Помазуева Елена: другие произведения.

Единою судьбой. Академия наследников

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
  • Аннотация:
    ** **
    ОСТАВЛЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ
    Закончено
    В Академии наследников могут учиться только избранные дети благородных семей. Они не подчиняются правилам, предпочитая нарушать их ради забавы. У них свои цели и планы, которые понять мне не дано. Один наследник убивает другого. Пройти мимо? Не вмешиваться? Или спасти и стать проблемой? Для него и для себя. **


Елена Помазуева

"Единою судьбой. Академия наследников"

Роман-фэнтези

   АННОТАЦИЯ:
   В Академии наследников могут учиться только избранные дети благородных семей. Они не подчиняются правилам, предпочитая нарушать их ради забавы. У них свои цели и планы, которые понять мне не дано. Один наследник убивает другого. Пройти мимо? Не вмешиваться? Или спасти и стать проблемой? Для него и для себя.
   ГЛАВА 1
  
   - Ты действительно в это веришь? - скептически спросил молодой человек, приподняв одну бровь.
   - Трудно отрицать, если мой дед считался одним из сильнейших магов, - его собеседник криво усмехнулся и стукнул деревянным стаканом по столешнице, заставленной пустыми кувшинами и тарелками с остатками снеди.
   В таверне громко разговаривали, не стесняясь бранного слова, заказывали крепкие напитки и не собирались расходиться, хотя время перевалило за полночь. На двух друзей, устроившихся за небольшим столиком, посетители не обращали внимание. Простой люд отмечал конец трудовой недели, скидывая усталость во хмелю.
   - Бредовая идея, - покачал головой первый собеседник.
   - Его пример доказал обоснованность риска, - возразил второй молодой человек.
   - Вирил, риск меня не пугает. Твой дед давно ушел в чертоги богов. Нельзя наверняка утверждать, что его сила приобретена после смерти, а не пробудилась позднее, чем у всех.
   - Эджин, я случайно нашел спрятанную тетрадь, - Вирил значительно покивал головой, - Никто из семьи не догадывается, каким образом, дед стал сильнейшим магом.
   - А ты знаешь? - усмехнулся Эджин.
   - Я прочел каждую страницу несколько раз, изучил внимательно и сделал выводы, - парень наклонился к другу и прошептал, - Он умер, чтобы возродиться сильнее.
   - В таком случае после своей второй смерти Одил Викард должен был стать равен богам, - тихо засмеялся Эджин.
   - Разве у нас есть опровержения этому? - Вирил поднял указательный палец, привлекая внимание к своим словам. - Семья официально объявила о смерти деда, но его тела нет в склепе.
   - Ты себя слышишь? - Эджин демонстративно постучал пальцами по лбу.
   - Сознание, находясь на тонкой грани у смерти, всегда выбирает жизнь, - твердо произнес Вирил, - Дед иного толкования не оставил. Все предельно четко и грамотно.
   Его друг с сомнением покачал головой.
   - Сознание обращается к источнику силы, борясь до последнего. Задача мага сводится к управлению и удержанию прилива.
   - Если магии прибудет слишком много? - заинтересовался Эджин.
   - Произойдет выгорание, - спокойно отозвался Вирил.
   - Получается, либо уйдешь в чертоги богов от полученных ран, либо сгоришь из-за магии, - подвел итог Эджин, - В любом случае окажешься мертвым.
   - Получение силы стоит риска! - восторженно воскликнул друг.
   Некоторые посетители таверны обернулись в их сторону, посмотрели помутневшим взглядом и вновь занялись прежним делом - опустошать алкоголь в стаканах.
   - Стоит. Согласен. - Кивнул Эджин, - Но почему об этом никому не известно? Почему не практикуется?
   - Сколько магов готовы умереть? - презрительно хмыкнул Вирил.
   - А ты? - друг пытливо посмотрел на него.
   - Я не собираюсь умирать в ближайшем будущем, но и откладывать получении силы на исходе жизни тоже не вижу смысла. Нам нужно подготовиться, создать условия и взять магию в свои руки.
   - Нам?
   - Ты со мной?
   - Когда было иначе?
   Приняв решение, оба приятеля пожали руки, заключая договор.
  
   Спустя несколько дней
  
   Эджин Лаэрт и Вирил Викард внимательно изучали местность. Они стояли на краю высокого утеса широкой реки, ветер трепал на них одежду, взлохмачивал волосы. Холодные порывы они почти не замечали, оценивая раскинувшийся перед ними простор на предмет поиска источника силы.
   Высокий и смуглый Эджин сложил на груди руки, осматривая магическим зрением противоположный берег реки. Вирил уступал в росте другу, но его фигура смотрелась не менее внушительно. Светлые локоны вились кольцами, добавляя озорства приятному лицу. Парень приложил ладонь правой руки к сердцу и рассматривал холодную воду. Поисковик источника силы указал им примерное расположение места, потому друзьям придется самим найти непосредственное нахождение. Теплая и добротная одежда спасала от порывистого ветра, кожаные, высокие сапоги позволяли пуститься в длительный путь. Лошадей приятели привязали у дерева невдалеке, а сами отправились к утесу, с которого можно рассмотреть намного больше, чем непосредственно у реки.
   - Жаль Одил Викард не написал, где именно он приобрел силу, - недовольно пробормотал Эджин.
   - Не важно, - отозвался друг, услышав замечание, - Мы найдем свое место.
   Они снова замолчали, погрузившись в созерцание.
   Прошедшее время друзья потратили на прочтение и обсуждение дневника исчезнувшего мага. Кстати, оба спустились в фамильный склеп и проверили погребальный ящик с именем Одила Викарда. Родственники подстраховались и сложили внутрь камней, чтобы не вызвать подозрений. Факт косвенно, но подтвердил теорию о возможно втором приливе силы у мага.
   - Я вижу остаточные волны, - произнес Вирил.
   - Где? - встрепенулся Эджин.
   - Ниже по течению.
   - Идем!
   Они отвязали коней, но садиться в седла не стали, решив спуститься своими ногами с утеса. Едва заметная тропинка уклонялась от края и делала приличный крюк, но позволяла без риска для жизни пройти к реке. Лошади послушно ступали копытами по жухлой траве, шумно втягивая влажный воздух.
   Бредя вдоль кромки воды, друзья всматривались в глубину, отмечая остаточные проявления магии. Но сказать наверняка, что они исходят из источника, пока нельзя. Слишком короткие и расплывчатые. Больше походило на работу мага или артефакта, выбрасывающего в пространство свой заряд.
   - Интересно, - произнес Эджин, присаживаясь на корточки у кромки воды.
   - Впереди мост, - сообщил Вирил, рассмотрев серую громаду вдалеке.
   - Не могу понять, - друг бросил короткий взгляд в указанном направлении и потрогал пальцами набежавшую волну, - магия здесь есть, но она не льется постоянно, а прибывает отрывочно.
   - О чем это говорит? - заинтересовался Вирил.
   - Прерыватель? - поднявшись на ноги, выдвинул предположение Эджин.
   - Зачем? - задумчиво пожал плечами друг.
   - Идем. На месте узнаем.
   Они зашагали вниз по течению, внимательно наблюдая за странным проявлением силы. Дойдя до моста, прошли под ним, бредя по воде. Лошадей вели под уздцы, потому животным ничего не оставалось, как послушно следовать за хозяевами, увлеченными новой загадкой.
   Неожиданно парни остановились и переглянулись.
   - Ты тоже это чувствуешь? - спросил Эджин, рассматривая свои руки, а потом оглянулся вокруг.
   - Да. Магия стала нестабильной, - с беспокойством отозвался Вирил.
   - Странно.
   - Очень странно.
   По брусчатке моста застучали копыта лошадей, и раздался скрип колес. Парни обернулись и проводили взглядом несколько телег, нагруженных кусками добытой породы. Возницы на незнакомцев почти не обратили внимания, подгоняя животных.
   Раздался приглушенный звук взрыва, и по земле прошла дрожь.
   - Эй, любезный! - громко выкрикнул Эджин, окрикивая последнего возницу, проезжавшего мимо них, - Что это за место?
   - Рудник, знамо дело, - охотно отозвался мужик с телеги.
   - Что добывают? - снова поинтересовался Эджин.
   - Руду, - пожал плечами собеседник.
   - Какую? - парень хотел узнать подробности.
   - Мы не грамотные. Говорят, против магов, но может, врут. У нас здесь отродясь важных господ не было.
   - Держи! - Эджин кинул мелкую монетку собеседнику.
   - Благодарствую, господин! - поймав вознаграждение, расцвел щербатой улыбкой возница.
   Когда последняя телега покинула мост, парней снова окружила тишина.
   - Иринит, - задумчиво произнес Вирил, ковырнув камень в речном песке.
   - Теперь понятны странные проявления силы, - согласился с ним друг.
   - Руду можно обнаружить с помощью магии, но иринит поглощает ее. Природный прерыватель.
   - Значит, поисковик привел нас правильно, но сбился из-за залежей иринита, - воодушевился Эджин.
   Парни снова осмотрелись магическим зрением, отмечая направления потока силы. Теперь, зная о помехах, они смогли сориентироваться и наметить правильное направление своих поисков.
   Чем дальше они удалялись от рудника и ближе подходили к источнику, тем сильней ощущали прилив магии, и обрывки волн сливались в единый поток.
   - Смотри! - первым воскликнул Вирил, - Это там!
   Они привязали лошадей и поспешили подойти к магическому источнику. Оба заворожено наблюдали за тягучим потоком, выплескивающимся из шара, зависшего над землей над их головами.
   Конечно, они видели нечто похожее в академии, но там источник служил скорее для придания веса учебному заведению. Магически одаренные преподаватели и ученики не нуждались в подпитке, изучая силу, как природное явление.
   Пульсирующий шар среди осеннего леса впечатлял дикостью и необузданностью. Он дарил живую силу вокруг, разнося ее по всему миру. В то время как в академии, источник выглядел не столь внушительно. Он находился в огромном зале, где проходили собрания, выступления и проводились шумные балы, зависнув над головами господ магов.
   - Идеально, - тихо проговорил Вирил.
   - Согласен, - произнес Эджин, - Место безлюдное, можно выставить охранное заклинание, пока мы будем напитываться силой.
   - И атакующее, чтобы не могли на нас напасть, - внес новое предложение парень.
   - Сомневаюсь, что здесь кто-то может нас найти, - внимательно осмотрелся по сторонам Эджин.
   - Источник силы всегда привлекает внимание. Лучше позаботиться о безопасности, - весомо проговорил Вирил.
   - Ты прав, - согласился друг, - Даже если люди не решатся подойти к магам, то о диких зверях не стоит забывать.
   Дальше они действовали слажено. Друзья заранее разработали план и сейчас его придерживались, занимаясь каждый своим делом. Вирил делал замеры, Эджин зарисовывал план местности, затем вручил набросок другу, и тот внес поправки. Еще они расчистили небольшое пространство непосредственно под магическим шаром, убрав сухие ветки. Какое-то время они любовались делом рук своих, а потом отправились в обратный путь. С лошадьми они не стали возвращаться порталом, потому пришлось уезжать своим ходом.
   Воодушевленно переговариваясь, они не заметили, как оказались на постоялом дворе, где заранее оплатили комнату. Утром они отправятся в столицу, а пока требовалось отдохнуть и осознать, что бредовая поначалу идея становится реальностью.
   Удивительная удача потратить на поиски один день! Вскоре они вернутся сюда, но порталом, не тратя драгоценное время на дорогу.
   Вечер парни посвятили на составление списка необходимых вещей, не обращая внимания на ожидающий их риск. Они легко относились к мысли, что есть вероятность навсегда распрощаться с жизнью. Идея приобретения силы манила их, как мотыльков на огонь.
  
   Есень (ударение на первый слог)
  
   Теплое лето закончилось, и осень пахнула холодом, указывая на изношенную одежду, стоптанную обувь. В штольнях тепло даже в трескучий мороз, но от дома до рудника приходилось бежать, опасаясь простыть на ветру. Сейчас по ночам заморозки, и утром приходится кутаться в заплатанный плащ, купленный несколько лет назад. Заработка едва хватало, чтобы сводить концы с концами. Приходилось платить за крохотную комнатушку в доме вдовы, приютившей меня, когда наша с мамой избенка сгорела из-за удара молнией. Пожар тушили все жители поселка, опасаясь, что огонь перекинется на убогие строения соседей. Хибару растащили быстро, разорив единственное гнездо, которые мы называли своим домом. А через некоторое время я похоронила маму и осталась совсем одна.
   Рудник давал нам работу, а значит, мы могли существовать. Заработки зависели от выработки, потому в штольни отправлялись еще в детстве, помогая старшим. Я начинала под присмотром отца. Однажды он исчез, наверное, ушел на поиски лучшей жизни, и мне пришлось взяться за взрослое дело. Никто не делал скидок на пол или возраст. Хочешь работать - бери инструмент в руки и показывай результат.
   Работа тяжела даже для мужчин, а что говорить о женщинах или детях? Можно быть на подхвате, но и заработок получится ниже. Мама тоже спускалась в штольню, а потом ее не стало.
   Сегодняшнее утро выдалось пасмурным. В окно бросила короткий взгляд и поспешила поставить кружку на огонь. Комнату в холодные времена обогревала небольшая печурка, на ней готовила скудный завтрак и такой же скромный ужин. Хозяйка иногда заходила, проверяла квартирантку и сердито поджимала губы, если я задерживала оплату.
   Отвар из трав, собранных летом в лесу, закипел, и я с удовольствием потянула горячую жидкость, уплетая кусок козьего сыра. Когда есть свой дом, можно завести скотину и продавать излишки желающим. Но тем, кто с раннего утра и до позднего вечера находится под землей, не остается времени на ведение хозяйства.
   Первые капли дождя брызнули в стекло, торопя выйти из дома. Запихнула за щеку оставшийся кусочек сыра, пока буду идти, медленно пожую, и допила залпом терпкую жидкость. Накинула плащ на плечи и тихонечко спустилась по узкой лестнице вниз. Хозяйка не любит, если бужу ее рано.
   На улице ночные сумерки смешивались с низко висящими облаками, крапал мелкий дождик, и я накинула капюшон на голову. Ботинки согревали ноги, отвар придавал бодрости, и я почти поверила, что сегодняшний день принесет в мою однообразную жизнь что-то хорошее.
   Серые тени работников потянулись в сторону рудника. Многие покашливали, прочищая забитые легкие. Долгое пребывание в спертом воздухе никого здоровым не делало. Это мне напомнило о необходимости собрать в лесу шиповник. Впереди сырая осень, надо запастись ягодами.
   Свернула в сторону и поспешила прочь от дороги на рудник. Некоторое время потеряю, но вечером рано темнеет, не смогу найти колючий кустарник. Тропки в лесу исхожены, не заблужусь, но вряд ли много соберу.
   Я почти сбежала к реке, потом перешла через мост и поспешила дальше. Совсем немного осталось, когда услышала голоса. Чужаки к нам не заглядывают, а рабочие торопятся на рудник. Значит, кто-то из поселка приметил шиповник и пришел раньше? Досада кольнула сердце. Почему не вчера пришла, зачем протянула время?
   - Готов? - раздался мужской голос.
   Я притихла, опасаясь показываться. Надо понять, с кем имею дело. Если кто-то из знакомых, прятаться не стану, спокойно подойду и буду собирать ягоды. А что делать с чужаками, пока не решила.
   - Погоди, - выдохнул второй мужчина.
   Между стволами и голыми ветками мелькнули две фигуры. Серая мгла скрывала их, пока они не шевелились, а сейчас заметила полураздетых людей, топчущихся на небольшой полянке. В такую-то погоду! И не холодно им?
   - Теперь готов, - произнес второй мужчина, пока я вытянула шею и старалась их рассмотреть.
   Подойти бы поближе, да боюсь выдать свое присутствие.
   - Давай! - рявкнули на полянке, а я подпрыгнула от неожиданности.
   Огненная вспышка высветила двух молодых парней, обнаженных по пояс. Видение длилось одно мгновение, а потом раскаленный шар ударил в грудь одному из них! Шар вошел в тело парня, и он рухнул наземь, как подкошенный. Живые так не падают!
   Пискнуть боялась, в ужасе прижала ладони ко рту и не сводила обезумевших глаз с творящегося передо мной.
   Второй постоял над ним, а затем шагнул в сторону и пропал!
   Убили!
   Вскочила на ноги и, перепрыгивая через колючие кусты, побежала к погибшему. Может, живой? Вдруг не добили?
   На полянку влетела растрепанная и размахивая узелком. Рухнула перед распростертым телом на колени и потрясла за обнаженное плечо.
   - Эй! Ты как? - спросила бездыханное тело и приложила ухо к его груди.
   Тишина. А потом стук, и снова ни звука.
   - Что же это делается?! - воззвала к богам, подняв лицо к небу.
   Положила руки на грудь парня, погладила, потом хотела постучать по щекам и остановилась. Не до тактичности сейчас! Первый раз ударила ладонью едва заметно, потом приложила посильней. Парня спасать надо, в чувство приводить. Он сделал вдох и снова тишина. Послушала сердце, дождалась двух ударов и снова начала трясти бесчувственное тело.
   Вспомнила про фляжку с травяным отваром и поспешно развязала сумку. Вздохнула над тем, что приготовила себе на обед и тонкой струйкой полила парню на лицо. Жидкость остывала в прохладном воздухе и освежала кожу.
   - Вставай! Вставай же! - на глаза навернулись слезы отчаяния, - Что же делать?
   Снова прислушалась к его сердцу, приложив ухо к груди. Мне показалось, время между ударами стало меньше, чем в прошлый раз. Надеюсь, я поступаю правильно, иначе не смогу пережить смерть человека у себя на руках.
   - Давай! Вставай! - трясла парня за плечи, иногда поглаживая по обнаженной коже, - Не умирай, пожалуйста! Ты молодой, красивый, жить и жить! Живи, кому говорю! - орала в припадке бессилия.
   Снова прильнула к его груди и прислушалась. Сердце стучало, хоть и медленно, но уверенно. Получилось? Поднялась и посмотрела в лицо парня. Все такой же бледный, но зато начал дышать. Погладила пальцами по мокрым щекам, тихо радуясь, что он скоро очнется.
   Ресницы дрогнули, а из груди вырвался вздох. Положила руку на грудь и почувствовала уверенное биение. Живой. У меня получилось привести его в чувство.
   Парень медленно открыл глаза и осмотрелся вокруг, остановив взгляд на мне.
   - Пришел в себя, - улыбнулась я, - Вставай, не лежи на сырой земле.
   Потянула его за руки, заставляя сесть.
   - Где твоя одежда? Замерзнешь и простудишься, - легонько пожурила его.
   Оглянулась по сторонам и заметила аккуратно сложенную одежду под деревом. Живо вскочила на ноги, подхватила рубашку из тонкой ткани бледно-серого цвета и поспешила накинуть на голые плечи парня.
   - Ты кто? - глядя прямо в глаза, спросил он.
   - Есень, - отозвалась я.
   - Что здесь делаешь? - теперь он нахмурился, сведя брови к переносице.
   - Тебе жизнь спасаю, - огрызнулась, не дождавшись благодарности.
   Мог бы и спасибо сказать!
   Остальную одежду кинула невоспитанному парню на колени, а потом развернулась и пошла прочь. Время на него потратила, шиповник не собрала, надо торопиться, за меня никто работать не станет.
   - Ты куда? - полетело мне вслед удивленное.
   - На рудник, - бросила через плечо и заспешила сильней.
   Пока бежала к шахте ругала себя, на чем свет стоит. Зачем возилась с неблагодарным? Увидела странные дела и беги подальше, целее будешь.
   Со злостью на себя, на чужака, на которого вылила травяной отвар, оставшись без обеда, я махала кайлом долго, редко делая перерывы. Лишь затем, чтобы потом с новыми силами накинуться на каменную стену, представляя образ полуобнаженного парня. Красив, зараза! Наши из поселка ни в какое сравнение не идут.
   Лицо чистое, свежее. Глаза темные и ресницы густые. Губы четко очерчены, а когда краски вернулись, то стали яркими, выразительными. Когда беспокоилась о его жизни, отмечала особенности внешности мельком, больше старалась ему помочь. Зато теперь богатое воображение подсовывало образ ладного тела, гладкой кожи, на которой заметила непонятные рисунки на руках и спине.
   Одежда у незнакомца дорогая, качественная. Пальцы до сих пор помнят прикосновение к тончайшей ткани рубашки. Сапоги начищенные, штаны подпоясаны широким ремнем, а плащ тяжелый, непромокаемый и утепленный.
   Что он делал в лесу? Почему второй чужак атаковал его огненным шаром? Как мог пропасть, сделав шаг в сторону?
   Ответов у меня не было, зато в трудовом порыве заметно углубилась в штольне.
   - Есень! - позвали меня издалека, - Опоры ставь! Завалит, дуру!
   - Иду, - откликнулась и, нагнувшись, побрела к выходу из штольни.
   Оглянулась по сторонам. Хорошо сегодня поработала, потому что без обеда осталась и разозлилась на проявленную доброту. Сидеть и глотать голодную слюну не хотелось, вот и махала кайлом, пока пыл не сошел. Правда в конце дня мышцы гудели, но усталости почти не чувствовала.
   - Смотри, как ты сегодня! - скупо похвалил учетчик и следом прикрикнул, - Опоры ставь!
   Посмотрела в лист, куда записывали мой объем, порадовалась заработку и устало присела, опершись спиной к стене. Холодный камень остужал разгоряченное тело, а я старалась заставить себя подняться и заняться опорами. В последнее время откладывала, хотела побольше добыть руды. Сегодня постаралась и сделала, но руки на необходимую, но не оплачиваемую работу не поднимались.
   - Завтра сделаю, - приняла решение и поднялась на ноги.
   Главное, учетчик посчитал, к себе вписал, а я утром со свежими силами приду и поставлю опоры.
   Руки отряхнула о штаны и пошла к умывальне. Мыться полностью, как остальные не стала, оценив длинную очередь в тесные кабинки. Поплескалась у рукомойника, вытерла лицо и руки, а в раздевалке закуталась в плащ. Дома меня никто не ждет, могу спокойно прогуляться, но хотелось дойти до кровати, чтобы длинный день, наконец, закончился.
   В своей комнате стянула одежду, дрожа от холода, и затопила печурку, присев к ней поближе. Вскоре воздух прогрелся, и я окончательно смыла с себя пыль от руды. Скромный ужин ела, задумчиво поглядывая в окно.
   Интересно, с незнакомым парнем все в порядке? Смог он уйти из леса? Как он вообще оказался в наших краях? И почему товарищ почти убил его огненным шаром?
  
