Бука: другие произведения.

Лунное сердце

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    И снова плагиат... Но больно уж рассказ хороший! Взято тут: http://www.novosti-kosmonavtiki.ru/phpBB2/viewtopic.php?p=257652#257652

  От автора:
  1. Публикуемый ниже текст посвящается 50-летию полета собаки Лайки и всем четвероногим, которые шли впереди человека в покорении космоса.
  2. Фамилии в тексте изменены в целях конспирации.
  3. Авторские права текста защищены.
  4. Автор не имеет никакого отношения к М.А. Булгакову и его замечательной повести "Собачье сердце".
  
  ЛУННОЕ СЕРДЦЕ
  
  Вот ведь жизнь собачья! Неужели я и вправду лечу?
  
  То, что мне предстоит не обычная тренировка в Металлической Будке, я почувствовал еще три дня назад, когда Валерий Иванович отправил нас со Смелым из Большого Города сюда на Крылатой Леталке. Как только Летатка опустилась на здешнюю Длинную Полосу и открылась Круглая Дверь, в нос мне ударили букеты хорошо известных запахов Бесконечной Степи. Той самой Степи, из которой в небо улетают Бело-Серые Рыбы.
  
  А потом было все, как обычно: меня тыкали иголками, обклеивали Резиновыми Лепешками, дважды одевали в Искусственную Кожу и примеряли Стеклянную Голову. Смелый проходил те же самые процедуры, и оба мы понимали, что один из нас снова отправится на Дальнее Небо в Металлической Будке верхом на Бело-Серой Рыбе. Только еще не было ясно, кто из нас полетит - я или Смелый.
  
  Ситуация прояснилась вчера вечером. Валерий Иванович кормил нас ужином, когда в наш отсек вошел коренастый и плотный человек с большой круглой головой.
  
  - Приветствую вас, товарищ Ездовский, - за руку поздоровался он с Валерием Ивановичем. - Ну-ка, покажите мне наших ореликов!
  
  - Здравствуйте, Сергей Павлович! - Валерий Иванович кивнул в сторону нашего открытого вольера. - Вот они, кушают!
  
  - Только что закончилось заседание Государственной комиссии, - сказал коренастый. - Основным объектом утвержден пес Славный. А Смелый будет его дублером.
  
  Сергей Павлович подошел вплотную к вольеру и ласково потрепал меня по шее:
  
  - Ты меня только не подведи, надежда советской космонавтики, ладно?
  
  Сегодня утром нас со Смелым одели в Искусственную Кожу и на Колесной Повозке отвезли на Летное Поле. Посреди Поля стояла огромная Бело-Серая Рыба. Мама Жучка! Я такой большой Рыбы отродясь не видывал! Те Рыбы, на которых я раньше летал на Дальнее Небо, по сравнению с этой казались простыми мальками. У меня даже сердце замерло от страха и восторга. Это же на какую высоту меня собираются забросить верхом на этой Гигантской Рыбе?!
  
  Хвост сам собой стал поджиматься под задние ноги, но я приказал ему не трусить, и через пару секунд он уже бодро завертелся влево и вправо, демонстрируя всем присутствующим мое хорошее настроение и готовность к предстоящему старту.
  
  Мы со Смелым нюхнулись на прощание. Прощай, мол, братец, не поминай лихом, если вдруг что. Потом на Решетчатой Поднималке мы с Валерием Ивановичем и еще несколькими людьми в Белых Одеждах поднялись к голове Гигантской Рыбы. Я последний раз окинул взглядом Большую Степь, вдохнул сухой воздух, подставил уши под ласковую руку прилетевшего ветерка и одним прыжком запрыгнул в Металлическую Будку. Валерий Иванович и люди в Белых Одеждах закрепили меня в Удобном Лежбище. А затем Круглая Дверь плотно закрылась, отделив меня от всего остального мира.
  
  В нашей работе самое плохое - это лежать и ждать, когда Гигантская Рыба начнет свой путь на Дальнее Небо. Скучно. Я сладко зевнул, некоторое время созерцал краешек голубого неба в Круглом Окошке, которое было сделано в Металлической Будке прямо перед моим носом, а потом заснул.
  
  Проснулся я только тогда, когда из Говорилки, расположенной на стене моей Металлической Будки, уже стали звучать команды для Гигантской Рыбы:
  
  - Ключ на старт! Зажигание! Предварительная! Промежуточная! Главная! Подъем!
  
