Помазуева Елена: другие произведения.

Ворожея. Практика в провинции Камарг

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Новинки на КНИГОМАН!


  • Аннотация:
    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ Получив распределение после окончания Школы колдовства, целительства и ворожбы, будь готова к тому, чему тебя не учили. Ты - ворожея и должна отправиться к наставнице, чтобы научиться применять свои знания на практике. Но как можно было предположить, что наставницей окажется наставник - ворожей с непростым характером, а королевский судья привлечет к расследованию убийств?! издана в АЛЬФА-КНИГЕ МАЙ 2017г. ISBN: 978-5-9922-2436-8***


Елена Помазуева

"Ворожея. Практика в провинции Камарг"

Роман-фэнтези

Аннотация

   Получив распределение после окончания "Школы колдовства, целительства и ворожбы", будь готова к тому, к чему тебя не учили. Ты - ворожея, и должна отправиться к наставнице, чтобы научиться применять свои знания на практике. Только вот никто не предупреждал, что это будет ворожей.
  

Глава 1

  
   Среди девчонок царила веселая суета. Мы радовались окончанию "Школы колдовства, целительства и ворожбы". На нас красовались красивые беретки, отороченные яркими лентами с золотым тиснением с символикой факультетов, темно-синие мантии из дорогой ткани, сколотые большой брошью на правом плече, ниспадающие широкими фалдами, прикрывая наши фигуры до колен, а ниже, до самой земли, чуть ли не звенели парадные парчовые юбки вечерних платьев. Согласно протоколу праздника, сразу же после вручения дипломов и символов принадлежности к одной из полученных профессий состоится грандиозный бал. Приглашены были высшая знать и купечество нашего города, дабы мы могли пощеголять перед всеми полученным образованием, молодостью и красотой.
   Какая юная магичка устоит перед искушением подправить собственную внешность? Правильно, к концу первого курса мы сияли красотой, парни на улицах оборачивались нам вслед, и приглашения на свидания от поклонников сыпались серебристыми лепестками посланий, написанными второпях. К последнему курсу мы находили свой образ, требующий минимальных затрат и усилий на его поддержание. Потому как, увы, утром, проспав "побудку", многие выпускницы забывали навести марафет и мчались в своем естественном виде, распугивая по дороге прохожих.
   Подготовка и защита диплома с подтягиванием хвостов по различным дисциплинам отнимали уйму времени и сил. А ведь никто не отменял вечеринок, танцев до утра и свиданий! При этом надо было еще думать о будущей практике, рассчитывая все так, чтобы сделать хорошую карьеру. Ведь символ принадлежности к профессии и полученный диплом еще не означает высокий доход сразу же за воротами ШКЦВ. Придется доказывать, что молодой специалист чего-то стоит. Да и практики поднабраться не помешает!
   Собственно, схема того, как найти свое место в жизни, отработана давно. ШКЦВ в стране пользовалась уважением и любовью, а также поддержкой тех, кто ее уже закончил. Потому многие с радостью отзывались на предложение взять на практику выпускников. Это было обоюдовыгодным. Школа поддерживала связи практически со всеми ворожеями, колдунами и целителями, следила за их деятельностью, приглашала иногда для преподавания, чтобы практики поделились опытом, наработками и достижениями, и в то же время обеспечивала достойную практику выпускникам.
   Все были довольны и счастливы, особенно сегодня. Девчонки и парни возбужденно обсуждали защиту, подтягивание "хвостов", а также перспективы на будущую жизнь.
   - Ты кого выбрала? - вцепилась я в руку подруги и соседки по комнате.
   У нас с Эдит редкое единодушие. Мы понравились друг другу с первого дня знакомства. Правда, в самом начале случайно облились чернилами, костеря на чем свет стоит соседку, у которой руки не из того места растут. Но в процессе отмывания рук, лица и отстирывания одежды достигли полного единодушия, благодарные друг другу за помощь в попытках успеть на первое построение и знакомство с ШКЦВ. Ко всему прочему, мы обе поступили на факультет ворожбы, что окончательно направило наши интересы в одну сторону.
   - Метрессу Валанди, - ответила она с затаенной гордостью.
   Я тихонечко хмыкнула. Вот ведь верткая девица! Сумела отхватить самую престижную практику! Попасть к метрессе Валанди мечтает каждая ворожея с первого дня обучения! Это же такая легендарная личность! У нее клиенты из высшего света, и понятное дело, что в ее салоне можно завести нужные знакомства. Да и сама метресса помогает своим протеже неплохо устроиться.
   - Хитрюга! - с полным осознанием важности этого факта ответила ей.
   - А ты кого? - поинтересовалась Эдит.
   - Эмири Броссар, - загадочно протянула в ответ.
   - Кого? - немного рассеянно переспросила Эдит, кинув взгляд на трибуну, где собирался произносить речь директор ШКЦВ.
   - Эмири Броссар, - повторила я так же рассеяно.
   - Это кто такая? - повернулась ко мне подруга.
   - Не знаю, она из Камарга, - отозвалась я и даже на цыпочки привстала, чтобы разглядеть все, что происходит на трибуне.
   - И ты решилась ехать в такую дыру? - удивилась Элит и дернула за локоть, обращая мое внимание на себя.
   - И пусть! Подумаешь, Камарг! Зато у нее практика год за два засчитывается, - важно сообщила. - Пока ты будешь весь положенный срок улыбаться и хлопотать перед своей патронессой, я уже закончу практику и прилично устроюсь!
   Возможность начать поиски хорошо оплачиваемой работы на год раньше остальных меня необычайно привлекла. Мои честолюбивые планы имели широкий размах. Мамочка заводила полезные знакомства, в нужный момент похваляясь умницей-доченькой, заканчивающей ШКЦВ. Так что терять целый год на практике у ворожеи за стандартный оклад от Школы не имело смысла. Дар у меня есть, развила его за время обучения прилично, а остальное можно подтянуть уже в процессе. Тем более я никогда не чуралась самообразования и копания в дополнительных материалах, не ограничиваясь обязательным программным курсом. Так что с одобрения любимой мамочки выбрала именно Камарг, несмотря на удаленность провинции.
   - Клер, ты как всегда! Или все или ничего, - Эдит покачала головой, но продолжала улыбаться.
   - Тихо вы, болтушки! - шикнули на нас, потому что директор начал свою проникновенную речь.
   - В этот день мы прощаемся с нашими выпускниками, - громким, хорошо поставленным баритоном заговорил директор, закончивший ШКЦВ по специальности "колдовство". Этому мужчине непостижимым образом удавалось справляться со всем коллективом школы, начиная от преподавательского состава до разношерстных учеников, - Вы покидаете эти стены для того, чтобы начать самостоятельную жизнь, но мы всегда будем рады вашим успехам! Здесь ваш дом, в любое время мы будем счастливы видеть вас. Поздравляю факультет колдунов, окончивших обучение! Хира!
   - Хира! - раздалось дружное со стороны парней.
   После последнего слова в воздух взлетели черные береты с серебряной вышивкой с символикой факультета колдовства.
   - Поздравляю факультет целителей! Хира!
   - Хира!
   Пространство над головами заполонили зеленые береты с изображением белого клевера. Дружный возглас ударил по ушам звонким разноголосьем. Целителям приходилось тяжелее всего во время обучения. Если колдовство считалось боевым искусством, и на нем в основном учились парни, то зеленые береты с красивой вышивкой носили те, кто готов был помогать людям в излечении различных хворей. Меня на такой подвиг не потянуло, вполне хватило общего курса оказания первой помощи. Другое дело - благородное мастерство ворожбы. Вот где можно развернуться и найти высокооплачиваемых заказчиков, желающих получить предсказание будущего и не скупящихся на оплату таких услуг.
   - С особым чувством радости поздравляю с окончанием обучения факультет ворожбы! - поздравил нас последними директор, вызвав веселое хихиканье в рядах девчонок.
   Всем известно, что когда у ворожей прорезается дар, а потом начинается обучение, каждая хочет использовать приобретенные знания себе во благо. И ведь известно, что на двери каждой аудитории стоят заклинания, оберегающие от ворожбы и предсказаний. Но всем хочется их обойти и стать уникальным учеником! Прослыть в стенах Школы тем, кто сумел вскрыть защиту. Эти атаки повторялись с завидной регулярностью перед приближением экзаменов, то есть аккурат к концу каждого полугодия. Так что радость от прощания с самым беспокойным факультетом была всем понятна. Хорошо, что директор на нас зла не держал, с пониманием относясь к энтузиазму ворожей. Наверное, сказывался немалый преподавательский опыт. Все же он два десятилетия руководил ШКЦВ!
   Темно-синие беретки взлетели вверх под дружные выкрики: "Хира!" Это слово используется практически во всех заклинаниях, как закрепляющее. Означает конец и одновременно начало действия. Неудивительно, что директор именно этим значимым для каждого мага словом заканчивал свою речь. Он подчеркивал, что обучение завершилось, и в то же время говорил, что наступает новый этап в нашей жизни - самостоятельность. Пусть практика за пределами Школы будет ограничивать еще два года всех выпускников, но все же мы теперь дипломированные молодые специалисты. А это звучит гордо!
  
