - Теодор, я люблю его, - еще тише ответила парню.
   - Живьен, - простонал он, - как ты могла? Это ни в какие ворота не лезет. Ты хоть понимаешь, что может с тобой произойти здесь, если ты не выбросишь все это из своей головы? - голос парня становился все громче. - Вы рискуете оба, потому что он вместо того чтобы думать о команде, будет думать о тебе! Это подставит под удар всех нас! - последние слова он уже выкрикнул.
   - Теодор! - окрик харда Винзора заставил нас продолжить путь, потому что, как оказалось, мы остановились.
   - Что значит "подставит под удар всех нас"? Разве Эрман в нашей команде? - Все равно повернулась к Теодору, чтобы спросить.
   - Иди, не отвлекайся, не хватало, чтобы себе что-то сломала, и тащить тебя на руках, - буркнул Теодор, явно показывая, что дальнейший разговор он продолжать не намерен.
   Дальше шли молча, вершины гор так и не появились на нашем горизонте. Как только хард Винзор смог их рассмотреть?
   На привале расселись кругом, ветер стал задувать под куртки, становилось зябко. Достали фляги с горячим чаем, прихваченным с собой. Медленно и сосредоточенно жевали бутерброды, которые на всех приготовил повар вместе с Таритой. Такими бутербродами на первое время были снабжены все команды.
   - Гор не видно, - тоскливо посмотрела в сторону, в которую мы направлялись.
   Парни недовольно фыркнули в мою сторону.
   - Я вот что подумала, а можно передвигаться с помощью силы? Нам обязательно снег месить? - задумчиво задала вопрос скорее для себя, чем для окружающих.
   - Можно передвигаться по воздуху, - усмехнулся хард Винзор. - А я все думал, кому же из вас придет такая светлая мысль сэкономить время?
   - То есть, здесь идеи приветствуются? - насторожено переспросила его.
   - Разумеется. А дальше я сам буду решать, какой из идей отдать предпочтение, - весело ответил хард Винзор.
   Парни заметно повеселели, но кроме моей идеи передвигаться по воздуху с помощью силы, ничего путного не придумали.
   Теперь холодный воздух обжигал лицо, но передвигались заметно быстрее. Характерный свист рассекаемого воздуха раздавался со всех сторон, потому что парни незаметно превратили наш поход в очередные догонялки.
   Хард спокойно летел спереди, не обращая внимания на эти игры. Я же с удовольствием приняла в них участие. Увлеклись настолько, что остановились лишь тогда, когда Теодор чуть не влетел носом в скалу, совершенно неожиданно выросшую перед ним.
   Хард Винзор спокойно стоял на узком уступе сказы, сложив руки на груди, и наблюдая за нашими играми в догонялки. Мы дружно зависли в воздухе, не зная как он к этому отнесется. Но выбора особо не было, а потому, перехватываясь силой за уступы на скале, взобрались к нему.
   - Наигрались? - голос был спокойным.
   Мы неуверенно кивнули, потому что если по правде, так только в азарт вошли. Тяжело дышали и подпихивали друг друга, потому что на уступе места было мало, а близко к харду старались не подходить.
   Резкий порывистый ветер рвал одежду, трепыхал полотнищами штанов и плащей. Выглядели мы, наверное, странно со стороны. Как огромные птицы, которые суетятся на уступе и машут крыльями.
   - Теперь предстоит кропотливая работа. Нужно отыскать вход в пещеру, где будет находиться первый ориентир. Какие будут предложения? - спросил нас. Молчание было ответом.
   - Будем снова летать? - робко предложила я.
   - Да, здесь пешком не пройдем. Старайтесь держаться в поле видимости друг друга, - сказал хард Винзор и первым взлетел.
   Мы по очереди стали взлетать и разлетаться в разные стороны. Теперь азарт подгонял нас, чтобы первому найти вход в пещеру.
   Начавшийся снег затруднял работу, отряхивались, и снова перелетали с одного уступа на другой. Никто не обозначил размеров входа в пещеру. Запросто могло оказаться, что это будет небольших размеров дыра.
   Приземлившись на очередной широкий выступ, внимательно осмотрелась. Под ногами чьи-то следы, неужели кто-то из парней уже был здесь? Но нет, снег их почти занес, а для человека они маленькие, а вот для ....
   Додумать не успела тихий и жутко утробный рык пробрался сквозь кожу и заставил замереть на месте.
   "Горный лев" - мелькнула догадка. Отчего же в отдельной реальности, полностью сделанной по образу и подобию настоящей, не быть горному льву?
   Медленно оборачиваюсь, стараясь не смотреть в глаза хищнику и вижу огромных размеров кошку, уже припавшую на лапы и готовую сделать прыжок на меня. Невольно выпустила свою силу и погладила львиц по животу. Она заурчала и немного расслабилась, но позу не изменила. Сейчас главное не бежать! Медленно отхожу к скалистой и отвесной стене, продолжая поглаживать своим пучком силы живот львицы.
   Львица расслабилась и легла на спину, подставляя мне свой живот, урча от удовольствия. И вот тут я понимаю, что длинна пучка закончилась, а мне еще дойти до стены надо и перехватиться за уступ на скале выше, чтобы взобраться.
   Внимательно огляделась, чтобы случайно не споткнуться во время бега к скале, приблизительно примерилась к уступу, должно хватить длинны. Отпустила львицу и побежала из-зо всех сил к отвесной стене.
   Рык сзади подсказал, что преследование началось незамедлительно, заставляя меня выкладываться гораздо сильнее, чем на тренировке. Здесь уже шел разговор о моей жизни, а не о стометровке.
   Стена приближалась, но и львица тоже. Выкинула вперед пучок силы, стараясь ухватиться за край обрыва, соскользнул, не уцепившись. Вторая попытка была удачной, я ухватилась за огромный камень и сила вметнула меня ввысь, львица успела лишь задеть мои ноги лапами. Приземлилась на тоненькую полосочку между обрывом и каменой стеной, стараясь удержать равновесие.
   Львица ярилась под скалой в надежде, что я свалюсь оттуда. Полоса была ровно на длину моих ступней. Осторожно стала проходить вдоль стены, завидев чуть дальше расширение. Там хотя бы можно оглядеться.
   Небольшое расстояние показалось мне вечностью, с учетом рычащей львицы под ногами. Малейшее неловкое движение приведет к падению и как минимум к перелому, а так шансы спастись от зверя вообще стремились к нулю. Поэтому вниз смотреть было нельзя, смотрела только в сторону неширокой площадки, до которой осталось совсем немного.
   Наконец путь был пройден, и я могла вздохнуть спокойно, но как оказалось ненадолго. Икры саднило, осмотрела раны. Хорошие когти у львицы, раны остались ровные, аккуратные. Достала из пояса с лекарствами, который взяла с собой, не раздумывая, иглу с нитками. Обработала спиртом и, освободив место ран от одежды, наложила себе швы, стиснув зубы. После этого снова облила спиртом, продышалась от боли и выпила сама несколько глотков.
   Привалилась к камню и пыталась хоть немного привыкнуть к боли, перетерпеть ее. Спирт изнутри сделал свое дело, немного стало легче, огляделась. Пяточек, на котором я была сейчас, никуда не вел. Входа в пещеру здесь тоже не было. Подползла с краю обрыва и посмотрела на хищницу. Она спокойно улеглась на снег и, облизываясь, ждала, когда мне надоест изображать из себя горного орла, и спущусь к ней в виде лакомого обеда.
   - У противная, - сообщала ей и снег под рукой посыпался вниз, а так же отвалился кусок стены, на которую облокачивалась.
   Грохот раздался на все ущелье. Шмат камня плюхнулся почти рядом с львицей, заставив ту дать стрекоча, чем привел меня в радостное состояние, хотя, наверное, спирт внутри сыграл не меньшую роль.
   Теперь можно было спускаться. Я была в полной уверенности, что львица близко не подойдет сюда. Ухватилась пучком силы за уступ и стала, придерживаясь руками, спускаться вдоль стены. Падать не хотелось, а вдруг сила растянется больше чем высота уступа? Тогда бякнусь всеми костями на совсем не мягкий снег.
   Сила придерживала меня как страховка, руки привычно хватались за выступы. Теодор сильно гонял меня в скалолазании, аргументируя тем, что возможно придется быть в горах. Пришлось.
   Одной ногой уперлась в расщелину, а вторая прошла в пустоту и я чуть не растянулась на площадке подо мной. Что за ерунда? Оглядела внимательно, вроде стена. Сместила точку сборки - точно, нет здесь камня, другой материал. Осторожно протиснулась туда и огляделась. Впереди был туннель. Оглянулась на вход - ткань, обычная ткань, плотная и раскрашенная под камень, прибита хорошо, поэтому на ветру не трепыхалась. Только ногой смогла со всего размаху пробить ее. Туннель был узкий и конца его не было видно. Нужно было решать: пройти самой и проверить есть ли там ориентир, или вернуться и собирать всех?
   Немного помявшись, решила проверить самой. Сместила точку сборки в ночное видение и пошла по туннелю. Стены прекрасно очерчивали эманации, даже камни под ногами были хорошо видны. Шла ни разу не споткнувшись. Но вскоре оказалась развилка, решила идти направо. Через некоторое время опять развилка. Снова свернула направо. На очередной развилке, свернув направо, вышла к такому же выходу из скалы, в который я зашла. Вывод: лабиринт с двумя выходами.
   Повернула обратно, снова сворачивая все время в право, тупик. Вернулась, не забывая все время поворачивать налево. Вышла снова к выходу. Призадумалась, чтобы обследовать весь лабиринт мне одной понадобиться очень много времени, надо звать команду.
   Выглянула из входа, содрала ткань и полетела по воздуху, стараясь найти не пещеру, а ребят. С Теодором столкнулась на повороте и оба полетели вниз от неожиданности в расщелину. Он успел ухватиться силой за какой-то выступ, меня подхватили чьи-то руки.
   - Живьен, здесь горные львы! - прокричал мне Теодор.
   - Знаю, - ответила ему. - Я нашла пещеру, - повернулась к Аорду, что держал меня на руках.
   Мы приземлились рядом с Теодором. Мои перевязки на ногах бросились в глаза.
   - Горная львица, - развела руками, объясняя.
   - Что с пещерой? - спросил хард Винзор, не заостряя вопрос о моих ранах.
   - Завешены были тканью под цвет камня, вон там, - показала рукой, - Только не уверена насчет львицы, могла и вернуться.
   - С ней разберемся, веди, - кивнули мне.
   Постепенно к нам подлетели остальные и мы отправились ко входу в пещеру. Первый вход, который так и остался за тканью, был не различим, а черный просвет, оставленный мной без прикрытия, хорошо выделялся на серо-белом фоне.
   По дороге рассказала, что входов два и там лабиринт, а то я бы уже конечно, все нашла и им бы принесла, говорила страшно довольная собой. Чем вызвала безудержный смех харда Винзора.
   - А что не так? - в недоумении переспросила его.
   - Ориентир это пространственный вход, а потому его нельзя "взять и принести", - все еще посмеивался хард надо мной.
   Итак, мы отправились в лабиринт. Парни едва протискивались в узком проходе, даже мне иногда приходилось идти боком. На развилке разделились, потом еще и еще. В итоге я все равно топала по узкому туннелю одна, разглядывая все ночным зрением.
   Пещера с высоким потолком нашлась очень не скоро, не знаю, сколько времени пришлось идти, но было желание развернуться и идти обратно. Только смех харда Винзора заставил меня топать дальше. Не хотелось слышать его еще раз в свой адрес. Все равно туннель нужно исследовать, даже если ориентир находится в другом месте.
   На полу пещеры был светящийся круг, внутри так же светилась пентаграмма звезды. Хард Винзор зашел в пещеру с другой стороны.
   - Нашли, - кивнул он головой.
   Парни постепенно стали собираться вокруг.
   - Теперь становитесь в каждый угол звезды, - сказал хард Винзор и сам встал посередине.
   Мы последовали его примеру и расположились в пентаграмме.
   - Выпускаем силу, - спокойно сказал хард Винзор.
   Выпустили пучки силы и переплелись с силой харда, звезда вспыхнула ярко синим огнем, мир превратился в мир эманаций и мы куда-то полетели. Упали жестко, но ноги успели спружинить.
  
   Вернув себе обычное зрение, огляделись. Мы были в пустыне. Под ногами был песок вперемешку со снегом, здесь тоже была зима. Хард Винзор развернул пергамент и внимательно рассматривал его, стараясь удержать на ветру. Мы молча ожидали, что он нам скажет.
   - Ориентир отсюда к западу, - сообщил нам, поворачиваясь в нужную сторону.
   Снова взлетели вверх и по холодному ночному небу заскользили силуэты Аордов. Больше играть в догонялки нам не хотелось. Парни тоже встретились с горными львами, и прониклись всей серьезностью ситуации, тем более глядя на мои раны.
   Летели долго, поэтому, когда увидели костер на земле, хард Винзор принял решение опускаться.
   Среди нагромождения осколков скал, не понятно как тут оказавшихся, уютно устроилось племя кочевников. В столь поздний час они не ожидали никаких гостей и почти все мирно спали в своих хижинах. Один лишь старик задумчиво посасывал свою трубку и даже не обратил на нас внимания.
   Здесь среди скал была затишка от ветра, костер давал не сильный свет и даже какое-то тепло. Мы, озябшие после полета по морозному воздуху, замерли на границе света и ночной тьмы, не решаясь пройди в тепло без приглашения.
   - Приветствую, - сказал хард Винзор на самом распространенном наречии.
   - Вы кто? - так же на этом наречии спросил старик, не поворачивая головы.
   - Аорды, - ответил Винзор. - Позволите присесть к костру?
   - Садитесь, - разрешили нам бесцветным голосом, но взгляд, мельком брошенный на нас, сказал, что старику очень интересны ночные гости.
   Мы расположились вокруг, протягивая руки к костру и стараясь согреться. Плечо Теодора с одной стороны и Лоренса с другой давали дополнительное тепло. Мы с ними разделили остатки бутербродов, скоро нужно будет думать о пропитании.
   Когда чуть-чуть согрелись и успокоились, что нас отсюда не выгонят на ночь глядя, старик обратился к харду.
   - В знак того что у вас нет дурных мыслей и вы пришли с миром к нам в племя, прошу принять мою трубку, - протянул свою длинную дымящуюся трубку харду Винзору.
   Тот совершенно спокойно принял из рук старика трубку и сделал несколько затяжек, после чего передал дальше Шевру, тот после затяжек передал Паулю, дальше Лоренсу и очередь дошла до меня. Я в руки взяла, но не знала что с ней делать. Курить никогда не пробовала и стремления такового никогда не было.
   Хард Винзор кивнул, пришлось приложиться к чубуку. Дым вошел в гортань и заставил закашляться, слезы потекли из глаз. Теодор постучал меня по спине, сунула ему трубку, прикрыла рот руками и убежала в кусты, потому что почувствовала поднимающуюся муть.
   Свежий воздух привел меня в чувство, зато этот опыт показал мне, насколько была права с курением. Голова от полученной дозы все равно закружилась. Вернулась к парням и привалилась к плечу Теодора.
   Поймала внимательный взгляд старика сквозь полуприкрытые глаза. Но мне уже было все равно.
   Расстелив плащи парни стали укладываться на ночлег. Хард Винзор оглянулся на нас с Теодором, но я боялась ложиться, мне казалось, что сидя легче будет. Поэтому когда парень хотел встать и идти ко всем, попросила его остаться, сильно вцепившись в его руку. Старик продолжал меня рассматривать, я даже с закрытыми глазами чувствовала его взгляд.
   Потом произошло что-то странное. Старик раздвоился, один остался сидеть на месте, а второй поднялся и плавными движениями подошел ко мне. Теодор этого не видел и вообще, казалось, что от него осталась одна оболочка. Я же поднялась на встречу старику.
   - Дух тебя выбрал, - сказал с интересом старик.
   Оглянулась на Теодора, рядом с ним, приткнувшись в плечо, сидела я.
   - Пошли, - сказал старик и пошел с нашей ночевки в ночь. Немного помявшись, решила узнать у него, что же такое происходит.
   - Послушайте, что это с нами? Почему мы остались там и идем сейчас здесь? - постаралась догнать его, но старик, хоть неспешно передвигал ногами, шел очень быстро. Пришлось приложить усилия, чтобы не отставать от него.
   Остановились среди пустыни, под ногами был песок и небольшие камни, но видела я хорошо, как будто сама была из мира теней.
   - Здесь место силы, - произнес старик и уселся на землю.
   - Холодно. Что вы делаете? Зачем сели на землю? Заболеете, - стала убеждать его.
   - Дух не болеет, - голос у старика был веселым.
   - Какой дух? - не поняла его.
   - Сейчас ты дух, а тело твое осталось там, - и ткнул пальцем совсем не в ту сторону, из которой мы пришли. - Садись.
   От такого неожиданного заявления просто плюхнулась на землю. И даже если я дух, то ушиблась как по настоящему. Ойкнула, потерла ушибленное мягкое место, а старик засмеялся.
   - А теперь посмотрим, зачем дух выбрал тебя, - спокойно сказал старик, отсмеявшись.
   Он достал из пояса две пластинки и одну протянул мне, а вторую положил себе в рот и стал жевать, жестом руки подбадривая меня последовать его примеру.
   - Спасибо, не хочу, - попробовала вернуть ему обратно.
   Мне трубки с ее одной затяжкой хватило чтобы сейчас сидеть посреди пустыни на ветру с непонятным стариком, еще какую травяную гадость в рот предлагают сунуть.
   - Ты уже дух, - засмеялся старик, - теперь тебе уже ничего не страшно.
   Повертела в пальцах пластинку, потерла ее, поднесла к носу, понюхала. Аромат был приятным, немного резким, но характерных галлюциногенных травок не чувствовалось.
   - Что это? - все еще подозрительно спросила старика.
   - Массия, - ответили мне так, как будто это знает каждый.
   Сам же он жевал с большим удовольствием свою пастилку. Лизнула, вкус был сладковатый и терпкий. Решилась и положила на язык пастилку. Зря я это сделала. Терпким вкусом обволокло рот и гортань сразу, даже легкий сладковатый привкус не спасал. Хотела выплюнуть, но челюсти свело от терпкости и они не слушались. Выпученными глазами смотрела на старика, он хитро смотрел на мои мучения и похихикивал над моим видом.
   Протяжный вой заставил вздрогнуть и оглядеться, напрочь, забыв о неприятностях во рту. По всему периметру пустыни, вокруг нас светились точки и они приближались. Вой нарастал и становился громче. Сказать ничего не могла, лишь испуганно тыкала во все стороны рукой, стараясь привлечь внимание старика.
   Это были дикие собаки, которые жили в пустыне. Сейчас зима, с кормом плохо, поэтому нам предстояло стать не очень сытным поздним ужином, исходя из того что на такую ораву четвероногих нас было всего двое.
   Старик оглядывался по сторонам, и было не понятно, осознает он опасность или нет. Объяснить или позвать на помощь тоже не могла. Отчаявшись изъясниться человеческим языком, я завыла от отчаяния.
   Наступила тишина вокруг. Дикие собаки замолчали и стояли не шелохнувшись. Старик с интересом посмотрел на меня, но промолчал.
   Из стаи, окружавшей нас плотным кольцом, вышел огромных размеров вожак. Холка была не вздыблена, глаза светились ярким желтым цветом, отлично видимым в ночной тьме. У остальных окружающих нас диких собак тоже глаза светились желтым цветом, это их я увидела приближающимися в ночи. Но ведь таких глаз не бывает у обычных животных. Стала с интересом к ним приглядываться.
   Дикие собаки были явно не голодные, с любопытством смотрели на нас. Выглядели они как копии своего вожака, только несколько меньше по размерам. Вожак был прекрасен и явно знал об этом. Темно серая шерсть делала похожим его на волка, постав ушей и более широкая морда не оставляла сомнений в том, что это собака. Вожак не сводил с меня своих горящих глаз.
   - Это Массия, дух, - сказал старик и важно кивнул. - Иди к нему.
   Вот здорово придумал! Стоит голодный пес передо мной, и я сама должна пойти к нему на ужин. Замотала отрицательно головой на столь лестное предложение.
   - Иди, дух пришел к тебе, - старик мгновенно подскочил на ноги и пихнул в сторону вожака, задав мне направление движения.
   Остановиться мгновенно не смогла и, сделала несколько спотыкающихся шагов от придания ускорения, затормозив перед вожаком, который с интересом наблюдал за этой сценой.
   Пес сделал несколько шагов и ткнулся мокрым носом мне в ладонь, после этого припал на лапы и отскочил в сторону и еще раз припал на лапы, как будто приглашал играть. Вид у него был очень довольный.
   - Массия, ты поиграть хочешь? - спросила вожака и протянула ему руку.
   Пес подлетел, выгнув хвост дугой под себя от возбуждения, ткнулся мне в руку, тявкнул и помчался по кругу. Стая расступилась, давая вожаку больше места.
   Обернулась на старика, тот с довольной улыбкой смотрел на меня.
   - Иди, зовет же, - повел рукой в сторону скачущего вприпрыжку пса.
   В очередной круг, когда пес пробегал мимо, подскочила к нему и побежала рядом. Стая расступилась, пропуская нас. Вожак тут же направился в сторону пустыни. Удивительно, но я от него отставала.
   Мы мчались по пустыне, пес посматривал на меня и, вывалив язык, как будто улыбался нашей гонке. Остановились неожиданно, прямо на краю обрыва. Под ногами камни зашуршали вниз, глубина каньона была порядочная. На дне, в темной реке отражались звезды. Скоро рассвет.
   Пес сел на самый край, поднял морду и завыл. Выл он протяжно, красиво, как будто выводил песню. Потом посмотрел на меня и я не выдержала. Присела рядом с ним, касаясь боком его, и тоже завыла. У меня получалось плохо, зато от души. Своим нестройным воем пса явно развеселила, он подскочил на ноги и припал на лапы. Я изобразила такой же жест, и мы стали с ним дурачиться.
   Кувыркались друг черед друга, пихали головами, пинались ногами. Пес был доволен, а я тем более.
   Когда забрезжил рассвет, вожак посмотрел на просыпающееся солнце над каньоном и помчался прочь, оглядываясь на меня. Я припустила за ним, прекрасно понимая, что могу заблудиться здесь и без него мне не выбраться отсюда. Поднимающееся солнце светило нам в спину.
   Старика я увидела издалека. Он все так же сидел со своей трубкой, стаи вокруг не было. Вожак бежал, не сбавляя темпа. Когда подбежал к старику, сделал прыжок над его головой и растаял белым дымом, тявкнув напоследок. Белый дымок обрел форму собаки и стремительно улетел ввысь, оставив запыхавшуюся меня рядом с дремлющим стариком.
   Рухнула рядом с ним на землю и оглянулась. Красота рассветной пустыни поражала. Если ночью все было черное, какое-то вязкое, то сейчас пространство окрасилось нежным розовым цветом. Белый снег, лежащий местами, блестел, придавая нарядность пейзажу.
   - Где вы были? - сонным голосом спросил старик.
   - Не знаю, - пожала плечами, стараясь восстановить дыхание, - бежали по пустыне, потом сели на краю каньона и выли дуэтом, - в этом месте рассмеялась, - а потом играли.
   - Играли? - старик сразу же проснулся и был страшно удивлен, - первый раз слышу, чтобы Массия с кем-то играл, - вид был удивленно-озадаченный.
   - За то, какой каньон красивый, - протянула я, вспоминая.
   - Какой каньон? Ближайший находится в четырех днях пути, - недоуменно произнес старик.
   - Не знаю какой. Бежали мы, конечно, быстро, но вот вернулись же к рассвету, - тоже была в недоумении.
   Старик поднялся на ноги и всю дорогу молчал, изредка недоуменно покачивая головой.
   - Послушайте, - не выдержала любопытства своего, - скажите хоть, кто это был? Массия.
   - Массия - это дух. Он дает знания, но увидеть его может не каждый. Массия сам выбирает, с кем будет общаться, - совершенно серьезно сказал старик.
   - А почему он был со стаей и в виде собаки? - спросила его.
   - Он был в виде собаки? - удивился старик, - Так он показался только тебе. Не видел ни стаи, ни собаки. Мне виден был лишь белый дымок вокруг.
   - Зачем он приходит? - продолжала расспрашивать, - И почему я?
   - Почему ты, это мне не известно. Массия сам выбирает, с кем будет разговаривать. Приходит, чтобы дать знания, - пояснил старик и больше не произнес ни слова, не смотря на мои попытки разговорить его.
   Когда же пыталась рассказать подробности, он остановил жестом, объяснив, что это было только для меня, и понять что произошло, могу только я.
   В задумчивости поспевала за стариком, который бодрым шагом шел в одному ему известном направлении. Вышли мы от костра ночью, и сейчас осколков скал не было видно вокруг, так что отставать от него не хотелось.
   Долгожданные обломки показались на горизонте. Как же мы ночью так быстро прошли этот путь? Вообще ночь была странная. Вроде не спала, а усталости не наблюдала в себе. Чувствовала наоборот подъем, как будто всю ночь сладко спала и видела сны.
   На подъеме сил подошла к привалу и, совершенно забыв, что вторая я осталась спать на плече Теодора, замерла в недоумении. Наша пара продолжала сидеть у потушенного костра.
   Проводила взглядом уверенно присевшего в самого себя старика, последовала его примеру и тут же уснула.
  
