Пономаренко Олег Игоревич: другие произведения.

Куском по горлу

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 6.54*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Итак, продолжение фанфика по Ван Пис. Часть Вторая! Путешествие в компании Мугивар. Ведь каждому уважающему себя пирату нужен хороший главный герой фанфика, который будет творить не пойми что в их компании. А если он еще мало-мало большой босс большая торговый компания...

  Фанфик по One Piece.
  
  Часть вторая.
  Куском по горлу.
  
  Арка 1. Да свершится месть или настоящие джентльмены всегда куют отмщение чужими руками.
  
  "Я сижу и смотрю в чужое небо из чужого окна,
  И не вижу ни одной знакомой звезды.
  Я ходил по всем дорогам и туда и сюда,
  Оглянулся и не смог разглядеть следы.
   Но если есть в кармане пачка сигарет,
   Значит все не так уж плохо на сегодняшний день.
   И билет на самолет с серебристым крылом,
   Что, взлетая, оставляет на земле лишь тень.
  И никто не хотел быть виноватым без вина,
  И никто не хотел руками жар загребать.
  А без музыки и на миру смерть не красна,
  А без музыки не хочется пропадать.
   Но если есть в кармане пачка сигарет,
   Значит все не так уж плохо на сегодняшний день.
   И билет на самолет с серебристым крылом,
   Что, взлетая, оставляет на земле лишь тень..."
  (Кино. Пачка сигарет)
  
  Проигрыш, и еще один раз припев. И завершить все аккуратным боем на финале. В зале тишина, затем спокойные аплодисменты. Никакой темноты, никакого концерта, это просто вечернее выступление на сцене ресторана, куда пришли люди насладиться пищей и вечером. Вот только сегодня я постараюсь дать им попасть не в негу животов, а в свои мысли и в собственный разум.
  - Сложно передать, дамы и господа, насколько точно эта песня передает мое личное состояние. Еще недавно простой моряк, сегодня я уже играю на этой сцене вам, а что будет завтра, я и не знаю. Знаю, лишь, что моя гитара останется со мной. Хотя, конечно, я немного лукавлю. Что будет завтра, я знаю. В этом чудесном ресторане будет вечер бардов. Так что предлагаю вам всем и завтра вечером посетить сии чудные пенаты! А пока продолжим вечер серьезных песен! Следующая песня...
  Так, исполняя роль конферансье, оркестра и вокала, я проводил уже третий вечер в ресторане Баратье, что плавал промеж невысоких волн бесконечного моря. Несколько разных программ даже придумал и представил. И, что просто цепляло, народу нравилось. На вечере блюза, где я исполнял незабвенного Луиса и многих остальных овеянных славой исполнителей, я просто сорвал овации. Следующие пару дней, по просьбам персонала и посетителей, были более популярно-танцевальные. На у эти вечера я вновь урвал под себя. Это было сложно. В смысле таких долгих концертных выступлений. И хотя посреди них было множество перерывов, все-таки это ресторан, в котором люди едят, а я лишь дополняю обстановку, но все равно.
  В углу зала, за небольшим столиком, с чашкой чего-то дымящегося и какими-то бумагами, явно производственного характера, сидел, вытянув ноги, одну здоровую и вторую давно утерянную и ныне замененную деревяшкой, шеф-повар и глава ресторана Зефф. В молодости страшный пират Кровавая Нога Зефф, а теперь миролюбивый кок, готовый накормить любого жаждущего пищи. Будь у него монета или нет. К высокому потолку ресторанного зала вознесся его колпак, по моему личному опыту, несущий в себе что-то не меньше железной трубы внутри. Было дело, присутствовал я как-то на процессе наказания этим колпаком одного нерадивого ученика. Он кстати тоже здесь стоит сейчас, в сторонке, у открытого окошка пускает табачный дым и смотрит в небо. Сегодняшние песни цепляют многих. Цой, Юрий Юлианович, Машина... Их и многих других, что отметили музыку моего мира, я исполнял этим слушателям. Исполнял в слегка притушенном свете и задумчивом молчании. Многих. Но не Высоцкого. Его я оставил. Его просто так исполнять нельзя. Не таким как мне, попаданцам в чужой мир. Это некий негласный закон, который совершенно не хотелось нарушать.
  Сыграв еще две песни, я оставил слушателей самим себе и вновь наполнившимся тарелкам и бокалам вина. Сегодня ничего крепче не подавали.
  - Ну как вам, шеф? - присел я к Зеффу.
  - Посетители довольны, - шевельнул он своими знаменитыми усами. - Песни весьма достойные. Но вот исполнитель. До сих пор я не спрашивал, но почему ты здесь, Ван? Свалился, как снег на голову. И это после нашумевшего известия о том, что ты умер.
  - Как видишь, не совсем, - развел я руками.
  - Уж неделю вижу, что жив-здоров и кушать просишь! - фыркнул он.
  - Я, между прочим, за что не плачу, то честно отрабатываю! - возмутился я.
  - И еще классически уходишь от ответа, - вновь фыркнул старик.
  - Ну...
  - А! - махнул Зефф своей лапищей. - Не хочешь говорить, значит мне и знать не стоит.
  - Да нет, почему же, - пожал я плечами. - Просто я в оздоровительном отпуске, - на меня подозрительно покосились. - Знаешь, вылетать головой вперед из пушечного люка супергалеона, когда у того взрывается пороховой склад, упасть не в воду, а в какой-то толи ящик, толи пол бочки, вынесенные с какого-то из разрушенных кораблей, проплавать в нем трое суток в крайне неудобной позе "к-верху-задом", потому что застрял, вырубился, а проснулся наполовину в воде, разбиться о скалы, на которые из последних сил взобраться, и долго думать, как добраться до берега при беснующемся у берега море... Присовокупи к этому, что я человек-топор и попробуй после этого не потребовать отпуск. Так что я в отпуске!
  - Пф! - только и фыркнул бывший пират.
  - И зачем все это? - скептично заметил белобрысый кок, подошедший к нашему столу. - Чай?
  - Благодарю, - я принял у него чашку. К тем, кто работает на ресторан его учителя, он, даже на словах относясь пренебрежительно, все равно проявлял заботу. И с едой никогда не шутил, это было его истинное призвание. Есть еду такого повара как он, мог мечтать любой. - А иначе никак. Либо мы их, либо они нас. Вот только смотреть надо не на сейчас, а на потом. Когда сбежавший пират вновь наберет сил и решится на новый бросок. Кто знает какие силы будут у нас, отребья то полно.
  - Это называется расчет на долгую перспективу, мелкий баклажан, запомни это хорошенько, - серьезно добавил Зефф. После чего, также серьезно, но не услышать ехидство мог только глухой, присовокупил: - Если не хочешь разорить мой ресторан!
  - Я прекрасно знаю что такое расчет на перспективу! - взъярился Санджи, после чего развернулся и как можно независимей ушел.
  - Молодой еще, - устало вздохнул Зефф.
  - Зато полный энергии и идеалов, - пожал я плечами.
  - Дури! - дернул он своими усами. И тихо повторил: - Дури...
  - И, похоже, чувства долга, - я смотрел в окно. Никто ничего никогда не скрывал. Но и не афишировал. Надо было всего лишь почитать старые газеты. Ну или сводки дозора - за свою карьеру он уже поплатился, а шеф-поваром был великолепным, как говорили в будуарах Байро Валл, оставив морской ресторан в покое. Птица не того полета, как говорится.
  Когда кружка чая показала дно и была отставлена, это был прекрасный "эрл грей", любимый сорт Санджи, Зефф вновь прервал молчание.
  - И сколь долго ты будешь здесь тунеядствовать?
  - Я честно отрабатываю свою комнату! - наигранно возмутившись лишь заставил шефа поморщиться.
  - Ты прекрасно понял, о чем я говорю. Ты скрываешься от своих. Трижды, когда они приплывали, ты исчезал где-то в гостевых комнатах.
  - У меня сейчас есть прекрасная замена, - пожал я плечами. - Так что отпуск.
  - И ты думаешь, в это поверит хоть кто-то, имеющий каплю здравомыслия?
  - Здравомыслящему человеку лучше меня вообще не замечать.
  - Вот даже как, - хмыкнул шеф. - Тогда все становится понятней.
  - А так хотелось напустить побольше тумана, - меня захватило странное настроение сводить все на шутку. - А вам все ясно.
  - Молод еще, все туманом забивать. Это лишь мы, старики, можем.
  - Ну уж куда нам, убогим до ваших седин. Свою краюху хлеба зарабатываем и то слава Богу!
  - О как завернул! Глава самой крупной торговой компании на этом море, пф!- ухмыльнулся златоволосый кок. - Только баклажана мелкого так не научи говорить. Ему еще положение не позволяет.
  - Разумеется! - я сделал небольшой поклон. - А пока, разрешите откланяться, слушатели ждут, едой аппетит перебивают... Непорядок!
  - В ресторане то?
  - Клиент всегда должен быть голодным, с деньгами и желанием их спустить! Вот кредо вашего бизнеса!
  - Ты меня еще поучи тут! Мы же ни какие-нибудь торговцы! - гаркнул Зефф.
  - Знаю, потому к вам всегда и приходим, - шутливо отдать честь и устремиться на сцену. Вечер продолжается.
  
  Следующий день для меня стал знаменательным. По многим причинам.
  Первая прогрохотала в районе обеда, сотрясся весь ресторан. Я как раз в тот момент сидел за столом у окошка и разбирал кое-какие бумаги. Отпуск отпуском, но просто оставить свою компанию я уже не мог. Вот мои милые девушки, оба старших заместителя и главный инженер этим пользовались, отправляя по почте мне всю отчетность и некоторые прочие бумаги. Как раз на такую стопку я едва не пролил свой чай, вместе с парой круассанов вежливо предоставленный мне одним из поваров Баратье. Вроде как его звали Джованни, щупленький, улыбчивый и готовящий, наверное, лучшую выпечку в ресторане.
  Но не стоит начинать день с обеда и пропускать завтрак. Особенно, если ты в высококлассном ресторане! Каморка, одна из сдаваемых гостям на ночь, была узкая и крайне аскетическая. Доски корабля были ничем не прикрыты, у стены, практически перекрывая все свободное место, стояла узкая кровать с непонятно откуда взявшимися здесь резными набалдашниками. Задняя ее стенка была спилена, давая простор ногам. Рядом в каморке стояла тумбочка, играющая одновременно роль стола, и табурет. На стене, напротив кровати, висели несколько крючков, на которые я аккуратно развесил свои костюмы. Один ежедневный, белая кожаная двойка - брюки да жилет поверх просторной рубахи - и парочку подготовленных именно к отпуску. В одном из них, в приличном обществе называемым утренним платьем, я вышел к завтраку. Мягкие матерчатые штаны, свободная белая рубаха и коричневый махровый запахной халат с обшитым воротом. В этом наряде я себя чувствовал чуть ли не сибаритом родом из конца 19 века. Но, надо сказать, такие костюмы во многих государствах этого мира вполне пользовались популярностью, так что из общего вида я не выбивался. Даже шеф Зефф, вставая глубоко после 11, обычного пика утренней активности на Баратье, одевался похоже. Хотя будешь тут скромничать, когда один богатый клиент, в честь признания, дарит целую пару шикарных шелковых халатов! И не подумайте я на себя не намекаю... (прямо говорю!).
  К завтраку, Патти, нигде кроме как здесь быть принятым за простого кока не способный (ну рожа у него настолько пиратская, что сразу рука к пистолету тянется!), расшаркиваясь в своих огромных ботинках, коротеньких шортиках и улыбаясь феноменально требующей въехать по морде улыбкой, преподнес мне два больших Крок-мадам, приготовленных по его собственному рецепту. Сочные, многослойные бутерброды, укрытые сверху яйцом Пашот и источающие нежный аромат сладкой горчицы, поджаренного бекона, свежих огурцов и ароматной ветчины, были сервированы на идеально белой тарелке и поданы вместе с густым ароматным кофе и молочником сливок. Сливки здесь стояли для проформы, ведь завтрак и так был весьма жирным, но утренний этикет требовал. Готовить кофе мастерски умел каждый повар Баратье, Но только Карне, вместе с Патти делящий роль второго заместителя шефа, добавлял в него какие-то специи, практически возносящий вкус и без того ароматного напитка на новые высоты. Завтрак был превосходен! После первых же кусочков я не выдержал и сообщил о том старым пиратам:
  - Патти! Карне! Это просто превосходно! Мое восхищение вашим кулинарным искусством! - крикнул я кокам, дружной толпой усевшимся за длинным столом у выхода из зала.
  - Багодарю мистер Гоенгайм! - и хотя моя личность здесь вопросов не вызывала, конспирацию коки держать умели. Патти сделал свой фирменный смущенный реверанс.
  - Ну что вы, не стоит мистер Гоенгайм! - даже разница в ответах этой неразлучной парочки тут же переросла в яростный спор двух коков.
  - Почему не стоит Карне! - взъярился Патти.
  - Да потому что это просто вежливое выражение остолоп ты этакий! - рубанул в ответ Карне.
  - Это кто здесь остолоп! Да что ты вообще понимаешь в вежливости!..
  Впрочем, поглощенный едой, кофе, и своими мыслями я как-то не предавал значению их ругани. Как и практически все остальные, кроме, разве что, Санджи, метким словом вернувшего обоих крикунов за стол к еде.
  Во время еды мимо меня прошли две семейные четы, ночевавшие на красивой каравелле, пришвартованной к Баратье.
  - Доброе утро мистер Гоенгайм! А сегодня вы нам будете исполнять столь же печальные песни, что и вчера? - спрашивали дамы.
  - Доброе утро, леди! - отвечал им я. - Ну что вы, вечер печальных песен окончен. Сегодня я сыграю вам что-то более почитающееся хорошему вечеру! Не отплывайте до завтра!
  - О, мистер Гоенгайм! С превеликим удовольствием! - засмеялись дамы, подгоняя своих возрастных чад к столу. Их мужья, пройдя раньше и в знак приветствия значительно кивнув, уже вовсю подготавливали свою трапезу.
  После завтрака для меня начался мой, ставший в последние дни, рутинным, день. Прогулка по отрытой части ресторана, оставшейся пустой от глобальной надстройки, что являл собой ресторан, верхней палубы. Небольшой заплыв на оснащенной парусом лодочке. Тренировка на крыше Баратье. Бумагомарательство и препирательство с паном, Мирой, Рино и Рамиресом по ден-ден улитке, разместившейся в моей каюте. Отсылка почты и правленых документов по специальной альбатросной почте - не перехватываемой и не вскрываемой.
  И вот, наконец, приблизился обед.
  Попадание, а ничем иным это быть не могло, поверьте моряку, вызвало небольшой переполох в клиентском зале ресторана, по времени дня еще свободном и только наполняющемся. Но тишина затем и выскочившие успокаивать посетителей повара быстро угомонили народ. К дракам внутри все были привычны, но вот обстрел снаружи...
  Финальным аккордом успокоения послужил некрупный легкий крейсер морского дозора, пристыковавшийся к ресторану. "Если здесь были дозорные, то пиратов можно было не бояться!" - вот установившееся мнение большинства обывателей. Мнение конечно не безосновательное, ведь для того дозор и существует, но порою слишком ошибочное. Есть большое количество несчастливых примеров.
  А затем в помещение, под руку с какой-то очаровательной леди в зал вошел Фуллбоди. Малыш Фуллбоди, нацепивший в юности железные кастеты из крупных болтовых шляпок, но так и не научившийся грамотно их использовать. Малыш Фуллбоди, раз за разом проваливавший все теоретические тесты по навигации, юриспруденции и правилам действий дозора. Тот самый малыш Фуллбоди, что до недавных событий числился не более чем заместителем на малых военных кораблях, никак не способным сдать практические экзамены на звание полного лейтенанта. Глуп, самовлюблен, вспыльчив и заносчив. Характер склизкий. Не женат. Безмозглый и слабый боец, получивший свое звание, по-видимому, из-за простой нехватки офицерских кадров. Школу офицеров-то, пусть и на все тройки, но закончил. Откуда мне это известно? А нечего было в свое время выпендриваться и наезжать на главу тактического отдела морского дозора Ист Блю. И уж тем более пытаться увести из его компании какую-то красивую крошку, тот вечер планировавшую провести именно со мной. Дела, как говорится, давно минувших дней, но запашок еще остался.
  - Санджи, скажи, это не эта рожа присылала заказ по ден-ден-муши позавчера? - обратился я к коку, сейчас готовящему приборы к сервировке. Так случилось, что стол я занимал прямо рядом с рабочей зоной ресторана. Можно сказать на время стал совсем приближенным к работникам Баратье человеком. Хотя при учете вклада "Шляпок Зебры" в этот ресторан... Только отсутствие подобных амбиций у Зеффа не привело к открытию филиалов Баратье. "Пф! Я уже наплавался! Теперь хочу лишь кормить своих клиентов! Нужно мне это больно! Баратье лишь один!" - как-то так он отвечал.
  - А? - отвлекся молодой кок. - Да, похоже на то, - он вновь вернулся к своему занятию. - И заказал еще самое дорогое вино этого сезона, идиот.
  - Стерн? - удивился я. - С дамой? Поистине идиот. Оно же в результате получается слишком приторным и крепленым. А употребляется лишь как апперетив.
  - А вы много знаете о вине, мистер Гоенгайм, - удивился кок. Для него это было известным фактом, как и многое связанное с едой, но вот большинство обывателей были обычно не так сведущи.
  - Ну так красиво жить не запретишь, но разбираться приходится, - усмехнулся я. - Слушай, а дама там весьма миловидная. Не думаю, что она виновата в своей компании. Может подашь им лучше Кантонское? Красное полусладкое - идеально для дам.
  - Думаете, не заметит? - вскинул свою спиральную бровь кок. На а даму он поглядывал с того самого момента, как та пересекла порог ресторана. Но это был ресторан. А он был коком.
  - Неа! Этот, точно! - я ухмыльнулся. - Он туп, как пробка.
  Где-то снаружи несколько белых фигур коков протащили кого-то к заднему входу. Имел я подозрение, что фигура там была мне знакомая.
  Тем времени Санджи сервировал стол, за которым расположилась вошедшая парочка. Разговоры в зале постепенно сводились к обсуждению вошедшего лейтенанта дозора. Многие были наслышаны о недавнем крупном разгроме пиратов подле Байро Валл, и, хотя и не зная подробности, заочно чтили дозор в этом достижении. Но право слово, его участие в сражении серьезно преувеличено. А уж этого конкретного лейтенанта, что с минимумом команды плыл с материка, из доков... Санджи разлил вино и исчез. Деликатно не начав клеиться к милой спутнице лейтенанта. Нет, поклеиться к ней он явно попробует, но, как уже сказано, главный долг повара - доставить еду и напитки! А этикет, вбитый за последний год в эту светлую головушку железной трубой, гаечным ключом (и не спрашивайте, особенно Хенкса! Хотя история достойна отдельного упоминания), совестью и двумя милыми обольстительницами, также настаивал на том, чтобы дать гостям (очень милая дама и совершенно отвратительный мужик!) сперва насладиться друг другом, а уже потом влезать в чужую идиллию.
  Тем временем малыш Фуллбоди, ныне целый лейтенант, с видом знатока принюхивался к вину и даже покатал пару его капель на языке. Но употреблять этот напиток, как и следовало офицеру в присутствии дамы сердца, подняв тост в ее честь, не спешил. Дама таких манипуляций не понимала и просто держала бокал навесу, идеально скрывая свое неудобство, старалась поддерживать беседу. Судя по всему нечто, льстившее Фуллбоди: "Ах, на тебя все смотрят!", "Ах, офицер морского дозора это так почетно!", "Ах, все разговоры, наверняка, лишь о тебе!". О чем говорить с Фуллбоди красивой даме, понимающей в жизни на порядок больше него, и явно на текущий момент лишь пользуясь благами сорящего деньгами лейтенанта, я и представить не мог. Сам же лейтенант сейчас горделиво кивал и просто лучился самодовольством. Нет, он, конечно, отвечал стереотипными фразами, сводящимися к тому что "все внимание, конечно, на тебе о моя дорогая", однако это самодовольство и льстивость в голосе... Но вот с кухни, держа в одной руке тарелку с супом, а вторую водрузив на темечко, поднялся Санджи. От манеры подавать свои шедевры с папиросой в зубах его отучить получилось, а вот от выпендрежа подобно этому, пока нет. Левая рука его была в кармане, а на лице было полное умиротворенное отрешение.
  - Официант! - вскрикнул Фуллбоди, когда заветному супу оставалось не более пары метров до своих едоков. Лейтенант картинно, взмахнув бокалом для порядка, принюхался. - Это ведь прекрасное вино Стерн! Я прав?!
  - Нет, вы абсолютно не правы! - радостно и лаконично, громко, на весь ресторан, отрезал зам шеф-повара. Его абсолютное спокойствие и добрая полуулыбка на лице, его собственная гордость, между прочим!, были лейтенанты подобно ящику свинца в пробитую лодку. - И я не официант, они в этом месяце отсутствуют! Я заместитель шеф-повара этого ресторана.
  Но Фуллбоди его уже не услышал. Его перекосило, и он, как рак, покраснел. Его спутница, от названного названия вина едва не впавшая в панику, глаза ее расширились, а взгляд метнулся к бокалу в руке, что в это мгновение, наверное, казался ей ядовитой змеёй, быстро справилась с собой. Ни цвет, ни вязкость не были присущи этому портвейну, чьими дешевыми копиями упиваются проститутки в дешевых трактирах. Она уже участливо осведомлялась у своего огорошенного спутника:
  - Ты так хорошо разбираешься в вине? - ее актерское мастерство вызывало у меня восхищение.
  - П-просто мой нос, что-то сегодня меня подводит. Я просто неважно себя чувствую. Да! Неважно чувствую!
  А сложно "чуйствовать" себя важно, когда в голове чего-то не хватает. (Да, сделавших карьеру на смерти моих людей я не любил)
  Санджи быстрым и плавным движением установил тарелки перед двумя гостями, точно по центру широких тарелок-подставок, и, с легким полупоклоном, покинул их. По пути поздоровавшись, обменявшись улыбками и парой шуток с двумя молоденькими щебечущими у двери девушками, он вернулся ко мне за столик.
  - Вы это ожидали, да? - сел он напротив меня.
  - И наслаждался каждым действом этой сцены, - я не стал скрывать свою сторону.
  - Он вам чем-то насолил, мистер Хоенхайм? - вздохнул Санджи. Впрочем, сделал он это достаточно тихо, чтобы услышать мог только я.
  - Он младший лейтенант неудачник, мнящий себя пупом земли, - пожал я плечами. - Он стал лейтенантом, и ему доверили целый легкий крейсер по одной простой причине: в битве при Байро Валл, в которой ни он, ни большинство таких, как он, не участвовали, погибло слишком большое количество офицеров. У них нехватка кадров, и переизбыток кораблей. А там, между прочим, полегло не малое количество наших ребят. Собственно этот затянувшийся отпуск ваших официантов, наших стюардов-практикантов, связан именно с этим. У нас тоже жуткая нехватка кадров, и восполнить их на порядок сложнее. Я уже битую неделю только тем и занимаюсь, что досье претендентов штудирую.
  - Нелегко вести свое дело... - Санджи закурил, как и всегда во время чего-то более серьезного, чем ухлестывание за девушками.
  - Тебе тоже предстоит с этим столкнуться, когда ресторан своего старика принимать будешь. Учись. Кадры они всегда меняются, вариантов нет. Тем более, что ты здесь самый молодой. Народ вокруг просто постареет, и если ты не наберешь себе потом новый персонал и не найдешь наследника, дело исчезнет.
  - Спасибо за заботу, мистер Хоенхайм, - он затянулся, и на некоторое время замолчал. - Но до наследия мне еще очень далеко. Пока что есть другие заботы, - он потушил недокуренную сигарету и спрятал ее обратно в пачку.
  - Ты совершенно не понимаешь своего шефа и его подарок тебе, - только и осталось усмехнуться мне. - Он подарил тебе целую жизнь, а ты стараешься ее загробить, так и не воспользовавшись...
  - Официант! - заорал вновь Фуллбоди, упорно глядя на светловолосого кока.
  - Ты просто подумай об этом, заместитель шеф-повара Санджи, - тот лишь что-то буркнул в ответ, поднимаясь со стула. - И я жажду увидеть весь спектакль до конца, не подводи своих клиентов, ресторанный мэтр!
  - Тебя или его? - только и различил я ответ уходящего кока.
  - Ну конечно меня! - также едва слышно засмеялся я, не желая нарушать представление.
  - Официант! - во всю глотку заорал Фуллбоди, заставив свою даму аж отшатнуться. Наверное, она уже жалела о своем решении подоить этого молоденького задаваку.
  - Я же говорил вам, я заместитель шеф-повара, а не официант. Они все в отпуске! - с абсолютным спокойствием на лице, второй кок ресторана подошел к проблемному клиенту. - Мадам! Я заметил еще с порога, но решиться смог лишь сейчас! Вы столь прекрасны, что никакое украшение не достойно даже помышлять присутствовать подле вас! Но я смиренно прошу! Соблаговолите со мной выпить прекрасного светлого вина с не менее светлого острова Пагу, что приютился в далеком Вест Блю! - малыша долго воспитывали две шаловливые бестии, и вот, теперь, он вырос. Даже в моих глазах!
  - О!.. - задумчиво протянула девушка. Готов был биться об заклад, что этот вечер ей будет приятнее провести в компании светловолосого кока, а не самолюбивого лейтенантика. И она серьезно об этом думала!
   - Эй! - Фуллбоди, на одних инстинктах, кажется, громыхнул рукой по столу. - Что делает жук в моем супе?! - закричал он. - Что это за жук!?
  - Жук? - с интересом не большим, чем к всплывшей галоше после кораблекрушения, Санджи посмотрел на означенный объект. После чего с извиняющимся полупоклоном и присущей положению улыбкой продолжил. - Простите, сер, не знаю. Я не эксперт по жукам.
  Зал затих. А затем почти синхронно захихикал. Даже дама. Теперь Фуллбоди не кривило. Теперь он был в бешенстве. С громким треском под его кулаком стол разлетелся на несколько частей, обрушив все на пол.
  - Ты знаешь, кто я? - прорычал он.
  Кто он, Санджи уже знал. Как и знал его два смертельных греха, из-за которых более этот человек не мог являться клиентом Баратье и серьезно рисковал жизнью.
  - Идиот... - вздохнул я, со своего места.
  Сейчас этот остолоп во-первых уничтожил прекрасную еду, разрушив посуду и стол, на котором она стояла. А во-вторых обжег горячим супом даму, испортив ее платье, обед и, возможно, нежную женскую кожу.
  - Всего лишь достаточно было вынуть жука, и суп был бы весьма съедобен, - тихо произнес Санджи, смотря на разбрызганные остатки.
  - Я клиент! Я плачу за свою еду! - орал Фуллбоди. - Ты просто повар! Как ты смел унизить меня! - Фуллбоди замахнулся замахнулся своим "известным" железным кулаком.
  - Фуллбоди! Хватит! Оставь его! - вскрикнула его дама, считавшая, что избиение молодого кока точно состоится.
  - Ты можешь жрать деньги? - именно в такие моменты мальчишка становился мужчиной. Серьезным, действующим и готовым нести ответственность за свои действия. Мужчиной, что был сильнейшим в этом ресторане бойцом и вторым по значимости коком. Это была не какая-то напускная серьезность, которой не разменявшие третий десяток лет парни любят прикрывать свое бахвальство. Нет. Его убеждение и смысл шел от самой души. Его естества. Это то, ради чего он был готов не умереть, но положить жизнь. Да и, сказать по правде, жизнь на алтарь кухни он и клал. Накормить любого голодного, вот стало кредо и стержнем этого парня, мечтающего найти неведомый Алл Блю.
  - Остановите Санджи! - закричали коки, высыпавшиеся на шум с кухни. - Не делайте этого заместитель!
  А затем из Фуллбоди сделали прекрасную отбивную. Удар, в который лейтенант не вложил и частички своей силы - простых мышц ему хватало - закономерно никого не задел. Фуллбоди на мгновение удивился, и повторил свое действо, вот только уже на максимальной скорости, которую могла развить его рука. И вновь результат оказался нулевым. Кока под железки кастета просто не попадал, подобно лебедю, не двигаясь, оказываясь чуть дальше, чем необходимо. Третьего удара не последовало. Носок тяжелого башмака врезался в челюсть лейтенанта. Мгновение, и вот уже пятка врезается в откинутую голову сверху, не давая подкинутому телу взлететь и приземлиться на другие столы. И новый удар снизу. И сверху. И так еще пару раз. В довершение, один раз попал по неизвестному повсеместно кастету, сломав его и кисть под ним.
  Избиение завершилось в полной тишине. Лишь дама, приплывшая с лейтенантом, в страхе распахнув глаза, прошептала его имя. Санджи поднял свалившееся тело, не церемонясь, прямо за голову. Как пушинку, не иначе.
  - Спорить с коком в море - равносильно самоубийству. Хотя и вряд ли, но запомни. Никогда не раскидывайся едой.
  Мурашки по коже пронеслись у многих клиентов. Такого злого Санджи им видеть редко доводилось, поголовье пиратов то значительно уменьшилось, а у простого люда и манеры были получше. Ну и почти убитого лейтенанта морского дозора тоже мало кто видел. Обычно простой люд в этих случаях уже мертв - пираты все-таки в большинстве своем жаждущие денег подонки, режущие всех, начиная со слабых. А так просто на дозор наезжать как-то себе дороже, те и пиратами заклеймить могут. А всяк пирату одна дорога - на виселицу.
  - Что!? Клиент!! - раздался дикий ор со стороны уборной. - Санджи ты опять! Что ты делаешь с клиентом?! Это случаем не военный лейтенант?!
  - А, это ты, отстойный кок. Не кричи на меня, - Санджи не выпускал из рук свою жертву.
  - Как смеет отстойный кок, называть меня отстойным коком! - вспыхнул Патти, после чего самым банальнейшим образом выбил Фуллбоди из рук Санджи своим пудовым кулачищем. - Ресторан существует благодаря клиентам! И хорошо, что после прихода мистера Хоенхайма, светлая ему память, ты бьешь уже не всех клиентов! Но ты их все еще бьешь! - Патти был все-таки интересным человеком. При всей своей комичности, он был довольно умен.
  - Он испортил еду и оскорбил повара. Клиент он или нет, но я просто приподал ему урок.
  - Ч... Что... это за ресторан такой?! - согнувшись в три погибели, так как тело просто отказывалось ровно держать себя над землей после жестокого избиения и не менее жестокого броска, Фуллбоди что-то пытался еще вякнуть. А ведь на курсах, которые он успешно прогуливал и никак не мог сдать, говорилось кое-что по поводу встречи с сильным противником: остался жив, но действовать не можешь - тихой сапой свали или притворись мертвым. Сможешь либо подмогу вызвать, либо выжить и рассказать начальству все, что видел. И это было одно из самых действенных правил в мире, где человек-армия было совершенно не фигуральное выражение. Тот же братец Луффи, Эйс, мог в одиночку уничтожить целую армию, если бы задался целью. - Вы совсем не умеете обращаться с клиентами! Я вас заставлю заплатить! Я расскажу властям о вас, и ваше заведение прикроют!!
  - Ты хочешь закрыть наш ресторан? - на фоне скривывшегося от услышанной глупости Патти, жажда смерти Санджи была несколько сглаженной. - Тогда ты не оставил мне выбора. Я должен тебя убить.
  - Что!? - взвизгнул на небывалых высотах, заслуживающих почтения у каких-нибудь Витаса или Преснякова, Фуллбоди. Этакий "ойк", вызвавший у меня лишь презрительную улыбку.
  - Нет, заместитель! Остановите его! Или он реально убьет этого парня! - по привычке накинулись другие коки на Санджи. Но даже мне было видно, что сейчас он его максимум выкинет за борт, не больше. Но представление шло.
  - Я реально взбешен! - ревел Санджи, буквально "вырываясь" из рук своих коллег, так прекрасно удерживавших парня, что одним ударом вывел из строя не боевого лейтенанта. - Ты просто идиот недоделанный! Да кем ты себя возомнил!?
  - Ииик!.. - впрочем на Фуллбоди весь театр реально оказывал влияние. Теперь его перекошенность объяснялась простым страхом.
  И вот следующий акт драмы. Или комедии. С громким треском потолок обеденного зала проломился, и на пол, подняв клубы пыли и щепок, упал клубок из двух тел.
  - Ух... - потирая голову на ноги поднялся Зефф. Хозяин морского ресторана.
  - Это было страшно! - раздался давно не слышанный мне голос. На сцену взошел Монки Д Луффи.
  Высокий парень, хотя и ниже светловолосого кока, простодушное лицо, сейчас, приставив ладонь козырьком, рассматривающее дырку в потолке, красная безрукавка и обрезанные до "выше колен" джинсы. А на макушке знаменитая шляпа. Знаменитая, в отличие от нынешнего владельца, уже давно. В общем и целом, впечатление он производил неплохое: молодой заинтересованный парень, не дурной собой и совершенно не агрессивный. Даже небольшой шрам под глазом не портил картину.
  - Хозяин! - возмутился кто-то из коков.- Что вы делаете?!
  - Проклятье... - не обратил он на это внимание. - Посмотри, что ты наделал с моим кораблем! Это ты виноват! - заорал он на Луффи. Повидимому сверху у них разговор был напряженный.
  - Да ты сам виноват! - не остался в долгу шляпа.
  - Хозяин! Остановите Санджи! Пожалуйста! - донеслось от коков, что "держали" белобрысого.
  - Э? - Луффи был забыт. Зефф наверняка понимал, что ничего дельного с него выцепить не удастся. Хотя, кто знает, он очень умный человек. - Санджи, ты опять за свое?
  - Заткнись старикашка! - буркнули ему в ответ.
  - Хозяин! Он как всегда! - воскликнул рядом Патти, трагически возведя руки к потолку. Кстати достал почти - руки у него больно длинные. - К тому же этот клиент является военным лейтенантом!
  - Ты хочешь разрушить мой ресторан!? - мощный удар совсем не деревянной палкой, что торчала ниже его колена вот уже десяток лет, свалил Санджи на пол. - А ты проваливай из моего ресторана! - второй удар достался Фуллбоди. Вот только его снесло аж к дверям, на пару мгновений вырубив. А вот молодой кок уже был на ногах.
  - Это же тот парень, что стрелял в нас! Почему он в крови? - воскликнул Луфи, наконец опознав непонятное полосатое нечто, которым протерли пол ресторана.
  Картина происшедшего у меня складывалась. И я теперь негромко хихикал.
  - Запомни! Клиенты это наши боги! - вещал непослушному коку Патти.
  - Ты так говоришь, потому что они едят твое дерьмо, которое ты называешь едой! - не оставался покорным слушателем Санджи. За последние пару месяцев его "терки" по еде с остальными поварами значительно усилились. Примерно с того момента, как ему исполнилось 19 и Зефф решил спровадить его посмотреть мир. Раньше говорить такое о любой еде он бы ни за что не стал.
  - Патти! Санджи! Если хотите спорить, то идите в кухню! - рявкнул старый пират.
  Пикировка взглядами продолжалась не менее минуты, после чего была прервана с совершенно неожиданной стороны.
  - Лейтенант Фуллбоди! У нас ЧП! - в дверях ресторана возник дозорный. Со следами боя, кровью и едва держащийся на ногах. - Простите сер... Наш заключенный сбежал!
  Фуллбоди, в весьма непризненной позе валяющийся на полу, со смесью дикого страха, обиды и даже непонимания на окровавленном лице, осунулся еще больше.
  - Не может быть!.. Он же был еле живой, когда мы его схватили! Как он смог!?
  - Человек пирата К...
  Грамотно кинутая пепельница способна заставить замолчать любого человека, вне зависимости от рода деятельности. Каменное тяжелое блюдце откинуло дозорного, и тем самым спасло его от неминуемой пули в спину. Позади него уже стоял пират со вскинутым пистолетом. Пират Дона Крейга, самого отъявленного мерзавца Ист Блю. Отъявленного и способного. И если бы этот идиот, что решил во всё горло докладывать о таком на глазах у штатских, серьезно все выложил, то это как минимум бы вызвало панику, а как максимум дискредитировало весь дозор на этом море. Не для того мои люди складывали свои головы, чтобы эта мразь опять почувствовала слабину дозора.
  - Какая неразбериха! - только и произнес Луффи, глядя на все происходящее.
  - Новый клиент! - объявил Патти, когда Гин, а судя по лицу и цвету кожи никто иной это и быть не мог, прошел сквозь двери. Не сказать, что он не был удивлен произошедшим с дозорным перед ним. Все-таки не каждый раз, когда он хочет застрелить синеленточника, тот, спиной вперед, уносися с его пути и оказывается в отключке. Но он был действительно ИСТОЩЕН. Не знаю, какие силы он прикладывал, чтобы хотя бы идти по небольшой синусоиде.
  - Еще один поддонок, решивший разрушить мой ресторан, - процедил Зефф и удивленно посмотрел на меня. Теперь я сидеть уже не хотел. Все веселье, что было во мне сейчас могли перерасти в бешенную злобу, и только состояние этого человека не давало этому случиться. Я был зол и весел. И я решил вмешаться.
  Направив пистолет в лицо Гину, я встал на его пути. Его глаза расширились, а так и не разряженный пистолет остался висеть дулом вниз. Он узнал меня. Равно как и понял, что шансов выстрелить у него нет. Вообще.
  - Ты... - прошептал он одними губами.
  - Ты! - воскликнули от дверей. Это малыш Фуллбоди посчитал, что признал меня. Но он должен оказаться не прав. И я это устрою, чуть позже.
  - Уходи. - покачал я головой. - В этом месте ты не клиент. Лишь разбойник.
  - Прошу дайте мне еды! - он свалился на колени и уткнулся носом в пол. С его глаз так и не потекли слезы, но чувство несправедливости испытал сейчас и он. Впрочем, это забавно. Тот, кто свою сознательную жизнь не дарил милосердие своим жертвам, сейчас просил о милости сам. Он его заслужил? Чем? Горами трупов успешных людей, отцов и матерей, дочерей им сыновей, дедов и бабок? Тем, что они строили свой успех на своей крови, а он, свою сиюминутную победу на их смерти? Тем, что они молили его даже не за себя, а за своих близких, а он, сцепив сердце не даровал им и этого, отобрав абсолютно все, что они чтили самым важным в своей жизни? Чем он заслужил милосердие? Мой ответ был крайне не христианский. Он не заслуживал милосердия. Он не заслуживал возможности раскаяться, потому что он не захочет замаливать свои грехи и жить праведной жизнью дальше. Даже раскаявшись, жаждая крошку хлеба. Стоит дать ему этого хлеба, и он вернется сюда со своим дьявольским начальником, что не раздумывая велит ему вырезать всех здесь присутствующих. Но я не Бог, и уже даже не дозор, что всеми людьми выбран нести справедливость и наказание. Потому я просто не подам убийце нож, который он просит, дабы убивать далее. Не подам ему отдыха и ночлега. А Бог сам решит, как ему наказать или исправить этого человека и его товарищей.
  - Убирайся. Пока у тебя есть шанс. Патти, прошу, у этого человека нет ни белли, чтобы стать клиентом.
  - Тогда он не клиент, - пожал плечами здоровяк и ударом ноги выкинул еле живого пирата за двери обеденного зала. Зал зааплодировал. - Благодарю! Благодарю! - радостно воскликнул он. - А теперь, прошу считать весь инцидент исчерпанным! Прошу! Возвращайтесь к своему обеду! - лучился он.
  Мне же предстоял разговор с одним полутрупом, что мнил будто встретился с призраком. Подхватив Фуллбоди за ворот, я просто потащил его наружу. Он даже не споротивлялся. Когда зал оказался за стеной, я приткнул это кровоточащее тело к его находящемуся в отключке младшему по рангу товарищу.
  - Редин фон Гоенгайм! - с небольшим поклоном представился я, наблюдая, как его глаза ползут на лоб. - Вы уже не первый дозорный, что путаем меня с неким капитаном Редриге, - улыбнулся я самой благожелательной улыбкой. - Но я и он, это совершенно разные люди! Я даже специально проверял, господин Лейтенант. Ведь я лишь простой путешественник-бард, что перебивается по жизни концертами в разных местах, а он целый капитан дозора. А теперь, прошу меня извинить! У меня еще не до конца составлен репертуар на сегодня. Вам же лучше вернуться к тренировке ваших солдат. Кричать на каждом перекрестке, что у вас сбежал пират Крейга это верный путь к панике и дискредитации всего дозора. Мое почтение!
  И я поспешил удалиться, загрузив это еле соображающее существо. Обдумывать мою речь он наверняка будет долго. Равно как в конце ее сам для себя найдет сотни отличий меня от меня же. Человек так устроен, что поделать!
  А на носу корабля, так скажем у черного хода, куда оттащили полуживого Гина, сейчас разворачивалось то, что я мог приписать лишь Божьему провидению. Кто знает, что из этого последует, возможно тернистая дорожка к раскаянию, но Санджи как раз поставил перед оголодавшим убийцей тарелку прекрасного и сытного ризотто.
  - Ешь, - велел Санджи, усаживаясь рядом с лежащим Гином, что неверующе смотрел на возникшую пред ним еду.
  "Ах!", "Спа... Спасибо!" - еле различимо донеслось от тарелки. С набитым ртом не поговоришь. Лишь когда на тарелке исчезла минимум половина содержимого, а произошло это очень быстро, плачущий Гин произнес:
  - Никогда ничего вкуснее не ел в своей жизни! Спасибо! Спасибо! Я думал что умру! Я был на пределе...
  - Правда? - довольно ухмыльнулся Санджи. Он был коком, что сейчас спас человека.
  А палубой выше, паренек, что всегда носил шляпу, улыбнулся:
  - Я нашел кока для нас!
  - Это будет не просто, - я стоял уже рядом с ним.
  - Ара? Тут же только что никого не было! - немного обескуражено произнес Луффи. Потом лишь пожал плечами, и кивнул. - Нет, он будет нашим коком.
  - Не сомневаюсь. Но заставить его осознать это будет делом не простым.
  - Не простым? - озадачился парень. По вопросу мозголомства он был явно в числе наименее опытных людей. Пока что.
  - Думаю, ты сам вскоре поймешь. Кстати рад тебя снова видеть, Монки Д Луффи. Человек, который хотел стать Королем Пиратов.
  - Мы... - он прищурился. - А! Вы тот добрючий дядька, что зашил мне шляпу в прошлом году! - он ткнул в меня пальцем. - И еще чуть не застрелили этого пирата. - палец переместился к подбородку. - Тогда вы не добрючий? Хотя вы его не убили. Значит все-таки добрючий! Как все запутанно! Запутанный дядька! - хлопнул он кулаком по ладони.
  - Нет, уж, уволь, - рассмеялся я. - Я тебя старше-то всего на десяток лет, не больше. Так что никакой я не дядька. Мое имя Ван Хоенхайм, я торговец и бывший дозорный. Это так, напоминание. Хотя сейчас я вынужден скрываться под именем Редин фон Гоенгайм, путешественник и бард. Так что прошу, зови меня именно так. Кстати, сегодня вечером в ресторане будет концерт, так что рекомендую остаться. Песни я буду исполнять хорошие.
  - Так ты музыкант! - глаза парня засветились. - Нам нужен музыкант!
  - Ну, это не главная моя профессия. Все-таки больше я торговец.
  - А...
  - Но если вам нужен торговец, иногда играющий музыку, то я с радостью присоединюсь.
  - Хм... - нахмурился Луффи.
  - Я так понимаю, старина Зефф тебя здесь оставил надолго, так что время подумать у тебя есть, - я развел руками. - Но у меня будет условие. Я готов буду исполнять музыку только если вот этот кок присоединится к тебе. Готовит он отменно!
  - Он классный! - согласился Луффи.
  - Осталось ему только сказать. А то, глядишь, и еда у этого Гина кончится.
  - Гина?
  - Имя этого пирата. У меня с ним давние счеты. Им и его боссом, Крейгом.
  - А... - протянул он и лег на перила. - Хорошо, хорошо! - воскликнул он, когда тарелка окончательно опустела, а Гин облегченно откинулся назад. - Ты все-таки поел! Ха-ха! Оставь хотя бы тарелку! Эй кок! Не хочешь вступит в мою команду? Я хочу чтобы ты стал коком на моем корабле!
  Две недоуменных физиономии одновременно повернулись к незамеченной компании выше палубой.
  - Снова ты? - в голосе Гина была покорность судьбе. Силы так быстро не восстанавливаются, даже если ты только поел.
  - Хоп-па! - вырвалось у Луффи, и спустя мгновение он уже оказался рядом с ними. Я решил пока столь вульгарно не спускаться.
  - Так значит ты пират? Почему ты стрелял по ресторану? - изо рта Санджи вырвалась струйка дыма.
  - Ну... Это был шальной снаряд! - нашелся Луффи.
  - Шальной? Тебе лучше быть осторожным, хозяин этого ресторана раньше был очень известным пиратом.
  - Что? Этот старик пират?
  - Для него это ресторан сокровище. Да и для многих остальных коков тоже. Они все очень сильны, так что если поднимут пиратский флаг, быть на этом море беде!
  Я громко фыркнул, услышав подобное заявление, но хвастливый кок на меня даже не глянул. Только его слушатели.
  - Раньше не малая часть наших клиентов были пиратами. Правда потом на море появился он, - в меня соизволили ткнуть пальцем, - и стало гораздо тише, спокойнее и приятнее. У нас даже официанты до недавнего времени постоянно были!
  - То, что их нет сейчас, можешь благодарить этого крейгового пса, - я пожал плечами.
  - Пса? - в непонимании наклонил голову Луффи.
  - Вы его очень не любите, мистер Хоенхайм, - беловолосый кок не спрашивал, а утверждал.
  - Его зовут Гин, среди местной пиратской братии также известный как Демон Гин. Сколь бы он не был сейчас добрым и сердечным, стоит его капитану, самому отъявленному мерзавцу и подлецу на Ист Блю, Крейгу сказать слово, и он будет убивать, забыв обо всем. От мала до велика, всех. Просто забыв про свою совесть. Так что мне его любить не за что. Крейг со своим приятелем, Флибустьером, напали недавно на остров дозорных, Байро Валл. Они набрали гигантскую флотилию и атаковали остров, когда на нем было в два раза меньше сил. Да и то что было... Призвали всех, кого успели. Правительственных крыс с севера, дозорных Логтауна, весь боевой флот нашей компании. Они убили очень много народа. И моих людей тоже... - я ненадолго замолчал. Воспоминания об уходящих под воду или взрывающихся кораблях моей компании, это то, что я бы с радостью не вспоминал никогда. - Мне есть за что его ненавидеть. Лучше бы ему было сдохнуть где-нибудь от голода. Это была бы достойная кончина для бессердечного убийцы.
  Я даже не посмотрел на молча опустившего голову пирата.
  - Никто не заслуживает такой смерти, - покачал головой кок.
  - Не спорю. Но лучше бы ни тебе, ни этому молодому пирату не знать и не повторять его судьбу. Кто знает, может твое мнение бы переменилось.
  - Ты против пиратства, Ван? - Луффи как-то просто относился к различию в возрасте. Так оно и лучше, если подумать. И я оказался уже не добрючим дядькой.
  - На море пираты есть разные, - пожал я плечами. - Те, что жаждут лишь грабить и убивать, достойны только плахи. А вот жаждущих много большего и не забывших понятий "честь" и "совесть", можно уважать. Крейг и этот Гин из первой категории. Потому я искренне надеюсь, что они понесут наказание.
  - А кто из второй? - неожиданно поднял голову Гин.
  - Белоус, Шанкс, Роджер... Ну это из самых известных, - задумался я. - Менее известных я так, сходу, не назову. Надо подумать.
  - Шанкс? Он все-таки очень известен? - оживился парень в шляпе.
  - Еще бы! Он одна из мировых сил, что создает баланс в этом мире, - засмеялся я. - Так что гордись, эта шляпа весьма великого человека. Хотя и есть у меня парочка еще более серьезных идей на ее счет...
  - Да?.. - это был не вопрос. Скорее это было похоже на некое негласное обещание. - Значит, мне предстоит еще долгий путь. И поэтому вступай в мою команду! Согласен стать нашим коком? - переход был столь резок, что даже меня слегка огорошило.
  - Нет, я отказываюсь. Я должен остаться здесь и продолжить работу.
  - Нет?! Но почему!? - яростно воскликнул шляпа.
  - Что ты имеешь в виду? - вся эта ситуация немного озадачивала светловолосого кока.
  - Почему ты отказываешься? Ты отличный кок, и ты должен присоединиться к нашей команде!
  - Ага, - фыркнул Санджи. - Спроси еще раз...
  - Почему ты должен работать здесь?
  - Я не скажу тебе!
  - Но ты же сам сказал спросить тебя!
  - Это значило, что ты должен принять мой ответ, глупая соломенная шляпа!
  - Если ты еще раз что-то скажешь о моей шляпе, я заставлю тебя заткнуться!
  - Извините, что прерываю, но... - вновь поднял голову Гин. Надо сказать не вовремя, два распалившихся молодца едва не смели его совместным окриком "Что!?". - Хоенхайм все верно сказал. Я пес на службе Крейга, известный как демон Гин. Но ты. Ты ведь пират. И как у пирата, у тебя должна быть цель. Какая?
  - Конечно! Я плыву на Гранд Лайн, чтобы найти сокровище - One Piece! - без тени сомнений ответил Луффи. Именно этого ответа ждали и я, и Гин. Вот только его он заставил нервно сглотнуть.
  - Ты говоришь, что тебе не хватает только кока, тогда у тебя большая команда?
  - Вместе с ним будет пятеро! А может и шестеро... - задумчиво закусил палец парень.
  - Не считай меня! - воскликнул кок.
  - Ты кажешься мне смышленым парнем, потому я дам тебе совет. Держись подальше от Гранд Лайна! - Гин побелел как мел. - Ты еще так молод, не торопись... К тому же это всего лишь море... А морей много, можешь плыть по любому...
  - Пф! - я честно постарался сдержать смех, за что удостоился удивленного взгляда Санджи и Луффи.
  - Ты так много знаешь о Грнад Лайн? - задал вполне логичный вопрос соломенная шляпа, но ответ меня вновь чуть не прорвал хохотом.
  - Нет! Наоборот! Я ничего не знаю... И потому боюсь этого моря! - он спрятал лицо в руках. Перед его глазами явно разворачивались ужасы того моря.
  - Не слишком ли ты труслив для члена команды Крейга? - вопросительно поднял свою знаменитую бровь Санджи.
  - Он настолько плохой? - удивился этому Луффи.
  - Еще хуже, - доверительно кивнул кок. Флот в 50 кораблей! Свыше пяти тысяч подчиненных. Слава самого жестокого и коварного в Ист Блю пирата! И самая высокая награда.
  - И всего семь дней... - пробормотал Гин.
  - Пха-ха-ха-ха-ха!!! - вот теперь меня прорвало. Семь дней! - Браво! Браво! Да здравствует Крейг! Хахахаха! - я аж согнулся. - Значит те остатки флота, что вовремя ушли от Байро Валл, он повел на Гранд Лайн, где нарвался на что-то, и похерил окончательно! Браво! Крейг просто мастер заканчивать дела!
  - Остатки флота? - удивился Санджи.
  - В газетах это не писали, но Крейг пришел на Байро Валл с почти сотней кораблей, а ушел с едва больше, чем четырьмя десятками. Правда очень мало поврежденными, но все равно! - я вытирал глаза. - Спасибо Гин! За такие новости я даже буду не против, если тебя сейчас спокойно отпустят на волю! Ох, позабавил!
  По-моему, Гину от этого только поплохело сильнее. Он что-то невразумительно пробормотал, и совсем скрылся под своими руками, обхватившими уже всю голову.
  - Мистер Хоенхайм, - укоризненно посмотрел на меня Санджи. Но мой жесткий ответ вернул все на места.
  - Санджи, я привел на этот остров двадцать кораблей. Целыми остались всего восемь. Еще шесть пришлось буксировать в ближайший порт, так как плавать им скорее всего уже и не светит. Остальные корабли ныне либо оказались под водой, либо их разнесло взрывом пороховых складов. Ты хоть можешь себе представить, сколько моих товарищей погибло? Отмечу, правда, что мы дрались с вдвое большим числом самых больших кораблей этого моря. И почти всю эскадру Флибустьера, их бывшего союзника, перебили. - Вот теперь лицо Санджи вытянулось, и он даже присвистнул. - А те, что спаслись, оказались угроблены на Гранд Лайн самим Крейгом. Ну просто лирика!
  - Не Крейгом! - не выдержал Гин. В голос его пробились какие-то пронзительные нотки. - Это был кто-то другой! Кто-то или что-то... уничтожило весь наш флот...
  - Отставить истерику! - рявкнул я на чуть не распустившего сопли старшего помощника Крейга. - Не позорь моих людей тем, что они гибли от рук нытика!
  Надо сказать это подействовало. Громко всхлипнув, темнокожий араб взял себя в руки. Он собрался и встал.
  - Господин Санджи, я вам благодарен! Спасибо что спасли меня! Но я должен вернуться к своему капитану.
  У борта Баратье было привязано около пяти маленьких лодок, широких и с небольшой мачтой, способной проплыть от одного острова к другому, но не предназначенных для долгого плавания или пересечения шторма. Это были в своем роде эвакуационные лодочки или лодочки персонала, периодически отнимаемые у недовольных пиратов или приобретаемые по бросовым ценам на распродажах. Одну из них Санджи показательно отвязал, перекинув веревку в руки пирата. Слов ему более не потребовалось. Спустя минуту он уже отдал швартовы.
  - Прощайте! - воскликнул он. - И парень, будь осторожен!
  - Знай, я все равно поплыву на Гранд Лайн!
  - Ну, раз ты так хочешь, то тебя не переубедить, - кивнул пират, называемый бессердечным демоном. - Санджи! Я всегда буду тебе благодарен. Ты спас мне жизнь! Еда была восхитительная. Могу я снова прийти?
  - Конечно, - улыбнулся кок.
  - Эй, заместитель! Ты здесь? - не сказать что давно, но старина Зефф наблюдал за отправлением пирата рядом со мной. Просто тихо и не светясь.
  - А! Это тот старик! - дернулся соломенная шляпа.
  Зефф многозначетельно посмотрел на пустую тарелку со стаканом.
  - Плыви Гин, - махнул рукой Санджи.
  - Ох, прости меня... У тебя будут проблемы из-за того что ты меня накормил.
  Посуда с негромким всплеском погрузилась под воду.
  - Спокойно. Теперь улик не осталось, и никаких проблем у меня не будет. - Лицо старины Зеффа было непроницаемым, а смуглый пират встал на колени и ткнулся головой в днище лодки.
  - Санджи! Быстро за работу! Хватит прохлаждаться! - громыхнул шеф-повар Баратье, после чего просто развернулся и ушел. Я последовал следом. Больше здесь было нечего делать.
  
