Помидоров Иван Иванович: другие произведения.

S.T.A.L.K.E.R. Группа крови. гл. 11 - 15

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Еще пять глав романа. Читайте, комментируйте, критикуйте.

  Глава 11
  Кук сказал, что до формальной границы с Украиной осталось километра два. В этом месте она изгибается причудливой петлей. Бывший населенный пункт Чемков как бы слегка вклинивается в пределы соседней страны. Или напротив, небольшой участок Украины врезался в линию границы и сдвинул ее в глубь сопредельного государства. Я не могу понять, исходя из каких соображений, еще в советские времена, так прокладывали административные (на тот момент) границы?
  С дороги мы уже сошли примерно час назад. Она шла в том направлении, где наша группа намеревалась пройти по первоначальному плану. То есть дорога уходила к участку почти сплошных аномалий. Мы же движемся по еле заметной тропе. Не тропе даже, и слегка примятой траве, по которой кто-то, когда-то проходил. Впереди нас ждет лесистый участок: большие осины и дубы стоят перед нами мрачной стеной. Идущий впереди Кук остановился и оглянулся на нас.
  - Кажется здесь, - обращается он к Шишку, - "слюнявчики" расплодились?
  - Говорили, что здесь, - отзывается тот.
  - "Слюнявчики"? - я делаю недоуменный взгляд. - Это что? Ни в Интернете, ни от инструктора я про такое не слышал.
  - У-у-у, зверская штука! - улыбается Кук. - Как та очень ласковая беззубая собака. Сожрать не сожрет, но зацелует до смерти! Мутировавшее растение, или хрен знает откуда взявшееся. Не так давно в Зоне появилось. Похоже на лиану с крупным цветком на конце. Почему облюбовало именно дубы? - пожимает он плечами, - На них, обычно, висит, обмотав толстую ветку. Но не из них вырастает, это точно. Вообще непонятно как появляется. Лепестки этого цветочка сложены. Реагирует на все движущееся. Падает сверху, на лету раскрывает лепестки, накрывает как куполом жертву, смыкается, вздергивает добычу вверх, а внутри выделяет сок. И все! Если жертва небольшая, типа мыши, крысы, собаки, то постепенно расщепляет этим соком и поглощает. Человека, конечно, не сожрет, но накрывает своим куполом почти до пояса и плотно сжимает, герметично упаковывает! И поднимает метра на два, а то и больше, над землей. Может удерживать несколько минут! Без автономной дыхательной системы просто задохнешься. Ручками тоже пошевелить не дает, так что освобождаться нечем. Вот если со стороны кто стебель перерубит, лепестки почти мгновенно раскрываются. И вываливается из них человек: весь в слюнях и соплях. Потому и "слюнявчик". Так что, ушки на макушке, глаза распахнуть, Шишок - вперед!
  Шишок обошел нас, просунул правую руку под куртку за спиной и извлек оттуда мачете. Длинное, не меньше шестидесяти сантиметров, очень острое лезвие этого оружия отполировано до зеркального состояния. Да и острота клинка не вызывает сомнений. Действительно, Шишок очень любит холодное оружие и трепетно к нему относится. А ведь он все время спал с этим, с позволения сказать, ножичком за спиной. Иначе как объяснить, что я до сей поры его не видел?
  - Дамасская сталь! - гордо произнес сталкер, заметив, куда устремлен мой взгляд. - Очень гибкий инструмент и прочный! Был бы подлиннее, можно было бы вокруг пояса обвязать! - поскреб пару раз большим пальцем поперек острия, - Бриться можно!
  - Расскажи лучше, сколько ты за него выложил?! - насмешливо произнес Кук.
  - Да разве в деньгах дело?! - возмутился обладатель драгоценного оружия, - это же вещь!
  Он повернулся к нам спиной и зашагал к мрачной, веющей сыростью и запахом прелой листвы стене леса.
  Уже с первых шагов по чаще Шишок взмахивает своим мачете и срубает скользнувший вниз цветок. Острое лезвие как сквозь разогретое масло проходит через лиану. Цветок "слюнявчика", еще не успевшего раскрыть свои лепестки, шумно падает в листву под ногами. Формой и размерами он напоминает небольшую боксерскую грушу. Гибкая лиана мгновенно взмывает вверх и скрывается в уже пожелтевшей кроне дуба. Вероятно, она способна восстановить свой цветок.
  Наш ведущий старается выбирать путь таким образом, чтобы как можно реже проходить рядом с дубами. Периодически он бросает вперед болты, проверяя путь на наличие аномалий. Различных завихрений опавшей листвы, вызванных проносящимся через чащу ветерком, здесь хватает. И лучше лишний раз подстраховаться, пусть даже и в ущерб скорости продвижения. Но пока аномалий нам, слава Богу, не встречается.
  Мы, идущие позади Шишка, держим оружие наготове и пристально осматриваем окрестности. Кук сказал, что наличие хищных лиан не гарантирует отсутствия другой нечисти. А если, к примеру, в этом лесу водится псевдогигант, многотонный мутант на толстых ногах и безобразной мордой и пастью на груди, то ему зеленый хищник вообще не помеха. Он может просто выдернуть лиану вместе с деревом, на котором она поселилась. Хотя, если таковой здесь водится, то наше оружие против него не поможет. Псевдогигант легко проходит сквозь аномалии, типа трамплина или воронки, даже не замечая их. Этот танк Зоны можно уничтожить разве что из пушки, или, как минимум, из ручного гранатомета, и то не с первого выстрела. И для встретившегося с ним только два пути спасения: замереть без движения и молится, чтобы монстр его не заметил (у него слабое зрение), или очень быстро улепетывать. Скорость передвижения у многотонной махины не велика. Но быстро бежать в условиях Зоны тоже опасно - рискуешь влететь в аномалию. И этот способ годится, когда ты уверен в отсутствии разных ловушек на своем пути.
  Я иду с понятым вверх стволом своего АК-74С. Все же опасаюсь, да что там скрывать, откровенно боюсь этих неведомых растений. А Кук с Пиром, если заметят опасность, откроют огонь, и я успею перевести оружие в нужном направлении, чтобы поддержать оборону. Я постоянно поглядываю на кроны деревьев: не выскользнет ли из листвы толстый зеленый червь с боксерской грушей в окончании? Да, мы, большей частью, обходим дубы, а Кук сказал, что именно на этих деревьях приживаются "слюнявчики". Но ведь даже аномалии меняют место своей дислокации. Почему эти ползучие лианы не могут перебраться на осины?
  А Шишок свое дело знает. Он уверенно идет впереди и время от времени взмахивает мачете над головой. Дважды лианы пытались накрыть его своим куполом, но падали, не в силах противостоять дамасской стали.
  И без того мрачная атмосфера на открытой местности, в темном и сыром лесу еще более давит на психику. Стволы старых дубов и осин, в нижней части покрытых мхом, поросшие серыми и черно-коричневыми грибами, не добавляют оптимизма. Осознание опасности, подстерегающей на каждом шагу, держит мои нервы в таком натянутом состоянии, что они того и гляди начнут рваться. При чем не в переносном смысле, а физически: порвутся как веревочки, и я перестану ощущать действительность! Нужно как-то отвлечься, расслабиться. Иначе - срыв. Вспомнить о чем ни будь хорошем? Да!
  Давно, можно сказать в прошлой жизни, мы всей семьей были на отдыхе. Втроем. Ирина, Артем и я. Ходили вот в такую же дубраву... Нет, конечно не в такую. В светлую, красивую, с молодыми дубками, сквозь листву которых пробивалось яркое солнышко. Оно пускало зайчики и играло с нами. День тогда был отличный. Тоже опадающая листва шуршала под ногами. Среди нее лежали светло-коричневые желуди. Да, такие же, как и здесь.
  Я сделал полшага в сторону и медленно потянулся за виднеющимся из листвы желудем. Не дотянулся и сделал еще полшага другой ногой. Ветка хрустнула под ступней...
  - Замерли! - не крикнул, заорал Шишок.
  Я от резкого, рубящего крика вздрогнул, и замер как был, в полусогнутом положении. Боясь шевельнуться, скосил глаза на кричавшего.
  - Не шевелимся! - чуть тише продолжал командовать сталкер.
  Он, тоже не двигаясь, нагнулся и посмотрел поочередно на каждую из своих ступней. Потом выдохнул, как мне показалось, с облегчением. Поочередно поднял каждую ногу, сгибая в колене, и медленно, внимательно вглядываясь в листву на пути, двинулся к стоящему за ним Пиру. Преодоление расстояния в два метра заняло у Шишка больше минуты.
  Сталкер приблизился к Пиру, присел перед ним на корточки, осмотрел его ступни. Протер свой лоб рукавом:
  - Не ты, расслабься! - поднял он глаза на замершего, как и я Пира. Тот с готовностью отшагнул с места остановки, но Шишок схватил его за штанину. - Я сказал - расслабься, а не шарахайся здесь! Сиди на этом месте!
  - Да что случилось?! - взорвался, молчавший до этого момента Кук.
  - Звук сработавшей "лягушки"! Замрите с Альпинистом и не дергайтесь!
  - Какой, нахрен, квакушки?!
  - Замри, сказал! - Шишок открывается для меня с новой стороны, - Мина такая, слыхал?!
  Я боюсь даже дышать, не то, что шевелиться! У меня начало сводить мышцы ног и рук. Спина затекла и ломит. Страх парализовал тело. Сразу захотелось сойти с места, где стою, и упасть на гниющую, пахнущую сыростью листву, зарыться в нее. Кошу глазом под ноги, и ничего подозрительного не вижу. Но я уверен, что моя нога стоит на коварной мине. "Лягушка" как раз под ступней правой ноги. Я ее ощущаю! Поднять ногу и рвануть с места за дуб, рядом с которым стою! Успею ведь прыгнуть за прочный ствол и уберечься от осколков. Тут всего то метра два... Успею ли?
  Тем временем Шишок так же медленно приблизился к Куку, и осмотрел грунт и листву у его ног. Встал, хлопнул товарища по плечу - все нормально - и повернулся ко мне.
  - Альпинист, - почти ласково проговорил он, - плавно распрями спину. А то рухнешь раньше времени. Старайся не менять нагрузку на ноги и не шатнись. Все делай плавно, очень плавно.
  Я изо всех сил стараюсь выполнять то, что говорит мне Шишок. И все равно, кажется, движения мои угловаты и порывисты. Сейчас рванет!
  Шишок очень медленно двинулся ко мне. Его взгляд скользнул по стволу дуба вверх, к кроне...
  - Твою дивизию! - с досадой вырвалось у него.
  - Что? - Кук вскинул взгляд на приятеля.
  - Посмотри по стволу!
  - ... мать! - выругался сталкер и махнул рукой.
  Я тоже медленно, стараясь дышать через раз, поднял глаза вверх. Прямо надо мной, метрах на шести, висит цветок хищной лианы! В это мгновение в кровь ворвалось такое количество адреналина, сердце застучало в таком ритме, что показалось, сосуды сейчас разорвет! Если бы я прыгнул с места в тот момент, то не просто долетел бы до ствола дуба, а перелетел метра на три дальше! Но разум меня удержал в вертикальном положении и не позволил совершить безрассудства. Даже прыгни я на такое расстояние, начальная скорость моего полета будет слишком мала, чтобы уйти от летящих в след осколков.
  - Спокойно, Альпинист, спокойно, - Шишок очень плавно идет ко мне.- Эту хреновину над твоей головой я всегда смогу смахнуть! Ты не дергайся только!
  Он по сантиметру приблизился ко мне, поглядывая на лиану, присел на корточки.
  - Твою дивизию! - повторил он очень тихо, - Еще советская, ОЗМ-72. Какой хрен ее здесь поставил?!
  - Мы, ребятушки, на чью-то территорию входим, - отозвался Кук, и резко сменил тему, обращаясь к Шишку. - А как она взрывается? В смысле, как осколки летят?
  - Кучно! - зло ответил тот, - Плотно и горизонтально!
  - Как человека можно с мины снять? Ты же воевал, имел с ними дело!
  - Как, как! Слыхал я байку про рывок БТРом. А где БТР взять?
  - БТРом, говоришь?! - Кук даже улыбнулся, подмигнул глазом и кивнул головой. - А если вертолетом?!
  
  Я уже отдаю последние силы, чтобы не упасть. Ноги затекли. Вопреки командам разума, понимающего, что вес тела не даст мине подпрыгнуть, пока я на ней стою, правая все сильнее давит на грунт, удерживая смертоносную "лягушку" в земле. Сейчас я стараюсь сохранить не только свою жизнь, но и жизнь Кука. Он очень плавно и медленно, не делая резких движений, обматывает мои ноги и нижнюю часть тела куртками, своим легким бронежилетом и другими вещами, которые поснимали с себя сталкеры. При этом инструктирует меня:
  - Сейчас укутаем, дам тебе пистолет. Возьмешь его в две руки, приложишь стволом вверх к правому плечу, локти прижмешь к телу, голову склонишь к левому. Я надену на тебя изолирующий противогаз. Ты ме-едленно присядешь. Только ни каких резких движений до моего сигнала! Все будет хорошо! Когда нужно стрелять, поймешь сам. Патроны не экономь, сади всю обойму, если потребуется.
  Закончив обмотку, Кук отошел в сторону, достал из-под мышки "Стечкин", а из рюкзака изолирующий противогаз. Легким ударом по запалу пиропатрона запустил химическую реакцию. Он приложил маску к лицу, вдохнул пару раз, кивнул головой - работает. Медленно вернулся ко мне, аккуратно надел маску противогаза на мою голову, накинул и завязал капюшон. Мои автомат и рюкзак сталкеры давно оттащили на безопасное расстояние.