  Где-то далеко внизу, подо мной, басовито заурчали Огненные Грохоталки. Гигантская Рыба задрожала и медленно пошла вверх, в небо.
  
  Лечу! Поехали, гав!
  
  На сердце снова стало тревожно и радостно. У меня была опасная собачья работа, но она мне нравилась.
  
  Однако, долго восторгаться полетом мне не пришлось. Почти сразу на меня навалилась Невидимая Тяжелуха. Нас, космических псов, хоть и приучают к ней во время тренировок на Быстрой Вертелке в Большом Городе, но все равно очень неприятно, когда большой и невидимый зверь давит и душит тебя со всех сторон.
  
  Но Невидимая Тяжелуха длится совсем недолго, всего несколько минут, и, поскуливая тихонько, ее вполне можно перетерпеть. Зато потом наступает Полное Облегчение. Как только замолкают Огненные Грохоталки в хвосте Гигантской Рыбы, твои лапы, хвост, голова - да все тело! - становятся необычайно легкими. Если оттолкнуться лапами от Удобного Лежбища, то можно даже полетать по Металлической Будке. В прошлые полеты на Дальнее Небо мне разрешали немного полетать, ослабляя ремешки на Лежбище.
  
  - Славный, Славный! - из Говорилки донесся голос Валерия Ивановича. - А где мой хороший пес?
  
  - Гав! - бодро отрапортовал я. Мол, здесь я, на месте, самочувствие нормальное, полет проходит по программе. - Гав, гав!
  
  - Молодец! - похвалил Валерий Иванович. - Слушай, сейчас о тебе говорить будут.
  
  Говорилка некоторое время молчала, потом слегка зашипела и в мою Металлическую Будку ворвался Громкий Торжественный Голос:
  
  - Говорит Москва! Работают Центральное Телевидение и все системы Всесоюзной Радиосвязи. Передаем сообщение ТАСС. Сегодня, 3 июля 1969 года, новой мощной ракетой - носителем "Наука - 1" на трассу полета к Луне выведен космический корабль "Луна - 15". На борту корабля находится живое существо - пес Славный...
  
  Ну, а дальше Громкий Торжественный Голос стал зачитывать мою биографию: пес Славный - внук первопроходицы космоса собаки Лайки, ранее совершил полеты на околоземную орбиту на борту космических кораблей "Восход - 3" и "Союз - 2".
  
  Вот этого слащавого вранья я не люблю, гав. Никакой я не внук собаки Лайки, а всего лишь внучатый племянник. И нечего приукрашать мою родословную.
  
  Насчет полетов на "Восходе - 3" и "Союзе - 2" - это правда. На первом корабле мы с Угольком пролетали три недели, испытывая систему жизнеобеспечения для будущих полетов людей. Тоскливым и скучным был тот полет, гав. Целыми днями сидишь и смотришь в Круглое Окошко, за которым нет ничего, кроме Черной Пустоты.
  
  А вот экспедиция на "Союзе - 2" оказалась куда более интересной. Сутки я болтался на Дальних Небесах, а потом ко мне прилетел космонавт дядя Жора и соединил свою Будку с моей. Металлические Руки надели на меня Стеклянную Голову, открылась Круглая Дверь, и я по специальному сетчатому коридору переполз прямо через Черную Пустоту в Будку дяди Жоры и отдал ему пакет с почтой и сувенирами. А потом по этому же коридору снова вернулся в свою Будку на "Союзе - 2", прихватив для землян сверток от дяди Жоры.
  
  По Говорилке еще долго говорили обо мне и моем нынешнем полете, но я не слушал. Я скромен и не тщеславен. Лучше бы они мне музыку транслировали, гав. "Собачий вальс", например, или "Ораторию страстной любви" в исполнении вокально-инструментального ансамбля "Мартовские коты". Я закрыл нос лапой и снова задремал.
  
  Следующие трое суток полета прошли скучно. Я ел и спал. В Круглом Окошке не было видно ничего, кроме Черной Пустоты. Тоска. Правда, иногда со мной разговаривал Валерий Иванович. Говорил всякие ласковые слова и подбадривал меня.
  
