Помазуева Елена: другие произведения.

Игра со смертью

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    >

    За обложку огромное спасибо Vika Konopliva
    ******
    Моя такая целеустремленная и распланированная жизнь дала сбой, когда на дороге сбила ворону. Теперь каждую ночь я становлюсь ею. Что делать если сама Смерть предлагает сыграть в Игру? И какой в этой игре может быть выигрыш?
    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ОТРЫВОК

    Окончено

    reloj para blog html clock contador de usuarios online




Елена Помазуева

"Игра со Смертью"

Роман-фэнтези.

  
   Ворона
  
   Три часа ночи, скоро рассвет, фары высвечивают лопины, трещины на асфальте. Встречные машины переключаются на ближний свет, но все равно бьет по глазам. Осталось немного четыреста километров из тысячи, я буду дома. По этой трассе ездила не раз, но сейчас в темноте ночи, я ничего не видела. Тьма накрывала мое сердце и душу, боль от предательства резала меня изнутри. Хотелось домой, быстрее.
   С тех пор как выскочила из дачи в Подмосковье, где была наша вечеринка, я мчалась на своей черной ласточке без остановок, облизывая впереди идущие машины по наименьшей траектории. Они возмущенно сигналили мне в след, включали дальний свет вдогонку, чтобы достать меня через зеркало заднего обзора.
   Первая розовая полоска зари разрезала тьму вокруг надвое, открыв миру тайну, где земля, а где небосвод. Полоса ширилась, но вокруг еще было сумрачно, еще хуже у меня было на душе. Вокруг чистое поле, не видно, что на нем растет, и растет ли, может все заброшено давно. Асфальт прямой лентой рассекал малоплодородную землю.
   Стая черных теней взлетела неожиданно с обочины, стараясь перелететь трассу перед моей ласточкой. Я резко затормозила, меня кинуло на руль, при скорости двести двадцать это было опасно. Глухой удар о машину. Я подняла лицо от руля, руки тряслись. Надеюсь, это был не человек.
   Открыла дверь своей спортивной машины, поставила одну голую ступню на не остывший за ночь асфальт, потом вторую, медленно встала на трясущиеся ноги и пошла смотреть, что я натворила.
   На дороге лежала сбитая черная ворона, она была еще жива. При виде меня ее крылья затрепетали, казалось, она старается улететь. Упала рядом с ней на колени, взяла ее на руки и заплакала.
   - Прости, - сказала вороне.
   Ворона замерла в моих руках и стала на меня смотреть, уже не стараясь вырваться. Смотрела, как она еле дышит и умирает у меня на руках. Слезы текли, я ничем не могла помочь вороне.
   А я плакала, плакала навзрыд, выплескивая все боль, что держала в себе, после того, как увидела Максима со своей подругой там, на вечеринке, когда случайно перепутала комнаты и вошла без стука. Он встретил меня с усмешкой, она отвернулась. Я не устраивала сцен, молча, закрыла дверь, спокойно спустилась по лестнице на первый этаж, где гремела музыка, и народ отрывался в танцах и коктейлях. Кажется, меня кто-то окликал, но я шла прямо к выходу. Ключ был в замке зажигания, нажала на педаль газа и даже спокойно выехала со двора. А потом уже на шоссе гнала как сумашедшая, очнулась, что мчусь по трассе М6 уже под Тамбовом. Как я никуда не влетела до этого, не понятно.
   Ворона смотрела на меня, слабо моргая маленькими глазками, потом закрыла их, дыхание прекратилось. В этот момент солнце дало первый луч в небе, как будто отрезая воронью жизнь, этот луч ярко светил мне в глаза. У меня все поплыло перед глазами.
  
   - Девушка, вам плохо? - острый запах ношатыря бил в нос.
   Открыла глаза, перед лицом маячит ватка с противным запахом.
   - Уберите, - попросила и загородилась рукой.
   Мне помогли сначала сесть, потом подняться на ноги. Посмотрела на помощника, блондин, никогда не нравились блондины. Этот конечно красивый, но не в моем вкусе. Жгуче черные красавцы всегда привлекали, такие как Максим. При воспоминании о нем скулы свело не хуже чем как после ношатыря.
   - Как вы? Вам помощь нужна? - осматривал меня блондин.
   - Нет, - мотнула головой.
   - Головой трясете, не болит? - заботливо спросил блондин.
   - Нет.
   - Значит, сотрясения нет. Двигайте руками, ногами, - снова командует блондин.
   - Нормально все со мной, - отмахиваюсь от него. Первый раз в жизни потеряла сознание.
   - Вас же машина сбила, - попытался объяснить молодой человек.
   - Какая машина? - он меня удивил.
   - Вот эта, - махнул рукой на мою ласточку.
   - Это моя, - пошла садиться к себе.
   - Тогда что вы делали на дороге перед ней? - вот какое его дело? Но видно не отцепится.
   - Я ворону сбила, - мрачно сообщила ему.
   - Да? Я не видел вороны. А где она? - молчу. Откуда я знаю, где она?
   Блондин смотрел на меня, ожидая ответа, но я упорно молчала. Мне что теперь рассказывать всю свою жизнь?
   - Спасибо вам за помощь, мне пора, - прекратила этот разговор, ненужный ни ему, ни мне. Откуда он только взялся на мою голову.
   Утро уже было в разгаре, посмотрела на часы: семь утра. Это значит, я без сознания где-то два часа была. Надо же никто машину не угнал и меня не пристукнул за это время. Оглянулась, позади моей ласточки стоял белый монстр. Огромный "Хамер" белого цвета на жутко огромных колесах. А вокруг ни одной души, сколько мы с блондином разговаривали, ни одна машина не проехала, что странно, потому что трасса на Москву очень оживленная.
   - Вы куда направляетесь? До Волгограда я могу вас проводить, - вежливо предложил блондин.
   - Не нужно, - отмахнулась от него. Кофе хотелось по страшному, бессонная ночь сказывалась, и накануне тоже рано встала.
   Ласточка взревела, нажала на педаль босой ногой, и мы помчались домой в Волгоград. Блондин остался в клубе пыли на дороге, мне было не интересно, что он собирается делать дальше, я летела домой.
   Волгоград, как обычно, встретил меня разбитой каской и надписью "Добро пожаловать" на въезде. Дорога перед самым городом была отличная, но сам город с его светофорами и ухабами убивал все еще живые подвески на машинах, пришлось сбросить скорость до неприличной - сорок километров. Белый Хамер дышал в затылок своим бампером на первом же светофоре. Моя низкая спортивная черная Мазда почти стелилась по асфальту, белый монстр возвышался над ней. В такой встрече на первом светофоре нет ничего не обычного. Город начинается практически сразу после огромной стелы, которую поставили еще до моего рождения.
   На четвертом светофоре я ушла направо, Хамер пошел прямо по проспекту. Родные колдобины больно ударялись о брюшко моей ласточки. Ползла на скорости двадцать километров, и все равно периодический скрежет по днищу шкрябал мое сердце. Вот родная пятиэтажка, где у меня осталась закрытая квартира, доставшаяся от родителей. Ключи у соседки, которая присматривала за квартирой.
   Запыленную ласточку оставила во дворе под деревьями, в надежде, что будет в теньке стоять, пока не высплюсь. Ключи соседка отдала сразу, в квартире пахло пылью и затхлым. Распахнула все окна, небольшой сквознячок стал разгонять душный воздух.
   Приняла душ с дороги, сантехнику по моей просьбе соседка меняла, и завалилась спать на большую кровать. Я дома, мне некуда больше спешить.
  
   Проснулась поздним вечером от звонка в дверь. Открыла. На пороге стоял кавказец и старательно улыбался.
   - Что? - спросонья спросила, какой-нибудь сосед снизу пришел рассказывать, что я его заливаю. В этих старых домах всегда так.
   - Красавица, - сомнительный комплемент после сна, - твоя черная ласточка стоит во дворе?
   - Ну? - на его место, что ли поставила? Так здесь вроде нет проблем с парковками.
   - Купить хочу, продай, - ничего себе заявочки.
   - Не продается, - отрезала и собралась захлопнуть дверь.
   - Тебе здесь все равно негде ездить, побьешь ласточку. Продай, - пытался аргументировать мне кавказец.
   - Я подумаю, - и захлопнула дверь.
   На кухне поставила чайник, предварительно спустив воду из труб, застоялась совсем, хотя соседка иногда проверяет все. Заварка оставалась от моего прошлого визита, но еды тут давно не было. Пила пустой чай без сахара, смотрела на свою ласточку под окном и думала, что мне дальше делать.
   Как то неожиданно не захотелось возвращаться в Москву, здесь мой дом. А там надоело все время бежать из-за всех сил, чтобы остаться на месте. Неожиданно мысль остаться дома меня стала прельщать все больше и больше. Я работаю в авиа компании, директором туристического отделения. Со своими проверками я объездила все филиалы страны и за границей, но только здесь мне всегда нравилось.
   Волга, сейчас самый сезон купаться. Так было приятно думать, что могу взять себе отпуск и остаться здесь. Рука сама потянулась к телефону в сумке.
   - Коля, я в отпуске, - сообщила свое решение владельцу компании.
   - Марина, ты что? В самый разгар сезона! - потрясенно выдохнул он.
   - Коля, когда я была у тебя в отпуске?
   - Не помню, - замялся Коля.
   - Никогда. Я у тебя работаю пять лет и ни разу не была в отпуске. Если я с тебя стребую свои отпускные, ты разоришься, - улыбнулась ему в трубку. Николай старше меня на пятнадцать лет, мы прекрасно дружим и с ним и с его семьей.
   - Ладно, Марин, где ты хоть? На какие Мальдивы умотала? - улыбнулся Николай.
   - Дома, Коля, я дома, - вздохнула с облегчением.
   - О! Кстати, Марина, посмотри там филиал и нужно еще представительство открыть, - тут же засуетился начальник, - как раз собирался человека посылать с командировкой. Удачно, что ты сама туда отправилась. А на каком рейсе, я что-то не видел твое имя в списке. - Вот такой он, может потому к нему деньги рекой текут, что он постоянно руку на пульсе держит.
   - Я на машине приехала, - успела вставить, улыбаясь ему.
   - Да? Прокатиться захотелось? И как трасса? - заинтересовался тут же Николай.
   - Ой, Коль, даже не думай, ухабы такие, что только ралли можно устраивать, - продолжала улыбаться его энтузиазму.
   - Ралли? - обрадовано замолчал, - А знаешь ...
   - Даже не хочу знать! - засмеялась новой его идее, - я в отпуске!
   - Да-да, конечно, но говорят там степь, посмотри там, что можно придумать с ралли на внедорожниках или грузовиках, - воодушевленно давал указания начальник.
   - А еще здесь есть заброшенные взлетные полосы, от Качинского училища остались, - прикалывалась дальше.
   - Маринка! Ты же золотой человек! Значит первое: проверка филиала, открытие представительства, второе: ралли и гонки на спорт карах по взлетным полосам, - перечислял мне Николай.
   - Коля остановись, я в отпуске, - попыталась остановить его.
   - Отдыхай себе на здоровье, а то я не знаю, что ты больше двух суток не сможешь быть без дела. Считай, что я спасаю тебя от скуки. - Уверенно заявил мне начальник.
   - Передавай привет Марусе и девочкам, я отдыхаю, - сбросила телефон, а то мой любимый начальник еще что-нибудь придумает.
   В круглосуточном Мане накупила продуктов на ужин, приготовила по быстрому и уселась перед телевизором. Думать не хотелось ни о чем. Новости удручали, сериалы не развлекали, любимых фильмов не было. Ноутбук остался в Москве в служебной квартире.
  
   Когда последний луч исчез с неба, началось что-то странное. Я смотрела на свои ноги и волосы на голове зашевелились от ужаса. Ноги стали усыхать, уменьшаться и превращаться в птичьи. Руки уронили чашку с чаем на кровать, обросли черными перьями и превратились в крылья. Комната резко увеличилась в объемах. Хотела сказать: "Мама", услышала: "Кар!". Вместо своего носа увидела черный нарост. Попробовала подойти к зеркалу, шлепнулась с кровати на пол, крылья бились рядом. С трудом до меня дошло, что это мои крылья и я, кажется, стала вороной. Сидела в ужасе на полу и пыталась осознать действительность. Это что же получается, меня прокляла та ворона, которую я сбила? И теперь я навечно ей останусь? Меня мелко заколотило. Какой кошмар, такое во сне присниться будешь кричать от ужаса, а тут наяву стала вороной.
   Не знаю, сколько просидела так в полной растерянности от случившегося. Когда немного пришла в себя, попробовала ходить по полу. Странно переваливаясь, я смогла пройти вдоль комнаты и обратно. Еще несколько проходов придали мне уверенности. Теперь нужно пробовать освоиться с крыльями.
   С этим было сложнее. Крылья не слушались, бились обо все подряд. Взлететь долго не удавалось. Иногда в высоком подскоке я успевала сделать взмах-другой, но потом все равно больно падала обратно.
   Всю ночь я билась в комнате, пытаясь совладать со своим новым телом. Кое что все же получилось. Научилась заскакивать на кровать, а оттуда немного планировать, а не падать на пол. Все же небольшой успех меня вдохновил.
   Я продолжала и продолжала свои попытки, пока от усталости не упала на мягкой кровати. Скоро рассвет, как буду теперь жить было совершенно не понятно. Усталость взяла свое, я уснула.
   Проснулась при ярком свете дня, сладко потянула уставшие мышцы, надо же как вчера натрудилась с этими скачками. Стоп! У меня же руки, перевела взгляд ниже, и ноги! Я снова человек! Вскочила с кровати и стала радостно скакать по комнате, делая махи руками и ногами. Какое счастье, я человек! Может мне эта жуть просто приснилась? Ну конечно, это я после того как ворону сбила, во сне кошмар увидела.
   Посмотрев на часы, радостно выскочила на улицу, прекрасно понимая, что мне необходимы покупки. Список рос в геометрической прогрессии. Начиная от зубной щетки и заканчивая купальником. Тем более что карточка у меня была без ограничений, такой доверие мне оказывал мой начальник. Как известно, шопинг лучшее лекарство от всех бед!
   Магазины Волгограда, а так же бутики испытали шок от моего появления в городе. Все мои покупки сваливала на заднее сидение моей ласточки.
   Вечером со стаканом чая уселась на кровати и перекидывала каналы в надежде найти, хоть что-то посмотреть. Новый ноутбук лежал еще не накаченный программами.
   Когда последний луч солнца исчез, это началось снова. Хотя предполагала, что такое может вновь произойти, снова испугалась. Ноги становились птичьими, руки превратились в крылья. Я сидела, нахохлившись на кровати, и осматривалась. Видимо до утра мне опять быть вороной. Долго сидела и раздумывала над своей судьбой. Потом решила искать в этом положительные стороны. Раз я птица, значит, могу летать, осталось только научиться. Жаль что не лебедь, они красивые, а ворона, но все равно у меня теперь есть крылья.
   Всю ночь я училась полету, махала крыльями. Взлет, посадка, повороты, обходить препятствия. Все мамины любимые вазочки слетели со своих мест, от многих осколки усыпали пол. Меня это не волновало, никогда не нравилась эта безвкусица, а рука не поднималась выкинуть.
   К утру что-то началось получаться. Плавно опустилась на кровать, и, удовлетворенная своими успехами, уснула.
   Следующего вечера я уже ждала с нетерпением, поглядывая в окно. Когда последний луч солнца скрылся, превращения начались опять. Значит это правда, не сон, с удовольствием подумала я.
   Взлет, посадка, повороты и все сначала. Всю ночь потратила на обучение полета. На пол летело все, что не упало вчера, я тоже часто шмякалась. Однако к утру я научилась более-менее управляться. Теперь я заснула, довольная своими успехами.
   Проснулась в обед в приподнятом настроении, кинула купальник в машину и погнала на Волгу. Третий день в городе, а я еще не купалась. Широкий мост через Волгу, съезд и по песочку прямо к пляжу. Да здесь бизнес просто простаивает, Николай точно не утерпел бы, что-нибудь обязательно придумал. И был бы не просто песок, а золотой, для него уж точно.
   Вода приятно освежала, наплавалась с удовольствием и вернулась на лежачок. Мой круглогодичный загар позволяет быть на любом солнышке. По работе приходиться на разных пляжах бывать.
   Отдыхающие активно веселились кто на песке, кто в воде. Мне же доставляло удовольствие просто ни куда не спешить. Смотрела на город и отдыхала от забот. Удивительно было то, что из-за ночных превращений совершенно забыла о Максиме. Как будто и не было его в моей жизни.
   Подъехал водный скутер, парень в жилете спрыгнул и вернул ключи хозяину. Я подошла к загорелому местным загаром парню в солнцезащитных очках, спросила стоимость, оплатила и взобралась на скутер.
   Чувство полета охватило меня сразу же. Горячий и влажный воздух врывался в легкие с такой силой, что почти не было возможности дышать. Накатавшись по Волге вверх и вниз, вернулась в район пляжа. Хозяин лениво поглядывал на меня, время еще не истекло. Вот теперь можно поразвлечься.
   Для начала резкие повороты, скутер взревывал подо мной, не привычный к такому катанию. Но это лишь разогрев для меня. Подскоки, нырки, повороты. Скутеру понравилось, движок перестал отплевываться и разошелся вместе со мной.
   Теперь можно делать свои коронные вензеля. Уходим под воду и выпрыгиваем. Эх, мощей не хватает. Ничего, разберемся. Теперь на дыбы, снова поворот, нырок и взлетает, переворот вокруг оси в воздухе, приземление. Отлично, теперь можно еще раз повторить.
   Пока каталась, забыла про время. Меня нагнал хозяин скутера на другом.
   - А ну возвращайся, экстрималка! - прокричал он мне.
   На берегу хозяин скутера схватил меня за руку и с совершенно бледным лицом стал трясти.
   - Сдурела? А если бы разбилась? Мне отвечать? - орал на меня.
   Нанервничался парень с моими выкрутасами. Взяла сумку из машины и протянула ему компенсацию.
   - Для восстановления нервов, - он деньги взял, с бледным лицом отошел.
   Спокойно вернулась на свой лежачок.
   - Маринка, привет, - раздался мужской голос над головой. Лицо знакомое.
   - Очки сними, - попросила его.
   - Пашка Зотов! - воскликнула я почти подпрыгнув с песочка. - Вот это встреча! - кинулась его обнимать. Давно не встречались с одноклассником.
   - Марин, рад видеть тебя. Пойдем к нам, Наташа здесь и дети, - позвал с собой.
   - Наташка? Вы поженились? Вот молодцы! - обрадовалась встречи сразу с обоими одноклассниками.
   - Маринка! - кинулась ко мне на шею Наташка, - Вот молодец, вырвалась из своей Москвы!
   Дети были активно заняты вылепливаем из мокрого песка замка. Самое любимое занятие на Волге всей детворы. Сама сколько времени так провела не пересчитать. Как же я была рада снова оказаться дома. Пока обменивались новостями, возник вопрос, где можно было бы встретится без детей, и спокойно пообщаться.
   Я сразу выбрала ресторан над Волгой. Давно там не была. Мои одноклассники немного сникли, видимо бюджет не позволял им ходить по ресторанам.
   - Там еще кафешки есть, - напомнила Наташка.
   - Можно и в кафе, - тут же согласилась, почувствовав себя неудобно.
  
   В кафе я приехала первой, хотелось перед встречей пройтись по набережной. Посмотреть с парапета на воду, этот вид всегда меня успокаивал. Пашка и Наташа появились в сопровождении еще одного моего одноклассника Стаса Решетникова. Когда-то в выпускном была в него влюблена, а сейчас вон смотри какой мужчина стал, прямо загляденье.
  
   Опер
  
   Маринка стояла на нашем месте у парапета и смотрела на воду. Именно такой в тот день я ее запомнил. И платье на ней тоже тогда было длинное и черное. Сейчас это не была голенастая семнадцатилетняя девчонка. Маринка выглядела так, что хотелось схватить ее на руки и бежать на необитаемый остров, спрятаться там с ней вдвоем, чтобы больше никто не видел такую красоту и наслаждаться ею.
   - Привет, ребята! - помахала нам рукой, - О! Стас, вот так встреча! Рада видеть! - Маринка кинулась ко мне на шею, обняла так радостно, как будто вчера расстались.
   - Привет, Марин, - поцеловал ее в щеку на правах старого приятеля.
   Разговор был обо всем и не о чем. Маринка радовалась, что дома, что встретила нас. Она смеялась, а я вспоминал тот последний день перед ее отъездом.
   - Марина, не уезжай, - просил ее.
   - Стас, мы же мечтали, что вдвоем поедем, - Маринка смотрела на меня своими черными глазищами.
   - Я не могу, ты же знаешь.
   - Знаю, - уронила голову мне на грудь. Маленькая, хрупкая и такая в ней ила духа не сгибаемая. Едет одна в Москву, без знакомых, без друзей.
   - Останься, - прошу ее, поднимая ее заплаканное лицо. Маринка почти не красится, слезы не пачкают ее, целую в опухшие губы, - Останься.
   - Я поеду, - решительно говорит она.
   - Марина, если ты уедешь, между нами все будет кончено. Ты этого хочешь? - знаю, шантаж - это мерзко. Но как еще заставить остаться?
   - Хорошо, - шепчет она, а слезы льются еще сильнее. Как же она не понимает, что режет своим "хорошо". Что во всем этом хорошего?
   - Значит все кончено, - развернулся и ушел, в надежде, что она не выдержит и побежит догонять. Не побежала, осталась стоять все там же, сколько оборачивался, она продолжала смотреть на воду.
   Поступил тогда в Следственную школу, стал опером, не женился. Мама все пилила меня, что холостым хожу, да не грели мне сердце чужие.
   Маринка рассказывала, как в последний раз открывала отель в Коста-Рике. Веселый рассказ про местных бюрократов смешил до слез в глазах. У Наташки уже тушь потекла, она сбежала в туалет с Маринкой макияж поправлять. Мы с Пашкой выпили за встречу.
   Девчонки вернулись, хихикая над очередной историей. Маринка села рядом со мной.
   - Ну как ты, Стас, где сейчас? Женился? Дети? - видно, что простое любопытство, хотя приятна ее близость. На меня пахнул аромат духов, дорогие, но ее родной запах не перебивали.
   - Нет, не женился, детей тоже нет, - смотрел в ее черные как омут глаза.
   - А как же твоя мама это пережила? - улыбнулась теплой улыбкой. А ведь мама моя ее недолюбливала всегда, но Маринка стойко переносила все придирки.
   - В прошлом году похоронил.
   - Прости, - сказала она, опустила глаза, улыбка исчезла с лица, но все равно оставила что-то светлое после себя. Маринка в знак сочувствия положила свою ладонь на мою обшарпанную ручищу. Маленькая изящная с накрашенными длинными ногтями, только одно колечко на пальчике.
   - Обручальное? - Взял ее ручку в свою, и покрутил кольцо.
   - Уже нет, - устало улыбнулась она. - Точнее собирались только пожениться. Знаешь, на западный манер, вручили мне во время помолвки.
   - А что случилось? - не понравилась мне грусть в ее глазах.
   - Расстались просто, - отвернулась, а ручка вздрогнула.
   - Бросил?
   - Изменил, - она не повернулась ко мне, а руку забрала, сняла кольцо и бросила в сумку.
   Мы сидели молча, Маринка смотрела на воду. Снова возникло острое чувство схватить ее в охапку и бежать с ней без оглядки, никому ее не показывать.
   - Ох, вот это красавец! - донесся до нас удивленных вздох Наташки.
   В кафе, оглядываясь, зашел темноволосый парень тридцати пяти лет, стильная прическа, спортивное сложение, дорогая одежда и обувь.
   - Марина! - подошел к нам вошедший.
   - Максим, что ты тут делаешь? - удивленно обернулась на голос Маринка.
   - За тобой приехал, - улыбаясь, сообщил ей.
   - Зачем? - спокойно спросила Маринка.
   - Может, выйдем, поговорим? - предложил ей рук незнакомец.
   - Нет, Максим, возвращайся, ты зря приехал, - Маринка даже не пошевелилась к нему на встречу. Железный характер.
   - Я настаиваю, - взял Маринку за руку и потянул.
   - Милейший, девушка уже сказала, что никуда с вами не пойдет, - поднялся с места.
   - Марин, кто это? - спросила Наташка, разглядывая парня во все глаза.
   - Бывший жених. Кстати, надо тебе отдать, - Маринка полезла в сумку за кольцом.
   В этот момент Максим дернул Маринку за руку, и та полетела на пол вместе с сумкой. Тут я не выдержал. Прямым ударом в солнечное сплетение заставил охнуть и согнуться пополам этого хлыща московского.
   Наташка подбежала к Маринке
   Помогая встать. Тут же возник официант.
   - Что случилось?
   - Все нормально, - успокоил официанта корочкой, - злодей был наказан.
   - Ты! - разгибался Максим.
   - Да? - принял в свои руки Маринку.
   - Ты еще пожалеешь! - вылетел из кафе.
   - Стас, зачем ты его так? - прижималась ко мне Маринка.
   - Ударилась? Болит где? - убирал растрепанные волосы с лица и поднял ее лицо на себя.
   - Нет, все в порядке, - черные глазищи гипнотизировали меня.
   - Поехали отсюда? - предложил ей.
   - Поедем, - согласилась.
   Ох, и машинка у нее, села за руль.
   - Как он тебя нашел? - пока выруливала со стоянки, поинтересовался.
   - На машине противоугонка спутниковая стоит. При запросе сообщает месторасположение. - Пояснила.
   - Тогда ясно.
   - Куда тебя отвезти? - спросила Маринка, поглядывая на небо. Хотя вроде чистое, даже облачка нет.
   - Можно к тебе? - спросил напрямую.
   - Нет, Стас, давай все оставим в прошлом. Мы однажды разошлись, старое не раздуешь, - она не смотрела на меня, очень внимательно вела машину. Не удивительно, машинка резвая, все время рвется из-под капота, а при наших дорогах не разгонишься.
   - Я думал поговорить, - попытался загладить свои слова. Какое поговорить? У меня башню рядом с ней сносит.
   - Тогда завтра днем давай встретимся, - Маринка явно начала нервничать и смотреть все время на небо. - Так куда тебя?
   - Где тебе удобно высади, - махнул рукой. Здесь я из любого места домой доберусь.
   - Дай свой номер, я себе местный куплю, перезвоню тебе, - Маринка протянула свой телефон, чтобы записал. Не удержался и поцеловал ее, ответила, потом оттолкнула.
   - Марин ...
   - Стас, иди, мне пора. - Вышел из машины.
  
   Ворона
  
   Стас ... моя первая любовь он остался стоять там, у дороги, глядя в след, а на губах еще горел его поцелуй, если бы не вечернее превращение в ворону, даже не знаю. Честно, не знаю. Он хороший парень, но это прошлое. Я всегда стараюсь не возвращаться в прошлое, тогда легче идти дальше.
   Вечер стремительно заканчивался, я бегом поднялась по лестнице, хлопнула дверью и прислонилась к ней. Отпуск называется одни эмоции. Максим еще приехал, правильно ему Стас въехал, теперь надолго отстанет. По крайней мере до возвращения в Москву.
   Вечернего превращения я уже ждала. Сегодня хотела попробовать летать вне дома. Открыла специально окно, смотрела как садится солнце.
   Все, началось. Вместо рук крылья, вместо ног вороньи лапки, забавные такие. Пошевелила пальцами, когти поцокали по полу. Взмах и вот он полет, настоящий! Еще взмах, вылетаю в окно. Впереди небо, туда, скорей туда! Вечернее небо обдало жаром не остывшего воздуха, встречный ветер трепал перья на теле. Это был настоящий полет. Оптикаемое тело позволяло делать повороты, взмывать резко вверх и падать резко вниз, распахнутые крылья тормозили у самой земли. Ощущения были потрясающими!
   Мой восторженный полет прервал резкий свист ветра за спиной. Я испугано каркнула. Что-то на огромных крыльях пронеслось мимо меня и исчезло в вышине. На такой скорости даже не смогла ничего разглядеть. А кстати, где это я?
   Город с высоты полета плохо угадывался, тем более за столько лет моего отсутствия здесь много чего изменилось. Опустилась между домов, стараясь понять, где я. Мне же вернуться нужно еще домой до восхода солнца. С трудом сориентировалась, но направление стало понятно. Вспорхнула в распахнутое окно, и устало упала на кровать.
   Сон пришел практически сразу же, натруженное тело гудело.
  
   Демон
  
   Женщина подо мной кричала и стонала, испытывая наслаждение. В ее глазах было столько страсти и любви ко мне. Ко мне! Для меня это физиология. Я знаю, что любая женщина во время близости со мной испытывает экстаз, они привязываются ко мне, умирая от любви. Ненавижу себя за это.
   Да, я демон, падший демон, но все равно демон. Я не могу любить, мне это не дано. Близость со мной заставляет любую женщину любить меня, желать, страдать. Я устал от такой жизни, от жизни вообще.
   Когда говорят "падший ангел" становится понятно, что ангел виновен в том, что он пал, но люди его жалеют. Меня не жалеет никто, даже я сам.
   Я родился белым демоном. У меня были белые волосы, белые крылья, голубые глаза. Мои родители смотрели на меня с недоумением, как такой ребенок мог родится у них. Верховный демон сказал, что посмотрит, что из меня вырастит, тогда решит.
   А вырос я жалостливым к живым и жестоким к кровожадным. Это было неприемлемо в мире, где я рос. Меня изгнали из страны демонов, меня прокляли родители.
   На земле нет мне приюта, демоны не могут жить среди людей. Мы слишком разные. Мою душу каждую ночь разрывает жажда полета, я связываю себе руки, предварительно затыкая рот, чтобы не пугать своим рыком, пробуждающегося демона. Крылья бьются в надежде летать. Я лишь сжимаю крестик в руке, который мне дал священник при крещении.
   Он пытался спасти меня, не мог понять, что демона крещением не спасешь. Да, я сострадаю людям, помогаю им, но не люблю их, они мне отвечают той же монетой.
   Лишь женщины, которые побывали в моей постели, испытывают ко мне страсть, любовь, не понимая причины возникшего чувства в них. Я же слишком хорошо понимаю, откуда такое берется. Демоны другие существа, мы не люди, наша кровь будоражит людскую, во время близости женщина получает то, что не может испытать с мужчиной. Кроме страсти и желания, женщинам открывается через меня суть мирозданья, они получают молчаливое знание. После этого они снова хотят испытать подобное чувство.
   - Ты пахнешь карамелью, - шепчет женщина.
   Они все это мне говорят, эта ничем от других не отличается. Когда все закончилось, она еле дышит, тело еще дрожит.
   - Это было невероятно, - говорит она.
   Знаю, они все говорят именно это. Стараюсь встречаться с ними на чужой территории, я лишком давно живу среди людей. Женщины начинают приходить ко мне домой, их мужчины пытаются убить меня, не понимая, что я бессмертный. Мне приходилось убивать их. Женщин чтобы избавить от тоски, мужчин чтобы не могли сказать, что я бессмертный. После этого я плакал. Демоны не умеют плакать, но у меня из глаз текли слезы, я оплакивал каждую отобранную жизнь, мои слезы были кровавыми. По-другому не умею.
   Я ушел, не оглядываясь на бьющуюся в истерике женщину, умоляющую о следующей встрече. Машину ставил подальше, чтобы не оставлять о себе воспоминаний. Уезжал и понимал, что разбил еще одно сердце, еще одну судьбу, мне было жаль ее, жаль с самого начала. Уйти, не оглядываясь, это сейчас единственное, что могу сделать для нее. Не скоро, но она сможет встречаться с мужчинами, у нее будет в жизни все хорошо, я это вижу. Мне нельзя оставаться, жалеть их, менять их судьбу. Я пробовал, было несколько попыток, это приводило лишь к трагедии.
   Сегодня можно позволить себе полет, немного. Вернулся к своему дому, оставил машину. Ушел в пустой парк над Волгой, никого. Я смотрел на воду, она завораживала своим серебристым течением. Крылья распахнулись, полет.
   Я кружил высоко над облаками, чтобы не было видно, тень становится незаметной, никого не тревожу, напугал лишь глупую ворону, которая испугано, каркнула и спустила на землю съеденное днем. Полет - это прекрасно!
  
   Ворона
  
   Какой-то ненормальный день получается у меня с этими превращениями. Ночью не сплю, а просыпаюсь лишь к обеду. Сотовый трезвонил, унося сон вдаль дальнюю.
   - Алло, - отозвалась начальнику.
   - Ритка, ты что спишь? - удивился Николай.
   - Сплю, у меня отпуск. Чего тебе? - может, не слишком любезно, но я не выспалась. Всего четыре часа поспала.
   - Ты в филиале была?
   - Неа, я в отпуске, - пытаюсь ему напомнить.
   - Ритка, тряпка, соберись, дела надо делать. Быстро вставай и в филиал, это срочно!
   - Коля, отцепись, я в отпуске. Ты сам, когда последний раз отдыхал? - постаралась сменить тему.
   - Я не умею отдыхать, так же как и ты. Я из всего стараюсь сделать деньги, ты это тоже умеешь. - Замолчал, потом сказал. - Марина, я тут подумал, твоя голова дает золотые идеи, она мне нужна. Предлагаю тебе партнерство в туристическом бизнесе, с перспективой на другие.
   - Коля, приди в себя. Съезжу я в филиал, проверю. А вот пустых обещаний мне не давай, я этого не люблю, - рыкнула на него. Не хватало еще, чтобы начальник начал меня использовать.
   - Маринка, я серьезно сделал предложение, - ответил Коля. - А с проверкой я не просто так говорю. Там начальник хорошая девчонка Настя Белова, деловой человек и вдруг с катушек слетела. Любовь у нее, на работу не ходит, пропадает не пойми где, дела становились. Марин, поговори с ней, не просто как начальник, как женщина поговори.
   - Ладно, - буркнула ему. - Но учти, я в отпуске, поэтому сплю сколько хочу.
   - Ты где-то вчера погуляла? - наконец-то проявил человеческое участие начальник.
   - С одноклассниками встречалась. - подтвердила его предположение.
   - Так это святое, могла бы с этого начинать. Сколько не виделись?
   - Лет пятнадцать, - прикинула в уме.
   - Ууу! Ну, тогда понятно, я бы со своими на пару дней пропал. А в филиал сгоняй, - уже просьба.
   - Съезжу,- неохотно согласилась.
  
   Опер
   Марина не позвонила ни на следующий день, ни потом. Я кидался к телефону с надеждой, что это звонит она, но прошло четыре дня, звонка от нее не было.
   Посидел на лавочке с семечками у ее дома и получил всю необходимую информацию. Живет здесь, машина вооон дорогущая стоит, по ночам сидит дома, но завела себе ворона или привезла. Здесь информаторы расходились о мнениях. Ворон видать молодой еще, все время каркает и гадит, залетает к Маринке в окно. Мужики к ней не шастают, хотя моя кандидатура их устраивает. Выезжает из дома после обеда только, в самую жару, и как только здоровья хватает?
   Азамат к ней заходил, просил машину продать, да не отдала. И правильно, кавказец этот самый первостатейный разбойник баню на Ангарском держит и девок наших к себе соблазняет работать. А бабушки точно знают, зачем они ему нужны.
   Маринка вышла в облегающем строгом черном костюме. Юбка узкая до колена подчеркивала бедра, высокая шпилька туфель уверено вонзалась в волгоградскую пыль. Темные волосы каскадом падали на плечи, совершенно не заботясь о том, что в такой жаре могут довести хозяйку до теплового удара. Колечки на локонах забавно подпрыгивали и дразнили, меня уж точно.
   Маринка прошла спокойно и уверенной походкой к своей спортивной Мазде и села за руль. К ней подбежал кавказец и стал что-то скороговоркой говорить. Маринка пыталась выдернуть у него дверь, но он вцепился в нее, как утопающий за спасательный круг.
   Маринка внимательно выслушала, ответила односложно и закрыла дверь перед кавказцем.
   - Ты гляди, чо дееца, - шептались бабульки, - совсем стыд потерял.
   - Пойду спасать вашу красавицу, - улыбнулся пенсионеркам.
   - Ой, милок, ты давай, не подведи, - напутствовали меня.
   Я направился в сторону спорт купе у которого уже начала разворачиваться драма.
   - Марин, помочь? - подошел к машине.
   - Привет, Стас, не надо. Этот пристал как банный лист: продай, да продай, - открыла окно Маринка.
   - А ты чего? - поинтересовался сначала у нее.
   - Не собиралась продавать свою ласточку. Тебя подвезти? - ответила Маринка.
   - Станислав Сергеевич, какими судьбами к нам? - ласково залебезил кавказец Азамат, который нам был известен, как поставщик паленого алкоголя в город.
   - Азамат, это моя хорошая знакомая. Ты меня понял? - повернулся к нему. Кавказец тут же закивал.
   - Станислав Сергеевич, я же только машину купить предлагал. Жалко ласточку, - лебезил дальше Азамат.
   - Тебе ясно сказали: "Не собиралась". Можешь быть свободным. - Отшил Азамата, подошел к дверце машины и сел рядом с Маринкой.
   - Как ты тут оказался? - повернулась ко мне Маринка, кофточка облегала грудь, а разрез позволил полюбоваться на часть скрываемого.
   - Тебя хотел увидеть, - честно ответил ей, переводя взгляд на губы.
   - Стас, не надо. Я уже говорила, все прошло, все в прошлом, - говорила мне Маринка, выруливая из двора на дорогу.
   - Может у тебя в прошлом, для меня тот день еще не закончился, - положил руку на ее.
   Она не сбросила, но не ответила, отвернулась. Я понял, тот Максим заставил ожесточится на мир. Маринка всегда была душевной, открывалась сразу же на нормальные чувства. Не могла ее жизнь в столице так изменить.
   - Стас, тебе просто нужен секс со мной, чтобы утвердится, чтобы почувствовать себя правым. - Она замолчала. - Мне сейчас надо в филиал заехать, если ты подождешь, мы вернемся ко мне. Тебя так устроит?
   Она меня потрясла, вместо той любимой девчонки, я видел перед собой расчетливую, деловую ... не стал додумывать на этом месте. Она действительно изменилась. Я промолчал на ее предложение. Если оно обусловлено тем, чтобы от меня избавится, уж лучше обойдусь.
   Маринка гнала в аэропорт, презирая все светофоры и правила движения. Единственно, что она делала, была очень вежлива и, если ее просили, пропускала и освобождала место на дороге. Видимо сказывалась московская привычка.
   Парковка платная, Маринка оплатила и припарковалась у старого здания еще совдеповских времен.
   - Стас, ты со мной? Там кондиционер работает, хоть прохладно, - повернулась ко мне. Не могу отвести взгляда от ее губ, завораживают они меня.
   - С тобой, - согласился сразу. Уж лучше в здании, чем в тени, но в машине.
   Рядом на стоянке стоял белый, наглый Хамер. Не люблю вызывающих машин на больших колесах. Пусть это плюс при наших дорогах, но выглядят вызывающе, предпочитаю седан или хечбек. От души пнул в колесо Хамер, тот даже не дрогнул.
   Маринка простукала каблуками туфелек по афальту и вошла в центральные стеклянные двери, надо догонять, а то потерю ее. Быстрым шагом подошел к автоматическим дверям и налетел на какого-то блондина, вежливого до омерзения, гомик что ли? Одет во все новомодное, волосы кипельно белые, глаза голубые, рот с тонкими губами. А на лице скука смертная. Проводил взглядом, блондин сел в Хамер, точно пижон. Плюнул ему в след, вошел в двери.
   Маринка уже предоставляла на просмотр свою дамскую сумочку. Обязаловка после терактов. Подошел следом через рамку. Зазвенело так, что уши заложило.
   - Ключи, наверное, не достали, - сонным голом сказала тетка на досмотре, - проходите.
   Вот она охранная работа в действии. У меня два пистолета в кобуре, а она даже не проверила. Прошел быстро за Маринкой, она уверенно стучала каблучками туфель в сторонц служебных помещений. Я всегда могу туда зайти, достаточно корочку показать, но зачем лишний раз светится, Маринке портить историю?
   Поднялись по служебной темной лестнице на второй этаж. Здесь было несколько дверей. Маринка уверенно прошла мимо трех и остановилась у четвертой, постучала. Дверь внезапно распахнулась, на пороге стояла красивая блондинка, вся зареванная, косметика потекла на лице.
   - Шелсар! - вскликнула это зареванное чудо, но увидев Маринку, сникла.
   - Настя! - одернула ее Маринка. Толкнула в комнату, оглянулась на меня и закрыла передо мной дверь.
  
   Ворона
  
   Настя плакала. Я с одной стороны ее понимала, бросил любимый мужчина, но надо же быть сильной. Надо же себя уважать.
   Какой-то непонятный для меня Шелсар, появился в жизни нашего директора филиала, перевернул ее жизнь. Девушка, моя ровесница, от любви с ума сходит, работа стоит, отчеты не пишутся. Самое главное уже самолеты взлетать не могут. Там столько тонкостей! Заправка, отгрузка топлива, да еще куча всякой бухгалтерии. А она толдычит одно: "Шелсар! Шелсар!", хоть увольняй ее. А ведь могу, есть такие полномочия. Да только она за последние семь лет самый лучший директор филиала здесь. Вот и приходится выслушивать, и сопли вытирать.
   - Настя, забудь. Использовал тебя, секс, понимаешь, ему нужен был?! И бросил. Настя, ты красавица, найдешь другого, - пела я ей уже сто раз петую песню по кругу.
   - Марина, он сейчас здесь был, - всхлипывала Настя.
   - Кто?
   - Шелсар.
   - И что? - встряхнула ее от рева.
   - Ничего, забрал бумаги с подписи. Ни слова не сказал о нас. - Ревела дальше Настя.
   - Какие еще бумаги? - досадливо поморщилась.
   - Так мы с его фирмой контракт заключили на поставку топлива. Ему бумаги нужны были, приехал. А о нас ни слова, - это-то я как раз понимаю. Для женщины все эти контракты - филькина грамота, главное, что любимый скажет.
   - Это которая "Лисан"? - уточнила у нее.
   - Да, - сквозь слезы подтвердила Настя.
   - Ну, слава богу! - выдохнула я, - значит поставки продолжатся. Настя, ты хоть понимаешь, что фирму по миру пустишь? Тогда не одну тебя выгонят, а всех сотрудников. Ты уж мозг включи, пожалуйста, - стала выговаривать ей.
   В дверь постучали.
   -Шелсар! - вскинула Настя к двери.
   - Сиди уже, уехал он давно, - махнула на нее рукой, подошла к двери и повернула задвижку. Про Стаса забыла, вот ведь как не удобно. - Заходи, кофе будешь?
   - Мариш, а что такая привлекательная девушка плачет? Ты ее увольняешь что ли? - весело спросил Стас.
   - Почти, если не успокоится, то точно уволю, - буркнула ему.
   - А давайте кофе, но с коньяком, - предложил Стас и полез в карман, достал плоскую фляжечку, налил в крышку резко пахнущую коричневую жидкость и протянул Насте. - Пей! - тон был приказной.
   Настя взяла дрожащей рукой крышку и замерла, глядя на меня. Я кивнула в подтверждении. Настя махнула жидкость из крышечки в рот и выпучила глаза.
   - Глотай! - спокойно произнес Стас, Настя послушалась. - А теперь еще разок. Мариш, глянь у нее там закуску, лимон, - махнул рукой на сервант.
   Я принесла рюмочки, лимон и хлеб нарезанный. Стас разлил остатки бурой жидкости и быстро нарезал лимон.
   - Девочки за встречу, - произнес Стас и насильно всучил Насте рюмку. Та заколебалась, - Пей! - снова приказал Стас. Настя опрокинула в себя рюмку и схватила лимон, но всхлипывать перестала.
   - Стас, а что это? - подозрительно принюхалась к жидкости.
   - Домашний коньяк. Пей, не отравишься, - улыбнулся мне Стас.
   - Нет, не буду, мне еще работать нужно, - отодвинула от себя налитую рюмку, - Насте лучше отдай.
   - Настя, начальство велело, так что придется пить, - улыбнулся ей Стас.
   Красивый он мужчина. Каштановые волосы коротко стриженные выглядят темными. Резкие черты лица и очень добрые глаза, это у него с детства отличительная черта была. Если что нашкодит, то взглянет своим добрым взглядом и ни один человек не в силах на него был сердиться.
   Настя решительно махнула рюмочку и заела лимоном.
   - Вот и умница. Сердечные дела надо сразу лечить, чтобы потом не лечить последствия - по умному завернул Стас.
   - Стас, а можешь Настю домой отвести? Настя ты на машине или такси вызвать? - спросила по очереди обоих.
   - Я не поеду, мне работать, - стала упрямиться Настя.
   - Управлюсь без тебя. Стас правильно говорит тебе отдохнуть надо. - Отмахнулась от нее. - Отвези ее пусть спать ляжет, - попросила Стаса.
   - Хорошо, - не охотно согласился.
   Проводив их из кабинета, уселась за стол Насти и стала просматривать бумаги, нужно навести порядок. Найти те же контракты, которые из "Лисана".
  
   Опер
   Вручила мне зареванную девицу и закрылась в кабинете. И что мне с этой несчастной жертвой любовных переживаний делать?
   - Настя, ты где живешь? - она повисла на мне, стараясь не упасть. Коньяк-то крепкий, для особенных случаев держу, да жара такая, сразу девчонку разморило.
   - Тулака, - выдохнула Настя.
   - Машина есть? - полезла в сумку за ключами. Хоть такси не ждать.
   Выйдя из лифта, отобрал у нее сумочки и стал искать ключи.
   - Стас, вот ты хороший, а он ... - снова рев. Всю дорогу держалась.
   - Настя, все мужики козлы. Это я тебе могу авторитетно заявить. И я не исключение, это ты очень добрая. - ответил ей и открыл дверь в квартиру.
   Помог ей разуться, раздеться, положил в кровать, направился к выходу.
   - Стас, останься, не уходи, - и взгляд такой щенячий.
   - Нет, Настя, ты спи, утром тебе легче будет. А если я сейчас останусь, ты меня уважать утром не будешь, а я себя, - постарался объяснить ей и вышел. Замок на двери с защелкой был.
   Взял такси и отправился обратно в Аэропорт, успел, Маринка как раз выходила из здания и торопилась.
   - Марина, - подошел к ней, - отправил спать твою Настю.
   - Ой, Стас, я думала ты у нее останешься, - повернулась ко мне и немного удивленно посмотрела.
   - Зачем? - задал ей прямой вопрос.
   - Да не зачем, - махнула рукой, - не остался и ладно. Ты за мной? Я уезжаю.
   - Марин, я хотел посидеть поболтать, а ты вся занятая такая. Давай ко мне поедем, у меня никого, один живу, никто не помешает, - пригласил ее.
   Маринка внимательно посмотрела на небо, потом задумалась.
   - У меня будет пол часа, мало. Давай на выходные, - предложила уже она.
   - Телефон свой дай, а то опять пропадешь, - сказал, садясь в машину.
   - Вот, записывай, - протянула свой новенький аппарат.
   Машинка сорвалась с места, на выезде Маринка расплатилась карточкой за время стоянки, а оно здесь совсем не дешево, и полетела по хорошей дороге из Аэропорта.
   Дальше пошли ухабы, и было слышно, как Маринка ругается сквозь зубы.
   - Продам я ее, - приговаривала сквозь зубы.
   - А что так? - заинтересовался ее выводами, вроде дороги от этого лучше не станут.
   - Жалко мне ее. - после паузы сказала, - хочу квартиру в Алых парусах купить, а свою продать и ласточку, наверное все же продам.
   - А что купишь? Джип? - усмехнулся, у нас из-за таких дорог пол города на городские внедорожники пересели.
   - Скутер возьму. Байк слишком мощный для города, а скутер подойдет, - ответила Маринка, внимательно следя за дорогой.
   - Решительная ты, - приятно было слышать ее голос.
  
   Ворона
  
   Стас. Хороший он, таким я его запомнила. Всегда придет на выручку, выслушает и совет дельный даст. Расстались мы можно сказать из-за его мамы. Мы со Стасом долго встречались и собиралась вместе в Москву ехать поступать, потом пожениться. Только мама его была против обоих пунктов. В тот памятный разговор, перед моим отъездом, он предложил расстаться, я согласилась. Он уходил, а мне так хотелось броситься за ним, побежать, кричать: "Стой!". Не стала, мечте изменять нельзя. А я мечтала сделать карьеру, найти себя в жизни. И ведь нашла, стала счастливой.
   Как же я долго тогда переживала после такой разлуки. Одна в чужом городе, где не к кому обратиться, мне так не хватало его совета. Если бы он тогда не предложил расстаться, могла, не выдержав, сбежать обратно домой, к нему. Но я выстояла, потому что понимала, это мой шанс найти себя.
   Да, Стас хороший, но он прошлое. А у меня сейчас совсем другая жизнь, да еще на половину воронья.
   Летать я продолжала каждую ночь, училась и получала удовольствие от полета, потом падала в кровать и счастливая засыпала. Как при этом можно построить личную жизнь просто не представляла.
   Квартиру продала легко, хороший район, не высокая цена по московским меркам. Машину забрал настойчивый кавказец.
   А себе взяла в комплексе Алые паруса, над Волгой. Теперь я могла летать на открытом пространстве, не боясь ночных деревьев.
   Вот она моя первая ночь в новой квартире, вышла на балкон и ждала превращения. Проводила взглядам последний луч солнца. Началось. Взмах крыльями и полет над Волгой. Только еще сумерки, еще все хорошо видно, а вода подо мной черная, глубокая.
   Налетавшись над водой, вернулась к речному вокзалу, села на парапет, чтобы дать отдохнуть своим натруженным крыльям.
   Небо становилось все темнее и темнее, скоро покажутся звезды, луна пробежится дорожкой по воде.
  
   Демон
   Вышел из ресторанного зала на террасу, воздух над водой прохладный вечерний. Ужин был так себе, не умеют тут готовить. А вот простор передо мной был красивым.
   Ночная река катила темные волны, играя бликами на гребешках. Ночные увеселительные пароходики катали горожан. Около речного вокзала было много прогуливающихся.
   Сбоку раздалось осторожное карканье, повернул голову и увидел небольшую ворону. Вела она себя несколько необычно, не выпрашивала ничего, не суетились. А ходила царственно, важно поворачивая голову, как будто любовалась ночной рекой. Интересно было за ней наблюдать.
   Меня позвал официант, вернулся в ресторан и расплатился. Снова пришел на то же место террасы, ее не было. Ворона высоко летала в облаках. Глядя на ее полет, самому захотелось взмыть в небо, расправить крылья. Было такое ощущение, что она зовет за собой, а может просто хотелось летать.
   Сел в машину и рванул домой, нет нельзя мне летать. Быстрая езда немного отвлекла от мыслей о полете. Влетел в автоматические ворота и резко затормозил, жалюзи за мной поехали вниз. Вышел из машины и смотрел на свой двор, дом. Я всегда предпочитал жить в домах, так соседей не пугал своими рыками.
   Завтра выходной, выезд на пикник с партнерами, можно будет отдохнуть немного.
  