   Выпускной бал, к которому старательно готовились и подбирали не только наряды, но и образы, проходил в актовом зале. Сквозь распахнутые окна вливался прохладный вечерний воздух. А живая музыка лучшего оркестра, ангажированного на всю ночь, словно окрашивалась магией, создавая фантасмагорические образы между танцующими парами. На этом празднике царили ворожба и колдовство.
   Родители уехали домой сразу после вручения нам свитков с дипломами - символами принадлежности к профессии, а также договоров на прохождение практики, уже подписанных у ворожеи Матильды - секретаря директора.
   Изрядно поднадоевшая за годы обучения мантия давно откинута вместе с береткой, а парчовое платье из лазурной ткани шуршит длинной юбкой в такт веселой мелодии.
   - Клер, зря ты решила уехать в Камарг! Это так далеко от столицы, - в очередной раз затянул Ромал.
   В последние полгода мы с ним встречались, и мой ворожейный шар предсказал, что намерения у парня, закончившего факультет колдовства, самые серьезные. Мне это льстило, но связывать свою жизнь замужеством, едва закончив ШКЦВ, не хотелось. Решение уехать в далекую провинцию Камарг к моему нежеланию выходить замуж, конечно, отношения не имело, но решало и эту проблему. Мне хотелось обеспеченного будущего, собственной практики, а не жизни по схеме: "дом-дети-хозяйство". Ромал с отличием окончил Школу и считался одним из лучших на своем факультете, да и практику выбрал в столице. Так что о будущем, как парень в очередной раз подчеркивал, можно не беспокоиться. Но Эдит права: мне нужно все и по максимуму!
   - Зато моя практика закончится раньше твоей! - мило улыбнулась в ответ.
   - И ты вернешься в столицу? - спросил мой кавалер.
   - Конечно! Всего-то год у тролля на куличках, а потом свобода! - мечтательно ответила ему.
   - Но это так далеко! - вновь затянул привычную шарманку парень.
   - Что означают расстояния для нас с тобой? - я бросила на него кокетливый взгляд, взмахнув при этом ресничками.
   Вот глаза - предмет моей особой гордости! Они у меня чуть раскосые, темно-зеленые, с длиннющими и густыми черными ресницами. Мне говорили: издалека кажется, что я кареглазая. Но с помощью магии я немного подправила цвет, сделав его светлее, а ресницам прибавила длины и объема. Эффект получился потрясающий! Мои глазищи заставляли многих парней задерживать на мне взгляд, так что отбоя от кавалеров не было. Впрочем, остальные девчонки тоже умели сделать свою внешность запоминающейся.
   Парни такими ухищрениями не страдали, все силы отдавая оттачиванию мастерства. Большинство стремились сделать карьеру в армии, потому отрабатывали не только заклинания, но и много времени проводили на полигонах. Черная, с серебряной вышивкой форма факультета великолепно смотрелась на их мускулистых телах, заставляя трепетать девичьи сердца.
   Да что там говорить! За четыре года обучения сама неоднократно не могла уснуть по ночам, вспоминая выразительные глаза колдунов. Причем каждый раз считала, что вот это и есть самая настоящая любовь до гроба! Но время проходило, увлеченность пропадала, и мне вновь грезились колдовские глаза очередного парня, встреченного в стенах ШКЦВ.
   - Для меня расстояние ничего не значит. А для тебя? - нахмурился Ромал.
   Вот ведь настойчивый!
   - Мой ворожейный шар всегда покажет, чем ты занимаешься. И одинокая жизнь у ворожеи в далеком Камарге скрасится твоим присутствием, - мягко проговорила, грациозно изгибаясь в его крепких, практически стальных объятиях.
   После таких слов кавалер напрягся. Естественно! Кому понравится, если за ним в любой момент могут подсмотреть и узнать, чем он занимается? Собственно, я специально напомнила, что всегда узнаю, где он и с кем. Пусть лишний раз подумает, настолько ли хорошая идея взять в жены ворожею. Может, одумается и выберет какую-нибудь приличную девушку, полностью лишенную магического дара? Она будет печь пироги, воспитывать детей и преданно ждать бравого вояку со службы. Колдуну несложно добиться взаимности любой девушки. У меня же на ближайшее время несколько иные планы.
   - Про шар я помню, - коротко отозвался Ромал. - Только вот будешь ли ты обращаться к нему, чтобы посмотреть на меня?
   Вот привязался! Если он мне прямо сейчас сделает предложение, то не удержусь и отправлю его прямой дорогой по известному адресу: непосредственно к троллю в берлогу.
   - Я же буду скучать, - сделав над собой усилие, улыбнулась в ответ.
   - Очень на это надеюсь, - произнес колдун под последние такты музыки, заканчивая танец.
   Я присела перед ним в реверансе, поблагодарив за танец, и поспешила покинуть настойчивого ухажера. Нет, к троллю все! Уеду в Камарг и выброшу Ромала из памяти. Как сон, как легкое помутнение рассудка во времена обучения.
   Эдит как раз прощалась со своим партнером по танцу, что-то томно ему пообещав. Об этом я догадалась по блеску в глазах девушки. Ох, ворожея! Никогда не исправится! Так до конца своих дней и будет разбивать мужские сердца, даря надежду одним лишь взглядом.
   - Эдит! - громким шепотом произнесла я и дернула подругу за локоть.
   - Ах, Ренгал, простите, тут моей подруге срочно требуется помощь. Клер, надеюсь, все живы? Не случилось ничего непоправимого? - с преувеличенным беспокойством начала закидывать меня вопросами подруга.
   - И ты тоже? - прыснула я со смеху. - А я думала, что только мне нелегко отделаться от своего кавалера.
   - Что ты, Клер! Ты подошла так вовремя! Уже не знала, что еще сказать, чтобы отказаться от лестного предложения прогуляться по парку, - выдохнула с облегчением Эдит.
   - Поду-умаешь, - протянула я, - могла бы и пройтись! Ренгал влюблен в тебя еще со второго курса.
   - Он зануда! - ворожея в сердцах топнула ножкой в элегантной туфельке на невысоком каблучке по паркетному полу, отчего звуки музыки, окрашенные магией, испуганно колыхнулись от нас прочь.
   - Я вот уже опасалась, что мне предложение о замужестве сделают, а ты пару раз поцеловаться "под светом серебристой луны" отказываешься, - процитировала излюбленное выражение всех колдунов.
   Нет у парней воображения - с этим ничего не поделаешь! Кто-то один придумал, или, что верней всего, подсказал, и отважные боевые маги этой фразой про серебристую луну романтично соблазняли сокурсниц, вызывая среди нас взрывы смеха. Мы рассказывали друг другу о предложениях парней, посмеиваясь над их однобокостью, но при этом соблюдая женскую солидарность, не просвещали кавалеров о нашей осведомленности, получая от этого особое удовольствие.
   Шумных разборок между парнями и девчонками было достаточно - на то мы и маги, чтобы взрываться по любому поводу. Но опытные учителя справлялись с нашим обучением и воспитанием. Строгие правила предписывали не выходить из общежития после полуночи, за чем следили призраки, патрулирующие территорию, но это ничуть не мешало нам влюбляться и заводить романы. А уж прогулки "под светом серебристой луны" являлись неотъемлемой частью жизни ворожей, целителей и колдунов.
   - Не напоминай! - рыкнула в ответ Эдит.
   Вот, пожалуйста! Подруга злится на целителя, предложившего свидание в саду, а недовольство изливает на меня. Впрочем, после танца с Ромалом я подругу понимала и искренне сочувствовала.
   Мы с Эдит твердо решили - сначала карьера и хороший, доходный бизнес, а уж потом семья и дети. Мы слишком молоды и талантливы, чтобы зарываться в быте, становясь полностью зависимыми от мужей. Парни, конечно, тоже амбициозны и постараются добиться лучшего места в жизни, но ворожея, набравшая приличную клиентуру, может быть вполне независимой.
   - Не буду, - от всей души пообещала подруге.
  