  Впрочем, на вторые сутки полета выяснилось, что я лечу в моей Металлической Будке не один. Люди в Белых Одеждах, видимо, не слишком хорошо вычистили мою шерсть перед полетом. К концу второго дня космической экспедиции в районе хвоста обнаружилось присутствие блохи, которая, покусывая меня, стала медленно перемещаться по моему телу в сторону шеи. На Земле я бы ее выкусил в два счета, но здесь эту гигиеническую процедуру мешала выполнить одетая на меня Искусственная Кожа. Пришлось терпеть. К концу третьего дня я уже почти привык к присутствию этой одинокой блохи и мысленно стал именовать ее Манькой. Какое - никакое, а все-таки живое существо. Уж и лететь в такой компании стало не так скучно.
  
  Утром четвертых суток полета снова заработали Огненные Грохоталки. Правда, теперь это были уже не большие Грохоталки на Гигантской Рыбе, а совсем маленькие Грохоталочки на моей Металлической Будке. Будка затряслась и закувыркалась. Говорилка вдруг заговорила скороговоркой и какими-то непонятными словами: скорость, дальность, угол подлета. В Круглое Окошко на мгновенье неожиданно заглянуло чье-то мрачно-унылое и пепельно-серое лицо. Я предостерегающе тявкнул, и лицо тут же куда-то скрылось. Потом снизу в Будку ударило что-то большое и массивное. Несколько секунд стояла полная тишина. А затем чей-то голос в Говорилке, срываясь от волнения, произнес:
  
  - "Луна" прилунилась в Море Спокойствия. Славный сел.
  
  Я хотел было громко запротестовать: я же никуда не сел и по-прежнему лежу на Удобном Лежбище, но из Говорилки вдруг послышался такой многоголосый хор восторженных голосов, что я только хвостом махнул. Оговорился чей-то Далекий Голос. Ну, и пусть себе.
  
  - Начинаем выполнение исследовательской программы, - сообщила Говорилка.
  
  Тут же из-под потолка опустились две Металлических Руки и аккуратно одели на меня Стеклянную Голову. На воротнике моей Искусственной Кожи что-то несколько раз щелкнуло, послышалось легкое шипение и у меня слегка заложило уши.
  
  - Скафандр герметичен, - теперь звук шел из двух Маленьких Говорилочек внутри моей Стеклянной Головы. - Освобождаем Славного от фиксаторов на кресле. Открываем входной люк.
  
  Змеистые ремни, которые трое суток удерживали меня на Удобном Лежбище, вдруг разом опали. Круглая Дверь в левой стене моей Будки открылась и ко мне заглянуло солнышко.
  
  - Славный, вперед, - сказали Маленькие Говорилочки голосом Валерия Ивановича. - Вперед, мой мальчик!
  
  Меня не нужно было упрашивать. После трех суток неподвижного лежания я рванул вперед с удесятиренной энергией. Рванул, и остановился на пороге моей Металлической Будки, как вкопанный.
  
  Я почему-то был уверен, что за Круглой Дверью окажется наша Земля, наш хоженый и перехоженый вдоль и поперек полигон, на котором мы со Смелым ночью при свете прожекторов последние полгода отрабатывали всякие фокусы-покусы.
  
  Но земля за Круглой Дверью оказалась совсем чужой.
  
  Она была пустынной и какой-то слишком уж пыльной. Как старый безлюдный чердак на даче у Валерия Ивановича под Большим городом.
  
  Она была какой-то слишком маленькой и куцей. Как огрызок купированного собачьего хвоста. Или как маленький округлый остров в темном невидимом океане, над которым раскинула свои бесконечные крылья Черная Пустота.
  
  Значит, оказывается, есть в этом мире наша, Родная Земля. А есть еще и другие Земли. Чужие Земли.
  
  - Есть сигнал от внешней телекамеры корабля, - сказали Маленькие Говорилочки. - Хорошо видим пса на экране. Он стоит на пороге выходного люка.
  
  - Работаем, Славный, - приказал Валерий Иванович. Работаем, так работаем. Потом рассмотрим, что вокруг и как. И я легко сбежал по ступенчатой лестнице на пыльную поверхность этой Чужой Земли.
  
  - Седьмое июля тысяча девятьсот шестьдесят девятого года, - радостно сообщил чей-то восторженный голос из Маленьких Говорилочек. - В десять часов пятнадцать минут живое существо впервые ступило на поверхность Луны. Это гигантский шаг для всего человечества...
  
  "...И всего лишь маленькое шевеление для моего хвоста", - мысленно закончил я фразу. Терпеть не могу этого человеческого пафоса.
  
