Пономаренко С.В.: другие произведения.

Stalker

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.28*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Фантастический роман из серии S.T.A.L.K.E.R.


Пономаренко С.В.

фантастический роман

"Чистое небо над саркофагом"

Часть первая.

"чистое небо"

  
   Голова не болела. Она раскалывалась. "Блин, убью за аспирин!" Смешок от удачной рифмы лишь вызвал новое головокружение и заставил сморщиться. С трудом сфокусировав взгляд на потолке и сжимая руками виски, я прислушался. Из-за дощатой стены доносились голоса двоих собеседников.
   "Опуская подробности, скажу, что ничего подобного я ранее не видел. Энцефалограмма свидетельствует о серьезном повреждении нервной системы, однако показатели остальных функций организма просто отличные. Парадокс!" "Считаете, это связано с выбросом?" Второй голос отливал металлом и сразу чувствовалось, что обладатель этого голоса привык отдавать распоряжения. "Вне всякого сомнения! Впрочем, я пока не могу найти этому рациональное объяснение". Голос второго собеседника слегка дребезжал, но не от страха, а скорее от волнения.
   "Блин, это же они обо мне говорят. Наверняка ученые. Нашли себе новую "букашку" для изучения, вот и радуются. Надо взглянуть на них поближе." Я попытался встать с лежака, но стоило мне пошевелиться, как старая кровать предательски заскрипела.
   "Кажется, он начинает приходить в себя. Пойду проведаю нашего гостя, а Вы, профессор, продолжайте исследования." Голос, отливающий металлом, смолк и приближающийся скрип половиц ясно дал понять, что притвориться спящим больше не получится.
   Я сел на кровати и огляделся. Обычная комната обычной деревенской избы, правда, судя по верхушкам деревьев, просвечивающих сквозь дыры в стене и потолке, двухэтажной. Потрескавшийся линолеум, лежак, двухъярусная кровать с матрасом, тумбочка, умывальник да стол с компьютером и непонятными приборами - вот, пожалуй, и все убранство комнаты. Да еще плакат на стене: "Миру - чистое небо!"
   Осмотр местных достопримечательностей прервал вошедший в комнату обладатель командного голоса. "Очнулся? Это хорошо". Передо мной стоял еще не старый, но уже изрядно потрепанный жизнью лысый мужик в военном камуфляже и разгрузке. Он не походил на военного, но по голосу, а главное - взгляду - чувствовалось, что он может и умеет командовать.
   "Ну что же, с возращением на этот свет, сталкер. Как самочувствие?" Я невесело усмехнулся. "Голова разламывается... в глазах круги, плывет все... елки...". Лысый с пониманием кивнул. "Раз уж мы тебя спасли", - Лысый многозначительно поднял бровь, - "то давай, рассказывай, кто ты, как в Зону попал, да и зовут-то тебя как? И вообще, помнишь, что с тобой произошло?"
   Я задумался. "То, как я попал в Зону и стал сталкером, отдельная и, если честно, не очень веселая история. Да и имя с собой в Зону не несут - Зона сама тебя нарекает. Вот меня, - я невесело усмехнулся и показал пальцем себе на правую щеку, - "Шрамом нарекла. Ну а насчет того, что произошло.... Наняли меня трое научников - не наших, российских - на Болота их сводить. Денег обещали, да и со снарягой подсобить. Даже "винторез" новенький и ботинки армейские в аванс выдали. Ну и повел я их экспедицию в сторону Болот. Потом... потом был выброс... так. Потом все". Я усмехнулся и взглянул Лысому в глаза. "Так что это ты мне скажи, может я в раю, или в аду? Или это чистилище так на Зону похоже?"
   "Шутишь? Это хорошо: значит жить будешь". Лысый усмехнулся в ответ, но глаза его оставались холодными, и колючий взгляд продолжал меня буравить. "Моя фамилия Лебедев, я начальник группы и отвечаю здесь за все и за всех.... И за тебя, кстати, пока ты тут. Себя мы называем "Чистое небо". Сейчас ты на нашей базе: ребята подобрали тебя на болотах после выброса".
   "Вот как", - я призадумался, пытаясь вспомнить события того злополучного дня, однако память наотрез отказывалась работать без таблетки аспирина, - "я выжил под выбросом. Повезло мне, значит". "Повезло?", - Лебедев невесело усмехнулся, - "хм-м... не думаю. Вот факты: ты выжил после выброса. Это первое, что я никак не могу объяснить. Второе: наш патруль наткнулся на тебя на Болотах, а это бесконечные топи, мы в тропках и сами не всегда уверены.... И третье: тебя едва не растерзала стая псевдособак, ребята подоспели в самый последний момент. Эта цепь событий - не простое везение...". Лебедев вздохнул и посмотрел на часы. "Ладно, прервемся на время. Приходи в себя, - в бар сходи, что ли, - а мне нужно закончить работу".
   По-военному отдав честь, Лебедев развернулся и по скрипучим половицам спустился куда-то вниз. Я снова задумался. "М-да, ученым, похоже, повезло меньше. Значит, ни снаряги, ни денег, кроме двухсот рублей, выданных еще в аванс, ни оружия... невеселая картина. Хотя.... Я живой, а судя по рассказу Лебедева, тут мощная база, значит и со снарягой вопрос решим. Пообщаюсь ка я с барменом - и инфу узнаю и, может, аспирин таки получу".
   Я осторожно встал с лежака и, слегка пошатываясь, направился к выходу. На выходе я задержался и окинул взглядом окружающую картину. База была небольшая, но основательная. Гараж с мощной антенной передатчика на крыше, несколько разрушенных, но все еще крепких бараков, натянутая маскировочная сетка - все это говорило об умелой организации и основательной подготовке.
   На территории базы горела пара костров, вокруг которых полукругом сидели сталкеры. Кто курил, кто лечился водочкой от радиации, а кто просто отдыхал. Слышались негромкие гитарные переборы; кто-то рассказывал анекдоты и то и дело раздавался негромкий хохот.
   Я еще раз осмотрелся и спустился вниз. Издалека доносились звуки ретро-музыки. "Скорее всего, там и есть бар". Я двинулся на звук музыки, которая по мере приближения становилась все громче. Вскоре действительно показался бар с оригинальной вывеской в виде знака "заправка" над стойкой. Бармен, моложавый парень со стильной бородкой, радостно улыбнулся мне навстречу.
   "Какие люди на нашем болоте! Привет, наемник! Вот ты, стало быть, какой.... Ты пока в отключке пребывал, легендой стал на базе. Уж понапридумывали о тебе всякого! Хотя выглядишь, если честно, не очень". Я невесело усмехнулся. "Да башка раскалывается, а ни таблеток, ни денег нету". Бармен хитро усмехнулся и выложил на стойку упаковку аспирина и банку энергетического напитка. "Лады, такому счастливцу - лекарство и стаканчик за счет заведения". Дождавшись, пока я проглотил таблетки и оторвался от банки с напитком, бармен добродушно произнес: "Ну, излагай, а то я извелся весь от любопытства!" Я усмехнулся. "Да рассказывать то почти нечего: группу ученых вел по болотам, потом выбросом накрыло. Дальше ничего не помню.... Очнулся уже здесь, у вас. Так что это ты рассказывай, что и как".
   По видимому, у бармена редко появлялись такие благодарные слушатели, поэтому налив и себе, и мне по 50 грамм "Казаков", он доверительно подсел поближе. "Ну тогда пей и слушай". Мы чокнулись, выпили и бармен продолжил. "Раньше тут куда спокойнее было. Тропки исхожены, места нужные разведаны, подходы пристреляны. Конечно, Болота", - бармен усмехнулся и налил еще по 50 грамм, - "это тебе не курорт со смазливыми бабенками, но жизнь была ничего. А как шандарахнул выброс тот последний, самый серьезный, так спокойная жизнь разом и кончилась. Ребята на каждый выход идут - Богу и черту молятся, только бы вернуться. Но народ у нас - кремень: не за хабар голову подставляет, а за дело свое. Так что держимся пока...".
   Мы выпили еще по рюмке. На душе стало теплее, да и голова уже болела не так сильно. Бармен угостил сигаретой и мы расслабленно закурили. "А тебя то как сюда занесло?", - спросил я бармена. "Бутылки как-то собирал - одна за другой, так до этого места и дошел...". Бармен и я рассмеялись этой немудреной шутке, но глаза у парня сделались грустные. "Шучу я, старик! Понимаешь, не нашлось мне места в том мире. Давила меня жизнь, давила, сюда и выдавила...". Я налил по третьей и мы, не чокаясь, выпили, помянув каждый свое, невеселое прошлое.
   "Сперва я в Зону попал", - продолжил бармен, - "а потом к "Чистому небу" прибился. Тут люди нормальные, тут я нужен. Ребята вон после выхода очередного придут, я им накапаю малость, пошучу с ними - когда прилично, когда не очень, их и отпустит. Видишь, как просто все? Кстати, кличут меня Холод". "Шрам", - представился я. "Ну, за знакомство". Холод разлил остатки "Казаков" по рюмкам и достал из-под стойки бутерброды с колбасой.
   "А вот это место...", - спросил я, пережевывая, - "ты хоть приблизительно скажи, где мы?" "Если приблизительно - то на нашей базе". Мы снова негромко рассмеялись и закурили. "Как видишь", - продолжил Холод, - "скромный, потому как наполовину уже утопший, хутор посреди романтичных бескрайних Болот. В какой именно их части, я тебе уж и сам не скажу.... Но!" Холод приблизил свое лицо еще ближе к моему и с жаром продолжил. "Но! Это последнее - слышишь, последнее! - место в Зоне, где можно встретить настоящих людей! Непродажных, понимаешь? Таких, которые в спину не выстрелят и аптечкой последней поделятся. Во как!"
   Холод закончил свою жаркую речь, наставительно подняв кверху указательный палец и вынул из-под стойки вторую бутылку "Казаков". У меня в голове уже прилично шумело, но отказаться - значило обидеть человека, а Зона обид не прощает.... Выпив еще по рюмке, я задал наболевший вопрос. "Сколько в Зону хожу, никогда не слышал о "Чистом небе...". "А знаешь, ик-к, почему не слышал? Потому, ик-к, что слишком многие хотели бы, ик-к, слышать и знать. А чем меньше, ик-к, народу о нас знает, тем нам, ик-к, спокойнее".
   Я, видя, что Холоду уже явно хватит, закрутил бутылку и убрал за керосиновую лампу. Однако бармену было, похоже, уже все равно, и он продолжил. "Главный у нас - Лебедев. Глыба, а не мужик. На нем, считай, все и держится. Потом Каланча наш - профессор Каланча. Головастый мужик, знает о Зоне столько - мама не горюй! Есть еще Новиков, техник наш. Этот из консервной банки пулемет может сделать и патронов к нему два цинка. Ему бы запчастей побольше да поновее - золотые руки мастер! Ну и Суслов. Он хоть и торговец, но не торгаш, не жмот. Он знает, как сталкер свою копейку добывает, и сталкера ценит, и ...".
   Разглагольствования бармена прервал писк рации. "Холод, это Лебедев. Закругляйтесь с разговорами и прекратите бухать! Тебе - это приказ, а наемник пусть зайдет ко мне". "Ну вот", - Холод захихикал и, дурачась, встал по стойке смирно, приложив руку к голове. "Лебедев сказал "Надо!", боец ответил "Есть!". Так что давай, брат... раз уж Лебедев тебя ждет". Я пожал бармену руку и уже знакомым маршрутом отправился обратно к двухэтажному дому, который, по-видимому, являлся чем-то вроде командного пункта.
   Проходя мимо одноэтажного здания, пристроенного к командному пункту, я услышал знакомый дребезжащий голос и свернул направо. "Наверное, это лаборатория профессора Каланчи, о котором рассказывал Холод. Надо бы поблагодарить профессора за спасение". Помещение, куда я зашел, больше напоминало радиорубку, чем лабораторию. Немолодой лысоватый мужчина, мурлыкая "Ще не вмерла Україна", крутил ручки настройки какого-то прибора, а тот периодически попискивал и выдавал стрекочущую перфорированную ленту.
   Я негромко кашлянул и мужчина обернулся. "Это Вы? Что ж, день добрый. Я рад видеть Вас, молодой человек. Полагаю, Вам уже значительно лучше?" "Да, профессор, спасибо. Ведь я не ошибся - Вы профессор Каланча?" Мужчина напротив улыбнулся. "Да, Вы правы. Я действительно профессор, хотя Каланча - это скорее прозвище, производное от фамилии.... Да ну не мне Вам рассказывать, как Зона людей новыми именами нарекает. Ведь по Вам сразу видно, что Вы в Зоне не первый год".
   Я усмехнулся. "Точно, профессор. Я перевидал в Зоне разных людей. Одни идут сюда за своей мечтой, другие за чудесами Зоны, третьи просто за хабаром. Почему "Чистое небо" изучает Зону"? Профессор устало потянулся, помассировал шею и задумчиво ответил. "Люди ошибаются, полагая, что понимают суть Зоны. Одни считают ее вселенским злом, другие - чудом, ниспосланным человечеству, для третьих это банальный источник обогащения. Но все они ошибаются. Через призму человеческого восприятия Зону понять нельзя". По мере разговора профессор все более оживлялся и начал энергично размахивать руками. "Более того! Это область, куда людям вообще рано вторгаться. Поэтому действия как официальных властей, так и сталкеров по отношению к Зоне ошибочны. И, боюсь, последствия этих действий могут обладать настолько большим негативным потенциалом развития, что невозможно даже предсказать размеры такового".
   "Так что же такое Зона?", - я заинтересованно слушал Каланчу. Профессор горестно всплеснул руками. "Да если бы я знал ответ на этот вопрос! Мы уже давно и тщательно изучаем Зону в поисках ответа на него. Зона появилась в результате, скажем так, ошибочных действий человека, и мы уже не в силах вернуть все в исходное состояние. Зону невозможно уничтожить, а сама по себе она никуда не исчезнет. Мы, "Чистое небо", верим, что есть только один возможный вариант: сосуществование человека и Зоны". Профессор выдохся и обессилено опустил руки, а я задумчиво спросил: "Почему так лихорадит Зону? Что Вы знаете об этом"? "Как бы объяснить попроще...". Каланча явно был в затруднении, общаясь с обычным сталкером, а не научным сотрудником. "Вот смотрите: любая сложная система в природе - в том числе и Зона - при отсутствии внешних воздействий самопроизвольно стремится обрести равновесие. Так происходило и здесь. Зона сохраняла стабильность в течении нескольких последних лет: ни одного серьезного отклонения от средних параметров не было. А что мы имеем в данный момент? Гигантской мощности выброс перекроил всю Зону! Система перешла в нестабильное состояние. Это перекос, или, если хотите, сбой. Зону лихорадит, каждый новый выброс все больше накачивает ее энергией, данные на моих приборах сменяются с сумасшедшей скоростью...".
   Профессор вытер вспотевшие ладони и, глядя в пол, тихо и печально закончил: "Если ситуацию не переломить, все закончится катастрофой - даже более ужасной, чем в 1986 году. И самое главное", - Каланча пристально взглянул мне в глаза, - "данный сбой в Зоне возник не сам по себе. Говорю Вам, это дело рук человека".
   "Знать бы, чьих именно", - невесело усмехнулся я, сжимая кулаки. Каланча с пониманием кивнул. "Это мы и пытаемся выяснить: кто и каким образом вызвал подобное нарушение внутреннего баланса Зоны. Возможно, это даст нам шанс предотвратить катастрофу".
   Я удивленно взглянул на профессора: "Разве это в человеческих силах"? Каланча слегка стушевался и потупился. "Ну, если к такой нестабильности привели действия человека, то именно человек может оказаться способен выправить ситуацию. Во всяком случае", - профессор украдкой перекрестился, - "я на это очень надеюсь".
   "Но как именно", - я нетерпеливо подался к Каланче, - "в чем суть этого плана спасения"? "Боюсь", - профессор горестно развел руками, - "что ответ на этот вопрос вне моих полномочий. Обратитесь к Лебедеву".
   Вспомнив, что Лебедев вызывал меня к себе, я поблагодарил профессора за информацию и протянул руку. "Что ж, если это все, я, пожалуй, займусь своей работой". Ответное рукопожатие Каланчи было на удивление крепким. "Я буду очень рад, если мои выводы окажутся полезными для всех нас. Если что, Вы знаете, где меня искать".
   Развернувшись, я зашагал к командному пункту. В прихожей на стуле возле старого черно-белого телевизора дремал молодой паренек в разгрузке и с нашивкой "Чистое небо" на рукавах куртки. Не став его будить, я тихонько прошел в комнату.
   Возле печи, использовавшейся, как камин, молча стоял Лебедев и смотрел на огонь. Я огляделся. Чучело псевдособаки скалило на меня зубастую пасть с верхней полки "камина". На стене, возле планшета с картой, висела голова кровососа с отрезанными щупальцами. Стол, ноутбук, стеллаж, мощная армейская рация - вот и все нехитрое убранство.
   "Что, не впечатляет?" Я только сейчас заметил внимательный и изучающий взгляд Лебедева и неопределенно пожал плечами. "Выглядишь уже бодрее", - взгляд Лебедева был строгим, но теплым. "Проветрился? Тогда введу тебя в курс дела. Итак, ты находишься на территории базы "Чистое небо". Не пытайся вспомнить: ты не мог слышать о нас", - Лебедев усмехнулся, - "и это хорошо. Наша миссия - исследование Зоны. Мы считаем, что ее нужно тщательно изучить, чтобы понять, с чем столкнулось человечество. Именно в понимании", - постучал он себя пальцем по виску, - "находится ключ к способу сосуществования человека и Зоны. Ведь, если разобраться, Зона", - Лебедев широко развел руками, - "самое удивительное из того, с чем человечество сталкивалось за всю свою историю".
   "Что ж Вы тогда скрываетесь?", - слегка неприязненно спросил я. "Как я уже говорил", - устало прикрыв глаза и вздохнув, продолжил Лебедев, - "мы - исследователи. Мы пытаемся понять природу Зоны, установить причины ее появления, сформировать законы, по которым она существует. Мы не думаем об обогащении, не ищем поля артефактов, не пытаемся выяснять отношения с другими группировками. Именно поэтому мы спрятались посреди этих болот и сосредоточились на исследованиях. Наша сила - не боевые навыки, а знания - знания о Зоне, которые мы накопили за многие месяцы исследований. Сегодня мы знаем о ней гораздо больше", - гордо подняв подбородок и выпрямив спину, похвастался Лебедев, - "чем сталкеры и официальные власти, вместе взятые. Все складывалось в понятную картину - до тех пор, пока несколько дней назад не грянул Большой Выброс...".
   "А что в нем было такого необычного? Ведь и раньше были выбросы", - немного невежливо перебил я. "Выбросы были, но этот...", - Лебедев зло взглянул на меня и раздраженно продолжил, - "этот был феноменальной силы. Так сказать, вне категорий; настоящий ураган, который проутюжил всю Зону и перекроил ее". Лебедев указал на карту за своей спиной, на двух половинках которой была изображена территория Зоны до и после Большого Выброса. На второй половине флажков, отмечающих безопасные тропы, практически не было.
   "Сам посмотри", - продолжил Лебедев, - "изменилось все: давно разведанные и относительно безопасные территории накрыло сильнейшими радиационными полями и аномалиями, зато появился доступ к местам, которые оставались закрыты годами. Даже самые матерые сталкеры уже не уверены, какая аномалия ждет их по дороге или на какую тварь они там нарвутся. А еще", - голос Лебедева сник и стал еле слышен, - "в Зоне изменились люди - как-то сразу, мгновенно. Большой Выброс не только изменил карту Зоны, но и разрушил баланс между группировками. Началась война за контроль над территориями. В общем", - голос Лебедева вновь стал прежним, с проблесками металла, - "много произошло странных вещей, и я пока не могу до конца понять степень этих изменений. Впрочем, после выброса прошло не так уж много времени. Но вот что самое странное", - взгляд Лебедева стал колючим и я непроизвольно поежился, - "так это то, что тебе удалось в таком выбросе выжить...".
   "Знал бы, как выжил", - зло бросил я, - "обязательно бы рассказал. Но я ничего не помню". "Угу, понятно", - по взгляду Лебедева было видно, что он мне не верит, но подтвердить или опровергнуть мои слова ему было нечем, - "и что же ты теперь намерен делать?" Я неопределенно пожал плечами. "Уйти хочу. Потрепать меня потрепало, но руки ноги целы, голова на месте, так что буду отсюда выбираться".
   Я, пародируя Лебедева, по военному отдал честь и зашагал к выходу. "Выбраться отсюда очень непросто". Фраза Лебедева прозвучала с угрозой и я, остановившись, медленно повернулся и взглянул лидеру "Чистого неба" в глаза. "Болота", - Лебедев не говорил, а словно выстреливал фразы, - "это лабиринт из камышей, кругом радиоактивные топи, в которых полно разных тварей и человеческого отребья... даже не знаю, кто из них страшнее. Вывести тебя отсюда могут только проводники, но их у нас", - Лебедев подчеркнул голосом фразу "у нас", - "совсем немного, да и ситуация сейчас сложная. У тому же", - взгляд Лебедева напоминал прицел на снайперской винтовке, - "если я тебя отпущу, то информация о нас перестанет быть тайной".
   Моя рука потянулась к кобуре, но вспомнив, что я безоружен, хмуро спросил: "К чему ты клонишь?" Увидев мой жест, Лебедев усмехнулся и добавил в голос теплоты. "Знаешь, в последнее время нам приходится очень туго. Выброс ослабил аномальную активность на Болотах и сюда набежало столько бандитов и прочего дерьма, что, глядишь, завтра с утра их лагерь будет уже прямо у нас под носом. Мы бойцы не очень, поэтому пока сдаем позицию за позицией. А вот ты", - рука Лебедева легла на мое плечо, - "другое дело: ты спец, это сразу видно. Твой опыт может сохранить жизнь многим из наших. Что скажешь, Шрам?"
   Я задумался. По всему выходило, что я должен "Чистому небу" за свое спасение как минимум услугу, но я всегда был свободным сталкером, и вступать в какой бы ни было клан.... От необходимости немедленного выбора меня спас писк рации.
   "Это второй форпост. Нас атакуют мутанты! Просим помощи! Эй, кто нас слышит...". Рация вдруг захлебнулась и замолчала. Лебедев нахмурился. Положив вторую руку мне на плечи и глядя прямо в глаза, попросил: "Помоги отбить нападение на форпост, а после поговорим. Там сейчас, между прочим, кое-кто из тех ребят, что тебя нашли. Еще не забыл, как выживать в Зоне?"
   Неуловимо поведя плечами и сбросив руки Лебедева, я огрызнулся: "Смутно припоминаю. Вот только...". При этом я выразительно похлопал себя по боку, где у Лебедева висела кобура с пистолетом. "Это не проблема", - усмехнулся Лебедев, - "дуй к торговцу, Суслову, в гараж, у него получишь комплект снаряжения - и давай сразу к форпосту. Как выйдешь за территорию базы, я буду вести тебя по связи".
   Молча выйдя с командного пункта, я направился к гаражу с антенной. Уже выходя, я услышал приказ Лебедева по рации: "Суслов, сейчас у тебя будет боец, выдай ему все необходимое снаряжение. И передай Ивану Тропнику, пусть проводит его до второго форпоста".
   Ну что ж, похоже, вопрос со снаряжением решался даже лучше, чем я мог предположить. "Ну а там по ситуации сориентируюсь", - я мысленно усмехнулся, - "то ли помочь ребятам, то ли.... Болота-то бескрайние...".
   Гараж был заставлен корпусами различных автомобилей и завален разными ржавыми запчастями, от выхлопной трубы до колесных дисков. Всю вторую половину гаража занимали дощатые стеллажи со всевозможными вещами. Тут были и ботинки, и оружие, и банки с консервами и даже старая настольная лампа. За зарешеченным прилавком стоял довольно молодой парень в разгрузке и фильтрующей маске.