   Ворона
  
   Утром меня насильно поднял будильник, уснула поздно, а сегодня выезд на природу с партнерами. "Чтоб наш бизнес процветал весело и плодотворно!" - ругнулась про себя.
   Зазвонил сотовый, вышла из ванной, держа щетку в руке.
   - Алло, - отозвалась.
   - Марина, сегодня выходной, мы хотели встретиться, - напомнил мне Стас.
   - Привет, Стас, у меня сегодня выезд на природу. Поедешь со мной? - пригласила тут его с ходу, помня о том, что он прекрасно поет и играет на гитаре.
   - Поеду, - в момент согласился Стас. - Что с собой брать?
   - Бери гитару и себя. Остальное фирма оплачивает, - мы попрощались и я отключилась.
   Я заехала за Стасом и отправились на турбазу. Прекрасные небольшие домики стояли в соснах, а через дорогу росли дубы, воздух был чистым, а рядом была Волга. Наши вещи со Стасом перенесли в один домик, объяснив, что вечером еще один освобождается.
   Мы переоделись и, пока еще не все собрались, пошли плавать. Плескались мы со Стасом долго. Запыхавшиеся, уставшие, голодные, но довольные вернулись на запах шашлыка в турбазу.
   - Марина Николаевна! - радостно встретили меня подчиненные.
   Все по очереди старались подойти поздороваться, женская половина отмечала мой загар и заглядывалась на Стаса, пытаясь выяснить, кем он мне доводится. Мужчины при знакомстве пожимали руку и старались втянуть животы, потому что Стас был спортивного сложения, подтянутый весь. На работе что ли их так гоняют, хотя я сама себя в спортзале гоняю. Это сейчас из-за ночных полетов перестала туда ходить.
   Со Стасом присели рядышком за стол, нам передали вина и шашлык. Мне представили партнеров. Наших было человек пятнадцать и тех тоже человек десять. Мы выпили вина за знакомство и успешный бизнес. После третьей я отказалась вообще пить, Стас так же. Остальные отдыхали в свое удовольствие.
   - Марина, здесь этот ваш Шелсар, - тихо сказал мне Стас, передавая салат.
   - Где? - полюбопытствовала с неохотой, наелась так, что только спать хотелось, да еще сегодня не выспалась.
   - Вон тот, белобрысый, - легким движением руки указал на мужчину, что сидел немного в стороне ото всех в пол оборота.
   Шелсар не участвовал в разговоре, хотя к нему постоянно обращались. Он старательно и очень вежливо отвечал, но так чтобы разговор на этом прекратился. Видно было, что человек просто хочет отдохнуть. Действительно белобрысый, допускаю, что такие женщинам нравятся, симпатичный, но не в моем вкусе.
   - Стас, я пойду, прикорну немного, разморило после обеда, - сообщила другу.
   - Я провожу, - встал вместе со мной Стас.
   В моем доме вещи Стаса еще не забрали, так что, приняв душ, оба тут же переоделись. Сплита не было, а потому окна были раскрыты, только тень от высоких деревьев да занавески на окнах давали ощущение прохлады. Я завалилась на кровать, вечером еще нужно будет, как то оправдать свое отсутствие.
   - А что же вы тут один? - раздался под раскрытым окном кокетливый женский голос, разбудив меня через пару часов.
   - Меня Марина Николаевна ждет, - ответил незнакомый мне мужчина.
   "Это кого я еще жду?" - озадачилась.
   - Вы возвращайтесь, я тоже буду вас ждать, - продолжала кокетничать женщина.
   Раздались шаги, огибающие мой домик, и в раскрытую дверь вошли без стука.
   - Что вы здесь делаете? - строго спросила я у мужчины, у которого был виден лишь темный силуэт на фоне яркого просвета в дверном проеме.
   - Простите, я сейчас уйду, - тихо сказал мужчина и повернулся ко мне спиной. Лучик солнца скользнул по белым волосам и я угадала Шелсара.
   Он действительно немного постоял в дверях и собрался уходить.
   - Не уходите, - села на кровати и тряхнула головой, - садитесь, - показала ему на свободный стул. Сама поднялась и стала искать в сумках бутылку с водой. Жарко было, горло пересохло.
   - Возьмите, - протянул мне не отрытую бутылку с минеральной водой, причем была холодная. То что нужно. Открыла и с удовольствием отпила.
   - Спасибо. Так что вы делали в моем домике? - уже более благожелательно обратилась к нему.
   - Прятался, - грустно улыбнулся Шелсар.
   - Что делал? - Я поперхнулась водой.
   - Прятался. Фраза, что меня ждет Марина Николаевна, позволяет побыть в одиночестве какое-то время, - с печальной улыбкой пояснил мне Шелсар.
   - Так сильно достают что ли? - без особого интереса поинтересовалась, больше рассуждая, как мне посетить удобства.
   - Эта была седьмая, - махнул рукой в сторону окна.
   - Да там всего с десяток женщин, - удивилась я.
   - Значит, мне осталось еще три раза спрятаться, - резонно заметили мне.
   - А от Насти прятаться не стал, - осуждающе произнесла я.
   - Она замечательная женщина, как только меня забудет, у нее будет все хорошо, - и такая тоска была в его словах.
   - Послушайте, конечно, это не мое дело, но если она вам нравится, почему вы расстались? - в недоумении спросила его.
   - Марина Николаевна, это очень долгая и слишком печальная история, чтобы объяснять все в двух словах. - Отрезал мне.
   - Значит так, печальный мой друг, идите, разбирайтесь сами со своими женщинами и больше не смейте прикрываться мной, - выставила его за дверь. Смотри, какой самонадеянный.
   Выйдя из домика, Стаса нашла в окружении местных красоток, видимо тех, что Шелсар отшил. Они кокетничали с ним и старательно подливали вина и водки ему в стакан. Он лихо поднимал тост, заставляя соблазнительниц выпить вместе с ним, а потом незаметно выливал коктейль. Я улыбалась на его проделки, этому фокусу Стас научил меня в колхозе на трудовой практике, чтобы местные не приставали.
   - Маринка, пойдем купаться, - увидев меня, поднялся Стас, незатейливо освобождая оккупированные руки от моих сотрудниц.
   Плавать в такую жару - это то, что нужно. Мы с разбега врезались в прохладную воду и наперегонки поплыли. Фыркали, смеялись, ныряли. Тяжелые волосы намокали и прилипали к спине.
   Когда выходили на берег, подплыл скутер, с него сошел мужчина из партнерской фирмы. Я уверено села в седло и медленно вывела на большую волну. Вот теперь можно оторваться по полной. Дала газ и, рассекая неспешные волны широкой реки, позволила машине нести меня, почти взлетая над волнами, хлопаясь обратно днищем и распуская брызги веером вокруг себя.
   Меня нагонял второй скутер, интересно было погонять наперегонки. Я обернулась, оценивая расстояние, и нагнулась, уменьшая сопротивление воздуха. Этот полет над водой бурлил кровь, заставлял вырабатывать адреналин. Скутер меня нагнал, Шелсар улыбнулся и показал жестом, что пора обратно, кивнула, соглашаясь. Гонка завела нас далеко.
   На обратной дороге мы выделывали друг перед другом перуэты, почти вальсируя. Было ощущение, что мы танцуем на воде. Шелсар хорошо владел техникой вождения, но и я не отставала. В берег мы врезались одновременно.
   - Вы отлично водите, - сказал мне Шелсар и улыбнулся, насколько я помню первый раз за весь день.
   - Вы тоже хорошо, - ответила ему комплементом.
   - Маринка, ты как всегда без тормозов, - обнял меня, улыбаясь, Стас и поцеловал. Причем даже не сомневался, что отвечу, так по-хозяйски. Приятно было.
   Оглянулась на небо, а ведь скоро вечер. Стас, продолжая обнимать меня, повел на турбазу.
   Стол все еще был накрыт, только никого за ним не было. Видно, народ сбежал от жары. Мы со Стасом выпили вина и болтали о всяких глупостях.
   - Стас, спой мне, - попросила его, - соскучилась по твоим песням.
   - Мариш, я чужие песни пою, - улыбнулся мне и ушел в домик за гитарой.
   Шелсар подошел к столику, присел рядом.
   - Вы отлично водите скутер, - вежливо повторил он свой комплимент. - Где учились?
   - Был хороший учитель, - пожала плечами. Что особенного при моей работе, столько разных отелей посещала, нашелся один флегматичный мексиканец, у которого хватило терпения обучить неразумную русскую. Сначала он все удивлялся на мои кривые повороты, а потом приноровился к моему стилю и не стал исправлять, то, что есть, а наоборот стал использовать желание широкой русской души летать над водой. Это уже потом он мне технику кругов и нырков припадал.
   Стас вернулся с гитарой, сел напротив нас, с той стороны места больше, иначе не поместился бы с гитарой на одной с нами скамейке. Стал перебирать струны, задумчиво глядя на меня.
   Потом прозвучало короткое вступление, и я услышала снова его сильный и глубокий голос. А слова!
   Ты плыл в небесах, но был спущен на землю.
И раненый в сердце мечтаешь стать целью,
Но это - уловка, всем битым знакома,
В любви без страховки живут миллионы!

Нас бьют, мы - летаем от боли все выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют, мы - летаем, смеемся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
Неудачи...

Пусть врут, что крепчаем от новых предательств,
Подбитый изменой не ждет доказательств.
Кто крыльев лишился - боится влюбляться,
Но должен над страхом потери подняться.
Подняться...

Нас бьют, мы - летаем от боли все выше,
Крыло расправляя над собственной крышей.
Нас бьют, мы - летаем, смеемся и плачем,
Внизу оставляя свои неудачи.
   Каждое слово отзывалось во мне и мурашками пробегало по коже. Невольно при словах: "Нас бьют, мы - летаем от боли все выше" я пододвинула руку к руке Шелсара, и он сжал ее. К концу песни от вибрации сильного голоса меня била нервная дрожь, а руки тряслись.
   Стас смотрел мне прямо в глаза, он пел только для меня, проникал своим голосом прямо в душу. Я чувствовала, что Шелсар испытывает такие же эмоции, как и я. Для меня эта песня была потрясением.
   Когда Стас закончил песню, оглянулась, вокруг стояли подошедшие сотрудники.
   - Вот это песня! - потрясенно выдохнула какая-то женщина.
   Стас положил гитару на скамейку и протянул мне руку, я вложила свою и мы ушли. В дубовой роще было прохладно, под ногами шуршала старая, прошлогодняя листва, желуди. Белки скакали по веткам. Стас остановился. Повернул меня к себе и стал целовать, он не дал мне ни одного шанса на возражение.
   - Маринка, - тихо сказал он, отрываясь от меня, - как же я долго ждал тебя.
   Я открыла глаза и смотрела на него, неужели он все это время продолжал ждать меня?
   - Стас, - я не знала что сказать.
   Он снова стал целовать, вжимаясь в меня, стараясь проникнуть сквозь мою оболочку, стать со мной единый целым. Я отзывалась ему, каждой клеточкой своего тела.
   Тут луч солнца мазнул по глазам, напомнив, что время мое выходит. Я резко оттолкнула Стаса и помчалась от него. Нужно было отбежать, чтобы он не видел меня, когда начну превращаться.
   - Марина, - понеслось мне вслед, и я услышала его шаги.
   Свернула в сторону и попала в чьи-то мужские руки, которые меня крепко держали, не смотря на то, что я вырывалась, мне оставалось совсем чуть-чуть времени.
   - Марина Николаевна, - услышала пьяный голос директора партнерской фирмы, - Куда вы так спешите. А я вас искал. - И полез слюнявыми губами целоваться, от него воняло перегаром, он был липкий от жары, но держал меня крепко.
   - Отпустите немедленно! - закричала на него.
   - Да чего ты ломаешься, как будто первый раз на корпоративе контракт отмечаешь, - сально усмехнулся он и впился слюнявым ртом в меня, руками развязывая купальник на спине.
  
   Демон
  
   Она не была похожа на остальных своих сотрудниц, которые старались привлечь мое внимание. Гоняла на скутере профессионально, и было видно, что это не кокетство, а жажда скорости и интереса гнала ее по воде.
   На комплементы отвечала безразлично и вежливо. Интересная женщина с сильным характером. Ее мужчина мне тоже понравился, вот только будущее у них какое-то не понятное, все время меняется. Такого еще ни разу не было у меня, я всегда четко видел картинку будущего у людей.
   Он пел для нее, только для нее, Марина смотрела ему в глаза и трепетала от его голоса, но это не было обычное влечение, она объединилась с ним в этот момент душами. Неожиданный жест руки, заставил сжать ее пальчики, мне передалось ее состояние. Эти слова: "Нас бьют, мы - летаем, смеемся и плачем, Внизу оставляя свои неудачи", они были обо мне. Я в полете забываю о том, что проклят и изгнан из дома, в небе я дома. Мне передалось волнение Марины, было ощущение, что мы испытываем общее чувства от полета.
   Ее мужчина забрал Марину с собой, и сразу же пропало какое-то фантастическое ощущение чуда. Осталась серость окружающего, женщины с глазами, полные надежды, которые никогда не сбудутся. Я видел их желания и видел, что они для них не осуществимы. В этом беда человеческая. Люди что-то хотят, но почти никогда ничего не делают, чтобы пойти в сторону мечты. А многие просто не знают, что им нужно мечтать.
   Захотелось уйти от всего этого, и я ушел вслед за этой необычной парой. Пошел за ними не специально, роща большая, а получилось, что точно вышел на них. Он большой и сильный, она маленькая и хрупкая в его руках. В них было столько страсти, они горели друг в друге. И вдруг она его отталкивает и бежит. Это было не понятно, я побежал за ней.
   Она свернула и я потерял ее из вида. Услышал ее крик и кинулся туда. Начальник моего филиала пьяно целовал Марину, она старалась отбиться. Я подлетел и ударил его в лицо, как только он на мгновение оторвал свои губы от ее. Она быстро отошла, придерживая на груди купальник, развернулась и убежала.
   Я посмотрел под ноги, пьяный мужчина лежал без сознания. Подбежал Стас.
   - Что здесь случилось? - оглядывался вокруг, - Где Марина?
   - Убежала туда, - махнул в направлении, где скрылась его женщина.
   Стас побежал в ту сторону, навстречу ему раздалось громкое карканье вороны. Странно, обычно вороны ближе к человеческому жилью стараются держаться.
  
   Опер
   Как же я по ней скучал, ее губы, поцелуи, ее тело, которое уже больше не подростковое, а сформировавшейся, взрослой женщины. Желанная моя, любимая. Маринка отвечала мне, как же сильно ее хочу, всем своим телом чувствовал ее ответное желание. И вдруг она меня отталкивает и убегает. Что я сделал не так? Чем обидел? Замер на некоторое время в недоумении.
   - Марина, - крикнул ей вслед, она исчезла среди деревьев.
   Потом услышал ее голос, рванул туда. Стоит этот белобрысый, на земле валяется пьяный с вечеринки, Маринки нет. Побежал в ту сторону, что указал Шелсар, ее там не было. Лишь черная ворона вспорхнула из-под ног.
   - Что здесь произошло? - вернулся к белобрысому, после того как бессмысленно бегал по пустому лесу. Сумерки стали гуще, вообще стало плохо видно.
   - Этот к Марине Николаевне приставал, - пнул ногой пьяного на земле белобрысый.
   - ЧТО? - поразился я.
   - Не волнуйся, он уже уволен и в морду получил от меня, - загородил эту мерзость на земле от меня, потому что я-то точно размозжил бы череп.
   - Слушай ты, герой-любовник, иди ты со своими советами! - я его толкнул в грудь, но он не покачнулся.
   - Я помог ей, прекрати, - слишком спокойно сказал белобрысый.
   - Да ты не чем не лучше, чем этот урод на земле. Я Настю только вчера коньяком отпаивал, - удара в эту гниду не получилось, увернулся. Но и он не смог меня подловить ударом в живот. Я ударил по корпусу, вложив всю злость за Маринку, за Настю. За других девчат, которых эти богатые уроды обижают.
   От удара загудело, мелькнуло какая-то тень на лице белобрысого.
   - Я Марину защитил, - каким-то странно измененным голосом заревел он.
   Но меня не испугаешь. Я бил со всей злостью за Маринку. Это сколько же козлов к ней приставали, пока она себе карьеру делала? Я бил от злости на себя, что отпустил ее. Теперь понимал, почему она стала такой практически бесчувственной. Я бил и бил, белобрысый не сопротивлялся. Поднял глаза на него, посмотрел на лицо. Выражение меня удивило, оно было жестокое, но как будто он был зол на себя, глаза стали кроваво красные.
   Ударной волной меня откинуло на землю и пришпилило к ней. Пытался двигать руками, ногами, но подняться не мог.
   - Человек, - раздался глубокий, хорошо слышимый, но непонятно откуда раздающийся голос.
   Потом еще удар сверху, от которого дыхание перехватило. Отпустило и еще удар. Било как будто воздухом, выбивая кислород из легких. Я стал задыхаться, удары не прекращались. Не понимал откуда идет опасность. Нас учили определять противника, изучать его силы и наносить ответные удары.
   Но сейчас из меня непонятная сила выбивала воздух, удар за ударом, забирая с каждый выдохом мою жизнь.
   - Человек, - раздался тот же самый голос из неоткуда.
   Я стал кашлять кровью и удары прекратились.
   - Слаб, - раздался все тот же голос.
   Удары прекратились, и я стал судорожно вдыхать воздух, стараясь наполнить их живительным кислородом.
   - Давай руку, - раздался рядом со мной голос блондина. Протянул, не отказываясь от помощи.
   Поднявшись на ноги, долго хрипел и пытался восстановить сплющенные легкие.
   - Вода тебе может помочь, - сказал белобрысый.
   Ну, какая вода? Мне Маринку найти надо!
   - Марина. Надо найти пока еще светло, - хрипел грудью, наклонившись почти до земли. Кровь по-прежнему выплевывалась через рот.
   - Иди, поплавай. Я поищу Марину, - провел рукой по плечу и спине Шелсар и как будто легче стало.
   - Ты? Я тебе не верю, - отрезал ему.
   - Можешь верить. Найду Марину, - спокойно сказал белобрысый тоном не терпящем возражений. Я развернулся и пошел к пляжу.
   Бухнулся с головой и проплыл несколько метров. Вынырнул и вдохнул воздух. Белобрысый оказался прав, легкие заработали. А так же голова.
   Что это были за удары и откуда доносился голос? Мысль стучала в мозгу, пока ответа не было. со мной рядом находился Шелсар, кстати над узнать фамилию и все анкетные данные, у него голос другой. Дальше, Маринка исчезла внезапно, я пробежал быстро, поэтому .... А что поэтому не понятно. Куда она могла деться.
   Восстановив дыхание, поплыл к берегу и пошел обратно в лес. Там было пусто, в домике тоже пусто, за столом два пьяных мужика выясняли у кого начальник больший дурак. В остальных домиках раздавались голоса, но Маринкиного я не слышал.
   Натолкнулся на белобрысого в потемках.
   - Ну? - поинтересовался у него.
   - Нет ее здесь, - даже какая-то горечь послышалась.
   - Сказал, что найдешь, - начал закипать я.
   - Не начинай. Я не хочу тебя бить еще раз, - с каким-то пренебрежением произнес белобрысый.
   - Ах, ты! - размахнулся на него, но он вдруг оказался от меня на приличном расстоянии.
   - Я ищу, и обязательно найду! - донеслось до меня.
  
   Демон
  
   Он не понимал, он совсем не понимал того, что произошло. Он остался там на тропинке между домиками и смотрел мне вслед. Нужно найти эту женщину. Пьяного своего теперь уже бывшего начальника, я приказал отнести в его домик.
   Марина, она не обычная женщина, что-то в ней есть. Это я почувствовал еще тогда там, на дороге. Очнувшись от нашатыря, Марина не впала в истерику, не стала благодарить навязчиво за помощь. Спокойно села за руль и уехала.
   И сейчас не стала устраивать истерики, просто ушла. Но куда? Я раскинул сеть, ее нигде не было. Это было странно. Моя сеть улавливала даже мелких грызунов, а Марины не было.
   Я обходил по периметру турбазу снова и снова. Расширял диапазон, сеть упорно говорила, что Марины нет. Иногда вспыхивала точка, но тут же пропадала.
   Ее мужчина тоже ее искал, рвался во все домики, тряс ее сослуживцев и моих из фирмы. Никто Марину не встречал. Мы разными методами обыскивали местность.
   К утру оба злые встретились у ее домика. Злы были на себя.
   - Нашел?
   - Нет. А ты?
   - Нет.
   Весь разговор. Сели на ступеньки. Умирающая тьма, куда могла пропасть эта женщина? Если ее мужчина смотрел глазами и расспрашивал людей, то моя сеть могла мне позволить на много дальше видеть передвижение всех живых.
   - Иди, ложись, - сказал ему, - утром начнем снова поиск.
   - Утром я своих подключу, - буркнул Стас и ушел в домик, из которого так приятно пахло ее запахом.
   Опять я не видел их будущего, оно менялось. Только появиться четкая картинка и тут же расплывается. Решил зайти в домик, посмотреть на Стаса. Он не спал, лежал на кровати и смотрел в потолок.
   - Вы с Мариной хорошая пара. Вам нужно быть вместе, - тихо произнес ему, стоя в дверях.
   - Не твое дело, уйди, - грубо обрубил меня. Для мужчины это нормально. Они не хотят слышать советов о своей жизни.
   Не уснет, будет мучиться до утра, а потом кинется на поиски. Я поднял руку и выпустил импульс в его голову, Стас сразу же уснул, глубоко и спокойно, скоро рассвет. Вышел из домика и направился к своему.
  
   Опер
   В сознание прокралась мысль - Марина рядом. Шевельнул пальцами, она здесь под моими руками. Я обнимал ее, Маринка прижималась ко мне, озябла, пыталась согреться. Ночью от Волги холодный ветерок идет, а дверь и окна хорошо сквозили.
   Прижал ее к себе, гладил руками, стараясь согреть, накрыл чем-то, что нашел. Дышал ей в шею. Она спала рядом, глубоко дышала. Я смотрел на нее и терял голову, хочу ее, больше всего на свете хочу.
   - Марина, - тихо позвал ее.
   - Что, Стас? - отозвалась она, уютно устраиваясь в моих руках.
   Меня молнией пронзило острое желание. Как я могу сказать что?
   - Марина, где ты была? - поцеловал ее. Уже не важно где, важно, что она здесь, вот тут со мной в одной постели.
   - Летала, - сквозь сон сказала она.
   - Марина, хочу тебя, - почти неслышно прошептал ей.
   - Стас, я спать хочу, - безвольно ответил она.
   - Спи, - прошептал ей, не в силах оторваться от ее кожи.
   Развязал купальник, она облегченно вздохнула и доверчиво приникла ко мне. Прижал к себе обнаженной грудью, пульс сходил с ума от ее близости, доступности.
   - Спи, - еще раз прошептал, позволив лишь погладить грудь, подняться к шее и снова вернуться на грудь. Какая же она красивая и желанная.
   - Спи, - раздалось из неоткуда, и одурманивающий сон окутал меня.
  
   Ворона
  
   Всю ночь смотрела, как Стас в поисках меня, прочесывал территорию турбазы. Я летала над ним, видела, как он переживает, бесится от бессилия. Шалсар тоже искал меня, но спокойно, стараясь не пересекаться с отдыхающими.
   К утру оба сошлись у моего домика. Стас зашел в него и лег на кровать, следом Шалсар. Не слышала, о чем они говорили, но когда блондин вышел, Стас спокойно спал. Я присела на подоконник в ожидании первого луча солнца, скорей бы уж. Как только рассвет показался, спрыгнула на кровать и присела рядом со Стасом, он спокойно спал. Я тоже уснула.
   Проснулась от того что меня крепко прижимали мужские руки. Уже не помню, когда я так просыпалась последний раз. Открыла глаза, Стас спокойно спал. Его ровное дыхание шевелило мои волосы, сбившиеся ото сна.
   Подняла руку и провела пальчиками по его щеке, губам. Нежные и такие суровые на вид. Стас перехватил мою руку и поцеловал ладонь.
   - Марина, - прошептал он, и от его низкого, чуть хрипловатого гола после сна меня пробила дрожь.
   - Стас, прости я вчера улетела. Так надо было, - а он целовал мою ладонь, спуская по внутренней стороне предплечья.
   - Не улетай так больше. Я чуть с ума не сошел, - проговорил он не прекращая целовать.
   - Я не могу, - но уже было все равно.
   Стас целовал меня, прижимая все теснее к себе, как будто боялся, что прямо сейчас улечу. Я поддавалась на каждое его движение, отдаваясь его рукам, губам, языку. Мое тело вспомнило его ласки, радостно отзываясь на них. Он целовал меня, раздевал, отдалялся, смотрел на меня, улыбался и снова целовал.
   Так было хорошо и радостно быть послушной в его жадных руках. Уверенными движениями он исследовал каждую часть моего тела, то ласково, жестко, то нежно, но всегда уверенно и настойчиво, заставляя трепетать под его руками и желать близости с ним.
   Как же я хочу его. Сладкое предвкушение от самой близкой ласки с ним заставляло меня быть нетерпеливой. Я стянула с него все, что на нем оставалось, и остановилась на мгновение, чтобы полюбоваться его красивым спортивным и таким желанным телом.
   Села ему на бедра сверху и наклонилась, чтобы поцеловать его, волосы накрыли нас полностью, как будто покрывалом. Мои ладошки заскользили по его груди, животу.
   Стас резко перевернулся, и я оказалась опрокинутой на спину, он прижал меня всем своим весом, не позволяя шевельнуться. Руками притянула его к себе, в нетерпении ожидая того, что должно случиться. Стас замер ненадолго, дрожь, пробегающая по его телу, говорила о его желании. Обняла его ногами и ахнула от его резкого движения во мне, в которое он вложил всю свою страсть.
   - Марина, любимая, - прошептал он, замерев на мгновение.
   Больше он не останавливался. Не давая мне перерыва, чтобы перевести дыхание, заставляя терпеть это сладостное состояние и желать его еще больше, доводя меня до предела обострения всех чувств.
   - Стас, нельзя же так, - улыбнулась ему после.
   - Маринка, я слишком долго ждал тебя, - снова поцеловал меня.
   - Ты не искал меня, - сказала, когда он оторвался.
   - Ты тоже, - грустно произнес Стас.
   - Ну, вот у нас снова много общего, - засмеялась.
   - Маринка, я так не могу. Давай жить вместе, - на полном серьезе произнес Стас.
   - Давай, только ты в Волгограде, а я в Москве. Сейчас это модно, называется гостевой брак, - тоже совершенно серьезно ответила ему.
   - Марин, не издевайся. Я серьезно. Понимаю, что прям сейчас ты в ЗАГС не пойдешь, поэтому говорю - жить вместе, - Нахмурился Стас.
   - Почему не пойду? А ты позови, - кокетливо ему улыбнулась.
   - Пойдешь? Правда, пойдешь? - обрадовался Стас и подскочил, опершись на локте.
   - Нет, Стас. Мы с тобой прошлое. Но если хочешь, я буду с тобой пока здесь в Волгограде, пока не уеду, - мягко проговорила ему.
   - Я так и знал, - Стас стиснул зубы, лег на спину и отвернул лицо от меня.
   - Стас, перестань. Ты сам знаешь, что это невозможно, - постаралась еще мягче ему сказать. - Посмотри на нас, мы давно не те подростки, которые были влюблены друг в друга. Взрослые люди. Да нам хорошо в постели, у нас был офигенный секс. Но мы не сможем быть вместе, слишком стали разными. И, кстати, Стас, а можно еще попросить? - прижалась к нему и заискивающе заглянула в глаза.
   - Чего? - не понял он.
   - А не скажу, - загадочно улыбнулась ему и спустилась ладошкой вдоль живота и ниже.
  
   Опер
  
   Вот как с ней разговаривать? Выросли, разные. Какие разные, если я от одного ее вида голову теряю? Если я только о ней одной думаю?
   А секс, она права, просто потрясающий был. Мы не выходили из домика до самого вечера. Хорошо в наших сумках нашлись печенье и вода, а то бы умерли с голоду, но так и не оторвались друг от друга.
   Только вечером удивился, что за целый день никто к нам не постучал и не пришел, хотя окна и дверь были на распашку. Может, нас просто слышали, потому что когда забывались, мы не сдерживались абсолютно. Маринка своими стонами только заводила меня еще сильнее, заставляя любить ее еще более страстно.
   И после этого она говорит - мы разные.
   Вечером Маринка стала беспокоиться, оборачиваться на окно.
   - Марин, что-то случилось? - спросил ее, потому что озадачился таким ее поведением.
   - Стас, слушай. Такое дело, я тебе сейчас не могу ничего сказать, но мне нужно уйти ... до утра, - и взгляд такой растерянный.
   - Да куда ты, на ночь глядя, собралась? - удивился ей.
   - Я не могу сказать, но мне, правда надо. А утром я вернусь к себе в квартиру. Ты возьми мой скутер и вещи, перегони ко мне. Вот ключи от квартиры. Жди меня там. - Маринка суетилась по домику.
   - Марина, рассказывай, - встал в дверях, не пуская ее. - Тебя кто-то шантажирует? Заставляет что-то делать? Марина! - прикрикнул на нее.
   - Нет, Стас, нет. Все нормально. Никто меня не обижает, это другое. Ну не могу я тебе рассказать! - простонала она.
   - Не пущу! - мотнул головой. Она снова обернулась на окно.
   - Стасик, родненький, отпусти. Я потом все тебе расскажу. А сейчас мне, правда, надо лететь, - она повисла на мне и поцеловала.
   Да целовала так, что как будто дышать отказывалась. Не давая возможности оторваться и задать еще вопросы.
   - Иди, - выдохнул я, выпуская ее из своих рук и проведя по ее груди. - Расскажешь! - крикнул уже вдогонку, когда она побежала по тропинке.
  
   Демон
  
   Вечером странная женщина выбежала из домика и побежала по тропинке. Я весь день был рядом, накрыв их защитой для отвода глаз. Конечно, ее искали сослуживцы, но их домик они просто не замечали, обходили стороной. Пусть, они любили друг друга, они хорошая пара, им нужно быть вместе.
   Ее мужчина уехал на ее скутере, забрав вещи. Странно. Я ехал за ним, пытаясь понять куда могла деться Марина. Стас вел себя спокойно, не искал ее больше. Ночь а Марина так и не вернулась, вчера тоже пропала на закате. Странное совпадение.
   Вечером я приехал на набережную с надеждой встретить свою знакомую ворону. Она прилетела, но уже не смотрела, замерев, на воду. Она перепархивала с перил на козырек крыши и обратно, как будто забавлялась самим процессом.
   Погода стала портиться, тучи собирались вокруг. Ворона всего этого не замечала. Напрыгавшись, она взлетела и понеслась над водой, играя наперегонки с ветром. И тут ударила молния, неожиданно раскроив небо пополам.
   Ворона шарахнулась в сторону, тревожно каркнув. Новая молния ударила рядом с ней и, кажется, зацепив крыло птицы. Ворона стала падать, стараясь крыльями затормозить падение, но лишь бессильно била по воздуху одним крылом.
   Я рванулся к ней, не в силах смотреть на гибель птицы. Крылья со свистом разрезали воздух расправляясь. Стремительный полет и на черной воде увидел тонущую ворону. Быстро снизился, подхватил обессиленную и уже почти потерявшую надежду птицу на спасение и стремительно взмыл ввысь. Ночь, плохая погода, людей вроде бы никого, но не хотелось, чтоб меня увидели.
   Опустился на землю, держа в руках мокрую птицу. Она дышала, одно крыло безвольно повисло, значит, молния все же зацепила ее. Удачно, что не в саму ворону попала.
   Положил легкое тельце птицы между ладонями, и белое сиянии окружило ворону. Моя сила проникала сквозь ее ауру, расправляя и восстанавливая потоки. Птица забилась в моих руках, стараясь вырваться. Теперь последнее. Перехватив одной рукой тело вороны, чтобы она не могла вырваться, второй достал костяную иглу из волос, это был шип убитого мной картиша. Проткнул себе ладонь, черная кровь потекла, затем проткнул тело птицы, приложил свою рану к ее и прижал. Ворона билась, но сил справиться со мной не было. Постепенно пульсация моей крови заставила отступить ее и черная жидкость проникла в тело птицы. Видел как моя кровь растекается по ее венам, перерождая ворону. Перья вспыхнули на теле птицы и загорелись слепящим белым огнем. Горело каждое перышко. Когда моя кровь вытолкнула всю кровь птицы, белое пламя еще раз вспыхнуло и ворона стала белой.
   Голубые глаза птицы смотрели на меня испугано, но она больше не сопротивлялась. Отпустил пальцы и не стал ее держать, раскрыл ладони. Ворона села поудобнее и стала меня внимательно рассматривать, сложил свои белые крылья. Птица вытянула вперед одна крыло и одним глазом стала рассматривать свое оперение, потом сделала тоже самое с другим крылом. Затем взмахнула крыльями, взлетела в ночное, грозовое небо и полетела обратно в город.
   Я не стал лететь за ней, понимая, что птица очень хорошо ориентируется в пространстве.
  
   Опер
  
   Проснулся от того что Маринка меня поцеловала. Открыл глаза, рассвет. Она прохладными руками гладила по груди и, не отрываясь от моих губ, целовала и целовала.
   - Марина, - прошептал ей.
   - Молчи, - ответила мне и спустилась рукой ниже, - Стас, люби меня.
   Она нежно скользнул на мой живот и оказалась сверху. Ее волосы накрыли нас, они отливали белоснежным серебром в свете луны, что светила в окно.
   Маринка целовала, не отрываясь и заставляя хотеть и желать ее все сильнее и сильнее. Единственная мысль, которая билась в голове - это моя женщина и только она мне нужна.
   Ее тело звало к себе и заставляло дрожать от нетерпения. Маринка сейчас управляла и делала, что хотела со мной, не позволяя проявить инициативу. Лишь только позволила, я ворвался в нее, заставив застонать от моего порыва. Обладать, только обладать и видеть, как она получает удовольствием от моей страсти и любви. Это была бешенная страсть, без ограничений. Мы творили друг с другом что хотели и как хотели. Я не отпускал ее, слишком сильно хотел. Хотел довести ее до пика, позволить отдышаться и начать все снова. Ее стоны, ее жаркие губы, ее дрожащее от удовольствия тело возбуждало еще сильнее, позволяя сдержаться и в этот раз, довести ее до оргазма и начать все сначала. Она пощады не просила, отдаваясь каждому моему движению, и была послушна моей воле.
  
   Ворона
   Когда я увидела Шелсара с его крыльями, то испугалась. Самым настоящим животным ужасом. Он достал иглу и проткнул мое тело. Боль пронзила все тело насквозь, разрывая мое сердце. "Он убил меня" - это была единственная мысль.
   Что-то горячее стало растекаться по телу, заставляя колотиться в бешенном ритме сердце и заглатывать воздух. Яркая вспышка света закрыла все передо мной. Мысли потекли ровно, я стала ощущать мир вокруг не так как раньше. Не просто видеть глазами, но еще ощущала внутри себя внешний мир, как будто я стала с ним единым целым.
   Сияние прошло, а Шелсар передо мной был мне уже не страшен. Он был родным и близким, как будто родная душа. Он отпустил меня, посмотрела на свои крылья - они стали белыми, такими же, как у Шелсара.
   Дома, стоя перед зеркалом в ванной, я смотрела на свои белые волосы и пыталась понять, как такое могло произойти. Вернулась в комнату, Стас спокойно спал.
   Мне стало страшно, что сегодня, если бы не помощь Шелсара, этой ночи не было бы. И завтрашнего утра тоже. Нырнула под руку к Стасу и стала внимательно его рассматривать. Поцеловала и больше не могла остановиться. Он любил меня так, как хотелось этого мне, отвечая всем моим желаниям.
   Страсть, охватившая нас, не давала успокоиться или остановиться. Упали без сил уже когда совсем был обед. Я уснула на его груди, накрыв своими волосами нас обоих, как покрывало.
   Проснувшись Стасу на бегу сообщила, что просто перекрасила волосы. Телефон разрывался. Звонили менеджеры, которые были озадачены мной организацией гонок на заброшенном взлетном поле в Бекетовке. Найти теперешних владельцев, договориться о времени, цене, рекламе. Теперь ко мне стала стекаться информация.
   Стас нежно прижал к себе и поцеловал, я же в это время держала телефон и слушала отчет, второй телефон разрывался на столе. Запах кофе взбодрил, набегу выпив чашку горячего напитка, побежала в комнату одеваться.
   После душа так и прошлепала босыми ногами по полу, получая приятную прохладу в летней жаре.
   Стас сидел в кресле и с чашкой кофе в руках наблюдал за моими метаниями с телефоном в руках. Одеваться одной рукой было не удобно и выглядела я, наверное, очень смешно, потому что улыбка у мужчины не сходила с губ.
   Стас подошел и помог застегнуть, поправить, попутно целуя и получая от меня благодарную улыбку в ответ.
   Застегнула куртку с короткими рукава, засунула телефон в карман, нацепила на ухо наушник и поцеловала Стаса на прощание.
   Скутер нес меня в офис в центре города, который открыла буквально несколько дней назад. Туристическое агентство и продажа авиа билетов. Там же был мой штаб по организации гонок. Если агентством и остальным занималась старший менеджер, то гонки требовали моего участия.
   Телефонные переговоры, счет-фактуры, подписи договоров, скайп, переговоры. Все это заняло мое время до восьми вечера, когда меня из кресла просто вынес Стас на руках. А скоро солнце сядет, совсем об этом забыла. Спасибо Стас привез с собой бутерброды и чай. Накормил меня и не расспрашивал ни о чем, понимая, что только подавлюсь, попытаясь что-то сказать и проглотить одновременно. С благодарностью смотрела на этого потрясающего мужчину.
   - Мне пора вскочила с кресла и подрываясь на выход, - но Стас поставил ногу поперек дороги. - Пусти, мне надо! - забилась у его рук.
   - Рассказывай куда ты все время на ночь сбегаешь? - твердо спросил Стас.
   - Не ревнуй, я вся твоя, - улыбнулась ему.
   - Я беспокоюсь за тебя, - Стас был совершенно серьезен.
   - Не нужно со мной все в порядке, - сделала еще попытку уйти.
   - Не пущу! - твердо сказал Стас, - Говори.
   - Стас, ты понимаешь ... - замолчала, не зная как объяснить, еще сумасшедшей посчитает.
   - Куда вляпалась? - свел брови Стас.
   - Никуда, честное слово! Это другое. Я ворону сбила на трассе, когда сюда ехала. - Замолчала.
   - И? - навис надо мной Стас.
   - Теперь я ворона, - выдохнула и вжала голову в плечи.
   - В каком смысле? - не поверил, но сумасшедшей не назвал.
   - Каждый на закате я становлюсь вороной, а с рассветом снова в человека обращаюсь, - решилась рассказать.
   - Марин, ты нормальная? Что ты мне говоришь? Какая ворона? - строго спросил Стас и остановился, глаза начали расширяться от удивления.
   - Вот примерно такая. Кар. - закончила я.
   - Черт! Маринка! - присел ко мне на пол Стас. - Как же это? Так не бывает!
   - Кар! - ответила ему.
   - Что ж такое? - озадаченно спросил Стас и бережно взял на руки, вынес на улицу.
   На улице я расправила крылья и взлетела. Покружила над головой Стаса, радостно каркнула ему. Совершенно не беспокоясь о скутере и об офисе, на этого мужчину я могла положиться.
   Полет всю ночь над городом - что может быть прекраснее? Я летала пока хватало сил. Горячий воздух летней жары бил в перья крыльев. Трусливые голуби шарахались в стороны в своем вечном поиске еды. Я же парила над Волгой, ловила отблески луны на волнах и кувыркалась в воздухе.
   Шелсара встретила на набережной. Он ждал меня. Увидев меня, протянул руку, и я с полным доверием села к нему на ладонь.
   - Как ты? - ласково погладил меня Шелсар.
  
   Опер
  
   То что я был удивлен, это было слабо сказано. Видеть, как на твоих глазах любимая женщина превращается в ворону, даже словами не могу сказать, что испытал при этом. Шок - это самое мало. А так же испуг за нее и дикое желание защитить и чем-то помочь. Но так же понимал, что закрыть ее в клетке для ее благополучия не получиться.
   Закрыл офис, нашел ключи на столе, поставил сигнализацию, сел на скутер и поехал к Маринке домой. Всю ночь курил и пытался понять и осознать случившееся.
   Перед рассветом белая ворона опустилась на балкон, потопталась, заглянула мне в глаза и стала превращаться обратно. Маринка стояла передо мной и улыбалась робко, как будто боялась, что вот сейчас развернусь и уйду.
   Схватил ее руками и прижал к себе. Я был так счастлив, что она жива, что вернулась, что вот сейчас могу к ней прикоснуться и поцеловать.
   Она отвечала на мой поцелуй, и чем больше ее целовал, тем сильнее вжимал в себя ее маленькое и такое желанное тело. Я хотел ее до безумия.
   Стал снимать с нее одежду, она мою, мы торопились, стараясь насладиться телами друг друга. Сняв с нее маленькие трусики, которые недавно видел, как одевала, обхватил бедра и прижал к себе. Слишком сильно ее желал, Маринка была податлива, отзывалась на каждое движение, сама ласкала меня.
   Подхватил ее, приподнял над полом, она обхватила мои бедра ногами и я взял ее тело, там, где всего желаннее, где меня ждала и хотела моя женщина. Упивался ею как самым дорогим вином, властвовал над ней, ее эмоциями, ее телом.
   Я не мог остановиться и отпустить ее, продолжая и продолжая упиваться ей. Маринка кричала от наслаждения, заставляя забывать обо всем на свете. Только эта тонкая грань ее женской и моей мужской сущности были сейчас важны, только это в мире сейчас существовало.
   Упали на кровать уставшие только через несколько часов. Мне нравилась Маринкина раскованность, откровенность в сексе. Она была страстная и нежная одновременно.
  
   Ворона
   - Стас, ты теперь оставишь меня? - спросила как можно спокойнее.
   - Почему? - он удивился и приподнялся, чтобы посмотреть на меня.
   - Я же ворона, - постаралась так же спокойно сказать. У самой внутри все дрожало от ужаса, что он сейчас вскочит и уйдет.
   - Маринка, я никуда не уйду. Не знаю, что с тобой случилось. Надо узнать, чем тебе можно помочь. Но даже если все останется все как есть, я останусь с тобой, - он прижал мою белокурую голову к себе.
   Так дни полетели. Ночью носилась над городом белой вороной, на рассвете падала в объятия Стаса и любили друг друга до изнеможения, потом короткий сон и подготовка к гонкам.
   Затруднения вызвало только одно: я хотела пригласить волгоградскую группу "PLAZMA" с земляками Романом Черницыным и Максимом Постельным. Прекрасно понимая, что скоростные гонки в Волгограде с Плазмой будут сенсацией.
   Николай развернул обширную рекламу по радио на всех музыкальных каналах шли приглашения для участников. Вход для зрителей был бесплатным, ставки разрешались. Лазерное шоу и шоу поддержка. Платное было лишь участие, хотя скорее символическое.
   Николай собирался заработать на ставках, потому что как раз оформил разрешение официальное. Продажа всякой символики, напитков, еды, бензина и еще всякой чепухи, за которую естественно отвечала я.
   Подтянула всех сотрудников Волгоградского филиала, отрывая их от основной работы, но высокая премия в конце мероприятия воодушевила моих помощников.
   Итак гонки.
   Утро началось с бурных ласк моего Стаса, который не отпускал меня без этого ни одного дня. Потом вскочила на скутер и понеслась в офис, где, не смотря на ранее утро, уже все были в сборе. В принципе все уже знали, кто за что отвечает. Последние напоминания и снова скутер, теперь аэродром в Бекетовке. Город прямой и пустой ранним утром, выкручиваю ручку газа до упора и лечу над асфальтом. Ветер обтекает стекло шлема, мотор урчит и ревет на перегазовке. Светофоры из-за раннего времени еще моргают везде желтым. Машины шарахаются в стороны, сонные водители ругаются мне в след.
   Поворот на Бекетовку и вверх, изгибы дороги, снова вверх, изгибы, скутер танцует подо мной, будя тихую улицу своим ревом на подъемах.
   Шлагбаум и вот оно ранее не доступное бескрылым поле. Сегодня на нем тоже будут реветь моторы, вспыхивать лазеры и греметь музыка. При слове: "Музыка" скрипнула зубами. Не смотря на все переговоры, Плазма не может прилететь. Строгий контракт не дает землякам возможности отодвинуть или пересмотреть его. Николай подключил лучших менеджеров и юристов и все равно никак.
   Говорила по скайпу с Романом, он всем сердцем рвался в город на гонки, в той же надежде погонять авто на хорошей трассе, как все мужчины, он любил быструю езду. Плазма была бы здесь к месту с их The Sweetest Surrender. Лазерное шоу было рассчитано на их песни, фейерверк, девчонки акробатику подготовили. Хорошо хоть фонограммы разрешили запустить их песен.
   Скутер и здесь пригодился, помогая покрывать расстояния между объектами. Моталась, проверяя все лично и входя в курс дела каждой детали, потому что не известно в какой момент, что может подвести.
   Десять - открытие ворот. Первые зрители стали робко заходить и подъезжать на своих простеньких машинах, в надежде занять место получше. Вход свободный, ограждения стоят бетонные, так что на трассы гонок никто не залезет. Полиция потихоньку начинает расходиться по периметру. Вроде пока все в норме.
   Снова в сторону пиротехников, потом к девчонка в танцы, там кого-то успокоила, кому-то втык дала, дальше по кругу. Шлем сняла, платиновые волосы развиваются на ветру. Солнце уже припекает, еще пара часов и дышать будет нечем на раскаленном асфальте, но терпеливых зрителей это не смущает. Начало гонов назначено на час дня и до утра следующего дня. Рассвет встретит победителя гонок. График заездов жесткий, распоряжение придерживаться строго расписания.
   Двенадцать, началась дискотека. Ее вели ди джеи местного радио Новая волна, у них хорошо получалось. Зрители уже вовсю танцевали и развлекались. Спорт кары въезжали на территорию и проезжали дальше для регистрации, заявок на участие было много, но в любой момент можно было объявить о своем участии.
   Везде стояли огромных размеров плазменные экраны, готовые транслировать моменты гонок. Это не спортивная трасса, а прямая, на которой спорт кары разгонялись, пересекали финишную прямую, дальше тормозили. Камеры следили за деталями на всей протяженности пути.
   Ровно в час дня был старт первым машинам. Визг шин на раскаленном асфальте и понеслись спорт кары, вызывая дикий восторг зрителей. Многие посадили своих девчат на плечи и те верещали что есть мочи. Музыка гремела над полем, разжигая кровь у зрителей. Букмекеры брали ставки.
   Я же смотрела за порядком. Меня не интересовало кто победит или придет вторым. Насмотрелась и даже участвовала не один раз. Мне нужен здесь порядок, потому что это бизнес и должен приносить деньги.
   Скутер взревывал на мое обращение с ним, ничего выдержишь.
   Самое пекло, народ многих повело. На солнце +45, вода, напитки расходились тоннами, туалетов едва хватало. Но порядок был, за всем успевала присмотреть. Крепче пива не продавалось но на такой жаре развезло многих. За этими смотрела уже полиция и скорая.
   В шесть появился Стас и я немного расслабилась. Вроде ничем здесь заниматься не будет, а мне легче стало. Он прошел к моим девчонкам из фирмы, те старательно ему улыбались, стараясь привлечь его внимание. Мне было приятно видеть, что он был вежлив, но смотрел лишь только на меня. И этот взгляд о многом говорил.
   Машины стартовали и стартовали без перерыва. Проигравшие отъезжали к зрительским рядам или вообще на выход. Победители уходили в сторону на финальные гонки, которые пройдут после заката, который приближался.
   Белый Хамер Шелшара возник передо мной неожиданно, резко затормозила. Он вышел, протянула руку для приветствия.
   - Ваши волосы, - удивился моему виду.
   - Стали такие же, как ваши, - улыбнулась ему тепло.
   Интересно где у него крылья? Теперь я его совсем не боялась. Он не знал моей тайны, а я знала его.
   Скутер взревел, увозя меня в следующий забег по кругу. Мне нужно было все отладить так, чтобы с закатом все прошло, как положено. Меня будет замещать моя помощница, которую все последние дни натаскивала в организации этого мероприятия.
   На следующем заходе увидела, что в ворота въехал ярко алый спорт кар с московскими номерами. Не знаю почему, но меня передернуло. Открытый верх, за рулем сидел красивый парень в солнечных очках в пол лица, он спокойно проехал к регистрации. Бешка вела себя смирно, но заставляла оборачиваться. Следом за алой машиной стали въезжать другие машины с московскими номерами, все к регистрации. Да уж Николай постарался с рекламой.
   Когда солнце стало немного садиться за далекие деревья, началось лазерное шоу, пока еще плохо видимое.
   Московская группа машин заставляла меня не осознано дергаться и переживать. Видимых причин не было, но все время взглядом возвращалась к ним. что-то в них меня настораживало, хотя веди они себя очень прилично и держались вместе, не нарываясь ни на кого.
   - Мариш, чего дергаешься? - спросил Стас, поймав меня и пытаясь засунуть в меня хоть булочку с чаем.
   - Не знаю, москвичи настораживают. - передернулась опять при воспоминании о них.
   - Что-то конкретное? - тут же спросил Стас.
   - Нет, просто чувство нехорошее от них ловлю, - старалась отвернуться от москвичей, чтобы проглотить кусок в горле.
   - Кто здесь главный? - раздался мужской голос за моей спиной.
   - Я, слушаю, - повернулась, и думала на этом жизнь моя закончилась.
   Передо мной стояла смерть. Та самая, которая приходит за тобой в конце жизни. Никакого балахона или там косы за плечами. Просто черная мгла и черные бездонные глаза, сверкающие и притягивающие к себе.
   Не знаю сколько времени стояла в оцепенении, пока не услышала рядом голос Шелсара.
   - Что вы хотели? - его голос вернул меня к жизни.
   Передо мной стоял тот самый парень из алого авто. Красивый блондин (никогда не любила блондинов) с голубыми глазами, сейчас очки он снял.
   - Хотел узнать когда будет нас заезд, - усмехнулся блондин, оглядывая меня со всех сторон. - Такая красивая девушка и уже здесь главная. Вы хотя бы знаете, где у машины бак? Бак это такое место, куда бензин заливают.
   Он явно издевался, намекая на мою новообретенную блондинистость.
   - Шелсар, дадите мне своего Хамера? - не поворачивая головы спросила, глядя прямо в глаза смерти. Я знала что передо мной именно. Если она пришла за мной прятаться глупо, а если есть возможность выбрать, так почему нет?
   - Марина Николаевна, вы хотите принять участие в гонках? - вежливо спросил Шелсар.
   - Хочу, у меня только скутер с собой, - все так же глядя прямо в глаза блондину, сказала Шелсару.
   - Возьмите мой бумер, подойдет? - тон Шелсара был вежлив, но где-то внутри почувствовала, как он обеспокоен за меня. Ключи перелетели через плечо из-за моей спины, поймала в ладонь.
   - Пятнадцать минут до старта, - сказала блондину.
   Прижала наушник: "Через пятнадцать минут старт красного спорт кара и черного бумера. Ставки повышенные. Ставлю на бумера" сообщила организатору.
   Информация полетела по полю, сообщались ставки.
   - Мариш, ты что делаешь? - подошел Стас ко мне. - Ты уверена?
   - Уверена в своей победе, - твердо сказала ему. - Шелсар, ждите меня на финише, не нравиться мне этот блондин.
   Шелсар внимательно смотрел на меня, но вопросов не задавал, просто кивнул. Стас явно переживал.
   Вертолет появился над полем неожиданно, вызвав бурю криков и интереса. Из него вышел Николай с женой в вечерних костюмах оба. Вот не знают они, что в Волгограде только в шортах ходить можно летом. Оболдев немного от жары, собрались и прошли по раскаленному бетону к сцене. Следом за ними вышли мною долгожданные Роман Черницынын и Максим Постельный. Как я и ожидала, зрители взревели, увидев своих земляков, да еще в таком эффектном появлении.
   Сначала повисла на Николае, потом на его Марусе, расцеловались с ней. Представила Стаса как своего парня, Николай уважительно пожал руку, он сразу опознал в Стасе опера. У Николая нюх на органы в любом виде. Затем пришла очередь моих земляков. Я по очереди мяла и тискала их от радости, что все-таки сбылось, что так хотелось.
   - Марина Николаевна, пять минут до старта, - раздалось в наушнике.
   - Мне пора, скоро буду, - скользнула к старту, меня перехватила рука Стаса.
   - Будь осторожна, - поцеловал и отпустил.
   Бумер снаружи был раскален, но внутри было прохладно. Огляделась, подвела кресло под свой рост. Покачала рулем, ловя люфт. Включила зажигание, вспыхнула люминисцентная подстветка по корпусу. Ничего себе, дорогая штучка. Повернулась на алую беху, та тоже горела снаружи красным огнем.
   Она стала красным драконом, который хорошо был виден в полумраке вечера. Скоро закат, успею.
   Вспыхнул фейерверк и зазвучала The Sweetest Surrender, Роман своим нежным голосом пел и заводил окружающих: "Е!"
   Красный фонарь сменился на зеленый, педаль в пол и только набор оборотов, переключаю скорость, еще раз, еще раз. Поворачиваю голову, смерть мчится рядом со мной в алом драконе. Черные глазницы притягивают взгляд, отворачиваюсь и смотрю на дорогу.
   Прямая стрела дороги хорошо видна. Снова набор оборотов и газ в пол, красный дракон взревел и делает рывок вперед, я следом. Стараюсь опередить красного светящегося дракона, снова перегазовка и педаль в пол. Красный дракон виляет в мою сторону и притормаживает. Я дергаю рулем, чтобы избежать столкновения, цепляю боком красного дракона, колесо лопается, машину ведет. Не удержала, небо кружится перед глазами. Сколько поворотов сделал бумер, не знаю, но сработали все подушки безопасности.
   Я была в сознании, когда мазнул последний луч заката по лицу.
   Большие руки Шелсара подняли меня и прижали к груди, закрывая от набежавших вокруг людей. Он быстрым шагом отошел в сторону, не вмешиваясь в разборки, унося меня в сторону. Над полем неслись звуки сирены, смешиваясь с музыкой и грохотом фейерверков.
   - Так это была ты, - тихо произнес Шелсар, сев за руль Хамера.
   Меня положил на сиденье рядом.
   - Стас! - воскликнул он, быстро вышел из машины.
   Вернулись оба к машине.
   - С ней все в порядке, немного помяло ее, но я ей помогу, - говорил Шелсар, стараясь не пустить Стаса в машину и загородить меня от него.
   - Кар! - громко сказала, понимая, что в таком грохоте меня вряд ли кто может услышать.
   Но Стас, может, услышал, может, просто не смог быть в неизвестности, рванул дверцу машины и увидел меня.
   - Мариш, ты жива, - выдохнул он.
   - Ты знаешь? - удивился Шелсар.
   - Ты тоже? - повернулся к нему Стас и кулаки у него сжались, он готов был убрать свидетеля на месте.
   - Кар! - постаралась призвать их к порядку.
   - Садись! - сказал Шелсар и сел за руль, - ей надо помочь.
   Стас обогнул белого монстра на колесах и сел рядом с Шелсаром, взяв меня на руки. Машина вырулила с поля на дорогу и Шелсар погнал в сторону от города.
   Остановились в чистом поле, вдали от дач и колхозов. Шелсар вышел, открыл дверь со стороны Стаса, протянул руки.
   - Давай ее мне, - сказал Шелсар. Стаса заколебался. - Давай, ей надо помочь.
   Стас передал меня Шелсару. Тот отошел в сторону поля, крылья распахнулись за его спиной. Реакцию Стаса не видела, но я смотрела на крылья с восторгом.
   Шелсар сложил ладони вокруг моего тела и заговорил таким низким голосом, что сквозь меня прошла вибрация.
   - Текахе равуна портехе хаш!
   Говорил тихо, но при последнем слове громыхнуло так, что заложило уши. Из рук Шелсара потекла колючая сила. Она жалила и кусала меня, но я как завороженная смотрела в темные глаза и не могла пошевелиться. Мое тело наполнялось этой силой, крылья расправлялись, кости на грудной клетке выпрямились и теперь дышать могла свободно.
   - Текахе равуна портехе хаш!
   Еще раз громыхнуло над полем и меня прекратило жечь, зато ощущала себя абсолютно здоровой.
   Шелсар отпустил руки, сделала взмах крыльями, взлетела в небо. Оглянулась на мужчин. Стас стоял у машины, Шелсар провожал меня взглядом, потом подошел к Стасу. Я же наслаждалась полетом.
  