  Двигаться по Чужой Земле было легко. Я как обычно шевелил лапами, но при этом почему-то подпрыгивал на небольшую высоту. Очень забавно.
  
  - Славный, достаем телекамеру, - приказал Валерий Иванович.
  
  Программу фокусов-покусов я освоил на Родной Земле до полного автоматизма. Телекамера лежала в большом кармане, пришитом слева на мою Искусственную Кожу. Я сунул верхние и нижние челюсти в Хваталки на моей Стеклянной Голове, затем легко извлек ими пластиковый ящичек с переносной телекамерой и осторожно опустил его на пыльную поверхность Чужой Земли. На ящичке тут же зажглись несколько разноцветных огоньков. Я отошел на несколько шагов в сторону и, как меня учили на тренировках, сел прямо напротив круглого стеклянного глаза телекамеры.
  
  - Переносная телекамера работает, - обрадовались Маленькие Говорилочки. - Хорошо видно Славного. Такой красавец!
  
  - Молодец, Славный, - похвалил и Валерий Иванович. - Работаем дальше. Флаг, Славный, ставим флаг!
  
  Флаг был в правом кармане моей Искусственной Кожи. Он был свернут в короткую толстую трубку. Я вытянул эту трубку из кармана моими Хваталками, немного подрыл лапами, одетыми в Искусственную Кожу, пыльную поверхность Чужой Земли и торцом воткнул в нее толстую трубку. Из толстой трубки тут же стала выдвигаться более тонкая трубка, потом еще более тонкая, и не успел я и оглядеться, как из выросшей над Чужой Землей складной мачты развернулся и слегка затрепетал, словно на ветру, Большой Красный Четырехугольник с какими-то золотистыми значками в верхнем углу около самого древка.
  Внутри Маленьких Говорилок сразу же многоголосо радостно заговорили и захлопали в ладоши. Потом наступила какая-то напряженная тишина и кто-то шепотом сказал:
  
  - Товарищ Ездовский, усадите собаку рядом с флагом. А вы, дорогой Леонид Ильич, присаживайтесь вот в это кресло. Вам удобно?
  
  - Удобно, товарищ Афанасьин, - ответил чей-то Шепелявый Голос. - Мы не привыкли сидеть в мягких креслах. Вот, помню, на Малой Земле у меня был случай...
  
  "Наверное, это пришел кто-то из космонавтов", - подумал я. - "Тот, который не раз высаживался на разные Чужие Земли".
  
  - Сидеть, Славный, смирно сидеть! - сказал Валерий Иванович строгим голосом. Я послушно сел рядом с флагом. Сидеть, так сидеть. Старых космонавтов нужно уважать.
  
  - Дорогой наш товарищ Шарик, - почмокав губами, произнес Шепелявый Голос.
  
  - Пса зовут Славный, Леонид Ильич, - шепотом поправил его кто-то.
  
  - Кгр-кхе, - смущенно кашлянул Шепелявый Голос. - Я так и говорю... Дорогой наш товарищ... э-э-э... Славик! В эти волнующие минуты, когда все прогрессивное человечество неотрывно следит за твоими первыми шагами на Луне, позволь мне, по поручению Политбюро Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза и родного Советского Правительства выразить восхищение всего советского народа твоим бессмертным подвигом...
  
  Шепелявый Голос говорил о будущих космических победах социализма и магистральном пути человечества в космос минут пятнадцать. Все это время, как и учили меня на Родной Земле, я сидел не шевелясь и глядя в круглый глазок переносной телекамеры. Осмелевшая блоха Манька выбралась из-за ворота одетой на меня Искусственной Кожи, огляделась и мирно улеглась спать на краешке моего носа. Я сейчас мог легко слизнуть ее языком, но не стал этого делать. Хоть и маленькая, а все-таки тоже космическая путешественница.
  
  Шепелявый Голос, наконец, закончил говорить. Наступила пауза.
  
  - Что же он у вас так и будет истуканом под флагом сидеть, товарищ Ездовский? - тихо спросил чей-то скрипучий голос с недовольной интонацией. - И ничего не ответит на приветствие Генерального секретаря нашей партии? Нехорошо, товарищи...
  
  - Но это же только собака, товарищ Суслин, - попытался возразить кто-то.
  
  - Сейчас ответит, - шепотом сказал Валерий Иванович и громким голосом скомандовал мне:
  
  - Славный, вольно!
  