   "Ты, что ли, Шрам?" Недовольный голос торговца был плохо слышен из-за маски. "Ну, я, допустим". "Наконец-то! Вот держи: это базовый набор снаряжения, специально для патрульных заданий". При этих словах торговец выложил передо мной целый арсенал. Здесь были и модифицированный ПМ с тремя коробками патронов, и обрез охотничьего ружья с двумя полными патронташами, рация, карта болот, пара аптечек, несколько перевязочных бинтов, шприц с антирадом, нож, а главное - детектор аномалий. Похожий был у научников, которых я вел последний раз, только другая модель. Нацепив оружие на себя и распихав по карманам куртки и уложив в рюкзак остальное, я решил поблагодарить торговца.
   "Спасибо, Суслов, удружил. Слушай, а у вас тут что, постоянно такие напряги?" "Дружище, у меня приказ выдать тебе снаряжение", - Суслов даже не пытался скрыть раздражения в голосе, - "все расспросы потом. Дуй к ребятам". Пожав плечами, я молча вышел из гаража и огляделся.
   Справа, греясь у костров или слоняясь туда-сюда, находилось около полутора десятка бойцов "Чистого неба", все в брониках и вооруженных кто чем, от "двустволки" до "калаша". Слева, у деревянных полуразвалившихся ворот, дежурил паренек. Подойдя к дежурному, я поинтересовался, где мне найти Ивана Тропника. "Это я и есть", - ответил парнишка. "Ты - проводник?!" Я недоверчиво оглядел паренька. "А зоне возраст неважен", - весело ответил парнишка, видя мое недоумение, - "Зону - ее чувствовать надо. Это ты, что ли, к ребятам на форпост на помощь идешь?" "Да, я". "Нужное дело", - парнишка махнул рукой, приглашая следовать за собой. За дощатым забором обнаружился еще один, уже проволочный, с крепкими металлическими воротами и кодовым замком.
   "Ты уж не обессудь", - Иван достал широкий плотный шарф, но я тебе глаза завяжу, пока буду код набирать. Сам понимаешь, пока это тайна, которую знаем только мы - проводники - пока и безопасность на высочайшем уровне". Говоря все это, проводник тщательно завязал шарф у меня на глазах. Пока он возился с замком, я несколько раз подпрыгнул на месте, проверяя, ничего ли не мешает и тщательно ли сидит куртка.
   "Ну вот и все, теперь можно снять повязку". Яркий свет после шарфа заставил меня зажмуриться, а когда глаза привыкли к свету.... Передо мной лежали бескрайние просторы Болот. Взяв на изготовку обрез и проверив, легко ли вынимается пистолет, я неспешно двинулся по проходу между двумя топями. Помня о предупреждении Лебедева об аномалиях, я не забывал периодически бросать вперед болт, благо их в карманах моей куртки сохранилось предостаточно.
   Не успел я пройти и сотни шагов, как из рации донесся голос Лебедева. "Эй, Шрам, детектором аномалий пользоваться умеешь?" Забросив обрез за плечо, я взял в одну руку пистолет, а в другую детектор. "При приближении к аномалии", - продолжал между тем Лебедев, - "детектор издает треск. Кроме того, в аномалиях иногда можно найти артефакты. Невооруженным взглядом их не заметишь, однако детекторы легко их обнаруживают, издавая характерный писк. Если подойти достаточно близко, прибор направленным импульсом "засветит" артефакт. После этого поднять добычу не составляет труда. Однако учти - твой теперешний детектор очень слаб. Он может только сообщить о близости аномалии и расстояние до артефакта, если он есть, конечно. Ну и не забывай, что ребята на форпосту ждут твоей помощи. Поторопись".
   "Мог бы и не напоминать", - зло подумал я, однако ускорил темп, периодически сверяясь с выданной картой. Успешно обойдя пару "каруселей" - спасибо детектору - сработал исправно и предупредил заранее - у гати через топь, кроме обычного потрескивания, я услышал попискивание. Решив, что артефакт лишним не бывает, я стал осторожно, проверяя дорогу и болтами, и детектором, приближаться к аномалии. Детектор трещал как сумасшедший, а писк становился все интенсивнее. Наконец я увидел ее. Это была большая гравитационная плешь. Мой болт, брошенный в нее, тут же раскатало в тонкий блин. Осторожно поведя детектором в сторону усиливающегося писка, я вдруг увидел артефакт. Это была "медуза" - небольшой, слегка осклизлый сгусток, который отлично поглощал радиацию, тем самым уменьшая облученность организма.
   Сняв ремень с обреза и сделав петлю, я попробовал набросить ее на артефакт. С четвертой попытки мне это удалось и я аккуратно потащил "медузу" к себе, удаляясь от опасной аномалии. Отойдя на безопасное расстояние, я достал батон, завернутый в целлофан, которым снабдил меня бармен перед выходом. Сняв целлофан и осторожно завернув в него "медузу", я положил ее в рюкзак. Даже через плотную ткань чувствовалось, как артефакт слегка холодит спину. "Наверное, радиацию лечит", - усмехнулся я и заспешил дальше.
   Аномалий по пути больше не попадалось, а вот вдалеке стали слышны пистолетные выстрелы. Обойдя заросли чахлых деревьев, я увидел вдалеке вышку, с которой кто-то садил из ПМ. Убрав детектор и пистолет, я взвел курки на обрезе и осторожно, стараясь не вляпаться ни в аномалию, ни нарваться на неведомых противников, двинулся вперед.
   Впереди, возле вышки, я заметил притаившегося кабана. Эта мутировавшая тварь, ростом с теленка и клыками в пол-локтя, с легкостью могла задрать человека, а пистолетные пули очень неохотно пробивали толстенную шкуру, покрытую короткой и жесткой, наподобие наждака, щетиной.
   Покрепче сжав обрез, я решил незаметно обойти тварюку, но тут некстати в кармане пискнула рация. Чертыхнувшись, я быстренько выключил ее, но было поздно. Здоровенный кабан, взрывая землю острыми и твердыми, как гранит, копытами, несся прямо на меня. Заорав от страха, я всадил из обеих стволов заряд крупной дроби прямо в кабанью морду и бросился в сторону. Огромная кабанья туша, перекувыркнувшись, грянулась оземь и застыла, в агонии суча ногами, на краю болотца.
   "Эй, друг, давай дуй на вышку - здесь можно укрыться от монстров". Не заставляя просить себя дважды, я трясущимися руками перезарядил обрез и опрометью бросился к вышке. Это была массивная металлическая конструкция, сваренная из уголка в виде фермы и служащая прекрасным наблюдательным пунктом за большой территорией болот. Рядом находился вагончик с антенной дальней связи на крыше и ретранслятором. Уже поднимаясь по лестнице, я услышал приближающееся рохканье и топот целой стаи кабанов. Неведомый собеседник на вышке, расстреляв еще одну пистолетную обойму, смачно выругался.
   Поднявшись на наблюдательную площадку, я увидел перед собой молодого парнишку, протягивающего мне руку. "Ух, братишка, вовремя подоспел. Я Даня Могильщик". Если я и удивился в душе прозвищу паренька, то с виду этого не показал, крепко пожав протянутую руку и представившись: "Шрам". "У меня патронов на самом донце осталось", - продолжал тарахтеть Даня, - а эти монстры совсем обезумели - прут напролом, не разбирая дороги. Я такое только один раз видел, перед последним выбросом. Но нас тогда по рации заранее предупредили. Ну, давай их, что ли, в два ствола отстреляем". Подбросив Дане (язык не поворачивался назвать его Могильщиком) коробку патронов для ПМ, я с удовольствием всадил из обоих стволов обреза в спину пробегавшего внизу огромного кабана. Вдвоем мы подстрелили еще парочку; остальные, с хрустом ломая камыш, умчались в глубину болот.
   Перезарядив оружие, мы присели на ящики из-под патронов и закурили. "А что ж Вы по рации еще подмогу не вызвали", - спросил я между затяжками. "Да нас тут трое дежурило - я, Валик Дед да Гришка Чапаев", - грустные глаза Дани наполнились слезами. "Я как раз здесь, на вышке дежурил, а ребята внизу обед готовить собирались. Тут, откуда ни возьмись - кабаны. Как они так незаметно подобрались - ума не приложу. Рация у Гришки была, он успел только с базы помощь вызвать, даже ружье достать не успел, как его кабан запорол. Валик - тот сразу отстреливаться начал, даже трех кабанов завалил, да я четвертого, но до вышки Дед не добежал - достал таки его кабанюра. Ну а я, сам понимаешь, вниз", - Данька невесело усмехнулся, - "ни за какие коврижки не спущусь. А у тебя случайно рации нет, а то что-то больно странно животные себя ведут в последнее время". "Е - мое", - чертыхнувшись, я вспомнил, что выключил рацию перед встречей с кабаном, и повернул рычажок питания. "Всем бойцам внимание! Приближается выброс! Бегом в укрытия! Бего-о-м!!!" Голос Лебедева был еле слышен через помехи, которые забивали эфир сплошным потоком. Рация между тем надрывалась: "Внимание! Все в укрытия! Приближается выброс! Повторяю, приближается выброс! Ориентировочное время до выброса...". Рация смолкла окончательно, и только усиливающийся треск электрических разрядов нарушал эфир. Даня побледнел и сразу сделался похожим на свое прозвище. "Быстрее! Мы еще можем успеть вернуться на базу "Чистого неба", - я вскочил с ящика, но застыл, глядя в полные ужаса и отчаяния глаза Дани. "Не успеем", - одними губами прошептал он, глядя мне за спину поверх плеча. Я оглянулся и оцепенел. Багровый смерч, то и дело пронизываемый разрядами молний, неумолимо накатывался на нас в зловещей тишине. И только мертвые тушки ворон, со стуком падая на крышу вышки, нарушали ватную тишину. Тук. Тук. Тук....
   Тук. Тук. Тук. Открыв глаза, я прислушался. Звуки, которые я слышал, оказались каплями воды, сбегающими из умывальника в ведро под раковиной. Кровать. Стол. Компьютер. "Знакомая обстановка", - отстраненно подумал я. Еще раз оглядевшись, я окончательно убедился, что нахожусь в той самой комнате, в которой очнулся при первом знакомстве с Лебедевым. "Ну прям дежа-вю какое-то", - невесело усмехнулся я и попробовал встать с кровати. Голова трещала и кружилась, колени дрожали, но на ногах я стоял довольно твердо. Намереваясь узнать, что же со мной опять произошло, я спустился вниз в уже знакомый командный пункт.
   "Ты снова выжил при выбросе", - вместо приветствия бросил мне в лицо Лебедев, - "и я уже почти не удивляюсь этому". "Что со мной произошло?", - убрал я протянутую для приветствия, но так и не пожатую руку и, не дожидаясь приглашения, присел на свободный стул напротив Лебедева. Помолчав, он неохотно ответил: "Ребята подобрали тебя недалеко от вышки, когда все улеглось". После этих слов Лебедев достал и положил передо мной пачку аспирина и банку с напитком. Пока я, бросив в рот таблетки, с удовольствием глотал шипучку, Лебедев, вскочил и стал беспокойно мерить шагами комнату из угла в угол.
   "Да, Каланча абсолютно прав: то, что происходит с тобой", - начальник "Чистого неба" остановился и обвинительно ткнул в мою сторону пальцем, - "не поддается научному объяснению. Он утверждает, что ты получил некие ... ну, скажем так, необычные способности. Ты выживаешь при такой аномальной активности, которая других буквально расщепляет на атомы. К тому же некоторые функции твоего организма словно что-то подстегивает: показатели приборов зашкаливают...". Лебедев закончил мерить комнату шагами и, усевшись напротив, взглянул мне в глаза. "Но не сильно обольщайся на этот счет. Вот тебе ложка дегтя: с каждым выбросом твоя нервная система постепенно выгорает. Если это разрушение не остановить, ты попросту погибнешь".
   Я зябко передернул плечами. Учитывая частоту выбросов в последнее время, перспектива гибели вырисовывалась на довольно близком горизонте. "А почему выбросы происходят так часто?" "Что тебе ответить?", - Лебедев задумчиво пригладил лысину, - "обычный выброс представляет собой выход накопившейся энергии Зоны - разрядку, так сказать. Но то, что происходит сейчас, простой разрядкой не объяснишь. Мое мнение таково:", - Лебедев сжал оба кулака и негромко стукнул ими по столу, - "частые выбросы - не что иное, как рефлекс Зоны на какую-то серьезную угрозу. Своего рода реакция иммунной системы. Сосуществование Зоны и человека тяжело объяснить рационально. Зона терпит присутствие человека в одних местах и запрещает ему проникать в другие. И вот то, что находится за Выжигателем и дальше к центру - табу; доступ сталкерам туда закрыт. Мне кажется, что последние события в Зоне связаны с тем, что кто-то нарушил это правило и проник за Выжигатель Мозгов".
   "Кто-то проник за Выжигатель? Чушь!", - я натянуто рассмеялся, - "А даже если и так, то чем ЭТО может угрожать ЗОНЕ?" "Трудно сказать", - спокойно продолжил Лебедев, не обратив ни малейшего внимания на мою истерику. "Что бы ответить на этот вопрос, нужно знать, что находится в центре Зоны. Одни говорят, там можно найти Монолит, другие - Исполнитель Желаний, третьи - более приземленные - бредят полями редчайших артефактов. Я был там, на станции, еще молодым специалистом, но что там сейчас - не знаю. Могу сказать только одно - Выжигатель появился в Зоне не зря: он закрывает доступ к центру Зоны. Человеку нет пути за Выжигатель Мозгов".
   Не выдержав твердого взгляда Лебедева и отведя глаза, я спросил: "А разве есть возможность пройти Выжигатель, пусть даже теоретическая?" "До Большого Выброса я считал, что нет. Да т все так считали. Но!" Лебедев поднял вверх указательный палец. "Но если расценивать выбросы, как защитную реакцию, то вывод может быть только один: кто-то проник за Выжигатель, потому Зона и отреагировала. И тот человек - или люди - все еще живы, раз выбросы продолжаются. Зона пытается их достать и при этом убивает все живое".
   Я поежился, вспомнив багровый смерч и стук падающих тел мертвых ворон. "Чем опасны такие частые выбросы?" Лебедев сцепил руки в замок и, глядя на них, а не на меня, негромко произнес: "Я знаю о Зоне многое, но рассказать могу пока не все. Некоторые вещи тебе придется принять на веру. Видишь ли, любая система должна функционировать в равновесии. Сейчас Зона нестабильна, и нестабильность эта постоянно нарастает. Если частые выбросы не остановить, Зона расшатается настолько, что случится новая катастрофа. Собственно, мы подошли к основной задаче, которая стоит перед "Чистым небом". Наше дело - предотвратить эту катастрофу".
   "Предотвратить катастрофу?", - я пренебрежительно хмыкнул, - "Да у Вас нет сил даже отбиться от бандитов!" "Ты прав", - Лебедев снова проигнорировал мои эмоции, - "но мы знаем, как предотвратить катастрофу и остановить выбросы. А это уже немало". Мы помолчали, размышляя каждый о своем. Я не выдержал первый. "Завидная у Вас уверенность в собственных силах. Ну и каков Ваш план?" "В первую очередь нужно выяснить, кто был в центре Зоны. А во вторую", - Лебедев пристально взглянул мне в глаза, - "остановить его или их. Остановить любой ценой".
   "А почему ты рассказываешь все это именно мне?", - я так же пристально взглянул в глаза Лебедеву. На этот раз он первым отвел взгляд и негромко ответил: "Между тобой и Зоной есть какая-то странная связь. С одной стороны, каждый новый выброс постепенно убивает тебя. С другой, ты выживаешь в таких условиях, в каких остальные погибают. Интуиция подсказывает мне, что эти твои способности - дар или проклятие - называй как хочешь - позволят тебе пройти там, где любой другой не сможет это сделать в принципе. А нам сейчас нужно действовать очень быстро".
   "Хм-м...", - я удивленно приподнял бровь, - "не уверен, что хочу лезть в самое пекло. Почему я должен участвовать?" "Знал, что ты спросишь об этом", - Лебедев по-дружески хлопнул меня по плечу. "Ответ прост: если не остановить выбросы, твоя нервная система выгорит и ты погибнешь. Поможешь нам - спасешь себя. Наверное это звучит, как в дешевом кино, но у тебя действительно нет выбора".
   "Отличная перспектива", - я с досадой сплюнул на пол. "К сожалению - да", - Лебедев виновато развел руками. "Ну так что, поможешь нам?" С этими словами Лебедев достал из ящика стола нарукавную повязку клана "Чистое небо". Выбор был небольшой, а вернее его совсем не было. Или отказать людям, уже дважды спасшим мне жизнь, или.... Что "или" я решил не додумывать и молча надел повязку на рукав своей куртки.
   "Ну что ж", - Лебедев был доволен и не скрывал этого, - "тогда слушай внимательно. Мы подняли все наши контакты и связи в Зоне. Есть информация, что один сталкер на Кордоне интересовался у Сидоровича очень странными деталями. Это пока все, что у нас есть, но это хоть какая-то зацепка".
   "Этого вполне достаточно". Я поднялся. "Как мне попасть на Кордон, чтобы поговорить с Сидоровичем?" "Естественно, через болота. Но я тебе уже говорил", - Лебедев указал на карту, на которой красными флажками были отмечены расположения бандитских группировок, - "что после выброса сюда наползло столько всякой мрази, что теперь она контролирует все подходы. Мы в осаде - и я не драматизирую. Рисковать жизнями наших проводников я не хочу, так что, прежде чем вывести тебя на Кордон, мы должны вернуть контроль над болотами. Надеюсь, с твоей помощью". Вопросительно подняв бровь, Лебедев ждал моего решения. Вместо ответа я лишь поправил повязку "Чистого неба" на рукаве, по-военному отдал честь и вышел из командного пункта.
   На выходе меня окликнул паренек: "Эй, погоди. Ты наемник Шрам?" "Ну я. А ты кто и что ты здесь делаешь?" "А я Шустрый", - паренек говорил торопливо, словно куда-то опаздывал, - "проводник я. Вот, собираю воедино информацию, которую мне сбрасывают ребята, консультирую нашего доблестного лидера. Понимаешь, мы - проводники - глаза и уши "Чистого неба" на болотах". "Да?", - я усмехнулся, - "ну скажи мне, "глаз и ухо", какова сейчас тактическая ситуация?" "Если в двух словах", - радостно протараторил Шустрый, - "то полная задница. Нашим бойцам не удается удержаться на Болотах, бандиты вместе с монстрами постоянно их теснят. Врагов слишком много!" "Ну и что нужно сделать для контроля над Болотами?", - немного невежливо перебил я. Шустрый запнулся, а затем недоуменно пожал плечами: "Сократить ряды противников. Попросту говоря, по возможности избавиться от тех, кто стреляет в нас. Иначе наши шансы остаться на Болотах хреновые". "Ничего нового ты мне не открыл", - я решительно двинулся к выходу, но Шустрый снова окликнул меня, - "тут тебе техник наш, Новиков, просил модифицированный ПДА передать. Он у нас умелец хоть куда - золотые, прямо, руки. Так что если что интересует по возможностям твоего ПДА - спрашивай".
   Я осмотрел предложенную Шустрым вещицу. Внешне выглядящий как смартфон, ПДА имел защитный чехол и специальные крепления, чтобы носить его на руке. Недолго думая, я закрепил ПДА у себя на запястье и включил питание. ПДА пискнул и стал загружаться. "Расскажи мне про новые возможности моего ПДА", - попросил я Шустрого. "С удовольствием", - просиял паренек. "Смотри. Вот твой главный проводник, на котором отображается карта местности, твое текущее положение и расположение всех объектов, посылающих сигналы со своих ПДА в сеть". При этих словах Шустрого мой ПДА наконец загрузился и я смог увидеть картинку. На довольно хорошо прорисованной карте были расположены многие ключевые объекты зоны: Болота, Кордон, Свалка, НИИ "Агропром", Темная Долина, Янтарь, Военные Склады, Рыжий Лес и даже Лиманск. Причем были нанесены как схемы районов, так и возможные входы-выходы с одной локации на другую.
   Между тем Шустрый продолжал вводить меня в курс дела. "Синим обозначены торговцы, техники и проводники; ну и другие люди в Зоне, которые, по нашему мнению, обладают или могут обладать важной информацией - и, соответственно, могут ею с тобой поделиться. Зеленым подсвечивается местоположение бойцов, считающих себя твоими друзьями; желтым - занимающие нейтральную позицию и, соответственно, красным - явные враги или мутанты. В закладке "Карта" благодаря компьютеризированным наворотам от Новикова, отображается твое основное задание, а также выбранные дополнительные задания, если ты решишь по ходу подзаработать или будешь кому обязан. Соответственно, дополнительных заданий может быть несколько и просматривать их", - Шустрый ловко провел пальцем по сенсорному экрану ПДА, - "ты можешь при помощи этих кнопок. Как правило, после внесения задания в ПДА, место выполнения задания подсвечивается за исключением редких случаев, когда его не удается локализировать. Но тогда в любом случае будет подсвечиваться желтым или белым стрелка (в зависимости от степени важности задания), которая и выведет тебя, куда нужно. Ну как, здорово?"
   Я восхищенно присвистнул. "Здорово! Ваш Новиков - настоящий Кулибин! С такой техникой по Зоне ночью с завязанными глазами ходить можно!" "Это еще что", - Шустрого так и распирало от гордости, - "ты дальше слушай. В закладке "Война группировок" ты в любой момент можешь найти информацию о ходе военных действий. Как ты понимаешь, наша цель - контроль над Болотами, а значит война с "Ренегатами" - так себя называет шваль, оккупировавшая наши территории. Нам понадобится твоя помощь", - Шустрый с мольбой взглянул на меня, - "не только в бою с врагом, но и в захвате ключевых позиций. В подобных ситуациях очень важным и ценным может оказаться умение хорошо прикрыть бойцов, пока они занимают точку. Кстати", - Шустрый прямо взглянул мне в глаза и я увидел не смешливого паренька, а рано возмужавшего и вполне взрослого мужчину, - "советую не игнорировать призывы о помощи - ты действительно можешь спасти чью-то жизнь".
   Я ответил ему таким же твердым взглядом и ни один не отвел глаза. Шустрый улыбнулся и вновь затараторил, оправдывая свое прозвище. "Добро. Также в закладке "Война группировок" ты в любой момент можешь найти полную тактическую информацию о ходе военных действий. Слева отображается информация о группировке, в которой ты сейчас состоишь. Как видишь", - Шустрый указал на нашивку на своей куртке и на повязку на рукаве моей, - "на данный момент это "Чистое небо" - то есть мы". При этом Шустрый снова пробежался пальцами по сенсорному экрану моего ПДА, выводя соответствующую закладку на экран. И действительно, в закладке "Война группировок" слева отображалась стилизованная эмблема "Чистого неба" в виде взлетающих белых птиц и золотистых солнечных лучей на голубом фоне, а справа - эмблема группировки "Ренегаты" в виде песочного цвета скорпиона на сером щите.
   "Справа", - Шустрый указал на эмблему "Ренегатов", - "располагается информация об основном противнике. Ниже указан примерный уровень боевого потенциала, как наш, так и противника. Это и приблизительное количество бойцов в группировке, и уровень материального обеспечения, и соотношение сил, и... в общем, довольно много полезной информации - разберешься. Также указывается текущая стратегическая цель, а также тактические задачи, которые нужно выполнить для ее достижения. В закладке "Статистика" ты сможешь узнать о своих текущих отношениях со всеми группировками", - Шустрый переключил следующую закладку на ПДА и указал на поле с шестью стилизованными эмблемами.
   "Что, в Зоне всего шесть группировок?", - удивленно спросил я. "Да нет, что ты, намного больше. Просто Новиков указал шесть основных - "Долг", "Свобода", "Бандиты", "Сталкеры", "Ренегаты" и "Чистое небо"; а еще есть и военные, и монолитовцы, и ... всех не перечесть. Но ты не отвлекайся, слушай дальше". Шустрый набрал в грудь побольше воздуха и продолжил. "Также, кроме отношений с группировками, ты сможешь увидеть боевой потенциал каждой из них. Кроме того, здесь же указана твоя личная статистика. Вот в принципе и все".