   Опер
  
   Со мной стоял мужик с крыльями. Рехнуться можно. Маринка превращается в ворону каждый вечер. Теперь этот блондин с белыми крыльями. Где он их прятал до этого?
   - Удивлен? - спокойно повернулся Шелсар ко мне, как будто крылья обычное дело в нашей жизни среди интернета, спутникового телевидения и сотовых телефонов.
   - Мягко говоря, - выдавил из себя. - Ты кто? Ангел?
   - Демон, - лицо блондина помрачнело.
   - С белыми крыльями? Вроде демоны черные, - такой сумбур был в голове.
   - Все демоны черные. Я единственный такой родился. Белый, - со злостью Шелсар сложил крылья и отвернулся.
   С чего злиться было не понятно, но вмешиваться в чужую жизнь - дело не благодарное. Захочет, сам расскажет.
   - С Мариной все в порядке? - кивнул на кружащую в небе белую ворону.
   - С ней все в порядке. Ты давно знаешь, что она обращается? - повернулся ко мне Шелсар.
   - Не очень. А ты?
   - Только сегодня узнал. С вороной давно знакомы, я ее однажды во время грозы спас. Дал ей своей крови, чтобы выжила, с тех пор она белая. Но что это Марина, узнал только сегодня, - Шелсар тоже внимательно смотрел на белую ворону, хорошо видимую в черном небе.
   - Ты дал ей свою кровь? Она теперь тоже демон? - сердце не хорошо сжалось.
   - Нет, что ты! - рассмеялся Шелсар, - Чтобы быть демоном, им нужно родиться. Я не знал, что это Марина, думал, спасаю ворону, она интересно себя вела. Моя кровь помогает быстро восстановиться, еще она теперь чувствует ко мне кровную привязанность. У животных или птиц это выглядит, как подчинение. Она же человек, поэтому считай, что мы с ней стали как родные по крови.
   Тоже мало хорошего в его словах, но думаю, он сделал на тот момент то, что нужно было.
   - Ей можно как-то помочь с превращением эти? - спросил Шелсара.
   - Я не знаю, обратимо ли ее обращение. Нужно посмотреть в книгах. - Серьезно сказал Шелсар.
   Мы молчали, провожая взглядом белую птицу.
   - Вот что мне не нравиться, так эта авария. Ее подстроили, явно хотели убить Марину. Очень хочу знать, кто и зачем, - жестко сказал Шелсар.
   Белая ворона резко спикировала на землю, важно прошлась, посматривая на нас, затем одним взмахом взлетела и села мне на плечо.
   - Кар! - сказала она.
   - Кажется Марина тоже хочет, чтобы мы вернулись на гонки. Не нравиться мне все это. - произнес последнее и задумался.
   Что конкретно не нравиться? Маринка вороной? Шелсар с крыльями? Нет, мне ненравиться, что Маринку хотели убить.
   - Едем! - решительно сказал и Шелсар так же быстро, как и я, сел в машину.
   Хамер набрал обороты и до взлетного поля быстро домчал нас. Ворота были гостеприимно распахнуты.
   Лазерное шоу во всей красе, музыка грохочет и полный порядок. Нет драк, нет пьяных. Зрители отдыхают, танцуют, букмекеры принимают ставки. Все работало, как положено, чувствовалась твердая рука.
   Николай, Маринкин начальник, быстро подхватил бразды правления, и теперь все шло без заминки. Теперь стало ясно, где Маринка научилась так руководить, хорошая школа была у нее.
   Вышли из машины, объявили следующий заезд, и ворона взвилась в небо. Закружила над машинами. Оба спорт кара, один с московскими номерами вспыхнул зеленой змеей по корпусу с оскаленной пастью. Вторая была местная красная Мазда, мне показалась знакомой. Точно бывшая Маринкина ласточка. Ее купил кавказец тогда, сосед.
   Красный фонарь сменился зеленым, и машины взяли старт, только пыль взвилась из-под колес. Обе машины удалялись вдали. Трассу освещали, но если не следить по плазме, все равно машины быстро пропадают из виду.
   В конце пути обе машины столкнулись, и черная ласточка пошла юзом, потом боком и в итоге стала кувыркаться через крышу, только колеса мелькали в свете прожекторов.
   - Что здесь твориться?! - прокричал Николай, подбегая к нам. - Третья авария. Где Марина? Куда пропала после аварии?
   Мы с Шелсаром переглянулись.
   - Нарушение каких-то правил гонок? - во мне включился следовательский профессионализм.
   - Нет, все в пределах правил. Бывают подсечки на гонках, асфальт неровный, руль дернуло. Тут особо не докажешь. Но третья авария и все с участием одной группы из Москвы, наводит на размышления. - Голос Николая был серьезен.
   - Я займусь этим, - кивнул ему.
  
   Ворона
   Мы вернулись на гонки. Объявили заезд, взлетела. Внизу все было отлично освещено. Я смотрела на машины внизу. Угадала свою ласточку. Смерть залетела в зеленую машину. Старт. Лечу за ними. Мне хорошо видно, у ворон зрение другое, не такое как у людей.
   Зеленая машина делает подсечку, и моя ласточка летит кубарем по бетонке. Сирены, сбегаются люди. Я вижу как Смерть вылетает из зеленой машины и устремляется обратно к старту.
   Получается, что Смерть так развлекается? Она не забирает никого, а просто играет?
   Когда через некоторое время был объявлен очередной заезд с участием гостя из Москвы, подлетела к старту. Смерть снова залетела внутрь машины. Зеленый фонарь старта и пыль из-под колес. Музыка перекрывает визг шин, фейерверки специально были подготовлены к стартам.
   Московская машина снова подрезает соперника и теперь оба летят кубарем. Смерть вылетает и летит к старту.
   Скоро уже рассвет, но шоу продолжается. Музыка гремит, зрители не расходятся. Вижу Стаса, который беседует с участниками гонок. Шелсар не вмешивается, но внимательно следит за моими полетами.
   Снова старт с машиной из Москвы, черная бесплотная тень влетает внутрь, старт и авария. В этот раз тень задержалась на месте. Парень был плох. Еле дышал. Смерть задумчиво разглядывала его, потом улетела. Пострадавшего увезла скорая.
   Из разговоров поняла, что парень был не пристегнут и подушки убрал, чтобы оборудование навесить специальное.
   Вернулась к Хамеру Шелсара. Он открыл дверцу машины. Рассвет. Приняв свой обычный вид, я сидела на заднем сиденье и зло барабанила пальцами по белой коже сиденьев.
   Стас сел рядом, взял мою руку и поцеловал.
   - Как же я испугался, - тихо произнес он, целуя мою ладонь.
   Шелсар сел на водительское сиденье. Мы молчали. В голове не укладывалось произошедшее.
   - Я расспросил персонал и зрителей. На аварии стали ставить до того первой аварии. Кто-то очень хорошо знал, что произойдет.
   - Сговор - не новость. Ребята, я вам сейчас скажу, что видела, только вы сначала подумайте, а потом начинайте говорить. - Предупредила их, потому что сама не была уверена в том, что такое могло произойти.
   - Рассказывай, - спокойно сказал Шелсар.
   Почувствовала, как Стас напрягся, видно очень переживал за меня.
   - Я видела Смерть. Это она играла на гонках. Точнее, она залетала в каждого водителя, который потом подрезал соперника. - Выдала им информацию и замолчала.
   - Значит, Смерть решила развлечься, - усмехнулся Шелсар. - Давно ее не было.
   - Смертельных случаев не было, - проговорил ошеломленный Стас.
   Его понять можно. Сначала я ворона, потом Шелсар демон, теперь вот Смерть играть вздумала.
   - Что-то она и правда сегодня мягко обошлась с участниками. В прошлый раз с арены только куски выносили. - Спокойно прокомментировал Шелсар.
   - На какой арене? - тут же включился Стас.
   - Еще до этого вашего Христа. На гладиаторских боях. Смерть тогда развлечься вышла. Вот тогда было просто месиво на арене. - Опять спокойно рассказал Шелсар.
   - Ты откуда знаешь, что Смерть была там? - заинтересовалась этим вопросом.
   - Был там, - пожал плечами. - В боях не участвовал. В тот раз только рабы бились. Но если бы я там был, шансов не было никаких. Смерть переходила из одного человека в другого. А биться со смертью без шансов на выживание.
   - Ты ее видел? - с жадностью расспрашивала его дальше.
   - Только один раз. Когда она близко от меня перелетала из падающего тела в еще живое. - Ответил Шелсар и голос стал напряженным.
   - А в глаза ей смотрел?
   - Нет. Ей нельзя смотреть в глаза. - Твердо ответил Шелсар.
   А я замолчала, осмысливая сказанное.
   - Марин, - протянул Стас, - ты то-то не договариваешь?
   - Я смотрела ей в глаза, - призналась неохотно.
   - Что?! - подскочил в своем сиденье Шелсар и повернулся ко мне лицом. - Когда? Зачем?
   - Первый раз ... - начала и меня перебили.
   - Ты ей смотрела в глаза не один раз? - Шелсар был в шоке.
   - Два раза, - призналась, - Но я же не специально! - извиняющимся тоном произнесла.
   - Марин, расскажи толком. Потом будем думать, - произнес Стас и сжал мне руку.
   - Первый раз я увидела Смерть, когда обернулась к блондину, который вызвал меня на гонки. Он подошел, я обернулась. А тут она передо мной и в глаза смотрит, - рассказывала и чувствовала себя виноватой, хотя не понимала в чем моя вина.
   - Дальше, - подтолкнул Стас.
   - Второй раз уже во время гонки. С трудом отвела глаза в сторону, но потом он подсек меня и была авария. - Уже уверенней произнесла.
   - Так, теперь ты объясняй, что там с глазами Смерти не так, - повернулся Стас к Шелсару.
   - Много чего, - уклончиво произнес Шелсар, - самое простое, вот как в момент гонки - не смогла бы отвести взгляд, разбилась бы наверняка, а Смерть затянула в себя.
   Мы молчали, думали.
   - И еще. Она тебя запомнила. Ей и одного взгляда достаточно. А ты на нее два раза смотрела. Имей ввиду, если опять Смерть увидишь - не смотри ей в глаза. Может произойти все что угодно. И мало хорошего. - Серьезно сказал Шелсар. - С ней играть опасно.
   Мне и так страшно было, а тут Шелсар жути нагнал.
   - Марина! - постучал в окно Николай.
   - Садись, - открыла ему дверь.
   - Живая? Ну, слава богу! - выдохнул Николай. - Ты куда пропала? В машине тебя не нашли.
   - Мне Шелсар помог. - Махнула рукой на водительское кресло.
   - Стас, что вы узнали, - Спросил Николай.
   - Пока только то, что кто-то начал ставки делать на аварии задолго до них. - Ответил Стас.
   Никто не собирался посвящать Николая про появление Смерти на гонках.
   - Значит, подстава, - произнес Николай и замолчал.
   - Мне нужны фотографии водителей, что участвовали в гонках, - сказал Стас. - Передам их в базу данных.
   - Можно, у меня айфон, бери, - протянул Николай Стасу айфон.
   Стас вышел из машины.
   - Я тоже пойду, надо дальше смотреть за порядком, - произнес Николай и вышел из машины ледом.
   Мы остались вдвоем с Шелсаром.
   - Как ты? - спросил демон.
   - Физически нормально. Морально ты меня напугал. - Улыбнулась ему в зеркало заднего вида.
   Шелсар вышел из машины и пересел ко мне на заднее сиденье ко мне.
   - Иди сюда, - протянул руку и обнял за плечи.
   Рядом с ним почувствовала себя уверенней, его горячая рука и плечо поддерживали.
   - При Стасе не хотел говорить. Со Смертью вот какое дело. Смотреть ей в глаза нельзя ни в коем случае. Она остужает душу, человек становиться не чувствителен к миру, умирает, оставаясь живым. Постепенно тело тоже перестает быть чувствительным. Об остальном уже сказал, Смерть затягивает в себя, - Шелсар прижал меня к себе сильнее, чувствуя, как меня затрясло. - Ничего-ничего, все обойдется. Больше не смотри ей в глаза и оживет душа, - Он поцеловал меня в висок.
   Вот тут у меня сердце похолодело, я не почувствовала его губ. Точнее прикосновение почувствовала, но это как все равно, что он к дереву прикоснулся.
   - Шелсар, - расширенными от ужаса глазами посмотрела на него, - поцелуй меня, - попросила, в ужасе представляя, что больше никогда не смогу любить.
   - Что? - удивился Шелсар.
   - Просто поцелуй, - попросила его еще раз.
   Шелсар внимательно посмотрел на меня, увидел мои испуганные глаза, все понял. Наклонился и легко коснулся губ.
   - Чувствуешь? - спросил после.
   - Почти нет, - слезы навернулись на глаза.
   - Плачешь, значит чувствуешь. Сейчас.
   Шелсар притянул меня к себе и стал целовать, впиваясь губами, забирая мое дыхание.
   - Дыши, - сквозь поцелуй говорил он мне, - Дыши, Марина.
   Он поцелуями покрывал мое лицо, глаза, шею.
   - Где Стас? - в отчаянии воскликнул Шелсар.
   Слезы текли по щекам. Я все понимала, что происходит, на все реагировала, но своего тела почти не чувствовала. Достала телефон, набрала номер Стаса.
   - Да, Мариш, - тут же отозвался он.
   - Быстро ко мне в машину! - выхватил трубку Шелсар.
   Стас появился через пару минут, встревоженный взгляд оглядел нас.
   - Садись! - резко бросил ему Шелсар, - Объяснения все потом! Сейчас Марине нужно, чтобы ты ее любил, до тех пока она не вернется. - Вышел из машины и хлопнул дверью.
   - Марин, что здесь произошло? - ревниво посмотрел на меня Стас. - Он тебя обидел? - стал вытирать мои слезы с щек.
   - Нет, Стас. Просто я ничего не чувствую. Поцелуй меня, - подняла на него заплаканные глаза.
   Стас стиснул меня в своих руках и стал целовать. Вот его поцелуй я ощутила. Жадные губы целовали мои, заставляя дышать глубоко, а сердце биться сильнее.
   - Марина, - позвал Стас.
   - Да, все хорошо, - отозвалась ему.
   Больше слов ему не нужно было. он снял с меня короткую футболку и приник губами к груди, посасывая и лаская языком. Волны тепла растекались по моему телу от его прикосновений. Я хотела еще, хотела снова ощутить себя живой.
   Под губами, руками Стаса тело оживало, становясь горячим. Его рука скользнула мне в трусики и тепло пошло оттуда, разливаясь по телу.
   - Еще! - потребовала я.
   - Марина, я не сдержусь, - хрипло проговорил Стас.
   - И не надо, я хочу тебя прямо здесь, - сказала ему, расстегивая джинсы.
   - А Шелсар? - повернулся к окну Стас.
   - Он не помешает. Он все знает, - ответила ему.
   Тело просыпалось, оживало и желание уже начинало пульсировать во мне. Стас помог пересесть к нему на колени и резким движением заставил меня вскрикнуть от желания и радости: "Я жива!".
   Это было невероятно, Стас любил меня как никогда до этого. Жадно, страстно, без жалости заставляя страдать в его руках от наслаждения. Тело грело и требовало еще и еще. Мы не могли остановиться. Закончив, начинали снова и снова. Я боялась, что если остановлюсь, то снова будет холод. Но когда силы наши закончились, во мне осталась жизнь. Она пульсировала в каждой жилке, каждой венке.
   Напоследок я потянулась губами к Стасу.
   - Ненасытная, - ласково улыбнулся Стас, - люблю тебя.
   Вместо ответа я лишь поцеловала его.
   Тактичный стук в окно раздался только после того как мы привели себя и одежду в порядок.
   Шелсар сел на водительское место, повернулся и внимательно посмотрел на меня, протянул руку, ответила ему пожатием.
   - Чувствую, - улыбнулась ему.
   - Хорошо, - кивнул Шелсар, - Николай за это время развил бурную деятельность. Придержал гонщиков из Москвы. На айфон пришли сообщения, что они разыскиваются за уличные гонки, в которых погибло много участников.
   Стас тут же достал телефон, набрал номер и передал информацию.
   - Сейчас приедет наряд, будем задерживать, - спокойно сообщил он.
   Стас смотрел на меня, не отводя взгляда. Я же чувствовала себя в присутствии Шелсара неудобно. Тогда казалось все правильно, а сейчас наша страсть и несдержанность в его машине, просто смущала.
   - Марина, все хорошо, - Спокойно произнес Шелсар, глядя на меня в зеркало заднего вида.
   Полицейские машины стали заезжать на территорию и становиться так, чтобы машины не могли выехать. Люди начали возмущаться. Полицейские вышли из машин и переговорили с Николаем. Местных стали выпускать.
   Когда очередь дошла до машин с московскими номерами, полицейские попросили их выйти и пройти к ним в патрульные машины. Те стали переговариваться, визг шин на асфальте и спортивные машины рванули к выходу, сметая на своем пути людей и заграждающие проход машины.
   Москвичи вырвались из оцепления, благодаря своей наглости и неожиданности. Вой сирен, полицейские машины кинулись вдогонку.
   - Марина, за руль! - крикнул Шелсар, сам быстро вышел из машины.
   Мы со Стасом пересели вперед, завела мотор в Хамере и газ в пол на звук серен. Погоня по утреннему городу началась. Шелсар бегом ушел на край поля и взлете оттуда высоко в небо.
   Я ориентировалась на звук сирен, хотя дорога из Бекетовке одна, но спортивные машины быстро достигли города.
   Стас внимательно осмотрел приборную доску, нажал на кнопки, не отвлекая меня от вождения. Панельки отъехали.
   - Здесь навигатор, здесь радар поиска. Однако, - присвистнул Стас.
  
   Демон
  
   Влетев над погоней, стал лететь высоко над городом. Спортивные машины мчались по прямым, как лента, проспектам города, которые тянулись вдоль Волги. Город был еще пуст. Служебный грузовой транспорт медленно передвигался по своим делам. Сирены полицейских машин поднимали тревогу на улицах.
   Белый Хамер легко обошел полицейские машины и дышал в бампер последней. С Мариной был Стас, я уверен, он знал, что делать.
   Действительно, по городу стали подтягиваться патрульные машины, перекрывая город. Спорткарам особо некуда было деваться. Но водители в них были особенные, они уже были мертвы и от этой гонки получали лишь острые ощущения, которых лишились ранее.
   Этим молодым парням уже было без разницы, сколько они нарушили, такими рискованными действиями они старались вернуть себе жизнь, со всеми ее яркими ощущениями.
   Резкие повороты, перестройка между собой, говорила о слаженности в группе. Они явно переговаривались, у них был лидер, который их вел и отдавал указания.
   Машины стремились на трассу, за пределы города, где они могли показать все, на что способны, а полицейские машины, не рассчитанные на такие скорости, потеряли бы их из виду.
   Хамер шел следом за группой, Стас должен был передавать их координаты. Спорткары, рассыпались по улицам, в надежде сбить погоню. Но Марина четко выделила лидера - красного дракона, с кем соревновалась на моем Бумере. Строго шла за ним. Город она, видимо, знала хорошо и Стас помогал, в Хамере еще был навигатор.
   Остальные машины уходили от погони, но не так успешно. Две были задержаны, водители арестованы. Одна врезалась заграждение, в надежде протаранить его, после чего загорелась.
   Красный дракон лишь успешно обходил перекрытые улицы, хотя Хамер дышал ему в бампер. Проскочив загражденный поворот на Московскую трассу, спорткар пронесся дальше по прямой. Марина следом. Красный дракон проехал вдоль бетонного ограждения скоростного трамвая, резко повернул и заехал в туннель. Белый Хамер повторил маневр и скрылся следом.
   Через некоторое время Марина медленно выехала обратно, съехала на шоссе и остановилась. Из туннеля, затренькав, простучал на стыках колесами трамвай. Красного дракона не было.
   Быстро спустился на землю, пока не подъехали полицейские и сел в машину. Марина с замершим взглядом смотрела в лобовое стекло. Стас тихо ругался сквозь зубы.
   - Что там случилось? - спросил их.
   - Он исчез. Просто взял и исчез. Прямо в темноте. А на встречу ехал трамвай, - сквозь зубы проговорил Стас.
   - Марина, ты что-то видела? - внимательно посмотрел на ее остекленевшие глаза, отражающиеся в зеркале заднего вида.
   - Только ее. Но я ей в глаза не смотрела. Смерть вылетела из машины и втянула ее в себя. - отмороженным голосом произнесла Марина.
   - Стас это шок. Езжайте домой, дай ей водки, спирта, что хочешь. И спать, - вышел из машины, открыл водительскую дверцу, пересадил Марину на заднее сиденье.
   - Куда вас везти? - повернулся к Стасу.
   - Алые паруса, - кивнул ему в ответ.
   Полицейские машины пролетели мимо и стали сдавать назад к Хамеру.
   - Иди, поговори с ними, - сказал Стасу, - Я отвезу Марину.
   Стас вышел, Хамер спокойно поехал по уже наполняющемуся городу. В Алых парусах нашел место под парковку. Открыл дверцу и взял Марину на руки.
   - Квартира какая? - спросил ее.
   - 89, - ответила.
   На вахте нас пропустили, швейцар понимающе кивнул, понятно всю ночь на гонках была.
   Поднялись на лифте, поставил ее на ноги. Достал ключи из кармана, занес в квартиру.
   Марину положил на разобранную кровать и отправился в поисках алкоголя на кухню. В холодильнике нашлась бутылка коньяка, подойдет.
   Плеснул в стакан и налил в чашку из-под чая воды, принес. Марина с таким ж видом смотрела в потолок перед собой. Поднял ее и заставил выпить, проглотила не поморщилась. Я встревожился уже не на шутку и поцеловал ее, ожидая хоть какую-нибудь реакцию.
   - Ты как? - спросил отрываясь.
   - Чувствую, - отозвалась Марина.
   Поцеловал еще раз, стараясь вдохнуть ее запах, вкус, запомнить какая она.
   - Так лучше? - еле оторвался от таких губ.
   - Да лучше, устала очень, - она откинулась на подушку и закрыла глаза.
   Я молча сидел и смотрел на нее. Это было впервые, что мне важна была эта особенная женщина и я снова хотел ее поцеловать, прижать ее тело к себе и не отпускать.
   Резко поднялся и вышел из квартиры, хлопнув дверью. Хамер взревел мотором и теперь я уже гнал, наплевав на все светофоры и правила. Машину бросил во дворе. Автоматические ворота закрылись сами. Вбежал в дом и выпустил свой демонский рык на свободу. Я рычал, ревел, выпуская свою боль. Крылья бились за спиной.
   Я знал, что произошло. Это был зов крови. У демонов не бывает любви, мы понимаем, что мы пара по зову крови. В Марине была моя кровь и на меня позвала, всем своим существом откликнулся ей. Она моя пара.
   Я бесился, бил и рвал все вокруг. Сносил мебель, стекло вылетало из окон. Проклятый демон, меня изгнали из дома, потому что отказался взять в жены демоницу без зова крови. И вот теперь ощутил в полной мере весь ужас ситуации. Здесь не дом, здесь мне не дадут забрать Марину к себе в логово и жить с ней. Она человек и вскоре умрет, я же останусь со своим зовом крови один на один.
   Я снова зарычал от отчаяния. Мы пара и мы никогда не сможем быть вместе. Марина и Стас созданы друг для друга. Снова не вижу их будущего, снова постоянно все меняется. Теперь понимаю почему, я вмешиваюсь в их судьбу, поэтому не видно, что произойдет дальше.
   ... Или Смерть вмешивается. Снова Рык. Смерть рядом с моей парой. Инстинкт сработал. Моей паре требуется защита, я буду ее защищать даже ценой собственной жизни.
   Как все просто у демонов и как все сложно у меня. Я родился белым, сочувствовал всему живому. Отказался жениться на демонице. Мать объясняла, что когда я встречу свою пару, меня никто не осудит и мне позволят уйти с ней в другое логово. Не захотел, хотел дождаться свою пару. Дождался.
   Не выдержав, выскочил из дома, взревел Хамером и понесся обратно к ее дому. Чувствовал, что крылья за спиной так и не сложились. Шумно вдыхая воздух, старался успокоить сердце и вернуть себе разум, но кровь бурлила и требовала своего.
   Бросил машину во дворе и обошел дом.
   - Бабушка, смотри, дядя с крылышками! - крикнул какой-то мальчишка.
   Бабушки на детской площадке заохали, запричитали. Взмахнул крыльями и взлетел. Марина купила квартиру на верхнем этаже, чтобы удобнее было взлетать.
   Приземлился на балкон и втянул ее запах. Дверь на кухню была открыта, она была там. Марина обернулась и улыбнулась, никаких признаков страха при появлении меня не было.
   - Привет, а почему не через дверь? - улыбнулась она мне.
   - Так быстрее, - коротко ответил и зашел.
   Марина отвернулась к плите, что-то готовила. Я смотрел на ее затылок, шею, разворот плеч, спину, талию, бедра, ноги, вдыхал ее запах и кровь с новой силой забурлила во мне, требуя своего, принадлежащего ей по праву крови.
   Медленно сделал шаг в ее сторону, еще один, руки сами протянусь к ней, крылья стали разворачиваться. Инстинкт срабатывал, слушаясь зову крови, у меня не было сил ему сопротивляться. Оставшиеся расстояние прошел быстро и обнял ее руками, крыльями. Она обернулась на меня, потом повернулась полностью и посмотрела в мои глаза, в них вспыхнуло красное пламя. Ее кровь приняла мой зов, ритуал был завершен.
   Звук поворота ключа в замочной скважине сообщил, что пришел Стас. Из глаз Марины пропал огонь, и она побежала на встречу Стасу, он подхватил ее, прижал к себе и поцеловал, она ответила ему долгим и страстным поцелуем.
   Мне осталось лишь сдержать рык, рвущийся на свободу и сложить крылья.
   - Привет, что тут у вас? Вкусно пахнет. Видел твоего Хамера Шелсар. Ты не уезжал? - вопрос простой, но в голосе послышалась ревность.
   - Только что приехал, - сказал ему, как можно спокойнее.
   Внутри все клокотало, сжимал и разжимал кулаки, стараясь унять дикое желание убить Стаса и забрать свою пару в логово. В моем мире это законно, здесь нет.
   - Садитесь, как раз мясо готово. Мужчины не откажутся от мяса? - весело спросила Марина.
   - С удовольствием, - ответил и пришел за стол.
   - Марина, как ты себя чувствуешь? - Стас сел напротив меня.
   - Отоспалась, все хорошо, - она наклонилась к нему и поцеловала.
   Скрипнул зубами, кровь возмущенно вскипела. Моя пара, только моя.
   - Новости есть? - постарался отвлечься от своих мыслей.
   - Есть. Допросили задержанных. У них напрочь отсутствует чувство самосохранения, как ты и говорил, Шелсар. Группа из Москвы, лидер был на красной Бехе, тот, что пропал в тоннеле. Теперь разослали на него ориентировки. - Рассказывал Стас, пожирая Марину глазами, на что она ему улыбалась.
   - Его забрала Смерть, ориентировки бесполезны. Его в городе уже нет, - возразил ему.
   - Это мы об этом знаем, - кивнул Стас, - для остальных он заехал в туннель и ушел от погони. История группы такая. Они все ночные уличные гонщики, нужен был постоянный доход для совершенствования машин и проживание. Пришел человек в черном к Дамону, это кличка лидера. Дмитрий Левцов настоящая фамилия. Предложил помочь с выигрышем, взамен попросил полное послушание на самих гонках и выполнение некоторых просьб. Заметьте, не приказов, а просьб. Уличные гонщики не любят приказов, а на просьбу легко откликнуться, тем более, если человек поможет выиграть гонку. В первую гонку легко выиграли, отправив соперников в легкие аварии. Ставки стали ставить и на аварии тоже. Дело пошло быстрее, но в личной жизни перестало складываться. Наступала апатия, алкоголь, наркота переставали действовать постепенно, девушки уходили одна за другой. Все члены группы все сильнее погружались в экстримальные гонки. Авто свои довели до совершенства, просьбы от черного человека были ничтожные. Обогнать ту машину на трассе или этого подрезать на повороте в городе. Машины не бились, быстро уходили на высокой скорости. Мы подняли статистику и волосы зашевелились. После таких просьб люди в авариях гибли десятками. Там автобус перевернулся с людьми, тут фура с щебнем накрыла пять легковушек. Это не весь список. Вам для примера привожу.
   Стас сделал паузу.
   - Мы отправили отчет в Москву с результатами допросов. Там прошли обыски на квартирах участников группы, но Дамона там нет. Я поговорил с один из гонщиков, без допроса. Он обмолвился, что Черный человек часто Дамона забирал себе, после чего тот возвращался, не докладываясь где он все это время был, но запах канализации и серы от него долго не выветривался. Они сначала его на смех поднимали, а потом стало и это безразлично.
   - Канализация и сера, - задумался я.
   - Диггеры, - тут же сказала Марина.
   - Похоже, - кивнул Стас.
   Марина обернулась на окно.
   - Скоро закат. Сегодня не успеем, - сказала Марина.
   - Ты куда собралась? - с удивлением спросил ее.
   - В подземные коммуникации. Дамон там, вместе с машиной. Если бы Смерть хотела просто убить Дамона, то машина осталась в туннеле скоростного трамвая, а если забрала вместе с ней, значит, просто куда-то перенесла. Не зря же он в туннель заехал. Думаю, они где-то под землей, в городе. - Марина говорила уверенно.
   - Очень похоже, - задумчиво кивнул Стас, - я на работу, отдам распоряжения, чтобы начинали искать под землей и допросили местных диггеров.
   Стас поднялся, вытер салфеткой губы. Марина с готовностью подскочила к нему и обняла за шею. Они целовались долго, совершенно забыв о моем присутствии.
   Стас оторвался от Марины, и я увидел жадный взгляд, который он ей подарил, потом заметил меня и отпустил.
   - Присмотришь за ней ночью? - повернулся ко мне.
   - Не беспокойся, она будет под моей защитой, - ответил ему.
   Стас вышел, Марина с печальным видом вернулась на кухню и присела к столу.
   - Ты его так любишь? - спросил ее.
   - Не знаю, но точно знаю, что он мне очень дорог. Любовь ли это - время покажет. Не хочу бросаться такими словами, - очень серьезно ответила мне, ковыряясь в тарелке с мясом.
   - Ешь, тебе нужны силы для восстановления, - почти приказал ей, стараясь сдерживать себя.
   - Скоро закат, - тоскливо посмотрела на окно Марина.
   Мне понятно это ее чувство - ожидание близкого полета.
   - Тем более тебе надо поесть. Быстро ешь! - рыкнул на нее.
   - Не рычи, - она мягко улыбнулась, глядя мне прямо в глаза, и накрыла мою руку своей. В ней не было и грамма испуга. - И сам ешь.
   Ели молча, я не сводил с нее глаз. Марина уставившись в стену напротив и в задумчивости жевала.
   - Мне пора, - поднялась из-за стола и пошла на балкон, - проводишь? - повернулась ко мне.
   Пошел за ней следом. Ее запах сводил с ума, ее тело впереди притягивало. Крылья с треском распахнулись за спиной, стал с шумом вдыхать воздух с ее запахом. От нее шел неуловимый аромат перьев, который кружил мне голову.
   Она встала у перил на балконе, солнце заходило с другой стороны дома, отсюда открывался потрясающий вид на Волгу. Мы видели, как ярко розовые блики заката отражались в уже потемневшей воде, быстрое течение не могло их унести, блики вспыхивали в новых набегающих волнах. Красивая дорожка заката очаровывала.
   Я обнял Марину руками и накрыл крыльями, она доверчиво потерлась щекой о сгиб белого крыла, отчего у меня пробежала дрожь. Столько доверия было в том жесте и столько интимности момента.
   - Марина, каутэ дакхагар шартамэ, - прорычал ей.
   - Шелсар, на каком языке ты говоришь? - повернулась она ко мне в кольце моих рук.
   - Это мой родной язык, - ответил ей.
   Я видел, что слова древнего обряда признания пары зажгли в ней огонь в глазах. Она потянулась ко мне, и мы просто утонули в поцелуе.
   Внезапно Марина пропала. Совсем забыл, что она должна превратиться в ворону. Белая ворона неловко хлопала крыльями на полу балкона. Поднял ее на руки и посмотрел в ее черные глаза.
   - Кар! - сказала ворона и вылетела с балкона.
   Проследил за ней взглядом. Ворона наслаждалась полетом, кувыркалась в воздухе, делала пируэты, пикировала и уносилась ввысь, становясь почти невидимой белой точкой в небе.
   К ее полету присоединился, когда полная ночная мгла спустилась на город. Слишком много сегодня меня видели. Ворона встретила меня радостным карканьем, как бы говоря, что рада меня видеть. Мы взмыли вышину и полетели.
   Сначала это был просто скоростной полет, над облаками. Мы рассекали воздух и парили в горячем мареве восходящих потоков от земли.
   Потом наш полет стал похож на танец. Мы кружились, взлетали, падали вниз, закруживаясь в крыльях друг друга. Я брал ворону в ладонь, она раскрывала крылья и мы неслись на моих крыльях. Потом снова кружение, снова стремительное падение с сложенными крыльями.
   Она устала, я посадил ее в свои ладони и полетел к своему дому. Приземлился во дворе и по разбитому стеклу на тропинке прошел в дом. Там был полный погром, даже не ожидал, что мог столько разнести.
   Ворона осматривалась и не делала попыток соскочить с моих рук. Посадил ее на стол, сложил руки перед собой и развел в стороны. Моя магия подхватила осколки всего разбитого и закружила по дому, складывая и собирая все обратно. Вскоре здесь снова царил идеальный порядок.
   Взял ворону на руки и отнес на второй этаж, где все пространство занимала моя спальня с одной единственной кроватью. Положил птицу на постель, снял одежду и прилег рядом. Я гладил ворону по белым перьям, во мне было столько тепла к ней, столько нежности, которой так хотелось поделиться со своей парой.
   Чувства в паре особенные, они не похожи на то, что люди называют любовь. Притяжение настолько крови сильное, что невозможно находиться вдали от своей пары. Быть рядом становиться физически необходимо. Дело даже не столько в сексе, хотя он становиться совсем другим у пар, сколько в единении, желании ощущать рядом своего демона. Защищать, оберегать свою избранницу становиться жизненно необходимым. Нежность и страсть здесь переплетаются и создают такой водоворот чувств, который не в силах никто разрушить.
   Уставшая ворона под моей рукой уснула. Рассветный луч коснулся белых крыльев, мои руки обняли тело так необходимой мне женщины. Марина спала в моих объятиях.
   Я счастливо вдыхал ее аромат, слушал стук ее сердца под своей ладонью, прижимал к себе. Она улыбалась во сне, и доверчиво терлось о мое плечо.
  