  Я расслабился, привстал, обнюхал основание древка флага, резким движением вскинул правую заднюю ногу и сделал в памперсы внутри Искусственной Кожи то, что мне давно уже хотелось сделать.
  
  - Это что же он такое делает? - недоуменно спросил Шепелявый Голос. - И прямо под древком государственного флага...
  
  - Это он так салютует, Леонид Ильич, - выручил меня Валерий Иванович. - Это мы так приучили его отдавать салют.
  
  - А почему он салютует задней ногой? - в голосе Шепелявого все еще звучало сомнение.
  
  - У собак четыре ноги, Леонид Ильич. С функциональной точки зрения они совершенно равноценны. Ну, а салютовать задней конечностью нашему Славному просто удобнее. Привычнее, так сказать, - пояснил Валерий Иванович.
  
  - Кгр-кхе, - кашлянул Шепелявый Голос. - Какой молодец этот наш товарищ Славик! Товарищ Суслин, пометьте в своем блокнотике. Мы должны рассмотреть на Политбюро вопрос о присвоении товарищу Славику звания Героя Советского Союза. С ношением медали Золотая Звезда на ошейнике, кхе...
  
  - Давайте мы лучше вам еще одно звание Героя присвоим, дорогой Леонид Ильич, - сказал Скрипучий Голос. - С вручением Золотой Звезды за освоение целинно-лунных земель.
  
  - Хорошо, товарищ Суслин, - с готовностью согласился Шепелявый Голос. - Думаю, что Политбюро согласится с высказанным вами единодушным мнением. Ну, что, товарищи, куда едем обедать?
  
  И Незнакомые Голоса быстро удалились. Наверное, действительно пошли обедать. Мне же до обеда было еще далеко. Еще не все фокусы-покусы были выполнены.
  
  Следующие полтора часа я по командам Валерия Ивановича находил на поверхности Чужой Земли разные камни, брал их Хваталками и относил в свою Металлическую Будку. В Будке рядом с моим Удобным Лежбищем стоял огромный ящик, в который я один за другим складывал подобранные мною камни. Аккуратно складывал, так, как меня учили на Родной Земле.
  
  Когда ящик заполнился почти до краев, Валерий Иванович скомандовал:
  
  - Все, Славный. Теперь отдыхай.
  
  Я снова уселся у древка Большого Красного Прямоугольника, перевел дух и, наконец, огляделся.
  
  Посмотреть было на что. Все-таки Чужая Земля была очень странной. На Родной Земле, пусть даже и ночью, все равно кто-то живой найдется. То жучок по своим делам пробежит, то ночная бабочка на огонек пролетит. А на Чужой Земле не было вообще никого. Только я и беспечно спящая на моем носу блоха Манька.
  
  Еще эта Чужая Земля была сплошь усеяна мелкими камнями и какими-то пыльными округлыми лунками. На нашей Родной Земле похожие лунки остаются на песке от дождевых капель.
  
  Я поднял голову, чтобы найти на небе Золотые Светлячки, на которые очень люблю смотреть дома по ночам, и обомлел. Среди Черной Пустоты, которая простиралась надо мной, обнаружилась большущая бело-голубая Округлая Блямба.
  
  "Это что еще за новость? - удивился я, слегка наклоняя голову. - Никогда не видел ничего подобного!"
  
  В ночном небе над Родной Землей всегда, - если, конечно, нет Пушистых Туч, - можно увидеть только россыпи Золотых Светлячков. Ну, и еще Недожаренный Блин, который постепенно вырастает из узкого серпика в круг, чтобы через десяток дней потом снова стать едва заметным серпиком.
  
  А здесь вместо Недожаренного Блина в небе неожиданно обнаружилась эта бело-голубая Округлая Блямба.
  
  Я задумался. Когда я на Родной Земле, над головой в небе плавает Недожаренный Блин. Сейчас я на Чужой Земле, Недожаренного Блина нигде не видно, зато в небе висит эта Округлая Блямба. Далекая, далекая, но все-таки почему-то какая-то родная...
  
  Мать моя Жучка! Мысль в моей голове блеснула молнией. Я все понял.
  
  Эта Чужая Земля, на которой я стою сейчас всеми четырьмя своими лапами, - это и есть Недожаренный Блин! А бело-голубая Округлая Блямба в небе - это моя Родная Земля! Да, далеко меня занесла в этот раз Гигантская Рыба!
  