   ГЛАВА 2
  
   На подбородке Эджина повисли капли, остужая кожу. Мелкая дрожь озноба трясла тело. Он смотрел в сторону удаляющейся фигуры и пытался собраться с мыслями: "Получилось?". Тряхнул головой, отчего темные локоны разметались в стороны и стряхнули влагу прочь.
   Он жив - факт, не вызывающий сомнений. Его не убил боевой заряд Вирила, но и прилива сил Эджин не ощущал.
   Молодой человек медленно поднялся на ноги, прихватив одной рукой на плечах рубашку, а второй сверток из одежды, оказавшийся у него на коленях.
   Сырой пролесок просматривался насквозь. Странный незнакомец, обливший его водой, давно скрылся, а холодный ветер обдувал обнаженный торс. Резкими движениями Эджин натянул одежду, избавляясь от озноба.
   Шар силы по-прежнему пульсировал, щедро одаривая магией пространство вокруг.
   - Что произошло? - Остановился перед светом молодой человек, уперся руками в бока и задал вопрос в пространство, - Получилось? Если да, то почему я ничего не ощущаю, кроме давящей боли в груди от заряда Вирила?
   Эджин поднял руку к лицу и щелкнул пальцами. Искра получилась яркая и гудела от напряжения.
   - Значит, все прошло как надо, - широко улыбнулся маг. - Можно возвращаться.
   Взмахом руки он раздул искру и шагнул в образовавшийся портал. Тихий хлопок свернувшегося заклинания далеко разнесся по лесу, вспугнув застрекотавших сорок, но Эджина не беспокоило нарушенное безмолвие. Он вышел в знакомой комнате и оглянулся по сторонам. В выходной все отправились в город, решив отдохнуть перед следующей учебной декадой.
   Две двухъярусные кровати располагались вдоль противоположных стен, у окна занимал место квадратный, просторный стол, позволяющий расположиться с комфортом сразу нескольким обитателям комнаты. Подошвы сапог оставляли грязные следы на дощатом полу, но маг не обратил внимания на оставленную им грязь. Его интересовал результат безумной затеи. Эджин сбросил на одну из кроватей верхнюю одежду и остался в рубашке, штанах и сапогах. Он смотрел на свои руки и никак не мог определиться, каким образом проверить обновившиеся способности.
   - Где носит Вирила? - недовольно проворчал парень, взглянув на кровать второго яруса. - Мы договаривались встретиться вечером. Скоро начнутся сумерки.
   Дверь с шумом распахнулась, впуская молодого человека с широкой улыбкой на лице.
   - Ты здесь? Вы уходили с Вирилом, говорили сегодня вас не ждать, - заметив Эджина, заговорил вошедший.
   - Я вернулся, - коротко обронил молодой маг.
   - Вижу. Где Вирила оставил? - собеседник вальяжной походкой прошел к столу и шумно опустился на свободный стул.
   - Тебе какая разница, Игл?
   - Никакой, - радостно согласился парень, - У меня на вечер были планы, но если вы захотите присоединиться, буду только рад.
   - Поход по злачным местам? - хмыкнул Эджин, знавший предпочтения собеседника.
   - Нет. В этот раз я пригласил привлекательных девиц к нам, - развел руки в стороны Игл.
   - Сюда? Ты с ума сошел? - неподдельно удивился Эджин. - Устав строго запрещает присутствие посторонних в стенах академии.
   - Тем интереснее нарушать правила, - развеселился маг.
   - Ты знаешь, какое наказание ожидает, - жестко напомнил Эджин.
   - Выгнать меня все равно не смогут, - отмахнулся Игл. - Ты с нами?
   - Нет, - ответил Эджин, отворачиваясь от собеседника.
   - Не пожалей потом.
   - Не стану.
   Эджин занялся своей одеждой, приводя ее в порядок. Листья и сухая трава осыпались на пол, чего молодой маг не замечал. Он находился в глубокой задумчивости, совершая привычные движения. Игл устроился у окна и резким почерком составлял список дел, необходимых для претворения вечерних планов. Его не смущал вид соседа по комнате, отказавшийся участвовать в заманчивом, но очень рискованном предприятии. Несколько месяцев, проведенных под крышей академии, показали характеры будущей элиты королевства. Парни из лучших и родовитых семей собрались в стенах академии, чтобы получить образование и стать основой государства по окончании обучения.
   Первые дни молодые маги настороженно относились друг к другу, соперничая даже в малом, но вскоре открытость в общении, ежедневное совместное проживание выявило стороны характеров, что позволило сдружиться или окончательно стать противниками или соперниками. Парням, как Эджину и Вирилу, дружившим с детства, оказалось легче привыкнуть к новым условиям. Остальные находили товарищей постепенно.
   Эджин развесил одежду в шкафу и вышел из комнаты, на прощание махнув рукой Иглу. Он направился в конюшни, желая удостовериться, что Вирил привел лошадей, оставленных в лесу. Его конь стоял в своем стойле и мирно посматривал по сторонам. Соседний денник оказался пустым. Видимо Вирил куда-то отправился в ожидании вечера. Эджин не сомневался в друге, тот обязательно вернется к месту силы, как они договаривались. Но обстоятельства изменились, и необходимо найти Вирила и сообщить о завершении их дела.
   Немного подумав, Эджин решил остаться в конюшне. Наверняка друг по возвращении придет сюда в первую очередь, а время ожидания можно занять уходом за конем.
   Подкинув овса, молодой маг принялся за чистку стойла. Уборка конюшен была одним из обязательств для будущих воинов. В академии царил порядок, приближенный к военному.
   - Эджин! Ты здесь?! - раздался удивленный и взволнованный голос друга.
   - Я вернулся, - подтвердил молодой маг.
   - Все получилось? Как все прошло? - закидал вопросами Вирил, заводя своего коня в стойло.
   - Могу сказать, что все закончилось ... - Эджин замолчал, внимательно прислушиваясь к себе, - но никаких изменений в себе не чувствую.
   - Как так?! - Вирил от неожиданности замер, - Что ты хочешь этим сказать?
   - Сам плохо понимаю, - молодой маг облокотился на черенок от лопаты, - Очнулся после твоего удара, но никаких изменений в себе не чувствую.
   - Совсем?
   - Именно.
   Друзья замолчали, осмысливая произошедшее. Вирил внимательно всматривался в лицо друга, пытаясь заметить хоть какие-то особенности. Эджин, прислушивался к своим ощущениям.
   - Идем, - принял решение Вирил, - Надо проверить твой уровень резерва.
   - Сомневаюсь, что он хоть что-то покажет, - не согласился с ним друг.
   - В любом случае у нас будет больше информации.
   Эджин убрал инвентарь, пока его товарищ распрягал коня. Вскоре они закончили дела в конюшне и направились в центральный зал академии, где пульсировала сфера силы.
   В пустом пространстве звуки шагов раздавались громко и отчетливо. Стук каблуков с бряцанием шпор на сапогах отсчитывали пройденное расстояние. Оба молодых мага остановились перед местом силы и на некоторое время замерли, созерцая сферу.
   - Приступим! - первым принял решение Вирил, - Подходи и прикоснись.
   Эджин отошел в сторону и остановился перед кристаллом, выросшим из гранитного пола. Молодой человек протянул руку и с силой сжал острие. Вспышка силы окутала его высокую фигуру, полностью спрятав за переливами. Вирил с волнением и нетерпением ожидал результата. Кокон окрасился в синий цвет, потом перешел в синий и остановился на фиолетовом.
   - Не может быть, - потрясено прошептал Вирил. - Это какая-то ошибка! - воскликнул он громко, - Эджин, твой уровень практически равен нулю!
   - Еще немного и будет черный, - мрачно произнес молодой маг, убирая руку с кристалла.
   - Неверно! Это ошибка. Твой уровень оранжевый, ближе к желтому! - Вирил подбежал и, ухватив друга за плечи, с тревогой заглядывал в глаза. - Что происходит?
   - Не знаю.
   - Пробуй еще! - потребовал Вирил.
   - Кристалл не ошибается. - покачал головой Эджин, обернувшись на измеритель магии, - Обратил внимание, что он не сразу показал фиолетовый? Постепенное снижение, начиная с синего.
   Вирил задумчиво помолчал, потом решился на вопрос:
   - О чем это говорит?
   - Понятия не имею, - молодой маг раздраженно сбросил с плеч руки друга.
   - Завтра мы проверим снова! Возможно, это последствия пребывания рядом с рудником, - воодушевился Вирил. - Концентрация антимагической породы могла сказаться на твоем резерве.
   - Могла. Но в таком случае, у тебя покажет снижения уровня.
   - Действительно. - Согласился Вирил и шагнул к кристаллу.
   Вспышка силы окутала фигуру парня, скрывая за всполохами. Ярко красный цвет переливался перламутровыми оттенками.
   - Без изменений, - констатировал Эджин.
   - Я не понимаю, - растерянно произнес Вирил.
   - Я тоже. Завтра попробуем снова.
   - Обязательно!
   Друзья неторопливо вышли из зала силы, где безлико продолжала пульсировать сфера. Они направились в свою комнату в полнейшем молчании, раздумывая над случившемся.
   Едва они распахнули дверь, как на них обрушился гомон и веселый смех. Несколько парней расставляли закуски и выпивку на просторном столе, убрав подальше учебники и тетради. Свечи ярко горели, магические искры послушно плыли за своими создателями. Веселье резко контрастировало с мрачным сомнением, поселившемся в душе Эджина.
   - Парни, вы пришли?! - радостно воскликнул Игл, заметив соседей по комнате, - Вовремя! Присоединяйтесь! Скоро прибудут гостьи!
   - В честь чего организуется пьянка? - заинтересовался Вирил.
   - Игл решил нарушить Устав академии, пригласив легкодоступных девиц в нашу комнату, - ответил Эджин.
   - К нам? - удивился Вирил, - Почему сюда, а не ... - Вирил многозначительно потыкал пальцем в стену, где находились соседи.
   - И испортить веселье? - скривился один из молодых людей.
   - Я бы повеселился над выражением лица Ирата, - хмыкнул с довольным видом Вирил.
   - Предпочитаю смотреть на миловидные женские лица, - возразил Игл, спеша на помощь молодым магам, затягивающим высокое окно тканью.
   - О спокойном вечере можно забыть, - недовольно буркнул Эджин, устраиваясь на своей кровати.
   - Выходные надо проводить с пользой, - назидательно сообщил ему четвертый сосед по комнате.
   - Гарольд прав! - поддержал его Вирил.
   Он махнул рукой на мрачное настроение Эджина, увлекшись постановкой шумовой защиты.
   - Кто привет девушек? - спросил один из участников вечеринки.
   - Торн отправился за ними, - откликнулся Игл.
   - Как могли доверить ответственное дело этому мальчишке? - спросил Геральд.
   - Он справится. - Заверил его Игл, - у Торна хорошо подвешен язык.
   - А с охраной что? - спросил кто-то из ребят.
   - Ими лично я занимался, - расплылся в довольной улыбке Игл.
   Разговоры друзей проходили мимо Эджина. Он лежал на спине, уставившись взглядом вверх. Он погрузился в воспоминания. Громкие голоса не отвлекали от рассуждений, но понять причину снижения магического резерва не получалось.
   Они с Вирилом все просчитали, выверили все составляющие и погрешности. Долго практиковались, чтобы точно знать какой силой должен обладать заряд. Они нашли место силы в лесу, приняв меры предосторожности. Что могло пойти не так? Где они просчитались. Ничто не могли им помешать получить силу из источника!
   Неожиданностью оказалось появление мальчишки, но Эджин не принимал его в расчет. Обычный человек без следа магии не мог нарушить их план. Единственная вероятность его вмешательства могла означать, что его привели в чувства слишком рано, не позволив магии перетечь к нему. Но в таком случае, его резерв не сократился бы! Наоборот, он мог ненамного подскочить!
   Фиолетовый, почти черный. Переливы стояли перед его взором, терзая сомнениями.
   - Эджин! - кто-то потряс его за плечо, - Присоединяйся. Торн скоро приведет красоток.
   - Отвали, - Эджин перевернулся на бок, спиной к веселящемуся обществу.
   - Что за хандра тебя накрыла? Впереди учебная декада. Надо отдохнуть.
   - Свали в чертоги богов! - рявкнул молодой маг, показательно выставляя щит.
   - Не трогай его, Лимар, - миролюбиво посоветовал Вирил, - Девушки придут и развлекут его.
   - Парни внимание! - произнес громко Игл, - Открываю портал. Встречайте!
   Пространство поделилось пополам. Веселье притихло в ожидании.
   - Прошу! - первым из портала шагнул молодой человек, нарядно одетый.
   Торн сделал приглашающий жест, и вслед за ним в комнату влетела стайка хихикающих девушек. Они останавливались, осматривались и томно стреляли подведенными глазками. Парни улыбались в ответ. Вечеринка с нарушением устава и правил академии обещала быть грандиозной.
   Игл первым вышел навстречу гостьям, демонстративно склонился в почтительном поклоне. Его подтянутая фигура привлекала внимание. Волосы, собранные в высокий хвост на затылке, украшала серебристая заколка с драгоценными камнями. Локоны упали на красивое с правильными чертами лицо, сквозь них сверкнул лукавый взгляд. Игл предвкушал развлечение.
   - Рад встрече! - произнес он, жестом предлагая пройти к столу.
   Пространство, предназначенное для совместного проживания четырех человек, сейчас заполнилось двумя десятками молодых людей. Теснота и близость создавали неловкость и пикантность ситуации.
   Девушки расположились на предложенные им стулья, а парни поспешили пристроиться с ними поблизости. Гостьи кокетничали, хлопали ресницами и томно вздыхали на знаки внимания. Хозяева положения предлагали крепкие напитки и угощения.
   - Эджин, присоединишься к нам? - весело позвал друга Игл, - Натали спрашивает о тебе!
   - Милорд Эджин, я скучала без вас, - мелодично пропела одна из красоток, устремив взгляд на кровать, где в полумраке можно было рассмотреть фигуру, повернувшуюся к присутствующим спиной.
   Ответа не последовало, что вызвало веселое переглядывание за столом.
   - Что ж, если милорд Эджин предпочитает уединение, то, пожалуй, и я покину ваше общество, - сообщила Натали и под смешки и веселые перешептывания, направилась к одиночке, игнорирующему общество.
   - Кажется, Эджину первому перепадет счастье, - расхохотался Торн.
   - Не спугни! - шикнул на него Вирил.
   Вирил продолжал веселиться и оказывать знаки внимания гостье, сидевшей рядом с ним, но при этом не сводил внимательного взгляда с девушки, медленно приблизившейся к кровати.
   Натали присела на край и, перегнувшись, попыталась заглянуть в лицо парня. Свечи и искры ярко освещали собравшееся общество, но не нарушали полумрака в пространстве между кроватями.
   - Милорд, вы позволите разделить с вами постель? - мягко проговорила Натали, стараясь, чтобы ее не услышали за столом.
   - Уходи, - недовольно отозвался Эджин.
   - Не хочу оставлять вас в подавленном состоянии, - девушка положила ладонь на плечо парня.
   - Прочь! - он дернулся, сбрасывая чужое прикосновение.
   - Я здесь только ради вас, - улыбнулась на грубость Натали, - Торн смог меня уговорить, лишь пообещав встречу с вами.
   Эджин не отозвался.
   - Я не претендую на нечто большое. Надеюсь, вы позволите вас утешить.
   С этими словами Натали, одетая в лучшее из своих дорогих платьев, осторожно легла на грубо сколоченную из дерева кровать и нежно обняла напряженное тело парня.
   - Поговорите со мной, расскажите свои печали.
   Эджин хранил молчание.
   - Можете просто молчать, а я буду с вами.
   Некоторое время молодой маг не отзывался, потом он развернулся лицом к Натали и внимательно заглянул в ее глаза.
   - Этого не случится.
   - Я знаю, милорд, - она грустно улыбнулась, - Позвольте побыть с вами и утешить.
   Эджин обнял обеими руками стройный стан девушки и тесно прижал к себе. Он уткнулся лицом в ее волосы, специально для сегодняшней ночи надушенные цветочной водой, и устало прикрыл глаза. Тепло женского тела успокаивало и волновало одновременно, постепенно заставляя позабыть о тревогах прожитого дня.
   Натали улыбалась едва заметной, счастливой улыбкой, нежась в мужских объятиях. Интуиция ей подсказывала, что мужчинам не всегда требовалась физическая близость для успокоения. Молодой милорд никогда не выделял ее среди других девушек, но она с первого взгляда навсегда потеряла покой.
   Веселье за столом набирало обороты. Эджин поставил завесу, отгородившись от звуков и скрыв происходящее между ним и Натали.
   Он знал о ее чувствах, сочувствовал ей, но не разделял привязанности. Однако, сегодня ему хотелось побыть с кем-то, кто не станет задавать вопросы. Эгоистично ли воспользоваться чужими чувствами, если требовалось утешение? Эджин об этом не думал.
   Он проснулся в теплых объятиях Натали, мирно спящей в его постели. Длинные, темные ресницы отбрасывали тень, придавая девушке загадочный вид. Некоторое время он любовался красивым лицом, затем едва заметно коснулся губами ее волос. Она глубоко вздохнула и проснулась. Их взгляды встретились. Натали с волнением ожидала продолжения, но Эджин смотрел без интереса. Именно таким становился его взгляд после проведенной вместе ночи. Натали понимала, она никогда не станет для молодого милорда кем-то большим, чем развлечением.
   - Сегодня выходной, - напомнила девушка и потянулась к губам парня.
   - У меня есть дела.
   Он оттолкнул ее и убрал полог. Вокруг царил беспорядок. Спящие тела, детали одежды, пустые бутылки и разлитые лужи вина погрузили комнату в хаос. С кровати над ним свешивались чьи-то рука и нога. На противоположных спали сразу несколько человек, и разобрать, кто из них кто не представлялось возможным.
   Эджин всматривался в лица, разыскивая друга. Некоторых приходилось переворачивать, выслушивая недовольство спящих. Вирил нашелся у окна, где он нежно обнимал ножку от стула.
   - Вставай! - Эджин потряс за плечо друга, - Нам пора.
   - Свали в чертоги, - выругался Вирил.
   - Если только с тобой, - хмыкнул молодой маг и плеснул в лицо парня остатки вина из валяющейся поблизости бутылки.
   - Что? Кто? - атакующие заклинания образовались в руках Вирила мгновенно.
   - Очнулся? - ухватив за руки друга, спросил Эджин, - Пожар не устрой.
   - А, это ты, - усаживаясь и сбрасывая заряды, проворчал маг.
   - Кого-то другого ожидал увидеть? - потянул друга вверх Эджин.
   - Хотя бы кто-нибудь из девчонок, - обвел взглядом комнату Вирил, - Хорошо вчера погуляли.
   - Наверное, - равнодушно пожал плечами молодой маг, - Идем. Нам пора.
   - Куда?
   - К измерителю.
   - Точно! Я сейчас. Только умоюсь.
   Некоторое время в купальне они приводили себя в порядок, а потом отправились в зал силы.
   Эджин положил руку на кристалл и сильно сжал ладонь. Фиолетовый. Черный.
   - Боги! - осевшим голосом прошептал Вирил и пошатнулся на месте.
   Сквозь волны магии проступала напряженная фигура Эджина. Он устремил злой взгляд на сферу, будто надеясь найти в ней ответы.
   - Послушай! Это ничего не значит! - шагнул вперед Вирил, - нам надо рассказать преподавателю Шторму, он наверняка знает, что делать.
   - Нет, - холодным взглядом остановил порыв друга Эджин, - Мы никому ничего рассказывать не будем. Ты меня понял? - с последними словами он одним размытым движением оказался рядом с другом и ухватил его за грудки, - Никому и ничего не расскажем! Сами найдем решение.
   - Долго ли мы сможем скрывать? - Вирил искренне переживал за друга.
   - Поэтому надо поторопиться с решением, - мрачно произнес Эджин и отпустил захват.
   - Что будем делать?
   - Надо еще раз все проанализировать.
   - Согласен. Идем в учебный класс. В комнате не дадут спокойно подумать.
   Зал силы находился в центре учебного корпуса. Найти свободный класс не составило труда. Парни устроились за первым столом, сев напротив друг друга, и уставились взглядами перед собой.
   - Начнем сначала. Рассказывай, что произошло после моего ухода, - предложил Вирил.
   Эджин кивнул и начал вспоминать:
   - Вспышка, удар в грудь. Темнота накрыла сразу, едва сердце остановилось. Не могу сказать точно, что происходило в те мгновения, но кажется, я находился у грани чертогов богов. Тело помнит пульсирующую боль. Наверное, сила прибывала, найдя ноль и заполняя пустоту.
   Вирил кивнул, соглашаясь.
   - Сколько находился без сознания, сказать не могу, - Эджин задумчиво поднес руку к подбородку и потер едва проступившую щетину, - Очнулся от удара по лицу.
   - Что?! - удивился Вирил.
   - Первое воспоминание после забвения, - пояснил молодой маг, - Потом боль в сердце, словно его насильно заставляли снова биться.
   - О чем ты говоришь?
   - О парне, который оказался рядом со мной в момент, когда очнулся.
   - О парне? Кто такой? Как он там оказался?
   - Понятия не имею. Я почувствовал его руки на груди, пощечины. Потом он меня облил холодной водой, и я окончательно пришел в себя.
   - Эджин! Как он, богами тебя заклинаю, мог оказаться в защитном круге? Я ставил мощнейший щит от людей и зверей. Никто! Слышишь? Никто не мог к тебе подойти! - Вирил от волнения вскочил на ноги, опрокинув стул.
   Громкий звук ударил по ушам.
   - Об этом я не подумал, - задумчиво произнес Эджин, наблюдая за действиями друга, поднимавшего стул.
   - Понятное дело! Когда находишься на грани, разве будешь озадачиваться чьим-то присутствием?
   Вирил заложил руки за спину и взволнованно ходил вдоль кафедры.
   - Он маг? Парень, который помог тебе вернуться в мир живых, был магом? - он остановился напротив друга и встретился с ним взглядом.
   - Не думаю, - покачал головой, - В таком случае он бы применил заклинание, а не стал хлестать меня по щекам.
   - Верно, - согласился Вирил, - Но вмешательство незнакомца каким-то образом сказалось на результате.
   - Ты хочешь сказать, - голос Эджина становился похожим на недовольное шипение, - парнишка мог забрать мою силу?!
   - Разве такое возможно?! - в тон ему воскликнул Вирил.
   - Найдем его и проверим, - обещание прозвучало как угроза.
  
   ГЛАВА 3
  
   В комнате друзей встретила суматоха. От утреннего погрома не осталось и следа, но Игл и Геральд метались и громко ругались.
   - Что за суета? - поинтересовался Вирил, входя первым.
   - Это вы доложили преподавателю Шторму?! - оба парня накинулись на соседей.
   - О чем ты?! - отшатнулся Эджин, уворачиваясь от захвата Геральда.
   - Шторм все знает! Вы утром ушли раньше всех! - Игл угрожающе придвинулся к друзьям.
   - Не говорили мы ничего! - строго высказался Вирил, - Зачем нам это?
   - Куда вы ходили? Кто рассказал о вечеринке? - возмущался Геральд.
   - Участников было много. Кто-нибудь проговорился, - равнодушно пожал плечами Эджин и, толкнув плечом соседа, прошел вперед.
   - Они не могли! - возмутился Геральд.
   - Почему? - вмешался в разговор Вирил, последовав следом за другом.
   - Иначе их тоже ждет наказание.
   Эджин, подойдя к кровати, принялся заправлять разбросанную постель. На подушке сверкнула тонкая шпилька с белым камушком.
   - Тогда почему ты считаешь, что мы рассказали преподавателю, если тоже можем понести наказание? - указал на нелогичность Эджин.
   Он взял в руку шпильку и покрутил ее в пальцах, раздумывая, как от нее избавиться.
   - Ты не участвовал, - нахмурился Геральд.
   - Я бы сказал, иначе, - ухмыльнулся Игл, посмотрев многозначительным взглядом на украшение. - Он с Натали провел бурную ночь.
   - Эй! - одернул его Вирил и ухватил за предплечье друга, дернувшегося в сторону организатора вечеринки.
   - Это ты ее привел сюда, - гневно выдохнул Эджин.
   - Торн отвечал за визит девушек, - поправил Геральд.
   - Не важно, кто и за что отвечал, - Вирил поторопился остановить назревающий скандал.
   Он отпихнул друга к шкафу и резко распахнул узкие дверцы, стараясь отгородить взгляды парней.
   - Переодевайся! Нам пора отправляться, - приказал Вирил.
   - Решили сбежать? Не выйдет, - приблизился к друзьям Игл и захлопнул загораживающую обзор створку, - преподаватель ожидает нас в тренировочном зале.
   - Свали в чертоги, - посоветовал Эджин, - Сами разбирайтесь.
   Он резкими движениями надевал на себя теплую одежду, демонстративно не глядя на соседа по комнате. Вирил переступил ближе к другу, загораживая плечом.
   - Аха! - громко рассмеялся Игл, - Ты не понял, Эджин! Преподаватель Шторм назвал всех поименно. Ты в том числе. Или хочешь усугубить свое положение игнорированием наказания? Тогда, не смею мешать, - парень демонстративно поднял руки, выставляя вперед ладони. - Вперед!
   Эджин замер, осмысливая слова. Он опустил голову, ненавистным взглядом уставившись себе под ноги. Его планы в расследовании потери силы рушились. Он не мог сейчас же отправиться к источнику силы, чтобы разобраться во всем, но не это было самым худшим. Черный уровень резерва не позволит ему достойно принять наказание. В тренировочном зале могли пройти испытания маги с уровнем не меньше красного. Если он появится перед преподавателем, Шторм все поймет.
   Эджин в отчаянии запрокинул голову и прикрыл глаза. Он не мог сказаться больным. В лазарете его уровень силы так же станет известным. Единственная возможность вернуть себе силу от него ускользала из-за идиотской вечеринки, в которой он даже не участвовал.
   - Кто рассказал Шторму? - с угрозой спросил Эджин.
   Он медленно открыл глаза и посмотрел на парней в упор, переводя горящий возмущением взгляд.
   - Проняло? Наконец-то, - выдохнул Игл. - Переодевайтесь. Преподаватель долго ждать не станет. После вернемся и найдем виновного.
   - Едва успел всех отправить и навести порядок, как вошел дежурный хранитель порядка с приказом о наказании, - сообщил Гарольд, подойдя к своему шкафу и доставая одежду для тренировки.
   - Слишком быстро, - озадаченно произнес Вирил, осматриваясь вокруг.
   - Именно! Мы тоже удивились. Потом оказалось, что вы куда-то исчезли. Натали отказалась объяснять ваше отсутствие, - Игл не сводил пристального взгляда с друзей.
   - Она не знала, - равнодушно обронил Эджин.
   - Где вы были? - Игл быстро преодолел разделяющее их расстояние.
   - Сейчас это не важно, - вновь вступился Вирил.
   - Почему?
   - Потому что это не имеет отношение к вечеринке и наказанию.
   Эджин медленно поднес руку к застежкам на куртке и начал расстегивать пуговицы.
   - Ты ... ты что делаешь? - озадачился Вирил, наблюдая за действиями друга.
   - Переодеваюсь, - коротко обронил друг, - И тебе советую.
   - Ты же не собираешься войти в тренировочный зал?! - от неожиданности парень отшатнулся.
   - Именно это я собираюсь сделать, - он одарил друга предупреждающим взглядом.
   - Чем он лучше других? - хмыкнул Игл, возвращаясь к своему шкафу.
   - Ты не можешь ... - прошептал Вирил, перехватив руку Эджина и опасливо оглядываясь на соседей, занятых переодеванием.
   - Могу и сделаю, - друг вывернулся из захвата. - Если я не появлюсь, у преподавателя возникнут вопросы, отвечать на которые я не собираюсь.
   - Но ...
   - Я справлюсь, - недовольно дернул плечом Эджин.
   Тренировочный зал представлял собой сплетение силовых волокон. Преподаватели с их помощью составляли программу по отработке навыков боя, создавали условия, приближенные к боевым. Фантазия опытных воинов позволяла каждый раз создавать что-то новое для учеников.
   Никто из парней не сомневался, что Шторм приготовил для них сегодня нечто особенное. Нарушение Устава академии карается строго. Им повезло, что доказательств вечеринки не обнаружили, но для наказания достаточно доноса.
   - Приветствую! - голос преподавателя громко раскатился под сводом зала, - Проходите.
   Молодые маги, облаченные в легкие туники и широкие штаны и с босыми ногами спокойно шагнули на гудящий от напряжения пол. Силовые линии пружинили под ними, стелясь мягким покрытием. Обманчивость комфортной подушки никого не обманывала. Парни знали, что в любой момент магия может обернуться в жесткий покров или обрасти острыми шипами. Однако, пока испытания не начались, опасность им не угрожала.
   - Вам придется осознать важность правил. Испытания помогут. Сегодня не будет никаких правил. Начали! - громко произнес голос преподавателя.
   Парни подобрались и развернулись спинами, прикрывая друг друга. Привычный порядок, заученный им за несколько месяцев. Четверка давно стала командой, где каждый отвечал за остальных и все отвечали за жизнь каждого.
   Силовые волны потекли медленно, перестраиваясь. Маги ожидали нападения, атаки с любой стороны, но ничего опасного не происходило. Внезапно погас свет, оставив их в непроглядном мраке. Первой зажглась искра Вирила, зависнув над головой своего создателя. Следом вспыхнули еще две. Четвертая не появилась. Тусклое свечение не позволяло рассмотреть ничего вокруг.
   - Достать мечи! - скомандовал Эджин.
   Четыре светящиеся полоски вздрогнули ярким сиянием. Чуть дальше, чем проникал свет нарастала опасность. Маги нее не видели, но ощущали каждой частичкой своих тел. Сила витала вокруг и набирала обороты. Под ногами пропала приятная мягкость покрытия, и стопы парней заледенели.
   Тьма наступала. У нее, как и сказал преподаватель, нет правил. Абсолютная мгла, младшая сестра бездны не использовалась в обучении младших учеников. Частично ее добавляли в испытания старших, и сражаться с ней могли лишь опытные воины.
   - Если кто-то сегодня хотел заглянуть в чертоги богов, как раз представился удачный случай, - заметил Гарольд.
   - Заткнись! - шикнул на него Вирил, - Прикрывайте Эджина!
   - Есть! - рявкнул Игл и отразил атаку извивающейся тьмы в сторону Эджина.
   Клинок с тихим шорохом отрубил часть щупальца, которая распалась и умножилась.
   - Началось, - прошипел сквозь стиснутые зубы Гарольд.
   Он успел развеять заклинанием одно из новых порождений тьмы, не позволив ей развиться. А дальше начался сущий ад. Меч разрезал и дробил тьму, а она словно гидра разрасталась из нового куска. Щупальца, ленты, иглистые спирали атаковали беспрерывно. Сплетать развеивающие и атакующие заклинания парни не успевали, им приходилось отражать атаки мечами, тем самым усугубляя ситуацию.
   - Дерьмовый день, - выкрикивал Игл.
   - Согласен! - вторил ему Вирил.
   - Она не знает правил? Давайте ее научим! Ха! - атаковал Геральд.
   - Она их знает лучше нас, потому может их нарушать, - отозвался Эджин.
   Ему доставалось сильнее всех. Его резерва не хватало на создание заклинаний. Его друзья старались прикрывать нападения, но им самим приходилось туго. Рвать, кромсать, испепелять приходилось практически не задумываясь. Кольцо тьмы стягивалось вокруг них, проникая между телами парней и атакуя со спины. Им едва хватало сноровки при взмахе оружия не ранить своих партнеров.
   - Не честно! - взвыл Геральд, когда короткая стрела пронзила его плечо.
   Рука, державшая меч безвольно повисла.
   - Думаешь? - хмыкнул Вирил, прикрывая напарника.
   - Гори, гадина! - кинул боевой заряд Игл.
   Тьма обиженно зашипела, скукоживаясь и удаляясь. Передышка оказалась недолгой. Следующая атака обрушилась одновременно со всех сторон. Она обволокла каждого из участников поединка, отделяя от команды.
   - Вирил!
   - Игл!
   - Эджин!
   - Гарольд!
   Перекликались молодые маги, не видя друг друга. Они потерялись во тьме, перестали ориентироваться в пространстве, и только голоса их сближали и напоминали, что они еще живы.
   Крик боли больно ударил по ушам.
   - Эджин! - выкрикнул Вирил, - Эджин, ты как?!
   - Сдохни, гадина! - проорал Игл, где-то поблизости.
   Всполох меча пронесся рядом с лицом Гарольда. Тот едва успел отшатнуться.
   - Аккуратней! Тьма поглощает свет! Мы не видем свое оружие! - предупредил он напарников.
   - Понял! Понял! - раздались голоса Игла и Вирила.
   Эджин молчал.
   - Ты жив, друг? Где ты?! - закричал Вирил, - Парни, ищите Эджина! Помогите ему!
   - Сам бы кто помог, - невольно отозвался Игл, - она не хочет сдаваться.
   - Никаких правил. Никаких правил, парни! - напомнил Гароль, - Надо воспользоваться этим.
   - Нет! Нам нужны правила! - осадил его Игл.
   - Эджин! Где ты? Ты жив? - беспокоился Вирил. - Отзовись!
   Тьма не позволяла друзьям увидеть своих напарников. Она путала, атаковала, пугала и теснила их в разные стороны. Ни один из них не мог сказать с уверенностью, на каком расстоянии они находятся друг от друга. Они опасались кидать заклинания, чтобы не навредить.
   - Говорите с Эджином! Эджин! - Вирил кричал все громче. - Эджин!
   Ему не хватало сил. Меч едва светился, с каждым мгновением становясь тускнее. Заклинания не напитывались магией, а тьма душила его, сдавливала грудь, позволяя дышать через раз. Отвечать он не мог. Сквозь стиснутые зубы рваное дыхание вылетало с шумом. Пот катился с висков, но он держался. Эджин понимал, что он может выгореть окончательно и остаться без магии, но сдаваться не имел права. Уж лучше окончательно сгинуть в борьбе с тьмой, чем признаться в своем бессилие. Он держался на чистом упрямстве, отдавая последние силы.
   - Правила! - прокричал Игл, - Я понял, зачем они нужны!
   Взмах мечом. Заклинание.
   - Они нужны, чтобы выжить! - закончил свою мысль он.
   - Верно! - согласился с ним Вирил, - Нам надо выжить!
   - Мы будем жить! - поддержал Гарольд.
   - Эджин, ты слышишь? Мы будем жить! - Вирил снова пытался докричаться до друга.
   - Слышу, - сквозь зубы выдохнул Эджин и рухнул вниз.
   Магия в нем закончилась. Он больше не участвует в бое с тьмой.
   Кто-то споткнулся об распростертое тело и рухнул рядом. Эджин ничего не чувствовал. Его окутала яркая вспышка, не позволяя ничего различить за сияющим светом. Источник силы пульсировал, манил и отталкивал одновременно. Ему необходимо вновь к нему прикоснуться, чтобы вернуть свою магию.
   - Эджин! - Гарольд ощупал распростертое тело и опознал в нем друга, - Вирил! Игл! Я нашел Эджина! Кажется, он мертв.
  
   Есень.
   Хмурое утро не собиралась начинаться. Грозовые тучи заволокли небо, не позволяя солнцу ободрить работников, серыми тенями плетущихся к руднику. Сегодняшний завтрак решила взять с собой. Требовалось поставить опоры, а эта работа не оплачивалась. Пробиваться дальше вглубь, не укрепив свод, опасно. Значит, придется потратить драгоценное время не на добычу руды, а на необходимую, но бесплатную работу.
   Подрядчик не мог заставить меня переключиться с заработка, но деревянные столбы поставлял исправно. Несколько раз телеги привозили опоры, а я все откладывала. Но сегодня в первую очередь займусь ими.
   Провозиться пришлось почти до обеда. Без помощника трудно выполнять тяжелую работу. Если добыча руды давно стала привычным делом, когда действия совершаешь, не задумываясь, то укрепление свода работа трудоемкая. Каждая опора требовала свой подход. И это если не упоминать о весе каждой колоны. Тачки, рычаги и телеги помогали, но катастрофически не хватало хотя бы еще одной пары рук. Но лучше бы на помощь пришли сразу несколько человек. Увы, об этом можно только мечтать. Каждый добытчик старается ради себя и своего заработка. Никто не станет отрываться от работы, чтобы забесплатно помочь другому рудокопу.
   Завтрак остался нетронутым. Я стремилась закончить как можно скорее и взять в руки кайло, чтобы наконец-то начать зарабатывать. Оставалось совсем немного, поставить последние опоры в непосредственной близости от моей разработки, когда послышался тревожный звук. Находясь долгое время под землей, начинаешь различать оттенки шорохов. Крыса ли пробежала, вода просочилась сквозь породу и тихо закапала - у каждого звука есть свое объяснение. Озадачивший меня звук заставил нервно дернуться. Где-то начала осыпаться порода.
   Первый шорох обострил слух. Я замерла, удерживая растяжками опору в наклонном состоянии. Оставалось кувалдой выправить ее, и я была бы свободна, чтобы пойти на звук.
   Мимо моих ног на выход пробежала крыса. Тревожный признак. Но передвижение животного так же могло означать, что мою котомку нашли и сейчас уничтожают запасы.
   Что же делать? На что решиться?
   Взгляд упал на приготовленную кувалду. Рука сама потянулась к ней. Осталось немного, чтобы зафиксировать опору, и я смогу все проверить. В конце концов, даже могу пообедать.
   Гулкие удары раздавались вдоль штольни, вибрацией расходясь по толще породы. Знакомые звуки внушали уверенность. Шорох повторился между ними. По времени чуть дольше, словно просыпалось больше.
   Осталось всего ничего!
   - Эх! Двигайся! - приказала я и зачастила с ударами.
   Дерево сминалось о камень, но послушно вставало под свод. Хорошо обработанное и подготовленное к нагрузкам оно прослужит долго. А если начнет деформироваться, мне привезут другое на замену.
   - Давай же! Давай! - колотила я без устали.
   Опора встала на свое место, и я с тяжелым выдохом опустила кувалду. Устало прислонилась к борту тачки, пытаясь восстановить дыхание и бешено бьющееся сердце.
   Я сделала это. Взгляд скользнул вдоль оставшихся трех опор, лежащих в тачке. На сегодня достаточно. Пора приступать к работе. Положив кувалду в сторону, медленно направилась к выходу. Надо перекусить и найти место, где осыпается порода. Сомнений не оставалось, каменные стены оказались не настолько плотными.
   Внимательно смотря по сторонам, я продвигалась к выходу. Мою котомку крысы все-таки нашли, но навредить ей не удалось. Предусмотрительно убранная на одну из каменных плит, выступающих из земли, и прикрытая камнем, снедь не пострадала. Грызуны успели разгрызть ткань, но до продуктов не добрались.
   Пнула сапогом самую наглую, потерявшую совесть хвостатую тварь, забрала котомку и вновь вернулась в штольню.
   Шаги глухо звучали в низком проходе, позволяя прислушиваться с шороху. Чем дальше проходила, тем сильнее нависала оглушающая тишина - привычное состояние для рудокопа. Облюбованное мной для обеда место располагалось на повороте. Здесь я зажигала факел, чтобы иметь возможность смотреть в обе стороны и оценивать результат трудов. Сегодня мое внимание было приковано к опорам. Поставленные год назад, они прекрасно сохранились и требовали замены.
   Ко мне стали подкрадываться крысы, почуявшие запах еды. Привычное соседство давно перестало пугать, но с их настороженным взглядом старалась не встречаться.
   - Сегодня не ждите, - сообщила хвостатым тварям, - Работать буду допоздна. Сама все съем!
   С этими словами я решительно поднялась и направилась вглубь. Осмотр показал, что обеспокоивший меня шорох нестрашен. Вода просочилась в трещину, расширив ее со временем, отчего немного мокрых камешек просыпались на пол. Некоторое время задумчиво постояла над образовавшейся горкой, оценивая опасность, пошевелила носком сапога мокрую россыпь и, наклонившись ближе к стене, чутко прислушалась. Капли тихо отсчитывали время, и ничего не происходило.
   Половина дня, проведенная за трудной работой прошла, пора наверстывать упущенное. Я зашагала вперед, отбросив сомнения. Сегодня мне придется очень постараться, чтобы наверстать упущенное время.
   Съеденный обед подкрепил силы, потому махала кайлом с азартом. Меня согревала мысль, что сегодня смогу заработать.
   Треск за спиной раздался неожиданно. Находясь в полусидячем положении, подпрыгнула на месте, ударившись головой о низкий свод.
   - Что это? - оглянулась назад, в ожидании неприятностей.
   Камни иначе звучат. Дерево! Неужели не выдержали опоры?
   Я выползала из узкого лаза к месту, где оставила тачку. Факел остался позади, а впереди меня ожидал темный ход. Спертый воздух в более просторном туннеле показался слаще по сравнению с горелым запахом в штольне. Осмотрела добытую породу, примерно прикинув, сколько еще осталось сделать, и направилась к выходу. Надо найти источник звука.
   Пространство сотряс грохот. Это уже не дерево. Обвал!
   Я кинулась бежать прочь к выходу. На встречу мне побежал тоненький ручеек. Вскоре под сапогами стали разлетаться брызги во все стороны.
   Новый грохот, и вокруг все задрожало. От испуга я закричала, закрыла уши руками и на мгновение присела. Над головой разломилась порода. Кинулась вперед, стремясь к выходу, где ожидало спасение, но уткнулась руками в каменную стену.
   Обвал. И он расширялся.
   Свод лопался, круша камень и заваливая туннель.
   Вперед мне не пройти. Медленно, шаг за шагом, я стала отступать назад, с ужасом понимая, что оказалась в ловушке, выбраться из которой не смогу никогда. Если меня не погребет под породой, я умру от голода и жажды, не дождавшись спасения.
   - Боги, помогите! Спасите! - закричала и побежала к факелу, оставленному в глубине штольни.
   Казалось у единственного источника света будет не так страшно. За мной хлынула вода. Порода обнажила подземный источник, позволяя затопить освободившееся от руды пространство. Шансов выжить не осталось.
   Скромная жизнь обычной девчонки, борющейся за выживание, скоро закончится. Видимо, такова моя судьба.
   Единственное, что смогла сделать, взобраться в тачку, надеясь оказаться выше уровня воды. Успела прихватить котомку с остатками еды и с ужасом наблюдала, как прорубленный мной туннель наполняется водой. Жить мне оставалось недолго.
   Кажется, я плакала и молилась богам, не надеясь, что мои слова услышат. Когда тачку затопило, я поднялась на ноги и стала ожидать конца своей участи. Я цеплялась за жизнь из последних сил, приподнимаясь на носочки и хватая ртом остатки воздуха. Вода захлестывала лицо, заливалась в нос и пробиралась в горло. Кашель сотрясал легкие, не давая нормально дышать. Грудь раздирала боль. Последний глоток воздуха ворвался в меня вместе с жидкой грязью. В полнейшей темноте я погибла.
   Яркая вспышка озарила сознание. Она словно отрезала от восприятия смертельный ужас. Пульсация проходила сквозь мое тело, я увидела источник света. Он манил и отталкивал, звал к себе и предупреждающе угрожал не приближаться.
   Тогда-то ко мне пришло понимание: я умерла и увидела божественный свет. Очень надеюсь, в чертогах богов меня встретят с любовью.
   Меня качало на волнах, но не могу с уверенностью сказать, была это водяная толща, поглотившая меня или пульсирующий свет. Оставалось дождаться решения своей судьбы.
  