   Ворона
  
   Проснулась в теплых мужских руках и улыбнулась. Просыпаясь так каждое утро в объятьях Стаса, никак не могла к этому привыкнуть. И потом мы долго и очень страстно любили друг друга, это уже становилось традицией. Тело тут же наполнилось желанием, при воспоминаниях об этих страстных утрах, проведенные с желанным мужчиной.
   Сладко потянулась, с удовольствием отметив, что рука скользнула на грудь и сжала ее, явно намекая на большее. Потом спустилась чуть ниже, приподняла край футболки и уже под одеждой нашла холмик груди. Открыла глаза и вздрогнула, встретившись с глазами Шелсара.
   - Ты? - испугалась и тут же вспомнила, что уснула в его кровати.
   Быстро убрала его руку и отодвинулась.
   - Ты пахнешь желанием. Этот одуряющий аромат сводит с ума, - глубоким голосом проговорил Шелсар и притянул меня к себе.
   - Шелсар, перестань. Я думала, что проснулась со Стасом, - стала объяснять ему и отодвигаться от него.
   - Ах, да, Стас, - криво усмехнулся он и отодвинулся. - Как же я мог забыть.
   - Прости за тот поцелуй на балконе, не понимаю, что на меня нашло, - чувствовала себя крайне не удобно. - Где здесь ванная?
   - Вот дверь, - показал рукой. - За вчерашнее не извиняйся. Забыли.
   Тон его мне не понравился. Резкий, отрывисты, почти издевательский. Обиделся, что не стала с ним сегодня спать? Поцеловала, получилось, пообещала, а теперь отказала? Вроде взрослый мальчик, должен понимать некоторые вещи.
   - Это твой дом? - спросила, выходя из ванной.
   - Мой, - ответил Шелсар, он был полностью одет. - Я хочу, чтобы ты знала - здесь ты всегда найдешь убежище от всего, здесь я всегда буду тебя ждать, когда бы ты не пришла, и чтобы не случилось.
   Он говорил странным глубоким голосом, который пробирал до костей, я ему верила полностью и безоговорочно, даже после сцены утром в постели.
   Он вызвал мне такси, назвав свой адрес.
   - Запомни адрес, - произнес мне Шелсар.
   На кухне повисло молчание, мы пили кофе.
   - Прости, если я тебя чем-то обидел, - тем же глубоким голосом, так не похожий на его обычный, произнес Шелсар.
   - Ну что ты! - тут же воскликнула я. - Это я должна извиниться за все.
   - Не должна ты передо мной ни в чем извиняться! - немного резко сказал Шелсар, поднялся и подошел ко мне.
   Протянул руку, вложила свою ладошку в его, он потянул и пришлось встать.
   - Запомни, я тебя здесь всегда жду. Здесь ты будешь в безопасности. Я защищу от всего, что будет тебе угрожать, каутэ дакхагар шартамэ, - закончил он теми же словами на неизвестном языке.
   Почувствовала, как огонь пробежал по венам, кровь забурлила. Необычное и уже знакомое чувство, испытанное мной вчера охватило неожиданно. Невольно потянулась к нему и поцеловала его.
   Сигнал такси с улицы вернул нас в реальность, поцелуй сорвал какие-то ограничения во мне. Что-то произошло, теперь смотрела на Шелсара совсем иначе.
   В квартире, никого не было. бросила ключи на столик в прихожей, прошла на кухню и села на стул, в задумчивости подперев щеку рукой. Подумать было о чем. Непонятное поведение Шелсара и моя реакция на него.
   Я и так чувствовала к нему симпатию и привязанность. И это не смотря на то, что блондины никогда мне не нравились. Но после того как он меня спас, что-то поменялось, было теплое чувство к нему, какое-то родство.
   Но сейчас, сейчас все было иначе. Сейчас при виде него вспыхивал огонь и пробегал по жилам, кровь закипала. Это не была страсть или какое-то вожделение. Это было что-то другое, объемное, чему объяснения с помощью слов я не могла найти. Меня тянуло к Шелсару со страшной силой, чувствовала физическую потребность находиться рядом с ним, заботиться. Поцелуй был лишь формой выражения чувства к нему. И это было не желания секса с ним, не страсть, это было что-то другое. Вот только что? Я сидела и ломала голову над этим вопросом.
   - И что так напрягаться? Спроси у него напрямую, он тебе с радостью все расскажет, - раздался мужской голос из комнаты.
   Вздрогнула от неожиданности. Это что была слуховая галлюцинация?
   - Нет, не галлюцинация. Я действительно в твоей комнате, - снова сказал тот же голос.
   На подкашивающихся коленках встала, взяла самый большой нож для разделки мяса и отправилась в комнату.
   - Забавно, - произнес мужчина в черном, вальяжно развалившись кресле прямо поверх моей накиданной одежды.
   Он был худой и, видимо, очень высокий. Впалые щеки, бледное лицо, впавшие черные глаза, в ухе серьга с огромным черным камнем, даже не сомневалась, что настоящем. На мужчине был одет черный костюм и это не смотря на жару. Черные лакированные летние ботинки и сверкающая черная трость с черепом из серебра, по-видимому, завершали его облик.
   - Ты кто? И что тебе надо? У меня парень в полиции работает! - нож я решительно держала перед собой.
   - Знаю что работает, еще знаю, что скоро придет сюда. А до этого хотел с тобой поговорить. - Он был вальяжно спокоен.
   Меня пробирал озноб в его присутствии, становилось холодно, не смотря на разгорающуюся в городе жару. Мысль поскакала дальше в поисках ответов. Озноб - черный человек.
   - Правильно мыслишь. Не глупа, хотя блондинка, - усмехнулся черный человек.
   - Я брюнетка, - коротко ответила ему.
   - Это не суть, - отрезал он. - Сядь!
   Плюхнулась на разложенный диван, нож из рук не выпускала, положила на колени.
   - Так до чего ты там додумалась? - вежливо поинтересовался он.
   - Раз мои мысли читаете, значит, знаете, - буркнула ему.
   - Догадалась, что я тот, кто помогал Дамону, - кивнул мужчина, - дальше думать будешь? Или на этом твой мозг переходит в луковицы волос?
   - Ты Смерть, - брякнула, не подумав.
   - Да, я Смерть, - тут же согласился мужчина. - Теперь поговорим. У меня к тебе интересное предложение.
   - Нет! - тут же выдала, опять же не подумав выслушать.
   - Не считается, - весело произнес мужчина, - ты не выслушала предложение.
   - Мне от тебя ничего не нужно, - сообщила ему.
   - Разумеется, ты справишься со всем сама. Например с тем, что каждую ночь становишься вороной, - улыбаясь сказал мужчина в черном и сделал паузу, потом продолжил, - С тем, что в тебе теперь течет кровь демона, - снова пауза, во время которой мой мозг бился испуганной птичкой о черепную кость, пытаясь понять и осознать сказанное, - С тем, что ты бросила зов крови Шелсару Фехтар, потомку древнейшего рода черных демонов, и он принял его, - теперь пауза была еще длиннее. За это время мозги превратились в кашицу, напоминающие размазню. Думать было нечем, - Теперь вы пара. - Добил меня окончательно и довольно улыбнулся.
   - Я люблю Стаса, - одними губами прошептала.
   - Конечно любишь, только с кровью демона ты ничего сделать не сможешь. Как говорят французы c'est la vie, такова жизнь.
   - И что мне делать? - простонала я, уже понимая, что жизнь мне подбросила очередную каку.
   - Сыграй со мной в игру, - тут же предложил вкрадчиво мужчина в черном.
   Не поворачивался язык назвать его Смертью. Ее всегда изображали женщиной в балахоне и с косой за плечами, ну еще вспоминалось нечто на гонках, но здесь сидел передо мной мужчина из плоти и крови.
   - Ты так думаешь? - приподнял бровь мужчина. - Дай мне свой нож.
   Послушно отдала, понимая, что против Смерти нож не поможет. Приняв от меня холодной кухонное оружие, мужчина провел острием по ладони, потом проткнул насквозь. Крови не было, мало того, когда нож был вытащен из ладони, никаких следов не осталось.
   - Умереть! - в шоке проговорила я.
   - Запросто! - тут же согласилась Смерть.
   - Это я так, к слову! - тут же поправилась.
   - Это хорошо, сыграть будет интереснее. У тебя есть потенциал для неожиданностей, а это мне нравиться. Не интересно играть, когда все заранее просчитывается. - Довольно улыбалась Смерть, покачивая тростью в руке.
   - Не интересует! - отрезала ей.
   При всем, что на меня свалилось еще игры со Смертью мне не доставало.
   - Если ты выиграешь, то я верну тебе нормальную жизнь. Тебя глава воронов проклял за свою смерть, но если я верну ему жизнь, твое проклятие исчезнет. Это первое, - интересное предложение, оно меня заинтересовало, - Второе, при твоем выигрыше ты перестанешь быть демоном, зов крови тебя больше не побеспокоит.
   Поворот ключа в замочной скважине заставил вздрогнуть от неожиданности и повернуться к двери. Хотелось вскочить и загородить собой Стаса.
   - И повысим ставки. Я забираю твоего Стаса себе, если выиграешь - получишь его обратно. - С этими словами Смерть протянула руку к вошедшему в комнату парню и втянула его в себя.
   Я закричала. От испуга, от неожиданности, от негодования. Подбежала к Смерти и стала колотить по ней, не обращая внимания, что мои кулачки проходят насквозь, лишь увязая в серой дымке. Передо мной уже не был мужчина в черном костюме. Передо мной стояла та самая, жуткая, с черными впадинами глазниц Смерть, что я видела уже два раза.
   Помня слова и свое обещание Шелсару не смотреть Смерти в глаза, не поднимала глаз на лицо Смерти.
   - Умная блондинка, - усмехнулась смерть. - Посмотрим, что будет дальше.
   - Что ты хочешь? - глухо спросила Смерть, отойдя и отвернувшись к окну.
   - Вот это другой разговор. А то не интересует! Неужели ты могла подумать, что я приду с НЕ интересным для тебя предложением? - насмешка была оскорбительна в ее тоне.
   - Что ты хочешь? - произнесла почти по слогам.
   - Я уже сказала. Сыграть с тобой. Меня интересует один артефакт. Найдешь его до следующего полнолуния - все, что озвучено было получишь. Если нет, то уж извини, Стаса тебе не верну, но и ты не сможешь просто умереть. Ты будешь постоянно возрождать и жить заново. Этакий маленький эксперимент. Посмотреть на человека без возможности принять успокоение после смерти. Ведь в тебе демонская кровь, а тело человеческое, оно вечно жить не может, - Смерть явно издевалась над моей судьбой и ей это нравилось.
   - Я могу отказаться? - спросила через плечо.
   - Разумеется! Но Стас умрет окончательно, пока он лишь у меня временно. Видишь ли, у каждого человека свой срок. И свой час смерти предназначен. Но это так скучно забирать человека в положенное время для него. Мне надоело. В прошлый раз, тебе Шелсар должен был рассказать, немного развлекся в Риме. Но мне не понравилось. Азарта не было. А теперь, Дамон будет участвовать с тобой наравне. Ему очень хочется снова стать живым, - Смерть нахально рассмеялась. - Люди. Сначала им нужны просто деньги, а потом, теряя то, что никогда не ценили, начинают цепляться за жизнь зубами.
   - Ты будешь ему помогать? - повернулась к мужчине в черном костюме. Смерть снова стала им.
   - Нет, вы будете играть на равных, - улыбнулась Смерть, покачивая тростью.
   - Что я должна сделать? - смотрела прямо в глаза Смерти, уже ничего не боясь.
   - Деловая женщина, сказывается хватка. Будет весело. Итак, здесь в этих местах когда-то был утерян или спрятан, не важно, артефакт - чаша Грааля. Вы будете его искать до следующего полнолуния, то есть три недели. Условия выигрыша и поражения ты знаешь.
   Я стояла и осмысливала сказанное. Чаша Грааля, чушь собачья. Всем известно, что из-за нее были Крестовые походы. Рыцарей полегло в них немеренно, но все они шли к мусульманам, причем здесь Волгоград?
   - Рыцари ходили в походы грабить золото у мусульман, - улыбнулся довольный мужчина. - А чашу Грааля спрятали здесь в этих местах. Не моя вина, что здесь выстроили этот город.
   Возможно, вполне возможно такое предположить, рассуждала я. Тогда нужно поднять все документы в архивах и постараться ее найти.
   - В архивах таких сведений нет, - тут же обрадовал меня мужчина.
   - Как же я буду искать? - опешила я.
   - Это уже твоя забота, блондинка или брюнетка? Вот и шевели своими брюнеточными мозгами, - Смерть явно издевалась надо мной.
   Но Стаса я точно не брошу, постараюсь сделать все, что смогу и больше. Смерть кивнула на мои мысли.
   - Подсказки есть? - решилась на попытку.
   - Умная, - усмехнулась Смерть, - есть. Известно лишь то, что спрятана чаша под землей. Жертв, то есть живых или мертвых существ рядом с ней не захоронили, - Смерть поморщилась, - Иначе я бы уже давно нашел ее. Вокруг мертвых ее вообще нет. Я всех осмотрел.
   - Диггеры? - задала ему вопрос.
   - Они живые, сама у них спрашивай, - передернул плечами мужчина, как будто общение с мертвыми ему приятнее было.
   Особо уже не сомневалась, что приму решение. Постоянное воскрешение как-то не пугало из-за отсутствия опыта и информации по этому вопросу, а вот Стаса вытаскивать нужно было.
   - Согласна? - вкрадчиво спросила Смерть.
   - Согласна, - решилась.
   - Договор! - стукнул тростью мужчина в черном костюме, и молния полыхнула между нами, грудь обожгло и пронзило насквозь.
   - Что это? - сдавленно произнесла, стараясь откашляться.
   - Это метка нашего договора, никто на время действия договора не имеет на тебя права, - сообщили мне.
   Разорвала футболку на груди. Знак молнии красовался посередине.
   - Чем меньше будет оставаться времени, тем сильнее она будет гореть, - сообщил довольный мужчина.
   - Издеваешься? - прохрипела, потому что знак и вправду стал гореть на коже и жечь внутри.
   - Ну что ты! Такой приятный маленький нюанс, - улыбнулась мне смерть.
   Я смотрела в черные проемы глазниц и понимала, что на время нашего договора даже смерть не имеет на меня права. Мне лишь нужно точно все исполнять.
   - Правильно понимаешь, - кивнула мне призрачная фигура, - даже я тебя не могу забрать раньше исполнения нашего договора. Но вот как только истечет его срок, ты будешь снова мне подвластна.
   - Еще что-то? - спросила Смерть.
   - Да, твой демон, - пауза, - ты можешь им пользоваться в свое усмотрение. Разрешаю взять его в напарники.
   - Как я тебя найду, когда чаша будет у меня?
   - Я сама тебя найду, - ткнула больно в знак на груди, - метка мне скажет о выполнении договора.
   - Садистка, - прошипела на нее.
   - Ну что ты! Я Смерть! - дико захохотала и исчезла.
   Я стояла в пустой комнате, в ушах еще раздавался жуткий смех. Кинулась к сотовому телефону и набрала телефон Стаса. "Аппарат вызываемого абонента ..." Зараза! Забрала все таки! Шваркнула телефон о стену.
   Выбежала на улицу, увидела свой скутер. Служащие пригнали по распоряжению Николая. Рванула с места с пробуксовкой и помчалась к Шелсару. Ехать не далеко, на моем скутере даже пробки не страшны. Полицейские на жаре как сонные мухи проводили меня взглядом. В порванной футболке, без шлема, босиком.
   Влетела в дом Шелсара. Было тихо, очень тихо. Огляделась. Неужели его нет? Почему я сначала не позвонила? Может на работу уехал? Теперь только биться в истерике остается.
   - Шелсар! - заорала на весь дом.
   Он спустился быстро из спальни. Он был лишь в одном белье и волосы распущены. Видимо, просто спал или пытался. Шелсар быстро подошел ко мне, увидев разорванную футболку и знак на груди, сразу же стал хмурым.
   - Что случилось? - спросил, разглядывая метку Смерти.
   - Я заключила договор со Смертью, - выпалила ему.
   - ЧТО???? - это был не голос, это был не человеческий голос. Такой глубокий идущий из-под земли гул, что задрожали стены дома и земля под ним. Глаза Шелсара зажглись красным огнем, - Что ты сделала?
   - Я к тебе за помощью, - испугано сказала ему.
   - Рассказывай, - уже нормальным голосом сказал Шелсар.
   - Смерть предложила сыграть с ней в игру. Ставка моя жизнь без упокоения и жизнь Стаса, выигрыш - вернет мне нормальную жизнь и Стаса. Найти нужно чашу Грааля, которая, по словам Смерти, находиться где-то на территории города под землей. - Замолчала, в нерешительности.
   - Договаривай, что еще. У Смерти не может быть все так просто, - сжал губы Шелсар.
   - Еще она обещала, что во мне не будет твоей крови, и мы перестанем быть парой, - сказала и замерла. Может, это все не правда и то, что творилось со мной просто какой-то бзик мозгов на почве хронического недосыпа за последние дни?
   Шелсар сжал так кулаки, что костяшки побелели.
   - Еще что? - спокойно спросил он, но мне уже стало страшно.
   - Дамон будет нашим соперником. Ему хочется вернуть себе жизнь. И на время договора на меня никто не имеет прав, в том числе сама Смерть, - не могла отвести взгляд от его сжатых рук.
   - Срок?
   - До следующего полнолуния. Три недели, - послушно ответила ему. - Смерть разрешила взять тебя в напарники.
   В этот момент Шелсар выдохнул и расслабился.
   - Догадываюсь, зачем ей это надо, но это хорошо. Я бы все равно пошел с тобой, но тогда все было бы сложнее, - уже намного спокойней произнес Шелсар.
   - Зачем ей это нужно? - удивилась его словам.
   - Смерть не может играть честно. Точнее честно по нашим понятиям. Все что ее интересует - это смерть. Если я буду с тобой, в случае проигрыша, она нас заберет обоих. Меня это устраивает, - пожал плечами Шеслар.
   - Ты так спокойно говоришь о смерти? - удивилась.
   - Для меня смерть будет избавление. Я слишком долго живу среди людей. Домой мне никогда не вернуться. Если Смерть заберет тебя, мне жизни вообще не будет. Так что это к лучшему. - Он смотрел совершенно спокойно на меня своими голубыми глазами.
   - Шелсар, объясни, что там с зовом крови. Я толком ничего не поняла, - сказала и осеклась под его взглядом.
   - Марина, лучше не спрашивай, - тихо проговорил он.
   - Так мне же надо знать, - пробормотала ему, не в силах отвести от него взгляд.
   - Надо? Надо ли? - усмехнулся Шелсар, а улыбка демонская, до дрожи пробрала.
   - Надо, - автоматически повторила слово.
   - Каутэ дакхагар шартамэ, - снова произнес уже знакомые слова.
   Меня подбросила какая-то сила, встала и подошла к сидящему Шелсару.
   - Что ты сейчас сказал? - спросила его.
   - Я принимаю зов крови, - произнес Шелсар.
   Наклонилась к нему и поцеловала. Он ответил, обхватив меня руками, жар прокатился по телу от такого поцелуя, кровь забурлила, оставляя лишь одно безмерное чувство единения с этим демоном. Оно было настолько объемным, настолько сильным и непримиримо однозначным, что я поняла, Смерть была права - с зовом крови ничего не поделаешь. Отпустил.
   - Это и есть зов крови. Моя кровь приняла твой зов, теперь мы пара. - Он смотрел в мои глаза и, казалось, чего-то ждал.
   - Я люблю Стаса, - выдохнула признание.
   - Знаю, иначе бы не подписала договор со Смертью, - в его глазах светилось ожидание чего-то.
   - Но как так можно? - спросила, не в силах отвести взгляд от него.
   - Человеческая любовь лишь поверхностное чувство, хотя достаточно сильное для людей, опять недолговечное. Зов крови демонов - это древнее, древнее, чем весь ваш мир чувство. Пары, созданные по зову крови, идеальны. Они как одно целое, они дополняют друг друга и в тоже время повторяют друг друга. Это тяжело объяснить человеческим языком, в нем нет многих понятий, но ты должна была это почувствовать.
   - Я чувствую что-то невыносимо сильное и притягивающее к тебе. Это не страсть и не любовь, не желание, это что-то гораздо большее и гораздо сильнее всех чувств, что я раньше испытывала, - в задумчивости сказала ему.
   - Правильно. На человеческом языке это не возможно выразить словами. Харете вайкунар сильвахаш пирсенел деркитор девальчес фатрикан хавшисен, - проговорил Шелсар.
   Меня от этих слов пробрал такой озноб, такая вибрация прошла по телу, кровь просто забурлила во мне.
   - Переведи, - попросила его.
   - Не могу. Ни в одном человеческом языке нет аналогов этих слов. Здесь описываются чувства демона, которые он испытывает к своей паре. Но ведь твоя кровь отозвалась на эти слова. Ты почувствовала, - улыбнулся такой демонской улыбкой Шелсар, что меня вновь пробила дрожь.
   - Почувствовала, - подтвердила ему.
   Внимательно следила за тем, как Шелсар поднялся со стула и наклоняется ко мне. Я знала, что все делаю правильно, это не любовь, это гораздо больше и важнее, чем любовь. Это зов демонской крови.
   Он поцеловал меня нежно, взял на руки и понес наверх, в спальню. Теперь я точно знала, так должно быть, сомнений не было.
   Демон не торопился, он упивался нашей встречей, нашей близостью, рассматривая и целуя каждый кусочек моего тела. Губам доставалось мало поцелуев, они пересохли от жаркого дыхания, мне приходилось их прикусывать настолько сильными были ощущения, которые он дарил мне. Он шептал слова на неизвестном мне языке, и они как будто проникали сквозь кожу, зажигая и так уже горевшее тело в ожидании.
   Ногтями он пробежался по изгибам тела, заставляя вздрагивать от предвкушения. Его глаза горели огнем. Его медленные, нарочито медленные, растянутые до невозможного ожидания ласки, возбуждали очень сильно.
   - Шел, - простонала я, не выдержав, - я так больше не могу.
   - Потерпи, еще немного и тогда все произойдет, - он улыбнулся своей невозможно обаятельной демонской улыбкой, и я напряглась, все тело напряглось в ожидании.
   Он сделал движение только тогда когда изучил полностью мое тело со всех сторон. Его естество был настолько большим, что при виде его желания сначала озадачилась. Но Шелсар был аккуратен и нежен, он не позволил себе лишнего или нетерпения. Его движения наполняли меня полностью, позволяли привыкнуть к нему и расслабиться.
   Когда медленных движений мне не хватило, прошептала:
   - Еще, - он улыбнулся.
   Постепенно ускоряясь, Шелсар стал медленно, но верно доводить меня до полной прострации. Мысли потерялись, осталось лишь чувства единения с моим демоном. Наша с ним связь крепла с каждым разом, с каждым движением во мне. Чувствовала, как происходит перестройка всего организма. Как начинаю ощущать то, чего раньше не могла. Обострилось обоняние, аромат нашей страсти стал сводить с ума, запах Шелсара во время любви был не передаваемо возбуждающим.
   Видела себя его глазами, видела, сколько удовольствия получаю от близости с ним. А так же ощутила его напряжение и его желание обладать мной. Я чувствовала, как он невероятными усилиями сдерживает себя, чтобы не навредить мне и доставить максимум удовольствия.
   - А теперь держись, - тихо прорычал демон и показал все, что он может.
   Теперь он больше не сдерживался. Он разрывал меня и мой мир на куски. Ломалось все в моей жизни, падали оковы, о которых я не подозревала, убирались все ограничения. Мой мир, сложенный из запретов и человеческих ограничений рухнул.
   Мне открылось мирозданье во всей своей красе. Я видела все вокруг очень четко и ясно, смотрела вокруг и в каждом образе, каждом движении видела смысл. Теперь знала, зачем этот мир создан, мне стал понятен этот сокровенный смысл творца.
   - Моя пара, - прорычал демон.
   И столько нежности в этом почти зверином рыке было. Я чувствовала, как он подрагивает во мне. Реальность начала возвращаться.
   - Что это было? - тихо спросила его, глядя ему прямо в глаза.
   - У демонов всегда так, мы уходим из этого мира, и наша любовь заканчивается в другом измерении, - он улыбнулся. - Тебе понравилось? -Спросил он, перекатываясь рядом со мной.
   - Не поняла, но очень интересно, - честно ответила ему.
   - Ты необыкновенная женщина, - засмеялся он так искренне, что стала смеяться вместе с ним, не очень понимая над чем.
   Он потянулся ко мне и стал целовать. Его губы наконец-то подарили успокоение моим искусанным губам, пересохшим от горячего дыхания. Мы целовались долго, растягивая поцелуй на невозможно длительное время. Дыхания не хватало, но мы не могли оторваться. Не могли разорвать этот сладостный поцелуй.
   - Маррина, - прорычал мне демон.
   - Да, - отозвалась ему в порыве горячих поцелуев.
   Больше он не спрашивал, теперь он обращался со мной как со своей собственностью. Он знал мое тело уже лучше меня. Его пальцы уверенно заскользили, заставляя выгибаться от предвкушения и желания.
   Губы не отпускали мои, ловя каждый вдох и слабые пока еще полустоны, от его ласк.
   - Демон, мой демон, - прошептала ему.
   В ответ услышала рычание, и рот мне закрыли поцелуем, не позволив больше сказать ни слова. Пальцы ворвались в меня, заставив выгнуться и почти закричать, но крика я не услышала, его губы не дали произнести ни звука. Он сжал ладонь, я забилась в его руках, стараясь оттолкнуть его.
   - Сейчас ты узнаешь, что я демон, - оторвавшись на мгновение от моих губ, прорычал Шелсар.
   - Ты! - возмутила на него.
   Больше не успела сказать, снова рот накрыли поцелуем. Нежности больше не было в нем. Демон показывал себя во всей красе. В нем не было жалости ко мне и моему телу. Пальцы были внутри меня и заставляли кричать от страсти и сильных ощущений, но крика я не слышала. Каждый мой крик демон выпивал с наслаждением, я видела в его глазах, какое удовольствие он испытывает от того, что раз за разом доводит меня до сумасшествия, дает перевести дыхание и снова продолжает доводить меня до оргазма. Жестко, безжалостно, быстро.
   Когда уже не было сил кричать и сопротивляться, Шелсар меня отпустил. Нежными движениями он гладил кожу и ласково целовал.
   - Да я демон, - с улыбкой проговорил он мне.
   Его губы нежно поцеловали истерзанные его поцелуями мои, он был нежен и спокоен.
   - Зачем ты это сделал? - прошептала наконец.
   - Хочу, чтобы ты поняла, что испытываю, обладая тобой, - ласково проговорил Шелсар, уютно устраиваясь между моих ног.
   - Я больше не могу. Это насилие, - мне уже ничего не хотелось. Хотелось только одного, чтобы он оставил меня в покое.
   - Я не тороплюсь, - ответил он мне и скользнул вниз.
   Его губы коснулись истерзанных губ внизу и ласково поцеловали. Теперь он заставлял вздрагивать от прикосновений губ. Он нежно касался, ласкал, и было ощущение, что залечивал истерзанную плоть.
   - Да вот так, - прошептал он мне, глядя в глаза. - Моя пара, - прорычал и впился губами, заставив застонать от удовольствия. Он оказался прав, кровь снова отозвалась.
   Снова испытать это невероятное ощущение единения, снова увидеть суть мирозданья. И страсть, что он во мне возбуждал. Этот мужчина, этот демон.
   - Демон, - улыбнулась ему.
   - Маррина, - угрожающе прорычал Шелсар.
   А я уже предвкушала его страсть, страсть демона.
   - Мой демон, - почти с вызовом произнесла еще раз и с удовольствием увидела, как зажглись огнем глаза Шелсара.
   - Моя паррра, - рыкнул он и одним движением приподнялся надо мной и сделал резкий толчок.
   Закричала от боли, он улыбнулся.
   - Да, я демон, - медленно вышел и снова резко рванул в меня.
   Снова мой крик разорвался вокруг нас.
   - Демон, - сказала ему, глядя в глаза.
   - Да, я демон, - он рвал меня изнутри, не позволяя привыкнуть к его размерам, вырывая с каждым движением мое: "демон".
   Мне казалось, что больше не выдержу, что он порвет меня куски, но на куски снова порвался мой мир. Он рухнул, оставляя реальность где-то далеко. Демон не останавливался и сейчас, я чувствовала его, это было не передаваемо. Через близость с ним чувствовать мир, ощущать каждую частичку его. Мы с демоном были частичкой этого мира.
   Услышала, как демон зарычал, волна прокатилась по телу и меня накрыла волна такого сильного ощущения, что казалось и мироздание порвалось на куски.
   - Марина, как ты? - услышала встревоженный голос Шелсара. - Марина, - он тряс меня, - я не хотел, я берег тебя. Ты меня пробудила! - закричал он.
   - Шел, я сама так хотела, не переживай, - прошептала ему одними губами.
   - Пришла в себя, наконец-то, - он сжал меня как безвольную куклу, - Марина, я демон, так нельзя. Ты разбудила меня, я не мог сдержать себя. Марина, пара моя. Больше такое не повториться, обещаю, - его колотило, он прижимал меня к себе и покачивался.
   - Пить, - попросила его.
   - Конечно, - Шелсар аккуратно положил меня на кровать и быстро пошел вниз на кухню.
   Посмотрела в окно, уже давно ночь. И тут меня осенила мысль. Ночь, а я все еще человек. Потом меня накрыл смех. Если бы я стала вороной, когда мы с Шелсаром любили друг друга. Нервный смех выплескивал из меня все напряжение, которое осталось после испытанного за сегодня. Я уж думала, что Шелсар выпил из меня все соки своей страстью, а тут что-то еще осталось.
   Шелсар вернулся и замер на пороге в недоумении, махнула ему рукой, пить все еще очень хотелось. Быстро подошел, положил руку на лоб.
   - У тебя жар, - произнес он озабоченно, - Как я так мог! - зло воскликнул он, - Нельзя, никак нельзя было, нужно держаться!
   Рык потряс дом до основания, он кинулся к верхнему ящику комода и достал кожаные ремни, начал связывать себе руки.
   - Шел, успокойся. Дай мне попить, - постаралась сесть.
   Он кинулся помогать. Усадил и подал стакан с водой. Выпила залпом, приложила руку ко лбу, действительно горячий.
   - Шел, я сама этого хотела. Сама просила и требовала от тебя именно такой любви, - улыбнулась распухшими губами.
   - Прости, Марина, я демон. - Он упал передо мной на колени и уткнулся лицом ко мне в колени, - Я не хотел тебе причинить боль. Берег тебя, был нежен, но твои слова, твоя кровь разбудили меня, мою сущность.
   - Шел, мне бы поспать. Утром будет лучше, - я устало упала на спину.
   Он раздвинул мои колени и положил ладонь на истерзанное им место. Тепло стало распространяться и наполнять все внутри. Я видела, как свечение клубилось над моим пахом, потом, когда болезненные ощущения прошли, стало расти и распространяться на все тело. Свечение коснулось губ, и я поморщилась, начало щипать, но заживало.
   Становилось легче, боль ушла, осталась лишь усталость.
   - Шел, иди сюда, - теплое, родное чувство, испытываемое к нему.
   Шелсар поднялся и осторожно прилег рядом.
   - Я ни о чем не жалею. Как на твоем языке сказать ... - замолчала, понимаю, что "люблю" в данном случае не подходит, - пара? Как называется это чувство на твоем языке? - все же смогла сформулировать вопрос.
   - Таарета, - с нежностью произнес Шелсар.
   - Таарета, мой демон, - улыбнулась ему.
   Он довольно рыкнул и улыбнулся.
  
   Утром проснулась от одуряющего, сладковато-терпкого запаха желания демона. Я раздувала ноздри, впитывая его всем телом и чувствуя, что мое желание пробуждается с невероятной силой.
   - Таарета, Маринэ, - прорычал мне Шелсар на ухо и прижал к себе.
   - Таарета, мой демон, - сказала ему и выгнулась под его руками.
   Рык демона пробрал меня насквозь, но он сдержался. Шелсар накрыл мне рот рукой, не позволяя больше называть его демоном. Я обхватила его пальцы губами, волна нетерпения пробежалась по его телу.
   Шелсар перевернул меня на живот и навалился сверху. Прикусила подушечки его пальцев зубами, резкий и такой ожидаемый толчок во мне заставил застонать и прикусить сильнее. Рычание демона стало мне ответом. Но Шлесар держался и дарил мне удовольствие от близости с моей парой. Теперь я понимала, что это такое. Наше единение было полным.
   Упивалась им не только физически, аромат нашей страсти дарил дополнительное удовольствие. Я чувствовала его эмоционально, чувствовала в нем демона. Его силу, мощь, от которой захватывало дух и заставляло трепетать под ним.
   Тело выгибалось от его движений в ожидании того момента, к которому демон упорно вел. Шелсар был нежен и аккуратен, все его движения были заметно медленными, тягуче сладостными.
   Вторая рука скользнула подо мной, по животу и нашла чувствительное место, пальцы сжали и начали свой танец, заставляя утратить последние остатки благоразумия.
   - Демон, мой демон, - прошептала ему, но рука лишь плотнее сжала рот, не позволяя мне произнести ни слова.
   Шелсар и сейчас сдержался, не выпустил свою сущность, жалея меня и нежно даря наслаждение. Моя пара, как же он хорошо чувствует меня, мои эмоции, мое тело.
   Чувствовала его жажду обладания и видела терпение, с каким он подводит меня к оргазму. Это полное единение, понимания и осязания друг друга было потрясающим. Мы были единым целым, и секс был лишь формой проявления, выражения небольшой части наших чувств.
   Волна подступающего оргазма накрыла, и мы оказались в Мирозданье. Его движения стали ощутимее, острее, рот был по-прежнему накрыт ладонью. От невозможности сказать, я зарычала, от полноты чувств, от невозможности выразить словами, что испытываю сейчас.
   - Таарета, - в рыке сказала сквозь пальцы и от этого его движения стали настолько сильными и резкими, что мир порвался.
   - Таарета, - скорее догадалась, чем услышала его рык.
   Очнулась от легких поцелуев на плечах и спине.
   - Таарета, моя демоница, - ласково говорил Шелсар между поцелуями.
   Его плоть еще подрагивала во мне, не отпуская. Было настолько хорошо быть рядом с ним, что не хотелось уходить из этого логова.
   - Таарета, мой демон, - улыбнулась в простынь подо мной.
   В этот раз он не зажал мне рот рукой, отпустил, перевернул, поднял к себе, так как стоял на коленях на кровати, и нежно поцеловал.
   Шелсар встал на пол, подхватил меня на руки и понес в низ. Пришли на кухню. Он смотрел в мои глаза и улыбался.
   - Кофе будешь? - боднул носом в нос, так нежно и ласково. Улыбка не сходила с моего лица.
   - Буду, - ответила ему.
   Он перехватил меня, заставив обнять его ногами, придерживая за ягодицы одной левой рукой, что ему явно не доставляло неудобства, правой рукой стал готовить кофе для нас. Шелсар не отпускал меня ни на минуту, ни на секунду, отвлекался лишь взглядом на кофе.
   Разлив кофе по чашкам, поставил их на стол и посадил меня к себе на колени. Наша нагота не смущала. Были вместе и его глаза искрились, переливались всеми оттенка голубого.
   - А почему демоница? - приятно щурилась на аромат горячего напитка, поднося край чашки к губам, спросила Шелсара.
   - Ты зарычала, - он улыбнулся так, что у меня сердце зашлось.
   - Ты закрыл мне рот, - улыбнулась ему в ответ.
   - Ты зарычала как демон. Это рык ни с чем не спутаешь, - тряхнул головой, и платиновые волосы заискрились, привлекая внимание. Неужели и у меня такая красота?
   - Шел, объясни мне. Я не очень поняла, почему стала демоном, откуда взялся зов крови? - задала самые интересующие меня вопросы.
   - Помнишь, молния ударила, и у тебя было повреждено крыло? - Кивнула, такого ужаса не забыть. Уж думала, утону. - Тогда я провел обряд. Заменил твою кровь своей. Не знал, что это ты, думал ворона, понравилась она мне. Этот обряд для животных дает подчинение. Интересная ворона была, хотелось пообщаться подольше. Не ожидал, что это ты. А для человека - полная замена крови. В тебе течет кровь демона. По крови ты демоница. Теперь тебя минуют все человеческие болезни. И вот твоя кровь неожиданно бросила мне зов. Она уже не моя кровь, твоя, но демона. Моя кровь приняла вызов, что случается не часто и не редко. Мы живем вечно, потому не торопимся с выбором пары, как люди. Не всегда отвечаем на вызов, но если ответили, то пара состоялась. Происходит перестройка всего в наших телах, чтобы соответствовать друг другу. Ты почувствовала это?
   Кивнула, чувство было потрясающе объемное. Шелсар прав, не все можно описать человеческими словами. Очень хотелось выучить его язык, чтобы выразить все, что испытываю. Но сейчас слушала молча, впитывая всю информацию, что он мне давал.
   - В тот миг, когда узнал, что это ты был потрясен. Совершенно не ожидал. Ты вообще была особенной женщиной, таких, как ты, не встречал, за всю свою жизнь. Но дать тебе свою кровь! Этого не собирался. Абсолютно! Ты мне веришь? - с тревогой посмотрел на меня Шелсар.
   - Верю, а почему тебя это так беспокоит? - спросила его, вертя чашку кофе в руках.
   - Стать демоном - это не просто так. Никто из демонов не захочет человеку дать свою кровь. Будет смотреть, как он умирает, но своей кровью не поделиться, - у него промелькнуло такое странное выражение на лице.
   - Ты поделился своей кровью ради спасения человеческой жизни? - невольно спросила его.
   - Да. За это был проклят. Я не мог смотреть, как умирает у меня на глазах молодой парень, в расцвете лет. Я знал, что могу спасти его с помощью своей крови и провел обряд. Он выжил. - Снова поморщился.
   - Что с ним стало? Демоны из моего клана убили, чтобы не разошлась наша кровь. После этого меня прокляли и изгнали из дома. Теперь я падший демон, - горько усмехнулся Шелсар.
   - О падших ангелах слышала, но чтоб падший демон, о таком даже не могла представить. Трудно тебе здесь, на земле, среди смертных? - провела рукой в волосах. Теперь это все мое, нет никакого стеснения в моих движениях.
   - Трудно было. Все другое, но потом притерся, привык, - увидела, как его ноздри чуть расширились от моего движения.
   Я замерла, он стал втягивать воздух осторожно, стараясь не показать мне, что заинтересован. Приняла его игру, медленно поднялась, уже в предвкушении. Он отпустил как-то неуверенно. Тяжесть в ногах заставляла двигаться замедленно. Отошла к столу с пустой чашкой в руках. Чуть в поклоне поставила на стол, полностью ощущая его эмоции от моего вида сзади.
   Как будто видела себя его глазами и ощущала его возбуждение. Потянула носом, раздувая ноздри, не только ощущения. Опьянил сладковато-терпкий аромат его желания, обладания моим телом, но он держался.
   Повернулась к нему лицом и встретилась с глубокой синевой потемневших глаз. Присела на столешницу, бесстыдно отведя ногу в сторону и поставив ее на табурет.
   - Мой демон, - громко прорычала ему. Не знаю, откуда взялся этот голос, но это был рык.
   Одним рывком он подался ко мне, я лишь раскрылась шире, впуская его в себя. Распахнула глаза, стараясь вобрать всю его страсть и жажду обладания собой.
   - Таарете, мой демон, - прорычала ему.
   - Таарете, моя демоница, - услышала рык в ответ, который заставил затрепетать мое тело.
   Демон вырвался на волю, чего я так желала. Он рвал и метал меня. Я лишь рычала на его грубые ласки и растворялась в этом безумии. Запах страсти демона безумно меня возбуждал. Он двигался во мне очень жестко.
   - Демон! - кричала ему в лицо, упиваясь своей болью и его страсть.
   Шелсар рычал и вдалбливал в меня свое естество, заполняя меня до отказа.
   - Позволь, - остановила его рукой.
   Он замер от неожиданности. Освободилась от него, получив невозможную и не нужную свободу. Ухватилась жадными пальцами за влажную еще плоть и пробежалась от края до самого основания, вызвав стон из груди демона.
   - Демон! -Выкрикнула в лицо, его глаза полыхали огнем.
   Он сорвался на поцелуй в губы, терзая и сминая под собой все.
   - Я демон, - прорычал он и запустил в меня свои пальцы, вырвав стон из груди.
   Он начал свою игру. Хищная улыбка озарила его, когда он быстро довел меня до оргазма. Выслушав мои стоны, с той же улыбкой.
   - Рычи, моя демоница, - почти с нежностью потребовал он.
   Все это время, как за спасательную соломинку хваталась и держалась за его плоть. Он прав, я демоница. Поднялась со стола и посмотрела прямо в его глаза, бросила ему еще один вызов. Теперь я так же участвовала в этой игре. Мои пальцы ласкали его естество, не отпуская и вырывая тихие полу стоны из него.
   - Демон, ты мой демон, -тихим утробным рыком сказала ему, от чего он на мгновение замер.
   Отбросил мою руку и ворвался в меня. Разрывая мою плоть изнутри и даря невозможное наслаждение. Он двигался быстро, разбивая все внутри, демона было не остановить. Ни жалобами, ни стонами, ни криками.
   - Демон, - глядела ему в глаза и рычала.
   Губы слились в поцелуе. Он хотел заставить замолчать меня. Я же отвечала на его сумасшедшие поцелуи. Шелсару показалось мало этого, он подхватил меня со стола и, подхватив за бедра, стал насаживать меня на себя на весу.
   Я взвизгнула от острой боли, что пронзила, и мы ворвались в Мирозданье, тяжело дыша. Несколько секунд было покоя. Потом он продолжил насаживать меня на свою плоть, заставляя оторваться от всего, и порвал мой мир окончательно. Проваливаясь в забытье, услышала свой прощальный рык, умирающего зверя. С тихим рыком я умирала в его любви. Мне было этого достаточно.
   - Маринэ! - кричал Шелсар где-то далеко. - Маринэ! Очнись! Что я наделал!
   - Ты не можешь меня убить, -улыбнулась и рассмеялась.
   Я лежала распластанная на кухонном столе среди чашек из-под кофе и улыбалась хищной улыбкой. Я теперь поняла. На время моего договора со Смертью никто надо мной не властен, даже сама Смерть. Я не буду теперь каждый вечер становиться вороной, я должна успеть найти эту чашу.
   - Смерть мне сделала шикарный подарок, - продолжала хохотать на столе, - Никто надо мной не властен. Я не буду вороной и умереть не могу, пока действует договор, - сказала в приступе смеха обеспокоенному Шелсару.
   - Маринэ, что я натворил? - сокрушался Шелсар.
   - Разве ты жалеешь, что любил свою демоницу, как демон? - приподнялась над столом.
   Шелсар замер на несколько секунд. Потом впился поцелуем.
   - Таарете, моя демоница, - произнес Шелсар и впервые увидела, что он счастлив. Полно, безмерно и абсолютно.
   Меня потрясло это чувство в глазах демона. Казалось, что может быть таким сильным потрясением для демона? Ведь он бессмертен, мог бы найти давно себе пару и быть счастливым, но он был все это время одинок, на нашей земле, среди людей. Он был изгнанником из родного, пусть по его понятиям жестокого дома, но дома, где были родные и понятные демоны, знакомые ему с детства. А здесь на земле он был абсолютно одинок. Еще удивлялась его тоске в глазах, которая пряталась так глубоко, что почти была не заметна, но мое чутье просто ее угадывало.
   Теперь же, найдя меня, мы стали родными душами, парой, единой и неделимой. Он был счастлив, он был настолько счастлив, что даже не задавалась вопросом - счастлива ли я?
   Лежа на столе, принимая нежность его рук, которые прошли по моему телу, смотрела на Шелсара и была счастлива от одной лишь мысли, что счастлив он. Демон прав, такое чувство не описать словами, я лишь наслаждалась нашим единением, надеясь в будущем выразить словами на его языке все, что сейчас испытываю к нему.
   - Шел, со мной все хорошо, - поймала его руку и поцеловала.
   - Маринэ, ты же человек, - ласково произнес демон.
   - Демоница, - улыбнулась ему.
   - Моя демоница, - Шелсар приподнял к себе и нежно поцеловал.
   Снова взял на руки, боясь расстаться со мной, и поднялся на второй этаж, выбрал для нас два шелковых халата, оделся сам, одел меня. Я с улыбкой наблюдала за всей его заботой. Это было так нежно и так трогательно. Но что удивительно, чувствовала, что сделала бы тоже самое для него. Вспомнив, что мы с ним не ели не известно сколько времени, сбежала из его объятий и спустилась на кухню.
   Включила телевизор, новости забарабанили о политике и мире финансов. Удивительно, но меня это вообще не интересовало. Нашла местные новости, где журналисты в подробностях рассказывали о прошедших гонках, авариях и последующей утренней погоне. Журналисты во всех городах журналисты, старались сделать рейтинги себе, своему каналу и вытягивали из мельчайших подробностей сенсацию, рассказывая на придыхании о незначительных деталях.
   Увидела свою аварию, записанную камерами наблюдения с гонок. Ужаснулась. Если бы не подушки безопасности в бумере Шелсара, вряд ли осталась бы живой. На экране иногда мелькали мои платиновые волосы. Как устроитель и главный руководитель всего этого буйства на гонках, часто попадала в поле зрения камер.
   Шелсар все это время стоял рядом, я чувствовала его дыхание. Но мне даже не требовалось поворачиваться к нему, чтобы понять его чувства. Сейчас он любовался моей фигурой в тонком халате, вот отвлекся на аварию и испытал такой же ужас при мысли, что меня спасли лишь подушки безопасности.
   - Если бы я знал, никогда не пустил тебя туда, - прошептал он мне, прижимая к себе.
   В ответ лишь улыбнулась. Это прошлое, сейчас я здесь, я жива и готовлю для моего демона вкусный и сытный обед. Да уже обед. Мы со своей любовью просто забыли о времени.
   Дотрагиваясь до метки на груди, ощущала горячий разряд, время шло, нужно торопиться. Нашла телефон Шелсара, набрала номер Николая.
   - Коль, я на три недели выпаду из жизни. Звонить и искать меня бесполезно, - радостно сообщила своему другу начальнику.
   - Маринка! - грозно взревел друг и начальник. - Сейчас же говори где ты и с кем? Тебя похитили? Что случилось?
   - Она со мной, - вырвал у меня трубку из рук Шелсар. - Да, я ее люблю и никуда не отпущу от себя.
   Николай еще что-то пытался сказать, доказать на той стороне, но Шелсар лишь улыбался на его слова.
   - Отдай, - пихала демона, - Отдай, мне поговорить с ним нужно.
   Демон не сдавался, тогда поднялась на носочки и, дотянувшись до губ, поцеловала. Телефон мне тут же вернули.
   - Коль, все в порядке. Марусе привет передавай, - все же ворвалась в поток угроз и претензий к Шелсару.
   - Маринка, ты соображаешь, что ты делаешь? - тут же возмутился на меня.
   - Полностью, - заверила его.
   Николай завис на той стороне, обдумывал.
   - Ты всегда с головой дружила. Надеюсь в этот раз ты тоже отдаешь себе отчет в своих действиях, - уже ворча, но не возмущаясь сказал Николай.
   - Да, Коль. С полной ответственностью. - Подтвердила ему.
   - Марина, в офис зайди и посмотри бумаги, персонал перед своим исчезновением, - спокойно распорядился Николай. - Где тебя искать, если что?
   - Бесполезно, Коль. В случае необходимости, буду сама звонить, - пообещала ему.
   Отключилась. Завтрак был готов. Сделала телевизор без звука, мелькала реклама. Получила нежный поцелуй от демона и растворилась в его улыбке.
   Завтракали мы молча и быстро. В голове у меня выстраивался план на сегодняшний день. Меня интересовали диггеры.
   Как же не вовремя Смерть забрала Стаса, вот досада. Ведь он как раз пришел, чтобы рассказать о диггерах и как их здесь найти. Так привыкла полагаться на его сильное плечо и опыт в розыскной деятельности. Опять же связи у него в городе были.
   Как же мне не хватало Стаса, тут до меня дошло, что я продолжаю Стаса любить. Чувство к Шелсару смело все на своем пути. Оно сильное, мощное, но Стас, к нему испытывала такую нежность. Дотронулась до метки на груди. Ради Стаса сделаю все возможное и невозможное и даже больше - это был мой принцип по жизни. Всегда сделать лишний шаг за пределами невозможного. За это меня называли экстрималкой, за это ценил Николай, потому что сам был такого же склада.
   - Думаешь о нем? - перехватил мою руку у груди, которой машинально поглаживала слегка горячую метку, Шелсар и поцеловал пальчики.
   Подняла на него глаза. Ревнует, видно, как в глазах полыхают огоньки, но старается сдержаться.
   - Да о Стасе, - сказала ему, глядя прямо в глаза. Увидела сколько боли пронеслось в них. - Шелсар, не смей ревновать. Да, я его любила и люблю. И сейчас ему нужна помощь. Я от него не откажусь. И я твоя демоница, - хищно улыбнулась ему.
   - Моя демоница, - медленно, как будто пробуя эти слова на вкус, произнес Шелсар.
   Столько нежности было в его словах, а глубоко внутри вдруг услышала, как Шелсар рычит от удовольствия.
   - Шел, мне нужно в офис заскочить и искать этих диггеров. С этим, думаю, инет поможет. А вот насчет самой чаши, ума не приложу с чего начинать. В инете тоже посмотрю, хоть что-то наверняка будет, но как-то надо наращивать обороты. Что-то мне подсказывает, что Смерть нам дала не реально короткие сроки. Подрядчик, чтоб ее. - Последнее процедила сквозь зубы.
   Шелсар вышел из кухни и вернулся с буком в руках, поставил передо мной.
   - Держи свой инет, я скоро вернусь, - поцеловал.
   - Ты куда? - не в силах с ним расстаться.
   - Тебе что-то нужно одеть. Ты мне нравишься и в халате и без него, но в городе придется одеваться. У меня нет женской одежды, - снова поцелуй.
   - Это радует, - улыбнулась ему.
   Шелсар вышел, взревел Хамер. Я же погрузилась в инет, широкие просторы которого давали разные сведения о моей цели.
   Основное было одно - чаша существовала в природе. Из нее пил Иисус, а после его смерти в нее собрали его же кровь. Дикие времена. Замнем нравы для ясности. Теперь меня интересует, почему чашу нужно искать на территории Волгограда? Вот тут никаких сведений не было. Почему Смерть решила, что ее здесь спрятали? Откуда у нее такие сведения? Задумчиво стучала маникюром по столешнице, пытаясь понять.
   Значит начинаем с диггерами. Что говорит инет о них? Есть несколько интересных ссылок. Вот они герои подземелий. Их фото, красиво снято, хотя с дрожью представляю запах. Нашла несколько телефонов, набираю подряд в надежде, что кто-то откликнется.
   Четвертый телефон отозвался. После длинных гудков мужской голос произнес долгожданное:
   - Слушаю!
   - Здравствуйте, - поздоровалась с ним вежливо. Там ожидание, - Можно мне с вами встретиться? Ваш телефон нашла в интернете, меня интересуют диггеры.
   - Вы журналист? - раздражение на той стороне.
   - Нет, я по личному. У меня знакомый пропал. Есть подозрения, что он под городом заблудился, - начинаю вдохновенно сочинять на ходу. Не про чашу же Грааля ему говорить по телефону? За сумасшедшую примет.
   - Давно? - явная заинтересованность в голосе.
   Прикинула, сколько времени Дамон в подземелье?
   - Три дня, - отвечаю.
   - Раньше был под городом? - заинтересованность явная.
   - Нет. Впервые в городе, - чистая правда.
   - Вечером у фонтана дружбы. В семь. Наберете еще раз номер, встретимся. Извините, у меня работа, - отключился.
   Ну, вот хоть, что-то. Как раз и я в офис успею.
   План на день был разработан. Шелсара не еще не было. в задумчивости водила пальцем по столешнице, повторяя узоры.
   Столько всего случилось с тех пор как я приехала в Волгоград. Сначала вороной стала становиться, потом Стас. Его любовь, заставившая пробудиться старые чувства. Конечно не сказала ему, что тоже его люблю. И как оказалось, была права. Дальнейшие события показали, что неизвестно, чем все это закончиться. Но себе-то я врать не буду и утаивать тоже. Стас тот мужчина, о котором бредила и страдала все это долгое время, стараясь забыть его. Мы расстались, он уступил требованию свое мамы и остался в городе, отказался от своей мечты поступить в Высшую школу МВД в Москве. Он с подросткового возраста зачитывался детективами и представить себе не мог другой судьбы.
   Здесь он тоже пошел в следственную школу в городе. Как бы тоже, но не то. Он работает сейчас там, где мечтал. Опер, как сказал он на мой вопрос, его призвание. Стаса не затрагивала чернота и грязь его подозреваемых и окружения. Его интересовал азарт следователя, раскрыть, догадаться, найти и поймать виновного. Он не занимался убийствами или чем-то там серьезным. Не потому что не потянул бы, а потому что считал, что вымести дрянь с улиц в виде рэкета, наркоты, проституции, насилия, организованной преступности, для него важнее. Он хотел жить в максимально чистом городе.
   Стас был чист душой, не смотря на такой долгий срок службы в органах. При этом друзья у него были, не перебегал дорог сослуживцам и всегда искренне помогал и радовался успехам товарищей.
   А сейчас ... тяжесть такая на сердце навалилась. Смерть забрала его к себе, как заложника. Но ведь это Стас, он, даже находясь в заложниках, не будет сидеть спокойно. Эта мысль взбодрила. Сейчас придется действовать без него, но нужно прикидывать, что Стас найдет лазейку и выберется. Лишь бы договор со Смертью никакой не заключил. Я уже понимала, что попалась в ловушку. Но зная, что впереди избавление Стаса, нисколько об этом не жалела.
   Кивнула сама себе, на все эти мысли. Правильно решила. Стаса я не брошу и буду вытаскивать из лап Смерти. Не отдам!
   Шелсар. От звука его имена заурчало где-то внутри. Чувство было новое, незнакомое, объемней, чем любовь к Стасу. Это было совсем другое. На минуту замерла осмысливая. Ведь к обоим мужчинам не равнодушна, совсем не равнодушна. Как же мне быть? Потом тряхнула головой, сначала надо выполнить условия Смерти, тогда уже буду думать. Нельзя делить шкуру неубитого медведя.
   Знаю, что ни один из них не потерпит другого рядом со мной. Может быть, Смерть на это и рассчитывала в итоге? Тогда кто ей нужен? Стас? Шелсар? Шелсар - тут же пришел ответ. Ей нужен бессмертный демон. Стукнула кулаком по столу. Мой демон ей понадобился. Не отдам!
   Значит, Стас оказался здесь разменной монетой. Смерть уверена в том, что он останется у нее. А почему? Потому что я должна проиграть по ее планам. И вся эта ее речь с моими неожиданными ходами мне на тщеславие и притуплении бдительности. Еще раз долбанула кулаком по столу.
   Неужели вся эта игра затеяна только ради того чтобы Шелсара забрать? Вот в этом вопросе я была не сильна. Надо культурно у моего демона спросить. При воспоминании о нем, уютно заурчало внутри. Соскучилась уже.
   В это время услышала рев Хамера и шорох шин на дорожке, двери были открыты настеж, лето, жара. Улыбнулась тому, что вернулся, и побежала встречать.
   Замерла на пороге, невольно поджав ногу при виде его. Серебристая волна платиновых волос заискрилась на солнце. Жара палила вовсю. Я смотрела и любовалась как он выходил из машины. Плавным движением подошла к нему и замерла. Он резко обернулся, ноздри расширены. Учуял уже, улыбнулась ему, протянула руку и запустила в платину волос.
   - Мой демон, - низким рыком сказала ему.
   Все ограничения этим были сняты. Быстрым движением меня прижали к стене гаража, подхватили под ягодицы. Я с предвкушающей улыбкой обхватила его ногами, прижимаясь уже горячим местом к нему, руками обвивая шею.
   - Моя демоница, - зарычал он и ворвался в меня.
   - Да, мой демон, - зарычала ему в ответ.
   Он стал неиствовать, даря мне ни с чем не сравнимое наслаждение. Спина терлась о шероховатую поверхность гаража. Его плоть вторгалась с новой и новой силой. Ему все было мало, он хотел большего.
   Перенес на еще горячий капот Хамера и положил. Освободил, любуясь на то место, где только что властвовал. А мне было мало.
   - Еще, я хочу еще, мой демон, - попросила его, глядя в его потемневшие от страсти глаза.
   - Я демон, - хищно улыбнулся и запустил в меня пальцы, сжимая и разжимая в ритме, который быстро довел меня до накрывшего волной оргазма.
   - Я демон, - рев был сильнее.
   Еще приходя себя от испытанного оргазма, открыла глаза и увидела, распахнувшиеся крылья. Его твердая плоть снова ворвалась в меня, заставив закричать от боли и удовольствия. Если до этого думала, что привыкла к его размерам, то сейчас поняла, он меня щадил.
   Сама закрыла себе рот рукой и слезы потекли из глаз, но пощады мне никто не даст. Мой демон вырвался на свободу, сейчас он был таким, какой есть на самом деле.
   Он входил в меня без пощады и жалости, я лишь прикусила свою руку до крови. От запаха крови его ноздри затрепетали, и он стал еще более жесток со мной. Я не просила пощады, принимая его таким какой он есть, подчиняясь каждому движению и желанию.
   Видела, как подрагивают крылья, слышала его рык, принимала всем свои внутренним миром и дрожала от этого. Демон меня перевернул и поставил спиной к себе.
   - Еще? - прорычал он.
   - Да, мой демон, - с вызовом повернулась к нему.
   Он провел ладонью по моей щеке, поймала палец губами. Он тихо рыкнул и снова вошел, раздвигая мою плоть. Движения были нежными, теперь он не тропился, растягивая удовольствие.
   - Еще? - тихо прорычал над ухом.
   - Да, мой демон, - с нежностью отозвалась ему.
   Мой нежный демон стал медленно доводить меня до пика экстаза. Больше он не буйствовал, наслаждаясь этим моментом единения. Для меня мир окружающий нас открылся по-новому. Ноздри затрепетали, уловив аромат нашей страсти, влага текла по ногам, издавая умопомрачительный запах. У меня кружилась голова от него, как только демон сдерживался, было не понятно. Я чувствовала запах демона, его пот, запах его желания, острая боль пронзила меня, от чего демон вздрогнул. Конечно, мы же чувствуем друг друга. Он понял, насколько сильно его желаю и снова сдержался, продолжая медленно двигаться, позволяя насладиться всем, что с нами происходит.
   Руки легли на грудь, массируя выступающие соски, они же направляли нас в движении, заставляя в этом замедленном танце двух тел чувствовать остроту желания. Потом одна рука спустилась вниз по животу и захватила чувствительное место, от массажа которой я взвыла в нетерпении.
   - Демон! - выругалась я.
   - Демоница моя, - рассмеялся Шелсар.
   Больше меня не жалели. Буйство его страсти накрыло меня и понесло по волнам оргазма и наслаждения. Я рычала и стонала под его руками, извивалась под ним и просила еще. Мне нравилось все, что он делал. Не могла остановиться и просила еще.
   Демон смеялся надо мной, доводя этим до очередного оргазма, и снова начиная танец во мне попеременно своей плотью или пальцами. Когда кончил демон, я не поняла. Потому что острота ощущений слилась в одно, и я уже не понимала где он, а где я. Где его ощущения, где мои, настолько остро чувствовала его.
   - Маринэ, - услышала нежный голос Шелсара.
   Открыла глаза и первое, что увидела - белые крылья надо мной, они загораживали солнечный свет, даря необходимую тень моему горячему телу.
   - Маринэ, как ты? - в голосе была тревога.
   - Таарете, мой демон, - улыбнулась ему.
   Мне подарили такой нежный и благодарный поцелуй, что моя демонская сущность не выдержала и зарычала. Шелсар вздрогнул и прижался сильнее.
   - Тише, моя демоница, второй раз, боюсь, ты не выдержишь, - ласково проговорил Шелсар, - Прости, выпустил свою демонскую сущность на свободу.
   - Я очень этому рада. А ты? - ласково спросила его.
   - Я счастлив. Очень счастлив, что смог быть с тобой самим собой, - его глаза и, правда, сияли счастьем.
   Смотрела, любовалась им и радовалась. Чувствовала, как он безмерно счастлив и понимала, что будет тот момент, когда меня поставят перед выбором - Стас или Шелсар. Но сейчас эти несколько мгновений счастья принадлежат моему демону.
  