   Шустрый улыбнулся и вывел ПДА в режим ожидания. "Да", - я не скрывал восхищения, - "Сильно! И что, это все ваш техник придумал?" "Не-а", - слегка смутился Шустрый, - "придумал такую схему профессор наш, Каланча, а Новиков, посоветовавшись с другими технарями, эту идею реализовал. У них теперь типа локальной компьютерной сети в Зоне действует и информация постоянно обновляется. И еще одна фишка", - Шустрый невесело усмехнулся, - "если твое сердце перестанет биться, то ПДА пошлет сигнал в сеть и укажет местоположение твоего тела белой отметкой. Тогда ребята хоть похоронить смогут по-человечески".
   "Да, действительно сильная программа", - восхищенно присвистнул я, - "как бы мне Новикова отблагодарить? Что ты можешь мне предложить?" Шустрый хитро прищурился. "Новиков фанат оружия; особенно его интересуют пистолеты-пулеметы. Если есть интерес и деньги, то получи наводку на тайничок! Он в рюкзаке, а рюкзак на спине у трупа". Я усмехнулся. "А ты действительно шустрый малый! И сколько мне это будет стоить?" "По дружбе за 800 рублей скину инфу на твой ПДА". Я помрачнел, вспомнив, что в кармане у меня всего 200 рублей, но желание отблагодарить Новикова было сильнее. "И что же там все-таки лежит?" "Флешка с данными о дульном тормозе для пистолетов-пулеметов". Я достал добытый артефакт и предложил изумленному Шустрому: "Вряд ли я смогу заплатить - нет у меня столько. А как насчет обмена?" "Не, я в эти игры не играю. Ты лучше к торговцу - Суслову - сходи. Он и цену нормальную даст. А я, так уж и быть, информацию для тебя придержу, а ты заходи, как накопишь".
   Кивнув Шустрому, я вышел из командного пункта и направился к торговцу. "Вот молодец! Живой пришел! Рад тебя видеть", - широко улыбнулся Суслов. "Ну здравствуй, гость заморский! С чем пришел? С тугим кошельком али с вещью какой диковинной, цены неслыханной?" Я улыбнулся в ответ. "Ни с тем, ни с другим, к сожалению. Попал под выброс, еле выжил. Пустой совсем: все мое добро по Болотам разметало...". "Да, слыхал твою историю", - сочувственно покивал головой Суслов. "Думаю, главное, что жив остался. А добра еще наберешь, если Зоне понравишься.... Так что, будем торговать или есть какие-то вопросы?" "Есть, есть", - усмехнулся я. "Ты смотри, даже здесь, на Болотах, в такой засекреченной конторе, нашлось место торговцу!" "А мы люди такие", - с гордостью заявил Суслов. "Это у смерти, как ни вертись, ни 15 минут жизни, ни запасной магазин не выклянчишь. А торговцы везде нужны, даже в Зоне и на Болотах. Это ведь только кажется", - Суслов хитро подмигнул, - "что Зона на замке и вояки все входы-выходы перекрыли. Но артефакты и образцы редкие как-то ведь разлетаются по всему миру, да и ваш брат сталкер всегда с консервами, водочкой, боеприпасами да снарягой по Зоне ходит. Кто это все обеспечивает? Вот то-то! Это тебе не пиратские диски на Хрещатике из-под полы продавать!"
   Мы вместе посмеялись. "Схема ведь какая", - продолжал Суслов, - "есть во внешнем мире интерес к Зоне, а вроде как ни-ни, нельзя, ты что!.. Тут-то мы и появляемся: все начинает работать, все счастливы. В общем, как в анекдоте: даже у человека, который наставил на тебя автомат, этот автомат можно попробовать купить".
   Мы снова посмеялись. "Понятно. Только кажется мне", - я обвел взглядом закрома торговца, - "что у тебя здесь с торговлей не густо". "А-а", - махнул рукой Суслов, - "не будем о грустном, ладно? Знаешь, как надоело мелочами заниматься? Обычных артефактов - их же как семечек. А самые жирные куски стороной проходят. Уникальных вещей давно никто не приносил!" "А из-за чего такая бедность?", - удивился я. "Да шут его знает", - пожал плечами Суслов, - "может сталкеры уже все выбрали.... Эх, вот попасть бы за Выжигатель - там, говорят, за раз на всю жизнь можно набрать! Артефактов, я имею в виду. В принципе, нам - торговцам - при наших теперешних возможностях и связях давно объединиться пора и найти способ пробраться за Выжигатель". "Ну, не вам одним туда хочется", - заметил я. "Известное дело", - грустно вздохнул Суслов. "Ладно, слушай, я тут тебе уже лишнего наговорил. Все, время - деньги. Если хочешь торговать - давай, а нет...", - Суслов показал рукой на дверь за моей спиной, - "так как-нибудь в другой раз загляни".
   Я усмехнулся и выложил на прилавок из рюкзака замотанную в целлофан "Медузу": "Сколько можешь предложить?". Суслов внимательно оглядел артефакт и предложил три тысячи. "Не-а", - я отрицательно помотал головой, - "мне еще за инфу для техника вашего, Новикова, нужно 800 рублей отдать, да снаряги прикупить, да жратвы. Так что меньше, чем за четыре тысячи не отдам". Торговец хитро прищурился: "Три двести. А на довесок могу предложить флешку с данными о сверхлегких кевларовых бронежилетах. Уверен, Новикову такой подарок очень понравится". "Согласен". Я спрятал в карман деньги и флешку и попрощался с торговцем. "Доброй тебе дороги и попутного ветра", - тепло пожелал мне в спину Суслов, - "будешь неподалеку - заглядывай". Я, прощаясь, махнул рукой и отправился к командному пункту.
   "Твоя настойчивость впечатляет!", - удивился моему появлению Шустрый, - "все, как договаривались?". Я достал пачку купюр. "Может желаешь еще информацию о хабарах прикупишь?", - радостно потер руки Шустрый. Я усмехнулся. "Прости парень, но я - вольный наемник, хотя и привык быть благодарным. Так что, чем быстрее я отблагодарю "Чистое небо" за спасение, а Новикова за ПДА - тем лучше. А хабар", - я снова усмехнулся, - "я и сам найду".
   Отдав деньги и забрав флешку, я направился к небольшому сарайчику на сваях, откуда доносились звуки работающего телевизора. Поднявшись по дощатой лестнице, я увидел перед собой техника Новикова - полноватого, с бородкой мужчину, смотрящего в голубой экран. "Если есть что починить - давай сюда", - бросил он, не отрывая взгляд от экрана, - "апгрейд или ремонт - все захреначу - синей изолентой". Мой хриплый смех заставил его повернуть голову и обратить на меня внимание. "Здорово! Как жизнь, Кулибин?", - протянул я руку для пожатия. "Ну, как видишь", - ответил Новиков на рукопожатие, - "живем, словно после ядерной войны. Техники почти нет, а если и осталось что-то, то вконец убитое. А запчастей хрен да ни хрена сверху, так что приходится мудрить и лепить из того, что есть либо что подвернется. Вот мне недавно нужно было приемник смастерить. Так чуть ли не из холодильника пришлось собирать. Ну не цирк, а?"
   "Да, туговато тут у Вас", - я сочувственно покивал головой. "У нас - да, не разгонишься. А вот зато на Свалке...", - Новиков мечтательно прикрыл глаза, - "говорят, раскопали старые советские схроны! После аварии на ЧАЭС туда целыми колоннами свозили оборудование, технику, ну и другое добро всякое. Думали, что радиоактивное, не пригодное для использования. Но это им тогда так казалось, а сейчас-то уже никого это не гребет! Кто ж теперь такой уровень радиации опасным считает?", - вопросительно взглянул на меня Новиков. Я в ответ лишь пожал плечами. "Так вот", - продолжил техник, - "там сейчас, говорят, началась самая что ни на есть золотая лихорадка. Сталкеры диггерствовать со всей Зоны потянулись. Жаль только, что сюда мало что доходит. Разве что Лебедев кого из ребят специально за деталями отправит". "Ну, а самому тебе тут как?" "Да как обычно", - пожал плечами Новиков, - "чиню оружие и костюмы, улучшаю ... в общем, по потребности. Стало быть, если надо будет что-то подремонтировать - это ко мне. Мне бы только деталей достать - эх, я бы таких наворотов ребятам понаделал! Оружие, броню, приборы: все на уровень бы поднял! Словом", - Новиков хлопнул ладонью по столу, - "если наткнешься на что-то нужное, сразу тащи сюда, сделаю в лучшем виде".
   Я достал из кармана полученную от торговца флешку и повертев ею, спросил: "Я слышал, ты пистолетами-пулеметами интересуешься?" "Есть такое дело", - согласно кивнул Новиков, - "я давно ищу схемы усовершенствований по дульному тормозу и модификации ствола для пистолета-пулемета "Гадюка-5"; да и от информации о кевларовых накладках, фактически превращающих кожаную куртку в бронежилет, не отказался бы. Если вдруг они тебе попадутся - не спеши выбрасывать; лучше мне принеси". "Ну так держи", - я небрежно бросил флешку на стол, - "в благодарность за модификацию моего ПДА. Сможешь теперь ребятам броню улучшить?" "Конечно!", - Новиков обрадовался флешке, как ребенок - игрушке. "Теперь я смогу провести новые усовершенствования. Ну а кроме модифицированного ПДА, возьми и от меня благодарность". Новиков выложил на стол забандероленую пачку десяток. "Тысяча, конечно, не деньги, но если поможешь найти интересующие меня схемы - не раз и не два отблагодарю". "Хорошо, если что найду - принесу", - пообещал я, пожимая Новикову руку на прощание. "И запомни", - отвечая на рукопожатие добавил Новиков, - "хороший стрелок тот, у которого "ствол" говорит только по делу. Ведь проблемы с железом я решаю на раз, но кривые руки хозяину не правлю". Я улыбнулся с порога и заспешил в сторону выхода с базы "Чистого неба".
   На выходе меня ждал старый знакомый. "Что, вывести тебя на болота?", - Ваня-Тропник с уважением посмотрел на повязку "Чистого неба" на моем рукаве. "Да", - согласился я. Проводник достал уже знакомый шарф. "Ну, правила ты знаешь: пока я кодовый замок на воротах открою, ты побудешь с завязанными глазами. Главное - не подглядывай и все будет хорошо". "Ясно, секретчики", - усмехнулся я, позволяя Ване завязать шарф у себя на глазах. "Ну вот и все, можешь снять повязку", - через несколько минут весело изрек проводник, снимая шарф. Я привычно зажмурился от яркого солнца. "И не пытайся пробовать пробраться самостоятельно - это бесполезно. Когда захочешь вернуться на базу, найди одного из проводников - он тебя проводит".
   Поблагодарив Ивана, я включил ПДА и попробовал сориентироваться. В этот момент из рации донесся голос Лебедева: "Наемник, вижу тебя вывели на Большие Болота. Будь предельно осторожен и не пытайся строить из себя героя. В твоем ПДА отмечены позиции наших отрядов. Ближайший - на Рыбацком Хуторе. Советую тебе двигать к ним. У тамошнего командира сможешь...". Внезапно Лебедева прервал сигнал на аварийной частоте. "Это Фима-Дачник! Со мной пятеро бойцов, но нас среди Россыпи Камней монстры зажали! Просим помощи!" Особо раздумывать было некогда и я, сделав корректировку по ПДА, опрометью бросился к ребятам.
   Но Лебедев не зря предупреждал о коварстве и непредсказуемости болот. Не успел я перебежать дощатый мостик, перекинутый между островками, как нарвался на стаю из пяти плотей. Правда, двух неприцельных выстрелов из обреза хватило, чтобы эти мутировавшие свиньи разбежались, однако было ясно, что двигаться нужно предельно осторожно. Перезарядив обрез и держа его на изготовку, где-то через полкилометра я увидел ребят, прятавшихся за камнями. По поляне металось стадо давних знакомых - десяток матерых кабанов искали жертву и готовы были порвать любого.
   "Елки-моталки, где тебя носит, когда нужна помощь!?" Грубость собеседника была простительна, учитывая, что за камнями прятались пятеро парней, а труп шестого сейчас рвали клыками кабаны. "Спасибо, что пришел. Я Фима-Дачник, а это", - Фима махнул рукой в сторону затаившихся ребят, - "Савва-Изгой, Макс-Везунчик, Федя-Знахарь и Петька-Вождь. Ну, теперь мы им покажем!" Мы с Фимой одновременно всадили из двух стволов в бочины мимо пробегающих кабанов и на двух противников у нас стало меньше. Это послужило сигналом к общей атаке. Ребята отстреливали кабанов из-за камней, как в тире. Но Зона не забыла напомнить, что мы не на пикнике. Внезапно один из кабанов перепрыгнул через укрытие, где прятались Федя-Знахарь и Петька-Вождь и напал на ребят. Когда мы подстрелили последнего кабана на поляне и бросились к ребятам, было уже поздно. Рядом с издохшим кабаном, буквально нашпигованным пулями и дробью, застыли изорванные трупы ребят. "Как мы их раскромсали, а?..", - подошедший парень, увидев мертвых товарищей, запнулся на полуслове и молча стянул с головы капюшон. "Спасибо за помощь", - глухо произнес Фима-Дачник, пожимая мне руку. "Шрам", - представился я. Мы, сняв капюшоны, минутой молчания почтили память погибших ребят. "Простите, ребята, но меня ждут на Рыбацком Хуторе и мне надо спешить", - я, пожав всем руки, сориентировался по ПДА и "волчьей походкой" - сто шагов бегом, сто - ходьбой - двинулся к указанной в ПДА точке.
   На подходе к Рыбацкому Хутору велась ожесточенная перестрелка. Нападавшие в черных куртках и повязках на лицах, ведя плотный огонь, потихоньку приближались к хутору. Зайдя противнику за спину, я из обоих стволов завалил двух ближайших ко мне. "Ренегаты", - прочитал я на рукаве одного из убитых, обшаривая его карманы и перекладывая себе найденные патроны и аптечку. Неожиданно рядом прозвучал выстрел и острая боль пронзила мое левое плечо. Бросив обрез и выхватив ПМ, я всадил всю обойму в незаметно подкравшегося ренегатовца. Между тем перестрелка у Рыбацкого Хутора стихала. Мое своевременное вмешательство дало защитникам хутора преимущество и они успешно добили остатки нападавших. "Ф-фу-у... еще одну атаку отбили". Незнакомый паренек присел возле меня и, разорвав перевязочный пакет, начал умело накладывать повязку. "Ничего страшного, кость не задета, пуля прошла навылет - так что заживет, как на пси-собаке", - весело подмигнул мне паренек. "Я Егорка-Горец. А ты, наверное, наемник - Шрам - о котором нам Лебедев говорил?" Я согласно кивнул. "Спасибо, наемник, без тебя бы..." Егорка сокрушенно покачал головой. "Ну ничего! Хорошо, что пришел! Теперь пусть только сунутся...". При этом Егорка дружески хлопнул меня по раненому плечу. Я скривился и зашипел от боли. Егорка смущенно улыбнулся: "Извини, забыл.... Ты заходи к нам на базу при случае - с нас гостинец причитается". Поблагодарив Егорку, я, проверив и поправив снаряжение, направился вглубь хутора.
   Хутором четыре покосившихся барака, выстроенных буквой "П", два из которых были без крыши, да дырявый дощатый забор с сорванными воротами было назвать тяжело. Но главную достопримечательность Рыбацкого Хутора я увидел в самой его глубине. Это был колодец, в котором можно было набрать подземной, не зараженной радиацией и химией, условно чистой воды. Теперь стало понятно, почему "Чистое небо" так яростно старалось удержать Рыбацкий Хутор под своим контролем. У колодца, облокотившись о дощатый сруб, смаковал водицу из фляги паренек, чем-то неуловимо похожий на Ивана-Тропника. Я подошел поближе, стараясь не шуметь, однако направленный на меня ствол и стальные глаза его обладателя заставили остановиться и показать безоружные руки.
   "Минуту назад благодать, никого не видать... и тут - здрасьте! - ты притаскиваешься. Очень я, понимаешь, рад этому факту! Чего тебе?" "Я Шрам, Ваш новый коллега", - я указал на повязку "Чистого неба" у себя на рукаве. Паренек убрал ствол и протянул руку: "Никита-Штуцер, проводник". "Куда ты можешь меня отвести?", - спросил я, отвечая на рукопожатие. "Ну, на нашу базу могу. Только ты бы пообщался сначала с командиром", - Никита кивнул на мужика у барака без крыши, - "ребятам твоя помощь еще ой как нужна". Решив, что долги Лебедеву и "Чистому небу" нужно отдавать до конца, я направился к указанному Никитой мужику. "Я тебя слушаю", - закинув двустволку на плечо, мужик внимательно посмотрел на меня. "Я Шрам", - представился я, - "Лебедев просил Вам помочь. Чем могу быть полезен?" "Можешь", - улыбнулся мужик, протягивая руку, - "я Петя-Икар. Сейчас отправляются отряды освободить насосную станцию, которая очищает и подает на нашу базу воду; и старую церковь - очень удобный наблюдательный пост. Да и ребят наших, что полегли", - Петя снял с головы капюшон, поминая павших, - "хотелось бы похоронить по-человечески. Да, по пути к церкви нужно расчистить дорогу к смотровой вышке - с нее "Ренегаты" все наши перемещения отслеживают. Так что", - Петя-Икар развел руками, - "помоги, где и чем сможешь".
   Я задумался. Без воды, как говорится, ни туды и ни сюды, а наблюдения можно и из камышей вести. Рассудив так, я поудобнее перехватил пистолет и, сориентировавшись по ПДА, отправился с группой бойцов "Чистого неба" к насосной станции. Левая рука, несмотря на перевязку и обезболивающий укол из аптечки, слушалась еще плохо, поэтому обрез я засунул в рюкзак так, чтобы рукоятка торчала над левым плечом. Издалека услышав шум насосов, я пригнулся и, стараясь не шуметь, начал приближаться к насосной станции. Подобравшись к навесу, в котором хранилось топливо для насосных двигателей и ящики с инструментами, я вдруг услышал хрюканье и прямо на меня из зарослей камыша выскочил здоровенный кабан! Мчась на меня, кабан зацепил ящик с инструментами, разломав его в щепки и слегка притормозив. Эта задержка спасла мне жизнь. Бросив пистолет и выхватив из рюкзака обрез, я из обеих стволов всадил кабану между глаз и откатился в сторону. Кабан дернулся и затих, однако я выдал себя и "Ренегаты" на насосной станции успели подготовиться. "Черт, нас засекли!" Командир группы оценил обстановку и скомандовал: "Все в атаку!". Бросив разряженный обрез и подхватив ПМ, я ринулся по дощатым мосткам прямо на насосную станцию, и....
   Наверное, Зона любит смелых. Сам бой был скоротечным и я мало что запомнил. Лишь успевал менять обоймы в пистолете да уклоняться от вражеских выстрелов. Когда горячка боя спала, ко мне подошел командир группы: "Спасибо за помощь!". Крепкое рукопожатие командира говорило о его уважении. "О, старый знакомый! Снова ты нас выручаешь!" Фима-Дачник еще раз крепко пожал мне руку. "При случае заглядывай: будем очень рады. Да, и еще", - Фима достал из рюкзака и вручил мне новенький пистолет-пулемет "Гадюка-5", - "здесь, на станции, на столе нашел. Правда, без патронов, но будешь на базе - сходи к Новикову, он тебе его под пистолетный патрон переделает". Поблагодарив Фиму и спрятав подарок в рюкзак, я поинтересовался дальнейшими заданиями. Фима-Дачник достал рацию: "Прием, база! Это насосная станция - мы их сделали. Ура!" Дружное "Ура!" бойцов Фимы сняло напряжение боя и ребята начали расходиться по насосной, занимая удобные для обороны позиции. "Поздравляю, бойцы!", - в голосе Лебедева, доносящегося из рации, чувствовались радостные нотки, - "Мы хорошо укрепили свои позиции на болотах и теперь сможем дать настоящий отпор всем, кто к нам сунется! Следующая наша цель - главная база "Ренегатов"! Она расположена на механизаторском дворе и я прошу все отряды направиться туда и надрать им задницы!" Дружное "Ура!" подтвердило обоюдность желаний бойцов и руководства "Чистого неба".
   Наскоро перекусив банкой тушенки "Завтрак туриста" и пополнив запас патронов, я по мосткам, перекинутым от насосной станции к проходу между топями, поспешил к точке, указанной в ПДА, как место сбора для атаки на механизаторский двор. В точке сбора меня уже ждали. Парень в камуфляже и противогазе, присев за большим валуном, оценивал расстановку сил. "Всем рассредоточиться. Наемник, мы готовы вступить в бой по твоему сигналу". Я кивнул и, вынув бинокль, осмотрел механизаторский двор. Он представлял собой кирпичный ремонтный цех, выстроенный в виде буквы "Г", а также навес для техники и отдельное строение, вероятно, бывший склад. Прямо передо мной на опорах стояла бочка то ли для воды, толи для бензина и за ней маячили фигуры часовых-ренегатов. "Да ты что, издеваешься? Сигнала ждем!" Приглушенный противогазом голос не скрывал злости и нетерпения говорящего. В руках он нервно сжимал "Гадюку" - такой же пистолет-пулемет, как мне подарил Фима. Я перезарядил обрез и, подобравшись за бочкой почти впритык к часовым, выпалил в ближайшего из обоих стволов и опрометью спрятался обратно за бочку, перезаряжая оружие. Что тут началось! Очереди из "Гадюк" бойцов "Чистого неба" перемешались с беспорядочной ружейной и пистолетной пальбой "Ренегатов". Хотя бойцов "Чистого неба" со мной было всего пятеро, а "Ренегатов" около десятка, слаженность команды сделала свое дело. Когда последний из противников был уничтожен, лидер группы с облегчением вздохнул и доложил по рации: "Это Гоша-Свирепый. Мы захватили логово ренегатов! Правда, у нас есть потери. Полегли Дима-Барабашка и Влад-Кобра". Помолчав минуту и почтив память погибших, Гоша продолжил: "Теперь дело за малым: установить контроль над тропами, ведущими на Болота".
   Отключив рацию, ребята присели отдохнуть, когда вдруг у одного из "ренегатов" в кармане пискнула рация: "Але, пацаны! Мы тут в непонятках, вы где вообще?" Мы с Гошей молча переглянулись. "Пацаны, это мы! Вы че там, посцать ушли или че? Эй, я не понял, трубу вообще возьмут, или как?" Я уже протянул руку, чтобы ответить в рацию пару ласковых, но Гоша жестом остановил меня, призывая слушать дальше. Рация вновь пискнула, переключаясь на новый канал: "Пацаны, блин, шифруются! Надо, короче, мотнуться на место, позырить, че там". "Не хоботись, бугор! Гавно вопрос, ща пробьем!" "Не расслабляться! Судя по всему стоит ждать гостей", - перезаряжая оружие, Гоша внимательно посмотрел на меня. В ответ я лишь взвел курки на обрезе. "Так, сидим, ждем. Не высовываться!" "И следите внимательно! Может, они подкрадываются прямо сейчас!", - добавил я, но напоминание не потребовалось. Гоша был опытным командиром и людей расставил грамотно. Пяток подошедших бандитов был зажат в клещи между сваленными асбестовыми трубами и перевернутым остовом трактора и полностью уничтожены нашей тройкой.