   ГЛАВА 4
  
   - Мертв?! - вскричал Вирил, - Гарольд, говори, где ты?
   - Гарольд, я иду к тебе, - Игл взмахнул мечом, стараясь хоть что-то рассмотреть.
   Гарольд сформировал боевой заряд и запустил его ввысь. Яркая вспышка молнией взлетела, на короткое мгновение осветив распростертое тело и склонившегося над ним друга. Иглу и Вирилу хватило этого времени, чтобы увидеть. Парни бросились с разных сторон и встретились в одном месте.
   - Вирил, защищай! - приказал Игл, - Гарольд, помогай ему! Я проверю Эджина.
   Светящийся меч исчез в руках молодого мага. Он склонился к груди друга и приложился ухом, надеясь услышать биение. Редкое, со сбоями, но сердце стучало.
   - Жив! Но на грани! - выкрикнул Игл, - Ему требуется помощь. Наша совместная помощь.
   - Что надо делать? - Вирил обернулся и пропустил атаку тьмы. Плечо пронзило копье. Стон вырвался сквозь стиснутые зубы.
   - Объединить резервы. Поделиться магией, - принял решение Игл.
   - Согласен! - выкрикнул Вирил, отбиваясь от расширяющейся сферы с протуберанцами.
   - Согласен! - поддержал его Гарольд, - Игл, делай!
   В ладонях молодого мага вспыхнуло заклинание. Плетение отличалось простотой и угловатостью. Оно вытягивалось и скручивалось в тонкую нить.
   - Готовьтесь! - предупредил Игл, - Начали.
   Золотистая нить с едва заметным свечение первым пронзила тело Эджина, отчего парень вздрогнул всем телом. Сделав свое тело, заклинание прошило насквозь своего творца. Игл вскрикнул от боли и выгнулся назад, влекомый дальнейшим движением. Вирил с готовностью подставил свою грудь и застонал, когда нить прошла сквозь его сердце. Он зашатался не в силах устоять против охватившей его боли. Последним был Гарольд, продолжавший прикрывать друзей от нападения тьмы. Нить нырнула под его руку и вонзилась сбоку. Пришпиленный, словно бабочка, парень забыл, как дышать и замер с занесенным мечом. Заклинание вернулось к Эджину и замкнулось.
   Соединенные ауры вспыхнули в едином порыве. Сила каждого лилась и переходила ко всем. Магия становилась общей, и парни черпали из увеличенного запаса возможность противостоять тьме. Теперь они действовали слажено и в едином порыве.
   - Как Эджин? - оглянувшись на друга, спросил Вирил.
   - Будет жить, - откликнулся ему Игл и активировал свой меч.
   Трое заслонили собой друга, лежащего у их ног, и приготовились к отражению атак.
   Тьма задумчиво замерла, не торопясь нападать на команду, ставшую единым целым. Она рассматривала, изучала и медленно отступала.
   - Что происходит? - спросил Гарольд, настороженно наблюдая за клубящимся мраком.
   - Не знаю, - отозвался Игл.
   Тьма словно забавлялась реакцией друзей, угрожающе перекатываясь волнами. Периодически выскакивали протуберанцы, но не долетали до магов и возвращались обратно. Свет от мечей постепенно стал высвечивать пространство вокруг парней. Тусклые искры сиротливо мигали над головами своих создателей.
   - Будем считать, что для первого раза достаточно, - с этими словами из тьмы вышел преподаватель Шторм.
   Коренастая фигура в черном одеянии ярко выделялась на фоне плотной тьмы, волнами перекатывающейся за его спиной. Насмешливый взгляд осмотрел парней, потрепанных в схватке с неравным противником. Кровь от нанесенных ранений испачкала кое-где порванную одежду, волосы, собранные для удобства в высокий хвост, растрепались. Он напряжения пот промочил ткань и катился струйками по лицу. Маги тяжело дышали и смотрели воинственно на того, кто подверг их испытаниям.
   - Каждое правило прописано чьей-то кровью, - медленно сделал несколько шагов вперед преподаватель, - Пусть на первый взгляд они кажутся несерьезными или нелепыми, но в них есть свой смысл.
   - Мы поняли, - за всех ответил Гарольд.
   - Похвально, - кивнув, одобрил Шторм, - Что с наследником Лаэртов?
   - Без сознания, - резко ответил Вирил и переступил, прикрывая собой тело друга.
   - В лазарет. Остальные приводят себя в порядок и на занятия!
   Мужчина развернулся лицом к мраку за своей спиной, шагнул в нее и исчез вместе с тьмой. Тренировочный зал принял прежний вид: силовые волны мерно освещали пространство.
   Друзья переглянулись, убрали мечи и склонились к Эджину. Втроем они подняли его на руки и направились к выходу.
   - Смотри, как их потрепало! - встретило их ехидное замечание, едва они покинули тренировочный зал.
   Четверо учеников с насмешкой рассматривали друзей. Чисто и опрятно одетые, словно они направлялись на занятия. Однако тренировочный зал находился в другой стороне от учебного корпуса, так что не оставалось сомнений, заклятые соперники специально пришли навстречу проштрафившимся друзьям.
   - Веселая ночка не прошла бесследно. Сил не осталось на физические нагрузки, - насмешливо прокомментировал один из недоброжелателей.
   Троица торопилась оказать помощь Эджину и прошла мимо собравшихся.
   - Ират, ты доложил преподавателям? - нахмурившись, спросил Гарольд, толкнув плечом одного из соперников.
   - Много чести, - презрительно произнес Ират, - Сами спалились.
   - А фитиль заложил кто-то из твоих приспешников, - рыкнул Игл, оглянувшись на оставшуюся стоять на месте четверку.
   - В следующий раз подумаешь, стоит ли переходить нам дорогу, - догнала наглая реплика ребят.
   Вирил недовольно покачал головой, но решил не отвечать на провокацию. Здоровье друга его заботило гораздо больше, чем выяснение, кто из команд круче.
   - Ират не может смириться, - произнес Игл, с тревогой глядя на Гарольда.
   - Его проблемы, - равнодушно обронил друг.
   Вирил беспокоился за Эджина, потому поторопил обоих. В лазарете их встретил лекарь, осмотрел пострадавшего, распорядился, где его разместить, и занялся им лично. Парнями занялся помощник.
   Раны обработали, кровь смыли и выдали укрепляющие настойки для поддержания физических сил. Сейчас магия требовалась для лечения полученных травм. Тем более резервы у всех троих почти опустели после сражения с тьмой.
   Эджин приходил в себя мучительно и долго. Его сознание то погружалось в липкую тишину, то выныривало, и тогда он различал голоса.
   - ... Его резерв почти опустошен, - где-то вдалеке говорил неузнаваемый голос.
   Провал во тьму.
   - ... Сколько он будет восстанавливаться?.. - голос знакомый, но глухо, почти неслышно.
   - Его команда сделала лучшее ... - разговор обрывается и снова забвение.
   - ... Держись ... - голос похож на Вирила, но почему-то он не видит лица друга. Вместо него сияет размытое пятно.
   - Смените повязку.
   Горячую ткань убирают со лба, вместо нее накрывает прохлада. Эджин с облегчением выдыхает и почти спокойно засыпает.
   - ... Он не выгорел, - взволнованный голос друга, - Эджин скоро поправится.
   - Я верю ... - Игл положил ладонь на плечо.
   От поддержки парней ему легче. Гарольд молчит, но Эджин уверен, он тоже здесь.
   Через какое-то время он больше спал, чем метался в беспамятстве. Сны были тревожными, словно кто-то звал его или искал. Тогда Эджин пытался вскочить с кровати, но его удерживали сильные руки. Вирил по очереди с ребятами дежурили у его постели.
   В какой-то момент он даже уловил тонкий цветочный аромат. Словно далекий образ Натали - девушки с сияющими глазами старался поддержать его.
   - Сегодня солнечное утро, - услышал Эджин сквозь сон.
   Ночью его не мучили кошмары. Тяжесть в каждой части тела придавливала, но он мыслил ясно.
   - Друг, скорей поправляйся, - Вирил отошел от окна и присел на стул в изголовье.
   - Какой сегодня день, - хриплым голосом спросил Эджин, с трудом проталкивая слова сквозь горло, отвыкшее говорить.
   - Очнулся! - обрадовался Вирил и ухватил друга за руку, - Открой глаза, посмотри на меня.
   - Не желаю любоваться на твою довольную рожу, - уголки губ Эджина дрогнули в улыбке и он с трудом разлепил веки.
   Блондинистая голова качалась над ним, а серые глаза счастливо и с волнением осматривали черты осунувшегося лица.
   - Какой сегодня день? - повторил свой вопрос Эджин, налюбовавшись на верного товарища.
   - За окном солнце, - уклончиво ответил Вирил.
   - Я долго был в отключке? - нахмурился Эджин.
   - Долго. Не переживай об этом, - похлопал по плечу блондин и, пододвинув стул ближе, устроился на нем.
   - Что с моим резервом?
   - Восстановился. Не волнуйся, - поспешил успокоить Вирил.
   - Какой уровень?
   Верный товарищ молчал, не торопясь отвечать.
   - Говори, - потребовал Эджин.
   - Черный.
   Слово упало камнем и сдавило грудь. Дыхание перехватило, и глаза снова заволокла тьма.
   - Эджин, нет! Эджин! Это не конец света! Мы справимся! - затряс Вирил друга, не позволяя тому вновь потерять сознание, - Мы обязательно найдем причину! Борись и не сдавайся!
   - Наследник Викард, что вы делаете? - ворвался в комнату лекарь, - Отпустите больного сейчас же!
   - Он приходил в себя, а потом снова ... - в голосе Вирила слышалось отчаяние.
   - Отойдите! - приказывает лекарь, выгоняя парня из комнаты, - Накопитель!
   Помощник вбегает с кристаллом и протягивает начальству. Лекарь кладет его на обнаженную грудь парня и быстро убирает руки. Вспышка силы на короткое мгновение ослепляет присутствующих. Поток магии вливается в резерв Эджина.
   - Больно, - застонал он, ощущая, как будто в его грудь вонзился кинжал.
   - Потерпите. Насильное пополнение силы всегда болезненно, - посочувствовал ему лекарь, - Пройдет немного времени и вам станет легче, наследник Лаэрт.
   Эджин устало отворачивается, стараясь переждать боль, и стискивает зубы.
   Вскоре кристалл перестает светиться, отдав свой заряд. Лекарь убирает его и передает помощнику. Некоторое время мужчина внимательно рассматривает заостренные черты лица.
   - Спите, наследник Лаэрт. Сейчас сон для вас лучшее лекарство, - лекарь похлопал пациента по руке и вышел.
   Вирил занимает место на освободившемся стуле и молчаливо замирает подле друга.
   - Черный, - чуть слышно проговорил Эджин.
   - Это временно, - поспешил успокоить Вирил.
   - Надо искать ... - пауза, чтобы перевести дыхание, - парня.
   - Найдем. Обязательно! Главное, восстанавливайся.
   После того дня Эджин быстро шел на поправку. Следующим утром он мог сидеть, преодолевая головокружение. Через неделю скандалил с лекарем, требуя отпустить его из лазарета. Вирил поддерживал друга, мотивируя тем, что отвезет Эджина в родной дом, где он быстрее поправится. Товарищи никому не рассказывали о своем плане, но очень надеялись найти причину потери уровня резерва.
   Наконец, день выписки настал. Он совпал с выходными в учебе, и друзья отправились в город. На территории академии порталы запрещены, поэтому необходимо было покинуть стены альма-матер.
   С преподавателем Штормом Вирил разговаривал лично, доказывая необходимость друзьям вернуться к родным. Поверил учитель или нет, осталось непонятно, но разрешение на выезд академии дал.
   Серый городок встретил друзей завыванием пронзительного ветра. Полы теплых плащей хлопали за спинами, словно крылья, позволяя стуже проникнуть сквозь одежду. Портал они заблаговременно построили невдалеке от городка, но так, чтобы никто его не увидел. Расспросы решили начать с постоялого двора. В прошлый визит они произвели впечатление на хозяина своей щедростью. Сейчас же надеялись получить информацию в обмен на звонкую монету.
   Мужчина встретил богатых постояльцев широкой улыбкой и с готовностью отозвался на просьбу рассказать о парнях в возрасте четырнадцати и старше лет. Чем больше он вспоминал, чем мрачнее становилось лицо Эджина. Никто по описанию не походил на того незнакомца, которого он встретил в лесу.
   - Даже не знаю, чем вам еще помочь, - покачал головой хозяин постоялого двора, - Если вы говорите, что парень работает на руднике, то попытайтесь поговорить с учетчиками. Они с каждым работником знакомы.
   - Отличная идея! - воодушевился Вирил.
   Он отсыпал блестящих кругляшков разговорчивому мужчине и первым поднялся из-за стола, где хозяин выставил угощение. Суммы хватило, чтобы оплатить скромный обед и информацию.
   Молодые маги расспросили, как пройти к руднику, и направились прочь из города. Ветер хлестал по щекам, щедро раздавая пощечины. Приходилось не только придерживать полы плащей, но и укрываться в капюшон. И все же они продвигались вперед, надеясь найти ответ на их вопрос.
   У главного входа рудника они разыскали сколоченный из кривых досок низкий домик, где хранились записи и находились сами учетчики. Многие из служащих сейчас отправились к штольням, но двое мужчин с худыми осунувшимися лицами выразили желание поговорить с незнакомцами.
   - Парнишка лет пятнадцати, - в который раз принялся описывать внешность Эджин. - Худой, мне по плечо, наверное.
   - Много у нас подростков работает, - пожал плечами самый старший, - Одежу опиши. А лучше обувь. Они в ней годами ходят.
   - Обувь, - озадачился Эджин и переглянулся с другом.
   - Могли бы вы проводить нас к работкам-подросткам? Будет лучше, если мой друг лично на них посмотрит, - предложил Вирил, поняв затруднения друга.
   - Отчего не помочь, - согласился один из учетчиков, заметив в руках парня монету, - Идемте, господа хорошие.
   Они бродили по камням, заглядывали в длинные и темные туннели. За каменной пылью трудно различались черты лица. Эджин внимательно всматривался, но вскоре разочарованно качал головой. Они шли дальше.
   - Сколько у вас работает подростков? - вежливо поинтересовался Вирил.
   - Много, - охотно отозвался учетчик, - Они начинают с малолетства помогать родителям, потом сами идут на работу, приносят заработок в семью.
   - Не тяжело ли? - усомнился Вирил.
   - Знамо дело. Не по годам труд, - не стал отрицать собеседник, - Рудокопы долго не живут. Многих хвори скручивают. А куда денешься? Кушать всем хочется.
   Они пошагали дальше.
   - Добро. Надо Есень еще опоры привезти, - учетчик остановился у бревен и попинал их ногой.
   - Есень? - Эджин замер на месте, - Вы сказали Есень?
   - Так и сказал. Здесь Есень работает, - подтвердил мужчина.
   Перед глазами Эджина вспыхнуло воспоминание: склонившееся лицо и его вопрос: "Ты кто?", а парень отвечает : "Есень". Он тогда не обратил внимания, занятый своими мыслями. А сейчас произнесенное имя напомнило ему обо всем.
   Громкий грохот и дрожание земли под ногами оборвал разговор.
   - Чума на твою голову, Есень! Опоры! Обвал! - заорал учетчик и кинулся вглубь темного туннеля.
   - Вирил, это Есень! - выкрикнул Эджин и помчался следом за мужчиной.
   - Обвал, Эджин! - попытался остановить друга Вирил, но тот его не слушал.
   Они добежали до камней, засыпавший туннель. Учетчик взвыл и кинулся руками разгребать завал. Эджин привычно повел рукой, создавая заклинание, но у него ничего не получилось. "Иринит" - вспомнил он о том, какую руду здесь добывают. Природный поглощатель магии. С его резервом надо быть осторожнее.
   Эджин с рвением накинулся на камни, помогая учетчику. Вирил встал рядом. Вскоре под ногами захлюпала вода.
   - Чертоги богов! За что? - застонал учетчик, - Еще и вода. Если мы сейчас не поможем, есень утонет!
   - Живей, Вирил! - поторопил Эджин, - Бегите за помощью, - повернулся он к мужчине, - Организуйте все необходимое, а мы продолжим разгребать.
   - Хорошо, - немного подумав, решился учетчик, - я приведу людей.
   Его торопливые шаги за спиной вскоре затихли, и в гудящей от напряжения тишине слышалось только тяжелое дыхание друзей.
   - Живей! - покрикивал Эджин, торопя замешкавшегося друга, - Его надо спасти.
   - Знаю, - огрызнулся Вирил.
   Через некоторое время к ним присоединились люди. Взаимовыручка у рудокопов во время завалов всегда помогала. Вскоре вода сама помогла им пробить брешь в камнях. Поток просачивался сквозь щели и вымывал сначала мелкие камни, а потом сдвигал более мощные глыбы. Все чаще слышалось предупреждение: "Поберегись!", когда валун начинал шататься. Люди отскакивали в стороны, чтобы с новыми силами взяться за следующий.
   Вода нашла свободу и спокойно устремилась к выходу. Приходилось стоять по пояс в мутной жиже, но слаженная работа прибавляла энтузиазма.
   В образовавшийся узкий проход первым кинулся Эджин, за ним Вирил. Несколько рудокопов посильнее остались расширять лаз, остальные откатывали камни в сторону.
   Есень они нашли, но парень не подавал признаков жизни. Тело покачивалось на поверхности, а набегающая рябь захлестывала лицо. Эджин схватил на руки свою добычу и погреб по грудь в воде к выходу. Ему требовалось положить на твердую поверхность, чтобы откачать воду из легких.
   Рудокопы встретили парней одобрительными криками, но при одном взгляде на мертвенно белое лицо замолкали. Эджин сдаваться не собирался. Широкими шагами он выбрался на поверхность и уложил Есень на землю.
   Он с силой надавил на грудь парня, потом прижался губами к его рту и втолкнул воздух. Он проделывал все снова и снова, иногда прикладывая ухо к груди и прислушиваясь к сердцу.
   - Эджин, уходим. Портал готов! - сообщил Вирил, не тративший время зря.
   - Идем! - подхватив на руки тело парня, Эджин поспешил за другом.
   Они вышли у главных ворот академии. Стражники хмурыми взглядами проводили парней в перепачканной одежде, несших на руках не меняя грязный куль. Друзья побежали к лазарету, надеясь на помощь опытного лекаря.
   - Помогите! - выкрикнул Эджин, врываясь в помещение, - Парень совсем недавно захлебнулся в воде.
   - Сюда! - приказ лекарь, указав на ближайший стол.
   Эджин уложил Есень поверх бумаг и других предметов, заполнявших столешницу, и отошел в сторону, предоставив профессионалу заниматься своим делом.
   Лекарь и его помощник колдовали над пострадавшим. Откачивали воду из легких, с помощью лечебных накопителей, они заставляли силы организма вновь заработать. Вскоре их старания дали результат - грязный и перепачканный подросток хрипло вздохнул и закашлялся, исторгая из себя серую жидкость.
   - Хорошо. Хорошо, - мягко приговаривал лекарь, наблюдая, как пачкаются его документы, мебель, пол и одежда. - Самое опасное теперь позади, - успокаивал заходившегося в кашле парня. - Мы тебя вытащили из чертогов богов. Благодари наследников за свое спасение.
   Эджин и Вирил недовольно скривились. Отчетливая лесть в данном случае казалась чуждой, не к месту.
   - Как вы себя чувствуете? Не пострадали? - лекарь на короткое мгновение обернулся к друзьям и кинул на них внимательный взгляд.
   - Нет. Мы доставали парня из-под завала, - ответил за двоих Вирил.
   - Господин лекарь, вы могли бы замерить уровень резерва магии у мальчишки? - постарался спокойно спросить Эджин, тщательно скрывая волнение.
   - Он маг? - удивился лекарь. - Извольте.
   Мужчина сделал знак помощнику и тот принес небольшой измеритель, используемый для диагностики в лазарете.
   - Хм, - задумчиво произнес лекарь, разглядывая кристалл.
   - Что там? - не удержался от вопроса Эджин.
   - Вы уверены, что молодой человек маг? - предоставив пострадавшего заботам помощника, спросил лекарь, поворачиваясь к друзьям.
   - В чем дело? - выступил вперед Вирил.
   - У него нет магии. То есть абсолютно. Если молодой человек был магом, то у него произошло выгорание.
   - Это точно?! - взволновался Эджин, - Нет даже минимального уровня?
   - Ни крупицы! Вот мой вердикт, - категорично заявил лекарь.
   Друзья растерянно переглянулись. Они надеялись, что Есень случайно получил силу во время воплощения их рискованной идеи. Но в таком случае измеритель обязательно показал бы наличие магии. По заверениям лекаря спасенный им рудокоп обыкновенный человек, без крупицы силы.
   - Вы можете оставить пострадавшего до завтра, - вывел из задумчивости голос лекаря, - Завтра он может вернуться к своим делам.
   - Да. Конечно. Хорошо, - рассеянно согласился Эджин.
   - Завтра мы его заберем, - вторил ему Вирил.
   Друзья покинули лазарет и в глубокой задумчивости побрели к зданию, где располагались комнаты для учеников.
   - Не понимаю, - покачал головой Вирил.
   - Мне наоборот, все ясно, - мрачно произнес Эджин.
   - Действительно?
   - Источник силы должен был наполнить мой резерв, - медленно начал говорить Эджин, - но в процесс вмешался ... Есень, - он оглянулся на лазарет. - Я надеялся, что призванная мной сила досталась ему, но в нем нет магии.
   - И это значит? - подтолкнул к выводам друг.
   - Есень вмешался в обмен силы, став прерывателем, - мрачно закончил Эджин.
   - Погоди, - опешил Вирил, - Не хочешь ли ты сказать ...
   - Именно так. Обычный человек вмешался в процесс, прервал его, зафиксировав мой резерв на черном уровне.
   Эджин широкими шагами направился прочь, стараясь увеличить расстояние с тем, кто разрушил его жизнь.
   - Нет-нет! Что-то неправильно! Погоди! - поспешил за ним Вирил, - Надо разобраться!
   Он нагнал друга и зашаг рядом. Они молчали, осмысливая случившееся. Если об этом станет известно родным и в академии карьера Эджина закончится. Кому нужен маг с черным уровнем в боевой команде? Кто станет сражаться на поле боя с тем, кто не в состоянии постоять за себя? Случай в тренировочном зале наглядно показал, какой помехой становится маг с низким уровнем силы.
   - Когда ты сообщишь преподавателю Шторму? - тихо спросил Вирил, остановившись перед входными дверьми.
   - После, - повернув голову и встретившись тяжелым взглядом с другом, ответил Эджин, - Я должен привести себя в порядок и выглядеть достойно, когда буду ставить крест на своей жизни.
  
   ГЛАВА 5
  
   - Постой! Не торопись! - ухватил за рукав Вирил, - Не надо говорить вечером. Если ничего не изменится, поговоришь утром.
   - Что может измениться? - отдернул руку Эджин.
   - Что должно измениться? - произнес Ират, выходящий из дверей со своей командой.
   - Погода, - широко улыбнулся Вирил, оглядываясь на сумрачное небо.
   - Судя по вашему виду, вы угодили в грязевой ураган, - насмешливо произнес Ират, с брезгливым видом осматривая перепачканную одежду друзей.
   - Как минимум, - подхватил один из членов его команды.
   - Или они купались в отбросах, - поддакнули справа.
   - Самое место.
   - Помой для начала свой рот, прежде чем что-то произнести, - резко произнес Эджин и прямиком направился на опрятно одетых парней.
   Они шарахнулись в стороны, не желая соприкасаться с перепачканным и злым магом, но не отказали себе в удовольствии неодобрительно прокомментировать и его действия и внешний вид.
   Вирил лишь досадливо покачал головой, последовав за другом.
   - Боги! Где вас носило? - удивленно воскликнул Игл, когда ребята вошли в свою комнату.
   - Не важно, - отмахнулся Эджин.
   - Плохое настроение? - уточнил Гарольд, отрывая взгляд от толстого учебника, который изучал.
   - Я бы тоже недовольно ворчал, облей меня кто-нибудь грязью, - отозвался ему Игл.
   - Отцепитесь, - устало посоветовал им Вирил.
   Парни молчаливо переглянулись, но решили не заострять разговор расспросами, здраво рассудив, что со временем они обязательно узнают о случившемся. Игл отвернулся к зеркалу, перед которым прихорашивался, расчесывая длинные, темные волосы. Гарольд снова погрузился в изучение наук, сидя за столом. Эджин и Вирил молчаливо доставили сменную одежду из шкафа.
   Банный комплекс занимал отдельное помещение, где будущие воины могли не только смыть грязь под душем, но и принять расслабляющие процедуры.
   Эджин, не задерживаясь, быстро разделся и шагнул под горячий душ. Ему требовалось упокоиться. Вирил не торопился, давая другу возможность побыть наедине. Решение рассказать обо всем поздним вечером он считал не лучшей идей, но требовалось подобрать слова, чтобы убедить упрямца.
   Вечером в банном комплексе устроились несколько учеников, но они предпочитали расслабляться в неглубоком водоеме с подогретой водой. Иногда оттуда доносился веселый смех или окрики, словно молодые маги о чем-то спорили.
   Вирил занял соседний душ и включил воду. Он искоса поглядывал на нахмуренное лицо друга и пытался подобрать нужные слова.
   - Не передумал? - не выдержав, спросил он.
   - Нет, - коротко обронил Эджин.
   - Не надо принимать важные решения на ночь глядя. Утром все покажется не столь мрачным, - развернувшись лицом и положив ладонь на перегородку, посоветовал Вирил.
   - Как ты красиво описал конец моей карьеры, - невесело хмыкнул Эджин.
   - Перестань! Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю, - досадливо поморщился друг.
   - Я все понимаю. В том числе и то, что в академии меня никто не оставит с черным уровнем.
   Вирил глубоко вздохнул, но возразит не посмел. При поступлении в первую очередь смотрели на происхождение, но потом обязательно проверяли наличие силы. Тех, у кого магический резерв находился на минимуме, отказывали в поступлении. В академии обучали будущую элиту, лучших воинов и защитников страны, потому отбор проводился на жестких условиях. Уменьшение резерва до черного уровня однозначно указывала на отчисление. В расчет не будут браться ни успеваемость по дисциплинам, ни родственные связи. Слабый маг, не способный сражаться на равных в команде, будет создавать опасность для себя и своих напарников.
   У Эджина и Вирила уровень магического резерва был достаточным, но они загорелись идей увеличить его. Их сумасбродная идея обернулась для одного из них крахом.
   - Я надеялся, что помешавший подросток окажется хранителем твоей силы, - спустя продолжительное время, Вирил вновь заговорил.
   Эджин промолчал, но согласно кивнул. Именно это предположение вдохновляло его на поиски незнакомца.
   - Но в нем не оказалось магии, - задумчиво продолжил Вирил, смывая каменную грязь с себя.
   Снова угрюмый кивок в ответ.
   - Отложи разговор с преподавателем Штормом до завтра. Я пойду с тобой и возьму ответственность за случившееся, - продолжил друг, - Из-за моей идеи ты оказался в таком положении.
   - Не стоит. Тебя отчислят вместе со мной, - отказался Эджин.
   - И пусть. Если бы я не уговорил тебя на рискованный поступок, ничего бы не произошло.
   - Глупости. Я сам вдохновился идей. Нельзя очаровываться недостижимым.
   Оба замолчали, вновь и вновь мысленно проигрывая детали произошедшего. Они все рассчитали, их план не должен был дать сбоя, но вмешался подросток, и все полетело кувырком.
   - В любом случае, прошу, отложи разговор до завтра, - Вирил вновь посмотрел на друга.
   Эджин не ответил.
   Они переоделись в чистое, шелковое белье и отправились к себе в комнату. По дороге им встречались припозднившиеся ученики. Скоро прозвучит гонг, призывающий к отдыху. Осталось совсем немного времени на принятие решения.
   Эджин решил отложить разговор до утра.
  