  Я вернулся за свой столик и продолжил перебирать бумаги. От этой мороки меня еще никто не освобождал. Луффи был утащен работящими коками на кухню, а Санджи продолжил охмурять девушек, галантно подливая им вино, укладывая салфетки и подавая еду. Сколько я проработал, я не знаю, но от бумаг меня отвлек шум из центра зала. Неведомым мне образом, луффи, раскинув пару стульев, катался по полу, громко отплевываясь и руками вычищая свой невероятно длинный язык. Тянулся он уж больно хорошо. Над ним, хохоча, стоял высокий и мускулистый парень. Ророноа Зорро, охотник на пиратов, что носит три меча. Сводки по нему я читал всегда с улыбкой. Особенно ту часть, где описывалось в какой части этого моря произошло очередное убийство пиратов или бандитов. Ну слишком хаотично они сменялись друг за другом! Короткие светло зеленые волосы, белая рубаха с коротким рукавом и широкий, в цвет волос, пояс. На левом ухе три серьги, а на правом бедре три катаны - две черные, простые, и одна благородная белая. Рядом за столом уткнулись в стол еще два хохочущих подростка. Аловолосая пройдоха, что своим каре, вырезом на футболке и коротеньким мини пыталась сойти за взрослую, полноценную женщину и неизвестный мне кудрявый и длинноносый паренек в зеленом комбинезоне. Нами и Усопп. Первую в море я уже давно пытался выцепить, а о втором знал благодаря своему немного необычному возникновению в этом мире. И пускай узнал я это очень давно, не год и даже не два назад, уже лет пять прошло, не меньше, но в голове информация имелась. Трое из команды Луффи Соломенной Шляпы. Трое, одна из которых себя считает совершенно к пиратству не причастной. Ну да это временно. Равно как и присоединение четвертого, который, распахнув объятия и буквально засверкав глазами, аки пламенными сердцами, бросился к яркой девушке. Девочке, если подумать. Девочке, что, как и многие в этом мире, уже хлебнула за свою жизнь горя.
  - О море!!! Спасибо тебе за эту встречу! Любовь моя! Я на веки твой! - говорил он яростно, эффектно, так сказать, даже спецэфектно, но не громко. Не дай Бог услышат другие клиентки. Я даже знаю, кто ему вбил в голову такую предусмотрительность... Кстати слышал я это тоже едва-едва, но зная этого любвеобильного кока уже более полугода, в выражениях я мало сомневался. - Пока я вместе с тобой, я могу умереть с улыбкой на устах! Но между нами есть преграда...
  - Хм... Это ты обо мне? - искусству неожиданного появления я точно буду учиться у этого одноногого старика. Даже я вздрогнул, хотя он и оказался у меня за плечом. Мне нужны тренировки!
  - Старик! - дернулся любвеобильный кок.
  - Это отличный шанс. Убегай и стань пиратом. Ты здесь больше не нужен... - показательно цыкнул он. Зефф был неплохим актером, но все-таки сейчас он лишь играл.
  - Ха? - Санджи в миг стал серьезным. Его задели за живое, а он так и не понял, что сделано это было нарочно. Он был еще слишком юн. Как и все в команде Шляпы. И если я хотел отправиться с ними, то с этим надо было свыкаться. - Эй старик, ты не забыл? Я твой заместитель. Почему это я больше не нужен?
  - Ты споришь с клиентами, - вновь цыкнул Зефф. - А при виде девушки теряешь голову. Готовишь ты, мягко говоря, не вкусно, и все повара тебя недолюбливают. Поэтому ты здесь больше не нужен. Стань пиратом или кем-нибудь еще, главное исчесзни из этого ресторана.
  Я не догадывался чего хотел добиться Зефф именно этими словами. Это была какая-то его игра. Игра или отчаяние, но удар был ниже пояса.
  - Что ты сказал, чокнутый старикан? - подойдя в упор, молодой кок схватил старого за грудки и почти в лицо ему выплюнул: - Я много могу простить, но оскорблять мою еду никому не позволю! А работать здесь я все равно продолжу, потому как твои слова для меня ничего не значат!
  - Как ты смеешь мне дерзить, сопляк!? - в воздухе только и пронесся высоченный колпак шеф-повара. Ответить Санджи мог уже только из обломков стола шляп, которые сам и создал.
  - Черт... - встряхнул головой он. - Да чтоб ты не делал, я все равно буду работать здесь коком! Пока ты не умрешь!
  - Ждать придется долго, - Зефф уже развернулся к выходу из зала. - Я проживу еще лет сто!
  - Старый дурак... - в наступившей с начала всего диалога тишине пробормотал Санджи и поднялся на ноги.
  Зал загомонил. Тактично не обсуждая произошедшее на их глазах, люди вернулись к своим тарелкам и собеседникам. Что-то сказал коку Луффи, на это вызверился белобрысый кок. Затем он увидел, что его дама сидит с тарелкой в руках и совершенно без какого-либо стола рядом и, явно из неизвестного подпространственного кармана, материализовал перед ней новый стол с бокалом вина и бутылкой в его руке. О чем-то мило пошептался со своей будущей богиней, пободался лбами с Усоппом, едва не растекся в объятиях Нами, снова что-то рыкнул Усоппу, отправился встречать в столь же любвеобильной манере двух новоприбывших молодых посетительниц, вернулся и, пригвоздив к полу Луффи, утащил того работать... Как будто этого разговора и не было. Едва ли не каждый день, но в более простых тонах и только в отсутствии посетителей. Почему же Зефф это так вынес на публику? Не уж таки он почувствовал в Луффи что-то, из-за чего решил, что пришло время? Зефф был полон загадок, и вряд ли сейчас он будет готов ими делиться.
  Луффи оказался прикован цепью к входной двери. Такой жестокости ни я, ни сам Луффи не ожидали. Какая-то старая система по удержанию официантов? Не удивительно, что они все тут сбегали. Но с простым наказом встречать клиентов, указывать свободные столики и выдавать им меню по одному на двух человек, он справлялся неплохо. Тем более с обещанием его до отвала накормить ву конце дня. Не знал бы Санджи, подумал бы что прогадали, но этот сможет справиться с таким проглотом. Но раз место освободилось...
  - Добрый день молодые люди, - прерывая какую-то беседу, в основном солируемую Усоппом, я отодвинул свободный стул. - Разрешите присесть?
  На меня устремилось три взгляда. Один оценивающий, спокойный и пофигистичный - Зоро был не особенно против и слегка кивнул. Один удивленный и непонимающий - Усопп лишь хлопал глазами, не понимая кто я и с чего вдруг. И один удивленно-пораженный - глаза Нами невольно расширились, кажется, именно она узнала меня.
  - Мне приятно видеть сразу двух известных на этом море людей за одним столом. Причем весьма специфично известных, - два кивка в сторону Нами и Зоро. - Ну и, наверное, вас, неизвестный мне мальчик.
  Усопп чуть не выплюнул чай, что неосторожно отпил при моем появлении. Он был горячий.
  - Чтобы вы знали! - воскликнул он, патетически подняв руку, - я великий капитан Усопп, известный на трех морях этого мира! Я, и мои десять тысяч подчиненных покорили своей харизмой все, кроме этого Ист Блю. И теперь мы пришли сюда! Чтобы, напоследок расправиться с местными сердцами и отправиться дальше! На Гранд Лайн! Вот куда зовет меня истинное призвание капиатана! Все потому что я великий капитан Усопп! Запомните это имя!
  Впрочем его никто не слушал. Едва ему стоило обозначить свое имя, как я рассеянно сказал "ага" и обратил все свое внимание на двух оставшихся членов команды Шляпы.
  - Разрешите представиться, Редин фон Гоенгайм. Немного путешественник, немного певец, немного музыкант. А немного и не совсем легальный тип, - я, наконец, сел за стол и придвинул стул.
  - А еще вы лжец почище нашего, - Зоро вырос в моих глазах на порядок. Он даже выражение лица не сменил, лишь приложился к бутылке с саке. Оказывается и он обо мне знал.
   - Еще пару месяцев назад все газеты только и кричали о вашей смерти! Призрак! - прошептала Нами.
  - Можно сказать и так, - ну раз мне дали такой титул... - Призрак, что пришел предложить вам работу и хороший оклад. Скажем, пятьсот тысяч белли в месяц.
  Вот теперь и Зоро не выдержал. Он чуть не подавился. Глаза Нами уже превратились в не очень приятный символ местной валюты, а челюсть Усоппа оказалась под столом.
  - Да... - метко брошенное яблоко заткнуло не вовремя решившего вскрикнуть мальца. Малец ошибку понял. Громко сглотнув, все яблоко целиком, он продолжил уже шепотом. - Да кто этот фон Гоенгайм?
  - Ван Хоенхайм, владелец компании Шляпки Зебры. Самый крупный торговец, промышленник и охотник за пиратами на Ист Блю, - представляться надо самому. А от могут и таким образом охарактеризовать. Санджи появился действительно внезапно.
  - Но ныне я числюсь мертвым, потому перед вами Редин фон Гоенгайм. Так скажем, во избежание, лучше называть меня этим именем.
  - И что же делает здесь столь не знаменитая знаменитость? - подозрительно сощурился Усопп.
  - Песни поет! - улыбаемся и машем.
  - Да не важно! - воскликнула Нами. - Когда приступать? Кому подносить кофе?
  - Секретарь мне не нужен. А вот картограф... Скажем сразу, как вы подпишете этот договор. Вот лезвие и перо для крови, - из внутреннего кармана я достал очень плотный свиток. Его копию при мне подписывали лишь раз, и я тогда очень долго смеялся над закабалением организацией малышки Лины, внучкой моего друга и товарища, учителя и соратника пана Черепахи. Интересно, купится ли эта девочка? На прошлую было достаточно всего лишь показательного выступления с разрубанием десятков пиратов. А этой хватит 500 тысяч в месяц? Это очень много. Но, как говорится, оно того стоит.
  Свиток был выхвачен и вскрыт, но вот перо так и осталось на своей маленькой подставке. Глаза с прочитанными строчками постепенно возвращались к человеческому образу. Крайне изумленному и испуганному.
  - 550 тысяч? - решил я подыграть ситуации. - 580? Ну ладно, но только в качестве исключения 600. Но это последнее слово!
  Даже изо рта Санджи сигарета выпала. Такие суммы в месяц способны получить разве что какие-нибудь верховные советники при королевских дворах. А тут вот так просто...
  - М-мне надо подумать... - жадность боролась со здравым смыслом. Добровольное рабство или деньги. Сложный вопрос.
  - Не переманивай моего навигатора! - мне по темечку словно полицейской дубинкой приложили. Правда не сильно.
  Луффи, будучи прикованный за ногу, просто пришел к нам, оставив торчащую в кандалах ногу стоять у двери. Теперь у Санджи выпала вся пачка. Прямо из кармана, откуда ее потянули.
  - Тогда я поплыву с вами, и она будет работать на полставки и для меня! От этого вообще зависит вся судьба моей компании!
  Челюсть Усоппа таки рухнула на стол, пошатнув его и все что на нем было. В частности пустую бутылку саке, что с грохотом опрокинулась на Зоро. Тот дернулся и чуть не засветил полной бутылкой в руке в глаз коку. Кок отпрыгнул в сторону Нами, но спотыкнулся об тянущуюся вдоль земли ногу и оказался у нее под ногами. Почти меж них.
  - Розовенькие!.. - блаженно вырвалось из него, прежде чем каблук женского сапожка не отправил его в нокаут.
  - Бело-розовенькие! - не без гордости поправила девушка. Она не любила этот жуткий девчачий цвет.
  - А! Ну хорошо, - кивнул Луффи.
  - Но деньги все мне! - скрестила руки на груди девушка.
  - Оклад пересчитаем в соответствии с договором, - я перехватил из ее рук свой контракт о покупке ее души, и, вместе с принадлежностями, спрятал в глубину кармана. Мало ли когда еще найду подходящего человека. Голос мой сделался сухим и до отвращение напоминающим чиновничий. - С учетом половины ставки, работе на дому, периодичности сдачи результатов и прочих накладных расходов.
  - Торгаш, - фыркнула девушка. - Но по рукам!
  Во взгляде ее читалась уверенность, что сможет она выдавить из меня максимальную ставку. Не логикой, так самым своим главным орудием - грудью пока еще растущего размера, что обтягивалась тоненькой маечкой. Не буду разрушать детские мечты. Пока.
  - Не забудь мое условие, капитан Луффи, - я показательно отряхнул руки.
  - В нашей безумной компании прибыло, - наконец пришел в себя Зоро. - Появился торговец.
  - Ага! И кок! - радостно добавил Луффи.
  - Не считай меня! - вызверился Санджи. - И втянись обратно!
  Подкованный каблук зам-шеф-повара впечатался в резиновую рожу, и та, с воплем, по полу унеслась к двери.
  - Это будет точно весело! - я был доволен. - А пока прошу меня извинить, к сегодняшнему вечеру у меня еще не все песни готовы.
  - Песни? - не понял Усопп.
  - Я же сказал, я немного музыкант. И сегодняшний вечер будет посвящен музыке. Так что дождитесь ужина. Не буду хвастаться, но несколько последних дней в Баратье я пользовался успехом!
  
  "Хорошо быть молодым,
  За любовь к себе держаться,
  Перед зеркалом седым
  Независимо держаться.
  Хорошо всего хотеть,
  Брать свое и не украдкой,
  Гордой гривой шелестеть.
  Гордой славиться повадкой.
  То и это затевать,
  Забавляясь тем и этим,
  Вечно повод подавать
  Разудвалам жарких сплетен.
     Когда мы были молодые,
     Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли,
     Фонтаны били голубые,
    И розы красные росли.
    Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли.
  Хорошо ходить конем,
  Власть держать над полным залом,
  Не дрожать над каждым днем,
  Вот уж этого навалом.
  Хорошо быть молодым,
  Просто лучше не бывает,
  Спирт, бессонница и дым -
  Все идеи навевает.
  Наши юные тела
  Закаляет исступленье,
  Вот и кончилось "ля-ля"
  Музыкальное вступленье.
     Когда мы были молодые,
     Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли,
     Фонтаны били голубые,
     И розы красные росли.
     Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли.
  Но пронзительный мотив,
  Начинается вниманье,
  Спят друг друга обхватив
  Молодые, как в нирване.
  И в невежестве своем
  Молодые человеки
  Ни "бум-бум" о берегах,
  О серебряных лугах,
  Где седые человеки
  Спать обнимутся вдвоем,
  А один уснет навеки.
  Хорошо быть молодым.
  Просто лучше не бывает.
     Когда мы были молодые,
     Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли,
     Фонтаны били голубые,
     И розы красные росли.
     Когда мы были молодые
     И чушь прекрасную несли."
  (Татьяна и Сергей Никитины. Когда мы были молодыми.)
  И длинный проигрыш.
  Вечер сегодняшний был успехом. Ибо как не мог не быть успехом вечер, посвященный песням Окуджавы, Визбора, Никитиных, Митяева и... Да, под конец я собирался исполнить Высоцкого. Теперь можно было. Теперь был повод.
  - Эта песня, как каждый из вас услышал, была посвящена молодым, полным жизни и стремлений людям...
  Я опять работал одновременно и конферансье, и исполнителем. Что вполне логично для выступлений такого плана: ну сами посудите, зачем в ресторан, славящийся своей кухней и прекрасным видом на море, отдельное концертное представление. Со всеми требованиями, проблемами и прочей ерундой. Просто пришел и развлекаешь клиентов, пока те наслаждаются пищей. А повезет, так еще и число этих клиентов увеличишь. Но тут палка о двух концах, за вход то никто не платит - вдруг придут слушать, но не есть?
  Песни шли размеренным темпом, перемежаясь долгими перерывами для еды да музыкальными паузами для танцев. Народу, судя по улыбкам на лицах и полному залу, представление нравилось. И даже все пятеро шляп сейчас сидели за одним столом и слушали. Санджи, застигнутый началом песни вертящимся вокруг своей "богини", решил, не мудрствуя лукаво, рядышком с нею приземлиться. Про наличие Луффи никто и не спрашивал: за один день работы он наворотил столько проблем, что нигде кроме как у дверей и на подчистке тарелок работать был не допущен. На кухне перебил более двух десятков тарелок, хотя я и подозревал, что специально, съел три главных блюда, разворотил одну плиту и пару шкафов, разлил чан с маслом и кастрюлю с бульоном. В зале был пару раз пойман на воровстве еды с проносимых мимо тарелок, и, разумеется, полностью игнорировал клиентов. Ровно до обещания накормить его до отвала. Потом свой пост у двери он держал, можно сказать, ответственно, растянувшись на стуле с протянутой к двери книжецой меню. Всякий раз, когда дверь открывалась, она стукалась о меню, что в свою очередь вонзалось в резиновое месиво его головы и будило. Надо сказать, это было на грани гениальности, учитывая обстановку и главного героя события. Но что-то кроме этого ему доверять опасались. Один лишь раз велев отнести грязную посуду обратно на кухню. Тогда как раз прошел послеобеденный наплыв клиентов, и до самого вечера их особенно не ожидалось, вот коки и решили полениться. Тогда и узнали о великом уничтожителе вкусных объедков: тарелки к кухне спустились только со следами жира, соуса и косточками, все остальное исчезло. Не повезло лишь одному коку, которы подавал кому-то гуся-под-вьенски, самобытного блюда далекого севера Ред Лайн. (прим. авт.: придумано только что) Толи не пропекся, толи еще что, но как сам гусь был почти не съеден, так и Луффи его не тронул. В общем повара отправили на "поварскую гауптвахту". До следующей недели из посудомойки его видно и слышно не должно быть, а дальше будут смотреть - ошибся, не сумел, мало практики или просто неумеха.
  Но это все события дня, который прошел, а сейчас был вечер. Летний вечер на море. Я расположился на поднятом плавнике ресторана, как и многие посетители. Солнце уже зашло, и потому повсюду меж столами стояли большие керосиновые лампы, удивительным образом способные греть, и на многих дамах виднелись пледы. В самом зале, даже при открытых окнах, было на контраст улице жарко. Видимо кухня, что находилась на палубе ниже, грела судно. Волны тихо омывали доски, слегка покачивая корабль, а море зияло тьмой в свете звезд, луны и фонарей. Романтика, как она есть. И негромкая игра гитары, что обволакивала слушателей.
  Сегодня исполнялись разные песни. И веселые, детские, можно сказать, такие как "Ежик резиновый", вызывавшие улыбки и смех у слушателей, и песни посерьезнее. Такие, как только что спетая. Ее я, честно говоря, даже играть изначально не хотел. Ну право слово, кому понравится слушать о самом страшном - неумолимом течении времени? Но после встречи со шляпами что-то требовало выход. Что-то навеянное их неудержимой молодостью. Почему-то я чувствовал себя среди них седым стариком, что прожил жизнь и уже знал все ее перипетии, о коих они только догадывались. И никто не говорит об их силе духа, или воле. Они, каждый, прошли нечто жестокое в своей жизни. Нечто, заставившее их, молодых ребятишек, не к возрасту повзрослеть, став этакими непонятными гибридами, еще не взрослыми, но уже не детьми. Хотя я и сам был таким, примерно на половину, ту, что существовала в этом мире изначально. Но их поведение, их головы и мысли... они все еще были поглощены своей юностью. И мне захотелось это им спеть. Ведь когда-то юность проходит.
  - Ну как вам вечер? - подсел я к ним многим позже. Во время одного из многочисленных перерывов.
  - Я не знаю этих песен! - пожаловался тут же Луффи. - Но они классные!
  - Благодарю, - я довольно кивнул.
  - Это ваши песни? - спросила Нами.
  - Ни одна из них, - покачал я головой. - Это все известные песни далеких краев. Но вряд ли их слышал кто-либо здесь.
  - Вот почему я ни одну из них не слышала... - протянула девушка.
  Она пригубила вина из бокала, сморщила носик и отставила его в сторону. Спустя пару мгновений перед ней стоял уже другой бокал, с другим вином и тарелкой сыров. И когда только успели так молодого кока заарканить? Впрочем, на тарелку сразу же попытался наброситься резиновый мальчик, но его заткнули большой вареной картофелиной: второй раз за сегодня, и почему-то второй же раз он ее очень долго "жевал" (обсасывал, больше похоже). Можно уже было строить догадки, но пока еще было недостаточно опытов.
  - А откуда их узнали вы? - полюбопытствовал Усопп.
  - Я много путешествовал, - развел я руками. - И немного увлекался песнями. Даже небольшой сборник себе сделал, вот такой толщины, - Усопп аж присвистнул, когда меж моими пальцами смогло поместиться целое яблоко..
  - Ого! Тогда вы наверное знаете и Саке Бинкса? - все еще жуя свою картофелину, воскликнул капитан шляп.
  - Саке Бинкса? - я задумался. - Да, помню, слышал ее. Даже записал себе.
  - Ого! - картофелина в момент отправилась в желудок. - Сыграешь ее?!
  Паренек буквально лучился энергией.
  - Возможно, но не сегодня. Я ее просто не помню толком, - развел я руками.
  - Тогда завтра? - он продолжил лучиться.
  - Завтра сыграю. Завтра нас ждет вечер танцев!
  - Тогда надо будет передвинуть столы, - тут же стал серьезным Санджи.
  - А может просто освободим один плавник? - предложил я.
  - О! Хорошая идея! А выступать будете около входа в зал, чуть сбоку, - согласился кок.
  - Надо только сцену передвинуть будет, - я кивнул в сторону самодельного подиума, пары метров в диаметре.
  - Ну, у нас теперь есть рабочая сила, - все взгляды скрестились на Луффи.
  - Хотя лучше самим, - задумчиво добавил я. - Это ведь хоть и большая, да и не тарелка, но...
  После пары мгновений многозначительной тишины грянул хохот. Лишь Луффи непонимающе смотрел на всех.
  Вечер близился к своему логическому завершению.
  - А теперь, позвольте сыграть последнюю песню сегодняшнего вечера, - обратился я к слушателям за столами. Перед многими уже давно стояли пустые тарелки от десерта, а кто-то выпивал второй или третий чайник чая. Народ устал. - Я вижу, что вечер был у всех насыщенным и потому не буду вас развлекать длительными прелюдиями. Просто скажу, что эта песня посвящена всякому, кто ищет цену дружбы. И всякому, кто просто считает себя настоящим другом.
  Если друг оказался вдруг
  И не друг, и не враг, а так,
  Если сразу не разберёшь
  Плох он или хорош,
  Парня в горы тяни, рискни,
  Не бросай одного его,
  Пусть он в связке одной с тобой,
  Там поймешь кто такой.
  Если парень в горах не ах,
  Если сразу раскис и вниз,
  Шаг ступил на ледник и сник,
  Оступился и в крик,
  Значит, рядом с тобой чужой,
  Ты его не брани - гони,
  Вверх таких не берут и тут
  Про таких не поют.
  Если он не скулил не ныл,
  Пусть он хмур был и зол, но шёл,
  А когда ты упал со скал
  Он стонал, но держал.
  Если шёл он с тобой, как в бой,
  На вершине стоял хмельной,
  Значит, как на себя самого,
  Положись на него.
  Значит, как на себя самого,
  Положись на него.
  (В. Высоцкий. Песня о друге)
  Вечер подошел к концу. Занавес закрылся. Зрители потянулись на выход, к своим мелким и крупным корабликам, что стояли на привязи у ресторана. Завтра нас ждет еще целый день покоя и мира. А там... Будет видно.
  
  Начался день с грохота. Бравый молодой кок гонял непослушного официанта, а тот не желал с самого раннего утра работать. Совсем. Да причина тут была в принципе то не в утре, а в самом работнике, но он сам виноват, не надо давать "шальные" залпы по бывшему пирату Зеффу. После такого пробуждения завернуться в одеяло и продолжить сон уже не дал организм, твердо велевший ползти в санузел и вообще вставать. Пришлось подчиниться и начать свой утренний моцион. Растяжка, разминка, прогулка, тренировка... За завтраком я все еще был один. Потом была работа - бумаги. И лишь ближе к полднику
   я вновь встретился со своими будущими товарищами. Они как раз обедали.
  - Дорогой Санджи! - проворковала Нами. - А мне так хочется свежего фруктового салата! Но ведь у вас же нет мандаринов... - она выглядела, словно котенок, что заблудился вдали от мамы.
  - О моя прекрасная Нами-суан! - растекся любвеобильный кок. - Я найду их хоть из-под земли!
  - Ты мой герой! Спасибо! - почти заключила она его в объятия. В последний момент, с коварством на лице, она подалась назад, позволяя коку просто шлепнуться на пол. Оттуда, что-то нечленоразборно бормоча, он стек куда-то в сторону спуска на кухню.
  - И давно она так третирует бедного паренька? - осведомился я, присаживаясь к ним за стол.
  - Одно объятие утром и все, - пожал плечами Усопп. - Дальше все как сейчас.
  - Ведьма, - в какой раз вздохнул Зоро.
  - Не стоит шутить с милой принцессой, у которой появился настоящий рыцарь! - хихикнула девушка. Весьма довольно, надо сказать.
  - Это ты-то принцесса?! - скривился Зоро. - Да Усопп и то большая принцесса, чем ты!
  - Ой! - возмутился кудрявый парень.
  - В таком случае кто будет его рыцарем? - осведомился я. - Зоро, ты как скажешь, то страшно становится.
  - Мне это часто говорят, - фыркнул мечник.
  - Не в том смысле, что я сейчас. Поверь. Сейчас мне страшно за наше моральное здоровье. Не хочу видеть Усоппа в ярко-розовом платье принцессы и рядом со сверкающим рыцарем в доспехах или без.
  - Ой!! - уже ощутимее дернулся лгун.
  - Пх! - чуть не сплюнул свое извечное саке мечник. - Я не это имел в виду!
  - Возможно, но сказал ты именно это, - кивнул я.
  - А это могло быть мило, - продолжила хихикать девушка.
  - Так вот какие наклонности у нашего навигатора, - припечатал Зоро.
  - Бедный Санджи! - не упустил возможность внести свою пару копеек и я.
  - Собаке - собачья смерть! - вот они, корни вечной вражды двух шляп. Заодно тему перевел.
  - Собака? - вновь впал в замешательство Луффи. Едва появился и тут же оказался в глубокой задумчивости.
  - Просто надо пользоваться всеми возможными благами, мальчики! - Нами, словно в честь этого, подняла свою чашечку с чаем.
  - Ну точно ведьма!
  - Повторяешься, Зоро, - девушка мечтательно отпила из чашечки.
  - Мы лицезреем момент появления королевы и ее преданного раба, - ситуация веселила и меня.
  - Королевы? Раба? - Луффи скоро уйдет в полный аут.
  - А мне нравится этот титул, - задумалась Нами.
  - Ты сейчас попадешь в ситуацию, что и Зоро. Это опять же слишком двусмысленно в нашем времени звучит.
  - Двусмысленно? - удивилась девушка. Буквально на секунду. Потом до нее дошло, что имелось в виду. А Зоро таки успел проглотить свое саке. Сейчас он уткнулся носом в стол.
  - А вот теперь и я не понял, - явил нам круглые глаза Усопп.
  - Ну это со временем, я тебя уверяю! Появится девушка и она тебе расскажет.
  - Девушка?! У... у меня есть госпожа Кая! - едва ли не выпалил он.
  - Еще одна госпожа? И ты Усопп? А такой молодой и непорочный... - и глаза пошире раскрыть. Со стороны мечника донеслось хрюканье.
  - Да вы, мистер Хоенхайм, мастер по словам, - на ее лица почему-то появилась тень задумчивости.
  - Я торговец, - развел я руками. - Слова - это мой хлеб. Равно как ваш, это умелые ручки.
  - Мистер Хонехайм! - воскликнула Нами, когда Зоро чуть под стол не сполз.
  -Туше! - засмеялся я. - Вот так просто можно создать любую атмосферу. Всего парой двусмысленных фраз, что были аккуратно растолкованы слушателям.
  - Да объясните мне в чем дело! - воскликнул Усопп.
  - Как я уже сказал, мой юный кудрявый друг, ты слишком молод и невинен. Но как-нибудь, при случае, я тебе все разъясню. На каком-нибудь процветающем острове. С преферансом и сопутствующими производными.
  - А Луффи? - с интересом спросила девушка-воровка.
  - Одну минутку! - я склонился к его уху и кое-что недолго шептал.
  Реакция Луффи была шедевральной. Сперва удивленный взгляд на Нами, затем в потолок, затем он весь налился пунцовой краской, а затем на реактивной тяге из носа улетел на пол. Зоро таки сполз под стол. Нами зааплодировала, а Усопп начал о чем-то догадываться. Надеюсь не догадается, ведь такой интересный опыт сорвется.
  - А я еще и вышивать умею... - деланно смутился я. - Хотя нет, не умею.
  - О моя богиня! - донеслось от кухни. - Твое желание исполнено!
  Любовный вихрь помчался к нам.
  - Санджи нет! - кинулся ему на перехват Луффи. - Нет! Ты не знаешь, на что соглашаешься! - стол грянул хохотом. А Санджи и бедный Усопп непонимающе смотрели на это буйство. Хотя стоило эмоции вырваться, как голова Луффи таки включилась. - Или это все-таки не так плохо? Ох уж эти вопросы! Наверное все-таки можно... Но ты держись! Главное не сдавайся под ее командование так просто!
  - Мистер Хоенхайм, - глаза его сощурились. - Что вы с ними сделали?
  - Я? Да я вообще! Сижу себе, починяю примус! - ангельская невинность на моем лице никого не обманула.
  - Так. - Он немного задымился
  - Ну не все же только сестренкам моим над тобой потешаться. Я с ними проводил времени на порядок больше твоего. Так что это все их дурное влияние!
  - Сестренок? - заинтересовалась Нами. Именно при их упоминании Санджи словно сдулся.
  - Две прекрасные и жестокие королевы... - простонал он.
  - Ха... - протянула девушка. - Королевы?..
  - Нет Нами-суан! - почти пропел он. - Нами-суан богиня! Морская богиня! Не просто, а целая!!
  - Да-да, но есть еще и королевы... - ох эти нотки в голосе... Санджи попал в руки новой королевы. Только в отличие от прошлых двух эта меры не знала. Равно как и жалости к своим благодетелям.
  - Они ни в какое сравнение не идут с вашей красотой, о моя богиня! - возопил кок.
  - Я это передам Мире, Санджи. Или лучше Коне? Они оценят! - я был самим злом!
  - Гх! - скривился кок, как от удара.
  - А ведь они тебя, казалось, отучили от таких фраз... - протянул я.
  - Фью! - Санджи схлопнулся на кухню.
  - Хорошо пошел! - присвистнул Зоро.
  - Я уже начинаю бояться этих неведомых сестренок, кто бы они не были, - пробормотал Усопп.
  - Мира... Кона... Сестренки... Не ужели!? - воскликнула Нами. - Мирабель и Конфу Гассиез?
  - Ну да, - несколько обескуражено кивнул я. Не ожидал такого напора.
  - Это ведь та самая Мирабель, что иначе чем королева финансов и инвестиций Ист Блю не именуемая! Настоящая! Самая-самая! Богатейшая промышленница Ист Блю!
  - Ну... наверное... - Вот теперь в ступор впал и я. Я конечно знал о манипуляциях с акциями и вкладами, что вытворяет Мира. Как знал, что и деньги компании вложены в это не малые. Но чтобы все было настолько значительно? Вот что значит, видя положительную отчетность, совершенно не занимался этой сферой. Углубился в свои технические и политические игры.
  - Ах! И ее сестра Конфу, лучший администратор четырех морей! - девушка разве что физическое блаженство от этого не получила. Кона тоже засветилась? И это с ее-то фанатизмом к полетам? Когда и как?
  - Ну, тогда прекращаем пиратствовать и идем работать? - как-то язык это сам произнес, без участия головы.
  - Не переманивай моего навигатора! - тут же среагировал Луффи. А вот девушка резко посерьезнела и погрустнела.
  - Воровку у пиратов в такую серьезную организацию не возьмут, - вздохнула Нами и как-то вяло ткнула свой салат.
  - Перед тобой сидит чуть ли не директор "Шляпок Зебры", балда! - фыркнул Зоро. А когда на него удивленно посмотрели почти все здесь присутствующие, добавил смущенно: - Читать надо между строк газеты! Это мне один из его боевых капитанов рассказывал. Тот, с которым мы неплохо выпили и пиратов раскидали.
  - Так вот откуда ты так близко знаком с моими "Шляпами"
  - Твоими? - озадачился Луффи, когда понял, что его навигатора никто не переманивает.
  - Моя компания называется "Шляпки Зебры". Твои пираты, "Соломенной Шляпы". Мои и твои шляпы, - я улыбнулся.
  - А! - кивнул Луффи. - Магические Шляпы! Их несколько!
  - Небось и не один раз ты с ним пил, - хмыкнул я, прикидывая, кто из моих капитанов мог являться тайным товарищем Зоро. На Луффи с его непониманием просто плюнули - Усопп есть, что тщательно ему объяснять все стал.
  - И даже не с одним, - не остался мечник в долгу. - Мы тогда хорошо повеселились. Правда те пираты были слишком слабыми. Нам даже пришлось соревноваться, кто их брать будет. Но меня перепить сложно, - словно в доказательство он приложился к своей бутылке, опустошая ее до дна.
  - Звучит, как вызов, - усмехнулся я.
  - Хочешь рискнуть? - улыбнулся Зоро своей недоброй улыбкой.
  - Не сейчас, - поднял я руки, как бы сдаваясь. - Но как-нибудь точно.
  - То есть известный боевой капитан "Шляпок Зебры", оказывающийся на самом деле их генеральным директором, серьезно плывет с простыми пиратами? - вдруг спросила Нами.
  - Как-то так, - пожал я плечами. - У меня свои цели. Равно как и у каждого здесь. И пока они не исполнятся, дороги назад мне нет.
  - Что же это за цели? - сощурился Усопп, устав втолковывать Луффи его неправоту.
  - Простая, парень. Очень. Узнать правду этого мира. Его истинное лицо.
  - Истинное лицо? - не понял Усопп.
  - В любой системе должно быть основание. База, на которой основывается ее существование. Как голова для живого существа, или короля и закона для государства. Но в нашем мире заседает некое мировое правительство, что состоит якобы из глав стран, существующих в мире. И по законам сущестования систему, эти главы должны управлять всем мировым порядком общества. Им подчинен такой великан, как морской дозор. Им противостоят дезорганизованные пираты и немногочисленные силы революционной армии. Но в общем и целом это система. И как система, она должна иметь какую-то цель. Вот найти эту цель и есть мое желание. Ведь если целью существования общества являются люди, то почему у всех компаний, что пытаются вырасти и дать людям пользу всегда в определенный момент находят пиратскую или революционную стезю и уничтожают. Если же не люди, то спрашивается, какого черта? Почему мы должны жить в системе, которую создали против нас? И кто за ней тогда стоит? Те кто управляют своими странами? Вряд ли, вот мой ответ. Есть что-то чего я не знаю и не понимаю, но что активно хочет раздавить меня и мою компанию в Ист Блю. А я с этим категорически не согласен.
  - Уничтожить? - Санджи вновь был среди нас.
  - Я тебе рассказывал недавно про ту битву, что могла подвести крест под весь мой боевой и, впоследствии, торговый флот. Так вот, начинаясь с безумной халатности дозора, позже она поставила себе цель - уничтожение конкурентов морского дозора. Компании "Шляпки Зебры".
  - Вы конкурируете с дозором? - удивился Усопп.
  - Мои бойцы ловят пиратов и очень активно. Особенно тех, за кого назначены награды.
  - То есть и нас? - дернулся Усопп.
  - А есть основания? - я лишь усмехулся.
  - Ну, мы пираты...
  - И много вы детишки награбили и убили мирных жителей?
  - Мы вообще не собираемся этого делать! - жарко вскинулся кудрявый парень. - Правда ведь, Луффи?
  - Ага! - лишь на мгновение, но взгляд парня стал серьезным. Правда отвечал он вновь в своей глуповатой манере. Зоро лишь усмехнулся а Нами внимательно посмотрела на своих товарищей. В ее голове такое наверное никак ужиться не могло. - Моя цель One Piece! Зачем мне убивать мирных жителей?
  - Что и требовалось доказать, - я хлопнул в ладоши. - Ну а теперь, не пора ли нам подкрепиться? Санджи! Я хочу ту прекрасную кальционе, что ты готовил третьего дня. Ту, с двумя сырами и розмарином. Ох и прекрасна она была!
  - Принято, - почти на автомате сказал повар и уткнулся в два требовательно-просящих взгляда. - Три кальционе. И постарайтесь расплатиться за них, никчемные пираты! - вздохнул белобрысый будущий член команды и ретировался на кухню.
  - А еще саке и сырных шариков! - догнал его в спину окрик Зоро. Почему-то сырные шарики он ел уже какой раз в этом ресторане. Неужели за коркой жестокого мечника скрывалась нежная натура любителя вкусненького? Хо-хо! Какие перспективы!
  
  Вечер прошел весело и сумбурно. Песни, пляски, еда и вино. Подогреваемым безудержным веселым безумием главной шляпы, народ практически сразу втянулся на танцевальную площадку. До поздней ночи по всему ресторану лилась музыка. Мне в компанию нашлось даже трое музыкантов: один сел за фортепьяно, оперативно выкаченное к сцене, и еще двое также были странствующими музыкантами, игравшими на саксофоне и скрипке. Не хватало лишь ударных, но их заменяли танцующие и хлопающие посетители. Ночью все стихийно затихло - народ просто начал устало расходиться по своим кораблям. Следом за народом и музыканты отправились отдыхать. Ну и под конец, пришла пора поваров, закрывавших заведение. После такого вечера даже повара решили отоспаться, потому проснулся я сам, не от криков, а потому что время уже было ближе к полудню. Ну, как говорится, ничего не предвещало беды. На утренней разминке ко мне присоединился Зоро, правда с ходу взявший вполовину большую нагрузку (надо бы мне свои боевые навыки подтягивать: мечник я, или кто? Хоть и без меча, но ведь самурай без меча...) Плотный завтрак, бумаги, которые мне мешали перебирать в общем зале, без устали интересуясь что это, зачем и как (что Нами, что Усопп - явно видно ребята стремятся что-то узнать новое). И, в общем, покой моей каюты, где, вновь обложившись бумагами, я вышел на связь с паном и Мирой.
  - Приветствую тебя. О дух! - с ходу взяла за рога полюбившуюся последнее время шутку Мира.
  - Зачем ты призвала меня в этот мир, темная колдунья! - это может показаться странным, но такой стиль речи в нашей ситуации был обоснован: перехватывающие улиток разведчики дозора зачастую были глуповаты, чтоб понять смысл передаваемого. Это делалось осознано, чтобы всю аналитику выполняли офицеры, специально для этого подготавливаемые в академии и меньше расходилось левых разнотолков. А так был велик шанс, что они испугаются и ничего не передадут. Загробные духи и колдуньи в поверьях могли очень многое, от известного "в печку", до вечной импотенции вкупе с наплывом красавиц в повседневной жизни. Последнее, порою, было даже менее гуманным.
  - За твоим анализом проклятого гроссбуха!
  - О мучительница! Твой анализ был правильным! Затратная часть по третьему кварталу слишком велика! А ее резкое снижение в четвертом подозрительно! Надо проверять на месте! И не кому-нибудь, а настоящему летающему ананасу!
  - Я приму твою информацию, дух!
  - Я рад, о ведьма, что неожиданно оказалась всемирно известной! И зачем тебе теперь всякие духи только?
  - Известность это лишь мала толика моего могущества, дух!
  - А большая, это правильно вложенные чужие активы, о части дивидендов которых ты никому не сообщаешь?
  - Какие такие дивиденды? Ты о чем, Дух? Я совершенно честная, черная и злая ведьмочка, а не какая-то там пуфыфтое няко!
  - Тогда для дальнейшего анализа экономических тенденций, прошу дополнительно представить мне аналитику и сводку по рынку акций пяти морей!
  - Слушай дух, ну что ты сразу!.. - пошла Мира на попятный.
  - Ведьмочка моя дорогая! Если бы я сразу, то ты бы уже с голой попой лежала у меня на коленях. И по попе этой я бы прохаживался своим любимым ремнем с бляхой в виде пирожного.
  - О, дух! - голос в момент сменился на преувеличенно игривый. - Я не привыкла быть в "М" ролях. Но если ты настаиваешь...
  - Настаиваю. Со всей отчетностью и статистикой. Сколько где и на чем. Тоже мне, в кармашек откладывает и отдельно играет на курсах в параллели с компанией.
  - Нет, ну а что такого то! - теперь уже возмутилась улитка голосом Миры. - Свои собственные зарабатываю!
  - Тебе дословно объяснить терминологию понятий хищение и коррупция?
  - Да я!..
  - Без я! - оборвал я ее. - Понимаю, пришла бы ко мне с чашечкой кофе на подносе да созналась бы во всем. Стала бы своим пуфыфтиком быстро и полюбовно. Но я-то узнал от сторонних людей и из газет! А завтра я что узнаю? О твоем новом муже и его претензия на кресло в правлении? Так дела не делаются! Дух духом, но воскреснуть планирую я до второго пришествия уж точно!
  В разговоре затянулась пауза. Лишь открытые глаза улитки давали понять, что связь еще держится.
  - Он прав, ведьмочка. Пора тебе вновь становиться белой и пушистой, - прервал тишину пан. - Тебе всегда доверяли больше других, а ты решила скрытничать. Это не хорошо.
  - Да-да, устыдили! - всплеснула руками королева финансов "Шляпок Зебры". - Виновата!
  - Ну, раз признала, то вопросов больше не имею. Вопросы будут... - я оборвал себя на полуслове и уставился в окно.
  - Эй дух, что случилось? - забеспокоилась улитка голосом пана. - Дух?
  - Эй! Что ты там мне еще хотел пожелать, а? - недовольно, но тоже обеспокоено добавила Мира, когда спустя минуту в моей комнате все еще стояла тишина.
  - Живые, вы не поверите! Помните я рассказывал про печальную судьбу недобитков Крейга? Я сейчас имею честь наблюдать второй флагман Флибустьера, что стал потом флагманом Крейга. В очень дерьмовом состоянии. То что он плывет в нашу сторону, это явно удачное стечение обстоятельств. Живые, слушай мою команду. К ресторану Баратье по пятой точке нахождения, отправить флот из двух боеспособных кораблей и одного транспортно-ремонтного судна. Чую сейчас тут будет весело!
  