  - Отойду, присядешь, резко мотнешь головой... Дальше - как договорились. Ну, с Богом!
  Кук медленно начал отходить от меня, а я плавно, хотя получалось это очень плохо из-за затекших ног, начал приседать. Остальные сталкеры уже залегли в укрытии, в той стороне, откуда мы шли. Отойдя метров на десять, Кук припустил бегом. Я присел и жду команды.
  - Давай! - доносится до меня приглушенный противогазной маской крик Кука.
  Я делаю резкое движение головой, склоняя ее к левому плечу. Пистолет держу двумя руками, как и велел Кук, у правого. Смотрю вверх на летящий с огромной скоростью на меня цветок "слюнявчика". Его лепестки раскрываются в полуметре над моей головой. Внутри он темно багровый, словно пасть очень большого змея с семью челюстями. Но сейчас страха уже нет. Он ушел вместе с надеждой выжить в этой передряге. Кому удавалось соскочить с мины-лягушки? Понимаю, что затеянное - авантюра. Но терять уже нечего.
   Мгновение, и без того не белый свет вокруг исчезает вовсе! Я охвачен по пояс пастью цветка-мутанта. Лепестки за мгновение плотно облегают мой торс, по стеклам течет вязкая, липкая слизь. Я не вижу этого, просто так должно происходить, мне так кажется. Если бы не изолирующий противогаз, то выжить в таких объятиях, можно было не больше пары минут. И вот, я чувствую, что лепестки прекращают усиливать давление и лиана начинает подъем вверх. Из всех оставшихся сил отталкиваюсь от земли, помогая лиане воздеть меня как можно быстрее и выше! Ускорение получается такое, что дух захватывает, а в ушах слегка что-то щелкает.
  И в это мгновение раздается взрыв. Для меня, укутанного в лепестки хищной лианы и защищенного маской противогаза, разрыв мины не звучит слишком громко. Взрывная волна настигает меня уже на приличной высоте и еще подталкивает вверх. Ударов осколков я не чувствую. Может, пронесло? Никогда не думал, что можно ощущать себя счастливым в пасти гигантского хищного растения! Эйфория переполняет меня, и я чуть не совершаю ошибку: палец почти нажал на спусковой крючок пистолета.
  Выжидаю секунду и чувствую, как начинается движение вниз. Сколько до земли? Метра три, или пять - не больше. Но и при падении с такой высоты можно повредить ноги, а они мне, как выяснилось только что, еще пригодятся!
  - Стреляя-а-ай! - раздается дружный крик сталкеров. Нажимаю спуск и установленный в автоматический режим стрельбы "Стечкин" выплевывает пятерку девятимиллиметровых пуль, разносящих и лепестки, и стебель лианы-хищницы. Затвор пистолета ощутимо бьет в плечо, вылетающие из патронника гильзы ударяются в маску. Но этого я даже почти не замечаю! Объятия разжимаются, свет, пусть не солнечны, пусть мрачны свет Зоны, ударяет в глаза даже через заляпанные слизью стекла маски, и я грохаюсь на опаленные взрывом листья и траву! По пояс в слюнях и соплях. Но живой!
  
  Глава 12
  Всю оставшуюся дорогу до конца леса Кук распекает меня за бесшабашность, которая чуть было не привела к трагедии. Это надо додуматься, из-за желудя шагнуть в сторону от проверенной тропы! Кук говорит, что теперь я буду идти строго перед ним, а он зорко следить за моими движениями. Все это потому, что после случившегося седых волос у него прибавилось.
  - Ты же мог попортить мой бронник! - восклицает он сокрушенно, - Кто мне его починит?! Где я новый достану?!
  Я только виновато улыбаюсь в ответ. Понимаю, что распекающий меня сталкер во всем прав и имеет основание выговорить претензии к бестолковому попутчику. Вижу, что и для него мое попадание в ловушку стало не слабым стрессом.
  По пути Шишок обнаружил еще две "лягушки". Одну из них, не смотря на бурный протест Кука и наше с Пиром дружное поддакивание последнему, он решил снять. Встав перед миной на колени, он обернулся на нас через плечо и сделал небрежный жест ладонью - брысь! Когда наша тройка попряталась за деревьями и бугорками, Шишок вынул из прикрепленных на правом бедре ножен тесак (лезвие его тоже блестит) и принялся колдовать с взрывателем. Через пять минут, не глядя на нас, убрал нож в ножны, победно поднял над своей головой запал мины и махнул рукой - выходите.
   После этих находок Шишок высказал мысль, что нам еще повезло, что эти мины не установлены в комплексе с взрывным устройством НВУ-П, которое срабатывает на сотрясение грунта от шага человека и само направляет сигнал на ближайшую из пяти к цели мину. Она взрывается. Попытка спасти пострадавшего ведет к тому, что устройство приводит в действие другие мины! В общем, все бы мы полегли в этом лесу! Судя по его знаниям в этой области, и высказанные, и продемонстрированные, Шишок был знаком с саперным делом не понаслышке.
  Из наличия такого серьезного заградительного барьера, как минное поле, Кук сделал заключение, что сейчас мы вторгаемся на чью-то особо охраняемую территорию, и, видимо, здесь имеются важные секреты. А он, Кук, предпочитает обходить чужие секреты стороной. Поэтому, как только мы выйдем из леса и пересечем номинальную границу с Украиной, он предлагает забрать круто на восток, обходя Машево слева и отдаляясь от этого брошенного пункта.
  - Да кто знает, когда эти мины ставили? - Шишок считает, что Кук зря паникует.
  - Ну да, их, наверное, устанавливали еще во времена союза. Бульбаши от хохлов свой урожай так защищали! Или хохлы от бульбашей?
  - Ничего мы не защищали, - обиженно встревает в разговор Пир, - дружно тогда жили!
  Несколько раз Шишок срубал цветки хищного "слюнявчика", который теперь не кажется мне таким зловещим и угрожающим, как прежде, при входе в лес. Не самый страшный коренной, законный обитатель Зоны. Хотя попадать в его пасть мне больше не хочется.
  Кук, сверившись с картой, сообщил, что мы сейчас пересекли формальную границу между государствами, и теперь находимся в "нэзалэжной". Дело движется к вечеру (хотя и весь день здесь, на этом участке Зоны, словно поздний вечер: хмурый и темный), и следует побыстрее добраться до места ночлега, который намечен в километре восточнее Машево. Там, судя по карте, есть заброшенный бетонный бункер. Но прежде, выйдя из леса и добравшись до овражка, так же отмеченного на карте, Кук считает необходимым остановиться на привал, перекусить и провести разведку в направлении бункера.
  В неглубоком, метра два с половиной, овражке, поросшем по краям кустарником, устроили стоянку. Костер решили не разжигать, дабы случайно дымом от него не привлечь внимание владельцев секретов этой местности, охраняемых минным полем, которое мы, по удачному стечению обстоятельств, преодолели без потерь. Разогрели тушенку на спиртовке. Вместо чая сырая вода. В этих условиях не до кулинарных изысков, одним из которых сейчас для нас является чай.
  На выходе из леса мой счетчик Гейгера начал было усиленно пищать, показывая на табло около 400 микрорентген в час, что заставило нас облачиться в защитные маски и наглухо упаковаться в прорезиненную одежду. Но, забрав влево и двинувшись на восток, мы вышли с сильно загрязненного участка и смогли разоблачиться. Здесь Шишок высказал предположение, что если бы мы проходили лес чуть левее, то напоролись бы на плотное минное поле. Устанавливавшие заграждение саперы, видимо учитывали сильное радиоактивное загрязнение в западной части лесного массива и посчитали это достаточной преградой на пути любопытствующих, если таковые найдутся.
  Перекусив на скорую руку, Кук засобирался в разведку. На наши протесты и требования чтобы еще кто-то пошел с ним, он возразил:
  - Альпинист пережил серьезный шок, и наблюдатель из него сейчас никакой. Шишок всю дорогу шел впереди, напрягал зрение и у него не только "глаз замылился", но и просто устало зрение, что тоже свидетельствует не в его пользу как разведчика. Значит, эти двое должны отдыхать. А ты, Пир, будешь охранять их. Не оставлять же стоянку без охраны. Спокойно, спокойно, - остановил он, появившиеся было возражения выставленной вперед ладонью. - Поясняю, почему я иду. Я небольшого роста, у меня меньше площадь тела, мне легче скрываться!
  Проверив магазин своего автомата, Кук выбрался из оврага и двинулся в намеченном направлении, внимательно глядя себе под ноги. Перед уходом почти приказал нам, если не вернется дольше, чем через два часа, убираться отсюда подальше. Мы проследили за тем, как его фигура, виляя среди высокого бурьяна, скрылась в порослях березняка, находившегося от нас метрах в трехстах.
   Мы с Шишком сползли в овраг, Пир остался наверху, чуть выбравшись за кусты на небольшой пригорок, с которого местность просматривалась лучше.
  - Ты на-ка вот, прими, - Шишок достал из своего рюкзака фляжку. - Стресс снимешь.
  Я не стал упорствовать, налил граммов пятьдесят в кружку и залпом выпил, занюхав рукавом. Тепло разлилось по телу, я откинулся на траву и прикрыл глаза. Два часа - приличный промежуток времени для того, чтобы отдохнуть. Но лучше бы Кук управился побыстрее. Скоро начнет темнеть и к тому моменту лучше находиться в укрытии. Да и легкое беспокойство не оставляло меня с самого момента выхода из леса. Это последствие пережитого стресса? Но почему этого беспокойства не было сразу после моего "катапультирования" с мины? Эйфория? Огромная доза адреналина, вброшенного в кровь? Вероятно так. Но, тогда откуда потом появилось беспокойство, что его вызвало? Страшные, тяжелые тучи на горизонте, как раз в том направлении, куда мы теперь движемся. Может быть они? Или что-то еще, что я заметил, но не придал значения? Я начинаю чувствовать Зону, понимать ее?
  
  Глава 13
  Вначале послышался глухой звук, будто обухом топора не очень сильно ударили по бревну, в котором нет сердцевины. Потом зашелестела трава, листья и ветки кустов. Я чуть приподнялся на локтях, оглянулся через плечо на кромку оврага, откуда донося этот странный звук. Из кустов вышел человек в длинном зеленом резиновом плаще от армейского ОЗК. В руках он держит автомат, направленный в нашу сторону. Я быстро поднялся на ноги. Шишок вскочил еще раньше меня и рванулся, было к автомату, как сзади, с другой стороны оврага, раздался насмешливый голос:
  - А ну, стий! Який шустрий москаль! Руки угору!
  За нашими спинами, на противоположном краю оврага, уже появились еще двое. Один в таком же, как и у первого замеченного мной, резиновом плаще. На ногах сапоги из того же комплекта, на шее болтается защитная маска с фильтрующим элементом, явно западного производства. Второй одет в оранжевый противорадиационный комбинезон, какие здесь, в Зоне, носят ученые и их помощники. Оба держат нас на мушках своих винтовок М-16.
  - Грить, - донесся громкий голос из кустов за спиной у первого появившегося, - цього москаля куды?
  - Тягни до мене, - отозвался бандеровец (а это были именно они, я не сомневался) в оранжевом комбинезоне, спускаясь вместе с напарником к нам. - Ну що, кляти москали, приихали? !
  Из кустов выбрался еще один бандеровец, тоже в зеленом плаще и сапогах ОЗК, с МР-40 на плече и в нацистской кепке с какой то маленькой блестяще эмблемой-пуговицей на ней. Он подволок за руку бездыханное тело Пира к краю оврага и ногой спихнул его вниз. Тот скатился на самое дно ямы и не подает признаков жизни. И эти двое бандитов спускаются в овраг.
  - Ну почему же москали, - без выражения, пожав плечами, произнес Шишок, - вот он, например, - кивнул он на Пира, - хохол, как и ты...
  - Шо сказав, клятий москаль?! - прищурив глаза, зло выпалил последний из спустившихся к нам и намахнулся автоматом.
  - Не треба! - остановил его "оранжевый", - Добрий раб буде! Не псуй! Йому ще цього тягти. - он кивнул головой на Пира.
   Теперь мы стоим окруженные с трех сторон: бандеровец в оранжевом комбезе (думаю, что это - главный) прямо перед нами, один с "калашом" и другой с МР-40 - справа, и последний, с М-16 - слева от нас. Шишок чуть впереди и справа от меня держит руки на затылке, и смотрит себе под ноги. Положение безвыходное: бежать бесполезно, о сопротивлении не может быть и речи. Дернемся - срежут автоматными очередями. Попробовать договориться? А что предложить? Наши вещи, оружие, артефакты они и так заберут! Обмануть? Не на столько я ловок в этом искусстве, чтобы провести прожженных бандитов. Может Шишок что-то придумает, он ведь, наверняка уже общался с бандитами в Зоне. Или Кук вернется...
  - Ну, що, москаль, зразумив, як ти потрапив? - старший из бандеровцев обращается к Шишку. Тот обреченно кивнул в ответ головой. И тут же "оранжевый" произнес на чистейшем русском, без капли акцента, - нож на землю кинь. Только без резких движений!
  Шишок снял правую руку с затылка, медленно, двумя пальцами, большим и указательным, взялся за рукоятку ножа, торчащую из ножен на правом бедре сталкера. Так же плавно и медленно вынул блестящее лезвие и протянул руку перед собой.
  Главарь, с ухмылкой на лице наблюдающий за действиями Шишка, кивнул головой - кидай. По выражению его лица видно, что он наслаждается покорностью напуганного сталкера. Да и другие бандиты уверенны в одержанной легкой победе, и, наверное, уже прикидывают, какие деньги получат за новых рабов, и хабар, которым сейчас поживятся. А поживиться у нас есть чем - куча артефактов! Может, попробовать наврать, что мы еще столько же спрятали в укромном месте? Глупость! Если б такое могло подействовать, Шишок давно предложил!