   Есень
  
   - Как самочувствие? - по-доброму улыбнулся мужчина в возрасте.
   - В груди болит, - прохрипела в ответ.
   - Пройдет, - ободряюще похлопал он меня по руке, - Как ваше имя?
   - Есень.
   - А дальше? Из какого вы рода? - продолжил любопытствовать собеседник.
   - У меня нет родственников, - сообщила ему, ожидая обычной реакции.
   Сирот никто не уважал. Отсутствие родных обычно говорило о плохой наследственности.
   - Сочувствую, - серьезно посмотрел на меня мужчина.
   - Мои родители умерли, - решила сказать полуправду.
   Об отце не могу утверждать наверняка, жив он или нет, но для меня он однозначно умер.
   - Что это за место? Где я? - оглянулась по сторонам, рассматривая просторную комнату с высоким потолком.
   Вдоль стен тянулись стеллажи со склянками, колбами, банками. С противоположной стороны размещался длинный шкаф, занимаемый книгами и свитками. Высокое окно задернуто занавесями, но темный прямоугольник говорил о позднем времени. Стол, на котором я очнулась, и пол сейчас отмывал мужчина средних лет. От него не донеслось ни одного недовольного слова в мой адрес, а я все равно ощущала чувство вины. Первый порыв - кинуться к нему на помощь была пресечена мужчиной в длинном и просторном одеянии.
   На добром лице выделялись внимательные глаза светло-серого цвета. Благородная седина отметила его волосы, а брови по-прежнему остались темными, придавая выразительность взгляду.
   - Лазарет Королевской академии наследников, - с гордостью произнес мужчина, - Я - лекарь. Сирил Броу. Это мой помощник - Трой. Он, как и ты, не из знатной семьи.
   Мужчина, вытирающий насухо полы, поднялся и вежливо поклонился. Я торопливо кивнула в ответ.
   - Почему я здесь? Я помню рудник и обвал, потом потоп, - с каждым словом ко мне возвращались воспоминания, и я мрачнела все сильнее.
   - Сюда вас принесли наследники Лаэрт и Викард. Они говорили, что смогли вытащить вас из-под завала, - сообщил лекарь.
   - Как? Почему? Я не знаю этих людей! - пораженно воскликнула я.
   - Подробности мне неизвестны. Могу лишь сказать, что благодаря им, вы остались живы, - Сирил мягко улыбнулся и вновь похлопал меня по руке, - Можете умыться и привести себя в порядок. До завтра отдыхайте.
   Трой проводил меня в купальню, где я старательно оттерла лицо над широкой раковиной. Теплая вода лилась потоком из крана, оставалось подставлять руки и набирать воду в ладони. Помощник лекаря на стуле оставил простую одежду, чтобы я могла переодеться, а мою перепачканную посоветовал оставить здесь.
   Просторная рубаха норовила соскользнуть с плеч, а широкие штаны приходилось придерживать руками. И все равно я была счастлива и благодарна неизвестным мне людям, спасшим из-под завала.
   Когда я устроилась в кровати с чистым бельем, глаза закрылись сами собой.
   - Этому ребенку повезло, - расслышала приглушенный голос лекаря через приоткрытую дверь, - Наследники вовремя принесли его ко мне.
   - Мальчишка должен быть им благодарен, - согласился с ним помощник.
   Мысленно хмыкнула. Мальчишка. Многие во мне не признавали девушку. Впрочем, меня эта ошибка не огорчала. Главное, сегодня мне повезло, а завтра я обязательно поблагодарю моих спасителей.
   Утром я привычно проснулась рано. Сев на кровати, вспомнила о вчерашнем ужасе и своем спасении. Впервые за долгое время я спала в тепле и в удобной одежде.
   Подумать только! Королевская академия наследников! Я оказалась в столице, а меня спасли почти принцы! Наследники древних родов лишь немного уступали в знатности королевскому дому.
   Непонятным оставался факт, каким образом привилегированные молодые люди могли оказаться рядом с моим рудником. Да к тому же так вовремя. Они поступили благородно, вытащив безродную сироту из-под завала, и отдали в руки столичному лекарю, но объяснению их поступку у меня не находилось.
   - Есень, вы проснулись? Идем. Завтрак уже готов, - заглянув ко мне в комнату, сообщил Трой.
   Завтрак? Меня здесь покормят? Отказываться точно не собиралась. Даже если потом добрые люди передумают и предложат заплатить за лечение и еду, сейчас я поспешила утолить голод.
   От аппетитного запаха, защекотавшего нос, закружилась голова. Я смотрела расширенными глазами на тарелку, над которой вился тонкий дымок, и не могла поверить в свое счастье. Мясная похлебка с овощами! Божественная пища! О таком я могла мечтать разве что во сне.
   - Не стойте столбом, угощайтесь, - мягко пожурил лекарь, вырывая меня из созерцания.
   - Спасибо, господин Сирил, - поспешно кивнула и устроилась за столом.
   Мужчина переглянулся с помощником веселым взглядом, но меня их мимика сейчас мало волновала. Я зачерпывала ложкой варево и жмурилась от наслаждения, ощущая на языке мясной вкус.
   - Не торопитесь, - устроившись рядом, посоветовал лекарь, - Вкушать пищу надо размеренно.
   - Угу, - согласилась с ним и торопливо зачерпнула еще.
   Трой устроился по другую сторону от меня, и некоторое время мы молчаливо ели. Впрочем, мне было не до разговоров.
   - Сколько вам лет, Есень? - поинтересовался лекарь.
   - Восемнадцать, - охотно отозвалась, чувствуя растекающееся тепло по телу.
   Сытость пока не приходила, но в желудке появилась приятная тяжесть.
   - Вот что значит тяжелый труд и плохое питание, - покачал головой Сирил и вздохнул, - Вам не дашь больше четырнадцати-пятнадцати.
   - Я работаю на руднике с семи лет, - в ответ пожала плечами.
   - Ваши родители были живы, когда вы начали трудиться? - спросил лекарь.
   - Да. Пара рабочих рук никогда лишней не бывает.
   - Верно, - задумчиво протянул он.
   - Вернешься на рудник? - вопрос задал Трой, наблюдая, как я подчищаю тарелку.
   - Конечно! - отозвалась ему, а потом помрачнела, вспомнив об обвале.
   Теперь придется долгое время разбирать завал, восстанавливать опоры, чтобы восстановить туннель.
   - Надо зарабатывать на пропитание, - закончила свою мысль.
   Трой налил в большую кружку ароматного отвара и поставил передо мной. Я тоскливо посмотрела на пустую тарелку, но добавку попросить не решилась. Добрые люди проявили щедрость, дали вдоволь наесться, поспать в тепле, совесть не позволяла обременять их своими просьбами.
   - Я могу встретиться со своими спасителями, чтобы отблагодарить их? - спросила я, попивая вкусный напиток и жмурясь от удовольствия.
   - Разумеется, - обрадовался Сирил, - Трой, сходи к наследникам Лаэрту и Викарду. Скажи, что Есень просит о встрече.
   - Не лучше ли, если Есень отправится со мной? - уточнил помощник, - Стоит ли обременять наследников просьбами.
   - Верно говоришь, - согласился с ним лекарь, - Есень, ваша одежда почищена и высушена. Трой об этом позаботился. Переодевайтесь и поспешите высказать благодарность.
   - А. Да. Конечно, - стушевалась я от проявленной заботы.
   Кроме того, очень смущало почтение, с которым старый лекарь говорил о наследниках. Если в лазарете ко мне обращались вежливо, но почти на равных, то высокий статус моих спасителей пугал до дрожи в коленках.
   Наследники - отпрыски самых знатных семей, элита общества. Вступая в совершеннолетие, они занимали высочайшие посты при короле. Их отцы заслуживали награды от правителей, а они сами готовились стать их приемниками.
   Наследник - титул, который дается молодому человеку при рождении, а потом передается следующему поколению.
   Наследник - несокрушимая опора королевской власти.
   И два наследника спасли безродную сироту. От этих мыслей не только ноги подгибались, но и сердце бешено стучало от волнения.
   - Есень, вы готовы? - спросил Трой через закрытую дверь, когда я закончила и в который раз расправила залатанную куртку.
   Неподобающий вид для встречи с высоким чином, но лучшая одежда сейчас осталась в каморке, запрятанная на дне скромного сундука. Длинное платье темно-зеленого цвета тоже не новое, но в нем я походила на девушку и чувствовала себя в нем привлекательной.
   - Да. - Откликнулась в ответ.
   - Поторопитесь. Сейчас начнутся занятия, нам не стоит отнимать время и задерживать их, - сообщил Трой.
   - Да-да. Конечно! - поспешила к выходу.
   Осеннее солнце скромно выглядывало сквозь плотные облака. Я с жадным интересом осматривалась вокруг. Другой возможности заглянуть в Королевскую академию у меня не будет, а потому я старалась запомнить каждую деталь.
   Высокие, в несколько этажей дома со множеством окон построили из тесанного камня светло-серого цвета. Наверняка в солнечную погоду они создают приятную атмосферу своим видом. Аллеи, соединяющие строения, проходили сквозь ухоженные клумбы, лужайки, на которых росли пышные деревья. Осень отметилась буйством красок, превратив зеленую листву в разноцветный калейдоскоп.
   По краю мы обошли большую площадь, где, по всей видимости, проходили собрания учеников академии. Иногда я видела молодых людей, богато одетых. Они не обращали на нас никакого внимания и направлялись по своим делам. Я же смотрела им вслед, раскрыв рот, не в силах наглядеться на них. Все они казались очень красивыми и нарядными. По сравнению с их одеждой, мое лучшее платье сразу утратило привлекательность в моих глазах.
   - Они такие красивые, - не удержалась от восторга, провожая взглядом удаляющуюся фигуру одного из учащихся.
   - Наследники отличаются не только внешней красотой от простых людей, - охотно поддержал разговор Трой, - Они владеют магией, что делает их дух благородным.
   - А женщины здесь встречаются? - с любопытством заглянула в глаза мужчине.
   - Нет. Женщинам под страхом смерти запрещено находиться в академии, - серьезно и с достоинством ответил помощник лекаря.
   - Смерти? - удивилась я.
   - Да. Ни одна женщина не смеет переступить порог учебного заведения, чтобы не угодить под немедленную расправу. Наследников ничто не должно отвлекать. Они посвящают свое время образованию, которое в дальнейшем поможет им сделать блестящую карьеру.
   - Понятно, - растерянно протянула я.
   Получается, мне надо сохранить в тайне свою принадлежность к женскому полу.
   - Нам повезло, - произнес Трой, - Не придется отрывать наследников от их дел. Они сами идут нам навстречу.
   - Где? - от неожиданности подпрыгнула на месте и завертела головой.
   Я их увидела и замерла. Ноги и руки потяжелели, и появилось желание провалиться сквозь землю. Я их узнала. Те самые два незнакомца из леса, один из которых пытался убить второго.
   Они мои спасители?!
   - Боги, - потрясенно прошептала я и мелкими шажочками стала отступать.
   Можно я проявлю невежливость и не стану их благодарить?
   - Наследник Лаэрт! Наследник Викард! - разрушил мои планы сбежать Трой, привлекая к нам внимание. - Позвольте к вам обратиться?!
   Молодые люди остановились и окинули нас взглядом. Я смущенно потупилась, не в силах поднять на них глаза. Руки стиснула перед собой и уставилась в землю, молясь богам поскорей закончить неожиданную встречу.
   - Что вы хотели, господин Трой? - приветливо спросил один из них.
   Звуки шагов подсказали об их приближении. В моем поле зрения попали начищенные до блеска сапоги и длинные полы черных одежд.
   - Вчера вы спасли этого молодого человека. Есень хотел вас поблагодарить, - произнес помощник лекаря.
   Я молчала, не в силах произнести ни слова.
   - Кажется, не очень-то он и благодарен за спасенную жизнь, - хмыкнул один из наследников.
   Полы его длинных одежд колыхнулись, и моего подбородка коснулись длинные и красивые пальцы. Он заставил поднять голову и взглянуть ему в глаза.
   - Не надо бояться, - сверкнула ослепительная улыбка.
   Я не могла отвести глаз от красивого лица. Синие глаза смотрели на меня с улыбкой и пониманием. Его белокурые волосы, стянутые в высокий хвост и скрепленные дорогой заколкой, открывали чистый лоб с гладкой кожей. Прямые брови вразлет, тонкий нос, пухлые, почти женственные губы - поразили меня красотой. Никогда в жизни не приходилось видеть столь прекрасного юношу. И он наблюдал за моей реакцией с интересом и весельем.
   - Простите, наследник! - опомнилась я, вырвалась из его захвата и низко склонилась.
   Гораздо ниже, чем приветствовала хозяина рудника.
   - За что ты просишь прощение? - весело поинтересовался он.
   - За то, что разглядывала вас, - выпрямилась, но взгляд не подняла.
   - Не понравился? - продолжил расспрашивать молодой человек довольным тоном.
   - Что вы! Как можно? Вы очень красивы! - щеки от смущения вспыхнули сами собой.
   - У парня есть вкус, - рассмеялся он, окончательно вгоняя в краску.
   - Идем, - оборвал его второй наследник.
   - Простите, - испугано воскликнула я и подняла взгляд на него.
   Я его узнала издалека. Его образ запомнился навсегда с той минуты, когда увидела в первый раз. Он был полной противоположностью белокурого красавца. Темные, почти смоляные волосы так же сколоты заколкой в высокий хвост, но на этом схожесть двух молодых людей заканчивалась.
   Второй наследник поражал мужественностью и серьезностью во всем облике. Его взгляд смотрел серьезно на окружающий мир, даже тени веселья не мелькало в нем. Длинные ресницы прятали в своей тени черные, словно бездна глаза. Острый подбородок, резко очерченные скулы придавали облику хищности. Его лицо словно состояло из грубых кусков, но в целом они складывались в удивительно красивую картину. Плотно сжатые губы выделялись ярким пятном на смуглой коже, и именно они произносили короткие и отрывочные слова.
   При взгляде на чернобрового красавца сердце захолонуло нехорошим предчувствием.
   - Простите, что отнимаю ваше время, - торопливо произнесла, понимая, что время для общения заканчивается, - Примите благодарность за мое спасение. Я всегда буду помнить и возносить молитву богам о вашем благополучии.
   И снова склонилась, выражая свое почтение.
   - Я тоже навсегда тебя запомню, - слова прозвучали угрожающе.
   Вздрогнула от испуга и, не разгибая спины, попятилась за спину помощника лекаря.
   - Эджин, успокойся, - мягко проговорил белокурый наследник.
   Они зашагали прочь, а я опасливо распрямила спину. Их черные одежды украшала серебристая вышивка. Оба высокие, широкоплечие, статные. Они смотрелись как ночь и день. Светлый и приветливый блондин, и в противоположность ему темный и угрожающе таинственный брюнет.
   - Простите, наследник Лаэрт! - побежал вдогонку помощник лекаря, - Как поступить с Есенем?
   - В каком смысле? - остановился грозный маг.
   - Вы принесли его в академию. Мы его вылечили. А дальше? Вы его отправите домой или он останется? - пояснил Трой.
   Я топталась на месте, боясь пошевелиться и привлечь к себе внимание.
   - Чертоги богов, - выругался наследник Лаэрт, - Вирил, займешься помехой?
   - Ни за что! И даже не проси! Я тебя не оставлю. Разговаривать с преподавателем будем вместе, - тряхнул головой блондин, отчего его волосы взметнулись светлым облаком за плечами.
   Черноволосый наследник помолчал, а потом решился.
   - Пусть идет с нами. После разговора мне все равно уходить, отправлю помеху порталом.
   - Есень, иди с наследниками! - громко позвал меня Трой и призывно замахал руками.
   Шаги в сторону молодых магов давались с трудом. Впрочем, они не стали меня ждать, отправившись по своим делам. Главное я поняла, после какого-то разговора меня отправят домой, а это уже неплохо. Представить себе как я буду добираться до рудника без монеты в кармане представить трудно. Нет никакой гарантии, что вообще смогу дойти, не став чей-нибудь жертвой. Девушкам путешествовать в одиночестве всегда опасно, а защитников или покровителей у меня нет.
   Я не отставала, едва поняла, что мое присутствие наследников не заботит. Они не обращали никакого внимания на бедно одетую сироту, занятые своими делами.
   Впрочем, никто из встречных не останавливал на мне взгляд, что позволяло мне в последний раз полюбоваться на красоту и роскошь академии.
   Наследники вошли в одно из зданий, и я поспешила следом. Мне не говорили ожидать на улице, а я боялась потеряться в незнакомом месте.
   Молодые маги постучались в высокие двери и вошли внутрь, плотно прикрыв створку. Для меня это оказалось знаком, оставаться здесь. Ждать пришлось недолго. За стеной что-то громыхнуло, а потом повисла давящая и угрожающая тишина.
   Дверь распахнулась внезапно, заставив отскочить в сторону. Первым вышел злой мужчина, одетый по примеру наследников во все черное. Единственное отличие - на одежде не оказалось никаких украшений. Не оставалось сомнений, что он здесь занимает высокий пост. Уверенность и достоинство в движениях, взгляде выдавали в нем человека, наделенного властью.
   - За мной! - прорычал он приказ. - Я хочу сам во всем убедиться!
   Надо ли говорить, что я послушалась окрика и поспешила следом?
  
   ГЛАВА 6
  
   Черный господин шел быстрым шагом, наследники легко поспевали за ним, мне же пришлось прилагать усилия, чтобы не отстать. Разумеется, вмешиваться в дела высоких господ не собиралась, но и терять из виду наследника Лаэрта опасалась. Кто еще сможет потом отправить меня домой? Поэтому я старалась не только не терять из виду грозного молодого мага, но и держаться от него поблизости.
   Трое мужчин в черном одеянии вошли внутрь высокого здания, и я успела прошмыгнуть в закрывающуюся дверь. В огромном, просторном помещении они остановились, и я замерла у дверей, опасаясь привлечь к себе внимание.
   Недовольство старшего, его хмуро сведенные брови не предвещали ничего хорошего. Инстинкт подсказывал не высовываться и переждать в укромном уголочке. Я затаилась за выступом у дверей, надеясь раствориться в относительной тени.
   - Проходите, наследник Лаэрт, - резко указал направление рукой главный мужчина.
   Темноволосый молодой человек не спеша прошел вперед и остановился. Я затаив дыхание, наблюдала за происходящим, ожидая дальнейшего. Наследник положил руку на сверкающий кристалл и почти растворился в воздухе. Тихо ахнула от неожиданности и прикрыла рот рукой. Едва заметный силуэт могла рассмотреть только потому что наблюдала и знала, где сейчас находится молодой маг. Но что это? Какое-то колдовство? Почему он исчез?
   - Это шутка? - придушенным голосом, полным скрытого гнева прошипел главный маг.
   - Эджин! - потрясенно воскликнул блондин.
   - Я предупреждал, - хмуро произнес наследник Лаэрт и снова появился, - Черный.
   Не то слово! Кажется, у меня поплыли черные круги перед глазами.
   - Эджин! Бледно-желтый! - подбежал к брюнету наследник Викард.
   - Желтый, - твердо произнес главный мужчина. - Еще недавно был оранжевый, сейчас желтый.
   - Желтый? - наследник Лаэрт пошатнулся, и его товарищ придержал за руку. - Вирил, как это возможно?
   - Не знаю, друг. Не знаю, - растеряно отозвался блондин.
   - Последнее предупреждение, наследник Лаэрт. Розыгрыши оставьте для своей команды, - мужчина резко развернулся, отчего полы его длинного одеяния всколыхнулись, словно крылья, и широким шагом направился к дверям.
   - Преподаватель Шторм! Я не шутил! Я говорил правду! - поспешил за ним следом наследник Лаэрт.
   - Эджин! Погоди! Эджин! - блондин догнал товарища и придержал поблизости от меня, - Погоди. Я не понимаю, что произошло, но твой резерв не просто восстановился, он увеличился.
   - Ничего не понимаю, - тряхнул головой наследник, и его темные локоны волнистыми лентами упали на грудь.
   Грозная и опасная красота заставила зажмуриться. Смотреть на правильные черты лица хотелось бесконечно.
   - Я тоже, - проговорил наследник Викард, - Но факт увеличения твоего резерва не опровержим. Бледно-желтый, почти белый.
   - Невозможно, - покачал с сомнением наследник Лаэрт.
   - Невозможно, но так и есть.
   Они стояли рядом. Я даже ощущала исходящий от их одежд запах. Видимо им стирали с цветочной отдушкой или дорогие наряды хранились с сухими духами. Бедной сироте о такой роскоши можно только мечтать. Мое лучшее платье всегда пахло затхлостью и сыростью, а рабочая одежда давно пропиталась потом и каменной пылью.
   - Мы во всем разберемся, проанализируем и найдем причину, - произнес наследник Викард, положив руки на плечи товарища, - Сейчас пора отправляться на занятия, если не хотим заработать наказание.
   - Ты прав, - медленно согласился с ним брюнет. - Хотя я думал, что сегодня покину академию.
   - Благодаря богам, этого не случилось, - радостно улыбнулся блондин, - Идем. Нам пора поторопиться.
   Они развернулись к дверям, где вжавшись в стену, стояла я. Их взгляды скользнули по моей фигуре, не заметив. Грозный брюнет распахнул створку, и я решилась напомнить о себе. Понимаю, что наследникам нет никакого дела до сироты, но мне как-то надо добраться до дома.
   - Простите, наследник Лаэрт! - в отчаянии рванулась вперед и перехватила рукой руку мага.
   От неожиданности он замер на месте, уставился взглядом на мой захват и медленно повернул ко мне голову.
   - Убери от меня свои грязные руки! - его голос набирал обороты и на последнем слове раскатился громом под высоким потолком.
   - Простите, - отдернула руку и сжалась от испуга.
   - Есень! - удивился наследник Викард, - Ты, что здесь делаешь?
   - Простите, наследник! Простите! Вы сказали идти с вами и потом собирались отправить меня домой.
   Страшно! Страшно! Жутко!
   - Эджин, а ведь верно. Ты собирался его отправить после разговора с преподавателем, - обратился спокойным тоном к товарищу наследник Викард.
   - Я должен? - надменно спросил наследник Лаэрт.
   - Простите! - выдохнула я и шарахнулась в распахнутую дверь.
   - Есень, стой! - послышался голос блондина, - Куда ты собрался? Эджин, отправь парня домой. Как он будет добираться?
   От резкого приказа замерла на месте, ожидая решения своей участи.
   - Меня не волнует, - произнес наследник Лаэрт и прошел мимо.
   Меня словно окатило ударной волной. Испуганно отшатнулась и приготовилась бежать из страшного места, называемого академия.
   - Эджин, верни парня! - выкрикнул наследник Викард, удержав меня за плечо. - Ты несешь за него ответственность.
   Брюнет остановился и резко развернулся, окатив нас недовольным взглядом. Некоторое время он молчал, заставляя сильнее дрожать от ужаса. Блондин почувствовал, как меня лихорадит, и сочувственно похлопал ладонью, ободряя.
   - Ты принес его в академию, теперь просто отправь его домой, - спокойно посоветовал наследник Викард.
   - Идем! - приказал наследник Лаэрт и пошагал прочь.
   - Поспеши, - подтолкнул в спину блондин.
   Страшась и опасаясь грозного мага, я боялась отстать. Поэтому почти бежала за высокой фигурой, не сводя с темных одежд взгляда, полного паники. Он же меня не убьет? Не захочет избавиться, вместо того, чтобы выполнить обещание?
   Мы прошли высокие ворота, где на страже стояли вооруженные воины. Они попытались преградить путь наследнику, но он обронил пару слов, и никто не посмел его задержать. Я проскользнула следом, кидая вокруг перепуганные взгляды.
   Наследник Лаэрт прошел вдоль стены, завернул за угол и остановился. Я смотрела на свои потрепанные грубые ботинки, страшась взглянуть на недовольного мага.
   Не знаю, что он делал и какие действия совершал, но в какой-то момент он просто с силой толкнул меня, и я по инерции пробежала несколько шагов вперед, а потом со всей силой упала на землю, едва успев выставить руки перед собой. Ладони ободрало мелкими камешками, колени больно приложились. Я рухнула и несколько мгновений опасалась оглядываться. Что задумал маг? Зачем толкнул? Хочет наказать за наглость?
   Вокруг не раздавалось ни звука. Никто не кричал, не ругался и не собирался использовать палку или плеть. Бросила робкий взгляд в сторону и от неожиданности села на холодную землю. Я оказалась рядом со входом в мой туннель.
   Вода продолжала вытекать из него, несся в своем потоке камни и грязь. Течение пробило себе дорогу в низину, расположенную невдалеке, наполнило ее, а потом покатило дальше, устремясь к руслу реки. Моя штольня была затоплена. По всей видимости, подземная река, скрытая в каменной толще, прорвалась наружу, устроив обвал и затопив все вокруг.
   На мокрой земле отпечатались множество следов. Наверное, вчера здесь были люди, прибежавшие узнать о произошедшем. Сегодня никого вокруг не было.
   Я медленно поднялась на ноги, оттерла, как смогла, руки, отряхнула испачканную одежду и побрела в городок. Сегодня надо расспросить, если возможность продолжить работать в другом месте. Но сначала надо дойти до дома, чтобы показаться хозяйке. Пожитки погибших рудокопов разбирались соседями, если у них не было семьи.
   Мое появление встретили удивлением, но и немалым недовольством. Мои предположения оказались верными. Едва хозяйка комнаты, которую я снимала, узнала о случившемся со мной несчастье, она быстро прибрала к рукам скромное имущество квартирантки. Ее можно понять. В нашей бедной жизни любая мелочь пригодиться, но я вернулась и потребовала все обратно.
   Первым делом достала из сундука свое нарядное платье и приложила его к себе. После чего тяжело вздохнула. Красивая жизнь сироте недоступна.
   Следующие несколько дней я добивалась от учетчиков хоть какого-нибудь предложения о работе. Несколько монеток, удачно припрятанных в комнате, а потому не оказавшиеся в руках жадной до чужого добра хозяйки, были потрачены на еду. И она вскоре должна закончится.
   Мне удалось частично найти свой инструмент. Пришлось рискнуть и отправиться в затопленный туннель. Вода доходила чуть ниже пояса, но я упорно шарила в мути руками, пока не нашла почти все. На покупку нового инструмента средства еще заработать надо.
   В помощники так же отказывались брать. Случившееся со мной несчастье рудокопы расценивали как дурной знак. Кому захочется брать с собой работка, который может привлечь неприятности?
   Серые, осенние дни заканчивались быстро. Казалось, солнце отказывалось смотреть на поникший перед зимой мир.
   Я бралась за любой заработок. Вывозила тачки из штолен, помогала на заготовке дерева для опор. Подряжалась на разгрузку руды. Везде, где хоть сколько-нибудь можно было заработать монетку.
   В один из особенно холодных дней, кутаясь в куртку, я побрела к своему туннелю. Поначалу не поверила, а потом от радости сердце подпрыгнула. Вода ушла. Тонкая струйка вытекала, но войти внутрь уже возможно. Значит, я смогу вновь приступить к работе. Надо только вновь укрепить свод, поставить опоры и разгрести образовавшиеся завалы. Но главное, я смогу вновь добывать руду!
  
   - Паршивая погода, - сидевший за столом Гарольд тоскливо вздохнул, взглянув в окно, - Светильники чадят.
   - Не жалуйся, - попенял ему Игл. - Давай отправимся в баню. Я развею твою печать.
   Он подошел к парню и положил ладонь на плечо.
   - Отстань, - дернулся Гарольд, окатив недовольным взглядом соседа по комнате.
   - Очень жаль, - развеселился Игл, но не стал настаивать и отошел к окну.
   Теперь он с тоской смотрел на непогоду за окном. В его глазах вспыхивали молнии, отдаленно напоминающие полыхающие зарницы в небе.
   - Завтра тренировка. Эджин, ты как? - свесившись с верхней кровати, спросил Вирил друга.
   В ответ не раздалось ни звука. Лаэрт лежал на боку, отвернувшись от своих товарищей. Несколько дней назад его резерв вновь стал черным. Происходившие с ним изменения не поддавались никакой логике. Они с Вирилом засиживались за книгами, учебниками, выписывая формулы и покрывая вычислениями листы бумаги.
   От нового разговора с преподавателем Штормом Вирил отговаривал, аргументируя, что в прошлый раз резерв сам восстановился. Стоит ли торопиться и уходить из академии, если они не нашли причины происходящих изменений?
   Вирил спустился вниз и присел на кровать друга. Он положил ладонь на плечо парня и позвал:
   - Эджин, как ты?
   На его вопрос обернулся Игл. Он внимательно посмотрел на друзей и медленно направился к ним.
   - Может, расскажите, что происходит? - спросил маг, останавливаясь рядом.
   - Нечего рассказывать, - спокойно посмотрел на него Вирил.
   - А я думаю, что есть, - уперся Игл, сложив руки на груди.
   Гарольд встрепенулся, оторвавшись от мрачного пейзажа за окном, и тоже подошел. Разговор намечался занятный, а тосковать без дела не интересно.
   - Кстати, я тоже так считаю, - поддакнул другу он. - В последнее время Эджин ведет себя неадекватно. Срывается на всех, кидается в драки. Ему отказала девушка?
   - Натали? Ну, ты скажешь! - рассмеялся Игл и обнял за плечи парня, - Она готова служит Эджину днем и ночью. Особенно ночью. Эй, Эджин, когда заберешь Натали к себе в дом и дашь ей официальный статус утешительницы?
   На обычные подначки ответа не последовало.
   - Отстаньте, - устало произнес Вирил вместо друга.
   - Значит, дело не в женщине, - понимающе протянул Игл.
   - Завалил теорию? - выдвинул предположение Гарольд.
   - Шутишь? У него только высшие балы. Даже не представляю, когда он успевает учиться, если все время проводит за непонятными расчетами.
   - Ищет формулу везенья? - удивился Гарольд, приподняв брови и посмотрев на товарища.
   Игл улыбнулся, встретившись с ним взглядом.
   - Думаешь, он из-за этого игнорирует нас? - Гарольд отвернулся.
   - Ах, мое сердце разбито! - демонстративно вздохнул Игл.
   - Свали за грань, - прорычал Эджин.
   - Он нас слышит! - обрадовался Игл.
   - Уйдите! - взорвался Эджин, вскочив с кровати. - Нечем заняться? Устройте еще одну вечеринку!
   Вирил перехватил друга за руку.
   - Успокойся! Они не хотели ничего плохого, - он бросил предупреждающий взгляд на парочку, с любопытством наблюдающую за терзаниями друга.
   - Разумеется, не хотели, но мы не против подергать самолюбие Эджина, - радостно произнес Гарольд.
   - Он так забавно бросается зарядами, - поддержал его Игл.
   Эджин мгновенно подобрался и выкинул правую руку, метясь кулаком в челюсть Гарольда. Тот успел уклониться и радостно улыбнулся. Вечер перестал быть тоскливым. Предстоящая драка внесла разнообразие в монотонность их жизни.
   Второй удар обрушился на Игла, который поднырнул под руку и ответил встречным приемом. Вирил не остался в стороне, пытаясь растащить и успокоить драчунов, но все трое махали руками от души. В итоге несколько случайных тумаков достались миротворцу, на что тот решил ответить. Вскоре четверка с азартом колотила друг друга, старательно не используя магию. Гарольд с Иглом подзадоривали Эджина и Вирила, которые с не меньшим жаром отвечали.
   Вскоре на их крики обратили внимание соседи и ввалились в комнату. Поначалу они пытались понять кто и почему дерется, но вскоре оставили расспросы и разделились на группы поддержки. Когда одна из пар одерживала верх, их болельщики взрывались радостными криками.
   Узкое пространство между кроватями не позволяло полностью развернуться, потому вскоре драка перенеслась в просторный коридор. Зрители разошлись в стороны, но не оставили своих мест. Дружная и слаженная четвертка, разделившаяся на две враждующие пары, привлекла внимание. И не только учеников.
   За общим шумом никто не расслышал тяжелые шаги хранителей порядка. Они растолкали наблюдателей, врезавшись клином между учениками и разметав их в разные стороны, ухватили драчунов и растащили в разные комнаты.
   - Кто начал? - прогремел вопрос от старшего хранителя.
   Игл, Гарольд, Вирил и Эджин тяжело дышали, утирали кровь с лиц, но не проронили ни слова.
   - Повторяю, кто начал драку? - снова задал вопрос хранитель, грозным взглядом осматривая четверку.
   - Мы ... не ... дрались ... - делая паузы между словами, сквозь тяжелое дыхание произнес Игл.
   - Верно! - поддержал его Гарольд, стерев кровь, сочащуюся из уголка губы.
   - Кто-нибудь объяснит произошедшее? - обвел грозным взглядом хранитель собравшихся.
   Парни медленно отступали, предпочитая не вмешиваться. Многие честно признавались в своем неведении.
   - Тренировались в условия контактного боя в ограниченном пространстве, - твердым голосом произнес Эджин, но не выдержал и на последнем слове охнул и прижал руку к ребрам.
   - Отправляйтесь в лазарет. Обо всем будет доложено преподавателю Шторму, - не добившись внятного ответа, распорядился хранитель.
   Четверка друзей вошла в свою комнату и, помогая друг друга, принялись надевать теплую одежду. За окном полыхнула молния, а вскоре зарокотал гром. Парни в согласном молчании накинули плащи и направились в лазарет. Дождь хлестал по плечам, головам, забрызгивал начищенные до блеска сапоги. После драки они не перемолвились ни словом, но между ними царило единодушие.
   Утром их вызвали в тренажерный зал. Преподаватель Шторм прохаживался перед четверкой и внимательно рассматривал лица, подлеченные, но с остатками следов вчерашних побоев.
   - Мне доложили о вашем старании повторить пройденные уроки, - медленно заговорил Шторм. - Только вот незадача, - он сделал паузу, - я вам не преподавал бой в ограниченном пространстве. Значит, исправим это упущение.
   Парни переглянулись, но не проронили ни слова. Мрачней всех выглядел Эджин. Утром, перед занятиями он замерил уровень резерва. Цвет не изменился. Сегодня он снова подведет свою команду, став слабым звеном. Он смотрел на строгое лицо преподавателя и взвешивал шансы. Сможет ли он выжить после сегодняшней тренировки? В прошлый раз он почти декаду провел в лазарете. Скорей всего ему не потребуется убеждать преподавателя в необходимости отчисления из академии.
   - Начали! - отдал приказ Шторм и, сделав шаг назад, растворился среди силовых волн.
   Стены тренировочного зала начали сжиматься.
   - Ограниченное пространство? Эджин, ты мог сказать что-нибудь про солнечный пляж и море? - рассмеялся Игл, - Теперь нас сплющит и раздавит, благодаря твоим словам.
   - Разве не весело? - подмигнул ему Гарольд.
   - Обхохочешься, - рыкнул Эджин, - Приготовились. Сейчас начнется!
   Сверкающие мечи материализовались в руках парней. Они выстроились в привычную позицию, прикрывая друг другу спины.
   - И все же Эджин, что с тобой происходит? - спросил Игл, внимательно наблюдая за ускоряющейся массой, надвигающейся на него, - Думаю, теперь ты можешь с нами поделиться своими проблемами.
   - Более подходящего места не нашел? - выкрикнул Эджин, делая шаг вперед и взмахивая мечом.
   - Отличное место! Просто потрясающее! - радостно воскликнул Игл и ринулся в атаку.
   Переливчатые волны силы сжимались вокруг них, они откатывались, соприкасаясь с магией наследников, но сразу же ускорялись. Приходилось с удвоенной силой расчищать себе пространство, иначе безликая масса сожмет и раздавит их. Парни атаковали, отвоевывая свободу, но неутомимая волна вновь тянулась к ним.
   Первым выбился из сил Эджин. Его меч перестал светиться и не мог отражать атаки. Сплетенные им заклинания не имели такого эффекта. Они опутывали, сдерживали, но не наносили никакого урона.
   - Эджин, ты как?! - заметив изменения, крикнул Вирил.
   - Осталось немного, - честно ответил он.
   - Игл, плети заклинание объединения. Помоги Эджину! - приказал Вирил.
   - Все настолько плохо? - оглянувшись на друга, Игл убедился в справедливости слов.
   - Гарольд, прикрой меня! Вирил, смотри за Эджином!
   Игл остановил Эджина, едва стоящего на ногах от усталости, развернул лицо к себе и приложил ладонь к его груди. Он прикрыл глаза, концентрируясь на плетении необходимого заклинания, и вложил максимум сил в него. Золотая нить вонзилась в грудь Эджина, заставив того выгнуться от боли. Игл удержал его от падения, ухватив обеими руками. Запущенное заклинание мгновенно нашло нового участника и вошло в Вирила, потом покинув его тело, соединила Гарольда и Игла. В конце оно вернулось к Эджину. Золотистая дымка заискрилась вокруг них, объединив четыре ауры.
   - Держись. Мы поделились с тобой силой, - глядя в глаза другу, сообщил Игл.
   Их мечи сверкнули магией.
   - Мне нравится, как вы усваиваете наставления, - раздался голос преподавателя.
   Его размытая, темная фигура проступила сквозь силовые волны, атакующие команду. Облик угадывался, но он не торопился останавливать тренировку.
   - Полное доверие может позволить объединить ауры. Делиться силой не каждый сможет.
   Шторм замолчал, наблюдая за слаженной работой команды. Парни успешно атаковали, раздвигая волнующиеся границы.
   - Будем считать, урок вы усвоили, - спустя какое-то время громко произнес преподаватель, - Закончили!
   Силовые волны замерли и медленно отступили, обнажив фигуру в черном облаченье.
   - Вы действительно считаете, что сможете быть единым целым? Жить единою судьбой? Хватит ли у вас сил и веры друг в друга, чтобы доверять?
   Парни молчали, ожидая дальнейших слов преподавателя. Их грудные клетки ходили ходуном, пот катился по щекам, а мечи по-прежнему сверкали в руках. Методы Шторма ни на миг не позволяли расслабиться и ожидать нового испытания в любую минуту.
   - Будете ли вы так же дружны, если один из вас станет слабым звеном, которое в опасный момент может погубить? Нужна ли вам такая судьба? Подумайте об этом!
   Он помолчал, внимательно рассматривая учеников.
   - Урок окончен!
   Парни устало перевели дыхание.
   Золотая нить заклинания распалась, и Эджин рухнул на колени.
  