   - Клер, доченька, обязательно отправляй весточку каждую неделю. Не забывай про родителей! - в сотый раз говорила мама, усадив меня в почтовый дилижанс.
   - Хорошо, мамочка, обещаю, не забуду, - в очередной раз отозвалась я, успокаивая встревоженную родительницу.
   Семейные проводы затянулись. Отец стоял рядом, и только по выражению глаз можно было понять, что суровый колдун переживает за свою молодую и чрезвычайно хорошенькую дочь. Но даже он не может спорить с системой и запрещать отъезд на практику.
   Закон твердо прописывает это положение: либо отрабатываешь положенный срок, либо лишаешься диплома и, соответственно, возможности завести свое дело. Таким проштрафившимся магам еще и дар ограничивают, чтобы не могли им пользоваться, что снижает социальный статус и приравнивает к обычным людям. На зажжение светлячков или слабый телекинез сил хватит, но не более.
   Мамочка же не скрывала беспокойства. Она за ночь наслушалась слухов о самой дальней провинции, граничащей со степями варваров, и теперь уже не считала мою идею "год за два" такой уж удачной. Ей чудилось, что меня тут же похитят и утащат в степи, чтобы сделать двадцатой женой кочевника, или что подхвачу нехорошую болезнь, занесенную ветрами с жарких земель, где зараза множится и расползается во все стороны. Заверения отца, что на границе стоит магический кордон, защищающий как от проникновения варваров, так и от поветрий, не утешали обеспокоенную родительницу.
   Что там говорить, я тоже начала сомневаться в правильности своего решения, узнав об ожидающих меня опасностях, но отменить уже ничего не получится. Едва поставила подпись на свитке, как магия закрепила трудовой договор, на мое имя открылся счет, и послание ворожее, ожидающей практикантку, улетело серебристым лепестком, растворившись в пространстве. Обратной дороги нет! Так что, собрав волю в кулак, я утешала мамочку, посматривала на отца и улыбалась младшей сестренке, испуганно прижавшейся к ноге родителя.
   - Заканчивайте сырость разводить, метресса! - грубовато прикрикнул кучер на маму.
   Отец зыркнул на сурового мужичка, вскарабкавшегося на облучок, но промолчал. Я еще раз крепко прижала мамочку к себе, а затем решительно откинулась на спинку сиденья и раскрыла ажурный зонтик. Из-за жары верх дилижанса был откинут, позволяя пассажирам вдыхать горячий воздух, но при этом не париться в душных, прогретых солнцем стенках повозки.
   - Да-да, метр, - всхлипнула, соглашаясь с замечанием кучера, мамочка и сунула кружевной платочек под нос, стараясь сдержаться и не разреветься в очередной раз. Все же жена колдуна не должна выражать на людях сильные эмоции!
   - Но! Милаи-и-и! - прикрикнул возница на лошадей, понуро жевавших травку под собственными копытами, и взмахнул поводьями.
   Дилижанс лениво скрипнул и тронулся в путь. Я качнулась от этого движения, быстро улыбнулась родственникам и уперлась взглядом в спину кучера. Кажется, в ближайшие четыре дня, что придется провести в дороге, это станет единственным развлечением - разглядывать широкую спину мужчины в рубашке из простой ткани грязновато-коричневого цвета.
   - Клерка! - пискнула вслед сестренка.
   - Милька! - обернувшись, махнула рукой девчонке.
   Через год она подрастет и станет еще больше похожа на отца. Уже сейчас заметен колдовской огонек в ее серых, почти стального цвета глазах, а губы знакомо складываются в твердую полоску, говорящую о твердом и упрямом характере. Подрастет и поступит в ШКЦВ на факультет колдовства. Девчонок туда, конечно, берут с неохотой, но Милька точно пробьется - характер-то папенькин!
   Ворота постоялого двора остались позади. Дорога потянулась вдоль улочки с тесно стоящими деревянными, местами скособоченными домами. По городу дилижанс ехал не торопясь - прохожие, зазевавшись, часто выскакивали на булыжную мостовую. А потому опытный возница не спешил, разумно считая, что время можно нагнать уже за пределами городской стены.
  