  Бандеровец в фашистской кепке, самый молодой из напавших на нас, держит свой МР-40 в одной руке, красуясь перед "старшаками" поигрывает стволом и ухмыляется.
  Кук разжал пальцы и нож полетел к земле. И в момент, когда лезвие уже почти коснулось почвы, он резко носком ботинка ударил по блестящему металлу. Нож стремительно взмыл вверх и как в масло вошел в горло "оранжевого" как раз в промежуток между висящей на шее бандита защитной маской и подбородком. Струя крови, пульсируя, вырывалась из раны и забрызгала меня, заставив слегка качнуться назад. Хрипящий командир бандеровцев выронил винтовку и схватился за рукоятку и небольшую, не вошедшую в плоть, часть лезвия ножа, торчащие из горла. Глаза его готовы вырваться из орбит, из широко раскрытого рта пузырясь, вытекает кровь.
   Я, да и стоящие рядом бандиты, еще ничего не успели понять, а Шишок, когда первый нож был еще в полете, левой рукой извлек из-за воротника куртки второй и метнул в стоящего слева бандеровца. Узкое лезвие вошло точно в правый глаз бандита по самую рукоятку! Тот сразу завалился назад. А в правой руке сталкер уже держит мачете из дамасской стали. Взмах блестящего клинка снизу вверх, и кисть руки, держащая МР-40, падает на землю вместе с оружием. Душераздирающий ор заглушает все звуки в округе. Молодой бандит схватился целой рукой за запястье выше обрубка, обезумевшими глазами смотрит на культю, на брызжущую из нее кровь и орет.
  Все это произошло в считанные мгновения. Остающийся невредимым бандит успел прийти в себя, снял М-16 с предохранителя. Шишок, чуть согнув правую ногу, скользнул подошвой ботинка по траве вперед, опустился на левое колено. Бандеровец успевает нажать на крючок, но пули проходят над целью. Я, пришедши в себя от выстрела, упал на траву и боковым зрением вижу, как сталкер молниеносным движением от правого плеча, провел своим острым как бритва мачете по ахиллову сухожилию правой ноги врага, рассекая и плащ, и сапог, и жилы. И продолжая движение холодного оружия, разрубил связки под коленом левой его ноги. Тут же упал на бок и упер рукоятку оружия в землю позади бандеровца. Подрубленные сухожилия больше не держат бандита и он, как кукла, лишившаяся удерживающих нитей, всей своей массой взмахнув руками и выронив винтовку, опрокинулся назад и упал на лезвие. Острый окровавленный клинок выскочил из его груди, по которой тут же растеклось кровавое пятно. Остекленевший, мертвый взгляд бандеровца уперся в черное небо Зоны.
  Шишок встал на ноги, немного согнувшись над бандитом, резко дернул за рукоятку мачете, и, подтолкнув мертвое тело ногой, перевернул свою жертву на живот. Выдернул из него лезвие. Веки его сужены до небольших щелей - бойниц, брови сведены в линию, зубы стиснуты и желваки играют на скулах. Мне страшно смотреть на него! Такого Шишка я еще не видел.
  Сталкер повернулся к катающемуся по траве и подвывающему безрукому бандиту. Глянул на него без капли жалости или сострадания. Подошел, нагнулся, захватил за отворот резинового плаща, вздернув вверх, поставил его на ноги. И заглянул в глаза. Я бы, наверное, сразу умер, встретившись с этим взглядом в упор! Да и бандеровец, без того насмерть перепуганный, бледный от потери крови и шока, окончательно обмер и перестал выть. Я вижу, как трясется его подбородок, по щекам текут слезы. Он обмотал культю плащем и зажимает целой рукой.
  - Москалик, нэ вбий... - взмолился он, - нэ вбий, а...
  - Ты ж, сученок, по-русски можешь говорить! - Шишок плотнее притянул его к себе и вонзил взгляд в глаза деморализованному врагу.
  - Можу, мож... - бандит запнулся, - могу! Дядечка, не убивай...
  - Дя-деч-ка?! - по слогам, зло, в лицо врагу процедил Шишок, - А Колян Шепелявый для тебя не был дядечкой?! Помнишь, как ты его связанного бензином поливал?! Как спичку бросал, помнишь?! - он встряхнул бандита, - Думаешь, если в своем концлагере зверствовал, ни кто и ничего не видел?! Урод! Солдаты в таких кепках, - он рукой сбил серый головной убор на землю, - твоих же соплеменников целыми деревнями сжигали! Решил в ролевик поиграть, всесильным фашистом, оккупантом на своей же земле себя почувствовать?! Так доигрывай до конца!
  Мачете под острым углом снизу вошло в живот бандеровца, и его заостренный конец вышел между его лопаток. Из уголка рта бандита выбежала струйка темной крови. Его глаза расширились и остановились. Огонек жизни потух в них.
  Шишок выпустил труп из рук и, выдернув из тела дамасскую сталь, опустился на траву, обхватил колени руками, уставился взглядом перед собой.
   Только сейчас я поднялся с земли и ошарашено осмотрел поле неожиданно короткого боя. Еще более неожиданным для меня стало то, что победителями из него вышли мы. Такого развития события я, пожалуй, не видел и в кино! Но это был не фильм, это жизнь. Жизнь в Зоне. Со всеми ее грязью, кровью, смертями. Если не мы их, то они нас. Кажется, так должен звучать главный закон живущих здесь. И я все отчетливее начинаю это понимать. А вместе с пониманием меняются мои взгляды на оружие. Теперь я не отношусь к нему не столь равнодушно и легкомысленно. Нагибаюсь и дотягиваюсь рукой до лежащей рядом натовской винтовки, поднимаю ее с земли.
  Пир простонал, приходя в себя. Я шагнул вперед и склонился над ним, помогая подняться и сесть. Он с трудом открыл глаза, недоуменным, затуманенным взглядом повел кругом, остановился на мне. Наморщил лоб, силясь, толи что-то вспомнить, то ли настроить зрение и разглядеть, кто стоит перед ним.
  Я отстегнул фляжку с водой с ремня, отвинтил пробку, приложил к его рту и наклонил, давая воде пролиться на губы Пира. Он сделал несколько судорожных глотков и закашлялся.
  - Где мы? - сквозь кашель пробормотал он, - Что случилось?
  - Все уже нормально, - отозвался я.
  - А это кто, - он слегка качнул головой в сторону одного из трупов.
  - Бандеровцы. Это они тебя шарахнули. Куда ударили-то, помнишь?
  - Да, затылок ломит... Я лежал на траве, смотрел... Удар, искры из глаз и темнота... Как они подобрались?
  - Какая теперь разница!
  Шишок встал с травы, обтер об нее мачете, сунул в ножны под куртку за спиной.
  - Зона, твою дивизию! - пробормотал он, - Ну чего сидишь, Альпинист?! Давай трофеи собирать.
  Я, с трудом пересилив себя, поднялся и побрел к ближайшему трупу. Осторожно стянув с него одну лямку рюкзака, попытался вытащить его из-под тела за вторую. Мертвец плотно прижал свою ношу к земле.
  - Да смелее ты, - сказал Шишок уже без злости, - он уже не опасен! Смотри, у нас теперь целых четыре классных защитных костюма. Вернее, только два полностью целых... Два я испортил... Снимай, не бойся.
  Он вынул из своего рюкзака оранжевую коробочку аптечки, извлек оттуда шприц-тюбик и подошел к Пиру. Задрав его рукав, аккуратно ввел иглу в вену и выдавил содержимое тюбика. Похлопав раненного по плечу, уложил его не траву, заботливо подложив по его голову рюкзак.
  - Отдохни. Скоро Кук придет, нужно будет двигать дальше.
  - Ты где так научился? - обратился я к Шишку, вытряхивая содержимое очередного рюкзака.
  - В детстве в фехтовальную секцию ходил, - без тени улыбки ответил он.
  Через двадцать минут мы с Шишком закончили осмотр имущества убитых бандеровцев. Из найденного у них ценностями сталкер признал два защитных костюма (воинский ОЗК и оранжевый комбинезон ученых), четыре защитные маски, все оружие и патроны, кроме МР-40, который Шишок забросил в кусты, две гранаты РГД и одну Ф-1, четыре аптечки натовского образца и, конечно же, водку. Четыре бутылки. Я заметил, что каждый из нас уже несет по фляжке с водкой. На это Шишок ответил, что у него-то две! Но в Зоне водка лишней не бывает. Взяли кое-что из продуктов, из чужих фляг в свои перелили воду. Все это растолкали по рюкзакам, свернули защитные костюмы и приторочили к ним же. Все, теперь осталось только дождаться возвращения Кука и перебираться к месту ночлега.
  Пир понемногу приходит в себя и даже порывается помогать нам. Шишок успокаивает его - справимся сами - и приказывает лежать. Восстановишься полностью или, хотя бы до состояния, в котором сможешь уверенно передвигаться, этим и поможешь.
  Шишок мгновенно вскинул автомат, когда зашуршали листья кустов. Из них появился запыхавшийся Кук. Он окинул взглядом овраг, присвистнул:
  - Славный покос, - покачал головой сталкер. - А я кого вам веду, вы даже не представляете! Нужно быстренько сматывать удочки!
  Кук проверил дорогу до бункера. До него от нашего овражка два километра. Ни аномалий, ни хищной живности ему не встретилось. На обратном пути он увидел группу людей, скорее всего, бандеровцев. Их было десять или двенадцать человек. Шли бандиты с запада, от Машево, как раз в нашем направлении. Они тоже заметили Кука, но им было не до него - отбивались от какой-то живности. Потом бандеровцы наверняка рванули за ним. Так что фора у нас - десять - двенадцать минут.
  Я подхватил свой рюкзак, закинул на плечо автомат и одну М-16, помог подняться Пиру (он все еще плохо управлялся со своим телом).
  - Выбросьте эти железяки! - сказал Кук, указывая на М-16, - Стрелять у нас есть из чего, продавать их некому. Только вес увеличивают, и скорость движения уменьшают!
  Я без споров скинул винтовку на землю. Шишку было жалко расставаться с трофеем, но, в конце концов, и он последовал призыву, согласившись с правильностью приведенных доводов. За такую утрату он был намерен отомстить врагам и, как выразился сталкер, "подложить свинью".
  Шишок махнул нам рукой - уходите, а сам достал из рюкзака извлеченную в лесу "лягушку" и подошел к одному из трупов. Рядом с телом он сделал небольшое углубление в грунте, поместил в него корпус мины, достал из рюкзака взрыватель и ввинтил в устройство. Чуть присыпав мину землей, Шишок обошел труп и перекатил на мину. Раздался звук, напоминающий хруст ломающейся сухой ветки, такой же, какой раздался из-под моей ступни в лесу с хищными лианами.
  - Шишок, - мы втроем уже стоим на краю оврага, и Кук с сомнением качает головой, - это же не наш метод?!
  - А наш метод от десятерых втроем отбиваться? - поднявшись по склону, и срезая толстую ветку от куста, отзвался он, - Идите уже, я еще поколдую!
  Кук скинул свой рюкзак и достал из него контейнер с артефактом. Отвинтив крышку, извлек из него шарообразный предмет, отливающий голубым светом. "Лунный свет", вспомнил я название. Кажется он помогает восстановить силы, или добавляет выносливости? Как то так. Подойдя к Пиру, Кук задрал его куртку и прикрепил артефакт на ремень. Тут же вынул из кармана оранжевую коробку аптечки, извлек из нее шприц-тюбик и вколол пошатывающемуся Пиру в предплечье. Тот не протестовал, и вообще стоял с отрешенным видом.
  - Противорадиационный препарат, - пояснил он. - "Лунный свет" радиоактивен.
  Мы тронулись с места, и я краем глаза заметил, как Шишок примотал проволокой гранату РГД к изготовленному колышку. Я и Кук под руки взяли не без труда передвигающегося Пира. Он старается изо всех сил помогать нам, но ноги его слушаются плохо, и передвигаемся мы медленно, хотя нужно бы бежать. Сейчас разрыв между нами и бандеровцами еще есть, но он наверняка неумолимо сокращается. Пока они не знают, что их группы уже нет в живых, считают, что промелькнувший вдалеке сталкер один и, возможно, надеются загнать его в ловушку. Но через какое-то время бандиты выйдут к оврагу, увидят трупы своих товарищей и тогда начнется серьезное преследование. Наш след им обнаружить не составит большого труда. Наверное, мина и растяжка, установленные Шишком, задержат их немного, но хвати ли нам времени, чтобы успеть добраться до бункера, и станет ли он для нас безопасным убежищем.
  Все оказалось куда хуже, чем я думал. Догнавший нас через несколько минут Шишок сказал, что, отходя от оврага, он уже слышал шелест травы под ногами и разговоры бандеровцев. Судя по всему, они идут не таясь, и не опасаясь засады. Их много. В общем, нам нужно переходить на бег.
  Мы побежали трусцой. Даже Пир, подгоняемый надвигающейся опасностью и "подпитанный" артефактом, побежал. Мы с Шишком замыкаем колонну. Договорились, что в случае приближения противника вдвоем остаемся прикрывать отход. Я оглянулся, но преследования пока не видно. Зато за нами остается такой отличный след из примятой сухой травы, что не заметить его может разве что слепой пес, если ему заклеить нос! То, что нас найдут, не вызывает сомнений.
  Заметил проложенную нами "трассу" не только я.
  - Кук, я уведу след в сторону, - тяжело дыша, крикнул Шишок, - вы давайте к бункеру.
  - Куда, стой! - обернулся Кук.