   ГЛАВА 7
  
   - Эджин! Чертоги богов! - кинулся к другу Врил, - Игл, Гарольд помогите!
   - Снова?! - воскликнул Игл, приходя на помощь и подхватывая едва дышащего друга.
   - К лекарю! Быстро! - присоединился Гароль.
   Трое молодых магов подхватили на руки обессиленного Эджина и поспешили в лазарет. Лекарь вышел навстречу сразу, как только распахнулась входная дверь.
   - Трой, накопители, - деловито распорядился мужчина, с первого взгляда оценив состояние наследника.
   - Что с ним? - взволнованно спросил Гарольд, наблюдая за действиями лекаря.
   - Истощение, - коротко ответил Сирил, не отрывая взгляда от пациента.
   Парни замолчали, предоставляя профессионалу заниматься своим делом. Они отошли в сторону и внимательно следили за происходившим.
   - Вирил, ничего не хочешь нам рассказать? - угрюмо поинтересовался Игл, уставившись тяжелым взглядом в друга.
   - У наследника Лаэрта практически исчерпан резерв. Почему вы не остановили его? - оглянувшись, лекарь внимательно посмотрел по очереди на парней.
   - Тренировочный бой, - хрипло обронил Вирил.
   - Вы обязательно должны доложить преподавателю Шторму, чтобы он снизил нагрузки, - посоветовал Сирил, - Второй раз почти досуха, - он досадливо покачал головой, - Следующий может стать последним.
   - Мы запомним, - глухо отозвался Вирил.
   - Наследника Лаэрта оставляю на ночь для укрепления и поддержки сил, - через некоторое время сообщил лекарь. - Завтра он сможет посещать занятия.
   Парни поблагодарили за помощь и неохотно покинули лазарет. Еще только вчера вечером они все четверо залечивали ушибы и ссадины после драки, а сегодня их товарищ оказался на грани выгорания. Было о чем поразмыслить.
   - Вирил, ты знаешь, что происходит с Эджином, - с нажимом произнес Игл, когда они вошли в свою комнату и стали снимать с себя промокшую верхнюю одежду.
   Наследник Викард промолчал, не желая без ведома друга распространяться о возникших проблемах. Он продолжал надеяться, что Эджин как и в прошлый раз восстановится и все пойдет по-прежнему. Однако, резкое снижение резерва за несколько дней говорило обратном. Срочно требовалось найти решение.
   - Даже если знает, ничего не скажет, - произнес Гарольд и подошел к Иглу.
   Он положил руку на плечо парня, останавливая того в порыве устроить допрос товарищу. Его тоже беспокоило состояние Эджина, но он решил выждать, пока друзья сами расскажут.
   - Преподаватель Шторм прав. - Запальчиво произнес Игл, - Эджин становится слабым звеном. Я ему доверяю, готов поддержать, доверить свою судьбу, но я должен знать, что происходит!
   Гарольд сжал пальцы, вновь удерживая друга, готового вытрясти правду из Вирила.
   - Я согласен с Иглом, - произнес он.
   - Во всем случившемся моя вина. Но я не представляю, как можно исправить, - глухо произнес Вирил, не оборачиваясь к товарищам.
   Он развешивал одежду в шкафу и пытался не выдать охватившие чувства. Он раскаивался и обвинял себя в состоянии Эджина. Если бы не его затея, если бы он не предложил рискнуть и увеличить резерв, его друг не находился бы сейчас в таком состоянии. Причем не было никакой уверенности, что есть возможность все исправить.
   - К этому имеют отношение вычисления, которыми вы занимались последнее время? - немного помолчав, спросил Гарольд.
   - Да, - не торопился с ответом Вирил.
   - Ясно. Что-то они натворили, отчего Эджин быстро истощается, - осуждающе покачал головой Игл.
   - Мы можем помочь? - спросил Гарольд и шагнул ближе к Вирилу, - Ты же понимаешь, что вскоре станет всем известно.
   - Если бы я знал чем! - горестно выдохнул Вирил.
   - Рассказывай, - потребовал Игл.
   - Подробно и с самого начала. Какая бы не оказалась бредовая, сотворенная вами вещь, для тебя и Эджина будет лучше, если мы обо всем узнаем, - поддержал его Гарольд.
   - Преподаватель Шторм прав, мы должны доверять друг другу, - закончил мысль Игл.
   Вирил по очереди заглянул в глаза друзей, с волнением переживая за Эджина. Ему предстояло принять трудное решение. Одно дело затеять опасную авантюру с товарищем, знакомым с детства, и совсем другое поделиться чужой проблемой с теми, с кем познакомился несколько месяцев назад. Конечно, время не прошло зря, они успели узнать друг друга и стать не просто соседями по комнате, но сплотиться в команду. И все же принять решение трудно. Напоминание о словах преподавателя, сказанные после тренировки, помогли определиться.
   - Как я уже говорил, это моя вина, - начал свой рассказ Вирил.
   Они устроились за столом, затенив окна сразу после отбоя. Длинный и подробный рассказ перебивался несколько раз. Игл и Гарольд поначалу насмешничали, потом возмущались, требовали подробностей и напоследок замолчали в глубокой задумчивости.
   - Получается, кроме мальчишки-незнакомца, у вас нет никаких догадок, что именно могло пойти не по плану, - подвел итог Игл.
   - Мы его проверили, - согласился Вирил. - Лекарь утверждает, что в нем нет ни искры магии.
   - На руднике добывают иринит, - после паузы добавил Гарольд.
   - И что? Сфера силы находится далеко от него, - пожал плечами Вирил. - Но мы попытались и эту версию просчитать. Удаленность, сила...
   - Интересное сочетание: иринит и место силы, - задумчиво потер подбородок Игл.
   - Над этим мы тоже размышляли.
   - К чему в итоге склонились? - поинтересовался Гарольд.
   - Каждая из наших версий осталась неподтвержденной, - покачал головой Вирил. - Когда узнали о падении уровня резерва, Эджин отправился к преподавателю и хотел доложить о своем состоянии.
   - Верно. Я бы так же поступил, - согласился с ним Гарольд.
   - Не вздумай! - искренне возмутился Игл. - Не позволю разрушить свою жизнь.
   - Какой смысл цепляться за черный уровень? - поморщился парень. - Для воина это все равно, что согласиться на смерть в первом же бою.
   - Ты воевать собрался? - добродушно улыбнулся Игл. - Войны вроде не предвидится.
   - Игл! - осек его Вирил. - Гарольд прав, и я прекрасно понимаю поступок Эджина, но надеюсь исправить ситуацию.
   - Ладно-ладно, - примирительно произнес Игл. - Я всего лишь не хочу, чтобы Гарольд говорил о своей смерти. Есть у меня такое желание. Имею на это право? - он кокетливо вздернул бровь, ласково глядя на друга.
   - Отцепись, - устало вздохнул Гарольд.
   Вирил печально покачал головой, но в перепалку парочки вмешиваться не стал. Взрослые парни сами разберутся. Главное сейчас постараться найти выход.
   - Остается непонятным момент, почему у Эджина резерв вернулся в привычное состояние, да еще так вовремя, - вновь задумался Гарольд.
   - Можешь представить, как мы удивились, - согласился с ним Вирил. - Мы отправились к преподавателю, чтобы обо всем рассказать, Эджин собирался после этого покинуть академию. И вдруг измеритель показывает прежний уровень. Даже немного больше прежнего.
   - Действительно странно. Но потом он стал падать, - покивал головой Игл, вновь переключившись на проблему.
   - Мы уже голову сломали, - вздохнул Вирил. - Опасаюсь, что завтра утром Эджин снова пойдет к Шторму.
   - До утра еще много времени, - отмахнулся Гарольд, - Думаем!
   Трое парней вновь приступили к обсуждению проблемы. Они спорили, чертили графики, Вирил показывал им расчеты, составленные с Эджином, но ответ не находился. Получалась странная и непонятная ситуация, объяснение которой они не могли найти.
   - Ладно! - хлопнул ладонью по столу Гарольд, когда на небе показалась последняя звезда, предвещающая рассвет. - Магические выкладки не помогают, теория деда Вирила не подтверждается, сами мы ничего придумать не можем. Остается последнее средство.
   - Какое? - оба парня оживились.
   - Надо идти к Шторму. У него опыта больше. Наверняка сможет нам помочь.
   - Ты дурак?! - Игл, замахнувшись на друга, кинул в того несколько листов, - Эджина сразу отчислят! Вроде сообразительный и красивый, а говоришь откровенные глупости!
   - Сам ты ... - но договорить Гарольду не позволил Вирил.
   - Мы устали, ничего не придумали. Осталось несколько часов до подъема. Давайте ложиться спать.
   - Пара часов ничего не решит. Выспаться не получится, - тряхнул головой Игл и потер ладонью лицо. - Предлагаю составить таблицу событий. Понимаю. Глупо, - остановил жестом возмущение собеседников, - Но надо пробовать.
   - Хорошо, - отчаянно зевнул Вирил, - таблицу мы еще не составляли.
   - Вот видишь! - Нарочито оживился Игл, - Гарольд, у тебя почерк красивый, будешь записывать.
   Он переплел пальцы и вытянул руки перед собой. Гарольд встал из-за стола, потянулся, подошел к перекладине верхней кровати и несколько раз подтянулся, сгоняя сонливость. Вирил щелкнул пальцами и ободрил потускневшие искры.
   - С чего начнем? - тряхнув головой, спросил Игл.
   - С деда, - пожал плечами Вирил.
   - Твой дед не участвовал. Он - отправная точка событий, но непосредственное участие не принимал, - возразил ему Гароль, устраиваясь за столом и выкладывая перед собой чистый лист бумаги и писчие принадлежности.
   - Поддерживаю, - поднял большой палец Игл. - Все началось с рудника и места силы.
   - Хорошо, - согласился Вирил, - Потом мой заряд в Эджина ...
   - Погоди, - остановил его Гарольд. - Ты говорил о защитном контуре.
   - Было.
   - Вот. Не упускаем подробности, - многозначительно покачал головой Гарольд, скрупулезно записывая события. - Далее!
   - Я ушел, появился местный мальчишка.
   - Через какое время? - уточнил Гарольд, взявший на себя обязанности секретаря.
   - Эджин точно не мог сказать, - задумчиво посмотрел в окно Вирил. - Но судя по тому что я его нашел на конюшне, времени прошло совсем мало.
   - Верно, - поддакнул Игл. - Иначе ты бы успел за ним вернуться.
   - Далее! - воодушевился Гарольд. - Остальное мы знаем со слов Эджина.
   - Парень назвал свое имя, сказал, что он работает на руднике. - Вспоминал Вирил.
   - После этого Эджин вернулся, а его резерв стремительно упал до черного уровня.
   - Все правильно.
   - Опустошение во время сражения с тьмой, - вставил свое слово Игл.
   - А после лечения в лазарете восстановление резерва.
   - Так может быть, наш лекарь творит чудеса и его методика позволяет вернуть утраченное? - развеселился Игл.
   - Тогда почему вчера после драки у Эджина резерв не прибавился? - резонно заметил ему Вирил.
   - Мда. Не сходится, - с досадой протянул Игл.
   - Где-то здесь между этими события вы приволокли мальчишку из рудника, - перечитав написанное, заметил Гарольд, ответственно отнесшийся к своим обязанностям.
   - Вставь между лечением в лазарете и проверкой преподавателем Штормом, - заглянув в список, посоветовал Вирил.
   Гарольд прилежно исправил и пока друзья молчаливо ожидали, выводил красивыми буквами запись о визите в академию незнакомца.
   - Теперь самое интересное, - потер в предвкушении ладони Игл, - Пишем следствие из этих событий! Я первый! - он обаятельно улыбнулся и поклонился собеседникам, - Меня удивила одна странность, на которую почему-то никто не обратил внимание. Вирил поставил защитный контур от людей и зверей. Любой маг его бы смог увидеть, а дальше по обстоятельствам. Либо ушел, оставив место и не побеспокоив хозяина, либо вмешался, нарушив плетение. Ни того, ни другого не произошло. Контур остался не тронут, но паренек смог подойти к Эджину. - Он с Озорным блеском в глазах посмотрел на собеседников. - Возможно, это ничего не значит. Вероятно, заклинание разрушилось в месте силы, что позволило постороннему проникнуть внутрь. Допускаю, что данный факт вообще может не иметь никакого отношения к случившему с Эджином, но меня позабавила необычная деталь. Защищенная поляна, где лежит неподвижный маг, и вдруг к нему подходит незнакомец. Интересно. Правда? - Игл с обаятельной улыбкой посмотрел на обоих. - Гарольд, записывай. Если это и не следствие, но по временным рамкам совпадает.
   Вирил внимательно проследил за чернильным пером, выводящим слова. Нет, ему это странным не показалось. Скорее деталь, на которую можно не обращать внимание. Собственно говоря, о защитном контуре он рассказал парням, потому что его спросили - принимали ли они меры предосторожности.
   - Следующее, - записав, произнес Гарольд. - Эджин возвращается и его резерв уменьшился до черного уровня. Куда это записывать, как следствие?
   - Как следствие дурости, - буркнул уставший Игл.
   - Это само собой, - согласился с ним Гарольд. - Записывать куда?
   - В родословное древо, как напоминание для потомков, - развеселился Игл.
   - Свое составим, - хмыкнул Гарольд.
   - Повеселились? - оборвал их Вирил, хлопнув ладонью по столу.
   - Наворотили дел, - выдохнул Гарольд. - Пишем. Следующее. Последствия тренировочного боя с тьмой - это исчерпание резерва. - Прилежно выводил аккуратные строчки он. - После лечения восстановление до какого уровня? - уточнил у Вирила.
   - Черного, - обронил тот.
   - Какие последствия получились после того, как приволокли мальчишку в академию? - заглянув в таблицу, поинтересовался Игл, взглянув на Вирила.
   - Вылечили пацана, - пожал плечами тот.
   - В смысле? - удивился Гарольд. - От чего лечили? Он заразный что ли?
   - Мы его из-под завала вытащили. Сюда доставили, когда он уже не дышал, - пояснил Вирил.
   - И лекарь ... смог его спасти? - задумчиво закусил кончик чернильного пера Гарольд.
   - Получается, все сходится на Сириле, - в тон ему отозвался Игл.
   - Не согласен, - отозвался Вирил. - Если бы от него зависело увеличение резерва, он обязательно сообщил об этом.
   - Верно, - вздохнул Гарольд.
   - Пацана привели в академию, вернули к жизни. У Эджина, когда резерв восстановился? - спросил Игл, водя пальцем по ровным строчкам.
   - Не могу сказать точно, - ответил Вирил, - Вечером мальчишку вызволили из-под завала, а утром пошли к Шторму, чтобы сообщить обо всем. Преподаватель пожелал сам во всем убедиться и мы отправились в зал силы.
   - Записал, - сообщил Гарольд, поставив точку в конце предложения.
   - Я одного не понял. Мальчишка сейчас где? Остался в академии? - отведя взгляд от окна, спросил Игл.
   - Эджин отправил его обратно на рудник. Утром его привел к нам помощник лекаря, чтобы тот нас поблагодарил за спасение, - рассказал Вирил, - Кажется, он ходил за нами всюду. Не до него было. Но после ухода Шторма из зала силы Есень напомнил о себе. Эджин вскипел, его увидев, так что не обошлось без грубостей.
   - В его характере, - согласился Игл. - Впрочем, его можно понять.
   - Получается, Эджин парня отправил, а потом у него снова стал уменьшаться резерв. Правильно? - уточнил Гарольд, старательно записывая наблюдения.
   - Верно, - подтвердил Вирил.
   - Все пункты описали? Теперь смотрим, что у нас получилось. - Придвинул к себе лист Игл.
   Они какое-то время внимательно рассматривали таблицу и молчали. Вирил особо не задумывался. События происходили у него глазах, так что ничего нового он не увидел. Другое дело парни. Они впервые услышали о неудачной затее и теперь пытались как-то систематизировать факты.
   - Я один вижу одну закономерность? - весело блеснув глазами, спросил Игл.
   - Какую?
   - О чем ты?
   Оба молодых мага заинтересованно взглянули в лист, потом на друга.
   - Смотрите. - Принялся водить указательным пальцем по строчкам Игл. - Появление мальчишки на месте силы - потеря резерва Эджина. Приход того же мальчишки в академию - увеличение резерва.
   - Э-э-э - задумчиво почесал висок Гарольд, - Здесь уменьшение, тут увеличение. Какая закономерность?
   - Сирил однозначно утверждал, что у паренька нет магии, - вступил в разговор Вирил.
   - С этим моментом надо разобраться, но есть одна бредовая, но интересная идея, - воодушевился Игл. - Мне кажется, что мальчишка, вмешавшись в эксперимент, каким-то образом повлиял на последствия.
   - К утру у тебя мозги совсем закипели? - скептически хмыкнул Гарольд.
   - Что нам стоит проверить? Всего-то и надо, что привести его в академию и снова замерить резерв Эджина, - сообщил с довольным видом Игл.
   - Но он точно не накопитель и не временный носитель силы, - категорично произнес Вирил. - Иначе в лазарете об этом узнали.
   - Верно. В конце концов, что мы теряем? Приведем парня к Эджину, потом замерим, - воодушевился Игл. - Лично у меня после бессонной ночи других идей не возникает. - Он устало откинулся на спинку стула.
   - Может быть, он и прав, - задумчиво покрутил перед собой лист со строчками Гарольд.
   - С его-то любовью к молодым парням, ничего другого в его голове родиться не могло, - презрительно фыркнул Вирил, - Все! Я в душ! Надо привести мысли в порядок.
   - Эй! Я невиноват, что ценю красоту в любом проявлении! - возмутился Игл, - Но насчет душа согласен.
   - Холодный, - уточнил Гарольд, так же поднимаясь из-за стола.
   В купальне из-за раннего часа никого не было. Они смогли спокойно раздеться и некоторое время, не торопясь, стоять под струями воды.
   - Вирил, предлагаю попробовать с парнем, - спустя некоторое время произнес Игл.
   - Предпочитаю женщин, - буркнул из соседней кабинки Вирил.
   - И кто из нас после этого не дружит с головой? - рассмеялся Игл. - Я говорил про того паренька из рудника. Мы ничего не теряем, просто проверим еще одну теорию.
   Ответа не последовало. Вирил скептически прикрыл глаза и поднял лицо, подставив его под потоки холодной воды, включенной им по примеру Гарольда. Вот кто предпочитал не нежиться в теплой воде, за что частенько выслушивал возмущение от Игла.
   - Эджин будет против. Его передергивает от одного упоминания о рудокопе, - наконец произнес Вирил, выключая воду.
   - Значит, мы ему ничего не скажем, - сразу отозвался Игл. - Поставим перед фактом, мол, пожмите друг другу руки. Парень настолько благодарен и прочее. Неужели мы не сможем его убедить посвятить несколько минут ...
   - Помехе, - вставил Вирил. - Эджин его так называет.
   - Согласен с Иглом, - произнес Гарольд, - Идея кривая, не имеет под собой никакой научной теории, но попробовать стоит. Не получится - будем искать дальше.
   - Чертоги богов, - тихо под нос выругался Вирил и вышел в раздевалку.
   Оба соседа последовали за ним, наскоро высушивая длинные волосы.
   - Разработаем план, - воодушевился Игл, не слыша дальнейших возражений. - Гарольд забирает Эджина из лазарета и заговаривает ему зубы, я прикрываю ваше отсутствие на занятиях, а ты отправляешься за рудокопом.
   - Почему я? - воспротивился Вирил.
   - Ты единственный, кто точно знает, где быстро найти мальчишку. Или предлагаешь нам обшаривать местность в поисках того, о внешности которого мы не имеем понятия?
   - Рассуждаешь здраво, но ... в последнее время от Эджина скорее в зубы можно получить, чем заговорить их, - хмыкнул Гарольд, - Сделаю!
   - Как собираешься прикрывать наше отсутствие? - уточнил Вирил, надевая чистую рубашку и штаны.
   - Сорву занятия, - легко пожал плечами Игл, расправляя на груди шелковые складки. - Давно мы ничего не нарушали.
   - Ага. Чуть больше суток прошло, - улыбнулся Гарольд, закидывая на плечо холщевую тряпицу и направляясь к выходу.
   - Вот и я том же, - вторил ему Игл, догнал друга и обнял его за плечи.
   Вирил недовольно покачал головой и отправился за ними следом. Друзья весело переговаривались, пихались по дороге и старались подначить задумчивого блондина, но он остался серьезным.
   Из комнаты они выходили одновременно, но разошлись в разные стороны. Гарольд и Игл надели форменную одежду черного цвета с серебристой вышивкой, Вирил для путешествия к руднику предпочел нечто практичное и теплое.
   С неба посыпал мокрый снег. Сильный ветер ударял в спину, подхватывал полы плащей и старался пробраться сквозь плотную ткань. Темно-синий плащ полоскался от порывов за плечами Вирила. На прощание он оглянулся на друзей. Гарольд отправился к лазарету. Игл к учебному корпусу, по дороге перекинувшись с кем-то из учащихся приветствиями.
   Порталы на территории академии запрещены, поэтому Вирилу пришлось покинуть стены альма-матер. Он свернул за угол и активировал портал. Направление и ориентиры запомнились хорошо, проблем не возникло. Молодой маг точно вышел у рудника, в котором недавно случился обвал.
   Сейчас вокруг входа в тоннель камней оказалось больше. Словно кто-то старательно расчистил проход, вытащив породу наружу.
   Вирил некоторое время постоял, прислушиваясь к звукам вокруг, а потом вступил внутрь. Иринит сразу же отобрал магические способности. Высечь искру не получилось. Парень с досадой цыкнул, но решил не останавливаться. Он вытащил из крепления приготовленный факел и зажег его кресалом, висящим поблизости. Он толком не запомнил, как выглядел рудник в прошлый раз, но сейчас осматривался внимательно.
   - Эй! Кто здесь? - раздался окрик от входа.
   Вирил резко развернулся и увидел в просвет невысокую фигуру на фоне серого неба.
   - Есень? - спросил молодой маг, присматриваясь.
  
   ГЛАВА 8
  
   Есень
  
   - Вы кто? - услышав свое имя, произнесенное незнакомым голосом, сделала два шага назад.
   Места глухие, до ближайшей штольни далеко. Даже если закричать, никто не услышит. В руках сильней сжала котомку со снедью, прихваченную из дома. Сейчас тяжесть бутыли с крепким отваром шиповника порадовала. В случае чего могу и оглушить.
   - Есень, мы знакомы! - произнес высокий незнакомец и спокойным шагом направился ко мне. - Хорошо не пришлось тебя искать в каменном подземелье.
   В свете факела сверкнули белокурые волосы. Длинные пряди спускались на грудь, а вышивка на черном одеянии отливала серебром. Наследник!
   Тихо ахнула и торопливо попятилась. Что еще могло произойти, если сам наследник пришел на рудник и называет меня по имени?
   - Да не бойся! - протянул он в мою сторону руку, пытаясь остановить.
   - Как раз после таких слов обязательно надо начинать бояться, - прошептала себе под нос и бросилась натек.
   Я бежала в сторону ближайшей штольни. Там люди, я буду не одна. Мчалась через замершие кусты, мимо озябших деревьев, не разбирая дороги. За ночь колючий иней облепил все вокруг. На улицах городка приходилось внимательно смотреть под ноги, чтобы не поскользнуться и не растянуться на затянувшем лужи льду. Сейчас же я мчалась, слыша за собой тяжелые шаги наследника. Он не мог меня догнать, потому что не знал направления, куда мчусь. Я же старалась петлять и менять направление.
   Встреча с сильными мира сего в прошлый раз прошла без последствий. Я не пострадала, меня вернули обратно. Но сейчас намерения наследника могут оказаться совсем не миролюбивыми. Лучше держаться от людей, облаченных властью, подальше. Целее буду.
   - Есень, стой! Я хочу поговорить! - выкрикнул блондин, когда я нырнула в балку и притаилась в корнях дерева.
   Хорошо снега не выпал, и меня не найти среди жухлой листы. Моя одежда сливалась на общем фоне. Даже глаза прикрыла и сжалась в комочек, стараясь не дышать. Вдруг на морозе парок изо рта выдаст?
   Шаги преследователя стихли, и некоторое время я лишь слышала трескотню сорок, оповещавших лес о приходе незнакомца. Возмущение птиц разделала полностью. Мне не хотелось вновь сталкиваться с теми, кто в состоянии движением пальца решить мою судьбу.
   Неожиданно упавшая тишина заставила насторожиться. Воздух буквально гудел от напряжения, но ни одного звука не раздавалось. Осторожно приоткрыла глаза и от испуга отскочила назад, вжавшись спиной в землю.
   - Мне не нравится, что пришлось за тобой бегать! - прошипел недовольно блондин, сверкнув синими глазами.
   Наследник протянул руку, и меня непреодолимо потянуло к нему. Я хваталась руками за выступающие корешки, молотила ногами, стараясь затормозить движение, но неуклонно приближалась к преследователю.
   - Не выводи меня из себя, - ухватив за руку, сообщил недовольный наследник, полоснув нехорошим взглядом.
   "Мне конец" - мелькнула последняя мысль.
   Грозный блондин повел рукой, странно складывая пальцы, а потом мир вокруг меня завертелся. К горлу подступила тошнота, и я, не успев испугаться сильнее, вдруг оказалась лицом перед каменной стеной.
   - Сапоги испачкал, - рыкнул наследник и больно дернул за руку. - Идешь со мной!
   А куда я денусь? Лес вокруг пропал. Вокруг каменные дома, люди толпятся. На нас никто внимания не обращает. Все ведут себя так, будто ничего не произошло.
   - Надеюсь, Игл справился, - проговорил блондин, входя в высокие ворота.
   - Конечно, господин, - торопливо согласилась я ним на всякий случай.
   - Милорд, - обронил в мою сторону наследник, не поворачивая головы. - Если хочешь быть вежливым, к наследникам обращаются "милорд".
   - Конечно, милорд, - торопливо поправилась я.- Приношу свои извинения. За сапоги, за то, что пришлось меня искать.
   Одновременно смотреть заискивающе, извиняться и поспевать за широко шагающим блондином не получалось. Поэтому говорила сбивчиво и опасалась, что меня не понимали.
   Академию наследников узнала сразу. Каменные строения, красивый сад навсегда оставили прекрасные воспоминания в моей душе об этом месте. В прошлый раз я старалась подробно рассмотреть, прекрасно понимая, что другой возможности не случится. Сейчас узнавала каждую деталь: конек на крыше, поворот тропинки, каменную пирамидку в изгибе полянки, где недавно алел куст. Прошло немного времени, но многое изменилось в природе. Но только не с наследниками. Их высокие и грозные фигуры по-прежнему обращали в трепет.
   Я узнала здание, куда входила в прошлый раз. И огромный зал, в котором у высокого кристалла видела фигуру красивого, но смертельно опасного брюнета, спасенного мной в лесу. Увидев его на прежнем месте, я забуксовала, колотя пятками, пытаясь вырваться из захвата блондина. От ужаса мурашки осыпали кожу. Кажется, просто разговором не обойдется.
   - Энджи! - радостно воскликнул блондин и неосмотрительно затормозил.
   Воспользовавшись произошедшей заминкой, я вырвала руку и изо всех сил кинулась к спасительной двери. Только бы выбраться из академии живой!
   - Что происходит? - спросил страшный брюнет, и его глубокий голос прокатился по огромному помещению.
   - Чертоги богов! - выругался блондин и успел перехватить меня за талию, когда свобода была столь близка.
   Замолотила ногами в воздухе, спасая жизнь. Судя по выражению лиц собравшихся, ничего хорошего меня не ожидало. Сильные руки скрутили упирающуюся меня и понесли к непонятному кристаллу, сверкающему переливами.
   - Это ваша идея? - спросил грозный брюнет.
   От его глубокого голоса внутри меня прокатилась паника.
   - Игл настаивал. Попробуй, - произнес еще кто-то, кого я не успела рассмотреть.
   - Думаешь, мне нравится сражаться с подобием человека? - резко выдохнул блондин, придавив живот так, что у меня потемнело в глазах. - Быстро делай, и покончим на этом!
   Ужас скрутил кишки, дыхание остановилось. Я смотрела на занесенную надо мной руку и молила богов о быстрой и безболезненной смерти. Если хотят убить, пусть не мучают!
   Кисть с длинными пальцами опустилась на мое плечо. Рваное дыхание срывалось с губ. Я ожидала своего конца, глядя прямо в красивое лицо смерти. Наши взгляды с наследником встретились, и в его глазах вспыхнуло пламя. Белое, ослепляющее, убивающее.
   Я устало прикрыла глаза, ожидая божественного суда. Надеюсь меня простят за прегрешения и пустят в чертоги, не оставив томиться в ожидании перед гранью.
   - Эджин! - раздался тревожный крик, полоснувший по ушам.
   Открывать глаза опасалась. Вдруг, умирая, я прихватила кого-то из наследников и сейчас меня ждет божественный суд за его смерть?
   - Эджин! Кристалл! - теперь в незнакомом голосе слышалась не только волнение, но и требование.
   Тиски на плече ослабли, оставив на коже под курткой давящий след. Меня по-прежнему сжимали, не давая свободы. Я не дышала, скорее сипела от испуга, рвано переводя дыхание.
   - Чертоги богов! - в изумлении воскликнул блондин, ослабив хватку, чем воспользовалась я.
   Наверное отчаяние придало сил, и я дернулась, что есть сил. Едва ноги коснулись пола, кинулась прочь, не разбирая дороги. Осмотреться толком не получилось. Видела лишь мелькающие под ногами серые плиты с темно-розовыми разводами. Вскинула голову и скорректировала побег. До дверей оставалось всего ничего!
   - Держи его! - выкрикнул мужской голос.
   Меня поймали в воздухе и спеленали.
   - Эджин! Невероятно! - донеслись до меня слова. - Игл оказался прав!
   - Я рад дружище!
   - Бред.
   Голос последнего снова испугал своей мощью. Я бы его узнала из тысячи. Именно он меня заставлял вибрировать от напряжения и страха.
   - Получилось Эджин! Получилось!
   - Невероятно, но факт.
   - Желтый!
   - Вирил прав. Твой уровень желтый. Парень имеет какое-то отношение к этому отношение.
   - Желтый, Эджин! Желтый! Мы решили проблему!
   Я повисла в воздухе, глядя в пол под собой. Говоривших не видела, да не особо и хотела. Единственное желание - оказаться от академии наследников, как можно дальше. Почему боги не отозвались на мою просьбу и не забрали в чертоги быстро и безболезненно?
   - Мы все проверяли. У него нет магии, - прервал восторженные возгласы брюнет.
   - Какая разница! Если мальчишка возвращает желтый уровень ...
   - Вирил, хватит! - грозный окрик прокалился под сводами.
   - Я согласен с Вирилом. Мы замеряли твой уровень перед тем, как появился паренек. Никаких сомнений. Твой уровень вернулся, едва ты дотронулся до рудокопа.
   - Бред!
   - Факт! - возразил ему блондин.
   Кажется, я начала их различать.
   - Игл долго не продержится. Нам надо уходить, - произнес тот, кого назвали Гарольдом.
   - Куда? - серьезно спросил блондин.
   - Для начала в нашу комнату, потом разберемся, - рассудительно произнес собеседник.
   - Тащить к себе кусок грязи?! - презрительно выплюнул брюнет.
   Меня тряхнуло чужое недовольство.
   - Есть другие варианты? - надменно спросил блондин. - Ты, конечно, можешь отказаться от возможности нормально жить, рассказав о случившемся преподавателю Шторму и отцу, но сам сможешь смириться? Желаешь остаться без перспектив на будущее?
   - Чертоги богов, - выругался брюнет.
   - Вот именно! - подвел итог спора блондин. - Возвращаемся в комнату. Бредовая идея Игла оказалась верна. Как поступить дальше, будем думать позже. Сейчас для нас главное вернуться на занятия, а мальчишка подождет нас.
   Меня медленно и аккуратно опустили на пол, позволив встать на ноги, но путы продолжали сдерживать. Блондин подошел ко мне и внимательно осмотрел.
   - Есень, мы не сделаем тебе ничего плохого. Пришлось связать, чтобы не наделал глупости, - на меня смотрели сочувственно и с пониманием, - Сейчас мы отправимся в общежитие. С тобой ничего страшного не произойдет. Просто иди и не старайся убежать, - напоследок он улыбнулся и похлопал меня по плечу.
   Мимом меня прошагал с надменным видом брюнет. Следом за ним ко мне подошел потрясающей красоты молодой человек. Если до этого я считала, что никого краше блондина и брюнета не видела, то ошибалась.
   Незнакомый наследник посмотрел на меня с любопытством. Его глаза напоминали взгляд кроткой лани, взирающей на мир трогательно и с доверием. Пушистые черные ресницы придавали выразительности карим глазам. Правильные черты лица казались идеальными. Тонкий нос, чувственные губы, идеальный абрис и легкий румянец на щеках заставил сердце пропустить удар. Красота молодого человека не казалась женственной, но и не носила отпечаток суровости. Мужественность выдавала его мощная фигура.
   Он не уступал в росте своим товарищам, а в плечах и подавно. Я видела его всего мгновение, но смогла оценить гордый постав головы и великолепную осанку. Наследник казался идеалом красоты.
  