Глава 2

  
   Если в городе на нас иногда падала тень от домов, высоких башен монастырей и храмов, то за городскими воротами на головы обрушилось вечернее марево. Отчего выезд в провинцию Камарг назначен на четыре часа пополудни осталось мне неведомо. Но подозреваю, лишь для того, чтобы пассажиры могли полной грудью вдыхать сухой, раскаленный за день солнцем воздух.
   Пыль на дороге клубилась желтовато-коричневым облаком, взлетая под копытами и окутывая бабки лошадей. Встречные повозки, нагруженные мешками, бочками, дровами и углем, выстроившись в нестройный ряд, торопились в город, стремясь укрыться от знойного пекла. Ни одного жалкого деревца или реденького кустика не росло поблизости. Насколько хватало глаз, тянулась в южном направлении только брусчатая широкая дорога, выходящая из городских ворот. Она позволяла свободно разъехаться встречным путникам, часть из которых желала покинуть гостеприимные городские стены, а вторая - наоборот, стремилась достигнуть конечной цели путешествия и отдохнуть в прохладе зданий.
   Ажурный зонтик, раскрытый над моей головой, спасал от палящих солнечных лучей лишь отчасти. От булыжников, прогретых до такой степени, что вполне могли зашипеть, попади на них вода, поднималось марево, которое, соединяясь с клубами пыли, не позволяло сделать глубокий вдох. Да и не хотелось загонять внутрь себя раскаленный жар.
   Я дернула за округлый вырез легкого, летнего, серо-голубого платья, словно это могло остудить вспотевшую кожу, а затем поймала заинтересованный взгляд прищуренных глаз мужчины средних лет, ехавшего рядом со своей полной супругой. Опустила руку, понимая всю бессмысленность этого жеста - только лишнее внимание привлеку.
   Первые минуты дороги соседи так же, как и я, вздыхали, ерзали, стараясь поудобней устроиться. Женщина слева, прижимающая к животу округлую корзинку со снедью, пыталась спрятаться в тени от моего зонтика, невольно соприкасаясь влажной кожей с моей рукой. Но встретив мой сердитый взгляд, недвусмысленно демонстрирующий неодобрение, отпрянула и прошептала простенький оберег от дурного глаза. Я внутренне хмыкнула. Пусть! Лишь бы не дышала в мою сторону! Слишком жарко, чтобы терпеть неприятное соседство.
   Постепенно все смирились со своей участью. Кто-то надвинул шляпу на глаза, а то и вовсе смежил веки, женщины из простых укрылись косынками, а благородные обмахивались платочками. В этой компании ажурный зонтик был только у меня. Мама недавно заказала модную новинку в столице, и теперь этот аксессуар пригодился.
   Пришлось не меньше часа покрываться липким потом на солнцепеке, пока открытый дилижанс неторопливо подкатил к просеке. По распоряжению градоначальника вся округа вычищалась от растительности. Впрочем, из-за такой несправедливости никто не возмущался - еще свежи были воспоминания о войне, прокатившейся по нашему краю два десятилетия назад. Тогда правитель соседнего государства Интуалии обиделся на отказ нашего суверена открыть ему торговый путь к морю. После чего этот самый король Хильберт вторгся на нашу землю, захватывая территории по мере своего продвижения. Затянувшиеся военные действия нанесли серьезный урон государству, и все же нашему королю Эдуарду удалось одержать сокрушительную победу и откинуть захватчика на прежние границы.
   Историю у нас преподавал метр Жан, увлекавшийся не только современностью, но и далекой древностью. И ни в чем не повинные ученики ШКВЦ расплачивались за его рвение, изучая не только недавние подвиги нынешнего правителя, но и деяния давно почивших предков. Вот кто сразу сообразит, что делал король Хрумт Сердитый в третьем году от сотворения мира, в то время как степняки выжигали южные провинции? Резкие перескоки из настоящего в прошлое были обычным явлением для преподавателя истории, что вгоняло нас в состояние оторопелости и легкий шок. Кстати, король Хрумт Сердитый в тот год подписывал торговый пакт с королем Трианом, правящим своими дикими племенами. Именно мне пришлось отвечать на этот вопрос, напрягая мозг и вылавливая из закромов памяти все знания, вколоченные туда усердным преподавателем. Метр Жан обладал слабым магическим даром, но при этом удивительным свойством, помогавшим ученицам, занятым мыслями о кавалерах, учиться и запоминать. Признаться, даже не представляю, чем могут помочь в будущей жизни сведения о далеких и не очень прошедших событиях. Но учиться и запоминать приходилось каждой ворожее, не только мне.
   Собственно, именно из-за последней войны, унесшей столько жизней, вокруг каждого города и поселения оставлялось открытое пространство, чтобы стражники могли заблаговременно известить о приближении противника. С одной стороны, это правильно, но страдая под жарким солнцем в дилижансе с открытым верхом, наверное, каждый пассажир поминал нелестным словом исполнительного градоначальника. Впрочем, как только мы въехали в просеку реденького лесочка, дававшего пусть и нестройную, но все же тень, у всех вырвался вздох облегчения.
   Еще несколько часов дилижанс катил по накатанной грунтовой дороге. Лес тем временем становился все гуще, деревья выше, ветки почти дотягивались до своих соседей через дорогу. Прохлада под кронами позволяла дышать полной грудью воздухом, наполненным древесными и цветочными ароматами.
   Блаженно прикрыв глаза и втягивая в себя смесь запахов леса, пыльной дороги, духов соседок и лошадиного пота, я сложила ажурный зонтик и откинулась на спинку сиденья. Поездка предстояла долгой и утомительной. Если бы не мой максимализм, то я сейчас спокойно бы пила прохладный узвар в доме ворожеи из родного города.
   Хотела ли бы я что-то изменить, если бы представилась такая возможность? Нет. Моя практика - это реальный шанс закончить обучение раньше всех и открыть свое дело. Теоретических знаний хватало, осталось под крылышком опытной ворожеи набраться опыта и стать абсолютно независимой. Тем более что мое стремление поддерживали любящие родители. Конечно, они будут присматривать за мной и моим делом, рекомендуя знакомым, но все же, я в этом уверена, позволят развиваться самостоятельно.
   Ритмичные покачивания на рессорах расслабляли организм, и дремота подступила неожиданно. Впрочем, остальные пассажиры также клевали носом. И в этот момент кучер запел хриплым, ломающим все представления о музыкальной гармонии, голосом. К трудностям путешествия прибавилось терзание слуха. Я болезненно поморщилась и сквозь полуприкрытые веки посмотрела на спутников. Похоже, на них пение деревенского мужика никак не повлияло. Получается, что мучиться всю дорогу от фальшивого напева придется только мне. Впрочем, унылая песня разогнала дремоту, и я перевела взгляд на проплывающий мимо нас лес.
   Вечернее солнце теперь подглядывало за нами сквозь деревья, проникая между замершей листвой, не тревожимой малейшим дуновением ветерка. День клонился к своему завершению, а дорога вилась меж высоких стволов и раскидистых ягодных кустов.
   Мои соседи тоже приободрились от невеселого музыкального сопровождения, и вскоре до меня начали доноситься негромкие реплики.
   - Хлеба я прихватила, на постоялом дворе можно будет сэкономить на ужине, - произнесла полноватая соседка, пытавшаяся в начале пути укрыться в тени моего зонтика.
   - Как это остаться без ужина? - возмутился ее спутник - пожилой метр с благородной сединой под соломенной шляпой с короткими полями.
   - Тебе все лишь бы о еде думать! - укорила его супруга.
   - Я не собираюсь ложиться спать на голодный желудок, - категорически заявил мужчина.
   - Дорогая, твоя сумочка уперлась мне в бок, убери ее, пожалуйста, - произнес мужчина, сидящий напротив меня.
   - В этом дилижансе так трясет! - ответила своему благоверному молодая женщина и робко улыбнулась, поправляя небольшой ридикюль на коленях.
   - Ночь будет прохладной, - донеслось из дальнего угла дилижанса.
   Голос показался знакомым, и я постаралась рассмотреть его владельца. Точно, так и есть! Метр Базен обращался к дочери, притихшей рядом с ним. Мужчина небольшого роста уместился, так же, как и я, в угловом сиденье, только с противоположной стороны, и разговаривал с Мариэль. Девушку я знала, хоть и не так близко, как ее отца. Метра Базена часто встречала в ШКЦВ, куда его вызывали для ремонта после того, как кто-то из учеников в очередной раз что-то взрывал или разносил, не справившись с магической силой. Что ж, теперь у меня хотя бы будут собеседники в дороге! Этой новости я обрадовалась и пообещала себе, что попрошусь пересесть к ним. Все же Мариэль моя сверстница, так что тему для беседы найдем!
  