   - Жени, пора вставать, - вырвал меня из сна голос харда Винзора. - Вы почему не легли? - это он уже Теодора спрашивал.
   Действительно, тело все затекло от сна в сидячем положении.
   - Не знаю, - не уверенно произнес Теодор, - как-то уснули так.
   Старик смотрел на нас сквозь прикрытые глаза. Я же в растерянности оглядывалась вокруг, потом внимательно посмотрела на сидящего напротив старика и произнесла одними губами: "Массия", и он слегка качнул головой. Больше не сомневалась в том, что произошедшее ночью было реальностью.
   Встали, разминая затекшие мышцы. Быстро пришла в себя, хотелось что-то делать, бежать. Старик сидел на своем месте и лишь посматривал на нас, не вмешиваясь ни во что. Его племя тоже стало просыпаться и с удивлением поглядывало на пришельцев, но видя спокойную реакцию старика, воспринимали нас как обычных гостей.
   Выпив остатки чая из фляг, с благодарностью приняв угощение от племени на завтрак, отправились на запад, в поисках своего ориентира.
   Я с благодарностью долго трясла руку старику при прощании, потому что таких эмоций не испытывала раньше. А он был единственным свидетелем всего случившегося.
   Долгий перелет через пустыню утомил нас всех. Даже несгибаемый хард Винзор к концу дня выглядел уставшим.
   К вечеру на горизонте показалась темная полоса на земле. Летела и думала, что это может быть? На реку не похоже, но тоже имеет извивающуюся форму. Подлетев ближе, ахнула от неожиданности. Это был каньон, тот самый, у которого мы с Массией выли ночью дуэтом.
   Теперь я смотрела на это великолепное произведение природы в закатном солнце. Ярко был освещен противоположный отвесный обрыв. Вода внизу уже стала темной, но белая пена ярко выделялась на общем фоне. Река была быстрой и с перекатами.
   Хард Винзор стоял на краю обрыва и смотрел вниз. Величественная фигура окрашивалась темно-красным светом, отблески солнца, светящего в спину, переливались в складках плаща. Широко расправленные плечи, гордый постав головы, уверено поставленные ноги на самом краю обрыва. Весь его вид говорил об уверенности, он был красив на фоне закатного неба.
   Подошла к харду Винзору и положила руку на плечо, он повернулся.
   - Нам туда, - показала вниз.
   - Откуда ты знаешь? - задумчиво спросил хард.
   - Я была здесь ночью, - не задумываясь, ответила. И только потом стала соображать, как смогу объяснить свое ночное приключение.
   - Не простой старичок нам попался, - усмехнулся хард на мои слова, - Ну что же, вниз, значит, вниз. Спускаемся! - повернулся к команде. - Не забываем страховать друг друга.
   Хард Винзор посмотрел на всех и первым, выпустив пучок силы, стал быстро спускаться. Следом, не раздумывая ни минуты, последовала я, в полной уверенности правильного пути. Не зря же Массия ночью приводил сюда.
   Высота была порядочная, перехватываясь пучком силы, страховали себя и иногда друг друга, потому что склон был земляной и периодически выпуклые уступы распались под пальцами. Один раз ловила за руку Шевра, Пауль подхватывал меня и так мы друг другу помогали.
   Первым достиг дна каньона без приключений хард Винзор, затем обогнавший меня Теодор и я мягко приземлилась в руки харда, вызвав недовольное бурчание Теодора. Он вообще весь путь после того разговора, бурчал если мы с хардом оказывались рядом. Напряжение и быстро сменяющиеся события не давали задуматься над его недовольством.
   Лоренс, Шевр и Пауль соскочили на землю, придержавшись силой за корни деревьев. Хард отпустил меня с рук, как только поймал. Впрочем, я была ему благодарна, раны на икрах побаливали, и я старалась их не нагружать.
   Внизу было уже сумрачно, на самое дно каньона солнце не светило и земля казалась темно-бордовой. Стояли и оглядывались по сторонам, больше никаких подсказок, где искать ориентир не было.
   Река перед нами бурлила и с шумом перекатывалась через валуны, которые сама же принесла во время весеннего разлива. Белая пена четко обрисовывала контуры препятствий. Не хотелось переходить в брод.
   Дальше по течению каньон расширялся. Посмотрев по сторонам, мы не сговариваясь повернули туда. Узкий и темный каньон с отвесными стенами, готовыми осыпаться в любой момент, давил и вызывал желание покинуть его.
   Небольшое путешествие вдоль русла бурной реки и мы оказались на широком пространстве. Здесь даже деревья росли, хотя сейчас были без листвы. Солнышко еще освещало середину реки.
   Мы группой собрались вокруг харда Винзора, оглядываясь по сторонам в поисках пентаграммы.
   Хард стоял, сложив руки на груди, и задумчиво смотрел на воды быстрой реки. Мы же постепенно стали разбредаться от него в разные стороны и вдруг вечернее темное небо вспыхнуло зеленым цветом. Мы все одновременно подняли головы вверх. На небе была четко видна звезда, она ярко светилась на темном фоне.
   Мы повернулись лицом к харду Винзору, оказалось, что точно стоим под углами светящейся звезды, а хард посередине. Выпустили свою силу, переплелись ими, и нас неудержимо потянуло вверх, прямо в звезду.
  
   - Вайтах! Вайтах! - услышала в темноте голос харда Винзора.
   Это был первый раз, когда он ругался, темень вокруг не позволяла разглядеть куда нас занесло.
   - Стоять на месте! Руки никуда не тянуть! Ничего не трогать! Живьен! К тебе это первой относиться! - прокричал в полной темноте хард Винзор.
   - Ночное зрение можно? - робко спросила.
   - Можно, - немного с облегчением сказал хард.
   Сместила точку сборки и пыталась понять где мы. Вокруг был туннель круглой формы, он тянулся в обе стороны, кое-где виднелись черные проемы, видимо проходы в другие туннели.
   - Где мы? - раздался робкий голос Пауля.
   - Мир неорганических существ, - мрачно проговорил Теодор.
   - Вайтах! - раздалось со всех сторон.
   - Даа, попали, - протянул после дружной ругани Лоренс.
   Недалеко что-то мелькнуло и скрылось так быстро, что даже не поняла, померещилось мне или было на самом деле. Посмотрела на харда Винзора, он был насторожен и оглядывался.
   - Лазутчик! - одновременно крикнули Теодор и Шевр, при этом оба показывали в разные стороны.
   - Ни до чего не дотрагиваться! - снова приказ харда, - Избегать контакта с лазутчиками и шпионами!
   - А чем они так опасны? - потянула за рукав Теодора, и постаралась спросить как можно тише.
   - Живьен не в курсе, остальным напоминаю. Неорганические существа опасны тем, что поглощают сознание живых существ. Малейшее касание к ним приводит к отдаче осознания, а значит потери сил и в дальнейшем смерть, - строгим голосом стал говорить хард Винзор, не забывая настороженно оглядываться. - Цели неорганических существ нам не известны, они не доступны нашему разуму. Можно войти в контакт с лазутчиком. Сконцентрировать на нем внимание и громко выкрикнуть просьбу. Чужеродная энергия может провести нас к нашему ориентиру.
   - Голос эмиссара, - прошептал Теодор.
   В туннеле вспыхнул свет, он разлился непривычным, флуоресцентным, голубоватым светом. Присмотревшись, поняла, что стены тоннеля состоят из энергетических волокон. Они выглядели оживленными и сознательными, и как будто бурлили своей энергией. Как только сконцентрировала на них взгляд, услышала голос эмиссара. Я даже не сомневалась, чей это голос, он громом раскололся в моей голове.
   - Говори тише, - крикнула я, обалдев от громкости.
   - Ты находишься внутри неорганического существа, выбери себе наиболее понравившийся из тоннелей и будешь жить вечно! - Голос помолчал, а потом спросил, - Ты же ищешь бессмертия и хочешь жить вечно?
   Я молчала, боясь сказать хоть слово, которое будет понято эмиссаром в свою сторону. Голубоватый свет манил к себе, притягивал, хотелось протянуть руку и прикоснуться, провести пальцами по стенам туннеля.
   Впереди что-то мелькнуло и погасло, потом еще и стало кружиться, зовя за собой. Сделала шаг, потом второй, а дальше я побежала за пузырьком света, постепенно ощущая себя таким же легким пузырьком, наполненным тяжелой энергией, от которой хочется избавиться, освободиться, стать еще легче и продолжить этот увлекательный полет.
   - Ты пузырек энергии, такой же как и все мы. Обменяйся с нами своей энергией и ты будешь нашим сородичем. Мы дадим тебе бессмертие, - снова заговорил эмиссар.
   - Зачем оно мне? - остановила свой полет и зависла в туннеле -трубочке.
   - Ты пришла, как и все Аорды, за бессмертием. Мы можем тебе его дать, - спокойно произнес эмиссар.
   - Ты всем предлагаешь бессмертие? - взволновалась тут же, представив, что парни сейчас тоже разлетелись, как и я по этому неорганическому существу.
   - Аордам, остальные не настолько накопили свое осознание, - спокойный голос эмиссара.
   - Ты можешь дать любовь? - поинтересовалась у него.
   - Что такое любовь? - спросил эмиссар.
   - Любовь - это чувство. Как счастье, боль, страх, - объясняю ему.
   - Здесь нет чувств, они не свойственны моему миру. Ты получишь бессмертие и знания. Твое осознание станет общим с нашим, - соблазнял меня дальше эмиссар, но мне уже было не интересно.
   - Я пришла за любовью. Извини торг не удался. Лазутчик! - нахально позвала я, - Где ты там? Иди-ка сюда! - стала оглядываться в поисках пузырька и вовремя.
   Лазутчик старался незаметно пролететь вдоль стены, чтобы подтолкнуть меня. Я сфокусировала на него взгляд и громко крикнула:
   - Веди меня к харду Винзору! Быстро! - и припустила за пузырьком энергии по туннелю.
   Винзора я нашла одного, он явно беседовал с эмиссаром, парней вокруг не было.
   - Вайтах! - громко выругалась на весь туннель, отчего хард Винзор вздрогнул и обернулся на меня.
   - Живьен, - проговорил он так, как будто очень удивлен меня видеть.
   - Где все? - трясла его за плечи, - хард Винзор соберитесь, надо спасать ребят!
   Хард встряхнулся как от морока и внимательно посмотрел по сторонам.
   - До тебя лазутчик дотрагивался? - спросил он, разглядывая притихший пузырек у стены, казалось, он старался слиться с голубоватым светом и стать незаметным.
   - Не успел, - успокоила его. - А до вас?
   - Коснулся, - с горечью сказал Винзор, - поэтому эмиссар смог завладеть моим вниманием, а я упустил команду.
   - А ну, иди сюда, - поманила пальцем лазутчика. Тот медленно подплыл, - Веди к Теодору! - громко приказала ему.
   Лазутчик быстро полетел по коридору, мы с хардом вслед за ним. Коридоры меняли направления, мы поворачивали в стороны, вверх, вниз, а ощущение было такое, что летим вдоль поверхности. Здесь законы гравитации не работали.
   Догнали Теодора, который как раз немного затормозил, оглядывая стены туннеля. Я со всего размаху влетела в него, от чего Теодора подкосило, хард вовремя сориентировался и подхватил парня, который от моего толчка, полетел к стене туннеля.
   - Живьен? - удивлено повернулся на меня Теодор.
   - Я, я. Ты как? - ощупывала его.
   - Живьен, - протянул Теодор.
   - Его лазутчик коснулся, Вайтах! - выругался Винзор.
   - И что делать? - повернулась с тревогой харду.
   - Нужно привести его в чувство, видимо он уже хотел уйти к неорганическим существам. Так? - спросил Теодора.
   - Здесь бессмертие, я нашел его, - каким-то отрешенным голосом произнес Теодор.
   - Вайтах! - взревела я. - Сдурел? Всю жизнь быть овощем? Ты же хотел посмотреть другие миры, быть свободным! Теодор! Да очнись же!
   Я его трепала, дергала, давала ему пощечины. В это время хард внимательно следил за двумя лазутчиками.
   - Теодор! Ну же! Приди в себя! Я Живьен, помнишь? Мы с тобой еще поженились, ну же вспоминай! - орала на него.
   Теодор немного дернулся и уставился на меня.
   - Ты меня поцеловала, - как-то задумчиво произнес Теодор.
   - Да! Да! На свадьбе нашей! Целовала! - тут же согласилась с ним.
   - Твой поцелуй, - пауза, - мне понравилось.
   - Вайтах! Да я тебя еще поцелую! Только приди в себя! - проорала ему и притянула к себе его лицо, скрытое под маской. Нашла губами его губы и стала целовать жадно-жадно, стараясь заставить его дышать.
   Руки парня обняли меня и губы стали отвечать. Сначала почти неохотно, а потом все жарче и жарче.
   - Вы с ума сошли совсем? Вам больше нечем здесь заняться? - меня рванули от Теодора в сторону, но в стену врезаться не дали, руки харда придержали.
   - Теодор, ты как? - полетела снова к нему, беспокоясь о парне.
   - Слабость во всем теле, - простонал он и хотел сесть на пол туннеля.
   - Не смей, - подхватили с двух сторон его.
   - Лазутчик! - прикрикнула на своего, - к Лоренсу!
   Подхватила Теодора под мышки и устремилась за лазутчиком по туннелям. Хард Винзор остался со вторым лазутчиком, и я услышала, как он приказал вести его к Паулю.
   Лоренса мы застала за активным торгом. Немного понаблюдав за ним и похихикивая, подлетели к парню. Оказалось, что лазутчик не смог до него дотронуться и эмиссар стал предлагать бессмертие, как и нам. Вот тут Лоренс стал с ним торговаться. В момент нашего прибытия в торгах уверенно лидировал Лоренс.
   Он выторговал: бессмертие, это как само собой, туннель на выбор и менять его по своему желанию, а так же в любое время покидать мир неорганических существ. Сейчас предметом торга шло время пребывания Лоренса в этом мире. Он рассудил так, что если посчитает нужным, что накопил достаточно знаний в мире неорганических существ, то может спокойно его покинуть, чтобы скучно не было.
   Лазутчик Лоренса подпрыгивал и суетился во время этого торга, но приближаться опасался к парню.
   - Лазутчик! - строго позвала своего, - веди к Шевру!
   Мы с Теодором, все так в обнимку устремились за лазутчиком. Лоренс своего очень важно призвал к себе, и полетел вслед за нами.
   Шевра мы не успели поймать. Прямо на наших глазах его втянуло в стену туннеля. Его лазутчика не было. Я разрыдалась, Теодор прижал меня к своей груди и старался успокоить, но не было безумно жаль парня.
   Под мои громкие рыдания с причитаниями появился хард Винзор. Его лазутчик смирно прижух рядом с нашими. Хард осмотрел нас и задал вопрос:
   - Где Шевр? - чем вызвал новый поток слез и причитаний.
   - Его втянуло, прямо на наших глазах! - ревела я, не дав никому сказать. - Мы не успели!
   - Где Пауль? - спросил Лоренс.
   Молчание было ответом, я повернулась к харду и истерика началась с новой силой.
   - Что с тобой происходит? - раздался любопытный голос эмиссара.
   - Я плачу! - ответила ему сквозь рыдания.
   - Это что? - обычное любопытство.
   - Это чувства, эмоции, - рыдала дальше.
   - Влага из глаз, что это? - любопытный вопрос.
   - Слезы, - ответила ему.
   - Почему ты испытываешь такие эмоции? Ты любила их? - снова любопытство.
   - Нет, мне просто жаль их. Они были живые, а стали неживыми, - ответила ему.
   - Они живут. По другому, не так вы, но живут, - пояснили мне.
   - Я их больше не увижу, не почувствую их тепла, они навсегда останутся здесь.
   - Ты тоже оставайся, будете общаться, - тут же предложил эмиссар.
   - Нет уж спасибо, - закашлялась.
   Слезы не прекращали литься из глаз.
   - Я буду скучать по ним, - хлюпая носом, сказала Теодору, но меня услышал эмиссар.
   - Я сделаю тебе подарок, - через некоторое время произнес эмиссар. - Можешь взять своего лазутчика с собой. Он будет приносить вести от твоих друзей и передавать им.
   - А можно мне моих друзей забрать? - спросила с надеждой.
   - Нет, это было их решение остаться здесь, - был жесткий ответ.
   Уткнулась лбом в грудь Теодора и думала: "Зачем мне лазутчик в нашем мире? Он мне, что будет как домашний питомец? Я же с Эрманом собралась скачок делать, куда я потом лазутчика дену?"
   - Твой лазутчик пригодиться тебе еще до скачка, - ответил эмиссар и замолчал. Больше мы не услышали ни слова.
   - Нам пора, - раздался властный голос харда Винзора, - Живьен, слезы закончились?
   - Угу, - утирала слезы и сопли платком, что подал мне Теодор.
   - Лазутчик! - громко сказал хард Винзор, - Проводи нас к ориентиру!
   Наша троица во главе с хардом Винзором и три лазутчика полетели все вместе, мы же внимательно продолжали смотреть, чтобы случайно ничего не коснуться.
   В одном из туннелей увидели сверкающую звезду. Она была явно меньших размеров, чем предыдущая и на меня снова накатила истерика по поводу отсутствия Шевра и Пауля. Два угла звезды были пустыми. Сплелись силами, и нас закружило в вихре.
  