  - Я раньше вас там буду, один быстрее побегу! Альпинист, помоги, - он начал поднимать траву, примятую Куком и Пиром, и отходить в обратную сторону. - Ты давай за ними и поднимай траву за собой!
  Я выполняю указание сталкера, поднимаю и взъерошиваю, как могу траву. Расстояние между мной и Шишком увеличивается. Надо признать, что результат наших с ним действий заметен. Он бросает свое дело и стартует, забирая вправо. Не просто бежит, а описывает в воздухе ногами полудуги и широко их расставляет, будто идет над нешироким овражком, упираясь в его края. Старается примять как можно больше травы - понимаю я.
  В это время раздается первый взрыв. Я не могу по звуку определить, что, из установленного Шишком, сработало: мина или растяжка. За взрывом следует автоматный стрекот. Бандиты в растерянности решили, что атакованы и открыли пальбу! Это хорошо, значит задержатся. Судя по раскату, мы убежали от оврага метров на семьсот. Быстро бегущий человек налегке такое расстояние покроет минуты за четыре-пять. Бандеровцы не налегке, да еще сбиты с толку взрывом. Значит, фора у нас пока сохраняется. Может их собьет со следа маневр Шишка? Дай то Бог. Но они местные, и наверняка рано или поздно поймут, куда направилась наша группа. Далеко мы уйти не сможем, надвигается ночь, и они это понимают. Значит, придется держать оборону в бункере. А если бандеровцы подтянут подмогу, то...
  Грохнул второй взрыв - еще кому-то не повезло выйти из Зоны живым.
  
  На поверку бункер оказался железобетонным, радиальным помещением, с внутренним диаметром метров шесть, больше трех метров высоты до потолка. Большая его часть погружена в землю. Ни окон, ни бойниц бункер не имеет. Внутрь ведет узкий вход, не шире обычного дверного проема. От него в помещение спускаются несколько бетонных ступеней. Двери, конечно же, никакой нет. Странное сооружение. Когда оно построено: во времена второй мировой обороняющимися военными или уже в современное время, когда здесь активно велись различные исследования? Бетонные стены выглядят очень старыми. Местами они поросли мхом и покрылись какой-то черно-серой плесенью. Может это указание не на возраст, а на место, где этот бункер расположен?
  Наверху лежат несколько железобетонных плит. Одна из них нависла над самым входом и, кажется, готова вот-вот рухнуть вниз. Рядом с ними кучка серых глыб довольно правильной формы. Наверняка это были мешки с цементом, отвердевшие со временем и лишившиеся упаковки. Судя по всему, бункер хотели нарастить в высоту и завезли для этого материал. Вот это явно была подготовка к новострою. Но что-то помешало воплотить планы в жизнь. Выбросы?
  Пир упал на колени, метра три не дойдя до входа. Он уперся руками в землю и покачивается. Его стошнило. Видимо удар по затылку прикладом автомата не прошел бесследно, скорее всего, он получил сотрясение мозга. Действие обезболивающего, вколотого Шишком, и артефакта, подвешенного Куком, позволили ему преодолеть расстояние между оврагом и бункером, но здесь силы его оставили.
  Мы с Куком подхватили готового распластаться на земле Пира под руки и втащили внутрь бункера. Усадили его на пол у дальней стены, почти напротив входа и прислонили к ней спиной. Кук велел посмотреть мне, что происходит снаружи, а сам снял с пояса раненного артефакт, убрал в контейнер и достал аптечку. Я уже подошел к проему, когда снаружи, совсем рядом с входом вначале послышался звук приближающихся шагов, а потом короткая автоматная очередь. В ответ на нее издали застрекотали сразу несколько автоматов. Я вскинул свое оружие, сдвинул вниз предохранитель и, прижимаясь спиной к стене у прохода, осторожно выглянул наружу.
  Шишок, присев и пятясь спиной в мою сторону, отстреливается от преследователей. Кук уже стоит с другой стороны прохода.
  - Шишок, сюда! - крикнул он, и когда сталкер метнулся внутрь, выпустил в сторону наступающих длинную очередь. Я последовал его примеру. Автомат резво задергался в руках, выплевывая пули в направлении бандитов, а гильзы внутрь бункера. Бандеровцы ответили на нашу стрельбу незамедлительно. Ударившиеся в бетон пули вынудили меня отпрянуть от проема и вжаться в стену.
  - Их - восемь, - с трудом отдышавшись, выговорил Шишок, - не купились на мой маневр. Зря только ноги отмотал!
  - Сейчас просто закидают гранатами! - спрогнозировал Кук.
  Словно услышав его предположение, две болванки упали в углубление перед дверным проемом. Третья ударилась где-то сверху. Нападающие, видимо, опасались подходить близко, и метнули гранаты со значительного расстояния, что не позволило им попасть внутрь.
  - Ложись, - крикнули сталкеры дружно, будто репетировали заранее.
  Я кинулся ничком на пол, подальше от входа, откинул автомат, сжался в комок, подтянув колени к груди, и зажмурился, закрывая голову руками.
  Ухнуло так, что массивный пол подомной, показалось, подпрыгнул, слегка подкинув меня, с потолка и стен посыпалось бетонное крошево, мох на стенах и потолке у входа полыхнул, яркая вспышка разрыва на мгновение осветила до того темные внутренности бункера. Взрывы двух гранат слились воедино. В замкнутом бетонном пространстве этот гром прозвучал с чудовищной силой. Воздух сжался и ударил по перепонкам так, что из глаз выступили слезы. Отраженная стеной взрывная волна, обдала меня горячим воздухом и запахом сгоревшего тротила, а отрекошетивший от бетона осколок, ударил в бок. Я вздрогнул всем телом, распахнул глаза и понял... что ослеп! Я не могу разглядеть пола перед своим лицом, не вижу пальцев на руках, не вижу ничего!..
  Грохота разрыва еще одной гранаты я не слышал. Только с потолка посыпалась бетонная крошка, и все замерло. В ушах стоит гул, плавно меняющий тональность от высокой к низкой и назад. Голова кружится, нос щиплет пороховая гарь. Я открыл глаза, но по-прежнему ничего не вижу. Неужели так контузило, что я лишился зрения?
  Куда исчезли звуки? Прижал ноздри пальцами, плотно сжал губы и попробовал "продуться". В ушах легонько щелкнуло, но слух не восстановился. Еще и оглох?! Провел ладонью по уху. Крови нет. Перепонки целы. Рукой ощупываю бок, куда ударил осколок, и здесь крови нет. Как нет ни боли, ни дыры на куртке. Всю энергию взрыва у осколка забрала, наверное, бетонная стена, а мне достался лишь легкий отголосок, может быть, небольшой синяк на ребрах.
  Сильно зажмуриваюсь, выдавливая слезы из уголков глаз, и резко распахиваю их, пытаясь восстановить зрение. Открываю рот до щелчка в скулах и ушах, едва не вывихнув челюсть, чтобы вернуть окружающие звуки. Состояние прежнее - ни зрения, ни слуха. Шарю по полу рукой в поисках автомата и ору, зову Кука, Шишка, Пира. Но даже для меня собственный голос звучит приглушенно, будто я кричу в стеклянную банку, плотно прижатую ко рту. На четвереньках разворачиваюсь к входу и... слава Богу! Глаз ухватился за узкую полоску тусклого, почти невидимого света, пробивающуюся от проема. Мне нужно туда, мне нужен глоток чистого воздуха! Цементная пыль, поднятая взрывной волной, забила рот и нос, кажется, заполнила легкие - я с трудом дышу.
  Чья-то рука схватила меня за штанину и дернула назад. Я завалился на бок и тут же встретился взглядом с Шишком. Он навис надо мной, кричит в лицо, но я не слышу, понимаю только по движению губ: "Куда! Убьют!". Сажусь на пол и откидываюсь на стену. Рука натыкается на лежащий рядом автомат. Подтянул оружие к себе, положил на колени. Еле проступающие сквозь мрак и пыль черты лица Шишка уплывают вверх, размываются еще больше, и исчезают.
  
  В действительность меня вернул ворвавшийся в сознание короткий стрекот автомата и свист рекошетящих пуль. Звук не четкий, приглушенный, но достаточно разборчивый, чтобы понять, что его производит. Я лежу на пыльном бетонном полу у стены в том же месте, где сознание меня покинуло. В беспамятстве я, видимо, пробыл недолго, несколько минут. Пыль, поднятая взрывом, еще не совсем осела. Но сейчас я уже начинаю слышать голоса, доносящиеся снаружи.
  - Вси, москали, здохнить там! - доносится оттуда злорадный голос, - Яко щи живи. Братив наших поклали, суки! Буде вам мавзолей, не гирше, ниж у вашого Ленина!
  В дополнение к яростной тираде протрещала автоматная очередь.
  - Не витрачай патрони,- кричат у входа в бункер. - Завтра прийдемо, бензинчику принесемо, присмажимо проклятих! Тепер вони ни куди не пидуть!
  Минут пять или больше я сидел молча. Ждал, скажут ли что-то еще наши преследователи. До меня ни как не доходило, почему бандеровцы так уверены, что мы отсюда не уйдем? Они что, вход надежно заминировали? Или пулемет с расчетом напротив него оставили? Почему так тихо?
  - Кук., - говорю я в темноту, - Шишок. Пир.
  - Здесь я, - доносится от противоположной стены голос Кука.
  - Да не ори так! - голос Шишка звучит слева от меня, совсем рядом. - Контузило что ли?
  - Да, наверное.
  - Надо было рот открыть, - говорит из темноты Кук, - когда на пол падал. Теперь башка будет болеть.
  С его стороны слышится какая-то возня, и через мгновение луч фонаря ударяет в стену. Он поднялся и направился к нам, шурша бетонной крошкой, усыпавшей пол. Я повернул голову влево и в рассеянном свете увидел профиль Шишка. Он отрешенно уставился взглядом перед собой. Кук подошел вплотную, оперся спиной о стену и медленно соскользнул по ней вниз, щелкнул выключателем фонаря, гася свет.
  - Я не понял, почему бандеровцы так уверены, что мы никуда не уйдем? - пожал я плечами.
  - Потому, что вход завалило бетонной плитой, - отозвался Шишок, - осталась только шель, в которую с трудом ствол автомата проходит. Мы не прошмыгнем.
  Вот значит в чем секрет уверенности бандитов. Как я сам об этом не подумал, когда заметил тонкую полоску света? Шум в ушах не позволял мне думать. И что теперь делать? Ждать, когда наступит утро, вернутся эти садисты и плеснут в бункер бензин?
  - Пир. Жив? - негромко крикнул Кук.
  Ответа не последовало. Кук нажал на включатель фонаря, направил луч на место, где мы оставили Пира. Ни живого, ни мертвого сталкера там не было.
  - Не может быть! - Кук поднялся на ноги, - он не мог выйти из бункера незаметно для нас! И эти уроды, наверняка бы крикнули, если бы захватили пленного.
  Он зашагал к противоположной стене и, не дойдя метра, присвистнув, встал как вкопанный. Мы с Шишком тоже вскочили (если так можно сказать о моих корявых движениях) на ноги и зашуршали крошкой, рассыпанной в бункере.
  В полу, перед ногами Кука, зияет провал почти метрового диаметра. Здесь до взрыва сидел Пир. Пол обвалился от встряски? Или одна из гранат долетела сюда и это воронка от взрыва? Бред! А где Пир? Не испарился же он.
  Кук, тем временем, встал на колени и опустил руку с фонарем в отверстие. Луч осветил подпольное пространство. Там, ниже, тоже какое-то помещение с округленными бетонированными стенами и полом. Труба? Дренаж? Большой диаметр - не меньше двух метров. Присмотревшись, понимаю, что труба имеет заметный наклон в южном направлении. Что же здесь должно сливаться? Или кто?
  - Пир, - тихо позвал Кук, просунувшись по плечи в пролом. - Пир, ты там?
  - Здесь я, - с расстояния до нас донесся голос Пира. В нем явно слышатся страдальческие нотки. - Здесь тоннель какой-то. Блин, все бока отшиб!
  - Значит, жив! - облегченно выдохнул Кук, - Сейчас приду! Давай веревку, - повернулся он к Шишку.
  - Может, я спущусь? - предлагаю я, - Я же Альпинист.
  - Ну, давай, - улыбается он в ответ. - Сможешь? Только осторожно там. Не забывай, что ты в Зоне. Берешь Пира и назад!
  Я принял от Шишка веревку, обвязал себя беседочным узлам, встал на колени спиной к пролому. Взгляд скользнул по краю обкрошившегося бетона. Густая темень заполнила глубину. И увиденное вдруг вернуло воспоминание о лавине, то, уже почти забытое, чувство страха. Боязнь темного замкнутого пространства. На лбу мгновенно выступили капельки пота. Противная холодная струйка побежала по спине. Мне не хватает воздуха. Я физически ощутил, как стены бункера вдруг двинулись на меня, готовясь подхватить, накрыть, окутать тьмой и болью, и нести. Нести в бездонную глубь, зияющую чернотой за моей спиной.
  Все это отразилось на моем лице. Или мое состояние выдало частое, тяжелое дыхание? Не знаю, но подающий включенный фонарь Кук заглянул мне в глаза.
  - Ты точно сможешь?
  - Да, я в порядке. Мне нужно...
  Уперевшись руками в пол, я осторожно погрузил ногу в темень провала, нащупал ей стенку трубы и начал спуск. Конечно, это была не высота - два метра. Даже начинающие тренируются на большей. Но руки и ноги у меня словно одеревенели, плохо слушаются. Лишь луч света с моего лба немного успокаивает. Неуверенно, сгибающимися в коленях ногами упираюсь в бок трубы, и все же спускаюсь вниз. На эту операцию ушли секунды, но мою майку, кажется, нужно будет выжимать.