  Я поспешно переодевался - право слово выходить на бой с серьезным противником в утреннем халате, это несколько неуместно. Пару раз из-за спешки запутался в рукавах, едва не продрав их своими кинжалами. Но спустя не полный десяток минут я вышел из комнаты и направился по центральной лестнице вниз. Главное было себя сразу не засветить.
  Подоспел я явно не к началу, но момент был впечатляющий: Санджи, с распростертыми руками и мечательной полуулыбкой был окружен коками с пистолетами в руках. Все оружие целилось в него, а он стоял и просто ждал.
  - Если человек голоден, то его следует накормить. Это то, что делают коки. Разве не так? - спросил он своих братьев по ремеслу. Ответом ему стал Патти, без всяких ухищрений, сзади, давший отведать ему тумака. Я говорил про ручищи Патти? Нет? Ну они были не меньше его туловища каждая, а кулаки были способны пробивать обшивку корабля. Внутреннюю. То, что лишь на пару мгновений глаза белобрысого кока закрылись, была виновата привычка спорить с Зеффом и его трубой в шляпе. Обычного бы человека такой удар бы свалил н недельку в реанимации.
  - Держите его! - сквозь зубы процедил Патти. После чего, держа в руке нечто обвернутое покрывалом, встал в позу важного типа и ткнул в поверженного кока пальцем: - Санджи! Я знаю, что ты иногда кормишь тех людей, что я выгоняю. Не знаю, кто из нас поступает правильно. Но в этот раз ты совершил ошибку! Тебе надо поумнеть! И я собираюсь спасти наш ресторан. К счастью, наш враг - Дон Крейг, еще пока один. У него нет шансов против нас всех! - Интересно, как часто сам Крейг такое слышал? С неизвестного свертка слетело покрывало, явив миру что-то длинное и относительно похожее на оружие. - Этот морской ресторан ежедневно принимал пиратов. Так что мы готовы к любому клиенту! - это нечто оказалось ручной пушкой. Пушкой в виде лобстера. Ох уж этот Карне со своим свободным временем... - После еды попробуй этот железный десерт! Пуля Гастрит! - на одном дыхание прокричал Патти, спуская крючок. Огромный заряд понесся к пирату. Взрыв и облако дыма заполнили дверной проход.
  - Черт, я снес нам дверь! - пожаловался Патти. - Хозяин башку оторвет!
  - Это маленькая цена за защиту корабля, - пожал плечами Карне, который эту самую дверь потом и будет ремонтировать.
  - Что вы будете делать с оставшимися пиратами? - мрачно спросил Санджи, все еще удерживаемый коками.
  - Хм, думаю можно облить корабль маслом и поджечь! - осклабился Патти. Всем известно было, что это было любимое развлечение пиратов Крейга.
  - Думаю это твое лучшее блюдо, третьесортный кок, - прервал диалог "победителе" голос у двери. - Какой ужасный десерт! Это худший ресторан в котором я когда либо был!
  В дверях стоял высокий и мускулистый мужик, которго так и хотелось назвать термином брутальный, с присыпанными пеплом голубыми волосами и в ярко блестящей золотой многосоставной кирасе, с меховыми оторочками и красным подбоем плаща. После этого образа Дон Крейга, мне казалось, что я видел почти все. Нужно лишь найти розовую пони, что любит тортики веселье и магию дружбы...
  - Это просто броня! Вперед! - не получилось пушкой, мы вскроем его консервным ножом! Вот логика достойная поваров! И она была наказана. В руках, с двух боков, на плечах под щитками, появились пистолетные дула, что разом, непрерывно, открыли огонь. Как он их перезаряжает, я не спрашиваю. Но эффект был неплохой - Крейг ранил многих, но не убил ни кого. Еду то его людям еще не принесли.
  - Молчать! Вы, жалкие букашки, повинуйтесь мне! Я самый сильный! Мое стальное оружие самое могущественное! А мое тело из стали невозможно пробить! Мой алмазный кулак сокрушает все на воем пути!А по всему моему телу скрыто различное оружие! Мой флот состоит из 50 кораблей и 5000 человек! Я выиграл все сражения, в которых участвовал! Я один, кто достоин управлять таким флотом! Если я говорю, вы подчиняетесь! Готовить - и вы мола готовите! Никто не смеет мне перечить!
  У кого-то крайне завышенное чувство собственной важности.
  Бах!
  Перед надрывающимся "голубеньким" громыхнул, с него размерами, мешок. Пират в миг заткнулся.
  - Хозяин Зефф! - то ли умоляюще, то ли обреченно крикнул кто-то из персонала.
  - Здесь еды примерно на сто человек. Отнеси это к себе на корабль.
  - В-вы сказали Зефф? - спал с лица Крейг.
  - Хозяин, что вы делаете? Если вы их накормите, то они нападут на нас же!
  - Вы думаете у них есть еще желание сражаться? - хмыкнул шеф-повар Баратье. - В конце концов они бежали дважды. Сперва с Ист Блю, а затем и с Гранд Лайна.
  - Невозможно! - нет, а с чего по вашему у него такой корабль потрепанный, а? Невозможно! Пф!
  Только теперь я заметил сжавшегося у своего каптана в ногах и дрожащего от одного названия Гина. Кажется у знаменитого Демона Ист Блю появилась фобия.
  - Так ты "красная нога" Зефф?! - Не знаю, был ли пират поражен, или возбужден от такой информации. Но с собой он правился быстро. - Так ты еще жив, человек некогда бывший одновременно и коком и капитаном пиратов.
  - И что с того, что я жив? - общение со мной Зефу не пошло на пользу. Сейчас он говорил с тараканом. Большим, говорящим тараканом. А за тапком было тянуться лень. - Ну жив. Ну работаю здесь, и что?
  - Ты стал поваром, по всей видимости, не по своей воле. Человек, что одними ногами...
  - Да-да, - недовольно дернул своими усами шеф-повар. - Именно. И металл гнул, и камни ломал. Слышал уже. - Мне почему-то вспомнился мой ученик, что затаенно восхищался этим человеком. И допрашивал его о приключениях каждый раз, как видел. Зефф его уже как Санджи порою воспринимал. Трубой по крайней мере лупил также. - Но быть владельцем ресторана я хотел всегда.
  Крейг такого не ожидал. Не разрыв шаблона, конечно, но небольшой ступор ему был обеспечен.
  - Значит возможность драться ты потерял, - наверное для него это была перезагрузка. Главное, что волновало Крейга, это сила его, врагов и нажива.
  - Зато у меня есть две руки и я не потерял возможности готовить! - фыркнул Зефф и развернулся. Собеседник его е интересовал. Если спросить меня, то реши Крейг проявить свое неудовольствие прямо сейчас, и тут оказалась бы втоптанная в пол золтоая консервная банка. Потерял ногу? Почти двадцать лет назад? Знаменитый пират, чье имя было известно на пяти морях? И не восстановил свои способности, даже оказавшись на деревяшке ниже колена? Не смешите меня!
  - Твой судовой журнал! Ты пробыл в этом гнезде демонов, на Гранд Лайн, год! И вернулся оттуда без единой царапины! Отдай мне свой судовой журнал!
  - Ого! - сбоку, меж столиков, оказывается и Луффи стоял. - Вы были на Гранд Лайн!?
  - Да, был, - Зефф вновь дернул свои усы и повернул в сторону наглого голубоволосого лишь голову. - У меня есть журнал. Но я не дам его тебе. Это моя и моих товарищей память и гордость. Тебе это будет слишком жирно!
  - Тогда я отберу его силой! - прорычал Крейг. - Да, я потерпел неудачу на Гранд Лайн, но даже после этого я все еще самый сильный человек! У меня было достаточно сил и людей, чтобы пройти по пути, от которого бросает в дрожь всех слабаков. Мне не хватило лишь информации! Я не знал, что делать. Но теперь я заберу твой судовой журнал и этот корабль!
  Эту сцену фарса про "мы не дадим "вам" это сделать, это наш любимый ресторан и корабль" и "я самый чоткий перец на районе, а ну все заткнулись, или нашпигую свинцом", я решил пропустить. Ну право слово, они повторялись. И чую уже не первый раз! Все равно смелости у коков ыйти на смертный бой пока не было - они чувствовали, что они слабее в принципе. Правда в этот раз Крейг спустил один неведомый крючок. Он упомянул, что станет королем пиратов и добудет One Piece. Тот самый кусок, что встает горлом уже не у одного поколения пиратов и дозорных. И это человек, что вылетел с не самого опасного моря всего лишь за одну неделю. Нет, ну разумеется не самый худший результат.
  - Погоди! - палец нахмуренного Луффи уткнулся в золотого броненосца. - Королем пиратов стану я!
  - Помощник! - закричали коки в панике. - Молчи придурок! Иначе он убьет тебя!
  - Я не могу отступить. Не сейчас, - на лице Луффи святилась абсолютная уверенность в своих словах. Это была не мантра и не самоубеждение. Это была цель.
  - Ты что-то сказал, пацан? Я могу сделть вид, что ничего не слышал, - голос Крейга наполнился презрением.
  - Не надо. Я сказал правду.
  - Это не игра! - рыкнул Крейг, когда ушат его презрения разбился об уверенно скрещенные руки парня.
  - Это уж точно.
  - ... Молчи трус! - слишком громко одернул Усоппа Зоро. - Луффи, ты собираешься драться? Помощь нужна? - Зоро сидел со свей любимой катаной в руках, а Усопп готовый отпрыгнуть подальше в любую секунду. Рыжеволосой воровки нигде видно не было. Видимо ушла воровать.
  - Зоро, Усопп, вы еще здесь. Нет, просто смотрите, - глянул на них капитан шляпок.
  - А-ха-ха-ха-ха! - внезапно расхохотался Крейг. - Это твои товарищи?! Какая большая команда!
  - Это еще не все, у меня в команде еще трое! - честно признался Луффи, подняв три пальца.
  - Эй! Ты и меня посчитал, да? - обреченно или недовольно, кто его теперь разберет, спросил с пола Санджи.
  - Не шути со мной, пацан! - взорвался синевласка, - Из-за нехватки информации или нет, но мой флот с 5000 человек был разрушен за какие-то жалкие семь дней! Это море сущий ад!!! - по залу, все еще, кроме коков, полному посетителей, прокатились шепотки. Сказанное им было несколько... обескураживающим. - Хватит хвастать! Я не люблю таких людей! Если ты сейчас же не заткнешься, то я убью тебя в мгновение ока!
  В зале воцарилась тишина. Тишина заставившая разъярившегося пирата сбавить обороты. Или это Зефф виноват, громко простучавший своей деревяшкой, спокойно двигаясь к лестнице.
  - Хорошо, - он одной рукой поднял огромный мешок с едой. - Я дам вам немного времени. Я отнесу это на свой корабль и накормлю своих людей. А потом я вернусь. Советую всем, кто хочет остаться в живых покинуть к этому моменту корабль. Единственное, что мне нужно, это корабль и журнал. Ну а если вы хотите умереть напрасно, что ж... Я устрою вам похорон в море. Сделайте правильный выбор.
  С этими словами он развернулся и удалился из зала. Огромная фигура в меховом плаще, с огромным мешком, заняла почтти всю арку высоких двустворчатых дверей. Он все е был огромен.
  Вот теперь народ рванулся. Сметая на своем пути друг друга, до того галантно сидевшие клиенты превратились в обезумевших животных, что неслись прочь от огня. Лишь несколько крупных семей, подчиняясь волевому жесту главы семьи сидели на своих местах. Они покинули зал последними, оставив на своих столах стопки денег. Эти людю вызвали мое глубокое уважение.
  Остались в зале лишь коки, шляпы да все еще причитающий на коленях Гин.
  - Прости меня Санджи! Я не знал... Я понятия не имел, что так выйдет!.. Я... - доносилось от него.
  - Заткнись и хватит извиняться, сопляк, - оглядел еще не попавший в битву, но уже со следами разрухи, зал шеф-повар Баратье.
  - Хозяин?..
  - Коки на этом корабле действовали согласно своим убеждениям
  - Хозяин! Почему вы всегде покрываете этого балбеса Санджи?! -взорвался Патти.
  - Точно! Это все из-за этого балбеса! - подтянулись остальные коки. - Он пытается разрушить ваш любимый ресторан! Эй, Санджи! Ты все это наломал, чтобы стать главным коком, или ты просто сошел с ума?!
  - Тихо, идиоты! - рявкнул Зефф, наводя моментальный порядок. Он вздохнул. - Вы когда-нибудь находились на грани смерти от голода? Кто-нибудь из вас знает, каково это? И как это страшно находиться посреди моря без еды и воды!?
  - Хозяин? Что это значит? - стушевались коки, под предводительством шумного Патти.
  - Если у вас с этим проблемы, почему бы вам не уйти через задний вход?
  Точка в этом споре была поставлена. Либо вы с нами, либо мы друг друга не знаем. Просто и честно. Одно решение и все.
  - Я-я останусь и буду драться! - поднял свой далеко не боевой трезубец Патти. - Я не смогу жить с мыслью что я убежал!
  - Я тоже, ведь то место моей работы! - вот эту логику мне было понять несколько труднее. Нет, как работодатель, я конечно был бы такому рад, но вот просто как человек... Дом, семья, страна, родина, идея... Но работа!
  - И нам больше некуда пойти! - а это уже проще.
  - Чт... Что вы делаете! - встрепенулся Гин. - Разве вы еще не поняли, как он силен? Дон Крейг! Бегите пока можете!
  - Гин - Санджи закурил. - Послушай. Мое кредо это кормить голодных людей. Но теперь мы оворим о здоровых и сытых ребятах. Так что и не проси, я не собираюсь жалеть твоих дружков. А если ты попытаешься захватить наш ресторан, то я убью тебя без сожалений! - искусству взгляда малыш учился у своего "приемного отца". Гин аж потом покрылся и с лица спал. - Понял?
  - Гр!! - буркнул Патти. - Вначале ты ему помогаешь, а потом угрожаешь убийством. В чем смысл?
  - Заткнись балда! - огрызнулся Санджи.
  - Просто Санджи у нас девочка-яндере. Сперва мило улыбается и помоает, а затем жестоко убивает в темной кладовой, - я неспешно спускался по лестнице вниз.
  - Ха?! - возмутился беловолосый кок.
  - О! Мистер Хоенхайм! Вы еще здесь! Быстрее уплывайте, здесь теперь не бзопасно! - захлопотал Патти. Все-таки внутри он душка. Пусть и слишком духаристая.
  - Патти, ну не могу же я не посмотреть на разгром своего давнего врага?
  - У тебя есть какие-то конкретные предложения, Хоенхайм? - Зефф как и всегда больше бурчал, нежели говорил.
  - Ну самое простое, это поднять парус и дать деру, пока нас так любезно отпустили. - вокруг зазвенела тишина. На меня смотрело множество вылупившихся глаз. - А что? Никто не заметил, что у мистера золотая шкурка проблема с парусным вооружением? Да и вообще если его корыто и способно плыть дальше, то не далеко и не долго.
  - Эй! Он сильный! Я хочу с ним сразиться! - взбунтовался такому Луффи.
  - Ну так мы и останемся. Твоя команда, я, и вот этот беловолосый, что заварил всю кашу. Задерживать врага. Корабль то у вас есть. А через три-четыре часа к нам приплывет подмога в виде двух боевых кораблей моей компании и двух сопровождаемых транспортников. За это время ты измолотишь этого громилу, как захочешь. А коки не пострадают, все-таки пираты Крейга сильны.
  Бабах!
  Карне и несколько коков кинулись к окну.
  - Не получится, мистер Хонхайм. Он сцепил корабли.
  - Тц! А идея была хорошей... Ладно. Патти, а сколько у вас ружей и пистолетов?
  - У нас их нет, мистер Хоенхайм. Дозорные, будь они неладны, отобрали все запасы в прошлом месяце.
  - Очередной глупец, по типу известного нам Фуллбоди, - я вздохнул. Нет покоя в наших морях... - И то не так, и се не эдак. Ладно, надо подумать тогда.
  - Эй Гин! - ем временем крикнул через весь зал Луффи. - Ты сказал, что ничего не знаешь о Гранд Лайне, при том, что даже был там?
  - Я там был, но я ничего не понял! - вновь спрятался за руки пират. - Я не могу понять, что произошло на седьмой день путешествия по Гранд Лайн. Он... Он пришел из ниоткуда!.. Я просто не могу поверить, что наш флот в 50 кораблей был разруен одним человеком!
  - Что!? - дернулся капитан шляпок.
  - Не может быть! - почти повторили его движение коки.
  - Пиратский флот был разршен одним человеком?!
  - Прежде чем мы поняли, что происходит, наши корабли начали тонуть один за одним. Если бы не начался шторм, то наш флагман тоже был бы потоплен. Я даже не знаю, сколько наших кораблей осталось. Это было настолько ужасно, что я не хочу верить! И я хочу забыть этого человека! - патетическая пауза. Гину надо было отдышаться и хоть немного вылезти из-под рук. - С глазами, наполненными ненавистью и острыми подобно соколиным!
  Вот теперь проняло и Зоро. Ранее усмехавшийся над ситуацией лениво оперев подбородок на руку, он теперь был собран и серьезен.
  - Тогда. Похоже это был "соколиные глаза". И хотя одни лишь глаза - совершенно не подтверждение, но судя по всему...
  - Это был он, - невольно я тоже подключился к беседе. - Согласно сводке дозора за последний месяц, на Гранд Лайн, в первой его половине, нет более никого с такими приметами и способного уничтожать корабли самолично.
  - А это вообще нормально, уничтожать так корабли? - немного обалдел от такого Патти.
  - На Гранд Лайн много таких людей. А на его второй половине, каждый хоть сколько-то стоящий такой.
  Вот теперь сглотнули все.
  - От-ткуда т-ты это знаешь?! - ткнул меня пальцем Усопп.
  - Я был там, - пожал я плечами. - Все офицеры дозора обязаны учиться в офицерской школе возле Мариджоа, столицы мира.
  - Луффи! Давай не поплывем на Гранд Лайн! - возопил Усоп сей же момент.
  - Таких много... - в пол голоса протянул Луффи и расцвел безумной улыбкой. - Я хочу встретиться с ними!
  - Как только порубим этого Крейга, обязательно, - усмехнулся Зоро. - Кажется мне судьбою было велено плть на Гранд Лайн. Ведь Он там!
  - Соколиные глаза? А кто он? - поинтересовался Усопп.
  - Тот человек, которого я ищу. Моя цель, - откинулся Зоро на спинку стула.
  - Такой сильный, что уничтожил весь ваш флот? У этого парня какие-то проблемы с вами?
  - Я не знаю! Я не помню! Все произошло слишком быстро!
  - Возможно вы его разбудили, - пожал плечами Зефф.
  - Даю тысячу, что ему было скучно, - не удержался и я.
  - Заткнитесь! Вы серьезно думаете, что он напал на анш флот из-за этого?! - взъярился Гин.
  - Не нервничай, это был лишь вариант. Я просто хотел объяснить тебе, что такое Гранд Лайн. - дернул себя за усы Зефф.
  - Именно так большинство драк там и случатся. Равно как и большинство величайших битв, - поддакнул я.
  - То есть там случается совершенно все, что угодно... - протянул Луффи. - Хочу поскорее туда!
  - Вы ребята точно придурки, - фыркнул Санджи. - Иете прямо к своей смерти.
  - Сказал точно такой же, - я постарался быть тихим, но почему-то это получалось крайне сложно.
  - Что?!
  - Может ты и прав, - ответил ему Зоро. - Но назвать мен придурком, это уже слишком. Я поставил свою жизнь на кон чтобы стать сильнейшим фехтовальщиком в мире. Так что единственный, кто может назвать меня придурком, это я сам.
  - Ага! И я! Я тоже! - радостно поднял руку Луффи.
  - И-и я конечно! Я ведь герой! - в лоб Усоппа тут же приетела рукоять меча Зоро.
  - Не ври! - хмыкнул он.
  - Придурки, - хмуро произнес Санджи. Тихо и как-то крайне неубедительно. Не их он так называл. Не их.
  - Эй вы! Безмозглые лентяи! - в помещение ворвался Патти. До того зечем-то бегавший по верхней палубе корабля-ресторана. - Корабль перед нами, это супергалеон. Флагман пирата Дон Крейга! Это корабль самых злых пиратов в Ист Блю! Вы поняли?! Если хотите и дальше болтать, то делайте это после того, как решим эту проблему!
  "УРА!", "Вперед!", "За Дон Крейга!", заорали сотни глоток снаружи.
  - Это они! Я слышу их боевой клич! Защитим ресторан! - встрепенулись в отместку коки.
  А затем даже уши заложило от грохота. Что-то взорвалось, загремело, крушилось и рушилось в морею И все это под неудержимый свист. Свист клинка. Самого чудовищного клинка, как я узнал годами позже. Ресторан заходил ходуном, то кренясь, то возвращаясь в норму.
  - Поднять якорь! - заорал Зефф. - Иначе нас затянет в воронку!
  - Нами, Джонни и Йосаку! Они остались на корабле снаружи! - бросились шляпы к выходу.
  - Да что за чертовщина! - я метнулся обратно в свою каюту. Оттуда сверху все можно было детально рассмотреть.
  
  Огромный, выше вдвое, равно как и шире, корабль опрокидывался в воду. Частями. Огромными кусками, что были словно нарезаны на ровные куски. Брызги, пыль, крики, все это смешалось воедино на тех досках, что не потеряли плавучесть. Люди, кто успел, как могли цеплялись за неустойчивый пол или стены, теперь служащие с той же целью. Кому-то повезло оказаться в воде и не быть раздавленным огромными массивами дерева, что ходуном ходили в этой катастрофе. А кого-то выкинуло из ушедших под воду палуб. Но многих пиратов теперь было недосчитаться. Хаос, поглотивший с пол сотни пиратов и уничтоживший огромный корабль, успокаивался не быстро. А по краю этого безумия плыл гроб. Или, точнее, лодочка очень старавшаяся на нее быть похожей. На своеобразном троне, в ней, под двумя крестами сидел человек в широкополой шляпе. Верхний крест был мачтой с парусами, сейчас убранными. А нижний, был гигантской рукоятью его меча. В окружении пары зеленых свечей, он перекрестил ноги и опустил голову, скрывая лицо. Но право слово, кроме как ради эффектности он эт явно делать не мог. Ну не спит и не скрывается же он. А вот ради того взгляда, из-под приподнявшихся полей шляпы, заставивших пиратов, кто мог стоять в отчаянии упасть на колени и завыть, так. что даже я услышал, вполне может быть.
  - Черт побери! - завопил один из пиратов, явно не согласный пойти рыбам на корм. - Почему ты так упорно нас преследуешь!?
  Ответа Михоука, а в том, что это он, я не сомневался, его конкистадорское лицо я уже видел, пока учился, я не услышал. Расстояние между нами было метров тридцать, по водной глади, но на море этого хватает, чтобы звук просто исчез в никуда. Даже при таком спокойном, как сейчас, море. Однако ответ этот был из тех, что озвучил либо я, либо Зефф, совсем недавно. Пират, услышавший его, нервно вскинулдва пистолета и во всю глотку заорал:
  - Умри!!!
  Звук выстрела и момент выхватывания меча слились в одно мгновение. Черный, длинный и немного ужасающий меч смотрел в стрелявшего своим острием. А пули же пропали. Словно и не было выстрела. Или он ушел "в молоко".
  - Э! Он промаза!? - не веря, завопили остальные пираты. Мда, промазать с десятка метров из пистолетов, которыми ты себе зарабатываешь на жизнь? Я тоже не верю. Не просто так клинок смотрит на обидчика, ой не просто!
  Соколиные глаза сидел более не шевелясь. Меч он не опускал, но и ничего не предпринимал. Он ждал. Ведь среди пиратов, не обращая на пораженную массовку никакого внимания, шел мечник с тремя мечами. И хотя я е Михоук, и не боец его уровня, но даже я заметил, что от каждого его шага веяло силой. Силой и убежденностью. Волей, пока еще не обузданной и не взращённой, но уже точно не в том зачатке, что присутствует у каждого живого человека. А сильнейший мечник мира не мог не обладать еще и Волей, что рассказывала ему о всяком, находящемся поблизости.
  - А ты кто такой!? - заорал тот пират, которого просто отодвинули вбок. - Т-Три меча?! Это же... Ророноа Зоро! Охотник на пиратов!
  Но ни Зоро, ни Михоук на эти крики внимания не обращали. Черный меч вернулся в ножны. А на голове молодого мечника появилась темно-зеленый платок-бандана.
  - Жалкий слабак! - донесся до меня возглас соколиных глаз, после чего он легким движением выпрыгнул из своего трона и оказался на том же широком обломке, где и Зоро. Оставшиеся там пираты примитивно дали деру, ища спасения в воде или где еще, но подальше от начинавшейся схватки. Умные.
  Белый, прекрасный, меч оказался зажат зубами. Два других, простых, меча смотрели в пол. Михоук же лишь перекрестил руки на груди. Противник перед ним был не его ранга. Но его амбиции...
  
  Ророноа Зоро шел к своему противнику многие годы. Когда-то давно он узнал о нем. Великом мечнике, который проложил свой путь на вершину кровью своих противников. Сперва он дрался за свой титул, а затем люди дрались за то чтобы опровергнуть его. Но до сих пор этого никто не смог сделать. И вот теперь он был всего в паре десятков метров. Жалкие десятки метров, что преодолеть можно было за считанные доли секунд. Противник, от взгляда на которого стыла кровь в жилах, а тело сковывала дрожь. Тот, кто одним взмахом мог уничтожить гигантский супергалеон.
  Нами украла корабль? Выкинула за борт недотеп Джонни и Йосаку? Луффи отказался принимать в команду кого-то на ее место? Он с Усоппом должен был преследовать эту воровку? Какая разница? Десять шагов до этой судьбоносной встречи. Десять шагов, и он сможет сразиться с ним. Победить его? Нет. Но сразиться. Отнять этот титул. Узнать, на что способен сам, и что собой представляет самый сильный. Он сможет это сделать.
  - Э?! Он промазал!? - заверещал один из пиратов? Нет.
  - Он сменил траекторию наконечником своего меча, - сейчас его охватило спокойствие. Спокойствие, что на недолгие минуты появляется перед жаром боя. - Она была отбита. Не важно, сколько вы будете стрелять, результат будет тот же.
  - А ты кто такой?! - продолжила верещать эта муха.
  - Я никогда не видел такой изящный меч, - Зоро обращался только к одному человеку здесь. Да остальных он даже не замечал сейчас. Он видел только Ео. И он у нему шел.
  - У меча без изящества нет никакой силы, - словно рваными фразами ответил Михоук. Он спрятал меч в ножны.
  - Так этим мечом ты и рассек корабль? - это был не вопрос. Больше подтверждение увиденному.
  - Верно, - все же повернулся к нему Соколиные Глаза.
  - Тогда ты действительно... Самый сильный. - Лицо мечника, использующего трех-мечевой стиль исказила ухмылка. Вот теперь спокойствие начало исчезать. Теперь послышался рев в ушах, по рукам пронеслась бодрящая дрожь, уткнувшаяся в сжавшиеся кулаки, а сам мечник понял, что готов. Готов к схватке со своим будущим.
  - Т... Три меча?! Это... Это же!.. - неслось далеко на заднем фоне.
  - Я вышел в море, чтобы встретить тебя! - привычным движением Зоро стянул со своего плеча небольшую зеленую повязку-платок.
  - Что ты хочешь?
  - Стать самым сильным! - она затянулась на его голове, скрыв волосы и все лишнее в этом мире. Теперь был только он и противник. - Ты просто убиваешь время, так? Так давай подеремся.
  - Это же Ророноа Зоро! Мастер трех мечей! Охотник на пиратов!..
  - Жалкий... - Михоук выпрыгнул из своего корабля и встал напротив молодого мечника, - ...слабак. Если бы ты был истинным фехтовальщиком, то ты бы понял разницу между нашими силами даже без боя. Храбрость чтобы противостоять мне с мечом в руке исходит от твоего сердца или же от твоего невежества?
  - От моих амбиций и обещания старому другу, - язык мечника привычно коснулся ткани на рукояти самого верного меча. Её меча.
  Противники стояли друг напротив друга. Готовый к бою Зоро и просто скрестивший руки на груди Соколиные Глаза. Великий мечник не ожидал от, пусть и знаменитого, но всего лишь на Ист Блю, парня чего-то неожиданного. Он наблюдал за стойкой трех-мечевого фехтовальщика. Его мечами, один из которых был весьма и весьма достоин, а два других не заслуживали и упоминания. За положением этих мечей и их движением - все эти легкие подрагивания, заметные тренированному глазу, говорили о состоянии мышц и том, как часто эти мечи используются.
  - Я, честно, не ожидал, что встречу тебя так скоро, - из-за удерживаемой во рту катаны, разборчиво говорить Зоро было нелегко, но это было делом практики, которой у зеленоголового мечника было не мало.
  - Напрасно... - хмыкнул Михоук. Центральное море очень быстро приучает к тому, что ожидания слишком неоправданы. - Что ж...
  Желтоглазый мечник, сорвал со своей голой груди крупный крестик. Тот едва помещался в его ладонях, и вряд ли мог служить чем-то большим, чем украшением, или религиозным символом. Но все же, длинная ножка, не длиннее пальца, по сути, оказалась небольшим ножиком, спрятанным в миниатюрные ножны. Даже в руках не крупного Михоука она смотрелась немного забавно. Словно булавка или шпилька.
  - Эй, что ты с этим собираешься делать? - Зоро почувствовал, что в нем вскипает злоба. Даже понимая разницу в их силах, он не настолько слабак, чтобы к нему относиться столь пренебрежительно.
  - Я не глупое животное, которое использет всю свою силу, чтобы поймать кролика. Может ты и известный фехтовальщик в этих водах, Но имей в виду, что из четырех морей, образованных перекрестием Гранд Лайн и Ред Лайн, Ист Блю самый слабый, - и приподняв ножик, демонстрируя его , на фоне презрительной маски на лице, добивающая фраза: - К сожалению, у меня нет ножичка поменьше.
  - Хватит издеваться надо мной! Брось эту игрушку! - Зоро согнулся, опуская корпус, раскидывая клинки в замахе, и сорвался с места. - Не расстраивайся, когда я убью тебя!
  - Ты как лягушка на болоте... Тебе следует знать, что мир намного больше, чем кажется!
  "Онигири!"
  Клинки вылетели из-за спины, в последний момент перекрестившись слева от мечника. В считанный сантиметрах от Михоука. Да там и замерли, словно напоровшись на невидимую стену. Вся масса Зоро, сила его ног, бросивших тело вперед, два замахнувшихся клинка, все это было остановлено одним лишь острием маленького ножичка, что попал ровно в перекрестие трех мечей.
  "Агх!" - только и вылетело от неожиданности из сомкнутого рта молодого мечника. Михоук лишь поднял руку, а в остальном даже не пошевелился. А вот на лице Зоро буквально отразилось все, что он думал. Все его неверие и неприятие того факта, что разница в их силах столь велика. И это всего одной лишь игрушкой! Разница не может быть столь велика!
  - Ррааааах!!!! - Клинки Зоро понеслись один за одним, устраивая круговорот стали вокруг себя. Но каждый, зачастую даже не видимый глазу обывателя удар, словно на стену, натыкался на малюсенький кинжальчик. Удар за ударом, удар за ударом... Не менее пары десятков их было нанесено, пока Михоук не убедился в чем-то, одному лишь ему ведомому. Короткий контр взмах, и Зоро просто отлетел. Удар Михоука пришелся по мечам, но попади он напрямую в мечника и...
  Это невозможно! Билось в голове Зоро. Разница никак не может быть настолько великой! А глубже, глубоко на подкорке оно интерпретировалось совсем иначе. Я не могу быть настолько слаб. Я ведь обещал. Обещал ей!
  Новые удары понеслись в великого мастера меча. В них более не было замысловатости и хитрости хода, но зато их скорость стала на порядок выше.
  - Какие жесткие мечи... - Михоук не спускал глаз с Зоро, но по одному его взгляду было понятно, что он морщился от такого.
  "Я должен победить!", "Я должен победить!", "Я должен победить его!", - билось в голове у парня. Билось, накладываясь на воспоминания, что были всегда при нем. Воспоминания его клятвы. Воспоминания его клятвы, что он дал на ее могиле. Воспоминания его жизни, что он провел после нее. Воспоминания своей цели, что он сказал своему капитану.
  - Это так трудно для тебя? Это максимум твоей силы? Слабак... - в очередной раз Зоро оказался откинут. Что-то кричали сзади. Что-то шумело сбоку. Но сейчас, наполнившись яростью, Зоро ничего не слышал. Только его.
  "Торагари!"
  Два клинка, чертя за собой линию из света, понеслись из-за третьего. Удар был столь быстр, что его линия стала видной. Это то, чего достигают лишь немногие и лишь тяжелейшими тренировками. Одно это уже тянуло на высокое звание в дозоре. Но... Клинки понеслись, чтобы так и не достичь цели. В своей пиковой точке, еще не завершенный и не способный в тот краткий момент атаковать, удар был прерван. Михоук был не быстр. Нет. Он словно растекся и уже оказался там, где оказался. Его первый шаг, и возле сердца Зоро уже был металл. Клинок, длинною в палец. Этой длины достаточно, чтобы пронзить сердце. Но убивать такого мечника Михоук пока не собирался. В сантиметре он остановился. Как он, так и его противник. "Чудом", если мыслить на месте Зоро, и точно рассчитанной техникой, если оказаться на стороне Соколиных Глаз.
  Гнев Зоро исчез. Вместе с клинком, пришло и принятие простейшей истины. Он был слаб. Мастер перед ним был слишком сильным. Его амбиции, словно волна, наткнулись на скалы. Но есть еще нечто большее, чем просто амбиции. Его клятва.
  Капля за каплей кровь стекала по кинжальчику, минуя отставленные руки мечника, устремлялась на поперечины крестика и срывалась вниз, к доскам этого непонятного обломка. Кап. Кап...
  - Ты хочешь, чтобы этот нож пронзил твое сердце? Почему ты не отступаешь?
  - Кха... - сперва вырвалось изо рта Зоро. Говорить с клинком в груди требовало много сил. Даже такому тренированному и привыкшему к битвам и ранам войну.- Точно не знаю... Если я сделаю хоть один шаг назад, то я буду чувствовать, что я не сдержал обещание... До сих пор я его не нарушал. К тому же я больше не смогу вернуться сюда.
  - Точно. Это было бы поражением.
  - Хех... поэтому я и не могу отступить. - Перед Михоуком проявлялось то, что редко увидишь где-то за пределами Нового Мира. Железная воля человека.
  - Даже если ты умрешь?
  - Я не боюсь смерти, - в глазах зеленоволосого мечника Михоук видел, что это не было бахвальством. Не было расчетом. Это была абсолютная истина, которую молодой мечник будет отстаивать до самого конца. Михоук коротко, едва заметно, кивнул своим мыслям.
  - Дитя... Скажи мне свое имя, - кинжал покинул тело противника и исчез в глубинах распахнутого плаща. Обозначившийся победитель отошел на несколько шагов назад.
  - Ророноа Зоро.
  Мечи вновь скрестились перед молодым мечником. Словно грани трехлучевой звезды, своими рукоятями они соприкоснулись. Два меча в руках впереди и один в зубах.
  - Я запомню его. Давно я не видел такой Воли, - Михоук обнажил черный меч. - В знак того, что я признаю твою храбрость, я убью тебя черным мечом. Самым сильным мечом в мире.
  Самая сильная атака. Мечи завращались, набирая скорость. Теперь уже Зоро стоял на месте, а Михоук бросился в нападение.
  Секретная техника стиля трех мечей. "Санзен Секай!"
  
  Последний бросок Зоро окончился его поражением. Я, наблюдая всю схватку из своего окна, видел и знал, что так и будет. Но эта атака... Она сильна. Два клинка предали своего хозяина, не выдержав боя. Они просто обломились во время этой скоростной техники. Но если бы хоть на минуту представить на их месте такие же мечи, как у Михоука, то столь же просто бой бы не окончился. Он бы все равно окончился поражением Зоро, но хоть одну технику Михоука бы вынудили использовать. Что ж...
  Едва удар был нанесен, как Соколиные Глаза вновь вcкинул меч. Добивающий удар. Но и Зоро его удивил: с улыбкой, что проявилась под кровью, он повернулся к смерти лицом и раскинул руки. "Рана на спине это позор для фехтовальщика". Одна из мантр посвятивших свою жизнь мечу. Увы, лица Михоука я не видел. Но почему-то был уверен, что он улыбался. Воля паренька его смогла порадовать. Удар наискосок прочертил кровавую полосу от ключицы до бедра.
  - ЗОРООО!! - В сей же момент сорвался с места Луффи. Его кулак, растянувшись, наверное, не меньше чем на пару десятков метров вонзился в доски рядом с Михоуком.
  - Это так просто! Просто отбрось свои амбиции! - с отчаянием вырвалось из Санджи.
  - Старший! - орал еще кто-то внизу.
  А сам же мечник, выпустив из рук свой меч, упал в воду. Просто и незамысловато.
  - Черт возьми! - орал в полете Луффи. Вслед за растянувшимся кулаком летел и он сам, тянущийся сжимаемой резиной. Но попасть в Михоука ему пока не светило. Тот даже не отступил, а лишь немного отодвинулся, пропуская резиновый снаряд мимо себя.
  - Старшой! Старшой! Держись! Скажи что-нибудь! - два приспешника Зоро, я их на побегушках пару раз за эти дни видел, были сейчас в воде. Они подхватили начавшее опускаться на глубину тело.
  - Тащи его в лодку! - рядом, на небольшой парусной лодочке, уже был Усопп. Втроем они затащили раненного мечника на борт.
  - Меня зовут Дракула Михоук! - возвестил, наблюдавший за этим победитель. - Вам еще рано умирать! Познай себя! Познай мир! Стань сильнее Ророноа Зоро! Как самый сильный в мире, я готов ждать тебя годы. Закали свой дух и свою храбрость, чтобы превзойти мой меч! Превзойди меня, Ророноа!
  Только что Один из сильных мира сего признал тебя Зоро. Гордись этим.
  - Усопп! Зоро в порядке? - закричал Луффи, освободившись от плена досок. Он что-то сказал Михоуку и его боевой пыл тут же спал.
  - Нет! Но он жив, и он без сознания! - Усопп держался молодцом. Сейчас он вызывал уважение: наплевав на всех пиратов и такого сильного противника рядом, он оказывал первую помощь товарищу.
  Но тут в воздух взлетел меч.
  - Л.. Луффи! Ты слышишь меня? - донеслось от раненного мечника. Сам факт, что он еще был в сознании уже был удивительным.
  - Да!
  - Я заставил вас волноваться... Если мне не удастся, по крайней мере, стать самым сильным фехтовальщиком в мире, то я буду вас только тормозить... С этого момента... Я больше никогда не проиграю! - его голос, периодически прерывающийся, на этой фразе окреп и стал громче. - Пока я не одержу победу над ним, я больше никогда не проиграю! У тебя нет с этим проблем, король пиратов?
  - Хе-хе-хе-хе! - такое обращение и такое обещание развеселили Луффи. - Нет!
  Держа клинок острием вверх, он дал клятву. Своему капитану и уже его амбициям.
  Михоук довольно кивнул и посмотрел на мое окно. Из-под широких полей его шляпы, пронзительный взгляд устремился ко мне. Наполненный волей, которую я уже научился немного ощущать в других, он изучал меня. Словно пресс, навалился на грудь, выдавливая воздух из нее. А затем он резко исчез. Михоук кивнул, то ли мне, то ли своим мыслям, и развернулся к своей лодочке - не прошло и десятка секунд за это время.
  - Хорошая команда. Надеюсь, мы еще встретимся, - улыбнулся он Луффи напоследок. Но уйти по-тихому ему все равно не дали.
  - Эй! Соколиные Глаза! - золотоносная синевласка скривилась в оскале. - Разве ты здесь не для того, чтобы получить мою голову? Голову хозяин Ист Блю, Дон Крейга!
  - Это входило в мои планы, но я уже достаточно повеселился. Я ухожу спать. - Если бы не практически полное отсутствие мимики у сильнейшего мечника моря, то я бы сказал, что он скривился как от кислого лимона в этот момент.
  - О! Не надо так все усложнять! Не обращайся со мной так! - фальшиво запричитал Крейг.
  - Ка-капитан! - заволновались его пираты, - зачем в-вы останавливаете его?
  - Ты умрешь прежде, чем уплывешь! - заорал Крейг, вновь являя миру все свои оружейные стволы, спрятанные под броню.
  Ответ Михоука, если и последовал, был полностью скрыт шумом ветра: один взмах меча, и на обломках галеона на долгую минуту разразился ураган. Он сносил и выкидывал в воду пиратов, бумажных солдатиков, и лишь их капитан, воя что-то про проклятье, стоял, не шевелясь. При учете веса его брони, это было ожидаемо. Стоило ветру исчезнуть, как и следа лодочки мечника на горизонте не осталось. Кораблик с Усоппом, Зоро и двумя безымянными подручными тоже спешно отплывал, а Луффи, особым весом не отличавшийся, оказался крепко держащимся за перила ресторана.
  - Зоро и я вернем Нами! - под наполняющимися парсами прокричал лгун и швырнул своему капитану, оставленную в спешке шляпу. - А ты заполучи нам кока и торговца! Когда нас будет шестеро, отправимся на Гранд Лайн!
  Я, почтенный таким упоминанием, наблюдал, как пираты Крейга вновь собираются на своих обломках. Они готовились к нападению. В очередной сумятице он опять пристрелил кого-то из своих людей, при этом крича что-то о дьявольских фруктах и силе Михоука. Весьма логичное сопоставление, поле того, что мы видели. Вот только правда гораздо страшнее: даже если он и ел когда-то фрукт, его меч управляется человеческой рукой, а не силой монстра. Я не говорю о понимании, но просто принять этот факт уже тяжело, а такому рациональному человеку, как Крэйг, это вообще всю картину мира уничтожит.
  - Отберем этот корабль! Ррррраааа! В атаку! - взревели пираты, подстегнутые своим командиром.
  - Они идут! - вновь кричали коки, потрясая своими вилами и ножами на древках.
  Ну а оставшийся здесь капитан Соломенных Шляп... Он просто сорвался в атаку.
  - Рокетто! - пронесся резиновый заряд имени Монки Д. Луффи над волнами почерневшего от волнения моря. - Резиновая коса! - руки его раскинулись в разные стороны, вытянувшись на добрый десяток метров каждая, и пираты, до того, вроде как, бежавшие в атаку, оказались сметены. Удар двух встретившихся сторон был столь силен и удачен, что многие из слетевших в воду пиратов более не всплыли: растянувшиеся резиновые руки кого-то промяли в груди, а кому-то и горло выбили.
  Сам резиновый человек схватился за длинную мачту, наискосок торчащую над водой и его золотоносным противником. Наверное, меж ними разразился бы классический диалог двух уверенных в себе победителей, но их, да и всех прочих, внимание отвлекли усиленные громкоговорителем крики:
  - Вперед! Морское оружие Баратье, "Сабагашира-?1"! Если хотите жить, то бегите! - на пару орали Патти и Карне.
  А народ медленно отваливался. Сперва пираты ужаснулись. А затем, когда рыбья голова, что венчала нос Баратье, неожиданно отделилась от основного массива дерева, оказавшись небольшой крытой лодочкой, и медленно, очень медленно(!), стала выплывать из своего ангара, пираты, в большинстве своем, захотели сделать известный жест с рукой и лбом. Я, честно признаюсь, его и сделал. И хотя вылезшие из открывшегося рта три дула какого-то древнего орудия (такие трехорудийные устройства просто ставили лет пятьдесят назад на корабли дозора) заставляли немного задуматься, но даже этот эффект полностью нивелировался яростными криками: "Крути педали!" - "Заткнись! Сам кути педали!" - "Я кручу педали!" - "Если ты не будешь быстрее крутить педали, то мы так и не повернем налево!" - "Хорошо! Я понял! Только заткнись!"
  - Полный вперед!!! - заорали две глотки в так и не отключенный раструб, и "рыбка" рванула! Вот это они закрутили педали!
  Выстрел, и часть обломков просто смело, даже не обратив внимания на то, что там кто-то был еще.
  - Я поднимаю плавник! - заорали откуда-то из глубин Баратье, отвлекая от созерцания оседавшего пара, пыли и брызг от выстрела. Где-то в глубине корабля со скрипом закрутились огромные шестеренки, а сам корабль начал немного крениться. Море вспенилось, и из-под воды появился плавник. Широкий деревянный гребень, что обычно держал равновесие в волнах, а в наплыв клиентов поднимался для увеличения мест для посетителей, сегодня грозил стать местом боя.
  Едва он появился, как на нем завязалась драка: высыпавшиеся на продолжение палубы коки стоически оборонялись от все залезавших и залезавших на нежданную землю пиратов. Не самый умный ход со стороны простых коков, но ведь здесь есть Санджи, Патти, Карне и сам Зефф, а им нужно поле для размаха. Просто тыкать вилами в забиравшихся через перила пиратов они бы не стали. Разве что Патти. Ну и Карне, быть может. Хотя они, наверняка бы, придумали что поинтересней.
  - Молись Крейг! - продолжили свое безумие два кока на катамаране с пушками.
  Они устремились прямо на капитана пиратов, дав залп на подходе. И... остановились. Полностью. Крейг остановил их одной рукой. Стоя на краю обломков старой палубы, он схватился за раскрытый рот "рыбины", возвышавшейся над ним более чем в два раза.
  - Я Дон Крейг! Человек, который когда-то станет хозяином всех морей! У меня нет времени играть в ваши глупые игры!!! - почти уверен, что эти слова для него были чем-то вроде накачки, потому как катамаран, не такой все-таки и маленький, два его рулевых в глубине своей рубки даже слегка терялись, был запущен в воздух. Все также одной рукой. Подобно катапульте, он метнул "тайное оружие" в сторону его "пристани". Как это согласовывалось с идеей оставить судно в целости, я не знаю, но этот снаряд, по своей параболической траектории мог просто снести половину надстройки на палубе, что разрушило бы ресторан, как таковой. И не случилось это лишь благодаря взмывшему в небо Санджи. Мощный удар ногой с разворота, и неожиданный снаряд вместо Баратье выбрал своей целью морские волны. Удары ногой с разворота они вообще такие. Суровые.
  Я медленно разжал руки, неведомым даже мне образом клешнями вцепившиеся за рукояти посиневших от коронного разряда кинжалов. Что делать с ударом такой махины, я представлял мало.
  А тем временем представление продолжалось. Коков побеждали ровно до момента вступления в драку злых от неудачного приводнения "вторых замов Баратье". Один бросок, и на палубе народу поубавилось. Равно как затем поубавилось и коков. На палубу выползло непонятное шкафоподобное существо, увешанное щитами и с непонятной жемчужиной на башке. Одним ударом своими кулачными щитами он отправил обоих замов в недолгий, но эффектный полет.
  Пришла пора присоединиться к действию. Ведь если мне не изменяет мое послезнание, то именно сейчас стоит присоединиться.
  