   Оказались мы в летнем густом лесу, на красивой полянке, где росли грибочки под деревьями, а дальше виднелись ягоды на кустах. Воздух опьянял запахами леса и старался забраться поглубже в грудь, чтобы напоить легкие после мира неорганических существ.
   - Это мы сейчас где? - спросила подозрительно парней.
   Хард Винзор смотрел по сторонам, медленно поворачиваясь вокруг себя.
   - Аномалий, кроме твоего лазутчика, здесь нет. Обычный лес, - сказал свой вывод хард.
   - И что, можно расслабиться и устраиваться на ночлег? - переспросила его.
   - Нужно. А еще найти пропитание. - После длительной паузы хард произнес. - Здесь будет последняя битва.
   Меня оставили собирать хворост и разводить костер, хард Винзор с парнями отправились на поиски съестного. Я же помимо хвороста насобирала съедобных грибов, которых тут было великое множество. Жаль, не было котелка, можно ягоды заварить. Целая поляна ежевики была рядом. Ее все насобирала, после подвяленных грибочков можно ягодки поесть.
   Лазутчик носился по поляне, оглядывая все и осматривая.
   - Слушай, лазутчик, а что ты можешь? Зачем тебя эмиссар мне подсунул? - спросила просто так, не ожидая ответа.
   - Я много что могу, - раздался громоподобный бас, от которого ноги подкосились, и я рухнула в траву, рассыпав ежевику.
   - Ты чего так громко-то? Напугал ведь, - возмущенно стала собирать ягоды.
   - Много что могу, - уже спокойно сказал лазутчик, близко подлетев ко мне.
   - Ты это, подальше немножко держишь, чтобы я не нервничала, - отползла немного от него и перемяв ежевику под собой.
   - Тебе сейчас что нужно? - спросил лазутчик, продолжая крейсировать по поляне.
   - Котелок мне нужен и спички, - пробурчала ему, отряхивая мятую ягоду с штанов.
   - Могу, - качнулся лазутчик и нырнул под землю.
   Через некоторое время земля вспучилась, и на поверхности появился кусок руды.
   - Вот , - сказал довольный лазутчик.
   - Чего "вот"? - не поняла его.
   - Вот котелок, - качнулся в сторону руды.
   Подошла, посмотрела внимательно. Руда, которую нужно переплавлять и ковать из нее котелок.
   - Издеваешься? - повернулась к лазутчику.
   Тот испугано шарахнулся от меня подальше.
   - Это же котелок, - попытался оправдаться лазутчик.
   - Какой это котелок?! - завелась я на него, подхватила кусок тяжеленной руды, вскинула его над головой и кинулась на лазутчика в атаку.
   - Так котелок же! - уворачивался от меня энергетический шар, - сама посмотри.
   - Я вижу кусок железа, из которого в кузне можно сделать котелок, - орала на него, бегая по поляне, и размахивая железякой в руках.
   Меня на очередном повороте поймали крепкие руки и перехватили железяку, дав мне свободу.
   - Что здесь происходит? - строго спросил хард Винзор.
   - Этот вот утверждает, что это котелок, - возмущенно сообщила харду, указывая на железяку в его руке.
   - Да? Интересно, - проговорил Винзор. - Иди-ка сюда, - позвал он лазутчика.
   Тот осторожно подлетел к нам, но остался на безопасном расстоянии.
   - Почему ты решил, что это котелок? - задал основной вопрос хард, а я подбочинилась.
   - Да, почему? - тут же встряла.
   - Так ваши котелки и этот одинаковые для меня, - угрюмо сообщил лазутчик.
   - Понятно, - кивнул хард. - Живьен, могла бы сама догадаться, что лазутчик живет внутри неорганических существ и никогда не видит их форм.
   - Нуу, - глубокомысленно протянула я. - И что нам теперь с этим делать? - стала вертеть руках железяку.
   - Котелок, - с улыбкой в голосе сказал хард Винзор, - Твори, ты же умеешь создавать, как раз покажешь свое умение.
   Вот чтоб я знала как это делается. Озадачено смотрела на железяку в руке. Любопытный лазутчик подлетел по воздуху совсем близко.
   - Это же энергия, - сказал он мне над самым ухом.
   - Не нервируй меня, - сказала ему, подскакивая от неожиданности. - Не надо так близко подлетать.
   Лазутчик медленно поплыл в сторону, кажется он обиделся. Ну и пусть.
   - Он прав, это энергия. Вспомни, как мы ее видели в неорганическом мире, - произнес хард Винзор и вышел с поляны, оставив меня с куском железяки и обиженным лазутчиком.
   Сдвигаю точку сборки, разглядываю. Действительно, вот они энергетические волокна. Провела по ним пальцами, волокна отозвались на движение. Это получается, что я могу ими управлять? Интересно. Меня охватил исследовательский азарт. Вытягивая и изгибая волокна я творила с ними все что хотела. Получались очень интересные вещи, всякие разные, ну кроме котелка.
   Любопытный лазутчик опять завис у меня над плечом, он внимательно наблюдал за моими действиями. Я от возбуждения, что могу творить с металлом все, что хочу, усердно сопела.
   - Ты его полукругом изогни, - не выдержал лазутчик у меня над плечом.
   - Без неорганических знаем, - огрызнулась на него потому что как раз правильным полукругом не получалось изогнуть.
   - Давай я, - не выдержал лазутчик и нырнул в кусок железяки. Я тут же от испуга бросила его на землю. Не хватало еще в ней навечно поселиться.
   И тут на моих глазах железку начало кручить в полукруг.
   - Ее надо полу сферой, - азартно подсказывала лазутчику.
   - Это как? - раздался приглушенный голос лазутчика из железяки.
   - Ты сфера, а мне нужна полая полусфера, - пояснила ему, не сводя с железки любопытных глаз.
   Вот теперь это стало похоже на котелок.
   - Так? - вылез из ново сотворенного котелка лазутчик.
   - Похоже, - кивнула, - А ручка где? На что я его вешать буду?
   Лазутчик так раздулся от гордости за свое творение, что какие-то мелочи в виде ручек его не интересовали. Пришлось самой браться за работу.
   Дизайн у котелка получился необычный, футуристический я бы сказала, но воду кипятить в нем можно.
   Оба гордые своей работой, отыскали родник, налили воды, и я сварила чай из ягод ежевики. Аромат заполнил всю поляну и, наверное, весь лес.
   Мужчины вернулись с добычей. Уж как они умудрились лишь с одними ножами поймать двух зайцев, для меня осталось загадкой. Но горячий чай из ежевики придал всем сил и потрошенные зайцы готовились над костром гораздо веселее, тем более грибочки уже были готовы и их можно было пожевать.
   Удивление и смех вызвал дизайнерский котелок, но когда была рассказана история его создания, то парни уважительно примолкли и поблагодарили лазутчика и меня. Я была счастлива.
   Теперь осталось выбрать место для ночлега и оставить дежурного перед костром. Тут было два момента. Первый, чтобы смотреть за костром и случайными посетителями. Второй, смотреть за тем же лазутчиком, который мог воспользоваться нашим сном. На это предположение лазутчик обижено - демонстративно поплыл по воздуху в сторону, на край поляны.
   Первым вызвался дежурить Лоренс. Мы же наломали веток, устроили лежанку, а сверху что-то вроде навеса. Спать завалились сразу же. Я по привычке прижалась к Теодору, он же прижал меня к себе и задышал уже ровным сонным дыханием в макушку, отчего только теплее стало.
   Меня решили ночью на дежурство не ставить, мужчины сами менялись. Как оказалось, во время дежурства Теодора, меня согревал хард Винзор. Причем не только руками, но еще и плащем своим накрыл. Так уютно было, вставать не хотелось абсолютно.
   Проснулась, а глаза не открывала, слушала стук его сердца. И поймала себя на том, что стараюсь дышать с ним в такт. Теплое дыхание согревало волосы, и я неожиданно подумала о том, что от моей косы, наверное, уже давно ничего не осталось, скорее воронье гнездо. Неожиданно почувствовала себя неудобно от своего не ухоженного внешнего вида. Вокруг мужчины, а я не поймешь на кого похожа.
   Моя рука лежала на груди харда, погладила пальчиком его рубашку.
   - Не спишь? - тихо раздалось надо мной.
   - Мугу, - промычала.
   Вставать не хотелось совершенно, хотелось, чтобы это утро продолжалось долго. Знакомый запах харда успокаивал и давал уют и ощущение защиты. Подняла на него глаза, Винзор по прежнему был в маске.
   - Как ваши синяки? - провела пальцами по лицу, скрытому маской.
   - Не знаю, давно о них забыл, - тихо ответил мне.
   Я почувствовала, как он поднял свою ладонь и пальцами нежно провел по моей щеке.
   - Устала? - заботливо спросил он.
   - Ничего, - ответила ему, - поспали, уже легче.
   - Нам торопиться некуда. Сегодня можно сказать отдых у нас, - он снова прижал к себе и шумно вдохнул запах из моих волос.
   - Почему? - спросила его.
   - Мы первые пришли сюда. Скоро все команды соберутся, - он по прежнему не отпускал меня от себя.
   - Нам пора вставать? - вставать не хотелось совершенно, даже не мешали ветки, продавливающие бок.
   - Нет, можем еще побыть вместе, - каким-то изменившемся голосом произнес он, что заставило меня насторожиться.
   - В каком смысле? - стала отодвигаться от него.
   - Можем еще отдохнуть, - тут же ответил он и позволил отстраниться от него.
   Эта свобода дала только возможность озябнуть. Стало прохладно, и я стала прятать руки в плащ.
   - Живьен, иди сюда, - тихо сказал Винзор и притянул снова к себе.
   Не стала задавать вопросов, просто прижималась к нему и старалась ни о чем не думать.
   - Вставать не собираетесь? - раздался голос Теодора через некоторое время.
   - Да, пора, - тут же отозвался хард Винзор и, выпутавшись из общего плаща, накрыл меня, а сам встал и ушел.
   Лазутчик всю ночь где-то пропадал и к нам близко не подбирался. Интересно было, это он наш мир исследовал или к себе уходил? Спрошу потом при случае.
   Лоренс и Теодор разжигали костер сильнее. Здесь была ранняя осень, и по утрам было холодно, роса на траве делала воздух влажным и свежим. Лежать под теплым плащем на прохладном воздухе было приятно, но не хватало теплого дыхания харда Винзора. Хотелось чтобы он вернулся и снова почувствовать его руки на своем теле. От этой мысли стало как-то не по себе.
   Раньше меня пугали объятия Винзора, только руки и губы Эрмана отзывались во мне любовью и нежностью. А сейчас, что происходит сейчас? Почему мне захотелось снова почувствовать харда Винзора рядом с собой?
   Потому что он был со мной заботлив? Он со всем членами команды заботлив, всегда присматривает за нами одинаково. Одинаково? Или мне кажется, что он ко мне проявляет участия больше? Почему после сегодняшнего утра мне снова хотеться его объятий? Потому что мы спали вместе? Мы до этого спали одной постели и даже были раздеты при этом, но как мужчина он меня никогда не интересовал. Я боялась его. А сейчас? Нет, вот сейчас я его не боюсь. Сейчас я чувствую к нему симпатию. Так может из-за этого хочется почувствовать его рядом с собой?
   - Живьен, чай, - услышала рядом с собой голос харда Винзора.
   Открыла глаза, он сидел рядом со мной на лежаке из веток и протягивал маленький стаканчик с горячим чаем. Стаканчики, как и маски мы взяли с собой. Присела рядом с ним и специально так чтобы касаться его плеча. Очень хотелось проверить, действительно ли мне так приятно его присутствие. Или ... или это я просто скучаю по моему синеглазому Эрману?
   От этой мысли пробежала дрожь по телу и передернула плечами.
   - Замерзла, - хард Винзор обнял меня за плечи и прижал к себе, - Пей, чай горячий, согреешься.
   - Обнимаются они, - к нам повернулся недовольный Теодор.
   - Ты вчера с Живьен целовался и очень горячо, - весело ответил ему Винзор.
   Я вспыхнула как рак, и меня окатило горячей волной. Стыдно-то как. Пусть я вчера старалась в чувства Теодора привести, но ведь правда, целовалась с ним.
   - Что я пропустил? - тут же весело подхватил Лоренс.
   - Они вчера в неорганическом мире очень страстно целовались, - весело поведал обо мне Винзор и всякая симпатия к нему тут же пропала, отодвинулась подальше от него, уткнулась в чашку с горячим чаем, стараясь скрыть пылающие щеки.
   - Вы меня с собой не сравнивайте, - осуждающе произнес Теодор, - Живьен меня в чувство приводила после касания лазутчика, напомнив, что мы женаты.
   - А вы женаты? - удивился Лоренс, - Сколько, оказывается, я о вас не знаю. И давно?
   - Не важно, - оборвал его веселый допрос угрюмый Теодор, - Наш брак не действительный. А вот вы, - он повернулся к Винзору.
   - Что я? - с вызовом спросил хард.
   - Ничего, - отвернулся Теодор к костру и бросил охапку хвороста.
   - Завтракать будешь? - Как ни в чем небывало спросил у меня хард Винзор. - Я собрал для тебя ежевики и лесных орехов. - Протянул мне на листе лопуха угощение.
   Голодный живот отозвался благодарностью, причем так громко, что я снова залилась краской. Почему-то мне показалось, что Винзор улыбнулся.
   После завтра решили разделиться. Теодор с Лоренсом отправились вместе на разведку и пропитания добыть. Мы же остались с хардом Винзором и лазутчиком, потому что с непосредственностью неорганического существа мы могли натворить много чего интересного. Хард Винзор решил нас двоих наедине не оставлять.
   Прогулка по осеннему лесу всегда доставляла мне удовольствие. Собирая грибы, орехи, ягоды, лечебные травы, я бродила между деревьев, напевая тихую мелодию, которая всегда мне нравилась. В этой песне говорилось о невесте, которая загадала жениха и ждет исполнения своего гадания.
   Неожиданно для меня хард Винзор стал мне подпевать. У него был очень красивый баритон. Дуэтом получалось интересно и необычно. Наши голоса разносились по лесу, пугая белок и заставляя стрекотать сорок, которые передавали весть о нашем приближении своим сородичам и другим жителям леса.
   Я завела новую песню об удалом молодце, который вышел в деревню на улице и стал искать себе девицу на выданье, хард тут же и ее подхватил.
   - Откуда вы знаете простые песни, по вашему виду не скажешь, что вы из простых, - поинтересовалась у него, после того как мы слажено закончили песню.
   - Я люблю петь, - вот так просто он мне ответил, чем вызвал мою улыбку.
   Лазутчик курсировал между деревьями, с интересом заглядывая во все места. Чем вызывал иногда своим нахальством мое неодобрение, когда подлетал слишком близко.
   Неожиданно лес кончился и нам открылся вид на огромное поле. На границы леса стоял стог сена. Я побежала к нему, радостно предвкушая сладкий аромат от скошенной травы. Со всего размаху, расставив широко руки, врезалась в него всем телом и погрузила лицо в траву, жадно вдыхая запах.
   Этот аромат напомнил мне лето, дом, маму, бабушку. Мы часто на все лето выезжали в деревню, отец приезжал тогда на выходные. Чудесная пора была.
   - Пьянящий аромат, - сказал рядом хард Винзор и прилег на стог, тот под ним слегка просел. - Дождь будет скоро, небо тучами затянулось.
   - Обожаю дождь! Обожаю запах сена! - закричала я и закружилась вокруг себя.
   Аромат и правда опьянил, опьянил какой-то свободой, легкостью, желанием куда-то мчаться, лететь.
   Легкие капли дождя неожиданно упали на лицо, а потом дожди хлынул стеной. Я взвизгнула и кинулась в спасительный стог.
   - Быстрее! Выгребайте сено, - поторопила харда и стала делать дыру в стоге.
   Мы часто так в деревне спасались от дождя. Сено намокло и стало пахнуть еще более пряно, одуряюще. Вдвоем логово на двоих было быстро сделано, хотя сено лежало плотно. Я забралась внутрь, улеглась на живот, головой к выходу. Так можно смотреть на дождь. Наши припасы пригодились. Орехи, ягоды были еще вкуснее. Мы лежали рядом и радовались маленькой передышке на нашем пути.
   Неожиданно хард перевернул меня на спину, нашел губами мои и жадно поцеловал.
   - Что вы делаете? - возмутилась сразу же, как только мне дали возможность.
   Я даже не могла его оттолкнуть, мои запястья были сильно перехвачены обеими руками харда, а телом он навалился на меня.
   - Целую, - усмехнулся он.
   - Прекратите, - сказала ему и отвернула лицо, потому что он сделал еще одну попытку поцеловать.
   - Почему? - задал он странный вопрос.
   - Я Эрмана люблю, - ответила, вспомнив, что в прошлый раз именно это Винзора остановило.
   - Почему он? Почему не я? - и столько тоски, непонимания было в его голосе.
   - Эрман любит меня, - тихо ответила ему.
   - Я знаю, - так же тихо сказал хард и склонился над моей грудью, целуя меня через ткань.
   Поцелуи были возбуждающие и опасные одновременно. Его колено раздвинуло ноги и уперлось в меня. Жар внизу живота поднялся к верху и щеки запылали.
   - Не надо, пожалуйста, перестаньте, - попросила его.
   - Я люблю тебя, - был мне ответ.
   - Это не правда, - попыталась возразить ему.
   - Правда, - ответил он и вновь приник к моим губам.
   Я была настолько поражена его словами, что не успела увернуться. Его жадные, горячие губы целовали так, как будто последний раз в жизни. Как будто больше никогда у него не будет шанса ко мне прикоснуться. Нежно и настойчиво одновременно. Он больше не отпускал мои губы, не давая возможности сказать хоть слово. Одной рукой перехватил обе руки над моей головой. Освободившейся рукой, быстро скользнул под ткань и сжал грудь. Отчего у меня вырвался стон. Винзор замер на мгновение и снова сжал и погладил грудь.
   - Люблю тебя, маленькая моя, - от этих слов голова закружилась.
   Совершенно не понимая, что происходит, ответила на поцелуй со всей страстью, какая накопилась во мне за время разлуки с Эрманом. Неимоверным усилием вырвала руку и обняла мужчину, прижимая к себе.
   - Эрман, - прошептала и обняла ногами.
   Мужчина замер.
   - Маленькая моя, - прошептал он.
   - Да, твоя, - ответила ему.
   Мужчина отпустил мою вторую руку, и я обняла его, потянула с него рубашку. Он помогал мне. Потом, уже никуда не торопясь, медленно расстегнул все пуговички на моей рубашке, поцелуями встречая каждый отрываемый участок кожи, нежно припадая к груди.
   - Маленькая моя, - шептал он мне.
   - Эрман, - отвечала ему.
   - Люблю тебя, - после каждого нежного поцелуя говорил.
   - Люблю, - эхом отзывалась ему.
   Нежно и бережно, как будто в первый раз, мужчина вошел в меня, и это было желанно. Я ждала его страсти, желала ощутить его в себе, его движения. Он не торопился, растягивал удовольствие, заставляя меня стонать от ожидания и хотеть большего.
   - Еще, - не выдержала и попросила его.
   Резкий толчок заставил замереть от острых ощущений.
   - Еще? - хрипло спросил он.
   - Да, - выдохнула я, возвращая себе дыхание. Сердце готово было выпрыгнуть из груди.
   Его удары во мне стали неистовыми, я стонала и кричала под его телом, требовала еще и от каждого ощущения теряла дыхание. Мои ногти вонзались в его плечи от испытываемого, все было на грани боли и наслаждения. В каждый момент понимала, что больше не могу это испытать и снова просила "еще".
   - Маленькая моя, - прохрипел мужчина надо мной.
   Разум покинул меня окончательно после этих слов, осталось только желание упиваться этим неистовством. Экстаз разорвал мое тело на частицы, заставляя забыть себя и все, что происходит со мной. Судорожная волна, пробегающая по телу, возвращала меня к реальности.
   Под руками почувствовала как по коже мужчины побежали мурашки. Под пальцами было влажно. Пот смешался с кровью из ранок от моих ногтей.
   - Ты не стонала, ты пела. Песнь любимой женщины, - проговорил хард Винзор.
   Я вздрогнула от его слов и голоса. Это не Эрман. Что я наделала? Я смотрела расширенными от ужаса глазами на маску передо мной и начинала понимать произошедшее. Я предала Эрмана.
   - Ты! - выдохнула в ужасе.
   - Да, любимая, это был я, - совершенно спокойно ответил мне хард Винзор.
   - Как ты мог? Как я могла?! - воскликнула и попыталась подскочить и выползти из-под него.
   - Мог, очень даже просто мог! - жестко сказал он и придавил своим телом, не отпуская. - Я не мог спокойно на тебя смотреть с той минуты, когда вытащил из воды и увидел тебя всю. Как с твоего тела стекали капли. Я помню каждое слово, жест, каждый прилипший завиток на лбу. А ты увидела его, и хватило одного взгляда, чтобы твое сердце стало принадлежать ему! - он от злости стукнул кулаком рядом с моим лицом, и поднявшаяся куча мелкой трухи осыпала.
   - Перестань, ты не такой, - провела рукой по его лицу, - ты добрый, нежный, заботливый. Не пугай меня своей злостью.
   - Это не злость. Это ревность, - он уронил лицо мне на грудь, придавив окончательно.
   - Отпусти меня, - попросила тихо.
   - Нет, ты мне слишком дорога, - проговорил он, не поднимаясь.
   Он медленно провел рукой по груди и сжал в ладони. Потянулся губами и поцеловал, отчего мурашки пробежали по телу. Он языком провел по соску и прикусил зубами.
   - Прекрати, - попросила его и дернулась под ним.
   - Нравится, тебе нравиться, когда я ласкаю тебя. Тебе нравилось быть со мной сейчас. - Он шумно вдохнул запах моего тела, - Любимая, я схожу с ума от тебя, твоего запаха, твоего тела. Я обожаю, как ты двигаешься, говоришь, мне нравиться, как ты удивленно приоткрываешь губки, когда спрашиваешь что-то и ждешь ответа. Как загораются твои глаза в азарте, когда ты дурачишься с Теодором. Твой голос! Ты свела меня с ума своими стонами сейчас!
   Он говорил, а во мне разгорался огонь внутри, поднялся вверх и зажег мои щеки.
   - Твоя грудь, - он говорил сквозь поцелуи и прикусывал зубами, - схожу с ума и хочу еще тебя.
   Он стал медленно двигаться во мне, потому что так и не покинул меня, не смотря на все наши разговоры. Я пыталась сопротивляться.
   - Жени, любимая, тебе нравятся мои ласки, - проговорил он, продолжая целовать грудь.
   Потом губами захватил мои, и я поняла, что да, нравятся его губы, его ласки. Он двигался так как это нравилось мне. Он заставлял замирать от каждого движения, поцелуя.
   - Пой, любимая, твоя песнь любви была великолепна, - хрипло проговорил он мне.
   Этими словами он вырвал из меня стон, сколько я не кусала губы, чтобы сдержаться, мне это не удалось. Да я хотела его каждой клеточкой своего тела и отдавалась ему навстречу, желая его еще сильнее. Он дарил мне наслаждение на грани боли и удовольствия, заставляя кричать и стонать в его руках.
   - Еще, - просила его снова и снова.
   - Твоя песнь любви, пой еще, - просил он, жестко входя в меня.
   Экстаз разорвал меня на части, я выгнулась всем телом под ним и услышала его стон наслаждения. Мурашки побежали по его телу. Снова расцарапала ему спину ногтями, почти с удивлением смотрела на влажные пальцы, на которых была его кровь, смешанная с потом.
   - Прости, - прошептала, рассматривая раны, оставленные мной.
   - Ты невероятна, - прохрипел он.
   Я не видела его лица, наши маски скрывали их.
   - Прости, - снова сказала ему, - я не смогу быть с тобой.
   Он резко приподнялся и отпустил меня. Стала стягивать рубашку на груди и застегивать пуговицы.
   - Позволь я помогу, - Винзор наклонился и стал помогать поправлять одежду.
   - Спасибо, - вежливо и очень тихо сказала ему, после чего села на краю нашего логова и отвернулась от него.
   Дождь продолжал лить не прекращая. Погода продолжала портиться. Грязь уже развезло, не пройти, увязнем. От осознания того, что придется здесь ночевать, с ним вдвоем, меня сало мелко колотить. Я была в ужасе от произошедшего.
   Он подсел ко мне и положил руки на плечи, вздрогнула и скинула их. Хард Винзор начал говорить больше не прикасаясь ко мне.
   - Однажды в своей библиотеке я нашел старый пожелтевший трактат. Он был написан от руки на старом, забытом языке. Им когда-то пользовались Аорды, но отказались из-за количества букв. Было проще писать современным языком, быстрее, комфортнее. Этот диалект был забыт. Мне стало любопытно, что же там написано. Поднял все возможные документы той эпохи, словари, книги. И нашел перевод. Это было интересное описание одной практики по сдвигу точки сборки. Сама знаешь, что мы занимаемся тем, что сдвигаем точку сборки для того, чтобы задействовать как можно больше эманаций, для накопления силы.
   Он удобно привалился к боковой стене нашего логова, был позади меня. Мне он был не виден, но его ровный, спокойный голос как будто раздавался рядом.
   - С помощью этой практики можно было становиться другим человеком. То есть абсолютно другим. Вплоть до того что мужчина мог стать женщиной и наоборот, - спокойно проговорил он
   - Это как? - обернулась на Винзора.
   - Я тоже сначала не поверил, - кивнул мне, протянул руку и подтянул к себе. Я заинтересовано его слушала, а рядом было теплее. - Тогда был еще хатом, поэтому пошел с переводом к своему харду. Тот внимательно все просмотрел, несколько дней думал и согласился со мной, что практика интересная.
   Мне тогда, как тебе сейчас, все было в диковинку, новинку, до всего хотелось дотронуться, пощупать. И я с жаром накинулся на новую технику. Разумеется, я был не один, мой хард помогал мне, следил, чтобы не ошибался, и до этого досконально проверил мой перевод техники.
   В итоге, в один прекрасный, или как теперь понимаю, не очень день, у меня получилось. На глазах моего харда исчез хат Винзор и появился хат Эрман. Да, твой Эрман и я одна сущность. Если смотреть по светимости, то в нас ничего меняется, кроме положения точки сборки.
   Для накопления осознания это был прорыв, но мы решили не афишировать наш опыт, потому что не было понятно, почему такая эффективная техника была забыта. Мой хард занимался с нами обоими. У нас есть общие воспоминания, у нас общие чувства и поэтому точно знаю, что Эрман любит тебя. Но я полюбил тебя первым, он лишь потом увидел предмет нашей любви.
   - Не понимаю, - ошалевше прошептала я. - В ту неделю, когда мы были с Эрманом, тебя не было?
   - Совершенно верно. Мы не раздваиваемся. У нас общая светимость и общее тело, но сдвигая точку сборки, мы становимся совершенно разными людьми. С разной фигурой, разным запахом, разным голосом, манерой говорить, общаться.
   - Так не бывает! - повернулась к нему.
   - Так не бывает, - согласился хард Винзор, - но я это могу.
   Мы сидели молча, я пыталась понять только что сказанное и оно не укладывалось в моей голове. Эрман, мое синеглазое чудо и хард Винзор один человек, и в тоже время два разных.
   - Я не почувствовала в вас ничего общего, вы разные, - произнесла в итоге.
   - У нас много общего. Наши чувства и эмоции одни и те же, объясняется просто, мы одно светящееся существо и в чувствах задействованы одни и те же эманации. Мы любим тебя одинаково сильно, - пояснял мне Винзор.
   - Но я люблю Эрмана, - в недоумении произнесла я.
   - Так получилось. Я напугал тебя, а его ты увидела, когда мы уже любили тебя, - грустно сказал Винзор, - Представь, какая мука ревновать тебя к самому себе, - он горестно усмехнулся. - Знать, что ты любишь не меня, а меня второго.
   - Прости, я мало понимаю, что происходит, - положила руку ему на грудь.
   - Это он тебя называл "маленькая моя"? - спросил Винзор.
   - Да. Когда ты так меня назвал, мне показалось, что это был Эрман. Я бы никогда, никогда, - и вот тут я не выдержала и заплакала.
   Мало мне знать, что я изменила любимому мужчине, так еще узнаю, что изменила с ним самим. От этой ситуации голова пошла кругом. Слезы полились сильнее, уткнулась лицом в колени и заревела, тихо подвывая. Руки Винзора потянули и прижали к теплой груди. А меня неудержимо трясло и стало мутить. Не выдержала и выбежала под дождь, где вывернуло весь обед с завтраком.
   Винзор переждал и вышел на дождь за мной, накинул плащ, завел обратно в стог, вытер лицо.
   - Это нормально, это реакция твоего испуганного тела на информацию. Твой мозг и тело защищаются от услышанного. Сейчас отпустит. Тихо, тихо, тихо, - проговорил, прижимая меня к себе и покачивая как маленькую, Легкими поцелуями касаясь макушки.
   - Что же мне делать? - спросила его, не понимая ни ситуации, ни того, как мне быть в ней.
   - Отдохни, это был стресс для тебя. Сейчас нам нужно закончить игры, остальное все потом, - Винзор по-прежнему покачивал меня, убаюкивал.
   - Теодор знает о вас с Эрманом? - спросила, уже догадываясь об ответе.
   - Знает. Он попросил меня помочь со свадьбой, но мне нельзя в городах показываться, поэтому Эрман пошел с ним, - ответил Винзор.
   - Почему нельзя? Ты убийца? Тебя разыскивают? - спросила уже из любопытства.
   - Не убийца, но разыскивают. Это долгая история. Скажу только, что мои родные не согласны с моим выбором идти по пути Аордов, - ответил Винзор.
   - А кто еще знает?
   - Больше никто. Знала Алекса, но она погибла на прошлых играх. Нас разделили в разные команды. Алекса была с Ортаном, когда она висела из последних сил над обрывом, Эрман не успел подбежать к ней, она разбилась о скалы, - с горечью рассказал Винзор.
   - Вот, значит, почему он седой, - прояснилась еще одна странность.
   - Он седой? - переспросил Винзор.
   - А ты его никогда не видел? - удивилась этому факту.
   - Нет. Расскажи мне, какой он? - попросил Винзор.
   - Твоего роста, фигура другая, тоже спортивная, но немного другая. Волос коротко стрижен и ранняя седина. Глаза синие, проникновенно синие. Когда их увидела, то поняла, что он мой мужчина. Красив, очень. Вы с ним совсем разные, - вздохнула при воспоминании о своем синеглазом чуде.
   - Ты его за глаза полюбила? - тихо, но не обидно, засмеялся Винзор.
   - А почему на прошлых играх был Эрман? - решила перевести тему.
   - Мой хард посоветовал. Эрман физически сильнее меня. Мы решили, что так шансы увеличиваются. Сейчас я сам решил идти на игры. Я, так же как и ты, люблю все пробовать новое, - он поглаживал меня по спине, и мне становилось спокойней.
   - Жени, прости, что спрошу. Тебе хорошо со мной было? - я даже услышала, как он дыхание задержал.
   - Да, - пришлось признаться, - очень.
   - Лучше, чем с Эрманом? - тут же вопрос и снова перестал дышать.
   - Вы разные и похожи одновременно, - задумалась.
   - Объясни, - попросил Винзор.
   - Слова говорите разные, но ощущала вас одинаково, - сказала и сама удивилась.
   Действительно, пока я думала, что Винзор это Эрман, было ощущение, что это один человек. Не было разницы, было одинаково хорошо, и они были ... они были одним человеком! Да, совершенно точно! Они говорили разные слова, вели себя немного по-разному, но я отзывалась на их действия совершенно одинаково.
   - А почему? - задала вопрос, совершенно игнорируя тот факт, что рассуждала по себя.
   - Потому что твое тело точно знает, что мы одно и тоже, - тут же ответил Винзор. - Это молчаливое знание.
   - Ой, кстати, тут со мной кое-что интересное произошло, не было времени поговорить, - вспомнила свое ночное приключение со стариком и Массией.
   Рассказ получился сумбурный и эмоциональный, Винзор слушал меня с интересом, не перебивал и лишь уточнял детали.
   - И что ты по этому поводу думаешь? - даже не задумываясь, перейдя с хардом на "ты".
   - Думаю, старик прав. Массия дал знания тебе, и только ты сможешь ими воспользоваться. Скорей всего именно так мы нашли ориентир, твое молчаливое знание, что дал Массия, привело нас к ней. Без этой подсказки мы еще долго плутали бы около, или в самом каньоне. А я тогда удивлялся той легкости, с какой мы нашли ориентир.
   Дождь отрезал нас от окружающего мира. Даже если мы вернемся н нашу поляну, то там спрятаться негде. Так что хорошо, что нашли это укрытие. Успокоившись и согревшись о харда, я смотрела на струи дождя. Привыкнув к запаху сена, я его уже не ощущала. А вот голод напомнил о себе основательно.
   - Голодная, - с улыбкой спросил Винзор.
   - Угу, - конечно голодная, распрощалась с завтраком и обедом, а уже скоро ночь наступит.
   Винзор протянул мне несколько орешков, вытащив их из карманов.
   - Посиди, я еще принесу, - и, не слушая моих возражений, вылез из нашего логова. Накинул плащ, направился в сторону леса.
   Закуталась в свой и пыталась понять, что же сегодня произошло. Эрман и Винзор, Винзор и Эрман. Один человек - это я знала точно, мое тело подсказывало мне, точнее кричало, что это один мужчина. Но разумом они были для меня два совершенно разных. Эрман, мое синеглазое чудо, уверенный в себе, жесткий и нежный одновременно. А Винзор? Скорее сначала нежный и стал жестким только, когда его попросила. Противоположности? Нет. Если бы Винзор не сказал, что они один человек сама никогда не поняла бы.
   Иногда в голосе Винзора слышался голос Эрмана, иногда наоборот. Помню, когда лежала в горячке, их голоса менялись.
   Эрман, вспомнила его лицо, улыбку голос, руки, губы. Недавно расстались, а сколько событий произошло.
   Винзор, видела лицо лишь один раз, какой же у него синяк был! Как он дрался с хардом Ортаном за меня. Что он тогда сказал? "Со мной, она была со мной" и ведь правду сказал и в мире эманаций и тогда перед дракой. Сколько он со мной носился, страховал, защищал. Он же меня у харда Ортана тогда забрал. Какой же он хороший. И чувствую, как благодарность заполнила мое сердце, так сразу же стало тепло на душе. И сейчас пошел в мокрый лес, под дождь искать орехов для меня.
   Винзор принес не только орехи, а еще огромный букет полевых цветов. Мокрый букет пах одуряющее полем, дождем. Что-то неуловимое нежно и трогательное было в цветах.
   Прижимая букет к лицу, вдыхала аромат трав и закрыла глаза. Я думала о своих мужчинах, которые оказались одним целым. Винзор не мешал мне, лишь присел рядом и обнял за плечи, нежно ненавязчиво.
   Я вспоминала свою первую встречу с Эрманом, как утонула в его невозможно синих глазах, как целовала Теодора, думая, что это губы Эрмана. Наша первая ночь, как он был нежен и требователен одновременно. Его слова: "Пощады не будет". От этих слов и сейчас тяжело внизу живота и что-то глубокое, скорее похожее на древний инстинкт просыпалось во мне. Эрман разбудил во мне женщину, заставил почувствовать себя, свое тело, полюбить наслаждение от близости с мужчиной. Да в нем сочетались нежность и беспощадность. Я отдавалась в его власть с доверчивостью и всей страстью, что он во мне пробуждал.
   Винзор шевельнулся рядом со мной, и сразу мысль переключилась на него.
   Первая встреча, как же мне тогда стало страшно. Висеть голой перед ним и его слова: "Пойдешь со мной". А дальше, дальше все было страшно, но сколько заботы видела от него. Спину вправил, утешал, успокаивал, учил, объяснял, рассказывал. Сколько в нем было терпения ко мне и моим выходкам.
   - А что за воздушный заслон был тогда в первый день нашего знакомства? Помнишь, когда ты меня вел к хардам, - спросила его, неожиданно прервав молчание.
   - Поставил защиту. Ты испугала меня. Точнее я испугался тех чувств, что ты во мне пробудила. Мне страшно было до тебя коснуться, казалось, потеряю голову, - медленно и очень серьезно сказал Винзор.
   - Винзор - это фамилия? - спросила его.
   - Фамилия, - немного недовольно произнес Винзор.
   - Как твое имя? - теперь мое любопытство было не остановить.
   - Этьенн, - совсем недовольно произнес он и замолчал.
   Я тоже молчала в полной потрясении. У меня и раньше мелькало, что фамилия Винзор знакома, но вот имя Этьенн Винзор было известно всем в моем городе. Понятно почему он не хотел показываться в своем виде. Этьенн Винзор владелец нашего края, точнее его престарелые родители. Он единственный наследник огромного состояния. Не удивительно, что родственники не согласны с его решением идти по пути воинов Аорда.
   - Узнала? - угрюмо спросил Винзор.
   - Да, - ответила ему.
   Он взял мою руку и поднес к губам.
   - Не хочу об этом говорить, - тяжело произнес он. - Я свой выбор сделал и никогда не жалел об этом.
   - Алекса, она была ... - что-то стало брезжить в моем мозгу.
   - Да, она была мне двоюродной сестрой, - кивнул Винзор. - Оба наших семейства надеялись на брак между нами, а мы выбрали путь Аордов. Теперь, после ее гибели, наши семьи находятся во вражде, - все так же угрюмо сказал Винзор.
   Мне было жаль Винзора, Алексу, его родных. Было печально слышать это признание.
   - Этьен, - позвала его, - это грустно, но ведь ты уже все решил?
   - Да, - кивнул головой Винзор.
   Я снова погрузилась в размышления. Вспомнилась мама и папа. Они ждут, что я выйду замуж и будут нянчить внуков. А я тут с Аордами. Винзор обещал, что отпустит после игр и я согласилась. А теперь все запуталось. Замуж я уже вышла, на этом месте замерла и повернулась к Винзору.
   - Наш брак с Теодором не фиктивный? - поразилась такому повороту событий.
   - Да, я как владелец края и Арзаса, заключил официальный брак между вами, - кивнул Винзор.
   - Мамочка, - прошептала пораженно. - У меня есть муж.
   - Теодор тебе не муж, - грозно сказал Винзор, приподнял и посадил к себе на колени. Он уткнулся лицом в меня и сильно прижал руками.
   - Ты же сам, то есть Эрман, заключил между нами брак, - все так же пораженно проговорила ему.
   - Вот именно Эрман. Официально это не был я, - он вдыхал мой запах у ключицы и его дыхание щекотило.
   - Ты меня запутал. Ой, щекотно, - поежилась.
   Он тихо засмеялся и поцеловал в шею, потом еще раз.
   - Все просто, - наконец произнес он. - Мы с Эрманом одно светящееся существо, но официально два разных человека.
   Его рука скользнула на грудь, а потом тихо стала расстегивать пуговицы.
   - Что ты делаешь? - возмутилась его действиями.
   Он ухватил ладонью мой затылок и притянул к себе, целуя настойчиво и жадно. Винзор не отпускал меня, пока я не перестала сопротивляться, и начала отвечать ему на поцелуй. Мое тело потянулось к нему с жаром, как будто жило своей жизнью. Быстрыми движениями он расстегнул пуговицы на рубашке и его губы поцеловали грудь, вырвав из меня легкий вздох, вторая рука придерживала за спину, не позволяя отклониться.
   Положив аккуратно на спину, Этьенн снял с меня штаны и поднял, усадив себе на колени. Он целовал долго, продвигаясь в своем захвате моих губ. Горячее чувство в низу живота уже заставляло дрожать от нетерпения. Этьенн приподнял меня и точным движением посадил на себя. Я замерла от неожиданности. Он был во мне.
   - Жени, любимая, как же я хочу тебя, - прошептал он мне.
   Положив свои руки мне на бедра, он качнул к себе, и почувствовала, что он заполнил меня полностью. Невольный вздох вырвался от такого движения, и я замерла.
   Его руки направляли мои бедра себе на встречу, губы касались груди. Я чувствовала его очень остро, это было возбуждающе и пугающе одновременно, но немного поняв, что нужно делать продолжила это движение сама. Мне нравилось, что могу управлять всем процессом, замедляясь или наоборот ускоряя. Теперь я заставляла стонать мужчину подо мной, возбуждаясь от этого еще сильнее. Его пальцы сдавливали грудь, как будто утопающий хватался за соломинку, как будто он боялся потеряться в этом мире от нахлынувших эмоций.
   Наклонившись к его уху, почти прорычала:
   - Спой мне песнь любви.
   Он не выдержал, сдался. Его стон я накрыла поцелуем, с удовольствием выпивая его. Теперь знала, что испытывал мужчина, глядя на то, когда меня накрывал экстаз. Это было невообразимо возбуждающе.
   - Жени, ты невероятна, - прошептал Этьенн, стараясь восстановить дыхание.
   Благодарный поцелуй был нежным. Этьенн прижал меня к себе. Я, не уходя от него, продолжала прижиматься к нему обнаженной грудью, мое возбуждение от ситуации еще не успокоилось.
   "Меня полюбил Этьенн, Эрман лишь воспользовался этим чувством" - резануло меня молнией, и я резко выпрямилась.
   - Что-то случилось? - обеспокоено спросил Этьенн.
   - Да, - я встала с его колен и села рядом, запахивая на себе рубашку.
   Уставилась на проход, где продолжала бушевать непогода. Мне было жарко от полученных эмоций, щеки горели, хотелось встать на ноги, пройтись, обдумать все.
   - Ты опять вспомнила его, - с горечью сказал Этьенн.
   Да, я вспоминала все. Этьенн что-то говорил, но не слушала его. Нахлынувшие воспоминания закружили меня. Встреча с Винзором, мой испуг от Безликих. Теодор, Лоренс, мое посвящение, орел. Все закружилось перед глазами, синеглазое чудо. И над всем этим одна мысль: "Меня полюбил Этьенн, Эрман использовал это чувство".
   Получается, что сам Эрман не любил меня? Нет, он не мог не любить. У них с Этьенном одни чувства. Но любил меня Этьенн! Как же все сложно.
   Машинально поправляла на себе одежду, накинула плащ и вышла на воздух. Дождь освежил разгоряченное лицо, холодный, влажный воздух остудил грудь. Я пошла по скошенной траве, пытаясь разобраться в себе и своих чувствах.
   Мое синеглазое чудо, он казался таким далеким, не реальным. Его чувства ко мне, они настоящие, но они не его. Этьенн, я обернулась на стог сена, Винзор, закутавшись в плащ, стоял и смотрел мне вслед. Как только я обернулась, он быстрым шагом подошел ко мне.
   - Жени, что случилось? - с тревогой спросил он.
   - Эрман не любит меня, это ты любишь меня, он лишь использовал твое чувство ко мне, - слезы на щеках смешались с дождем.
   Меня затрясло. Его руки на моих плечах почувствовали дрожь.
   - Маленькая моя, - подхватил на руки и понес обратно к стогу сена. - Ты поняла, ты все поняла. - Тихо проговорил Этьенн, прижимая меня к себе.
   Меня заботливо отряхнули от капель дождя, завернули в плащ, уложили на сено и обняли крепко-крепко. Меня лихорадило от мысли, что меня любит Этьенн, а не Эрман.
   - Тшшш. Тихо-тихо-тихо, спи. Снова тебе досталось сегодня. Спи, моя хорошая, - Винзор старательно согревал меня.
   От пережитого, от эмоций, от слез меня клонило в сон. Согревшись у его груди, я уснула.
   Проснулась среди ночи, потому что перестала слышать шум дождя. Дыру в наше логово прикрыли сеном, так было теплее. Вокруг было темно и тихо, лишь равномерное дыхание мужчины рядом нарушало давящую тишину.
   Этьенн прижимал меня к себе, было тепло и очень приятно быть рядом с ним. Подняла руку и пальцами провела по щеке, интересно было посмотреть на него без маски. Я ведь видела его только раз, когда его лицо было разбито. Под пальцами не чувствовалось отеков, значит синяки сошли.
   Интересно какого цвета у него глаза? А губы, я их помню только на ощупь, провела пальцами по ним. Здесь тоже все зажило. Какой он? Как выглядит?
   В это время ночную тишину разорвал вой. Мне он показался знакомым, и любопытство заставило аккуратно вылезти из уютных объятий на воздух.
   Массия ждал меня недалеко в поле, перебирая лапами в нетерпении.
   - Массия, как ты здесь оказался? - спросила скорее себя, чем его.
   По чвакающей грязи добралась до него. Совершенно сухой и чистый пес с серой шерстью и желтыми светящимися глазами смотрел на меня с довольной мордой. Он ткнулся мне в руку и помчался вдоль поля, как будто зовя меня за собой. Я припустила за ним, едва успевая вытаскивать ноги из грязи. Массия обернулся на меня, внимательно посмотрел с каким трудом передвигаюсь, подскочил ко мне, ткнул меня в низ живота. И я вспомнила, что могу передвигаться с помощью своей силы.
   Мы полетели, я по воздуху, пес стелился над землей, радостно повизгивая от этой гонки. Пес остановился и стал крутиться на месте, спустилась к нему. Здесь было источник. Из камней, сложенных в красивую пирамидку, журча, выбегал ручей. Он весело бежал меж высоких трав в сторону леса, постепенно расширяясь. Лес уважительно расступался перед ним.
   Массия стал грести лапами землю, всем своим видом показывая, что там что-то есть.
   - Здесь что-то есть? - спросила пса, подходя ближе.
   Под лапами в свете луны что-то блеснуло. Присела и стала внимательно смотреть. Пес откопал еще немного, и я увидела четко видимую рукоять меча. Ухватила рукой и потянула на себя. Меч был большим и очень тяжелым для меня. Взмахнула им над головой и свистящий звук рассекаемого воздуха раздался в ночной тишине. Пес был доволен.
   Обратный путь мы проделали так же, как пришли сюда. Пес бежал по земле, я летела над ним по воздуху. Приземлившись рядом с Массией, протянула к нему руку и долго чухала довольного пса, который подставлял то одно, то другое ухо. Когда забрезжил рассвет, Массия повернулся в сторону солнца, тявкнул мне и прыгнул в вышину, превратившись в белый дымок.
   Я стояла посреди мокрого скошенного поля, провожая взглядом своего необычного друга. С первыми лучами солнца все исчезло и меч, и Массия. Повернулась к стогу и вернулась к харду Винзору, ломая голову над случившимся.
   Он не спал, сидел перед входом и смотрел на меня.
   - Где ты была? - встревожено спросил Этьенн.
   - Массия приходил. Он проводил меня до места, где бьет источник перед лесом, а потом откопал меч, - задумчиво рассказала ему.
   - Меч, - как эхо отозвался Винзор. - Нам пора, - решительно встал на ноги, взял меня за руку и повел в сторону леса.
   Хард шел уверенно, как будто знал дорогу. За всю дорогу мы не обменялись больше не словом. Он был сосредоточен и очень задумчив, лишь руку мою держал крепко, что говорило о том, что не забыл о моем существовании. Я была даже рада такому его настроению. Слишком тяжело дались мне последние откровения наших отношений. Мне бы не хотелось вновь говорить о них. Хотелось немного забыть обо всем этом, отдохнуть душой, набраться сил. "Подумаю об этом завтра" - сказала сама себе, и на душе стало легче.
   Теперь меня заботило мысль о мече, который показал мне Массия. Уверена дух ничего просто так не делает. Даже то, что мы играли с ним и выли на краю каньона, оказалось не просто так. Я тогда точно знала, что-то внутри меня подсказывало, что нужно идти именно в то место, где потом нашли ориентир. И сейчас понимала решительность харда Винзора. Неспроста Миссия появился.
   На поляне, кроме лазутчика, никого не было. костер давно был залит дождем, остатки нашего ужина давно растащены дикими животными. Осталась небольшая горстка ежевики и орехов, которые просыпались на землю между веток на лежаке.
   Подхватив наш котелок необычной формы, побежала к ручейку, набрала воды. Озадаченно огляделась вокруг в поисках сухого хвороста. Все было промокшее насквозь. Разворошив лежанку, нашла несколько более-менее сухих палок, и с трудом, но все же разожгла костер, подкладывая мокрые ветки рядом для просушки. Жаль не догадалась прихватить сухой соломы для розжига.
   Лазутчик везде с любопытством совался рядом со мной, шикала на него, чтобы близко не подлетал, то тот все равно забывался и лез со своим любопытством.
   Хард Винзор задумчиво сидел у костра и его совершенно не беспокоил дым, который шел от мокрых веток. Чай вскипел, я разлила по стаканам и подала харду. Тот в задумчивости вертел в руках горячий напиток.
   - Выпей, пока горячий. Ежевика придает силы, - сказала ему, присаживаясь рядом.
   Насобирав в лесу грибов, их после дождя много было, насаживала на палочки, ставила вялить у костра. По какому-то молчаливому согласию мы старались больше не касаться темы наших отношений. Казалось, все, что нужно, уже было сказано. Хард Винзор небольшими глоточками пил чай и над чем-то размышлял.
   Теодор и Лоренс появились неожиданно, как будто стояли за деревом и вдруг выпрыгнули оттуда.
   - Старанья! - радостно поздоровался Лоренс.
   - Старанья, - одновременно отозвались мы с хардом.
   Теодор медленно подошел к нам и остановился рядом. Весь его вид был осуждающий.
   - Теодор, чай, - протянула ему чашку с напитком.
   Парень молча взял и присел рядом со мной. Он был весь какой-то надутый и недовольны. Маска по прежнему скрывала лицо, но вся его фигура выражала недовольство.
   - Вы где дождь переждали? - спросила парней, скорее обращаясь к Лоренсу, не особо рассчитывая на ответ Теодора.
   - Нашли пещеру, только там даже прилечь негде было. сидя спали, - недовольно буркнул Теодор.
   - А мы стог сена нашли, - сообщила ему. - Так здорово было в теплом и сухом сене смотреть на дождь.
   - Только смотреть на дождь? - ехидно поинтересовался Теодор.
   - Еще спали там, - немного растерянно сказала ему.
   - Спали? - так же ехидно продолжил парень.
   - Теодор, - оборвал его Винзор.
   Парень угрюмо засопел.
   - Нам нужны мечи и срочно, - строго сказал хард Винзор.
   Все озадачено повернулись на него. Даже я, после встречи с Массией не представляла, где мы можем добыть мечи.
   - Лазутчик, нам нужны мечи, - так же строго позвал хард Винзор.
   Лазутчик тут же нырнул под землю и через некоторое время появился на поверхности с кусками железа.
   - Опять, - простонала я, завидев необработанное железо. Прекрасно представляя, что мне придется теперь из этого делать мечи.
   - У тебя неплохо получилось, - засмеялся Лоренс, показывая на котелок.
   - Но ведь это же мечи! - упала лбом на плечо Теодора и потерла его, потому что ударилась жестко.
   - Будем делать все вместе, но без них никак не обойдемся, - все тем же тоном, не терпящим возражений, сказал Винзор.
   Сместили точку сборки и начался творческий процесс. Мы вытягивали энергетические волокна, плющили, стараясь придать им форму меча. Первый достойный меч получился у Лоренса. Он сообразил как сделать так, чтобы по краям меч был заострен, после этого стало проще. Лазутчик во все вмешивался и только что советы не давал, но расспрашивал очень активно.
   Четыре меча были готовы. Я себе сделала облегченную версию, чтобы руки не уставали. Осталось понять, как их наточить. С задумчивостью посмотрели на лазутчика. Тот нырнул под землю и принес камень, который обычно был у точильщиков инструментов. Предстоял нелегкий труд, потому что затачивать никто не умел. Но методом проб и ошибок, с перерывами на обед мы добились сносного результата.
   Взмахами по траве определяли степень заточки. Потом разделились парами и начали тренировку, выкладывались по полной. Хард Винзор гонял как на настоящем бое, а не на тренировке. У меня была пара царапин от него, что только разозлило и заставило ожесточеннее на него наступать.
   Спина вспотела, мышцы стали натружено гудеть, когда хард Винзор дал отбой тренировке и у нас наступил ужин, который еще нужно было приготовить. За заточкой как-то забылось, что нужно поставить мясо готовить. Выручили утренние грибы, забытые нами, но уже вовсю приготовленные.
   Ели молча и сосредоточенно. По настрою харда мы поняли, что дело не шуточное, но спрашивать пока сил не было. Немного перекусив, повеселели.
   - Хард Винзор, что случилось? Зачем нужны мечи? - решился Теодор.
   Я так поняла, что они с Теодор были достаточно в близких, практически дружеских отношениях, поэтому парень иногда позволял себе спрашивать или говорить то, что думает или считает нужным.
   - Живьен был очень однозначный знак. Ей показали меч и место, судя по всему на котором произойдет решающая битва. Не знаю с кем и почему нам придется драться мечами, но этим знаком точно нельзя пренебрегать, - голос харда был очень серьезным.
   - Всем четверым? - тут же уточнил Теодор.
   - Да, всем четверым, - кивнул головой хард.
   Мясо кролика поставили в котелок кипеть, парни по дороге нашли зерна пшеницы, так что теперь можно было сварить кашу. Сегодняшний день был посвящен тренировкам.
   До позднего вечера, уже в свете яркого костра мы все еще продолжали оттачивать удары, обороняться и нападать. Драться парами и один против троих. Хард нас загонял так, что когда вышла луна, мы все трое попадали на лежак рядом с костром без сил. Не знаю, будут ли у меня силы завтра, если придется принимать бой.
   Теодор посадил меня и сел за спину, делая массаж плеч. Хард Винзор ушел в лес, не поставив нас в известность о своих намерениях.
   - Что у вас случилось? - тихо спросил меня Теодор.
   - Он сказал, что Эрман и он один человек, - так же тихо сказала ему, стараясь, чтобы Лоренс не услышал нас.
   - Все-таки сказал, решился, - задумчиво произнес Теодор, - даже странно. Он же не хотел между вами вставать, после того как ты ему сказала, что любишь Эрмана.
   - Он сказал, что любит меня, что полюбил первым, - все так же шепотом сказала ему.
   - Вайтах! - выругался Теодор. - Этого еще не хватало! Ты хоть понимаешь, что теперь это ему усложнит все?
   - Почему? - повернулась к нему в недоумении.
   - Представь только, он решил делать скачок после игр, а теперь он будет думать о том, что не может тебя оставить здесь. А ты? Как ты все это восприняла? - с беспокойством спросил Теодор.
   - Не знаю. Сначала был шок, что они один человек. Потом был шок, что хард Винзор любит меня, а Эрман лишь использовал его чувство ко мне. А сейчас я хочу закончить игры. Подумаю об этом после, - устало сказала ему.
   - Может и правильно. Видишь, как хард разволновался? Что-то недоговаривает он нам, - кивнул Теодор в сторону Винзора, который ходил по краю площадки и что-то обдумывал.
   - А знаешь, что он мне еще сказал? - озорно подначила парня.
   - Что? - тот от любопытства подался вперед.
   - Что мы с тобой в законном браке, - хихикнула ему в ухо.
   - Чтооо? - поразился Теодор.
   - Ты чего кричишь? - шикнула на него.
   - Как это в законном? Нас же Эрман сочетал браком, - снизил голос до удивленного шепота.
   - Ну, вот только потому, что Эрман, а не сам хард Винзор, поэтому только на половину законный, - продолжала хихикать над ним. - Так что муженек будешь теперь рядом со мной до конца своей жизни.
   - Живьен, - прошипел на меня парень, - я вот совсем не собирался жениться, а уж на тебе тем более.
   - Чтоо? - теперь я возмутилась, - что значит "на мне тем более"?
   - Ты чего кричишь? - шикнул теперь он на меня. - Ты не в моем вкусе, - сказал таким тоном, как будто кислятины попробовал.
   - Кто мне говорил, что глаза мои нравятся, волосы? - повернулась к нему грозно.
   - Говорил, говорил. Ты чуть не расплакалась тогда, - довольный сообщил мне Теодор, за что получил тычок в ребра. - Да ладно тебе, симпатичная ты девчонка, но мне другие нравятся. - И почему-то мне показалось, что за маской он мне язык показал.
   - Вот чтоб тебя Вайтах всю жизнь щекотал! - от всей души пожелала ему.
   Он захихикал у меня за спиной и уткнулся в плечи, заставляя смеяться вместе с ним.
   - Ну что ты за человек? - хихикала вместе с ним, - Мы может, завтра погибнем в бою, а он хихикает.
   - И что? Значит, раньше скачок сделаем, подумаешь, - продолжал довольный Теодор.
   - А кто говорил, что ему понравилось со мной целоваться? - припомнила парню.
   - Подумаешь, целоваться. Я же про женитьбу говорил, а целоваться мне понравилось, - сообщил мне довольный Теодор.
   - Ах, ты! - ткнула еще раз в ребра парню локтем.
   За что получила тычок кулаком. Ну что за нахал? Откинулась спиной назад, чтобы толкнуть его, а он отклонился, да еще и захихикал. Ну все, теперь держись. Развернулась к нему и устроила ему веселую потасовку с кулаками и борьбой.
   - Эй, вы парочка! - окликнул нас Лоренс, - мечами не намахались?
   - Да он, он сказал, что я не в его вкусе! - возмущенно обвинила Теодора, колотя того кулаками.
   - И что? - с любопытством подошел Лоренс.
   - И что он никогда бы на мне не женился из-за этого, - моему возмущению не было предела.
   - Я бы на тебе тоже не женился, - сообщил мне довольный Лоренс.
   - А ты почему? - удивленно повернулась на парня и пропустила удар под дых, подскочила на ноги и всем телом завалила Теодора, стараясь достать до челюсти кулаком.
   - А ты придуши его, - тут же посоветовал Лоренс, с увлечением наблюдая за нашей возней, - Потому что ты почти не женщина. Ты воин, даже если бы не стала Аордом, в обычной жизни с тобой были бы проблемы. - Сказал Лоренс, как само собой все это.
   - Во-во, воин она, - полузадушено сообщил Теодор, отнимая мои руки с шеи. - Ты сначала душить научись!
   - Что за свалка? - спокойно присел к нам хард.
   - Они на мне жениться не хотят, - обижено сообщила ему.
   - Оба вместе? - шутливо спросил хард Винзор, чем вызвал дружный смех и разрядил обстановку.
   Спать хард Винзор положил меня к себе под бок, обняв таким хозяйским жестом, что ни я, ни Теодор не решились возразить. Первым дежурить остался Лоренс. Лазутчик снова умчался на ночные приключения.
  