   Четыре дня пути пролетели незаметно. Мариэль и правда оказалась прекрасной собеседницей. Хотя у нее не было магии, у нас нашлось, о чем поговорить. В конце путешествия мы расстались хорошими подругами, обменявшись адресами для переписки. Метр Базен поощрял наше знакомство, и все заботы по обустройству на ночлег и пропитанию взял на себя, уверяя, что ему нетрудно приглядывать за двумя молодыми метрессами. Оплачивала свои расходы я, разумеется, самостоятельно, что мне чрезвычайно нравилось и подготавливало к независимой жизни. И все же было спокойней путешествовать рядом с этими отцом и дочерью.
   - Клер, до встречи! Обязательно напишу, как только приеду на место! - крикнула Мариэль из дилижанса, обдавшего меня клубом пыли, поднявшейся из-под копыт лошадей и колес.
   - Буду ждать! - ответила новой подруге и, вскинув руку, помахала на прощанье, стараясь не задохнуться во время крика.
   Пыль медленно оседала на меня и мой багаж, сложенный пирамидкой прямо на земле, а также на дорогу и куцую травку, росшую вдоль покосившегося деревянного забора.
   Я обвела взглядом унылый пейзаж, отнюдь не внушающий восторга. В Арте из дилижанса вышла я одна, остальные пассажиры направлялись дальше - в Дубье, славящийся огромными рынками. Столица провинции находилась на пересечении нескольких торговых путей, и часто в Дубье можно было встретить представителей разных королевств, приехавших для заключения выгодных сделок.
   Небольшой городок Арт, расположенный в нескольких лье от границы с варварами, негостеприимно распростер передо мной свои кривые улочки. Выбоины на дорогах, которые, скорее всего, во время дождей наполняются водой и не позволяют продвигаться, отсутствие дорожек для пешеходов, забрызганные серо-коричневой грязью заборы, унылые одинокие плодовые деревья во дворах - все говорило о том, что этот год практики дастся мне морально тяжело. Привыкшая к чистоте и порядку родного города, где губернатор строго приглядывал за всем и не спускал промахов и безалаберности, я невзлюбила Арт с первого взгляда.
   Еще раз прошлась взглядом вдоль улицы, стараясь не обращать внимания на неопрятность. Пыталась найти того, к кому можно обратиться за помощью. Но в знойном городе, расположенном еще южнее, чем мой родной Тулус, не видно было ни одного живого существа. Наверное, все попрятались в тень, чтобы переждать вечернее марево. И только я с высящейся за спиной пирамидкой из багажа торчала на пустынной дороге.
   Когда позади скрипнула дверь постоялого двора, я заторопилась в ту сторону, надеясь, что мне помогут в поисках Эмири Броссар.
   - Послушайте! - крикнула, подхватив длинную юбку платья и пытаясь догнать мелькнувшую фигуру. - Погодите!
   Мужчина остановился в узкой полосе тени, падавшей от соломенной крыши на землю. Его простая домотканая рубашка промокла от пота, и резкий запах заставил затормозить гораздо раньше, чем успела войти под спасительную прохладу. Нет уж! Лучше остаться под палящим солнцем, чем задохнуться от непередаваемого амбре, исходящего от местного жителя! Вскинула ажурный зонтик и раскрыла над головой, чем привела в недоумение потенциальный источник информации.
   - Подскажите, пожалуйста, как мне найти Эмири Броссар? - произнесла я, желая побыстрее вернуться к покинутым вещам.
   - Ворожея? - спросил мужчина и даже сделал шаг назад.
   - Да-да, - торопливо подтвердила. - Где мне найти ее дом?
   - Ее? - хмыкнул собеседник, но все же ответил: - Надоть пройти по улице, а там, за зеленым забором, свернуть направо. - При этом мужик махнул рукой почему-то налево от себя. - Затем, по мосточку, тропинка приведет дальше, за околицу.
   - Значит, прямо, направо, по мосту и околица, - повторила ориентиры необходимого места.
   - Ага, - радостно и широко улыбнулся мужик. - Дом такой... - он покрутил перед собой кистями рук, словно пытался наглядно изобразить искомое мной строение, - приметный, в общем. Найдете, метресса!
   - Спасибо за помощь, - искренне поблагодарила я.
   Уже собираясь уходить, вспомнила о багаже.
   - Можно вас еще об одном одолжении попросить?
   - Чаво еще? - спросил собеседник.
   - У меня багаж. Может кто-то помочь отнести его к дому метрессы Броссар? - отступила в сторону, чтобы мужчина мог увидеть сиротливую пирамидку моих вещей.
   - Так, а чего ж не помочь? За две медяшки снесу, - согласился он и колоритно пахнул в мою сторону чесноком и потом.
   - Хорошо-хорошо, - я заторопилась к вещам, всем своим видом демонстрируя, что очень хочу побыстрее добраться до дома ворожеи, - оплачу сразу же, как принесете мои вещи к дому метрессы Броссар.
   Мужик вновь крякнул, и на его лице расплылась довольная улыбка, продемонстрировавшая наличие зубов, сверкающих желтизной и отсутствием одного резца в верхнем ряду.
   - И за одну медяшку снесу, но с условием, - донеслось вслед, едва я развернулась к собеседнику спиной.
   - Какое еще условие? - тут же вскинулась я, подозревая что-то нехорошее.
   - Если вы ворожея при мне назовете метрессой, - радостно осклабился мужчина.
   - Хо-рошо, - протянула я, пытаясь сообразить, в чем подвох столь "щедрого" предложения.
   Однако солнце жарило немилосердно, даже тень от модной столичной новинки не спасала, а потому задерживаться на открытом пространстве не было никакого желания. В конце концов, мне непринципиально. Могу и две медяшки заплатить, если что-то не понравится. Зато буду полностью в расчете с желтозубым.
   Мужчина ловко ухватил мои дорожные сумки, причем каким-то необъяснимым образом смог забрать их все сразу, и поспешил за мной. Оставлять незнакомца одного с моим багажом я не собиралась, но в то же время находиться в непосредственной близости от исходящего от него амбре не хотелось. Потому постаралась увеличить между нами расстояние.
   Спутник пытался еще что-то сказать, объяснить, но я торопливо кивала и спешила в указанном направлении, всей душой желая принять ванну и смыть с себя четырехдневную дорожную пыль, переодевшись во все свежее. Уверена, что метресса Эмири Броссар предоставит мне удобства даже в таком захолустье. Ведь у нее обязательно должна быть магия, при этом ворожея закончила ШКЦВ, а значит, вполне способна обеспечить себе достойное проживание.
   Указания оказались практически верными. В конце извилистой улочки с запыленными деревьями, повернув направо, я ничего не увидела. Зато слева от предсказанного забора с ошметками зеленой краски узрела некое сооружение, отдаленно напоминающее мостик, как окрестил его абориген. Затормозила в нерешительности и оглянулась. Позади, навьюченный поклажей, шествовал желтозубый, а рядом со мной находился искомый зеленый забор. Так, значит, мне нужно перебраться через вот эти жерди, незнамо каким чудом еще держащиеся вместе?
   - Простите, милейший, - все же рискнула спросить я, дезориентированная расположением моста совсем с другой стороны, чем было указано. - А почему вы сказали, что мостик справа, если он находится слева?
   - Так я так и сказал, - мужчина мотнул моими дорожными сумками влево, - справа.
   - Это как бы слева, - я еще раз нерешительно посмотрела на сомнительные жерди, держащиеся на честном слове, и для убедительности продемонстрировала левую руку.
   - Не знаю, как там у вас в столицах, а у нас идут туда, куда показывают, - нахмурился спутник.
   - Ясно, - кивнула головой, дабы прервать интеллектуальный спор в зародыше.
   - Ясно ей! - фыркнул недовольно мой носильщик. - Приехала из столицы и еще указывает туть!
   Объяснять, что ШКЦВ находится вовсе не в столице, я не собиралась. Главное - направление выяснила, а остальное не имеет смысла. Но, как оказалось, я рано обрадовалась.
   Каблучки туфелек отказывались нормально держаться на округлых боках жердин, с каждым шагом соскальзывая в широкие щели. Хлюпающая жижа болотного цвета под мостиком расходилась кругами, намекая, что жаждет весьма близко пообщаться с моей обувью молочно-кофейного цвета. Балансируя зонтиком, подхватив подол летнего платья и приоткрыв ноги до середины лодыжек, чтобы иметь возможность быстро передвигаться, я все же сумела преодолеть преграду. Развернулась к спутнику и нахмурилась, резко одернув юбку. Желтозубый нахал довольно скалился, рассматривая все, что до сего момента было ему доступно.
   - Так что же вы? - прикрикнула на него, поторапливая нерасторопного помощника.
   - Лихо вы это! - мужчина раскинул руки в стороны и стал извиваться всем телом, показывая меня со стороны.
   - Сумки не уроните! - цыкнула, прерывая демонстрацию моих способностей в исполнении носильщика.
   - Та чо им сдеется? - мужчина поджал губы и легко перешагнул болотистый ручеек рядом с жердями, не рискуя повторять мой подвиг.
   Эх, жалко, сама не догадалась так сделать! Тогда бы не пришлось развлекать желтозубого аборигена!
   Тропинка радовала утрамбованностью и ухоженностью. Сдается мне, ею часто пользуются, иначе бы зеленые плети травы давно затянули. А так, пусть и извивалась, но все же идти по ней было можно. Городок удалялся, худосочные деревья заброшенного сада попадались все чаще. Я неуверенно обернулась к спутнику, молчаливо спрашивая совета. Он же, замолчавший на солнцепеке и не проявляющий больше желания поддерживать разговор, кивнул, одобряя выбранное направление.
   Околица закончилась. Об этом я догадалась по той тишине, что разлилась вокруг. Только оглушительно стрекотали кузнечики, возмущаясь сухостью воздуха и солнечным маревом. Кажется, даже птицы отказывались перекликаться в такую жару!
   - Долго еще? - устало спросила у спутника.
   - Та не, - протянул мужчина в ответ, - щас за той сосенкой найдете свою ворожею, - отчего-то радостно улыбнулся он.
   Разбираться в том, что так обрадовало спутника, не было никаких сил, а потому лишь прибавила шаг, чтобы быстрей оказаться под крышей гостеприимного дома. Указанная сосенка, служащая ориентиром, закрывала обзор, поскольку росла на пригорке. Тропинка обогнула деревце, и я невольно остановилась.
   Дом действительно оказался необычным. Передо мной раскинулось небольшое чистейшее озеро. Блики солнца играли на зеркальной поверхности, дробясь и множась, заставляя прищуриваться, чтобы рассмотреть строение. Деревянный дом стоял на сваях, а к двери вела тропинка-мостик, начинающаяся на пологом берегу. Оттого, что из-за яркого света пришлось прикрыть веки, жилище ворожеи виделось парящим над водой. Невысокие холмы, окружающие водную гладь, поросли невысокими деревьями с буйной листвой. Сочного цвета зеленая трава расстилалась густым ковром по покатым берегам, крохотные соцветия полевых цветов яркими пятнами разбросаны вокруг, гармонично дополняя пейзаж. Я думала, что в южной провинции, кроме засохшей грязи, истоптанной в пыль человеческими ногами, ничего не увижу, однако картина, открывшаяся передо мной, заставила затаить дыхание от восторга.
  