  Тихо, стараясь не скрипеть ни единой половицей, что для деревянного корабля, на самом деле задачка еще та, я спустился вниз. Меня встретил пустой зал ресторана, раздвинутые прибранные столы и два эффектных действующих лица в арке входа. Одно лежало на полу, а второе стояло над ним с двуствольным пистолетом в одной руке и обломком деревянной ноги в другой. Зефф, поверженный ударом сзади, был заложником у Гина, чрезвычайно нервного для звания Бесчувственный Демон. Скрытый их спинами от находящихся снаружи, я, широким кругом, приблизился, по пути захватив новое оружие свободы.
  А снаружи кипели эмоции. Разворачивалась драма и напряжение в воздухе буквально превращало все пространство в кисель.
  - Покинуть судно? Даже не думай. - Сквозь зубы процедил Санджи.
  - Санджи, дурак! Не провоцируй его! У него в заложниках хозяин! - закричали коки, но на них внимания не обращали.
  - Как же ты жалок, когда вот так лежишь на земле. Такой ты подаешь пример боевым кокам? - продолжал цедить заместитель шеф-повара Баратье.
  - Заткнись, глупый сопляк! - раздраженно ответил Зефф из упора лежа. Собственно понять, как так получилось, что один из известных грозных капитанов, с обломком вместо привычного протеза, валяется у ног какого-то местечкового пирата, у меня не получалось. Мало того, я даже сейчас прибывал в полной уверенности, что этот человек за пять минут из этой самой позы сможет раскидать всю мелочь вокруг и еще пять минут у него уйдет на самого Крейга. Слишком разная у них весовая категория. Наверняка у него была цель. И мне казалось, что я о ней догадывался.
  - Глупый сопляк!? На себя посмотри, скелет! - тут же сорвался Санджи. - Хватит обращаться со мной как с ребенком!
  - Черт, Санджи! Сейчас не время! - завыли коки вокруг. - Неужели ты позволишь чтобы хозяина убили!?
  - Гин! Возьми свой пистолет и направь его на меня, - из ярости молодой кок перешел к мрачной решимости.
  - Дурак что ли? - влез в разворачивающуюся драму Луффи. - Умереть хочешь?
  - Ага! - цыкнул кок.
  - Мастер Санджи... почему? - все тело Гина, кроме руки с пистолетом, у него задрожало. Даже в такой момент не оставалось и сомнений, что это стоит не плачущаяся девочка, а профессиональный убийца. Пусть и с внезапным бардаком в голове. Или это у него называется внезапным сожалением?
  - Если твое желание смерть, то я помогу тебе!!! - за спинами кока и резинового паренька на ноги поднялся круглый шкаф. Утыканный жемчужинами парень, с приплюснутым лицом идиота, шапкой-жемчужиной, что впилась ему в брови и кровоподтеками, по щекам и подбородку. Забавное соотношение размера головы и остального тела очень мешало принимать этого человека-щита серьезным противником. А ведь для большинства, тех же Патти и Карне, к примеру, совсем не обделенных силой и умениями, он таковым являлся. - Даже в своих худших кошмарах я, Перл-"железная стена", не мог предположить, что у меня будет два кровотечения из носа за один бой! - хорошо, что у него нет зеркала. Носом кровь пошла? Ну-ну! - Эти парни слишком сильны, чтобы оставлять их в живых! Не двигайтесь, если хотите, чтобы ваш хозяин остался жив! Ультра Натуральный Подарок Перла!!!
  От удара щитом по челюсти, Санджи подкинуло воздух и вбило в стену в паре метров от Зеффа.
  - Санджи! - раздался крик.
  - Вы пробили мою железную стену!.. - самодовольно сплюнул стекавшую кровь Перл.
  - Ах ты!.. - увы, отправить на луну этот шкаф резиновому капитану было не суждено.
  - Стой помощник! - Санджи, тяжело опираясь на руки, с явно осоловелым видом, встал на колени.
  - Почему ты не увернулся?! - бесновался Луффи.
  - Потому что этот чертов подхалим...- звук плевка, - ...может спустить курок. - А вот это правда. Так все и было. - Гин! Это все чушь. Я не могу пойти на это.
  - Почему нет?! Это же так просто! Вы покидаете судно и все остаетесь живы! Просто сядьте в лодки и все!.. - недоумение пирата было жестко оборвано.
  - Этот корабль - сокровище этого старикана!
  Вокруг опустилась тишина. Гин не знал, что ответить, пираты не понимали что творится, а коки осознали, что Санджи вовсе не ненавидит своего старика.
  - Я отобрал у этого старпера все, что у него было, - не громко продолжил молодой кок. Но с каждым словом голос нарастал. - Его сила! Его мечты! Я уже достаточно ему навредил! Поэтому я не хочу, чтобы он потерял что-то еще!
  - Не надо вспоминать это в такой момент, салага, - как обычно мрачно, но теперь еще и как-то устало, буркнул Зефф.
  - Заткнись!!! - тут же вспылил Санджи. - Я же сказал хватит обращаться со мной как с ребенком!!
  - Санджи, сзади! - заревел Патти, но было поздно.
  - Зажим Перла!!! - ликовал парень-круглошкаф.
  Два баклера с огромными жемчужинами вонзились в крепкую шею парня, сдавив ее с двух сторон. Реакция парня была на высоте. Удар должен был прийти по вискам или ушам, став моментально смертельным, но парень смог подставить более безопасную часть тела.
  Но даже так, сознание на недолгие мгновения покинуло его, оставив валяться на досках.
  - И никто из вас ничего не может мне сделать! - радость жемчужноголового просто переполняла. - Сервис...
  Пора.
  - Пер... Что?!?!
  На доски упал пистолет. Затем, прижать к самому сокровенному, родному личику, палубу решил Гин, мешком рухнув рядом со своим недавним пленником. Ну а завершила все тяжелая каменная пепельница, вот уже второй раз за эти дни выручавшая меня. Отскочив от упругих досок, она еще раз приложилась по полюбившемуся месту, затылку пирата.
  - Пепельница. Орудие свободы! - под немую сцену развел я руками.
  - Ван! - расплылся в улыбке Луффи, наблюдая, как я, схватив цыкнувшего старика за руку, усаживал того у арки. А ведь предлагал ему когда-то мой главный технарь металлическую ногу...
  - Отдохни, старче, - шепнул я ему, на что получил многозначительное фырканье. - Дай молодым повеселиться.
  После чего обернулся и сделал пару шагов в сторону лежащего под "шкафом" молодого кока.
  - Мне придется убить и тебя? - вскинул бровь на своем глупом лице жемчужный "шкаф". Однако моя "дружелюбная" улыбка немного сбила с него спесь.
  - Назад Перл. Это не твой противник, - из-за спин донесся хриплый голос синевласого пирата. - Хоенхайм. Так все-таки ты здесь.
  - Дон Крэйг. Мое воспитание заставляет меня быть вежливым, потому я не буду скрывать, насколько рад видеть тебя сегодня здесь, - стараясь не выпустить на лицо хищный оскал, я сжал губы в подобии улыбки и сделал легкий полупоклон в сторону стоящего пирата.
  - Как обычно, со своими витиеватыми фразами, Хоенхайм. Но сегодня я отвечу тебе тем же. Тебя я тоже здесь рад видеть. Сегодня я, наконец, избавлюсь от тебя, Хоенхайм.
  - Нет, не угадал. Сегодня день сбора пустых консервных банок, Крейг.
  - Консервных банок? И кто же ее соберет? Ты, Хоенхайм? Я не вижу твоей открывашки, твоего знаменитого меча. Я бы с радостью сломал и его, - сплюнул Крейг.
  - О нет, сегодня я буду лишь наблюдателем! Это сделает он, - тычок за спину в сторону Луффи.
  - Ты подставляешь на свое место глупого ребенка? - изумился Крейг. - Я тебя даже не узнаю, Хоенхайм!
  - Как знать, как знать... - я присел на корточки возле молодого кока. Стоявший рядом пират с щитами предпочел не шевелиться и не дергаться. Не знаю, готовился он драпать или напасть, плюнув на приказ своего капитана: меня это не волновало. Противником его был не я. - Эй, Санджи. А знаешь, ты и впрямь салага. Ну кто треплет языком во время драки? Ты хотел уболтать их до смерти? Или дождаться, когда же у профессионального убийцы дрогнет рука? Салага, гордо сказавший: "Убейте меня, и трава не расти!". А я ведь тебе обнамекался уже! Сперва всегда надо думать! Смотреть, что происходит вокруг. Ну вот пристрелят тебя, дальше то что? Выиграешь пару вздохов своему "родителю"? И? Его пристрелят следом, и накроется то, что он делал, и то, о чем мечтал. Салага, ты и есть са-ла-га!
  Коку хватило. Громкое медленное, с протягиванием гласных, скандирование того, что он, в итоге, понял, привело его в бешенство. Его глаза распахнулись, а из позиции лежа он, буквально, взлетел.
  - Я! Не! Са! Ла! Га!!! - с каждым слогом Его нога врезалась в опешившего от такого напора шитоносца. Удар с разворота по центральному щиту - раз, выпрямленная нога туда же - два, новый разворот на руках, окончившийся ударом по самому краю щита, выводя противника из равновесия и еще удар второй ногой под запутавшиеся колени и финал. Прыжок, несколько быстрых сальто вперед, выполняющих роль раскрутки, и пяткой прямо вниз, с размаху по подставленным в последней надежде баклерам.
  Осколки баклеров разлетелись, нога кломилась в самый центр щита, пустив по нему огромную трещину, а сам пират, в итоге, неведомым мне образом отлетел к самому краю платформы. Отключившись, он макнул своей псевдостильной прической в воду и больше не шевелился.
  - А сразу так нельзя было поступить? - с кряхтением я поднялся на ноги.
  - Старый хрыч мог пострадать, - с мрачным видом Санджи засмолил очередную сигарету. Я лишь покачал головой, махнул на курилку рукой, и, едва слышно фыркая, подошел к раю палубы, встав рядом с отмокающим самой ненужной своей частью пиратом.
  - Заложника, понимаешь, взяли. Понимаю кого из посетителей бы, а то самого Зеффа. Тьфу! Эй, синевласка! - рожа Крейга зло скривилась, а глаза сузились. - Считай играем в дурака. Твои дамы биты. Пора ходить своей козырной шестеркой и принять титул "дурака"
  - Да? Биты? Шестерка? - пару секунд мы бодались взглядами, после чего его лицо разгладилось и он широко ухмыльнулся. В выдержке ему отказать было нельзя. - Ну что ж... Эй Перл, ты уже умер? Придержи как его!
  Рука пирата, что лежал у моих ног, внезапно схватила меня за щиколотку. Крепко и мощно, словно своей лапищей желая сломать кости. И, наверное, того же лгуна бы он и переломал, но я был, как уже говорилось, вне его категории. А он касался головой воды... От него пошел дымок. Конвульсивно сжавшиеся мышцы уже мертвого тела заставили болезненно поморщиться, но спустя пару секунд все прошло: безвольная рука была сброшена легким пинком. А вслед за ней понеслось и бездыханное тело, утянутое на дно тяжелыми щитами. Вот только столкнул его не я. Огромный снаряд разорвался на том месте, что я стоял, отхватив с собой еще и небольшую краюху палубы. Подхваченный взрывом в спасительном прыжке, меня приложило об палубу, однако расстрел далее не продолжался. Крейга, все-таки сумевшего меня подловить, отвлек резиновый паренек. Он бросился по массиву сваленной мачты на Крейга, выпустив вперед пару своих "пистолетов". Крейг ответил пулеметом из колев, буквально откинувшим не ожидавшего такого Луффи назад. А после воцарилась пауза.
  - Гин, пристрели Хоенхайма! - едва избавившись от напористого мальчишки, велел Крейг.
  Я обернулся и уткнулся в глаза стоявшему на четвереньках арабу. Муть в его глазах уже прошла, оставив лишь задавленный хмурый взгляд, сейчас переползший с меня, на пистолет валявшийся в паре шагов от него и обратно на меня. В движение мы пришли одновременно. Он прыгнул вперед к пистолету, хватая его и взводя на меня, а я, также вперед, замахиваясь перед метанием кинжала. Он бы не попал, я это чувствовал, но проверить не удалось: меж нами возник молодой кок в изодранном от только прошедшего боя черном костюме. Почему-то мне вспомнилось, что именно этот костюм ему подарила Мира в одно из своих посещений. Он стоял, расставив руки, закрывая меня от дула пистолета с одной стороны, и мешая мне поразить мою цель с другой.
  - Господин Санджи, прошу вас, уйдите с корабля! Вместе со своими товарищами!
  - Ох и не вовремя ты очнулся, Гин, - выдувая облако дыма от зажатой в зубах сигарете, ответил Санджи. - Лучше бы проспал до конца боя.
  - Но почему, мастер Санджи? Ведь мне придется тебя убить! - Гина корежило. Едва заметно, но рука с пистолетом впервые задрожала.
  - Валяй, - бросил парень. - Что за кок позволит застрелить своего клиента?
  - Господин Санджи... - безразличие блондина, вкупе с ударом по голове и понимании, что все так просто не закончится, даже если он выстрелит, сделали свое дело. Или может он, все-таки, видел смерть и погружение своего товарища? - Дон Крейг! - завопил он. - Впервые за годы службы Вам, я не могу выполнить Ваш приказ! - из его глаз внезапно потекли слезы. - Я был и буду вам верен всегда, но я не могу убить этого человека! Еще никогда в жизни ко мне не были так добры! Я просто не могу убить его!
  Гин, рыдая, опустил пистолет, будучи просто не способен спустить курок. Пытаться перейти в рукопашную не имело смысла, ибо против двоих, явно сильных, бойцов, он бы никогда не справился. И он это понимал. Как и то, что Крейг такого не спустит. Тонкий лучик надежды маячил в его разуме, пока Крейг, да и я, в принципе, хмуро кривил лицо. Однако слова его перекрыли доступ и этому лучику.
  - Гин! - тяжелым голосом прорычал Дон Крейг. - Ты подвел меня, Гин! Ты был максимально близок к принципам пиратского флота Крейга. Но, ты более не член моей команды! Выкинь маску! - оглушенный такими словами араб, раскрыв рот, уставился на своего, ставшего бывшим, капитана. Он что-то даже пролепетал, про свою верность, понимание ситуации и просьбу выбрать дургую цель, но вызвал лишь мощную вспышку гнева. Крейг еще раз рявкнул, выплеснув весь свой гнев на остолбеневшего первого помощника. А когда жесткая маска противогаза, покинув внутренности куртги араба, погрузилась в воду, оскалившийся в омерзительной ухмылке капитан пиратов продолжил. - Ты был верен мне всегда. Независимо от приказа и подлости пути его решения. Жаль, что я в тебе ошибся, бесчувственный демон. Газовая бомба! МН-5!
  Пред расширившимися глаза всех присутствующих, он вскинул свой огромный "стрелковый" щит. Из самого его центра, откинув маленький кругляш с эмблемой пиратов Крейга, песочные часы с счетами, вылетел непонятный зеленый снаряд с дымным следом.
  - В ВОДУ!!! - буквально завопили коки, бросаясь к краю плавника.
  Не задерживаясь ни на мгновение, так поступил и я. Боковым зрением я, словно в замедленной съемке, видел подлетавший снаряд. Прыжок вверх не добегая пары метров до края, а стиснутый в руках клинок, наоборот несется вниз, выброшенный с силой, редко когда для него используемой. Широкий и острый клинок до половины вошел в щель меж досок, да там и засел, когда цепь, следуя своему безумному хозяину, натянулась и ушла другим концом под воду. Под прозрачной морской водой яркий свет неба исчез. Как исчезли любые силы, что были в моем теле. Лишь цепь с старающимся сдержать последний глоток воздуха и оставшиеся капельки сил в вытянутой к верху руке телом, связывала меня с поверхностью. С жизнью. И разумом, забившимся в объятиях сдерживаемого ужаса, в клетке безвольного тела. Дьявольский фрукт - благословление и проклятие в одном флаконе.
  Я смотрел вверх, силясь не закрыть глаза. В какой-то момент не выдержал рот, таки выпустив остатки воздуха. Тело начало закручивать в недостатке кислорода. Но море отнимало очень много сил, потому и судороги были не сильные. И вот, сквозь темноту ядовитого облака пробился лучик света. Он скакнул по моим глазам целой вспышкой надежды, а рука, все еще тянущаяся вверх, вслед за цепью, совершила такое тяжелое короткое движение. Цепь начала скручиваться, вытягивая своего хозяина наружу. Десятки мгновений или несколько секунд, очень сложно было подсчитать, сколько меня вытягивало наружу. Но вот лица коснулся воздух, и огромный, непроизвольный, полный кашля, глоток воздуха вновь наполнил мои легкие. Чистого воздуха: отравляющий газ уже разнесло в достаточной мере, чтобы его не бояться. Еще с минуту я повторял до боли знакомую мне игру: заберись без сил хоть на что-нибудь. И во второй раз мне было легче. Тогда, после битвы при Байро Валл, после долгого плавания вверх тормашками, когда несчастную бочку разбило о камни вблизи скалистого берега, было стократ тяжелее пересилить чертово море и вырвать остатки сил чтобы забраться на несчастный риф. Сейчас мне помогала заматывающаяся цепь, опыт, и ощущение, что океан тянет из меня душу на малую чуточку, но меньше.
  Моя рука уже лежала на досках, а голова, вслед каждой прибивающейся волне поднималась по паре миллиметров верх, когда чьи-то руки схватили меня за плечи и затянули наверх. Хватка океана исчезла, и я смог перевернуться.
  - Ты жив, Ван? - надо мной стоял улыбающийся Луффи. - Я уж было подумал что все, но вдруг кто-то мне кинул маску! Интересно, кто это был?
  - Не знаю, - я тяжело дышал, наполняя тело воздухом. - Но я ему благодарен. Ты чертовски вовремя, Луффи.
  - Ты не умеешь плавать, Ван? - спросил очевидный вопрос резиновый капитан.
  - Я съел фрукт, также как и ты. Море меня не жалует теперь.
  - Ого! Круто! А...
  - Гин!!! - донесся до нас отчаянный вопль. Кроме нас, на плавнике были еще двое. Один, скребя руками по груди, скрючившись, лежал на досках, а второй стоял над ним, не зная что ему делать. У их ног лежала только одна, теперь откинутая, маска.
  - Но я же кинул им обоим маски, - озадаченно пробормотал Луффи. - А затем кто-то кинул маску и мне...
  Эта фраза заставила меня горько пожалеть о той, что была сказана мной немногим ранее. Я оказался благодарен швали, по меому обоснованному мнению достойной лишь плахи.
  - Что случилось?! - на плавник, из глубины ресторана, выбежали Патти и Карне. Следом за ними, уже на своих ногах, вышел Зефф.
  - Гин! Он спас меня, пожертвовав собой! - крикнул им Санджи. - Мы должны его спасти!
  - Ты... отдал свою маску мне?! - слегко ошалело пробормотал резиновый капитан.
  - Ахахаха!!! - разнесся над нами злой хохот. - Вот идиот! И это все из-за того, что ему дали немного еды! Горбатого могила исправит!
  - До... н... - прошелестел умирающий.
  - Похоже ты выбрал неправильного человека для подражания, Гин, - процедил сквозь зубы Санджи.
  - Крейг! - Луффи был более яростен и громок.
  - Пусть дохнет, - я портил их идилию. Отвернувшись, чтобы не дать увидеть мое кривящееся лицо, я смотрел на спокойно ухмылявшегося броненосца.
  - Ван! Он спас меня! - вспылил кок. - Этого разве мало?!
  - А до этого он безжалостно зарезал сотню-другую людей своими руками, не смотря ни на пол, ни на возраст! Этого чертовски мало!
  - И меня спас, - дернул меня за плечо Луффи. - Ты сказал, что ты ему благодарен.
  - Он ведь изменился! Он просил за наши жизни! Да любой, в конце концов, может измениться! - не унимался кок. Над ним, в нерешительном молчании стояли двоего его замов, а так и не выйдя из арки, пристально смотрел Зефф.
  - Изменился?! - я яростно обернулся. Перед глазами у меня встало лицо одной давней, еще с дозора, случайной знакомой. С очень добрым сердцем, прекрасным лицом и крайне несчастливой судьбой. Она тоже была готова поверить в изменение пиратов к лучшему. Мы нашли ее изнасилованное и поломанное тело на одном из кораблей-призраков, что остаются после набегов мелких банд пиратов. Ее пускали по кругу ни один раз, после чего били, ломали и снова насиловали. И единственную из всех людей на корабле оставили в живых, прикрутив остатки к реям. Она умерла уже в постели на дозорном корабле, так и не прийдя в сознание. А пиратов мы потом очень долго искали. Один из тех редких разов, когда букву устава не соблюдал никто. Собак просто порезали, как могли жестоко. Но этот эпизод своей жизни я рассказывать был не намерен. - Он не изменился. Он просто просил своего безумного капитана свалить с этого кгорабля и пойти разнести к чертям какой-нибудь другой! Шваль не меняется!
  - Но он спас меня... - опешил от моего внезапного напора кок.
  - Случайность, - жестко отрезал я.
  - И меня! - добавил Луффи, заставив меня лишь цыкнуть, дернув головой.
  - Эй, Ван, - окрикнул меня шеф-повар Баратье. - Пират может поменяться.
  - Не может, оставив одного в живых он просто пойдет и зарежет другого! Он же это и просил! - вспылил я, оборачивая к Зеффу. Мы встретились глазами, на недолгие мгновения устраивая самый настоящий поединок. Но все же я вынужден был отступить. У меня был гнев и требование справедливости, а вот в ответ билось понимание и сожаление. Не за кого-то, но за себя, за свои глубинные поступки. Я не был слабже в этом противостоянии, но что-то все-таки цепляло меня сильнее.
  - Пират может меняться, - чуть тише повторил Зефф, наблюдая за тем как я, до ломоты в костях сжимая зубы, отвожу взгляд.
  - Да чтоб вас! - я сплюнул. - Поднимите его! Маску приложите к лицу и тащите все, что у вас есть из аптечки. Этот газ действует на легкие и он смертелен. Попробую что-то сделать!
  Я не верил себе, но шел лечить этого человека.
  - Ахахаха! Хоенхайм! После такой речи, ты все-таки будешь помогать этому куску дерьма? - Луффи и Санджи дернулись. - Ты ведь все верно сказал, дозорная крыса, - дернулся и я. Теперь в глазах каждого стояло желание лично пойти и убить. Хоть тараканом дозорным готов быть, но не крысой. Не. Крысой! - Мы не меняемся! Если ты силен, то ты будешь брать все, что захочешь! А если слаб, то умрешь! Ничто и никто не меняется! Даже этот идиот, из-за миски еды решивший, что может не выполнить мой приказ и потерять цель из виду! У меня нет гарантии, что он не сделает этого снова! Я оказал ему милость, убив его!
   Вокруг нас сгустилось молчание, прерываемое лишь треском костей в сжимаемых кулаках и надсадным кряхтением умирающего.
  - Гин... Не умирай! - наконец произнес Луффи.
  - Ничего не выйдет! Он не проживет и получасу! - рассмеялся Крейг.
  - Не позволю такому человеку убить тебя! Неважно как, но ты должен выжить, понятно? Я позабочусь о нем! Ван, позаботься о Гине!
  - А ты прибей этого урода! Он сегодня не уйдет! - рыкнул я резиновому пареньку. - А этот кусок пиратского дерьма точно дотянет до медиков и плахи! - по моим рукам пробежались едва заметные разряды, встряхивая стремящегося упасть в отключку пирата. - Дыши, скотина!
  Под ужас в глазах кока, я сильнее вдавливаю противогаз в лицо пирата. Противоядие... как же. Было бы оно от такого. Смесь стимуляторов, останавливающая реакцию, но не противоядие. Если выживет, то от любой отдышки станет стремиться на тот свет.
  - Н... нет... Ты... не... сможешь... победить... его... - глухо донеслось из-под маски.
  - Ды вы оба рехнулись! - отмер, наконец, Санджи. Поняв, что я держу араба в руках, он, в свою очередь, попытался остановить Луффи. Схватил его за руку. - Если пойдешь к нему, то попадешь в ловушку! Ты умрешь!
  - Я не собираюсь умирать! - оттолкнул его Луффи и бросился вперед к лежащей между плавником и обломком Крега мачте.
  - Черт! Иди и умри! - в сердцах сплюнул молодой кок, не смея оторвать глаз от бегущего парня.
  - Я слышал, что обезьяны могут выучить пару приемов! Но ты еще глупее, если совершаешь одну и ту же ошибку дважды! Парень - молот! - Крейг поднялся и вскинул одну руку.
  - Я просто не хочу сдаваться! - раздался в ответ голос Луффи, обрывком принесенный нам легким ветерком.
   - Это море будет твоим худшим кошмаром! Подойдя ко мне, ты встретишь свою смерть! Перед тобой простирается твоя могила!!! - из руки его вылетело несколько черных шариков, упавших в воду между двумя пиратами.
  - Моя могила? - еще один обрывок фразы скрыл в звуке взрыва и столбах воды, поднявшихся к небу.
  Затем, сквозь опускающуюся воду, преследуемые звуком своих выстрелов, полетели колья. Один из них вонзился в паренька, однако остановить не смог: сделав сальто вперед, оттолкнувшись руками о дерево упавшей мачты, его вытянувшаяся нога обрушилась в считанных метрах от ухмылявшегося Крейга. Еще один столб воды взлетел в воздух, скрыв противников друг от друга, мешая стрелять. А когда она опала, Луффи, с вытянутой назад рукой, исполняя свой любимый "Пистолет", был уже в паре метров от броненосца. Все также презрительно-зло ухмылявшегося.
  - Если хочешь меня ударить, попробуй ударить это! - плащ его вывернулся наизнанку, явив всем свой подол. Острые и толстые шипы, длиной в пол ладони окружили своего хозяина, не давая возможности коснуться его, не пострадав самому.
  - Шипы! Не честно! - взвыли коки рядом со мной, но резинового паренька это не остановило.
  - Резиновый Пистолет!!! - сквозь шипы, сквозь свою кровь, он просто вбил Крейга в доски. Его хваленый ежик от силы удара по самое основание своих страшных шипов вошел в доски, навсегда покинув своего хозяина. А Крейг, явно не ждавший ни самого удара, ни такой его силы, даже отключился на недолгие секунды.
  - Ты сказал, что это моя могила? - в раздавшейся тишине каждый слышал голос Луффи. - Или твоя могила? Моя?.. Или же твоя? Я думаю твоя! Не тебе решать, где моя могила, с этими маленькими копьями и шипами!! Я не умру здесь!!
  Вырванный из плеча колышек упал перед самым носом синевласки.
  - Он невероятен. - Заключил рядом со мной Санджи.
  - Смотри внимательно, Санджи, - за моей спиной уже стоял и Зефф. - Сложно найти такого как он... Такого, кто не сдастся пока не погибнет!
  - Пока не погибнет?..
  - Он очень опасный противник. Закончится ли этот бой победой или поражением, мне нравится такие люди, - хмыкнул Зефф. Мне показалось, что он был доволен. Но сам я был для этого слишком зол.
  - Если это не твоя могила... - взревели у ног Луффи. - Тогда чья она?!
  Удар щитом, способный проломить грудную клетку любому нормальному человеку, подкинул резинового паренька вверх и отправил назад.
  - Она твоя, понял?!
  - Нет, твоя!!! - нога отлетевшего назад паренька вновь вытянулась, упав Крейгу на голову и опрокинув этого монятра обратно на землю. Теперь на лопатки. Сам же парень, перевернувшись в воздухе, ловко приземлился на ноги.
  Под завывания пиратов, не понимающих , что происходит, кто это такой, и почему он уже дважды сбил их "великого" капитана с ног, Луффи, скрыв спадавими волосами глаза, являл миру довольную ухмылку. Одним свои видом, стоя спиной к поверженному противнику, он буквально рушил легенду о сильнейшем пирате этого моря.
  - Не смешите меня!!! - взревел Крейг, вскидываясь на ноги. Два его щита-наплечника, с лязгом, схлопнулись. Откуда появилось древко, никто не увидел, но спустя мгновение то место, где стоял паренек было пронзено огромной непонятной секирой с клинком на конце. На одних рефлексах парень отпрыгнул, вцепившись в какой-то обломок в паре метров от него. - Интересно посмотреть, сколько ты будешь убегать! Это не те дешевые неосновательные копья. Ты не сможешь стоять после двух или трех ударов. Одно небольшое касание - и мгновенное уничтожение! Смотри!
  Крейг замахнулся, как простым колуном, не особенно заботясь ни о попадании, ни о самом ударе. Ему это было и не нужно: взрыв от соударения копья с палубой разметал весь обломок, на котором висел Луфии, отправив того в полет. Если бы не его ненормальная тягучесть, тонуть бы ему в море, а так он оказался на другом обломке подальше, недоумевая, что это за копье такое. Сидлы его постепенно покидали.
  - Ты обречен! - ухмыльнулся Крегй и бросился к резиновому капитану.
  Копье сделало выпад, заставив Луффи качнуться назад. Затем полный оборот, заставив его отпрыгнуть к краю палубы, а заетем еще один удар, от которого спастись можно было уже только отпрыгнув назад на другой обломок. Этого Крейг и добивался: в оздухе уклониться практически не возможно. Со скоростью в пару раз большей предыдущей, копье совершило оборот, разорвав, казалось, паренька. Однако тот был достаточно юрок. На замершем в отлете древке все смогли увидеть вцепившегося в него паренька. Увидел его и Крейг. С перекошенной рожей, медленно набирая скорость, он, как проостым колуном, рубанул копьем по доскам.
  - Ты маленькое насекомое!!! - взревел Крейг.
  За считанные сантиметры до земли, резиновый паренек оттолкнулся и взмыл ввоздух. После чего последовал взрыв. Едва слышимый от соударения с палубой. И второй, мощный: когда вновь вскинутое копье догнало своего недавнего наездника в безумно быстром уколе. Всем наблюдавшим показалось, что парня просто пробило насквозь, дополнительно еще и разметав останки взрывом, но тот, лишь подкоптившись, рухнул на доски за спиной. Несколько секунд и он вновь на нетвердых ногах. Но упрочниться ему было не дано - Крейг, с воплем, нанес еще один удар, теперь простой, сбоку с замахом. Только некоторые из присутствовавших успели заметить, что удар был не по шатающемуся едва стоящему противнику, а по человеку, что еще и бросился вперед на взрыв. Он вновь отлетел, и, вновь, под неверящие взгляды почти всех присутствующих, встал на ноги. Вот только теперь кое-что изменилось и у Крейга. Треугольное лезвие, что венчало его копье, отломилось.
  - Мое!.. Мое копье!! Что ты сделал с ним?! - рев пирата был уже не столь гневен, сколько обижен.
  - Я ударил его пять раз! - довольно заявил Луффи. - Теперь готовься! Этого места более чем достаточно, чтобы запустить тебя подальше!
  Они оказались на довольно большом обломке супергалеона. Верхняя палуба надстройки.
   - Со сломаным лезвием, это только бомба на палочке! Твоя сила уменьшилась вдвое! - всю эпичность момента он сам же и уничтожил...
  - Ты так думаешь? - Крейг вновь взял себя в руки и наполнился презрением ко всем окружающим. - У меня еще много оружия, способного убить тебя. Ты уже дважды попал под взрыв и плюс твои старые раны. Это больше подходит на блеф! - объявил он вовсеуслышание. Хотя на мой личный взгляд тянул время, отдыхая и придумывая, как победить. Тактиком он, все-таки, был отличным.
  В эту передышку, когда оба противника то ли думали, то ли просто отдыхали, произошел интересный разговор между Санджи и его стариком. И если бы не резко попытавшийся отправиться на тот свет Гин, я бы его с радостью послушал. Но этот араб внезапно попытался встать, что-то протянуть про силу Дон Крейга, и, само собой разумеющееся, своими попытками полностью разрушивший тот хрупкий баланс, что получилось востановить в его легких.
  - ..между жизнью и смертью. Достаточно небольшого сомнения и ты умрешь, - донесся кусочек разговора до моего уха.
  - О чем ты? - не понял своего старика Санджи.
  - Я знаю, что тот парень никогда не сомневается. Ему не нужно оружие. И его убеждение так сильно, что отметает страх смерти!
  - Убеждение... - протянул Санджи, но разговор прервали.
  - Ты готов?! - взревел Крейг. - Ты был обречен в ту минуту, когда стал перечить мне, великому Дону Крейгу!
  Бросок и удар, заставили Луффи отступить. Он отпрыгнул назад, на одну из уцелевших рей грот-мачты, непонятно по какой причине все-еще торчащую в правильном направлении, вверх. Но это помехой его противнику не стало. Одни удар взрывного копья и мачта просто переломилась, начав падать на броненосного пирата. Еще один удар, и над головой Крейга несущийся массив дерева разлетается на части. А спустя мгновение из его рук вырывается поток плаемни: огнемет, встроенный в его доспех сжигает и откидывает несущийся обломок реи, что был умело запущен Луффи.
  - Резиновый Гатлинг! - руки Луффи словно размноживаются, осыпая пирата ударами. Но эфекта это не приносит: ударов много, но сила их слаба. В битве с серьезным противником больше похоже на отвлечение внимания. О чем и спешит сообщить Крейг.
  - Ха! Ты беспомощен! Против этой стальной брони ты беспомощен!
  Но атака не закончена. Призимлившись на ноги, Луффи замахивается.
  - Пистолет! - Крейга выгибает. Даже отсюда видно, как скривилось от боли его лицо. Но доспех опять уцелел. Как и его обладатель. Взрыв копья и Луффи отлетает куда-то назад.
  - Идиот! Даже сотня ударов обезьяны не может сломать эту самую мощную броню в мире! - Он внезапно оказывается на обломке сваленной им мачты. - Секрет в исключительном вооружении и сверхчеловеческой мощи! И тот кто не подчинится сильнейшему, тот умрет. Ты понял, мальчик?
  С рук его срываются давешние шарики, широким ввером несущиеся вниз, к доскам обломка. В таком количестве эти бомбы способны полностью потопить весь обломок, не оставив шанса съевшему Фрукт пирату.
  - Все кончено! Выживают только сильные! И это я! - радостно хохочет Крейг, а Луффи, поняв, что падает вниз, устремляется к Крегйу, на мечту.
  - Стой! Это ловушка! - как позволяет горло, кричит Санджи, но резиновый парень его или не слышит, или просто игнорирует.
  - Резиновая!.. - догоняемый своими отставшими в гигантском замахе руками, Луффи летит прямо на того и ждавшего Крейга. Копье совершает свой взрывной удар, но на этот раз Луффи даже не откинуло. Каким-то наитием он смог сдвинуться вбок, пропустив сам взрыв сбоку от себя и лишь опалившись пламенем вокруг него. Я ожидал второго удара, уже другого и фатального, но Крейга, буквально, отшатнуло. Понял я лишь позже, что, на самом деле, его просто смешала та самая непреклонность во взгляде, о которой говорил Зефф. Она заставила его замешкаться, опоздать с ударом, и позволила "базуке" без каких либо проблем выстрелить.
  - ...Базука! - две руки догнали своего хозяина. С сумасшедшей скоростью они, буквально, вонзились синеволосого пирата.
  - АХА-ХА-ХА!!! - орал пират, слетая со своего высокого пьедестала. - Не сработало!!! В конце концов и у твоей силы есть предел!! Но я впечатлен, что тебе удалось повредить самую сильную броню в мире!! Ты можешь умереть счастливым!
  Наверное эти слова, брошенные под гром разрывающихся бомб и разламывающегося обломка корабля, на котором проходил бой, для замершего на месте будущего короля пиратов послужили спусковым крючком. Он прыгнул вперед, буквально оказываясь над своим противником.
  - Резиновая Базука! - разнеслось над морем, и во все сторону от сбившехся в комок противников разлетелись осколки: "самая мощная броня в мире" была разбита! Под безумно блшиставшую улыбку Луффи, мир пронзил вой Дона Крейга, не победный и не радостный: вырванный той внезапной болью, что одновременно пронзила его тело и тот остаток, что назывался его душой.
  - Дон! -вторил ему вопль пиратов с воды.
  - Да! - кричали коки.
  - Не начинай праздновать! - внезапно оборвал их всех сам Крейг. Даже без основы своей брони, в его рукавах были припасены еще фокусы. - Насекомое!
  Из его рук, вытянутых в сторону повергшего его противника, выстрелила широкая и тонкая сеть. Она, словно хищное создание, оплела Луффи, захватив его и не давая двигаться и вытягиваться в сторону обломков: Крейг не выпускал свою веревку, что соединяла его с сетью, и тем самым контролировал, чтобы падение закончилось плачевно - в море.
  -Ты не сбежишь! Это железная сеть! А под нами морое!! Игра окончена, мальчик-молот! Еслия потяну тебя за собой, то ты утонешь! - орал Крейг, несясь к беснующимся под ним волнам. - После битвы всегда последним смеюсь я!!!
  Ответ Луффи если и был, то я его не услышал. Зато каждый увидел, что сквозь промежутки в железных нитях , в разные стороны высунулись руки и ноги резинового паренька. Высунулись и победили. Ноги, закрутившись в мощную пружину, стопами охватили самого могучего пирата на Ист Блю под подбородок. Руки, как балансиры, помогали телу закрутиться. А сам Соломенная Шляпа выгнулся огромной дугой.
  "Как ему удается продолжать бой даже сейчас? Это то, о чем ты подумал?" - опередил язык Санджи его старый приемный отец.
  - Идоты! Помогите мне! - заорал из своей безвыходной позицы Крейг, на что его пираты тут же, из непонятных мне закрамов достали гарпунные абордажные арбалеты, по хорошему весящие с треть человеческого веса.
  - Стреляем в него все вместе! - заорал кто-то из них, видимо оставшийся в живых командир мелкого пиратского ранга. И одновременно в воде оказались мои кинжалы, а на лицах некоторых из пиратов успел попрыгать Санджи, только и успевая удрать с одного конвульсивно опускающегося под воду пирата на другого. Но этого хватило всем, чтобы понять, что стрелять не стоит.
  - Резиновая Кувалда!!! - под дикий ор Крейга, обозначил свое действие Луффи. Великий Пират Ист Блю, словно куколка на веревочке, что попала в руки ребенку, раскрутилась и выстрелила. Так и не разбитый плавник все-таки оказался разломлен. Голова Крейга, со всей его массой и весом, с разлета, да еще и с мощным ударом под подбородок, смогла пробить огромынй массив досок. Но сама такое не пережила, отделавшись пусть и не столь критичными, но все-таки весомыми дл нормальной жизни повреждениями.
  Все вокруг взорвалось гвалтом криков. Кричали одни, кричали другие. Одни благим матом и рыданиями, а дургие благим матом и радостью. Коки были в шоке. Пираты были в ужасе. И какие-то робкие попытки навести среди них порядок просто проваливались. А виновник торжества, словно никем не замеченный, таки шлепнулся в воду.
  - Если все корабли и люди Крейга - сила. Если все его оружия и яды - сила. То "стержень" этого мальчика также является силой, - усмехнулся в усы Зефф, подводя итог этой битвы.
  - Внутренний стержень... - неслышно прошептали губы молодого кока, как в прострацию смотрящего в море.
  - Я случайно знаю идиота, который душит в себе этот "стержень". Без всяких причин, - Зефф развернулся, и как умудренный седиными человек, узревший что представление закончилось, направился внутрь своего ресторана. - Что ты делаешь? Он не сможет всплыть без твоей помощи. Море нанвидит тех, кто съел дьявольский фрукт. Оно забирает у них способность плавать.
  - Проклятье! Старик, почему ты сразу не сказал?! - Санджи в одно мгновение рыбкой ушел под воду, так чисто, что мог вызвать мою зависть, увиди я это.
  Но я не видел.
  Я был в другом месте. Там, где должен был быть.
  - Я еще самый сильный человек в мире!!! - рев разнесся над полем боя. - Никто не может не подчиняться мне!!! Я выйграл все битвы!!! Ничто не может противостоять моей всемогущей силе!!! Я буду побе... по... пада... абе... Я - самый сильный чело...
  Бах! Бах!
  Два выстрела слились в один. Так и не дошедший до своего капитана Гин упал на колени, наблюдая за тем как его бывший капитан, его кумир и цель подражания, человек, ставший для него символом, с простреленной головой, сверкая вместо глазниц кровавыми пропастями и оставив на повидавшей многое палубе останки того, что когда-то могло мыслить себя, как человек, погружался под воду. Несколько мновений и лишь мутное кровавое пиятно на темных волнах бесконечного моря напоминало о происшедшем. А спустя минуту и того не осталось. Его, Гина, двуствольный пистолет медленно опустился, потеряв остатки порохового дыма, что часто использовался среди пиратов. А я просто разжал пальцы, давая этому орудию смерти отправиться вслед за тем, кого оно убило в последний раз. Тем, кто, по сути, стрелял им все время.
  Прощайте друзья! Передо мной, невидимые никому кроме меня, проплыли отголоски моих старых воспоминаний. Моих старых друзей и товарищей, что пали в битвах с этим монстром. Простых истерзанных и убитых людей, что были им жестоко убиты. Разоренных городков и деревень, что встречали опоздавших спасителей развешанными на ветках трупами и пепельными скелетами жилищь. Тот отец, что так и не смог защитить свою жену и двоих детей, потянувшись к ним в последнем вздохе и оказавшимся пронзенным гигантской саблей к борту. Всех, кто ждал этого дня, и кто, я верю, никогда не будут стоять с этой мразью на одних небесах. Он будет глубоко, в ледяном пламени преисподней. И если надо будет...
  Он не оставлял никому шансов. Не оставили шанса и ему.
  
  Корабли компании прибыли в аккурат через час после драки. К тому моменту пиратов, проведших чуть более получаса в попытках удержать свои бренные тушки над поверхностью воды, кстати, удалось это не всем, достали и скрутили, приткнув в какой-то дальний угол плавника, кое-как собранного после встречи с головой их шефа. Что мешало им попытаться залезть самим или взбунтоваться? Ну, наверное, радостная улыбка резинового мальчика, что отправил в далекий полет их "великого и всемогущего" босса, угрюмое лицо Санджи, то и дело что-то агрессивно бурчащего под нос, пустое выражение смиренно-отрешившегося Гина, их единственной оставшейся надежды и изредка срывавшиеся с моих пальцев молнии, что красиво вспенивали воду у моих ног. Ладно, не буду утаивать, но часть ушедших под воду - моя вина: я задумался, ушел в мысли слишком глубоко, а разряд, что срывался в воду, получался очень сильным. Стыдно, но совершенно не жалко. Все эти люди передо мной людьми были ровно настолько же, насколько и мы были для них всего немногим ранее, когда им казалось, что они победят. Никакой миротворческой деятельности в пользу бедности не было. Никто не запихивал пиратов в одну лодочку дабы спасти их и их предводителя, никто никуда не убегал. Некому это было осуществить. Да и я бы не позволил. Если несчастный Демон решит что он хочет исправиться, пусть попросит священника исповедовать его перед плахой. А быть может и плахой дело не закончится, все-таки награду выставляли за голову их капитана, а всякую шваль эффектнее отправлять на каторгу, чем просто убивать. Десять лет каторги и они могут оказаться вновь на свободе. А могут и помереть там. Их проблема. Их путь. Хочешь жить за счет других людей, будь готов, что искупление тебя найдет.
  Лишь ненадолго во всем этом ожидании проявилось оживление. Когда на горизонте появились корабли, Луффи радостно сообщил молодому коку, что теперь он отдал долг, и может вместе с этим самым коком отправиться на Гранд Лайн. Санджи естественно прорычал что-то в ответ, на весьма повышенном голосе. Слово за слово, и вот он уже с самой светлой улыбкой на лице рассказывает Луффи о неизведанном Алл Блю. Море, в котором встречаются все рыбы этого мира: со всех его четырех частей. Мечта любого повара. А для блондина просто смысл жизни. Мог бы быть... Прервали их трубы подошедших кораблей.
  Пиратов погрузили, корабли с ремонтным снаряжением пообещали прислать на следующий день, и отчалили. Моя просьба к Зеффу, дабы не светить меня больше необходимого. А дальше люди опытные, повара сослались на усталость, отдали некоторых серьезно раненых, и проводили боевых шляпок восвояси. В порту их встретит уже сам пан, который будет читать ликбез по поводу отсутствия их великого, но скромного боевого лидера на не менее великом и скромном ресторане Баратье во время битвы с грозным пиратом Крейгом, совсем не великим и отнюдь не скромным. Ну и что всем лучше молчать и не задаваться глупыми вопросами, иначе придет злая Мира с ружьем, заряженным солью, и поступит по всем известной методе, испытанной впервые на этом самом великом и скромном. Шляпок это вдохновит, кто-то даже попросится на эту процедуру, но там люди не глупые, поймут, что смысл молчать имеется.
  Когда суматоха стихла, коки сели обедать. Молча за длинным столом. Мы с Луффи сидели за соседним столиком, поглощая поданный нам суп.
  - Кто сделал этот суп? - после нескольких ложек вскочил на ноги Патти. Лицо его выражало восторг, но стоило радостно вскочившему Санджи пролепетать, что "это он" и "правда ли он обалденный", как рожа его скисла. Сложносочиненно скисла. Вроде не может отрицать истину, что суп действительно прекрасен, но сказать нельзя. - Он отвратителен!
  - Да! Никогда хуже не ел! - бухнул ложку в тарелку Карне, предварительно перекачав часть жидкости в свой живот, дабы ни единая капля его не вынеслась за границы тарелки.
  Один за одним коки вскакивали и кричали, что суп плох и подавать его нельзя никому и никогда. Молчание воцарилось лишь когда Зефф медленно и ритмично черпавший первое блюда своим черпачком не выдал:
  - Каков бы отвратителен ни был суп, мы, морские коки, не имеем права переводить продукты даром.
  Санджи не выдержал и, громко хлопнув дверью, уронив стул и в сердцах высказав все, что он думает о понурившихся коках убег. Лишь негромко щелкнувшая в тишине зажигалка, видимо услышанная лишь мной да шеф-поваром, да струйка потянувшегося дыма сообщали, что он так и остался за дверью, приткнувшись, в расстройстве чувств, к стене. Все молчали. Минута за минутой. Лишь чавканье молодого капитана, уже отставившего тарелку и евшего половником из кастрюли, звучало в замершей столовой. От взгляда на это Зеффа у меня даже мурашки поползли по спине, а Соломенная Шляпа ничего, как ел, так и ел, кидая полные непонимания взгляды на всех вокруг.
  - А по-моему, это очень вкусный суп, - выдал он, скрябнув черпаком о дно.
  - Он не просто вкусный, - сел наконец так и замерший на ногах Патти. - Он просто превосходен.
  Из его глаз брызнули слезы.
  - Если бы я мог, я бы хотел его есть всегда! - рядом разрыдался Карне, одну за одной заливая ложку в рот.
  Коки, словно спущенные с пружины, один за другим, набрасывались на суп, выкрикивая ему поистине профессиональное и человеческое восхищение.
  - Я был поваром во всех морях оттого мира, - отставил в сторону свою тарелку Зефф. - Эй, парень. Молодой капитан. Ты возьмешь этого маленького баклажана с собой? Гранд Лайн - его мечта. Возьми Санджи с собой.
  - Нет, - поднял голову Луффи.
  - Что??? - вскинулись повара.
  - В чем дело парень, ты разве не хотел его себе на корабль поваром? Что с ним не так? - Зеф прищурился. Он уже понял причину, но все еще хотел, чтобы ее озвучил сам Луффи. И где-то на внутренней подкорке я почувствовал, что и Луффи понял это. Маска идиота иногда срывалась, было такое ощущение, а затем вновь становилась на место, словно она была истиной. Я все никак не мог распознать, что же там глубже. Насколько это ощущение было маской, а насколько настоящим состоянием дел.
  - С ним все в порядке. Я хочу, чтобы он пошел со мной. Но он говорит, что хочет быть поваром здесь. Я не могу взять его, даже если вы меня попросите.
  - Значит, ты не согласишься, пока он сам не попросит об этом?
  - Верно, - кивнул Луффи и протянул Зеффу кастрюлю. - Еще!
  - Ясно, - старый повар сперва фыркнул, а потом вздохнул, даже не потянувшись к кастрюле. - Значит проблема в том, как заставить этого мелкого нытика сказать это...
  Этот разговор прервал дикий крик. Затем что-то врезалось в ресторан. В сию же минуту коки вылетели наружу. На лицах каждого читалось неверие и непонимание: "Неужели еще один пират?!". Но это оказалось нечто интереснее.
  - Рыбочеловек! - воскликнул кто-то из поваров. - Они приплыли всех нас съесть!
  - Идиот! - рявкнули на него. - Это человек в пасти акулы!
  - Есаку? - опознал нечто Луффи - Почему ты здесь? Что с остальными?
  Картина была маслом... Ровнехонько на Санджи валялась огромная, с полупроглоченного человека, акула. Странная и страшненькая, ибо никакого сходства с привычными героями Челюстей я в ней не узнал. Из пасти ее торчало тело одного из миньонов Зорро, версия лысая с банданой и протектором на ней. Страшная. Версия в очках убивала мое чувство прекрасного чуть меньше. Как его не раскусили надвое, мне стало понятно, когда его таки достали из будущего блюда ресторана. Равно и то, почему эта акула с таким бешенством неслась в Баратье. Ногами он выдавливал ей глотку, вероятно, включая рефлексы рыбьего ЖКТ, на манер пресловутых двух пальцев для человека. А зубы держал с одной стороны плоской стороной меча, пристроенного на спине, а с другой массивной бляхой на затянутых повыше, к пупку и далее, штанах. У рыбы просто выбора не было, как прервать это издевательство в ее приеме пищи, кроме как довести его до Баратье. Кстати умная рыбка. В меню это стоит прописать особо - цену поднять получится. Соте из очень умной акулы: она знала кого и куда надо отвезти.
  - Братец Луффи! - взвыл Йосаку. - Мы не смогли догнать Сестренку Нами, но, судя по курсу, мы знаем куда она направляется!
  - Отлично, значит мы можем ее вернуть. - согласно кивнул Луффи.
  - Проблема в ее направлении... Это действительно опасное место! - его поместили в кресло и завернули в одеяло.
  - Деревня Кокояши, захваченная рыболюдьми Арлонга, - перервал я его. - Могли бы спросить у меня.
  - Ч-что? - вылупился на меня миньон.
  - Откуда ты знаешь? - нахмурился Зефф.
  - Эту информацию, я опасаюсь, разглашать не стоит, - вздохнул я. - Личная. Скажем так, милый рыжеволосый навигатор очень своеобразно борется за спасение своей родной деревушки.
  - Господин Ван! - протестующее вскричал Йосаку.
  - Почему этим не занимается дозор? - засмолил сигаретой Санджи.
  - Потому что дозору постоянно докладывают, что проблема решена. - Я внимательно посмотрел на лысоглавого, побледневшего под этим взглядом. - А те, кто знают истину, позорно молчат об этом.
  - Мы не можем сказать! Они же нас убьют! Всех! - вырвалось у Йосаку.
  - Вот потому вы и молчите. Слабаки и трусы, - сплюнул Зефф. - А ты Ван?
  - Последний год, любое слово с моей стороны в адрес крысы в дозоре, приравнивалось к клевете. Ни я, ни мои люди, ни кто угодно, связанный со мной не мог этого рассказать. Информацию слили бы в пустоту, а на Шляпки повесили бы ярлык протестующих против дозора. Ты знаешь, что это приговор для компании.
  - И ты сидел, сложа руки? - иронично дернул себя за усы Зефф. - Не верю.
  - Скажем так, я готовился, - улыбнулся я в ответ. - Но...
  - Сейчас есть возможность победить! - вскинулся внезапно Йосаку. - Братец Луффи! Нам нужна твоя сила!
  - Я не все понял, но хорошо! - кивнул пират в соломенной шляпе. - Я размажу этого Арлонга, и Нами сможет спокойно отправиться с нами на Гранд Лайн! Вперед!
  - Стой, - Санджи, прислонившись к стене и скрестив руки на груди, уткнулся глазами в пол. - Я тоже иду. Возьми меня с собой, - вокруг нас разлилась тишина. - Я хочу с тобой пройти "путь к королю пиратов". Мы оба знаем, какого иметь сумасшедшие мечты. Я пойду ради самого себя. Я стану поваром на твоем корабле и найду Алл Блю. Согласен, или нет?
  - ДААА!!!! - буквально взорвался Луффи. - УРРААА!!! Ван! Ты все слышал!
  - Что ж. Ты сумел достучаться до него, - кивнул я, улыбнувшись. - Капитан Луффи, я взойду на твой корабль как торговец, и буду решать все вопросы, связанные со снабжением на твоем корабле. И узнаю истинный лик этого мира. Ты принимаешь меня?
  - ДА-ДА-ДА!!! - Обнявшись с Йосаку он пустился в пляс. - Сразу два классных члена команды! Ура!
  - Поздравляю Братец Луффи! - орал лысый миньон.
  - Вот и все, парни, - как-то неловко улыбнулся Санджи. - Простите за все проблемы.
  - Тьфу! - картинно сплюнул Патти. - Я хотел быть тем, кто выкинет тебя отсюда. А теперь ты сам уходишь!
  - Простите, что заставил вас разыгрывать этот спектакль, - отшил того молодой кок.
  - Черт! Ты знал?! - вскричали хором Патти и Карне.
  - Конечно. Вы все идиоты!
  - Что?!!!
  - Вы таким ужасным способом хотели выгнать меня... Верно старик? - самым пронзительным взглядом, из тех, что может подросший сын адресовать отцу, посмотрел на Зеффа Санджи. Лицо старика ни на минуту не дрогнуло. Оно застыло, словно стараясь не выдать то, что было за ним.
  - Верно, маленький баклажан. Я всегда ненавидел детей. Не было и дня, когда я не сожалел о том, что спас тебе жизнь.
  - Ты должен с нетерпением ждать то время, что тебе осталось, - рыкнул в ответ, так и не пробившийся сквозь эту маску парень. После чего развернулся и ушел. Без жестов или чего-то еще. Тихо и немного понуро. Наверх, к себе.
  Когда звук его громких башмаков стих, также ушел и Зефф. Вот только спина его была еще более согнута. Все-таки он был давно размокшим сухарем.
  