   Утром я проснулась неожиданно, от того неприятного ощущения, что кто-то на меня смотрит. Открыв глаза, вздрогнула. Безликий стоял над нашим лежаком и внимательно рассматривал спящих. Теодора, который должен был в этот момент дежурить у костра, не было. Страх заполз в душу, и во мне все похолодело от ужаса. Кажется, теперь поняла, чего так опасался хард Винзор.
   - Спят, - тихо сказал кому-то Безликий.
   - Бей, - был тихий приказ.
   Безликий замахнулся ножом и во время удара я выкинула вверх ногу и ударила по кисти, выбив оружие. Кинжал улетел в кусты на край поляны.
   - Ах ты, сучка! - прошипел Безликий, быстро схватил меня за шею и выдернул из рук Винзора.
   - Не спала? Не удивительно, я тоже чувствую когда на меня смотрят во время сна, - сказал тихий голос, не узнанный мной из-за шепота.
   Меня подвесили над поляной и стали транспортировать по воздуху. Знаю же, что с помощью пучка силы, а все равно дико завизжала. Точнее хотела, но не смогла произнести ни звука. Одним из волокон мне закрыли рот заранее.
   Отправили меня на край поляны, где меня подхватили еще двое Безликих и связали, не смотря на мое упорное сопротивление. Связанную, уже с настоящим кляпом во рту, положили рядом с Теодором, который явно был без сознания. И лужа крови под его головой мне совсем не нравилась.
   Возня на поляне и удары металла о металл сообщили мне, что хард Винзор или Лоренс дали бой нападающим.
   - Этих двоих к источнику. Смотрите чтобы парень живой был, он нам нужен. А с этими мы сейчас закончим, - сказал спокойно незнакомый мне голос.
   Нас подняли и понесли по воздуху. Глаза не завязывали, а потому взлетев над поляной, успела увидеть, что хард и Лоренс, стоя спина к спине, отражают атаку шестерых Безликих, впрочем, их могло быть больше, нас быстро уносило в сторону. Сердце сжалось от страха за моих мужчин. Вызывал беспокойство и Теодор, не проявляющий признаков жизни.
   Пролетая над скошенным лугом, увидела наш стог, в котором провели вчерашний день. Летели долго. Пейзаж менялся, но ничего знакомого больше не видела.
   Спустя очень продолжительное время нас приземлили около знакомого мне источника на краю леса. Массия и тут оказался прав. Нас положили на землю и оставили связанными. Никто не подходил к нам, не развязывал. А мне уже в туалет захотелось.
   Вспомнила, что могу своей силой управлять и начала потихонечку развязывать узлы на себе. С первым промучилась долго, туго было затянуто, но зато потом, чуть ослабив, уже было легче. Развязывала осторожно, оглядываясь на Безликих, но они не особо интересовались нашей судьбой. Теодор все так же был без сознания, тихое дыхание от него доносилось.
   - Долго они с Винзором, - раздался неожиданно голос одного из Безликих.
   - Так и предполагали, что с ним придется повозиться. Хатов быстро скрутили, а он опытный, - ответил ему второй. Оба голоса мне не были знакомы.
   - А эти? - так поняла, что про нас спрашивают.
   - С ними все ясно, отдадим эмиссару, как договаривались, - спокойно сказал первый.
   Ох, ничего же себе! Интересно, где мой лазутчик? Надо срочно Теодора в сознание приводить и бежать от этих Безликих подальше. А еще харда Винзора с Лоренсом найти.
   Безликие замолчали, не обращая на нас внимания. Снова принялась за распутывание веревок. Удалось, с трудом, но одну руку сумела освободить. Дальше уже рукой раздергивала узлы и тянула во все стороны.
   Теодор стал тихонько постанывать, видимо приходил в себя. Как не вовремя, еще увидят, что я распуталась.
   - Тшш, - зашептала ему, - тише, голос не подавай, - даже не надеясь, что он меня услышит.
   Теодор затих, может, услышал, а может, опять сознание потерял.
   Свист рассекаемого воздуха привлек внимание Безликих, я же, быстро сев, распутала оставшиеся веревки. Пучком силы подхватила Теодора и побежала в лес, вдоль источника. Погони не было слышно, обернувшись, увидела, что прилетевшие Безликие что-то с жаром рассказывали, размахивая руками.
   Споткнувшись, поняла, что лучше смотреть вперед, а то могу еще и Теодора уронить. Бежала так, что казалось, лечу над травой. Свернула меж деревьев и теперь уже пришлось бежать не так быстро с Теодором на руках.
   Небольшая прогалина и я устало опустилась, аккуратно положив парня на землю. Жаль, не было плащей с собой, и так весь день на голой земле пролежали.
   Тяжело дыша, стараясь восстановить дыхание, присела рядом с Теодором. Помнила прекрасно, что нельзя снимать защиту, но как понять что с головой, если маска полностью скрывает? Прощупала пальцами, липко, кровь. Но вот степень повреждений не видно. Крутила, вертела его голову.
   Решила, что снять всегда успею защиту, поэтому вытащила из пояса флакон со спиртом и полила на рану, которую нашла на ощупь. Теодор застонал и похоже стал приходить в себя. Быстро достала бинт и наложила повязку, это я могу в полной темноте с закрытыми глазами делать, так что маска не была помехой.
   Когда закончила с повязкой, Теодор пришел в себя.
   - Живьен, что случилось? Где мы? - спрашивал парень, оглядываясь по сторонам.
   - На нас напали, когда мы спали. Тебя огрели по затылку чем-то тяжелым и вырубили сразу, меня с постели подняли. Хард Винзор и Лоренс сражались на мечах, когда нас с тобой забрали с нашей поляны и перенесли сюда. Я сумела развязать веревку и сбежала вместе с тобой. Уверена нас ищут. Ты как, идти сможешь? - в это время ощупывала Теодора на предмет других повреждений.
   - Кто на нас мог здесь напасть? - удивился Теодор.
   - Безликие, - буркнула ему, - Ты даже не видел, кто на тебя напал?
   - Нет, не видел, - мотнул головой парень и застонал.
   - Ты уж аккуратней. Сотрясения нет, но посмотреть толком не могу из-за защиты. Не видно ничего. Встать сможешь? - поднялась и протянула ему руку.
   Теодор ухватился и стал подниматься, осторожно. Вот молодец! Сразу понял, что резких движений делать не желательно. Дальше шаг за шагом, мы стали продвигаться в чащу леса, меня же беспокоила мысль о харде Винзоре и Лоренсе.
   Скоро смеркаться начнет, отвела Теодора подальше, посадила его под дерево, постаралась запомнить место и отправилась на разведку, узнавать, что случилось с оставшимися членами нашей команды. Источник точно привел к лагерю Безликих, они разожгли костер, и бурно что-то обсуждали. Стараясь ступать тихо, прислушивалась к голосам и, приближаясь, рассматривала, нет ли связанных Лоренса и харда Винзора.
   Связанных не наблюдалось, но зато среди незнакомых мне голосов, услышала голос харда Ортана. Он говорил громко, уверенно, похоже, был чем-то недоволен.
   Из его отрывочных слов я поняла, что хард Винзор сумел отбиться от нападавших и скрылся вместе с раненным Лоренсом, которому досталось очень сильно. Они ушли через мир эманаций, где затерялись от преследователей, которые не так хорошо в нем ориентировались. Хард Ортан именно за это их ругал, что мало проводили времени на тренировках. Получается, что это хаты из его команды.
   Здесь делать было больше нечего, и стала тихо отползать обратно в сторону леса, когда услышала за собой знакомое фырканье. Обернулась, ну точно лазутчик и такой довольный.
   Я молча его оползла подальше и припустила вдоль источника, нисколько не сомневаясь, что он последует за мной.
   - Ну? - повернулась к лазутчику, отбежав подальше от лагеря Безликих.
   - Харда твоего они не взяли, а вот с другом твоим плохо. Не доживет до утра, - сообщил лазутчик.
   - Ты про Лоренса? - уточнила, потому что на руках был еще раненый Теодор.
   - Про него. Его сильно пырнули, так что хард его на руках унес, - подтвердил мои опасения лазутчик.
   - Вайтах! - Выругалась сквозь зубы. - Что еще?
   - Вас ищут и найдут, - сообщил мне лазутчик.
   - Вайтах! Что предлагаешь? - спросила его.
   - Уходите, как ваш хард через мир эманаций, - спокойно сказал лазутчик.
   - А ты? - повернулась к нему.
   - Они меня не тронут, я им не нужен. И не буду показываться им на глаза, - весело хохотнул своим мыслям лазутчик, что заставило меня задуматься.
   А ведь лазутчик для нас тоже как оружие. Его прикосновение может парализовать любого Безликого. Рассуждая на эту тему, добралась до Теодора. Лазутчик прав, не далеко мы ушли, скоро найдут.
   Рассказала парню все, что удалось узнать, а так же предложение лазутчика о мире эманаций. Он выслушал спокойно. Все мы шли на эти игры с надеждой победить, но так же знали, что можем погибнуть.
   - Хард Винзор не говорил, что нам придется сражаться с другими командами, - озвучил мои сомнения Теодор.
   - Меня почти с самого начала интересовал вопрос, кто составлял маршруты, если хард Винзор глава Аордов на данный момент? А мы попали в мир неорганических существ. Я так понимаю, раньше в этом мире игры не проводились? - задала мучавший неясный вопрос, который где-то тренькал глубоко в сознании и за личными переживаниями отошел на задний план.
   - Действительно. А я даже не подумал на эту тему, - задумчиво произнес Теодор.
   - Они идут, уже близко, - подлетел лазутчик, - Уходить собираетесь?
   - Ну что пошли? - подала руку Теодору. Выбора у нас особо не было, даже если мы мало освоили мир эманаций, пока это был единственный путь побега.
   Сдвинули точку сборки и шагнули в мире эманаций по энергетическим волокнам. Нас там не ждали, мы могли спокойно оглядеться.
   - Куда идем? - равнодушно спросила Теодора.
   - Не знаю, - так же спокойно ответил парень.
   - Пещеру вашу найти сможешь? - спросила его.
   - Попытаюсь. Я ее хорошо запомнил, - Теодор уверенно повернул и пошел по эманациям, я держала его за руку, чувствуя себя в этом мире неуверенно.
   Легко угадываемая стена из камня встала перед нами.
   - Выходим? - спросил Теодор.
   - Давай я тебе голову посмотрю здесь, - предложила ему.
   Действительно, здесь защита не мешала. Я спокойно стала рассматривать эманации его светимости, поправляя, как мне кажется нужные. Глубоко не лезла, а на поверхности разорванные собрала вместе.
   Вышли мы и правда в неглубокой пещере. Харда Винзора и Лоренса не было, хотя я очень на это надеялась, но если Лоренс был в плохом состоянии, он не мог показать дорогу, а Винзор не знал пещеры. Так что отчаиваться было рано, вроде от погони ушли.
   - Вроде легче, - сказал Теодор, поворачивая голову во все стороны.
   - Надо думать, куда хард Винзор мог уйти по эманациям, - сказала парню, присаживаясь рядом с ним, так все же теплее было.
   - В ваш стог? - предположил Теодор.
   - Вряд ли. Он как раз был по пути к источнику, его могли сразу же найти. Хард не стал бы так рисковать, - отказалась от такой мысли.
   - Да? Откуда он мог знать по дороге или нет? Хард Винзор не настолько отчаянный, чтобы уходить в мире эманаций в незнакомое месте. Неизвестно, где можешь оказаться, - разбил мои доводы Теодор.
   - Думаешь, мог туда уйти? Эх, жаль, нет лазутчика рядом, попросили его поискать харда Винзора, - расстроилась я.
   - Так что пробуем? - поднялся Теодор
   - Может, не пойдем по эманациям? Мало ли, вдруг напутаю чего? - сказала Теодору.
   - Можно попытаться заглянуть на нашу поляну, скорей всего остальные должны были уйти. Да и времени много прошло, может, плащи наши там остались, - внес вое предложение Теодор.
   На поляне никого не было, плащей тоже не нашли, зато нашли кусок железа из которого вчера не сделали меч и камень для заточки. Хоть что-то, вздохнули, пошли в сторону стога сена, ночь наступала.
  