  Ощутив под ногами ровную поверхность, я испытал облегчение. Отвязал узел, глубоко вздохнул, стараясь окончательно унять дрожь в ногах и руках. Луч фонаря, поворотом головы переведенный влево, уперся в бетонную перегородку. Я посмотрел вправо. Пир сидит метрах в трех впереди меня на дне трубы.
  - А мой видать разбился, - с досадой произнес он.
  - Ты как? Все кости целы? - хрипло спрашиваю я.
  - Болит все, - ответил Пир, когда я подошел и помог ему подняться. - Как рвануло, пол подо мной проломился и я, как сидел, так и грохнулся вниз. Кажется, отключился... А потом Кук крикнул сюда.
  Мы подошли к пролому.
  - Может, спуститесь сюда? - спросил я, обращаясь к оставшимся на верху.
  - Надо вас поднять, - ответил Кук. - Сейчас идти мы не сможем, устали все. Отдохнуть лучше на ровном и сухом полу, а не на сыром дне трубы. И здесь безопаснее.
  Я подал рюкзак и автомат Пира, валявшиеся здесь, на верх. Просунувшийся в дыру Шишок поднял груз в бункер.
  Попытка обвязать Пира веревкой, чтобы помочь подняться наверх, причинила ему невыносимую боль. Видимо он все же сломал ребра. Решили действовать иначе. Я присел на корточки, а Пир забрался ко мне на плечи. В проломе его приняли Кук и Шишок. Я выбрался самостоятельно. Наверху Шишок наложил Пиру тугую повязку на грудную клетку и вколол обезболивающее.
  Во время скромной трапезы, мы договорились отдохнуть четыре часа, втроем поочередно охраняя лаз, так как другой вход был прочно замурован плитой, и опасностей оттуда не ожидалось, а после отдыха спуститься в трубу и попробовать по ней найти выход из этой мышеловки. Ход внизу ведет в южном направлении, то есть, продвигаясь по ней, мы будем идти как раз в нужную нам сторону. Если, конечно, она, во-первых, где ни будь не свернет, а во-вторых, имеет выход на поверхность. Первый вариант не так страшен, лишь бы имелся выход на поверхность. Будь он хоть прямо у реки Припять. О втором варианте мне думать не хотелось.
  На время отдыха решили подвесить на поясной ремень Пиру "лунный свет". Ему больше всех необходимо восстановление сил. И вновь пришлось колоть ему противорадиационное средство и поить такими же таблетками. Он вначале запротестовал, но Кук и Шишок в один голос заверили его, что за четыре часа он не схватит большой дозы, да и барьер из лекарств не позволит этого, а силы значительно восстановятся.
  - Была бы среди артефактов "губка", - сокрушался Кук, - можно вообще не снимать "лунный свет".
  
  Глава 14
  Мы уже около часа идем в темноте трубы. Темень здесь кажется густой, плотной и тягучей. Хищная темень, готовая в любой момент материализоваться и сожрать попавших в нее путников. Наверное, такое ощущение создается потому, что свет наших фонарей, закрепленных с помощью специальных резинок на головах, выхватывает из мрака только то, что попадает непосредственно в его поток. Лучи совершенно не рассеиваются и не дают дополнительного освещения по сторонам. Эти лучи, скачущие в пространстве трубы в такт нашим шагам, хоть и бьют кучным световым потоком, но, словно поедаемые тьмой, резко обрываются в нескольких шагах впереди.
  Сейчас труба уже не имеет наклона, лежит горизонтально и идти легче. По крайней мере, ни спуска, ни подъема не ощущается. Но это не добавляет нам скорости. В этом замкнутом пространстве приходится быть осторожными вдвойне.
  Перед выходом из бункера все три сталкера сошлись в том, что ничего прежде не слышали о подземных коммуникациях в этой местности. Скорее всего, о них не знают ни только сталкеры, базирующиеся в Белоруссии, но и местные. А если знают и не суются в эти места? Ох, не радуют меня такие загадки. И чувство опасности с момента спуска и до последней минуты не покидает. Сталкеры рассуждают о том, что нужно быть готовыми ко всему и принимать необходимые меры предосторожности. Я не понимаю, в чем могут заключаться эти меры? В том, что все мы таращимся в темноту, пытаясь увидеть дальше, чем пробиваются лучи наших фонарей? Даже если предположить, что мы заметим опасность заранее, что сможем предпринять? Ну, если это аномалия, то здесь все относительно просто. Они ребята опытные и придумают, как ее преодолеть. А если это живность какая, типа кровососа? В узкой трубе нет места для маневра. Не перестреляем ли мы друг друга, если начнем палить без разбора? Хорошо хоть на стенах здесь не селится никакая тварь, типа "слюнявчиков"! Хотя, как знать.
  Под нашими ногами хлюпает вода, скребут мелкие камушки, бетонное крошево. Эти звуки и шаги четырех пар ног гулко отдаются от стен и свода и бьют меня по перепонкам. Вчерашняя контузия не прошла бесследно. Невыносимо болит голова, немного тошнит. Даже принятые мной таблетки и сделанный Шишком укол не спасают. Но слух и зрение восстановились полностью. А четырехчасовой отдых позволил моему организму, привычному к нагрузкам и передвижениям в тяжелых условиях, восстановить силы. По крайней мере, усталости почти нет. Даже рюкзак за спиной и автомат на плече не создают дискомфорта.
  Но что меня удивляет больше всего, так это состояние Пира. Его спина и голова мелькают в луче моего фонаря, и он совершенно не выглядит человеком, получившим накануне тяжелую травму и упавшим с высоты. Неужели артефакт оказал такое действие? Или это еще действуют обезболивающие средства? Но как бы то ни было, Пир передвигается самостоятельно и несет свои вещи и оружие.
  Вот уже с минуту, как к шуршанию камушков и хлюпанью воды под ногами стал примешиваться еще какой-то звук. Слабо различимое шипение, словно в раскаленное на сковороде подсолнечное масло периодически падает капля воды. Мне кажется, что впереди виден свет, но исходит он не с потолка, а с пола. Шишок впереди тоже явно напрягся, но оружие не поднимает. Аномалия? Свечение теперь невозможно не заметить. Желто-зеленым светом обдает даже стены впереди.
  - Твою дивизию! - Шишок еще больше замедлил ход. - Я надеялся, что он небольшой!
  - Холодец, - утвердительно кивнул Кук. - Дай-ка гляну.
  Он отодвинул меня и Пира, обошел Шишка. На дне трубы расплылась желеобразная масса. Это от нее исходит желтовато-зеленое свечение. Аномалия разместилась основательно. Визуально я определил, что в глубину масса заполняет трубу сантиметров на пятнадцать, и тянется не меньше, чем на восемь-десять метров.
  - Не перепрыгнуть! - подвел черту Кук, - Разворачиваем оглобли?
  - Куда? - уставился на него Шишок.
  - Можно пройти, - не громко сказал я.
  - Ха! - Кук уставился на меня, - Ты хоть знаешь, что это такое? "Холодец"! Круче концентрированной серной кислоты! Смотри.
  С этими словами он катнул по дну трубы в самый край желе болт. Дымок от него пошел, когда металл только коснулся "холодца". В мгновение болт с яростным шипением растворился. Кук посмотрел на меня как на неразумное дитя.
  - Можно пройти, - повторил я.
  - Как?! - хором зло гаркнули сталкеры.
  - На шпагат сядешь? - зыркнул на меня Кук.
  - Мы же в не очень широкой для данного случая трубе. На тренировках у нас нечто подобное было. Встаем парами, упираемся головами и руками друг в друга, ногами в бока трубы и передвигаемся приставным шагом. Только очень осторожно, чтоб не соскользнуть.
  Кук и Шишок переглянулись. Первый округлил глаза и, вытянув губы трубочкой, мотнул головой вперед - вот так-то! Второй почесал затылок - и как сам не сообразил!
  Мы встали в пару с Куком (более-менее подошли по росту - два других сталкера выше меня) и двинулись первыми. Шишок и Пир нависли над "холодцом", когда мы прошли примерно треть пути. Взгляды наши поневоле были направлены на поминутно вздрагивающую, вспучивающуюся желейную массу. Нависать в не особо устойчивом положении над этой недожидкостью удовольствие ниже среднего, гораздо ниже. На тренировках мы ходили по пустой трубе примерно такого же диаметра, или между двух близко стоящих стен (второе труднее). Тогда, соскользнув со стены, можно было получить лишь замечание от инструктора и начать упражнение сначала. В самом крайнем случае - легкую травму. Здесь же, сорвись мы вниз, этот "холодец" сожрет и не подавится. Парадокс: продукт может съесть потребителя! Смешно. Хохмя про себя, я пытаюсь расслабить свою нервную систему.
  Есть все же один положительный момент. Желешка эта, так хорошо освещает внутренности трубы, что мы даже отключили фонари.
  - Артефакт, - абсолютно спокойным, тихим голосом сказал Кук, - "слюда".
  - Где? - сразу отозвался Пир. И как только расслышал?
  - В "холодце", где ж ему быть?
  - Достанем! - Пир явно загорелся возможностью добыть еще кусок хабара.
  - Ныряй! - ухмыльнулся Кук.
  - Я те нырну! - голос Шишка серьезен, - Дойдем до конца, тогда как пожелаешь!
  Желейная масса протянулась по дну трубы аж на пятнадцать метров. До "сухого" от "холодца" места нам с Куком осталось пройти не больше двух, когда из глубины трубы по ходу нашего движения до моего слуха донесся непонятный, тихий звук. Словно свистящее с хрипом тяжелое дыхание. Кук тоже услышал и осторожно глянул в ту сторону.
  - ... мать! - его пальцы впились в мои плечи, - Давай бегом!
  Я посмотрел в глубь трубы. Две крошечные светящиеся точки резво приближаются к нам, словно пара светлячков летит в ночном небе. Плотная тьма вокруг них искажается, плывет. Похоже это на взгляд в пространство сквозь тепло, поднимающееся от догорающего костра, а две точки - искры. Кровосос! - пронзило меня.
  - Быстро!
  Мы рванули широкими шагами, на сколько это возможно в нашем положении. За двадцать сантиметров от края "холодца" дружно оттолкнулись от трубы и приземлились на "сухое" место. Две светящиеся точки уже не такие маленькие, не светлячки! Два кроваво красных хищных глаза. До них не более шести метров - два-три прыжка для кровососа. Тяжелое дыхание монстра уже слышно отчетливо. Страх как булавка бабочку пригвоздил меня к дну трубы.
  Кук, лишь только встал на обе ноги, мгновенно скинул рюкзак. До кровососа - три метра. Он резко толкнул правой ногой меня в бок так, что я завалился на правый скат трубы. До кровососа - метр. Кук перехватил автомат в две руки. Мутант начал материализоваться. Страшный лысый череп с шевелящимися щупальцами и раскрытой пастью освещает зеленоватый свет аномалии, и тем придает ему еще более загробный вид. Когтистая лапа кровососа занесена, чтобы нанести смертельный удар Куку. Сталкер делает два быстрых шага на встречу хищнику, но забирает круто влево, словно ввинчиваясь по спирали в трубу. Он резко, в два шага, взбегает на боковую поверхность. Лапа монстра рассекла воздух в том месте, где мгновение назад стоял Кук. А сталкер, пробежав по стенке почти до верха, оттолкнулся, сделал сальто назад и приземлился за спиной кровососа. Мутант еще не успел полностью остановиться, увлекшись быстрой атакой и ожиданием добычи. Кук, добавляя ускорение уже полностью материализовавшейся туше, отвесил мощного пинка по тощему заду и добавил прикладом автомата в лысый затылок. Тяжелый кровосос по инерции сделал всего два шага вперед. Два маленьких, но роковых для него шага! Их вполне хватило, чтобы нижние конечности кровососа оказались погруженными в "холодец" на пятнадцать сантиметров. Ноги монстра сгорели, растворились почти до колен за секунду. Его туша опрокинулась вперед. Кровосос раскинул передние конечности, пытаясь ухватиться ими за боковые скаты трубы. Бетон захрустел, раздираемый острыми когтями монстра. И все же сил чтобы удержать свое тело мутанту не хватило.  [И.Помидоров ]
  Шипение и бульканье желеобразной массы, сопровождаемое яркими вспышками, перекрыл страшный, полный боли, отчаяния и ярости рев, от которого я весь покрылся холодным потом. Ноги монстра сгорели, растворились почти до колен за секунду. Его туша опрокинулась вперед. Кровосос раскинул передние конечности, пытаясь ухватиться ими за боковые скаты трубы. Бетон захрустел, раздираемый острыми когтями монстра. И все же сил чтобы удержать свое тело мутанту не хватило. Одна лапа сорвалась, погрузилась в желеобразную массу. "Холодец" с благодарным шипением и радостным свечением принял и это подношение. Еще один, предсмертный рык гулко разнесся по трубе и кровосос остатками своего тела рухнул в желто-зеленую жижу. Финальное шипение продлилось особенно долго. Пространство заполнил тошнотворный запах сгоревшей (или расплавившейся?) плоти.
  Кук присел на корточки, положил автомат на дно трубы и посмотрел в булькающую и шипящую желто-зеленую массу.
  - Еще один артефакт сейчас будет, - вздохнул, и устало произнес он. - Ну, че там замерли?! - крикнул висящим над "холодцом" и изумленно смотрящим на него сталкерам, - Двигайте уже.
  Шишок и Пир быстро преодолели оставшееся расстояние. Мы присели, точнее, привалились к округлым краям трубы и закурили.
  - Ну, ты дал! - восхищенно проговорил Шишок, глядя на Кука, - Как в цирке! Где научился?