  
  Арка 2. Быстрая, или настоящие джентльмены всегда решают свои вопросы.
  Лодка покачивалась на вечно подвижном море. То и дело ее деревянный бок ударялся о толстые канаты бечевы, что обхватывали доски ресторана Баратье на его выступе причала. Широкий борт, обхватывающий массивную надстройку над палубой, огромную кухню-столовую личной яхточки Санджи, был завален продуктами. Улыбающийся Луффи, уже разминающий пальцы над охлажденными кусками вяленного мяса был словно кощей, над златом чахнувший. Йосаку что-то непонятное творил сверху, пытаясь распутать узлы под свернутым парусом. Ну а я, устроившись на широкой скамье у самого носа, взирал на выстроившихся в почетный караул коков. Образовав нечто вроде коридора от дверей Баратье до самой лодки, они молча ждали. Вдруг двери распахнулись, и из них, с вещмешком за спиной вышел Санджи. Он молча прошел к лодке, одним движением вырубив решивших на последок прищучить надоедливого паренька двух замов замшефповара, он уже было шагнул на лодку, когда наткнулся на удивленный взгляд Луффи.
  - Вперед, - громко сказал он.
  - Не будешь прощаться? - слегка вытянулось лицо Луффи.
  - Нет.
  - Эй Санджи! - донеслось с балкона, опоясывающего третий этаж Баратье. Высокий цилиндр шеф-повара Зеффа вздыбался в небо. - Не простудись.
  Он сказал это не громко. Но буквально в момент маска с лица блондина слетела. Из глас буквально хлынули слезы.
  - Хозяин Зефф! - он оказался на коленях перед ним. - Я должен Вам очень много!!! За все это время!!! Я буду помнить свой долг до самой смерти!!!
  - Придурок! - вместо Зеффа взвыли Патти с Карне в два голоса. - Я буду скучать! - и следом подтянулись все остальные повара, - Как грустно!
  Я не видел лицо Санджи, впервые увидевшего насколько он ценим и любим здесь, но потом легкая полуулыбка не сползала с его лица не меньше пары часов. А в тот момент даже Зефф скрыл глаза рукой и натянул колпак пониже. Наверняка он пробормотал нечто вроде "Придурки, мужчины не плачут!", но это было столь невесомо и неслышно...
  - Мы встретимся снова!!! Уроды!!! - заорал Санджи и был тут же подхвачен Луффи.
  - Вперед! Поднять паруса!
  Лодка олтплыла.
  А я вспомнил слова Зеффа, сказанные мне незадолго до отплытия: "Ван, следи за ними. Они все еще дети". И мой ответ "Да".
  
  Спустя часа четыре, я хотел выкинуть этого миньона в море. Он так растрогался прощанием кока, что сперва ревел а затем подхныкивал, не переставая.
  - Хватит реветь. Не унывай! - попытался подбодрить его Луффи.
  - Заткнись уже, - был более прямолинеен, или скорее злобен, Санджи.
  - Я слишком взволнован! - сквозь всхлипы отвечал миньон. - Прощание было таким трогательным!
  - Лучше расскажи, куда мы плывем и что это за место? Что за Арлонг? - фыркнул Санджи, развалившийся рядом со мной на носу.
  - Да! Я хочу побыстрее спасти Нами и отправиться на Гранд Лайн! - резиновый мальчик активно жестикулировал на бушприте. То и дело казалось, что он должен упасть.
  - Ты ужасно счастливый, - Санджи был скептичен и как-то непоследователен. Видимо по голове все-таки весомо досталось. - Даже если мы спасем Нами, нас будет всего шесть. Ты уверен, что этого хватит для Гранд Лайн? Любая ошибка будет фатальной!
  - Мы сможем найти новых товарищей на Гранд Лайн. Из-за этого это море и зовется "раем"! - ни на секунду довольное выражение не слезало с лица Луффи.
  - Ты хотел сказать "могилой пиратов"? - это было довольно частое мнение.
  - Просто когда мы уплывали, владелец сказал мне, что есть некоторые пираты, что называют это море "раем", - расплылся шире прежнего Луффи, на что получил лишь закаченные глаза.
  - Санджи, там точно так же, как и тут, разбросаны острова-королевства и живут люди. Ну почему сразу могила? - спросил я.
  - Ну они ведь там массово гибнут, - просто пожал плечами кок.
  - Там просто самих пиратов гораздо больше и дозор посерьезней нашего. Простой животный отбор, - махнул я рукой.
  - Хотя если там я буду с Прекрасной Нами, то никакой Гранд Лайн нам не помеха!.. - появилось безудержное желание кое-кого стукнуть. Такого чуть ли в сердечки не покрывшегося, и чуть ли не на кота в сметане ставшего похожего.
  - Нет мастер Санджи! Вы не правы! Если бы вы знали, куда направляетесь, то обязательно вернулись бы со мной! - вступился Йосаку, вызвав мою ироничную улыбку. - Это море действительно страшно! Но не только из-за пиратов и дозора! Три управляющие миром силы столкнулись на нем! И одна из них это Шичибукаи! Они семь пиратов, признанных правительством!
  - Пираты? Правительством? - за разъяснениями блондин уткнулся взглядом в меня. Мое лицо ему сказало очень многое.
  - Да! Они грабят пиратов, и для реабилитации своих прошлых поступков отдают часть награбленного правительству! Другие пираты зовут их "правительственными собаками"! Они оооооочень сильны! - весь прямо вытянулся миньон. - Один из них Михоук Соколиные Глаза, что победил братца Зоро!
  Вот зря он это сказал. Мой глубокий, полный тоски и сострадания к бренности мира, вздох был заглушен безумным криком.
  - ДАААА!!! ЕЩЕ СЕМЬ ТАКИХ, КАК МИХОУК!!! Я хочу на это море!!! - Луффи почти впал в экстаз. Но поглощенный своим же страхом и рассказом, миньон этого не заметил.
  - Среди Шичибукаев есть один рыбочеловек, Джинбей! Лидер пиратов рыболюдей!
  - Рыболюди? - Санджи вновь посмотрел на меня. - Ты же помнится говорил про рыболюдей, Ван?
  - Ага-ага! - моментально включился обратно Луффи.
  - Да. Туда, куда мы сейчас плывем, обосновались рыболюди, что ушли от этого самого Джинбея. Это вообще долгая история, потому не суть важно.
  - Рыболюди это вот так? - Луффи непонятно откуда достал блокнот с карандашом и нарисовал рыбу с четырьмя ногами под брюхом.
  - Балда, они ходят! - заявил на это Санджи, после чего нарисована была уже рыба торчащая вертикально с ногами и руками.
  - Нет-нет! От рыбы только голову. Остальное как у человека, - как знаток заявил я. Тело рыбы сузилось, представив нам лопату с ручками и ножками да ртом. Выглядело очень забавно!
  - Да вы можете сконцентрироваться хоть на минуту??? - завопил Йосаку. - Место, куда мы направляемся - Арлонг-парк! Там правит рыбочеловек по имени Арлонг! Когда-то он бился рядом с самим шичибукаем Джинбеем! Он гораздо сильнее Дон Крейга!
  - Да-да! - выпустил облачко дыма Санджи. - Но интересно, какое отношение имеет Нами к рыболюдям? Возможно она русалка?! Это прекрасно объясняет ее красоту!!! - последние фразы уже были сказаны настолько медово-сладостным голосом, что я чуть не расцеловал Луффи:
  - Вот так? - на давешнем рисунке появились волосы вокруг лопатообразной головы со ртом и подпись: "Нами".
  - Я убью тебя!!! - в момент взъярился Санджи. Зато просто материализовавшийся образ мифической русалки исчез.
   - Да вы хоть понимаете, о чем я говорю?! - бесновался миньон под мой хохот.
  - Да, там сильный рыбочеловек, ясно, - с полным умиротворением кивнул Луффи.
  - Нет! Вы не понимаете насколько он силен!
  - Когда мы туда доберемся, мы поймем, - как слабоумному разъяснил он.
  - Успокойся, Йосаку, - махнул я рукой, сам наконец успокоившись и утерев выступившие слезы.
  - Зачем я вообще это говорил? - под нос буркнул тот, затравленно уставившись в палубу.
  - Ладно-ладно, - Санджи встал и потянулся. - Давайте поедим. Что вам приготовить?
  - Мясо! - Луффи всегда готов перекусить.
  - Жареные бобы! - подхватился и Йосаку.
  - Хорошо, оставьте это мне. Эх, лучше бы я готовил прекрасной Нами, а не вам! Ван?
  - На твое усмотрение, только не очень тяжелое, ты знаешь, - я тоже поднялся и достал из кармана улитку связи. - Я пока должен кое-какие вопросы уладить.
  Кок ушел в свою кухню, Луффи с Йосаку что-то бедокурили на носу кораблика, а я пошел к корме. За пристройкой ветер немного слабее, а значит и связь лучше.
  - Пан, это дух твой бессмертный, - поприветствовал я своего главного заместителя уже второй раз за день.
  - Ребята с пиратами Крейга доложились, что идут хорошо и уже через пару часов будут в одном из портов, где их встретят наши корабли, - что-то жуя, раздался грубый голос моего старого друга.
  - Отлично. Но пусть идут сразу на базу.
  - Что-то не так? - сразу уловил намечающийся подвох старый вояка.
  - Примерно. Помнишь базу Арлонга?
  - Только не говори мне...
  - Мне нужно еще несколько боевых кораблей с абордажными командами побольше и туда же план "Гум-ковной".
  - Так! - звучно проглотил он это нечто. - А теперь все медленно и по порядку.
  - Ну хоть не по-армейски дважды, - хмыкнул я.
  - Ты мне поерничай еще! Второй раз за день срываешь ребят!
  - Теперь уже других! Но все просто. Остров Кокояши, на котором засели и держат полностью под контролем рыболюди, имеет некоторую тенденцию оказаться вне юрисдикции всяких мерзких пиратов.
  - Ты плывешь туда? Один?
  - Да, но не совсем один. И у меня есть весомая причина полагать, что сегодня рыболюди будут уничтожены. Как и предатель в стане дозора. Нужна полноценная помощь местным жителям и план экономической поддержки населению после оккупации.
  - Так вот под кого ты разрабатывал этот план... - тяжело вздохнул пан. - А ведь все скрывал и отмалчивался. Организовать все смогу в семь часов, начиная с тепершнего. Управитесь?
  - Успеете к опускающейся пыли. Жду.
  
  Стол был накрыт спустя час. Мясо, запеченное с овощами, источало просто непередаваемый аромат, от которого текли слюни. Две огромные сковороды со скворчащими овощами в каких-то неизвестных мне соусах, прекрасно сервировали огромный кусок свинины, надрезанной и украшенной небольшим количеством зелени. Рядом стояло несколько скрытых крышками глиняных горшков, еще парящих жаром. А рядом, прибитые вилками к столу, подергивались две резиновые руки.
  - Луффи, ты же хочешь стать королем пиратов, так? - поучал я заткнутого огромным печеным картофелем капитана Соломенную Шляпу. - Тогда ты обязан научиться приличиям. Хватать мясо руками Нельзя. Совсем Нельзя! Есть вилка и нож!
  - Эфо долго и фкуфно! - медленно и грустно прогундел Луффи.
  - Да, а кто сказал, что Король пиратов это легко и просто? Пока не сдашь мне экзамен на тему приличий и этикета, есть будешь только так!
  - Не хофу!!! - промычал тот.
  - Зато насколько это круто выглядит, когда на большом сборе пиратов ты, в отличие от всех будешь медленно и весомо вкушать пищу, заставляя одними своими движениями дрожать всех в округе. Они будут бояться пискнуть лишний раз, дабы тебе не помешать!
  - Но я хофу ефть! - не сдавался он даже на это. - Но быть кфутым тоже хофу...
  - Я же не говорю всегда так делать, но научиться ты должен! Это должен уметь любой Король Пиратов!
  - Да... - он, наконец, грустно проглотил картофелину.
  - Вот име...
  Меня прервала поднявшаяся рядом с лодкой гора.
  - УААААААА!!!!!!! - раздавшийся визг сбоку буквально оглушил.
  - Йосаку, откидывая копыта, делай это молча! - на рефлексе в него влетело пару сотен вольт вместе с моей рукой. Микро тазер, приводящий в сознание. Не наоборот!
  - Ого какое чудище! - присвистнул кок. Он был удивлен его размерами, разве что. Хотя готов поклясться, что где-то над его головой промелькнул образ гигантской сковородки, необходимый для зажарки этого...
  - А это бык или рыба? - оформил в вопрос наше общее затруднение Луффи.
  - Это морской король!!! - визг сбавил интенсивности, перейдя в разряд шепота, но еще оставаясь визгом. - Его привели с собой рыболюди!!!
  - Они и сами заплывают в наши моря. С Гранд Лайна, - отмахнулся я. - Но эта штука может быть опасной, они любят переворачивать лодки.
  Однако морской бык был и сам удивлен. Даже, скорее, озадачен. Он не совсем понимал, почему он находится именно здесь и что конкретно ему тут делать. Равно как и мы. Я бы даже сказал, что он выглядел миролюбиво и глуповато.
  - Луффи! Он голоден! Отдай ему нашу еду и сматываемся отсюда!!! - увы, наш друг Йосаку за последние несколько дней так и не понял, что именно этой фразой он активирует режим берсерка у резинового паренька.
  Глаза Луффи сузились, а его рука... наоборот вытянулась, со скоростью пули полетев в подбородок подводного минотавра. Тот такого совершенно не ожидал, потому удар его откинул на спину, взметнув вокруг миллионы брызг. Кстати от пригвожденных вилок не осталось и памяти, они оказались где-то на досках под столом. Равно как и впечатанная подбитым металлом черным каблуком голова резинового парня.
  - Ты что делаешь, дубина! Он же просто голоден! Иди сюда рыбка, на, съешь это! - установив свой каблук на своем же капитане, Санджи протянул блюдо с мясом в сторону монстра. Быкоглав сперва было вскинувшийся уничтожить злостного грубияна, от такого слегка опешил. Логично, что предположить такой вариант развития событий сложно. А уж если у тебя мозгов как у коровы, весом в десяток тонн, так уж тем более. Казалось, он сейчас пожмет плечами (тем, что у него их заменяет) и съест предложенное.
  - Санджи, Морские короли не мо... - но не успел я договорить, как очередной удар откинул монстра. Теперь уже красиво выкинув из воды, и погрузив в нее в паре десятков метров в стороне.
  - Зачем ты это сделал?!?!?! - на два лада завопили Луффи с Йосаку. Но с такими людьми, как они, такими равно глупыми и прямолинейными, я опять опасался, что они орали каждый о своем.
  - Он хотел съесть вместе со мною! - рявкнул на них кок.
  - ...короли не могут съесть лишь чуть-чуть, поданное с рук. Они едят с подающими им носильщиками, - закончил я. И вновь под рев монстра. Теперь он был в бешенстве.
  - Приближается! - стек на доски Йосаку. - Он потопит лодку!
  - Значит резиновый, - замахнулся Луффи, но был остановлен вскинувшим руку Санджи.
  - Не лезь, я сам разберусь.
  И вместе с затяжкой, он воспарил на высоту пасти не менее, чем десятиметрового монстра.
  - Удар по шее! - с разворота, прямая, как стрела, нога вонзилась в горло морского короля. Вот теперь за исполнение прыжка почти с трамплина судьи могли бы дать немало баллов. Как и за оставшееся рядом плавать брюхо монстра. Отправившего такую тушу в затяжной полет, зрители приветствовали радостными овациями.
  - А теперь давайте есть! - с видом, словно муху прибив, Санджи широким жестом пригласил всех за стол.
  - Да! - в руках у резинового паренька оказались вилка с ножом, на шее салфетка, а сам он сидел на стуле возле еще пустой тарелки. Я впал в легкий ступор, что стоило мне очень многого... Едва ли не половины всего, что я мог себе положить.
  Еда закончилась быстро. Кок ушел на кухню и вернулся с неожиданной добавкой. Затем появились еще и холодные закуски. А под конец чай и десерт из трех видов печенья, любезно испеченных и уложенных в аккуратные коробочки еще Патти. И вот здесь я совершил вторую роковую ошибку за этот обед. И если с первой справились, просто еще добавив еды, и в результате все остались сытыми, то вот со второй...
  - А вы знаете, - задумчиво произнес я, глядя на мерно плавающее рядом с нами брюхо. - Ведь в некоторых странах на коровах ездят, или они возят телеги. Правда там быки в основном. А рыболюди на таких, интересно, ездят? Хотя они и так могут быстро плавать, зачем бы им?
  И вот тут я заметил этот огонек в глазах безумного капитана. Вслед за мной побледнел и Санджи, который по общению с Луффи уже успел немного его понять. А вот Йосаку это предстояло только когда он наконец увидел, как примотанная к мачте веревка обернулась вокруг шеи подводной коровы, а легкий пинок, на грани отправления на свет иной, вернул ее все же к нам. Корова вскинулась, завопила, увидела своих обидчиков, побледнела не хуже того же миньона, и ломанулась...
  Несколько часов бешенной гонки на волнах, то и дело стремившихся нас убить, под радостные вопли Луффи и полную адреналина кровь. И затем, наконец, появился остров. Мы неслись на высокую башню в восточном стиле: каждый ее этаж был словно выделен полого нисходящими скатами крыш. Огорожено оно было высоким бетонным забором со стоящими над водой воротами.
  - Это Арлонг-парк! - перекрывая шум всего вокруг заорал Йосаку. Ужас от встречи со страшным рыюболюдом, по-видимому, взял верх над приевшимися скачками по безумному хаосу волн под лодкой.
  - Ура! Арлонг, жди меня! - стоило только Луффи заорать это, как монстр начал забирать вправо. - Стой! Не туда!
  Но... не успели. Громкий удар и последовавший за ним полет, вынудили произнести лишь одно слово. А точнее букву. Но так громко и эффектно, как не могла сложиться и вся азбука. Мы летели над лесами. А затем в эти же леса и упали. С громом, треском и смягчением в виде чего-то ярко зеленого о трех мечах, куда-то в неизвестную даже ему сторону бегущего.
  - О Зоро! - мимоходом снося парня воскликнул Луффи.
  - Луффффффиииии!.. - протяжно донеслось в ответ из-под лодки, интенсивно очищающей лес под будущие посадки.
  - Какого черта вы тут делаете?!?!?! - когда обломки уже финально вкопались в землю, Зоро из-под них наконец выкопался.
  - Мы здесь, чтобы вернуть Нами, - отряхивал себя Луффи. Рядом сидел кок, куря иодной рукой вытаскивая Йосаку, торчащего вверх ногами. Сам я откинулся на то, что раньше было надстройкой и честно думал о том, как бренен мир и сколько еще я не успею сделать с таким подходом. - Ты еще не нашел ее? И где Усопп и Джонни?
  - Точно Усопп! Скорее! Некогда бездельничать! Его надо спасать! - вскинулся Зоро.
  - Погоди, что случилось?
  - Этот балбес попался в руки Арлонга! Если я сейчас его не спасу, его могут...
  - ОН УБИТ! - раздался громкий, полный слез, крик. Джонни, второй миньон, внезапно выбежал из-за кустов. Все тут же смолкли. Такого никто не ожидал. - Слишком поздно... Сестренка Нами убила Братца Усоппа!
  - Чт...??? - даже само слово не сформировалось, лишь своим отзвуком летая какие-то мертвые секунда над нами. А затем Луффи оказался над бедным миньоном
   - Что?! - взревел он.
  - Сестренка Нами убила Братца Усоппа! - как заведенный повторил Джонни.
  - Скажи это еще раз, и я убью тебя! - еще больше ярился резиновый паренек.
  - Оставь его Луффи! Он к этому не причастен! - оттаскивали его мы втроем.
  - Он говорит ерунду! Нами не могла убить Усоппа! Мы - команда*!
  - Ты не должен верить мне, но я сам это видел! - сквозь слезы начал яриться Джонни. Он даже попытался перехватить руки Луффи, сжав их со всей своей силы.
  - Кто сказал, что мы команда, Луффи? - Внезапно за нашими спинами появилась та, кого мы так "старательно" искали.
  - Нами!
  
  *(прим. авт.: в оригинале используется термин "накама", что на русский язык может переводиться и как друг, и как товарищ, и как сокомандник. Насколько известно мне, это что-то среднее между этими терминами, а, поскольку, я все-таки пишу по-русски и стараюсь соблюдать хоть какую-то литературность в тексте, я заменю это определение на слово "команда". Оно максимально близкое, в моем понимании, и столь же сильное, если речь идет о пиратской команде.)
  
  - Зачем ты пришел сюда? - Нами смотрела строго на Луффи. Словно никого вокруг больше не было. На лице ее была самая полная женская отрешенность, что только может и появиться на молодом и живом личике.
  - Ты это о чем? Мы в одной команде. Мы пришли за тобой! - Луффи поправил шляпу.
   - Напрасные хлопоты, - головка перекатилась с одного плечика, на другое. - Команда? Не смеши меня. Это было лишь чудаческое объединение бессмысленного сотрудничества, помнишь?
  Что-то рядом вскричал Санджи, ему нагрубил Зоро, в ответ на что, эти двое чуть не подрались. А я все смотрел в ее глаза. Они едва заметно подергивались. Буквально дрожь на грани видимости. Но все остальное лицо, словно маска, застыло. Нотку оживления внес Джонни, прокричав что-то про черствую ведьму с черным сердцем, и заставив девушку холодно улыбнуться. Не естественно. За те несколько вечеров и дней, что мы были в Баратье, я явно почувствовал, что холодность это то, чего не может быть у этой девушки. Это нажитая маска, словно решетка, скрывающая внутреннего ребенка.
  - И что же?.. В качестве мести ты хочешь убить меня? - отрезала она, лишив Миньона всего словесного запаса. Его едва слышимое "Что?!", можно было принять за простую икоту. - Знаете, Арлонг находится сейчас в сильном гневе. И он хочет убить "Ророноа Зоро и его отряд" из-за глупой выходки Зоро. Вы можете обладать чудовищной силой, но вам не сравниться с настоящими монстрами.
  - Сейчас это не важно, - влил жидкого азота в разговор Зоро. - Где Усопп?
  - На дне моря, - ни мгновенье не медля ответила Нами.
  - Сволочь всему есть предел! - сорвался было вперед Зоро.
  - Стоять! - рявкнул я, в момент вмораживая в землю и несущегося мечника, и уже наносящего удар кока. Они оба замерли на месте, встретившись с поистине командным голосом. Каждый из них посмотрел на другого, и медленно отступил назад, начав что-то говорить другому. - Нами. Я так понимаю, наш контракт ты хочешь разорвать, - взгляд девушки уперся в меня. - Пока я промолчу, но запомни одну маленькую деталь: настоящий бизнесмен всегда найдет путь достижения своей цели. А цель у бизнеса всегда одна - рост. Подумай что это значит внимательно.
  - Да растите вы где хотите! Только подальше от этого острова! Не забивайте себе головы еще и тем, что происходит на этом острове! Вы еще не поняли, я была с вами только из-за денег! А теперь, когда вы бедны, вы для меня безразличны! - девушка начала срываться. - Я отдам ваш корабль, так что найдите себе другого навигатора и ищите свой "Ван Пис" в другом месте! Понятно? Проваливайте отсюда! Я не желаю вас здесь видеть! Прощайте!!!
  - Нами... - пронесся едва-едва слышимый вздох Луффи, после чего он с громким хлопком рухнул на землю.
  - Братец Луффи?! - вскинулись оба миньона.
  - Посплю. - Закинул он руки за голову.
  - Прямо сейчас? Посреди дороги? - сделали известный жест мы втроем с Санджи и Зоро. Миньоны были более несдержанны.
  - У меня нет желания покидать остров. И не волнует то, что происходит здесь. Я лишь хочу поспать.
  Миньоны были готовы превратиться в рудокопов, их челюсти уже начали вскапывать грунт.
  - ПРЕКРАСНО!!! - завопила Нами. - Будь что будет!!! Что касается меня, то можете хоть все умереть!..
  Она развернулась и со всех ног, едва сдерживая себя от бега, унеслась прочь.
  Позже, когда тишина уже стала нормой, а мы с Санджи начали перебирать остатки припасов, что можно было извлечь из-под обломков, ушли и миньоны, отправившись непонятно куда, и непонятно как. Они видимо не подумали, что Рыболюди контролируют все море вокруг острова, потому просто уплыть у них не получится. А затем началось ожидание. Припасы, а выжило, на удивление, довольно много, были собраны и сложены в кучку, обернутую брезентом. Зоро сидел и подремывал прямо на дороге, якобы неся вахту, Санджи откровенно высмаливал сигаретки, упершись о какое-то дерево, а я сидел и страдал ерундой, придумывая различные варианты рабского контракта, рассчитанного на красивых простофиль. Скажем, на Нами. Когда она одумается, естественно.
  - Эй, как думаете, она и впрямь убила Усоппа? - спустя полчаса прервал тишину Санджи
  - Вполне возможно, - ответил Зоро. - Иногда она бывала просто грубой. Порыв гнева...
  - Что? - не знаю, чего послышалось Санджи, я не столь зациклен на дамах, как он, но, буквально мгновение назад сидя под своим деревом, он взметнулся ввысь, и вот уже его ботинок устремился к зеленой голове мечника. Тот, не будь дураком, уже был готов ответить. И даже отвечал.
  - Ээээй!!!.. эээ-э... - но волей случая промеж молота и наковальни вскочила голова давешнего утопца.
  - О! Усопп! Ты живой! - слегка удивился Зоро.
  - Уже, наверное, нет, - констатировал Санджи. А я, вздохнув, пошел откачивать чудесным образом ожившего и сей же момент поспешившего обратно на небеса лгуна.
  
  Спустя минут десять звездочки в глазах лгуна перестали плясать.
  - Добро пожаловать обратно, наш юный и наивный друг, ты еще жив, - обрадовал я едва-едва сфокусировавшегося Усоппа.
  - Уфопп!.. Ты выв! - прогнусавили откуда-то рядом с земли. Когда я начала свое колдовство над парнем, Луффи, буквально печенкой почувствовав, что что-то произошло, решил проснуться. Ну и тут же бросился к Усоппу. Попытался. Я всего лишь крикнул Санджи, а тот бесхитростно припечатал резинового паренька к земле каблуком. И с тех пор он на нем стоял и старательно пытался разъяснить, что это не Нами его так отметелила, а они с Зоро, и что сейчас мешать мне, это негуманно по отношению к кудрявому лгуну. Свелось все к тому, что я оказался страшным, а Санджи глупым. После этого прижали непослушного капитана к земле еще сильнее. Уже двумя ногами.
  - Луффи? - округлились глаза ожившего. Но капитана уже поднимали и отряхивали.
  - Привет, я тоже с вами! - мило улыбнулся Санджи, но был удостоен лишь подозрительного взгляда от одного молодого паренька и немного обиженного от второго. Правда, спустя пару секунд, все эти эмоции исчезли.
  - Я тоже, - посадил я парня на землю. - Скажи спасибо, что Санджи его удержал, а то лечил бы тебя он, - кивок в сторону широко улыбнувшегося капитана в соломенной шляпе, заставил Усоппа побледнеть.
  - Спасибо! - протараторил он тут же, низко склонив голову, и заслужив свой почетный "Ой-к!" от капитана. О том, что он оказался в этой ситуации именно благодаря тому самому коку, сейчас не вспоминалось. - Но вся проблема в Нами! Она спасла мою жизнь. Видимо у нее есть серьезная причина находиться в команде рыболюдей!
  - Бесполезно! - девушки этого острова какие-то особые. Они уже второй раз за последние пару часов материализуются из ниоткуда прямо за спинами! - Что бы вы не делали, правление рыболюдей вам не закончить.
  - Ноджико! - узнал девушку Усопп.
  - Кто это?
  - Сестра Нами, - отмахнулся от Луффи он.
  - Какая милашка! - наконец озвучил себя растекающийся кок.
  - Что значит бесполезно, - задал в свою очередь самый верный вопрос Зоро.
  - Только, пожалуйста, не вмешивайтесь в наши дела более. Я расскажу вам все с самого начала, но при условии, что вы покинете этот остров сразу после.
  - Нет, все в порядке, меня не волнует ее прошлое. Пойду, погуляю, - Луффи, под удивленные взгляды всех вокруг, развернулся и отправился вперед по дороге.
  - Что значит "пойду погуляю"!? - можно сказать возмущенно, вскричал кудрявый паренек. - Ты не собираешься слушать?
  - Нет, не собираюсь, - мотнул затылком Луффи, и, заложив руки за голову, что-то негромко засвистел.
  - Этого стоило ожидать, - ухмыльнулся Зоро.
  - Что с ним? - а вот девушка, не в пример всем остальным, выглядела удивленной.
  - Не переживай за него, - махнул рукой мечник. - Мы послушаем твою историю. Но не то, чтобы она что-то изменила.
  Он сел под деревом, поставил свои мечи рядом и заснул. В один момент.
  - Он заснул! - вот теперь Усопп был реально возмущен.
  - И на него не обращай внимания, милая Ноджико, - усмехнулся я. - Но не обессудь, давать обещания, которые не можешь выполнить, это не то, что позволяют себе деловые люди с репутацией. Мое почтение! - прищелкнув каблуками и кивнув, я тоже отправился пройтись. Сейчас, если я ничего не путаю, и правильно помню, должно было появиться лицо, которое входило в мою компетенцию. Дело все той же репутации. И, кстати, меня уже проводили полным молчанием. Лишь спустя десятка два шагов, когда дорожка, на которой мы все стояли, стала забирать вбок, я услышал громкое: "Ну и отлично! Я послушаю твою историю!" и слащавое "Я тоже!~~".
  Не знаю, как местные, но лично я, неспешным шагом, добрался до того, что стоило называть городком, лишь спустя минут тридцать. И в нем было какое-то оживление. Толпа горожан вдоль обочины, провожали взглядами полными недоумения и какого-то медленно проявляющегося призрения и ненависти, толпу дозорных, во главе которых шел скрывшийся капюшоном, худощавый дозорный, от одного вида лица которого хотелось взять метлу и выгнать непонятно откуда взявшуюся мышь. А рядом с ним шел некогда массивный, но сейчас, судя по общей дряблости, уже нездорово исхудавший, покрытый десятками шрамов мужик, в летней форме городового и забавной бумажной мельничкой на голове. С краю, у одного из домов, с раскрытым ртом, стоял и взирал строго на одну вещь во всем этом представлении, резиновый паренек.
  - Луффи, - коснулся я его плеча, подойдя поближе и уступив дорогу процессии. Надеюсь, я был осторожен, склонив голову и слегка отвернувшись, потому, думаю, меня не заметили.
  - Ван! Ты видел, какая крутая штука!! - просто лучился парень.
  - Ты о вертушке?
  - Ага! Он шел с вертушкой на голове! Это та-ак круто!
  - И не говори. Вот только куда он шел, знаешь?
  - Неа, - мотнул головой Луффи.
  - В дом к Нами.
  - Зачем дозорным ходить к Нами? - озадаченно склонил голову Луффи. Затем ему пришла в голову какая-то мысль, и он, словно тараторка ее выкрикнул: - Она же пират! Они хотят арестовать Нами! - и вновь, когда первый взрыв непонятной паники прошел, включилось нечто рациональное в его голове. - Но здесь же этот человекорыб... чело рыб... рыбочел...
  - Рыбочеловек Арлонг, который ее прикрывает. Не волнуйся, они пришли не арестовать ее, а ограбить ее.
  - Ограбить Нами? - глаза паренька расширились. - Совсем дурные?
  - И не говори, - вздохнул я, пряча улыбку. - Но у них ружья и их много.
  - Хм... - важно кивнул парень. - Тогда да... Но откуда ты знаешь?
  - А вот это, Луффи, я тебе расскажу, сразу, как ты мне кое в чем поможешь. Я совершенно не хочу, чтобы сии дозорные покинули остров, - парень сперва вопросительно посмотрел на меня, а затем утвердительно кивнул. - Они опозорили то, что было для меня дорого. И я всего лишь хочу справедливости. Но об этом потом, думаю, стоит выдвигаться, а то все пропустим.
  Луффи лишь вновь молча кивнул, и мы отправились вслед за толпой. Город постепенно остался позади, уступив место огромным плантациям цитрусовых деревьев. Дорога упиралась в дом, возле которого сейчас происходило оживление. Сперва, солдаты бегали по саду, затем некоторых из них свалила боевая воровка, достав складной шест буквально(!) из декольте. А затем дозорные взяли на мушку деревенских жителей. Я инстинктивно дернулся, но заставил себя молча ждать. Резиновый паренек, похоже, на это даже внимания не обратил. Под мерзкий хохоток главного дозорного, мы расположились с самого края. Из глубины фруктовой рощи, благоухающей даже в этот трудный для ее хозяев момент, появилась Ноджико. Напряженность нарастала, и, в итоге, приказ был отдан: "Они мешают нашему расследованию, уберите их с дороги!" - своим мерзопакостным голосом, растягивая буквы и попискивая, велел капитан 16 отдела флота, Незуми. Выстрел пяти мушкетов и только одно ранение: Ноджико, зажимая кровоточащее плечо, упала на землю. Рядом с ней следом были повалены опешившие от такого глава деревни и врач. А дозорные просто развернулись и ушли. Несколько человек из них тащили только что выкопанный из земли ящик. Гроб. В том числе и для них.
  - Что случилось? Я могу помочь? - со своей вечной непосредственностью Луффи вскочил с так и не успевшего насидеться места и подбежал к бросившимся распутывать и помогать своему начальству горожанам. Это все грозило превратиться в сложную кучу-малу, поскольку врача еще не успели развязать и поднять, а к раненной согнулось уже человека четыре, что-то одновременно делающих и кричащих. Кстати так и не распутанный доктор тоже пытался оказаться среди них. Равно как и Нами.
  - Ты еще здесь?! Это не твое дело! Просто убирайся с острова!! - Нами была в истерике. Она вскочила, схватила своего небольшого капитана за грудки и просто откинула его в сторону. С застилаемыми слезами глазами, и то ли рыком, то ли воем "Арлонг!", она умчалась прочь из деревни.
  - Луффи, идем, - поднял и отряхнул я своего капитана, после чего посмотрел на городового. - Эй, староста. Вас только что кинули. Может хватит полагаться на бедную маленькую девочку?
  - Нам не на кого полагаться. Мы здесь одни перед монстрами. На дозорных что ли? - сплюнул тот, смерив меня сердитым взглядом, и принялся отодвигать народ от раненной девушки и хлопочущего над ней доктора.
  - В том числе. Но не этих. Эти еще ответят перед вами. Но может пора уже что-то сделать и самим?
  - Не тебе, чужаку, нас судить. Ты не знаешь того, как все мы выжили, - зло покачал головой тот, воткнув глаза в землю. Но через недолгие мгновения тишины, он вновь посмотрел мне в глаза и, расправив плечи, закричал. - Собираемся, люди! Нас действительно кинули! Теперь и впрямь пора самим взяться за мечи! И пусть мы погибнем, но сами, а не положившись на маленькую девочку!
  - Ну и прекрасно. Идем, капитан, пора нанести еще немного добра и справедливости в сей бренный мир.
  
  Мы следовали за дозорными. Они очень старались бежать, но гроб с деньгами все одно тащил к земле. Даже четверо сильных мужиков, под злобные и нетерпеливые крики Незуми, то и дело останавливались, перехватывали выскальзывающие доски, менялись, отдыхали. Мне, идущему на приличном отдалении, даже хотелось сказать Нами, что ее выбор ящика был феноменально правильным - приятно было наблюдать за их мучениями. Но все приятное когда-нибудь кончается. Кончилась и дорога. Десять покрасневших от натуги мужиков затащили ящик вверх по трапу, и прямо там и рухнули. Незуми на это лишь презрительно чикнул и велел кому-то, кто еще на ногах, вскрыть ящик. Доска с грохотом упала, а усатая морда капитана дозорных уже была глубоко внутри.
  - Почти сто миллионов белли! - застонал от наслаждения тот. - И треть из них наша!
  - Но капитан, они все в крови! А некоторые порваны или простреляны!
  - Какая разница! Деньги - есть деньги! - отмахнулся от ретивого служаки с ломом в руках Незуми. - Отчаливаем!
  - Да-да! - хлопнул я в ладоши. - Отчаливаем!
  - Что?! - мышь все подскочила и вытянулась в струнку. - Ты!!!
  После того, как ящик затащили, никто не подумал убрать трап. И мы с Луффи просто и незатейливо поднялись на борт. Нет, нас заметили. На нас даже недоумевающее вылупились, но милая улыбка открывает любые сердца. Особенно, если она сопровождается наглостью и безоружностью. Мы не были на первый взгляд опасны.
  - Я, - согласно кивнул я, глядя за переливами цвета на лице этой крысы.
  - Н-но ты умер! - перешел тот на визг.
  - Ну, значит я призрак. Ты же всегда этого боялся, серенький мышонок.
  - Не смей называть меня так! Взять его! Немедленно! - но матросы стояли. Даже услышав приказ капитана, укоренившаяся чуйка подлецов-подхалимов, а другие в 16 батальоне не задерживались, заставляла их выжидать.
  - Незуми, ну что же так не добро! Мы же старые товарищи! Оба дозорные, людей спасать вроде как обещали.
  - Тебя с позором выгнали! - верещал мышонок.
  - Ну! Все не так категорично, как ты заявляешь, - широко улыбаясь, махнул я рукой. - Да и потом я был высочайшим руководством признан обратно. Собственно во время давешней операции по защите базы флота. Кстати! А где, скажи на милость, был в это время твой батальон?
  - Мы патрулировали моря! Чтобы прочие пираты не посчитали, будто дозор ослаб!
  - Это так же, как на этом острове? Или как в этой деревне конкретно? - я был мил и улыбчив. Очень. Чрезмерно.
  - Да-а-а!!.. - его ответ сорвался. Как и мой кулак. Все кроме чрезмерности исчезло. Да и та теперь относилась к ярости. Незуми отлетел метров на пять, врезавшись в нескольких своих людей и погребя их под собой.
  - Ты, дерьмо, позор морского дозора. Мои парни погибали, чтобы защитить порядок на морях и жизни простых людей. И настоящие дозорные стояли насмерть, с одной мыслью, что за ними люди, которые полагаются только на них. А такое дерьмо, как ты, полностью уничтожил всю ту веру что зарабатывалась кровью, болью и смертью! - два прыжка, и поднимавшийся на ноги капитан вновь был отправлен в полет пинком под ребра. Теперь он приземлился в массивную грот-мачту малого дозорного крейсера. - Вы все, носящие синюю чайку на груди, недостойны даже полы мести на плацах дозора. И всех вас ожидает наказание.
  - Это нападение на действующего офицера! - прокряхтел Незуми, когда воздух вновь смог проходить через его легкие. - Ты будешь казнен как пират! Я потребую за тебя награду!!!
  - Зачем такие сложности, мышонок? Чего же ты меня не поймаешь прямо здесь и сейчас? Или твои бойцы, как и ты сам, сражались с настоящим офицером последний раз только в учебке? Привыкли женщин и детей бить, дерьмо?
  - Что-о!? Взять его! Взять его!!! - заверещал Незуми. И вот теперь действие развернулось. Крысы поняли, что их топят. Вскинулись ружья, замахнулись мечи, и первый десяток дозорных просто рухнул на палубу, скрученные дикой судорогой.
  - Круговой разряд, - прошептал я, крутанув вокруг себя два своих кинжала, вскользь задевших "дозорных". - Эй, Луффи, Ты сказал, что тебе не интересно прошлое. Я не предлагаю его тебе. Но хочешь понять своего навигатора, увидеть его истинное лицо и сокровище, загляни в ящик. Вся кровь в нем принадлежит одной маленькой девочке. А дырки - это пули и мечи, что пытались ее достать. Вот какова твоя навигатор. Во всем этом месте только этот ящик достоин восхищения. Только его судьба. И мечта, что заключена в него с самого детства.
  Но мне не требовалось говорить. Луффи уже смотрел внутрь. Он понял, о какой девочке я говорил. И пусть он не знал детали, он почувствовал суть. На сокровище Нами, его навигатора, покушались. Нет, не на деньги. На то, ради чего эти деньги собирались, проливая кровь и пролетая в считанных миллиметрах от пуль. Его кулаки сжались.
  - Луффи, их должны судить те, кого они предали. Люди этого острова. А до тех пор они не должны уйти, - после первых павших, остальные даже не пытались нападать.
   Крысы чувствовали, что перед ними очень страшный дворовой кот, а позади еще нет угла. Они дрогнули и побежали. Один за одним они прыгали в воду, оставив своего капитана, корабль, оружие, или сбегали по находящемуся трапу вниз, сверкая пятками. Некоторым из них не повезло: злой резиновый парень просто мимоходом снес мачту судна, похоронив под ней с десяток человек. Кто-то попал под небольшой взрыв пороховой бочки, что была мною установлена у кормы: теперь у судна не было руля. А рядом, венцом этого безумия, лежал полумертвый Незуми. Его обуял отчаянный страх, сковавший по рукам и ногам. Два щелчка кандалов, и заломленные руки и ноги его были зафиксированы вокруг обвивавшего фок-мачту такелажа.
  Деньги, как лежали в ящике, так и остались лежать, словно сыр в захлопнувшейся мышеловке: причина всего лежала прямо перед глазами такого "несчастного" мышонка.
  
  Вся команда находилась в городе. На главной улице, на деревянном помосте местной таверны, расположились Усопп, Зоро, Санджи, Луффи и я. Мечник чистил мечи, кок курил, стрелок проверял свои запасы, а Луффи просто смотрел в небо. Я что-то напевал, теребя сопящую в руках улитку. Первые корабли Шляпок уже приближались. А вокруг нашего уголка спокойствия бегали и собирались горожане. У каждого, кроме старосты, в руках били ножи и вилы. Ни одного меча или пистолета, все это было изъято рыболюдьми. А за последний меч, фигового качества, если честно, сам староста чуть не был убит всего несколько часов назад.
  - Восемь лет назад мы дали клятву, что никогда не откажемся от наших жизней! Независимо от того, насколько мучительными и оскорбительными были их правила, пока Нами была в порядке, мы продолжали бы свою "борьбу за жизнь"! - Ген, так звали старосту деревни Кокояши, был очень зол. И эту злобу он разливал вокруг, напитывая ей всех и каждого из своих односельчан. - Но вот их ответ!!! Теперь, когда возможность для нашего освобождения была потеряна, у нас больше нет надежды, пока мы под их контролем! Прежде всего мы не будем терпеть рыболюдей, паразитирующих на доброте нашей маленькой девочки! Какие-то возражения!!??
  - Нет! - раздался в ответ разрозненный рев. - Мы давно были готовы драться! Мы не будем больше терпеть! Пойдем и убьем их! - неслось со всех сторон, вызывая у меня желание только поморщиться. Лицемерность этого была реально безгранична. Но от простых, не знающих иных нормальных порядков, селян и то было хорошо. Они все-таки решились действовать, а не ждать в страхе.
  - Подождите! - Нами, злая и плачущая совсем недавно, стояла широко улыбаясь. Немного заискивающе и подобно щенку, что знает, что напакостил, но просто заигрался. Она широко раскинула руки, будто пытаясь остановить или удержать жителей. Словно мама, что не давала ребенку уйти. Со слезами, что тщательно удерживались в глазах остатками воли. - Подождите еще чуть-чуть! Я попробую еще раз!!! Я снова соберу деньги!!! Это просто! Теперь я буду...
  - Достаточно. - Ген просто обнял ту, кого столько лет считал почти приемной дочерью, но обнять просто физически не мог. - Ты знаешь, что этого никогда не случится. Ты сражалась за наши жизни изо всех сил. Все. Ты хорошо боролась, Нами! Мы знаем, что присоединиться к их команде было больнее любой раны! Ты хорошо боролась. - Ген отстранил ее от себя и посмотрел прямо в глаза. Его взгляд и его лицо заставили меня открыть глаза на происходящее в ином свете. Он действительно воспринимал ее как дочь. Как ту самую любимую младшенькую. - Я хочу, чтобы ты покинула деревню.
  Слова были сказаны. Словно камень, что внезапно появился перед лицом девушки.
  - Нет...
  - Нами, - вступила Ноджико. Глядя на нее, и не подумал бы, что еще полчаса-час назад она была ранена. - Послушай. У тебя есть умения! У тебя есть мечта!!
  - Ноджико... - непослушный язык девушки начал оживать. - Хватит, люди!!! Я... Я не хочу видеть никого еще раненным этими монстрами!!! Я вас не пущу!! Вы умрете!! - она выхватили короткий ножик, и дрожащими руками выставила его вперед.
  - Мы знаем, - спокойно ответил Ген. Без храбрости, с простым осознанием своих слов. Теперь я видел, что где-то в глубине его жила вовсе не лицемерность, которую я приписывал ему вначале. Он действительно был готов пойти и умереть, попытавшись драться, с самого начала. И единственное, что его сдерживало эти годы, это надежда, что Нами сможет уйти, а не пойдет мстить. Однажды уплывет и останется жить где-либо еще. Но он ошибался, ведь, как оказалось, примеры, на которых она равнялась, так поступить были не готовы. Он просто взял нож за лезвие, сжав его и порезав свою руку. - Пропусти Нами!! - рявкнул Ген, выдернув нож из ослабевших рук и бросив его на землю. А затем толпа, обогнув упавшую на колени девушку, устремилась к своей смерти. - Идем!!! Мы покажем свой дух, даже если не сможем победить!!!
  Спустя минуту вокруг опустилась тишина. Только девушка стояла на коленях и всхлипывала. Вот ее губы изогнулись, скривились в жутчайшей ненависти и прошептали "Арлонг!". Затем еще и еще, громче и яростней. Подхваченный с земли кинжал, словно по волшебству вонзился в плечо, на котором было вытатуирована метка пиратов рыболюдей. Три раза острие вонзалось в голое плечо, после чего рука с ножом была перехвачена. Над девушкой стоял Луффи.
  - Луффи.. Что ты хочешь?! - сквозь слезы, словно уже спущенная и затихающая пружина, спросила Нами. Она вся согнулась, бессильно опав на землю.- Ты даже не знаешь, что здесь происходит!!
  - Нет, не знаю, - мотнул головой парень.
  - Это тебя не касается!! Я говорила тебе убираться с нашего острова?!! - только и способная скрести руками по земле, она попыталась хоть так "отделаться" от доставучего капитана.
  - Да, говорила, - кивнул парень.
  На некоторое время вся речь смолкла. Лишь короткие всхлипывания доносились от девушки, все больше и больше опускающейся в пучину своего личного ужаса. И лишь единственная соломинка...
  - Луффи... - девушка, вся в слезах, обернулась. - Помоги мне...
  Соломенная шляпа перекочевала с головы паренька на Нами, а сам Луффи отошел шагов на пять и очень глубоко вздохнул.
  - НУ КОНЕЧНО!!!!! - во всю мощь заорал он.
  Девушка вздрогнула и сжалась. Соломинка была мостом. Огромным и единственным.
  Он пошел по улице вслед за убежавшей толпой. Проходя мимо нас, он скомандовал:
  - Идем.
  - Да! - разом ответили мы.
  