   Теодор оказался прав, обоих мужчин мы нашли рядом со стогом. Лоренс лежал на земле, из разорванной раны на животе просвечивались внутренности. Даже если бы он находился в моей клинике, не было бы гарантии, что можно было его спасти. А с моими скудными запасами сейчас это вообще казалось не реальным. Но я все равно самоотверженно запустила руки в рану, предварительно обработав остатками спирта. Постаралась запихнуть все, расправить и стала зашивать перепачканными в крови руками. Света не хватало. Но я скорее шила на ощупь. Парень вздрагивал от каждого укола иглой, скрежетал зубами о палку, что засунул ему Теодор, он же держал голову Лоренса. Хард Винзор стоял в стороне, наблюдая и не вмешиваясь.
   Когда я закончила подошла к харду.
   - Как он? - тихо спросил меня он.
   - Я сделала все, что могла, но до утра не доживет, - тихо ответила Винзору.
   Он молча постоял, посмотрел на небо и попросил оставить его одного с Лоренсом. Присел рядом с парнем и они стали о чем-то говорить. Разговор был тихим и долгим. Руки оттерла соломой, воды, чтобы помыть, просто не было.
   - Ты молодец. Первый раз видел, как кто-то так лихо руки в открытую рану засовывает. Не боялась совсем, - уважительно сказал Теодор мне.
   - Не в первый раз. Практику в госпитале проходила, так там многому чему научилась, - устало прислонилась к стогу. - О чем они говорят?
   - Думаю, Винзор объясняет технику скачка мимо орла, - спокойно сказал Теодор.
   - Что? - удивилась я.
   Никак не могла привыкнуть, что скачок и смерть это практически одно и то же. Точнее не одно и то же, а во время смерти орел забирает осознание.
   - Это получается, что Лоренс должен прямо сейчас скачок сделать? - спросила у Теодора, немного успокоив сумбур в своей голове.
   - Да, пока жив и может управлять своим сознанием. Иначе в момент смерти орел заберет сознание и скачка не получиться, - согласился со мной Теодор.
   Судя по тому, что хард Винзор встал на ноги и отошел в сторону, разговор закончился. Теодор быстрым шагом подошел к другу и они стали быстро-быстро что-то говорить. Подошла ближе.
   - Жаль, мне очень жаль, - чуть слышно говорил Лоренс, - мы хотели вместе сделать скачок. Посмотреть миры.
   - Так получилось, мы встретимся, обязательно встретимся. Возвращайся в обитель Аордов и мы встретимся, снова будем драться на мечах и читать книги, - со слезами в голосе говорил Теодор.
   - Удачи тебе, Лоренс, - пожелала парню, совершенно не понимая, что в такой ситуации можно сказать.
   - Живьен, не обижай больше Теодора. Мы оба тебя любим, как сестру, - тихо с улыбкой голосе сказал Лоренс.
   Потом отпустил руку Теодора, вздохнул и повернулся к харду Винзору:
   - Я готов! - решительно сказал ему.
   Хард кивнул и подошел к нашей группе.
   - Нам нужно помочь ему. Самое сложное будет в самом начале придать ускорения, дальше он разберется, - решительно произнес хард Винзор.
   Мы встали вокруг Лоренса, выпустили силу и сплелись ей, все четверо. Мир эманаций раскрылся перед нами. Яркие волокна светили ровным светом, в обычном мире остались все эмоции. Здесь же жизнь и смерть были равны по своей силе.
   Я видела своих спутников светящимися, и мне было любопытно смотреть на все вокруг.
   Вдруг я заметила, что светящееся облако золотисто-желтого цвета отделилось от тела Лоренса и полетело вверх. Хард Винзор поднял наши сплетенные силы и сильно подтолкнул медленно плывущее облачко, отчего оно стало стремительно улетать вверх.
   Дальше хард Винзор отпустил наши пучки силы, и мы оказались в обычном мире. На земле в полной темноте, без маски лежал Лоренс, глаза его были мертвы. Над ним быстро ввысь уносилось золотисто-желтое облачко, туда высоко, где светили звезды. Этот полет завораживал меня, не возможно было отвести взгляд от красивого сгустка энергии человеческого осознания. Там была чистая сила, которая стремилась сделать задуманное на земле.
   Облачко летело все выше, уменьшаясь в размере, а потом пропало меж звезд.
   Хард Винзор присел и закрыл глаза Лоренса. Я видела умирающий пациентов и не раз, но здесь было все необычно. Это был друг и он не умер, он ушел по своему выбранному пути, чуть раньше, чем хотел, но он сделала свой выбор, и пошел до конца.
   Как тогда зимней ночью сказал хард Винзор? "Решение нельзя отменить или пересмотреть - однажды принятое, в силе навсегда". И Лоренс, сделав свой выбор, приняв решение, сделал свой скачок, свершил то, к чему стремился все эти годы. Это хорошо, что у него было время попрощаться с нами, и хард Винзор ему помог, направил.
   - Алекса, - сказала сама себе и поразилась этой мысли.
   подошла к Винзору и заглянула в его маску, как будто надеясь там что-то рассмотреть.
   - Этьенн, - тихо позвала его, он повернул голову ко мне, - Алекса, она не успела сделать скачок? Она разбилась мгновенно?
   - Да, Эрман не успел ей помочь. Уверен, что Алекса постаралась сделать скачок, она была такой же воин как ты, уверенный и сильный. Я очень надеюсь, что она смогла совершить скачок мимо орла, - Винзор замолчал, потом продолжил, - Я очень надеялся, что совершив скачок, она вернется в замок Аордов, но Алекса за столько лет не появилась. - Отчаяния не было в его голосе, только грусть.
   Аорды понимают неизбежность смерти, можно сказать они сами управляют ею, принимая решение сделать скачок мимо орла, но смерть друга всегда тяжело.
   Обернулась на Теодора, вот кому сейчас нужна была помощь. Его разрывали две противоположности. Он понимал, что свершилось то, к чему они долго шли вместе, но и в то же время понимал, что друга потерял.
   Подошла к нему и крепко обняла, поглаживая по спине, как всегда делал Теодор, успокаивая меня. Мне помогало, надеюсь ему тоже.
   Тело Лоренса похоронили в лесу, сделав из куска принесенного железа подобие лопаты. Меня от копания устранили, поручив найти в темноте, хоть что-то съедобное.
   Перешла на ночное зрение и стала собирать ягоды и грибы. Не очень было видно, какие именно собираю, но решила потом разобраться. Дело шло быстро, костер решили не разводить, чтобы не привлекать внимания. А потому на ужин достались только ягоды, грибы оставили на утро.
   Ночью залезла Теодору под бок, стараясь обнять его и успокоить. Утром все проснулись почти бодрые. В стогу было тепло и мягко, аромат трав дал возможность расслабиться и пережить потерю друга.
  