   После перестрелки, перевязав раны, Гоша подошел ко мне и крепко пожал руку: "Спасибо наемник. Без тебя нам бы крышка. При случае загляни на нашу базу - там тебя отблагодарят". Я, ответив на рукопожатие, решил последовать мудрому совету и подошел к давешнему пареньку в противогазе: "Привет, боец. Я Шрам, наемник. Ты, что ли, проводник?" "Ну ничего себе!", - делано возмутился паренек, пожимая мне руку, - "я Савва-Мишень. Мы, понимаешь, лагерь охраняем: враг-то недалеко! А ты тут с вопросами!" "Ладно, не ерепенься", - усмехнулся я, - "скажи лучше, куда ты можешь меня отвести?" "Да есть пару мест. Например, на Рыбацкий Хутор, или на Руины Деревни, Сгоревший Хутор, Южный Хутор. Ну и на базу "Чистого неба", разумеется. Только ты учти, я вожу только туда, куда знаю безопасную дорогу. И оплату беру за расстояние с того, кто не наш. Так что ...". Увидев повязку "Чистого неба" у меня на рукаве, Савва поперхнулся и тихонько спросил: "Так куда надо?". "На базу "Чистого неба", - ответил я и сев в коляску захваченного у "Ренегатов" мотоцикла, покорно позволил завязать себе глаза. По дороге меня сморило, поэтому, открыв глаза, я увидел, что мы уже на базе "Чистого неба".
   Потянувшись, я вылез из коляски и отправился к торговцу. Суслов встретил меня, как старого знакомого. "Есть что-то для меня?", - спросил я за разговором. "Да", - спохватился торговец, - "ты хорошо помог нам. Вот твоя награда". Передо мной легли три пачки забандероленых десяток и бронежилет ЧН-1. "И еще", - Суслов хитро подмигнул, - "зная твое желание отблагодарить Новикова, я припас для тебя это". Торговец выложил на стойку рядом с деньгами флешку. "Здесь данные о модификации ствола для пистолетов-пулеметов. Новикову наверняка понравится". Поблагодарив торговца, я сгреб деньги и флешку в рюкзак и натянул броник. "А как насчет поторговать?", - поинтересовался Суслов. Я, натянув новенький бронник и порывшись в рюкзаке, сбросил ему свою старую куртку плюс лишнюю амуницию, собранную с убитых ренегатов, и отправился к технику.
   "Что у тебя там?", - спросил при входе Новиков, видя, что я полез в рюкзак. "Я нашел еще одну информацию об усовершенствовании, которое ты искал". "Спасибо за помощь. Вот, возьми, не побрезгуй". Новиков выложил на стол пачку денег, на вид чуть больше тысячи. Я не стал отказываться и, взяв деньги, собрался уходить. "Постой, наемник. Будь другом, найди информацию о дульном тормозе для пистолетов-пулеметов. Я тогда для "Гадюк", что у ребят, такой апгрейд сделаю - закачаешься! Ну и тебя, само собой, не забуду". Я кивнул и выйдя из хибары Новикова взглянул на информацию, которую мне скинул Шустрый. По карте выходило недалеко, где-то между насосной станцией, старой церковью и Рыбацким Хутором.
   Попросив Ивана-Тропника вывести меня на Рыбацкий Хутор, я еще раз сориентировался по ПДА и легкой трусцой отправился к указанной отметке. Свернув за смотровой вышкой вправо, я по еле заметной тропке вскоре вышел к болотцу, указанному, как ориентир. Вокруг болота в неестественных позах лежало шестеро трупов, все с опознавательными знаками "Чистого неба". Осторожно приблизившись, обыскав всех и найдя в рюкзаке одного искомую флешку, я собрался тихонько ретироваться. Громкое хрюканье и внезапный треск ломаемого камыша объяснили причину гибели ребят. Стадо кабанов из трех здоровенных особей приближалось, как локомотив, грозя растоптать меня на месте. Забросив "Гадюку" на плечо, я выхватил из-за спины верный обрез и, выстрелив в упор в ближайшего из кабанов, бросился наутек. На холме недалеко от болотца росла чаща каких-то чахлых деревьев и густого колючего кустарника, куда я и вломился, запыхавшись от бега. Кабаны покружили вокруг, но в чащу не полезли, и я, разодрав куртку и ободравшись до крови, вылез с другой стороны рощи и что было духу припустил к рыбацкой деревушке.
   К счастью, больше на меня никто не напал и, перевязав раны и обозначив ребятам на Рыбацком Хуторе место, где погибли их товарищи, попросил Никиту таки отвести меня на базу "Чистого неба", несмотря на усталость. Никита нехотя согласился, но бурчал всю дорогу до базы, не забыв, правда, завязать мне перед приходом глаза и сняв повязку уже непосредственно на базе. Ушел он, даже не попрощавшись. Я пожал плечами и понес Новикову недостающую информацию.
   "Ну что ж", - просмотрев информацию, техник довольно потирал руки, - "это то что надо! Ну и я, само собой, свое слово сдержу. Оставь здесь свою "Гадюку" и погуляй немного, а я тебя, как модернизацию закончу, позову. Да и броньку тоже оставь - подлатаю". Достав из рюкзака колбасу, батон и напиток, я направился к ближайшему костру отдохнуть и перекусить. Ребята как раз рассказывали анекдоты и взрывы смеха разносились на всю базу.
   Я присел в круг и познакомился с парнями. "А как вам такое", - предложил свой анекдот Валера-Хромой. "Идет, значит-ца, молодой сталкер по Зоне. Тут бац - рощица! И не маленькая, а на карте ее нет. Ну зеленый туда-сюда, как быть: и соваться стремно, и как лучше обходить неизвестно. Тут глянь - мужик какой-то неподалеку маячит; и не на долговца, ни на наемника не похож. Обрадовался, значит-ца, молодой и к нему - так мол и так, не подскажете, как бы мне рощу эту получше обойти. Тот ему и говорит: "Мне тоже в ту сторону - пошли вместе". Идут они себе - хорошо, спокойно идут. Молодому скучно стало - он и начинает подлизываться: "Вот как здорово быть тертым сталкером - не шугаться от каждого шороха, оружия не таскать много!" У мужика того и правда ствола видно не было. Ну тот, стало быть, начинает ржать: "Да кого тут вообще бояться?" "Как кого?", - удивляется молодой, - "ну, это, монстров всяких. Контролеры одни чего стоят!" Мужик так помолчал и говорит обиженно: "Дурак ты! Если б сказал зомби или кровосос - но нас то - контролеров! - за что монстрами обзывать?"
   Дружный смех снова разнесся по базе. "А вот еще анекдот", - вызвался Артем-Врач. "Ушел на покой старый сталкер. Сидит себе у камина с ручной собачкой и читает: "В греческой и римской мифологии Цербер - чудовищный трехглавый пес со змеиным хвостом, охраняющий вход в подземное царство". И тут пес: "Гав!" Сталкер всполошился, за стволом сразу полез - а кругом все тихо! Он собаке: "Ты чего, дружек?" А тот: "Гав! Гав! Гавно ваша мифология!" Под веселый смех по кругу пошла бутылка водки "Казаки". Закусывали, в основном, хлебом и колбасой - тушенку берегли в поход.
   "Вот такое знает кто?", - спросил Мишка-Хирург, присоединяясь к нашему костру. "Старый и молодой "долговцы" идут по Зоне. Вдруг старый останавливается и шепотом говорит молодому: "Тихонько иди вон к тому дереву!" Головастик на цыпочках, пополз, аж вспотел. Дошел и руками показывает, мол, дальше-то что делать? А бывалый как завопит радостно: "Вот, я же говорил - брешут! Брешут, что тут аномалия!" Компания снова посмеялась. "Я тут вспомнил вот", - решил я подключиться к общему веселью. "Как-то раз сидим мы с мужиками в засаде. К вечеру ветер поднялся - посвистывает, завывает, холодно, трясемся все, а пустой живот бурчит, что твоя теща. И тут кто-то меня за плечо осторожненько так трогает. Я оборачиваюсь - а там кровосос! Ну да я не растерялся - как заору, как прыгну на него - и давай ему глаза замазывать. Спрашиваете, чем кровососу глаза замазать можно? Как увидите кровососа в двух шагах - узнаете, чем. Само найдется!"
   Гогот стоял такой, что с верхушек деревьев слетели вороны, ждущие объедков, а к костру стали подтягиваться другие бойцы "Чистого неба". Один из них, Виталик-Коматозник, рассказал такой анекдот. "Идет новичок по Зоне. Замечтался, оврага не заметил - и как покатится под откос. А внизу "мясорубка"! Ну сталкер думает: "Прощай, мама". И тут его кто-то за шиворот - цап! Смотрит - это зомби его схватил и тянет теперь куда-то. Сталкер его и спрашивает: "Зомби, это, спасибо, что от "мясорубки" спас. А куда ты меня тащишь?" А зомби ему: "Контролер свежее мясо любит - фарш не любит. А еде разговаривать нельзя!" Один из сидящих возле костра в этот момент поперхнулся бутербродом, чем вызвал еще большее веселье. "Еще послушайте", - пошел на второй круг Валера-Хромой. "Появился, значит-ца, в Зоне Черный Сталкер. К лагерю ночью повадился приходить и там сует руку в палатку и говорит жалобно: "Водички! Попить!" А если не дашь хлебнуть из фляжки или наружу полезешь - пришибет! Раз мужик один решил пошутить. Вылез из палатки, надел черную кожаную перчатку и полез к соседям в палатку. Полез, значит-ца, и попрошайничает жалобно: "Водички! Водички попить!" А тут из палатки навстречу ему высовывается рука и за горло его - цап! И такой сиплый голосок спрашивает тихонько: "А тебе моя водичка зачем нужна?"
   Валера громко засмеялся, но его никто не поддержал. Наоборот, присевшие было караульные, взяв оружие наперевес, продолжили обход периметра, зорко вглядываясь в наступающие сумерки. Веселье у костра как-то затихло и разговор перешел на более серьезные темы. "Эх", - вздохнул кто-то из ребят, - "крути - не крути, маракуй - не маракуй, а все равно выйдет ... так, как командир прикажет. Ну или как Зона решит". "А вот интересно", - подхватил разговор Гена-Танцор, самый, пожалуй, молодой из всех виденных мной бойцов "Чистого неба", - "как оно все в Зоне устроено? Начальство умное - все разобраться хочет. А мое дело маленькое - с автоматом по болотам бегать". "А мне бы подучиться", - воскликнул Мишка-Хирург, - "я б тоже, вот, исследованиями бы всякими занимался, то да се, в таком вот скафандре крутом тоже ходил бы, смысл в существовании Зоны искал бы ...". "Смысл, смысл", - оборвал парня Валера-Хромой, - "лично я, значит-ца, над смыслом особо не задумываюсь. Есть поставленная задача, платят нормально - вот тебе и смысл с мотивацией!" На этом разговор как-то сам собой угас, кто-то достал гитару и над костром понеслись негромкие переборы "цыганочки".
   Поскольку вечерело, а путь предстоял неблизкий, я отправился к Новикову за обещанным снаряжением. "Ты как раз вовремя", - заметил чумазый от оружейного масла, но довольный техник, - "держи свой апгрейд". Пистолет-пулемет выглядел, мягко говоря, несколько необычно. "Дай объясню", - принялся загибать пальцы Новиков. "Во первых, я провел модификацию затвора. Его точная подгонка уменьшает разброс пуль при стрельбе, что на 40% увеличивает точность. Во вторых - модификация ствола: установлена насадка, увеличивающая длину ствола и, как следствие, начальную скорость пули. В третьих - модификация газового поршня. За счет снижения его массы я на 30% уменьшил отдачу, хотя это и снизило темп стрельбы. Кроме того, я установил магазин повышенной емкости - теперь не на тридцать, а на сорок пять патронов. И еще", - Новиков хитро улыбнулся, - "проблемы с патронами для тебя больше нет - я заменил ствол и сделал подгонку всех деталей под пистолетный патрон!"
   Я восхищенно поцокал языком, вертя в руках небольшое, но теперь такое грозное оружие. "Мастерская работа", - похвалил я умельца и спохватился, - "а сколько я тебе должен за работу?" Новиков заглянул в свои расчеты: "Так, четыре простых модификаций по семьсот пятьдесят, одна усиленная за штуку с лишним и за переделку под калибр "9х18" тысячи полторы. Итого с тебя пять с половиной штук". Названная сумма меня целиком устраивала и я с благодарностью рассчитался.
   "Это еще не все", - добродушно усмехнулся Новиков, - "я еще и бронежилет твой переделал. Вот смотри: особая пропитка брезентовой части добавила по 20% к термо- и электрозащите, а особые крепления жилета и рюкзака позволят тебе с комфортом переносить больший вес - аж на пятнадцать кг!" Я уважительно присвистнул. "Далее", - продолжал Новиков, - "за счет двухслойности на 50% увеличена прочность бронежилета, а синтетические уплотнители вполовину увеличивают защищенность. Ну и ПНВ тебе не помешает", - добавил техник, кладя прибор ночного видения на стол. "Да, чуть не забыл", - спохватился он, - "у тебя теперь на костюме вшиты не один, а три контейнера для артефактов". "Спасибо, дружище", - я с благодарностью пожал поистине "золотую" руку техника, однако не забыл спросить: "Сколько?" Новиков еще раз заглянул в расчеты и забормотал: "шесть простых модификаций по две штуки и два усовершенствования штуки по три с половиной. Итого девятнадцать штук". Суммы, полученной в награду и вырученной за сданную амуницию и артефакты, хватало, и я, не колеблясь расплатился.
   Одев новенькую бронь и вооружившись, я почувствовал себя готовым продолжить путь. Долги "Чистому небу" я отдал, Новикову - тоже, поэтому я, несмотря на поздний вечер, попросил Ивана-Тропника вывести меня на Южный Хутор, где, как говорил Лебедев, ждал проводник, который выведет меня на Кордон, к Сидоровичу.
   На Южном Хуторе, расспросив ребят, я подошел к накачанному мужику в плаще и с автоматом. "Здорово. Я Шрам. Ты проводник?" "А ты тот самый наемник? Да, славно ты нашим ребятам помог, уважаю! Я уж и забыл, как это - спокойно по Болотам ходить.... Ну, спокойно, как для топей на краю Зоны", - поправился провожатый. "Ладно, не о том разговор. Я Славик, прозвище - Спортсмен. Куда потопаем?" "На Кордон проведешь?", - спросил я, привычно протягивая руку за шарфом. "Тут уж без повязок обойдемся", - усмехнулся Спортсмен. "Если в топь вляпаешься, с открытыми глазами помирать всяко веселей. Ладно, шучу я. Гляди в оба и запоминай, как по болотам ходить надо. В следующий раз тебе через топи самому ползти. Ну что, потопали?" "Погоди", - придержал я проводника, - "вот, передашь Лебедеву". Я снял с рукава повязку с эмблемой "Чистого неба" и отдал Славику. Он молча махнул рукой, призывая следовать за собой.
   Выйдя за пределы Южного Хутора, через брешь в ограждении мы попали в старый тоннель, заросший мхом и кустарником. Славик молча махнул рукой на прощание, зато ожила, пискнув, рация. "Давненько я никого не видел со стороны Болот", - чуть хрипловатый, но уверенный голос мог принадлежать только торговцу. Тем временем Сидорович продолжал: "Ты вышел прямо под блокпост военных. От них сталкеру только пуля светит, так что поосторожней там". Рация, пискнув, умолкла. Осторожно подобравшись к выходу и раздвинув кусты, я выглянул из туннеля.
   Слева тянулась полоса ограждения, доходящая до асфальтной дороги, а справа находился блокпост военных, о котором говорил Сидорович. В этот момент на блокпосту включилась система оповещения. "Внимание! Любая попытка проникновения на охраняемую территорию будет пресекаться всеми доступными средствами. Патрули имеют право стрелять без предупреждения. Внимание! Вы находитесь возле охраняемого периметра зоны экологического бедствия. Незаконное пересечение периметра влечет за собой уголовную ответственность. Служба безопасности Украины призывает к сотрудничеству всех добропорядочных и сознательных граждан. Докладывайте нам о всех известных вам случаях сталкерства. Только с вашей помощью мы сможем победить это уродливое явление. Не давайте возможности мародерам укрываться за Вашими спинами. Они несут из Зоны радиоактивные, слабо изученные и представляющие большую опасность для жизни и здоровья людей предметы. Не подвергайте опасности свою жизнь и жизнь ваших близких ради сомнительной выгоды. Граждане! Зона смертельно опасна! Мы защищаем не Зону от вас, а вас - от Зоны. Не подвергайте опасности свои жизни - не пытайтесь проникнуть на охраняемую территорию".
   Запись закончилась и громкоговоритель выключился. Поглубже вдохнув, я взял ноги в руки и, надеясь, что в сумерках меня не заметят, рванул вдоль ограждения к дороге. Не тут-то было! "Обнаружен сталкер! Огонь!" Раздался низкий и протяжный вой сирены. Если я и ожидал чего-то подобного, то уж никак не ожидал, что после этого застучит крупнокалиберный пулемет! Судя по звуку выстрелов, пулемет стоял на левом углу блокпоста. "Если такой же пулемет и справа - мне конец", - подумал я, максимально ускоряясь и буквально перелетев через асфальтовую дорогу, ведущую от блокпоста вглубь Зоны. Но сегодня Зона была со мной. Справа пулемета не оказалось и крупнокалиберная очередь, выбив на асфальте воронки, прекратилась. Ну а от автоматных очередей растерявшихся вояк я ушел, нырнув в кусты слева, и опрометью бросился прочь. Пули еще некоторое время утюжили верхушки кустов, а затем все затихло. Я отдышался и вдруг подскочил, как ужаленный, когда в кармане пискнула рация и знакомый хриплый голос уважительно воскликнул: "Неужто ушел от вояк? Вот везучий, чертяка!.. Нутром чую, неспроста ты сюда забрел. Ты это... если будешь проходить мимо моей лачуги - заходи - пообщаемся". Рация снова умолкла. Выключать ее после памятного случая с выбросом я не стал; вместо этого включил ПДА и попробовал сориентироваться. По всему выходило, что лачуга Сидоровича находится в лесу, за небольшой деревенькой по курсу слева. Почему торговец предпочитал жить в лесу, а не в деревне? Я лишь мысленно пожал плечами и отправился на назначенное мне рандеву.
   Однако же я жестоко ошибся. "Лачуга" Сидоровича представляла собой целый подземный бункер, стальную дверь в который можно было взорвать только бомбой. Я уважительно присвистнул и нажал условную комбинацию клавиш на вмонтированном возле двери пульте. Дверь со скрипом отворилась, а пропустив меня вовнутрь - захлопнулась. Пройдя вперед, за рядами металлических шкафчиков, больше похожих на сейфы, я увидел лысоватого престарелого мужчину, сидящего в отгороженной решеткой складской половине бункера и набирающего на клавиатуре какие-то команды. Однако, встретившись с цепким и хитрым взглядом торговца, я понял, что его внешний вид ой как обманчив.
   "Ну что, поговорим о деле?", - без предисловий начал Сидорович, поглаживая лысину. "Я Шрам", - протянув руку для приветствия, представился я. "Привет, наемник", - не пожав предложенную руку, торговец ограничился кивком. "Меня Сидоровичем кличут. Рассказывай, каким ветром тебя сюда занесло". "Говорят, у тебя недавно сталкер был, интересовался редкими деталями. Припоминаешь?" "Гм... да у меня за день столько сталкеров бывает, всех и не упомнишь.... С какой радости мне голову ради тебя напрягать?" Торговец даже не пытался скрыть ехидства. Прекрасно зная такой тип людей, я напрямую спросил: "Что могло бы освежить твою память?" "О-о, деловой разговор пошел", - радостно потер руки Сидорович, - "это другое дело! Слушай сюда. Я тут не первый день торчу, много с кем дела веду, заказы выполняю разные и слову моему верят. Проблема у меня возникла с последним заказом". Сидорович нервно помассировал затылок, как бы проверяя, на месте ли голова. "Заказчик серьезный, а хабар", - торговец со значением поднял вверх указательный палец, - "и того серьезней. До времени все шло путем: сталкеры что надо в Зоне нашли, а вояки должны были проход через Кордон обеспечить. Только вышла у них размолвка, да такая, что вся округа на ушах стоит". Сидорович горестно вздохнул и продолжил: "Теперь расклад такой: сталкеры с военными на ножах, а где мой хабар - тайна, покрытая мраком. Меня это никак не устраивает - заказ выполнять нужно. Давай так: ты мне поможешь кейс с хабаром вернуть, а я рассказываю про твоего сталкера в деталях. Идет?" "Да. Что конкретно нужно сделать?" "Дуй к сталкерам. Эти робингуды", - Сидорович невесело усмехнулся, - "за насыпью что-то вроде базы организовали и держат под замком Халецкого - так зовут командира местных вояк. Разбирайся со сталкерами как хочешь - разрешаю все - но чтобы кейс с хабаром был у меня". Сидорович с силой стукнул по столу так, что клавиатура подскочила. "Договорились". Развернувшись, я направился к выходу. "Попробуй для начала пообщаться с Валерьяном", - в спину добавил Сидорович, - "он у них главный. Я им скажу, что ты от меня подойдешь". Наверное торговец нажал какую-то кнопку, потому что с моим приближением дверь самостоятельно открылась. "Про кейс не забудь", - реплика Сидоровича глухо прозвучала из-за закрывающейся двери бункера.
   Выйдя от Сидоровича и сориентировавшись по ПДА, я трусцой направился к базе сталкеров. Двигаться лучше всего было по шоссе, что я и сделал, однако соблюдая меры предосторожности. На мосту, за остовом старенькой "Волги", кружили пыль и листья две небольшие "карусели". Осторожно обойдя одну слева, а другую справа, я двинулся дальше, но внезапно пискнувшая рация заставила остановиться. "На помощь! Вояки нашего брата-сталкера возле автобусной остановки бьют!" Сориентировавшись по ПДА, что это сразу за мостом и подумав, что помощь сталкерам будет не лишней, учитывая предстоящий разговор с их лидером, я изо всех сил припустил на выручку. Насквозь пробежав отчаянно фонящий участок в конце моста я увидел, как четверо парней в военной форме зажали пятерых сталкеров и поливают их автоматным огнем из-за стройматериалов, складированных напротив остановки. Бросив за стройматериалы пару гранат, я на деле испробовал улучшенную Новиковым "Гадюку". Пистолет, а вернее, даже, автомат был что надо! Конечно, пистолетная пуля слабо пробивала бронники военных, но очередь из 45 пуль делала эту задачу вполне выполнимой....
   Уничтожив противников и наскоро собрав амуницию, я побежал дальше. Под железнодорожным мостом, на проходе через насыпь, дежурил отряд сталкеров, с тревогой прислушивающийся к недавней перестрелке. Выслушав рассказ о драке с военными, сталкеры заулыбались и объяснили, как лучше найти Валерьяна, добавив на прощание: "Шевелись давай, на базе тебя уже ждут".
   База сталкеров оказалась прямо за насыпью и представляла собой брошенную ферму, выстроенную буквой "П": со всех сторон глухие стены, а вход перегорожен колючкой и стареньким грузовиком со спущенными колесами. "Основательно обосновались", - уважительно подумал я и, обойдя лежащий на боку остов "Волги", служащий чем-то вроде ворот, направился в левую половину фермы.
   "Да уж заждались тебя! Дуй к главному, быстро!" Отворив калитку, неулыбчивый паренек с нашивкой клана "Сталкеры" на рукаве - знаком радиационной опасности - махнул рукой, указывая направление. Зайдя в полутемный барак, я остановился, ожидая, пока глаза адаптируются к рассеянному свету, и осмотрелся. Источником света являлся большой костер, разложенный в просторной комнате справа. Разобранная кирпичная перегородка объединяла две небольшие комнаты в один большой зал, где, по-видимому, сталкеры отдыхали и проводили свой досуг. Разложенные на полу и свернутые матрасы под стеной, радиоприемник на тумбочке и незаконченная партия в нарды на колченогом столике косвенно подтверждали мое предположение. Сталкеры в комнате отсутствовали. Вероятнее всего, все свободные от вахты сталкеры были сейчас во дворе, где на огромном вертеле жарилась обезглавленная и выпотрошенная туша кабана, распространяя умопомрачительные запахи по всей базе. Слева виднелся чей-то силуэт. Туда я и направился, минуя стеллажи и двухъярусные пружинные кровати, установленные вдоль стен барака слева и справа.