Глава 3

  
   - И долго будем здесь стоять? - буркнул мой носильщик, оборвав чудесный момент созерцания.
   Отвечать не хотелось. Прохлада, исходящая от воды, манила. Я заторопилась по дорожке, что вела точно к мостику в дом. Приподняла подол юбки чуть выше, стараясь ступать широко. Зонтик над головой покачивался в такт моим движениям.
   - Эмири! - гаркнул неожиданно мужик над моим ухом, едва нога ступила на первую дощечку. - К тебе столичная метресса приехала!
   - Что ж вы так орете? - поморщилась я, едва не оглохнув.
   - Лучше крикнуть отсюда, чем получить зарядом в лоб. Я, знаешь ли, ученый уже, - произнес мужчина, замерев перед мостиком.
   - Глупости! - отрезала я. - Кто станет кидаться магией в гостей?
   - Эмири не любит гостей, - возразил он.
   - До такой степени, что атакует их магией? - улыбнулась спутнику. - Не наговаривайте на уважаемую метрессу!
   - Я лучше тут подожду, - мужик хрюкнул и расплылся в довольной улыбке. - И про оплату не забудьте! - крикнул он вдогонку, потому что я заторопилась к дому.
   Каблучки гулко застучали по деревянным мосткам, слегка поскрипывая и прогибаясь подо мной. Пока я спешила на встречу с наставницей, заодно изучала необычный дом. Дверь тяжелая, окованная широкими железными полосами, говорила о том, что метресса Броссар умная женщина и заботится о своей безопасности. Уверена, что ей придется по нраву жить вдвоем с молодой выпускницей. Тем более я могу рассказать обо всех последних событиях в столице и в ШКЦВ. Окна дома под магической защитой, что тоже пришлось мне по душе. А к одной из свай привязана лодка, выкрашенная в нежно-голубой цвет, что давало надежду на прогулки по озеру. Ох, как же не терпелось познакомиться с хозяйкой этого необычного дома и поселиться в таком живописном месте!
   - Кто?! - дверь резко распахнулась, и на пороге возникла огромная фигура, одетая во все темное.
   Впрочем, я смотрела со света и могла не увидеть детали кроя платья, а также фасон, но вот то, что голос принадлежал мужчине, не оставляло сомнений. Я застыла, не дойдя до двери, в которую собиралась постучать, буквально несколько шагов.
   - Хорошего дня, метр! Я Клер Алузье. Приехала для прохождения практики у метрессы Эмири Броссар. Вы не могли бы доложить ей обо мне? - самым вежливым и приветливым тоном произнесла я.
   - Кто?! - еще больше возмутился мужчина в проеме.
   - Клер Алузье, - повторила с чувством собственного достоинства и качнула головой в приветственном жесте. - С кем имею честь?
   - Я метр Эмири Броссар, - рявкнули на меня.
   - Кто? - опешила я и невольно сделала шаг назад.
   Растерянно обернулась на своего сопровождающего, который в этот момент, услышав мои слова про метрессу, широко скалился. Его желтые зубы виднелись даже на таком расстоянии. Кажется, я сэкономила одну медяшку, что меня совершенно не радовало в такой ситуации.
   - Спрашиваю в последний раз: кто ты такая и что здесь делаешь? - в руках хозяина дома опасно сверкнули искры боевого заклинания.
   - Я ворожея, приехала на практику от Школы колдовства, целительства и ворожбы! - излишне громко выкрикнула в ответ, испугавшись и растеряв все свои манеры. - Эмири Броссар отправила... то есть отправил заявку на практику, и я подписала договор! Не кидайтесь в меня магией, метр!
   С каждым словом мой голос становился все громче и испуганней.
   - У них что нет парней? Зачем мне здесь девчонка? - все так же грозно спросил мужчина.
   - В нашем выпуске точно нет, - выдохнула я, - и в других тоже! - поторопилась добавить.
   - Значит, Школу закончила? - строго спросил он меня.
   - Угу, - послушно кивнула.
   - И теперь молодой специалист?
   - Угу.
   - Тогда иди сюда! - в едва уловимое мгновение он вскинул руку вперед, ухватил за запястье и втащил в темноту дома.
   - Отпустите меня! - возмутилась тут же.
   - Держи маску. Ты идешь со мной, - тоном, не терпящим возражений, приказали мне, вручая тряпичную маску для лица.
   Такие у нас носили целители. С недоумением покрутила в руках маску, затем посмотрела на хозяина дома и решилась на вопрос, следя за быстрыми движениями мужчины, мечущегося по небольшой комнате - скорее всего, гостиной. По крайней мере, здесь имелись камин, невысокий столик с канделябром посередине, а также кушетка и одно кресло с комодом.
   - А вы точно Эмири Броссар? - спросила я, желая убедиться в своей ошибке и убраться от этого мужчины подальше.
   - Точней не бывает, - раздраженно отмахнулись от меня.
   Надежда не покидала, и я принялась расспрашивать дальше:
   - И вы отправляли заявку на практикантку-ворожею?
   - Я ведь специально указал, что возьму только парня, а пигалицы вроде тебя мне здесь не нужны, - ответил недовольный хозяин.
   - Там еще стояла приписка, что практика будет засчитана год за два, - вставила я замечание, сподвигшее меня на принятие решения.
   - Не люблю возиться с молодыми дарованиями, - произнес мужчина и резко подошел ко мне.
   Вообще он двигался излишне быстро, я едва успевала следить за его передвижениями. Мужчина метался по комнате, уверенными и точными движениями выдвигая ящики и складывая что-то в небольшой холщовый мешок. Такие обычно носят с собой целители, укладывая туда необходимые травы, мази и амулеты. Маска в руках, сунутая сразу после знакомства, также внушала смутную тревогу. Что вообще происходит? Куда это собрался метр Броссар? И самое главное, почему он сказал, что я пойду с ним?
   - Все, идем! - он вновь ухватил меня за руку и дернул к выходу.
   - Я только что с дороги и никуда не пойду, - твердо заявила и постаралась задержать свое стремительное выдвижение из прохлады дома.
   - Пойдешь! - сквозь зубы зашипел Броссар. - Приехала на практику - значит, будешь делать все, что скажу. Так что сейчас ты идешь со мной!
   - Метр Броссар! Метр Броссар, мне бы умыться и отдохнуть, - пыталась достучаться до мужчины, едва поспевая за его широкими шагами.
   Да какими там широкими? Просто гигантскими! Ткань юбки путалась, мешая идти, потому меня просто волокли за собой, пересчитывая каблуками стыки между досками.
   - Эмири, это вещи метрессы. Можно мне занести их в дом? - робко поинтересовался мой носильщик.
   - Ах, у нее еще и вещей на полдома! - презрительно фыркнул Броссар в его сторону.
   - Чо делать-то? - раздалось нам вслед.
   - Брось на месте, некогда мне! - отозвался хозяин и заторопился дальше.
   Бросить мои вещи на тропинке без присмотра?! Моему возмущению не было предела. Да что он себе позволяет? Как смеет распоряжаться моим багажом?
   - Послушайте, вы! - дернула изо всех сил руку, стараясь вырваться из железного захвата. - Какое вы имеется право распоряжаться моим багажом?
   - Как там тебя? Клер? Некогда мне возиться что с тобой, что с твоими вещами, - мужчина резко остановился. - Сейчас на кону вопрос жизни и смерти, и твои тряпки меня совершенно не волнуют!
   Он вновь зашагал по тропинке.
   - А меня волнуют! - выкрикнула ему.
   - Да на здоровье! Можешь и дальше продолжать волноваться. Но сейчас ты отправляешься со мной в дом губернатора, - отрезал он возмущенной мне.
   Я захлопнула рот, сообразив, что как раз смогу нажаловаться представителю власти на такое самоуправство. Пусть Броссара накажут и призовут к ответу за такое поведение, выходящее за рамки приличий. Даже силы откуда-то появились, и я почти успевала за своим спутником. До меня доносилось только его дыхание, но словами никто не беспокоил. Я разумно решила помолчать и все свои доводы и обвинения высказать губернатору, а не редким деревцам, встречающимся по пути.
   Принятое решение немного успокоило, так что я не сразу обратила внимание, что мы направляемся совсем в другую сторону, не тем путем, каким я пришла к озеру. Тропинка бежала ровнее, и дома показались гораздо раньше. Впрочем, при такой скорости неудивительно, что мы достигли города быстрее.
   Двухэтажный особняк в старинном стиле радовал свежим видом. Он выгодно отличался от соседних домов, стыдливо прячущих давно некрашеные бока в тенистой зелени. Небольшой фонтанчик лениво расплескивал воду посередине квадратной площади, выложенной брусчаткой. Арт не мог похвастаться утонченной архитектурой, дома здесь строились, скорее всего, по желанию хозяев, а потому никакой гармонии и красоты в центре города не наблюдалось. Просто обычные дома в далекой южной провинции. Хорошо хоть здесь была зелень, и это оживляло строения. Деревья прикрывали от жаркого солнца не только здания, но и небольшой участок площади.
   Дом губернатора украшали две колонны перед огромной двухстворчатой дверью, а также декоративные барельефы, расположенные под самым карнизом крыши. Смотрелось достаточно эффектно для этой местности.
   - Эмири, мы тебя ждем, - выбежал нам навстречу небольшого роста мужчина, на лице которого читалось видимое беспокойство.
   Он окинул нашу пару взглядом, не особо задерживаясь на моей персоне, и все свое внимание сосредоточил на Броссаре.
   - Как он? - скупо бросил вместо приветствия мой спутник.
   - Жар. Почти все время без сознания, - поспешно ответил встретивший нас мужчина.
   - Простите, как я могу поговорить с губернатором? - вежливо спросила я, стараясь унять дыхание и хоть немного успокоить бешеный стук сердца.
   - Я губернатор, - мужчина озадаченно посмотрел на меня.
   Как-то его обеспокоенный вид, всклоченная шевелюра и домашний наряд не вязались с официальной должностью. Он больше напоминал помещика, выбежавшего встречать целителя для своей жены, заболевшей сплином вдалеке от столицы.
   - Я Клер Алузье, прибыла к вам на практику от Школы колдовства, целительства и ворожбы... - набрав в грудь побольше воздуха, начала говорить, но была неучтиво прервана самим официальным лицом:
   - Так ведь это же прекрасно! Дорогая, мы только вас и ждали! Прошу в дом! - губернатор заторопился внутрь.
   Меня ждали? Глупо хлопая глазами, проводила взглядом его полную фигуру, пытаясь понять, кто из нас тут что понял?
   - Луи, веди, - приказал Броссар и вновь поволок меня за собой.