   Утром костер разожгли в лесу, под прикрытием деревьев, поставили вялиться собранные грибы и стали рассуждать, как нам быть дальше и составлять план действий.
   - Хард Винзор, кто составлял планы игр для команд? - спросила за завтраком.
   - Хард Ортан, хард Жеврис, хард Шелтон, - ответил в задумчивости Винзор.
   - А вы не в курсе были, что они включили мир неорганических существ? - спросила его.
   Он покачал головой неопределенно.
   - Смотрел, проверял, но оказаться там для меня было полной неожиданностью. Воин всегда принимает вызов. Я даже рад был, что такая проверка нам предстоит, такое испытание давало уникальную возможность накопления осознания, - тихо проговорил Винзор.
   - А Пауль? А Шевр? - возмутилась его словам.
   - Они приняли сами это решение, - спокойно проговорил Винзор.
   - Но ведь их коснулся лазутчик, только поэтому они смогли поддаться на голос эмиссара, - моему возмущению не было предела.
   - Живьен, это уже случилось, нельзя все время перебирать прошлое. Нам нужно думать о будущем, что делать дальше, - остановил спокойным голосом Винзор. - Ты видела Аордов, сколько их было?
   Я стала вспоминать, лагерь Безликих, сколько же их там было?
   - Харда Ортана я точно узнала, нас с Теодором двое сторожили. А потом, вечером ... да что-то много их было, - озадаченно произнесла я. - У меня основная цель была вас с Лоренсом найти, а не пересчитывать Безликих.
   - Где их лагерь? - расспрашивал дальше хард Винзор.
   - А вот это самое интересное! - сказала довольная я, - Именно там, где мне показал Массия!
   - Кто такой Массия? - спросил Теодор.
   - Дух, это долгая история, - ответила ему.
   - Интересно, - задумчиво сказал хард Винзор. - Место, откуда выкопал Массия меч, сможешь найти? - повернулся ко мне.
   - Думаю смогу, там вид был характерный. Когда связанные были, мы совсем рядом с источником находились, а это место дальше. Источник виднелся вдали.
   - Итак, у нас на подозрении три харда с ними их команды, получается восемнадцать человек, - сосредоточенно произнес Винзор.
   - Во-во, народу много было, - кивнула ему.
   Желудок невольно заурчал, вспомнив запахи от костра Безликих, есть хотелось по страшному.
   - Летим в ту сторону, приземляемся вдали от источника, и ты ищешь тот меч, что показал тебе Массия, - решительно поднялся хард.
   Встали, размялись, выпустили пучки силы и взлетели. Солнца на небе не было, сумрачно и ветер встречный холодный, без плащей было зябко. Лететь пришлось долго, это только с Массией у нас получалось все быстро, а в обычной жизни расстояния не сократишь.
   Показавшийся вдали лес послужил хорошим ориентиром, да еще резкий разрыв точно указал мест положение источника. Все мы на месте, вздохнула с облегчением.
   Мужчин оставила в редком подлеске и зашагала бравым шагом в поисках меча в неопределенном месте. Подходя ближе, стали просматриваться контуры пирамидки источника. Так, а вот это уже похоже. Походив из стороны в сторону, присматриваясь к виднеющейся пирамидке, более-менее определила место копания. Дизайнерскую лопатку мне вручили сразу же заботливые парни.
   Мокрая земля под ногами как-то не вдохновляла на трудовые подвиги землекопа. Лениво ковыряла лопатой, осматриваясь в поисках дополнительных примет. А вдруг да что-то укажет на место?
   Лазутчик выскочил почти перед самыми ботинками из земли, взвизгнула от неожиданности и стукнула нахала лопатой, но тот успел увернуться.
   - Ты это ищешь? - подлетел ко вскопанной им же самим земле и попрыгал для наглядности.
   - Кыш, дай посмотреть! - отогнала его.
   Среди комьев что-то блестело, руками раскидала грязь и заглянула в узкую кротовью нору. Там блестел отполированный металл. Быстро отрыла еще земли и потянула на себя. Тот самый меч!
   - Ай, да, лазутчик! Ай, да, помощник! - восхитилась такой удачей. И лазутчик объявился и меч нашелся.
   Пора было возвращаться к своим мужчинам, но вот желудок был категорически против такого решения. От костра Безликих доносился аромат запеченного мяса, не возможно уйти. И я пошагала на запах.
   - Ты куда? - удивился лазутчик.
   - Есть хочу, - грозно ответила ему.
   - И что, сдашься в плен, чтобы покормили? - подначивал лазутчик.
   - Вот еще! Сопру у них мясо и всех делов. У них наверняка много припасено.
   От таких перспектив шаг ускорился и я почти в припрыжку, не замечая мешающегося меча, который упорно пытался сделать мне подножку или воткнуться передо мной в землю, добралась до кустиков перед источником.
   Тут от аромата вообще слюноотделение пошло. Вот гады! Загнали нас не поймешь куда, а сами обжираются. Одним словом пламенное революционное настроение экспроприации продовольствия только усилилось.
   - А как красть будешь? Прямо с костра? - почему-то мне показалось, что если бы у лазутчика были ноги, он как раз от нетерпения на них переминался бы сейчас.
   - Ну что ты меня за дуру держишь? - возмутилась на него.
   И тут мой взгляд уперся в знакомый дизайнерский котелок. Так они наш совместный труд украли. Так что пришло праведное возмездие.
   Упала на четвереньки и поползла к полянке. А они даже охрану не выставили! Настолько уверены, что мы не полезем к ним. Вот пусть и остаются в наивности. Спасительные кустики закончились. Я выпустила силу и потянулась к родному котелку, от которого ароматно шел парок. Видимо, каша в нем уже готова, и его заботливо отставили в сторону. Подхватила ручку и уверено стала переносить его к себе, попутно приглядываясь чего бы еще прихватить.
   В поле зрения попал запеченный заяц, укутанный в листья для сохранения тепла. Вот тут я уже не утерпела. Котелок приземлился у моих колений, силой потянулась за зайчиком. И надо же было особо любопытному Безликому пойти посмотреть, как там у них над огнем очередное кушанье готовиться. Заяц полетел в траву в ожидании следующего этапа транспортировки. Меня не заметили.
   Безликий ушел с полянки, а зайчик так ароматно пах, что я потянулась к нему рукояткой меча, уже не тратя времени на аккуратность. Подпихнула тушку к себе, подхватила котелок за ручку и стала отползать задом наперед.
   - Стой, - зашипел лазутчик у меня со стороны попы.
   Замерла и голову пригнула. Мимо меня, почти наступая мне на пальцы, протопали несколько Безликих, громко обращаясь друг к другу, и обсуждая неудачные поиски.
   - Можно, - разрешил лазутчик, и я отползла еще дальше.
   Когда расстояние увеличилось прилично, вскочила ноги и припустила, что есть духу, в надежде на то, что не упаду и ноги вынесут меня куда нужно.
   Вынесли точно в руки харда Винзора.
   - Это что? - строго спросил меня хард.
   - Обед, - радостно скалилась ему через маску.
   - Где взяла? - тон стал еще строже.
   - Да там еще было, все не унесешь, - радости было много от предвкушения сытной каши и слегка обваленного зайчика.
   - Что там? - подошел Теодор и принюхался к котелку. - Вроде формочка знакомая.
   - Ага, они наш котелок забрали, а я обратно вернула. - Сунула в руки парню ручку, потому что держать одновременно зайца в листьях, меч и котелок было не удобно. Вообще не представляю, как я могла принести всю эту тяжесть, да еще на такой скорости.
   - Обратно забрала? С кашей? - переспросил Винзор.
   - Конечно, он же наш. А то, что в нем каша была, это наша компенсация за утрату, - тут же ответила ему.
   Мысль уже работала над тем как доставать эту кашу, во что накладывать и чем есть.
   - Ты хоть понимаешь, что натворила? - грозно спросил Винзор.
   - Что-что, - отмахнулась от него, - поесть принесла. Идея! Берем листья, как тарелки, а маленькими будем есть, как ложками. Зайца можно руками. И если мне сейчас кто-то скажет, что нужно отнести все это обратно! Покусаю самого и съем! - с угрозой сообщила Винзору.
   - Страшная женщина! - пошутит тут же Винзор, решив серьезный разговор оставить на потом, после еды.
   - И голодная! - подтвердила ему, - Прошу к столу, - сделала пригласительный жест.
   Довольно долгое время мы ели молча, но когда стала приходить сытость, Винзор снова начал расспросы.
   - Меч как нашла?
   - Лазутчик помог, - махнула на помощника, который носился вокруг нас.
   После моих слов остановился и от гордости раздулся, еще чуть-чуть и лопнет.
   - Сколько было Аордов на привале? - так же строго спросил Винзор.
   - Да, не знаю я, - отмахнулась от него. - Там всего один был кашевар. Остальные нас ищут, когда возвращались, ругались, и на меня чуть не наступили. Спасибо лазутчик помог.
   Все, из лазутчика просто искры сыпались от удовольствия, того и гляди лес подпалит.
   - Лазутчик молодец, а вот ты поставила наше нахождение здесь под угрозу, - строго выговорил мне Винзор.
   Но мне, после такого сытного обеда, было все равно.
   - Да, ладно, - отмахнулась от него. - Подумаешь, не будет одного котелка, кто там заметит?
   - Повар заметит и доложит харду Ортану. А тот сделает правильные выводы. Он совсем не дурак, - покачал головой Винзор.
   - И что нам теперь делать? - осознала всю серьезность положения.
   - Придется нападать ночью на лагерь, говоришь, охрану не выставили? Теперь точно поставят, - заверил нас Винзор.
   Я молчала обдумывая слова: "ночью нападать". Теодор тоже молчал, но вот о чем, было трудно догадаться. Он вообще, после скачка Лоренса был не в себе.
   - И что мы будем ... ммм ... убивать? - все спросила Винзора.
   - Только тех, кто будет нападать на нас. Остальных нужно будет связывать и отправлять в недоступное место, чтобы потом разобраться в виновности, - спокойно сообщил Винзор.
   Чем вязать не спрашивала, потому что у наших противников веревки были.
   - Как переправлять будем и куда? - поинтересовалась с азартом охотника.
   Потому что солнце вот-вот должно было сесть и ночная охота начнется, тем более сытый желудок был доволен полученной порцией.
   - Переправлять через мир эманаций, так надежней. А вот куда - это вопрос, - задумался хард.
   - Можно в пещеру. Она небольшая, но зато о ней знали только мы с Лоренсом и теперь Живьен, - спокойно предложил Теодор.
  