   Игл находился в приподнятом настроении. Бессонная ночь давала себя знать, но предвкушение от задуманной каверзы побрасывало адреналин в кровь. Он даже чувствовал покалывание магии на кончиках пальцев. Приходилось сжимать кулаки, чтобы сбросить напряжение. Сегодня у него есть прекрасный повод вновь усложнить жизнь Ирату.
   Пикировки между ними давно перешли на новый уровень. Если раньше все сводилось к позерству и похвальбе, то сейчас, столкнувшись в академии, оба наследника старались доказать свое превосходство по дисциплинам и физическим результатам. Соперники Игл и Ират больше всего привлекали внимание, как преподавателей, так и учеников.
   - Торн! Ты мне как раз нужен! - заметив знакомую фигуру, окликнул Игл.
   - Приветствую! - отозвался молодой человек и поспешил навстречу. - Что задумал?
   - Потрепать нервы Ирату. Ты со мной?
   - Спрашиваешь!
   Они улыбнулись и вошли в учебный корпус.
   Большое и просторное здание делилось на четыре сектора, в каждом из которых преподавали свою дисциплину. Несколько аудиторий предназначались для учеников с разным уровнем знаний.
   Игл с нетерпением шарил взглядом вокруг, но первым увидел давнего соперника Торн, толкнув товарища и обращая внимание.
   - Слышал, в королевском дворце скоро будет представление, - громко произнес Игл, привлекая внимание окружающих.
   - Действительно? - включился в игру Торн, с азартным блеском в глазах наблюдая за приближающейся командой противников.
   - Оно будет отличаться от ежедневного фатовства, - продолжил Игл, наблюдая за предметом своих насмешек.
   Ират не сводил пристального взгляда с Игла, подходя ближе.
   - Девушки из знатных семей предстанут перед королевой. Ират, кажется, твоя сестра так же будет во дворце? Неужели милорд Пакрин надеется породниться с королем?
   Ират подошел к Иглу и остановился в паре шагов, молчаливо ожидая продолжения.
   - Неужели прекрасная Илира станет невестой принца? - искренне удивился Торн.
   - А ты не знал? Ират для этого стал другом принца. Трудно, наверное, сочетать учебу и находиться на службе. Силенки не надорвешь? - усмехнулся Игл, внимательно следя за реакцией. - Или тебе зачеты ставят за высокое положение при дворе?
   - По себе судишь? - высокомерно обронил Ират.
   - Увы, мы с тобой не в равных условиях.
   - Рад, что ты это понимаешь.
   - У меня нет прекрасной сестры, за чьей широкой юбкой можно спрятаться, - радостно улыбнулся Игл.
   Ират сжал губы и кинулся на Игла.
   - Думаешь, Илира оценит твой порыв? - уклонившись от прямого удара, поинтересовался Игл.
   - Заткнись! - рявкнул Ират в ответ.
   Драка началась сразу. Торн ответил на ругательство в свой адрес от одного из членов команды. Те, кто недолюбливал высокомерного Ирата Пакрина, поддержал пару товарищей, отбивающихся от четверки. Свистки и громкие окрики хранителей правил академии возымели частичное действие. Немногие добровольно отказались от удовольствия намять бока заносчивым наследникам, собравшимся в одну группу.
   Начало занятий было сорвано, а виновником и зачинщиком драки однозначно признали Ирата, нанесшего удар первым.
   Игл с довольным видом подсмеивался над помятой фигурой наследника Пакрина, дававшего объяснения хранителям. Они с Торном помогли поправить друг другу одежду, потом пожали руки, и Игл поспешил незаметно уйти, оставив остальных разбираться в устроенном им беспорядке. Разумеется, хранители быстро выяснили основных виновников, а остальных отправили на занятия, но академия гудела, переживая случившуюся драку. Многие радовались обстоятельству, что всегда хладнокровный Ират потерял привычную выдержку, одобряя поведение Игла. Репутацию миледи Пакрин никто не обсуждал, хотя именно ее персона стала предметом спора молодых магов. Прекрасная Илира покорила сердца многих, но при этом слыла девушкой строгих правил с кротким нравом.
   Игл торопливо шел в сторону общежития, где, как он надеялся, его ожидают друзья. Очень хотелось проверить пришедшую ему в голову теорию. Вдруг его идея окажется верной, и они смогут помочь Эджину? Было бы прекрасно! Наследник Лаэрт внушал уважение непреклонным нравом и жестким характером. Он слыл человеком рассудительным и справедливым. Игл до академии лично с ним не был знаком, но несколько месяцев в тесном общении помогли раскрыть немного замкнутый, но чрезвычайно богатый внутренний мир товарища.
   Иглу нравилось созерцать красоту в любых ее проявлениях. Эджин для него олицетворял мужество и мощь в диком и необузданном проявлении. Он походил на стремительный ураган, спрятанный под непроницаемую оболочку хладнокровия. Но Игл знал наверняка, наследник Лаэрт вовсе не холодная ледышка.
   - Будет забавно посмотреть, - весело пробормотал себе под нос Игл, подходя к зданию. - Эджин и рудокоп. Хм! Определенно, учиться становится интереснее!
  
   Есень
  
   Идя между трех наследников, ощущала себя словно под арестом. Никто за руки не держал и веревками или путами не связывали, но отчего не оставалось сомнений, что одного моего шага в сторону будет достаточно, чтобы нажить неприятности. Справа шел блондин. Я даже вспомнила его имя - наследник Викард. Слева - юноша с трогательным взглядом. В его сторону я смотреть опасалась. От его внешности захватывало дух. Хотелось протянуть руку и потрогать край его длинного одеяния, чтобы убедиться в реальности. Не может на свете существовать столь прекрасное создание!
   Я нашла для себя выход, чтобы подогревать в себе желание бороться - смотреть вперед. То есть в спину впереди идущего брюнета, доводившего меня одним взглядом до дрожи в коленях. Счастье, что наследник предпочитал вообще не смотреть в мою сторону, поэтому я могла безболезненно сверлить широкоплечую спину злым взглядом.
   Осознание, что меня снова привели в академию ради каких-то неизвестных игр, для собственного удовольствия, в то время, как я не начала работать и не добыла руды, удручало и выводило из себя. Богатеи могут позволить бездельничать, а у меня каждый день на счету.
   - Проходи, - гостеприимно предложил наследник Викард и указал на распахнутую дверь.
   Робко переступила порог, не поднимая глаз. Блондин обогнул меня и прошел вперед, оставив топтаться на месте.
   - Эджин, надеюсь, у тебя не осталось сомнений? - спросил наследник с выразительными глазами.
   - Лично я больше не сомневаюсь, - произнес наследник Викард.
   Бросила короткий взгляд на молодых магов. Они сняли с себя верхнюю одежду, оставшись в темных рубашках и в черных брюках, заправленных в сапоги. Одинаковая одежда не делала их похожими. Каждый из них выделялся своими особенностями.
   - Как прошло? - громко прозвучал вопрос позади меня.
   Испугано вздрогнула и отшатнулась в сторону, встретившись взглядом с вошедшим.
   - Кто этот милый ребенок? - ласково пропел он, подходя вплотную. - Покажись!
   - Простите, - пискнула в ответ, низко опустив голову.
   - Не прячься, - мягко пожурил он, и его пальцы крепко ухватили за подбородок, поднимая мое лицо. - Хочу тебя рассмотреть.
   Зеленые глаза смотрели на меня с любопытством и изучающее. Длинные ресницы очерчивали контур. Тонкие ноздри слегка подрагивали, словно он принюхивался к запаху. Он склонил лицо ко мне ближе и обшаривал взглядом мои черты. Я будто ощущала физическое прикосновение ко лбу, бровям, скулам, щекам. Он внимательно изучил губы. Казалось, он сейчас заставит рот раскрыть, чтобы пересчитать зубы, как у лошади на ярмарке.
   - Скажи, милый ребенок, - в голосе прозвучала затаенная интрига, - ты знаешь, что в академии женщинам находиться запрещено под угрозой смертной казни?
   - Да, - обомлев от испуга, едва слышно прошептала в ответ.
   - Красивые глаза, - задумчиво сообщил наследник, заметив мою реакцию. - Жаль, что ты не женщина.
   С последними словами он убрал свою руку и даже тряхнул пальцами, словно сбрасывая ощущение прикосновения, и развернулся ко мне спиной.
   - Итак, как все прошло? - заложив руки за спину, спросил он у своих товарищей.
   - Твоя теория оказалась верной, Игл, - с улыбкой произнес наследник с красивыми глазами.
   - Прекрасно! - воодушевился зеленоглазый. - Эджин, ты рад?
   - Чему? - устало отозвался брюнет, усаживаясь за стол.
   - Мы нашли решение. Теперь ты снова в норме, - поддержал блондин.
   - В норме?! - вспылил наследник, вскочив на ноги. - Какой в этом смысл? Кто мне может объяснить произошедшее?
   - Если найдем объяснение, это что-то изменит? - заинтересовался наследник с красивыми глазами. - Объясни, чем ты возмущен? Мы нашли решение твоей проблемы, можешь жить, как и раньше.
   - Вы издеваетесь? - продолжал негодовать брюнет. - Грязный рудокоп - решение проблемы? Вы в своем уме? Мой резерв не может зависеть от него!
   - Увы, Эджин, но это факт, - положив руку на плечо другу, попытался успокоить блондин.
   - Я не желаю иметь с ним ничего общего! - указательный палец метнулся в мою сторону.
   От неожиданности вздрогнула. Только бы не убили вгорячах! Наследники спорят, а мне за свою жизнь страшно.
   - Как я понимаю, у тебя всего два варианта, - задумчиво произнес наследник с красивыми глазами. - Первый - это отправить мальчишку домой, - при этих словах сердце бешено застучало, - и рассказать милорду Лаэрту о потери магии. Что означает немедленное отчисление из академии и отсутствие перспектив в карьере. И второй.
   - Оставить паренька рядом. Накормить, одеть и дать ему работу слуги, - продолжил зеленоглазый, - В таком случае мальчишка будет постоянно поблизости, и ты сможешь продолжить жить по-прежнему, воплощая мечты милорда Лаэрта.
   - Эджин, подумай. Никто не узнает о твоей особенности, - вступил в разговор наследник Викард.
   В ответ брюнет угрюмо молчал, не поддаваясь на уговоры. Мне же перспектива остаться рядом с наследниками с одной стороны радовала - работу обещали - с другой я опасалась возмездия, как только раскроется, кто я на самом деле.
   - Мы команда. В наших интересах помогать друг другу, - произнес наследник с красивыми глазами.
   - Если все всплывет? - глухо спросил наследник Лаэрт.
   - Как? Мы никому не скажем. Мальчишка тем более будет хранить молчание, - зеленоглазый кинул на меня острый взгляд.
   Я торопливо закивала, подтверждая его слова.
   Некоторое время все молчали, ожидая решения брюнета.
   - Пусть остается, - негромко обронил он.
   - Правильное решение, - выдохнул с облегчением блондин.
   Зеленоглазый снова посмотрел на меня и хитро подмигнул, словно мы с ним сообщники.
   - Пока пусть остается. Я решу эту проблему, - обещание прозвучало как угроза.
  
   ГЛАВА 9
  
   Эджин отошел к окну и смотрел рассеянным взглядом на друзей, спешащих на занятия. Они решили оправдать свое опоздание обеспокоенностью его самочувствием, сославшись на слова лекаря, что следующий раз выгорания для Лаэрта станет последним.
   Трое наследников шли, не оглядываясь, оставив Эджина наедине с возникшей проблемой. И главное, он абсолютно не понимал, что с ней делать. Измеритель показал возрастание резерва, да и сам Эджин ощущал в себе перемены. Нервозность и напряженность последних дней постепенно отпускала. Он словно получил отдохновение и наполнялся силой. Именно это его начинало волновать. На смену одной тревоги пришла другая.
   Как могло случиться, что он стал зависим от постороннего, не одаренного подростка? Как подобное могло произойти? Необходимо найти взаимосвязь и разрушить ее, вернув себе прежнюю жизнь.
   Эджин смотрел в окно на студеную осень, а за его спиной не раздавалось ни звука. После того, как друзья покинули комнату, он ни разу не обернулся, предпочитая не рассматривать грязного рудокопа. Подумать только! Он - наследник Лаэрт и какой-то чумазый мальчишка теперь связаны единою судьбой.
   Игл прав. Эджин не посмел бы рассказать отцу об утраченном резерве. Потеря магии для него означало конец всему - планам, перспективам на блестящую карьеру. Он предпочел бы умереть на поле боя или в тренировочном зале, лишь бы не говорить о своем проступке.
   Надо решить проблему. Но как?
   Эджин медленно развернулся и сложил руки за спину. Темная фигура мальчишки у дверей притягивала взгляд. Он вжал голову в плечи, спрятав лицо в воротнике потрепанной куртки. Руками он прижимал к груди холщовую котомку, пальцы судорожно сжаты. Мешковатые штаны заправлены в побитые и наверняка дырявые ботинки грубой работы. Внешний вид кричал о бедности и безденежности. В столице нищеты хватает. Наследник Лаэрт никогда не обращал на нее внимания, находясь выше по положению. Сейчас же, глядя на ссутулившуюся фигуру, ничего, кроме брезгливости не ощущал.
   - Есень, - грубо обронил он ненавистное имя.
   Как бы ему хотелось, чтобы мальчишка оказался временным хранителем его силы! Возврат прошел бы быстро и безболезненно. Но все оказалось не так.
   - Да, милорд, - вздрогнул рудокоп, но головы не поднял. Скорее наоборот, сильнее сжался.
   - Объясни мне, что произошло на поляне? Почему мой резерв практически пуст, а при встрече с тобой вновь восстанавливается? - сурово кидался вопросами Эджин.
   - Не знаю, милорд. Простите, милорд, - мальчишка кланялся при каждом слове.
   - Подойди сюда, - потребовал Эджин.
   Рудокоп робко, мелкими шагами приблизился и остановился на приличном расстоянии.
   - Ближе! К окну подойди!
   - Простите, милорд, - снова поклон и опасливая перебежка вперед.
   - Что ты за человек? Почему я не могу от тебя избавиться? - разглядывая подробно тощую фигуру, озадачился Эджин.
   - Не знаю, милорд. Обычный, милорд.
   - Рассказывай, что произошло на поляне.
   - Ничего, милорд.
   - Говори! - прикрикнул Эджин, выходя из себя.
   - Вас убили, милорд. Кажется, - на него искоса кинули робкий и испуганный взгляд.
   Кривая ухмылка дернула уголок губы. Мальчишка перепуган до смерти, не понимает, что говорить и как отвечать. Придется ему помочь, чтобы докопаться до истины.
   - Вирил ударил меня боевым заклинанием, я потерял сознание и упал, - взяв себя в руки, начал говорить Эджин. - Что произошло дальше?
   - Вы упали, - торопливо кивнул мальчишка, - Так вас не убили? - он поднял голову и впервые их взгляды на короткое время встретились.
   - Жив. Дальше.
   - Не оставлять же вас. Сердце вроде билось. Вот я и ...
   - Что "и"?
   - Помогла. Помог! Помог, милорд! - сбивчиво произнес Есень. - Помог вам прийти в сознание! Холодная настойка помогла!
   Эджин смотрел на перепуганного подростка и внимательно изучал всклоченные волосы, остриженные коротко, плохо отмытую шею и щеки. Казалось, каменная пыль навечно въелась в кожу. Сбитые пальцы с обломанными ногтями судорожно цеплялись в ткань котомки, как за спасительную соломинку.
   - Тормошил вас, настойкой поливал, сердце слушал ... - Есень сбился и закусил губу.
   - Ты меня трогал?! - в гневе возмутился Эджин. - Кто дал тебе право?!
   - Простите, милорд, - отшатнулся от занесенной руки мальчишка.
   Молодой маг опомнился, увидев свое отражение в расширенных от испуга глазах.
   - Как ты посмел дотронуться до наследника? - немного сбавил тон он.
   - Я не знал, кто вы! Не мог видеть, как человек умирает, - мальчишка стиснул руку у груди и смотрел не моргая.
   Зрачки расширены и заполнили всю радужку. Такие глаза не лгут. Есень действительно хотел помочь и не думал вредить. Эджину от этого легче не становилось.
   Его рассуждения прервал стук в дверь. Хранитель правил и порядка протянул сложенный лист бумаги. Сердце гулко ударило, предчувствуя неприятности. Письмо из дома с требованием немедленно прибыть, подтвердило догадку. Отец никогда не вызывает своего сына без веской причины.
   - Наверное, так даже лучше, - глубоко выдохнул Эджин, складывая лист обратно. - Идешь со мной.
   - Хорошо, милорд. Слушаюсь, милорд, - снова принялся кланяться рудокоп.
   - Будет лучше, если ты не станешь столько говорить, - отрезал Эджин, раздражаясь от проявленного подобострастия.
   Он накинул на плечи теплый плащ и, не оглядываясь, вышел из комнаты. Мальчишка поспешил за ним, опасаясь отстать. Впрочем, Эджин был бы не против, если бы его проблема потерялась. Увы, так просто от нее не отделаться.
   В конюшне он оседлал лошадь, распорядившись, чтобы для его слуги предоставили вторую. Не хотелось плестись по грязным улицам, если Есеню придется следовать за ним пешком. Рудокоп возражать не посмел, но потому как кулем рухнул в седло, прилипнув к шее лошади, стало понятно, что парнишка не владеет верховой ездой. Впрочем, проблемы нового слуги Эджина не волновали.
   По столице он проехал быстрой рысцой, распугивая прохожих. Он торопился на встречу с отцом, понимая важность вызова.
   Повод из его рук принял преданный слуга, прослуживший в их доме много лет и знающий нрав своего хозяина и наследника.
   - Милорд Лаэрт ожидает вас в своем кабинете, - сообщил он, почтительно кланяясь.
   Эджин быстро взбежал по трем ступенькам вверх и остановился, вспомнив о рудокопе. Он обернулся, пронаблюдав, как тот сползает с лошади.
   - Есень - мой новый слуга, Ниц, - сообщил наследник. - Отмыть, одеть и накормить. Я заберу его в академию.
   - Слушаюсь, - поклонился старый слуга.
   Молодой хозяин его уже не слушал. Отдав распоряжение, он позабыл о Есене, спеша в кабинет. По дороге встречные слуги почтительно кланялись, но он их не замечал. Сердце тревожно стучало в преддверии разговора.
   - Отец! - войдя в комнату, окликнул мужчину, в задумчивости читающего книгу.
   - Входи, - кивнул в ответ тот, заметив сына, замершего у входа.
   Эджин уверенным шагом приблизился к креслу, где расположился его отец. Приятное тепло от камина сразу окутало и подарило ощущение дома.
   - Ты не разделся, - строго заметил ему отец.
   - Торопился, - пожав плечами, произнес Эджин, но принялся стягивать с себя теплый плащ.
   С подола одежды капали грязные капли, сапоги оставляли следы на чистом полу. Оба хозяина не обращали внимания на оставленный беспорядок. В их заботы не входило слежение за чистотой, предоставляя слугам заботиться об их комфорте.
   Эджин устроился в соседнем кресле, протянув ноги к огню. Отец задумчиво уставился в страницы.
   - Ты слышал об отборе невест для принца? - приступил к разговору милорд Лаэрт, как обычно без лишних слов.
   - Немного, - осторожно отозвался Эджин, насторожившись от произнесенных слов.
   Он думал, что отец вызвал его для расспросов о самочувствии и его втором попадании в лазарет. Отбором, о котором недавно объявили, занятый своей проблемой, он не интересовался.
   - Принц Тэо вошел в брачный возраст, - продолжил милорд Лаэрт. - Королева решила женить его до выплаты дани.
   Эджин осторожно кивнул. Большая политика его лично не касалась. Отец занимал высокий пост при дворе и жил интересами короля.
   - Милорд Пакрин предложил подобрать невесту принцу, - кинув внимательный взгляд на сына, произнес отец.
   - У него два сына, - заметил Эджин.
   - Гарольд рожден от утешительницы.
   - При выплате дани, на происхождение никто не будет смотреть.
   - Верно, - согласился отец, - Поэтому милорд Пакрин подстраховался и предложил свою дочь в жены принцу Тэо.
   - Понятно, - прикрыв глаза, протянул Эджин, мысленно складывая головоломку интриги. - Ират получил назначение на должность друга принца.
   - Именно, - кивнул милорд Лаэрт, подтверждая слова сына. - Если Илира Пакрин станет женой принца, их семейство получит большое влияние при дворе.
   - И тогда Гарольда не отправят в Симлу, - задумчиво проговорил Эджин.
   - Вместо него найдут кого-то другого, - закончил свою мысль отец.
   - Теперь понятно, почему Ират и Гарольд оказались в академии, - покивал головой молодой маг.
   - Да-а. старый лис Пакрин заранее все рассчитал, - откинув голову на спинку кресла, согласился милорд Лаэрт.
   Они некоторое время сидели молча, рассматривая языки пламени. Сны походил на отца, словно вторая копия, только значительно моложе. Одинаковые черты лица у старшего Лаэрта были резче, будто прожитая жизнь отложила свой отпечаток. В то время как Эджин смотрелся юным и открытым, несмотря на строгость во взгляде. Отец перестал носить длинные волосы, остригая их коротко. Благородная седина во вьющихся волосах отливала серебром, делая их похожими на белый пепел. На их фоне черные, цвета воронова крыла длинные пряди Эджина казались еще темнее.
   - Очень жаль, что ты выбрал дружбу Гарольда Пакрина. Наследник был бы предпочтительнее, - произнес милорд Лаэрт, нарушив тишину.
   - Ират собирает вокруг себя подхалимов, - усмехнулся Эджин. - Гарольд цельная личность, на его поддержку всегда можно рассчитывать.
   - Он сын утешительницы, - строгий взгляд искоса в сторону сына.
   - От этого он не стал дурным человеком. А как маг он хорош.
   - Мы живем в мире, где наше положение определяют, как наши личные достижения, так и происхождение. Я не умоляю заслуги Гарольда Пакрина, но наследник семьи - Ират. Постарайся наладить с ним отношения. Теперь он занимает должность друга принца, а его сестра скорей всего станет нашей следующей королевой. Гарольд не сможет тебе помочь в будущем. От происхождения не скроешься.
   - Я тебя понял, отец, - коротко произнес Эджин, стараясь закрыть неприятную тему.
   - Отбор невест сейчас имеет ключевое значение в королевстве, - продолжил милорд Лаэрт, добившись согласия от сына. - Срок выплаты дани приближается, и семьи, у кого есть дочери и вторые сыновья, стараются попасть в участники. Пакрин давно просчитал свои шансы, подстраховался и наверняка раздал массу взяток, чтобы заручиться необходимой поддержкой. Но мы так же должны воспользоваться ситуацией и не позволить Панкринам усилить свое влияние.
   - У нас нет дочери, чтобы предложить ее принцу, - серьезно произнес Эджин, улыбнувшись одними глазами.
   - Не глупи, - покачал головой милорд Лаэрт. - На отборе соберутся девушки из лучших семей. Необходимо присмотреться к ним.
   - Зачем? - озадачился молодой человек.
   - Необходимо усилить свое влияние при дворе через твой брак.
   - Что? - от неожиданности Эджин поддался вперед и встретился с серьезным взглядом отца. - Мой брак? Разве не принц собирается жениться?
   - Он выберет одну невесту, остальные будут свободны. И самое главное, обижены отказом. Лучший вариант, чтобы строить долгие и прочные отношения.
   - Лучшие и прочные отношения в семейной жизни? - удивился Эджин.
   - В политике, - отрезал милорд Лаэрт.
   Эджин медленно откинулся назад, опираясь на спинку кресла. Он знал, что ему, как наследнику, придется когда-нибудь жениться. Разумеется, ему объяснили о важности брака по расчету и он намеревался выполнить свой долг перед семьей. Он предполагал, что его никто не станет торопить выбирать жену, все-таки он единственный сын, а значит, предполагаемый союз должен быть серьезно обдуман.
   - Можешь поверить, не мы одни нацелены на построение отношений. Борьба за влияние при дворе с подачи Пакрина уже началась, - проложил отец. - Никому не хочется расставаться с рабами и имуществом, но с сыновьями или дочерьми еще меньше.
   - Наверное, тебя радует, что я единственный наследник, - кивнув, согласился Эджин.
   - Радует? - удивленно вскинул брови милорд Лаэрт. - Я приложил к этому усилия, удалив твою мать в имение и не заводя утешительницу. Решать проблемы надо заранее.
   Эджин нахмурился, сведя брови к переносице. Свою мать он не видел уже несколько лет. Пока был подростком, часто навещал ее в имении, слушая ее слова любви. Одинокая женщина обожала единственного ребенка, с годами все больше походившего на ее мужа. Красота Лаэртов не могла оставить женские сердца равнодушными. Чем старше становился наследник, тем реже навещал мать, проводя больше времени с отцом. В академии он позабыл об удаленном имении, где его всегда ждали.
   Только сейчас, после слов отца он понял истинную причину раздельного проживания супругов и не мог не согласиться с правильностью принятого решения. Наложенная Симлой дань требовала отдавать не только деньги и рабов, но и отправлять вторых сыновей в качестве заложников к победителям в последней войне. С тех пор прошло больше трех десятилетий, и каждый год отправлялся караван с данью.
   Политики старалась ослабить влияние, торговались, вели переговоры, но ослабить условия позорного договора не смогли. Влиятельные семьи интриговали, чтобы их сыновья и дочери не становились заложниками, в ход пускались разные приемы, но каждый год приходилось расплачиваться за поражение.
   В народе нарастало недовольство, часто поднимались восстания и бунты, в свою очередь ослабляющие государство. Король старался укрепить свое управление, но высокие налоги разоряли мелких купцов и крестьян.
   Аристократам приходилось отдавать своих детей в чужое государство на несколько лет. Возвращались они совсем другими людьми, увидевшие иную жизнь. Их молодой и пытливый ум перенимал идеалы Симлы, они становились верными подданными вражеского государства. Что в свою очередь не позволяло начать войну за независимость. Король много раз пытался собрать войска, но дальше указов дело не доходило. Правитель Симлы внимательно наблюдал за происходившим в поверженном Аграле. Воспитанные при его дворе наследники выказывали преданность королю - победителю.
   - Кроме Илиры Пакрин, имена других претенденток не известны. Королева недавно дала объявление об отборе. Как только определюсь, кто нам необходим, займешься невестами, - приказал милорд Лаэрт.
   - Понял, - серьезно кивнул Эджин.
   - Кстати, что за разговоры, будто ты два раза истощал резерв и находился в лазарете? - поинтересовался отец, отвлекшись от серьезных планов.
   - На тренировке перестарался, - кашлянув, отозвался Эджин.
   - Занятия - это хорошо, но не выкладывайся полностью. Сейчас направь все свои силы на невесту. Семье нужны связи. Брак для этого подходит лучше всего.
   - Хорошо, отец.
   Милорд Лаэрт принял ответ и замолчал. Некоторое время он смотрел в огонь, мысленно просчитывая варианты. Ему требовалось заполучить не меньше, а желательно больше влияния, чем Пакрин. Когда-то он планировал женить Эджина на Илире, но планы оказались нарушены из-за отбора. Разумеется выбор жены принца важнее, чем браки его подданных. Придется вновь начать собирать информацию и узнавать о материальном состоянии семей.
   - Не вздумай заводить утешительницу! - грозно посмотрел на сына он. - Никто не запрещает тебе развлекаться в доме для увеселений. На похождения наследников до брака смотрят сквозь пальцы. Всегда просчитывай последствия поступков! Наличие утешительницы в доме до прихода жены в дом считается оскорблением! Подобрать высокородную девицу станет непросто. Мне не нужна обедневшая семья без веса в обществе из-за твоего самодурства.
   - Не собирался, - категорично произнес Эджин.
   - Кажется, ты неравнодушен к Натали? - отец нехорошо прищурился.
   - Вы неправы. Мне она безразлична. Натали отдает мне предпочтение, отказывая другим клиентам. Ее верность меня устраивает.
   - Верно поступаешь, - в голосе прозвучало одобрение.
  
   Есень
  
   Ниц кивнул мне идти за ним. Старый мужчина с подтянутой фигурой важно выступал впереди. Осторожно осматривалась по сторонам, опасаясь сделать что-то неправильно. Если выгонят, не заплачу, а вот получить взбучку за неосторожность не хотела.
   - Веро! - позвал кого-то Ниц, входя в просторное и светлое помещение.
   Нам навстречу выбежала молодая и розовощекая девушка. Простое полотняное платье обтягивало округлую фигуру, на голове белый чепчик прикрывал буйные кудряшки золотистого цвета. Веселым взглядом она взглянула на величественного Ница, а потом посмотрела на меня.
   - Этот молодой человек новый личный слуга наследника Лаэрта, - произнес Ниц. - Позаботься о нем. Отмыть, накормить и выдать одежду.
   Он отдал распоряжение и вышел за дверь, оставив меня переминаться с ноги на ногу. Веро подошла ко мне, вытирая руки о фартук.
   - Покажись-ка, - девушка протянула руку, положила ее мне на плечо и заставила покрутиться на месте. - Так. Все ясно! - произнесла она и куда-то помчалась.
   Вокруг нас на веревках весели длинные простыни и занавеси. Из-за влажной погоды белье высушивали внутри помещений. По тому, как отчетливо пахло мылом и щелоком, легко предположить, что находились мы в прачечной. Влажный и горячий воздух клубился под высоким потолком, а стекла в окнах запотели.
   - Иди за мной! - вынырнула Веро откуда-то справа и потянула за рукав. - Садись здесь. Перекуси и мыться! Поторопись. Молодой хозяин не станет тебя дожидаться. Придется самому добираться до академии.
   Совет приняла к сведению. Дорогу я не запомнила. Ехала, прижавшись к шее лошади, опасаясь свалиться на грязную мостовую. Потому ела торопливо и по возможности аккуратно. Горячая похлебка согревала и утоляла ненасытный голод, к которому спела привыкнуть за последние несколько лет.
   Веро вновь выскочила передо мной неожиданно. Одобрительно кивнула, заметив опустевшую миску. Она махнула рукой, зовя за собой.
   - Ты - парень, потому я задернула купальню. Обычно девчонки не заморачиваются, так купаются.
   Передо мной отдернули серую холстину и подтолкнули в спину.
   - Куртку снимай. Ботинки ставь в сторону. Пока будешь мыться, я все приготовлю. Лишь бы нашлась одежда твоего размера. Худой совсем, - посетовала девушка с кудряшками. - Смелей! Девчонки не станут подглядывать, - она озорно подмигнула и опустила ткань, оставляя меня одну.
   Несколько мгновений я молчаливо таращилась на серую пелену перед собой, а потом решительно сняла куртку. Даже если мой обман откроется, успею помыться. Несколько дней не могла дождаться очереди на руднике, отправляясь домой, где смывала с себя грязь мокрой тряпкой.
   Сверху из железного ящика полилась вода. Простое устройство обрадовало. В тепле, под сильным напором я намыливалась и с ожесточением терла потемневшую от каменной пыли кожу. Голову почти не убирала, наслаждаясь и блаженствую под водой.
   - Парень! - крикнула из-за занавеси Веро. - Одежду положила, и обувь принесла.
   Ткань качнулась и розовая рука протянула сверток. Я перехватила его и положила на стоящий табурет.
   - Если рубашка и курточка не подойдет, скажи. Я подошью по фигуре.
   - Спасибо! - хрипло из-за волнения отозвалась ей.
   - Так ты не немой? - удивилась она.
   Веро удалилась, а я задумалась о своей дальнейшей жизни. Страшно. Действительно опасно оставаться рядом с наследником, обладающим огромной властью. Если мой обман раскроется, в живых меня не оставят. Но по какой-то причине злой брюнет решил оставить рядом с собой, чему он явно не рад.
   - Есень! - раздался голос Ница, когда я успела надеть штаны, рубашку и завязывала шнурки на поношенных, но добротных ботинках.
   Видимо, кто-то носил одежду, но вид она имела справный. Чисто выстиранная она приятно пахла мылом и немного травами, которыми перекладывают вещи от моли.
   - Наследник Лаэрт собирается покинуть дом. Поторопись!
   Ткань отдернулась, и я резко выпрямилась перед Ницем. Он окинул меня придирчивым взглядом, потом молчаливо развернулся и направился к выходу.
   - Ты состоишь при молодом хозяине, - заговорил мужчина по дороге, показывая, куда мне идти. - Одежду мы тебе выдали. Будь опрятным! - на меня кинули грозный взгляд. - Соблюдай чистоту тела, заботься обо всех нуждах наследника Лаэрта.
   - Хорошо, господин, - торопливо кивала в ответ.
  