  Мы шли молча. В атмосфере планомерного закипания. Луффи не разжимал кулаков, кок сквозь зубы цедил струйки дыма, а мечник казалось вот-вот зачитает какую-то мантру. Лишь вибрирование стрелка-лгуна унялось у самых ворот. Перед ними стояла толпа. Та самая, что убежала вперед, но видимо свою раздачу законных пинков так и не получила: их не пустили два побитых парня, что своими едва удерживаемыми мечами перегородили дорогу. Джонни и Йосаку ждали нас. Пусть и полусидя, привалившись к воротам базы рыболюдей, но упорно и достойно. Они сдержали крестьян, а это многого стоит...
  Дорога освободилась. Люди, словно вода перед лодкой, расступались перед нами. Несколько шагов и над нами уже нависает огромный каменный забор, спрятавший от нас саму башню, но развевающийся пиратский флаг на ней спрятать не способный. Высота была выбрана не просто так. Жестокий символ подавлял, будучи выбитым на железных створках ворот, и добивал своим величием, возвышаясь сверху над пришедшим в место это. Будь то дань приносилась или просьба какая говорилась. Всякий раз это было так. Но не сейчас. Сейчас острые линии, гарпуны и облик рыбы ассоциировался с врагом, а враг, сей Карфаген, должен был быть разрушен. Мы остановились за спиной Луффи, а тот, в свою очередь, встал вплотную к двери. Замах - удар - вмятина. Замах - удар - вторая вмятина. Дверь застонала, посыпавшись песком со всех креплений. Замах - удар... Огромная железная створка вылетела из своего законного на протяжении уже многих лет места. Вместе с креплениями, длинными, покрытыми остатками кирпича и штукатурки, штырями, торчавшими с одной стороны, и обломком металлического засова с другой. Они лежали у ног огромных, раза в полтора выше меня, существ, которых дикий фантазер сообразил из смеси людей и морских тварей. Некоторые были похожи на рыб, с кожей цвета от бледно-зеленого до ярко-голубого и разными "причиндалами", вроде огромного зубастого рта, плавников, перепонок или какими-то чешуйчато-пигментными пятнами. А кто-то был из других разрядов, осьминог, кальмар, еще черте чего, очень слабо определяющееся. А на троне сидела акула-пила. Огромная, шире прочих, остробородая, с длинным зубчатым носом и яркой красной гавайке. И эта акула была недовольна.
  - ...Черт возьми кто это?! - опали вместе с грохотом грубые слова грубого голоса.
  - Который из вас Арлонг? - выпрямился Луффи.
  - Ну я, чего тебе? - голова рыбы-акулы была повернута от пришедших к морю, угрожая одним лишь глазом и оскалом.
  - Я Луффи, - представился парень, сразу двинувшись к своей цели.
  - О, Луффи! И кто же ты? - грубость его голоса буквально заставляла воздух вибрировать.
  - Я пират, - на его пути встало два толстенных рыбо-монстра. Своими чешуйчатыми брюхами они полностью загородили путь.
  - Эй паренек, чтобы говорить с господином Арлонгом, сперва побеседуй с нами! - загоготали они.
  - Мешаете! - их головы просто-напросто стукнулись друг об друга: две вытянувшиеся руки в момент стали нормальными.
  - Что за?! - раздался крик среди рыболюдей, когда оба бугая оказались на земле, а парень просто через них переступил.
  - И что пирату от меня нужно? - Арлонг медленно повернул голову. После чего случилось то, что я называю "правильными переговорами": Кулак Луффи врезался в его подбородок, выкинув огромного монстра из его кресла и отправив в полет, окончившийся в дальней части забора пиратов.
  Яростные глаза рыбочеловека встретились с не менее яростными глазами обычного человека.
  - Не смей заставлять моего навигатора плакать!!!
  Удар был объявлением, урона он просто не смог нанести - рыболюди были очень крепкими существами.
  - Ах ты ублюдок! - с ревом одновременно бросились на резинового капитана почти все рыболюди и, молча, Санджи. Короткая вертушка на руках, и вокруг без сознания или со свернутыми шеями, лежат рыболюди.
  - Зачем было вламываться сюда в одиночку? - недовольно засунул кок руки в карманы, встав на ноги.
  - Я подумал, что и сам справлюсь, - пожал плечами уже успокоившийся паренек.
  - Дубина! Я не об этом волнуюсь! Я имел в виду, чтобы ты не присваивал себе всю славу!
  - А... Вона как... - протянул резиновый парень, миролюбиво потирая бьющую руку.
  - А-а-а я бы был совсем не против! - подергиваясь от бьющего его ужаса произнес Усопп. Мы все, вслед за коком, двинулись в гущу событий.
  - Это довольно смело для тебя находиться здесь, - усмехнулся такому Зоро.
  - Мммм... Какие знакомые места... - протянул я, оглядываясь.
  - Уже здесь бывал? - не особенно удивился Зоро.
  - Я же не просто торговец, - пожал я плечами, заслужив косой взгляд всех присутсвующих.
  - Это Ророноа Зоро! - часть рыболюдей, что все-таки оказалась умнее и не стала бросаться сразу в бой, сейчас мерила нас очень тяжелыми взглядами.
  - Ню! Это все-таки он! Ророноа Зоро! Почему ты обманул меня?! - большой розовый осьминог.
  - А почему этот длинноносый жив?! - какая-то гориллообразная рыбина для полноты картины которой не хватавшей только слюны из уголка рта.
  - Ты тот торговец, что приплывал сюда за Нами, чу? - есть понятие "носатый", но в данном случае это был "ротасто-губастый". - Сперва угрожал нам, а теперь вернулся? Ничему не учишься-чу!
  - Пираты? Так вот что вас связывает... - пробасил, так и не вставая из дыры в стене, Арлонг. Наоборот он в ней словно в новом троне устроился поудобнее. - Значит прежде всего вам нужна Нами. Ша-ха-ха-ха-ха!!!! Вы ничтожества! Что вы можете сделать?!
  - Вы не достойны сражаться с господином Арлонгом! - гнусаво, все-таки строение тела у него такое, заявил осьминог. - Я скормлю вас моему питомцу!
  А затем он, вытянув свой рот-хобот и затрубил. Словно его рот это реальная труба была. Народ вокруг зашевелился и заносился. Из-под воды начал подниматься огромный бугор, так подозрительно что-то напоминавший, а люди позади кричали про монстра, что уничтожил целую деревню. Но... перед нами появилась побитая морская корова. Морской король выглядел очень несчастно, а на его лбу виднелась огромная шишка.
  - Это же морской бык Мому! - донеслось до меня.
  - А... это ты... - лишь перевел взгляд Луффи.
  - Так ты с ними, - выдыхнул очередное облачко дыма Санджи.
  - Так тебя зовут Мому, - в отличие от своих товарищей я был немного более заинтригован. Видеть морского короля мне доводилось не раз. А видить побитого ручного морского короля впервые.
  - Му-у-у-у!!! - несчастно замычала корова и просто развернулась.
  - Мому! - прорезал воздух тихий бас. - В чем дело? Если ты действительно хочешь сбежать, я не буду тебя останавливать, - монстр дернулся и испуганно замер. - Ну же, Мому, беги! - от этой интонации даже меня слегка холодок пробрал. А вот корова буквально превратилась в берсерка.
  - Нападем вместе с Мому! - закричали оставшиеся из рыболюдей.
  - Я-а-а-а!!! - вскидывая свою несчастную рогатку завопил Усопп. Зоро приготовил свой меч, Санджи хищно ухмыльнулся, приседая перед прыжком, а я отвел назад руки готовясь метнуть свои кинжалы.
  - Оставьте это мне! Я позабочусь о них! - нас всех (кроме Усоппа) обломали. А ведь мы все (опять же, кроме Усоппа) уже были готовы.
  Луффи, словно какой боец сумо встал в позу, по очереди топнув ногами, правда, в отличие от них, пробив землю, закрутился и просто напросто схватил "быка за рога", в буквальном смысле этой фразы.
  - Что он задумал? - успел состояться наш небольшой диалог между Санджи...
  - У меня плохое предчувствие, - ...оставившего свой меч Зоро, сейчас почесывающего подбородок...
  - Не знаю! Но! Валим! - ... и мной, понявшего, что ловить сейчас будет либо нечего, либо мы все поймаем наравне с остальными.
  - Резиновая Вертушка! - закричал Луффи, и начались секунды Хаоса.
  Мы вовремя успели дать деру. Огромная туша морского монстра, подхваченная внезапно начавшим раскручиваться капитаном, сделала с десяток оборотов вокруг его небольшого тела, банально сметя всех, кто попался под ее хвост.
  - Я сюда пришел не с ними драться! Единственный, кому я хочу разбить рожу, это ты! - корова, в ореоле тел, улетела вдаль. Гигантский столб воды поднялся за воротами Арлонг-парка.
  - Отлично! - пророкотал в ответ другой капитан первому. - Посколько я как раз думал о том, что убью тебя...
  - Похоже и нам придется вмешаться, - оперативно скрыли своего капитана три оставшихся на ногах рыбочеловека: осьминог, акула с огромными плавниками на локтях и ободранным кимоно, и гламурный "ротасто-губастый" не-пойми-кто. По всей видимости вторые по силе в банде рыболюдей.
  - Ню! Как ты мог поступить так с моими друзьями!
  - Нам придется объяснить в чем разница между нашими видами, чу!
  Три их бойца были готовы сражаться. Ну а мы, переждав крушение всего вокруг в постыдных позах "попой к верху", были просто крайне злы. Мы с Зоро целили противников, а Санджи с Усоппом стучали всем, что под руку попало, по внезапно потерявшему весь запал Луффи. ("Ты и нас хотел убить чтоли?!" - звучало от них.)
  - Кажется вы готовы, - оскалился Зоро.
  - Но есть проблема, вас маловато, - по рукам моим ходили едва заметные искры.
  - Нас хватит. Что ж, давайте приступим, - заявил бугай с плавниками. - Господин Арлонг, вы можете присесть и отдохнуть.
  - Мы сами со всем справимся, чу! Ведь если вы вступитесь, то Арлонг-парк будет разрушен, - поддержал его губастый.
  - УУУУУУУФФФФФ!!! - просто надувался осьминог.
  - Что эта каракатица делает? - не поняли ее действие ни Зоро, ни Санджи. Последний еще и рецепт общей подготовки осьминогов к дальнейшему приготовлению процитировал.
  - Эй... послушайте... я... - что-то замямлил едва слышно Луффи. Но обратить на него внимания никто не успел.
  - Осьминожья нулевая видимость! Чернила осьминога! - провозгласил шестирукий морской гад, и в нас, из его рта, понеслась струя черной жижи. Попасть под эту известную маслянистую и трудно отмываемую субстанцию не хотел никто, потому шарахнулись резво и далеко: по непонятной причине струя имела большой разброс.
  - АААА!!! Мои глаза!! Я ничего не вижу!!! - завопили сзади голосом нашего капитана.
  - Придурок! Ты почему не уклонился?! - первый среагировал на так и не отпрыгнувшего парня Зоро.
  - Луффи, убегай скорее!! - Усопп предвосхищая любые ситуации, был дальше всех с самого начала.
  - Как я это сделаю? - его голос был слегка даже жалостлив. - Мои ноги застряли, и я ничего не вижу!!
  "Идиот!.." - пронеслось над нами одновременно.
  - Ты же сам это сделал!!! - взорвался Усопп.
  - Чернила осьминога! Черные рифы! - а вот враг, так грязно напакостивший никого не ждал. Он уже возвышался над Луффи с занесенным к небу куском стены своей же базы. Куском, что раза в три превосходил его и так не маленький рост. С грохотом он упал прямо на неподвижного капитана. И тут же разломился на две половины. Рядом с Луффи, злой, стоял Санджи. Одна нога его удерживала тело над землей, а вторая, в идеальном вертикальном шпагате, смотрела пяткой к небесам.
  - Проклятье! Я под командованием самого сумасшедшего капитана во всем мире! - под восторги Луффи, на лице кока вылезла довольная ухмылка. - Но он в тысячу раз лучше того, кто способен обидеть леди.
  - В этом наши мнения сходятся, - вздохнул рядом со мной Зоро.
  - Ого!! Он крут!! - восторгался Усопп.
  Пыль осела быстро, и Усопп уже пытался вытянуть Луффи. Что есть силы, он тянул его назад, но только растягивал его ноги.
  - Пират, который живет по рыцарским правилам... - фыркнул крупный рыбочеловек в обносках кимоно. - Это выглядит жалко. По сравнению с нами ты ничто.
  - Ничто или нечто. Плевать, - сбросил пепел со своей извечной сигареты кок. - И хотя я выгляжу так, меня растили как пирата.
  Сейчас мы втроем стояли впереди нашего неудачливого капитана и смотрели на своих противников. Санджи, по воле случая, стоял напротив парня в кимоно. Я напротив гламурного губастика, а у осьминога был Зоро. Но что-то мне подсказывало, что все останется не совсем так.
  - Видимо ты еще не понял, как сильно люди отличаются от рыболюдей.
  - Вас можно пустить на суши, а нас только каннибалам в котел? - я не утерпел. И был вознагражден.
  - Ты! Торгаш! Лично тебя будут есть рыбы! Чу! - взъярился губастик.
  - Лучший рыбий корм, говорят, делают из рыбы. А среди нас рыбой числюсь не я, - я наблюдал, как синекожий губастик переливался из своего исконного цвета в нежно-пунцовый.
  - Успокойся Чу, - остановил одним окриком своего уже почти сорвавшегося товарища аскет от мира карате. - Этому примитивному человечишке не понять, что рыболюди и рыбы это совершенно разные ступени эволиции. Настолько же, насколько и люди стоят далеко за нами.
  Я не мог не отметить такое спокойствие в словах этого монстра. Колко выражаюсь по их болезненной рассовой теме, а он лишь плюет на сие с высока. Я улыбнулся и почтительно склонил голову, признавая в в нем это. На что заслужил лишь презрительную усмешку. Ну что ж. Надо будет ее вбить обратно.
  - Да как ты смеешь обижать моих друзей!? - и откуда он выламывает такие огромные куски камня? Над нами вновь возвышалась глыба бывшей стены, сейчас одной из трех пар рук удерживаемая над головой осьминога. И целился он этой глыбой куда-то между мной и Санджи.
  - Эй, кальмар! - бросил Санджи повернувшемуся к нему боком рыбочеловеку. - Разве ты не видешь, что они заняты? Почему бы тебе не поиграть со мной?
  - Ню!! - писклявенько взревел осьминог. - Ну конечно! Ророноа Зоро! Я совсем о тебе забыл! Как ты посмел обмануть меня?! - В этот момент нам всем пришлось закрываться от разлетевшихся осколков стены, что рухнула на Зоро. Впрочем последний успел отскочить. - Ты ранил моих друзей!!
  - Хватит болтать о прошлом. Мне все равно, почему ты хочешь моей смерти. Ситуация изменилась, - он медленно снял с ножны с удерживаемого вертикально клинка. - Это не вы нас победите. Это мы одолеем вас всех!
  - ААА!! Я забыл, что держал его!.. - с криком, резиновый снаряд, что оттягивался Усоппом в попытках вырвать его из земли, был спущен с натяжения. И прекрасно остановился от соударения с хиповато разодетой грудью губастого Чу. Сам Чу, приняв эстафету, продолжил внезапное движение и приземлился метрах в пяти, пронесясь еще по земле. И порвав свою, явно любимую, рубашку. И запачкавшись. Да и просто, наверное. В общем, такого он уже не выдержал и, яростно сверкая глазами, под молчаливые взгляды всех, унесся вслед истерично вопящему Усоппу. Лгун, выживи!
  Возле толпы людей губастик остановился, что-то начав говорить, но везапно окутавшись язычком пламени, в очередном припадке ярости, продолжил свою погоню.
  И вот тут Арлонг встал.
  И сделал это убийственно устрашающе. Молча с легкой многообещающей улыбкой на губах. Не знаю, как кто, но даже на меня, любившего проделывать такой же фокус с пиратами, на пару мгновений пробрало.
  - Господини Арлонг, я же сказал, вы можете расслабиться.
  - Я не собираюсь ничего делать. Я лишь хочу кое-что сказать.
  - А! - Луффи увидел цель, наконец стерев хотябы с лица въедливую краску. - Эй ты! Я надеру тебе задницу!! - нет, надо отучать его от этой фразы. Сказанная в таком составе, онан все-таки может быть не правильно воспринята... Я вздохнул, наблюдая, как его рука в фирменно "пистолете" понеслась в сторону главы рыболюдей, и, весьма предсказуемо, была перехвачена им.
  - Вы действительно думали, что можете победить нас? - гневно пророкотал Арлонг.
  - Ну и что, если так?
  - Я могу думать, что захочу! Отпусти мою руку!
  - И что ты этим хотел сказать? - все трое шляпок, под мой очередной вздох, высказались.
  - Ч то он круче чем вареные яйца, а мы пока еще сыроваты.
  - У тебя какие-то странные сравнения пошли, - скосил на меня взгляд кок.
  - Просто эти рыболюди такие забавные, что сами не понимают, насколько они глупо выглядят.
  - Но они почти десять лет здесь держали всех в рабстве!
  - И в этом-то вся трагедия...
  - Трагедия? Хотя это уже не имеет значения, - Арлонг, присев на корточки возле Луффи, при этом, кстати, все равно превосходя его в росте, без каких-либо раздумий вонзил руку в бегон под ногами, словнг и не бетон это, а песок был. И, удерживая резинового паренька за руку и кусок бетона вокруг ног, поднял его над головой. - Почему бы нам не сыграть в игру? - под возмущенные крики Луффи объявил гигантскиий акулий человек. - Съевшие дьявольский фрукт раз и навсегда теряют способность плавать! Хотя в такой ситуации даже нормальный человек ничего бы не смог сделать! Ша-ха-ха-ха!!
  "Он собирается его бросить в воду!" - мы сорвались с места, но были остановлены пронесшимся перед носом куском камня, в очередной раз удерживаемого осьминогом.
  - Пистолет! - его кулак хотел вонзиться в лицо, а был нагло укушен острющими клыками акулы. - АААА!! Больно же!!!
  Естественно даже попытка укусить в ответ, мгновенно предпринятая Луффи, не принесла никакой пользы. И мы все наблюдали огромный всплеск воды.
  - Луффи!!! Ах ты!!! Твою ж!.. - оба парня разом бросились к воде и также разом остановились.
  - Рыболюди в воде гораздо сильнее простых людей, - озвучил я наши общие мысли.
  - Значит победим их, и вытащим Луффи, - острие клинка Зоро смотрела на довольно ухмылявшегося осьминога.
  - Вот только так играть будет не интересно, - Арлонг, бросив "приз" нашей "игры" на дно морское, не спешил возвращаться на свое судейское место. - Чтобы никто не сбежал вперед, убью одного из вас сразу!
  - Господин Арлонг, мы и так с ними справимся! - попытался увещевать своего капитана оборванец в кимоно. Но на него даже внимания не обратили. Арлонг просто присел на корточки у самой кромки воды и опустил в нее руку.
  А дальше я уже знал, что произойдет. Одна из главных причин, почему в дозоре моя должность была во главе тактического отдела, состояла в моей въедчивости, способной даже самые невероятные слухи проверять по нескольку раз. И один из этих слухов был про чудовищную силу рыболюдей акульих пород. Настолько, что они водой могли бросаться, перебивая по всем показателям даже пороховые пистолеты. Об этом когда-то мне расказал пан, учивший в молодости Гарпа. Собственно сам Гарп и перенял это умение, переложив его на ядра и став ходячей пушкой. И сейчас Арлонг явно хотел "застрелить" кого-то из нас. Один меткий выстрел в голову и все. Но Зоро уже с оголенным мечом, и способен его подставить под пулю, я для него темная лошадка, а вот наш блондин, на вид, легкая мишень. Наверное, будь достаточно времени, я бы мог обдумать все именно так. Но времени не было и тело, подготовленное множеством тренировок, под удивленные взгляды моих товарищей, просто само бросилось вперед.
  Водяная пуля вонзилась в броню из цепей, что обхватывали под одеждой мои руки. Вскинутые к голове, они защитили и меня и молодого кока, только с расширившимися глазами улетавшего куда-то назад. Я бежал, позиция неустойчивая, вот меня и откинула от такого сильного удара. И прямо на Санджи. Благодаря тому, что он отлетел, я смог остаться на ногах. Закон сохранения импульса, что пока так и не был оформлен в бумажную форму в этом мире, работал без изменений. Так что к последовавшему второму "выстрелу" я был готов, уперевшись как следует и выставив классический блок. Но меня начало накрывать нечто иное. Опасное. То, с чем я, казалось, уже давно поборолся. Ярость. Она приходила вспышками. Вот в руки врезается удар "водяной пули", руки отдают резкой болью, а затем в голове взрывается одна лишь эмоция: "Меня бить!?" .
  - Санджи! За Луффи! - рявкнул я. - Зоро, кальмар! Эти мои!
  А дальше мир ужался до двух громадных фигур передо мной. Как бился Зоро с осьминогом я не видел. Что-то там происходило, какие-то вертушки, прыжки, звон стали: видимо осьминог тоже оказался мечником. Я же, полыхая на метале коронным разрядом, создавал зону смерти между собой и своими клинками. Два клинка вылетели вперед, повинуясь моим рукам. Они совершили оборот в четверть круга, втянувшись и вылетев вновь. Рухнули сверху вниз, окутываясь молниями при соприкосновении с землей. Но пока отпрыгивающих противников достать не могли. Арлонг сразу оказался позади и теперь, сощурив глаза, наблюдал за мной. А вот рыбочеловек в кимоно старался в промежутках между ударами клинков сблизиться и атаковать. Но получалось у него лишь очень резво прыгать. Вперед и назад.
  Клинки стелились вдоль земли, срезая облоасть у ног. Затем двумя пльетьми выстрелили в сторону юркого рыбочеловека. Втянулись обратно и метнувшись назад понеслись по широким схлопывающимся окружностям к врагу. Естественно борец рыбьего карате не дремал. Столь долгий удар ему был как подарок. Он рванулся вперед без лишних слов пытаясь нанести удар. И своего добился. Два тела отлетели в разные стороны. Мое, пусть и оказавшееся на земле, но живое и уже поднимавшееся, и его. Переломанное, сожженое и мертвое. Элеткричество очень страшная вещь. Прошедший гигантский ток спалил его внутренности, а наведенный электродинамический удар вдобавок еще и переломал.Лишь короткая вспышка ознаменовала конец нашего боя.
  - Куроби! - в рыке арлонга слышалось отчаяние. - Хачи! Я убью вас!!!
   А вот последнее уже было обращено к нам. Мирно вывалившимся из боя победителем Зоро: его рана открылась. И ко мне. Все-таки сумевшему немного прийти в себя. Сейчас переполнявшая ярость была взята под контроль. Разлетевшиеся веером снаряды воды прошли над моей головой: главным стало устранить раненного мечника с поля боя. Длинным прыжком, почти кувырком, я бросился к нему. Резкий рывок за шкирку и матерящийся даже в таком состоянии Зоро заскользил в сторону тут же сориентировавшихся селян. Как его схватили и оказались с ним вместе за стенами Арлонг-парка я не видел, уже ведя бой с рыбочеловеком. Клинки опять заносились вокруг меня, безостановочно осыпая молниями и ударами гигантского рыбочеловека. Тот, на такое не попадался, и показал, что снарядами для его пуль может быть не только вода. И камни и арматура, под его руками разлетающаяся словно рыхлый песко, прекрасно могли убивать на расстоянии.
  Прыжок в бок, уворачиваясь от глыбы, а впереди, следуя рукам хозяина вбок несется и полыхающий разрядом клинок. Очеред отпрыгивать за Арлонгом. Он пытается прижаться к стенам башни, вытеснив меня к воде. Я делаю тоже самое. Победит тот, кто столкнет противника в море. Арлонг может просто обрушить часть бетонной набережной, а я примитивно загнать его туда. А уж в воде мы оба окажемся трупами. Он знаком с электричеством и понимает, что если я сделаю разряд в воду, то все в области нескольких десятков метров превратится в мертвую зону, и не попасть в нее крайне трудно. Ну а я человек-топор. Прыжок, удар, бросок, сближение и отход. Еще прыжок. Еще удар. Еще сближение. И вновь Арлонг уходит назад. А затем...
  - МЕНЯЕМСЯ!!! - радостно провозглосили откуда-то сверху. И спустя мгновение меня, полыхающего разрядами и способного выдавить из себя разве что благой мат, уносит куда-то вверх.
  А далеьше... Я ругался, матерился и хотел убивать. И я знал кого и когда. Кого? Этого дурного капитана, создавшего нам столько проблем. Когда? Когда смогу выбраться из этой воды!!! Клинок, в последний момент вонзившися в щель между блоками песчанника грозил в любой момент вырваться из земли, и я оказался бьющимся в каких-то нескольких метроах от берега. Благо дышать удавалось через раз. Лишь минут через пять меня кто-то схватил и начал тащить на берег. Как раз, когда я понял, что кинжал соскочил и втянулся под рукав. Спасением в последний момент я был обязан тому самому старосте и прекрасной Ноджико, что сейчас взвалила мою безвольную голову себе на колени и, накрыв своей прекрасной грудью, ждала, пока наружу вылезет сам Ген: затащив меня, его откинула внезапно накатившаяся волна. Только теперь я понял, что перебрал со своей силой. Такой бешенный расход и такое долгое использование... Если бы не эта ярость, то все было бы иначе. Теперь же я просто едва мог пошевелиться. Море выпило остаток сил, и они не спешили возвращаться, как я к тому привык. Что ж. Осталось лежать и наслаждаться прекрасным видом и ощущениями в ломящем теле. Тем более, что вдвоем они мою тяжелую тушу бы не дотащили до остальных и Ген побежал за помощью.
  - Вы, это просто нечто... - озвучила свои мысли Ноджико, когда мы остались одни. - Всего впятером уничтожаете тех, кого не мог дозор в течение десяти лет...
  - Просто вам не хватало подвигов, - улыбнулся я. - И героев, спосбных его совершить.
  - Вы же пираты, вы не можете быть героями, - в ответ усмехнулась девушка. Сейчас мы оба, каким-то шестым чувством, ощущали, и даже знали, что арлонг будет побежден. И раздающийся грохот и крики со стороны Арлонг-парка, за морской стеной которого мы находились, это подтверждали.
  - Героями могут быть далеко не только дозорные. Да и среди них... Многие герои уже почивают в мире ином.
  - Ты их знал?
  - Я бывший дозорный. Хотя лучше об этом и не распространяться, - короткий смешок отозвался легкой болью в груди. - Я лично вел героев в бой. И мы побеждали мерзавцев. Но крысы... они повсюду. С крысой в начальстве дозора удалось справиться по ее же вине. С той, что тебя ранила тоже. Но сколько их еще...
  - Дозор плох? - на девушке не было и следа удивления. Скорее это было просьба указать на тех, из-за кого они десять лет срадали.
  - Нет. Но он и не святой. Он состоит из людей, а люди разные. Простые служаки часто отличные парни, но стоит прийти мерзавцу офицеру и вот они уже дожны следовать гнусным приказам...
  - Так было и с тобой?
  - Нет. Я оказался гордым и упертым... трусом. Я ушел, когда был неспособен ничего сделать. А мои солдаты... еле вылезли из последующей мясорубки, - я вновь усмехнулся. - Надо же. Никогда не рассказывал об этом так. Сколько себя корил, но говорил-то по другому.
  - Это больно. Знать и не быть способным что-то сделать. Все здесь это прекрасно понимают, - на губах ее играла печальная улыбка.
  - Хуже только быть способным, но не делать...
  И мы замолчали. Оба погрузились в свои мысли, почему-то именно в этот момент накатившие со всей своей неожиданной мощью. Молчание, которое прервалось только грохотом падающий башни.
  -НАМИ!!!! МЫ - КОМАНДА!!!!! - прогремел в сгустившейся тишине голос Луффи. И даже отсюда мы слышали тихое, скорее даже просто мычавшее, "Да!".
  Мне на лицо упала капля. Затем еще одна. Ноджико плакала, прижав руки к губам.
  - Нами! Наконец то ты свободна! - всхлипывала она. А я закрыл глаза и улыбнулся. Наконец-то можно было отдохнуть после этого напряженного дня.
  Это позже меня у меня будут дела с паном и военно-гуманитарным флотом моих Шляпок, разборкой ситуации с местными жителями, поиском сбежавших дозорных из батальона Незуми да и казнь самого крыса. Сборы и празднования. Разговоры и крики. Долгий прощальный взгляд синеволосой красавицы, сестры Нами. Отплытие и эффектное прощание воровки с односельчанами. Все это будет позже.
  А сейчас можно и отдохнуть. С улыбкой на губах.
  
  
  Арка 3. Готовимся к походу или настоящие джентельмены любят справлять свои дела в тишине.
  Остров Кокояши. Праздник. Два дня пьянки. Веселые милые люди. Прекрасные девушки, вкусная еда. Два двня пьянки...
  От безостановочно гулящего народа у меня болела голова. Нет, они заслужили свой праздник и сейчас отрывались по полной, тем более что сложные вопросы дальнейшей жизни уже были не так сложны, ибо и торговые отношения и все необходимое уже были обещаны. Все-таки, в первую очередь, Шляпки это была торговая компания. Но, черт бы их побрал! Два дня на всем острове пили, орали и еще раз пили! И все!! Я попробовал было сперва приказать своим людям работать на этом празднике жизни, но уже распалившиеся селяне, как только узнали что эти новоприбывшие подчинены одному из их спасителей, чуть ли не силой оттащили меня и поочередно вливали в каждого из них ром и пиво. Осталось завезти сюда священников, а то чую останется много семеьй здесь после такой пьянки...
  Но лучше обо всем по порядку. Мы готовили корабль к отплытию, а потому время было.
  Там же, на берегу разрушенной базы ненавистных пиратов, на мягких коленях девушки, я и заснул. Вот просто закрыл глаза и с улыбкой на лице отключился. Разбудила меня мягкая женская рука, отстраненно оглаживавшая мои волосы. На короткое мгновение, когда сознание еще было мутно, мне казалось что лицо и рука принадлежат совсем другой, иной женщине. Но этот миг прошел, и мне предсталось красивое задумчивое лицо Ноджико, смотрящее куда-то на море. Глядя на нее у меня вспыхнуло что-то теплое и приятное: она была мила и, что чувствовалось в каждом движении, добра и спокойна. От нее почти веяло ощущением какого-то очень доброго озорства и присутствием самой настоящей мужской тихой гавани. И если бы мое сердце не было уже отдано другой, в нем могло бы вспыхнуть то, что связывает сердца мужчины и женщины. Но не теперь. Теплые чувства, приязнь, но не более.
  Зашевелившись, я вернул к жизни и ее и, как оказалось, двух поселковых мужиков в возрасте, что задумчиво посасывали пустые трубки, как и Ноджико глядя на море. Пока они мне помогали подняться - я уже мог сам, пусть и неустойчиво, но стоять и, шатаясь, передвигаться - и рассказали о том, что произошло. Во все деревни острова были отправлены гонцы, что доставляли самую желанную для них новость: Арлонг-парк пал! Народ ликует и празднует. А буквально десять минут назад на горизонте объявился огромный флот в два десятка кораблей идущих под неизвестным тут флагом полосатой шляпы. Хотя неизвестность флага... совершенно не принципиально для людей вот уже десятилетие бывших отрезанными от остального мира. Они подходили с востока, и еще только должны были объявиться у Арлонг-парка вскоре.
  Когда вся флотилия, ощетинившись пушками, подошла к гавани пиратской базы, народ напрягся. Когда с одно из кораблей, зашедшего прямо в бухту базы (глубокое дно - это удобно), сошел пожилой, жестко сверкающий глазами, лысый и с шикарными вислыми усами пан, народ вновь потянулся к отставленным вилам. Особенно под его хмурым оглядыванием всего вокруг. Затем он сделал несколько шагов ко мне, сейчас поддерживаемомутеми же стариками и Ноджико, ухмыльнулся, глядя на последнюю, и громко, вовсеуслышание заявил: "Ван! По твоей команде, торогово-спасательный флот собран и готов к работе!". Лица людей вокруг надо было видеть... Они вытягивались, выпучивались глаза, на них, с неверием, наползала радость. А итогом стал громкий, оглушительный, рев понявших, что их никто трогать не будет, людей. И грянул праздник.
  Руководя сперва несколькими людьми из местных и абордажными командами, за те же несколько часов нам удалось собрать и запереть в огромных подвалах разбежавшихся матросов Незуми. После, в присутствии нескольких старейшин разных деревень, самого Незуми, пускающего пузыри и бредящего, привязали к камню и быстро, без патетики и сожалений, скинули в воду. Оставшиеся в живых рыболюди, раненные или оглушенные, хотя и тех и тех было крайне немного, были отправлены туда же, и не дай им Бог попытаться залезть на остров обратно или вообще выбраться из воды где-нибудь не на Грнад Лайн. Но после... удержать людей уже не получилось. Даже пленным закинули несколько боченков рома, явно от широты душевной. А я, все еще шатавшийся, отправился спать. И не на корабль какой, а в чей-то дом, где нет качки, но есть мягкая, с периной и пружинами, кровать. Почему-то опять же оказавшимся подозрительно знакомым и окруженным запахом мандаринов...
  
  - Смотрите все!!! Я великий капитан Усопп!!! Я самолично победил рыболюдей!!!
  - Да!!! - орала и хохотала пьяная толпа.
  - А теперь слушайте мою песню!!! Номер 24, о Великом капитане Усоппе!!!
  - Да!! Ура!!! - поддерживала вездесущий ор толпа вокруг нагромождения столов, венчанных сверху радующимся лгуном.
  - Смотри, как разошелся.
  В переулке, устроившись на бочках, сидели Зоро и Санджи. Санджи, по привычке курил, Зоро пригублял из пивной кружки.
  - Пусть себе, - скосив глаза на их товарища, ответил Зоро. - Он тоже заслужил.
  - Само собой! - выдохнул облачко Санджи. - Как и каждый здесь. Так что пусть помогает людям веселиться.
  - Ты переобщался с Ваном, - заключил Зоро, отставляя пустую чашку. - Уже всюду ищешь... ммм...
  - Ван это зовет глубинный смысл и причины. И еще особенности психологии больших масс, - фыркнул кок. Наверное, раньше бы он взъелся за такое сравнение, но сегодня у него было немного философское настроение.
  - Я же говорю, - кивнул Зоро, и наполнил кружку из бочонка под ним.
  - Просто он прав. Когда-нибудь мне надо будет вернуться и управлять рестораном после Зеффа.
  - Ты уже определился с этим? - вскинул бровь мечник.
  - Не то чтобы, но когда-нибудь я найду Алл Блю. И что будет потом? - Санджи посмотрел на своего товарища и вновь перевел взгляд на толпу вокруг. Глаза его привычно замечали в основном лишь красивых девушек и разную еду.
  - Сегодня мы дважды дрались с сиьлнейшими пиратами этого моря. Думаешь дожить?
  - Я не настолько слаб! - фыркнул парень. Но почему-то опять так привычно не взъярился. Даже оказавшись удостоенным в ответ лишь хмыканьем. Зоро и не считал своего товарища слабаком. Глупцом? Возможно. Озабоченным? Безусловно. Но не слабаком.
   - Санджи!!! - в подворотню влетел Луффи. В зубах у него был зажат огромный кусок мяса, а в руках таких же, но на костях, було еще четыре. Вот он точно выглядел возбужденно. - Что это за штука, которую ты ел минут тридцать назад??
  - Штука?.. А! Это наму-наму дыня. Кто-то из местных принес.
  - Я хочу ее съесть!!
  - Поищи на столах. Это огромный шведский стол, со всех деревень сюда что-то приносят местные.
  - Ага! - Луффи тут же растворился.
  - Шустро, - прокомментировали это приятели.
  - Ладно, засиделся я тут с тобой. Пора цеплять девчонок!!! - в толпе растворился и Санджи.
  Ну а Зоро, хмыкнув в очередной раз, осушил еще одну кружку и устроился поудобнее. Ему было хорошо в стороне от буйства праздника. Атмосфера накатывала и на него, но он был, как бы с краю. Наблюдающим за праздником.
  А Санджи уже был среди милых мордашек. С кем-то шутил, кого-то обнимал, в чьих-то объятиях тонул, из чьих-то выбирался. Но ни с кем не позволял себе большего, чем позволительно. И в какой-то момент на его руке сомкнулась ладошка. Твердая хватка выдернула его из толпы, тут же скрыв от людских глаз в проулке между домами. Перед ним, сложа руки под грудью, стояла высокая смуглокожая девушка с иссиня-голубыми волосами и размашистой татуировкой на все правое плечо.
  - Мистер Санджи, не проведете ли вечер в компании одной конкретной дамы, а не целого коллектива? - глаза Ноджико смеялись, наблюдая за "стоявшим" перед ней коком.
  - Конечно же прекрасная Нождико!
  
  А немногим ранее.
  Солнце подползало к горизонту, завершая этот мучительный день. Нет, если кто считает, что пьяные переговоры с ушлыми, хотя и косящими глазами, старостами это легко, пусть обломается. Мы им Арлонга победили, а они даже уступать в беспошлинной перевалке груза не хотели. И плевать, что все равно уступили, как и практически во всем, сил это отняло немало. Здесь можно было создать хорошую северную перевалочную базу, для местных разворачивающуюся дополнительно огромными торговыми возможностями. Но все что-то местным не нравилось... Хотя я их прекрасно и понимаю: только из под одного ярма вылезли, влезать-то под второе уж никак не хочется. И сейчас, с чувством выполненного долга, я развалился на огромном гостевом диване в доме Нами и Ноджико.
  - Значит, мистер Хоенхайм, вы настаиваете, что вас здесь нет и не было, - Ноджико сидела за столом, опершись о него локтем, и уткнув в подставленную руку подобородок. Вид, в целом, эта поза придавала ей задумчивый и загадочный. Как и глаза. Казалось, в них никогда не успокаиваются какие-то добрые, но ехидные искорки.
  - Конечно, мисс Ноджико, здесь ни за что не было никакого Вана Хоенхайма. Редин фон Гоенгайм, да, но это совершенно разные люди, дозорный капитан Фуллбоди тому свидетелем!
  - А то, что вас видело столько народа из вашей же компании? - ее бровь иронично взлетела.
  - Там люди понимающие. Даже если кто что болтать и будет, упившись не по совести в каком трактире, так его свои же товарищи и засмеют и перебьют. Угроза проводить свои вахтовые будни только стоя их точно будет сдерживать.
  - Стоя? - вторая бровь девушки взлетела вверх.
  - О, поверьте, сесть они не смогут, - я очень значительно кивнул. - Проверял на себе. Есть у меня одна особа, которая знает, как наказывать людей.
  - Особа... - протянула девушка, распрямляясь и грациозно вставая на ноги. - Тогда я спокойна, мистер Хоенхайм. А пока, не составите ли девушке на вечер хорошую компанию? У меня здесь есть фирменный мясной пирог и пара бутылок мандаринового вина.
  - Боюсь, прекрасная хозяйка, спутником на вечер я буду неважным. Истощение, - я виновато приподнял голову и поспешил опустить ее обратно. Несчастный орган мышления пронзила боль. Мне бы отоспаться денек после такого шашкомахательстава, а я бегаю по переговорам, погоням да прочему, что приходится делать самому.
  - И совсем нет никакой возможности это исправить?
  - И снова боюсь, здесь поможет лишь сон. Все остальное только усугубит проблему, - я вздохнул. Девушка на мгновение поджала губы, но после расслабленно пожала плечами и отвернулась к столу.
  - Тогда жаль.
  - Но я знаю человека, который точно исправит мое упущение, - я усмехнулся. - Один блондин, полный юношеских бредней о слезах леди.
  - Вы говорите о вашем не прекращающем курить коке? - рассмеялась девушка. - Вот уж сомнительная замена.
  - Примерно год назад я бы с вами согласился, Ноджико. Но год, это долгий срок. Особенно в компании циничного клиента и двух красивых девушек, вертящих определенную часть Ист Блю, как хотят.
  - Как хотят? - брови иссиневласой красавицы вновь полезли вверх. - Не те ли это особы?
  - Которых боятся и возжелают примерно половина мужского состава моей компании? Они, - я даже засмеялся от переливов эмоций на ее лице. Казалось там сейчас пролетело все, не чуждое человеку. - И в течение целого года они воспитывали из нашего Санджи человека, а не песика, что лип за каждой юбкой.
  - Вы уверены в своих особах, мистер Хоенхайм, - девушка, совладав с собой, бросила на меня ироничный взгляд и села обратно. - Словно они для вас кто-то больший.
  - Если вы о даме сердца, то нет. Мы знаем друг друга слишком давно, чтобы зародиться смогло что-то сердечное, - махнул я рукой. - Да и сердце, оно уже давно выбрало себе спутницу, за которой еще придется погоняться.
  - Что ж, тогда и верно, стоит поискать спутника на вечер немного более свободного и отдохнувшего, - как ни странно, ни в голосе, ни в виде девушки ни на мгновение не проскакивало сарказма или досады. Глубокий вздох и улыбка понимающего взрослого человека. Все-таки судьба над ней сыграла жестокую партию. Но может статься, что в будущем она отыграется чем-то хорошим? - Тогда отдыхайте мистер Хоенхайм. Утром вы отплываете.
  - Да, спасибо Ноджико, - я улыбнулся и все же добавил. - Санджи, хороший парень. Только ему категорически не везло на нормальных девушек. Тех, кто захочет не глазки строить, а быть настоящей, равной, спутницой.
  Девушка, оставив эту фразу без комментариев, плотно закрыла дверь дома. В одиночестве я мог, наконец, отоспаться.
  Что ж, так и закончился мой не успевший начаться роман. Но что это за мужчина, что предложив руку и сердце одной, крутит шашни еще с кем-то. Так, пустое место.
  
  Перед отплытием я имел разговор с паном, Геном и еще несколькими старостами деревень острова Кокояши. В итоге были подписаны договора, утверждающие, что бывшую базу рыболюдей станут использовать как новый торговый порт, рядом установят большой базар для нужд всего острова, ну а нашу компанию организуют, на первое время, главным поставщиком и экспортером всего, чего только возможно. Пустые же площади на побережье рядом с базой будут нами арендованы как перевалочные базы с крупным привлечением местного населения на рабочие места. В общем, работа шла.
  Каков итог вечера в делах сердечных, мне было неизвестно. Все что я знал, это утром я просыпался в отсутствии хозяйки, а на самом корабле мне удалось заметить один серьезный взгляд, брошенный сперва нашим коком "в никуда", а затем в некоем конкретном направлении. Но и все.
  Однако, вот позади прощающейся с нами толпы появилась рыжая воровка. За народом, а сюда прощаться пришла не одна деревня в полном составе, и это не смотря на ранний час и поздний загул прошлым вечером, низкорослую навигатора было едва видно. Не нам, за нами было преимущество высоты: верхняя палуба корабля, все-таки. Вслед за шевелением на нашей каравелле, оборачиваться начали и на пристани.
  - Отплывайте! - громко, во всеуслышание, велела Нами. И вся наша скромная команда взорвалась работой. Якорь поднят, швартовы отданы, парус спущен.
  - Что? Нами! Не смей! - начали волноваться люди. Но девушка метнулась молнией среди них. Вправо-влево. Ее пытались поймать, но ни одна рука даже ухватить ее не смогла. Прыжок от самого края пристани, и вот мы уже ловим ее на корабле. Она делает знак немного отойти, и мы оставляем ее, довольно улыбающуюся нам, и с блестящими от слез глазами. Она начинает поднимать свою майку, остановившись, едва явив нам нижние косточки своего бело-салатого бюстгалтера, и тут же из-под нее начинают выпадать кошельки. Десятки. Народ на берегу засуетился, что-то закричали: "Мой кошелек! Верни кошелек! Воровка!", а затем все просто взорвались хохотом. И она, довольная, махая им руками, улыбалась. Наконец, со счастьем в глазах, покидая остров. Свободный от рыболюдей. Под громкие прощанья, смех и радость. Давно позабытые на этих берегах. Но благодаря героям и подвигам все-таки вспомнившиеся.
  
  Море нас вело к входу на Гранд Лайн, а, соответственно, и на последний перед ним остров Ист Блю, Логтаун. Плавание грозило затянуться на долгие две недели, и народ на корабле начал друг с другом сживаться. И началось все, конечно, по воле некой воровки. Что и не удивительно: женщины всегда лучшие катализаторы в бытовых вопросах. Все просто - она заявила претензию на отдельную, единственную(!) такую, комнату. И, конечно же, она ее получила. Все-таки девушка. Тут стоит рассказать о том, что же это за каравелла Гоинг Мэрри, или, в сокращении, Мерри-Го. По всем стандартам современного, по меркам этого мира, мореплавания, это была маленькая яхта для одного небогатого торговца и команды из трех человек. При учете галеонов и супергалеонов с народом до полутысячи человек на борт, это был реально маленький корабль! Устроена она была просто. Некая модификация уменьшенного брига: двухмачтовый корабль, класса малых кораблей, со смешанными парусами. На расположенной в центре судна грот-мачте под неподвижной реей наполнялся ветром сплошной прямой парус, красовавшийся огромным стилистически выполненным черепом с костьми в надетой соломенной шляпе. А на корме, не в стиле классического кораблестроения, всего лишь чуть меньше (обычно она в половину центральной по высоте), стояла бизань-мачта с подвешенным на нем рейковым парусом (скошенной трапецией полотна на подвижной для уловления ветра рее, но все таки не столь сильно скошенный, как латинский, и уж точно не косой парус на гафеле). Штурвал его был выполнен старомодным рычагом, а не привычной системой вращающегося колеса, причем расположен был внутри задней надстройки корабля. Собственно самих помещений в корабле было достаточно, но все они были маленькие. С верхней палубы можно было попасть вниз, в трюм, да в две надстройки: на баке находилась якорное помещение, с двумя пушками, а на корме, на первом уровне, был небольшой склад, с гордой табличкой "Оружейная" на стене внутри, но почему-то с бочками воды и прочего необходимого и абсолютно без оружия. Стоявшие две пушки я списал в утиль на автомате, стрелять из них на этом корабле никто не будет! Не позволю! Корабль взрыва внутри не выдержит! Из псевдо оружейной был проход к самой дальней части кормы, где располагалась ванная. Вниз вел люк в те самые захваченные женские покои. А на втором этаже, над складом, видная сквозь отверстие для рычага руля, была широкая кухня-гостинная. Именно в ней и располагалось навершие руля, повторявшее по форме носовую фигуру. А еще из кухни шла неприметная дверка на балкончик открывающий вид на шикарные буераки преследовавших корабль волн. Сверху была "мандариновая роща". Как она там существовала, меня не спрашивайте. Но Нами ей занималась ежедневно и даже обещала мандарины когда-нибудь.
  Негласная битва же пошла за ту комнатку под оружейной. Короткая и некровопролитная. Нас, мужчин, разбили, как стадо овец неорганизованных. И Нами вовсеуслышание, объявила отдельную комнату своей, женской, вотчиной. Ну а мы остались с гамаками в темном и длинном грузовом трюме, в который вел люк с палубы. Скажу максимально сдеражно, но после личных капитанских покоев Алхимика и в меру роскошных кабинетов базы на Порт Артуре, это было неприятно. На первой же остановке сделаю из этого помещения достойную обитель! А пока озабочусь поиском своего тихого уголка на маленьком кораблике.
  Смирившись, отбил себе свою территорию я быстро. Тот самый балкончик за гостиной. Я установил на нем складной стул, вбил пару досок на стенку, сымитировав столик, совмещенный с полочкой, и внутри, между дверью и стеллажом для бутылок, расположил несколько книг. Народ вокруг был занят тем же самым. Весь корабль поделился на эдакие "собственные зоны". Санджи обживал кухню, Усопп занял якорную, устроив себе там мастерскую, Нами заняла кроме своей комнаты еще и ту, что была над ней, оружейную, превратив ее в уголок картографа. И только Зорро и Луффи не принимали в переделе собственности активного участия. Зорро, устраиваясь то под одной, то под другой мачтой, смотря откуда его сгоняли, смотрел на всех с глубоким умиротворением. А Луффи, растянувшись и поглощая "энергию солнца", или проще говоря, загорая, расположился на прекрасном бушприте в форме овечей головы и смотрел на всех нас с некоторым непониманием. Хотя, опять же, вспоминая классическое кораблестроение эту фигуру называть бушпритом было не корректно, ведь паруса к нему не крепились, но уж гальюнной фигурой назвать его было еще сложнее, туалет у нас с другой стороны. Но это лишь бурчание.
  На второй день, устроившись и, более ли менее расположившись, я решил заняться своими прямыми обязанностями.
  - Санджи, - Кухня корабля была выполнена хорошо. Каменная плита, кирпичная обкладка стены, большой холодильник с ледяным охлаждением, рабочая поверхность вполне достаточная для повара класса Санджи. И все это в довольно милом, почти семейном, антураже. Доски стены, легкие неточные пейзажи далеких лугов в пасторальных цветах, пара резных шкафов, бочки с водой, элем и стойка с вином. Милая клетчатая скатерть на длинном столе с задвинутыми табуретами. В общем и целом приятно и комфортно.
  - Что хотел Ван? - Санджи отвлекся от шинкования очередного кочана капусты. Сегодня на ужин тазик жареной солянки с колбасками и прочими хитростями от шеф-повара.
  - Да думал провести ревизию наших запасов и вообще всего, что есть, - я выдвинул табуретку и сел. Первым делом надо было описать все, что было на корабле из крупного имущества, так что...
  - А разве у нас нет списка? - удивился кок. - Может у Усоппа спросить?
  - Хм, это было бы хорошо. Ты его не видел? А то я пока только внизу пересчет закончил.
  - У себя закрылся и что-то безудержно кричит, - махнул рукой кок. Когда он готовил, он не курил. Но вот запах стоял какой-то странный. И мы оба принюхались.
  - Чем-то воняет... Не у тебя?
  - Хм... - Санджи заглянул в ведро под мойку. - Нет. У меня еще не успело...
  Я встал из-за стола и вышел за дверь. Санджи, аккуратно уместив нож на стойке, последовал за мной. С основной палубы, наверх, по правому борту поднималась лестница к парапету, что вела в гостиную. С него же лестница продолжалась наверх к мандариновой рощице.
  Запах усилился.
  - Эй, Зоро! Откуда вонь? - крикнул кок устроившемуся под деревьями мечнику.
  - Это у Усоппа, - наверняка он даже не открыл глаз.
  - Ну, значит у Усоппа, - пожал я плечами.
  И верно, даже от самой двери, пока еще закрытой, уже валил мощный "аромат". Хотелось зажать нос и вытереть вот-вот готовые заслезиться глаза. А стоило нам открыть дверь... Довольная рожа носатого лгуна, скрытая маской и огромными очками, демонстративно смеялась. Даже под этой самой маской это было видно. И ведь глядя на наши перекошенные от вони лица.
  - Усоппова газовая бомба! - приглушено провозгласил он. А в следующий же момент был просто вышвырнут наружу. Мы с Санджи не выдержали.
  - Какого черта?! - вопрос понесся одновременно с трех сторон. От нас с коком зло и сквозь кашель, а от лгуна с возмущением. Я сорвал с него "противогаз", едва утерев глаза рукавом. Перекошенность появилась и у него.
  - Что ты здесь устроил?! Вонь на весь корабль!!!
  - Я разрабатываю новое оружие! - возмутился парень. - Я же не какой-то монстр, как вы!
  - Монстр?! О чем это ты?! - кок удивленно перевел взгляд на меня, ища разъяснений. Но у меня их не было. Я, стиснув зубы, и подняв очи к небу, считал до десяти. После чего разжал зубы и схватил лгуна за шкирку.
  - Эй!!! - возмущение его грозило перерасти в нечто более серьезное, наверное, даже с попыткой использовать что-то еще из своего "внезапного арсенала" с поползновением утечь в этот момент куда-то вглубь корабля. Но моя дернувшаяся бровь сразу пояснила, что даже там ему не скрыться.
  - Вон там, - я указал на склад под кухней, - швабры, ведра и тряпки. Через два часа здесь должна быть чистота и полное отсутствие какого-либо мерзкого запаха. На Мерри нам плавать предстоит еще долго, а плавать в вони никто не хочет. Ясно? - я очень пристально посмотрел на оставившего попытки вырваться лгуна. - Я спросил: "ясно"? - лгун торопливо кивнул несколько раз. - Отлично. И сам помойся, от твоей химзащиты несет не меньше, чем от твоей мастерской. А после принеси документы на корабль. Журнал интенданта, списки имущества, чертежи корабля. Только права собственности мне не нужны, а все остальное я должен описать и посчитать.
  Лицо Усоппа вытянулось. О подобном, похоже, он слышал впервые. А ведь документы были у всех и всегда! Даже у дымильщика, пирата, который почти добровольно пожертвовал мне свой корабль, несмотря на всю разруху, они хранились в отдельном сейфе. Я глубоко вздохнул. Попытался. От стоячей вони я только закашлялся, отпустив нашего незадачливого стрелка и махнув в сторону его работы. Намек он понял прекрасно, а за мной, с того же дня, закрепилась этакая должность второго старшего помощника корабля. Ответственного за снабжение и корабельные дела. Первым помощником, навигатором и командующим над рулевыми была, конечно, Нами. Вторым, после капитана, кстати, был, Зоро. Странная иерархия.
  