   Ночь, впереди свет костра, Безликие укладываются на ночевку, расстилая под собой плащи, у многих, отражая блики от огня, были мечи и кинжалы. Охрану выставили, как и предполагал хард Винзор.
   У костра остались сидеть несколько человек. Мы были далеко, Безликие говорили тихо, не поймешь, кто там сидел и что обсуждал.
   Заприметила веревку на краю поляны, показала рукой и поползла к ней. Лазутчик с интересом наблюдал за стараниями. Добыча была в моих руках, бесшумно отползла в сторону ожидавших меня мужчин.
   Хард Винзор, выпустив пучок силы, легко приподнял одного из спящих Безликих и медленно, стараясь не шуметь, перенес к нам. Здесь его связали веревкой, Теодор подхватил связанное тело и ушел в мир эманаций. Наступила очередь следующего. Хард Винзор все так же тихо, совершенно бесшумно, перенес еще одного, но тот проснулся, как только коснулся земли. Хард ударом локтя в нос вырубил Безликого. Вернувшийся Теодор забрал следующего связанного.
   Через некоторое время рядом с нами поблескивала куча из мечей и кинжалов, а веревка закончилась. Лазутчик, предварительно разведавший, где можно еще разжиться необходимым пеньковым изделием, повел меня вокруг поляны.
   Наш счет был: четверо связанных Безликих. А их не убавлялось. Сколько же их было. мешала охрана, периодически прохаживающаяся мимо нам. Теодор бесшумно исчез с последним Безликим в мире эманаций.
   Пятый по счету лежал достаточно далеко от нас. Дождались, когда охранник пройдет мимо нас, и удалиться на безопасное расстояние, хард снова выпустил пучок силы. Подхватил спящего Безликого и стал его переносить, как вдруг другой охранник увидел, что тело передвигается над землей и поднял тревогу.
   Хард аккуратно положил на землю Безликого, в надежде, что тот не проснется, а охранник успокоиться. Но, увы, тревога подняла многих и стали расходиться кругами, прочесывая лес.
   Тихо поминая сквозь зубы Вайтаха, беспокоясь за Теодора, который мог запросто выйти их мира эманаций на противника, мы отползали назад в тень, стараясь не шуметь. Оружие пришлось частично оставить на месте, лишь прикрыв ветками.
   - Обыскать лес вокруг, берите факелы! - скомандовал голос харда Ортана.
   Я услышала, как скрипнули зубы харда Винзора. А вот следующий звук мне не понравился вовсе.
   - Держи его! - закричал один из Безликих и послышались удары стали о сталь.
   - Теодор, - рванулся в ту сторону Винзор, я за ним.
   Теодор сражался с тремя Безликими, которые обступили со всех сторон. Парень успел взять меч с земли и сражался, спокойно отражая удары нападавших. Мы врезались в толпу нападавших, и стали спина к спине с Теодором. Теперь Безликих встретили четыре меча, Винзор дрался с обоих рук.
   Звуки стили о сталь участились, что говорило о том, что противники стали нападать активнее. Видимо поняли, что мы все собрались в одном месте и им не придется бегать за нами по лесу. Вот что мне не нравилось, все удары были на поражение, нас не собирались брать в плен, нас хотели просто убить!
   - Нас не собираются брать в плен, - сквозь удары сказала Винзору.
   - Надо отступать. Теодор ранен, - ответил мне хард.
   - Вайтах! - прорычала на это, и кинулась на ближайшего противника, вонзив в него свой тяжеленный меч по самую рукоять.
   Мой выпад сделал брешь в стене окружавшего нас противника. Хард воспользовался замешательством противника и ранил еще двоих. Теодор отступил в нашу сторону, прикрывая нам спины.
   - Взлетаем! - приказал Винзор.
   Мы, отмахиваясь от Безликих, выпустили пучки силы и взлетели, стараясь уйти как можно дальше за первое время. Ночь, но даже в свете далекого костра было видно, что Безликих только прибывало к нашему бою. Сверху это выглядело, как черная шевелящаяся масса.
   За нами следом стали взлетать Безликие. Погоня от нас не отставала. Я посмотрела на Винзора, тот летел уверено, значит, уже знал куда летит.
   Под ногами был лес и источник. Винзор резко снизился.
   - В воде уходим в мир эманаций! - крикнул он нам и нырнул в источник.
   Следом за ним под воду ушла я и сместила точку сборки, сразу же увязнув в энергетических волокнах. Знакомое неприятное чувство пробежалось вдоль позвоночника, заставив передернуть плечами. Успокоилась и стала вспоминать все, чему меня учил Теодор. Дышать здесь не обязательно, а движения должны быть медленными и плавными, как сама вода. Главное не суетиться, и не беспокоиться, что сказать легче, чем сделать.
   Медленными движениями поднялась на ноги, сделала шаг, эманации меня пропустили, пройдясь насквозь меня. Ну вот, получается, можно больше не переживать. Теперь нужно найти в этих волокнах харда и Теодора.
   Взбаломученная энергия рядом подсказала направление, повернула туда и нашла Теодора. Он взял меня за руку и, сделав шаг, вывел меня из воды. Хард Винзор ждал нас в мире эманаций. Мы быстро уходили от преследователей, которые не знали, куда им идти и замерли на месте. Нас же надежно скрыли энергетические волокна. Вышли в пещере, к которой уверенно привел Теодор.
   На полу пещеры лежали связанные Безликие, некоторые пытались развязать веревки, другие лежали спокойно, кляпы во рту не давали им возможности говорить.
   Я первым делом стала осматривать Теодора. Его ранили в руку. Когда он вышел из мира эманаций, на него замахнулись мечом, и он просто выбросил руку вперед, чтобы прикрыться. Ранение было серьезное, рассечены были мышцы до самой кости.
   Достала свой походный набор лекарств, повертела в руках пузырьки. Спирта не было, вздохнула и налила настойки из трав на рану, хоть какая-то обработка и стала шить рану. Теодор стойко выдержал всю процедуру, даже не издав ни одного стона. Закончила перевязку и подвесила руку на куске ткани, оторванном от своей рубашки.
   - Руку береги, рана большая, - заботливо сказала ему, восхищаясь его мужеством.
   А потом случилось неожиданное. Перед входом в пещеру вздыбилась земля, и из нее что-то стало вылазить. Смотрелось жутко, я непроизвольно спряталась за спину Теодора и выглядывала оттуда.
   Из земли стало вылазить что-то похожее на ствол дерева, с отростками на месте рук и ног и полое внутри. Цвета не знаю какого было, в ночной тьме казалось все темное. Как только это вылезло на поверхность, следом стало вылазить еще одно.
   - Хард Винзор, - раздался знакомый голос.
   - Старанья, Пауль, - грустно сказал хард.
   - Старанья, - отозвалось второе полое внутри дерево.
   - Шевр, - кивнул ему хард Винзор.
   Я же оторопело рассматривала нечто, появившееся перед нами. Два полых внутри ствола дерева были с отростками на месте, где должны находиться руки и ноги у людей. А еще у них были лица, самые настоящие человеческие лица Пауля и Шевра.
   - Вас отпустил эмиссар? - спросил Винзор.
   - Эмиссар с интересом через лазутчика наблюдает за событиями. Ему интересно, что произойдет дальше. Он делает вам предложение. - Сказал Пауль и замолчал.
   Голос у него стал какой-то не живой, безликий, не эмоциональный, но это определенно был голос Пауля. Мне очень хотелось подбежать к нему и обнять парня, но так же было страшно к нему прикоснуться.
   - Слушаю, - уважительно сказал хард Винзор и наклонил голову в знак уважения.
   - Вам не справиться с противником, их слишком много. Эмиссар пришлет вам своих лазутчиков на помощь в битве, а вы, после победы на играх, берете нас с Шевром в скачок мимо орла. Эмиссару очень интересен этот процесс. Мы теперь на половину состоим из энергии неорганического мира, через нас эмиссар хочет посмотреть и почувствовать весь процесс, - так же без эмоционально продолжил говорить Пауль.
   - Вайтах! Пауль, Шевр! Как же так? Как вы могли согласиться остаться там? - не выдержала я и выскочила из-за спины Теодора.
   - Живьен, - в голосе Шевра почувствовалась улыбка, - Рады тебя видеть. Мне было грустно видеть твои слезы, после нашего ухода.
   - Мы приняли решение осознано, - спокойно ответил Пауль.
   - Да как же осознано! - воскликнула я в негодовании, - вас коснулся лазутчик и поэтому вы приняли предложение эмиссара!
   - Да, лазутчики нас коснулись, но это лишь дало думать о предложении отстраненно, не отвлекаясь на человеческие эмоции, - с легкой улыбкой ответил мне Шевр.
   - Ну как же так! - всплеснула руками.
   - Не переживай за нас. У нас сейчас очень интересная жизнь. Мы напитываемся знаниями из мира неорганических существ, - пояснил мне Шевр.
   - Вас обучают? - тут же спросил хард Винзор.
   - Да, и очень усиленно. Обучение очень интересное. Выглядим мы теперь не так как раньше, но наше осознание осталось полностью при нас. Эмиссару очень интересно с нашей помощью сделать скачок мимо орла. Он очень много о нем слышал, теперь хочет испытать на себе, - Пояснил Пауль.
   - Вы связаны с эмиссаром? - спросил хард Винзор.
   - Мы все как единый организм. Мы чувствуем друг друга. Мы видим все, что видят лазутчики. И мы впитываем знания напрямую из всего мира неорганических существ. Это очень увлекательно и интересно, - Говорил он эмоциональными словами, только голос был безжизненный. Это было грустно.
   - Так как насчет предложения эмиссара? - уточнил Пауль.
   - Согласен, - тут же ответил Винзор, - Надеюсь, он знает, что делает.
   - До встречи, Живьен, - сказал Шевр, Пауль махнул отростком и они стали вползать в землю. Выглядело это жутковато.
   Теодор за это время не произнес ни слова, стоял молча.
   - Интересно, я их чувствовал. - Произнес задумчиво Теодор.
   - Да, я тоже, - так же задумчиво произнес хард Винзор.
   - Ничего я не чувствовала, кроме ужаса от их вида, - возмутилась на их слова.
   - Нас с тобой тоже коснулся лазутчик в мире неорганических существ, - задумчиво произнес хард.
   - Думаете, в нас тоже есть часть их энергии? - кивнул на вскопанную землю Теодор.
   - Возможно, - отозвался хард.
   Безликие у нас за спиной зашевелились. Их не было слышно, пока мы разговаривали с пришельцами из неорганического мира.
   - Нам еще нужно допросить этих, - повернулся на звуки хард Винзор.
   Теодор кивнул и направился вместе с хардом к связанным. Я стояла и смотрела на раскопанную землю под ногами. На глазах были слезы, не могла свыкнуться с мыслью, что парни теперь живут вот в таком виде. Мне было жутко, но парни говорили, что довольны своим выбором. Однако мой мозг не в состоянии был согласиться с их выбором. Мне казалось, что окружающий мир с его красками, эмоциями гораздо интереснее, чем какие-то там знания.
   Посмотрела на небо. Чистое, без облачнов осеннее небо мерцало звездами. Их холодный свет завораживал взгляд, прохладный воздух охлаждал горячие эмоции после драки с Безликими и встречей с Паулем и Шевром.
   Меня обняли сзади теплые руки.
   - Устала? - ласковый голос харда Винзора и легкий поцелуй в шею.
   - Ага, - согласилась с ним.
   Приятное тепло разлилось по телу от его присутствия.
   - Жени, любимая, даже если эмиссар пришлет нам своих лазутчиков, я не могу обещать, что мы выиграем эту битву, - снова легкий поцелуй. - Ставки слишком высоки. Нас трое, их больше пятидесяти.
   После этих слов снова стало холодно, стало страшно.
   - Но мы выиграем? - повернулась к нему лицом, жаль нельзя снять защиту, так хотелось заглянуть к нему в глаза и найти там надежду.
   - Воин идет в битву точно зная зачем он это делает. Мы сами выберем место битвы, тщательно оценим обстоятельства предстоящего сражения. Эта битва будет борьба за собственную жизнь, мы должны будем стоять до конца здесь и сейчас и не как попало, без всяких колебаний и метаний, нужно будет отбросить все, что не является необходимым.
   Он замолчал, прижимая меня к себе, стараясь успокоить и придать уверенности в будущем.
   - Расслабься, отступись от себя, ничего не бойся, тогда твоя сила откроется в полной мере и поведет к победе, - в его голосе была уверенность и правота в своих словах.
   Эти слова окрыляли, заставляя развернуть плечи и смело смотреть в глаза предстоящей битве.
   - И мы победим? - уже спокойно спросила его.
   - И мы победим, - ответил мне Винзор.
   После этих слов он поцеловал меня нежно и долго, забирая все мое дыхание, убирая все тревоги и даря надежду на будущее.
   Не постижимым для меня образом, но за эти несколько дней перестала к нему относиться, как раньше. Исчез страх перед этим уверенным в себе мужчиной, благодарность заполняла мою душу к нему. Я восхищалась им, он был безупречен в каждом своем действии, в каждом поступке. Его высокие цели, широкая душа, переживание за всех членов команды и в то же время воля, которая позволяла отбросить сожаления о случившемся, и принять правильное решение именно в этот момент, просто восхищали меня.
   Единственное, что меня удивляло, так это то, что именно этот безупречный воин, Аорд любит меня. Я чувствовала, это правда. Моя душа робко смотрела на его чувство, боясь надеяться на такое чудо, боялась ответить ему взаимностью и полюбить Этьенна.
  
   Ночью мы сторожили по очереди, мужчинам нужно было отоспаться, так же как и мне. Утром, на рассвете хард Винзор и Теодор улетели в поисках места нашей последней и решительной битвы. Меня оставили охранять пленников.
   Мужчин не было до полудня, но вернулись они воодушевленные, они нашли место для битвы. Сегодня решили день посвятить отдыху и сытному обеду-ужину, ночью отоспаться, а утром начнется битва.
   Пленников тоже покормили, они ели молча, не переговариваясь с нами и друг с другом, что нас, в общем-то, не беспокоило, нам было о чем поразмыслить и поговорить.
   Мой лазутчик нас нашел и теперь шнырял неподалеку.
  
   Рассвет мы встретили в чистом поле. Грозовое небо отвечало нашему настроению. Угрюмые облака решительно хмурили брови, собираясь с мыслями и к последнему действию - прогреметь громом над землей, раскроить небо молниями и показать кто здесь хозяин.
   А хозяевами на этом будущем бранном поле чувствовали себя мы. Мы рассматривали каждый камушек, каждую ложбинку, выкладывали из валунов цепочку, только нам известным рисунком. Несколько деревьев было принесено специально и разложено в стратегических целях. Мечи припасены в нескольких местах, которые мы запомнили.
   И так, когда все было готово, мы взвились в небо и полетели в сторону лагеря Безликих. Мое беспокойство вызывал Теодор, левой рукой он не мог двигать, не смотря на мои старания, я даже в мире эманаций сшивала порванные нити, но восстановить так быстро руку не смогла. На что Теодор философски пожал плечами, мол исходим из того что есть, не сожалея о случившемся. Зачем переживать, что не можешь биться двумя руками, если можно сконцентрироваться на бое с одной рукой.
   Покружив над лагерем, чем вызвали суматоху, приземлились прямо в центре поляны, стоя спина к спине. Навстречу вышел Безликий.
   - Ортан не думал, что ты до такого дойдешь. Неужели тебе настолько важно занять мое место? Ты же знал, что я ухожу после игр, все равно все досталось бы тебе, - с вызовом и пренебрежением произнес хард Винзор.
   - Ты смешон, Винзор! Твое место! Меня интересует совершенно другое! - выставив ногу вперед, высокомерно произнес хард Ортан.
   - Что же тебя могло еще заинтересовать? - со старательно сделанным сарказмом спросил Винзор.
   - Осознание! - гордо выкрикнул Ортан, обернувшись на окружающих его Безликих.
   - Да неужели?! - усмехнулся Винзор, - как-то странно оно тебя заинтересовало.
   - Можно не только накапливать самому, но и получать его от других, - угрожающе проговорил Ортан, подавая знак своим людям, чтобы были готовы.
   - Ах, вот оно что! - издевательски протянул Винзор, - Самому работать не хочется, проще отобрать у хатов.
   - Ты себе не представляешь какие открываются перспективы. Что там какой-то скачок мимо орла. Собранное в одном месте осознание даст сильнейший толчок, и орел просто падет! - самозабвенно говорил Ортан.
   - Вот куда тебя занесло. Учение древних, которые мечтали о всемирном и поглощающем могуществе. А их печальная участь тебя не вдохновила? - спросил Винзор таким тоном, как будто он ведет научную дискуссию в аудитории, а не стоит с обнаженным мечом перед восходящими силами противника.
   - Я учел их ошибки, у меня есть союзники, - гордо воскликнул Ортан.
   - С эмиссаром? - усмехнулся снова Винзор.
   - Для тебя это уже не важно! Живьен, ты моя женщина, отойди от них, - крикнул Ортан и сделал знак рукой, чтобы меня забрали.
   - Я не твоя! - выкрикнула ему.
   - Взлетаем! - спокойно сказал Винзор в тот момент, когда к нам рванули Безликие.
   - Хита должна быть жива! - отдал приказ Ортан.
   Мы полетели в сторону выбранного поля для битвы, не торопясь, чтобы противник точно увидел куда мы направляемся.
   - Подонок, - прошипел сквозь зубы Винзор, - он специально отправил все команды в неорганический мир. Эмиссар там держит всех воинов. Было одиннадцать команд, это шестьсот шестьдесят человек. У него осталось пятьдесят, получается, что остальные остались у эмиссара. - Хард говорил тихо, но каждое его слово звучало как ругательство. - А меня еще удивляло, откуда эмиссар настолько точно задает вопросы и предлагает самое, глубоко спрятанное.
   - Да, именно, глубоко спрятанное, - согласился Теодор. - Я тоже не ожидал, что эмиссар будет мне предлагать жить вместе с Лоренсом. Мы действительно очень близки были с ним, но чтобы эмиссар был в курсе этого, более чем странно.
   - Мне он предлагал Живьен, - глухо проговорил Винзор.
   - А мне ничего он не мог предложить - хихикнула. - Он не знает, что такое любовь.
   - Ортан ему все рассказал, чтобы эмиссару было проще торговаться, - слова прозвучали как площадная брань.
   Дальше говорить мы уже не могли. Мы стояли в заранее приготовленном месте и ждали своих противников, которые по небу подтягивались к нам, окружая со всех сторон.
   Наступали одновременно со всех сторон, сужая свой круг, в этом была их ошибка, Безликие мешали друг другу. В итоге некоторые оставались за кругом. Однако оставшихся было еще очень много.
   Они напали первыми, мы отразили первую атаку. Звон металла о металл рассек пасмурный воздух, в котором искрились первые капля дождя. Безликие отличные воины, они знали, как наносить удары, но у нас была та же школа, мы удачно отражали атаки. Быстро согревшись на холодном воздухе, мы бились с полной отдачей. Рассматривая себя уже как бы мертвыми, легко пришла отрешенность, и пропало беспокойство и суетливость, так мешающая в битве.
   Мы сжимали время до мгновения, растягивали его до вечности, это помогало переигрывать противника. Мы были нацелены на успех, поэтому экономили время, силы, каждое движение было выверено, не тратилось ничего впустую. Мы использовали все что могли: время, свою силу, искусство боя, помощь своей команды.
   Тянули время, изматывая противника, заставляя ставить защиту и блоки. Наносили тактические удары в слабые места тел. Использовали ловушки с камнями, бревнами, обманными ударами. Старались нанести такие ранения, чтобы противник надолго выходил из боя и не мог нам нанести ответные удары.
   Агрессивные атаки с нашей стороны заставили столкнуться противника со своими слабостями и страхами. Они уже не лезли как нам с занесенными мечами, а старались выработать свою тактику ведения боя. Наши противники не были командой в отличие от нас.
   Захватывали инициативу и навязывали противнику свой стиль боя. Внезапные, не стандартные приемы, отработанные нами на тренировках, а потом еще в лесу, показанные нам хардом Винзором, когда он нас гонял до полного изнеможения сейчас, давали свои плоды. Противник становился дезориентированным.
   Однако их все равно было очень много, одни Безликие сменяли других. Раненных уводили сторону и оказывали помощь, мы же не знали передыха, рубили и кололи мечами, ножами. Пот лился со лба, щипал в глазах.
   Мыслей уже не было, раны на теле давали о себе знать, мышцы начинали уставать, а конца этой битве еще не было видно.
   В какой-то момент противники смешались и к нам устремились лазутчики, пролетая между Безликими. При соприкосновении с ними наши враги на какое-то время замирали на месте, а потом вяло начинали двигаться, со временем все равно восстанавливаясь. Однако эта задержка дала нам несколько минут отдыха. Тяжелое дыхание раздавалось от моих напарников. Я обернулась на них, во время боя лишь ощущала их присутствие и движения. Винзор был, так же как и я, легко несколько раз ранен, Теодору досталось сильнее. Из-за неподвижной второй руки ему пришлось хуже всех. Ранения у него были глубже и серьезнее. Правая рука распорота, я быстро наложила повязку, оба плеча рассечены, но кости целые. А еще он прихрамывал на левую ногу, его зацепили кинжалом.
   И снова бой, бесконечный изматывающий, смявший время до нескольких мгновений или превративший одну минуту в бесконечность, трудно было понять. Несмотря на помощь лазутчиков, от которых Безликие стали уклоняться, наши силы стали истощаться. Теперь я себя практически, как человеческое тело не ощущала, скорее была похожа на текучую энергетическую массу. Истощение сил в физическом теле заставило переключиться сознание, и ощущение было такое, что оно растет. Теперь я понимала слова Винзора, что воин принимает любой вызов, рассматривая его как еще один способ накопления осознания. Сейчас моя энергетическая сила только росла, подключая к себе другие эманации из мира, которыми раньше не пользовалась, что в свою очередь заставляло расти мое осознание.
   Однако физическое истощение дало о себе знать, когда рука просто в один момент не смогла поднять меч для отражения удара и я упала на колени. Меч противника отразил Винзор своей незащищенной грудью. После чего упал к моим ногам.
   Я не выдержала и завыла. Громко, глубоко, со всей силой своего отчаяния. Слез не было, душа рвалась на части от этой потери. А я выла и выла, вложив в этот звук всю боль.
   Когда я закончила, открыла глаза и увидела, что Безликих окружают серые огромные псы. Они скалились и рычали, Массия спокойно стоял рядом со мной и спокойно смотрел на замахнувшегося на меня противника.
   - Миссия, - выдохнула я с облегчением.
   Псы восприняли это как команду к нападению. Они набросились на Безликих, зубами рвали одежду, плоть, выхватывая кусками и выкидывая в стороны и снова вгрызаясь в тела. Противник был занят тем, что пытался оторвать от себя повисших на них псов. Нас оставили в покое. Теодор рухнул рядом с Винзором.
   Я трясущимися руками проверила пульс у обоих, они были живы. Слава светлым духам! Дальше уже не думала, пальцы автоматически вытаскивали знакомые пузырьки с настойками и травами, приступила к перевязке. Сначала Винзор. Из его глубокой раны на груди пульсируя вытекала кровь. Стянула края, наложила швы, залила спиртовой настойкой девятисила, чтобы хоть как-то обеззаразить.
   Теперь Теодор, раны глубокие, но упал он от потери крови и истощения, удивительно, что он вообще столько времени выстоял, наверное так же как и я потерял ощущение физического тела.
   Сместила точку сборки и принялась связывать оборванные эманации в светящихся телах, что хорошо в этом мире, эмоции не уходят, и остается лишь любопытство.
   Больше не отвлекалась на противников, ими занялись Массия с лазутчиками. Это я тоже видела в мире эманации. Для меня это выглядело, как в светящихся телах рвутся энергетические нити под острыми клыками Массии, а от лазутчиков замедляется течение энергии по эманациям.
   Связывала эманации и смотрела как энергия старается пробиться сквозь узелок, а пробившись течет дальше. Это было потрясающе интересно, захватывающе. Закончив, сместила точку сборки и ввернулась в обычный мир.
   Победа осталась за нами. Троих живых хардов псы Массии и лазутчики обложили кольцом. Все трое замедленно двигались, значит, лазутчики сильно к ним приложились.
   Теодор дышал, но был без сознания, а вот Винзор меня беспокоил. Из его рта шла розовая пена. Положила пальцы на голову, там тоже была обширная рана. Решительно протянула руку и развязала повязку, маска упала, и я увидела лицо Эрмана и его раскрытые, затуманенные от боли синие глаза. Он был в сознании.
   - Эрман! Эрман! - вот тут слезы полились.
   Не знаю, кто из них меня защитил Этьенн или Эрман, но потерять мне их не хотелось. Я быстро осмотрела голову, нужно было торопиться. Снова пузырьки, нитки, иголка, повязка. Смещаю точку сборки и перестаю плакать, здесь безмятежность, спокойствие и интерес от происходящего.
   - Жени, - донесся до меня голос Эрмана, - я скучал.
   - Я тоже скучала, - спокойно ответила ему и стала связывать эманации.
   - Ты любишь меня? - голос Эрмана вырывает из творческого процесса
   - Люблю, Эрман. Не думай, ты не умрешь, я сейчас тебе помогу. Рана серьезная, но все заживет, - снова вернулась к процессу, больше ни на что не отвлекаясь.
   Когда вернулась в обычный мир, передо мной был Этьенн. Кровь заливала лицо, но это определенно был он. Я плохо тогда его видела в свете свечей, и гематома закрывала один глаз, но сейчас узнала сразу же. Этьенн был красив, очень.
   - Все будет хорошо, мы справились, - улыбнулась ему. - И ты будешь жить, все заживет.
   Его голубые глаза улыбнулись мне, говорить он почти не мог.
   - Где? - он повел глазами в сторону Безликих.
   - Троих хардов держат Массия и лазутчики. Остальные ранены или мертвы, - пояснила ему, и тревога из его голубых глаз ушла.
   Достала настойку девятисила и дала хлебнуть, чтобы придать ему хоть сколько-нибудь сил. Он сделал два глотка и закрыл глаза. Быстро завязала на нем защиту. Не уверена была, что можно ее уже снимать, а расспрашивать Винзора, который мог лишь едва говорить, совести не хватило.
   Оглянулась на хардов, их по-прежнему окружали псы Массии и лазутчики. Не вырвутся. Поднялась и, качаясь, поплелась к ним.
   - Где ориентир? - задала им вопрос уставшим голосом.
   Они молчали, но Массия с таким удовольствием облизнулся и схватил за ногу ближайшего харда, что тот, не смотря не свое заторможенное состояние, заорал от боли, вспоминая всех родственников пса и отсылая их к Вайтаху.
   - У источника! - не выдержал хард.
   А Массия повернулся ко мне с довольной мордой, и повилял хвостом.
   - Что же мне с ними делать? - задумчиво посмотрела на хардов.
   - Отдай их мне, - сказал один из лазутчиков, - они все равно ко мне собирались.
   Голос эмиссара я ни с чьим не спутаю, даже дрожь по коленкам пробежалась от него.
   - В каком смысле к тебе собирались? - подозрительно спросила эмиссара.
   - У нас с ними был договор: они приводят в мой мир ваши команды, а забираю столько сколько смогу. А смог почти всех! Только ваша ушла и то не полностью, - на этом месте голос был расстроен. - А взамен харды просили знаний и половину осознания Аордов для себя. У них план был - победить орла. Вот мне интересно стало, что будет, если сделать скачок мимо орла.
   - А ты прислал к нам лазутчиков на подмогу, чтобы не делиться осознанием Аордов и знаниями? - осуждающе сказал эмиссару.
   - Мне показалось не справедливо вообще с такими людьми делиться знаниями и осознанием настоящих воинов, которые сражались в моем мире, а не торговались за чужой счет. - Ответил эмиссар.
   - Но ведь ты забрал воинов! - возмутилась все равно.
   - Забрал, это мое искусство договариваться с людьми, - спокойно ответил эмиссар.
   - Со мной ты не договорился, - сказала ему.
   - С тобой и со вторым из вашей команды, который сделал скачок, - подтвердил эмиссар.
   - Так он сделал? У него получилось? - обрадовалась я.
   - Да, у него получилось, - так же спокойно сообщил мне эмиссар, - так что отдашь мне этих хардов?
   - Забирай, - согласилась довольная я.
   - Договариваться - мое искусство, - хохотнул эмиссар.
   Лазутчики все вместе подлетели к хардам и ввинтились в их тела, после чего стали уходить под землю. Безликие не произнесли ни слова, видимо, это не было болезненной процедурой. Но зато теперь они поселились навечно в мире неорганических веществ.
   Псы Массии осторожно отошли от Безликих, как только к ним подлетели лазутчики. Сам Массия с довольной мордой подбежал ко мне и со всего разбега подпрыгнул и лизнул в лицо. После чего тявкнул, подпрыгнул над моей головой и ушел в небо белым дымком. Псы исчезли вместе с вожаком.
   Я осталась стоять посреди побоища. Вокруг лежали раненные и убитые Безликие. Только сейчас я стала различать редкие стоны от них. Повернулась на Винзора и Теодора. Они лежали тихо, не понятно было в сознании они или нет. Наклонилась, проверила пульс - бьется, живы.
   Подхватила пучком силы обоих мужчин и полетела в сторону источника. Приземлилась рядом с костром, на поляне никого не было, видимо все силы стянули к полю битвы. Сколько же их было? помниться Винзор говорил пятьдесят, но мне показалось, их было гораздо больше.
   Первым делом заглянула в котелки. Нашла суп и разожгла костер. Подогретым бульоном из супа накормила обессиленных мужчин, проверила их повязки. Сама присела рядом, заботливо укутала их в плащи и наконец-то могла спокойно взять ложку в руки. Было так тихо, что даже вздохнула об отсутствии лазутчика.
   День закончился, подкинула хвороста, бревен потолще в костер и улеглась между своими мужчинами, пододвинув их поближе к костру. Мне требовался сон.
  