  Недожаренный Блин... Миллионы лет назад он явился откуда-то из далека, из россыпей Золотых Светлячков на ночном небе Родной Земли. Явился и почти в одночасье погубил Водяными Волнами больших Страшных Зверей, от которых Собачьему Народу совсем не было житья. И тогда поклялся Собачий Народ: когда-нибудь подняться в самое Дальнее Небо, чтобы отблагодарить за оказанную помощь Недожаренный Блин. Поэтому сотни поколений моих диких предков по ночам пели нашему небесному спасителю величальные песни...
  
  И вот теперь... У меня перехватило дыхание от восторга. Я, пес Славный, простой сукин сын, внучатый племянник знаменитой Лайки, сегодня выполнил многовековую клятву всего моего народа! Я взлетел на Дальние Небеса, добрался до Недожаренного Блина и принес ему нашу собачью благодарность!
  
  Я сел на задние лапы, поднял голову в небо и запел Величальную Песню.
  
  - Тоскует по Земле наш пес, - сказал чей-то голос в Маленьких Говорилках. - Пора заводить его обратно в корабль!
  
  - Славный, Славный, хороший мой мальчик, - позвал Валерий Иванович. - Домой нам пора, домой!
  
  Я допел Величальную Песню до конца куплета и поднялся по ступенчатой лестнице к Округлой Двери. На пороге Металлической Будки на минутку остановился и оглянулся назад. До свидания, Чужая Земля, до свидания, Недожаренный Блин! Я приходил к тебе с благодарностью и миром от всего Собачьего Народа, а теперь ухожу. Но я вернусь. Обязательно вернусь. Вернусь, чтобы бежать по твоим бесконечным просторам, чтобы резвиться среди твоих камней и пыльных дыр. Ведь все Чужие Земли рано или поздно должны стать Родными Землями. Именно в этом и есть великий смысл существования Собачьего Народа. Ну, и конечно, наших верных друзей - Человечества.
  
  Округлая Дверь моей Металлической Будки закрылась. Я занял свое место на Удобном Лежбище. Затянулись змейки фиксирующих ремней. Что-то невидимое зашипело, а потом Металлические Руки сняли с меня Стеклянную Голову. Блоха Манька на радостях сиганула куда-то в воздушное пространство; наверное, решила заняться воздушной акробатикой.
  
  - Внимание, старт! - сказала большая Говорилка. Будка задрожала.
  Пыльная поверхность Недожаренного Блина провалилась за Круглым Окошком куда-то вниз. Я снова летел.
  
  Что было потом? Потом была дорога домой. Я страшно устал и поэтому почти все время спал. Просыпался только чтобы немного поесть. Сквозь сон я почти непрерывно слышал глухое бормотание Говорилки: Земля вместо "Собачьего вальса" по-прежнему транслировала мне "Маяк", "Последние известия" и информационную программу "Время".
  
  -...Наш корреспондент встретился с известным специалистом по выращиванию картофеля в лунном грунте Чеславом Волянецким.
  "Доктор Волянецкий, как вы оцениваете полет пса Славного на космическом корабле "Луна - 15"?
  "Это выдающееся достижение советской науки и техники. Я не хочу умалять значение будущего рейса к Луне космического корабля "Аполлон - 11" и первой высадки человека на Луну, но давайте признаем очевидное: пес Славный в буквальном смысле увел полцентнера лунных камней из-под самого носа у Нила Армстронга и База Олдрина"...
  
  -... На киностудии имени Максима Горького известный советский режиссер Леонид Гайдай приступил к съемкам комедийного фильма "Пес Барбос и лунный кросс". В роли американских астронавтов в новом фильме снимутся Георгий Вицин, Юрий Никулин и Евгений Моргунов...
  
  -... Королева Великобритании Елизавета Третья выразила желание обвенчать свое любимую собачку Мими с советским космическим псом Славным. Соответствующее предложение советскому послу в Лондоне сделал сегодня руководитель Форин Офиса...
  
  А потом снова включились Огненные Грохоталки. Бело-голубой шар Родной Земли за Круглым Окошком моей Будки стал стремительно расти. Снова на мое тело навалилась Невидимая Тяжелуха. О, это была всем Тяжелухам Тяжелуха! Все затуманилось перед глазами, и какое-то время я даже думал, что у меня сейчас затрещат кости.
  