   Что-то здесь было не так. Не мог губернатор меня ждать, потому что оповещение было отправлено лично Эмири Броссару, а вовсе не властям города. Тогда почему губернатор так обрадовался моему появлению? У них острая нехватка выпускников ШКЦВ по специальности ворожбы? Может быть, им требуется что-то узнать, выстроить события прошлого или будущего, и я как раз угодила в эпицентр событий? Тогда почему Броссар сам не помогает губернатору, а тащит меня за собой? И главное - зачем мне эта матерчатая маска, зажатая от волнения в ладони?
   Размышления ничего не давали, никто ничего не объяснял, Броссар все так же тащил меня за собой. С той лишь разницей, что теперь мы бежали по широким коридорам особняка, а не по улицам Арта под палящими лучами летнего солнца. На мои короткие вопросы никто не отвечал, а задать более длинные и развернутые не позволяло сбившееся от того кросса, что пришлось проделать, дыхание.
   Пройдя немыслимое, по моим понятиям, количество коридоров, поднявшись по самой крутой лестнице в мире на второй этаж, мы столкнулись с перепуганной девушкой, одетой как прислуга. Темно-серое платье без украшений и волосы, собранные под светло-кремовым (назвать его белым мне не позволяла совесть) чепцом - не оставляли сомнений в принадлежности к профессии.
   Служанка испуганно пискнула что-то приветственное и быстро исчезла в коридоре. Не хочу сказать, что здесь было темно, но то ли от переживаний, то ли потому что был еще день и здесь не зажигали свечей, но перед моими глазами все плыло в какой-то серой дымке. Впрочем, могла сказаться усталость после четырехдневной дороги, да еще этот свет, падающий из стекол крыши, придавал всей этой атмосфере нереальность.
   - Сюда, - донеслось спереди, и губернатор, оставшийся для меня без фамилии, но с уменьшительно-ласкательным сокращением имени "Луи", отворил перед нами дверь.
   Еще один резкий рывок за руку от Броссара, и я оказалась в каком-то помещении. Здесь сильно пахло курящимися храмовыми палочками, отчего нос начал чесаться. Шторы задернуты так, что ни один луч солнца не проникал внутрь. Зато зажженная свеча высвечивала профиль молодого мужчины со смертельной бледностью на лице, лежащего на кровати. Постель разбросана, вокруг беспорядок и духота, усугубляющаяся ароматическими храмовыми палочками.
   - Как там тебя? Клер? - оторвал от созерцания голос Броссара. - Живо надень маску!
   - Что это? Как это? Зачем? - воспротивилась я, оглядываясь по сторонам, всей душой желая оказаться от этого мрачного места подальше.
   Губернатора рядом с нами не было, он остался за закрытыми дверьми. Вообще, это место казалось выдернутым из реальной жизни, отрезанным плотными шторами. Так, словно солнечный и жаркий день, так утомивший меня сегодня, неожиданно потерялся, а я оказалась в другом месте и времени.
   - Подозреваю, что у него черная хмарь, - хмуро произнес Броссар, осматривающий больного.
   - Черная хмарь? Так надо позвать целителя! - внесла разумное предложение я и сразу же начала отходить к двери, не забыв прижать к лицу тряпичную маску.
   - А мы здесь на что? - как-то рассеяно произнес мужчина.
   - Не знаю, но я точно здесь не останусь, - объяснила четко и ясно свои намерения.
   Развернулась и быстрым шагом направилась к двери, желая как можно быстрее покинуть жуткое место.
   - Стоять! - рявкнул Броссар. - Ты куда собралась?
   - Сообщить о ваших подозрениях губернатору и посоветовать вызвать целителя, - вежливо ответила и покосилась на хрипло дышащего парня.
   Мне его, конечно, было жаль, но себя жаль вдвойне. Надо же было так попасть! Черная хмарь! Да это такая зараза, после которой мало кто остается в живых. А тут я, молодой специалист, подающий большие надежды, вдруг совершенно случайно попадаю в эту комнату. Да я до жути мертвяков боюсь! Больной же на кровати доживает последние минуты, так что пора подумать о спасении собственной жизни.
   - Ты закончила Школу колдовства, целительства и ворожбы, - угрожающим тоном заговорил Броссар, приближаясь ко мне.
   - Закончила, - подтвердила я.
   - Так вот, молодой специалист, здесь, кроме тебя и меня, целителей нет! - рявкнул он на меня еще раз, заставив вздрогнуть от неожиданности.
   - Я ворожея, а не целитель! - я вздернула носик, одаряя мужчину гневным взглядом.
   - Курс первой помощи проходила? - задал он прямой вопрос, на что пришлось кивнуть, сделав над собой неимоверное усилие и пытаясь сохранить чувство собственного достоинства. - Проходила. Значит, будешь помогать спасать этого недотепу, умудрившегося подхватить в дороге черную хмарь.
   - Нет! Ничего я делать не буду! Я ворожея, а не целитель, и ничего не понимаю в болезнях! - гневно выкрикнула ему в лицо.
   - Это твое последнее слово? - обманчиво мягко спросил он.
   - Да!
   - Что ж, не смею задерживать, - Броссар сделал учтивый поклон. - А я сейчас же отправлю в ШКЦВ отчет о том, что ты отказалась проходить практику. Да, перед тем, как уйдешь, позови Гретту. Она будет мне помогать.
   - Ка-ак это отказалась проходить? - у меня даже дыхание перехватило от такой напраслины. - Я ворожея, а не целитель! А вы меня заставляете заниматься не своим делом.
   - Тебя обучали первой помощи, иначе бы не выдали диплом и не отправили на практику. Значит, в случае необходимости в твои обязанности входит оказание целительских услуг, - спокойно выдал он.
   - На целительские услуги выдается лицензия после прохождения практики, - весомо возразила я.
   - Если пройдена практика. А до того момента выпускник Школы полностью подчиняется наставнику. Твой отказ от помощи я расцениваю, как отказ от практики. Ты свой выбор сделала, - жестко произнес Броссар, и я с ужасом увидела, как на кончиках его пальцев начало формироваться серебро послания.
   Это означало конец всему! Диплом ничего не значит без прохождения практики у ворожеи. Только я же не знала, что мне достанется не почтенная метресса, изредка поглядывающая в свой шар предсказаний, чтобы удовлетворить выгодного клиента, а мужчина-ворожей, заставляющий помогать ему в лечении больного черной хмарью.
   Диплом окажется просто свитком с печатью. Я смогу показывать его детям и говорить, что училась в Школе колдовства, целительства и ворожбы. И только! Никаких прав на собственную практику, никаких надежд на открытие своего дела и широкую клиентуру. Отказаться от практики выпускник не имеет права, этим он распишется в своей профнепригодности. Из молодого специалиста, подающего надежды, я превращусь в домохозяйку, утирающую сопливые носы отпрыскам.
   - Нет! - выкрикнула в тот же миг я. - Погодите! Я ведь правда не целитель! Моя специальность - ворожба, предсказание будущего. Как я могу вылечить этого больного?
   - Это все слова, которые ничего не значат для этого парня, - отмахнулся от меня Броссар.
   - Я... я... - задержала дыхание, как перед нырком под воду. - Я не отказываюсь. Просто это не моя специализация.
   - Это уже не имеет значения, твой отказ будет принят в Школе, - изящно махнул рукой жуткий монстр, собираясь отправить послание.
   Все это увидела так, словно время остановилось - медленный взмах и серебристые лепестки сорвались с кончиков пальцев, собираясь отправиться в полет сквозь пространство. Только я этого допустить не могла, ну никак! Кинулась вперед и заклинанием остановила передачу информации.
   - Ты что делаешь? - совсем озверел Броссар.
   - Слушайте, - заторопилась я, - отказываться от практики не собираюсь! Я не целитель и всю ответственность вы берете на себя.
   - Разумеется, я же твой наставник, - ответил он. - Но мне не нужна спесивая ворожея, неспособная применить на практике знания, полученные за время обучения.
   - Напоминаю, что прошла только общий курс первой помощи, - тяжело переводя дыхание, сообщила ему. - Это значит, что у вас есть мои руки, но вы должны говорить, что именно нужно делать.
   - Наберут в ШКЦВ по объявлению, потом нянькаешься с ними! - недовольно произнес Броссар в ответ.
   - У меня дар, - гордо сообщила ему.
   - Ах, мы еще и одаренные! - презрительно прокомментировал мужчина мое заявление.
   - Мы будем говорить или спасать больного? - вздернула носик, демонстрируя гордость и волю, после чего важно прошествовала мимо наставника.
   "По объявлению!" Да у меня дар высокого уровня! Ворожба выходит легко с большой долей вероятности, если сам клиент ничего не изменит в процессе. Даже могу просчитывать несколько вариантов в таком случае, а он... "По объявлению"...
   - Маску надень, одаренная, - последнее слово он произнес с такой насмешкой, что обида ужалила в самое сердце.
   Маску, разумеется, я тут же приложила к лицу и плотно завязала тесемки, боясь передумать - все же черная хмарь - зараза жуткая. Уже столько времени находясь в одной комнате с больным, я могла надышаться гадостью и подхватить недуг. Но это не означает, что нужно насмехаться над моими способностями. Остановилась в шаге от постели, не в силах заставить себя подойти ближе.
   - На маску наложила заклинание? - задал уже нормальным тоном Броссар.
   - Заклинание? - переспросила, всеми силами стараясь вспомнить, какое именно нужно было сделать.
   - Ах, да, общий курс - пальпация, поверхностный осмотр, помазать ранку, - усмехнулся мужчина. - Тогда лучше я сам. Не хватало потом еще с тобой возиться!
   - А что?.. - договорить мне не дали.
   Броссар приблизился, жестко ухватил пальцами за подбородок и развернул лицом к себе.
   - Хара сатинус море, - коротко и отчетливо проговаривая звуки, произнес заклинание, и в лицо полетел сгусток заклинания, заставивший глупо моргать в попытках вернуть нормальное зрение.
   Кажется, что-то такое видела и даже наверняка испытывала, потому что плетение было знакомым, а полученный эффект организм сразу же вспомнил. Дышать стало гораздо труднее, воздух поступал, словно сквозь толстый слой корпии. Вот тогда-то и пришло узнавание - это заклинание защиты от болезней. Не от всех, но от многих. Как нам рассказывали целители, этими мерами безопасности в обязательном порядке пользовались все. Только я старательно записала полученные знания, в нужное время ответила на поставленный вопрос, а потом благополучно забыла, уверенная в том, что в будущем это не пригодится. Если бы ворожей не был столь категоричен, то и сейчас отдыхала бы в доме у озера, а не душилась под защитным заклинанием возле заразного смертельной болезнью пациента.
  


РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Л.Ангель "Серая мышка и стриптизер" (Современный любовный роман) | | В.Шег "Непокорная " (Любовное фэнтези) | | Н.Соболевская "Ненавижу, потому что люблю " (Современный любовный роман) | | Д.Хант "Мидгард. Грани миров." (Любовная фантастика) | | А.Ардова "Мое проклятие. Книга 3" (Любовное фэнтези) | | Д.Че "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | | Ю.Танюшина "Если ты - не совсем эльф ("Хаос в моей крови" - книга 1)" (Любовное фэнтези) | | Vera "Унесенные не тем ветром" (Короткий любовный роман) | | М.Горохова "Магические Игры. Минессы умеют побеждать" (Любовное фэнтези) | | Е.Васина "Анестезия сердца" (Романтическая проза) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Котова "Королевская кровь.Связанные судьбы" В.Чернованова "Пепел погасшей звезды" А.Крут, В.Осенняя "Книжный клуб заблудших душ" С.Бакшеев "Неуловимые тени" Е.Тебнева "Тяжело в учении" А.Медведева "Когда не везет,или Попаданка на выданье" Т.Орлова "Пари на пятьдесят золотых" М.Боталова "Во власти демонов" А.Рай "Любовь-не преступление" А.Сычева "Доказательства вины" Е.Боброва "Ледяная княжна" К.Вран "Восхождение" А.Лис "Путь гейши" А.Лисина "Академия высокого искусства.Адептка" А.Полянская "Магистерия"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"