   Утро началось с ощущения боли во всем теле. Не хотелось вставать и вообще казалось проще умереть, чем подняться и подкинуть дров в костер. Ровное дыхание моих раненых успокаивало. А ведь у меня еще связанные пленные в пещере остались и раненные на поле боя. Голова пошла кругом от забот, решила решать проблемы по очереди.
   Встав, решила первую проблему, подкинув дров в костер, решила вторую. Дальше руки делали все автоматически. Проверила повязки, подогрела вчерашний суп, накормила раненных. Они оба пришли в себя и даже могли односложно отвечать.
   Рассказала в подробностях об эмиссаре, объяснила какое возмездие постигло хардов. Винзор после этого сообщения долго сидел в задумчивости. Я так поняла, что он не одобрил моего поступка, но вслух осуждать не стал.
   - Как я понимаю, нам надо быстро найти ориентир и возвращаться домой. Прислать сюда подмогу за раненными, - пыталась примирительно говорить с Винзором, он кивнул.
   С кряхтением поднялась на ноги и с трудом передвигая натруженные ноги, пошла искать ориентир. Это тебе не меч, тут даже лазутчик не поможет.
   - Жени, ты куда? - донеслось вслед от Винзора.
   - Ориентир искать, - пожала плечами.
   Я-то прекрасно понимала, что им обоим нужна срочная лекарская помощь, мои травки не помогут, если начнется заражение или еще какие осложнения вылезут.
   - Ориентир здесь, - хард Винзор ткнул рукой в источник.
   - Здесь? - уточнила, подойдя к пирамиде из камней.
   - Здесь, - кивнул хард Винзор и медленно поднялся, только не встал на ноги, а завис над землей. Значит, выпустил свой пучок силы и держится с его помощью. Теодор сделал тоже самое.
   Мы втроем встали вокруг камней. Хард Винзор протянул руку к камням, мы сделали тоже самое, камни вспыхнули зеленым цветом и нас затянуло в пирамиду источника.
  
   Оказались мы во дворе замка. Вокруг была зима, снега было по колено, никто не чистил двор. Мороз сразу же пробрал нас до костей. Оглянулись, вокруг тишина, нет следов, кроме птичьих. Мужчины держались лишь на своей силе.
   - Вы к себе, а я к Тарите, - сообщила им и пошла через двор к знакомой избушке.
   Тарита встретила меня со слезами на глазах, коротко сообщила ей о раненных Теодоре и харде Винзоре. Объяснила, что мне требуется и побежала в общую комнату, в надежде, что там остались хаты, ведь не все участвовали в играх.
   За пустыми столами сидели несколько Безликих. Мне тут же вспомнился мой первый визит в этот зал, когда сюда привел хард Винзор. Здесь пройти не возможно было из-за большого количества людей. Многие по воздуху передвигались. Места свободного за столом найти было проблематично.
   - Хаты! - окрикнула сидящих.
   - Хита?! - подскочили тут же они, - ты жива! А остальные?
   Меня обступили, щупали, проверяли на живость и даже один раз ущипнули, заставив вскрикнуть и стукнуть обидчика в грудь кулаком.
   - Хита, - довольно сказал Безликий, потирая грудь, - мне Лоренс рассказывал, что она все время дерется, если ее хоть чуть обидишь.
   - Ребята, - выдохнула, - игры закончились. Там, в реальности, много раненных и убитых. Мало кто выжил. Нужна помощь, пойдем к харду Винзору.
   - А Лоренс? Он где? Я к нему, он меня обучал, не интересно услышать рассказ от него - сказал тот парень, что ущипнул меня.
   - Лоренс сделал скачок мимо орла, и у него получилось, - повернулась к нему.
   - Как? - поразился тот и замер.
   - Он был сильно ранен, до утра не дожил бы. Хард Винзор помог сделать скачок. - Постаралась, как можно мягче, рассказать парню видно было, что он привязан к Лоренсу.
   Итак, все пошли к харду Винзору, я же побежала к Теодору. Прекрасно понимая, что хаты будут сейчас получать указания, что нужно делать, а я как раз могу помочь другу.
   Тарита уже была там, мы вместе приготовили воды и обтерли парня от грязи и крови. Мне не в первой ухаживать за больными, а потом все делалось быстро. Обработала спиртом раны, сменила повязки, дала указания какие настойки в каком количестве давать и убежала к харду Винзору, там моя помощь не меньше нужна.
   Харда расспрашивали уже о подробностях, он честно пытался отвечать, но видно было, что силы на последнем исходе.
   - Указания получили? Что делать знаете? Тогда идите! Раненного нужно обработать и перевязать, - стала выгонять их из комнаты.
   - А ты сама, хита? - повернулся ущипнувший меня хат.
   - Что я? - недоуменно повернулась к нему.
   - Вы тоже ранены, у вас вся одежда в порезах и кровь присохла к ней, - подошел ко мне хат и показал рукой на мою одежду.
   - Вайтах с ней! Сейчас харда перевяжу и собой займусь. Идите уже, - отмахнулась от них.
   - Живьен, пусть Тарита тебе поможет, - тут встрял уставшим голосом Винзор.
   - Тарита занимается Теодором, а я вами займусь, - отрезала тут же.
   Раздела харда и отправила в душ отмываться. Аккуратно протерла все его тело, обработала раны, щедро заливая их спиртом, очень не хотелось осложнений в виде заражений. Сделала перевязки.
   - Мне бы твою голову посмотреть. Можно уже снять защиту? - спросила его.
   - Можно, - согласился Винзор.
   Развязала защиту и снова передо мной предстал Этьенн. Теперь, в ярком свете свечей, могла рассмотреть харда Винзора, который напугал меня при первой встречи, заботился все время моего обучения и в итоге спасший мне жизнь.
   Он был красив, и даже очень. Огромные голубые глаза с длинными темными ресницами, над ними гордый разлет бровей. Коротко стриженные каштановые волосы. Мужественное лицо и такие чувственные губы.
   - Нравлюсь? - заметив мое разглядывание, спросил Этьенн.
   - Очень, - ответила правду, не задумываясь. - Рана, говорю, у вас интересная, мне как лекарю очень нравится. Тут поработать нужно будет, - смутилась и стала искать, как отмазаться от своих слов.
   Лицо Винзора опечалилось, глаза потухли, а я стала заниматься раной на голове, отмывая и обрабатывая. Хорошо, что я сразу эманации восстановила, сейчас процесс заживления шел быстро.
   Помогла дойти харду до его кровати и задумалась. Мне тоже душ надо принять, но потом топать до своей комнаты далеко, а здесь оставаться неудобно было. Оглянулась на Винзора, он спал. Решилась, останусь здесь, кровать большая, может, не встретимся на ней.
   Разделась и осмотрела свои раны. Хат был прав, одежда прилипла и когда отдирала ее, раны снова стали кровоточить. Залила себя спиртом, морщась при каждом разе. Как только мужчины терпели мои лекарские издевательства над ними? Наложила повязки и отправилась спать, потушив свечи и оставив лишь одну.
   Кровать гостеприимно раскрыла свои объятия, сон пришел сразу. Еще один трудный день был закончен.
  
   Утром я проснулась в мужских объятиях. Не такая уж широкой оказалась кровать. На мои попытки встать, меня лишь крепче сжали, не позволяя сделать движения.
   - Этьенн, - тихо позвала его, потому что спал он без маски, и мне прекрасно было видно его лицо.
   На таких только любоваться, а не в играх участвовать, и травмы по голове получать. А если ему по лицу попали? И испортили бы такую красоту? Его губы нежно меня поцеловали туда, куда достали. Ой-ой. А вот этого не надо.
   - Этьенн, - позвала еще раз.
   Придется будить, а то так не получается тихо уйти. Он заворочился и снова поцеловал.
   - Этьенн! - шепотом возмутилась.
   Раненый называется!
   - Не пущу, - раздался довольный голос этого раненного.
   - Мне встать надо, - возмущаюсь на него, пытаюсь отбрыкаться, раз все равно проснулся.
   - Еще рано, - сонно сообщили мне.
   - Да мне в туалет надо, - не выдержала я.
   - Возвращайся, - с не охотой выпустили меня из объятий.
   - Я подумаю, - сообщила после того как меня отпустили и я встала с кровати.
   - Поймаю! - пригрозили мне.
   - Тебе вставать нельзя! - показала ему язык, - я твой лекарь и запрещаю тебе подниматься.
   - Поймаю и зацелую! - снова пригрозили мне.
   Я же отправилась в нужном направлении. Утром в зеркало и так лучше не смотреть, а уж после нескольких ночевок не пойми где, да хронического недосыпа, вообще ужас. На меня смотрело бледное, с синюшными кругами вокруг глаз взлохмаченное нечто. Даже женский пол угадывался только по остаткам косы. Хорошо мама меня не видит.
   Выйдя из душа, замерла на месте. Меня ждал Эрман.
   - Жени, - встал он мне на встречу. Мое синеглазое чудо.
   - Эрман, - подбежала к нему и обняла. Как же я по нему соскучилась.
   - Ты уже знаешь, что мы с Этьенном одно светящееся существо? - после поцелуя спросил Эрман.
   - Знаю, - сказала ему, не в силах отвести от него глаз.
   - Этьенн сказал тебе, что первым полюбил тебя, потому что первым увидел? - встревожено смотрел мне в глаза Эрман.
   - Да, сказал, - прижала к нему лицо, боясь сказать правду, что Этьенн мне очень нравится.
   - Он не сказал, что я тоже полюбил тебя с первой встречи, когда был на твоей свадьбе. Увидел, как ты идешь под руку с Теодором, опустив глаза. Мне так хотелось заглянуть в них. Когда же ты подняла глаза на меня единственная мысль, что мелькнула, была: "Это моя женщина. Моя судьба". - Эрман прижимал меня к себе, боясь снова расстаться.
   - Я ничего не понимаю. Этьенн говорил, что у вас чувства общие, - попыталась подумать.
   - Да, общие. И когда увидел тебя, то заранее почувствовал к тебе любовь Этьенна, но и сам тебя полюбил. Поэтому наше чувство к тебе такое сильное. Оно общее, но помноженное на двоих, - он снова заглянул мне в глаза, пытаясь понять, что я испытываю после этих слов.
   А я любила, но вот кого из них? Эрмана любила и Этьенна тоже любила. Может Винзор прав, и я их все равно воспринимаю как одного человека? На энергетическим уровне я знаю что он один человек, но здесь в жизни я люблю ... люблю ... их обоих? По-разному, но люблю, и не могу отказаться ни от одного из них.
   - Ты любишь меня? - беспокойно спросил Эрман.
   - Люблю, - просто ответила ему.
   - А Этьенна?
   - Люблю, - с задумчивым вздохом ответила ему. - Это плохо? - заглянула ему в глаза.
   - Не знаю. Думаю, твое тело точно знает, что мы одно светящееся существо. А что сердце говорит тебе? - его синие глаза смотрели спокойно и задумчиво.
   - Люблю. Оно говорит: люблю, - совсем запуталась от всего этого. - Вы разные и в тоже время очень похожи. Я вас люблю одинаково сильно и в тоже время по-разному.
   - Тебе придется сделать выбор между нами, - задумчиво произнес Эрман.
   - Я не смогу. Не смогу отказаться ни от одного из вас, вы мне нужны оба, - с отчаянием произнесла и сжала руки перед собой, сердце бешено стало колотиться.
   - Мы не сможем быть двумя одновременно. Тебе придется сделать выбор, - грустно сказал Эрман.
   Он нежно меня поцеловал, сжимая сильно в своих руках, потом отпустил и ушел, оставив в раздумьях над своим будущем и будущем Этьенна и Эрмана. Я понимала, что от моего выбора зависит, кто из них сделает скачок.
   Когда спустилась в кабинет, хард Винзор в, уже привычной мне, маске сидел за столом и писал.
   - Поговорили? - спросил спокойно Винзор, подняв голову от бумаг.
   - Поговорили, - со вздохом произнесла.
   - Тебе что-то не нравиться? - он крутил в пальцах перо, которым писал.
   - Эрман, сказал, что мне придется выбирать между вами, - вздохнула.
   - Выбирать? - немного удивился он. - Разве ты его не любишь?
   - Люблю, - снова вздох, как же тяжело об этом говорить.
   - Если ты говоришь, что тебе придется выбирать ... - он замолчал и смотрел в мою сторону. - Это значит ...
   Кивнула головой на его мысли, трудно произнести свое признание вслух.
   Он быстро поднялся и в два шага оказался рядом со мной, снял маску и я увидела его голубые глаза в которых светилась надежда и беспокойство одновременно.
   - Ты любишь меня? - тихо спросил Этьенн.
   - Люблю, - тихо ответила ему.
   Он сжал меня в своих руках, как будто боялся, что передумаю. И поцелуй, долгий, нежный, благодарный.
   - Эрман прав, тебе придется выбрать, - сказал Этьенн мне, когда смог оторваться от моих губ.
   - Я не могу! - застонала, - Понимаешь? Не могу! Вы мне оба дороги, я люблю вас обоих. По-разному, но люблю одинаково сильно.
   - Увы, мы можем быть только одним человеком, - со вздохом произнес Этьенн и отошел к столу.
   Так же как Эрман оставил меня со своими мыслями и чувствами, с моим невозможным выбором.
   - Я пишу отчет об играх. Поможешь? - позвал он меня к себе.
   Маску, когда были одни, он больше не одевал, и при каждом удобном случае целовал.
  
   Этот первый день после игр в обители был очень тяжелым и длинным. Хаты переносили раненных и убитых в замок. Убитых хоронили, раненными занимались мы с Таритой. Лечила не только лекарствами, но, смещая точку сборки, связывала порванные эманации. Раны в основном были рваные от собачьих зубов.
   Хард Винзор по моему настоянию часто отдыхал. Его рана на голове все же была очень серьезная, хотя благодаря восстановленным эманациям выглядела очень не плохо.
   От раненных противников слышала лишь слова благодарности после лечения. Позже, вечером к ним пришел хард Винзор и долго с ними разговаривал. Теодор тоже пришел, не смотря на раны на ноге.
   Вымотавшись за день, я отправилась спать, оставив мужчинам разговоры и разбор полетов. Горячий душ, перевязка своих ран и сон в огромной постели харда. Засыпала с улыбкой на губах, по очереди вспоминая поцелуи Эрмана и Этьенна. Никогда не смогу я выбрать между ними.
   Сквозь сон почувствовала, как меня обнимают руки, нежно поглаживая и возбуждая одновременно. Недовольно отбрыкнулась, но меня не отпустили.
   - Любимая, - услышала шепот Этьенна.
   Потянулась к нему, обняла и меня поцеловали легко, а потом очень страстно. Этьенн дарил любовь этой ночью очень нежно. Не было того взрыва страсти, который был у нас на играх. Но это было не передаваемо волшебно. Уснула довольная на его плече.
   Утром меня разбудил поцелуй. Отмахнулась, спать очень хотелось.
   - Маленькая моя, - сказал Эрман.
   Тут же распахнула глаза и встретила взгляд синих глаз. Поцелуй страстный, сметающий все мои сомнения. Он не отпускал из своих рук, пока мир не раскололся на части. Дыхание с трудом возвращалось ко мне.
   - Что происходит? - спросила Эрмана, придя в себя.
   - Тебе придется между нами выбирать. Мы не может отказаться от тебя, - с улыбкой сказал Эрман, проводя рукой по моему телу.
   - Я не смогу, - потянула на себя одеяло.
   Мне было жутко от этой ночи. Сначала Этьенн, сейчас Эрман. Что происходит? И как к этому относиться? Это невозможно. Я только смирилась с мыслью, что люблю двух мужчин одновременно, а теперь ... теперь делю постель с ними обоими. Мне стало не по себе, поднялась и ушла в душ. Включила горячую воду и пыталась прийти в себя.
   - Это невозможно! Это не правильно! - сказала вслух самой себе.
   - Жени, все правильно, - услышала за спиной совсем близко голос Этьенна.
   Резко повернулась к нему и получила горячий поцелуй.
   - Нет! Я так не могу! - оттолкнула его от себя.
   - Что ты не можешь? - спросил Этьенн, привлекая сильной рукой к себе.
   - Я не могу быть с вами двумя! - успела сказать до того как мне закрыли рот поцелуем чувственные губы.
   - Ты же любишь нас обоих, тогда почему не можешь быть с двумя? - проговорил мне Этьенн, спускаясь поцелуями по шее вниз, надавливая рукой на поясницу, заставляя прогнуться. Губами он захватил мою грудь, вторую сжал рукой.
   - Это не правильно, - выдохнула ему, уже понимая, что сдаюсь под его напором.
   - А кто устанавливал эти правила?
   Этьенн развернул меня к себе спиной, провел рукой по коже и спустился ниже, проникая пальцами между ног.
   - Я люблю тебя, Жени, - прошептал он и сделал единственное движение, которого очень ждала и хотела.
   Вода из душа тугими струями била по коже, заставляя острее чувствовать его страсть. Этьенн был терпелив, но очень настойчив. Он довел меня почти до сумасшествия от острых ощущений внутри меня. Мир порвался на кусочки во время экстаза.
   - Люблю, слышишь? Люблю, - говорил он между поцелуями, которыми покрывал мою мокрую спину.
   Я стояла и еще дрожала от полученных эмоций. Мне казалось, что все правильно, так и должно быть.
   Благодарный поцелуй в губы поднял настроение. Улыбка голубоглазого Этьенна сводила с ума. И это губы меня целовали? Как же он красив!
   - Не смотри на меня так, - легкий поцелуй, - я не смогу удержаться. Сегодня у нас много дел, - снова поцелуй.
   Оставшись под душем, поймала себя на мысли, что стою и улыбаюсь. Да, я люблю, люблю их обоих. И они тоже меня любят. Меня наполнило необъяснимое ощущение счастья.
  
   Этот день принес потрясающий сюрприз. Лоренс вернулся! Они с Теодором долго стояли обнявшись со слезами радости на глазах. Хаты стояли вокруг и во все глаза смотрели на человека, который смог сделать скачок мимо орла и вернуться в обитель Безликих.
   Хард Винзор, снова в маске, которую он теперь снимал только в моем присутствии, перенял эстафету мужских товарищеских объятий. После чего стал долго расспрашивать Лоренса о том, как у него все прошло. Рассказ был коротким, а вот расспросы длились очень долго, прервались лишь на обед, а потом все желающие засиделись за полночь.
   Я же опять весь день с Таритой ухаживала за раненными.
   Ночь снова принесла любовь. Страстную забирающую все мысли, чувства без остатка и даря удовольствие от близости с любимым.
   Эрман, Этьенн. Каждый раз они заставляли наслаждаться их любовью, разбивая мой мир на кусочки от страсти и экстаза.
   Дни шли, а я не могла сделать выбор между ними. Они не делили меня пополам, их любовь как будто собирала меня воедино. И постепенно стала понимать, что это прекрасно - быть любимой этими двумя замечательными воинами.
   Аорды в замен ушедших хардов в мир неорганических существ выбрали Теодора и Лоренса. Именно они теперь будут вести воинов на пути накопления осознания. Раненные хаты, которые шли за своими хардами, поняв в какую западню их вели, полностью осознали свои поступки. Теперь они понимали, что только собственное старание на пути накопления осознания поможет им сделать скачок мимо орла.
  
   День нашего скачка настал.
http://samlib.ru/p/pomazuewa_e_a/

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"