  Я отправился описывать все, что есть на нашем милом небольшом кораблике и составлять списки того, что необходимо купить в первую очередь. Плюнув на все, начать решил с личных покоев нашей дамы. Надо сказать, в этом деле вышеозначенная девушка мне немало помогла, быстро разобравшись в типовых расходных книгах и прекрасно начав все фиксировать и навскидку называть цены и места. Все-таки моя компания очень много теряла, не имея ее в личном штате. Но... Не доросла еще.
  - Ван, это не они? - в ее комнате находилось два шкафа и небольшой сейф, которые мы сейчас перебирали. На Кокояши нам устроили медвежью услугу, заткнув все означенные Нами вещи, по-простому, куда попало. В шкафах не закрывались дверцы от пустых листов под карты и копий известных морских журналов. Еще кое-где лежали стопки макулатуры, именуемой газета "Сегодня", распространяемая пеликаньей почтой. Странные, надо сказать, создания: вроде тупые, а вроде и понимают, что им говорят. Там же лежали книги, какие-то непонятные документы, как выяснилось на пушки и ядра, скрасив мне малую толику работы, и прочее-прочее.
  - Не, - я хмыкнул, пробежав глазами по таблицам, аккуратно, пером, начертанным на бумаге. - Это вообще бухгалтерские приходники на поставку древесины, канатов и прочего материала, что потребовались для этого корабля. Только какого лешего они здесь, это вне моего понимания.
  - Бухгалтерские? - удивилась девушка. Ввиду реального отсутствия систематизированного налогообложения, не было необходимости и правильно вести учет.
  - Это то, чем занимаются крупные компании, чтобы следить за своими расходами. Отчетность. - На меня посмотрели непонимающим взглядом. - Если ты одинаково и по одинаковой форме будешь фиксировать все поступления денег, все выплаты зарплат, закупку материалов или местных налогов, то гораздо проще будет затем разбираться, что где работает эффективно, а что нет.
  - Хм... - девушка откинулась на коленях назад и сложила руки на груди. - Это похоже на работу банка...
  - Да, у них всегда есть внутренняя отчетность, иначе вести дела вообще невозможно. Со всеми их вкладами, кредитами и инвестициями, без толковых записей они бы прогорели за месяц.
  - Ага... Была знакома с таким... - Нами задумчиво повертела заинтересовавшую нас бумажку. - Тут еще есть слово кредит, интересно, к чему это?
  - Наверное баланс составляют или общая классификация, - пожал я плечами. - Где?
  - Вот, - мне протянули бумагу другой стороной и ткнули пальцем на пару строчек. Я, привыкнув, что вся документация строго с одной стороны листа даже не заглядывал за оборот. И сейчас у меня глаза лезли на лоб.
  - Нами, нам нельзя на Логтаун!
  - Ч-что? - опешила девушка.
  - Это кредитная квитанция банка "Светлось", расположенного на Логтауне! И она не закрытая!
  - Наш корабль построен в кредит? - глаза девушки сперва округлились вслед моим, а затем она начала усиленно тереть переносицу. - И чем это нам может грозить?
  - Если эта тупая овца, что нас так круто кинула, втюхав Усоппу кредитный корабль, все делала по закону, то в Логтауне знают, на какой корабль взят их кредит. Имя корабля мы не меняли, как и его вид, да и без этого, строили его на верфях Ист Блю, а значит обводы тоже известны специалистам. Потому, как только мы войдем в порт Логтауна, наш корабль примитивно заблокируют до уплаты всех задолженностей. И если не считать наш милый и костлявый черный флаг, то уплата задолженностей должна была производиться три месяца назад.
  - Это же проценты, плюс штрафы, плус проценты на проценты, плюс основная часть долга... - девушка точно понимала, что и как творится в этой сфере. Сама разобралась в том, на чем лопухов разводили до последних трусов.
  - Как минимум.
  - Луффиииииии!!!! - девушка чуть ли не бегом бросилась к лестнице наверх, но была жестко перехвачена.
  - Стоять!
  - Что?! Ты хочешь чтобы нас повязали едва мы отплыли?! - вскрикнула девушка, начав усиленно тереть захваченную и отпущенную руку.
  - Это Луффи! - я посмотрел на нее, как на глупого ребенка.
  - А!..
   - Ты ему сейчас про кредиты задвигать будешь? Он хочет в Логтаун. Там казнили Голда Роджера. Сможешь переубедить? - я иронично вскинул брови.
  - Нет... - она поникла.
  - Расслабься, у любого острова есть главный порт, а есть отшиб, к которому можно пристать, никого не оповещая, - в конце-то концов, я запаниковал по привычке, как торговец с грузом, который прогорит вне главного порта. Мы то пираты!
  - А! Угу... - девушка смутилась и громко фыркнула. - И впрямь, же.
  - Давай лучше продолжим. А то есть охота уже, а у нас и конь не валялся в описи.
  Больше такого рода открытий не было. Бумаг так и не нашли, потому стали составлять и заполнять все с нуля. Таблицы со списком таблиц, таблицы с описью, други таблицы и текстовое описание. Прерывалось периодически наше дело моим раздражением насчет чего-либо совсем древнего и хренового, вроде пушек и ружей, коие, проржавевшие, в количестве равном трем, нашлись в дальней части трюма. Или недоумевающими возгласами Нами, серии "кой черт пересчитывать мужские носки в тех тюках, что они зовут вещевыми". Я медленно, с толком, с расстановкой, ни разу не перейдя на шутливый тон, досконально отвечал на каждый вопрос, порою вгоняя девушку в краску. Увы, море предполагает все-таки мужскую команду, потому не все для молодой приличной девушки будет звучать целомудренно и красиво.
  К вечеру мы закончили. Документы на корабль почти не нашлись, уж точно не в том количестве, что я хотел бы. Этот Мерри, управляющий "госпожи Каи", возлюбленной нашего стрелка, был тем еще прохиндеем. Гениально, наверное, управляющим поместьем своей госпожи, но подкинувшим нам пару неприятных моментов. Все документы я расположил в личных покоях нашего навигатора, спрятав в единственный наш микро сейф на корабле. А после подвел итог: нам категорически не хватало всего. И это все было записано практически ото всех. Санджи не хватало мест для хранения продуктов и кухонных принадлежностей. Нами требовались разные приспособления для хранения и черчения, которых на корабле был недостаток. Мне нужна была мебель и материалы, которые можно будет пустить на различные улучшения и приспособления. Луффи потребовал еды, и получил ужин. Зорро, как это ни странно, попросил пару подушек и одеял. Ну а Усопп... Что ж, с ним у меня был отдельный обстоятельный разговор.
  
  - Эй, Усопп, - я зашел к нему в личную подсобку, где он в очередной раз что-то увлеченно мудрил.
  - А!? - дернулся тот, словно от удара током. В руках у него были его любимые шарики и какие-то склянки. Рядом были разложены коробочки с порошками разных оттенков серого цвета, лопатки, воронки и весы. - А! Не врывайся ко мне так внезапно! Я чуть все не разлил!
  - Это порох? - удивленно посмотрел я на коробки.
  - Не твое дело! - он надуто отвернулся к своему кабинету юного алхимика.
  - Мое, - я подвинул плохонький табурет от стены и аккуратно, чтобы не рухнуть с ним вместе, сел. - Во-первых, в передней части корабля находится неучтенный порох, которым не по стандарту, в упакованных мешках, пользуются, а вот так, в открытую, для непонятных экспериментов. Во-вторых, надо понять какую тебе лабораторию тогда устроить здесь.
  - Лабораторию? - Усопп удивленно перевел на меня взгляд. Обида вроде как даже улетучилась.
  - Алхимический или химический стенд, стол для работы, шкафы со справочниками, места для хранения. Как хочешь, так и обзывай. Продумай внимательно. Главное, надо продолжить утренний разговор. Про монстров.
  - Ха...
  - Мы пираты, потому должны будем сражаться. Нас мало, и потому каждый должен быть очень силен. Сила Луффи, Зоро, Санджи, ты их видел. Они все контактные бойцы, добившиеся огромных успехов. Но про тебя и Нами, разговор отдельный. Ваш козырь это мозги. Вы должны думать, чтобы победить.
  - А как же ты? - нахмурился Усопп.
  - Я? Хм... Наверное, я стою между вами. В чистом контактном бое, без силы фрукта и своих клинков, я мог бы проиграть и Санджи, и Зоро, и Луффи. Другой вопрос, что я могу подвести их, каждого, к поражению без боя, но опять же, мы одна команда, потому такого не произойдет.
  - Но у тебя есть фрукт и клинки, - ткнул мне в руку парень.
  - Есть. Факт.
  - Значит ты такой же монстр, как они, - завершил свою логику Усопп.
  - В каком-то роде, да. Но эту силу я получил совсем недавно. Примерно полгода назад. А до этого я был капитаном дозора и справлялся со всякой швалью и без нее. Так что не зацикливайся на мне. Хочешь стать таким же монстром, как они, прекрати думать и тренируйся до отупения.
  - Да как это вообще возможно?! - вскричал парень.
  - Легко. Они тоже когда-то были слабыми детишками, которых ничего не выделяло среди сверстников, кроме железной воли, что заставляла их тренироваться до отключки. А потом вставать и тренироваться еще. Готов?
  - Кх! - буркнуло что-то внутри лгуна.
  - Вот и я таким никогда не был. А значит кроме тренировок, от которых никуда не сбежишь, надо думать. Это уже наш метод. Если тебе нужна помощь, то я готов ее тебе оказать. Могу помочь тебе стать не слабее их.
  - Помочь?
  - Ну да. Ты способный парень, просто нужно кое-что сделать, кое о чем подумать и...
  - Стой! Стой! Стой! - всплеснул парень руками отшатываясь подальше и обрушиваясь на пол. Ноги его тут же заняли привычную "турецкую" позу, а рука начала массировать сморщившуюся переносицу. - Погоди! Стать монстром... Помочь мне... Кое-что подправить... Да это смешно!
  - Что именно?
  - Все! Я не такой монстр, как они! Если я даже попробую также тренироваться, то я просто умру! А как-то еще их переплюнуть, это просто нереально!
  - Да ты что! - я улыбнулся и очень внимательно осмотрел комнату вокруг. Ящики, небольшой подиум, один шкаф, какие-то бумаги, какие-то ведра, какие-то вещи. Огромный творческий беспорядок. Инженера-изобретателя. Под моим взглядом лгун малость охладился. - У тебя есть два таланта, которыми ты можешь полностью компенсировать их убойную мощь. Первый - ты изобретатель. Ты можешь думать и, главное, придумать эффективные вещи. Среди кучи хлама у тебя появляются реальные алмазы.
  - Это да! - моментально на лице лгуна отразилась гордость и самодовольство. Впрочем, тут же сменившееся настороженностью. - А второе?
  - Ты стрелок. Твоя меткость и способности к стрельбе невероятны.
  - Эм... Да! Конечно! Ведь я капитан, Усопп! Я великий пират!..
  - И великий балбес, который вместо нормального оружия использует рогатку.
  - Гх! - Усопп скривился, словно скисший боб прожевал. - П... Просто это мое самое любимое оружие! С ней меня никто не сможет перестрелять!
  - Перестрелять? - я нахмурился, пытаясь понять, что он имеет в виду.
  - Ну... победить...
  - Победить?? - мои брови удивленно взлетели вверх.
  - К-как стрелка! Да! С рогаткой я быстрее всех и точнее всех вот! Потому что я - капитан Усопп!
  - Ты капитан балбес, - еле слышно вздохнул я, и уже громче продолжил. - Выстрели в меня.
  - Что?? - опешил Усопп.
  - Ну, без снаряда. Твоя скорость, не такая большая, как ты думаешь, - я встал и заложил пальцы за пояс.
  - Н-ну ладно... - пробормотал он, вставая напротив.
  - Да ты не бойся, - усмехнулся я. - Бояться вредно. Руки дрожат, коленки подгибаются, а ты еще и выстрелить быстро должен. Или никак не получается?
  - Я-я не боюсь! - стушевался паренек еще сильнее.
  - Но ты же все никак не можешь выстрелить. Колеблешься, думаешь, ждешь. Боишься, - я улыбнулся самым мерзким способом, что знал. - Трусишка.
  - Я не боюсь! - реакция парня была ожидаемой. Он разозлился.
  - Разве? Но ты даже выстрелить не можешь. Зачем нам в команде такой бесполезный член, что даже выстрелить, когда надо, не может? Будешь сидеть в этой каюте делать всякие детские примочки...
  - Я НЕ БОЮСЬ!!! - рявкнул парень, вскидываясь и выхватывая с подсумка на боку свою рогатку. Его сознание даже не заметило, как пальцы вложили в розетку на резинке маленький металлический шарик. Руки вскинулись натягивая "тетиву", а... В этот момент он дернулся, как ужаленный: рядом с его виском пронесся кинжал, и дернувшаяся цепь щелкнула его по коже.
  - Ты медленный, - констатировал я, уже без доли юмора, сарказма и, не дай Бог, превосходства. - Это мы с тобой будем исправлять.
  - Ч?.. - рот лгуна так и остался открытым, а глаза, едва не вылезая из орбит, наблюдали за исчезавшей в моем рукаве цепью.
  - Ты не берешь в руки пистолет потому, что боишься им кого-нибудь убить. Это похвально, но бессмысленно. Пока ты будешь пытаться выстрелить, хорошо обученный дозорный успеет тебя застрелить.
  - И-и-и... Что ты... - выдавил из себя лгун, но сразу же кашлянувший и, словно, взявший себя в руки. - Что ты предлагаешь?!
  - Вот, - я достал из-за пояса небольшой бумажный сверток.
  - Что это?! - язык парня опережал его руки и мысли. Бумага начала аккуратно разворачиваться. В ней, заботливо завернутый в тряпочку лежал револьвер. Длинный ствол, спрятанный между двумя толстыми квадратными слоями металла, выкидной барабан на пять патронов, в специальных крепежах, не дающих ему вылететь дальше положенного, немного удлиненная рукоять, для контроля второй рукой. Аккуратная гравировка по обеим сторонам. Скрытый обратным крюком спусковой крючок, открытый снизу. Штучная, не похожая ни на что модель, придуманная моим личным техником Хенксом для меня. Тогда я долго ломал голову, как сделать его оптимальным для дальнего и ближнего боя, и в итоге так ни разу и не использовал. Рядом с оружием лежали 4 кожаные формы-заготовки под пули, для быстрой замены в бою, коробка обычных боевых патронов, и мешочек с порохом и пустыми гильзами.
  - Револьвер МВХ-3, - вздохнул я, вспомнив, как ненавидел названия, что давал своим детищам мой мастер. - Расшифровку не проси, я не заставлю себя ее сказать. С патронами, что лежат внутри, способен стрелять на расстояние до сотни метров с разбросом точности не ниже 15 сантиметров. На расстоянии двадцати метров пробьет тонкую металлическую пластину. Автовзвод при спуске курка. Система компенсации выстрела в рукояти. Толщина ствола позволит тебе отразить удар саблей обычного дозорного. Против Зоро с этим выходить не порекомендую. Но можно снизу приставить штык-нож, что защитит от лезвия немного менее серьезного противника.
  - Э... Я... не могу его взять. - Парень протянул весь сверток мне, склонив голову.
  - Пистолет - оружие способное убить. Это крутится у тебя в голове? - я вздохнул, обратно не забирая свой подарок. - На. - Я протянул парню еще один мешочек. - Здесь специализированные каучуковые наконечники. Они не убьют, но удар будет не менее жестким, чем от твоих шариков.
  - А... Нет, - замотал он головой. - Не в этом дело. Хотя конечно и это! Но... Не совсем... Я просто... - парень вконец замялся, подбирая слова, а я ждал. - Просто это не мой стиль. У меня много разных зарядов, а с пистолетом их нельзя использовать... Я потеряю все свои придумки... И снаряд-табаско, и снаряд-вонючку, и...- наконец он оформил то, о чем я и сам догадывался, но пока его в конец не понесло, надо было парня притормозить.
  - Тогда совмести, - я пожал плечами. - Прикрепи рогатку к руке, а револьвер оставь отдельно. Они не исключают друг друга, а при правильном использовании только помогут тебе. Уж с твоими-то способностями не придумать, как совместить их? Не верю! Так что забирай и разбирайся. Это подарок одного инженера другому. И поверь тот, что служит в моей компании прекрасный специалист, его изобретение достойно быть использованным и тобой.
  - Но!..
  - Завтра утром тренировка, буду тебя учить им пользоваться, а заодно кое-что придумаю. Все. Не спорь.
  Я встал и вышел из его кубрика, оставив лгуна с так и не высказанными возражениями. Их ему предстояло еще обдумать ночью. Но вот победят ли у него возражения или победит интерес изобретателя, к которому в руки попал новый экземпляр, мне было неведомо.
  
  Утро было шумным. Подъем под крики безумного Луффи, которому приснилось, что он проспал завтрак, и уже наступило время обеда, это не самое легкое испытание. Для всех в общей спальне. Про себя я сделал пометку, что надо купить пару мешков чудодейственной картошки, что его затыкает. Вдобавок к набору одеял, ремней и кляпов. Единственный, кому все было нипочем - это Зоро. Он дрых, пока отшвырнутый сонным коком капитан не врезался в его гамак. Собственно кроме ругательства, оказавшись на полу более ничего и не последовало: он подхватил упавшую рядом подушку, отшвырнул Луффи и продолжил дрыхнуть. У меня чуть искры по пальцам не побежали от такой несправедливости - сам я уже спать был не в состоянии. Проснулся - значит проснулся. И никак ты этот стареющий организм не убедишь...
  Холодная вода, яркое солнце и качественная зарядка, под звук скворчащего масла на кухне, привели меня в норму. Рядом со мной с пеной у рта валялся стрелок, которого насильно заставили со мной заниматься, а в длинном по утреннему времени тенечке сидела Нами, отлыниваюшая еще с этапа отжиманий. Сверху, на реях, растягивался и активно изображал из себя обезьяну наш капитан. Он так делал каждый день, дожидаясь завтрака, и ровно за три минуты до подачи блуда к столу оказывался за этим самым столом с салфеткой на шее, вилкой и ножом в руках, и самым хищным выражением людоеда, ожидающего вводимую принцессу. Кстати время я засекал. Только один раз он оказался за столом не ровно за 180 секунда а за 2 минуты и 50 секунд: его тогда немного сдуло ветром, и пришлось помотаться, возвращаясь обратно.
  Веселый гомон за одним общим столом, уставленным чашками чая и воды, поджаренная картошка с яйцами и какими-то хитрыми смесями из овощей и морепродуктов, порезанные фрукты и овощи и горшок пшенной каши на воде. Большой, но быстро исчезающий завтрак. Далее перерыв на дела по кораблю, пока жара не сковала любую работу. Нами проверяет курс и сравнивается с навигационными журналами и теми картами, что у нее есть. Лицо ее при этом не перестает кривиться - карты ей совершенно не нравятся, так как в них все искривлено и переврано. Усопп драит палубу на носу корабля, я занялся тем же на корме, Санджи чистит кухню и утилизирует остатки от еды, Зоро занимается перекладкой и проверкой запасов, чтобы они не испортились от высокой сырости внутри корабля. Луффи, как главный верхолаз, проверяет снасти на мачтах и кривыми стежками штопает появляющиеся дыры на парусах. В общем, все при делах. А когда все сделано, все стекаются в нашу столовую на очередной чай и отдых. А вместо него двое членов нашей команды встречают радостно посверкивающего меня.
  - Нами, Усопп, пора! - радостно объявляю я, и вижу маску ужаса и покорности на их лицах. - Ну ладно вам! Сегодня будет первое ознакомительное занятие только!
   - А?! Что?!Что такое? - вклинился с ничего не понимающим лицом Луффи.
  - Ван будет их тренировать, - не отрываясь от затачивания своих ножей, ответил Санджи.
  - Тренировать?! Круто! Удачи Усопп, Нами! - внезапно воскликнул капитан и, под удивленные взгляды всех, растворился в дверях.
  - Однако, - прокомментировал это Санджи, оторвавшись от своего дела.
  - А как же наши заготовки отвадить его от участия? - я даже слегка расстроился по этому поводу, ведь и впрямь целый план придумывал по этому поводу!
  - Не пригодились, - хмыкнул Зоро и пошел на выход. - Но я удивлен, что ты можешь тренировать. Я вздремну.
  - Мне довелось очень часто и много тренировать своих бойцов. Но не так быстро! - улыбаясь самой "добросердечной" улыбкой, я схватил его за плечо. - Ты мне нужен! Вперед!
  Под несогласные вопли все трое (двое сами, зная, что сопротивление принесет только больше бед (им), а третий за шкирку) поплелись на прекрасный полуденный солнцепек. Панамки и ветер, конечно, спасали, но мечника пришлось усадить в тенек: в панамке Нами он выглядел слишком комично, и потому с рыком сорвал ее с себя.
   - Итак, Нами, начнем с тебя. Во-первых, твое оружие. Шест?
  - Да, всякие прочие острые железки не идут такой красавице, как я, - она плавно оттянула ворот своей и так глубоко вырезанной майки, и неспешно из него достала составные части своего шеста. Лица Усоппа и Санджи передать было сложно. На свое я старался нацепить побольше скепсиса и цинизма, но получалось не очень хорошо: молодое и красивое женское тело все-таки влияет не столько на мужские мозги, сколько на мужские тела, заставляя те уже впихивать в свои мозги всякую непотребщину. Но воля! И разум!
  - Я вижу, - все-таки спокойно (надеюсь!) произнес я. - Хорошее действие, если ты будешь сражаться с мужчинами. Но что, если на твоем пути попадется девушка совершенно нормальной ориентации? И она вполне может статься и красавицей и безжалостной убийцей. Тогда твое декольте, фигура, ужимки и большая грудь тебя не спасут.
  - О, так ты все-таки заинтересовался моей грудью? - игриво вскинула бровки Нами.
  - Не настолько, чтобы стать твоим необъятным кошельком, - парировал я под закономерное фырканье девушки.
  - Я об этом пока не думала. Все пираты, которых я встречала, преимущественно состояли из грязных и похотливых мужиков, и редко не самых красивых женщин, никак не способных составить мне конкуренцию,- что мне нравилось в этой девушке, так это способность всегда быстро переключиться на деловой тон.
  - Я готов дать всю челюсть Санджи ("Эй!" - вскрикнул вышедший на парапет сверху кок), что они нам встретятся. И среди нас всех, для боя с ними ты подходишь лучше всего. Ну и ты Усопп, в твое безжалостное сердце я искренне верю!
  - Ой! - вскинулся лгун.
  - В хорошем смысле, ты заставишь их проиграть не став безумно жестоким, как, например, Зоро... - "Пф!" - недовольно донеслось от мечника, - ... или не став влюбленным идиотом, - все головы повернулись к уже курящему в дверях камбуза Санджи, "Эй! В каком смысле?! Нами-суан самая прекрасная!" - больше на него единолично решили не смотреть. Молча. - Ну, или не способным выложиться на полную, как я. Про Луффи мне сказать сложно, но если тот рискнет просто так избивать девушек у него явно будут неприятности... - все головы дернулись, но все-таки не посмотрели на кока. - Так что остаетесь вы двое. И с твоими навыками владения шестом еще надо поработать. Ты девушка, потому целью внезапной атаки, в случае нахождения с нами ты не окажешься. Следовательно, над быстрым вооружением работать особого смысла не имеет, - девушка согласно кивнула. - Тогда посмотрим, что ты можешь с ним в руках. Санджи, брось, пожалуйста!
  На пару мгновений, что-то ворча под нос, кок скрылся в гостиной, а потом бросил мне длинную палку-бокен, размерами больше соответствующую моему любимому одати. Далее я не оглядывался, но точно чувствовал, что Зоро очень внимательно следит за моими движениями. Нами начала свои атаки. Сперва, я только оборонялся, потом начал переходить в нападение, и девушка понеслась. Она носилась по палубе, в попытках не попасть под больно шлепающий по одному и тому же мягкому месту деревянному мечу, и при этом старалась все-таки раз от разу перейти в атаку. По истечению двадцати минут такого скакания ее попа слегка распухла, а я остался доволен. Против среднестатистического пирата она точно выстоит. Надо только больше двигаться ей. В усталом виде она упала неподалеку от входа в свои покои и там и продолжила лежать, держась за свои нижние девяносто и наблюдая за продолжением.
   - Неплохо, - заключил я. - Но только в среднестатистическом понимании. Тебе надо придумать оружие под себя. Шест требует совершенно другого типа боя, нежели у тебя. Ты его просто не выдержишь. А вот оружие на основе шеста, это будет неплохо. Подумай с Усоппом на досуге. В изобретениях лучше его нет, - я усмехнулся, увидев засиявшую моську лгуна, и поспешил сияние укоротить. - А теперь перейдем ко второй части нашего балета. Усопп. Ты готов?
  - Я-я должен его вернуть! - заявил парень первым делом. Он встал в стойку смирно и, вытянув оружие в руках, склонился передо мной. Манеры, свойственные Ист Блю... В Норс Блю, например, просто бы отдали, без манерных поклонов.
  - Так. Зоро. Ты мне нужен, - я вздохнул и сосчитал до пяти.
  - А? - мечник и не подумал подниматься.
  - Зоро, это Усопп. Усопп, это Зоро.
  - Эй!
  - Зоро выведи, пожалуйста, Усоппа из строя, не нанося тяжелых ран?
  - Ха??!!! - челюсть лгуна готова была палубу пробить. А мечник на пару мгновений сосредоточил на мне взгляд.
  - Вот оно что, - с кряхтением поднялся он. - Не самый лучший метод, знаешь?
  - Зато действенный, - пожал я плечами.
  - Э-э-эй!!! - вот теперь у Усоппа в голосе была паника.
  - Готовься Усопп, - белая катана мечника покинула свои ножны, вогнав лгуна в полуобморочное состояние.
  - Н-н-н-н-е-е-е-е-е-т! - на высокочастотном визге лгун заносился по палубе. На порядок быстрее, чем Нами до него. Избиение было не долгим и не сильным. Зоро пощадил лгуна, и к концу парень ползал на четвереньках, слегка распухая от полученных на ногах синяков. Левую руку он прижимал к животу, так как попытался разок выстрелить в ответ. Увы, Зоро был быстрее, и просто шлепнул его по руке, натягивающей тетиву.
  - Достаточно? - он вложил меч в ножны, и оглянулся на меня. Вторя ему полным слез взглядом смотрел и лгун. Впрочем, этому второму взгляду я не верил.
  - Думаю да, - я вздохнул. - Усопп, поднимайся на ноги.
  - Я-а-а-а не могу-у-у-у... - провыл лгун.
  - Встал, салага! - рявкнул я, и тут же лгун оказался вытянутым на своих ногах. Но как вскочил, так и согнулся с диким оханьем. Все-таки тупая сторона меча била больно. - А теперь попробуй стрелять.
  - Хаааа??? - в голосе более не было слезливости, только недоумение. У него все-таки был еще один талант - его актерские способности, правда, немало перекрывающиеся собственной глупостью.
  - Ты жив и практически здоров. Ни одного перелома, а только синяки и ссадины. Но стрелять ты не можешь? - парень попробовал натянуть больной рукой свою рогатку, но не особенно преуспел. Ни с нацеливанием, ни с силой. Нет, будь ситуация критической, с кучей адреналина и вопросом выживания, наверное все было бы по-другому: немного похожим на его рассказы о его же бое с пиратами капитана Куро, что пытались захватить его остров. Но, увы, не сейчас. - Не можешь, - заключил я и глубоко вздохнул. - И именно до такого состояния можно довести любого противника, даже имея такое смертельное оружие, какое есть у Зоро. Это тебе урок. Пистолет твой, и тебе с ним тренироваться. Выстрели ты им от бедра с самого начала, и Зоро бы даже не подошел к тебе. Но ты бегал. Сегодня разберись с конструкцией, чистой, патронами и их сборкой. Всю документацию я тебе дам...
  - Я уже... - пробормотал парень, вызвав у меня улыбку.
  - Тем лучше. Тогда твоим заданием будет проверить все по бумагам, и начать стрелять. Это самое первое, пока не поправишься после этой тренировки. А сейчас пойдем за стол, выпьем чаю и поговорим о такой прекрасной вещи, как анатомия. Ты должен знать, куда бить, чтобы вывести из строя и не мучиться лишними трупами над душой. Нами, это и тебя касается. Санджи, не устроишь нам чаю, пожалуйста?
  
  За столом собрались почти все. Лишь Санджи что-то создавал у кухонной плиты. Я достал плакат со схемой человека, купленный еще в деревне Кокояши, и планомерно расписывал все, что знал по нему. Медиком я, конечно, не был, но общие курсы анатомии и первой помощи для офицеров дозора были обязательны. Зоро, Усопп и Нами внимательно смотрели и изучали схемы, частично, как мне кажется, даже не слушая меня. Луффи, заметивший оживление на кухне, и непонятно где пропадавший до этого, решил присоединиться к веселью, думая, что будет еда. Теперь он медленно жевал яблоки, в полусонном состоянии обволакиваясь непонятными словами. Иногда то Усопп, то Нами, а то и Санджи от плиты, разражались целыми сериями вопросов, оживляя тем самым этот импровизированный урок. Но в общем все шло размеренно и спокойно, плавно превратившись в шикарный обед. После обеда наступила тишина - тихий час. Солнце пекло очень сильно, отбивая даже малейшее желание выйти из продуваемой прохлады гостиной. Народ разбрелся по своим любимым лежка, потчевать любовно заработанные сны, а я, подтащив кресло под ветерок открытого балкона, устроился с очередной книгой. Несколько любовно-исторических романов - это все, что удалось откопать в Кокояши. Потому на Логтаун я возлагал определенные надежды. Спустя какое-то время, я, не заметив сам, естественно, скатился в легкую полуденную дрему.
  Разбудил меня грохот опрокинутого ящика с какой-то кухонной мелочевкой: Санджи случайно уронил его, когда перебирал на столе. Ругаясь под нос, он теперь собирал все разбросанные вещи. Мой сон сняло, как рукой. Покряхтывая, я встал и потянулся.
  - Разбудил? - заметил меня кок.
  - Да хватит уже спать, - я заглянул в его ящик, там была куча крышек от банок, уплотнителей и разных железяк, до конца не ясного мне происхождения. - Надо бы кое-чем заняться!
  - М? - заинтересовался парень.
  - Накидать чертежик для Усоппа, пусть подумает, как лучше сделать.
  - Ты, я гляжу, увлекся.
  - Слышал про звенья в цепи? - я наклонился, помогая ему доставать с пола крышки.
  - Звенья? Что-то вроде слабое звено в цепи? Но он же не так уж и слаб.
  - Ни в коем случае. Просто молодой балбес, которому стоит показать пару приемов и внушить немного уверенности в себе.
  - И у тебя есть мысль как это сделать?
  - Честно признаться, нет. Пара идей, но чего-то конкретного... - я поджал губы.
  - Вот оно что, - он закинул в коробку последнюю крышку и распрямился. - А что за идея?
  - Приучить его стрелять быстро и с двух орудий.
  - Хочешь дать ему второй пистолет? Он же вроде к рогатке больше тянется.
  - Раз тянется, то отбирать и нельзя. Просто надо совместить. У одних охотников на Ред Лайн я видел хитро расположенную рогатку. Они одевали кожаный наруч, на который могли садиться ястребы, а когда те улетали, приспосабливали на него же специальную рогатку. Правда с ней они охотились только на птицу, ведь даже металлическим шариком шкуру кабана или оленя не пробить. Но Усопп их использует с какими-то причудами, сам видел. Осталось научиться ему все правильно совмещать.
   Бах! Бах! Бах! - донеслись до нас приглушенные звуки выстрелов.
  - О! Тренируется! - распознал я тут же звук револьвера, и перевел взгляд на вскочившего Санджи. - Пойдем, посмотрим, что ли?
  Усопп выбрал себе место на носу корабля, прямо перед носовой фигурой в форме овечки. Он стрелял вбок, по выкинутому за борт небольшому боченку. С овечки за ним наблюдал Луффи, восторженно комментируя каждое дерганье несчастной мишени, когда в нее вонзался металл пуль. Поодаль, облокотив свой меч на плечо, дремал Зоро. По-видимому, он оказался здесь после первого же выстрела, и теперь расслабленно наблюдал за представлением. Нами так и не высунула нос из своей каюты, посчитав, вестимо, что в случае чего справятся и без нее. Логичное заключение.
  - Ты убавил пороха? - я внимательно рассматривал бочонок, уже отплывший от нас на три десятка метров. Не сразу я заметил веревку, что несла его вслед за кораблем.
  - Чтобы не разбить его с первого же выстрела. Он слишком убойный. Но идея объединить патрон и порох в одном капсюле - это нечто! И точность! Это же невозможно с обычными винтовками дозора! За счет полозьев в стволе?
  - Это называется "нарезной ствол". Патрон конусовидной формы закручивается и практически не сходит с направления, благодаря своему вращению.
  - Это просто поразительно! И такая мощь в таком количестве пороха!
  - Порох тоже не совсем обычный, но это уже не совсем по моей специальности. Все в бумагах, что я тебе дал.
  - Да-да! Я видел, - парень увлекся.
  - Экспериментируй пока. В Логтауне нас ждет партия патронов специально под этот пистолет. Даже если по сотне в день расстреливать будешь, все равно месяца на три будешь обеспечен.
  - Ого! Ван! А можно мне такой?! - завопил Луффи.
  - Неа, - я мотнул головой. - Никому нельзя, кроме Усоппа. Это его оружие и никто в мире более про него знать не должен. Его убойная мощь страшна даже тебе, потому что он не прорывает, как обычная пуля, а рвет, как нож. Твоя сила от него не спасет, клинки Зоро будут просто разбиты, вероятно, мои цепи тоже не выдержат. Ты хочешь, чтобы он случайно от тебя попал к кому-то еще?
  Парень замотал головой, слегка побледнев от такой перспективы.
  - Крутой пистолет, но не стреляй в нас, Усопп! - важно заключил капитан под наши дружные улыбки.
  - Но я все равно не хочу кого-нибудь им убивать, - негромко пробормотал лгун, выбрасывая барабан на замену. Неловким движением, пока еще требующим отработки, он высыпал гильзы в руку и вставил новые патроны.
  - Тогда тренируй свою меткость, стрелок. Смертей не избежать даже с рогаткой. Ты пират. Но учись думать и стрелять, всего лишь раня, - парень не заметил слегка скривившихся губ мечника и моего долгого взгляда. Лишь те, кто часто бывает на поле боя, понимают настоящую иллюзорность этих фраз. Раненый легко умирает без толкового врача под боком. И пока я не увидел Усоппа действительно выбивающем дырку за дыркой в несчастном бочонке, я мог тешить себя иллюзиями похожего толку. Увы, не теперь. Рубикон еще не пройден, но однажды стрелять он будет и в людей.
  - Эй, Ван, - оторвал меня от прострации мечник. - Ты ведь неплох с мечом. Как насчет спарринга?
  - Ха? - опешил я. - Мне почему-то казалось, что ты не уважаешь спарринги.
  - Я их просто не люблю. Но после сегодняшнего я, наконец, вспомнил про одного капитана дозора, что великолепно владел длинным мечом. Его еще называли лучшим мечником дозорных на Ист Блю.
  - Лучшим? Надо сказать, верится с трудом, - фыркнул я.
  - Спарринг?! - вмешался Луффи. - Круто! Я тоже хочу поучаствовать!
  - Он будет на мечах, идиотина, - охладил капитана Санджи.
  - Ну... тогда я хочу его посмотреть! - коку не удалось, Луффи уже был в предвкушении от зрелища.
  - Извини Зоро, но у меня только один тренировочный меч классической длины.
  - Против твоего длинного меча? Это будет интересно, - оскалился мечник.
  - Тогда пойдем вниз...
  
  Мы стояли друг напротив друга на главной палубе Мерри-Го, а зрители расположились на парапете возле кухни. Если я не ошибался, то Луффи уже что-то жевал. На зависть Усоппу.
  Деревянные мечи разной длины смотрели своими "остриями" на противников. Непонятный шелест паруса уловившего очередной порыв ветра, и клинки срываются в полет. За мной преимущество длины. За Зоро техники и большего опыта. Скользящий удар, и мечи разлетаются над головой. Всего мгновение полета и новый стук дерева. Я начинаю кружиться, Зоро лишь немного поворачивается. Его жесткая манера боя буквально пытается уничтожить меч в моих руках. Но вязь вращений, вкупе с движением, постоянно этому мешает. Что не изменяет ситуацию. Буквально десяток ударов, и я понимаю, что единственный шанс победить, это отступление с резкой контратакой. Воистину, он один из сильнейших мечников, коего мне довелось встретить на этом море. Очень сильный пират.
  Но ведь и я не лыком шит. Мир вокруг отпадает. Есть только два меча, два противника и два разума. И они кружат. Удар сверху жестко блокируется коротким мечом, после чего противник из-под него исчезает, уже стремясь нанести удар в корпус. Но длинный меч изворачивается змеей, обхватывая своего противника и уводя его в сторону. И сразу же за этим нанося укол. Движение тяжелой частью меча уводит опасное острие вбок, срываясь в короткий рывок вокруг своего центра тяжести, но не находя цели. Мечник с одачи уже разорвал дистанцию и наносил широкий удар, так прекрасно характеризующий длинные клинки. И вновь жесткий блок с попыткой сблизиться. Мечник с коротким бокеном делает стелящийся над землей шаг, имитируя выхватывание меча из ножен. Но без ножен и не с тем мечом, удар получается медленнее. Прыжок с рассекаемой диагональю между мечниками, и вновь оба воина стоят друг напротив друга, не отводя глаз от противника. Еще один едва уловимый шелест, и клинки вновь стучат друг об друга...
  
  Я сидел и прижимал холодный бочонок эля к своим ребрам. Рядом, на диване, развалился Зоро, скрыв лицо под холодной мокрой тряпкой. Под ней медленно но верно наливался синевой синяк на скуле. Бой закончился не сразу. Но после нескольких минут кружения и схватки, мы вышли на патовую ситуацию: мечи шли слева, и уклониться не удавалось ни мне, ни ему. В итоге он завершил свой удар по ребрам, а я свой, хотя и пытался увести в плечо, все-таки, как и задумывалось, завершил по его голове. Вот только его меч был на короткие доли секунды быстрее. Как мечник, я это признавал. В искусстве фехтования мне было куда расти. Это учитывая отсутствие у него еще двух положенных мечей. И, само собой, мы сдерживались, чтобы не разломать наши деревянные мечи, которые бы точно не выдержали особых ударов и техник. Да, наверное, и получились бы они вряд ли на них. Особые же!
  - Ты силен, - констатировал из под тряпки парень.
  - Ну, не настолько, как ты, - покряхтывая и прижимая бочонок к себе, я встал со стула. - Я никогда не стремился быть лучшим мечником.
  - Но достиг очень многого при этом, - фыркнул Зоро.
  - У каждого свои скелеты в давнем детстве запрятаны.
  - И какие заставили тебя до одурения махать таким длинным мечом? - из-под приподнятой тряпицы появился глаз мечника. Здоровый.
  - Я ненавижу пиратов, - я с улыбкой доковылял до кухонной стойки и открыл шкаф.
  - Ха! Сказал пират! И мне! - тряпица откинулась обратно, а я послушно достал из шкафчика вторую кружку. Легкий удар и пробка из бочонка вылетает, заставляя пенный напиток политься в две подставленные чашки.
  - И то верно. "Сказал пират". Ирония! - я добрел обратно до кресла и упал в него. Кружка оказалась возле мечника, а свою я начал постепенно осушать.
  - Мы не обычные пираты, это причина твоего прихода к нам?
  - Ты весьма прозорлив, Зоро. Когда я не смог сделать ничего, что должен был, как нормальный человек, мне пришлось идти окольными путями. И уж если есть люди, способные разделить мои взгляды в этой среде, то это вы, ребята.
  - Ты в нас так уверен? - усмехнулся парень.
  - К тому же я очень рассчитываю, что на Грнад Лайн с вашей помощью я смогу вернуть себе жену, - вопрос Зоро я предпочел проигнорировать, сведя тему в сторону и довольно осклабившись.
  - Жену? - присвистнул он. - Вернуть? С нами? Когда здесь этот любвеобильный идиот?
  - Это кто здесь идиот?! - из-за двери ворвался куривший там кок.
  - Ты, друачина! - Зоро сел на диване, стаскивая свою промокашку с лица.
  - А ну-ка повтори это еще раз! - закипел кок.
  - Любвеобильный илиот!
  - Ах ты чертов травоголовый! - нога кока с места врезалась в мгновенно подставленные ножны меча.
  - Кого ты назвал травоголовым, чертов кок?! - взвился Зоро.
  - Тебя, травоголовый дурачина с мечом!
  - Да я тебя сейчас... - стук!
  Вся взгляды уткнулись на случайно опрокинувшуюся от разбуянившихся спорщиков чашку с элем. Глаза обоих полезли из орбит.
  - Посмотри что ты натворил! - рявкнул Санджи.
  - Я натворил?! Это ты своими ногами здесь махать начал!! - не стоял в стороне Зоро.
  - Это потому что кто-то тут считает себя самым умным, чертов травоголовый!
  - Ты опять это сказал либвеобильный идиотина! Но что важнее, ты разлил мой эль!
  - Да плевать на твой эль! Ты его разлил на моей кухне! Теперь я замучаюсь его отмывать, дубина!
  - Да какая разница! Сам ототрется!
  - Он будет вонять! А это совершенно не круто!..
  - А ну заткнулись, быстро! - дверь в гостиную со всего маху вписалась в стену, являя нам укутанную в полотенце Нами. - Я даже в ванной полежать нормально из-за вас не могу! А ну встали и натаскали мне горячей воды!
  - Ха?! - скривился Зоро.
  - Да, моя прекрасная Нами-суаааан!!!! - растекся Санджи, и сразу же нагнал на себя суровый вид. - А ну вставай! Слышишь, что тебя попросили?
  - Это ты любвеобильный кок, вот и выполняй команды хозяйки! Собачка!
  - Что?! Да я тебя сейчас!..
  - Песик!..
  Под наши тяжелые взгляды оба спорщика удалились набирать воду в специальный котел в ванной.
  - Ты еще долго будешь расхаживать здесь в таком неглиже? - под тяжелый вздох девушки, дверь в гостиную закрылась, отсекая морской вечер от нас.
  - А тебе что-то не нравится? - Она не оставляла попыток таки развести меня. На спонсорство. И с ее молодым и пышущим цветом телом это казалось задачей не сложной. Слегка прижать руками пышные округлости, сделав вид, что придерживает полотенце. Оно, кстати, очень умело приспустилось, демонстрируя глубину манящей ложбинки на самой грани фола. Состроить глазки, уткнув взгляд прямо в меня, тем самым стараясь заставить смутиться и не знать, куда деть взгляд. Поводить коленками, придав всему виду подвижность и ощущение недолговечности. Она знала, как себя преподносить. Хотя сильно сомневаюсь, что при ее-то характере реально знала, как доводить это преподношение до логического конца. И этот конец не обдуренные мужики, нет. Я совершенно о другом.
  - Ты прекрасна, спору нет; Но царевна всех милее, всех румяней и белее, - глядя на девушку, я лишь усмехнулся. Среди прочих, спросом у девушек я пользовался. И уже давно был не мальчиком, чтобы дергаться на каждый "Вид".
  - Что? - девушка приняла более выпрямленную позу, не забывая, впрочем, зачем она все это делает.
  - Не по мне, говорю, твои ягодки набухают, красна девица! Потому, яколи хочешь денюжков поболе, отработай их своими картами, а не своими прелестями.
  - Тц! Вот еще! Ты мне контракт до сих пор не придумал! - фыркнула девушка.
  - Ты просто его уже трижды рвала! У меня бумаги столько нет, чтобы переписывать все эти пункты раз за разом! Да и вообще, я писать не люблю! Даже помощника себе завел для этой цели.
  - Лентяй! - отрезала девушка, на что я тихонечко, в сторону, но чтобы быть услышанным, добавил:
  - И он, кстати, сейчас и.о. генерального директора Шляпок...
  - Ахп! - девушка чуть воздухом не подавилась.
  - Не стоило рвать мои контракты, милочка! - пару секунд мы смотрели друг на друга, метая молнии укоризны и негодования. После же громко рассмеялись. - Иди уже, управляй своими водоносами, а то мыться тебе придется вместе с утопшим под ванной Санджи.
  - Ему воспитание не позволит! - фыркнула девушка, с улыбкой на губах.
  - Кто знает, мало ли что ему стукнет в голову пока с Зоро будет ругаться.
  - Ему моя сестра не позволит, - махнула девушка рукой.
  - О! Тоже заметила?
  - Случайно увидела перед отплытием...
  - Нааааааамиииии - суаааааааан!!!!.... - раздалось из-за двери, прерывая минуту сплетен о нашем коке.
  - Что такое?! - рявкнула за дверь наш навигатор. - Вы не можете даже воды без меня налить?!
  - Нами-суаааааан сердится!!!! Какая прелесть!!!! - мед в голосе кока начал меня слегка корежить.
  - Заткнись, любвеобильный идиот! - о, похоже, не только меня корежило. - Иди, женщина, в свою ванную и не мешай больше!
  - Да ты все время дрыхнешь, чертов травоголовый! Поработай на благо команды!
  - Что?!...
  Это продолжалось еще долго. Ни я, ни Нами, даже не слушали. Я, подхватив небольшой планшет с прикрепленной бумагой, керосиновую лампу подвесную, да початый бочонок, отправился придумывать свой эскиз для Усоппа. Нами пошла в ванную. А они орали до самого ужина.
  Похоже, это был их способ развлекаться.
  
  - Эй, Усопп. Ты уже привык к весу оружия?
  - Да. Идея кобуры оказалась удачной.
  - А перевязь?
  - Пока она мне еще не нравится. Через плечо, кажется, было бы удобнее.
  - Ты хотел сказать эффектнее?
  - Гьк!!
  - Не с твоими танцами по полю боя. Так...
  - Хоть не отстрелю себе уши... Знаю! Хотя и не понимаю, как я отстрелю себе уши оттуда!
  - Ну замени на нос.
  - Это удар ниже пояса!
  - Я думал нос выше пояса, Усопп.
  - Это вообще твоя дурная фраза! Хотя конечно она мне нравится. Но фраза твоя!
  - И она дурная, я знаю.
  - Вот именно!
  - Но ты же ее повторяешь.
  - И это меня жутко сводит с ума!!!
  Парень взвыл, откладывая последнюю заготовку под патроны. Мы сидели в его каморке, пытаясь понять, как сделать оптимальный заряд, что будет подходить нашему стрелку. Он сидел за своим рабочим подиумом, скрестив ноги по-турецки, а я, на подбитом аккуратными скобами и дополнительной ножкой недавно разваливающемся табурете. Рядом с ним лежал разложенный пояс-патронташ, сейчас аккуратно заполненный тремя барабанами и полным набором пуль. В разных карманчиках пояса были, как ни странно, и разные пули. В целом, я недооценил Усоппа. Пожертвовав в некоторых местах характеристиками дальности и убойности, он таки смог впихнуть в мои гильзы свои мистически-непонятные заряды, что летали подобно огненным шарам, взрывались сотнями осколков или же просто издавали такой звук, что явно намекал на потусторонние силы, призванные нашим лгуном. Были дальнобойные патроны, были обычные и гумманизированные, с каучуковыми наконечниками. Он за короткий период смог не только придумать кучу всего, но и расположить это в правильных и удобных позициях. Теперь у него на повестке было разобраться с рогаткой, тяжелым грузом висящей в кармане на другом боку и никак не сочетаемой с пистолетом. Чертеж я ему подкинул, но добиться результатов пока не позволял, заставляя всецело сконцентрироваться на револьвере.
  - Раз ты так сходишь с ума, то пора заняться тренировками. Они хорошо от лишних мыслей избавляют, - я добросовестно улыбнулся, словив тяжелый взгляд стрелка. - Давай, сто выхватываний с выстрелом без патрона. Потом еще двадцать с холостыми. И десять с боевыми по цели.
  - О!...
  - Вперед! Работай негр, пока солнце высоко!
  Что-то бурча на грани слышимости, Усопп встал в уже привычную позу для тренировки этого движения. Ноги на ширине плеч, колени немного согнуты, руки свободно свисают, револьвер в кобуре. Выхват - щелчок. Убрать пистолет. Выхват - щелчок. Убрать пистолет. Выхват - щелчок. Убрать пистолет...
  Спустя час, я смотрел на откинувшего натруженную руку парня. Мы были наверху, на баке, где Усоп сперва стрелял, а затем валялся от усталости. Санджи даже ему восстановительный коктейль принес из свежевыжатых овощей, фруктов, молотого льда и зонтика сверху. Второй бокал был полностью осушен вечно присутствующем на его тренировках Луффи.
  - Я вот долго думал над тем, почему Луффи, Зоро и Санджи обладают такой силой, - стрелок лениво повернул ко мне голову и что-то промычал. Оставшиеся двое слушателей, один с сигаретой, а второй лежащий на своем барашке, проявили чуть больший интерес к моей фразе.
  - Силой? - озадачился Луффи.
  - У нас есть какая-то особая сила? - вторил ему кок.
  - Я бы не назвал это силой, как таковой.
  - Так все-таки мы сильные или нет? - паренек запутался.
  - Сильные. Не беспокойся, капитан, - махнул я ему. - Но вот не совсем естественно сильные. Скажем, разбить камень - не свойственно человеку. Просто кости не позволят. А их никак натренировать не возможно, сколько не подтягивайся и не бей стены. Вот возьмем последний бой. Санджи разбил ногой каменную плиту, что почти рухнула на Луффи. А в обыденности, я видел не одного шахтера, которого после куска на порядок меньше приходилось предавать земле и вечной памяти. Или, как мне все уши прожужжали, Луффи показательно разбил колонну в Арлронг-парке. Я конечно видел рукопашных бойцов-каратистов, что ломали доски или тонкие плиты, но в сравнении с колонной, даже не близко.
  - Хм... - протянул Санджи, окутываясь в облако дыма.
  - Или помните Михоука? Он разрезал корабль одним, не самым длинным, мечом. Многократно больший корабль. И при этом не пользуясь особенными силами, типа того же фрукта. Мне доподлинно известно, что он его не ел.
  - Вот в это слабо верится... - буркнул Усопп.
  - Информация генштаба дозора. Такие фортели он совершал и раньше.
  - И таких людей на Гранд Лайн много!!! - воспоминание о Михоуке возбудили еще не угасшее предвкушение нашего капитана.
  - Угомонись, если ты сейчас встретишься с таким, как Михоук, то твоя дорога быстро закончится. Ты - не готов! - закончил я "демоническим" голосом.
  - Гьек! - дернулся парень под общий смех.
  - Но это дело решаемое. И возвращает к нашей теме. Ты, Луффи, главное оставайся таким же бесбашенным, как и ранее.
  - Бесбашенным? - поднял свою натруженную голову Усопп.
   - Странное определение силы, - под кивок самого капитана, выразил Санджи.
  - Как это ни странно. Но именно так. Как это не парадоксально, но стать такими же безумно сильными, как вы, нам с Усоппом и Нами не позволяет наша привычка все обдумывать, взвешивать, и представлять реалистичный результат своих действий. Удар кулаком, в нашем понимании, не может разбить скалу, просто потому, что мы знаем, что должна разбиться наша рука. Мы видим результат действия. Вы же, не вдумываясь, видите только цель. Результат, который вы хотите получить в итоге. Разбить камень? Надо по нему ударить и он разобьется. В вашем понимании рука не может оказаться слабее камня. Вы тренировались для этого. Вы тренировались, как безумные. На грани жизни и смерти. И просто по одному этому, в процессе тренировок, вы себе в подсознание вдолбили, что ваша рука крепче камня. И мир вокруг принял это. Это парадокс, завязанный на одну составляющую из главных взаимодействий этого мира. Он не понятен абсолютному большинству, и, наверное, лишь редкие единицы, которые никому никогда ничего не скажут, знают истинную причину этого парадокса.
  - И что это за составляющая? - уловил мысль Усопп.
  - Сейчас, я об этом промолчу. Может быть когда-нибудь, но не сейчас. Знание это пока вам бесполезно, а сам я знаю лишь крохи.
  - Ого, даже ты, Ван, не знаешь, - присвистнул Санджи, на что мне оставалось лишь пожать плечами. - Но ты сказал, что мы не думаем, и потому можем драться? Как-то глупо звучит.
  - Скорее тут вопрос не в "думании", а в игнорировании нормальной логики. Настолько глубоком, что даже не появляется мысль, которую пришлось бы игнорировать. Это как та многоножка, что может ходить, лишь пока не задумывается, какой ногой двигать первой.
  - Все равно как-то звучит это странно.
  - Ну, как есть. Другого объяснения я пока не нашел, а все что вижу, говорит только об этом.
  - Мистическое думание! - заключил Луффи. И внезапно схватился за живот. Тот издал очень уж характерный звук. - Санджи! Я есть хочу!
  - Бездонная бочка, - затушил кок свою сигарету. - Сегодня у нас ризотто с морепродуктами, рыбой и сливочным соусом
  - Тогда пойду выбирать вино! - с кряхтением я поднялся на ноги. - Усопп, подготовь нам лед.
  - Аааааа!.. - бесконечно несчастный стон стрелка заглушил даже радостный вопль Луффи.
  