   Опер
  
   Серая мгла неожиданно окружила меня. Инстинкты сработали, присел, пригнулся и стал оглядываться. Вокруг тишина, никаких звуков, даже шевеления. Несколько минут пытался понять как я мог так неожиданно оказаться в этой серой мгле прямо из квартиры Марины.
   Последнее что увидел - это Марина на кровати и напротив нее серое нечто. Кажется это было то, что она назвала Смертью. Получается, я умер? Тогда где чистилище и всякие атрибуты загробной жизни, что нам так часто обещали?
   Смерть опять была напротив Марины, неужели снова смотрела ей в глаза. Что же тогда с ней случилось. В прошлый раз Марина еле пришла в себя. Как Шелсар сказал, моя любовь вернула ее к жизни, заставила снова ожить. Марина там, я здесь!
   Встал на ноги и попытался пройтись, определиться, где я и как отсюда выбраться. То что меня просто куда-то перенесло, я уже понял. Нужно разобраться куда. Сколько я шел не знаю, но ничего не менялось вокруг, все было одно и тоже. Убедившись в этом, сел и задумался. Сколько мне здесь придется провести времени?
   С физиологической точки зрения скоро во мне проснутся естественные потребности. Как жажда, голод. Тот, кто меня сюда перенес, должен понимать, что без их удовлетворения я скоро умру. Может быть, Смерть как раз стремилась именно к этому? Тогда зачем нужна эта мучительная смерть от жажды и голода? Меня хотят за что-то наказать или проучить, или заставить к чему прийти? То есть я должен сделать из своей ситуации определенный вывод и прийти к нужному решению того, кто меня сюда перенес.
   Какое решение может принять человек в такой ситуации? Правильно полное подчинение от страха перед смертью от голода. Какие еще выводы я должен здесь сделать? Что моя жизнь полностью кому-то подвластна и мое трепыхание, сопротивление будет практически бессмысленно. Но это пока, пока не появился мой похититель.
   Интересно сколько, по его мнению, мне достаточно времени, чтобы прийти к полному подчинению? Этот вопрос меня позабавил. Не в моем характере было подчиняться. Служебная субординация - это одно, служба должна быть с порядком, чтобы не наступил хаос в самой структуре и все отлажено работало. Но в тоже время на дикие фанаберии нашего начальства всегда отвечал отказом в резкой форме. Сначала меня пытались наказывать, а потом смирились. Хороший работник, как воздух, необходим отделу.
   Значит здесь два варианта: либо похититель не знает этой моей особенности и тогда начнется запугивание, либо знает и предложит что-то другое. Что именно мне могут предложить, что может меня зацепить? Ответ пришел сам - Марина. Только угроза ее жизни может заставить меня подчиниться кому-то. Кто посмел угрожать Марине? Вот теперь я был зол.
   Смерть, там была Смерть рядом с Мариной в ее квартире, потом меня перенесли сюда. Марине угрожает Смерть?
   - Почему сразу угрожает? Так поболтали немного, - раздался мужской голос рядом со мной, но никого не было видно.
   Резко оглядывался во все стороны, но никого не было.
   - Ты кто? - резко спросил.
   - Ты сам уже догадался, - все тот же мужской голос.
   - Смерть. - Резко выдохнул, холодный озноб пробежался по спине.
   - Да я. - спокойный ответ.
   - Я умер? - спросил и замер в ожидании ответа.
   - Ну почему сразу умер? Ты у меня, ну скажем так, в гостях, - в голосе послышалась улыбка.
   - Надолго? - нахмурился на эту оговорку.
   - Недельки три точно, но можешь прямо сейчас уйти, - сообщили мне довольным голосом.
   - Просто так ведь не отпустишь? - скорее утверждал, чем спрашивал.
   - Просто отпущу, но взамен попрошу об одной услуге, - спокойный голос Смерти заставил насторожиться.
   - Какой? - спросил, уже ожидая подвоха.
   - Об этом ты узнаешь в свое время. Как только ты мне понадобишься, я скажу, что нужно сделать, - сказал таким тоном как будто о какой-то мелочи.
   Только уже слышал об этих услугах, которые Смерть просила уличных гонщиков. Я молчал. Пауза затягивалась, чувствовалось, что напряжение вокруг меня стало нарастать. Но я даже мысли не пустил в ход. Есть такая техника - остановить внутренний диалог. Долго практиковался, вот и пригодилось здесь.
   Смерть явно начала нервничать, потому что серый туман вокруг меня стал сгущаться и потрескивать разрядами.
   - Почему ты молчишь? - прозвучал вопрос над самым ухом.
   - Думаю, - просто ответил ей.
   - Ты не думаешь! - сказали мне возмущенно и разряды снова пробежались по мгле.
   - Почему это тебя беспокоит? - спокойно спросил, внутренне смеясь на Смертью и ее возмущением.
   - Я хочу знать твои мысли! - возмутилась Смерть.
   Интересно, мысли она читать может, а вот чувства не чувствует. Не понимает, что я смеюсь над ней. Впрочем, этого не подумал, а на ощущениях словил.
   - Зачем? - пожал плечами.
   Смерть промолчала, мгла вокруг пришла в какое-то движение, было такое чувство, что она двигается вокруг меня и пытается понять. Интересно что?
   - Хочу понять, как ты это делаешь! - отрезала Смерть.
   - Просто, не думаю и все, - спокойно ответил ей. - Так что там с услугой?
   Мгла замерла и перестала двигаться, видимо Смерть отвлеклась от своего намеченного плана моим неожиданным для нее поступком.
   - Так ты говоришь Марина - это единственное, что может тебя заставить подчиниться? - спросила довольная Смерть.
   Кажется влип.
   - Именно, - произнесла довольная Смерть.
   Мгла неожиданно открылась, как театральная занавесь, и перед собой увидел неизвестную мне кухню. Там были Марина и Шелсар. Они разговаривали.
   - Каутэ дакхагар шартамэ, - произнес Шелсар и Маринка быстро подошла к нему и поцеловала.
   Еще несколько слов, а потом Шелсар подхватил Маринку на руки и понес на второй этаж. Глядя на все это, сжимал кулаки и понимал, что не могу ничего сделать.
   - Ты опять не думаешь! - возмутилась Смерть.
   Молчал, зубы свело судорогой.
   Картинка сменилась. Марина и Шелсар в постели. Смерть заставила просмотреть все. До ее последнего шепота: "Шел, я сама так хотела, не переживай".
   - Что скажешь на это? - спросила Смерть у меня.
   - Это ее выбор, - сквозь стиснутые зубы произнес вслух и выдохнул. Оказалось, что все это время я не дышал. - Почему она с ним? - все-таки не сдержался.
   - Зов крови демона, - ответила Смерть. - Ты знаешь, что Шелсар дал ей свою кровь?
   - Знаю, - так же сквозь зубы ответил и почувствовал, как меня стала пробивать дрожь.
   - Ее кровь бросила зов крови демону, и тот принял его, - был мне ответ.
   - То есть она не понимает, что делает? - спросил Смерть.
   - Очень хорошо понимает, - был ответ.
   Меня лихорадило не на шутку, если бы зубы не были стиснуты, было бы слышно, как они стучат.
   - Ты опять не думаешь! - Смерть возмущалась.
   А мне нечем было думать. Даже если бы захотел, мозг горел. От пережитого, от того, что видел Марину в руках этого белобрысого демона. Сразу он мне не понравился. Оперская чуйка не подвела меня.
   - Зачем ты мне это показал? - все спросил, с трудом разжимая зубы.
   - Мне нужно твое согласие, - нагло заявила Смерть.
   - Ты угрожаешь Марине? - это стало похоже на допрос, только допрашивал в этот раз Смерть.
   - Нет, она сама согласилась, - сообщила довольная собой смерть.
   - Какие у нее условия? - спросил уже уверенней, немного приходя в себя.
   - За три недели должна найти мне чашу Грааля. Если найдет - ты живой к ней возвращаешься, она перестает быть вороной каждую ночь, демонская кровь из нее уходит, - сообщила мне Смерть и сделала пафосную паузу.
   - Если проиграет? - теперь я ждал с напряжением.
   - Если проиграет. Ты умрешь, она получает жизнь без упокоения после смерти и перерождается снова и снова, ведь в ней демонская кровь, а тело человеческое. Интересный эксперимент будет, - сообщила довольная Смерть.
   - И что тебе нужно от меня? - задал ей в который раз вопрос, понимая, что у Смерти не все так просто.
   - Услугу, просто небольшую услугу, - Смерть была довольна, уже решив, что смогла меня уговорить.
   Да мысли мои она читать может, но вот чувства ей не подвластны. На даже не понимает, как меня разозлила тем, что предложила Марине.
   - В чем она будет заключаться? - продолжал упорствовать.
   - Ты узнаешь в свое время. Мне не хотелось бы, чтобы ты вышел отсюда и сразу же рассказал кому не надо об услуге. А так в нужном месте в нужном стечении обстоятельств ты выполнишь услугу и все, ты свободен. Хотя нет, - Смерть рассмеялась, - Если марина проиграет - ты умрешь. Впрочем, ты все равно умрешь.
   - Я знаю цели твоих услуг - смерть людей. - Медленно сказал, ожидая ответа от Смерти.
   - Да, ты прав. Смерть - это единственное, что меня интересует, - Легко согласилась Смерть, как будто это было само собой разумеющееся.
   - Чьей смерти ты добиваешься своей услугой? - продолжал допрос.
   - Не Марины. По договору на нее никто не имеет права, даже я. Так что эти три недели, ей ничего не угрожает, - сообщила мне Смерть.
   После таких слов выдохнул, хоть что-то.
   - Тогда остается Шелсар? - вопросы были явно Смерти неудобные. На такое сопротивление она не была готова.
   - Шелсар и весь остальной мир. О себе не подумал? - резко спросила Смерть.
   - Я тебе тоже нужен живым, - спокойно возразил ей, - если умру, весь твой договор с Мариной распадется. Ей незачем будет его исполнять.
   - Умный, - констатировала Смерть. - Какое будет твое решение?
   - Воздерживаюсь, - был мой ответ.
   - В каком это смысле? - Возмутилась Смерть по нарастающей.
   - В том самом. Марине смерть не угрожает. А остальное не интересует, - спокойно ответил ей.
   - Ты не хочешь помочь своей Марине? - удивилась Смерть.
   - Она справиться, Шелсар поможет, я уверен. - Сообщил Смерти и сложил руки на груди.
   - Ты оставишь свою единственную любимую женщину демону? - поразилась Смерть.
   - Это ее выбор, - жестко сказал Смерти.
   - Смотри!
   Занавес опять распался и я увидел, как Марина извивается от наслаждения под Шелсаром, потом в другом месте, потом еще и еще. Сколько же раз она была с ним?
   - Много, он ее каждый раз уводит в Мирозданье. Так это происходит у демонов, - усмехнулась Смерть. -Значит, ты хочешь оставить Марину ему?
   - Это ее выбор, - глухо произнес Смерти.
   - Но ведь она тебя любит, - возразила Смерть.
   - С чего ты взяла? Она никогда мне этого не говорила. - Возразил ей, потому что ее не желание признаваться в любви и не согласие на брак просто убивали меня.
   - Сама мне сказала, да и не согласилась бы на поиски, если бы на кону не стояла твоя жизнь. - Спокойно сообщила Смерть.
   "Вот оно что! - меня резанула мысль, - тогда точно нельзя возвращаться да еще с услугой Смерти за пазухой. Мое возвращение просто свяжет ей руки, она запутается между нами и будет не делом заниматься, а мучатся угрызениями совести передо мной и рваться на части между нами".
   Все это пришло в таком диком понимании момента, что я просто замер и не мог произнести ни слова. "Нельзя соглашаться! Нельзя соглашать!" крутилось у меня в голове единственная мысль.
   - Да почему нельзя! - Смерть недовольно взревела.
   - Я не согласен на твои условии, - твердо сообщил Смерти свое решение.
   - Это твое окончательное слов? - вкрадчиво произнесла Смерть.
   - Что ты хочешь этим сказать? - тут же спросил ее, даже прежде чем успел подумать. Оперская чуйка и тут сработала.
   - Только то, что ты здесь останешься на все три недели, и я доставлю тебе незабываемое удовольствие наблюдать за этой парочкой, - Смерть противно захохотала, разрывая пустоту громкими звуками.
  
   Демон
  
   Моя демоница. Она улыбалась мне и в глазах плескалось счастье. Крылья не желали складываться. Я вдыхал ее запах, аромат страсти был возбуждающим, не мог успокоиться до сих пор. Маринэ по сути демоница, ее страсть в крови будоражила мою, не возможно было остановиться и успокоиться рядом с ней. Лишь тело было человеческим, которое не могло выдержать напор демона. Все время боялся за нее, боялся сделать ей больно. Но она в последний раз выпустила мою сущность на свободу. Впервые за много сотен лет я был самим собой. Таким кокой я есть. И моя демоница была счастлива.
   Крылья прикрывали ее горячее тело от палящего солнца, провел ладонями по влажной коже. Ее запах сводил с ума. Поднес ладони к лицу и вдохнул. Маринэ тихо рассмеялась моему жесту. Я чувствовал, я знал, мы были оба счастливы.
   Подхватил свою драгоценную демоницу на руки и забрал ее в дом. Отнес в ванну и включил прохладный душ. Она еле стояла на ногах, но улыбка была очень счастливой. Мы стояли, обнявшись, и прохладная вода сбегала по нашим телам, принося успокоение.
   Волосы моей демоницы потемнели от воды, глаза светились тем самым огнем демона, по которому я очень скучал все эти годы. Она была прекрасна. Но я сдержался, не позволив себе снова желать ее. Последний раз был для нее сильным испытанием.
   Ослабленное тело Маринэ постепенно стало наливаться жизненной силой под прохладной водой. Она оживала и распускалась как бутон розы после полива в утренние часы.
   Я поцеловал ее губы и разомкнул объятия, Маринэ удержалась на ногах, скоро кровь полностью восстановит тело. С огромным сожалением оставил ее одну, позволив ей прийти в себя полностью. Время не ждем, мы слишком увлеклись своей страстью, а игру со Смертью никто не отменял.
   Когда Маринэ вышла из душа, она вся светилась. Счастье плескалось в огне ее глаз.
   - Таарете, мой демон, - проговорила она и потянулась за поцелуем.
   - Таарете, моя демоница, - моя нежная и страстная пара.
   - Нужно в офис, и очень срочно, скоро вечер. В семь договорилась встретиться с один из диггеров. Ты со мной? - спросила Маринэ, не отрывая от меня взгляда. Как же трудно сдерживать себя, рядом с ней.
   - Конечно с тобой. Одежду привез, не успел достать из машины, - отпустил ее из своих рук.
   В машине забрал пакеты с ее одеждой, что собрал в квартире и вернулся в дом. Моя демоница с улыбкой на губах делала себе чай и что-то напевала под нос. От нее исходил такой аромат дома и уюта. Как же мы счастливы будем, когда все это закончиться. Я не сомневался в том, что все получиться. По крайней мере, точно приложу максимум усилий, чтобы все получилось и удалось в нашей договоренности со Смертью.
   Маринэ быстро переоделась и прыгнула на свой скутер и рванула к офису. Я поехал следом на своем Хамере. Город не большой, но после обеда очень загружен, на скутере она быстрее доберется до центра.
   Когда я подъехал к офису, скутер уже стоял припаркованный запросто к столбику ограждения. Не торопясь нашел место на узкой улице место для парковки и прошел к ее офису.
   Подходя, услышал, как она кого-то распекает. Лето, двери почти всех кабинетов открыты и голос Маринэ слышался на весь офис. Прислушался. В ее словах была логика и жесткость в критике. Она была права, за лень и попустительство нужно наказывать. Моя демоница бушевала, но не скатывалась на личные оскорбления, критиковала лишь поступки, а так же тут же отдавала распоряжения как все исправить.
   Когда она заметила меня, пламя вспыхнуло в глазах, и тень улыбки пробежала на строгом лице. Подчиненные заметили эту перемену и тут же обернулись на меня с заинтересованным видом. Не стал их разочаровывать. Подошел к Маринэ и поцеловал. Она с готовностью ответила, как же мы уже соскучились друг без друга, как будто расстались не пол часа назад, а не видели друг друга вечность.
   - Таарете, Шел, - произнесла она после поцелуя.
   - Таарете, Маринэ, - едва смог оторваться от нее.
   - Все свободны, - рыкнула Маринэ, и мы остались одни в кабинете, чуть позже захлопала входная офисная дверь, оповещая, что офис стремительно пустеет.
   - Марина Николаевна, тут у меня распечатка на интернет и телефон, - зашла женщина средних лет и стрельнула глазами на нас.
   - И что? - повернулась к ней Маринэ.
   - Счета подписать нужно, - подошла она к нам и старательно улыбалась мне, кося взглядом на свою начальницу.
   - Оставьте, я посмотрю, - строго произнесла Маринэ.
   - Сегодня подписать нужно. Утром оплата, - проговорила все так с улыбкой женщина.
   - Хорошо, - протянула руку к листам Маринэ. - Она быстрым взглядом пробежалась по строчкам. Подошла к столу, положила листы на крышку стола, взяла ручку, наклонилась и стала что-то чертить на них.
   Женщина напряглась и замерла. Для нее активность начальства стала неожиданностью. Видимо надеялась под настроение подписать что-то для себя.
   - Римма Пална, я смотрю здесь номера всех ваших родственников, а так же парочка не известных мне договоров интернета. Приготовите новый счет, его я тоже проверю, поэтому советую сделать все нормально. Иначе ... - Маринэ развела руки в стороны и хищно улыбнулась.
   Она была великолепна, ни тени гнева, но ужас на лице женщины промелькнул. На полусогнутых ногах она вышла из кабинета.
   - Как ты узнала номера телефонов? - поинтересовался у Маринэ.
   - Просто, в прошлый раз я взяла распечатку звонков с ее телефона, мне как руководителю выдали в сервисном центре, а запомнить десяток номеров не сложно было. Как оказалось, пригодилось, - меня одарили улыбкой.
   - Время, - напомнил ей.
   - Да, не успели, - со вздохом произнесла она.
   - А ты хотела? - проурчал ей.
   - Еще как, - в глазах вспыхнуло такое притягательное демонское пламя.
   Решительно шагнул к ней и расстегнул шорты. Пламя уже полыхало в ее глазах. Повернул спиной к себе и ворвался в нее, она застонала, заведя меня еще сильнее. Мокрая, жаркая, жаждущая плоть поддавалась под моим напором, заставляя хотеть ее еще сильнее. Моя демонская сущность стала просыпаться.
   Маринэ вздохнула, и я закрыл ей рот рукой, пусть только молчит, иначе не удержусь. Она укусила пальцы до крови и стала их облизывать, урча. Нажал второй рукой ей на поясницу, наклонил и вошел еще глубже, вырвав из нее уже рычание. Моя демоница, только моя, рычащая от моей страсти и подвластная мне.
   Почувствовал, как она быстро стала подходить к своему пику, зарычал от нетерпения и ускорил свои движения. Маринэ, рыкнула в последний раз и стала сжимать меня у себя внутри, доставляя неимоверное наслаждение. Мой оргазм был такой же стремительный, я догонял ее в этом общем экстазе.
   - Таарете, моя демоница, - проговорил ей.
   - Таарете, Шел. Твои пальцы, - извиняясь, произнесла она. - Прости, я не хотела.
   Я рассмеялся, моя демоница не может себя контролировать.
   - Сейчас все пройдет, - успокоил ее. Моя регенерация принялась за дело и ранки от ее зубов стали заживать.
   Маринэ отошла к столу и достала бумажные полотенца, протянула мне. Улыбнулся ей.
   На встречу ехали на моем Хамере, рассудив, что час пик прошел, а скутер, пристегнутый к ограждению, не так просто угнать.
   Вечерний Волгоград летом плавился от летнего зноя, даже асфальт становился мягкий, люди же, обливаясь потом, торопились домой. Фонтан дружбы давал небольшую прохладу вокруг, иногда сносимые ветром капельки орошали горячий асфальт. Волга в перспективе длинной лестницы тяжело катила свои воды. Летние кафе в тени раскидистых старых деревьев предлагали холодные напитки и пиво. Отдыхающая вечером молодежь еще не подтянулась, они будут чуть позже, когда сгустятся сумерки и пекло немного спадет. Сейчас в основном прогуливались мамочки с маленькими детьми, которые визгом носились друг за другой, те что по больше старательно выпрашивали угощения, шарики, покататься на машинках, лошадках и много чего еще. Буйная детская фантазия предполагала достаточно много разнообразных развлечений.
   Внимательно оглядев окружающих, остановил свой взгляд на парне лет двадцати семи. Взгляд был живой. Маринэ набрала телефон и парень полез в карман. Это действительно был диггер, которому мы назначили встречу.
   Заняли места за столиком в кафе. Ее звали Михаил, мы представились. Он с любопытством осмотрел нас, задержав взгляд на одинаковом цвете волос.
   - Вы родственники? - все же поинтересовался он.
   - У нас общая кровь, - ответил ему. Парень немного подумал, затем кивнул, вроде такой ответ его устроил.
   - Так что у вас случилось? - спокойно спросил он.
   Нам принесли по чашке кофе. Маринэ начала рассказывать.
   - Молодой человек из Москвы ушел в тоннель скоростного трамвая и не вернулся. Вот уже три дня.
   - Сами искали? - эта версия парня устроила.
   - Нет, мы же не знаем подземных строений, - ответила ему Маринэ.
   - Что вы хотите от меня? - спросил диггер.
   - Помощь, нам нужна помощь, - сказала Маринэ.
   - Предположения есть, куда он собирался? - спросил Михаил.
   - Есть предположение, что он будет искать чашу Грааля, - сказала спокойно Маринэ, но я почувствовал, как она вся напряглась.
   - Еще один чудик, - усмехнулся Михаил.
   - А что часто такие чудики тут бывают? - спросил его.
   - Часто. Где-то в инете прошла информация, что чаша Грааля была спрятана под землей на территории толи нашего города, толи области. Многие наши на этом денег подзаработали. Чудики платили, мы сопровождали. Несколько экспедиций было. - Рассказал Михаил.
   - Все вернулись живые? - спросил его.
   - Все, что им сделается? - пожал плечами парень, - Мы их провели по сухим сооружениям, они даже ноги не замочили. Хотя эти все же лучше, чем черные копатели. Те все к мертвякам лезут, ордена ищут, награды. А эти культурно. Мертвые, говорят, нас не интересуют. И все как под копирку. Под землей, мертвых радом нет.
   - Интересно, откуда такая информация у них? - спросила Маринэ. А я почувствовал как она даже дыхание задержала.
   - Говорят в инете такая информация была. Потом, правда, поток чудиков прекратился. Наши даже пожалели, что постоянный доход закончился. Я тоже себе новый комп купил, мощный.
   - А что посоветуешь, где этого Москвича искать? - спросила Маринэ.
   - Есть там несколько служебных туннелей. Они закрыты, охрана два раза в сутки проверят их. Мог туда уйти. - сделал предположение диггер.
   - Куда они могут привести? - Маринэ молодец, четко держит цель в расспросах.
   - Особо никуда. Их сделали для обслуживания туннеля скоростного трамвая, но как всегда, есть канализационные люки, вытяжки и т.д. а вот куда они могут привести, это, наверное, даже сами проектировщики не знают. - улыбнулся диггер.
   - Хотите с нами? - тут же предложила Маринэ.
   - Зачем? - как можно равнодушнее сказал парень. - Поймают, закроют на пятнадцать суток. А у меня уже были неприятности с органами.
   - Разборки с органами беру на себя, - сказал ему.
   - Вознаграждение? - заинтересовано спросил диггер.
   - Назовите вашу цену, - кивнул ему.
   Сумма устроила нас обоих. Диггер повеселел и уже стал более заинтересовано рассказывать, что можно сделать и какое оборудование нужно взять с собой. Расстались все трое довольные друг другом. Встретиться договорились вечером у того входа в тоннель, где пропал Дамон.
   Вернувшись ко мне домой, Маринэ первым делом побежала на кухню и стала быстро готовить ужин. Я медленно отправился за ней, наслаждаясь суетой, которую она создала на кухне. Нож сверкал в ее руках. Мясо, овощи - все быстро превращалось в ароматный и вкусный ужин.
   Босые пятки мелькали по полу, красивые изгибы тела обворожительно наклонялись и дразнили, притягивали своей соблазнительностью.
   Маринэ остановилась и пламя сверкнула в ее глазах.
   - Мясо скоро будет готово. Голоден? - провокационно спросила она.
   - Да! - пружина во мне разжалась, и в один шаг оказался рядом с ней.
   - Я тоже, - прошептала она и приподнялась на носочки, чтобы дотянуться до губ.
   - Моя демоница, - выдохнул ей в губы.
   - Мой демон, - и она призывно зарычала.
   Со стола слетели салфеточки и тарелки, так заботливо разложенные ей. На нем теперь было самое аппетитное блюдо - ее тело. Запах желания будоражил кровь, ноздри раздувались, стараясь впустить в меня как можно больше ее аромата, сладковато-терпкого.
   Приподнял на животе футболку и склонился с поцелуем, языком проводил линии вверх и вниз, губами нежно целуя ее кожу. Поднял футболку выше и губами дотронулся до возбужденных сосков, сначала один, потом второй. Маринэ стала быстро расстегивать шорты на себе. Оторвался от груди и снял шорты вместе с бельем. Теперь моя демоница была передо мной в своей истинной красоте.
   Маринэ протянула руки и развязала мои шорты, найдя плоть так страстно ее желающую. Ее руки прошлись по всему основанию, гладя и лаская. Затем потянула к себе, заставив подойти к столу ближе, и моей плотью провела себе по боку талии. Ее кожа нежная, мягкая и такая волнующая ласкала меня.
   Ее пальчики не отпускали, продолжали ласкать и требовать большего. Подошел к ней со стороны ног, согнул ее колени и ворвался в такое желаемое и жаждущее моей ласки тело. Влага окутала сразу, жар заставил вздрогнуть, ее стон от проникновения подарил удовольствие.
   Мы двигались на встречу друг другу, Маринэ стонала и отдавалась со всей страстью демоницы, прося большего.
   - Мой демон! - зарычала она, и демон вырвался на свободу.
   Крылья распахнулись, теперь я снова был самим собой. Жажда обладания ее телом, ее оргазм за оргазмом заставляли двигаться сильнее, резке. Она кричала от боли и наслаждения. Я ощущал каждое движение чувств.
   Мирозданье снова распахнулось перед нами. Замер на мгновение, каждый раз меня удивляет этот переход, а потом снова стал доводить свою демоницу до экстаза. Ее рычание не позволяло мне остановиться и прекратить.
   Мой оргазм накрыл меня так же неожиданно в след за очередным моей Маринэ. Мы медленно возвращались к реальности. Она тяжело дышала, глаза были закрыты.
   - Таарете, моя демоница, - благодарно поцеловал ее.
   - Таарете, мой демон, - улыбнулась она и открыла глаза.
   - Я опять не сдержался, - виновато сказал ей.
   - Я рада этому, - в пламени глаз светилось счастье.
   Взял ее на руки, подхватил за ягодицы. Она безвольной куклой повисла на мне, обхватив руками за шею.
   - Твои крылья, - она дотронулась пальцами, отчего по коже пробежала дрожь. - Я обожаю твои крылья.
   - Держись крепче, нужно поужинать. Или ты сначала хочешь душ? - заглянул ей в глаза.
   - Душ, - коротко ответила и уронила голову на плечо.
   Поднялся на верх, включил воду, держа в объятьях. Она постепенно стала приходить в себя, демонская кровь скоро восстановит все силы. Ей становилось легче и я отпустил ее, сам спустился на кухню. Ужин был готов.
  
   Михаил ждал нас у входа в туннель в скоростной трамвай. Оглядел нас, удовлетворительно кивнул. Выбор нашей одежды и снаряжения одобрил. Маринэ еще захватила для нас еды и горячие напитки в термосе. Фонарей взяли два комплекта и четыре комплекта батареек. Еще в рюкзаке были резиновые сапоги, теплые вещи. На мой вопрос: "Зачем, сейчас же лето?" она фыркнула, сообщив, что под землей не важно, лето или зима, все равно будет холодно.
   - Вы раньше спускались в подземные сооружения? - с любопытством спросил Михаил, разглядывая вещи.
   - Нет, но в пещеры спускалась в Черногории, - ответила ему Маринэ.
   Парень уважительно посмотрел на нее.
   Пропустив стучащий на стыках скоростной трамвай, мы вошли в темноту туннеля. Диггер легко ориентировался в полумраке. В какой-то момент остановился и показал рукой.
   - Вот первый вход.
   - Нет, он был дальше, - уверенно ответила ему Маринэ.
   - Пойдем дальше, - согласился диггер, не задавая вопросов.
   Через несколько метров пришлось прижаться к стене туннеля, шел скоростной трамвай. Пропустив его, пошли дальше.
   - Теперь еще один вход, - укал на дверь диггер.
   - Чуть дальше, буквально еще пару метров, - уверенно сказала ему Маринэ.
   - Там ничего нет, - удивленно обернулся парень.
   - Будем искать, - Маринэ уверенно двинулась дальше.
   Остановилась и указала на рельсы у себя под ногами. Там лежал кусок красного пластика, похоже часть от бампера. Я поднял оглядел его и поднес к носу, пахло серой.
   - Его, - кивнул.
   - Странные вы какие-то, - вынес вердикт парень, - но вы платите, значит ищем.
   Снова отошли к стене, пропуская очередной трамвай. Диггер включил мощный фонарь и стал осматривать сначала пол туннеля, затем стены. Посветив на потолок, диггер присвистнул от удивления. Над нами находилась вентиляционная шахта.
   - А вы правы, хотя отсюда никто ни разу не залазил, - азарт в его голосе был очень явным.
   Он стал осматриваться вокруг, в поисках более доступных путей, но ничего вокруг не было. Он вытащил веревку с крюком, размахнулся и одним точным броском закинул в ход шахты. Крючок зацепился. Диггер его подергал.
   - Сейчас очередной трамвай пройдет и полезем. - сообщил нам Михаил.
   Трамвай простучал на стыках и мы стали подниматься. Маринэ стала взбираться первой. Встала мне на руки, потом, держась за веревку, поднялась ногами на плечи, ей осталось совсем немного, и она дотянулась.
   - Прошу, - позвал Михаила.
   Тот с сомнений посмотрел на меня, но решил от помощи не отказываться. Быстро залез в шахту. Я же спокойно подтянулся на руках по веревке и оказался рядом с ними.
   Шахта была не высокая, в полный рост не могла встать даже Маринэ. Туннель шахты шел в обе стороны.
   - Куда пойдем? - спросил Михаила.
   - В сторону Волги думаю нет смысла, он скорей всего там обрывается, а вот в сторону города я бы прогулялся, - азартно сообщил диггер.
   Включили фонари, согнулись в три погибели и пошли друг за другом. Сухая шахта не вызывала никаких опасений, легкий сквознячок протягивал воздух. Путь был длинным и, если не считать согнутого неудобного положения тел при ходьбе, трудностей не было.
   - Здесь развилка, - сообщил Михаил, шедший первым.
   - Какие предложения? - спросила Маринэ, идущая за ним.
   - Этот туннель идет на снижение, может привести в коллектор или служебный коридор, этот идет на том же уровне, скорей всего такая же вентиляция. Я бы предположил, что нужно двигаться туда, но вы сами как думаете? - мне был слышен лишь его голос и виден свет фонаря.
   - Вниз, - решила Маринэ.
   Я тоже вспомнил, что гонщики упоминали о запахе канализации от Дамона.
   - Согласен, - подтвердил ее решение.
   - Можно и вниз, - согласился Михаил.
   Уклон был значительным, ноги часто соскальзывали, но стены были сухими, поэтому можно было удержаться и не падать.
   Еще один сухой туннель вентиляции, в который мы спустились уже на давал такого притока воздуха как там наверху.
   - Идем? - кивнул фонарем в сторону Михаил.
   - Почему туда? - спросил его, хотя Маринэ с готовностью двинулась следом.
   - Я так понял вас мокрые туннели не смущают и вы наоборот их выбираете, а в той сторону по моим расчетам должна быть подземная река Царица. Так что туда, - снова кивнул фонарем.
   После этого вопросов уже не задавали. Вентиляция действительно резко оборвалась в бетонном русле подземной реки. С нашим приближении шум воды усиливался, теперь же при свете трех фонарей мы могли хорошо рассмотреть Царицу, закованную в бетон.
   Мутная вода несла в себе мелкий мусор, ржавый цвет ее напоминал сточные воды, но здесь определенно было течение.
   - Обуваем резиновые сапоги, - распорядился Михаил.
   - Куда пойдем? Вверх по течению или вниз? - спросил его, переобуваясь из кроссовок.
   - Вверх, она впадает в Волгу, так что там нам делать нечего. Я заходил в Царицу со стороны ее впадения в Волгу, там течение быстрее, чем здесь, но может ливневка еще сюда направляется. - Переобувался Михаил.
   И, судя по всему, его мало беспокоили неудобства в виде запахов, сырости и темноты. Я же с трудом вдыхал все эти ароматы, слишком сильное обоняние заставляло задерживать дыхание. Но Маринэ пылала таким же азартом, как и Михаил, видимо, нисколько не смущаясь запахами.
   Спрыгнули в воду и побрели по ней аккуратно вверх по течению. По времени скоро полночь, но нашего сопровождающего это нисколько не беспокоило, а ведь он просто человек, которому отдыхать положено ночью.
   - А почему здесь потолок выше? - спросила Маринэ.
   - Весной уровень воды высокий, почти под потолок бывает, если зима снежная. - Пояснил Михаил.
   Невольно поежился, как-то не хотелось ощутить этот наплыв воды. Впереди послышался удар. Очень далеко, судя по отдаленному звуку. Посмотрел на своих спутников, они не слышали.
   - Только что был звук удара по железу, - сообщил на всякий случай.
   - Бывает, - кивнул Михаил. - Здесь много ходов и ответвлений. Может служба какая спасателей. Иногда животные проваливаются и их достают.
   Снова удар по металлу, мы приближались. Потом еще удар. Теперь и мои спутники услышали.
   - Мерные удары, интересно посмотреть что там, - пробормотал Михаил и прибавил шаг.
   - А что? - тут же спросила Марина.
   - Подумалось, вдруг это ваш потеряшка? Застрял и пытается выбраться? - повернулся к нам.
   Да уж, не ожидали мы его так быстро найти на пути своих поисков, переглянулись с Мариной.
   Удары стали более громкие и частые. Вскоре после небольшого изгиба бетонного туннеля показался слабый свет. Смутно виднелась фигура человека, который молотком пытался сбить замок на двери.
   - Ваш? - кивнул Михаил.
   - Наш, - потянул носом воздух и определил Дамона издалека.
   Марина тревожно обернулась на меня, в глазах был вопрос - что будем делать?
   - Пошли? - спросил Михаил, видя нашу нерешительность.
   - Пошли, - кивнула Марина и пошла вперед.
   Я почувствовал, что кроме азарта в ней загорелся гнев. Пошел следом за ней, обогнав Михаила. Тот не возражал, предполагая, что мы спешим на встречу другу.
   Дамон через некоторое время обратил внимание на приближающихся к нему людей, но никаких признаков беспокойства не выказал. Видимо не первый раз здесь ему встречались люди.
   Наши фонари не давали ему возможности рассмотреть, кто именно приближается. Он опустил молоток и ждал пока мы подойдем. Марина упорно старалась светить ему в глаза, чтобы не дать возможности рассмотреть заранее нас.
   - Ну, привет, Дамон. Вот мы тебя и нашли, - не радостно сказала Марина.
   - Ааа, блондинка, - скептически протянул Дамон. - Чего тебе здесь нужно?
   Он даже не сделал попытки сбежать или напасть. Во всей фигуре было безразличие к нашим личностям.
   - То же, что и тебе. Чаша Грааля, - жестко проговорила Марина.
   Вот после эти слов Дамон напрягся, но спросил все равно спокойно:
   - Вам-то она зачем?
   - Наняли меня. Договор заключила, - спокойно сказала Марина, следя за его реакцией.
   - Вас тоже? - Дамон расхохотался издевательским смехом, - Она может. Значит, тоже попались на ее уловки.
   - Не совсем, у нее в заложниках мой друг, - хмуро сказала Марина.
   - Видно совсем ей понадобилась эта Чаша, - сказал Дамон. - У меня с ней в договоре о вас не было ни слова. - После паузы произнес он. - Это значит, она вас наняла отдельно?
   - Отдельно, - подтвердила Марина.
   - Конкуренты, получается, - усмехнулся Дамон.
   - Я не понял, вы, что тоже за чашей? Конкурента нашли? - встрял Михаил.
   - Нашли, - ответила ему Марина.
   - Зачем тогда было говорить, что друга ищете? - спросил Михаил, явно не довольный.
   - А ты бы повел нас в таком случае? - повернулся к нему.
   - Нет, конечно, отказался. Меня ваши разборки не интересуют, - согласился Михаил.
   Дамон оглядел нас, потом равнодушно отвернулся и стал дальше колотить по замку, стараясь сбить душку.
   - Что там? - спросила Михаила.
   - Может служебное помещение. Хотя вряд ли, если уровень воды поднимается здесь, тогда должна быть изоляция двери, здесь ее нет. Может еще ответвление, для быстрого сброса воды, - задумчиво рассматривал дверь Михаил.
   Равномерный гул раздавался далеко и мешал подумать и сосредоточиться. Дамон сбил замок, спокойно открыл дверь, сделал шаг внутрь и закрыл за собой дверь.
   Мы переглянулись. Марина дернула за ручку и она осталась у нее в руке. Дамон от нас ушел.
   - Ну, что возвращаемся? - повернулся в ту сторону откуда мы пришли Михаил.
   - Почему? - удивилась Марина.
   - Договор был найти вашего потеряшку - мы его нашли. Теперь дамы и господа на выход, - повел Михаил широким жестом.
   Мы с Мариной переглянулись. Задача в общем-то была другая, но диггер прав. С ним договаривались именно об этом.
   - Михаил, - начал я, но он меня тут же остановил жестом.
   - Нет-нет-нет и нет! Слышать ничего не хочу про вашу чашу. Или вы возвращаетесь со мной или я возвращаюсь без вас, - он решительно повернулся в нашу сторону.
   - Сколько? - задала вопрос Марина, вот она деловая женщина.
   - Что сколько? - переспросил озадаченный Михаил.
   - Сколько вам заплатить, чтобы вы сопровождали в наших поисках? Я заплачу сколько скажите, вы же слышали - мой друг в заложниках. Мне необходимо найти эту чашу! - Марина рубила фразы, а не уговаривала.
   - Слышал, - немного замялся парень. - Ладно, помогу. Потом заплатите столько сколько сами решите.
   Мы с облегчением выдохнули на это его решение. Потому что если Марина говорила и наверняка думала о Стасе, то меня интересовала ее судьба, уж гораздо больше чем опера.
   - Так куда идем? - задал вопрос Михаил.
   - Мне вот интересно, куда эта дверь ведет и почему Дамон именно в нее рвался? - рассматривала прямоугольник металла перед собой Марина.
   Михаил подошел вплотную к двери и стал, подсвечивая фонарем, осматривать. Дверь явно пообносилась и пошла ржавчиной, но петли были целыми, закрывалась с нашей стороны на висячий замок, который сбил Дамон. Сквозных замочных отверстий не было.
   - Предположу, что все же служебный ход, возможно в ливневку или коллектор. Давайте попробуем ее открыть. Она неплотно входит. - Сказал Михаил нам и стал стараться оттянуть дверь на себя. Мы ему помогали, как могли, но скорее мешали друг другу.
   - Чем бы поддеть, - сказал Михаил.
   Марина сразу же скинула рюкзак с плеч и стала там рыться.
   - Посвети, - попросила меня.
   Направил луч от фонаря в глубь рюкзака.
   - Подойдет? - вытащила Марина охотничий нож в кожаном чехле и напильник.
   - Ничего ж себе подготовочка, - удивился диггер.
   - Так вы же сказали, что могут быть не санкционированные взломы, - пожала плечами Марина.
   - Подойдет, - взял напильник Михаил. Мне достался нож.
   Марина отошла в сторону, чтобы не мешать, мы старательно засовывали в узкий зазор наши напильник и нож. Дверь стала поддаваться. Потом уже подхватили ее пальцами, когда можно было хоть за что-то уцепиться, и потянули на себя.
   Дверь распахнулась, и на нас пахнуло вонью канализации.
   - Так и есть, там дальше коллектор будет. Идем? - спросил Михаил, поворачиваясь к нам.
   - Идем, - ответила Марина и шагнула первой в узкий коридор.
   Следом за ней прошел Михаил, я замкнул шествие, крайне неуверенный в правильности выбранного пути. Чем дальше продвигались по узкому коридору, тем вонь становилась сильнее. Вскоре дышать стало не возможно.
   Узкий коридор оборвался люком в коллектор. Мы светили вниз, стараясь хоть что-то рассмотреть, но кроме блестящей, вонючей массы ничего видно не было. Пришлось признать, что Дамон от нас ушел через этот люк и либо нам нужно лезть за ним, либо возвращаться.
   - Возвращаемся! - произнес я и повернулся в обратную сторону.
   Марина немного поколебалась, но все же пошла за мной, Михаил спокойно отнесся к нашему решению.
   - И что дальше? - спросил диггер, когда мы вернулись в русло подземной реки.
   Здесь хотя бы можно было дышать. Мы старалась вдохами проветрить легкие.
   - Нам надо искать эту чашу, - зло сказала Марина.
   - Рассказывайте, что вам известно, - попросил Михаил.
   - Известно немного. Чашу Грааля спрятали на территории Волгограда, под землей. Никаких жертвенных захоронений рядом с ней нет. То есть никаких трупов старых или новых нет. - Рассказала Марина.
   - Откуда такая уверенность? - удивился Михаил.
   - Это не важно, но информация достоверная. - Ответила ему Марина.
   - Известно ли о каких источниках вокруг? Река вот, например, - кивнул на воду под ногами Михаил, - Или наоборот, что там должно быть сухо для хранения. И вообще как давно прятали?
   - О воде не известно. Прятали очень давно, считай почти от казни Христа, - произнесла Марина.
   Мысленно с ней согласился, правильно, после казни больше чаша не всплывала. Жаль не поинтересовался в те времена о ней. Не нужна она мне была.
   - Под городом есть воздушные пустоты, это стало известно недавно, когда проводили исследования для строительства высоток. Во многих местах из-за этого запретили стройки. Это первый вариант. Второй вариант - пройти по подземным рекам, в их руслах очень много ответвлений и пещер, которые иногда заполняются до половины водой во время разлива.
   Мы слушали его внимательно. В его словах был определенный смысл.
   - Предлагаю начать с рек, раз уж все равно мы тут. Да и конкурент ваш здесь ошивается, - продолжил Михаил.
   - Хорошо, - согласились с ним.
   - Тогда пошли вверх по течению, чуть дальше будет место для привала, можно будет присесть и отдохнуть, - произнес Михаил повел нас за собой.
   Уж не знаю насколько "чуть дальше" было в понятиях диггера, но идти пришлось прилично. В русло подземной реки втекали по небольшим туннелям сточные воды, или ливневка, как называл их нас проводник. Но чем выше передвигались, идти становилось легче, уровень воды уменьшался, хотя не сильно заметно.
   Где-то через час место под привал действительно обнаружилось. Это оказался входящий в бетонный туннель подземной реки еще один такой же, но высоко под потолком. Взобравшись туда, огляделись. Здесь было сухо, много старых автомобильных покрышек и надпись краской на стене: "Место для отдыха".
   С облегчение вытянули ноги, присев на импровизированные кресла из шин, оставив один фонарь. Перекус прошел молча.
   - Дальше куда? - спросила Марина.
   Она выглядела отдохнувшей, очень переживаю за нее. Это мне такие нагрузки не страшны, она же человек, да и Михаил должен вскоре устать.
   - Здесь недалеко есть ответвление, тот туннель соединяет Царицу с другой подземной рекой, вот там будут пещеры. Начнем с нее, - предложил Михаил.
   - Если известно об этих пещерах, неужели до сих пор не нашли чашу? - задал ему вопрос.
   - Так никто не искал чашу. Или вы думаете, что заходишь в пещеру, и она стоит по середине на каком-нибудь камне или там столике из мрамора? - Усмехнулся Михаил.
   В принципе он прав, если ты собираешься прятать артефакт такой ценности, как минимум будешь вмуровывать в стену. Но если что-то замуровали пару тысячелетий назад, следы вряд ли просто обнаружатся. Вот теперь я понял слова Марины про сроки, Смерть действительно дала нам очень мало времени.
   - Пора, - поднялся диггер и направился дальше по тоннелю.
   Переход был не долгим. Снова бетонное русло и грязная вода под ногами. Мы брели по течению вверх.
   - Теперь сюда, - показал рукой на небольшую промоину в стене.
   Чуть видная арка над водой, а за ней чернота. Дневного света там не было никогда. Михаил наклоняется, почти полностью опускаясь под воду, и проходит в эту арку. Марина решительно за ним, я следом. Небольшая пещера, стены явно земляные.
   - Думаю, здесь негде было бы спрятать, - оглядываясь и подсвечивать с помощью фонаря, говорю вслух.
   - Наверное, ты прав, - произносит Марина.
   - Мда, не подумал об этом. Стены земляные. За пару тысячелетий с учетом, что бывают наводнения, стены обсыпались - это точно. Но с другой стороны, две тысячи лет назад бетона или цемента не было, - задумчиво рассуждал Михаил.
   - Не было. Но были камни. Если нужно было что-то спрятать, то делали нишу и замуровывали камнями. Раствор тогда был на основе глины, но некоторые умельцы добавляли в раствор такие травки и ингредиенты, что выдерживали воду многие сотни лет, - так же задумчиво ответил ему.
   - Так говорите, как будто все это видели, - усмехнулся Михаил.
   - В интернете сейчас чего только не прочитаешь, - встряла тут Марина.
   - Времени у нас мало. Михаил, давай думать, как сократить объекты поиска? Есть пещеры с каменными стенами? Или кладкой? - спросил его.
   - Есть. Только ведь во время битвы под Сталинградом могло еще много чего затрясти и засыпать. Теперь попробуй отыщи! - вздохнул диггер.
   - Черт! - выругалась Марина.
   Я ее понимал. Если еще такие возможности рассматривать тут моей жизни не хватит, чтобы вести поиски.
   - Зато пещера в подземных реках с каменными стенами одна. Но точно дна. Мы все на это чудо ходили смотреть. В смысле все диггеры. Таких как вы туристов туда не водят. Там красота невероятная! - с восторгом произнес Михаил.
   - Подходит. Чашу именно в таких местах должны были прятать. Это же культовый артефакт! - тут же кивнула Марина.
   - Тогда пошли, - решительно двинулся к низенькой арке Михаил.
   Вот теперь мы действительно шли долго. Настолько долго, что уже обнял Марину, чтобы помочь ей передвигаться. Ноги уже заплетались, но она стойко шла вперед. Тяжело идти все время по воде. Наш провожатый несколько раз сворачивал то направо, то налево. Как только не заблудился. Неужели знает все эти повороты? В некоторых местах где были развилки или Т - образные повороты, он уверенно сворачивал, указывая дорогу.
   - Долго еще? - спросил Михаила, уже подхватывая упирающуюся Марину на руки.
   - Не долго, - помолчал, затем добавил, - через коллектор было бы быстрее. Не зря ваш знакомый туда ушел. Если он знает о той пещере, наверняка уже там. Это мы кругами ходим, а он напрямую пошел.
   - Черт! - Маринка была зла, я тут же почувствовал ее состояние. Ее прямо колотило от возмущения. Поцеловал ее в макушку, она замерла и я, скорее почувствовал, чем увидел, как она подняла глаза на меня.
   - Мы ведь успеем? - шепотом спросила она.
   - Даже если он заберет эту чашу, я вырву ее у него, - постарался успокоить мою демоницу.
   Я почувствовал, как в ней стал просыпаться успокоившейся на время демонических дух. Мне это нравилось, и от этого начинала кружиться голова, но Маринэ права - не до чувств между нами, сейчас главное успеть первыми. И я лишь наслаждался тем, что несу свою демоницу в своих руках. Думаю, Маринэ тоже это ощущала, потому что теснее прижалась ко мне, обхватив руками за шею. Она нисколько не мешала моему движению, была легкой, воздушной. Я готов был нести ее на своих руках сколь угодно долго, это было безумно приятно.
   - Здесь, - неожиданное слово от диггера прервало мои рассуждения.
   Маринэ тут же спрыгнула с рук. Я с сожалением отпустил ее. Перед нами была каменная стена. Действительно, не бетон, не металлическая ржавая дверь, а именно каменная стена. Причем камни явно старые и изъедены не только мохом, тиной или плесенью, но и эрозией времени.
   - Сюда, - произнес Михаил и нырнул с головой, предварительно выключив фонарь.
   Мы последовали за ним. там Михаил уже включил свет и осматривал стены.
   - Как вы вообще нашли здесь пещеру? - удивилась Марина.
   -Стена очень необычная, - улыбнулся Михаил, - не одна команда диггеров осматривала, простукивала. В итоге нашли лаз, потом расширили его. Смотрите - какая красота! - восхищенно произнес нас проводник, проводя по стенам лучом света от фонаря.
   Стены были из того же древнего камня, что и наружняя стена. Потолок был сводчатым, балки изогнутые и, что действительно интересно, тоже каменными. Выглядело все, как будто часовня, ставь алтарь и молись. Под сводчатым потолком шел каменный барельеф, на нем были батальные сцены. Вот на них обратил внимание. Изображали подавление бунта, вот царь на троне, а вот и кресты для казни. Все же наш период. На стенах могла быть штукатурка и фрески, которые полностью опали под периодическими паводками.
   За такой период времени запросто местность могла поменяться, тем более, при строительстве города менялись русла рек. А эта часовня ушла под землю, и подземные воды добрались до фресок.
   - Нужно внимательно осмотреть стены, - сказал, закончив осматриваться.
   - Был уже ваш знакомый тут, - ткнул в развороченную стену диггер.
   Мы кинулись к пролому в стене. Дыра зияла черной пастью, вокруг валялись обломки и обрывки ветхой ткани. Марина сунула руки в пролом, хотя было понятно, что там все уже выгребли. А там действительно что-то было. Потому что Дамон постарался на месте вскрыть ящик или сундук. Обломки его плавали тут же рядом с нами у ног.
   - Гад, - выдохнула сквозь зубы Марина.
   Я посмотрел на Михаила и увидел его ближайшее будущее.
   - Срочно уходим отсюда, пока есть шанс, - резко приказал всем.
   Я видел, что Михаилу осталось жить лишь несколько минут. Если его жизнь меня тревожила, но не беспокоила, то жизнь моей пары меня очень тревожила. Нужно было срочно выбираться на поверхность.
   - Вода идет. Большая вода, - прислушавшись, сообщил им.
   Михаил кивнул и первым прошел к лазу под водой, Марина следом. Я помнил ее слова, что Смерть не может ее забрать до истечения договора, но я слишком хорошо понимал, что в таком договоре очень много лазеек, которыми Смерть не преминет воспользоваться.
   Поднырнув под воду, пролезли в лаз. Включили фонари, увидели как вода стала прибывать. Уровень поднимался не сильно, но вот рев большого потока воды мне слышался очень отчетливо. Чуть позже его услышали Марина и Михаил. Мы шли быстро, насколько это было вообще возможно при уровне воды до середины бедра.
   Михаил шел уверенно впереди, он точно знал, куда нужно идти, чтобы оказаться в ближайшей шахте, их которой будет выход на поверхность. Шум воды стремительно приближался.
   - Не успеваем, - обернувшись произнес Михаил.
   Я четко увидел, что до шахты мы успеем, но вот потом ... Остановился.
   - Другой путь есть? - резко переспросил его.
   - Есть, но это дальше, туда точно не успеем, - ответил Михаил.
   - Откуда эта вода взялась? - встревожено спросила Марина.
   - Думаю, ваш конкурент открыл задвижки после того, как забрал из стены чашу. Либо чтобы вы не успели дойти, либо как сейчас потопит после того, как вы узнаете, что он уже забрал чашу.
   - Нам нужен другой выход, - твердо произнес я.
   Видел, что нет в той шахте выхода, закрыт он будет. Именно там Михаил погибнет, утонув, когда вода зальет шахту. Маринино будущее мне было не понятно, слишком мутно, а Михаила видел отчетливо. А без него нам практически не выбраться на поверхность, нам нужен был другой выход.
   - Дальше есть служебный переход, но мы в шахту не успеваем, а туда и подавно, - отмахнулся Михаил.
   - В шахте нет выхода, там решетка заварена, - глухо произнес, потому что знал, что такие вещи говорить нельзя.
   - Откуда знаете? - тут же повернулся Михаил.
   - Раз говорит, значит, знает, - отрезала Марина, подхватив диггера под руки. - Веди к служебному.
   Михаил кивнул, но было видно, что он весь в сомнениях. Марина не сомневалась, старалась идти еще быстрее, но вода была уже по пояс. Будущее Михаила поменялось, он останется жить, но больше под землю не спуститься никогда.
   Теперь стал беспокоиться за свою пару, инстинкт включился на ее сохранение. Я понимал, что это был лишь рефлекс, но не мог ничего с собой поделать. Этот древний инстинкт, как зов крови, был сильнее меня. Теперь любой ценой мне нужно было спасти Маринэ, мою демоницу.
   Лаз в шахту мы почти уже проплыли, вода прибывала стремительно. Оглянувшись, увидел огромную волну, которая настигала нас. В шахту мы бы могли успеть и даже, возможно, тот же напор воды нас вытолкнул на поверхность, если бы не заваренная решетка. Этот я увидел очень четко. Теперь нужно было постараться не потеряться в настигающей нас воде.
   - Вода, - коротко сказал, предупреждая.
   Выхватил Марину из рук Михаила и прижал к себе. Так казалось правильно и надежно.
   - Не успели. Вход еще через десять метров. Как бы нам под водой его не проскочить, - выкрикнул Михаил и приготовился в водяному валу.
   Холодный ужас накрыл нас с головой, бросая между стен, закручивая в свои подводные потоки, не позволяя сориентироваться, вынырнуть и глотнуть воздуха. Вскоре в полнейшей темноте, тишине, под водой легким перестало хватать воздуха. Я почувствовал судорожно сжатые пальцы Маринэ не своих плечах, она держалась из последних сил.
   Вокруг не было ничего видно, темень, мутная вода. Даже мне с моим зрением было не различить ничего. Я сжимал Маринэ в своих руках, до ужаса боясь потерять ее.
  
   Опер
  
   Они задыхались от нехватки воздуха. Смерть смотрела на них вместе со мной.
   - Диггеру демон жизнь спас. Интересно, сможет он теперь что-то сделать, чтобы помочь Марине? Ты как думаешь? - повернулась ко мне серая масса.
   - Спасет, - ногти уже давно впились в ладони.
   - Думаю, что не сможет. Смотри как она задыхается. Демону что? Потеряет сознание, потом регенерация и снова живой. Он же бессмертный, а вот Марина в человеческом теле, у нее лишь дух демона, который заставляет сражаться до последнего. Ты смотри-смотри. Мне уже приелись эти однообразные человеческие смерти. Сейчас начнет хватать ртом воду, та польется ей в легкие. Знаешь, зрелище мало эстетическое, - произнесла довольная Смерть.
   - А что ты так тогда переживаешь, раз уже насмотрелась на эти смерти людей? - усмехнулся на ее легкое волнение, прозвучавшее в голосе.
   - Ранова-то умрет, - сообщила мне Смерть. - Мне она еще нужна будет. А ты как? Еще не созрел на мое предложение? Маленькая услуга и Марина будет жива, это я тебе обещаю, - мягко произнесла Смерть. - Выдерну ее прямо сейчас оттуда и перенесу к ней в квартиру, подальше от демона. Ты будешь с ней.
   - Нет, - отрезал Смерти, в душе разрываясь на части.
   - Ну что ж тогда продолжаем смотреть на ее муки, - усмехнулась Смерть.
  