   В конце барака в отгороженном железными листами помещении было оборудовано что-то типа рабочего кабинета: лежанка, письменный стол с настольной лампой и множество ящиков из-под оружия. Посреди комнаты стоял немолодой чернявый мужчина. Сложив руки за спину и смешно шевеля усами, он задумчиво произнес: "Здорово, наемник. Нечасто вас на Кордоне встретишь.... С чем пожаловал?" "Я от Сидоровича. Зовут Шрамом", - протягивая руку, привычно представился я. "От Сидоровича, говоришь?", - с заметным интересом в глазах и потеплением в голосе спросил незнакомец и представился: "Я Отец Валерьян, командир свободных сталкеров".
   Присев на пустые оружейные ящики, Отец Валерьян ввел меня в курс дела. "Расскажу тебе все по порядку. Про командира военных, Халецкого, уже в курсе? Нет?! Тогда слушай. Работали мы с военными: они обеспечивали транзит грузов через блокпост и помогали с информацией. Мы им за это платили отступные. Потом выяснилось, что Халецкий, скотина, работал не только с нами, но и бандитам информацию сбрасывал. Под конец до того обнаглел, что двоих наших продал в рабство на Свалку. Тут у нас последнее терпение и лопнуло". "И вы напали на военных?", - больше утверждая, чем спрашивая, поинтересовался я. "Да, спороли горячку", - слегка потупив взгляд, покаянно кивнул Отец Валерьян. "Вот теперь никак не придумаем, что делать. Командир военных сейчас у нас в заложниках - как гарантия того, что военные не накроют нас с вертолетов. Только, получается, убить не можем, но и отпустить тоже никак. Да и этот", - Отец Валерьян со злостью сплюнул на пол, - "сволочь хитрая! Чувствует, что нужен нам живой, на уступки не идет. А ведь только он знает, где спрятан нужный хабар. Если мы этот хабар Сидоровичу не доставим, Сидорович с нами больше никаких дел вести не будет. Эх", - Отец Валерьян с силой стукнул кулаком по раскрытой ладони и с надеждой взглянул на меня: "Только б нам удалось сломать вояку и узнать, где спрятан хабар! Это решило бы дело!"
   Я неопределенно пожал плечами: "Пойду потолкую с командиром. Может, расколется, где кейс с хабаром спрятал". Отец Валерьян кивнул и объяснил, что Халецкого держат в другом крыле базы. Перейдя в другое здание, я чуть не столкнулся с приземистым сталкером, направлявшемуся к столу с верстаком и большой военной рацией. "Что-то починить требуется?", - спросил он меня, присаживаясь на низенький табурет. "А ты можешь?", - удивленно поинтересовался я. "Я Фургон, местный техник", - представился коренастый. "А я Шрам, наемник. Расскажи мне о себе", - заинтересованно, попросил я, представившись. "Да что рассказывать", - Фургон неопределенно пожал плечами, - "я независимость очень ценю, потому всегда был сам по себе и только на себя работал. Но когда услыхал, что стакеры военных потеснили и свою базу организовали, сразу сюда пришел. Я, знаешь, со многими в Зоне пересекался, но как по мне, то сталкеры - самое оно. Ну как бы сказать...". Фургон помялся, задумался, а затем выдал: "Нормальные они, понимаешь? Без этих дурацких заморочек с кодексами, правилами, как оно есть в других группировках. По большому счету, в Зоне только сталкеры и должны быть: тогда и взаимовыручка будет всюду, и поспокойней станет. В общем, решил я этих ребят поддержать", - с гордостью в голосе закончил Фургон.
   Я лишь неопределенно хмыкнул и заметил: "Техника редко встретишь в Зоне. Расскажи, что ты умеешь?" "Ну, примочек модных или каких навороченных штук ты от меня не жди", - нахохлившись, обиженным тоном заявил Фургон. "Однако и сомневаться тоже не надо: котелок у меня пока варит, а руки из правильного места растут. Все, что тебе жизнь может спасти - умею. Чаще всего оружие и броню ремонтирую, а если нужные детали появятся, так и улучшить твою пушку либо снарягу смогу. Вон, можешь у торговца нашего, Шилова, поинтересоваться - я ему недавно оружие чинил".
   Сильно сомневаясь, что Фургон мог бы сделать улучшения круче, чем уже сделал Новиков, я все же решил подойти к торговцу, тем более, что ребята с автобусной остановки, которым я помог отбиться от военных, обещались оставить у него передачку. Кивнув на прощание Фургону, я подошел к отгороженному сеткой прилавку, за которым, доброжелательно улыбаясь, стоял молодой паренек. "Есть что-то на продажу?", - бойко спросил он у меня, едва я подошел. Я согласно кивнул и выложил из рюкзака лишние патроны и амуницию, собранную с убитых военных. "Приятно иметь дело с честным сталкером", - отсчитав положенное мне и довольно потирая руки заметил торговец. "Еще что-то есть для меня?", - поинтересовался я, пряча в карман деньги. "Да, ты хорошо помог ребятам в той заварушке", - Шилов выложил на стойку четыре пачки автоматных и пистолетных патронов и пачку забандероленных десяток.
   Спрятав деньги в карман, а патроны в рюкзак, я поинтересовался: "О себе что рассказать можешь?" "Торговец я ... начинающий", - немного смущенно сообщил Шилов. "Как видишь, мы тут совсем недавно. Как только сказал Валерьян, что каждый может стать, кем хочет, я сразу решил - торговать стану и никаких гвоздей. А что", - понемногу распаляясь, Шилов активно жестикулировал, - "способности у меня есть, да и Сидорович вон рядом, живой пример.... Я, если хочешь знать", - торговец усмехнулся приятным воспоминаниям, - "еще в школе игрушку электронную - ну, помнишь, волк яйца куриные ловил? - так я эту штуку сдавал одноклассникам по десять копеек за партию. Жилка такая у меня есть, понимаешь? Да-а, золотые денечки были ..."
   Шилов мечтательно закатил глаза, но мое покашливание вернуло его к действительности. И он, стушевавшись, закончил: "Сейчас вот осваиваюсь, вникаю в профессию, так сказать. Беру у Сидоровича товар на реализацию, так что цены, сам понимаешь, пока не очень. Но кое-что интересное найдется: ребята уже начали потихоньку свой хабар мне носить". "Как думаешь", - задумчиво поинтересовался я, оглядываясь и рассматривая обустройство базы сталкеров, - "жизнь на Кордоне поменяется?" "Эх, дружище", - восторженно воскликнул торговец, - "заживем мы теперь, как у Христа за пазухой. Ну, или кто там нами, грешными, заведует. Больше вояки нас гробить не будут, теперь все для пользы сталкера пойдет. И после рейда можно будет на Кордоне отдохнуть, и оборудование, что надо, появится. За хабар тоже реальные деньги пойдут, не то что раньше: нам объедки, а самые сливки - военным. Погоди, мы еще по воякам погуляем! А что! Нечего им, знаешь, расслабляться, не в сказку попали! Словом, заживе-е-ем!" Услышав про военных и вспомнив, что обещал поговорить с командиром вояк, я, поблагодарив Шилова, отправился в дальний конец барака. "Заходи попозже", - сказал напоследок торговец, - "может разживусь чем к тому времени".
   Пройдя через "обеденный зал" с составленными вместе столами и кухоньку, оборудованную газовой плитой на баллоне и умывальником, я подошел к зарешеченной камере, в которой сидел на полу военный в камуфляже и с майорскими знаками отличия. У камеры, прохаживаясь туда-сюда с автоматом наперевес, дежурил охранник. "Привет, я Шрам, наемник. Отец Валерьян просил поговорить с заключенным", - кивнул я на майора. Охранник кивнул и отошел в сторону, а я подошел к решетке поближе.
   При моем приближении майор нехотя поднялся и, отряхнув ладони, зло процедил: "Ну че вылупился, как в зоопарке?" Не ожидая такого приема, я слегка опешил, а вояка, оскалившись, переспросил: "Чего уставился, каз-зел?!". "Забавно видеть командира военных за решеткой", - в свою очередь оскалился я. Халецкий - а это мог быть только он - лишь сплюнул и желчно выдал: "Смейся, смейся! Если пришел узнать, где я кейс с хабаром спрятал, то ничего нового от меня не услышишь. Катись отсюда в Зону свою любимую!.. Ничего, скоро мои ребята вырежут вас всех к чертовой матери! А главаря вашего на мосту повесим - в назидание. Чтобы, значит, все видели: наезжать на военных - себе дороже!" "Он не мой главарь. Я наемник", - снисходительно пояснил я, показывая рукав без повязки клановой принадлежности. "Даже так?.. Хм-м...", - Халецкий слегка сбавил тон и поинтересовался, - " и сколько стоят твои услуги? Вот если я тебя попрошу оказать помощь моим ребятам - ну, например, вынести тех снайперов на насыпи?"
   Я, глядя на его самодовольное лицо, не удержался и зло бросил: "Слишком дорого для такой крысы, как ты!" Халецкий лишь презрительно усмехнулся и слегка пожав плечами - "Баба с воза - кобыла в курсе" ­- вновь уселся на пол, не обращая на меня больше никакого внимания. Я, ругая себя последними словами за несдержанность, присел на корточки и протянул Халецкому полупустую и слегка помятую пачку сигарет: "Угощайся". Видно было, что гордость и презрение не позволяют вояке опуститься до уровня попрошайки, но желание курить победило и, закурив, майор нехотя поинтересовался: "Чего еще тебе надо?" "Ты как в тюряге-то у сталкеров очутился", - тоже закурив, я попытался снова наладить разговор и узнать нужную информацию о хабаре. "Издеваешься?!", - зло сплюнул Халецкий, - "Да встреть я тебя при других обстоятельствах, я бы.... А сейчас.... Устал я, понимаешь? Вон, сослуживцы мои бывшие - уже все с большими звездами, в округах штабными.... Думаешь, мне делать нечего, только за вами по Зоне шастать? Все задрало, все - и Зона эта ваша, и вы, сталкеры, и Сидорович, урод, и твари эти.... Ребята жизни кладут, а они все прут и прут... Кругом только звиздеть могут: защитим цивилизованный мир, не допустим... Что генералы, что эти педики в телевизоре: или брешут внаглую, или такое заливают! А вот хоть один мудак из начальства в рейд сходить пробовал?! Так, чтоб на пузе да между аномалиями?! Или, скажем, сектор зачистить?! Или за сталкерами по болотам погонять?! У-у, козлы! Только и знают, что нами дыры затыкать!.."
   Нервно и глубоко затянувшись, Халецкий щелчком отправил в угол скуренный до фильтра бычок. Я, снова протягивая ему пачку, поинтересовался: "Если мы все так тебя утомили, чего ж ты контрабанду кроешь?" Майор, прикуривая, неопределенно пожал плечами: "Ну, пропускаю я хабар за бабки через Кордон, и что? Сам живу и другим жить даю, понял?.. А ты вообще знаешь, умник, какая у меня зарплата официально? Вот ты попробуй на нее прожить, ага?" Халецкий достал из нагрудного кармана скомканную бумажку и протянул мне. Это оказался расчетный корешок; даже с надбавками за риск и всяческими компенсациями получалась не очень значительная цифра всего с тремя нулями. "Так вот за эти слезки", - ткнул в корешок бычком майор, - "мне полагается испытывать охренительное чувство гордости за свое дело, государство, правительство, чтоб его... Начальники жируют, все как один с Зоны прибыли имеют! Так почему мне, Халецкому, нельзя?! У военного какая задача? Выполнить приказ и выжить! И я выживаю, как умею! Епрст, это ж какой звиздец кругом, одни уроды! Еще чуток, и либо перестреляю всех, либо сам застрелюсь..."
   "Если ты такой правильный, чего ж информацию о сталкерах бандитам сливал?", - поинтересовался я, возвращая корешок, - "Это ж вроде как обман получается!" "Обман?" Халецкий взглянул мне в глаза и, гадко улыбаясь, равнодушно произнес: "Да вы все мне до одного места, шваль неуставная, нарушители фуевы! Только за то, что вы периметр Зоны переступили, вас расстреливать полагается! И, чтоб ты знал, приказы соответствующие у меня имеются! Одна печаль: с тела, кроме вонючих ботинок, ничего не обломится, а за шлепанье должна компенсация полагаться - работа, как ни крути, нервная... Вот я ее себе - компенсацию - и организую, как могу. А ваши междусобойчики мне глубоко пофигу, хоть глотки друг другу перегрызите!" "Так может за "компенсацию" сдашь координаты, где хабар припрятал?", - распрямляясь, поинтересовался я. Халецкий, демонстративно отвернувшись, лишь усмехнулся: "Вали-вали, наемник: до первой аномалии!".
   Раздосадовано сплюнув, я отправился обратно к лидеру сталкеров. Перецепившись через проломленную доску в полу на пороге, я, чертыхаясь и нелепо подпрыгивая, вернулся в рабочий кабинет Отца Валерьяна. "Ну как", - усмехаясь в усы, поинтересовался Валерьян, - "узнал что-нибудь интересное?" "Упирается, гад, не говорит, где кейс", - массируя ушибленные пальцы, пробурчал я, - "все талдычит, что ребята его не бросят и обязательно спасут". "Конечно спасут", - хохотнул Валерьян, - "им же крыса эта до черта денег должна! Он все операции сам контролировал, а денежки в тайник прятал. Хотя-я..." Отец Валерьян на минуту призадумался, а затем, щелкнув пальцами, обратился ко мне: "Слушай, родилась у меня одна мысль! Значит, по сути у него только двое надежных людей. Служат они вместе на блокпосте, да еще и в доле с Халецким, поэтому будут пытаться вытянуть его до упора. Если мы их уберем, до Халецкого дойдет, что он при пиковом интересе, и тогда либо сам расколется, либо мы выбьем из него координаты тайника с хабаром. Деньги мы с тобой поделим, кейс отнесем Сидоровичу. Что скажешь?"
   "Это вариант", - согласился, подумав, я, - "Есть идеи, где искать дружков Халецкого?" "Есть у меня чувство", - снова усмехнулся Валерьян, - "что искать их нам не придется. Дружки Халецкого все топчутся поблизости - видно, планируют, как бы половчее на нас напасть. Небольшой отряд только что засекли на элеваторе. Помоги уничтожить их". "Сделаю, что смогу", - я неопределенно пожал плечами и покосился на ящики из-под оружия в комнате Отца Валерьяна. Не говоря ни слова, он подошел к сейфу, стоящему на стеллаже, открыл его и вручил мне коробку бронебойных пистолетных патронов и новенький "Фора - 12М" - пистолет полицейского назначения украинского производства под стандартный патрон 9х18 мм, но с расширенной обоймой. Буква "М" означала "модернизированный": увеличена емкость магазина на 4 патрона - 16 вместо 12; снижен вес, на четверть увеличены скорострельность и точность.
   Поблагодарив Валерьяна, я отправился к выходу, решив по пути заскочить к Фургону и проверить его технические навыки. "Чем могу тебе помочь?", - вежливо улыбнулся мне Фургон. Я протянул ему полученный от Отца Валерьяна ствол. "Отличная пушка", - уважительно кивнул техник, - "и модернизации стоящие". "А еще улучшить сможешь?", - поинтересовался я. "В принципе - да", - немного подумав и повертев пистолет в руках, согласился техник, - "я могу установить дульный тормоз, что в два раза снизит отдачу и сделаю эргономическую рукоять, учитывающую анатомические особенности твоей руки. Это еще на четверть повысит точность стрельбы. За все - четыре сотни. Согласен?" Я молча отдал деньги и ствол технику и поспешил к указанной в ПДА точке в районе элеватора.
   Беспорядочная стрельба и крики подсказывали, что я успел вовремя. Пятеро военных засели в полуразрушенном гараже возле элеватора плотным автоматным огнем не давали даже приблизиться отряду сталкеров, нападавших на них. Зайдя через пролом в боковой стене, я, опустошив несколько магазинов, помог нападавшим завалить противников. Не успели мы с ребятами перевести дух, как пискнула рация и прозвучал довольный голос Отца Валерьяна: "Чисто сработано! Один отряд военных уничтожен. Второй их отряд мы засекли на АТП. Наемник, выдвигайся туда".
   Кивнув ребятам, я перезарядил свою модернизированную "Гадюку" - спасибо Новикову, пушка что надо - и двинулся, сверившись с картой, к старому АТП, находящемуся неподалеку. Со стороны моста приближался отряд сталкеров из шести человек и я, примкнув к ним, приблизился к боковому входу на АТП. Военные нас, похоже, ждали, потому что сразу открыли плотный огонь из автоматов. Сняв четверых, наш отряд ворвался на территорию АТП и рассредоточился. "А гранату тебе! Кушай "лимончик"!", - вдруг раздалось из-за стоящего посреди двора грузовика и рядом со мной упала РГД-5 без чеки. Бросившись в дверной проем слева, я угодил, что называется, из огня да в полымя. Какой-то тип в каске, камуфляже и с генеральскими погонами, выхватив из кобуры пистолет, начал палить в меня; в этот момент взорвалась граната. У меня зазвенело в ушах и перед глазами поплыли кровавее круги. Слегка очухавшись и воспользовавшись паузой, пока мой противник перезаряжал пистолет, я дал длинную очередь и расстреляв весь магазин, таки зацепил генерала. Перезарядив "Гадюку" и сделав для верности контрольный выстрел генералу в голову, я быстренько вколол обезболивающие из аптечки и бросился на помощь ребятам. Битва была нешуточной, но мы одолели врага. Осматривая после боя тела противников, я насчитал аж девять трупов - против нас семерых это была серьезная сила. Но, как говорится, мы ребята бравые - наше дело правое! Из наших, правда, выжило только трое со мной - Филя Кузнечик и Дмитрий Король, который оказался проводником и за чисто символическую цену в шестьдесят рублей согласился проводить меня, раненого и груженого собранной амуницией, к базе сталкеров.
   В этот момент из рации донесся усталый, но довольный голос Отца Валерьяна: "Ну все! Военные уничтожены. Без своих дружков Халецкому больше не на что надеяться! Теперь мы расколем эту армейскую крысу! Наемник, возвращайся на базу". Я кивнул проводнику и мы, хромая и поддерживая друг друга, отправились на базу сталкеров.
   Доковыляв до Шилова, я сдал ему собранную амуницию и, присев отдохнуть, сделал себе перевязку и принял пару стимуляторов из аптечки. Почувствовав себя лучше, я зашел к Фургону забрать свой ствол. Работа была сделана качественно - пистолет сидел в руке, как влитой и по параметрам значительно превосходил свои аналоги. "Хорошая работа", - кивнул я, пряча пистолет в кобуру взамен ПМ, - "а броню подлатать сможешь?" "Оставляй", - Фургон внимательно осмотрел повреждения, зачем-то сунул палец в отверстие, оставленное пулей генерала и, кивнув своим мыслям, изрек: "Полторы штуки". Я, решив не торговаться, молча отдал деньги и отправился к камере Халецкого.
   Возле камеры уже стоял Отец Валерьян и беседовал с узником: "Видишь, к чему привело твое упрямство? И сам не спасся, и дружков погубил. Не будет никакой спасательной операции! Говори, где кейс спрятал?!" "Ладно, крыса, я скажу", - неожиданно сознался майор, - "в доме он... недалеко отсюда... на чердаке спрятал...". "Смотри-ка, раскололся", - Отец Валерьян не скрывал радости, - "с гнильцой оказался орешек, треснул только так... Шрам, координаты тайника я сейчас сброшу в твой ПДА. Все, что там найдешь, тащи к Сидоровичу. Он, небось, хе-хе, заждался уже". Довольный Валерьян отправился к себе в кабинет, а я, решив, что утро вечера мудренее, прилег на свободный матрас у стенки и, перекусив, крепко заснул. Проснувшись на рассвете, я заскочил к Фургону забрать броник и, одевшись, позавтракав и проверив оружие, отправился за хабаром к развалинам хутора.
   Подойдя к развалинам, я внимательно осмотрелся, но ничего необычного не обнаружил. Осторожно поднявшись по шаткой лестнице на чердак, я нашел матрас, кучу грязной посуды и чемоданчик с кодовым замком, вероятно тот самый, который искал Сидорович. Настроившись на волну Сидоровича, я коротко обрисовал ему находку. Ответ пришел незамедлительно: "Отлично, наемник! Жду тебя с кейсом". Закинув кейс в рюкзак, я дунул было к Сидоровичу, но, призадумавшись, остановился. Кейс искали многие и тащить его в одиночку было довольно стремно. Вернувшись на базу сталкеров и расспросив охрану у входа, я подошел к местному проводнику, Гришке-Старику. Тот подумал и ответил: "Я слыхал о твоей помощи нашему клану. Поэтому согласен провести тебя считай даром - за стольник. Но доведу только до деревни новичков - дальше сам". Я согласно кивнул, расплатился и под охраной, быстрым шагом и без приключений, добрался до деревни новичков, а затем и до бункера Сидоровича.
   Пароль на входе был тот же, а Сидорович встретил меня, как родного: "Принес-таки? Я знал, что на тебя можно положиться!" Сидорович благодарно принял от меня кейс, проверив, правда, надежно ли закрыты кодовые замки и, облегченно вздохнув, спрятал его под стол. Затем, достав опять-таки из-под стола бутылку десятилетнего коньяка и бутерброды с икрой, предлагающе махнул рукой. Я не заставил себя просить дважды: с удовольствием выпил и закусил, а Сидорович, выпив со мной, еще раз поблагодарил: "Спасибо, наемник, что кейс с хабаром мне вернул: теперь я должок перед заказчиком закрою. Я ведь и живой столько лет только потому, что слово всегда держу. А то в Зоне кинул заказчика раз-другой - и все, на раз в спину что-нибудь прилетит..." Сидорович вздохнул, выпил, чокнувшись со мной, еще рюмку и продолжил: "Так, что касается сталкера твоего - был он у меня. Звать его Клыком, а искал он усилители ламповые и еще какую-то электронную фигню... я в этом не особо, извини. Значит, он один усилитель купил, а больше у меня не было. Я его направил к диггерам на Свалку: там недавно обнаружили захоронения старой техники, которую еще после аварии на ЧАЭС утилизировали, поэтому деталей старых - хоть одним местом ешь. Ищи его там. Ну а захочешь купить чего или продать", - Сидорович радостно развел руками, - "заходи, всегда рад буду видеть".