  - В одном советском фильме для детей, - выпустив струйку табачного дыма в лучь света своего фонаря, заговорил тот, - еще в свои школьные годы, видел, как мужик по стволу дерева пробежал ногами и сделал сальто. Пацаном был. Стал тренироваться, чтобы перед девчонками рисануться. Вот с тех пор...
  - Круто! - поддержал Шишка Пир.
  - Спасибо, - я посмотрел на Кука, - что убрал меня с линии атаки этого...
  - Да я просто оттолкнулся. Больше не от чего было, - он потупил взгляд. - Извини.
  Через пару минут в месте, где растворился кровосос, на поверхность "холодца" вынырнула "слюда". Кук поднялся, подошел к краю светящейся массы, отстегнул магазин от своего автомата, взял его за ствол и прикладом аккуратно подтянул артефакт, выкатив небольшой коричневый с черными вкраплениями шар на "сухое" место. Как не странно, поверхность артефакта, прокручиваясь в "холодце", притапливаясь и вновь появляясь над желто-зеленой массой, всегда остается чистой от нее. Состав аномалии к нему не липнет. Из рюкзака Кук достал контейнер и, надев резиновые перчатки, погрузил в него добычу.
  - Надо назад идти! - уверенно произнес Пир.
  - Трекнулся? - Шишок посмотрел на него в упор.
  - Оттуда можно очередью из автомата вторую "слюду" выбить! - он глубоко затянулся сигаретным дымом, - Или отсюда туда. Но все равно назад надо будет.
  - Ты слышал поговорку блатных? - Кук глянул на Пира, - Жадность фраера сгубила! Здоровье, оно, знаешь ли, дороже. Да у нас уже куча артефактов! Десяткой больше, десяткой меньше...
  - Американцы за "слюду" штуку баксов дают! - глаза Пира блестят. - У тебя уже есть, я тоже хочу.
  - Да имеющиеся у тебя больше, чем на штуку тянут! - Кук качнул головой, - И что я тебя уговариваю? Ты мальчишка взрослый, дерзай!
  - Я с ним схожу, - кивнул я.
  Кук только невесело улыбнулся и неодобрительно покачал головой.
  - Кук, выбей "слюду" из "холодца", - умоляюще протянул Пир. - Ты же лучший стрелок из нас!
  - Зачем? - он пожал плечами, - Дойдете до артефакта, возьмешь в одну руку автомат за ствол и поиграешь в крикет! Слюда же на поверхности плавает. Только аккуратнее, не обрызгайся "холодцом", и Альпиниста не забрызгай!
  Вся операция заняла минут тридцать, и довольный собой и добычей Пир загрузил артефакт в контейнер, смачно крякнув, потер ладони.
  - С Альпинистом поделишься, - подвел итог Шишок, - когда сдашь артефакт. Один бы хрен достал!
  Мы выкурили еще по одной сигарете и двинулись дальше.
  
  Через двадцать минут движения "наша" труба соединилась с большим тоннелем. Мы вышли на довольно широкое пространство. Между стенами больше четырех метров, до свода потолка - три с лишним. Труба вышла в этот тоннель почти под прямым углом. А он расходится в обе стороны и наши слабые фонари, при направлении в любую из них, на досягаемом расстоянии высвечивают пустоту. Путь свободен в любом направлении.
  Кук развернул карту, посмотрел на компас. Здраво рассудив, что двигаясь в западном направлении мы будем приближаться к американской лаборатории, он предложил повернуть направо по тоннелю. Конечно, его доводы справедливы при условии наличия выхода на поверхность там, куда мы теперь идем. Но гарантий возможности выбраться под хмурое небо Зоны, двигаясь влево по тоннелю, тоже нет. То есть, все рассуждения и выводы в нашем случае сводятся к банальному "орел-решка" или "ненаучному тыку". Успех может ожидать в любом направлении. Впрочем, как и неудача.
  Через сорок минут осторожного продвижения, идущий первым Кук остановился, зло сплюнул себе под ноги. Подойдя ближе, мы тоже увидели, что время потеряно зря - лучи фонарей уперлись в плотный завал из земли, осколков бетона и кирпичей. Он достигает свода и не дает ни малейшей надежды на возможность дальнейшего продвижения.
  - Два - ноль, в пользу Зоны! - сокрушенно произнес Кук и сел на бетонный пол.
  - А когда первый мы пропустили? - удивленно пожал плечами Шишок.
  - Когда она нас в этот тоннель загнала, - устало пояснил Кук.
  - Хохлы загнали, - возразил Шишок.
  - Не хохлы, а бандеровцы! - обиженно, но твердо вставил Пир, - И вообще, мы - украинцы!
  - Ну, извини, - примиряющее похлопал его по плечу Шишок, - я вот совсем не обижаюсь на москаля, хотя к Москве имею меньше отношения, чем некоторые украинцы. Был два раза...
  - Подождите, мужчины, - Кук поднялся с пола, напряженно вглядываясь в завал. - Я сейчас.
  Он быстро приблизился к груде хлама в том месте, где из него торчит какой-то предмет, похожий на расщепленную в конце арматуру. Только теперь я обратил внимание, что в месте расщепления металлического прута видно слабое свечение.
  - Ух, ты! - в голосе Кука слышалось восхищение, - Еще с Лениным!
  Он провел над свечением подаренным мной счетчиком Гейгера, закрепленным на запястье. Предупреждающего писка не последовало. Кук поднял небольшой, круглый предмет и с торжествующим видом продемонстрировал его нам. Небольшой кругляш, легко уместившийся между большим и указательным пальцами сталкера, излучал слабое свечение.
  - Раритет! - радостно сообщил счастливый обладатель находки, приближаясь к нам, - Советский железный рубль с портретом Ильича первого! Видимо, приобрел какие-то свойства артефакта. Нужно будет проверить, что он может...
  - Светиться! - хмыкнув, безапелляционно заявил Шишок.
  - Даже если так, - ни сколько не смутился Кук, много ли ты видел светящихся рублей? То-то! Коллекционеры знаешь... Да у него же своя история! Пусть пока в кармане полежит - вреда никакого.
  - Как сюда смог попасть рубль?- удивился я и уточнил, - Советский рубль.
  - Владелиц его в руке держал, когда потолок рухнул, - без тени сомнения констатировал Кук. - Я же из руки у него забрал. Там много людей завалило, судя по количеству костей в этой груде.
  - То есть, под завалом человеческие останки?
  - Да, - пожал плечами Кук. - Много людей... было.
  - И одна рука с советским рублем, - кивнул Шишок. - Никаких дум по этому поводу?
  Вопрос риторический. Не только меня, но и остальных в этот момент, возможно, посетила мысль о том, что тоннель вполне мог обрушиться еще во времена Союза. В таком случае, не без содрогания думал я, может статься, что и другое направление завалено. Не по этой ли причине лаз в трубу в бункере был забетонирован? И где, в таком случае, нам предстоит искать выход из этого лабиринта?
  С другой стороны, разве была гарантия того, что тоннель имеет выход на поверхность, до того момента, когда Кук нашел этот рубль, ставший отправной точкой моих измышлений? И почему я решил, что в тоннель входит только одна труба, по которой пришли мы? Возможно, существуют другие отводы (или подводы?), которые приведут нас на поверхность.
  Все эти мысли за мгновение вихрем пронеслись в моем мозгу. Но вслух высказывать их я не стал. Не я же один такой прозорливый, остальные тоже, наверняка, об этом думают, но молчат. Как знать, какие суеверия, приметы бытуют в сталкерских кругах? Потому я оставил свои сомнения при себе.
  - Что стоим? - преувеличенно бодрым голосом поинтересовался Кук, - Кого ждем? Вперед... То есть, назад!
  
  Мы миновали трубу, ведущую в бункер с заваленным входом. После этой развилки прошли, как мне кажется, всего метров восемьсот. Тоннель по-прежнему остается широким, высоким и темным. Но впереди мой взгляд что-то слабо раздражает. Свет! По спине даже пробежали мурашки. Или у меня начинаются галлюцинации, и я вижу то, что хочу увидеть? Нет, абсолютно точно, там, на удалении, слабый свет пробивается с потолка! С потолка, а не с пола, как было, когда мы наткнулись на "холодец".
  - Свет впереди! - вскрикиваю я.
  - Спокойно, Альпинист, - сдерживает меня Кук, - я минут пять, как его заметил. Это за периметром свет, падающий с потолка тоннеля, означает, что в том месте либо лампа, либо выход под чистое небо. Здесь иначе. И это слабое свечение может быть чем угодно. Обжившейся на потолке аномалией, например. Не забыл еще про "холодец"? Так что спешить не стоит!
  Вопреки опасениям Кука в потолке действительно есть лаз! И из него пробивается очень слабый свет. Но природа его явно искусственная. Возможно, помещение сверху освещается электрической лампой. А это, в свою очередь, может означать, что там присутствуют хозяева. Не факт, что они обрадуются непрошенным гостям.
  Наши фонари не добивают до верхней кромки лаза, но четко высвечивают ряд металлических скоб, ведущих наверх. А то, что до первой скобы от пола больше двух метров, ни сколько не смущает нас. Четверо здоровых (точнее, трое здоровых и один раненый) мужиков способны решить эту проблему. Подсадить одного, например. Да и я, имея кое-какую скалолазную подготовку, вполне могу добраться до первой скобы по выбоинам и трещинам в стене и закрепить на ней веревку.
  - Так, мужчины, - шепотом сказал Кук, - давайте тихо! Как знать, кто там наверху хозяйничает. Подсадите меня, - он скинул рюкзак, приставил автомат к стене, - Пойду, осмотрюсь.
  - Может не стоит спешить? - шепчу я, - осмотреться можно и иначе.
  - Это как? - он округлил глаза.
  Я снял свой рюкзак, немного покопавшись внутри, достал китайский вертолет, посмотрел на сталкеров.
  - Ну, ты, блин, голова! - уважительно произнес Шишок, - И риска никакого!
  Здесь, в отличие от канавы в лесу, я действую обстоятельно, без суеты. Соединение нетбука с передающе-принимающим устройством заняло минуту, загрузка системы - два десятка секунд. Этого времени вполне хватило для того, чтобы поднять "глазастую игрушку", как выразился Кук, в воздух. Электрический моторчик негромко журчит и тащит камеру вверх.
  Четыре пары глаз уперлись в экран монитора, по которому пока плывет только бетонная стена. Я развернул вертолет так, чтобы камера захватывала участок по ходу нашего движения. Вот промелькнули несколько рядов кирпичной кладки, которая венчает лаз, и машина вышла в помещение наверху. То, что мы видим на экране - небольшое помещение, из которого идет коридор в восточном направлении. Оттуда пробивается слабый свет.
  Манипулируя джойстиком, пытаясь осмотреть всю комнату, поднимаю машину выше и медленно разворачиваю ее...
  Лицо, покрытое трехдневной щетиной, в упор уставилось на нас с экрана. Я вздрогнул, сделал лишнее движение рукой. Вертолет дернулся, лицо на экране исчезло, появился торс в коричневой, необычного вида броне. Руки человека на верху вскинули автомат неизвестной мне конструкции, и до нас донесся громкий бас:
  - Противник в пятом отсеке!
  Тираду дополнила автоматная очередь. Выстрелы грохнули с неожиданной силой. Я отпустил рычаг вертикального контроля, и вертолет мгновенно опустился вниз. Перед самым полом я чуть затормозил падение, опустил машину на бетон.
  - Бросай все! - закричал почти в ухо Кук, - Линяем!
  Сталкеры сорвались с места. Я подхватил рюкзак и автомат, успел поднять с пола игрушку, когда в бетон ударили пули и, отрекошетив, со свистом ушли в сторону. Я дернулся за нетбуком. Вторая очередь сверху прошлась точно по нему. Две пули попали в монитор, три - в корпус, выбив несколько клавиш. Все же я успел схватить передающе-принимающее устройство и рванул за сталкерами.
  Я отбежал от проема метров на десять, когда на пол грохнулась болванка, прокатилась по бетону - граната! Я рванулся вперед с удвоенной энергией, оттолкнулся, пролетел метра три и упал лицом вниз. И в тот же момент прогремел взрыв. Горячая волна ударила по пяткам, прошла по телу. В этот раз я открыл рот, и мои перепонки не подверглись жестокому испытанию. Рывком я вскочил на ноги, оглянулся через плечо.
  В проем сверху вывалились два каната и размотались почти до пола. Из потолка по ним скользнули люди, одетые в такую же броню, как и тот, что смотрел на нас с экрана монитора.
  - Сюда! - донесся из темноты голос Кука.
   Я побежал вперед, ориентируясь по голосу. Луч фонаря на моей голове бешено скачет по стенам. Вбежал в широкое и длинное помещение. На столько длинное, что луч света не достает до противоположной стены. Крутанул головой вправо, влево. Кук стоит у стены, я метнулся к нему. За спиной затарахтели сразу три автомата. Пули просвистели в проходе, ударились в противоположную стену помещения. Рядом с нами металлический шкаф. Не сговариваясь, перебегаем за него.
  - Монолит, - прошипел мне в ухо Кук.
  Шаги преследователей по коридору звучат уже в нескольких метрах от входа в помещения. Слышны неразборчивые команды. Вновь автоматные очереди. Глухой хлопок прорезается сквозь них - выстрел подствольного гранатомета. Граната пролетела сквозь помещение и врезалась в дальнюю стену. Грохот разрыва наполнил пространство. В следующее мгновение из коридора, перекатываясь через плечо, влетают один за другим два бойца в коричневой броне, нацеливая автоматы вправо и влево.