   Ворона
  
   Вода хлынула через нос в легкие. Держаться сил больше не оставалось, но сдаваться не собиралась. Шелсар крепко держал меня, я чувствовала его руки, которые сдавили мои и не отпускали.
   Неожиданно меня перехватила еще чья-то рука, дернула, и я больно ударилась плечом о камень, потом была тьма и тишина.
   Жар растекался по всему телу, даря облегчение и освобождение, становилось легче дышать. Противная, холодная вода со свистом стала вылетать обратно вместо воздуха, освобождая место кислороду.
   - Маринэ, - позвал меня Шелсар, и тут же распахнула глаза.
   Видно ничего не было. Вокруг темень.
   - Шелсар - прохрипела осипшим голосом.
   - Я здесь, - отозвался мой демон.
   Жар продолжал растекаться, даря жизненную силу.
   - Где мы? - старалась оглядеться.
   - Мы выбрались, - успокоительно произнес Шелсар.
   - Выбрались, - угрюмо подтвердил Михаил - Чуть не погибли, но выбрались.
   - Я ничего не вижу, - смотрела по сторонам, но чернота везде была одинакова, никаких отблесков не было.
   - Здесь нет света, и наши рюкзаки с фонарями остались там, в воде, - сказал Михаил.
   - Потерпи, Маринэ, скоро все закончу, - остановил Шелсар мою попытку подняться.
   - Ты опять отдаешь свою кровь? - уточнила, потому что чувствовала что с каждой каплей чувствую себя все лучше.
   - Да, ты слишком долго была без сознания, точнее скорее в коме. Моя кровь пробудила тебя к жизни.
   - Таарета, мой демон, - сказала ему и улыбнулась, услышав протяжный утробный рык, так хорошо мне знакомый.
   - Что это было? - встревожено спросил Михаил, судя по звуку подскочивший на ноги.
   - Ничего страшного, - улыбнулась во тьму. - Мы иногда с Шелсаром так разговариваем.
   - Вы не могли бы здесь таких звуков не произносить. И так ужасов натерпелись, - сказал Михаил, он явно был обеспокоен рыком демона.
   Глаза немного привыкали к полной тьме, стали различимы силуэты. Шелсар двигался уверенно, казалось, он прекрасно ориентируется.
   - Все, - мягко произнес мой демон и провел ладонью по моей щеке. - Теперь все будет хорошо, моя демоница.
   - Как будет отсюда выбираться? - спросила, в то время как Шелсар аккуратно приподнял меня и посадил между своих ног, обнял руками и прижал к себе.
   Рану на руке, через которую он вливал свою кровь, он перевязал куском ткани, оторванную от своей мокрой футболки.
   - Выход отсюда один, тот через который мы пришли, - тихо сказал Михаил.
   По голосу было заметно, что вся эта история его тревожит.
   - А что с тем выходом не так? - спросила его.
   - Там вода, - пояснил он. - Вас друг как открыл задвижки, вода заполнила все русло подземной реки. Теперь только ждать когда найдут эти задвижки и закроют обратно.
   - А их закроют? - тут же поинтересовалась у него.
   - Должны. Сейчас весь этот водяной поток хлещет в Волгу. Так незамеченным не останется. Рассвет уже наступил, МЧСники должны прибыть и выяснить, что происходит. Уровень воды будет падать, но медленно. Возможно вечером сможем попытаться проплыть на выход. Это конечно, если задвижки быстро найдут. - Голос Михаила был угрюмым.
   - Не переживайте, Михаил, мы выберемся. Все останутся живы. - Успокоил его Шелсар.
   Мой демон нежно гладил по плечам, согревая руками и своим дыханием. Было тихо и спокойно рядом с ним, уверенность что выберемся крепла с каждой минутой.
   Неожиданно Шелсар напрягся, даже я бы сказала не физически, сколько внутренне. Он был обеспокоен, что заставило встревожиться и меня.
   - Что происходит? - тихо спросила его.
   - Шайры, - выдохнул он.
   - Что это? - повернула к нему лицо, стараясь хоть что-то разглядеть на нем
   - Это низшие демоны, часто выходят на землю в поисках человеческих жертв. Твоя рана привлекла их на запах, - последние слова он сказал чуть слышно сквозь зубы.
   - Какие демоны? - спросил с удивлением Михаил. - Вы что верите в демонов? Я могу еще поверить в призраков, но демоны здесь причем?
   - Будем надеяться, что я ошибаюсь, - постарался смягчить свои слова Шелсар.
   Но я чувствовала как трепещат его ноздри, как он втягивает воздух, как прислушивается. Он был уверен - шайры идут и идут к нам.
   - А твою кровь они не чувствуют? - тихо спросила, почти одними губами.
   - Чувствуют, потому не торопятся, колеблятся. Но вскоре жажда их заставит рискнуть. - Ответил Шелсар.
   - Есть способ от них уберечься? - задала снова вопрос.
   - Есть! - почти обрадовался Шелсар. - Вот уж не думал, что может пригодиться. Михаил, вы крещенный? - спросил у диггера.
   - Конечно, - тут же ответил парень.
   - Крестик на вас есть?
   - Нет, - раздосадовано ответил диггер. - Одеваю только когда в церковь захожу.
   - Держите мой, - Шелсар снял с шее цепочку с крестиком и протянул парню. - Садитесь вместе с Маринэ. Я очерчу охранный круг, поставлю защиту, завязав на этом крестике. Вам с Маринэ нужно будет только не выходить из круга чтобы не случилось! Слышите? Чтобы не случилось! С шайрами я разберусь сам. И еще. Шайры мастера перевоплощения, если вас будут просить родственники, я или даже МЧСники выйти не поддавайтесь! Шайры не смогут войти в круг, только если вы сами из него выйдете, - Шелсар говорил уверенно и чертил вокруг нас круг.
   Мы с Михаилом сели на пол у стены, прижавшись друг к другу. Диггер мелко вибрировал толи от волнения, толи от страха, в кулаке крепко зажал крестик.
   - Шел, - тихо позвала моего демона.
   - Да, Маринэ, - мягко отозвался он.
   - Поцелуй меня, - попросила.
   Шел не заставил просить дважды. Жадный поцелуй мне сказал гораздо больше, чем слова. Его эмоции были мне доступны, а теперь поцелуй рассказал о его желании спасти меня, его пару, сохранить для себя, чтобы потом быть вместе.
   Шелсар отступил на несколько шагов и утробным рыком нараспев произнес слова, значение которых я не поняла, но очерченный круг вспыхнул бледным белым светом, слегка осветив небольшое помещение вокруг.
   Это было служебное помещение, по видимому старая насосная станция или подстанция. Здесь стояли ржавые, давно не крашенные агрегаты, трубы больших диаметров выходили из стен. Окон или дверей видно не было, лишь небольшой люк в углу бетонной комнаты. Именно туда стала смотреть, ожидая шайров - низших демонов.
   Вылезли они из стен. В обманчивом свете бледного контура они выглядели устрашающе. Тела были волосатыми, острые рога венчали крупные головы. Оскалы рта пугали свои размерами. На ногах были копыта, руки были длинными и свисали ниже колен. Видимо для них на четырех конечностях передвигаться так е привычно как и на двоих ногах.
   Михаил вздрогнул и стал шептать: "Свят! Свят! Свят!".
   Я втянула воздух. Резкий запах был отовсюду. смесь запаха мокрой шерсти и специфический от их тел невозможно было перепутать.
   - Высший демон! - шайры замерли.
   Хотя они ожидали увидеть Шелсара, все же остановились в нерешительности.
   - Высший демон, мы пришли за добычей, - почтительно произнес один из шайров и преклонил колено. Интересно, как я его понимаю?
   Повернулась на Михаила, тот расширенными глазами смотрел на все происходящее и было не понятно, понимает ли он хоть слово.
   - Это моя пара, - ответил Шелсар спокойно.
   Только я чувствовала, как он возбужден, готовый разорвать всю эту толпу мохнатых шайров.
   - Она человек! - тут же взвизгнул недовольно шайр, до этого так почтительно обращавшийся к Шелсару.
   - По крови - она высший демон. Эта демоница - моя пара. - Резко ответил им Шелсар.
   - Ты, падший демон, даже нормальной пары себе найти не можешь! - громко проорал все тот же шайер, видимо вожак этой стаи. - Она наша добыча! - он вскинул руку вверх и толпа дружно поддержала его ревом.
   Вот теперь Михаила затрясло по-настоящему. Я почувствовала как вибрирует его тело, и услышала стук зубов. Меня же больше интересовал азарт. Было желание поучаствовать в этой битве. А в том, что сейчас будет битва я не сомневалась. Я видела как в Шелсаре быстро пробуждается демоническая сущность. Треск раскрываемых крыльев оглушил в этом замкнутом пространстве, на какое-то время заставив шайров замолкнуть. Видимо, древний инстинкт заставлял подчиняться высшему демону. Но вот запах крови заставлял забыть о подчинении.
   Все на что додумались шайры - это в задних рядах старались незаметно подойти к нашему защитному кругу. Передние ряды наступали на Шелсара, шипя и выставляя вперед себя волосатые руки с огромными когтями, которые вырастали прямо на глазах.
   Шелсар спокойно встал в боевую стойку, и я с удивлением увидела, как у него тоже стали расти когти, но и это не все, волосы ожили, заплелись в косы, которые превратились в белых шевелящихся змей. Зрелище было жуткое. Кожа стала покрываться белой сверкающей чешуей.
   - Он тоже демон? - в ужасе прошептал Михаил.
   - Да, - с гордостью сказала ему, - мой демон. Таарета, мой демон! - громко сказала Шелсару.
   Демонский рык потряс бетонное помещение, от чего шайры зашипели еще сильнее и присели на своих кривых ногах, однако, продолжая наступать. Шелсар не стал ждать нападения и сделал первые два шага в их сторону, резкие взмахи руками и куски первого шайра полетели в разные стороны. Вой поднялся такой, что уши заложило. Шайры кинулись на Шелсара все вместе и со всех сторон.
   Не знаю, сколько их было, но за их волосатыми телами белые крылья Шелсара не стало видно. Иногда мелькали белые змеи над толпой, которые тоже жалили шайров. Вой, визг, треск разрываемой плоти оглушал. Специфический запах шайров и запах крови смешался до тошнотворного, стало мутить.
   Я держалась, но Михаил наклонился в сторону. Когда же он поднял голову, перед ним за светом защитного круга стоял шайр, с него капала кровь. Диггер быстро отполз ко мне обратно, говорить от увиденного он уже не мог, его трясло.
   Шелсар мелькал сквозь слегка поредевшую толпу шайров, которые даже раненные не отступали.
   - Девушка, что вы здесь сидите? Пойдем, я вас выведу, - раздался рядом со мной мужской голос.
   Повернула голову и увидела приятного молодого человека в спец.комбезе МЧСника. Михаил рванул к нему, успела перехватить парня.
   - Тише, Миш, тише, это шайр, он притворяется, - прокричала ему на ухо сквозь крики и визг.
   - О чем вы? Я вас выведу. Нас специально послали на помощь, - проговорил МЧСник и протянул руку, однако до света не дотронулся.
   - Видишь? Он не может войти. Он шайр! - снова удержала Михаила.
   - Пойдемте скорее! - торопил Мчсник.
   - Руку протяни сквозь свет, - громко крикнула ему.
   - Какой свет? О чем вы говорите? Это у вас галлюцинация, - спокойно сказал МЧСник и улыбнулся.
   После этих слов Михаил перестал вырываться и внимательно стал смотреть на спасателя.
   - Никита, ты же умер два года назад, - трясущимся голосом произнес Михаил. - Хоронили в закрытом гробу, был на твоих похоронах.
   - Убедился? - рыкнула на парня.
   Шайр взвыл и отошел. Я посмотрела на Шелсара. Поредевшая толпа шайров остервенело нападала, стараясь не только когтями достать демона, но и впиться зубами. Но белая чешуя была им по-видимому не по зубам. Шелсар успевал скидывать и ранить одновременно. Мой красавец белый демон явно справлялся.
   - Марина, - позвал меня Стас.
   - А? - обернулась на голос.
   Стас стоял в той же одежде, в которой я видела его в последний раз в момент когда Смерть втянула его в себя.
   - Марина, пусти меня к себе, - попросил Стас.
   - Входи, - тут же сказала ему, опасаясь, что это один из шайров.
   Раз до этого низший демон смог предстать в образе погибшего МЧСника, то в образе Стаса, который сейчас находился у Смерти, тоже мог, наверное.
   - Я сам не могу. Шелсар поставил защиту только на вас двоих. Руку протяни к свету, - Стас протянул руку мне на встречу.
   Поднялась и протянула руку к нему. Подумалось, что если это шайр, он не сможет пройти сквозь свет, если это Стас, то нужно впустить его в круг.
   - Марина, не делайте этого, - крикнул мне Михаил.
   - Неееет! - закричал Шелсар, кинувшись в мою сторону.
   Я посмотрела на него и хотела убрать руку, но пальцы Стаса крепко ухватили мои. Меня дернули из круга. Потом быстро перехватили поперек тела и скачками понесли, ухнулись в темноту люка в полу, а дальше темень и бешенный галоп по стенам, потолку. Дикие визги и крики раздавались со всех сторон, оглушая и заставляя вздрагивать от ужаса.
   Визги то усиливались, то рассыпались мелкими звуками, как будто расходились в разные стороны. Мой похититель резко остановился, его дыхание было ровным, как будто он не бежал только что стенам и потолку.
  
   Опер
  
   -Темно как, но ведь ты понял, что шайры схватили свою добычу? - Смерть была довольна. - Теперь Шелсар уже не сможет спасти твою женщину. Итак?
   Последнее слово Смерть протянула с удовольствием. Сказать, что я был в панике это ничего не сказать. Я готов был сам растерзать всех этих мохнатых и рогатых. Передо мной был выбор: или смерть любимой женщины или смерти сотен, а может тысячи неизвестных мне людей. Маленькие просьбы Смерти всегда оборачивались огромным количеством смертей.
   - Это твоя работа? - все, что смог выдавить из себя.
   - Разумеется, - Смерть была довольна. - Шайры ее сейчас укусят, отравив своим ядом, что ее парализует на всю жизнь. Потом заберут к себе в низшие миры, возможно съедят, а возможно оставят как самку. Шелсар не может вернуться в свой мир, чтобы спасти ее, как впрочем, и в низшие миры тоже не сможет попасть. Так какой выбор сделаешь?
  
   Демон
  
   Мерзкие шайры нападали озверев от запаха крови. Приятно было размять мышцы после стольких лет застоя. Я смотрел на свою Маринэ и видел восхищение в ее глазах, она не испугалась моей боевой трансформации, она восхищалась и старалась смотреть, не сводя глаз.
   Чувствовал, как ей нравится битва и какой азарт она испытывает. В какой-то момент она удержала Михаила и я успокоился, Маринэ все понимает и ситуацию держит под контролем.
   Диссонансом прозвучал знакомый голос среди этих визгов и криков, обернувшись увидел, что моя Маринэ подходит к контуру и протягивает руку. Сейчас контур от ее прикосновения раскроется.
   - Неет! - закричал и кинулся в ее сторону.
   Контур раскрылся лишь на ширину ее ладошки, но шайр ухватил руку и вытащил за руку из контура. Не успел перехватить его. Шайр вскочил на стену и, обхватив Маринэ поперек тела, ушел в люк в полу. Остальные шайры устремились за ним. я бежал, летел за ними, с трудом ориентируясь в полной тьме. Шайры прекрасно видели, в низших мирах им привычно такое освещение.
   Развился, спуски, снова повороты и снова развился. Визг рассыпался по подземным переходам, множился с помощью эхо. Слух улавливал все шорохи, но это не помогало. Лишь ее запах точно вел. Я втягивал воздух и только так определял, в какую сторону Маринэ несли Шайры. Они как зайцы петляли и старались запутать свой след, но мой нюх не подводил, кровь безошибочно подсказывала направление.
   Вдруг все звуки неожиданно стихли. От неожиданности остановился, снова втягивая воздух. Она была там, чуть дальше, но совсем близко, буквально за поворотом.
   - Ее нужно нести вниз, - раздался голос шайра на его родном языке.
   - Я хочу ее укусить сейчас и попробовать вкус крови, - отозвался второй голос.
   - Конечно, ты, как нашедший добычу, имеешь право на первое вкушение, но Главная самка будет недовольна, останешься без пары, и даже самку тебе не дадут, - возразил первый.
   - Внизу ее отберут и мне не дадут попробовать ее кровь, - возразил второй.
   - Главная самка приказала доставить ее, - грозно произнес первый.
   - Она моя добыча! - рявкнул второй.
   Я кинулся к ним. Оба шайра, вцепившись друг в друга катались по полу, визжали и кусались. Их свалка отвлекла внимание, и я смог рассмотреть Мою демоницу на полу, брошенную как сломанную куклу.
   Подлетев к двум шайрам, взмахами рук располосовал их тела вдоль и поперек. Оба низших демона обмякли и забились в судорогах. Бросив последний взгляд на умирающих демонов, быстро подошел к Маринэ, она дышала, была в сознании, лишь испугана.
   Увидев меня подскочила и вжалась, обхватив руками и ногами. Ее нисколько не смущал вид моей боевой трансформации.
   Низшие демоны умирали долго и мучительно. Тела пытались регенерироваться, срастись снова, но я раскромсал сердце и порвал вены. Сил демонам не хватало. Агония продолжалась долго.
   Подхватив на руки свою драгоценную пару, прижимая к себе, как самое ценное, что есть в моей жизни, устремился по уже знакомому своему и Марининому запаху к выходу. Бесконечные переходы, повороты, развилки. Маринэ дрожала, но ранена не была, только сильно напугана. Я готов был за нее не только всех шайров перерезать, но и добраться до Главной самки.
   Михаил был все в том же защитном круге. Он весь трясся и что-то бормотал себе под нос. Увидев нас, отшатнулся подальше и уставился обезумевшим взглядом. Вокруг осталось место побоища. Куски разорванных тел шайров, кровь, вонь. Но для меня это был сладкий запах победы, я спас свою пару.
   Когда приблизился к Михаилу, чтобы снять защиту, тот выставил вперед крестик, который я ему дал.
   - Я крещенный, - усмехнулся ему.
   - Ты демон, ты не можешь быть крещенным, - стуча зубами сказал Михаил.
   - Но это факт, - мягко произнес ему. - Сейчас сниму защиту и мы будем выбераться отсюда. Дорогу покажешь?
   Михаил судорожно закивал.
   - Вот и хорошо, - кивнул ему.
   Боевую трансформацию не стал прятать, вдруг еще пригодиться. Хотя, судя по запахам и звукам, шайров здесь не осталось. Путь был свободен.
   Михаил боялся выходить из этой комнаты, но оставаться здесь было не менее опасно. Не известно сколько здесь можно было прождать помощи, а вот второго захода шайров можно было дождаться запросто.
   Марина подрагивала у меня на руках, дыхание выровнялось, но дрожь не отступала. Озноб пробегал по всему телу. Она сильная женщина, психика справиться, а остатки испуга я знаю, как лечить. Уткнувшись в ее мокрые волосы, довольно рыкнул от предвкушения.
   Брели долго, но Михаил, даже вздрагивая от каждого шума, шел уверенно. Направление было в другую сторону, чем уходили шайры, именно это меня успокаивало. Значит, все же мы идет на поверхность.
   Неожиданный просвет, замаячивший впереди, сначала показался не реальным. Чуть только до сознания дошло, что это выход из подземных лабиринтов города, как усталые ноги сами понесли нас быстрее.
   Боевая трансформация быстро убиралась, крылья сложились, волосы повисли мокрыми грязными прядями. Мы были оборванные, перепачканные, голодные, но живые.
   Вышли мы из одного из ливневого сброса на берегу Волги, вкруг были заросли кустарника, вяза и мусор, которым изобилует любое место, где останавливается человек на отдых или просто мимо проходил. Но это была земля с ее свежим воздухом, запахом Волги и солнце, которое уже старательно клонилось к закату, но все еще основательно прогревало весь город. Жаркое марево охватило нас сразу же, как только ноги вынесли из бетонного стока.
   Михаил повернулся и внимательно посмотрел на нас. Видимо, пытался как-то понять или объяснить себе то, что произошло.
   - Прощайте, мне пора, - коротко произнес диггер, повернулся и ушел.
   Мы не стали его останавливать, понимая, что после всего парню просто нужно побыть одному, прийти в себя.
   Дождавшись, когда Михаил исчезнет из виду, распахнул свои крылья и взлетел резко вверх, удерживая Маринэ в своих руках. Путь домой занял не очень много времени. Взлетев над городом, сориентировался в каком районе мы находимся, и стремительно полетел к себе в логово.
  
   Мое логово было пустынно, ожидая нас. Маринэ была задумчива. На руках отнес ее под душ и включил горячий, стал массировать кожу, тело, волосы. Она закрыла глаза, отдаваясь моим пальцам, которыми вел ее к уже такому естественному для нас состоянию - желанию друг друга.
   Пальцами скользил вдоль всех изгибов ее тела, вдыхая аромат ее кожи. Она была расслабленна, но все время в задумчивости. Я сходил уже с ума от желания обладать ей, Маринэ не отзывалась.
   - Харете вайкунар сильвахаш пирсенел деркитор девальчес фатрикан хавшисен, - тихо прорычал ей и почувствовал, как кровь стала в ней откликаться на каждый звук и вскипать, отзываясь.
   Древний язык демонов всегда заставляет отзываться кровь, она первая реагирует. Тело моей демоницы проснулось, лишь глаза смотрели с безразличием.
   Губами вжался в ее, раздвигая и сминая, перехватывая ее дыхание, упиваясь. Марине ответила, в глаза загорелся такой знакомый и ожидаемый огонек желания. Пальцами скользнул между ног и ворвался в нее, вырвав стон. Сдерживаться больше не мог. Прижал Маринэ к стене в душе, подхватил под ягодицы, заставив обнять себя ногами и резко вошел в нее.
   Она закричала, ее сущность была не готова к вторжению.
   - Таарета, моя демоница, - прорычал ей в лицо.
   - Таарета, мой демон, - ответила мне, и мышцы внутри расслабились, позволяя войти в нее полностью.
   Став горячей, влажной и такой желанной, моя демоница смотрела прямо в глаза, принимая меня всего и даря невероятную сладость этого момента. Я входил и входил в нее, вырывая стоны и крики из этого желанного тела, останавливаясь лишь затем чтобы дать возможность отдышаться после очередного оргазма.
   Казалось, с каждым испытанным оргазмом она хотела еще сильнее, становилась более страстной и требовательной. Вскоре Маринэ опустила ноги на пол и толкнула меня под струи воды.
   - Таарета, мой демон, - прорычала она и опустилась передо мной.
   Она смотрела снизу вверх и улыбалась, ее губы коснулись моей плоти, целуя. Маринэ приоткрыла губы и впустила самый краешек, облизнула языком. Это откровенная ласка вырвала из меня невольный стон вместе с выдохом. Затем она пустила глубже плоть и сделала несколько движений, от которых дрожь пробежалась по телу.
   Сдерживаться было невероятно трудно, я схватил ее за плечи, поднял, подхватил на руки и быстрым шагом отнес в спальню. Широкая кровать приняла наши мокрые тела. Маринэ улыбалась и слегка посмеивалась, дразня.
   Я знал, я видел, что она наслаждается всеми этими минутами нашей страсти. Она была горячая, влажная и пахла одуряюще желанно. Плоть протестовала против моей сдержанности, демонская сущность просилась на свободу, хотела обладать свой парой.
   - Маринэ, - тихо позвал ее.
   - Да, мой демон, - тут же откликнулась она.
   Крылья распахнулись сами и я увидел восхищение в ее глазах. Демонская сущность вышла на свободу и теперь только она управляла мной. Я взял ее тело жестко и со всей силой желания, которую сдерживал в себе в последнее время. Ее крик наслаждения разорвал воздух, заставив забурлить мою кровь. Никакой пощады или жалости, только всепоглощающее желание обладать и властвовать над этим телом.
   Она билась подо мной, кричала от боли и экстаза, слезы текли из глаз, кровь бурлила.
   - Еще, мой демон! - рычала демоница, не позволяя остановиться этому безумству.
   Мироздание открылось внезапно, мы оба замерли на несколько мгновений и экстаз накрыл нас обоих.
   Медленно приходили в себя, кровать была взбита, крылья еще трепетали над нами.
   - Таарета, мой демон, - нежно провела рукой по щеке Маринэ.
   Перехватил губами ее нежные пальчики.
   - Таарета, моя демоница.
  
   Ворона
  
   Страсть демона - это что-то завораживающее. Она все сметает на своем пути, оставляя что-то глубинное во всем существе, взывая к чему-то древнему, вырывая ответные чувства. Я наслаждалась каждым движением, каждым поцелуем, каждой минутой его страсти и дарила ему всю себя без остатка, понимая, что это единственно правильное.
   Ласковые поцелуи на моих пальцах после страсти были неожиданностью, они позволили выйти на свободу зажатому ужасу тугой пружиной внутри меня. Слезы потекли сначала тихо, а потом я уже не сдерживалась, выплескивая все, что накопилось во мне после подземного города. Долгие переходы, вода, которая залила мои легкие, битва с шайрами, мое похищение и спасение на руках моего демона.
   Шелсар прижимал меня к себе, позволяя выплеснуться напряжению и ужасу, засевшему глубоко внутри меня. Он ласково гладил руками вдоль тела, позволяя чувствовать свое тепло и поддержку. Легкие, нежные поцелуи в висок старались успокоить. Вскоре от выброса эмоций, после слез я тихо уснула в его объятиях, уютно устроившись в кольце рук.
   - Таарета, - пробормотала, уже засыпая.
  
   Утром разбудил аромат кофе, Шелсар на кухне готовил нам завтрак. Весело спустилась вниз на кухню и попала в ласковые руки моего демона.
   - Отдохнула? - спросил Шелсар после поцелуя.
   - Есть хочу! - потребовала.
   Шелсар широким жестом показал на стол. Аромат кофе, конечно, перебил все другие запахи, но на столе было приготовлено царское угощение. Как он столько успел? Неужели совсем не спал? Но голод не оставил времени на размышления. С удовольствием выпив чашку ароматного кофе с корицей, принялась за жареное мясо с приправами, вкус был не передаваемый.
   Шелсар присел рядом, наблюдая за мои совсем не светскими манерами в поедании божественно вкусного блюда, улыбка играла на губах демона, дразня и обещая много больше.
   - Маринэ, - мягко произнес он мое имя на свой манер, - нам нужно подумать, что делать дальше.
   - Шел, я думаю Дамон не нашел Чашу Грааля, иначе бы Смерть уже забрала бы меня, - ответила ему, чуть успокоившись, утолив голод.
   - Да, я тоже так подумал. Чаша не найдена, а время идет. Думаю Дамон нашел ключ - подсказку где искать Чашу, - задумчиво произнес Шелсар.
   В наступившем молчание совершенной неожиданностью прозвучал мой сотовый. Посмотрев на номер, я сильно удивилась, звонил Михаил, наш диггер.
   - Здравствуйте, - резко сказал Михаил. - Я очень надеялся больше с вами не встречаться, но у меня появилась для вас информация. Через час в том же кафе. - Он отключился.
   Утренние пробки, люди спешат на работу. Это я, можно сказать, в отпуске, да Шелсар сам распоряжается своим временем, а горожанам нужно спешить на работу, не смотря на жару, которая не отпускала даже ночью.
   Хамер урчал, как дикий зверь готовый к прыжку в любой момент, но времени нам хватило, чтобы добрать до центра города, где в такое время было пусто. Обычное место для встреч и прогулок в вечернее время. Даже мамочки с детьми еще не выходили. Пустые кафе хлопали крыльями своих пологов от небольшого ветерка. Здесь на террасе перед Волгой всегда от ветерка прохладнее.
   Михаила я угадала по фигуре, а вот что-то в его внешности меня удивило, сразу даже не поняла что. А потом ахнула и прикрыла рот ладонью. Красивый, молодой человек был полностью седым.
   При виде Шелсара Михаил дернулся и сделал несколько шагов назад, но потом сдержался и протянул руку для пожатия. Шелсар понимающе кивнул и ответил парню на рукопожатие.
   В кафе заказали кофе и в молчании уселись за стол.
   - Я очень надеялся забыть обо всей этой истории, но ночью мне позвонил мой друг, тоже диггер. К нему поступило подобное предложение, что сделали вы. Найти своих друзей и так далее. Он позвонил мне, приглашая. Я его стал расспрашивать и одновременно отговаривать. Думаю, это ваш конкурент хотел убедиться в вашей гибели. - Закончил Михаил и стал пить свой горячий кофе.
   Я обдумывала информации. Нам нужно было узнать, что там нашел Дамон в часовне.
   - Простите, Михаил, мы не знали, что так все случится, - мягко сказала ему. -Мы очень благодарны вам за помощь. -парень кивнул, видимо он понимал, что мы сами стали заложниками обстоятельств. - Если Дамон звонил вашему другу, значит, остался его номер телефона и он может встретиться с нашим конкурентом? Михаил, очень вас прошу, помогите. Нам очень нужно узнать, что Дамон забрал из часовни, - попросила парня.
   - Я так и подумал, перезвонил другу и попросил назначить встречу с клиентом. Они будут здесь, - Михаил посмотрел на ручные часы, - через сорок минут.
   - Спасибо вам большое, вы нас еще раз выручаете, - от всего сердца сказала ему. Парень кивнул, но был очень хмурым.
   - Послушай, Михаил, - стал говорить Шелсар, молчавший до этого. - Постарайтесь забыть о произошедшем. Или думайте об этом как о галлюцинации.
   Михаил поднял на него глаза.
   - Вы демон, - как-то зло произнес парень.
   - Падший демон, - согласно кивнул Шелсар, - Но это не важно. Демонов не существует, - мягкая улыбка тронула губы.
   - Вы демон, - упрямо произнес Михаил.
   - Забудьте об этом, - спокойно произнес Шелсар.
   - Забудешь тут, - буркнул Михаил.
   - Михаил, мы вам должны заплатить, - постаралась перевести тему.
   - Вот они идут, - повернул голову в сторону Михаил.
   Повернувшись в указанную сторону, я увидела Дамона и парня рядом с ним. Они шли, оживленно переговариваясь. Мы с Шелсаром незаметно вышли из-за стола и быстро зашли за барную стойку.
   - Что вы тут ... - начал возмущаться бармен.
   Шелсар быстро сунут ему тысячную в руку и приложил палец к губам, тот замолчал, пропуская нас в свое служебное помещение.
   Дамон присел за столик к Михаилу. Было не понятно, узнал он нашего диггера или ему все равно было. Вид у Дамона был отсутствующим. До нас стали доноситься обрывки разговора. Дамон объяснял, что ему нужно найти своих пропавших друзей, он даже приблизительно знает, где они пропали. У этих друзей очень ценная вещь, которая ему очень необходима. Интересно, а я думала, что у него интересующая нас вещь.
   Диггеры кивали, выслушивая его предположения. Дамон предложим им хорошую цену, было видно, что друг Михаила очень заинтересовался.
   - Что за вещь такая? - как бы невзначай спросил Михаил.
   - Это не важно, он у парня. - Отмахнулся Дамон.
   Мы с Шелсаром переглянулись, пора было вмешиваться. Мы быстро вышли из служебного помещения и присели за стол с двух сторон от Дамона.
   - А вот и мы нашлись, - сообщила конкуренту.
   - Живы, значит. Это облегчает задачу. - криво усмехнулся Дамон.
   - Это вас собирались искать? - удивился диггер.
   - Их, - ответил за нас Михаил, - Вы друг друга нашли. Так я пошел, - сказал он, поднимаясь, - Вот вам ваш крестик, забыл вчера вернуть, - протянул он на цепочке золотой крестик в сторону Шелсара.
   Дамор метнул острый взгляду, резко выбросил руку вперед, ухватил цепочку и выхватил у Михаила, который собственно не собирался сопротивляться. Дамон вскочил на ноги, толкнул парня через стол, тот полетел на пол, подскочил на лавку, перепрыгнул через спинку и побежал по террасе. Мы кинулись за ним.
   Дамон бежал не оглядываясь. Повернул к центральной лестнице и стал почти кубарем спускаться к Волге. Там, внизу кинул деньги и схватил водный скутер, газанул и помчал по воде вниз по течению.
   Я успела первой подбежать вслед за Дамоном, повторив трюк с деньгами и ключами, понеслась вслед за ним. Скутер подпрыгивал на волнах, стремительно неся меня вслед. Дамон оглянулся, увидел погоню и прибавил газу, но от меня на скутере не уйдешь. Зная все приемы в вождении, я дала газу и полетела почти над водой.
   Шелсар нагонял нас. Мы стали заходить Дамону с двух сторон, старательно обходя все попадающиеся лодки и корабли. Маневрировали и старались не потерять Дамона из виду, когда разделились в две стороны.
   Дамон старался уйти от нас, лавируя между кораблями. В какой-то момент я увидела, что обходит прогулочный катер и заворачивает а него, явно собираясь сменить направление. Рванула ему на перерез и увидела, что за катером идет еще один. Дамон постарался вырулить между ними, скутер заметало между ними, он не справился с управлением и врезался в борт катера. Парень полетел в воду, а по нему прошелся прогулочный катер. Скутер заглох и стал покачиваться на месте между двух катеров, на которых начался ажиотаж. Люди выглядывали за борта, пытаясь понять как спасти Дамона, но на поверхности воды его не было.
   Я подлетела к катеру и нырнула в воду. Катера остановились, и можно было не опасаться, что по мне пройдутся днищем. Сквозь толщу воды услышала, как Шелсар вошел в воду рядом со мной. Разглядеть что-либо в такой мутной, зеленоватой воде было практически не возможно. Шелсар подал знак, что увидел Дамона. Мы быстро стали грести под водой.
   Парень был без сознания и просто завис под катером в тени, поэтому его не было видно. Большими гребками подплыли к нему, ухватили за руки и потянули на поверхность. Всплыв, закинули голову Дамона, чтобы вода больше не заливала ему лицо.
   Сверху с катеров неслась отборная брань, общий смысл которой был, что экстрималы достали всех. Нам было не до разборок. С катера скинули спасательные круги и жилеты, открыли дверцы и протянули руки, чтобы поднять нас на борт.
   Дамона откачали, заставив пережить его и нас массу неприятных минут. Крестик Шелсар незаметно из зажатой руки парня забрал, но вопросы к нему остались. Зачем ему крестик Шелсара? Где то, что он нашел в часовне? И куда нам дальше двигаться в поисках Чаши?
   От всего этого голова шла кругом, вода натекла с нас на пол, но никто особо не обращал внимания. Все были заняты выяснением инцидента. Мы выступили в роли спасителей чудика, которого понесло кататься в опасной близости от прогулочных катеров. Все трое, в том числе Дамон написали расписки, что претензий к пароходству, капитану и т.д. не имеем.
   Когда передавали Дамона в руки скорой, поинтересовались в какую больницу его везут, внимательно выслушала анкетные данные. Как же сложно без опера в группе, ведь у Стаса наверняка все эти данные есть, и он мог свободно задействовать свою свою сеть информаторов. В крайнем случае, воспользоваться базой данных или разослать ориентировки.
   Вернулись обратно к Хамеру, по пути заглянув в кафе, диггеры ушли, что было понятно. Час-пик схлынул и мы спокойно добрались до дома Шелсара. Я уткнулась в ноутбук, по анкетным данным стараясь найти место жительство Дамона. Ничего! В гостиницах не останавливался, ни где не регистрировался. Скорей всего частная квартира или знакомые. Уж очень хорошо он город знает. Может тоже волгоградец? Снова инет. А вот и информация - волгоградец наш конкурент, выехал только давно и прописан в Москве, поэтому не могу его здесь найти.
   Адрес старой квартиры и мы уже в Хамере. Нужно найти, что Дамон нашел в часовне и понять зачем ему крестик Шелсара. Ведь за столько времени, по словам моего демона, крестик понадобился в первый раз. Потребовала рассказать всю историю.
   Еще во времена крестовых походов мой Шелсар слонялся в поисках приключений в Азии. Подвернулся ему караван, идущий в Европу. "А почему бы и нет?" - спросил себя демон, уставший от жарких песков и примкнул к торговому люду. Но не все там были из купцов. Многие были раненные рыцари из Крестовых походов. Орден потом этих рыцарей стал широко известен - Тамплиеры.
   Путь из Азии в Европу был долгим тогда, караван шел медленно, единственное, что тогда было доступно - беседа. Шелсар от скуки перезнакомился со всеми, говорил со многими. С рыцарями, что шли на поправку часто упражнялись на мечах, кинжалах. И все равно со временем это все наскучило. Лишь беседы со скромным монахом ордена Тамплиеров доставляли ему радость.
   Это был необычный человек, грустно-веселый. В каждой шутке звучала грусть и за грустной историей всегда стояла шутка. В одну ночь, на длинном перегоне, караван остановился по средине степи. Обложились телегами, выставили часовых, благо военных было достаточно.
   Шелсар в ожидании своей смены, расстелил плащ на траве рядом с костром, по близости от монаха Ранье. Ночью демон, засмотревшись на звезды, неожиданно откровенно рассказал о том, что падший. Что выгнали из его родной страны и не может вернуться обратно, обреченный на одинокое скитание по земле людской, для демона страшнее ада для людей. Вечное одиночество - наказание его.
   Ранье выслушал внимательно, молчал долго, а потом предложил на рассвете пройти крещение, которое сам проведет. Обещал спасти, помочь. Да только ничего такого не случилось крещение монах провел, крестик золотой, обычный для тех времен одел на шею.
   Дальше Шелсар замолчал.
   - А что дальше было? - заинтересовано спросила его.
   - Ничего! Понимаешь? Вообще ничего! Монах этот до своей Европы с орденом добрался и исчез, ни разу больше в жизни моей не появился. А крестик этот, разве что там под городом в первый раз помог, - немного зло сказал Шелсар. - Не понимаю, что за привязка такая к нему, что Дамон мог именно из-за него снова собираться лезть под город, чтобы с моего тела снять крестик.
   - Видно, не простой крестик, раз ему понадобился. А про своего монаха ты ничего больше не слышал? Нигде? Может летописи какие или что там? - расспрашивала Шелсара.
   - В том-то и дело. Ни единого слова не слышал, - мотнул головой Шелсар. - Приехали.
   Бывший адрес Дамона - старая хрущеба на окраине района. Не удивительно, что перебравшись в Москву, парень хватался зубами, чтобы пробить себе место под солнцем, а тут мужик в черном такие заманчивые идеи предлагает.
   На лавочке сидят бабульки - источник информации. Оставив Хамер за углом, пошли пешком. Нас встретили оценивающим взглядом. И вот не стоять мне на этом месте, если взгляд у шестидесятилетних горожанок не зажегся огнем при взгляде на моего демона. Невольный рык вырвался из глубины. Шелсар сжал мою ладонь и повернулся, в глазах плясали смешинки. После этого успокоилась моя демонская сущность
   Шелсар сам завел разговор. В этом он прав, женщины всегда хорошо реагируют на мужчин, так же работает и наоборот.
   Вежливый опрос мнения о погоде, жаре в этом году, цен на овощи и хлеб, плавно перетек к животрепещущим вопросам. Где найти Дамона, анкетные данные очень помогли.
   Оказалось, что парень снимал комнату у Петровны, вот только утром вышел по делам. Петровна с важным видом тут же подтвердила: "Ровно в 7,30". Бабушки на лавочке вообще знают все и обо всех.
   Дальше началось соло моей скрипки. Я красочно описала, как Дамон попал в прогулочный катер и мы, не жалея собственных жизней, самоотверженно бросились на спасение совершенно не знакомого парня. Вот и сейчас приехали за документами к нему на квартиру, чтобы отвезти их в Областную больницу, помочь с оформлением. Или Петровна желает сама отвезти документы? Петровна с этого момента доверяла нам полностью, была готова раскрыть не только замок на двери Дамона, но так же все тайны семьи Дамона, а в придачу своей и своих болезней.
   Долгий перечень всех хворей остановил поворот ключа в двери постояльца. Мы зашли в душную и жаркую комнату, огляделись в поисках артефакта из часовни. Стали выдвигать ящики, перетряхивать вещи.
   То что Дамон нашел в подземной часовне, было спрятано не далеко. Прямоугольная коробочка была спрятана под креслом, сверху накидано белье.
   Шел вытащил коробочку и стал внимательно рассматривать. Небольшая щель, похожая на замочную скважену была хорошо видна. Он вставил крестик и в коробочке что-то зашуршало, потом заскрипело. Коробочка стала раскрываться и сложилась в объемную карту. Это определенно была карта какой-то местности.
   Мы крутили-вертели ее в руках, стараясь вспомнить были ли мы в такой местности. Ничего не решив, вытащили крестик из замка и коробочка с тихим шумом закрылась. Все таки были раньше мастера, чтобы такую диковенную вещь изготовить.
   Поиски на этом не прекратили, логично предположив, что Дамон должен был откуда-то узнать про крестик Шелсара. Действительно, в сумке, висящей на спинке стула, были запиханы не аккуратно пожелтевшие, старые документы. Мы их вытащили и стали рассматривать. Конечно, я знала много языков и даже казалось, что некоторые слова угадывала, но прочесть не могла.
   Шелсар, казалось, читал легко, сразу же переводя мне текст. Писал тот самый монах, что крестил демона.
   "В разговоре с ним я понял - нет лучшего способа скрыть ключ от карты. Изгнанный демон будет жить вечно и так же вечно хранить святое распятие на своей груди, не позволяя никому прикоснуться"
   "Карта укажет путь в далекой стране славянских варваров, принявших христианство, но очень далеких от истинных христианских ценностей. В глубокой пещере лежит ..."
   Дверь резко распахнулась и в мою спину воткнулась что-то острое, заставив задержать дыхание. Дышать я не могла, упала на колени.
   Шелсар одним движением перепрыгнул чрез меня и схватил Дамона, но это я поняла лишь по звукам. Боль была не сильной, но дыхание не возвращалась. Что-то пролетело надо мной и тяжким плюханьем шмякнулось на разложенный диван.
   Перевела взгляд на Шелсара, он бы в своей боевой ипостаси.
   - Помоги, - прохрипела ему.
   Шелсар присел рядом со мной, провел ладонью по спине рядом с ножом, торчащим из моей спины. Змеи беспокойно шевелились на его голове, крылья сложились, чтобы освободить пространство. Ноздри раздуты, глаза полыхают синим пламенем. Он был прекрасен в своем гневе.
   - Нельзя убирать нож, пробито легкое, - глубокий рычащий голос заставил завибрировать кровь.
   - Не могу дышать, - произнесла одними губами.
   Шелсар кивнул, поднял руку и оторвал одну из своих змей. Она распахнула пасть, демон поднес к моей спине, выдернул нож и тут ткнул змею мордой. Она вцепилась своими зубами в края раны, намертво сцепив их, не позволяя крови вытекать. Боль расползлась по телу, но дыхание вернулось и сердце начало усиленно перегонять обогащенную кислородом кровь по телу.
   Перевела взгляд на Дамона, он тоже был ранен. Зеленоватая кровь стекала тонкой струйкой из шее.
   - Это ты его? - спросила Шелсара, поднимаясь на ноги. Меня слегка покачивало.
   - Случайно проткнул, - голос Шелсара был обычным, из боевой ипостаси осталась лишь чешуя, змей не было.
   - Добрались, - криво усмехнулся Дамон.
   - Пошли, - подхватил меня за талию Шелсар.
   - А он? - кинула на конкурента.
   - Или умрет или сам справиться, - спокойно ответил Шелсар.
   Мы вышли из квартиры, перепугав Петровну своим видом. Шелсар в белой чешуе и я с висящей на спине змеей.
   - Батюшки! - охнула старая женщина и схватилась за сердце, ноги подкосились и она плюхнулась на табуретку.
   Шелсар гнал своего Хамера совершенно игнорируя все правила движении, вдавливая педаль газа и рыча мотором. Казалось он готов проехать по крышам машин.
   Подхватив лежащую меня на заднем сиденье, он вбежал на крыльцо в дом. Положил на пол в огромной гостиной на живот и первым делом оторвал змею от спины, та полетела в сторону и от удара о стену распалась мелкой чешуей.
   Шелсар положил ладонь на рану и забормотал заклинания. Тепло стало проникать внутрь. Было больно, как будто по живому шьют иголкой, но я терпела, понимая, демон точно знает, что делает.
   - Теперь можешь встать, - мягко произнес Шелсар и помог подняться.
   - Спину почти не чувствую, - повела плечами.
   - Яд парализовал ткани, - кивнул мне Шелсар. - Зубы зажали рану, моя змейка дала время привезти тебя домой и помочь.
   Демон подхватил меня на руки и понес наверх.
   - Шелсар, а почему ты принял боевую ипостась? - провела по лицу, где еще сохранилась чешуя.
   - Он напал неожиданно, сработал рефлекс. Тем более тебя ранил, - глаза засветились тем самым голубым светом, что так ярко горели во время боя с шайрами и в комнате Дамона.
   - Интересно, - тихо произнесла я и провела пальцами по его чешуйчатым губам.
   Ощущение было странным, совершенно другим. Его губы всегда были нежными, а сейчас мне очень хотелось их поцеловать и попробовать вкус. Было очень интересно есть ли разница?
   - Что интересно? - чуть хрипловато произнес Шелсар, наблюдая за мной.
   - Поцелуй меня, - попросила вместо ответа.
   - Ты ранена, тебе нужно отдохнуть, - я видела как его ноздри раздулись и дыхание стало глубоким.
   - Поцелуй, - попросила и притянула за шею к себе.
   Да его губы стали другими. Они были горячими, жаркими, но они обдирали кожу. И все равно я таяла под его губами, в поцелуй стал с привкусом моей крови.
   Шелсар оторвался от меня, чешуя стала проходить с лица.
   - Не надо! - тут же воскликнула ему. - Останься так, я хочу посмотреть на тебя.
   - Моя демоница, - улыбка на его губах обещала многое, от чего заставила захотеть его еще сильнее.
   Мы стояли на лестнице, прервав подъем и целовались. Точнее сначала Шелсар своим языком облизал кровь с моих губ, одновременно залечивая. А после, опустив на ступеньку перед собой, стал целовать. Его губы снова были нежными и горячими.
   - Разденься попросила его, - и сама стала быстро срывать легкую одежду, в нетерпении желая увидеть тело покрытое белой чешуей.
   Он был прекрасен. Яркое летнее солнце переливалось на чешуйках, создавая радужный отсвет. Протянула руки и тут же отдернула, чешуя была колючей, ладони ободрало и теперь саднило.
   Шелсар хищно улыбнулся и поднес мои ладошки ко рту. Его язык скользил по моей израненной коже, залечивая и возбуждая одновременно. Такая гама чувств накрыла меня, кровь забурлила в каждой клеточке. Мне уже было все равно, что была ранена в спину, желание поднялось из глубины тела и не собиралось останавливаться.
   Шелсар снял с меня одежду и с той же улыбкой притянул к себе, заставив вздрогнуть всем телом от прикосновения к его чешуе.
   - Хочешь еще попробовать? - соблазнительно прорычал он.
   Ладонью, взяв мою руку, положил на свою плоть. О да, там тоже была чешуя. Представить было страшно, что он мог сделать со мной, войди в такой ипостаси. Замерла, не зная на что решиться.
   Шелсар своими ладонями отодвинул меня на еще одну ступеньку вверх по лестнице и стал поцелуями покрывать израненную кожу. Запах нашего желания кружил голову, смешиваясь с запахом крови. Попеременно губы, язык проходились по моему животу, груди, соскам целуя, лаская, возбуждая. С моего демона постепенно уходила чешуя, такая красивая и такая опасная.
   - Таарета, моя демоница, - раздался глубокий рык.
   Меня развернули спиной к себе, ладонь легла на спину, надавив, опустилась руками и коленями на ступени. Плоть демона ворвалась сразу, такая желанная и такая нестерпимо жесткая в совоем желании.
   - Демон! - невольно выкрикнула.
   - Да, моя демоница, я демон - прорычал он позади меня.
   Резкие удары внутри меня заставляли раскрываться ему на встречу и вскрикивать при каждом проникновении. Вскоре я уже не кричала, это было похоже больше на рык, на который я слышала мне отвечали.
   Шелсар наклонился и лизнул мою спину, заставив пробежать тысячи иголок по спине, снова чешуя. Потом ласковые губы покрыли поцелуями пораненное место. Эта неожиданная грубая ласка придала остроты ощущениям и всего лишь два движения плоти демона довели до оргазма. Шелсар остановился, позволив отдышаться и снова продолжил свое движение. Этот демон знал мое тело лучше меня самой.
   Он доводил меня до экстаза снова и снова. Когда открылось мироздание, мы замерли в невольном восхищении. Экстаз накрыл обоих одновременно.
   Очнулась когда мой демон, подхватив руки, нес уставшую меня на кровать.
   - Таарета, мой демон, - благодарно улыбнулась ему.
   - Таарета, - тут же отозвался Шелсар, но голос был недовольный.
   - Что-то случилось? - спросила его. Тревожиться не хотелось, такая приятная расслабленность была во всем теле.
   - Ты ранена, не надо было. Только отдых! - строго смотрел Шелсар и положил на кровать.
   - Угу, - согласилась с ним, повернулась на бочок и тут же уснула.
  
   Демон
  
   Как же испугался за свою пару, когда понял, что Дамон неожиданно напал. У Маринэ человеческое тело, ее можно ранить и, хотя она утверждает, что сейчас не подвластна Смерти, инстинкт сработал мгновенно. Боевая ипостась накрыла раньше, чем мог понять. Главная задача - любить и защищать свою пару. Только так демоны выживают в нашем мире, где даже демоны могут погибнуть от рук других демонов.
   После такой страстной любви моя демоница уснула. Ей нужен отдых, чтобы восстановиться. Спустился вниз, в машине взял документы и коробочку.
   Раскрыв объемную карту, старался понять, что за местность здесь изображена. Читал документы на латинском, старо-испанском, французском, итальянском. Весь смысл сводился к тому, что карта даст путь к Чаше Грааля. Интересно, где эти документы раздобыл Дамон. Видимо, очень давно готовился.
   Во многих документах были размыты слова или не хватало кусочков пергамента, тогда бумагу еще не использовали, да и бумага не дожила бы до наших дней. Даже пергамент местами истлел. Придвинул к себе ноутбук и стал искать старинные карты, предположив, что местность за пару тысячелетий могла основательно измениться.
   Прошло несколько часов, прежде чем смог более-менее определиться с местом поиска местности на современных картах. Волгоградская область, Смерть была права, чаша Грааля спрятана здесь.
   - Сколько сейчас времени? - раздался сонный голос Марины с лестницы.
   - Шесть вечера, ты хорошо поспала, - отозвался ей.
   Заспанная, но такая красивая демоница.
   - Как твоя спина? - пошел ей на встречу и обнял.
   - Не болит, и вроде онемение прошло. Ай! Больно! - недовольно вскрикнула она на мое прощупывание раны.
   - Повернись, - снял с нее халат и стал водить ладонями, шепча заклинания и вкладывая свою силу.
   Маринэ взяла мою ладонь и, просунув под своей рукой, положила на обнаженную грудь.
   - Тебе нельзя, - рыкнул на нее строго и попытался забрать руку.
   - А тебе можно? - спросила она через плечо, и улыбка играла на ее губах.
   - Мне можно, но только с тобой, - так же строго произнес и отобрал руку.
   - Но я хочу, - с обидой сказала Маринэ.
   - Знаю, - ответил ей, едва сдерживаясь. - Обещаю, что как только мы закончим эту игру, я не буду выпускать из своих рук, - последние слова проговорил ей над ухом, предвкушая все, что сделаю с моей парой.
   - Но ... - попыталась возразить Маринэ.
   Я повернул ее к себе лицом и поцеловал мягко и нежно.
   - Не сейчас, - ответил ей после поцелуя. - Обещаю, потом все будет.
   Накинул халат на плечи и, полуобняв, повел к столу, за которым был накрыт ужин. У моей демоницы был хороший аппетит.
   - Итак, ты что-то нашел? - ткнула вилкой Марина в кучу бумаг.
   - Смерть была права в одном - Чаша спрятана на территории Волгоградской области, не города. По крайней мере, эта карта, - показал на коробочку, - походит на ландшафт одной из областей.
   - Какой? - спросила Марина, прожевывая кусок сочного мяса.
   - Алексеевской. Думаю надо поехать туда, посмотреть на месте. Если не будет ничего похожего, вернемся и будем искать дальше, - Марина кивнула.
   - Когда выезжаем?
   - После ужина, - ответил ей и увидел разочарование на лице демоницы.
   - Маринэ, потерпи. С твоей кровью ты быстро восстановишься, а так только задержишь, - покачал ей головой.
   На меня рыкнули! Да так что мурашки пробежались по коже. Демоница изволила гневаться! Подошел к ней и сгреб руками к себе, прижал.
   - Больно! - недовольно сообщила моя демоница.
   - Я тебе об этом говорю. У тебя все хорошо заживает, так что недолго, - нежным поцелуем пообещав ей гораздо больше, чуть позже.
  