  Плавание продолжалось своим неспешным чередом. А вот запасы подходили к концу слишком быстро. Бездонная бочка - Луффи - поглощал тройную порцию только за завтраком, когда еще не был столь голоден. В обед мы ужасались. На ужин просто закрывали глаза, отрешаясь от реальности. И это еще не каждый знал про небольшой ночной перекус. И так день за днем. В итоге вспылил Санджи. На холодильнике появился огромный амбарный замок, а когда его эффективность оказалась под вопросом, я соорудил систему сигнальных колокольчиков с падающим ведром вкупе. Проработала система три дня, исправно будя ночного вахтового, что прогонял Луффи. На третий день Луффи приснилось что-то плохое, и колокольчики, несчастными жертвами свисавшими с содранных веревок, помятое ведро, жестокого потерявшее все, от целомудрия, до простого вида, и несчастный замок, разорванный непонятным образом на три неровные части, стали поводом жестокой схватки. Луффи с куском вяленного мяса в зубах и еще по одному в руках, против Санджи, Зоро и меня. Пострадал не один несчастный ящик, оказавшийся на пути нерадиво пинающего друг друга клубка из нашей пиратской команды. И была открыта поистине суперспособность Луффи. Вывести из строя эту макаку, что ради еды готова была драться с нами, и хорошо, что в руках у него была еда, а то бы и бой пошел серьезнее, получилось, лишь скинув его в воду. Признаюсь, полыхал я коронным разрядом тогда, подобно зажравшемуся светлячку в разгаре летней ночи. Но! У меня есть оправдание, и даже не одно. Во-первых, лично Луффи было по барабану на то что цепь, что обхватила его за ногу, была немного светящейся. Во-вторых, ведер в нашем небольшом морском хозяйстве более не осталось! Он сломал последнее! А я его предупреждал! Завхоз во мне лютовал! Так вот, Луффи, даже скованный проклятием открытого моря, из зубов и рук мясо не выпустил. А это, поверьте знающему человеку, что в похожей ситуации бывал, из разряда невозможных вещей. Кстати, наверное, именно это натолкнуло нашего кока на мысль, что пора заниматься рыбалкой. Усопп смастерил удочки, сачки, сеть, выпросив у меня отгулы от тренировок. И даже научил ими пользоваться, вытащив чуть ли не с ходу какого-то морского монстра о десятке килограмм весу. А затем это стало нашим любимым время препровождением. Все равно даже у меня книги закончились.
  А как-то днем мы заметили корабль. Большой, на порядок больше нашего. Согласно номенклатуре дозора это был целый фрегат среднего класса. На их черных флагах, горделиво развевавшихся над каждой из трех мачт, был нарисован череп какого-то рогатого козла (животного!). А судя по кораблю, это был давно списанный хлам дозорных, очень тщательно отремонтированный и введенный в строй уже с другого конца арены. На подходе они дали залп из трех погонных орудий, совсем неаккуратно промахнувшись. Их пристрелочный залп взорвался столбами воды, далеко за нашей кормой. И вызвал очень специфичное выражение на лицах нашей команды. Усопп и Нами испугались. Санджи отстраненно посетовал на загубленную рыбалку, но вспомнил о возможных запасах у нападавших. Мы с Зоро вскинули брови, слегка удивившись наглости догонявших. А вот Луффи... Во все горло, еще и радостно улыбаясь при этом, проорал команду по своему кораблю:
  - Разворачиваемся!!! Идем на абордаж!!! Пушки к бою!!!
  Последнюю его фразу исполнили еще до того, как я успел что-то сделать. И матерился я долго. Пока мы занялись парусами и рулем, Усопп, вместе с Луффи, просто зарядили одну из отбракованных мною пушек порохом (засыпав его туда пощедрее!), и жахнули. Где оказался снаряд, я не знаю. Но распустившееся цветком дуло орудия, откинутых к дальней стене стрелка и капитана, прикрывшего в итоге своим реально бессмертным телом товарища, я видел. В общем, после короткого и крайне нецензурного разговора, оба они были потом на веслах и молчали до самого абордажа. Длившегося до поразительности мало. Едва пираты увидели результат нашего выстрела, а они его увидели очень четко, и, поняв, что мы разворачиваемся, и уйти просто не сможем, они расслабились, заулюлюкали, потянули сабли, осклабили зубы. Но не стреляли. Собственно зубы потом они собирали с палубы массово, хотя и бесцельно. У несчастного фрегата Луффи сломал основную мачту, запустив ее в море подальше. Зоро и Санджи прошелся по внутренним помещениям, ломая переборки и внутренние конструкции, а я разворошил каюту капитана, нервно дергавшегося от каждого моего недовольного взгляда. Было с чего! Писал он, как курица лапой, на всех записях, картах, деньгах и прочем, виднелись следы неаккуратности, совершенно не замеченные мною на самом корабле - старший помощник держал чистоту судна не в пример лучше своего начальника. Ну а замасленные страницы редких книг, внезапно оказавшихся приключенческими любовными романами с пиратами в главной роли, чуть не вывели меня из себя. А в такие моменты я весьма страшно свечусь...
  В общем, мы оставили неудавшимся пиратам немного провизии, пару удочек и две бочки воды. Больше ценного на корабле не осталось ничего. Даже оружие я отобрал, выбрав, что получше, с целью дальнейшей продажи, а остальное, отправив за борт.
  Зато немного повеселились и скрасили день. А еще через три дня мы приблизились к Логтауну.
  
  Утро шло своим чередом. Завтрак, разминка, работа по кораблю... Хотя до последней так и не дошли. Нами, оплатив газету и в очередной раз поворчав на то, что цены повышают, отпустила альбатроса-разносчика и начала читать газеты. Несколько заголовков о событиях на нашем море особо много информации не принесли. Ну кому интересны чья-то коронация, чья-то гражданская война и прочее? Только торговцам да биржевым брокерам. А не начинающему "экономисту" Нами. Потому я тоже читал эту же газету на своем балконе, чем доводил девушку до красного каления: ну право слово, покупать две одинаковые газеты на одном маленьком корабле! И, соответственно, к главной сцене события я немного запозднился. Внезапно, что Нами, что химичащий что-то Усопп, что болтающийся сверху Луффи, замерли. "ОАААААА!!!!!" - разнеслось пораженно над кораблем. Из газеты выпала листовка. "Разыскивается! Живым или мертвым!" - гласила она. "Монки Д. Луффи". "30,000,000 белли". В руках у довольного капитана была листовка розыска. А на ее фотографии, практически полностью повторяя радостную улыбку Луффи, улыбался наш капитан, сразу после развала Арлонг-парка. На заднем плане фотографии виднелся известный затылок в зеленой бондане,
  - 30 Лямов!!! Хи-хи-хи!! - довольно потирал нос Луффи - Мы теперь в розыске!
  - Неужели это правда?! Теперь за нашими головами будет охота! За такой ценой будут гоняться лучшие охотники на пиратов! - сокрушалась девушка, не подумав, что лучший охотник на этом море точно охотиться не будет, потому как он сам в нашей команде.
  - Зацени! Я тоже там есть! - радостно тыкал в свой кусочек зеленой головы Усопп.
  - Это всего лишь твой затылок... - а Санджи обиженно надулся.
  - Да не дуйся, ты тоже прославишься рано или поздно! - утешал его Усопп, вгоняя очередные гвозди в крышку гроба Нами.
  - О! Пришла-таки! Забавно, - я нагнулся к листовке, довольно рассматривая ее. - Даже фотографа помню!
  - Ван! Это же ты послал листовку! - вскочил Санджи. - Ну почему?!
  - Почему?!?! - вторила ему Нами. - Нас же будут преследовать теперь!!!
  - Почему ты не послал мою?!!! - пылил кок.
  - Идиот! - рявкнула наш навигатор, вгоняя кока в палубу. И при такой силе она боится каких-то врагов?
  - Ну, пока только Луффи отличился уничтожением различных главарей пиратских шаек, - я пожал плечами, глядя на заливающегося ручьями Санджи. - Не дорос еще, товарищ кок. Но ты не переживай, плаванье длинное, как только, так сразу!
  - Ха-ха, неудачник! - добил кока мечник.
  - Тебя там тоже нет! - взвыл кок, тут же распаляясь.
  - О, земля! - я сбил очередную нарастающую бучу. - Добро пожаловать в Логтаун! Луффи, командуй! Нами, я знаю одну бухту с юга от города, туда обычно пристают пираты.
  - Всем по местам! - радостно объявил капитан - Идем к острову!
  - Зоро! Право руля! Оседлаем течение! - Нами уже стояла возле своей рощицы, прокладывая путь нашего корабля. Ну а мы готовились ко всему, что только может быть. Санджи и Усопп занимались такелажем, а я спустился вниз: закреплять то, что можно и нужно было крепить.
  Погода стояла отличная, и швартовка заняла недолгие пару часов. После чего все дружно спустились на берег. Вообще, конечно, это не дело бросать корабль полностью. Всегда должна быть вооруженная вахта, способная прогнать хулиганье. Но что-то мне подсказывало, что на Логтауне мы такие проблемы не встретим. Наверное, эта незримая сила в моей голове была Смокером, который загнал местное пиратско-бандитское подполье в такие щели, что те боялись даже рыпнуться. Все-таки, что не говори, а он был реальным гением тактических операций и своей работы в целом.
  - Эй, Ван! Одолжи мне сотню тысяч, - обратился ко мне Зоро. - Хочу купить новые мечи.
  - Прости Зоро, никак. Мне надо купить слишком много всего, и, чувствую, итак буду за каждый Белли торговаться, как сумасшедший, - покачал я головой. Активов всей компании у меня не было, а, следовательно, и возможности оснастить корабль по своей прихоти тоже. Бюджет был тощ. - Попроси у нашей богатой королевы.
  - Блин... - вздохнул парень. - Эй, Нами...
  - Вернешь с процентами, - со вздернутым носиком и в позе, которую я видел уже не единожды на постерах своей компании, правда в исполнении совершенно другой модели, явно той, на кого Нами пыталась равняться, девушка протянула ему деньги.
  - В аду для тебя будет отдельный котел... - закатил глаза парень, но деньги взял.
  Усопп проверил свой хитро спрятанный кошель с деньгами, поправил револьвер и наруч с рогаткой, и приготовился отправиться в путь. Мы с Санджи проверили свои тщательно заготовленные списки с необходимым и прикинули, как все тащить обратно, а Луффи просто сиял, вот-вот готовясь сорваться с места.
  - Итак, народ! Встречаемся здесь вечером! - объявил он, и понесся вперед.
  - Да! - только и успели крикнуть мы.
  А после все разошлись. Мы с Санджи отправились на базар. Нами на торговую улицу, Усопп в свои неизвестные дали, а Зоро искать магазин мечей. Луффи направился строго к главной площади. Но найти ее в хитросплетении местных улиц было делом не самым простым.
  Причалив на отшибе, мы вынуждены были проходить сперва через внешние кварталы рыбаков. В отличие от множества островов, Логтаун был довольно зажиточен, и потому даже эти кварталы были чисты и аккуратны. Дома вокруг стояли каменные, поражая любого прибывшего из центра моря. Секрета было два. Первый, как уже сказано, это зажиточность острова: он стоял перевалочным пунктом между двумя крупными портам Ред Лайн и опасным выходом на Гранд Лайн с одной стороны и всем Ист Блю с другой. К тому же он был достаточно южным, чтобы местные аграрии давали достаточно пищи всему острову. На у второй секрет был в большом количестве камня в центре острова, и, как следствие, дешевые каменные дома сравнимые в цене с деревянными, требующими большое количество завозимого дерева. Вокруг ходили улыбчивые и радостные люди, привыкшие жить здесь в мире и покое. Сразу за кварталом рыбаков начинался огромный базар, причалы рыбаков и кварталы мастеровых. На десятках лотков были выставлены различные изделия из дерева, камня, химии и прочего, необходимого в хозяйстве. Рядом, ближе к морю, находилась рыба, мясо, разные злаки и прочая снедь. Периодически ходили лоточники с пирогами, жаренными рыбинами и шашлыками. Повсюду стоял гомон, хохот и крики. Народ покупал, продавал и торговался. Санджи увлекся какой-то рыбиной, с большими усами, и незаметно принял участие в небольшом конкурсе поваров. Надо сказать, с трибуны, довольно скучное зрелище: несколько разных человек крутятся вокруг своих варочно-резных поверхностей, что-то готовят, а пробуют эти шедевры лишь несколько судей. Вносила оживление шикарных форм пляшущая девушка, наряженная в яркий, циганский, наряд и орудующая двумя огромными поварешками. Как я понял, главная конкурентка Санджи. Но что и как происходило, я досматривать не стал. Скучно. А у меня еще множество дел.
  Я начал тихо и методично обходить рынок. Первым делом стройматериалы. Они у самого выхода, со стороны квартала ремесленников. Три палатки, что продавали доски. Еще две металлические скобы и листы металла. Небольшой торг и часть денег отходят торговцем, а носильщики уносятся с набитой тележкой в сторону пустыря. Следующий на очереди мебельщик...
  Спустя пару часов мои финансы показали фигу, и я вынужден был свернуть закупки. Ну, что ж... Неплохо. Запасы набрал. Определенную мебель купил, разные ткани и химзапасы купил. Писчие принадлежности, постельные, бытовые... Хотелось бы сдать металлолом в виде наших пушек, но чует душа моя, что уже не успею. Санджи, довольный, с огромной рыбиной через плечо и мешком разных припасов, меня нашел еще десять минут назад, а значит, пришла пора выдвигаться за нашим бравым капитаном, и вечно плутающим мечником, и двигать отсюда. Солнце скрылось за тучами, а воздух словно потяжелел, как случается перед дождем. Нами и Усопп сами поймут, что пора делать весла отсюда.
  - Все купил? - довольным голосом спросил Санджи.
  - Конечно нет, Санджи! У меня еще пол списка мелочей, на которые денег не хватает!
  - Забавно наблюдать за миллионером без гроша в кармане, - съехидничал он.
  - Сейчас свою рыбину потащишь сам!
  - Да ладно тебе, Ван! - отмахнулся повар. - Ну согласись, это же забавно!
  - Ты, я гляжу, дождался момента, когда сможешь надо мной подтрунивать, Санджи?
  - Да как я мог?! - чья-то рожа просила кирпича. Такое масляное выражение на ней было.
  - Ладно, остальное немного позже приобретем, - я вздохнул и взял себя в руки. - Поторопись, ловелас, а то попадем под ливень.
  - Ха?! - своеобразный кирпич таки достиг своей цели. Блондин преисполнился негодования.
  - Нечего мне загибать: пол рынка слышали твои восторженные дифирамбы кухонному роману.
  - Пкх!.. - парень поперхнулся. - Что, серьезно пол рынка?
  - И торговцев, которые будут спешить посетить Кокояши здесь наверняка тоже было полно.
  - Да причем здесь Кокояши? - ощетинился парень.
  - Да так... - приятно возвращать шпильки.
  - Эй Ван! При чем! Тут! Кокояши! А???
  - Поторопись, мы почти пришли. О Усопп и Нами!
  - О прекрасная госпожа Нами!!!
  Из бокового переулка нам навстречу вышли наш навигатор и стрелок. За спиной последнего висел большой набитый баул.
  - Эй, Ван! - сходу замахала Нами, как обычно, не обратив внимания на Санджи. - Надо убираться отсюда. Шторм приближается очень быстро!
  - И вдобавок все мое чутье орет, что надо срочно оказаться на площади, - кивнул я. - Усопп, бери припасы и бегите с Нами на корабль. Там много всего принесли, это надо закрепить и сгрузить. Мы с Санджи на площадь!
  - А... Э??? Все??? Как?!
  - Усопп! Два дня отдыха!
  - Нами, быстрее!!! - рыбина и мешок с припасами исчезли из нащих рук, а подкашивающиеся от тяжести ноги стрелка уже уносили все прочь. Под наши удивленные взгляды.
  - Вот это круто! - оценила Нами и приударила за Усоппом. Даже ее совесть не выдержала подобного и небольшую часть груза она взяла в руки.
  - Санджи, бегом! Здесь еще два-три квартала.
  - Зоро! - воскликнул кок, когда дома расступились, обходя широкую круглую площадь.
   Мечник стоял на самом краю площади, казалось, только недавно выйдя на нее. Но вид имел немного ошалевший. Площадь, по недавней хорошей погоде все еще заполненная людьми, сейчас превращалась в сцену театра абсурда. Эшафот, пустовавший со времен событий двадцатилетней давности, сейчас готов был вновь служить своему делу. На узкой платформе, прижатый толстой деревянной колодкой, в позе, народом называемой "буквой Зю", лежал Луффи. Его руки беспомощно крутились возле лица, лишенные узкими отверстиями всякой возможности вырваться. А на лице висела любопытная улыбка человека, что считает, что вокруг происходит что-то забавной, но уж точно никак не опасное. Хотя таковым оно было. Над ним довольно щерился невысокий широкоплечий пират в смешной треуголке, шубе и большим красным носом над небритым подбородком. Багги. Пират-клоун. Он распростер руки над своей жертвой и довольно хохотал.
  - Добро пожаловать на казнь!!! - громогласно проорал он. - Пират Монки Д. Луффи! Я приговариваю тебя за смех над моими злосчастиями и за то что разозлил меня к яркой смерти!!!
  Пираты, палящие в воздух, пляшущие и прыгающие туда-сюда, радостно завопили. А народ, едва в панике не метнулся ко всем выходам с площади разом. Угомонившиеся орущие пираты, прекратив палить и просто взяв всех вокруг снова на мушку, отбили это желание.
  - Только не говори мне, что вы успели поцапаться с Багги, - дернулся у меня глаз.
  - Он приставил ему голову к ногам и отправил в далекий полет без остального тела, - кивнул Зоро.
  - Ну да... Это же Луффи... - моя ладонь в рефлекторно закрыла глаза.
  - Голову к ногам? - выпал в осадок Санджи.
  - Багги съел фрукт, который позволяет разделять свое тело.
  - Это твоя казнь!!! - тем временем завопил Багги на платформе.
  - Что?! Ты шутишь?! - вторил ему Луффи.
  - Это ты шутишь!!! - безумие Багги сталкивалось с раздолбайством Луффи. Но победила логичность старого пирата. - И теперь яркая часть казни начинается!!!
  Пираты вновь завопили, а Багги обнажил свою огромную саблю.
  - Вперед! - скомандовал Зоро, начав проталкиваться сквозь толпу.
  - Какие будут последние слова? - шоу должно быть по всем правилам. - Здесь довольно большая толпа! Ну и ну! Похоже ты онемел! - веселился Багги, пока Луффи на что-то сосредоточенно обижался.
  - Я СТАНУ КОРОЛЕМ ПИРАТОВ!!!! - внезапный рев резинового паренька заставил всю площадь замолчать. Такие слова... в этом городе и на этом месте... Судьба имеет привычку смеяться.
  - Пора заканчивать с этим, паршивый резиновый мальчик!!! - красноносый от души размахнулся своим мечом.
  - Эта казнь отменяется! - вокруг нас образовалось пустое пространство. Зоро, с обнаженными мечами, буквально взмывающий на каждом шагу Санджи и я с обнаженными кинжалами. А когда наш мечник еще и заявил о нас на всю площадь...
  - Зоро! Санджи! Ван! - обрадовался паренек. Надо будет потом провести с ним образовательную беседу по поводу моего имени. Если выживем.
  - Зоро тебе не поможет! Это ничего не изменит!!!
  - Разрушить эшафот! - мы понеслись вперед. Толпа людей более помехой не была. А вот пираты нашли себе цель.
  - Убейте их! - повелевал властный и глубокий женский голос.
  - Да госпожа! - донеслось со стороны радостно орущих пиратов.
  Первые пираты просто были отброшены куда-то вбок. По клинкам потекла кровь. Санджи ломал головы, шеи и ребра своими безумными ударами, Зоро просто вырезал одного за другим. Я вертелся, вкручиваясь под мечи и просто наотмашь рубя клинками в обе стороны. Даже на напитку электричеством времени не хватало. Но и пираты Багги были не зря одними из лучших на этом море. Далеко не всякий удар был фатальным. Скорее даже один из нескольких таковым становился. Они прекрасно умели защищаться, отбиваясь и отпрыгивая. Но когда несешься вперед, на это уже не обращаешь внимание. Препятствия нет, и ладно. Обезопаситься от них модно их же товарищами, что полетят туда следом.
  - Ха-ха-ха-ха!!! Старайтесь, если хотите!!! Это вам не поможет!!!
  Мы жестоко не успевали, сосредоточенно пробиваясь вперед, не обращая даже внимания на увеличивающееся количество пиратов.
  - Это конец вашего капитана!!!
  Кровь шумела в ушах, смешиваясь с мыслью об эшафоте, что ждолжен был быть разрушен. Мы не успевали. Но должны были!
  - Зоро! Санджи! Усопп! Ван! Нами! - сквозь весь шум, словно отодвинув его, донесся до нас как всегда радостный голос этого мальчишки. - Простите! Я умер! Хаха!
  Он улыбался. А мы почти вгрызались в пиратов, стремясь вытащить его с этого проклятого эшафота. Что-то кричал Санджи, что-то рычал Зоро, благим матом исходил и я. А меч уже опускался. Почти касался голой шеи молодого пирата.
   Затем мир пронзила вспышка света и грохота. И тут же обрушился ливень. Первое, что мы увидели, когда глаза смогли различить хоть что-то это обломки эшафота и радостно улыбающегося Луффи, что поднимал с земли свою извечную шляпу.
  - Я живой! Повезло! - смеялся он.
  - Эй, ты веришь в Бога? - Санджи пытался засмолить тутже насквозь промокшую сигарету.
  - Тут не будешь верить, - я стряхивал ненужную влагу со своих кинжалов.
  - Сейчас не врямя для таких вопросов. Пора уносить из этого города ноги! - всех логичнее в этот момент был Зоро.
  - Окружить пиратов! - разнесся новый голос с края площади. Дозорные начали действовать.
  - Сматываемся! - завопил Луффи, тут же куда помчавшийся.
  - Эй! Ты знаешь, хоть куда бежишь?! - мы неслись следом.
  Теперь нам предстояло прорваться сквозь заслоны дозора.
  
  Дождь лил стеной. Потоки воды, которые только с огромным пренебрежением можно было назвать ручейками, неслись по мощеным камнем улицам. Большую часть времени они вспенивались по краям, вдоль специально возведенных бордюров-порогов, что защищали дома. Но иногда вода заливала всю дорогу, заставляя, чертыхаясь, замедляться и очень аккуратно перебираться дальше. Ведьд одно неаккуратное движение и любому из нас троих, обычных людей, грозило приземление на жесткие выпирающие камни. А Луффи было по барабану. Пару раз он падал и как резиновый мячик отскакивал обратно. В такие моменты хотелось его прибить, поскольку падая он окатывал нас водой, грозя смыть или утянуть за собой. Но мы-то не резиновые!!!
  Если я правильно понимал, то безумие на площади закончилось массовыми арестами, а значит основные силы дозора должны были остаться там. А пара отрядов, что выскочила на нас из каких-то проулков, даже не сумев толком захлопнуть ловушку, серьезной угрозой мною не воспринималась. А вот угроза того, что Луффи захочет подраться и приблизит нашу встречу с моим давним другом, умеющим превращаться в дым, была высока. И приходилось его тянуть и одергивать от таких мыслей. Но что должно случиться, то случится. Я не знал как, но первой нас остановила она.
  - Они бегут за нами! - в очередной раз прыгал позади нас Луффи. - Давайте остановимся и подеремся!
  - Нет, Нами уже на корабле нас ждет, - без интонаций отвечал Зоро. В очередной раз.
  - Когда шторм усилится мы отчалить не сможем! - я был более взволнован, потому что подспудно ощущал запах дыма сквозь дождь.
  - О! Кто эта леди! - у Санджи всегда был глаз наметан только на две темы. Одна из них сейчас стояла под дождем, опустив голову и активно источая чистое женское расстройство.
  - Ророноа Зоро! - разнесся как всегда высокий и по детски милый голос лейтенанта Ташиги. - Ты обманул меня! Я не думала, что ты окажешься тем самым пиратом Ророноа Зоро!
  - Что ты с ней сделал?! - уже пылал Санджи, на которого, впрочем, не обращали внимания.
  - Значит ты из морского дозора? - отвечал на ходу Зоро.
  - Я конфискую твой мейто Вадо Ичимонджи!
  - Только попробуй, - вместо привычного в таких случаях оскала на лицо Зоро вылезла всего лишь ухмылка. Его явно что-то беспокоило. Наверное, это и послужило причиной того, что обнажился лишь один меч. Кстати, их снова стало три. А через мгновение клинки вонзились друг в друга.
  - Я вас догоню, - бросил нам Зоро. Это был его бой.
  - Ладно, - даже не замедлился Луффи.
  - Младлей, не увлекайся! - не удержавшись, добавил я.
  - Да капитан, - на одних рефлексах ответила она, после чего спохватилась, и едва не отвлеклась от боя. Спасибо Зоро, он эту оплошность просто оставил без внимания. - Капитан Редриге?!?!
  - Всего лишь путешественник Редин, младлей! Как обычно опозналась!
  - Я уже лейтенант, капитан! - возмущение в голосе, казалось, готов был затопить девушку, отодвинув в сторону даже стычку с Зоро.
  - О! С повышением! Ну все, до встречи! Удачно поворковать!
  - Кх! - послышалось мне в ответ от дернувшейся парочки мечников, и их бой таки начался. Ты не станешь настоящим мечником, если не научишься отсекать все лишнее. Вот они и отсекли на время меня.
  - Зоро! Если ты поранишь ее, то ты покойник!!! - этот голос нашего рыцаря ножа и сковородки пропал втуне
  Мы неслись дальше. Более преследования не было, они остались там, якобы на помощь лейтенанту Ташиги. А я подозреваю, что просто устав бежать. Дома за домами проносились мимо нас, образуя сплошную стену улицы. И вот уже показалось море, что было сразу за изгибом дороги и за холмом. А на подъеме стоял Смокер. Рядом с ним был трехколесный монстр, работающий на его дыме. Он обогнал нас по параллельным улицам и теперь захлопнул свой капкан. Одним своим присутствием он мог это сделать. Один из самых компетентнейших, сильных и умных дозорных, виденных мною за мою не самую короткую службу. Если бы не его характер и пренебрежение "идиотскими" приказами, то давно ему быть в очереди на повышении в вице-адмиралы. А не в старших капитанах одного из периферийных морей.
  - Кто это там? - задался вполне логичным вопросом Санджи.
  - В конце улицы порт? - вторил ему Луффи.
  - Капитан Смокер. Ни за что не останавливаться, с ним буду разбираться я, - кажется, мой серьезный тон их немного впечатлил.
  - Я ждал тебя Соломенная Шляпа. Я ни за что не позволю тебе сбежать!
  - Вперед! По бокам! - рявкнул я, отталкивая своих товарищей. А спустя мгновение воздух вокруг меня пронзил белый густой дым.
  - Редриге?! - в голосе Смокера было удивление.
  - Привет старшой, - языки говорили, а тела действовали.
  Дым в мгновение застил всю улицу, перекрывая проход.
  - Да что за?! - Луффи попытался ударить то место, где висела куртка дозорного. Но только дал себя схватить. Густой дым тут же бросился вперед по вытянутой руке, оплетая незадачливого пирата.
  - Отпусти его! - удар ногой Санджи возымел тот же эффект.
  - Отпусти их, старшой. Сегодня ты схватил уже достаточно настоящих пиратов. - из моих рукавов вырвались клинки, прочертив воздух между нами синей полосой, отсекая любое поползновение дыма наброситься и на меня.
  - Редриге, ты решил перейти на сторону мрази? - дым расступился, пропуская очередное вращение клинка.
  - Ты прекрасно знаешь ответ, - вновь клинки были в руках, а я просчитывал варианты, как вытащить этих двух идиотов из той задницы, куда они влезли.
  - Я вижу паренька в 30 миллионов, и тебя рядом с ним. Что я должен думать? Ты всегда уничтожал пиратов, как сумасшедший.
  - И продолжаю это делать. На счету этого паренька за 30 миллионов пять самых дорогих голов этого моря. А листовку выдали за казнь крысы, которую сделал я, а списали на Арлонга. Спроси пана, он тебе расскажет в деталях.
  - Пана? Он тоже с тобой?!
  - Ты никогда не порол горячку, Смокер.
  - А такие люди, как ты никогда не становились пиратами, Редриге.
  - Редриге стал Ваном уже более года назад. А Ван несколько месяцев почти сдох ради дерьма на Байро Валл, в которое его впутали даже не дозорные, а те, кто ими заправляют. Теперь Редин фон Гоенгайм пытается разобраться, какого черта творится, что такого похожего на него Вана Хоенхайма с его компанией едва на мясо не пустили и в бешенных санкциях не зарыли. С каких пор дозор объявляет торговцев пиратами, а, Смокер?
  - Торговцев? - Смокер очень сильно нахмурился. Что для его градации вечно хмурого человека было признаком.
  - Именно такое условие было, когда нас заставили сражаться за остров дозорных. Или мы пираты, или дохнем сражаясь с ними. Так скажи мне, Старшой, где я не прав?
  - Хочешь сказать, что эти ребятишки...
  - Не лучше ли отпустить этих ребятишек в плавание, господа офицеры, - в разговор вмешался третий человек, стоявший прямо за спиной Смокера.
  Как он появился, я не заметил. Равно как и Смокер. Но мы оба замерли, едва поняли, кто был перед нами. Санджи был уперт лицом в стену, Луффи был скрыт дымом с головой, а значит, не видели ничего.
  - Ты... - только и произнес Смокер.
  - Так вот значит как... - вторил ему я.
  - Кто там?! Что происходит?? - донеслось из тумана.
  - Правительству нужна твоя голова.
  - А мир ждет нашего ответа, офицеры. Зерна сомнений уже внутри вас.
  - Не твоего поля мы ягодки, - только и покачал я головой. - И не станем...
  Высокий человек в черном плаще-балахоне с капюшоном, почти скрывавшем лицо лишь негромко усмехнулся, блеснув под лучом неизвестно откуда явившегося света своей татуировкой. С левой стороны лица, от макушки и до подбородка на нас смотрел переплетавшийся синий дракон. Знак революции. Смерти и ярости, для любого, кто видел результаты этой самой революции. Даже если власть была страшна, они были совсем не панацеей. Совсем.
  - Шторм! - велел этот человек. И мир закружился. Нас всех раскидало по сторонам, не считая, кто дозорный, а кто пират. Кто фруктовик, а кто простой человек.
  А спустя минуту нас выхватил в охапку Зоро.
  - Шторм отвлек дозорных! Бегом!
  И мы вновь неслись вперед. А я задавался вопросом. Как сложилась судьба этого паренька, Монки Д. Луффи. Как стало понятно, сына Дракона. Монки Д. Дракона, о чем знали очень малое количество людей В основном те... Впрочем, не важно. Луффи - сын главы революционеров. Был ли он еще и сыном самой революции, что грозила теперь наползти на весь мир?
  И был ли наш поход частью той судьбы, что должна была стать вступлением к ней?
  В глубине души я искренне молился, не быть втянутым в эту революцию. В ту, что несла лишь мрак и смерть. Миллионы мертвых ради идеи. Сотни стран, забывших, ради чего они ввязались в войну. Мировая революция. Увы. Но, нехотя, начинал понимать, что, судя по всему, становлюсь всего лишь фигурой на доске этих непонятных шахмат.
  
  Корабль уже отплывал. Он не мог справится с волнами, что откидывали его от берега.
  - Луффи!!! - заорал Усопп, в последних потугах силясь удержать канаты, что тонкой ниткой связывали наш плавающий дом с твердой и безопасной землей.
  - А ну живо на борт!!! - вторила им Нами, носясь по кораблю веником и делая все, чтобы корабль наш остался цел и невредим.
  - Нами!! Я вернулся!!! - совсем некстати едва ли не растекался кок. Пришлось уверенным пинком подкидывать его к самой кромке воды, чтобы он совсем не отстал, в пылу своей высокой любви. Пинок, кстати, отвешивал Зоро, едва не вызвав очередного взрыва их ругани. Но капитан был тут как тут. Один рывок его руками, и оба спорщика улетают на борт. Я в прыжке выкидываю свой многострадальный клинок, что, обхватив поручни, добрасывает меня до места. Сам Луффи, не мудрствуя лукаво, хватается за мачту, и через пару мгновений уже с носа корабля кричит:
  - Полный вперед! На Гранд Лайн!
  - Да!!! - сходу хватаемся за все.
  Паруса, штурвал, такелаж... что поднять, что выставить, что подтянуть и закрепить. Я бегу вниз, и ругаюсь: в подбрасываемом на волнах корабле, в огромной мужской каюте просто разбросаны припасы и все покупки. Делаю попытку их закрепить, набрасывая сверху гамаки и крепя их ко всем возможным скобам по борту и по опорным балкам. Пока барахтаюсь, корабль встает на уверенный курс. Волны подбрасывают нос, и мы перекатываемся через высокий гребень, разбивая его тяжелым килем. Раз за разом, пока высота волн не снижается до некоего более различимого уровня, дождь не стихает с ливня до простой частой мороси, а впереди, еще далеко, прорывая тьму туч, спасительным огнем в тени гигантской горы, не вспыхивает маяк. Маяк, что озаряет вход в устье и исток Реверсивного потока: таинственного явления, что пропускает моряков на самое таинственное море этого мира - Гранд Лайн.
  - Ощущение, что корабль сейчас перевернется! - уже в который раз паникует Усопп.
  - Не бойся, если бы он это мог, то сделал бы еще у берегов Логтауна, - похлопал я его по плечу.
  - Ты тогда об этом не говорил!
  - Верь в свой корабль, Усопп, - всматриваясь в волны, серьезным тоном ответил ему Зоро.
  - Я-я-я верю в Мерри-Го! Это же подарок Каи! Она не могла подвести! - Усопп храбрился.
  - Кто, Кая или Мерри?
  - Мерри, конечно!
  - А Кая могла?
  - Конечно нет!
  - Ван, прекрати мучать Усоппа, - укорила меня Нами, когда парень чуть ли не дергаться начал. - Посмотрите на этот свет!
  - Островной маяк? - озвучил самую логичную мысль Санджи.
  - Это свет, который ведет нас. Свет, который показывает вход на Гранд Лайн!
  Руль был заблокирован, теперь это бедой бы не было. Вся команда собралась на носу корабля. Луффи, скрестив ноги, раскачивался над самой водой. Рядом, опершись о поручни бедром, вдаль вглядывалась Нами. Санджи курил сбоку, также пренебрегая качкой у самого борта. Зоро стоял маяком по самому центру бака, а Усопп вцепился в какие-то канаты, в сотый раз проверяя их натяжение. Я сидел с другой стороны, прижимаясь головой к поручням над основной палубой, и просто наблюдая за небом и пляской света на нем.
  - И что теперь? - Нами развернулась к нам. Сейчас был момент, когда предстояло решать наш дальнейший путь. И всем своим видом она говорила: я довела вас сюда, как и обещала. Теперь пора вам показать, что вы не просто так говорили все эти слова.
  - Вы серьезно собираетесь плыть в такой шторм?! - страх нашей команды подал голос.
  - Хорошо! Давайте устроим маленькую церемонию, чтобы отметить важность нашего путешествия! - Санджи с самого края бака перетащил тяжелую бочку с водой, грохнув ее прямо по центру палубы.
  - Чтобы найти Алл Блю! - Бах! Его тяжелый башмак грохнул пяткой о крышку бочки.
  - Чтобы стать королем пиратов! - скорчил страшную рожу Луффи.
  - Чтобы стать самым великим фехтовальщиком! - предвкушающая ухмылка озарила лицо Зоро.
  - Чтобы начертить карту мира! - тонкий каблучок Нами дополнил число ног на бочке.
  - Чтобы узнать истинное лицо этого мира! - я не отстал от своих новых товарищей.
  - Ч-ч-чтобы стать храбрым войном моря!!! - шестая нога плюхнулась на бочку.
  - Вперед! - ноги вместе взлетели вверх. - На Гранд Лайн!!!
  Бабах! Бочка разлетелась, обдав нас новой порцией воды, и закрепив все те цели и мечты, что нас объединили. И вслед за ней о доски корабля вновь стали разбиваться капли усилившегося дождя. Ливень поддержал и выслушал это обещание. И обещал нам, что путь будет не из легких. Темно-серая стена дождя все уплотнялась и густела, перекрывая даже яркий свет маяка, что должен был вести нас. Хорошо еще, что в ворота Гранд Лайн всегда устремлено быстрое и мощное течение, которое, хотелось бы, не даст сбиться с пути...
  
  Мы укрылись в глубине кухни, Санджи растопил очаг, через десяток минут заполнивший нашу гостиную теплом, и поставил чайник. Рулем уже управлять нужды не было. Мы шли по течению и с такой погодой ничего лучше сделать просто не могли. Луффи, несмотря ни на что, остался снаружи, заявив, что не хочет пропустить входа на Гранд Лайн. Нами, натянув дождевик, периодически его навещала, проверяя курс. А мы предвкушали горячий чай. В очередной раз вернувшись с улицы, и притащив за собой и Луффи, она поведала о том, чего логично было дождаться в такую погоду.
  - Дождь скрыл маяк, - вздохнула девушка, стягивая с себя дождевик и протягивая руку за чашкой с чаем. - Теперь ничего не видно.
  - Мы в течении, Нами. Идти будем точно в нужную сторону.
  Все мы собрались за столом, рассевшись на своих привычных местах. Откинувшись на спинку своего честно присвоенного предпоследнего стула с настоящей спинкой, я вкушал горячий напиток и тихо млел. Бой с пиратами, беготня, встреча со старым товарищем, а также неожиданное знакомство с грозой всего этого мира меня немного утомили. Потому волнение Нами, честно признаться, казалось несколько не столь значительным. Народ вокруг тоже согласно закивал, пребывая в состоянии чем-то близком к моему.
  - Это если знать, куда оно идет! - а вот Нами была расстроена. - Я же не понимаю. И еще вот это!
  Она громко хлопнула по столу, впечатав в доски лист бумаги. На поверку это оказалась карта, которой раньше я у нас точно не наблюдал. Значит, девушка тоже готовилась к путешествию, а не просто по магазинам ходила.
  - Это вход на Гранд Лайн. Но одна вещь не дает мне покоя! Согласно карте, эти каналы проходят по горе! - медленно, но эта мысль стала вырывать народ из прострации, навеянной качкой и усталостью.
  - По горе?! - первым среагировал Усопп. - Но как мы сможем заплыть на гору?
  - Там каналы? - предположил Санджи, впрочем, сам поняв нереальность предложенного, покачал головой.
  - Круто! - воссиял Луффи, а Зоро лишь недоверчиво хмыкнул.
  - Ты ничего не путаешь? - продолжил Усопп.
  - Нет! Вот, посмотрите! Это, Гранд Лайн, а это Ист Блю и остров Логтаун, - она ткнула в большой синий квадрат на карте. Довольно примитивной карте, надо сказать. Но схематичной. Поперек бумаги, перекрестием, находились Ред Лайн - главный континент, и Гранд Лайн - наше таинственное море и наша цель. Вокруг них были темные прямоугольники остальных морей, один из которых был значительно больше других, сдвинув само перекрестие в угол. На нем были нарисованы несколько островов, что на самом краю бумаги лежали грязно-коричневыми пятнами, а также точка с подписью "Маяк", явно поставленная наспех совсем недавно. На самом перекрестии, отличавшемся более темными коричневыми цветами, что концентрическими кругами сужались к точке, темнея от раза к разу - обозначением подъема высоты - прямыми голубыми линиями врезалась громадная буква "Х", с еще одной полосой, уходящий между двух ножек. Каналы, по которым корабли попадали на Грнад Лайн через эту таинственную гору. Спросите, почему невозможно было проплыть напрямую? Все дело в двух желтоватых полосках, что кружили пятый океан этого мира. Калм Бэлт. Пояс тишины. Место, в котором таинственно умирали все ветра. Зона абсолютного штиля, ведь воздушные потоки просто уходили на неизмеримую высоту оттуда. И все бы ничего, если бы не колоссальное количество Морских Королей в пригретых солнцем водах. Они кишели там, как косяки рыб в неводах удачливых рыбаков. Это проклятое и чертовски опасное место...
  - А почему бы нам не пойти напрямик? - задал логичный в своем неведении вопрос Усопп.
  - Ты что!? Ни за что нельзя! Ведь Гранд Лайн окружает Калм... - начала отвечать Нами, но была прервана Луффи.
  - О! Смотрите! Шторм закончился! - объявил Луффи и под всеобщее удивление вылетел за дверь.
  - Что? - сбилась девушка. - Он не должен был заканчиваться еще до... утра...
  - И ветер стих, - озадачился Санджи, стоя у порога.
  - С чего это шторм меняется на полный штиль? - Зоро, вслед за товарищами тоже направился на выход.
  - Какая замечательная погодка! - сверкал зубами Луффи.
  - Так гораздо лучше, чем в шторме, да Н...- Усопп осекся, обернувшись и увидев нас с Нами. - Нами?.. Ван?!.. - Усопп позеленел. "Если боялся уже я, то это становилось о-о-о-о-о-о-очень опасно!!". (Железное правило Усоппа ?131.1!)
  А мы с Нами Были в синхронной панике. Тихой, молчаливой и ужасающей.
  - А ну все тихо!!! - в унисон зашептали мы. - Живо весла в руки и гребем!!!
  - Что? Зачем! - Луффи не впечатлился. Единственный. Зоро с Санджи уже тянулись к закрепленным вдоль борта веслам, сами не понимая, что происходит.
  - Тихо!!! Это Калм Белт!.. - есть такое состояние: орали шепотом. Но простить нас можно. Вдруг нас еще не услышали? Ну хоть понадеяться то можно?
  - Калм чт...- надежды юношей питают. Питали.
  Корабль подняло в воздух, где он и завис в неустойчивом равновесии. Позади него возвышался огромный зеленый кожаный гребень, словно раздутый до неимоверного состояния крокодил. А вокруг... Только что спокойное море скрылось из вида под сотнями туш гигантских монстров, что своими кожистыми и чешуйчатыми спинами, переливавшими всеми цветами этого мира, шевелились, перекатывались, взлетали ввысь и падали в невозможные пасти сородичей. На корабле застыло гробовое молчание шести замерших в глубочайшем диссонансе зелено-серых человечков. Они уже осознали, что, по самому неимоверно счастливому стечению обстоятельств, попали на гребень какого-то громадного монстра, в итоге оказавшись в его слепой зоне. А тот был столь туп, что даже не подумал о наличии чего-то на голове лишнего.
  - Когда спустится под воду, гребем, что есть мочи! - прошептал Зоро. А мы все согласно кивнули. Молча. И тяжело сглатывая.
  Но это распоряжение нашего старпома так и осталось невыполненным. Огромному монстру что-то попало в нос. Он стал резко и дергано вдыхать воздух. Раз, другой, и вот мы уже сползли с головы к носу. Встретились взглядом с не менее удивленным взглядом гигантской ящерицы, и... В громоподобном хлопке, ореоле брызг морской воды и каких-то соплей, унеслись по воздуху далеко в шторм. Монстр счихнул мелкую сошку со своей головы. И наш маленький корабль вновь начали носить во все стороны высокие штормовые волны, а с черного неба сплошным потоком лил дождь. Мы лежали на палубе, вновь не способные даже встать после пережитого ужаса. А рядом с нами уходила под воду огромная мачта какого-то галеона, лишь толстым канатом с небольшим якорем зацепившаяся за наш корабль. Интересная была у этого монстра пылинка в носу...
  - Боже, как я рад снова дождю!.. - озвучил единственную нашу мысль Усопп.
  В Калм Белт по морю больше ни ногой!
  
  Второй заход в реверсивный поток был удачливее. Отошли мы, к стыду нашему, не сразу. Но зато все разом: стоило спросить Санджи, а не унесет нас опять туда же, как на корабле была организована кипучая деятельность. И уж не знаю как, но Нами (вот уж действительно навигатор от Бога!) смогла по одному компасу и ей одной понятным вещам вывести нас к заходу на пятое море. Теперь уже я не стал сидеть и объяснил ей все как и полагается.
  - В сторону Ред Лайна устремлено течение. Оно очень мощное, и притом сужающееся. По мыслям дозора, оно уходит в глубину, там разбиваясь о камень материка, тем самым создавая вокруг самого потока расходящиеся и обратные течения. Вероятно они то нас и вынесли в Калм Белт. Но если встать по центру, то силой течения нас закинет на самую вершину горы. Проблема в нашем весе. Все малые корабли - ниже фрегата - заходят на Гранд Лайн по суше и с другой стороны моря. Сила потока такова, что на точке перегиба нас просто выкинет с горы.
  - Но ты уже проходил по нему? Право руля! - спросила резонно Нами, вглядываясь в тучи и уверенно командуя стоящим на корме Санджи и Усоппу.
  - Нет, этому учат всех офицеров дозора, - я лишь покачал головой. Общие воспоминания были из совсем далекого мира, а конкретные вещи, действительно, из той самой школы офицеров на Мариджоа.
  - Просто прекрасно, - цыкнула девушка, на что я лишь развел руками. За что купил, за то продал. - А есть еще что-то, что ты знаешь, а я нет?
  - Думаю огромное количество вещей. Но все в свое время. Обращаяйся. А сейчас я в трюм, надо все закрепить к предстоящему путешествию. Зоро! Мне нужна твоя помощь!
  Вернули меня на верхнюю палубу уже только к моменту входа в реверсивный поток.
  - Вон вход!!! - заорал Луффи, когда мы вылетели из шторма к внезапно набравшей ускорение воде океана.
  Вход... Дыра в скале с двух сторон сжатая огромными колоннами. И несколько разбитых остовов кораблей возле них. Усопп опять позеленел, но к своей чести, храбрый воин морей только схватился за штурвал покрепче.
  - Правее!! - заревела Нами, и уже почти все подхватили непослушный рычаг, что, скрипя, рвался в совершенно другую сторону. - Держите!!!
  Скала приближалась. Вот она далеко, а вот уже и не очень. И вот она перед нами, высокая и бесконечная в обе стороны. А та малюсенькая дырка, на поверку, гигансткий проход, способный поместить супергалеон поперек себя. Но на таких скоростях любое движение - абсолютно точное крушение. Нас проносит меж двух столпов и руль отпускает. Скорось взлетает все выше и выше, непонятным образом не ослабляя поток воды под нищем, а само течение жестко закрепляет нас по центру канала.
  - УР-Р-Р-РА-А-А!!! - протяжно вопит Луфии, полный эмоций.
  Да и все мы точно также, буквально взрываемся радостью. Адреналин и эйфория, словно подхватывают нас, выкидывая на бак - наше главное место встречи новых приключений. И мы стоим, наслаждаемся ветром, пробившимся солнцем, и скоростью!
  Вот-вот и настанет перегиб, но до него мы еще не долетели.
Оценка: 6.54*25  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"