  Но в момент взрыва гранаты подствольника, в то короткое мгновение яркой вспышки, мой взгляд метнулся в дальний конец помещения. И в этом свете я увидел их. Четыре красно-коричневые фигуры двухметрового роста. Кровососы! Они хозяева в этом помещении! И один из них смотрит прямо на меня. В нахлынувшей вслед за взрывом тьме, нет, не вижу, просто чувствую, как их тела растворились, растаяли в воздухе и рванули с места к нарушителям спокойствия, которые теперь должны стать добычей.
  Один из вкатившихся в комнату бойцов тоже увидел хищных мутантов, вскочил на ноги и, стреляя в темноту, кинулся в нашу с Куком сторону.
  - Кровососы! - отчаянно заорал он.
  Выстрелы затарахтели со всех сторон, пули смертоносными роями понеслись по помещению. Кажется, они даже попадают в цель, о чем свидетельствовали страшные рыки, перекрывающие звуки автоматной канонады.
  Второй вкатившийся в помещение боец успел подняться на одно колено, направил ствол автомата в дальний конец. Последовал хлопок подствольника. В свете вспышки разрыва и луче фонаря бойца я увидел разлетающиеся куски плоти кровососа. В следующую секунду перед перезаряжающим свое оружие монолитовцем материализовалось красное тело. Кажется, боец вздрогнул и на миг окаменел. Из прохода в монстра ударила автоматная очередь. Пули вонзились в тело, прошили насквозь. Лишь слегка качнувшись, кровосос выбросил правую лапу с огромными когтями вперед, дернул вверх и голова монолитовца покатилась по бетону, а тело, обмякнув, завалилось на бок. Кровосос метнулся к входу в помещение.
  Слева от входа видны лучи фонарей Пира и Шишка. Второго определяю по тому, как в луче света с невероятной скоростью мелькает нечто блестящее. Мачете из дамасской стали! Шишок не садит из автомата впустую, он поставил перед собой надежный барьер, непроходимый не для одного живого существа из плоти и крови!
  А вот Пир, видимо присев на колено чуть позади Шишка, выпускает в темноту короткие очереди. Они прикрыты с одной стороны таким же, как и у нас, металлическим ящиком, с другой - углом помещения.
  Из тоннеля раздался протяжный душераздирающий вопль человека, протарахтела длинная автоматная очередь.
  Только сейчас я увидел, что мы стоим плечом к плечу с подбежавшим монолитовцем и держим на прицеле темноту. Мы готовы дать отпор!
  И в этот миг передо мной колыхнулось пространство и материализовалось красное существо. Я вздрогнул всем телом, почти успел поднять автомат... Резкий удар локтем монстра в лицо, отбросил меня на монолитовца. Я сбил последнего с ног, он грохнулся головой о шкаф, выронил автомат и затих. Я же повалился на пол, перед глазами плывут разноцветные круги, по губам побежала струйка крови. Освещенный лучом моего фонаря кровосос обхватил Кука двумя лапами, приподнял, притянул к себе. Смертельные объятья кровососа! Ноги сталкера беспомощно болтаются в воздухе, руки с автоматом обхвачены сильными конечностями мутанта. Я нащупал автомат. Монстр раскрыл пасть. Я поднял ствол и пытаюсь поймать в прицел голову кровососа. Он пошевелил щупальцами и склонился к Куку, чтобы обхватить ими плечо сталкера. И в это мгновение их взгляды встретились...
  Монстр неожиданно ослабил хватку, выпустил Кука из своих лап, качнул головой назад. Кровосос резко отпрянул от сталкера, не сводя взгляда с его глаз, попятился назад, порывисто развернулся и рванул в темноту. У моего левого плеча прогромыхал автомат. Пять пуль вспороли череп мутанта, разнесли его в клочья. Тело кровососа с грохотом рухнуло на бетонный пол.
  Я повернулся в сторону монолитовца. Он рывком поднялся на ноги. Я последовал его примеру и мы, не сговариваясь, кинулись к выходу в тоннель. На встречу нам уже несутся Шишок и Пир, сзади догоняет Кук.
  Пять лучей света ударили в темноту тоннеля. Картина, открывшаяся нам, заставила съежиться всем телом, вздрогнуть каждую клетку организма. Один монолитовец валяется на полу растерзанный буквально на куски. Даже солидная броня не спасла ее обладателя от страшной смерти. Кровосос стоит спиной к нам. Своими лапами монстр сжал еще одного бойца, обхватив щупальцами его предплечье и впившись зубами в шею высасывает остатки крови. Лицо монолитовца, видимое из-за плеча мутанта, темно-синее с выпученными глазами выражает дикий предсмертный ужас.
  Мы на секунду замерли, шокированные увиденным. Полуразумный монстр выпустил мертвое тело из своих объятий, медленно, ссутулившись, повернул голову в к нам, красными, светящимися глазами исподлобья осмотрел нашу группу. Пять стволов ударили разом. Медно-стальной шквал опрокинул монстра на пол, ударил о бетон. Кровосос взвыл, уперся лапами, попытался подняться. Плотный огонь не оставил мутанту ни малейшего шанса. Одна за другой пули впиваются в его тело, пропарывают толстую кожу, разрывают внутренности, дробят кости. Хищная кровь брызжет во все стороны, заливает бетонный пол. Вот первая пуля входит в левый глаз мутанта. За ней вторая, третья... пятая.
  Автоматы захлебнулись по очереди. Последняя гильза со звоном шмякнулась на пол. Помещение наполнено пороховой гарью, запахом крови и смерти.
  Я резко обернулся назад, выщелкнул спарку магазинов, перевернул, пристегнул на место, передернул затвор и вскинул автомат. Все сталкеры дернулись вслед за мной.
  - Что?
  - Их было четыре! - луч моего фонаря мечется по темному помещению, - Здесь только три!
  - Четвертого Шишок в фарш порубил, - спокойно сказал Пир и опустил автомат.
  Стоящий в центре нашей группы монолитовец тоже опустил автомат, посмотрел на меня.
  - Уходите.
  - Ладно, - ответил за меня Шишок, - пошли.
  Мы закинули оружие за плечи и двинулись направо через помещение, где во время боя в свете фонарей недалеко от того места, где стояли мы с Куком, я заметил продолжение тоннеля.
  - Не ходите туда, - вслед сказал монолитовец.
  - Выпустишь нас через свою богодельню? - Кук оглянулся на него. - Нам не нужны ваши секреты.
  Монолитовец неуверенно покачал головой.
  - Через две-три минуты здесь будет наше тревожное подразделение. Сигнал о прорыве ушел по команде. Связи с посторонними у нас не поощряются...
  - Понятно, - Кук кивнул головой. - Пошли, мужики.
  - Оттуда ни кто не возвращался, - в след произнес монолитовец. Мы все посмотрели на него. - Хотя, после такого, - он кивнул головой на Кука, - все может быть. Если уж кровосос шарахнулся как ошпаренный... А лучше вернитесь откуда пришли.
  - Там нет выхода!
  Монолитовец пожал плечами и направился в сторону лаза, ведущего наверх. А мы прошли через помещение и вошли в тоннель, такой же широкий, высокий и темный, как и тот, из которого наша четверка попала в помещение с кровососами.
  
  Теперь тоннель ведет на северо-запад. Стук четырех пар обуви гулко отдается от бетонных стен. Первым уверенно шагает Шишок, периодически бросая вперед болт с лентой. За ним движется Пир, Кук замыкает колонну.
  С потолка поминутно падают капли, и звук их падения здесь настолько резкий и громкий, что каждый раз заставляет меня вздрагивать. Да, нервишки за последние сутки перенапряглись... Сутки? Всего сутки, а кажется, прошла уже, по меньшей мере, неделя! Чтобы отвлечься и расслабить нервную систему, я замедлил шаг, дождался, пока Кук меня догонит, и спросил:
  - Что это было?
  - Что - это? - Кук, кажется, раздражен моим вопросом.
  - Почему кровосос выпустил тебя и шарахнулся как черт от ладана?
  - Надо было у него спросить! Пока монолитовец ему башку не раскроил.
  - Что он увидел в твоих глазах? - я остановился, развернулся и посмотрел на Кука.
  Остановились и Шишок с Пиром. Ответ на этот вопрос интересовал всех, но другие, почему-то задать его не решались.
  - Ну что уставились! - со злостью воскликнул Кук, - Не знаю я! Сам измучился думать! До сей поры трясет!
  - Есть только один способ проверить, - я шагнул вперед и заглянул в глаза сталкера.
  В тот же миг меня словно парализовало. В глазах Кука, теперь совершенно мне незнакомых, чужих глазах, собрались все ужасы Зоны: безграничный голод кровососа, бездонная тоска взгляда контролера, ужас, написанный на лице обескровленного монолитовца, слепая ярость хищных псов, гнетущая чернота туч, тягучая тьма тоннеля, холод чужих миров! В мой мозг ворвались страшные вопли умирающих, терзаемых муками, разрываемых, пожираемых аномалиями живых существ. В сознание вплывают искаженные лица, страшные морды... всех. И людей, и мутантов Зоны! В них читаются страдание, ужас, боль. Вечная боль! Этот взгляд пожирает меня, обволакивает тьмой, тянет на дно черного провала чужого, леденящего и ужасающего бытия.
  Я резко отшатнулся от сталкера, споткнулся, опрокинулся на бетон, неосознанно сделал несколько рывков руками и ногами, отдаляясь от него. Видение начало рассеиваться.
  - Ни хрена себе! - бормочу я, - Ни хрена себе!
  - Ты чего, Альпинист? - Кук ошарашено смотрит на меня. Я стараюсь не встречаться с ним взглядом.
  - Ни... ни чего себе!
  - Вот это номер! - Шишок даже присвистнул. - Что ты там увидел, Альпинист?
  - Сам посмотри, - я поднялся с пола. - Мы ведь и раньше встречались с тобой взглядами, Кук? Ничего подобного не было.
  Кук только пожал плечами, недоуменно посмотрел на всех.
  - Это тоннель на тебя так подействовал? Рубль! - озарило меня, - Где тот рубль с Лениным?
  - Где-то здесь, - Кук запустил руку в карман штанов, достал светящийся кругляш, протянул мне. Я принял монету, сжал его в ладони и сразу же глянул в глаза сталкера. Он шарахнулся от меня с такой прытью, что чуть не ударился головой о бетон пола при падении. - ... мать! Ты че, охренел?!
  - Вот в чем функция этого артефакта! - довольный собой произнес я, - А ты говоришь - коллекционеры!
  - Продай! - Шишок с улыбкой посмотрел на распластавшегося на полу Кука.
  - Такая корова нужна самому!
  
  Глава 15
  Сколько же времени мы идем? Я посмотрел на часы, встроенные в счетчик Гейгера на моем запястье. От помещения с кровососами уже больше двух часов. Скорость у нас не велика, постоянно приходится убеждаться в отсутствии аномалий. Да и непробиваемая тьма, не поддающаяся свету фонарей, не способствует скоростному перемещению.
  После эксперимента с артефактом, который Кук на правах первого, и пока единственного обладателя, назвал "ужас Ильича", мы перешли к дискуссии на тему, отчего кровососы не атаковали нас сразу, как только мы вбежали в помещение? Или даже раньше, когда только подошли к проему в потолке? Ведь они наверняка слышали нас. Органы слуха у них ни чета человеческим. Сталкеры высказывали разные предположения: находились в анабиозе, были не голодны (ха, не голодные кровососы!). Наиболее вероятной выглядела версия Кука.
  - Кровососы - полуразумные существа и обычно продумывают свои действия, даже согласуют! Вначале они постарались убедиться, что противник им по силам, потом дождались, пока жертвы приблизятся (глупо бежать ну кухню, если пища сама плывет в пасть), и хотели неожиданно атаковать. Но события разворачивались стремительно. И долю случайности нельзя сбрасывать со счетов. Вот разрыв гранаты подствольника, осветивший на миг кровососов, и привлекший внимание монолитовца и тебя, Альпинист, монстрам невозможно было предусмотреть. Вот эта случайность и лишила мутантов фактора неожиданности. А атаку то они уже начали, и остановить ее кровососы, гонимые жаждой крови не могли! Так-то!
  Несколько раз мне показалось, что из неведомой глубины до слуха донеслись странные звуки, напоминающие толи стук колес железнодорожного состава, толи тарахтение большой компрессорной установки. Но остальные из нашей группы ничего такого не слышали. Да и я, пытаясь прислушаться, когда все останавливались и затихали, слышал только гулкую тишину и собственное дыхание.
  В какой то момент Пир вздрогнул, резко остановился, и, обернувшись назад, приложил палец к губам. Мы тоже обернулись, Кук направил луч фонаря в покинутую нами глубину трубы.
  - Вы слышали? - тихо спросил Пир, - Будто ребенок плачет.
  - Ничего не слышу, - пожал плечами Шишок. - У вас с Альпинистом глюки!
  - Показалось, - махнул рукой Пир, - откуда тут дети.
  - Лекарства на тебя так действуют, - улыбнулся Кук, - Вперед!
  Через несколько метров я обо что-то споткнулся, сделал шаг вперед - другая нога словно провалилась в небольшую канавку. Я перевел луч фонаря под ноги. Шпалы? Откуда здесь шпалы? Деревянные, пропитанные коричневатым составом, источающим едкий запах. К ним костылями прикреплены рельсы. Девятнадцатый век! Такая технология, на сколько мне известно, уже давно не применяется. Шпалы теперь железобетонные, а рельсы к ним крепятся с помощью шпилек и гаек. Рельсы проложены давно, должно быть еще в советские времена. Два железнодорожных пути идут параллельно. И я стою как раз между ними.