   Ворона
  
   Сборы были недолгими. Смена белья, брюки и все документы, возможно, что-то еще натолкнет на поиски подсказок. Хамер взревел и по пустому городу вырулил на Московскую трассу. А вот тут, проехав всего несколько километров по хорошей дороге, мы попали в пробку. Груженные фуры еле тащились, устраивая за собой длинные хвосты из легковушек.
   Когда была возможность, приемистые машины выскакивали на встречную полосу и гнали на обгон, а водители фур тоже начинали разгоняться, чтобы труднее было сделать маневр. Хамеру было просто за один заход пять-шесть машин пройти, но вскоре встречался очередной хвост.
   - Совсем забыла про эту дурацкую манеру выезжать всему городу в ночь одновременно, - проворчала недовольная я. - Всегда одно и тоже, всем надо в ночь и все едут вместе.
   Встречные фары ослепляли, переключались. Мы снова шли на обгон. Прошли пост на тринадцатом километре и дорога стала свободнее. Хамер рвался вперед, разгоняясь и скрадывая плохую дорогу.
   Впереди была пробка, причем образовалась давно. Никого не пропускали.
   - Да что там такое? Ремонт моста очередной? - этим летом по трассе все мосты в области решили ремонтировать одновременно.
   Шелсар спокойно сидел за рулем, а мне не сиделось, выскочила из машины и стала заглядывать со своей стороны, потом на встречную полосу перебежала. Оттуда тоже машины не ехали. Нетерпеливые лихачи стали по стречке быстро ехать вперед, потом в общую очередь залезут.
   - Марина, садись. Сейчас тронемся, - позвал Шелсар из машины.
   Только села в машину к кондиционеру, как очередь начала сдвигаться вперед. Медленно, со множеством остановок, но стали двигаться, потом поехали веселее. Проехав несколько метров, увидели причину затора - авария.
   Маршрутка лежала на крыше в кювете, а сверху на ней лежала груженая фура.
   - Мамочка, - ахнула я и прикрыла рот рукой.
   - Видимо на встречку вылетели, - спокойно произнес Шелсар.
   А меня стало трясти, как в лихорадке. Вот так в один миг понять, что смерть здесь на каждой секунде подстерегает, было страшно.
   - Не смотри, - сказал мне Шелсар и протянул руку, взяв в свою. - Не нужно, им уже не поможешь, - сжал пальцы, почувствовав, как меня трясет.
   Проехав место аварии, Шелсар нажал на акселератор, Хамер взревел. Впереди замелькали красные и белые огни, потом к ним присоединились проблесковые маячки скорой и полицейских.
   Длинный хвост, образовавшийся из-за аварии, не хотел рассасываться. Фуры упорно придерживали рвущиеся легковушки, а на встречу точно такой же хвост. Постепенно немного стало легче, самые нетерпеливые все же проскочили вперед. Хамер легко обошел очередные шесть иномарок с фурой в небольшой просвет между встречными. Этот зверь рычал под капотом и просился пуститься во всю прыть, Шелсар и позволял сделать ему по возможности, за что мотор от рева переходил к ласковому, благодарному урчанию.
   Вскоре, обойдя все скопление, Хамер помчался по убогой трассе, наматывая километры и старательно обходя ухабы, слушаясь руля. Заправка. Вышла на воздух, ночь, а марево не отпускает, может только к утру станет чуть свежее.
   С интересом подошла к колонке, сколько же этот зверь ест горючки? Шелсар открыл пробку бензобака, и было такое ощущение, что оттуда раздалось: "ЕЩЕ!". Проглот! Заливка полного бака была долгой, зато позволит долго не останавливаться по дороге. В ларьке взяла пару шоколадок и воды без газа.
   Снова ночная трасса, огни белые - встречных машин, красные - впереди идущих. Ощущение нервозности после аварии не отпускало. Обошли те машины, что успели проскочить пока заправлялись, обгон, еще обгон. Хамер довольно урчит, когда ему позволяют разгоняться. В салоне прохладно.
   Еще сто километров и снова стоим. Снова огромный хвост. Да что сегодня такое на трассе? Стоим не долго и медленно трогаемся. Действительно авария. Фура в кювете, автобус на боку, вроде не встречный удар.
   Шелсар проезжает вперед и останавливается. Мы не сговариваясь выскакиваем из машины и бежим к автобусу. Рейсовый автобус шел на Воронеж, судя по табличке. Двери снизу, водителя уже достали и он сбивчиво объясняет, что джип стал обгонять, а на встречу фура, оба водителя, чтобы избежать столкновения по тормозам, автобус и фура на юз. А джип проскользнул между ними и ушел по трассе дальше.
   - Цвет какой? - спрашивали водители остановившихся машин.
   - Не знаю. Он полыхнул огнем или светом, о том что это машина увидел когда он уже проехал. По очертаниям джип, а мне уже не до того было, автобус заваливался в бок, чудом на крышу не кувыкнулись, - водителя трясло, подбородок не слушался, слова вылетали с заиканием. Шок.
   Мы в это время вытаскивали пассажиров из разбитых окон. Люди были ранены, особенно те, что оказались внизу, но в основном порезы. Главное, что все живы. Водитель фуры тоже жив, но с переломами руки и ноги. Прилетела скорая и полицейская машина.
   Нам здесь больше делать было нечего. Дальше люди были в руках специалистов. Ну и ночка! Вторая крупная авария на дороге.
   - Марина, не нравиться мне все это, - угрюмо произнес Шелсар.
   - Мне тоже. Но не похоже, что Смерть подстраивает аварии. Не в ее интересах нас задерживать, - сказала и замерла от догадки.
   - Дамон! - воскликнули мы одновременно.
   Правильно, вот кому нужно, чтобы мы задержались и не попали в Алексеевку. Он-то давно искал. Интересно как он узнал, куда карта ведет? Мы же узнали когда крестик Шелсара открыл коробочку. Впрочем, Дамон начал поиски гораздо раньше нас. Может он еще что-то нашел, другие указания.
   Хамер прибавлял и прибавлял скорость, мы понимали, что отстаем от конкурента ненадолго, и все же отстаем.
   Прошли поворот на Михайловку, и трасса стала свободнее, осталось меньше ста километров. Фары выхватили впереди идущий рейсовый автобус Неоплан, на Москву идет. Глаза понемногу стали уставать от ночи и блеска фар. Пропустили встречную иномарку и пошли на обгон. Фары впереди выхватили всполох света впереди. Шелсар прибавил газу, отчего зверь под капотом радостно заревел в предвкушении погони.
   Непонятный свет сильно отражался от света фар, не позволяя разглядеть машину впереди. Блики плясали на наших лицах, заставляя меня щуриться, но Шелсара, видимо, ничего не смущало.
   Если присмотреться, то можно было все же разглядеть очертания джипа, о номерах речь не шла. Шелсар подгонял Хамера, джип, почувствовав погоню, стал играть в догонялки. То припустит, то замедлит ход. Встречные машины шарахались от всполохов светящегося джипа.
   - Что это с ним? почему его так плохо видно? - спросила Шелсара, хотя старалась не отвлекать от вождения.
   - Зеркальный. Отражает свет и бликует, - ответил Шелсар.
   Вскоре джипу надоело играть в кошки-мышки и он припустил вперед, мы за ним. Впереди идущую фуру, Дамон обошел как стоячую. Нам пришлось пропустить встречку и лишь потом пойти на обгон. Мы летели, Хамер довольно мурзился, ему нравилась погоня. Стрелка бензобака стала стремиться к нулю. На датчик поглядывала уже с беспокойством. Лишь Шелсар не обращал на него внимания.
   Хамер летел по пустой ночной трассе, нагоняя зеркальный джип. На нем еще и подсветка была, поэтому он бликовал не только от света фар, но и сам вспыхивал светом. Впереди шел бензовоз со всеми оранжевыми проблесковыми маячками, украшен как рождественская елка, чтобы издалека было видно: "опасный груз". Дамон притормозил за ним, дождался, когда мы подлетим на Хамере, пошел на обгон. По встречной полосе шла фура с хвостом из легковушек.
   Зеркальный джип устремился в узкий просвет между фурой и бензовозом.
   - Вот черт! - успела вскрикнуть, потому что остальное произошло слишком быстро.
   Оба водителя, нажали на тормоза и свернули руль к обочине. Фура изогнулась и прицепом влетела в кабину бензовоза, догнав того на обочине. Получив такой мощный пинок, бензовоз стал заваливаться на бок и выворачивать раму у тягача.
   Шелсар успел нажать на тормоза и вырулить, избежав столкновения. Но остальные легковушки вминались в фуру. Раздался взрыв, бензовоз взорвался. Нас в машине откинуло ударной волной на несколько метров, подкинув воздухе. Сработали все подушки безопасности, мы остались целы, но покореженный корпус машины не позволял быстро выскочить. Пока освободились от ремней, подушек и, разбив стекла, вылезли наружу, стараясь отбежать от Хамера подальше, на трассе полыхал огромный костер из нескольких машин, бензобаки которых детонировали и тоже начинали гореть.
   Стекла стали лопаться от жара и разлетаться в стороны. Подойти не было никакой возможности, горело и палило жаром так, что, казалось, кожа обуглится.
   Шелсар похлопал себя по карманам, достал телефон и набрал 911.
   - Авария на трассе М6, после поворота на Михайловку, - громко прокричал он.
   Шелсар направился к месту аварии, на нем появилась чешуя, видимо она защищала лучше от огня. Я попыталась пойти за ним, но он остановил меня жестом.
   - Будь здесь, я помогу всем, кого смогу достать, - голос был не Шелсара, такой утробный, глубокий.
   Остановилась, прижав руки к груди. Шелсар вошел в пламя и изредка лишь мелькал среди машин и языков огня.
   Первого он вынес ребенка из последней машины. Мальчишка был пристегнут в детском сиденье, и потому его не вжало вперед. Родители погибли от удара. Порезы на коже и сильный испуг, я прижала малыша и гладила его по голове, стараясь успокоить его и успокоиться сама.
   Остальных, кого выносил Шелсар из огня, были сильно обожжены, без сознания, у многих открытые переломы. Но Шелсар, вытащив их из горящих машин, дал шанс на спасение. Вскоре прибыли скорая помощь, а чуть позже полиция.
   Спасать было больше некого. Машины останавливались подальше от аварии, потому никто не увидел Шелсара в его боевой ипостаси. Мальчик был так перепуган, что вообще не понял, что за белый дядя вытащил его из машины.
   Мы давали показания, как единственно выжившие в аварии. Зеркальный джип пошел ориентировку, была надежда, что Дамона задержат на следующем посту для проверки документов. Но надежда была слабая, зная как Дамон не чувствителен к жизни.
   Спустя час погасили огонь и растащили грузовики. Перевернули Хамер на колеса, но ехать на нем было не возможно. Полицейские, расспросив в какую сторону нам нужно, помогли найти попутку, убедившись, что нам медицинская помощь не нужна.
   Люди, что согласились нас подвезти, были как раз из Алексеевского района, возвращались домой. Они сыну к школе ездили покупать портфель, форму. Они нас расспрашивали, охали, переживали, вздыхали. За такими разговорами остаток пути пролетел не заметно.
   Проехав полицейский пост, зеркального джипа не увидели. Не понятно стало, то ли не смогли остановить, то ли Дамон свернул на грунтовку раньше.
   Ирина и Владимир, как звали людей, что нас взяли подвезти, пригласили к себе домой переночевать. И даже не хотели слышать возражений, о наших словах, что собираемся остановиться в гостинице, отмахивались обеими руками.
   - Утром отоспитесь хорошо, потом завтрак. Возражения не принимаются! - убеждала нас Ирина.
   Выделили нам комнату в доме, выдали комплект постельного белья и пожелали спокойной ночи. Ванная, конечно, в доме была, но экономные хозяева показали на уличный душ во дворе, где на крыше стояла пузатая синяя пластиковая бочка, вода в которой правда была почти горячей, нагретая солнцем за весь день. Из освещения лишь лампочка во дворе, но если дверь не прикрывать, то искупаться было можно. Попросила Шелсара побыть рядом. Он усмехнулся на чудо цивилизации, но стоял рядом.
   Мокрой рукой затянула его к себе внутрь.
   - Спинку помоешь? - протянула ему кусок мыла.
   - Маринэ, - зарычал на меня мой демон.
   - А у меня не болит, - повела плечами, предоставляя ему грудь для осмотра.
   И он не выдержал. Шелсар подхватил меня за ягодицы, прижал к стене спиной.
   - Только молчи, - прорычал он мне в лицо и закрыл рот поцелуем.
   Он ворвался сильно яростно, как же я по нему соскучилась, а может это выходило нервное напряжение, что скопилось за дорогу.
   Его ноздри с шумом вдыхали наш запах, губы не отрывались от моих, не позволяя произнести ни слова, ни стона. Меня разрывало на части желание и только страсть моего демона давала надежду на скорое удовлетворение.
   - Люблю, - неожиданно оторвался он от моих губ и снова прижался, не позволив ничего сказать.
   Он двигался быстро, яростно, умело подводя меня к пику. Когда Мирозданье распахнулось, он отпустил меня не надолго, позволив выдохнуть в восхищении. Экстаз накрыл нас одновременно, даря долгожданную расслабленность и успокоение от пережитого, выплескивая эмоции.
   Мы смотрели друг на друга почти в полной тьме и пытались восстановить дыхание.
   - Люблю, - наконец-то смогла ответить ему.
   - Молчи, - прошептал он.
   Послушно замолчала, понимая, что это не дом Шелсара, где мы можем себе все, что хотим. Нельзя шокировать наших хозяев.
   Потянулась к нему губами. Поцелуи запрещены не были. Мы целовались долго-долго и очень нежно, лаская друг друга ладошками. Это было так приятно чувствовать близость друг друга. Лишь нежность и никакой страсти. Доцеловались, что губы болеть стали. Я рассмеялась, так хорошо было рядом с моим демоном.
  
   Утром накрытый стол ломился от угощений. Ирина была настоящей хозяйкой, столько успеть приготовить за одно утро для меня было не возможно. В разговоре мы стали расспрашивать наших хозяев об окрестностях. Сумку с документами и объемной картой, конечно, забрали с собой. А вот сведения от наших хозяев хотелось получить более подробные.
   - Да что тут у нас смотреть? - махнул рукой Владимир. - Ездят к нам и Москвичи и из Питера приезжают, даже однажды из Мурманска был один. Нырять приезжал. А куда нырять? Хоппер обмелел давно. Озера? Так они заливные. В одном рыбу разводят, в другом птицу. Степь кругом. Весной, да, весной у нас тюльпаны цветут, а так тут смотреть нечего.
   Мы кивали в такт его словам, стараясь соотнести наши предположения с тем, что говорил местный житель.
   По нашим сведениям получалось, что раньше, во время крестовых походов, когда прятали Чашу Грааля, здесь должны были быть пещеры. А вот местные ни о каких пещерах ничего не слышали. На все предположение один ответ - степь у нас, какие пещеры?
   Единственное за что мысль зацепилась - озера заливные, значит, были низины куда воду из Хопра направляли. Попросили хозяев показать дорогу в сторону озер, мотивируя, что хотели бы прогуляться и посмотреть Бабинские озера. Ирина тут же всполошилась, собирая еду в дорогу, позвонила подружке в хутор Бабинск, чтобы нас встретили и приютили. Еще выдала кучу советов, как добраться, на какую попутку можно сесть.
   Шелсар был сама любезность с хозяйкой, а я подметила, как вспыхивал взгляд у Ирины при взгляде на моего демона. Только это мой демон, внутри что-то приятно урчало при этой мысли.
   Попутку поймали быстро, наш неформальный прикид в шортах и кепках сразу говорил, что мы не местные, а значит можем поделиться новостями с большой земли.
   Всю дорогу до Бобинских озер разговор вертелся вокруг аварии, свидетелями которой мы были. Шелсар описал джип, сказал, что он зеркальный, а потому давал столько помех на дороге. Водитель охал и старался запомнить как можно больше подробностей. Мы не сомневались, что вскоре весть о зеркальном джипе заполонит всю округу, и местные просто устроят охоту на Дамона. Не хотелось бы чтобы кто-то пострадал, но и местные не ковбои чтобы выслеживать негодяя, а скорей всего сообщат куда следует. Так хоть какие-то шансы.
   Бабинские озера не впечатлили. Не глубокие, берега поросшие густой травой, вокруг коровьи следы и лепешки, мухи кишат. Жара начала припекать и хотелось окунуться в воду.
   - Здесь купаться можно? - спросила водителя, что подвез нас.
   - Можно, вон там тоже приезжие расположились. Говорят из Москвы приехали, - махнул рукой в сторону трех березок и палатки под ними, рядом стоял Ниссан, городской внедорожник.
   Мы направились к приезжим, а местный отправился по своим делам.
   - Здравствуйте, - поздоровались мы, подходя к приезжим.
   - Здравствуйте, - тут же поднялся нам на встречу молодой парень в одних шортах с красивым бронзовым загаром. Явно не волжский, наш немного желтого отлива, а этот на средиземноморье наверняка нахватался.
   - Говорят вы приезжие, - снова вежливо сказал Шелсар, протягивая руку.
   - А вы разве местные? - удивился парень, поглядывая на наши платиновые волосы.
   - Тоже приезжие. Шелсар, - представился демон.
   - Марина, - протянула руку я для приветствия.
   - Сергей, - тут же представился парень.
   - Вы нырять приехали? - спросил Шелсар, кивая на костюмы дайверов и акваланги, лежащие на траве.
   - Вы тоже? - кивнул в ответ Сергей и задал встречный вопрос.
   - А здесь есть где нырять?- задал вопрос вместо ответа Шелсар.
   - Конечно! - тут же ответил воодушевленно Сергей. - Здесь же раньше были пещеры. - При этих словах мы поняли, что нашли своего информатора.
   - Какие пещеры? Местные о них ничего не знают, - заинтересовано спросили и уселись на брезентовые табуреточки, которые услужливо предложил нам хозяин.
   - Местные вообще мало знают, - улыбнулся и согласно кивнул Сергей. - Даже не все знают, что на озере есть плавучие острова.
   - Как это? - изумилась тут же.
   - А вон смотрите, - показал рукой в сторону озера Сергей, - вон там плавучий остров, этот в основном из трав, только один кустик. А бывают даже с березами. Сейчас фото покажу. Они дрейфуют по поверхности, куда ветер дует, туда они плывут.
   Мы с интересом рассматривали фото, выглядели, конечно, как просто острова, не верить нашему хозяину у нас не было оснований. Тем более, что остров на который нам указал Сергей, как будто сместился.
   Когда мы указали на этот факт, Сергей кивнул головой:
   - Я же говорил, дрейфуют.
   В этот самый момент на поверхность стали подниматься воздушные пузыри.
   - А вот и ребята возвращаются, - поднялся со свой раскладной табуретки Сергей.
   Мы смотрели как над поверхностью показались три головы в раскраске черно-желтой, подплыли ближе и стали выходить на берег дайверы. Одного они поддерживали под мышки.
   Все втроем пошли на встречу выяснить, что случилось и чем можно помочь.
   - Что случилось? - зашел в воду Сергей, потому что остальным в ластах не удобно было передвигаться.
   - Димка руку вывихнул, - ответили ему.
   Шелсар подошел и стал помогать парню. Сергей, убедившись, что Шелсар не уронит парня, стал снимать с Димки ласты. Теперь он мог сам передвигаться, не боясь оступиться.
   С Димки сняли водолазный костюм. Шелсар положил парня на траву и наклонился. Почти незаметными, короткими движениями он поставил сустав на место. Затем попросил эластичный бинт из аптечки в машине.
   За это время остальные дайверы внимательно нас рассматривали и переговаривались с Сергеем. Тому особо сообщить было нечего, но отказывать в гостеприимстве после того, как Шелсар быстро поставил руку на место, не собирались.
   Стол накрылся быстро и как то само собой. Я достала все припасы, что собрала нам в дорогу Ирина. У дайверов блюда были попроще - шулюм, сваренный на костре и уже стоял на углях шашлык. Алкоголь здесь не употребляли, зато чай был из местных трав, ароматных и дразнящих обоняние.
   Вскоре сытный поздний обед превратился в ранний ужин, слово цеплялось за слово. Разговор хорошо складывался, дайверы поняли, что нашли благодарных слушателей. А нам и в самом деле было интересно и расспрашивали все подробности. Начался разговор, разумеется, с травмы Димки.
   Димка был самый молодой из всех дайверов, едва двадцать. Остальным больше тридцати, все женаты, но их половины остались в Москве, потому что карьера не позволяла им прерваться на отпуск из нескольких дней. Усмехнулась, лишь недавно сама вырвалась вот в такой вот своеобразный отпуск.
   Озера эти с первого взгляда не глубокие, но у них есть второе дно.
   - В каком смысле второе? - изумилась я.
   - В самом обычном. Под этим илистым дном есть пустотные пещеры, которые тоже заполнены водой, некоторые только на половину. Вот и получается, что озеро с двойным дном. А в некоторых местах есть и третий уровень пещер. Ниже спуститься еще никому не удавалось, - Рассказал нам Витек, как мы поняли руководитель этой самодеятельности.
   -Откуда там воздух взялся? Им можно дышать? - любопытствовала дальше.
   - В принципе можно, - скривился Витек, - но запах гнилостный. Там же оттока воздуха нет, жара на улице, так что удовольствие то еще. Но зато какие красивые эти пещеры. Там скальные стены, слои хорошо просматриваются. Только проходы между ними узкие, иногда приходиться протискиваться. Димка со своими бицепсами-трицепсами застрял, нас не дожидался и с перепугу стал рваться от туда, итог - вывих плеча.
   - Вы же вперед ушли, меня уже не видели, могли запросто потерять пещеру из которой вышли, - буркнул Димка, любовно прижимая к себе перевязанную руку.
   - Вы, Димочка, кушайте, кушайте, - подложила ему шулюмчика, представив, как парень запаниковал, застряв.
   Обернувшись назад, перехватила странный взгляд Шелсара. Чего это он? Ревнует? Это было для меня странно, я его пара, мне никто другой не нужен.
   А парни рассказывали дальше. Оказывается они стараются несколько раз за лето приехать и с другими дайверами переписываются и связываются, составляют карты пещер. И все равно в поисках новых проходов пропадают дайверы. Экспедиции отправляются, чтобы хотя бы тела найти, но ничего не находят.
   - Все же интересно, откуда там воздух? - задумалась я.
   - Может, есть доступ воздуха с другой стороны, не из озера, а есть еще какие пещеры? Они далеко за территорию озера уходят? - это уже Шелсар спросил.
   - Была такая версия, мы ее не откинули, хотя подтверждения не нашли. С этим озером вообще все странное, - кивнул Витек.
   Шелсар попросил карты пещер и мы уткнулись носами в огромные листы ватмана. Парни водили пальцами показывали проходы, развилки. Представив себе все это под водой, немного поежилась. Я конечно дайвингу обучалась, но это же было на Красном море. Так там вода прозрачная, солнышко светит, рыбки красочные плавают.
   - А тут ничего такого не водится? - спросила с опаской.
   - Огромные сомы здесь бывают. Вот из-за этих пещер ни одного поймать не могут, сколько сетей не ставили. Утку с поверхности схватит и уходит в глубину, - сказал Сергей.
   - Как, утку? - опешила я.
   В моем представлении на червяков или мотыля рыбы охотятся, а что на утку, такого еще не слышала.
   Сначала водила носом по карте, стараясь запомнить основные ориентиры, потом направления проходов. Второй уровень был саамы не исследованный, но что-то в нем было знакомое. Мы с Шелсаром переглянулись и замолчали. Потом Шелсар решился, достал коробочку и вставил крестик. На глазах изумленных дайверов объемная карта с легким скрипом раскрылась и перед нами показались пещеры. Как будто в графике 3Д мы увидели планы, нарисованные на ватмане.
   - Ничего себе! - прибалдели дайверы от такой вещицы.
   Они как голодные собаки накинулись на нашу карту, сличая со своей и внося поправки. Оказалось многие проходы сейчас перекрыты огромными кусками порода, но на нашей карте можно было найти обходные пути. Дайверы вместе с Шелсаром, как будто почувствовали добычу, ходили кругами вокруг двух карт и водили пальцами. Шелсар показал куда нам надо попасть. Парни стали строить план похода. Сначала слушала внимательно, а потом напряженность последних дней и усталость взяли свое и мне махнули рукой на палатку: "Располагайся!" им сейчас было не до сна, они уже дрожали от нетерпения.
   В палатке завалилась спать на чей-то надувной матрас и уснула глубоким сном. Лишь только ласковые поцелуи Шелсара вырвали меня из сна на рассвете.
   - Только молчи, - обдало горячим дыханием в самое ухо.
   Выгнулась под в сладкой истоме ожидания. На всякий случай Шелсар прикрыл мне рот рукой, я вцепилась в его пальцы зубами, глаза демона вспыхнули голубым пламенем.
   - Молчи, - это был уже приказ. А я провокационно застонала под ним, прижимаясь. А нечего мне указывать, хотя я прекрасно понимала его.
   Его движения во мне заставляли вздрагивать все тело и наслаждаться нашим единением. Запах нашего желания сводил с ума, в итоге потеряла над собой контроль и зарычала, он отозвался мне тут же, но руку ото рта не убрал, сводя с ума дальше своим неистовым танцем внутри меня. Ощущение реальности отступило, и Мирозданье снова распахнулось перед нами.
   Выдохнули мы одновременно, принимая экстаз наших тел, как одну из частичек этого прекрасного созидания.
   Уютно свернулась в руках демона и лишь одними губами прошептала:
   - Таарета, мой демон, - поцелуй в висок мне был ответом, услышал.
  
   Летом светает рано, а потому у нас была еще пара часов поспать в обнимку вместе. Лишь в семь утра нас разбудил звонкий женский голос.
   - Молодежь, ваше молочко!
   Чьи-то голоса, шаги, переговоры. Наши хозяева покупали парное молоко с утренней дойки. Представив его вкус, тут же подскочила на надувном матрасе. Рука демона придержала меня, губы успели коснуться оголенного бедра, и я вспомнила в каком виде сейчас. Когда демон со всей своей страстью обрушился на меня, одежда улетела в сторону. Стала нащупывать в полумраке палатки, ползая на коленях.
   - Какой отсюда вид, - тихо проговорил демон, за что лягнула его ногой.
   Но Шелсар поймал меня и прижал всем телом.
   - Куда собралась? - проворковал он мне на ухо, прижимаясь.
   - Молочка захотелось, - ответила ему через плечо, улыбаясь. Мне нравилась его порывистая страсть, всегда такая неожиданная и такая неудержимая
   - И все? - провокационно проворчал он мне ухо, уже аккуратно входя в меня и начиная потихоньку двигаться.
   - Таарета, мой демон! - сказала ему и получила всю силу его страсти, застонав под ним.
   Шелсар не сдерживался и доводил и доводил меня каждый раз до пика. Наша страсть смела все ограничения, я забыла думать о том, что тонкие палатки не дают никакой защиты. А Шелсар больше не просил молчать. Его губы целовали мои, спускались ниже к груди и снова прокладывали дорожку из жарких поцелуев. Казалось это не закончиться никогда. И все же Мирозданье снова неожиданно распахнулось перед нами во всей своей непостижимой тайной красоте, заставив замереть от восторга. Экстаз вернул нас в реальность, где мы тяжело дышали, смешивая наши дыхания.
   Благодарный поцелуй накрыл мои губы.
   - Как же там ребята? - махнула рукой в сторону выхода.
   - Тебе это важно? - улыбнулся Шелсар.
   Засмеялась его провокационному вопросу. Мы гораздо важнее того, что о нас подумают молодые парни.
   Найдя все одежду, вылезла из палатки. На полянке никого не было. Оказалось чуткий слух Шелсара услышал, что дайверы все сели на машину и уехали на хутор за продуктами.
   - Вот, демон! - повернулась к нему и стукнула кулачком по груди демону.
   - Да, я демон, - проворчал Шелсар довольно, - Еще раз доказать?
   Я прижалась к нему, заглядывая в голубые глаза, в которых светились смешинки и удовольствие от близости со мной.
   Шум мотора отвлек нас от поцелуя.
   - А молодежь, проснулись? - радостно поприветствовал нас Витек, - А мы со свежим хлебушком и маслом. Давайте завтракать и пора отправляться.
   - Куда? - в недоумении спросила его, усаживаясь перед кружкой парного молока.
   - А что Шелсар ничего не сказал? - удивленно повернулся к нам Витек.
   - Витек, им было о чем еще поговорить, - подмигнул Димка.
   Погрозила парню пальцем. Молодой еще, чтоб намеки делать.
   - Мы отправляемся сегодня в вашу пещеру. Ты с нами? - совершенно серьезно спросил Витек.
   - Конечно! - тут же согласилась. Неужели пропущу такое важное событие как нахождение артефакта?
   - Я говорил, - с улыбкой произнес Шелсар и провел по моей руке.
   Улыбнулась ему в ответ понимающей улыбкой, в его глазах светилось: "Таарета".
   - Тогда план такой. Марина, вы с дайвингом знакомы? - кивнула, - Знаки помните? - теперь кинула с сомнением. - Повторяем после завтрака, - правильно понял меня Витек. - Затем одеваемся и ныряем. Я иду первым затем Шелсар, вы и замыкает Сергей.
   Я согласно кивала пока пила парное молоко с бутербродом из свежеиспеченного хлеба с маслом. Шелсар тоже основательно подкреплялся, причем остатками вчерашнего шашлыка, хотя и холодного.
   Прошлись по знакам, вспомнив основные. Палец вверх- всплываем, палец вниз - погружение. Сжатый кулак в сторону - указывает направление опасности, перерезание себя по горлу - закончился воздух, круговые движения вокруг себя - дайвер в опасности. И много что еще. Вспомнились все знаки, на давно выученное было просто вспоминать, спасибо ребята напомнили и освежили.
   Шелсар помог одеть прорезиненный костюм, на плечи повелись акваланги. Могла и сама, но так приятна была забота моего демона. Я улыбалась на каждое движение в мою сторону. Ласты одели уже перед водой и зашли в воду.
   Вода теплая, это не Волга с ее быстрым течением, здесь стоячая вода, прогрелась давно за лето. Мутный ил загораживал обзор в маске, но со временем немного привыкла и стала различать силуэты вокруг. Вскоре на середине озера Витек показал знак "погружаемся", мы стали сильными гребками опускаться к самому дну. Там ила не было, лишь камни, поросшие высокими водорослями.
   Витек уверенной рукой разделил растительность и жестом показал на черный проем между камней. Там света не было и нам нужно было туда. По одному вслед за Витьком, мы стали нырять в узкую расщелину. Сразу же дневной свет исчез, и пришлось включить фонари на лбу и в руках. Световые лучи заметались по огромной пещере, полностью заполненной водой, мы находились у самого ее потолка, дна не было видно, сколько не светила туда фонарем. Вообще ничего не было видно. Это тебе не Красное море, где все лучиться от солнышка и под водой разноцветные рыбы едва шевелят своими плавниками.
   Витек посмотрел на свой компас на руке и уверенно поплыл, мы с Шелсаром за ним, Сергей замыкал нашу группу. Свет фонарей высветил стену перед нами, вода были здесь прозрачная, но отсутствие света делала ее как будто холодной, хотя холода не чувствовалось, может быть это был просто нервный озноб.
   Спустились вниз вдоль стены, где обнаружилась арка, мне даже удалось рассмотреть дно внизу. То ли здесь не настолько глубоко было, то ли действительно добрались до дна. Спокойно проплыв широкую арку, направились дальше за уверенным Витьком. Думаю, Сергей тоже здесь ориентировался хорошо, но он следил, чтобы мы новички в этом подводном лабиринте не потерялись.
   Плыть пришлось долго, что меня в принципе только морально доставало, воздух был заправлен по максимуму, так что должно хватить найти пещеру и на обратную дорогу. Доставала постоянная непроглядная темень. Но наши провожатые прекрасно в ней ориентировались.
   Витек снова показала знак "погружение". Уж не знаю, сколько времени прошло пол часа или пол жизни, но я даже обрадовалась, понимая, что сейчас начнется спуск во второй уровень пещер. Как они здесь понимали куда плыть, для меня оставалось загадкой. Понимала только одно - сама обратно никогда не выплыву. Сейчас ужас Димки мне вообще стал понятен, а это мы ни о каких узких проходах еще не слышали.
   Проход во второй уровень удивил. В небольшой пещере, в стене была просто круглая дыра. Витек направился туда и стал погружаться, Шелсар следом, все еще соблюдая указанный строй на берегу, затем я, за мной Сергей. Это была каменная труба, абсолютно круглая. По ней мы долго погружались, пока не опустились на дно, в стене было аналогичное круглое отверстие. Современным представлением я назвала эту круглую трубу, уходящую строго вниз, лифтом, уж очень похожа была.
   Дальше продвигались осторожнее, это я поняла по более медленным движениям Витька, он словно вспоминал дорогу. По видимому, спуск на третий уровень пещер был исследован хорошо, а вот дальше путь они прокладывали с Шелсаром по нашей объемной карте.
   Все же плыли правильно, как я поняла по уверенности Шелсара, который держался за Витьком, иногда оборачиваясь в мою сторону. Однажды Витек подозвал Шелсара и что-то движениями рук ему объяснял, тот кивал в ответ. Итогом их совещания стало то, что мы свернули в узкий проход, вместо того чтобы проплыть прямо в широкую арку. Задержалась, чтобы посмотреть что же они там обсуждали. Оказалось над аркой навис огромный отколовшийся валун. Значит Витек не захотел рисковать, поэтому свернул. Впрочем, он оказался прав - узкий проход быстро закончился и мы выплыли в огромную пещеру.
   Боковым зрением я увидела движение, свет фонаря выхватил двух огромных рыб, от неожиданности забыла, что нужно дышать. Это были те самые фантастические сомы, которые предпочитают уток с поверхности. Своими широко поставленными глазами усатые рыбины наблюдали за пришельцами из воздушного пространства над их пещерами.
   Не знаю сколько в них было метров, но они были огромными. Усы слегка шевелились, пасти приоткрывались. Было ощущение, что сомы пробуют воду на вкус, оценивая нас. Было жутко от их вида, но чрезвычайно интересно за ними наблюдать впрочем, сомы наблюдали за нами тоже.
   Вывело меня из этого созерцания, легкое прикосновение к плечу. Я поняла, что делать резких движений не следует и медленно обернулась. Рядом был Шелсар, он старался показать мне жестом, что нужно уходить. Все прошли дальше, и лишь я задержалась у этих монстров с меня ростом или больше. Шелсар медленно повернулся, указывая дорогу и проплыл чуть вперед, когда одна из рыбин сделала рывок в мою сторону, по видимому, решив, что добыча уплывает. Все еще не сводя глаз с сомов, успела увидеть это движение и уклониться. А вот от пули мне уклониться не удалось.
   Подводный пистолет выстрелил точно в меня прямо из-за огромных рыб. Удар пришелся точно под ключицу, заставив безвольно повиснуть левую руку. Сом, промахнувшись, кинулся на Шелсара, но тот уже успел обернуться и отклониться от нападения. Наши фонари метались по темноте, выхватывая фрагменты рыб, пещеры, и другого дайвера с пистолетом. Он тоже светил мощным фонарем, иногда ослепляя нас и стреляя. Больше ни в кого ему попасть не удалось.
   Вернулись Сергей с Витьком. Оценив ситуацию, постарались отбуксировать меня в сторону от битвы, что разыгралась между сомами, Шелсаром и вооруженным дайвером. В полном мраке, лишь временами освещаемом фонарями со всех сторон, это было какое-то месиво. Дайвер продолжал стрелять, кровь стала заполнять пещеру, по-видимому, попал в одного из сомов, а может и во второго. Потому что рыбины стали нападать, не прекращая, на Шелсара и на вооруженного дайвера, не делая между ними различий. Увидела, как Шелсар вырвал боковой плавник у одного из сомой, и кровь стала быстрей заполнять все пространство.
   Витек с Сергеем, отбуксировав меня в сторону, кинулись на помощь Шелсару. Еще одна рыбина вышла из строя, но опускаясь на дно пещеры, старалась достать одного из дайверов. Теперь нужно было добраться до вооруженного дайвера.
   Сергей, Витек и Шелсар разошлись вдоль стен у пещеры, стараясь не светить друг на друга, а на вооруженного дайвера направить свои фонари. Он оказался ярко освещен, на нас нападал Дамон. Его закрывала маска, но я его все равно угадала. Трое безоружных мужчин напали почти одновременно на Дамона, он отстреливался и дрался изо всех сил.
   После очередного выстрела я увидела, как чье-то тело стало опускаться на дно. Стала грести правой рукой изо всех сил, чтобы поймать, поддержать. Успела, подхватила на руки и постаралась всплыть пока чернота под ногами нас не поглотила в своей глубине. Тяжело, но все же я справилась. Чуть выровнившись с дерущимися, повернула к себе лицом спасенного. Это был Сергей, прямое попадание в сердце.
   Трое мужчин продолжали драться. Я их легко различала по цвету комбинезонов. У Шелсара и Витька они были черно-желтые, а у Дамона черный. Пистолет Шелсар смог выбить из рук Дамона, теперь тот отступал в сторону нависшего обломка скалы, который мы предусмотрительно обошли.
   Когда Дамон оказался у широкой арки спиной, он сделал резкий выброс рукой и ударил Шелсара в лицо, маска слетела. Это задержало демона и Витька, который кинулся на помощь. Дамон поднырнул под скалу, обхватив ее руками. Едва державшийся огромный осколок каменной породы легко заскользил вниз, придерживая своим стремительным движением и весом Дамона под собой. Тот старался выплыть из-под падающее западни, но это ему не удавалось. Гулкий удар осколка о дно сотряс все пещеры. Вибрация распространилась очень далеко, осыпая мелкие камни и давая трещины в ненадежных местах. Дамон остался под камнем.
   Витек спустился в низ, чтобы посмотреть есть ли возможность спасти Дамона. Поднявшись к нам отрицательно повертел головой. Увидев в моих руках повисшего Сергея, быстро подплыл ко мне, Шелсар так же.
   Мы отбуксировали тело Сергея в следующую пещеру, где вода была чистой, и не было столько крови. Ему уже не поможешь, сердце остановилось.
   Шелсар занялся моей раной. Приложил ладонь и я почувствовала как горячая волна накрывает ее, расширяясь по телу, придавая сил. Не знаю, что он сделал, ноя ему была х это благодарна.
   Нам нужно было принимать решение что делать? Нужно было вернуть Сергея наверх, нужно было доплыть до нашей пещеры и забрать Чашу. Разделиться мы не могли, только Витек точно знал дорогу туда и обратно. Оставлять тело тоже было рискованно. Сейчас привлеченные запахом крови другие хищники появятся здесь. Решили плыть за Чашей, забрав тело Сергея с собой. Шелсар обхватил тело товарища поперек и поплыл вслед за Витьком, который снова возглавлял нашу группу, мне пришлось теперь быть замыкающей.
   После случившегося я плохо соображала и вообще не ориентировалась, где мы находимся. Лишь видела Шелсара перед собой с телом Сергея в руках и старалась не отстать от него, что было достаточно трудно с одной рабочей рукой. Вторая все так же плохо слушалась. Я даже понять не могла, как удалось достать тело Сергея всплыть в той пещере, видимо адреналин в крови дал возможность встряхнуть все силы организма. Но оконце пути пока речи еще не было. мы не достали Чашу, и не вернулись обратно. Представив, что нам придется снова проплыть ту пещеру, наполненную кровью сомов и, где по всей видимости теперь все хищники подземных пещер, стало жутко.
   Вскоре Витек остановился, призывно махая рукой. Перед нами был тупик. Именно на нашей карте здесь был проход, я это точно помнила. Там по середине пещеры был очень характерный камень в виде звезды, вот он лежал тут хорошо видимый в свете наших фонарей. С этой стороны мы пришли, с этой стороны должен был быть проход в небольшую нишу, где храниться Чаша.
   Витек и я стали ощупывать стену в поисках прохода, ничего не нашли. Шелсар отпустил тело Сергея и тоже присоединился к нашим поискам. Мы лазили по стене вдоль и поперек, но никаких признаков ключей или секретных механизмов найти не могли.
   Чуть отойдя назад, стукнулась головой обо что-то, подняла глаза - тело Сергея покачивалось надо мной. Странно, его же на камень положили, здесь нет течения, чтобы неподвижный объект куда-то плыл. Или есть? Стала наблюдать. Движения Шелсара и Витька, конечно, баламутили воду, но не настолько, чтобы устроить течение. А оно было! Я на себе его почувствовала, как только успокоилась и перестала двигаться. Меня стало потихоньку поднимать к потолку.
   Жестами привлекла к себе внимание и показала на тело Сергей, которое уже болталось достаточно высоко над нами. Мои жесты дополнили картину. Шелсар с Сергеем кивнули, стали подниматься вверх, одновременно осматривая стену. Под самым потолком была узкая щель, в которую втягивалась вода из нашей пещеры. Не стали задумываться о физическом вопросы этого явления. Теперь мы точно знали, что путь туда есть, надо лишь расширить проем и я, как самая худенькая, смогу туда пролезть.
   Долбили мы камень долго, Шелсар постарался незаметно когти свои отрастить и ковырять ими камень. Все же щель слегка расширилась, и я стала протискиваться, сняв с себя баллоны с воздухом.
   Посветила фонарем вниз. Похоже, что нашли. Там внизу, в стене было выдолблена небольшая ниша и похоже что-то находилось. Свет фонаря едва высвечивал контуры. Это придало мне сил и я стала протискиваться дальше. Получилось Шелсар подал мне баллоны с воздухом, которые держал рядом со мной, пока я старалась пролезть.
   Спустилась вниз легко, как будто течение подталкивало в моем погружении. В нише стояла коробочка обросшая ракушечником и водорослями. Открыть ее на месте не было никакой возможности. Быстро схватила ее в руки и стала подниматься вверх. Течение, хоть и слабое заметно мешало. Оттолкнулась посильнее ногами от стены, чтобы ускориться и дверь стала со скрежетом отъезжать в сторону, сотрясая вокруг воду и горную породу. Видимо, нечаянно наступила на какой-то скрытый механизм. Вообще странно, что механизм сработал только изнутри, хотя может снаружи мы просто его не нашли.
   Осталось лишь выплыть из узкой пещеры и возвращаться. Но тут случилось то, чего никто не ожидал. Теперь тихое течение устремилось в открытую дверь. Оглянулась, там позади, зияла черная дыра, куда с бурлением уходила вода. Течение стало затягивать именно туда. Стала бороться изо всех сил.
   Вспомнив о сигналах дайверов, рукой стала показывать круги, сигнал "дайвер в опасности". Шелсар и Витек кинулись на помощь. Они вытянули меня из прохода и отбуксировали в сторону. Желающих проверить куда засасывается вода ни у кого не было. Но вот течение явно усилилось и выплывать против него оказалось гораздо сложнее.
   Усилий приложили много, а впереди пещера, где была драка. Фонари высветили мелькающие рыбьи тела в кровавой мути. Невольно остановились. Нам все равно туда, а вот уже из этой пещеры в узкий проход, по которому пришли.
   Витек по-прежнему плыл первым, потом Шелсар с телом Сергея и я с увесистой коробкой. Пробирались тихо вдоль стены, выключив фонари в руках, оставили лишь те, что на голове.
   На нас не обращали внимание. Хищные рыбы проплывали с кусками во рту, занятые поеданием убитых сомов. В узком проходе пришлось пережить тоже не мало неприятных минут. На встречу неслись голодные хищники, привлеченные запахов крови. Мы старались маневрировать между ними, уклоняться. Особо наглому сому треснула по плоской башке увесистым коробком, отчего тот оглушенный завис в проходе. Размерами он был обычными, хотя крупный. Немного рассудив, стала толкать перед собой пришибленную рыбину.
   Вскоре, Витек повернулся к нам и полоснул себя по горлу. Знак "заканчивается кислород". Ох, ничего ж себе! Перевернула свои акваланги, чтобы посмотреть у себя, тоже почти на нуле. Это мы во врем борьбы и когда лаз пытались расширить много кислорода потратили.
   Витек вернулся к Шелсару и забрал у Сергея баллоны с воздухом. Все же мы молодцы, что не бросили их в темноте. Мы поплыли дальше, передавая друг другу баллоны Сергея. Вот и долгожданный лифт - выход на второй уровень. Теперь только не торопиться, медленный подъем, чтобы не было декомпрессии. Поднялись на несколько метров, остановка, передали воздух, снова подъем, остановка. Витек, опытный дайвер, понимал наше стремление - выскочить наверх к свету, тем более не понятно было, хватит нам воздуха или нет. Но он следил за всеми нашими движениями и пресекал в основном мои.
   Когда лифт закончился, Витек выплыл в круглую дыру и осмотрелся. Через несколько минут стало понятно, что он выискивал взглядом. Димка и Санек плыли нам на встречу. Оба дайвера, оставшиеся на берегу, понимали, что у нас должен был закончиться запах воздуха и плыли навстречу, тем более примерный путь они вчера тоже обсуждали и были в курсе.
   От радости я кинулась к обоим парням на шею, подключила свежие баллоны с воздухом и только после это вздохнула полной грудью, не боясь оставить своих товарищей без кислорода.
   Димка с Сашкой внимательно рассматривали тело Сергея, качали головой и пытались жестами расспросить, скрючивая палец в знаке вопроса. Витек лишь качал головой, не в силах сейчас объяснить, что произошло.
   Встреча с остановкой позволила справиться с декомпрессией, теперь можно было спокойно подниматься наверх, пройдя весь лабиринт пещер второго уровня. Узкая расщелина, через которую слабо пробивался дневной свет, для меня была, как явление господне. Мне уже казалось, что я никогда из этих пещер не выплыву. Кажется, я плакала от счастья, только под водой этого видно не было.
   Всплыв на поверхность, вытащила изо рта загубник и вдохнула полной грудью сухой жаркий воздух степей над поверхностью. Поплыли к берегу, меня поддерживал Димка, тело Сергея забрал Сашка. Шелсар устало плелся сам, как и Витек.
   На берегу просто плюхнулась в мокрый берег. В руках судорожно сжимала добытый такими стараниями коробок и, как оказалось, ушибленного сома. Как его ухватила, так и перла с собой на поверхность, совершенно о нем забыв, буксируя рядом с собой на каком-то рефлексе.
   Димка снял с меня ласты, подхватил на руки и понес в лагерь. Остальные шли за нами.
   Добытый мной сом решил проблему ужина. солнце село за горизонт буквально сразу, как только мы добрались до лагеря, подарив нам прощальный ласковый лучик жаркого дня.
   Ребята выдали нам во что переодеться и теперь готовили сома, внимательно слушая наш рассказ о произошедшем. Пришлось утаить, что Дамона узнали, чтобы избежать следующих вопросов. Напал незнакомый дайвер и все тут. Что хотел? Зачем он это сделал? Осталось без ответа.
   Димка весь вечер за мной ухаживал, подкладывал еды и наливал ароматного чая из местных трав, потому что я до сих пор не могла успокоиться, и трясти нервная дрожь не переставала. Шелсар поглядывал на меня, пытался подойти, но Витек с Сашкой вцепились в него как клещи, требуя, чтобы он все, что запомнил, нарисовал на карте или хотя бы объяснил.
   - Марин, водку будешь? - в итоге спросил Димка, видя что никакие чаи мне не помогают.
   - Б-буду, - проклацала ему зубами.
   Димка пошел к машине и достал из багажника непочатую бутылку дорогой водки, видно привезли с собой из Москвы для экстренных случаев. Мой случай оказался именно такой. Димка не стал размениваться по мелочам и плеснул пол кружки, протянув кусок жаренного сома на закуску.
   Сом рыба большая и на бульон его хватило и на жареху, а еще парни что-то в течении дня готовили, но это проскочило у меня, не обратив на себя внимания.
   Большими глотками выпила теплую водку и впилась зубами в жаренного врага своего. Но от вкуса что-то поплохело и отложила слегка откушенную рыбу в сторону.
   - Помидорчики есть? - жалобно посмотрела на Димку. Тот кинув и подал тарелку с нарезанными овощами.
   Вот уж где изобилие. Чем люблю свой город летом есть все: от кукурузы до винограда. Помидоры и огурцы мне как родные. Накинулась на овощи. Видимо борьба с живыми сомами не позволила мне насладиться вкусом такого деликатеса.
   Димка понял это по своему и налил еще пол кружки теплой водки. Снова выпила большими глотками и закусила помидорами. Вот они как-то хорошо шли на закуску. Суда бы горчичного масла, белого лучка с петрушкой ... ммм. Я аж глаза прикрыла в удовольствие этого вкуса салата. Но парни из Москвы, они понятия не имеют, что такое горчичное масло.
   - Спать? - проговорил Димка.
   - Угу, - согласилась.
   Димка потянул меня вверх, подхватил на руки и понес. Закрыла глаза, голова основательно кружилась после алкоголя. Губы неожиданно поцеловали, руки прижали к себе, распахнула глаза. Руками стала отталкиваться от Димки, но меня лишь сильнее к себе прижимали накаченные бицепсы-трицепсы. Сопротивляться было практически бесполезно тем более рана давала сразу о себе знать.
   - Ты что делаешь? - прошипела на него при первой же возможности.
   - Помогаю тебе, тебе стресс снять надо, - как ни в чем не бывало ответил мне Димка и снова потянулся к губам.
   - Сдурел совсем? - проревела на него, и почувствовала, как его пробила дрожь от моего рыка, но не отпустил.
   Димка уверено шел в сторону от лагеря в темноту. Я забилась в его руках на сколько хватало сил. Димка шел быстрым шагом, унося меня, как свою добычу.
   - Отпусти меня! - проревела ему снова, во мне проснулась демоница.
   Даже если сил физических во мне не осталось, то уж моральный дух могу показать.
   - Маринка, не сопротивляйся, ты мне сразу понравилась. Еще там на берегу, когда смотрела на меня так тепло и потом когда угощала. А на рассвете я слышал вас и сходил с ума от ревности. Что ты нашла в этом белобрысом? - все это он говорил сбивчиво.
   У меня же поднималась волна негодования. Чтобы какой-то там позволил унести для удовлетворения своей похоти! У меня есть пара, у меня есть мой демон!
   Ноздри стали раздуваться от негодования, я больше не говорила ему не слова, понимала лишь одно - сдерживаться не буду. Тронит хоть пальцем - убью на месте! Ненависть закипала с невероятной силой и одновременно пробуждалась моя демонская сущность. Все во мне клокотало, бурлило и просилось на свободу.
   Димка остановился и повалил меня на траву, а вот моя демонская сущность готовилась к прыжку, я это чувствовала. Когда он навалился на меня в предвкушении самого действа, мой демонический рык потряс округу. Димка замер.
   - Что это за зверь? - испугано обернулся.
   Я рычала внутренне, вибрация передалась по воздуху, земле, сотрясая растения и деревья не хуже землетрясения.
   Через несколько секунд рядом с нами приземлился Шелсар. Его белоснежные крылья сверкали в свете луны, платиновые волосы отливали в тон крыльям, глаза сверкали голубым светом. Он был устрашающе прекрасен.
   - Это моя пара, - так же утробно, как и я до этого, прорычал Шелсар.
   Димка неуклюже стал подниматься. Видно было, что он пытается адаптировать крылья со своим миром.
   - Маринэ? - так же утробно прорычал демон.
   - Шел, - отозвалась ему так же рыком, готовая сама наброситься на парня от возмущения.
   Что удивительно обмена нашими именами хватило, чтобы понять всю ситуацию.
   - Таарета, - уже спокойным своим голосом скал Шелсар.
   - Таарета, мой демон, - отозвалась ему с улыбкой и подошла, прижалась к груди.
   - Вы говорите на древнем архиийском, - удивленно сказал Димка. - Фуасе пергаме троянто ларгаял!
   - Нинто! - взревел Шелсар.
   Димка улыбнулся.
   - Так ты проклятый демон. А я думал это легенда. Надо же! Увидеть падшего демона и его избранную пару! - в словах Димки мне не понравился тон. Он варьировался от ехидного до откровенно любопытного, как у журналистов, которые почуяли сенсацию.
   Крылья у Шелсара сложились, он обнял меня и повел обратно к лагерю.
   - За интервью хорошо заплачу! - донеслось нам в след.
   - Папараци? - спросила Шелсара.
   - По-видимому. - пожал плечами он.
   - Что он тебе сказал? Я думала, никто не знает твоего языка, - мне было страсть как любопытно.
   - Примерный перевод: "Претендую на твою пару". Но в его словах был подтекст, оскорбительный, - ответил Шелсар.
   - Наш вариант: "Поделись девочкой?" - спросила его.
   - Практически дословный перевод, - захохотал Шелсар.
   - И ты ему ответил? - протянула в надежде на продолжение.
   - Нет! - резко бросил мой демон.
   Я счастливо улыбнулась, мой демон.
   В лагере мы быстро собрали свои вещи, документы, коробочку с картой и коробок из пещеры. И все это проделали, не отвечая на вопросы Санька, Витек уже спал.
   Мы направились со скудной поклажей в сторону хутора, там нас вроде должна была ждать кума Ирины из Алексеевки. Таким образом вопрос с ночлегом вроде отпадал.
   Прошли по темной дороге в хутор, где почти везде не было света, ориентировались как нам описывала Ирина. Удивительно, что после всего пережитого мы еще что-то помнили.
   Дом кумы Ирины нашелся, нас радушно приняли, пытались усадить за поздний ужин, но мы отказались, объяснив, что весь день провели на озере и очень устали.
   Перед сном Шелсар еще куда-то звонил, но это слышала уже сквозь сон, а потом меня обняли родные руки демона, и тогда провалилась в сон окончательно.
  