   "Ну, спасибо за информацию", - я с сожалением отодвинулся от бутербродов, собираясь откланяться, но Сидорович сделал успокаивающий жест, мол: "Куда торопишься? Посиди еще", - и я решился спросить: "Ответишь на мои вопросы?" Сидорович задумчиво пожевал губами: "Будет еще что-то нужно - заходи. За то, что помог уладить дело с военными, записываю тебе пожизненную скидку в моей лавке. А по поводу вопросов... Что ж... вижу, ты человек серьезный. А серьезному человеку отчего бы и не ответить? Спрашивай". "Давно ты тут?", - начал я с простого вопроса, стараясь сделать разговор непринужденнее. "Ох, давно-о!", - Сидорович налил нам еще по рюмке и задумчиво продолжил, - "Одним из первых в Зону пошел. Детекторов и костюмов никаких еще не было, так что выживал тут мало кто. Дальше Свалки я потому и не ходил - не мое это, понимаешь, голова к другим делам приспособлена. Я вроде масла в моторе. Я есть - и всем хорошо. Нет меня - и все, пошел движок барахлить! В смысле, люди между собой собачиться начнут. В Зоне-то чудес много, только охочих до этих чудес еще больше, вот на мне все интересы и замыкаются. Товарооборот между Зоной и остальным миром - моя парафия. Многих нужных людей знаю и почти любые вопросы решаю, не сходя с места. Вот так вот". Я уважительно присвистнул и оглядев бункер, спросил: "А почему именно здесь обосновался?" "Отчего я здесь? Климат тут для старых костей подходящий, природа красивая, хе-хе", - отсмеявшись, Сидорович вытер выступившую слезинку, - "а если серьезно, то стар я по Зоне мотаться. Ну куда я, скажем, гожусь при встрече с контролером? Так что главная причина - тишина. Спокойно тут. Кому товар солидный требуется, всегда меня найдут, только меня искать и станут. Иногда вон в очередь выстраиваются. Уж если у меня не получится хабар через Кордон переправить, то, значит, это вообще нереально. Так-то". Сидорович уже порядком захмелел и я решился спросить то, что меня давно интересовало: "Расскажи о Зоне". "Неспокойно сейчас в Зоне", - покачал головой торговец, - "выброс какой пару дней назад был, а?" Я весь превратился в слух, а Сидорович, разлив остатки коньяка, продолжил: "Я такое только второй раз увидел. Первый-то давно был, еще когда только Зона появилась. Тогда вояки всем скопом сунулись вглубь Зоны - говорят, хотели "черный чемоданчик" - ну, тактический ядерный заряд - туда доставить и подорвать все к чертовой матери. Но как только техника и солдаты в Зону углубились, шарахнуло так, что аж танки в воздух подбросило. Столько народу полегло", - Сидорович горестно обхватил голову руками, - "даже жаль тех несмышленышей: кто после такого живой остался, тех просто бросили, прямо в центре и бросили. Они, помню, долго еще по рации помощь запрашивали... А генералы во второй раз зассали соваться. Ну а те звали-звали пару дней, да так и сгинули: ты только представь, каково среди аномалий и без защиты!"
   Сидорович выпил свою рюмку, довольно крякнул и, убирая со стола пустую посуду, закончил: "Ну а почему сейчас Зону тряхануло - ума не приложу. На кого ж она так обозлилась? Не на военных, это точно. Вояки после той неудачной операции за кордоны вообще вылезать зареклись. Тут одни сталкеры бродят, а Зоне возня сталкеров побоку всегда была. Но вот разошлась же почему-то? Выброс за выбросом, да один другого сильнее! Не к добру это все...". Голос торговца становился все тише и он откровенно клевал носом. "Может, слухи есть из глубины Зоны интересные?", - поправляя амуницию и собираясь на выход, поинтересовался я. "Слухи интересные всегда есть!", - вскинулся Сидорович, - "тут много кто мой должник, вот и нашептывают при случае... по закрытому, так сказать, каналу. А сейчас вон всем новостям новость образовалось: говорят, открылись проходы к неизвестным участкам! Там ведь все эти годы нога человеческая не ступала, а теперь аномальная активность снизилась, так что пробраться можно. Представляешь, что это значит? Новые места - значит, новый хабар, может, вообще никем еще не виданный! И все к старому Сидоровичу потечет. Будет мне копеечка на старость..."
   Последнюю фразу торговец пробормотал, уже натурально всхрапывая. Я тихонько, стараясь его не разбудить, вышел из бункера; дверь, закрывшись, автоматически заблокировалась. Поднявшись по лестнице, я неспешно направился к выходу на Свалку; путь пролегал по автотрассе, так что идти было легко. Пройдя железнодорожный мост, я приветственно махнул дежурившим наверху снайперам из клана "Сталкер" и решил заскочить к Отцу Валерьяну узнать, как идут дела после решения вопроса с военными и кейсом Сидоровича.
   На базе сталкеров царило необычное оживление: куча народу моталась туда-сюда, обустраиваясь. Отца Валерьяна я нашел в его рабочем кабинете: сидя за столом, он вычерчивал схему размещения вновь прибывших. Заметив меня, он приподнялся и радостно пожав мне руку, воскликнул: "Надо же, как отлично все разрешилось! Теперь военные дальше блокпоста долго высовываться не будут". "Вижу, вы тут хорошо обосновались", - разглядывая схемы и вспомнив общую суматоху на базе сталкеров, заметил я. "Основательно, говоришь? Не-ет, я бы сказал, э-пи-чес-ки!", - Отец Валерьян довольно расхохотался густым басом. Затем, сразу погрустнев, добавил: "Правда, чего нам это стоило... Сколько военные над нами измывались - не пересказать: то рейдами донимают, то вертушками утюжат... Всю торговлю под себя подмяли. Если поймают с хабаром - сразу в каталажку! А если их заказ выполнять, так ведь все равно не заплатят, сколько обещали. Но есть, есть правда на свете!" Отец Валерьян снова улыбался от распиравшей его радости и поделился нею со мной: "Нашли мы теперь себе место под солнышком и никто нас отсюда не сковырнет! Ты пойми суть момента", - у Отца Валерьяна аж глаза засияли, - "у вольных сталкеров теперь своя база есть, да и Кордон наконец-то в надежных руках! Заживем теперь!"
   "Искренне рад за вас", - поддержал я радость Валерьяна, - "я, признаться, сам военных недолюбливаю. Какие планы будут реализованы теперь?" "Эх, друг мой", - Отец Валерьян перешел на проповеднический тон и я понял, откуда у него такое прозвище, - "дел и планов - аки в первый день творения! Базу до конца обустроить - это в первую очередь. Во вторых, начнем людей к себе звать. Хотя чего их звать: как услышат - сами потекут, аки река полноводная. Сам увидишь! Люди ведь знают, что мы за правое дело! А потом, как с силами соберемся", - Отец Валерьян выразительно взмахнул рукой, - "станем бандитов гнать поганой метлой! Сколько их терпеть можно, ты мне скажи?! Нет им здесь места - истинно глаголю! Ну а там двинемся вглубь Зоны. Может, даже до самого центра дойдем: сам знаешь, всякому сталкеру о таком мечтается. Я тебе точно говорю - впереди большие дела!"
   "Так то впереди", - рассудительно заметил я, - "а что у вас сейчас на базе интересного?" Отец Валерьян задумчиво почесал затылок: "Забот у нас пока много.... Но, как говорится, радуйся малому, тогда и великое придет! Лиха беда начало! У нас уже есть свой механик, свой торговец - ребята золото, можешь обращаться к ним в любой момент". Я кивнул, показывая, что уже в курсе, а Валерьян с азартом продолжал: "Вот придут еще люди, ох и развернемся тогда! Будь спок, я за собой повести смогу, есть чай-какой опыт! Так что все это - только начало. А может", - ошарашил он меня, - "и ты вступишь в наш клан? Ты достаточно помог, чтобы считаться своим".
   Пока я, раскрыв рот от неожиданного предложения, широко хлопал глазами, Отец Валерьян, видя мое замешательство, поднажал: "Ты мне сразу понравился! После того, что ты сделал, я без вопросов о твоем прошлом готов принять тебя в наш клан. Что скажешь?" Последняя фраза Отца Валерьяна привела меня в чувство и я, вспомнив, зачем я здесь, отрицательно помотал головой. Отец Валерьян заметно скис - видно всерьез предполагал, что я соглашусь. Чтобы как-то сгладить ситуацию, я поинтересовался: "Давно ты сталкерством занимаешься?" "Ох, давно", - улыбнувшись воспоминаниям, снова повеселел Валерьян, - "еще в двухтысячном с ребятами ходили, металлолом собирали на переплавку. Потом Зона образовалась. Сперва было страшновато, но все равно решили сходить проверить, что тут еще есть ценного. Сперва по привычке металлолом тягали, а потом нашли первый артефакт. А тут бац - выясняется, что артефакты эти дороже золота бывают! Их и сейчас не так много, а тогда вообще о них почти никто не знал. Загнали его за такие деньги... у-у-у, вспомнить любо-дорого!"
   "А что ж ты не в Зоне, а на Кордоне?", - удивился я. "Что за вопрос?!", - ответно удивился Валерьян, - "Кордон - это ж парадный вход в Зону! Мы, сталкеры, чаще всего сюда ходим. Тут и отдохнуть можно, и патронов докупить. Опять же, Сидорович за артефакты неплохие деньги дает. Если тебе напарник нужен, то на Кордоне кучу новичков встретить можно, а они за матерым сталкерюгой готовы в огонь и воду. Мы для них все равно, что живые легенды". "Тоже мне, "живая легенда", - усмехнулся я, - "расскажи лучше, что знаешь о Зоне". "Нашел кого спрашивать", - обиженно буркнул Валерьян, - "я о Зоне знаю немного. Спроси лучше яйцеголовых: они ее под микроскопом разглядывают и в рентген суют. Или вон у диггеров - они в ней днем и ночью копаются..." Вспомнив, что и Сидорович рекомендовал отправиться за информацией к диггерам я, пожелав Отцу Валерьяну удачи, покинул территорию базы сталкеров и по растрескавшемуся, но еще прочному асфальтовому шоссе потопал в сторону блокпоста, разделявшего Кордон и Свалку.
   Вдоль всего шоссе росли деревья и кустарники и если бы не жухлые листья и покрученные стволы - можно было бы подумать, что находишься в парке, а не далеко за периметром Зоны. Разбитый запорожец на обочине лишь дополнял картину всеобщего запустенья. Однако Зона быстро напомнила о себе и о том, что расслабляться - себе дороже. Прямо посреди шоссе, где-то на полпути между базой сталкеров и блокпостом счетчик Гейгера, вмонтированный в висящий на поясе детектор аномалий "Отклик" затрещал так, словно сошел с ума и у меня резко потемнело в глазах. Поняв, что по неосторожности вляпался в радиоактивное пятно, я на максимальной скорости рванул вперед и где-то через полминуты выскочил, судя по умолкшему счетчику, на чистый участок. Бронежилет защищал от радиации оченьслабо, но свою функцию выполнил и здесь - фонило от меня незначительно. Выпив для успокоения и для вывода радиации водки и закусив батоном с колбасой, я отправился к виднеющемуся вдалеке блокпосту.
   Наученный горьким опытом, второе радиационное пятно перед самым блокпостом я заметил заранее и благополучно его обошел. Приблизившись к стоящему перед блокпостом "КамАЗу" я, используя его как прикрытие, внимательно осмотрелся. Блокпост был окружен бетонным забором с колючей проволокой поверху; вместо ворот был шлагбаум, усиленный металлическими щитками. Позади шлагбаума за насыпью из мешков с песком дежурил паренек с нашивкой клана "Сталкер" на рукаве; БТР за его спиной придавал ему внушительности. Недалеко от входа лениво крутила опавшие листья небольшая "карусель"; больше ничего подозрительного видно не было. Спрятав оружие, я не спеша прошел в здание блокпоста, где дежурили еще двое сталкеров и один спал на матрасе в углу. Старший группы на мой вопросительный взгляд кивнул, мол: "Проходи, нас предупредили". Я осторожно, чтобы не разбудить спящего, прошел мимо костра и у пустующего матраса бросил еще один вопросительный взгляд на старшего. Тот подумал и кивнул. Я, с благодарностью кивнув в ответ, положил рюкзак под голову, автомат под руку, с удовольствием вытянулся и незаметно уснул. Разбудили меня уже под утро звуки одиночных выстрелов; как мне потом объяснили, небольшая группа кабанов приблизилась на свет костров, но атаку успешно отбили. Наскоро перекусив и чувствуя себя отдохнувшим, я подошел к тамбуру и через выбитую дверь вышел на Свалку. Возле выхода на стеллаже стояла табличка с двусмысленной надписью: "Закончил - выйми клапан". Не знаю, какой шутник ее там поставил, но она здорово подняла мне настроение.
   Наверное, именно приподнятое настроение сыграло со мной злую шутку; обойдя разбитый автобус, окна в котором были заколочены листами железа и досками, я неожиданно увидел перед собой заставу с подозрительными личностями с лицами, закрытыми масками и в длиннополых черных плащах. Незнакомцы тоже заметили меня и их фраза развеяла все сомненья - передо мной бандиты: "Эй, мужик, ходи сюда - разговор есть. Тока ствол спрячь?!" Пока я стоял в растерянности, тот же голос повторил: "Слышишь, ты это, прибери волыну и топай к нам - побазарим". Так как бандитов было человек семь-восемь, я, держа пустые руки на виду, неспешно приблизился. "А ну-ка стой, фраер и шоб ствол твой дулом в землю смотрел!", - сразу двое бандюков направили на меня оружие, а один не спеша приблизился. Второй добавил: "Стой там, братишка! Тока так, шоб я твои грабли видел". "И даже не рыпайся, дядя", - подошедший ко мне довольно осклабился, - "ну че, вывертай карманы, пора бабосом делиться. Ты не думай", - нагло ухмыляясь, бандит деловито обшаривал мои карманы, - "это не просто так: это нам плата за то, что мы на Свалке закон и порядок охраняем. Сечешь?" "Ну, если за порядок, то я не против", - следя за тем, как пачка моих кровно заработанных переходит в карман бандита и как при этом дергается ствол его автомата, согласился я. "От молодца, так и стой. Так, славненько, и не дергайся", - довольный бандит отошел на безопасное расстояние и оттуда уже спросил: "Тя как зовут-то?" "Меня - Шрам, а тебя, уважаемый?" От смеха бандюка изображение черного черепа в белом дыму у него на рукаве смешно задергалось. "От это толковый фраер", - восхитился бандит, - "я Фима-Ловкач. Ну так я вот эту пачку бабосов забираю, ага? А шмот свой себе оставь, можно. Мы ж не звери - стволы да снарягу отбирать, у нас все по закону! Как на тварей нарвешься, вспомнишь нас добрым словом. Ну че, скатертью дорога! Катись колбаской!" "И ты бывай", - кивнув Фиме на прощание, я не спеша прошел мимо слегка опустивших стволы бандюков. "Все, проходи, не задерживайся", - один из бандюков повел стволом автомата вглубь Свалки. Когда я слегка притормозил, пытаясь получше рассмотреть и запомнить его лицо, он как завопил: "Ты тупой?! Вали давай! Будешь тут шариться - так завалим, как два пальца!" Я счел за лучшее оставить месть на потом и двинул в указанной в ПДА точке встречи с диггерами.
   Двигаясь по шоссе и осматриваясь, я хмыкнул: понятие "Свалка" абсолютно точно характеризовало окружающую обстановку. Громадные кучи земли вперемешку с техникой, бетонными и железными обломками непонятных конструкций, столбы электропередачи со срезанными проводами и разрытые, словно гигантскими кротами, выемки - такие рукотворные холмы покрывали две трети территории Свалки. Памятуя об осторожности и стараясь не сильно отвлекаться по сторонам, я неспешно приблизился к лагерю диггеров. Меня встретила необычная и какая-то нехорошая тишина. Тишина не обманула - внутри лагеря лежало четыре трупа. Чертыхнувшись, я принялся обыскивать уже остывшие трупы. У всех были размозжены головы и отсутствовал мозг - явный признак снорка и, похоже, не одного. На руке одного из мертвых диггеров слабо мерцал ПДА - похоже, в него делали запись, но не успели сохранить. Осторожно нажав на сенсорном экране: "Прослушать", я внимательно слушал последнюю запись из электронного дневника мертвого Гришки-Клоуна: "Отдал Клыку ту деталь, которую мы нашли в схроне. Ну, Клык до-олго матерился... сказал, пока не найдем остальные детали - денег не даст. Мы посидели, репы почесали... в общем, решили отправить за ним Васяна. У Васяна язык без костей - глядишь, и уболтает Клыка дать хоть часть денег. Только бы не напоролся на кого-нить по дороге к Темной долине...". Тут запись обрывалась. Темная долина была местом обитания сталкеров из клана "Свобода" - ярых приверженцев идей равноправия и, честно говоря, анархии, поэтому часто конфликтующих как с военными, так и с долговцами. Но, в принципе, с ними можно было договариваться и уж получить информацию я надеялся без проблем. Чертыхнувшись, я сориентировался по карте, в какой стороне находится Темная долина и двинулся туда.
   Продравшись через заросли низкорослых деревьев и обогнув несколько валунов, на одном из них я заметил паренька, целившегося в меня из пистолета. Затем, видимо признав во мне больше друга, чем врага, нервно выдохнув, крикнул: "Мужик, осторожно! Тут собак до фига! Лезь на камни скоренько!.." Я не замедлил воспользоваться советом незнакомца и достав верную "Гадюку", внимательно осмотрелся. Е - мое! С той стороны, откуда я пришел, приближалась целая стая слепых собак, вероятно идущих по моему следу. Разозлившись, я передернул затвор и начал поливать стаю неприцельными короткими очередями. Сзади сухо защелкал ПМ - поддержка незнакомца была кстати. Пристрелив четверых псов, я вдруг услышал вопль: "Фу! Фу, сволочи! Отстаньте от меня!" Я резко обернулся. Еще четверо псов окружили камень, на который забрался паренек. Он пытался вести по ним прицельный пистолетный огонь, но хитрые бестии благодаря своим пси-способностям сбивали прицел и заставляли напрасно тратить патроны. Заменив обойму, я, целясь в общую массу собак, короткими очередями положил еще троих, а паренек таки пристрелил последнюю тварь.
   "А вот не хрен лезть, куда не приглашают!", - радостно завопил он и станцевал на камне джигу. "Эй, танцор, похоже все - слезай!", - внимательно осмотревшись и не заметив больше никакой угрозы, я подал пример, спрыгнув с камня и подойдя к незнакомцу. "Вот спасибо, мужик! Спас меня!..", - спрыгнув, паренек подошел ко мне и протянул руку, - "я Васян... будем знакомы". "Шрам", - автоматически представился я, пожимая протянутую руку, а затем, сообразив, удивленно воскликнул: "Васян?!" "Эх, ну ты только прикинь!", - Васян, похоже, не заметил моего удивления и продолжил, - "иду это я на запад за сталкером одним, никого не трогаю - и тут эти твари безглазые! Загнали меня сюда - хрен в одиночку выберешься! Я, блин, в них три магазина высадил, а они все прут, уроды!.." Васян перезарядил пистолет, спрятал его в кобуру и грустно закончил: "Да-а, сталкера теперь ищи-свищи, вот что обидно... Он уже, небось, в Темной долине давно. Пойду, скажу нашим, что не повезло". Я коротко, но доходчиво объяснил Васяну, что повезло как раз ему, а его товарищам - вечная память. Васян ошарашено присел у дерева и только глаза его хлопали часто-часто, скрывая просившиеся наружу слезы. Я оставил парня приходить в себя, а сам продолжил путь в Темную долину, твердо решив отыскать Клыка и пообещав себе больше ни на что не отвлекаться.
   Но судьбе было угодно иначе. Только перейдя холм с предупреждением об радиационной опасности и спустившись в Темную долину, я услышал окрик: "Стой! И чтоб без резких движений". Я по инерции сделал еще несколько коротких шагов, когда автоматная очередь взрыла землю прямо у моих ног и тот же голос, но уже более нервно произнес: "Стоять! Спрячь оружие и не дергайся. Если достанешь ствол - пристрелю!" Я благоразумно повесил "Гадюку" на плечо и показал открытые ладони. Незнакомец в комбинезоне "Свободы" - на меня скалилась голова зеленого волка - не спеша, держа меня на прицеле приблизился ко мне: "Стой спокойно, брат. Больно не будет". Я улыбнулся, показав, что шутку понял и оценил. Парень тем временем приблизился и, не опуская автомата, продолжил допрос: "Не дергайся, сталкер. Я Ленька-Варвар, командир блокпоста, из группировки "Свобода". Ты кто такой и что здесь делаешь?" "Я Шрам, наемник", - представился я, - "ищу сталкера по кличке Клык". "Скорее всего, он уже мертв. И я бы не советовал тебе долго тут околачиваться", - слегка отведя автомат, нервно бросил Ленька. "Почему мертв?", - ошарашено переспросил я, - "что здесь происходит?" "На нас постоянно кто-то нападает", - Ленька-Варвар зло сплюнул и насторожено огляделся, - "действуют профессионально, не оставляют вообще никаких шансов. У нас вроде бы контроль над всей долиной, только это не помогает. Единственное место, где более-менее спокойно - наша база, база "Свободы". Если хочешь поспрашивать о Клыке, тебе прямая дорога туда". "Спасибо за информацию, командир. Тогда я двинул на вашу базу?", - я взглядом указал Леньке на ствол его автомата, все еще смотрящего мне в живот. Ленька-Варвар убрал автомат и, кивнув себе за спину, отошел с тропинки.
   Проходя мимо блокпоста, оборудованного за ржавым корпусом разбитого УАЗа, я был неожиданно остановлен свободовцем в защитном шлеме: "Послушай наемник, по пути на базу расположен четвертый пост. Недавно там была слышна стрельба, затем пришел сигнал SOS и ... все, больше они не отвечали. Проверишь, что случилось?" Отказывать свободовцам, надеясь от них получить информацию о Клыке, было глупо и я, молча кивнув, слегка изменил курс, сверившись по карте в ПДА и высматривая ориентир - брошенный бульдозер. Бульдозер обнаружился в ложбине между двумя холмами; рядом валялись четыре трупа - все, что осталось от четвертого поста. Беглый осмотр тел показал, что у всех было разорвано горло - явно поработали слепые собаки. Но отвести опытным бойцам глаза... Вспомнив ту засаду, которую твари устроили нам с Васяном, я быстро вскарабкался на крышу бульдозера и, как оказалось, очень вовремя. Стая из пяти слепых псов, громко рыча, выскочила из кустов, росших на краю холма, и бросилась ко мне. Слава Богу, высота кабины бульдозера была недосягаема для их зубов даже в прыжке и я без зазрения совести короткими очередями расстрелял всю стаю. Осмотрев трупы ребят и собрав бирки с именами - Митя-Султан, Сема-Вентилятор, Петька-Таракан и Федя-Громила - прими Зона их души - я отправился на базу "Свободы" с не очень радостной новостью.
   База "Свободы", располагающаяся на территории завода "Росток", поражала своими размерами. Огромный складской комплекс с ангарами и сараями, обнесенный бетонным забором с колючей проволокой, заграждения из мешков с песком на входе, на крыше КПП, на самой территории базы - все это впечатляло. В окнах выдающегося за пределы базы подвесного перехода красиво переливалась и искрила огромная "жарка". На входе дежурило два охранника; один предупреждающе поднял руку и передал информацию обо мне кому-то по рации. Через время рация пискнула и бодрый голос произнес: "Эй, мужик, ты на территории базы "Свободы"! Шалить тута никак не разрешается. Я комендант базы; если вопросы какие мучают - двигай ко мне в пристройку возле ангара". Охранник отступил в сторону, пропуская меня на территорию.
   Внутри территория базы больше походила на полигон для военных учений. Глубокий ров внутри! периметра, ямы и колодцы, бетонные трубы метрового диаметра, строительные блоки и остовы ржавой техники - все это было в живописном беспорядке разбросано по территории базы и являло собой настоящий лабиринт. Осторожно пробравшись к громадине ангара, я заметил рядом пристройку с надписью "Комендант" и направился туда, по дороге став свидетелем устной перепалки по громкой связи: "Ашот, братишка, подгони затворную раму". "Дванцать долларз", - с восточным акцентом ответил невидимый собеседник. "Ну ты и жаба!", - возмутился просивший, - "ладно, получи у коменданта". "Нэ понял?!", - от удивления второй собеседник видимо потерял дар речи. "Ну так что, Ашот?", - не унимался просивший. "Значит тэбэ нада, нэ мэнэ, да? Ты и шивили капытами!", - коверкая от возмущения слова, нашелся второй собеседник. "Ну ты и мудила!", - продолжал подначивать просивший, - "все равно ведь ни фига не делаешь!" Второй не выдержал: "Слюшай, а нэ пашел би ты?.." Знакомый голос коменданта прервал перепалку: "Кончай трындеть, ядрена вошь! Превратили, понимаешь, базу в восточный базар!"