  Что-то тревожит меня, невнятное ощущение неизбежной беды... Шум? Отдаленный стук колес. Шпала, на которой я стою, слегка завибрировала. Я резко поднял голову и увидел свет впереди. Еще не яркий, только нарождающийся. Он появился из-за поворота, освещает стену тоннеля, становится все ярче, мощнее. Смотрю под ноги и не могу понять, почему отсутствовавшая до этого моя тень вдруг появилась и падает вперед? Свет идет не со спины! Я резко оглянулся и обомлел: из темноты бъет в глаза яркий луч прожектора электровоза! По второму пути, яростно стуча колесами на стыках, несется грузовой железнодорожный состав.
  Я повернул голову вперед. Первый поезд уже вышел из-за поворота и приближается на огромной скорости. Свет его прожектора слепит меня, его колеса тоже грохочут с неимоверной силой, локомотив и вагоны огромны. Черные вагоны! Чернее темноты. Она не скрывает их. А я очень маленький, мне страшно, слезы выступили на глазах, побежали по щекам. Я весь сжался, дрожу, вцепился до побеления пальцев в руку отца... Отца? Да, отца, моего отца. Я поднял голову и посмотрел ему в лицо. Оно спокойно, на нем улыбка. Он гладит меня по голове.
  Неожиданный, протяжный звук двух гудков локомотивов слились воедино. Я вздрогнул всем телом, обхватил отца. Локомотивы пронеслись мимо ударив нас воздушными потоками. Замелькали огромные вагоны. Рельсы прогибаются под их массой, колеса, зловеще поблескивая полированными кантами, грохочут совсем рядом. Моя голова кружится. Меня пугает и одновременно зачаровывает, притягивает этот смертоносный блеск. Между несущимися поездами совсем маленькое пространство, боковые края вагонов нависают над рельсами и ежесекундно угрожают зацепить стоящих людей, сорвать с места, закрутить, подмять под себя, изрезать в куски. Мы с трудом помещаемся на этом маленьком спасительном островке. Ветер, с каждой секундой все более нагнетаемый громадами вагонов, яростно треплет наши волосы, одежду. Я с трудом удерживаюсь чтобы не сорваться и сделать небольшой шаг вперед, в зовущее сверкание массивных колес. Мои глаза полны слез. Я чувствую, нас начинает раскручивать образованный составами вихрь. Он рвет и тянет меня от отца, а его от меня. Моя рука выскользнула из отцовской. Я успел бросить короткий взгляд, и отец скрылся под вагонами. Я кричу, я плачу в голос, надрывая связки. А вихрь все закручивает меня, вагоны мелькают перед затуманенным слезами взором. Поток кидает меня на вагоны, ударяет о них, отшвыривает к другому составу, бьет об него, забросил под него. Я упал на щебень между рельсами. Вагоны несутся надо мной, перед заплаканными глазами мелькают трубки тормозных систем, оси колесных пар. Не переставая кричать, дрожа всем телом, я приподнял голову. Из днища одного из вагонов торчит железный прут. Он болтается из стороны в сторону, высекает искры, задевая за колеса, несется на меня. Мои глаза готовы вывалиться из орбит, голосовые связки не выдержали, из открытого рта вырывается только слабое шипение. Три метра. Два. Удар в лицо...
  - Альпинист, твою дивизию! Да что с тобой?! Очнись!
  Я с трудом поднял веки. Взгляд мой по-прежнему затуманен, по щекам текут слезы. Половина лица, в которую пришелся удар металлического прута, онемела. Крови, вроде бы нет. В луче моего фонаря лицо Шишка. Его взгляд встревожен.
  - Где оте... Что со мной? Где мы? - хриплю я.
  - Ну и здоров же ты орать!- Шишок выдохнул с облегчением, кивнул себе за спину. Там, привалившись спиной к стене, сидят на полу Кук и Пир. - Что со всеми вами?!
  - Что это было? Я видел себя в детстве, - мурашки пробежали у меня по спине.
  - Не знаю я! Мы молча шли. Я увидел свет, крикнул вам, чтобы догоняли, и ушел вперед. Даже не заметил, когда вы отстали совсем. Обернулся - а вас нет. Я - назад! Вы все валяетесь на полу, ревете как дети, орете благим матом! Вот по одному перетаскал вас в этот аппендикс. Там, кстати, по пути вперед я много трупов видел...
  - Я жив? - раздался слабый голос Пира.
  - Ну, слава Богу! - Шишок провел ладонью по своему лбу, - Кажись, и третий вернулся. Кук, вон, сидит как мумия, смотрит в одну точку и молчит.
  Я посмотрел на Кука. Все было именно так, как описал Шишок. Остекленевшие глаза сталкера меня напугали. На его щеках в свете фонаря поблескивают слезы. А дыхания не заметно.
  - Он точно вышел из э-э-э... забытья? - слова с трудом вырываются из надорванного горла.
  - Что-то бормотал...
  Кук оттолкнулся от стены, порывистыми движениями скинул рюкзак. Покопавшись внутри, достал фляжку, приложился к ней и сделал несколько больших глотков.
  - Ни хрена себе! - изумился Шишок, - водку как воду глушит!
  - Пир, что ты видел? - я посмотрел в его сторону.
  - Кошмар из детства, - он зябко передернул плечами, - Я всегда боялся пожара, - мне показалось, что Пир всхлипывает, и говорит с длинными паузами, - У меня младшая сестренка... в пожаре погибла. И отец. Он ее спасать полез... Все у меня на глазах... После того меня к психологу мать два года водила. Вроде бы забылось все... И вот опять...
  - И мне из детства, - кивнул я, чувствуя, как лоб покрывается холодным потом, - Кук, а ты?
  Он только слабо махнул лежащей на колене рукой и легонько качнул головой - тоже из детства.
  - Тоннель нас не пускает дальше? Или сама Зона? - я посмотрел на Шишка,
  - Не только нас, - ответил он.
  - Там, говоришь, много трупов? Значит, прав был монолитовец... А ты прошел? - я даже склонил голову на бок.
  - Прошел, вернулся и вас из тоннеля выдернул! - как отрезал Шишок. - Ну что смотришь?! Нет у меня детства! Нет, понял?!
  - Не понял, - честно признался я. - Это как?
  - А так! Очнулся в один не самый прекрасный день в кювете рядом с какой-то деревней. Башка болит. Кто я? Где я? Зачем я? Ни хрена не знаю, ни хрена не помню!
  - Ты же говорил, что в детстве в секцию ходил?
  - А что я тебе в тот момент должен был сказать?! Пересказывать свою жизнь?! Как то не досуг было!
  - Ты же в армии служил? - подал слабый голос Кук.
  - А что, по-твоему, во всем мире только одна армия?! Я во французском иностранном легионе служил. Только там ни кто лишних вопросов не задавал! Да вот в Зоне еще. До сегодняшнего дня! - он зло глянул на меня.
  - Я же не из праздного любопытства интересуюсь, - я сделал виноватый взгляд. - Надо было понять, почему нас срубило, а тебя нет.
  - Ну, понял?
  - Понял. Но от этого не легче. Ты сможешь пройти, а мы, после второго вхождения в этот чертов тоннель, либо с катушек слетим, либо вообще сдохнем! Как те, - я мотнул головой в сторону тоннеля. Неожиданная мысль молнией сверкнула в голове, - Шишок, а почему ты нас в эту нишу затащил? Не назад в начало тоннеля, а сюда?
  - Да как тебе объяснить? - будто смутился он, - Ну, во-первых, ближе было сюда.
  - А во- вторых?
  - Все время, пока я по тоннелю шел к свету...
  - К какому свету?
  - Ну, ты, Альпинист, даешь! Я ж тебе сразу сказал, что там свет впереди пробивается. Выход там есть!
  - Выход, - выдохнул я, - и что нам с того? Извини, я тебя перебил. Так что там, во-вторых?
  - Шел, и чувство было такое, будто кто в мозгах моих как в рюкзаке роется, а найти нужное не может. А в этот закуток зашел - все прошло. Перестали рыться, бросили пустой рюкзак, - он улыбнулся. - Вас когда сюда подтаскивал по одному, вы рыдать переставали. И там еще, где свет, тоже чувство "рытья в мозгах" пропадало. Вот такая белиберда.
  - Ни белиберда это, раз мы в сознание пришли и живы, - рукавом я вытер пот со лба. - Теперь мы знаем, что на том участке тоннеля, где нас срубило, присутствует пси-излучение. Видимо мощное, если Кука даже его "шапка Мономаха" не спасла. Только необычное оно какое-то... Вызывает детские страхи. Да так раскручивает их, что человек загибается! Если брать в расчет те трупы, что ты видел. Вот только как это знание использовать?
  - Дай и мне, - Пир протянул подрагивающую руку к фляжке Кука. Тот передал емкость с водкой. Пир глотнул, сморщил лицо, приложил рукав к носу. - Назад будем возвращаться?
  - Смысл? - я посмотрел на сталкера.
  - Вас надо в беспамятство погрузить! - Шишок смотрит на Пира и довольно улыбается.
  - По башкам нам прикладом долбанешь? - голос Кука звучит абсолютно безразлично. Вроде как: хочешь долбануть - так пожалуйста.
  - Я, как уже убедился, могу пройти по тоннелю. А вам нужно напиться в хлам! До зеленых человечков, до чертиков! До полного беспамятства! До хрен знает чего! А я вас, болезных, туда, к свету, перетаскаю по одному!
  Такой простой выход? А ведь Шишок, кажется, прав! Какие можно вызвать воспоминания в мозгу, полностью погруженном в алкогольные пары? Да что там в пары! Напьемся так, что мозг будет погружен в сам алкоголь! Что, Зона, или кто там хочет нас скрутить в бараний рог, сможешь докопаться до детских воспоминаний трех алкашей?!
  - А сдюжишь? - Кук, кажется, начал приходить в себя. Водка помогла?
  - Да тебя что ль не смогу донести, великан?! - ухмыльнулся Шишок.
  - Вот и водка бандеровская пригодилась! - кивнул головой я.
  Пить водку сталкеры решили без закуски. "Иначе на вас никакого алкоголя не хватит!" - отрубил Шишок. Я, признаться, не большой поклонник русского национального напитка. Но на какие жертвы не пойдешь ради достижения цели, особенно если эта цель - выживание.
  Первая порция проскочила по пищеводу легко. Я даже испытал некоторое удовольствие от растекшегося по организму тепла. Дым сигареты дополнил ощущения. Вторая порция тоже воспринялась моими внутренностями нормально. Под третью окончательно восстановившийся Кук толкнул тост: "За успех нашего безнадежного мероприятия!". Я попытался, было недопить налитое мне в кружку, так как водка начала застревать в горле, но сталкеры в один голос затребовали "не портить тост"! После пропихивания третьей, внутри у меня "упал блинкер" и пошла родимая, как вода! В какой то момент, после шестой или седьмой, мы с Куком обнявшись, затянули "Взвейтесь кострами синие ночи", кажется. Или это пел я? А Кук пел что-то свое... Пир, было, ударился в танец под наше пение, но не смог устоять на ногах. Шишок смотрел на все это, мне кажется, с некоторой завистью: он позволил себе только пятьдесят граммов - предстоит нелегкая работа.
  Дальше туман начал заволакивать мой взор, стены поплыли, свет фонарей потускнел и я без сопротивления отправился в царство Морфея.
  
  Тяжелые веки никак не хотят подниматься. Кто-то положил на них монетки. Покойникам, кажется, кладут монеты на глаза? Меня хоронят? Голова раскалывается... Пусть хоронят... Плевать... Разжимаю ссохшиеся губы, вначале пытаюсь сплюнуть, потом сглотнуть. Во рту и горле словно песка насыпано. Кто-то пытался устранить гололед в моей слизистой? Ик...Ой... Воды бы дали, прежде чем хоронить. Изверги!
  Левый глаз с трудом открылся. Взгляд уперся в круг, немного выделяющийся из кромешной тьмы. Это что за кругляш? Ик... Ой... Где вода? Где я? Где мы, вообще? О, точно, мы! Нас было несколько! Ик... Ой... Да-да-да! Мы же напились вчера... Вчера ли? Где Кук? Пир? Ох, голова...
  Поднапрягшись открыл второй глаз, повернул голову на бок. Она покоится на рюкзаке. В темноте виден контур человеческого тела. Тоже лежит. Перенес нас Шишок через тоннель? Да, конечно! Тот кругляш надо мной, это же выход на поверхность! Поворачиваю голову в исходное положение. Точно, круглый лаз!
  - Кажется, очухался, - в поле моего зрения возникло лицо Шишка. - Просыпайся, Альпинист. Ну, что, головка бобо, деньги тютю, во рту кака? Перекусить тебе надо.
  Ох, лучше бы он этого не говорил! С трудом поднимаюсь на дрожащие колени, упираюсь в пол руками и несколькими неуклюжими движениями отношу свое тело на несколько метров в сторону. Одним залпом вся неусвоенная водка покидает мой желудок. За ней и сам желудок настойчиво просится наружу.
  - Ну, ты как малолетка! - хихикает Шишок позади меня, - Вон Пир с Куком, проснулись, похмелились, закусили плотно и опять спят себе!
  При этих словах мой организм повторил уже проделанную процедуру.
  - Дааай воды, - жалобно протянул я.
  Шишок подал флягу, я приложился к ней и не отрывался, пока последняя капля не упала в мое иссохшее горло. Сталкер протянул три таблетки на ладони и еще одну флягу.
  - Выпей и ложись снова. Утром будешь как новенький.
  - А ты?
  - Через час разбужу Кука. Он гораздо лучше тебя выглядит. Покараулит, а я посплю.
  Я, путем неимоверных усилий, дополз до рюкзака. Начало знобить, руки и ноги подрагивают, зубы стучат. О состоянии головы не стоит и вспоминать! Сталкер накрыл меня резиновым плащом - сейчас согреешься. Хватило пяти минут для отключения сознания.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"