   ГЛАВА 10
  
   Есень
  
   Обратная дорога в академию меня преследовала одна мысль: "Верно ли поступаю, оставаясь рядом с наследником Лаэртом?". Молодой маг ко мне относился с пренебрежением и старался не обращать на меня внимание. Когда же случайно наши взгляды встречались, в его глазах вспыхивали негодование и даже ненависть. Я не понимала, в чем моя вина, но на всякий случай старалась говорить в его присутствии мало, чтобы не навлечь вспышку агрессии.
   Может быть мне следовало сбежать? Столица большая, наверняка есть, где спрятаться. Останавливало от отчаянного шага отсутствие денег и знаний о городе. Конечно, я старалась запомнить улицы, по которым проезжали, но количество людей, толкающихся со всех сторон, отвлекало. Приходилось в первую очередь думать о безопасности, а не о плане побега.
   Время, проведенное в пути, дало небольшую передышку от общества наследника Лаэрта. Его широкая спина маячила впереди, мне оставалось следовать за ним. Молодой маг не обращал внимания на толчею перед собой, он скорой рысью скакал по улице, не заботясь о прохожих. Я же торопилась за ним, припав к шее лошади.
   - Займитесь лошадьми, - коротко приказал наследник и вышел из конюшни.
   Я бестолково потопталась у ворот, не понимая как поступить: остаться или идти за молодым хозяином. Из-за молчаливости наследника и его нежелания со мной разговаривать, каждый раз совершая какое-либо действие, опасалась поступить неправильно.
   - Иди за мной, - обронил через плечо наследник.
   Получив четкое распоряжение, поспешила за ним.
   Здание, где располагались комнаты учеников, узнала сразу. Значит, мы возвращаемся. На территории никого не встретили. Наверное, все на занятиях. Интересно, почему наследнику Лаэрту позволено их пропускать? Разумеется, свое любопытство спрятала подальше.
   - Теперь поговорим, - спокойно произнес маг, входя в комнату.
   Он спокойными движениями избавился от верхней одежды и повесил плащ в шкаф. Я опасливо посмотрела его высокую фигуру, не ожидая ничего хорошего.
   - Личные слуги в академии запрещены, - произнес брюнет. - Было бы проще устроить тебя в хозяйственном крыле, но пока неизвестно, насколько мы должны быть близки.
   Молодой маг развернулся ко мне лицом, сложив руки за спиной. От его острого взгляда, сердце застучало как бешенное.
   - Простите, господин, - запнулась я, - близки?
   - На каком расстоянии ты можешь от меня находиться, - пояснили мне.
   Тихонечко перевела дыхание. По мне так - чем дальше, тем лучше. Но моего мнения никто не спрашивал.
   - Об этом нам придется узнать опытным путем.
   - Ясно, - торопливо кивнула.
   - Вечером сделаю еще один замер, потом определимся, - он говорил спокойно, перекатываясь с пятки на носок.
   От его движения хотелось сделать шаг назад, потом еще один. Вроде остается на месте, а ощущение создается, будто он идет в мою сторону.
   - Понятно, - ответила, хотя ничего не поняла.
   Меня будут замерять? Рост, вес или окружность головы?
   - Команда скоро вернется с занятий. Сейчас можешь устроиться у окна, - взмах рукой в сторону закутка у шкафа. - Сидишь тихо, мне не мешаешь.
   - Хорошо, - понятливо поспешила в указанном направлении.
   Выданную в доме Лаэртов теплую куртку сняла и аккуратно сложила на подоконнике, и присела на пол. Стенка шкафа частично загораживала высокую фигуру и давала призрачное ощущение защищенности. Но сейчас мне и этого было достаточно. Съеденный сытный обед придавал сил, вид из окна радовал глаз, а наследник Лаэрт, отдав распоряжение, занялся своими делами. Иногда я поглядывала в его сторону, чтобы в случае необходимости реагировать на его перемещения.
   Наследник Лаэрт угрюмо нахмурился и устроился за столом, разложив перед собой исписанные бумаги и толстые книги. Не знаю, чем он был занят, но задавать вопросы желания не возникало.
   - Сколько тебе лет? - неожиданно спросил молодой маг.
   - Восемнадцать, - четно отозвалась я.
   - Действительно? - удивился брюнет, скользнув по мне взглядом.
   Наверное, это было впервые, когда в нем не сквозила презрительность. Вопрос прозвучал, словно на него не требовалось отвечать. Я благоразумно промолчала.
   - Кто твои родители? - уткнувшись в лист перед собой, наследник задал следующий вопрос.
   - Обычные люди. Мама и отец родились в нашем городке и работали на руднике, - вежливо отозвалась в ответ.
   Наследник Лаэрт промолчал. Он сосредоточенно что-то писал, не обращая на меня внимания и не задавая вопросов. Иногда он останавливался и в задумчивости подносил руку к лицу, медленно потирая указательным пальцем нижнюю губу. Смотрелось завораживающе. Жест явно бессознательный, а потому приоткрывал завесу над таинственностью грозного и опасного брюнета.
   - Тебе не говорили, что пристально рассматривать людей неправильно, а в случае с наследниками и опасно? - не поворачивая головы, неожиданно произнес молодой маг.
   - Простите, - вздрогнула от испуга и потупилась.
   Я поджала ноги к себе ближе и обхватила руками колени. За долгое время ноги затекли. Хотелось встать, выпрямиться, потянуться. Неловкое положение и неопределенность сподвигли меня на вопрос.
   - Наследник Лаэрт, - осторожно начала говорить, - Могу я задать вопрос?
   Брюнет медленно опустил карандаш на лист бумаги и посмотрел на меня.
   - Говори, - получила разрешение.
   - Я не понимаю, что происходит и почему вопреки своему желанию вы дали мне работу слуги, - гулко сглотнув, произнесла я. - Когда вы меня отпустите?
   В глазах молодого человека застыл лед. До этого момента даже представить не могла, что он может быть черного цвета. Однако, сейчас меня замораживали темные глаза наследника.
   - Ты хочешь уйти? - с затаенным рокотом в голосе произнес он.
   - Здесь все непривычно и странно, - попыталась пояснить.
   - Странно?
   Наследник нарочито медленно встал со стула, обошел стол и преодолел разделяющее нас расстояние в несколько бесконечно долгих шага. Он подошел, наклонился, протянул руки и ухватил меня за одежду на груди. Единым движением дернул вверх, заставив на короткий миг повиснуть в воздухе, а потом немного отпустил, позволяя носочками коснуться пола. Его лицо находилось настолько близко, что я увидела каждую ресницу вокруг его потемневших от злости глаз.
   - Я бы предпочел вообще с тобой никогда не встречаться, - грозовой рокот в голосе стал отчетливее. - Слышишь? Не желаю видеть тебя рядом. Ненавижу себя за эту зависимость. Чертоги богов! Но резерв наполняется, только если ты со мной!
   - Я ... я не понимаю, - пролепетала в ответ, ожидая скорой расправы.
   - Что ты со мной сделал?! - в бешенстве заорал он.
   Успела только прикрыть глаза, когда мужские руки стиснули сильней одежду.
   - Эджин!
   - Стой!
   - Остановись!
   Три голоса раздались одновременно.
   - Отпусти парня! - воскликнул кто-то рядом с нами, и я робко открыла глаза.
   Блондин ухватил наследника Лаэрта за руки и пытался ослабить его хватку. Тот резко разжал пальцы, выпуская одежду, и сделал два шага назад, стремясь увеличь расстояние. Из-за неожиданно обретенной свободы пошатнулась, но меня успели подхватить сильные руки.
   - Зачем пугаешь паренька? - весело произнес зеленоглазый маг, продолжая удерживать. - Есень, ты не пострадал?
   - Нет-нет. Ничего, - тяжело дыша, поспешила заверить его.
   - Эджин, держи себя в руках, - выговаривал блондин, уводя друга подальше. - Мальчишка решит твою проблему. Не усложняй ситуацию.
   Тем временем зеленоглазый не торопился уходить. Он положил руки на мои плечи и развернул лицом к окну.
   - Прелестный ребенок, - хитро улыбнулся он, внимательно рассматривая. - Красивые и выразительные глаза, прямой и тонкий носик. - Наследник поднес руку и провел по щеке, - Красиво очерченные высокие скулы привлекают внимание. Губы мягкие и наверняка отзывчивые. - Его большой палец скользнул по нижней губе, заставив вздрогнуть и отстраниться. - Не бойся, - тихо рассмеялся зеленоглазый, - проверять не стану. Разумеется, если сам не захочешь.
   - Игл, отстань от мальчишки, - наследник с добрыми глазами подошел к нам и дернул меня за руку, вырывая из странного и непонятного осмотра.
   - Ревнуешь? - нисколько не смутившись, широко улыбнулся зеленоглазый.
   - Нисколько, - спокойно отозвался тот. - Думаю, ему достаточно проблем с Эджином, чтобы добавлять новых в твоем лице.
   - Верно, - вздохнул наследник Игл и оглянулся на брюнета. - Гарольд, возьмем Есеня под свое покровительство, пока Эджин не привыкнет.
   В ответ молодой маг с добрыми глазами согласно кивнул.
   - Теперь тебе ничего не угрожает, - обняв меня за плечи, сообщил улыбчивый наследник. - Если Эджина снова переклинит, беги ко мне или к Гарольду. Мы защитим от него. Понял? - его ладонь крепко сжала, одаривая поддержкой.
   Глядя на его жест, наследник Гарольд лишь покачал головой. Я же не знала, что говорить и как реагировать. Зеленоглазый проявлял ко мне интерес. В его глазах отчетливо виднелась заинтригованность. Но ведь он не мог знать, что я девушка, а потому его поведение для меня оставалось непонятным.
   - Игл, Гарольд, Эджин предложил интересную идею, - привлек к себе внимание блондин. - Рассказывай.
   - Я не знаю, на каком расстоянии проходит воздействие, - заговорил брюнет, проходя к столу и беря в руки, исписанные ранее им, листы. - Необходимо опытным путем произвести замеры.
   - Что ты предлагаешь? - заинтересовался Гарольд.
   - Я отправлюсь в тренировочный зал и опустошу свой резерв, - спокойно произнес наследник Лаэрт.
   - Опять? Лекарь предупредил, что следующий раз будет последним! - возмутился зеленоглазый.
   - Не торопись, послушай, - остановил его жестом руки блондин.
   - Никто не говорит об экстремальном истощении, - произнес брюнет. - Затем отправлюсь к измерителю. Ваша задача направлять Есеня.
   - А-а-а. понятно, - протянул наследник Игл.
   - Надо будет дождаться отбоя, - заметил Гарольд.
   - Снова нарушаем правила? - весело хмыкнул зеленоглазый. - Я с вами!
  
   Световой меч словно был продолжением его руки. Эджин взмахивал им, атаковал, уходил от нападения Гарольда и Вирила, а потом снова наступал. Они втроем отправились в тренировочный зал, чтобы с пользой провести время. Игл предложил остаться с мальчишкой, и все согласились. Его легкий характер позволял легко сойтись с незнакомцами, а кроме того, требовалось создать впечатление, что в комнате находится команда. Остальные предпочли размяться и помочь Эджину выплеснуть накопившуюся силу.
   Они сражались почти час, получая удовольствие от незапланированной тренировки. За последнее время им приходилось действовать сообща, сейчас же они испытывали и проверяли слабые места друг друга.
   - Эджин, кажется, твой резерв не собирается истощаться, - весело и немного запыхавшись, произнес Вирил, сделав другу захват.
   - С вашими тоже все в порядке, - отозвался Эджин, делая разворот и выходя из захвата.
   - Надо усложнить, - предложил Гарольд.
   - Шторм наверняка что-нибудь придумал, - согласился с ним Вирил.
   - Есть у меня одна идея, - опустив меч, произнес Эджин и развел руки в стороны. - Надо отдать силу.
   - Издеваешься?
   - С ума сошел?
   Воскликнули оба одновременно.
   - Никто из нас не в состоянии контролировать магию тренировочного зала, - произнес Гарольд.
   - Это неважно, - отмахнулся Эджин. - Нет необходимости отдавать магию полностью. Достаточно небольшого движения, чтобы потом произвести замер.
   Парни молчаливо смотрели на товарища по команде. В предложении был разумный смысл, но практика показывала, что безликая сила могла уничтожить любого мага, если не уметь справляться с волнами.
   - Я против, - вскинув руку, принял решение Вирил.
   - Думаю, можно рискнуть, - медленно произнес Гарольд.
   - Это самоубийство! - упорствовал блондин.
   - Не большее, чем то, что мы сделали в лесу, - равнодушно пожал плечами Эджин. - Выходите. Дайте мне немного времени.
   Гарольд внимательно посмотрел на решительно настроенного друга, потом понимающе кивнул и направился к выходу. Вирил попытался возразить и остановить Эджина, но тот остался непреклонен.
   - Несколько минут. Я рассчитываю на вас, - улыбнулся ему товарищ.
   Когда Гарольд и Вирил покинули тренировочный зал, Эджин убрал меч и медленно прошелся вдоль помещения с круглым куполом вместо потолка. Он остановился в центре и поднял руки, с пальцев его руки сорвались первые искры магии. Силовые волны потянулись к источнику, добровольно делящемуся свой энергией. Они впитывали в себя все, что им отдавал Эджин.
   Лицо молодого мага мгновенно побледнело, а вокруг губ залегла синева, но он упорно продолжал стоять, истощая резерв. Он должен знать наверняка, насколько сильна его связь с мальчишкой из рудника.
   - Эджин! - взорвался крик друга в огромном зале. - Прекрати!
   - Достаточно! - поддержал его Гарольд.
   - Сожми пальцы! - приподнявшись на носочки, Вирил потянул Эджина за руки. - Все! Хватит!
   Силовые волны с неохотой отпускали добровольную жертву. Едва контакт разорвался, наследник Лаэрт рухнул на колени, тяжело дыша.
   - Чертоги богов, - выругался он.
   - Они самые, - проворчал Вирил, подхватывая подмышки друга. - Гарольд, помогай. Идем в зал силы.
   Эджин едва переставлял ноги, опираясь на друзей, но продолжал упрямо сжимать губы и смотреть вперед. Его задача узнать, насколько он зависим от человека, не обладающего даром.
   В зале силы сфера спокойно дарила мягкий, голубоватый свет. Парни прошли к кристаллу и Эджин положил руку на измеритель. Друзья отошли в сторону. Черный цвет показал минимальный уровень. В темном освещении окутавшего кокона черты лица молодого мага заострились, взгляд стал зловещим.
   - Зови Игла, - голос Эджина гулко прокатился по залу.
   Гарольд вышел за дверь и некторое время его не было. Первым заглянул внутрь Игл, с любопытством осматриваясь, потом он скрылся на некоторое время, а затем впихнул упирающегося Есеня.
   - Входи, входи! Ничего с тобой не сделают, - произнес весельчак, пихая в спину упирающегося парнишку.
   Эджин впился острым взглядом в невысокую фигуру Есень. Мальчишка дрожал от страха и боялся сделать шаг вперед. Игл развлекался, словно находился на представлении. Его широкая улыбка диссонировала с настроением Эджина.
   - Иди уже. Видишь, с каким нетерпением Эджин ждет тебя. Еще немного и заключит в объятия, - веселился Игл.
   - Стой! - выкрикнул Эджин, почувствовав в себе изменения.
   - Что? - отреагировал Вирил.
   - Начинается. Смотрите внимательно и считайте шаги.
   - Один, два, три, - начал отсчет друг.
   - Есень, иди. Только медленно. Не торопись, - ободряюще похлопал мальчишку по плечу Игл. - Все в порядке.
   Эджин пристально наблюдал за приближением Есеня и ощущал в себе, как сила прибывает. Медленно, точно так же, как шел к нему рудокоп. Мальчишка остановился рядом с ним, не поднимая головы.
   - Синий, - разочаровано выдохнул Вирил. - Всего лишь синий.
   - Дотронься до Есеня, - серьезно предложил Игл, отбросив на время веселость.
   Эджин медленно поднял левую руку, оставляя правую на кристалле. Его ладонь легла на плечо парня, а пальцы крепко сжались. В зале случился световой взрыв. Белая вспышка ослепли всех чистым светом.
   - Чертоги богов! - ругательство вырвалось у всех одновременно.
   - Что это было?! - потрясенно воскликнул Игл, закрывая глаза руками. - Я практически ослеп! Не могли предупредить?!
   - Эджин убери руку от измерителя, - попросил Вирил.
   Друг послушался, и в зале снова стало темно. После яркого света зрение медленно адаптировалось.
   - Интересно, - произнес Гарольд, стоящий у дверей. - Очень интересно.
   - Физический контакт дает наиболее лучший результат, - подвел итог Вирил.
   - Эджин, пользуйся возможностью и держи паренька как можно ближе, - весело хмыкнул Игл. - Мне бы найти такого партнера, ни за что не отпустил.
   Эджин одарил его мрачным взглядом. Его наихудшие предположения оправдались. Он связан с тем, кто не одарен магией. Размашистым шагом он направился к выходу, с силой оттолкнув Есеня с дороги.
   - Простите. Я сделал что-то не так? - пролепетал Есень, когда с громким звуком закрылись двери зала.
   - Нет, парень. Считай, ты вытащил свой счастливый билет, - похлопал его по плечу Игл. - Теперь твоя судьба навсегда связана с Эджином.
   - Навсегда? - ужаснулся Есень.
   - Верно, - печально вздохнул Вирил.
   - Пора возвращаться, - напомнил Гарольд. - Нам удалось избежать встречи с хранителями порядка, но чем дольше мы здесь находимся, тем больше вероятность получить завтра отработку.
   - Обожаю нарушать правила! - воскликнул Игл, подбегая к Гарольду и обнимая его жестким захватом за шею. - Идем спать, правильный ты мой!
   - Есень, идем, - качнув головой в сторону двери, позвал Вирил.
   Мальчишка поплелся за ним последним. Он понурил голову и едва переставлял ноги. Вирил сочувственно посмотрел на него. Невысокого роста, с болезненной худобой и нездоровым цвета лица он вызывал желание накормить проголодавшегося паренька.
   - Есень, не обижайся на Эджина и постарайся понять его. Он резок из-за сложившейся ситуации, но в целом неплохой человек. Мы дружим с детства, потому могу сказать наверняка, что пройдет какое-то время, и Эджин успокоится, привыкнет.
   - А я? - хлюпнул носом мальчишка.
   - Что ты? - остановился Вирил.
   - Если я не хочу привыкать?
   - Придется, - едва заметно улыбнулся наследник. - Сила Эджина зависит от тебя. Это произошло после случая в лесу.
   - То есть, если бы я не помог ему, то у наследника Лаэрта не было бы проблем?
   - Кто знает? Ритуал мы проводили по наитию. Точных инструкций не было. Все могло обернуться в любую сторону.
   - Но зачем вы это делали?! - в сердцах воскликнул Есень.
   - Потому что каждый маг мечтает увеличить свой резерв, - пожал плечами Вирил и направился прочь.
   В комнате Эджин лежал в своей кровати, отвернувшись лицом к стене. Он не отреагировал на их возвращение. Есень молчаливо устроился в углу, где ему раньше указал находиться его молодой хозяин. Вирил проследил за невысокой фигурой паренька, усевшегося на пол, и поискал в коробках, присланных из дома, остатки печенья. Он подошел к парню и протянул угощение.
   - Ешь. Наверняка, голодный, - произнес он и на него взглянули полные признательности глаза темно-медового цвета.
   Игл прав, у парнишки красивые и выразительные глаза. Вирил вздохнул и отошел. Гарольд и Игл устроились за столом и чертили в тетрадях задание, выданное на занятиях. Какая бы не сложилась ситуация с Эджином, а сдавать работы придется. Вирил вздохнул и присел на соседний стул. Вскоре он увлекся вычислениями, на время позабыв о проблеме друга.
   - Все. Я спать! - потянулся Игл и отправился к своей кровати. - Есень, где сегодня ложится? - обернувшись, поинтересовался он. - Взять его к себе?
   - Оставь его. Он уже спит, - откликнулся Гарольд, взглянув на притулившуюся в углу фигуру.
   - Надо завтра что-нибудь для него придумать, - покачав головой, озадачился Вирил.
   - Сегодня могу Есеня устроить рядом с собой, - вновь предложил Игл.
   - Отстань от парня, - нахмурился Гарольд. - Ничего с ним не случится, если поспит на полу.
   - Холодно, - резонно заметил Игл.
   - Думаю, рудокопы привычны к холоду, - вмешался Вирил. - Отдам свое одеяло. Наверху теплее, почти не накрываюсь.
   - Как скажите. Если заболеет, будете сами лечить, - пожав плечами, Игл улегся в свою кровать.
   - Не проблема, - зевнув, отозвался Гарольд, поднимаясь к себе наверх.
   Его кровать располагалась над Иглом - вечным весельчаком и другом.
   Вирил некоторое время смотрел на Есеня, скрючившегося в углу, но будить не решился, рассудив, что тот сможет сам устроиться. Одеяло стянул с кровати и накинул на парнишку. Он завозился, потерся щекой о мягкий шелк и успокоился.
  
   Преподаватель Шторм стоял у окна и наблюдал зарево в тренировочном зале.
   - Опять эта четверка. Никогда не бывает все просто, - тихо проговорил он, разговаривая сам с собой. - Едва справились с проблемой принца и его телохранителя, как появляются свежие, дерзкие умы и вновь приходится начинать все сначала.
   Некоторое время темная фигура у окна молчаливо наблюдала, как двое товарищей помогали третьему идти по территории академии после отбоя.
   - Придется ждать, когда сами явятся за помощью. Упрямые наследники - вечное наказание для преподавателя. Тем ценнее будет доверие, с которым они придут за советом. Остается лишь ждать.
   Едва передвигающий ноги Лаэрт споткнулся и почти рухнул на колени. Друзья успели его подхватить.
   - Судя по всему, ждать осталось недолго, - уголок рта мужчины дернулся, словно он предвкушал события.
  
   ГЛАВА 11
  
   Есень
  
   Утром проснулась из-за неудобного положения. Голова завалилась назад и шея болезненно затекла. С трудом размяла пальцы, цепко держащие теплое одеяло, и постаралась размять мышцы. Глаза открывать не хотелось. Неудобное положение напомнило мне о том, где сейчас нахожусь, и что произошло вчера.
   Осеннее солнце не торопилось начинать день, но привычка вставать рано пробудила, как всегда. Голодный живот привычно заурчал, требуя пищи. Открыла глаза и от неожиданности отпрянула назад, вжавшись в стену. Передо мной на корточках сидел наследник Лаэрт и не сводил пристального взгляда.
   - Простите, - пролепетала я. - Что вы здесь делаете? Почему не спите?
   - Не сбежал, - с какой-то затаенной обреченностью тихо произнес маг.
   Осторожно оглянулась по сторонам, надеясь найти лазейку и исполнить затаенное желание молодого господина.
   - Раз ты проснулся, иди за мной, - он поднялся на ноги и замер в ожидании.
   Затекла не только шея, но и все тело. Ноги плохо слушались после ночи, проведенной сидя. Покряхтывая и стискивая зубы, чтобы не показать свою слабость, поднялась на ноги и постаралась размяться.
   Молодой маг, убедившись, что окончательно проснулась, направился к дверям. Теплое одеяло накинула на спинку стула. Не знаю, кто позаботился обо мне, но была благодарна за проявленную теплоту.
   Сегодня высокая и угрюмая фигура пугала меньше, чем обычно. Возможно, потому что не проснулась или наследник по утрам в лучшем расположении духа. В общем, я торопилась за ним по пустым коридорам, где гулко раздавались наши шаги.
   - Здесь купальня, - распахивая дверь в помещение, произнес Лаэрт. - Слуги не могут ей пользоваться, но сегодня можешь привести себя в порядок. Нам предстоит узаконить твое пребывание в академии.
   Он указал рукой на рукомойники и даже сделал движение подбородком, поторапливая. Я робко прошла мимо него и открыла кран.
   - А вы будете умываться? - спросила, опасаясь его присутствия поблизости.
   - Разумеется, - спокойно отозвался он.
   Лаэрт прошел к стене, где находились крючки для одежды. Неторопливыми движениями он стянул с себя одежду, обнажившись по пояс, и подошел к соседней со мной раковине. Едва он вытащил рубашку из пояса брюк, торопливо отвела глаза в сторону. Я хорошо помнила его мускулистую фигуру после встречи в лесу, и напоминания о его сложении не требовалось.
   Молодой маг открыл кран, умыл лицо, а после начал плескать воду себе на плечи. Брызги разлетались в стороны, попадая в том числе и на меня. Отшатнулась в сторону, оставив кран открытым.
   - Поторопись. Я не собираюсь дожидаться тебя, - искоса взглянул Лаэрт.
   Кивнула и решила не обращать внимания на раздетого молодого человека поблизости. Я терла глаза и щеки, ополоснула рот и потерла мокрой рукой шею. Свежесть приятно взбодрила. Конечно, искупаться полностью хотелось, но раздеваться, как это сделал Лаэрт, не собиралась.
   Вскоре сонливость отступила окончательно, и я выпрямилась, стряхивая капли воды с волос.
   - Держи, - наследник протянул мне чистую холстину, второй принялся вытираться сам.
   Он натянул на тело белоснежную рубашку и, махнув рукой, позвал за собой.
   - Использованные полотенца оставляют здесь, - забрав из моих рук влажную тряпку, Лаэрт кинул холстины в плетеную корзину.
   Получается, они не стирают себе? Впрочем, чему я удивляюсь? Наверняка в академии есть слуги, которым поручено заботиться о наследниках.
   Вопреки моим предположениям мы не стали возвращаться в комнату, а отправились в другом направлении. Через некоторое время учуяла приятные запахи. Широкие двери были закрыты, но для наследника не существовало препятствий. Требовательным стуком он добился, чтобы нас впустили внутрь. Просторное помещение занимали несколько столов, а напротив входа в просвет виднелась огромная кухня, где жарко горели печи и кипели котлы.
   - Накормить моего слугу, - произнес Лаэрт.
   Нет, он не просил, он приказывал, нисколько не сомневаясь в своем праве. Кухонные рабочие растерянно переглянулись и вопросительно уставились на представительного вида мужчину, замершего у входа в царство кастрюль и поварешек.
   - Слушаюсь, наследник Лаэрт, - вежливо поклонился повар.
   Ему достаточно было повести пальцем, как его молчаливое указание исполнили. Один из помощников кухни с раскрасневшимися щеками поспешил наполнить миску молочной кашей. От аппетитного запаха у меня закружилась голова. Из глубокой тарелки поднимался парок, но я не обращала внимания на то, что блюдо не успело остыть и его только сняли с огня. Обжигаясь и прижимая пальцы к губам, я торопливо ела, уставившись прямо перед собой.
   Наследник отошел в сторону и устроился за соседним столом. Чем он занимался, меня не интересовало. Главное, я ела горячую и сытную кашу, а значит, остальные проблемы могут подождать.
   - Доел? Идем, - произнес Лаэрт, когда я принялась облизывать ложку, в тайне надеясь на добавку.
   Позволив привести себя в порядок и накормив, наследник привел меня снова в комнату. Идя за ним следом, чувствовала себя слегка осоловелой и не такой испуганной. Может быть, грозный брюнет не так и плох, как показалось сначала?
   - Кто мешает спать в такую рань? - проворчал наследник Игл и швырнул в Лаэрта подушкой. - Громыхай сапогами в тренировочном зале. Дай поспать!
   - Скоро подъем, - прокомментировал молодой господин и вернул метательный заряд обратно.
   - Надо раньше ложиться, - сонно произнес наследник Гарольд с верхней кровати.
   Он потянулся и сел, потрясая головой из стороны в стороны.
   - Поднимайтесь. Сегодня нам надо решить много вопросов, - громко произнес Лаэрт.
   - Для утра ты отвратительно бодр, - проворчал Игл, садясь на кровати. Заметив меня, зеленоглазый маг широко улыбнулся. - Есень, тебе-то почему не спится?
   - Душевые свободны, - проходя к столу, сообщил Лаэрт.
   - Я первый! - воодушевленно воскликнул наследник Вирил и спрыгнул с верней кровати.
   - Нет, я! - повторил его трюк наследник Гарольд.
   - Еще посмотрим! - не отставал от них наследник Игл.
   Троица, весело переговариваясь, выбежала из комнаты и помчалась по коридору. Лаэрт проводил их взглядом, в котором отчетливо светилась улыбка и доброта.
   - По утрам очереди в душевые и умывальники, - пояснил он мне, когда я растерянно смотрела вслед убегающим парням.
   Лаэрт из шкафа достал привычную в академии черную одежду и привычными, размеренными движениями принялся в нее облачаться. Я, не зная, как поступить, немного замешкалась, а потом решительно подошла к своему господину.
   - Господин позволит помочь? - спросила я, неуверенная в правильности своего поступка.
   - Что? - рассеянно обернулся ко мне он.
   - Вам помочь с одеждой и волосами? - без позволения касаться наследника опасалась, помня его возмущение, когда дотронулась до его руки. - Господин Ниц велел заботиться о вас.
   Некоторое время Лаэрт смотрел на меня в задумчивости, а потом развел руки в стороны, позволяя подойти к нему поближе.
   Длинное одеяние, поразившее меня в первую встречу дорогой и качественной тканью , а так же богатством серебристой вышивки, оказалось приятным на ощупь. Плотная, шелковистая ткань струилась вдоль мужского тела, обрисовывая фигуру и давая свободу движения. На нижнюю рубашку сверху надевалось длиннополое одеяние, запахиваясь наподобие халата, а поверх для поддержки талию опоясывал широкий пояс, который сзади он застегивался на обтянутые той же тканью пуговицы.
   Я, осторожно дотрагиваясь, запахнула полы одежды, чтобы белоснежный воротник рубашки симметрично выглядывал из выреза, обхватив руками стан молодого господина, обхватила талию поясом. Зашла за спину и застегнула застежки. Конечно, я волновалась, и попасть в петельки получалось не с первого раза. Когда справилась со своей задачей, легкими движениями прошлась по шелковой ткани, расправляя складочки.
   - Рукава, - подсказ Лаэрт, сгибая руку в локте и демонстрируя широкий крой.
   Ленты для завязок отличались по цвету. Перематывая их крест-накрест, обхватила рукавами предплечья молодого господина. Успела закончить как раз к приходу остальных наследников.
   - Есень, да ты сокровище! - восторженно воскликнул наследник Игл, обратив внимание на мою работу. - Мне поможешь? Гарольда не допросишься.
   Взглянула на Лаэрта, но не дождалась одобрения или строгого запрета. Наверное, ничего странного не случится, если я помогу всегда веселому и неунывающему молодому магу?
   - Подходи ближе, - позвал наследник Игл. - Я не кусаюсь.
   Едва преодолела разделяющее нас расстояние, молодой человек радостно улыбнулся и быстро стянул с себя нательную рубашку, оставшись передо мной с обнаженным торсом. Тихо ахнула от неожиданности и резко развернулась к нему спиной. На меня смотрели равнодушные и немного колкие глаза Лаэрта. Надо успокоиться и вести себя, как парень. Иначе не избежать разоблачения!
   - Стесняешься? - весело хмыкнул наследник Игл. - Мое тело ничем не отличается от телес Эджина. Даже красивее. Смотри смело. Ты же не смутился, когда принимал душ вместе с ним?
   Тяжело и медленно выдохнула, опустив взгляд в пол. Если продолжу шарахаться от мужчин, могут возникнуть подозрения.
   - Оставь парня в покое, - вступился наследник Гарольд.
   - Ревнуешь? - развеселился Игл. - Можешь сам обо мне позаботиться.
   - Обойдешься, - отрезал тот.
   На мое плечо легла широкая и теплая ладонь.
   - Не обращай внимания на этого балагура. Игл любит смущать новых знакомых, - по-доброму произнес наследник Вирил. - На самом деле он добр и отзывчив.
   - И каждый пользуется моей добротой. Так что, Есень, станешь мне другом? - наследник Игл протянул мне ладонь для пожатия.
   Коротко взглянула на Вирила. Он молчаливо прикрыл глаза, давая одобрение. Осторожно вложила ладонь в огромную по сравнению с моей ручищу наследника. Он крепко сжал пальцы в пожатии, потом перевел взгляд на мою кисть и снова заглянул в мои глаза. Теперь в них была тревога и беспокойство.
   - Что с твоими руками, Есень? - воскликнул он и притянул, поднося мою руку ближе к себе. - Откуда эти шрамы, едва зажившие порезы и оттеки?
   - Даже в рукавицах руки сложно уберечь от травм, - спокойно пожала плечами, пытаясь освободить кисть из захвата.
   Где мне справиться с силой молодого мага? Он не выпускал. Наоборот, поймал вторую руки и теперь внимательно рассматривал каждый палец. Красотой мои руки никогда не отличались. Ногти стричь не успевала, они сами обламывались, едва отрастая. В кожу навечно въелась каменная пыль. Даже мыльный раствор не справлялся с ней, сколько не терла. Раны, порезы и синяки - обычное дело для рудокопа. Я привыкла не обращать на них внимания. Сейчас же, стоя перед чистыми и красивыми молодыми людьми, чувствовала свою непривлекательность.
   - Я займусь твоими руками, - серьезно произнес наследник Игл. - Вылечу и сделаю их красивыми. Не дело симпатичному парню ходить с такими руками.
   - Не надо, - вспыхнула от внимания я, и в который раз попыталась отобрать кисти.
   - Игл, не стоит привязываться к моему слуге, - смешался в разговор Лаэрт.
   - Боишься, уведу? - развеселился зеленоглазый маг, но руки из захвата отпустил.
   - Я решу проблему и избавлюсь от него, - спокойно пояснил тот.
   - Конечно, тебе решать, - задумчиво произнес Гарольд, подходя к зеркалу и закалывая волосы в высокую прическу. - Но я бы торопился на твоем месте. Сдается мне, что ситуация с Есенем не столь однозначная, как может показаться на первый взгляд.
   - Возьми заколку с жемчужиной, - посоветовал Игл, протягивая украшение. - Она акцентирует внимание на блеске твоих глаз.
   Парни встретились взглядами в отражении. Какое-то время они не произнесли ни слова, а после наследник Гарольд молчаливо распустил волосы, убирая серебристую заколку и принимая помощь друга. Я, раскрыв рот, смотрела на них, не зная, о чем думать. Вели они себя очень странно.
   - Я согласен с Гарольдом, - произнес наследник Вирил, словно не заметив короткой сцены перед зеркалом. - Есень в любом случае останется с нами.
   - Со мной, - жестко поправил Лаэрт.
   - С нами, - покачав головой, возразил блондин. - Мы команда, и происходящее с тобой имеет к нам отношение. А значит, за Есеня отвечаем все вместе.
   - Верно, - согласился Игл.
   - Именно так, - одновременно с ним произнес Гарольд.
   - Это моя проблема, - уперся Лаэрт.
   - Проблему мы уже решили. Теперь осталось во всем разобраться и поступить правильно, - возразил ему Гарольд.
   - Идете? - дверь распахнулась, и в комнату заглянул молодой человек с озорным взглядом.
   - Конечно, Торн! - Игл быстрыми движениями облачился в одежду, на ходу повязывая пояс. С рукавов свисали завязки.
   Я перехватила его руку и подвязала крест-накрест, как проделала это с Лаэртом.
   - Милый ребенок, я обязательно отблагодарю тебя за заботу, - наследник Игл поднял свободную руку, пока я занималась второй, и потрепал меня по волосам. - Торн, что слышно о невестах принцах? Известны их имена?
   - Кто это, Игл? - молодой человек с интересом смотрел на меня, оценивая скромную одежду и явно обратив внимание на жест наследника.
   - Не невеста принца, если ты об этом, - рассмеялся зеленоглазый маг. - Идем! Подробности расскажешь по дороге.
   Следом за ним направился Гарольд, улыбнувшись мне на прощание.
   - Пора, Эджин, - поторопил друга наследник Вирил.
   - Я догоню, - отмахнулся Лаэрт.
   Он проводил взглядом товарища, помолчал, кашлянул и повернулся ко мне. Внимательный и цепкий взгляд пробежался по моей фигуре. А что? Мне одежду вчера выдали в его доме. Хоть и поношенная, но приличная. Главное, целая и теплая, что для важно в преддверии зимы.
   - Есень, у нас сейчас завтрак, следом начнутся занятия. Мы будем отсутствовать практически до вечера. Из комнаты никуда не уходи. Уборные рядом с купальней. Дорогу запомнил? Ни с кем не вступай в разговоры. Пока я не определился, как тебя разместить, и как представить, поэтому будет лучше, если ты просто дождешься здесь. Ясно?
   - Хорошо, господин, - торопливо кивнула.
   - Голодным не останешься. Вечером накормлю.
   Слова, произнесенные грубоватым тоном, пролились бальзамом на душу. Наследник не привык ни о ком заботиться, потому выражает свои эмоции, как умеет. И я была ему благодарна.
   - Главное, никому не попадайся на глаза, - сурово свел брови Лаэрт. - Было бы лучше закрыть тебя в комнате, поставив щит от двустороннего проникновения, но не стоит проявлять жесткость. Надеюсь, ты разумный человек и оценишь мою щедрость.
   - Хорошо, господин, - снова кивнула в ответ.
   Брюнет некоторое время смотрел на меня, оценивая, насколько прониклась его советами, а потом покинул комнату. Пока наследник Игл рассматривал мои руки, молодой господин успел сделать высокую прическу без посторонней помощи. Блестящие, темные локоны рассыпались по плечам, завораживая естественной красотой. Восхищенно выдохнула, убедившись, что меня никто не услышит.
   Некоторое время я осматривалась, осторожно прикасаясь к разбросанным вещам, мебели. Разбросанная постель придавала комнате неопрятный вид. немного порасуждав, решила приступить к наведению порядка. Сидеть без дела не привыкла, а потому начала с простого - сложила исписанные листы на столе в одну стопку, а писчие принадлежности собрала вместе.
   Развесить одежду в шкафах много времени не заняло. Потом занялась заправкой кроватей, а затем осмотрела грязные полы. Кажется, все привыкли ходить в обуви, и никто не заботился о чистоте. Где находится купальня, я запомнила, и решила отблагодарить молодых магов за гостеприимство, приведя их комнату в порядок.
  