   Перепалка по громкой связи закончилась и включился агитационный ролик свободовцев: "Хочешь стать авторитетным сталкером? Желаешь иметь верных друзей, прикрывающих твою спину? Мечтаешь надавать по сусалам "Долгу"? Эти и другие возможности откроются перед тобой после вступления в ряды "Свободы"! Зона дает тебе шанс примкнуть к лучшему из сталкерских кланов! Не упускай свой шанс вступить в "Свободу"! Только здесь тебя поймут и примут таким, каков ты есть. Сталкер! Жизнь дарит тебе возможность найти верных товарищей в рядах "Свободы". Только здесь ты найдешь тех, кто прикроет тебе спину и поделится последним куском хлеба! Зона - это сталкеры! Сталкеры - это свобода! Будь сталкером до конца - вступай в "Свободу"! Крутые и подкрученные "перцы"! Только в "Свободе" вас оценят и примут, как родных! Никакого обязалова и идеологической пурги! Никаких утренних побудок и минимум "сухого закона"! Если ты настоящий сталкер и любишь вольную жизнь среди таких же, как сам - вливайся в наши ряды! Время вливания - любое! Принимаем без перерывов и выходных; ежедневно и еженощно".
   Заглянув в комнату к коменданту, я заметил, как он нажал какую-то кнопку и агитация смолкла. "Классный ролик", - заходя в дверь, я несколько раз стукнул по косяку. "Ну кто там еще?", - недовольно буркнул комендант, - "некогда мне. Некогда!" "Вот те раз", - удивился я, - "сам меня просил к тебе прогуляться, а теперь "некогда?!" "Плохое место для прогулок ты выбрал", - огрызнулся комендант, - "разве не в курсе, что на нас постоянно нападают? Торчать у нас на базе, а тем более носить комбинезон "Свободы" - дело опасное". "Трусишь?", - прищурившись, поинтересовался я. У коменданта от злости аж дыхание перехватило, но он быстро оправился и ледяным голосом поинтересовался: "Комендант базы "Свобода" Щукин. По какому вопросу?" "Мне нужен сталкер по прозвищу Клык", - сразу приступил к делу я, - "слышал о таком?" "Лично я его не знаю", - сухо сообщил комендант, - "недавно заходил к нам один бродяга - у него и нашего верхнего какие-то свои мутки. Только разговаривали они без свидетелей. Может, это твой и был, не знаю".
   Я понял, что с комендантом каши не сваришь и собираясь уходить, поинтересовался: "Как мне попасть к лидеру "Свободы?" "Ха! Резкий ты малый, что понос!.." Увидев, как моя рука потянулась к оружию, Щукин поспешил объяснить: "Значит, пока база на карантине, об аудиенции у верхнего не может быть и речи, тем более, что ты наемник. С другой стороны..." Комендант оценивающе посмотрел на меня и хитро прищурился: "...если, скажем так, окажешь нам одну услугу, замолвлю за тебя словечко. Так как, берешься?" "Сначала выкладывай, в чем дело?", - сторожко поинтересовался я. "Да возле базы пси-собака завелась - прохода не дает", - всплеснул руками комендант, - "как запах еды из Бара почует - все, туши свет, начинает ломиться, как дурная! У ребят уже нервы не на месте из-за ее гребаных фантомов. Разберись-ка ты с этим вопросом, тогда и потолкуем серьезно". "Считай, ее уже нет", - небрежно бросил я. "Ну вот и иди лучше монстров стрелять", - пробормотал Щукин, - "а то людей от работы отвлекаешь". "Да, кстати", - вспомнил я в дверях, - "а кто это посылал друг друга в эфире?" Это наш техник с торговцем местным - Ашотом - так развлекаются", - отмахнулся комендант, - "он, кстати, рядом тут торгует. И название для лавки придумал - зашибись: "Шота у Ашота" называется. Я б ему с его ценами это "шото" засунул бы...". Я не стал дожидаться подробностей, а решил зайти к этому самому Ашоту - сдать часть амуниции и получить хоть немного наличности взамен отобранной бандюками.
   Лавка Ашота находилась как раз за офисом коменданта; двухэтажная пристройка, переделанная под склад, с выбитыми окнами, дверьми и оторванной лестницей, ведущей на второй этаж. Надпись "Шота у Ашота", намалеванная на облупившемся деревянном щите красной краской, была слегка перекошена. Поднявшись по бетонным ступенькам на второй этаж и повернув налево, я увидел перед собой смуглолицего мужичка типичной кавказкой национальности. "Слюшай, павезло тибэ сегодня, дарагой", - зачастил торговец, увидев меня, - "толка сейчас куплю задорого прадам задешево. Падхади, если таргаватца умеишь!" Я усмехнулся: "С тобой торговаться - себе дороже; я лучше так продам". "Ну, паказивай, чэм Зона наградила", - не возражал Ашот и скупил у меня лишнюю амуницию. Недорого, конечно, но хоть какая-то наличность в кармане появилась. "Ай, маладец, ай абманул Ашота! Будет Ашот с тобой тэпер внимателный!", - пряча товар под прилавок, радостно приговаривал торговец, подсчитывая в уме навар. "Маловато будет", - мрачно изрек я, смотря на тонкую пачку наличности, появившуюся вместо амуниции на прилавке. "Я тибе адин умный вещь скажу - толка ты ни абижайся", - Ашот наклонился к самому моему уху, - "слюшай: дэнги - нэ главное. Панимаеш, да? Иди, дарагой". Я разочаровано сплюнул, но делать было нечего - других торговцев в ближайших окрестностях не было. "И разашлыс, как в море карабли", - бросил мне напоследок торговец и я, громко стуча по бетонным ступенькам и жалея, что нет двери, которой можно было бы громко хлопнуть, вышел из лавки и направился к указанной комендантом точке мочить псину.
   Пси-собака, в отличие от слепых псов, охотилась не стаей, а в одиночку, но была способна создавать своих фантомов, и пока ты их расстреливал, реальная псина впивалась тебе в загривок или в горло. Могла она также подчинять себе более слабых слепых собак, выступая в роли вожака на охоте. Этим, кстати, можно было объяснить, как четверо покойных свободовцев на четвертом блокпосту не заметили и подпустили к себе стаю слепых псов. Поэтому мочить ее надо было по-возможности издали. Пожалев, что на "Гадюку" не ставится оптический прицел, я вышел за пределы базы и направился к кустарнику за болотцем с радиоактивной жижей. Ветер дул в мою сторону и был шанс подкрасться к монстру незаметно. Подобравшись вплотную к бетонным обломкам, я неожиданно нос к носу столкнулся с псиной, явно меня не ожидавшей. От неожиданности я разрядил в нее всю обойму и отпустил гашетку только тогда, когда вокруг повисла звенящая тишина. Однако и тварь успела расцарапать мне лодыжку. Сделав бинтовую перевязку и вколов себе из военной спецаптечки пару обеззараживающих препаратов, я вернулся к коменданту.
   "Снова кому-то от меня что-то нужно! Ну и денек", - не успел я войти, как разорался комендант, но увидев меня, сбавил тон. "Молодец, разобрался с мутантом", - в голосе Щукина послышалось уважение, - "ну что, погоняла тебя собачка?" "Не имеет значения", - презрительно отмахнулся я, - "главное - тварь мертва". "Отлично", - довольно потер руки Щукин, - "слушай дальнейшие указания. Теперь будет задача посложнее. Нужно доставить боеприпасы нашим на дальнем форпосте. Дуй прямо к Ашоту - он расскажет, что и куда именно нужно будет оттарабанить". "Эй, я тебе не грузчик!", - возмутился я, - "ты обещал встречу с верхним!" "Заслужишь доверие - будет тебе встреча", - отрезал Щукин. "Принято", - зло бросил я и потопал к торговцу. Тому, видно, было скучно, потому как он опять препирался с техником "в прямом эфире".
   "Эй, Кулыбын, тут стволь из Зоны падагналы. Глянэш?" "Дванцать доларз", - отшутился невидимый техник. "Эй, слишиш", - возмутился Ашот, - "вчерашный хохма уже нэ хохма!" "Ладно", - смилостивился техник, - "неси сюда свой ствол". "Минэ лавку нэ на каво аставит", - заныл Ашот, - "падайди ты, а?" "Ну тогда можешь засунуть этот ствол себе в... "Так, Ашот, Яр", - перебил их злой голос коменданта, - "а ну заткнулись оба! Задрали своим трепом - сил нет!" "Ага, значит техника зовут Яр", - на всякий случай запомнил я, решив попозже заглянуть к нему. "Прывэт, пириятел", - поприветствовал меня Ашот, - "чито изволишь?" "Я от коменданта, за боекомплектом", - хмуро ответил я. "Ага, все-таки нашелся герой!..", - с уважением посмотрел на меня Ашот. "Почему герой?", - опешил я. Ашот заговорщицки подмигнул мне и, понизив голос, прошептал: "Да висе, панимаишь, баятца нос за варота висунуть: нападэний адин за другым! Я думаю, эта нэ луди, эта нечистый сила! Мы слишим - стриляют, мы бижим на блокпост. Двэ минут! Двэ минут, слюшай, а рибят уже неживой всэ, даже через раций никто гаварить нэ успэл! Эсли эта дажи люди, ани все знаит! Знаит, гидэ каждый наш патрюль, каждый наш чилавэк! Слюшай минэ, дарагой: я так думаю, кто-то наш пльотно инфомация сливаит, да? Такой нэхароший ерунда палучаится..."
   Ашот вздохнул и выложил на прилавок три гранаты РГД-5 и четыре пачки бронебойных патронов 5,56х45ммАР, использующихся в штурмовых винтовках ИЛ86, ТРс-301, и других. "Ну вот тибэ пасылачка для наших рибят. Гидэ они, я дал на твой ПДА. Будь живой", - напутствовал меня Ашот. "До встречи", - загрузив патроны и гранаты в рюкзак, я спустился из лавки и выйдя за ворота с сохранившейся эмблемой гаечного ключа и молотка, сориентировался по карте. Пройдя мимо заправочного комплекса с навсегда замершей пожарной машиной у ворот, я услышал невдалеке, за холмами, беспорядочную автоматную стрельбу. Мельком глянув в ПДА, я убедился, что именно в районе, откуда доносились выстрелы, располагался четвертый блокпост. В этот момент пискнула рация и взволнованный голос произнес: "Наемник, это Чехов - предводитель "Свободы". Форпост атакован! Даже не знаю, выжил ли кто?! Но один из ПДА все еще активен. Может на нем найдется полезная инфа? Найди его и доставь мне". Взяв ноги в руки, я бегом кинулся к вершине холма, надеясь успеть помочь ребятам, но.... Не успел. Подойдя к краю обрыва, я увидел лишь пять трупов в комбинезонах "Свободы" и... ни одного врага вокруг. Невольно вспомнились слова торговца о нечистой силе.... Поежившись и покрепче перехватив ствол верной "Гадюки", я начал осторожно спускаться, поминутно осматриваясь и прислушиваясь. Но Зона вроде вымерла - никаких звуков, указывающих на присутствие врагов. Я осторожно обыскал тела убитых парней, собрав нагрудные жетоны к уже имеющимся: Ваня-Движок, Сева-Чучело, Тима-Небрежный, Саня-Нарцисс, Мишка-Бард....
   "М-да, невеселый доклад получится у меня лидеру "Свободы", - мрачно подумал я, однако тут на теле одного из убитых я нашел включенный ПДА, о котором говорил Чехов. Вероятно, в момент нападения покойный надиктовывал сообщение и туту его нашла пуля... Включив последнюю запись на воспроизведение, я вдруг услышал голоса, принадлежавшие, вероятно, нападавшим: "Черт, вот это облажались! У-у-у, комендант, сука! Трепал, мать его, что на блокпосте патронов - полный ноль! А свободовцы двоих наших ранили!" Ругавшегося перебил хриплый командный голос: "Хватит болтать! Заметаем следы и сваливаем". Запись закончилась, но я не верил своим ушам: комендант - предатель! Нужно было срочно принести найденный ПДА Чехову и я, не мешкая, отправился на базу "Свободы". Но, похоже, на базе уже узнали правду. По всей территории сновали вооруженные отряды, а в пристройке, где раньше я встречался с комендантом, проводился тщательный обыск. Расспросив, где мне найти Чехова, я поднялся на второй этаж ангара, забитого ящиками из-под оружия и с БТРом без колес и открыл дверь в кабинет лидера "Свободы". Мрачный дежурный, охранявший дверь, не сказал мне ни слова - видно, был предупрежден.
   Чехов оказался довольно молодым парнем. "Но пасаран!", - добродушно произнес он, протягивая руку, - "приветствую в моей скромной берлоге". "Шрам", - представился я, отвечая на крепкое рукопожатие. "Ну вот и познакомились лично", - улыбнулся лидер "Свободы", принимая от меня найденный ПДА. Затем, прослушав запись, кивнул своим мыслям и представился: "Меня зовут Чехов. Я здесь вроде главного. Запись с ПДА, которую ты нашел, кое-что проясняет. Ведь как получается: все выходы из Темной долины на замке, а нападениям нет конца. Бывало, только вышел патруль с базы - раз - и положили всех. Ребята уж думали, может, проневили чем Зону, за то она и наказывает. Начали заговоренные узелки вязать, амулеты мастерить.... А оказалось, что мистики никакой. Просто комендант наш всю информацию о наших передвижениях сливал, крыса паскудная". "Да, неприятный поворот", - вздохнул я сочувственно. "И не говори, не ожидал я от него такого", - сокрушенно покачал головой Чехов, - "я ведь сто лет его знал: вместе поднимали "Свободу", вместе первые артефакты добывали! Я ведь ему, как себе... все планирование доверил, а он продался, с-скотина!" "И где теперь комендант?", - поинтересовался я. Чехов погрустнел: "Как только по нашей частоте прошла добытая тобой информация - комендант исчез: понял, что его дело труба. Сейчас для нас главное - найти его. Он знает если и не все, то многовато. Выходы из долины на замке, так что уйти далеко он не мог. Мы сейчас отслеживаем его ПДА: он вблизи дороги на Кордон. Несколько наших групп уже выдвинулись в том направлении".
   "Удачной охоты", - пожелал я и, вспомнив о своих проблемах, поинтересовался, - "я слышал, у вас был сталкер по кличке Клык?" "Да, был такой", - удивленно взглянул на меня Чехов, - "все редкими деталями интересовался. Знал, наверное, что у нас лучший технарь во всей Зоне! Ну так я продал ему одну деталь, а что? Денег он отвалил прилично, не торговался даже. Вот на фига она ему - не скажу, не знаю. Такие вообще-то ставили в старые армейские шифровальные машины. Он, как деталь получил, сразу и ушел с базы. Больше я его не видел". Я разочаровано присвистнул и поинтересовался: "А ты не знаешь, куда мог пойти Клык?" Чехов внимательно посмотрел на меня, затем пожал плесами и, видимо решившись, произнес: "Я тебе помогу, только если ты мне поможешь". Увидев, как я напрягся, он поспешил меня успокоить: "Не обижайся! У нас расклад такой грустный, что "Свободе" скоро некем будет базу от бандюков защищать.... Помоги мне выяснить, кто нападает на нас, а я дам тебе информацию, где искать Клыка". "И что мне делать?", - угрюмо поинтересовался я. "Найди коменданта и доставь его живым", - Чехов немного подумал и уточнил, - "или мертвым. А я тебе за это шепну, где искать Клыка. Данные о нахождении ПДА коменданта я тебе скинул". "Договорились", - нехотя буркнул я. "Удачи", - напутствовал меня Чехов, - "будет полезная информация - заходи". "Насчет информации", - я осторожно выложил на стол перед Чеховым жетоны погибших бойцов, - "организуй бригады - нужно хоть похоронить ребят по-человечески". Чехов молча кивнул и отвернулся. Я готов был поклясться, что у него в глазах стояли слезы. "Ну комендант - сука", - зло подумал я, - "ну держись!"
   Спускаясь из ангара, я от души посмеялся над новой перепалкой торговца и техника. Начал, как всегда, Ашот. "Яр?", - донеслось по громкой связи. "Ну?", - недовольно отозвался техник. "А чито у мэнэ эсть?", - игриво продолжил Ашот. "Ну и что там у тибэ эсть?", - передразнил Ашота техник. "Захади - пасмотриш", - торговец явно готовил колкость, но простодушный Яр этого не почувствовал и ответил: "Да у тебя даже бабам смотреть нечего! Заходи - у меня посмотришь! Или тебе отсюда показать?" "Извини, дарагой", - притворно вздохнул Ашот, - "у минэ микраскопа нэту". Дружное ржание бойцов "Свободы" перекрыл недовольный голос Чехова: "Так, вы там что, совсем охренели?! Пиписьками в бане меряться будете, а сейчас заткнулись оба, ясно?!"
   Посмеиваясь и решив про себя обязательно познакомиться с техником, я заскочил к Ашоту сдать лишнюю амуницию и прикупить патронов. "Здарова, пириятел!", - увидев меня, обрадовался Ашот, - "хочиш прадат? Купит хочиш? Висе можна, висе зделаим!" "И откуда ты только товары берешь?", - добродушно поинтересовался я, выкладывая амуницию на стойку. "У минэ сваи паставщыкы", - хитро подмигнул мне торговец, - " и я их, извыны, никаму нэ здаю. И так праблэм хватаит! Из-за дабраты сваей вон уже каторий раз страдаю. Я вед с людми па-людски, с каждим килиентом гаварю вежлива, вибар тавара у минэ лючче, чем в супермаркитэ, а цены - вах, вах", - Ашот воздел руки к потолку и страдальчески закатил глаза, - "как на распрадажи зимний обув в май мэсяц. Дюди ка мнэ инога идут, толка из-за этава братья Кидалы, каторые на черный ринак заправляют, внеслы в свой гадский "чорный спысак": я - ых канкурэнт! За голаву маю анны знаиш скока назначылы? Год можна в Зону нэ хадыт, з дэвачкамы в сауна атмакат!Былы тут в акрестнастях пара чилавэк, павелысь на заказ, но за минэ рибята гарой стаят, так что нэ абламилас килэрам. Вах, да я и сам магу при слючаи башка атвинтит!"
   "Да-а", - покачал головой я, - "интересно вам тут живется в "Свободе"! "Харащо живетца", - согласился со мной Ашот, - "лючше, чем в Сочи. Как дла минэ, места лючче нэ придумаишь! Знаиш", - доверительно наклонился он ко мне, - "у минэ никагда нэ било братиев. А тут минэ пачти каждий - брат. А тот, кито нэ брат - тот проста дрюг надожний, праверений. Аны минэ памагаит, я ым памагаю. Я вед, знаиш, па долгу слюжби тарговцем через сибэ всю инфармация а Зоне прапускаю, так что знаю паболше инога матераво вэтэрана. И нэ адин раз мая инфа рибятам жизь спасала". "Какие слухи интересные слышал?", - забирая деньги, заинтересовался я. "Слюхи? Вот тибэ слюх, так сказат, на сон грядущий. И пра сни непасрэдствэнна", - торговец сделал страшные глаза и шипящим голосом спросил: "Глюбако в Зоне спат кагда-та прьобавал?" Я отрицательно помотал головой. "И нэ пробуй лючче", - замахал руками торговец, - "к тибэ такие кашмари ва снэ придут, каких ты проста ваабразит нэ можиш! Я пару такых историй слишал, вай!..." Ашот печально покачал головой а затем, оглянувшись по сторонам, шепотом продолжил: "Адин ва снэ ат разрива сэрца умэр... страшна умэр, тяжило. Другой смог праснутца, но галавой аканчателна паэхал, типер все от каких-та "тиомных" сталкерав пирячитца. Такие дэла, да..." Ашот сокрушенно покивал головой, а затем с искоркой смеха в глазах выдал: "Но эслы савсэм нэвмагату и приспичыла спат, так нужин шлэм сипициалный, с такой тоненкай сэткай из прьоволока в падшлэмнике. Гаварат, висе ваенний сталкери в такых ходят и ничего им ва снэ нэ делаитца. Спят, как убитый, а утром встают нармалный. Можит, правда, эта патаму, чито у них мазги савсэм нэт?" "Да ну тебя", - поняв, что Ашот надо мной прикалывается, я сплюнул и, забрав патроны, отправился ловить коменданта.
   Идти удобней всего было по старой асфальтовой дороге, ведущей на Кордон, что я и сделал, не забывая, правда, поглядывать на детектор - очень не хотелось вляпаться в аномалию или радиоактивное пятно. Обойдя старый автобус и кучу брошенных стройматериалов возле сиротливо стоящей автобусной остановки, слева от себя я увидел недостроенную фабрику с торчавшим, как журавль над колодцем, строительным краном. Прямо по курсу был мост через когда-то, наверное, полноводную речку, а сейчас - сплошные болота с небольшими островками суши. Мост ощутимо фонил, но поскольку обойти его можно было только через болото - вероятно, тоже радиоактивное - пришлось бегом пробежать опасный участок. Перейдя мост и остановившись отдышаться, я услышал по рации сообщение от одного из передовых отрядов: "Всем отрядам "Свободы"! Мы наткнулись на вражеский отряд у фермы. Серьезное сопротивление, нужна помощь! Повторяю: ребята, нужна помощь! Обеспечьте подкрепление!" ПДА коменданта подавал сигнал тоже в районе фермы, так что это могла быть группа, обеспечивающая его побег.
   Покрепче перехватив автомат, я бегом отправился к ферме, возле которой велась ожесточенная перестрелка. Маяком служила старая водонапорная башня, расположенная на территории фермы, на которую я и взял курс. Распознав "свободовцев" по фирменным комбинезонам, нашивкам и крикам: "За Че! Свободу всем даром!", - я, передернув затвор, с ходу подключился к сражению и... буквально остолбенел. Мы сражались с... наемниками! Такие же, как и у меня, комбинезоны характерной синеватой расцветки, условные сигналы, а главное - стиль ведения боя.... Ностальгия вспыхнула во мне... и сменилась резкой болью в плече из-за срикошетившей от кирпичной кладки забора пули. Боль была сильной, но терпимой, и решив заняться перевязкой позже, я ринулся в пролом забора, перекатившись и стреляя длинными очередями. Двоих оборонявшихся удалось срезать мне, троих оставшихся прикончили ребята из "Свободы", потеряв при этом двоих своих.
   Внимательно осмотрев территорию фермы, за правым бараком ребята обнаружили тело коменданта Щукина, повешенного на ветке мутировавшего тополя. М-да, наемники свидетелей не оставляли. Это было правилом, но вот такая жестокость его исполнения.... Некоторые ребята побледнели, но сдержались, а Васька-Шкет, достав рацию, доложил о ситуации Чехову. Я же, вытащив нож, перерезал веревку и, подхватив уже успевшее задеревенеть тело, аккуратно уложил его на землю. Из рации Шкета донесся ехидный голос Чехова: "Так, недалеко убежал наш комендант. Однако хорошее ему место нашли новые друзья - на дереве! Эх-х.... Ладно, хватит лирики. Захватите ПДА этой скотины и дуйте на базу". Поскольку ребята стояли все еще бледные, я сам обыскал тело Щукина и, сняв с пояса его ПДА, спрятал в свой рюкзак. Осмотр тел и нагрудных жетонов наемников ничего, кроме кое-какой амуниции, не дал: ни одного из них я не знал или моя память не желала вспоминать. Ко мне подошел Димка-Коньяк, проводник свободовцев. "Эй, Шрам", - наверное, у него язык не поворачивался назвать меня наемником, - "что-то бледно выглядишь. Да, и ты весь в крови..." "Мне надо к Чехову. Помоги мне добраться до вашей базы", - успел прошептать я, прежде чем потерять сознание.
   Очнулся я уже на базе "Свободы" возле ангара, в котором обитал дядька Яр - техник свободовцев. Плечо было туго перебинтовано и практически не болело. Судя по тому, что схватка на ферме происходила ярким днем, а сейчас уже серели сумерки, я умудрился не только потерять сознание, но и проспать добрую половину вечера. Найдя Димку-Коньяка и отблагодарив его сотней-другой за заботу и сопровождение, я отправился к Чехову - сдать ПДА коменданта и получить обещанную информацию о Клыке. "Спасибо за помощь!", - Чехов крепко пожал мне руку и с благодарностью кивнул, принимая от меня ПДА Щукина. Жестом пригласив меня присесть на обшарпанный диван и сам присев рядом, Чехов продолжил: "После перестрелки на ферме стало понятно, что за нападением на "Свободу" стоят наемники. И данные с этой штуки", - Чехов помахал комендантским ПДА, - "также это подтверждают. Но тут появляется другой вопрос: на кой ляд оно им надо? Ведь мы с ними всегда держали нейтралитет. Выходит, они контракт выполняют... только чей - "Долга" или военных?" Чехов мельком взглянул на мой комбинезон наемника, вздохнул и твердо закончил: "С ответами пока не очень, но это уже моя забота".