   Утром разбудило хлопанье дверей, хозяева вставали рано. Потом осторожный стук в тонкую дверь.
   - Марина, тут к вам пришли, - раздалось из-за двери.
   Поднялась с кровати, осознавая, что не выспалась и не отдохнула после стольких приключений. Шелсар поднялся вместе со мной и стал одеваться.
   Нас ждали полицейские. По внешнему виде было не понятно, что им нужно. Шелсар был спокоен, я тоже из-за дикой усталости во всем теле была безразлична.
   Полицейские, уточнив наши анкетные данные, посмотрев паспорта, кивнули и стали задавать ожидаемые вопросы о гибели Сергея. Как не крути, а огнестрел. Мы рассказали о погружении, о нападении сомов, чем ввели в шок куму Ирины.
   - Я тебе говорила! - повернулась хозяйка к мужу, - А ты не верил.
   - Да откуда тут сомы, - все так же отмахнулся муж, игнорируя наш рассказ, - и пещер тут отродясь не было.
   - Делаем выводы. - Сказал полицейский. - На вас напал вооруженный дайвер, которого вы не знаете. И он же был придавлен на дне огромным камнем. Вы пытались ему помочь? - хороший вопрос. А он бы стал помогать человеку, который в него стрелял с целью убить?
   - Пытались, - ответил Шелсар, - Витек спустился к нему, пока я оказывал помощь Марине. Она тоже ранена была.
   - Покажите свою рану, - потребовали тут же представители власти.
   С этим проблем не было. Тонкие бретельки майки позволили показать розовую затянувшуюся звездочку от пули, скати она во мне так и осталась. Интересно, как я теперь буду проходить металлоискатель в аэропорту?
   Мужчины рассматривали затянувшуюся рану и качали головой.
   - Не похоже на вчерашнее ранение, выглядит так, что ей уже несколько недель, - сказал полицейский, с подозрением рассматривая мое лицо.
   - Места у вас такие, волшебные. Сразу все заживает, - усмехнулся Шелсар.
   По поводу моего ранения полицейские не поверили. Остальные расспросы свелись к тому, как мы познакомились с дайверами и зачем полезли сами под воду. С этим было проще. Был у нас свидетель, водитель попутки, что подвез нас и рукой махнувший тогда на москвичей. А простое объяснение, что стало интересно опуститься под воду, оказалось вполне достаточно. У местных сложилось крепкое мнение, что приезжие все чудики.
   - Митрич рассказал про зеркальный джип, что на трассе устроил аварию. - обмолвился один из полицейских. - Это вы ему рассказали?
   - Мы, - кивнул Шелсар. - Мы свидетели той аварии. Он прямо перед нами на обгон пошел.
   - Нашли мы этот джип, - задумчиво протянул полицейский.
   - Где? - тут же подскочили с места с Шелсаром.
   - У малого озера. Их же у нас два. Вы на большом были, а чуть в стороне малое есть. Там тоже дайверское снаряжение было и баллоны с кислородом. Думаете, это он на вас напал, там под водой.
   - Все может быть, - пожали плечами, но самим было очень интересно посмотреть на этот джип.
   - А посмотреть на джип можно? - спросил Шелсар. - вы его забрали?
   - Оставили на месте, поставили наблюдателей. Думали, хозяин должен появиться, но в свете ваших показаний, получается, что может уже не появиться, - ответил полицейский.
   - Можно мы с вами? - попросилась я, видя, что представители власти поднимаются и собираются на выход.
   Полицейские переглянулись.
   - Давайте, - кивнул старший по званию. - Может еще, что увидите там интересного.
   Наши сборы были не долгими, похватали сумки, оставили деньги хозяевам за ночлег, от которых они старательно отказывались. Но Шелсар сунул мальчугану тысячную в руки со словами: "На мороженое" и на этом с оплатой было решено. Хозяйка в пакет насовала пирожков и бутербродов с домашним маслом и сыром.
   Полицейские приехали на отечественном джипе марки "УАЗ", нас это не смутило. Мы с Шелсаром замечательно устроились на заднем сиденье.
   Зеркальный джип стоял в небольшой березовой рощице, в тенечке, прикрытый со всех сторон зарослями кустарника. Дамон позаботился, чтобы приметный окрас машины не светился со стороны.
   Машина стояла на сигнализации, ключи, по всей видимости, были у Дамона на дне пещеры, при мысли о которой пробежали мурашки. Наши полицейские сняли притаившихся наблюдателей и спокойно подошли к машине.
   Специалистов по отключению сигнализаций здесь не было. Шелсар, переговорив предварительно с полицейскими и получив их одобрение, подошел к зеркальному Лексусу. Повернулся, посмотрел на всех и кивнул. Мы дружно поднесли руки к ушам.
   Шелсар рванул капор вверх и открыл его, машина взвыла. Затем он наклонился вперед, отключил провода динамика сигнализации, наступила тишина, но сигнализация осталась включенной. Шелсар отключил аккумулятор, машина клацнула и замолчала окончательно. Сигнализация выключилась, предварительно заблокировав все системы, не позволяя угнать машину. Нам этого не требовалось. Все, что было нужно - открыть дверцы и осмотреть салон и багажник.
   Дайверское снаряжение было уложено не далеко от машины. Видимо для экономии времени, чтобы не тратить на открывание и доставание его из машины. А в самой машине были документы на имя Дамона и еще куча пергаментов. В которые первым делом мы вцепились.
   Шелсар быстро прочитывал пергаменты на всех языках, кидая мне короткие слова. Полицейские занимались более современными документами на машину, а еще в багажнике они нашли целый арсенал оружия, это их интересовало в первую очередь, оставив нас копаться в старых, пожелтевших и не интересных, на их взгляд, пергаментах.
   - Можно мы возьмем их? - с улыбкой повернулась к старшему группы.
   Мне ответили отказом. Вздохнула, очень жаль, эти бы бумаги рассмотреть в спокойствие, без спешки. Здесь было много интересных сведений. Шелсар старался прочитать как можно больше, пока есть возможность. Полицейских все прибывало. Зеркальный джип, известный всем по ориентировкам об авариях на трассе, плюс оружие в багажнике - это была сенсация для местного управления полиции.
   Нас со старыми документами чуть оттеснили в сторону. Полицейские снимали отпечатки пальцев, проверяли все отделения салона, старались даже под обшивку заглянуть. В общем шла обычная работа. Нас оставили рядом, как свидетелей, махнув рукой на наше изучение документов ровно до тех пор, пока не появилось высокое начальство из Волгограда. Тогда у нас все отобрали и выставили за ограждение.
   Шелсар оставил все свои данные, координаты с заверениями в нашей готовности к сотрудничеству, после этого нас отпустили. Отойдя в сторону, Шелсар позвонил и вызвал для нас средство передвижения, нужно было возвращаться в Волгоград. А вот глаза у демона подозрительно блестели. В присутствии посторонних не решалась спросить, что же он там такое прочитал.
   Шум вертолета стал нарастать. Шелсар вышел на открытое пространство, пригодное для посадки машины и набрал еще раз номер телефона, скорректировав пилота уже по месту.
   На прощание мы тепло пожали руки знакомым местным полицейским, пообещав всяческую помощь в расследовании.
   Вертолет с логотипом фирмы Шелсара поднял нас в воздух, через час высадив рядом с нашим домом в городе.
   Забрали сумки и усталые вошли в пустой дом, где было прохладно. Тут же накинулись на коробок из пещеры. Все это время опасаясь открывать его в присутствии посторонних. Мы как-то не сговариваясь, осторожничали и старались обходить даже намеки на этот добытый такими усилиями коробок в разговорах. Сейчас же были одни. Я старательно очищала поверхность, чтобы понять, как открыть коробок, Шелсар принес из гаража инструменты и приготовился вскрывать.
   Перед нами был продолговатый короб из металла, проржавевший естественно от долгого хранения в воде, а потому утративший свою стойкость.
   Шелсар сначала прощупал на предмет скрытых механизмов или щелей для ключей. Ничего похожего не оказалось. Коробок был продолговатый и с одного бока накрыт крышкой. Шелсар стал осторожными постукиваниями сбивать крышку, которая приржавела основательно к основанию. После кропотливых усилий крышка слетела, и мы задержали дыхание одновременно.
   Шелсар осторожно наклонил, и из короба легко выскользнуло что-то завернутое в истлевшую тряпицу с остатками вышивки. Развернули и замерли разглядывая. Перед нами был я бы сказала жезл. Короб, видимо, был герметичен, вода не проникла внутрь. Конечно, со временем коррозия сделала бы свое дело и вода все равно просочилась бы, но мы забрали этот серебряный жезл до такое события, поэтому серебро, а это было именно серебро в оправе драгоценных рубинов, лишь потемнело от времени.
   Жезл был тяжелым, не удивительно, что коробом мне удалось оглушить крупного сома. Я взяла его в руки и стала рассматривать, потерла полотенцем, стараясь снять налет пыли и остатком ткани. На внешний взгляд жезл напоминал миниатюрную гантелю с ребристым основанием и двумя округлыми наболдажниками по краям. Гравировка была по этим круглым деталям, а вот с торцевых сторон была изображена птица - не птица, но что-то с крыльями, а со второй очень похоже на чашу, примерно как я себе представляю это.
   Не особо удивилась найденому. В разговоре со Смертью мне показалось, что как только будет найдена Чаша Грааля, моя метка даст знать и заказчик тут же объявится.
   Посмотрела на Шелсара, он встретился со мной взглядом и кивнул.
   - Что ты прочитал в документах? - спросила его, понимая, что жезл демону о чем-то говорит больше, чем мне.
   - Много чего интересного. Орден Тамплиеров, - начал рассказывать Шелсар и одновременно готовить для нас чай, - спрятал Чашу Грааля здесь, в этих местах. Все же на территории города. Точнее тогда на том месте еще не было города. Рыцари ордена нашли естественные, природные пустоты под землей, укрепили их, там много описания материалов, из которых они это делали, а также сделали недоступным вход в оду из пустот, предназначенную для хранения Чаши Грааля.
   Дверь с секретным замком открывается вот этим ключом, инструкции, как им пользоваться, там не было. Чашу поместили в эту закрытую комнату, ключ, как ты сама видела, спрятали в тех пещерах, карту этих пещер привезли во Францию и хранили в своем ордене, как реликвию Крестового похода. Ключ от карты, - Шелсар достал крестик на своей груди, - вручили мне, рассудив, что проклятый демон навсегда задержится на земле, никому не позволив до него дотронуться. Именно с такой целью монах ордена Тамплиеров покрестил меня на рассвете и вручил крестик, а как оказалось ключ, на вечное хранение.
   - Получается нам нужно найти эту закрытую комнату, открыть этим ключиком, - взвесила увесистый жезл в руке, - и мы получим Чашу?
   - Совершенно верно, - кивнул Шелсар.
   - Где эта комната? Там были карты, ты разобрался в них? - вцепилась в его руки, лежащие на столе.
   - Запомнил, но еще нужно искать место на современных картах. Есть у меня предположение, что не могли Тамплиеры оставить такое место без присмотра, так что по близости должен быть кто-то из рыцарей, смотрящий за местом.
   Кивнула, я бы тоже так поступила. Вот только столько войн за это время пронеслось над городом. Сколько раз его выстраивали из руин. Хотя если пустоты уже были под землей, да их еще укрепили, судя по всему мраморными плитами, могли выстоять.
   - Давай искать, - подскочила со стула и потянула к себе ноутбук.
   - Нет, Маринэ. Сегодня выходной, нам нужно отдохнуть. Иди в ванную, а я приготовлю ужин. - Улыбнулся мне Шелсар.
   Оглянулась на окно - вечерело, а мы кроме бутербродов с сыром ничего не ели. Есть в предложении об отдыхе смысл. Со вздохом согласилась, хотя азарт и нетерпение подгоняли меня очень сильно.
   Огромная ванная заполнялась горячей водой, пена раскачивалась на мелких волнах, ароматные масла кружили в воздухе. Приятная расслабленность во всем теле. Прикрыла глаза и стала мурлыкать любимый мотивчик из репертуара "Plazma". Талантливые ребята и песни у них мне всегда нравились.
   Когда вышла из ванной, обернувшись полотенцем, была удивлена тем, что на кровати было разложено потрясающей красоты шелковое, вечернее, белое платье с платиновым отливом. Кружевное белье было рядом. С удовольствием все это одела на себя, почувствовав себя вновь светской дамой, а не отпускницей в панаме и шортах. Туфли на шпильках стояли рядом.
   Волосы лишь высушила, не стала их убирать, красивый платиновый цвет стал давно привычен и он мне нравился. На зеркале нашлась моя косметичка, подвела немного глаза и накрасила помадой губы.
   Оглядев в себя в зеркало, одобрительно кивнула, последние события хорошо сказались на моей фигуре - стала стройная, подтянутая, изящная. Высокий разрез сбоку платья открывал загорелые ножки, а низкий вырез на платье нежно облегал грудь, подчеркивая.
   Открыла дверь из комнаты и услышала тихую музыку внизу. Подошла к лестнице и увидела своего демона в белоснежном костюме, в руках он держал алую розу на длинной ножке. Сделала шаг на ступеньку и остановилась. Шелсар улыбнулся и протянул мне руку.
   Когда спустилась к нему, положив ладошку в его изящную руку, демон наклонился, легко поцеловал в губы и подарил розу. Было так приятно и так романтично. А за его спиной была распахнута дверь в огромную гостиную, где был накрыт ужин на двоих, лишь свечи таинственно освещали пространство.
   - Это обещанный ужин? - тихо спросила его.
   - Я обещал ужин, - улыбка не сходила с его лица.
   Все так же за руку он повел меня в гостиную к столу, отодвинул стул и помог сесть, потом сел сам на противоположном конце стола. Мне было жаль видеть его так далеко от себя, хотя стол был не очень большой, однако хотелось все время быть рядом с ним. роза благоухала рядом со мной на столе.
   В бокалах было налито красное вино, ароматное, терпкое на вкус.
   - Таарета, Маринэ, - произнес, улыбаясь, Шелсар.
   - Таарета, Шел, - улыбнулась ему в ответ и выпила весь бокал до дна.
   На ужин Шелсар приготовил жареное мясо в красном соусе, вкус был восхитительный. Мягкое мясо таяло во рту, приправленное красным вином, которое подливал в мой бокал демон.
   - Мне очень хотелось провести с тобой романтический вечер. С последними событиями нам редко удавалось побыть вдвоем, все время куда-то спешили, - закончив ужинать, произнес Шелсар. - Как ты относишься к танцам?
   - С удовольствием, - ответила ему с улыбкой.
   Мой кавалер подошел к моему стулу, помог встать и протянул руку, приглашая на танец. Заиграл вальс, самый романтичный танец на свете. В свете ярких свечей, под звуки симфонического оркестра мы кружились в вальсе, прижимаясь друг к другу, не отводя взгляда. Было так чудесно хоть на какое-то время почувствовать себя просто желанной и любимой женщиной, откинуть в сторону все переживания и круговерть последних дней.
   Мы кружились по паркетному полу, мои каблучки тихо отстукивали ритм вальса. Шелсар вел в танце, он был прекрасным танцором. Уверенные сильные руки обнимали, поддерживали, задавали направление и кружили, кружили. Голова кружилась от вина и от его близости, я чувствовала его эмоции, как и раньше, чувствовала, как он наслаждается каждым моментом этого вечера. Тела двигались в едином порыве, не разрывая такой близкой дистанции
   Кода вальс закончился, Шелсар повел меня за руку к дивану, и, захватив бутылку вина с бокалами со стола, присел рядом. Вино вновь заискрилось в бокале при свете свечей. Мы выпили молча, глядя друг на друга. Мне нравилось, как вспыхивают желанием глаза демона.
   - Здесь осталась капелька, - тихо произнес Шелсар, указывая на уголок губ.
   Он наклонился и поцеловал одними губами, втягивая в себя каплю вина. Эта ласка, такая неожиданная и такая легка, заставила замереть от предвкушения дальнейшего. Но ничего не последовало, как будто демон растягивал удовольствие и не собирался никуда торопиться, хотя запах его желания уже хорошо чувствовала.
   - Маринэ, - он все так же искажал мое имя на свой манер, когда видел во мне не просто женщину, а свою демоницу. - В последнее время мы с тобой все чаще оказываемся в Мирозданье.
   Он замолчал, давая возможность осознать сказанные слова.
   - Что это значит? - с любопытством после паузы спросила у него, потому что мне казалось, что так должно быть.
   - Так и происходит у демонов, - как будто услышал мои мысли Шелсар. - Но твое тело человеческое. - Он снова замолчал.
   - Не понимаю, - озадачено произнесла, - Ведь еще в первое наше единение мы были в Мирозданье.
   - Да, конечно, в тебе кровь демона и мы с тобой должны попадать в Мирозданье в конце единения. Но ты вспомни, в самом начале, это происходило не всегда. Все было изумительно - тут же добавил он, увидев, как я нахмурилась. - Я говорю о том, что твое человеческое тело не всегда может попасть в Мирозданье. А в последнее время мы каждый раз оказываемся там. - Он замолчал, глаза его поблескивали таинственно в свете свечей.
   - Это значит ... - до меня по немного стало доходить то, что он хотел сказать.
   - Да, твое тело становится телом демона. Происходит постепенная перестройка. Там у озера ты меня позвала демоническим рыком, который я безошибочно угадал и примчался к тебе. Так общаются демоны на расстоянии. Иногда мы говорим беззвучно и только со своей избранной парой, - Он снова замолчал, давая возможность понять услышанное.
   Мне стало не по себе. Одно дело знать, что я обычный человек, но с какой-то там особенной кровью и мне не страшны человеческие болезни из-за этого. И совсем другое узнать, что я становлюсь демоном, исчадием ада. Воспитание никуда не денешь. Да, передо мной сидел идеальный демон во всех отношениях. Но ведь меня воспитали, что демоны - это зло, и теперь я становлюсь таким же злом. Ужас!
   - Ты испугана, - улыбка с лица Шелсара исчезла и в глазах появилась тревога и беспокойство.
   - Нет, что ты! Испугана я была в подводных пещерах, а теперь я просто в ужасе, - произнесла я.
   Дрожь заползла под кожу и не отпускала, стала нервно крутить бокал в пальцах. Шелсар молчал, не вмешиваясь в мою внутреннюю борьбу.
   Что там говорила Смерть? Что если я найду в срок Чашу Грааля для нее, то она снимет с меня проклятье вороны и сделает обратно человеком, избавит от демонской крови. Кажется так. Перевела взгляд на Шелсара, он молчал, но в глазах была такая боль. Милый, ненаглядный мой демон. Он идеальный. А какой демоницей буду я? Может как раз не белой и пушистой, а черной и очень злой? Может быть демоническая сущность вытащит на поверхность все мои пороки и я стану совсем другой? Воспитание, данное мне в детстве, как обычной человеческой девочке, уже не будет иметь для меня значения. Я вижу, что Шелсар лишь в рамках приличий придерживается наших моральных принципов, потому что ему приходиться жить среди нас. А какие принципы есть у демона? Почему люди их считают злом?
   Вихрь этих мыслей закружил мою голову не хуже вина или танца. Рука дрогнула, не удержав фужер, и хрупкая вещь упала на пол, разлетаясь на кусочки, олицетворяя мою жизнь в данный момент. Кусочки прежней жизни, которую я стараюсь собрать воедино.
   Мы с Шелсаром присели к полу и стали собирать осколки фужера. Пальцы дрожали и при неосторожном движении порезалась. Шелсар перехватил мою руку и повернул к себе порезом.
   - Чего ты боишься? - спросил, с беспокойством заглядывая в мои глаза.
   - Я боюсь стать демоном. Я не хочу быть демоном, - тихо ответила ему, глядя как из ранки по капле выступает черно-красная кровь, мало похожая по цвету на человеческую.
   - Почему? - в вопросе не любопытство или непонимание. Как раз наоборот, Шелсар очень хочет понять меня.
   - Потому что демоны зло, и я не хочу становиться злом. - Ответила ему, глядя прямо в глаза.
   - Почему зло? - удивился Шелсар.
   - Ты нет, ты не зло. Но ты сам говорил, что родился особенным, не похожим на остальных демонов, - ответила ему. - Люди верят в то, что демоны зло.
   - Знаю, - кивнул Шелсар, не позволяя убрать пораненную руку. - Люди считают демонов злом, но они их не знают. Люди считают злом все, что не похоже на них или отличается. У вас даже межрасовая ненависть развита.
   - Тебя тоже невзлюбили за то, что ты особенным родился, - возразила ему.
   - Ты права. Но демоны не убили меня только за то, что я не похож на них. Меня изгнали за поступок, который, посчитали, приведет к гибели рода демонов. Это другое, чем просто убивать за другой цвет кожи, - возразил мне Шелсар, невольно заставив задуматься о сущности людей, который я априори считала принадлежащим к светлым созданиям.
   Разумеется все люди разные. Встречаются и убийцы, и гении, несущие прогресс в мир. Люди не однозначны, так, может, и демоны тоже разные? Может, людям доводилось встречаться не с лучшими представителями? Эта мысль немного успокоила.
   - То есть я могу быть демоном и могу не быть злом? - с надеждой спросила его.
   - Ты останешься такой, какая ты есть, - улыбнулся мне демон. - С тобой останется твой характер, твой веселый и любопытный нрав, твое желание помогать людям. Все что в тебе измениться - это отношение к самой жизни. Ты будешь оценивать все по-другому, как бессмертное существо. Тебе будет доступна мудрость Мирозданья. Почему ты решила, что можешь стать злом? - в последнем вопросе было удивление.
   - С детства внушали, что демоны зло, - виновато ответила ему.
   - Понятно. - Светло улыбнулся мне Шелсар. - Можешь мне поверить ты злом никогда не станешь. В тебе его просто нет. Иначе при зове крови, моя кровь не откликнулась тебе. Если конечно ты меня считаешь злом ...
   - Нет! Что ты! Ты идеальный! - воскликнула тут же ему.
   - О нет! Я демон, - рассмеялся Шелсар на мой порыв. - Так ты согласна стать демоном?
   - Согласна, - легко согласилась я.
   Шелсар взял осколок хрусталя и взмахнул над моей ладонью, которую продолжал удерживать в своей руке, не позволяя забрать ее. Вскрикнула от неожиданности. Демоническая улыбка пробежалась по губам Шелсара. Он таким резким движением рассек себе ладонь и, сцепив пальцы, прижал раны на ладонях друг к другу.
   Шелсар забормотал заклинание, прикрыв глаза. Теплая волна стала заполнять меня через порез на руке. Я смотрела как завороженная на то, как по моему телу распространяется голубое свечение, от которого становилось приятно и светло на душе. Уходили все сомнения, тревоги, появлялась легкость, и мир становился таким радостным вокруг и сверкал голубоватыми искорками вокруг.
   - Что это? - восторженно спросила Шелсара, когда он закончил бормотать.
   - Моя магия. Сейчас ты видишь мир таким, каким вижу его я. - ответил слегка усталым голосом Шелсар.
   - Это останется навсегда? - с любопытством спросила у него и поднялась на ноги, потому что мы так и остались стоять на коленях друг перед другом.
   - Нет. Мне понадобилась магия, чтобы заключить между нами союз, - не спеша поднялся вслед за мной демон.
   - Какой союз? - насторожилась я, потому что согласия ни на какой союз не давала.
   - Теперь ты под защитой моей магии. Только демона могу взять под свою защиту. Даже то, что мы с тобой пара, не давало мне такой возможности. Мне было очень больно и страшно видеть тебя без магической защиты. Теперь если будет хоть что-то тебе угрожать магия тебя защитит и подаст мне сигнал тревоги, - улыбнулся мне Шелсар.
   - Ты выглядишь усталым, - сказала ему, подхватывая его вокруг тела, потому что он пошатнулся.
   - Магии много вложил в твою защиту, - улыбнулся он моей заботе.
   - Спасибо, конечно, но может быть, не стоило? - спросила его.
   - Стоило. Ты стоишь миллиона солнц в этом Мирозданье. Я готов жизнь отдать свою за тебя, за твое счастье, что там какое-то количество магии, которое скоро восстановиться. Тем более есть один способ, - хитро улыбнулся он мне.
   - Какой? - жадно спросила его.
   - Любовь, - притянул он меня к себе и поцеловал с намеком.
   - Я согласна, - сказала ему с улыбкой.
   Шелсар прижал меня к себе, вернулся к бутылке с вином и налил в один целый бокал.
   - Ты первая, - с улыбкой протянул он мне рукой.
   - Как хочешь, - улыбнулась ему в ответ.
   - Как хочу? - с намеком переспросил демон, - Звучит заманчиво.
   Я пила густое, тягучее, терпкое вино, смакуя каждый глоток, и не отводила взгляд из-под полуприкрытых глаз с моего демона. Оставив последний глоток, протянула Шелсару. Есть примета - выпив из одного бокала, можно узнать мысли друг друга. Демон с готовностью допил последний глоток, налил себе и выпил буквально за несколько глотков.
   - Для меня осталась капелька? - дотронулась языком до его губ.
   - Все для тебя, - был мне ответ.
   Шелсар приподнял над полом, удерживая руками, и закружил в танце. Снова звучал вальс. Или мне показалось, или музыки не было, когда демон делал защиту мне? Тогда была оглушающая тишина. А сейчас музыка кружила в вихре звуков, мне было хорошо, улыбка не сходила с моих губ и губ Шелсара. Так прекрасно было быть вдвоем.
   Шелковая ткань развивалась за моей спиной как белые крылья, туфельки не касались пола, Шелсар легко удерживал меня своими руками, прижимая. На последних тактах музыки наши губы слились в поцелуе. Мне казалось, что так мы не целовались никогда. Это был невозможно нежный, очень трепетный, проникновенный поцелуй, почти целомудренный и в тоже время за ним таилась бушевавшая в нас страсть обладания друг друга. Мы как будто таились друг от друга и от себя в предвкушении дальнейшего.
   Шелсар развернул меня к себе спиной, убрал волосы со спины и стал целовать в шею, спускаясь ниже на плечи, помешавшую лямочку, отодвинул в сторону, подхватив обнажившуюся грудь ладонью. Пальцы сжались и трепет пробежал по всему телу. Это была страсть, но сдерживаемая и такая сладкая в своем нетерпеливом ожидании.
   Шелсар медленным движением расстегнул молнию на спине, оголив ее практически до поясницы. Горячие губы нежно прошлись по обнаженной коже, которая тут же загоралась под ними. Вскоре в ожидании горело все тело.
   Шелсар развернул меня к себе, взял мое лицо в ладони и нежно поцеловал.
   - Раздень меня, - прошептал он.
   Я улыбнулась, какие скромные желания у демона. Заиграла музыка, именно такая, какую хотела услышать - горячего танго, медленная и страстная. Под эти четкие ритмы медленно расстегивала пуговки на его рубашке, тело само подтанцовывало в ритм, выгибаясь в такт музыки. Глаза демона горели огнем. Мои ладошки освободили грудь и прикоснулись к коже ласково прошлись по ней. Затем я сняла с него всю одежду, оставив его обнаженным до пояса.
   - Потанцуем? - спросила его и положила руку на обнаженное плечо.
   Шелсар с готовностью одной рукой прижал к себе, вторую предложил для моей руки. Танго получалось страстным и очень возбуждающим. Мы смотрели в глаза друг другу на близком расстоянии, смешивая наши дыхания. Демон снова вел, заставляя прогибаться под его руками назад, прижимаясь к нему бедрами. Танец был прекрасен.
   Когда остановились на последнем такте страстного такта, платье слетело от одного движения демона, оставив меня полностью обнаженной, кружевное красивое белье так и не надела.
   Руки потянусь к белому ремню на брюках и вскоре мой прекрасный демон предстал во всей своей первозданной красоте. Музыка снова зазвучала, я продолжила танец танго одна вокруг своего красавца, позволяя своим ладоням касаться великолепного тела там, где хочу и как хочу, отчего демон глубоко дышал, с шумом выдыхая воздух из себя.
   Ладони прошлись по груди, я же продолжала путь вокруг Шелсара, скользя дальше. Спина, ниже ягодицы, дальше, одна ладонь на груди вторая спускается к его плоти и пробегается пальчиками, отчего в этом месте все подрагивает, как натянутая струна. Я улыбаюсь ему, глядя прямо в глаза, безмолвно спрашиваю: "Как хочешь?". Моя невольная обмолвка сейчас превратилась в безумно прекрасную игру.
   Сильные руки остановили меня, подхватили под ягодицы, и я ухватилась руками за шею, удерживая равновесие. Губы демона приникли к моей груди, дразня и перекатывая сосок внутри себя, язык лизнул, вызвав мурашки на коже.
   Мой демон, он сегодня не торопился, растягивая удовольствие от нашей близости, заставляя замирать в ожидании.
   Руки демона ласково положили меня на пушистый ковер, вспыхнул камин. Музыка сменилась, теперь Шелсар вел в этой игре "Как хочешь?", полностью соответствуя, сегодня исполнялись его желания.
   Жесткие пальцы прошлись между ног, оставляя ощущение потери желаемого и невыполненного обещания, поднялись выше к груди и больно сжали соски, заставив замереть от неожиданности. Затем пальцы грубо проникли внутрь, зная точно, где мое самое чувствительное место, и смяли его, заставив прикусить губу , чтобы сдержать стон боли, который он вывал своей намеренно грубой лаской. Теперь все было по его правилам.
   - Хорошая моя, - прошептал демон, и теперь его пальцы заскользили нежно, даря удовольствие.
   Теперь не сжимала губ, жарко дыша ему в лицо и глядя прямо в глаза. Совсем скоро я почти не видела его лица, лишь глаза горели надо мной, как две голубые звезды. Мой стон он выслушал с улыбкой, подарив поцелуй.
   - А ты? - чуть переведя дыхание, спросила его.
   - Поможешь? - с улыбкой спросил он.
   Улыбнулась на такую просьбу, раньше он никогда не позволял себе отвлекаться от моего тела. Села сверху его ног на бедра, опустила руки к его дрожащей плоти и стала проводить обеими ладонями вверх - вниз. Теперь я не отвлекалась на свои ощущения и смотрела на моего демона, которому дарила удовольствие. Я видела, как затуманиваются его глаза, но продолжают гореть страстью. Еще немного и демон застонал под моими ласками, испытывая тоже самое невероятное чувство удовлетворения, что только недавно подарил мне. Я поцеловала его с нежностью, прекрасно понимая, его состояние сейчас.
   Шелсар поднялся, оставив меня на ковре, подошел к столу. Я же повернувшись на бок, подперла голову рукой и в восхищении смотрела на моего демона. Его движения были плавными, но чувствовалась звериная грация. Он налил еще вина в два фужера, достав необходимый из буфета, и присел рядом со мной на белоснежный ковер, протянул мне и поднес к губам свой.
   Я пила маленькими глоточками, очень медленно, Шелсар снова быстро и теперь с нескрываемым интересом наблюдал за мной. Мне нравился его взгляд и то, что в нем загоралось при моих протяжных глотках. Я старалась угадать его следующее желание и улыбалась предвкушая.
   Он лежал передо мной на боку в той же позе, в которой до этого наблюдала за ним. Специально отпустила небольшую струйку вина в уголке губы, позволив ей скатиться вниз до самой груди. Демон с интересом проследил за ней взглядом.
   - У тебя здесь капелька, - чуть хрипловато произнес он, привстал и одними губами вместе с воздухом втянул каплю в себя, заставив кожу задрожать от такой ласки, обвиваемой холодком. Затем языком пробежался по всей дорожке, оставленной капелькой вина. - Никогда не думал, что это вино может быть таким сладким, - сказал Шелсар. Наши губы снова встретились, винная дорожка привела его точно.
   Начавшийся нежно поцелуй почти сразу превратился в страстный. Демон сжимал меня своими руками, не давая возможности дышать, его жажда обладания моим телом просто сводила с ума. Он отпустил мои губы лишь, когда голова поплыла от нехватки воздуха.
   - Дыши! - это был приказ.
   - Только с тобой, - ответила ему, шумно вдыхая в себя так необходимый воздух.
   Сквозь пелену перед глазами увидела его улыбку.
   - Вот демон! - сказала ему.
   - О да, я демон, - прорычал чуть слышно он, я же почувствовала вибрацию от его голоса во всем теле.
   - Таарета, мой демон, - рыкнула ему и замерла в ожидании.
   - Таарета, - отозвался тут же Шелсар, опрокинул меня на спину и резко вошел в так ожидаемое и уже истосковавшееся по его плоти лоно.
   Он двигался резко с каждым движением, вырывая из меня полустон - полукрик. Это было на грани боли, но приносило такое удовольствие, что не хотелось останавливаться. Шелсар своим неистовым танцем довел меня до оргазма и остановился, с улыбкой наблюдая, как мой мир собирается обратно.
   Не дожидаясь моего вопроса, он продолжил свой танец во мне, возбуждая все сильнее и сильнее. Когда сил больше было сдерживаться, я закричала от удовольствия, вновь испытав оргазм одна. Шелсар с дьявольски довольной улыбкой наблюдал за мной, как будто получал удовольствие от того, что заставлял испытывать от его страсти.
   - Демон! - стукнула по плечу кулачком, чем вызвала его довольную улыбку.
   Он начал во мне новый танец и по изменившемуся взгляду, я поняла, в этот раз мы будет вместе. Сейчас он не торопился, хотя сильные, мощные движения по-прежнему разрывали меня на части от удовольствия и боли, даря не передаваемые ощущения.
   Наш путь был неспешным, мы дарили друг другу радость не только на физическом плане, но и на эмоциональном. Чувствовала каждое движение души Шелсара, как и он моей. Восторг от нашей близости, испытываемый Шелсаром, заставлял еще сильнее трепетать в его руках. Я не сдерживала стонов под его натиском, с улыбкой выслушивая сдержанные, редкие его. Мои пальцы ласково проходились по спине, иногда царапая ноготками.
   Шелсар резко перевернулся, и я оказалась сверху. Положив ладони мне на бедра, он начал движение ими в том направление, как ему больше нравиться. Подхватила его ритм и стала с удовольствием наблюдать, как затуманиваются глаза демона от ожидаемого и скорого конца.
   В какой-то момент Шелсарн остановил меня и несколько секунд приходил в себя, не позволив оторваться от себя в этом умопомрачительном танце страсти. Здесь были его правила, сейчас было все, как он хочет.
   Шелсар попросил встать, перевернул к себе спиной, наклонил и вновь вошел. Руками, обхватив мои бедра, сильными движениями заставлял трепетать от его страсти. Спустя несколько движений, его пальцы нашли чувствительное место, заставив застонать от удовольствия. Теперь он не отпускал меня, заставляя стонать и выгибаться от его двух смелых ласк. Его плоть и пальцы вместе довели меня до грани удовольствия, и Мирозданье распахнулось перед нами.
   Мы в восхищении замерли. Шелсар вышел из меня, взял мою руку. И впервые здесь я почувствовала, что у меня есть тело. В смысле не только смотрела вокруг и получала экстаз, как раньше. А теперь мы стояли, держась за руки.
   - Смотри, - одними губами произнес Шелсар, но я услышала.
   Мирозданье не было замершей материей, оно жило и ощущало нас, а мы через Мироздание ощущали каждое живое существо в мире. Это было невыразимо огромное и объемное чувство, которое переполнило меня, и я зарычала своим демонским рыком, Шелсар сжал мою ладонь, поддерживая и понимая мои эмоции.
   Демонская сущность вырвалась на свободу, Мирозданье приняло меня такой. Крылья распахнулись за моей спиной. Сначала резкая боль в момент прорыва кожи, а потом ощущение свободы. Крылья распахнулись, и вздохнула полной грудью - я свободна!
   Шелсар прижал меня к себе, и мы взлетели на его распахнувшихся крыльях. Мои не умели летать. Мои крылья бились, стараясь понять принцип полета. Я видела счастливую улыбку Шелсара от этих моих попыток.
   И когда мои крылья правильно взмахнули, демон тут же меня отпустил. В Мирозданье невозможно упасть, здесь лишь можно парить и летать на крыльях. Это я поняла сразу, как только осталась одна, без поддержки Шелсара. Я парила, взмывала вверх, опыт вороной очень помог. Здесь лишь крылья были во много раз больше.
   Когда я немного налеталась сама, Шелсар протянул ко мне руки, и мы стали летать парой, танцуя и смеясь от счастья, которое переполняло меня и хотелось этим чувством поделиться со всем миром, и он с благодарностью принимал мою всеобъемлющую любовь.
   Когда эйфория немного улеглась, Шелсар прижал к себе, и мы слились в том, немного забытом во время полета, танце любви, получая экстаз в Мирозданье от близости друг с другом.
   Когда пришла в себя, лежа на белоснежном ковре, придавленная телом Шелсара, то почувствовала как болит спина в тех местах где прорезались крылья. Наши тела еще подрагивали от испытанных чувств и дыхание не восстановилось.
   Шелсар приподнялся надо мной и ладонями накрыл раны на спине. Тепло стало наполнять мою кожу и проникать внутрь. Шелсар снова лечил своей магией. Когда он закончил, демон подхватил меня на руки и понес наверх. Мыслей в голове не было, была оглушающая пустота и расслабленность во всем теле.
   - Теперь я стала демоном? - спросила Шелсара, когда он положил меня на кровать и накрыл тонким шелковым покрывалом.
   Он немного помолчал, присев рядом со мной его ладонь накрыла мою.
   - Как бы мне этого не хотелось, но нет, Маринэ, ты не демон. У тебя человеческое тело. - Со вздохом произнес Шелсар.
   - Но там у меня были крылья, - удивилась я.
   - Мироздание знает о том, что твоя сущность демона. Поэтому там тебе подарили крылья, но здесь ты по-прежнему человек с демонской сущностью, - ответил Шелсар, наклонился и легко поцеловал. - Отдыхай. - Он вышел.
   Сквозь сон я чувствовала, как крепкие руки обняли, даря успокоение после стольких потрясений и переживаний.
  
   Утро. Тонкий аромат роз. Распахнув глаза, увидела, что пол в комнате устилают лепестки цветов, отдавая свой запах. Босыми ногами прошлась по этому цветочному ковру. Теплый душ взбодрил. Выйдя в спальню, увидела чашку горячего кофе на подносе, который стоял на столике рядом с кроватью. Чашек было две.
   Шелсар вошел с белой розой в руках, обхватил меня рукой и поцеловал.
   - Доброе утро, моя демоница, - произнес он со счастливой улыбкой.
   - Таарета, мой демон, - ответила ему, за что меня крепко прижали к себе.
   - Маринэ, - предупреждающе рыкнул на меня демон.
   - Да, мой демон, - провокационно улыбнулась ему.
   Поцелуй накрыл мои губы, даря вкус страсти. Спина почувствовала ласковое касание лепестков роз, а ноги обняли моего демона. Его плоть ворвалась в меня, заставив выгнуться ему на встречу. Мой демон быстро и точно довел до полного подчинения себе всего моего тела, заставляя чувствовать его каждой клеточкой, жаждать его страсти и быть готовой отдать всю себя.
   Мы перевернулись, и я оказалась сверху, позволяя Шелсару руками блуждать по телу, сжимать грудь, притягивать к себе и дарить восхитительные поцелуи. Наши волосы смешались, когда еще раз перевернулись и еще. От наших движений лепестки роз взлетали вверх, медленно опускаясь на наши тела. И снова перевернулись и снова вынужденный полет цветочных лепестков. Это был вальс цветов, который мы танцевали вместе.
   Мирозданье распахнуло перед нами свои просторы и мои крылья вырвались на свободу. Шелсар не отпускал меня. Мы все так же, обняв друг друга, парили и любили друг друга, не торопясь покидать просторы Мирозданья. Экстаз нас накрыл одновременно, рассыпая понятный и привычный мир осколками.
   На ковре из лепестков роз мы очнулись и тяжело дышали, внизу не прекращая трезвонил сотовый Шелсара . Восхитительное утро закончилось нежным поцелуем.
   Шелсар спустился вниз, я отправилась в ванную, в надежде, что новая чашка горячего кофе будет готова. Приготовленный до этого, безнадежно остыл.
   Спускаясь вниз, услышала, как Шелсар с кем-то по-французски договаривается о встрече. С нетерпением дождалась окончания разговора и накинулась на него с расспросами.
   Шелсар с улыбкой подал мне горячую чашку кофе, поцеловал в висок и усадил за стол, после этого, взяв чашку себе, стал рассказывать.
   Ночью, пока я спала, он по интернету поднял всевозможные документы и карты, в том числе геодезические, помня о естественных пустотах. Нашел несколько мест, подходящих под описание. Потом посмотрел по карте на застройку города, и выбрал один особняк, расположенный на границе города. Владелец месье Ревильтон, частное лицо. Шелсар сделал запрос через французское представительство своей фирмы с этому французу. Сегодня в его особняке прием и нас пригласили, пригласительные скоро привезут. Там будут только аристократы, местного бомонда не будет. Одним словом, великосветский раут. Пожала плечами, ничего особенного, не в первый раз приходиться на таких присутствовать.
   - Думаешь это там? - спросила его в конце рассказа, задумчиво потягивая горячий кофе.
   - Если нет, будем искать еще. Но этот особняк из остальных мест мне кажется наиболее вероятным, - спокойно ответил Шелсар и поставил на стол завтрак, состоящий из сытного и ароматного мясного бульона с куском мяса.
   Благодарно посмотрела на своего демона, он настолько хорошо меня понимал, что это казалось иногда невероятным.
   Вскоре раздался звонок на входе и Шелсар вернулся с конвертом, в котором лежало приглашение на имя Шелсара и его спутницу. Мой демон смотрел на меня задумчиво.
   - Что? - заинтересовано спросила его.
   - Где нам взять для тебя хорошее платье? - задумчиво произнес Шелсар. - Не думаю, что здесь будет достойное.
   Только фыркнула на его слова. В первый свой день приезда успела оценить уровень одежды, продаваемой в местных бутиках. Шелсар набрал телефон и заказал свой самолет, взлет назначили через час.
   Мы быстро собрались, Шелсар выгнал из гаража джип Мазду. Городской внедорожник легко справлялся с городскими пробками и плохими дорогами. В аэропорте оставили машину на служебной стоянке. Сверхзвуковой Fly Supersonic Business Jet ожидал нас, готовый к взлету. Шелсар сам сел за руль, пригласив к себе в кабину. Через полчала после взлета приземлились в Москве, рядом уже стоял вертолет тоже с логотипом фирмы Шелсара.
   В магазине мы подобрали платье быстро, попутно прихватив туфли. Сейчас интересовала не столько красота платья, сколько удобство фасона, заранее прикидывая, что возможно придется пройти на разведку по особняку. Поэтому было выбрано платье из серого шелка, приталенное, но достаточно свободное, чтобы не стеснять движений. Через час мы были в доме Шелсара с покупками.
   Вся наша подготовка свелась к тому, где на теле под одеждой разметить необходимые инструменты, да еще этот здоровенный жезл-ключ куда-то пристроить. Шелсар постарался спрятать его на себе, но все равно здоровенная штука выпирала. Потом пришла идея и жезл замаскировали под трость. Получилась толстовата, но все же лучше, чем объяснять, что торчит в штанах или под пиджаком. А так необычная модель, доставшаяся в наследство от далекого предка, страдающего падагрой.
   К вечеру мы были готовы и неожиданно вспомнили, что я осталась без вечерней прически. Скрипнула зубами от досады и взлетела в спальню к своей косметичке с заколками и шпильками.
   - Позволь я, - улыбнулся Шелсар мне в зеркало.
   С удивлением протянула расческу в мужские руки. конечно парикмахеры мужчины бывают, но как-то не вязались руки демона с женскими прическами. Однако, буквально несколькими движениями, Шелсар сотворил на моей голове из платиновых волос чудо парикмахерской мысли, которое удивительно мне шло и не мешало в движениях. Как ему это удалось было не понятно.
   - Мне очень хотелось увидеть тебя с этой прической, - чуть грустно сказал Шелсар, - Такую всегда носила моя мама. Тебе очень идет, - улыбнулся он мне в зеркало.
   Я взяла его за руку и прижала ладонь к щеке, старалась как-то поддержать вечного изгнанника, передать ему свою любовь. И тут же почувствовала встречное чувство от него. Это было мягкое душевное тепло.
   Лимузин уже ждал, когда Шелсар вывел меня под руку из дома. Неизменного белого цвета с белыми кожаными сиденьями, в салоне включенный кондиционер избавлял от уличного вечернего марева. Путь предстоял на другой берег Волги.
  
   Огромные кованые ворота распахнулись перед лимузином лишь стоило показать приглашение сканеру. Подъездная дорожка была из гравия, она огибала огромную круглую клумбу перед центральным входом. Перед нами черный лимузин высаживал своих пассажиров. Потом подошла наша очередь. Француз лакей в белом фраке подал мне руку, помогая выйти из машины. Подождала когда Шелсар подойдет ко мне и взяла его под руку. Волнения не было, обстановка привычна. Часто приходилось искать нужные знакомства на таких раутах по всему свету. Меня однажды даже в Африку занесло, где из белых людей была только я одна. Остальные только коренное население. Спасало то, что знаю несколько языков. Остальное дело техники заводить знакомства и искать нужных компаньонов.
   Здесь все было обставлено современно, хотя особняк явно был старинным. Наверное, после революции был Дом культуры местного колхоза, и теперь выкуплен Ревильтоном в частную собственность. Законность этой сделки меня сейчас не интересовала.
   Вручили приглашение дворецкому, нам показали в сторону огромного холла на первом этаже. Современные спит системы охлаждали огромный зал. Хозяина особняка мы вычислили сразу. Месье Равильтон стоял в окружении гостей с бокалом шампанского. Когда мы подошли поближе, то я заметила на пальце кольцо. Красный рубиновый крест вспыхивал в ярком освещении зала. Похоже мы прибыли на место, мы с Шелсаром переглянулись.
   Прогуливаясь по особняку, мы старательно приглядывались ко всему дому, стараясь запомнить планировку и вычислить, где может быть вход в помещение, где храниться Чаша Грааля.
   Был подан сигнал к началу банкета, и мы направились к огромным столам уставленными французскими блюдами. Есть особо не хотелось, подгоняло нетерпение и азарт. А потому лишь слегка перекусили и, как только банкет был закончен, вышли из-за стола, в нетерпении снова начав курсировать по дому.
   Выйдя на террасу, на фоне вечернего неба заметила округлую форму небольшого флигеля. Он был настолько спрятан в разросшейся зелени, что только закатное солнце оранжевыми лучами окрасило светлый камень между листвой, показав лишь на миг. Посмотрела на Шелсара и повела глазами в сторону флигеля, он тоже успел рассмотреть небольшое здание. Мы спустились в парк за домом, прогуливающихся парочек было достаточно, так что мы просто присоединились к гуляющим.
   Флигель явно был ровесник особняка. Каким образом он перенес столько войн, коллективизацию и все остальные перепитии нашей страны осталось для меня загадкой. Но сейчас меня интересовало совсем другое, может быть этот флигель входом в пещеру с Чашей? Флигель явно оправдал наши надежды. На чистых и красивых белых стенах явно виден был рельефный крест. Разумеется его можно было принять за католический, но, зная о принадлежности хозяина особняка к ордену, легко предположить, что Тамплиеры приложили руку к строительству. Кованная металлическая, массивная дверь была заперта, причем виднелась обычная скважина, нисколько не подходящая под наш жезл. Стараясь не привлекать внимание, обошли флигель и вернулись в дом. По дороге решили вернуться, как только станет темно на улице и вскрыть дверь во флигель.
   А на приеме начался бал, самый настоящий. Симфонической оркестр заиграл танго. Шелсар передал свою увесистую трость лакею и пригласил меня на танец. Музыка напоминала о вчерашнем и о той страсти, что мы испытали в объятьях друг друга. Мы смотрели в глаза, не замечая никого вокруг. И если мы начинали танец, когда практически весь зал был занят парами, то при последних звуках танго, мы, оглянувшись, увидели, что стоим одни по середине пустого зала. Остальные стали аплодировать нашему страстному танцу. Чуть смутившись от того, что так явно выдали посторонним чувства, испытываемые друг к другу, пошли к тому лакею, что оставили трость-жезл.
   На месте лакея стоял Димка и постукивал себя по ладони нашей тростью. От неожиданности чуть замерла и уверенно пошла вслед за Шелсаром, ведомая его рукой. Димка с самоуверенной улыбкой смотрел на нас, и было что-то не хорошее в ней.
   - Какими судьбами? - спросил он вместе приветствия.
   Шелсар протянул руку к трости. Но Димка не отдал. Я судорожно сжала руку Шелсара, на что тот ответил легким пожатием.
   - Вы покорили всех своим танцем. Лично мне показалось, что поимели друг друга перед всеми, - лицо его стало злым.
   Вспомнилось, как он мне тогда у озера сказал: "На рассвете я слышал вас и сходил с ума от ревности. Что ты нашла в этом белобрысом?". Что ж такое делается с парнем?
   - Марина, ты невероятно красива сегодня. Правильно разглядел твою красоту там, на озере, - чуть смягчился Димка. - Прошу, - сделал приглашающий жест.
   Шелсар протянул руку к трости, но Димка, как будто не заметил этого жеста и пошел на выход, не сомневаясь, что мы последуем за ним. Я посмотрела на Шелсара, потому что никуда с этим парнем не собиралась идти, демон кивнул и пошел следом, придерживая мою руку в согнутом локте.
   Димка, поигрывая нашей импровизированной тростью, стал подниматься на второй этаж, причем никто из лакеев его не остановил, как до этого нас. Парень шел уверенно, словно знал расположение особняка, открыл одну из дверей и вошел, оставив дверь открытой. Мы зашли следом.
   - Отец, это падший демон и его избранная пара, - сказал Димка, представляя нас.
   Мы замерли на пороге. Димка сказал это на чистейшем французском, но мы поняли. http://samlib.ru/editors/p/pomazuewa_e_a/


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"