   Преподаватель Шторм не любил привычное академическое обучение. Ему привычней давать задачи в тренировочном зале, но без теории не бывает практики. Поэтому приходилось свое нежелание находиться в аудитории прятать подальше и рассказывать об основах.
   Сегодня он преподавал первые законы магии, известные любому наследнику с малолетства. Отпрысков знатных семей не отдавали в школы, как обычных детей. Им нанимали учителей и репетиторов, которые преподавали грамоту, математику, основы права и управления государством. Последние, разумеется, в общих рамках, чтобы донести до наследников важность их предназначения. В академию они приходили подготовленными и обученными. Однако, король требовал от Шторма полного контроля над молодыми умами магов, а значит, приходилось вдалбливать в высокородные головы основы и постулаты.
   - Сила по своей сути безлика. Она починяется своему владельцу. С ней вы можете поступать по своему усмотрению, но и ответственность за поступки несете именно вы, а не магия. Никогда не говорите: "Заклинание сорвалось, не получилось". Именно вы не смогли его создать и правильно использовать.
   Зоркие глаза Шторма следили за учениками. Они старались делать вид, что заинтересованно слушают, но на самом деле предпочитали заниматься своими делами. Кто-то переписывался в тетрадях, отправляя сообщения зачарованным заклинанием, предварительно скрыв его невидимостью. Другие откровенно спали с открытыми глазами. Третьи разложили учебники и тетради к следующему уроку, а проблемная четверка что-то горячо обсуждала на задней парте. Поставить полог тишины они не могли. Ни один преподаватель не допустит откровенного игнорирования, что приведет к наказанию. Поэтому им приходилось переписываться, но порой они срывались на эмоции и переходили на придушенный шепот. Центром обсуждения, как и всегда в последнее время был наследник Лаэрт.
   Шторм ждал, когда команда дозреет и придет к нему. А пока он наблюдал за волнениями в их группе.
   - Модель мира такова, что каждое деяние имеет свои последствия. Причем не всегда можно их просчитать. Не зная всех переменных, можно допустить ошибку. Как незначительную, так и глобальную. Имея цель, необходимо продвигаться к ней настойчиво, но осторожно. Любое действие имеет свое противодействие.
   Четверка на задней парте забыла об уроке и преподавателе. Они увлеклись своими вычислениями. Шторма очень интересовала обсуждаемая тема. Она явно заманчивее для исследования, чем проговариваемые им постулаты.
   Однако, свой долг он должен выполнить до конца. Вздохнув, преподаватель продолжил говорить.
   - Противодействие так же имеет последствия. Чтобы лучше понять, о чем я говорю, - грозный взгляд на магов, увлеченных одной идей, не возымел действие. Они по-прежнему не обращали на его слова внимания, - можно воспользоваться идеей антимагии.
   - О чем вы? - удивился прилежный ученик на первой парте.
   - Антимагия - недоказанный научный термин, используемый для оправдания необычных явлений, - пояснил Шторм. - Когда-то это понятие предложил милорд Одил Викард. Один из сильнейших магов за все существование мироздания.
   Прозвучавшее имя вызвало любопытство. Ученики развернулись к парте, где сидел Вирил - потомок упомянутого Одила Викарда. Собственно говоря, он являлся дедом молодого наследника. Его имя хорошо знали современники, и наверняка, будут помнить потомки. Интересно, потомки станут так же вспоминать о нем?
   Вызванное общее внимание словами преподавателя не осталось не замеченным четверкой на последней парте. Перешептывание и устремленные взгляды заставили их взволноваться. Молодые маги оглянулись, пытаясь понять причину, потом встретились глазами с преподавателем. Шторм едва заметно улыбнулся и приподнял брови, предлагая им самим разобраться с ситуацией.
   - О чем речь? - не двигая губами, шепотом спросил Игл, впереди сидящего ученика.
   - Об Одиле Викарде. - получил такой же чревовещательный ответ.
   Теперь и Игл, Гарольд и Эджин смотрели на Вирила озадаченно. О чем мог говорить преподаватель, пока они вычисляли расстояние, на котором может находиться Есень от Лаэрта.
   Шторм с удовольствием наблюдал за движением мысли на лицах четверки. Кажется, он угадал основное направление создавшейся проблемы в команде. Что-то произошло с ними, и дед наследника Викарда имеет какое-то к этому отношение.
   Его разбирало нетерпение, но преподавательский опыт подсказывал, расспросы ни к чему не приведут. Необходимо стать для молодых магов особенным, чтобы они сами рассказали. А для этого он должен заинтересовать их знаниями, которые они могут получить только у него.
   Имя милорда Одила Викарда открывало широкие перспективы. С его необычной теорией можно многие пытливые умы заинтересовать.
   - Антимагия не существует, - нарушил нить рассуждений Шторма прилежный ученик с первой парты.
   - Разумеется. Это всего лишь гипотеза одного из выдающихся магов современности. Она не подтверждена. Но и опровергнуть ее до сих пор никому не удалось.
   - Антимагия? - придушенно воскликнул наследник Лаэрт.
   - Антимагия, - задумчиво пробормотал Гарольд Пакрин.
   - Аха! Вот это новости! - тихо рассмеялся наследник Игл Берл.
   Вирил Викард потрясенно молчал, осмысливая услышанное.
  
   ГЛАВА 12
  
   Как и все мудрые преподаватели, Шторм смог заинтересовать учеников, но не стал подробно рассматривать антинаучную теорию милорда Викарда. В его задачу входило привлечь внимание молодых наследников, а для этого достаточно показать дразнящую загадку, а ответ умолчать. Теперь четверка включилась в процесс обучения, опасаясь пропустить что-то важное. Добившись необходимого эффекта, Шторм продолжил начатую тему.
   - Вирил, ты об этом слышал? - приступили к расспросам друзья, едва урок закончился.
   - Не-нет, - заикаясь, затряс головой блондин. - Впервые слышу. Ничего похожего в записях деда не находил.
   - Ты хорошо читал? - наседал Игл.
   - Неужели решили опробовать бред милорда, выжившего из ума на старости лет? - раздался поблизости самодовольный голос.
   - Ират, шел бы ты ... - произнес Гарольд, отмахиваясь от брата.
   - Ты посмел указывать мне, жалкий выкормыш? - воскликнул наследник Пакрин.
   Глаза, похожие на добрые глаза Гарольда, метали молнии и, казалось, еще немного и Ират взорвется не только негодованием, но и начнет атаковать.
   - Иди своей дорогой, - надменно посоветовал Игл, выходя вперед и закрывая собой Гарольда.
   Он сложил руки на груди, а зеленые глаза пристально следили за действиями наследника Пакрина, словно ожидая возможности сцепиться в схватке.
   - Гарольд, плохо ты воспитал смирение в своем пёсике, - кривая ухмылка исказила губы Ирата. - Комнатная собачонка научилась лаять?
   Игл рванулся на обидчика. Руки друзей успели перехватить и остановить парня.
   - Сколько экспрессии! - раздался голос преподавателя Шторма. - Смотрю, в последнее время ваша четверка активно взялась за физические нагрузки. - Мужчина тонко улыбнулся, обводя пристальным взглядом наследников. - Следующий урок в тренировочном зале. Как раз сможете провести время с пользой, вместо сотрясания воздуха. Покажите себя в деле, наследники!
   Последние слова прозвучали приказом и призывом. Преподаватель Шторм поднял руку над головой, как обычно делают, отдавая сигнал к бою.
   - Объявляю урок открытым. Желающие могу посмотреть на поединки.
   Его слова встретили громкие, восторженные выкрики. Редко преподаватель позволял присутствовать посторонним на уроке. В зале ожидалось нечто интересное - две четверки соперников будут бороться за первенство. Давняя вражда и интриги выйдут из тени. Есть возможность понаблюдать за честным боем. Разумеется, если он будет честным.
   Ират коротко и вежливо поклонился преподавателю, принимая предложение. Его команда плотно сомкнула ряды за спиной лидера. Они со всей ответственностью решили доказать свое превосходство.
   - Нам нужен Есень, - тихо произнес Вирил.
   Короткие взгляды в его сторону от друзей выражали полное согласие. Только Эджин смотрел холодно. Его в принципе не устраивала сложившаяся ситуация, а необходимость демонстрировать зависимость от постороннего задевала гордость. Но отказаться и бросить команду он тоже не мог.
   - Я приведу, - поняв настроение Эджина, предложил Игл.
   Он первым покинул учебный корпус и помчался за мальчишкой. Его подмывало радостное предвкушение. Сейчас их теория или подтвердиться или опровергнится. Догадки о Есени его забавляли, но он предпочитал потянуть интригу, чтобы насладиться в полной мере ее раскрытием.
   Ворвавшись в комнату общежития, Игл замер в недоумении - мальчишка на карачках ползал по полу и собирал накопившуюся грязь тряпкой.
   - Скажи мне, милый ребенок, чем ты занят? - ласково пропел Игл, с удовольствием наблюдая румянец смущения на щеках паренька, появившийся после его прихода.
   - Навожу порядок, - торопливо ответил Есень, вскакивая на ноги и оправляя одежду.
   Коротко остриженные волосы вились кольцами, прикрывая лоб, брови и норовили попасть в глаза. Одежда слуги Лаэртов сидела не по фигуре, но тем загадочней становилось то, что она скрывала.
   - Бросай все! Ты срочно нужен в тренировочном зале, - размашистым шагом подошел Игл. - Эта одежда не подойдет. Надень форму.
   Наследник Берл распахнул шкаф и снял с вешалки черную одежду. Она казалась скромной без вышивки и отделки. Игл, любящий наряжаться и носить исключительно красивые костюмы, оставил выданную форму академии, заказав для себя индивидуальный пошив у лучшего портного столицы.
   - Переодевайся. Живо! - приказал Игл, ткнув формой в грудь паренька.
   По инерции тот подхватил, но сразу откинул в сторону, замотав головой.
   - Я не могу! Это не мое! Мне нельзя!
   - Быстрей! - рявкнул на него Игл начиная раздражаться.
   Зная нрав Шторма наследник Берл мог предположить, что бой могли начать, не дожидаясь возвращения последнего члена команды. Конечно, друзья постараются прикрыть его отсутствие и оттянуть время до их прихода, но нельзя забывать об Ирате, готового вцепиться в горло сводному брату и его команде. Наследник Пакрин считал оскорблением присутствие Гарольда в стенах академии. Против слова отца он ничего возразить не мог, но не упускал возможности третировать сына утешительницы.
   - Нет времени слушать твои оправдания.
   Игл ухватился руками за пуговицы на курточке слуги, сноровисто расстегивая их. Мальчишка пытался отбиться, откинуть проворные пальцы, но против стараний наследника он мог противопоставить только растерянность. Напор в итоге победил. То, что отказывалось попадать в петлю, безжалостно отрывалось. Стук покатившихся по полу кругляшков заставлял Есеня вздрагивать, а Игла торопиться.
   - Надо бы и рубашку переодеть, но некогда, - с досадой осмотрел ветхую деталь одежды наследник Берл. - Торопись! Нас долго ждать не станут.
   Игл сам накинул на плечи длиннополое одеяние на худые плечи парнишки, попутно их ощупав. Неожиданно под тканью он почувствовал перекатывающиеся мышцы. Тяжелая работа рудокопа не дается слабакам. Есень стал жилистым и сильным, пока работал в штольне.
   Молодой маг привычными движениями запахнул полочки одеяния, завязал широкий пояс вокруг тонкой талии и за руку потянул растерявшегося и испуганного Есеня за собой.
   - Идем. Надеюсь, мы успеем, - последние слова Игл пробормотал себе под нос в полном волнении.
   Преподаватель Шторм не стал дожидаться, когда наследник Берл закончит свои "важные дела", как он сообщил перед собравшимися. Толпа собралась нешуточная. Поединок между враждующими командами привлек внимание не только учеников, но и преподавателей. О соперничестве знали все в академии, а решение Шторма позволить наблюдать за боем возбужденно обсуждали в тесных рядах.
   Защитный купол тренировочного зала для удобства зрителей стал невидимым.
  
   Есень
  
   Собравшиеся наследники шумели, орали и громко выкрикивали пожелания, позабыв о своей величественности. За плотно сомкнутыми спинами я не могла ничего различить. Зеленоглазый наследник тянул сквозь тесные ряды за руку. Шансов уклониться или остановиться у меня не было.
   - Чертоги богов, - не скрываясь, выругался наследник Игл, неожиданно остановившись.
   Проследила за его взглядом и испуганно охнула. Несколько человек сражались световыми мечами. Насколько я знала, они использовали магию, которая более смертоносна, чем обычный металл. Надеюсь, они знают и понимают, что делают.
   Когда клинки скрещивались, слышался отдаленный гул, отдающийся в груди. Словно ударная волна расходилась вокруг. Какой же силой обладают мечи из магии, если находясь на расстоянии, я ощущала ее?
   - Есень, за мной! - рванул вперед наследник Игл, утягивая за руку.
   - Куда? Я не пойду! - мой вопль отчаяния никто не услышал, потонув в общем оре.
   - Эджин, мы здесь! - прокричал зеленоглазый, и в его свободной руке полыхнуло пламя.
   Сверкающий светом меч опасно мелькнул поблизости. Пальцы молодого мага намертво сжали мое запястье.
   По дороге сюда я бежала за наследником, не предполагая, что меня кинут в гущу смертоносного боя. Длинное одеяние путалось, ноги едва поспевали за быстрым шагом молодого мага. Сейчас же меня несла неведомая сила.
   - Вовремя! - наследник Лаэрт поймал меня и прижал к своей груди.
   Я стояла к нему спиной и видела приближающегося к нам грозного воина со сверкающим взглядом. Кажется, именно так выглядит моя смерть - я должна прикрыть собой брюнета, выставившего сироту щитом. От ужаса не могла закрыть глаза. Время замедлилось, позволяя рассмотреть каждый шаг приближающегося наследника с огненным мечом.
   - Вниз! - услышала тягучий голос над своим ухом.
   Чужая ладонь надавила на плечо, заставляя подчиниться приказу и рухнуть под ноги сражающимся.
   Наследник Лаэрт перешагнул через меня и отразил атаку. Я дрожала на месте, где оказалась, и наблюдала за ожесточенной битвой между несколькими наследниками. Четверых я знала, остальных увидела впервые. Лучше бы вообще никогда с ними не встречалась!
   - В порядке? - дотронувшись до плеча, торопливо спросил наследник Вирил, вырывая из транса, охватившего меня. - Уходи к зрителям! На сегодня достаточно! Только не удаляйся и следи внимательно за Эджином. Если увидишь ...
   Договорить ему не дали. Очередная атака заставила переключить внимание на битву.
   Надо ли говорить, что я устремилась прочь со всех ног. Точнее, стала отползать на коленях попой вперед. Иной вид передвижения сейчас был недоступен. Лишь бы сбежать, пока есть возможность!
   Отступление оказалось недолгим. За спиной взревело несколько глоток. Испуганно оглянулась и вспомнила об азартных зрителях. Верно! Наследник Игл тащил меня сквозь их ряды. Мое странное перемещение и вообще присутствие никого не заинтересовало. Поняв, что сражающиеся на расстоянии, я поднялась на дрожащие ноги и поспешила укрыться среди нормальных людей, не желающих убить друг друга.
   Стремление сбежать прочь из академии подгоняло. Я ввинтилась в орущую от возбуждения толпу, смогла растолкать несколько тел, пробивая дорогу, а потом остановилась. Мое положение было относительным. Толчки, пинки со всех сторон.
   "Бежать? Бежать!" - подсказывал разум и тут же возникал следующий вопрос - "Куда?".
   Оглянулась. Рассмотреть сражающихся магов не получалось. Их движения слишком быстрые, чтобы уследить за ними. Вот кто-то взмахнул мечом, потом искры, гул и удар в грудь. Зрители восторженно взвыли.
   Кто нанес удар? Кто отразил? Почему вообще здесь происходит смертельная битва? И почему никто не вмешивается?
   В смазанных силуэтах смогла различить строгий взгляд грозного брюнета. Не могла сказать с уверенностью, но ощущение подсказывало, что это именно он. Невольно внимание стало приковано только к нему. Толпа, крики, соперники - все исчезло. Только громкий стук моего сердца и фантастически нереальная фигура, уверенно наносящая удары.
   Наследник Лаэрт взлетал вверх, занося меч над головой, резко опускал, делал разворот и снова атаковал. Если не знать, какую опасность несет магия в его руках, его движения можно принять за танец, в котором пугающий меня брюнет вел партию.
   Новый взрыв толпы оказался неожиданностью.
   - Панкрины сошлись!
   - Братья!
   - Нашел братьев!
   - Панкрины!
   Толпа возбужденно обсуждала что-то, для меня непонятное, но явно происходящее в бою. Две фигуры выделялись яростью атак. Пристально наблюдая за наследником Лаэртом, упустила произошедшие изменения, взволновавшие зрителей. По-прежнему не понимала, кто из сражающихся кто, но наблюдающие наследники явно в этом разбирались.
   - Преподавателю Шторму пора вмешаться, - кто обеспокоенно выкрикнул неподалеку. - Панкрины поубивают друг друга.
   - И пусть! - послышался ответ.
   - Правильно!
   - Шторм не станет вмешиваться, - спокойный голос привлек больше моего внимания, чем выкрики.
   - Почему? - обернулась к наследнику и заглянула в его глаза.
   - Таковы правила боя, - равнодушно пожал плечами он.
   Загорелая кожа выдавала в нем южанина. Черные, как смоль волосы, собраны в высокую прическу, длинная челка падала на глаза, лукавый взгляд которых заставлял присмотреться внимательней. Нежная кожа, тонкий нос, четко и красиво обрисованные губы. Если бы не знала, что в академию не допускают женщин, приняла бы его за девушку. Неужели можно быть настолько обаятельным?
   Молодой маг широко улыбнулся, заметив реакцию. Белоснежные зубы сверкнули.
   Боги! Неужели вы допустили кого-то столь прекрасного в мир людей?
   - Торн, смотри! - сногсшибательного красавчика кто-то толкнул сбоку.
   - Хм. Интересно. Но странно, - оживился тот, кого назвали Торном.
   Гулко сглотнула, потрясенная открытием. Да, боги создали множество творений, дав им безумно красивую внешность и позволив жить в нашем мире, не позабыв наделить их титулом наследников. Чтобы они могли сиять в нереальном и недоступном для простых смертных мире.
   Толпа возбужденно загудела. Перемены смогла заметить даже я.
   Темная фигура вошла в пространство, где проходил смертельный бой. Молодые маги не прекратили драться, атакуя и нападая. Скорее наоборот постарались быстрей настигнуть соперников, словно не желая подчиняться неизбежному.
   - Время закончилось, - голос перекрыл ор и гам вокруг.
   Говорил он спокойно и негромко, но отчего-то пробрал до дрожи. Постепенно вокруг воцарилась тишина.
   - Я позволил вам выплеснуть эмоции, показать свои цели и умения.
   - Чертоги богов! Правила! - выдохнул наследник Торн.
   - Что? О чем вы? - спросила его.
   - Шторм не вмешивается, но время урока закончилось. Преподаватель строго придерживается правил.
   Озадаченно на него посмотрела. Странные законы в академии. Надеюсь, вскоре смогу их понять. Иначе не выживу.
   - Кто победил?
   - Да! Кто?
   Посыпались вопросы вокруг. Зрители возбужденно галдели, ожидая ответа.
   - Кто из учеников усвоил заданную тему, будущее покажет. Задание выполнено!
   Голос прокатился по рядам.
   Возбужденная толпа не спешила расходиться. Я видела несколько удаляющихся мужчин, они выглядели старше учеников. Наверное, преподаватели спешили вернуться к своим обязанностям.
   Зрители разделились на группы по интересам, с азартом обсуждая детали боя. Раздавались имена знакомых наследников, а так же звучали новые. Кажется, мнения, кто победил, разделились. Меня беспокоил факт того, что одета в чужую форму академии, и опасалась разоблачения.
   Толпа начала редеть, и я оглядывалась по сторонам. Увидев наследников Викарда и Лаэрта, решилась присоединиться к ним. В конце концов, они могут объяснить, что мне делать дальше.
   - Простите, господин. Мне, что делать? Я могу уйти? - подошла к ним и низко поклонилась.
   - О, Есень! - услышала радостный возглас наследника Игла.
   Зеленоглазый весельчак подбежал ко мне и, подпрыгнув, обнял рукой за шею, а второй растрепал волосы.
   - Ты видел? Видел? - возбужденно говорил он, продолжая шутить и не выпуская из захвата. - Гарольд сегодня был великолепен. Эджин тоже неплох. Вирил достойно держался.
   - А вы? - растерянно взглянула на него.
   Неплох? Держался? Я опасалась, что все умрут!
   - Я просто красавчик! - открыто рассмеялся наследник Игл.
   У него удивительная особенность. Даже похваляясь, он делал это с таким непосредственным видом, что хотелось смеяться вместе с ним. И никакой неловкости не возникало.
   - Я проголодался, - подходя к нам и улыбаясь, произнес наследник Гарольд и положил руку на плечо друга. - Не смущай Есеня. Он пока не привык к твоему темпераменту и предпочтениям.
   - Поддерживаю! - сразу же отпустил мою шею из захвата наследник Игл. - Нам надо основательно подкрепиться! Все в столовую!
   - Ират выглядит недовольным, - взглянув на соперников, сообщил наблюдение наследник Викард.
   - Его проблемы, - равнодушно пожал плечами Гарольд.
   - Мало ему досталось, - недовольно проворчал Игл.
   - Жаль, Шторм вмешался.
   - Не скажи. Я старался отвлекать внимание Ирата как можно дольше от тебя.
   - Зачем?
   - Не мог позволить ему поранить тебя.
   - Значит, таково мнение обо мне?
   Пара друзей, оживленно переговариваясь, первыми покинули нас. Они шли плечом к плечу, разговаривая и обсуждая прошедший бой, совершенно не обращая внимания на окружающих.
   - Есень, возвращайся. Дорогу найдешь? - спросил наследник Викард.
   - Да, конечно, господин, - поклон в его сторону.
   - Кто тебя одел в форму? Игл? - поинтересовался наследник Лаэрт, рассматривая на мне одежду не по размеру.
   - Да, господин. Сам бы я никогда не решился, - снова поклон.
   - Умное решение. Присутствие слуги во время боя вызвало бы массу вопросов, - кивнул блондин.
   - Верно, - согласился с ним брюнет. - Возвращайся и по дороге ни с кем не общайся.
   - Хорошо, господин!
   Дойдя до жилого корпуса, мы разошлись в разные стороны.
  
   Пока они беседовали, от их внимания ускользнул факт, что их общение привлекло внимание одного из наследников. Он с интересом наблюдал за невысоким молодым человеком в форме академии. По какой-то причине он постоянно кланялся, хотя должен был быть равным по происхождению. Внешность странного парня показалась знакомой. Кажется, наследник Торн видел его и разговаривал во время поединка. Тогда незнакомец задавал вопросы, которые сейчас показались странными. В момент азарта он отвечал охотно, не задумываясь, а сейчас нехарактерное поведение заставило задуматься, кто этот наследник и к какому дому принадлежит, если Вирил и Эджин разговаривают с ним по-дружески?
   Странности на этом не закончились. Незнакомец не присоединился к собеседникам, наоборот, покинул их и отправился в общежитие. Значит, он проживает здесь, и у Торна будет возможность узнать подробности.
   Еще один человек наблюдал за проблемными наследниками. Преподаватель Шторм, покинув тренировочный зал, отправился к себе в кабинет, где из окна наблюдал за учениками. То, что прошло мимо внимания зрителей, для него не осталось незамеченным. Пусть с опозданием, но наследник Берл присоединился к поединку, приведя с собой еще одного участника. Личность Шторму показалась незнакомой, но наследник Лаэрт встретил молодого человека так, словно только и ожидал его прихода. Вся четверка воодушевилась с приходом наследника Берла и его спутника. К удивлению преподавателя пятый участник команды не стал принимать участие в поединке, сразу же покинув тренировочный зал.
   Странное поведение наследников заставляло пристально следить за их действиями. Но во время урока приходилось держать под контролем не только их. Команда Пакрина, зрители, которым он разрешил присутствовать на безопасном расстоянии - все требовало концентрации. Кроме того, в его обязанности входила безопасность каждого участника поединка, для этого требовалось наблюдать за состоянием их здоровья и вовремя реагировать на особо опасные выпады. Купол требовал контроля и поддержания в необходимой форме.
   Шторм проводил взглядом наследника Лаэрта и Вирила, убедился, что они не торопятся представить ему своего собеседника, и тяжело выдохнул, сложив руки за спиной. Значит, время для откровенного разговора не настало. Остается лишь дожидаться, когда парни примут решение обратиться к нему за помощью.
   Площадь вокруг тренировочного зала вскоре опустела. Ученики разошлись либо на занятия, либо поспешили в столовую, где активно принялись обсуждать прошедший поединок.
   Преподаватель прикрыл глаза, вспоминая подробности. Две лучшие команды радовали способностями. Соперничество шло им на пользу. Главное, необходимо держать их под контролем, чтобы противостояние и жажда лидерства не переросли в откровенную войну.
   Сегодня команды получили урок, который должны запомнить на всю жизнь. Любые сомнения и обиды необходимо решать на поле боя, а не устраивать потасовки и подковерные интриги. Последнему их научат в семьях, главы которых занимают высокие посты и не могут жить иначе. В задачу преподавателя входило показать иной путь, кроме коварства. Открытый, честный бой всегда предпочтительней низости.
   Необходимо объяснить наследникам, что благородство неотъемлемая часть их жизни. Трудно исправлять ошибки, когда коварство вросло глубокими корнями в сформировавшихся в целостную личность подданных короля.
   Принц и его телохранитель тому яркий пример. И эта история еще не закончена. Совместно им удалось сгладить острые углы, но впереди предстоит долгая и упорная работа.
   Теперь в его руках новые заготовки - две четверки с сильными магами, характеры которых необходимо сформировать для будущего. Их ждет много испытаний и трудностей, но поставленная цель оправдывает его методы.
  
   КОНЕЦ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ОТРЫВКА
  
   Купить в Призрачных мирах https://feisovet.ru/магазин/Единою-судьбой-Академия-наследников-Елена-Помазуева?utm_content=286349103_286309787_0
  
   Купить бумажные книги в Лабиринте
   http://www.labirint.ru/books/738156/?ref_contact=
   0x01 graphic
  
   http://www.labirint.ru/books/692537/?ref_contact=
  
   0x01 graphic
  
   http://www.labirint.ru/books/719913/?ref_contact=
  
   0x01 graphic
  
   Моя группа в вк https://vk.com/club87324583
   Моя группа в ОК https://ok.ru/group/58494718312656


Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"