   "Как насчет Клыка?", - сделав вид, что не заметил взгляд лидера "Свободы", поинтересовался я. Чехов кивнул: "Ты свою часть договора выполнил, так что слушай про Клыка. У нас он искал кое-какие электронные детали, а мне стало интересно, с какой радости ему вдруг понадобилась эта рухлядь. На прямой вопрос он отрезал, что не мое, мол, дело. А я пасовать не привык!" Чехов нехорошо усмехнулся и продолжил: "Пошел я к дядьке Яру, технарю нашему, он частоту ПДА Клыка и хакнул, чтобы я пару дней последил, куда хозяин направляется. А направлялся Клык этот на Свалку, там его и ищи. Кстати, частоту я сохранил и тебе уже скинул, так что дальше дело техники: ты его теперь на своем аппарате должен видеть".
   Я открыл свой ПДА и проверил; действительно, красная точка, обозначавшая местонахождение ПДА Клыка, мерцала на территории Свалки, в районе диггерской базы. "Ну что ж", - я встал с дивана и протянул Чехову руку, - "спасибо за информацию, я пойду". "А может ты готов помочь "Свободе" еще?", - не выпуская мою руку поинтересовался Чехов. "В другой раз", - твердо ответил я, смотря прямо в глаза лидеру "Свободы". "Ладно, в другой так в другой", - нехотя разжимая ладонь и отведя взгляд, буркнул Чехов, - "зайди хоть в бар наш - я тебе, пока ты в отключке валялся, у бармена "благодарность" оставил. Да и к дядьке Яру загляни - пусть бронь твою починит, а то она уже", - Чехов просунул палец в пулевое отверстие на моем бронежилете и усмехнулся, - "на решето похожа". Я, усмехнувшись в ответ, махнул на прощание рукой и, молча выйдя из кабинета, направился в сторону бара.
   Бармен, укуренный вусмерть, радостно встретил меня за стойкой: "Поправить здоровье? Тогда ты правильно попал, чувак! Подходи! Бесплатно угощаю за твои наличные!" Негромкая растаманская музыка расслабляла и я дружелюбно улыбнулся и представился: "Шрам". "Превед, чувак! Я Ганжа, местный бармен. Слыхал о тебе, слыхал. Может по маленькой, за знакомство?" Я не отказался. Бармен сноровисто сделал нам по "Кровавой Мэри" - и где он только достал томатный сок? - и мы, чокнувшись, выпили. "Ты как в бармены попал?", - закусывая тушенкой с ностальгическим названием "Завтрак туриста" поинтересовался я. "Не так вопрос задаешь, брат!", - Ганжу от смеси "травы" с коктейлем совсем развезло, - "ты спроси, как бармена Ганжу, кальянщика Ганжу, Ганжу, который умел быть на одной волне с разными людьми, занесло из продвинутых клубов в Зону? Но не отвечу я тебе, брат. Это негативная история, а я люблю позитив. Я очутился здесь. Так случилось. Я был один и ощутил космическое одиночество, брат. Да, чувак, это было реально плохо. Но потом я ощутил позитивные вибрации от людей из "Свободы". Это мои люди, я понял это. У меня был выбор, брат, но не было сомнений. Я нашел свою свободу и живу лучше, чем многие там, во внешнем сумасшедшем мире. У меня есть, что выпить", - Ганжа затянулся папиросой, - "что покурить, есть Зона, есть люди, которые рассказывают о ней, а я слушаю, брат.... Черт, до чего же хреновая эта местная трава!".
   Я не смог сдержаться и от души хохотал, глядя на кислую физиономию бармена, отплевывавшегося и с ожесточением топтавшего папиросу. "Ну так поделись интересными рассказами о Зоне", - попросил я, пока бармен смешивал нам еще по коктейлю. "Брат", - Ганжа с чувством хлопнул меня по плечу, - "я с тобой поделюсь всем: хлебом, травой, водой, водкой, небом... ну и информацией". Мы выпили и бармен продолжил: "Слушай меня. Глубоко в Зоне есть секретные лаборатории, и они до сих пор работают - так мне рассказывали. Странно, как там люди смогли выжить после всего, без припасов и энергии. И люди ли там вообще сидят? Чувак, а вдруг там пришельцы, носители холодного и безжалостного разума?! Мне один чел говорил, что однажды на Янтаре поймал по рации переговоры о какой-то лаборатории. И такими странными были эти переговоры, что он почти сразу рацию выключил". "Почему?", - заинтересованно спросил я. "Потому что страшно стало, брат", - Ганжа перешел на трагический шепот, - "а другой чел мне рассказывал, что повстречал как-то полупрозрачную фигуру в защитном костюме покруче сталкеровского. И этот прозрачный сказал ему: "Уходи. Мы работаем. Ты мешаешь". Правда, тот чел говорил, что встретил эту сущность прямо возле Радара. А таким заявлениям не всегда верь, брат. Но, может, Зона и вправду тех людей в чистую энергию превратила?".
   Я с усмешкой покачал головой. Таких историй десятками и сотнями можно было услышать в любом баре Зоны; именно они и создавали тот фольклор, тот романтический ореол, который манил в Зону новичков - "отмычек", как снисходительно, а иногда и презрительно называли молодых матерые сталкеры. Но действительно полезной и нужной информации в таких россказнях было с гулькин нос. Бросив на стойку купюру и собираясь уходить, я поинтересовался: "Есть что-то для меня?". "Да", - спохватился Ганжа, - "тут Чехов тебе "спасибо" за помощь ребятам передал". На стойку передо мной лег толстый конверт. Открыв его, я присвистнул: три забандероленных пачки десяток - это была существенная "благодарность". Бармен, увидев, что я при деньгах, таинственным полушепотом произнес: "Могу предложить интересную информацию". "И сколько это будет стоить?", - с подозрением покосился я на него. "Четыре тысячи", - не моргнув глазом выдал Ганжа. "Да ты что! Нет у меня столько!", - возмутился я, а затем осторожно поинтересовался, - "что же там все-таки лежит?" Бармен заговорщицки подмигнул и торжественно произнес: "В трехэтажке на базе "Свободы" в сейфе тебя ждет новенький ТРс-301". Я уважительно присвистнул. ТРс-301 был автоматом новейшей разработки. Легкий, удобный, он имел, пожалуй, лишь два недостатка: очень быстро загрязняющийся в условиях Зоны ствол и как следствие - низкую надежность и патроны калибра 5,56х45 мм, которые было очень проблематично достать. Зато на ТРс-301 легко цеплялся хороший четырехкратный оптический прицел, глушитель и при наличии специального крепления - подствольный гранатомет М-203 под гранату М-209.
   Я задумался. Такой автомат стоил приблизительно тысяч шесть; в условиях Зоны торговцы наверняка набросят еще половину стоимости сверху; итого - приблизительно девять тысяч. С другой стороны - где тот сейф, код от него.... Однако чутье мне подсказывало, что бармен дает верную наводку. А хороший ствол в Зоне - жизненно важная штука. Да и вернуться в бар в случае чего всегда можно... и я решился. "Согласен", - отдавая бармену полученный конверт и добавляя сверху еще тысячу, вздохнул я. "Давай ПДА", - с ловкостью фокусника Ганжа подсоединил разъем и слил мне координаты тайника с хабаром. На карте он подсвечивался синим треугольником, вписанным в круг. Кивнув бармену и опрокинув "на коня", я отправился за своим хабаром. "Ну будь, чувак!", - напутствовал меня Ганжа, - "Жаль, не раскумарились мы с тобой! А захочешь выпить или покурить - подруливай; я всегда на месте. И заходи на следующей неделе - обещают такую дурь подвезти!". Не слушая бармена, я отправился к старому зданию завода, пытаясь по карте в ПДА разобраться, как лучше всего попасть в заводской комплекс.
   Явных проходов видно не было. Покрутив карту и так, и эдак, я решил подняться к Чехову и спросить у него о проходах на территорию заводского комплекса. Поднявшись на второй этаж ангара и направляясь к двери в кабинет лидера "Свободы", я бросил мимолетный взгляд влево и ... застыл от осенившей меня догадки. Окна... вернее, их отсутствие! На высоте более пяти метров их не стали забивать наглухо, а лишь заставили несколькими ящиками. Забравшись на один из них, я, присев, таки смог протиснуться в узкую оконную раму и аккуратно спрыгнул вниз. И сразу же угодил в очаг сильнейшей радиации! Все вокруг - стены зданий, остатки брошенной техники - фонило настолько сильно, что у меня сразу потемнело в глазах и стало пошатывать. Бросившись вперед, я по пандусу вбежал в выбитый слева дверной проем и кинулся по лестнице вверх. Стрелка дозиметра на детекторе слегка опала, но уровень радиации продолжал оставаться еще очень высоким. Оставалось надеяться, что чем выше, тем радиация будет меньше или вообще исчезнет. Так оно, в общем, и случилось. Перейдя по дощатым мосткам на бетонную лестницу и поднявшись на три пролета, я, уставший до предела, наконец-то перестал слышать треск дозиметра, а одиночные щелчки показывали, видимо, те рентгены, которые я успел схватить. Привалившись к стене, я принял целых две капсулы "антирада" - набора таблеток с активными веществами, способствующими выведению радионуклидов из организма. Носом пошла кровь и пришлось практически полностью использовать кровеостанавливающие препараты из аптечки.
   Отдышавшись, я с трудом поднялся и, проклиная бармена и свою жадность, доковылял до старого советского сейфа, окрашенного облупившейся синей краской. Набрав код и заглянув внутрь, я... забрал свои проклятия в адрес бармена обратно: новенький, еще в смазке, ТРс-301 лежал, завернутый в ветошь, с полным магазином и просто просился в руки. Я любовно погладил светло-стальной корпус "своего" оружия и, спрятав его в рюкзак, задумался над тем, как лучше выбираться обратно. Возвращаться через радиационный ад не хотелось однозначно, поэтому, внимательно оглядев окрестности, я заметил прислоненную к одному из оконных проемов пружинную сетку, ведущую на крышу ниженаходящейся пристройки. Спустившись, таким образом, на два пролета, и более-менее удачно спрыгнув с козырька нижайшей пристройки за забор завода, я, хромая, но со счастливым лицом отправился к технику, дядьке Яру, чтоб он профессиональным взглядом оценил мое новое приобретение.
   Дядька Яр, нестарый еще мужик лет за сорок, дремал, сидя в ангаре на ящике из-под оружия. "Здорово, сталкер. Поломалося шо-то?", - вскинулся он, услышав мое приближение и протирая спросонья глаза. Я отрицательно помотал головой и только собрался рассказать о цели своего визита, как Яр огорошил меня следующим вопросом: "Ты как, хочешь деньжатами разжиться?" Ответ напрашивался сам собой, но из осторожности я сказал: "Нет". "Будь здоров, парень", - дядька Яр, склонив голову, снова задремал, всем своим видом показывая, что со мной дел вести не намерен. Я, потоптавшись на месте, снова толкнул техника в плечо и хмуро произнес: "Хочу". "Э в мене одне дільце", - негромко произнес Яр на чистом украинском языке, - "і зробить його треба тихенько, без зайвих свідків". Техник, прищурившись, посмотрел на часы: "Зараз одинадцята ночі, отже вже добре стемніло. Тут така справа..." Дядька Яр сторожко огляделся по сторонам и тихонько продолжил: "Мені товариш важливі креслення принести обіцяв, от тільки до бази не дійшов, пропав. А мені вони до зарізу потрібні і принести їх треба до світанку. Ну а час - це гроші, сам розумієш. Берешся?" Отказываться было поздно и я кивнул: "Берусь". "Ось тобі координати місцевості, де останній раз його ПДА засвітився". Яр вынул свой ПДА, что-то нажал и мой ПДА тихонько пискнул, подтверждая принятие информации через Bluetooth. Я просмотрел координаты и вышел, не прощаясь. "Хай береже тебе Господь і Зона, сталкере. Будуть проблеми, побажання - звертайся", - намекнув на возможную большую, чем просто деньги, благодарность, напутствовал меня техник.
   Сигнал был зафиксирован действительно недалеко, у заправочной станции, мимо которой я уже проходил, направляясь на форпост. Поэтому, выйдя за ворота и привычно передернув затвор "Гадюки", я уверенно направился к цели. Подойдя к заправке и внимательно осмотрев ее в бинокль, на крыше одной из цистерн я увидел зеленоватое марево, в свете которого на соседней цистерне угадывалось лежащее человеческое тело. Посматривая на сканер датчика аномалий, я осторожно взобрался по прикрученной к цистерне лестнице наверх и, не заметив ничего опасного, внимательно осмотрел лежащего. К сожалению, помочь ему уже было нечем: изломанный и словно высушенный труп давно окоченел. Не найдя на теле каких-либо бумаг или чертежей я, решив, что они наверняка записаны в ПДА покойного и, сняв его и спрятав в рюкзак, аккуратно двинулся обратно, размышляя над причиной возможной гибели Гришки-Бульдозера, несшего информацию дядьке Яру. Ответ появился довольно неожиданно; не успел я спуститься с цистерны, как заметил внизу две тени со светящимися в темноте глазами - парочка кровососов в режиме "стелс" явно поджидала меня на ужин. Причем в качестве главного блюда. Вот тут и пришло время показать себя моему новому приобретению: прикрепив на ТРс-301 купленный ранее у Ашота оптический прицел и навинтив глушитель, я экономными очередями, стараясь метить в голову, принялся расстреливать монстров.
   Все получилось как нельзя лучше и, спустившись с цистерны, я как можно быстрее поспешил доставить находку дядьке Яру. Тот меня уже ждал. "О, годувальник наш з'явився. Як щодо креслень?" "Ось вони", - невольно тоже переходя на украинский и протягивая технику найденный ПДА, я опустил глаза, - "але товариша свого більше не чекай. Ним кровососи повечеряли". "Эх, не повезло бедолаге", - внезапно переходя на русский и сразу как-то постарев, сокрушенно вздохнул Яр, - "ладно, с меня причитается". Выложив на ящик перед собой две тысячных купюры, техник прищурился: "Да и броньку с оружием могу подлатать недорого. Или улучшить чего?" Я с трепетом достал из рюкзака не подведший меня ТРс-301 и показал Яру. "Знатная машинка", - повертев в руках автомат, Яр уважительно прищелкнул языком и вновь перешел на украинский язык, - "але можу покращити в двох напрямках: або скорострільності, або точності. Якщо вибереш скорострільність, то я зроблю технологічну доробку затвору - це додасть п'ятнадцять відсотків до скорострільності; поставлю компенсатор газового поршня і тим самим зменшу віддачу на тридцять відсотків; більш точно збалансую рухомі частини зброї - а це ще додатково на чверть збільшить скорострільність; заміню стандартний приклад на більш легкий аналог, встановлю кріплення для підствольного гранатомету; встановлю дульне гальмо, що ще на чверть зменшить віддачу і головне - влаштую систему охолодження стволу без ризику його деформації - це підвищить скорострільність ще на сорок відсотків".
   Дядька Яр выдержал паузу, еще раз внимательно осмотрел автомат и продолжил: "Якщо ж ти вибереш покращення точності, то точна підгонка затвору зменшить розкидання куль при стрільбі - це додатково десять відсотків до точності; зменшу масу газового поршня, що вдвічі зменшить віддачу, заміню ствол на аналог із міцної сталі, що не дає деформації навіть при інтенсивній стрілянині; збільшу довжину ствола, зміню конструкцію приклада, влаштую плавний та м'який спусковий механізм та поставлю систему електронної стабілізації - разом це вдвічі збільшить прицільність стрільби. Ну і як бонус", - дядька Яр по-доброму усмехнулся, - "на п'ятнадцять патронів збільшу ємність магазину і облаштую ствол під "калашовий" патрон калібру 5,45х39мм". "И во сколько мне это обойдется?", - с трепетом в голосе поинтересовался я. "Дорого", - честно признался техник, - "хоч та модифікація, хоч інша, а близько тридцяти тисяч ти мені віддаси".
   Я где стоял, там и сел. "Тридцать тысяч! Да у меня еле-еле пятнадцать наберется!", - воскликнул я. "Ну тоді або роби часткові модифікації, або...". Молчание техника было красноречивее любых слов. "А броня и стволы?", - готовясь услышать "космическую" цену, все же спросил я, сняв бронник и выложив пистолет и "Гадюку". "Півтисячі", - бегло осмотрев мой нехитрый скарб, на глаз определил Яр, все еще любовно разглядывая ТРс-301. Я кивнул и мы ударили по рукам. "Ти курточку тут залиш", - отложив автомат, вертя в руках и внимательно разглядывая повреждения бронежилета, скомандовал Яр, - "а сам сходь до Ашота - я в нього новенький під ствольний гранатомет нещодавно бачив".
   Удрученно кивнув, я побрел к Ашоту, встретившего меня своим стандартным приветствием. Не обращая внимания на его шутки и практически не торгуясь, я почти за пять тысяч приобрел новенький, в смазке, подствольный гранатомет М-203, который отнес технику. Выложив перед Яром всю свою наличность - чуть больше десяти тысяч - я горестно раздумывал, какие улучшения смогу оплатить. Сидеть молча было скучно и я решил отвлечься от грустных мыслей разговором. "Поделись опытом, как оружие или броню улучшить", - глядя, как ловко Яр управляется с запчастями и невольно залюбовавшись, попросил я. "Опыта у меня - будь здоров", - неторопливо, не отрываясь от работы, начал Яр. Наверное, из уважения к собеседнику, он снова перешел на русский язык, но украинский акцент нет-нет, а проскальзывал, образуя чудный говор: "От шо я тебе скажу, сынку. Не берись за все сразу! Бо как захочешь, шоб и самая убойная твоя пушка была, и самая точная, то добра с того не будет. Один раз ты, для примеру, поднял у свого ствола убойную силу. Так давай и дальше убойность подымай! Потому шо есть такие улучшения, шо назад их уже не сымеш. И захочешь ты из сильной пушки снайперку сделать, а не выйдет, поздно! Так шо думать надо хорошо, и наперед".
   "А ты в каком направлении силен?", - помня о предложенных вариантах модернизации, поинтересовался я. "В северо-западном! В направлении до кухни!", - видя мой недоуменный взгляд, Яр искренне, от души рассмеялся; чуть позже, поняв шутку, захихикал и я. "Шуткую я, хлопец", - все еще посмеиваясь, техник вытер выступившую слезинку, - "я по снайперскому делу специалист справный. И сам стреляю, как старый партизан, и другим помогаю. Я любой автомат тебе так причешу", - техник гордо расправил плечи, - "шо как СВД спецназовская будет! А как снайперка настоящая в руки попадет, так я с нее такую цацу сделаю... тебя, хлопец, за два километра минать будут. Ну и броньку", - Яр повертел в руках, осматривая, мой заштопанный бронежилет и, бросив его мне, закончил, - "на добром уровне сделать могу".
   "Что еще полезного сталкеру рассказать можешь?", - одев бронь и попрыгав для усадки, поинтересовался я. "Полезного?", - на секунду задумался Яр, - "полезное в нашем деле то, что поможет тебе жизнь сохранить. Или твоему врагу ее укоротить - окончательно и бесповоротно. Например, артефакт. Шо такое артефакт? Это есть сгусток всей силы аномалии: как кубик бульона куриного. А есть одни артефакты, то могут сами аномалии это...", - техник задумался, - "как оно там... а, ге-не-ри-ро-вать!", - Яр довольно усмехнулся и продолжил колдовать над ТРс-ом. "Так Чехов говорит. Правда", - Яр с сомнением оглядел получившийся агрегат и продолжил, - "после того, как артефакт аномалию произведет, он уже ни на что не годный. И сама аномалия, которую ее артефакт произвел, она не дюже сильная и не долго держится. Но шоб со следу сбить или задержать кого надо, так нормально сгодится".
   Техник передал мне готовую конструкцию, бывшую автоматом, и, забирая деньги, гордо произнес: "Бери и владей!" Я уточнил: "Что именно ты улучшил и что оно дает?" "Во первых, увеличил емкость магазина на пятнадцать патронов", - стал загибать пальцы Яр, - "во-вторых, установил крепление для подствольного гранатомета, в третьих точно подогнал затвор, чем на десять процентов увеличил точность стрельбы и вдвое снизил отдачу за счет модификации газового поршня. Ну и как презент", - Яр усмехнулся, - "сделал тебе подгонку ствола под пулю для "калаша" - калибр 5,45х39мм".
   Собранная в комплект с оптическим прицелом, глушителем и подствольником, "пушка" впечатляла. Поблагодарив дядьку Яра и пообещав при случае заглянуть для дальнейших улучшений, я, перезарядив оружие и проверив амуницию, покинул территорию базы "Свобода" и знакомым маршрутом направился в сторону Свалки. С новым мощным оружием, полностью экипированный, я был полон решимости таки догнать Клыка и получить ответы на интересующие меня вопросы. Сигнал исходил из местности, которую облюбовали местные диггеры и романтично называли Барахолка. Сигнал был статичен и это внушало надежду, что Клык по какому-то поводу задержался на Барахолке и я успею его догнать. Прибавив ходу и обогнув озерцо с гнилой водой, я, ориентируясь на два огромных колодца-охладителя, вышел к Барахолке. Недалеко от охладителей тусовалось около десятка челов, по внешнему виду - явно бандиты. На самой Барахолке также тусовалось около десятка диггеров, все с оружием, но нападать друг на друга никто не спешил.
   Подойдя вплотную к нагромождению бетонных блоков, гнутой арматуры, ржавых труб и прочего барахла (вот уж действительно - Барахолка) я, не увидев Клыка среди диггеров, еще раз внимательно сориентировавшись по сигналу ПДА Клыка, заметил небольшую дверь, ведущую куда-то в подвальные помещения. Передернув затвор и покрепче сжав ствол своей верной "Гадюки", я осторожно стал спускаться по ступенькам вниз. Проход был очень узкий, протискиваться было ужасно неудобно и я, сложив лишнюю амуницию в рюкзак и припрятав его в куче хлама у входа, двинулся дальше, захватив с собой лишь проверенную "Гадюку" с парой запасных обойм и подаренную Отцом Валерьяном модифицированную "Фору".
   Сигнал ПДА Клыка становился все отчетливее. Я успел радостно подумать, что наконец-то смог его догнать, как вдруг... взрывная волна огромной силы впечатала меня в бетонную стену. Выронив оружие и уже теряя сознание от боли, я увидел, как надо мной склонились две неясные тени в широких балахонах. Одна из теней громко заржала: "Ептыть, отличный подвал! И растяжка не подкачала! Стакеры один за другим, шо дурные, прут. Че им тут, медом намазано?.." "Да, мля...", - второй балахон сипло закашлялся, - "жаль только, что тот урод смылся". "А и хер сним!", - первый балахон принялся деловито меня обыскивать, - "прибыток сбросил - и ладно..." "Угу", - второй присоединился к процедуре, - "короче, хапаем самое ценное и валим...".
   Сквозь наплывающую боль проступала жгучая обида и пойманной птицей билась мысль: "Конец?! Неужели это... конец?!..".
  

Конец первой части.

часть вторая.

"над саркофагом"

   "Конец?! Неужели это... конец?!..". Мысль возвращалась снова и снова и в какой-то момент я понял, что если я мыслю, следовательно, как сказал какой-то древний мудрец, я живу...

Оценка: 4.28*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Сергей "Эра подземелий 4"(Уся (Wuxia)) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"