  За Круглым Окошком по стеклу поползли горячие Огненные Ленты.
  Родная Земля вырастала из облачной дымки и стремительно приближалась.
  
  Прямо над моей головой оглушительно бабахнуло. Будку тряхнуло и завертело. Я понял, что над моим космическим домом сейчас надувается Большой Пузырь.
  
  - На связи борт 316, - сказала Говорилка. - Вижу спускаемый аппарат. Раскрытие парашюта штатное. Буду садиться рядом и эвакуировать объект.
  
  Что-то бухнуло снизу в пол моей Металлической Будки. Она несколько раз качнулась из стороны в сторону и замерла. Через несколько секунд раздался стук в стену, Округлая Дверь открылась и сразу несколько человеческих рук одновременно просунулись внутрь моей Будки, подхватили меня с Удобного Лежбища и осторожно вытащили наружу.
  
  Ярко светило солнце. Вокруг расстилалась Бескрайняя Степь, среди которой там и сям стояли Шумные Вертушки и от них к моей Металлической Будке бежали люди. Множество людей. Так торжественно меня еще никогда не встречали.
  
  - Вот он! Живой! Здоровый! - кричали отовсюду. - Молодец, Славный!
  
  С меня быстро, но осторожно сняли Искусственную Кожу и Резиновые Лепешки. А потом принялись гладить по голове и бокам, тискать руками, целовать в нос. Это было какое-то совершенно немыслимое всеобщее восхищение.
  
  Среди всего этого шума мои чуткие уши уловили едва различимое поскуливание. Я опустил глаза вниз. Под ногами у державших меня на руках людей вертелась маленькая собачонка коричневого окраса. Местная, казахстанская порода. Мордашка симпатичная, а глазки так и сияют от восторга.
  
  - Товарищи, разрешите пройти! - послышался чей-то зычный голос. - Пропустите профессора Ездовского и телевизионную группу!
  
  Сквозь толпу пробрался Валерий Иванович и телевизионщики. Валерий Иванович обнял меня, и я радостно взвизгнул. Эти ласковые родные руки, которые я помнил еще со щенячьих времен!
  
  Телевизионщики сходу начали съемку. Высокий вихрастый журналист сунул едва ли не под нос Валерию Ивановичу большой микрофон:
  
  - Профессор Ездовский, что вы можете сказать о результатах только что завершившейся миссии космического корабля "Луна -15"?
  
  - Это наша большая победа, - сказал Валерий Иванович. - Впервые живое существо побывало на поверхности спутника Земли - Луны. Псом Славным собрано свыше пятидесяти килограммов лунного грунта, который в специальной капсуле доставлен на Землю...
  
  - Вы не могли бы показать нашим зрителям эту капсулу, Валерий Иванович? - попросил журналист.
  
  - Конечно, конечно, - Ездовский осторожно опустил меня на землю и повернулся к Металлической Будке. - Вот здесь, рядом с креслом Славного установлен контейнер с образцами лунного грунта. Сейчас мы извлечем его и отправим в Москву для изучения.
  
  - Профессор, а можно попросить вас взять Славного на руки и попозировать около спускаемого аппарата? - попросил кто-то из фотожурналистов. - Нам нужны снимки для завтрашних газет...
  
  - Разумеется, можно, - Валерий Иванович наклонился и стал шарить внизу руками. - Э-э-э... Товарищи, а где же наш пес? Где Славный?
  
  Вокруг Ездовского мгновенно образовалось пустое пространство. Все принялись оглядываться по сторонам.
  
  - Неужели сбежал? - шепотом предположил кто-то.
  
  - Да вы что?! - испуганно воскликнул Ездовский. - Это же дрессированный космический пес!
  
  - Давайте искать! - предложил чей-то задорный голос и толпа встречающих тут же мгновенно рассыпалась в стороны, оглашая Большую Степь истошными призывами:
  
  - Славный, Славный! Кутя - кутя! Где наша собачка?
  
  И зачем так орать, спрашивается? Вот он я, здесь. Нахожусь прямо под Колесным Эвакуатором, который стоит рядом с моей Металлической Будкой. И не выйду из-под него до тех пор, пока мы с представительницей местного населения не завершим важный генетический эксперимент в области собаководства.
  
  Товарищи, вы не знаете, какого окраса щенки появятся на свет, если скрестить русского космического пса с породой степная казахстанская?
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"