Пономарев Алексей Анатольевич: другие произведения.

Военные байки

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 5.65*31  Ваша оценка:


   Дискуссия о том как воевали наши предки, плохо или хорошо, в ВОВ - бесконечна.
   Однозначно, что если у тебя есть толковый командир, твои шансы выжить неплохи, а с дураком пц всем. Давно уже, собутыльник моего дядьки рассказывал как его роту, усиленную "чужими" (чел. ~200), бросили затыкать какую-то дыру в нашей обороне в р-н Кривого Рога. Задача была держать "до последней капли крови" единственную дорогу, которой могли воспользоваться немецкие танки. Танки остановить и умереть - благодать!
   Роту пригнали на место, отгрузили чуть не целую "полуторку" противотанковых гранат, сказали, что танков завтра наверное придет много и уехали. Жить им оставалось меньше суток. НИКАКИХ других противотанковых средств не обеспечили.
   Командир осмотрел местность и приказал:
   - Стыдно, люди к нам в гости из Германии едут, а у нас дорога такая разбитая.
"Свихнулся наверно от страха" - подумали многие.
   Командир продолжил:
   - Всем вытряхнуть все из вещмешков и за мной.
   Рота пошла к ближайшему от дороги холму шлака, с какой-то металургической фабрики неподалеку. Командир заставил набирать в мешки шлак и нести к насыпи. На саму дорогу шлак сыпался неравномерно, побольше там где дорога в горочку идет.
   - Чтоб им нескользко было - бубнил командир. Шлакозасып продолжался очень долго, все мешки были изорваны в лохмотья, лопатки сточились до черенков. Засыпали чуть не два километра дороги. Народ злой и усталый, теперь ведь еще и окапываться полночи. Утром с шлакогор подали сигнал: "Вижу танки".
   Сжимая свои почти бесполезные гранаты, солдаты знали, что жизнь закончилась. Наконец танки начали заходить на "благоустроенную" дорогу.
Третий танк колонны потерял гусеницу первым, а через минуту эта эпидемия охватила остальные машины, числом восемь. Стоячий танк, если его не злить, штука не опасная. Не совсем поняв, вас ис дас, немцы угробили и танк-эвакуатор. Пехота у немцев не дурная, вперед без танков не пойдет - затор. Нашим на них "За Сталина" нарываться, тоже нет резона.
   Командир, формально выполнивший боевое задание - остановить танки, посылает гонца найти хоть какое начальство и передать "Задача выполнена. Потерь нет"
   Гонец принес хорошую новость: Ночью можете уходить, сзади есть оборона. Будет возможность, накроем потом артиллерией.
   Секрет командира в его образовании техника по холодной обработке металлов. Никельшлаки - отходы металлургии, страшный абразив, лишь немного уступающий корунду и оксиду алюминия. Никакие пальцы гусениц не выдержат издевательства такой дрянью, и что приятно - гусеница приходит в негодность целиком, забирая с собой большую часть всего привода.
  
  
  
   Был у меня родственник по какой дальней отцовской линии. Этот старый дед запомнился мне тем, что, приходя в нашу семью, дарил мне, мальцу, исключительно конфеты "Золотой ключик". Но это не реклама, и вообще дело не в конфетах, да и речь идет об очень давних событиях - середина шестидесятых. Как-то он пропал надолго, и его спросили - а где?
   Оказывается, во Вьетнаме. Он был изобретателем ракетных установок, которые туда поставлялись. Поначалу они работали здорово. А потом американцы разработали новую серию бомбардировщиков "В", и эти установки их не сбивали. Тогда родственника во Вьетнам и пригласили. Он приехал туда, и через неделю те же самые установки стали новейшие американские бомбардировщики успешно гасить. Каким же образом?
   И вот как-то родственник разгласил нам военно-государственную тайну.
Оказывается, эти ультрасовременные самолеты были оснащены особо мощной броней в лобовой части корпуса, а сзади они были беззащитны. В свою очередь, поставляемые СССР зенитные установки имели ограниченный боекомплект для первого удара. И вот наш дед предложил вьетнамцам при авианалете американцев не атаковать, а лупить по ним в зад, когда они отбомбятся. Ну, вьетнамцы, конечно - а как же наши города и наши люди?
   Дед говорит, а что делать - время надо, чтобы переделать зенитные установки.
И вьетнамцы согласились (а куда деваться? ). Через пару месяцев президент США Джонсон объявил, что "из гуманных соображений" американцы прекращают бомбардировки Северного Вьетнама.
  
  
  
   В 1714 году, во время Северной войны, русская армия под командованием
Голицына вышла в тыл шведскому корпусу и заняла позицию. Шведы тут же атаковали, но были отбиты. Офицеры предложили Голицыну немедленно начинать контратаку, воспользовавшись смятением противника.
Однако Голицын решил дождаться еще хотя бы двух атак шведов. Только после третьей отраженной атаки русские перешли в наступление и без особого труда разбили неприятеля...
Чего же ждал Голицын? Он ждал, пока шведы, бегая туда-сюда, утрамбуют снег...
  
  
   Я хочу рассказать про дядю Петю. Это мой двоюродный дед.
   Дядя Петя воевал и имел награды, в т. ч. Орден Красной звезды. Я с детства знал дядю Петю и воспринимал награды ветерана как-то не совсем правильно - вроде положено.
   Потом у меня хватило ума (мне было под 40) спросить: за что дали Орден
Красной звезды.
   Выяснилось вот что: Дядя Петя ушел на войну добровольцем в 1942 г. Ему было тогда 36 лет. Его жена тетя Леля очень сердилась всю жизнь из-за его поведения, т. к. , когда он получил призывную повестку, он скакал от радости как бешеный.
   Разговор не о том. Дядя Петя хотел бить врага, но его определили в связисты. Точно так, как и Алешу Скворцова из известного фильма.
   Шебутной дядя Петя нашел какую-то винтовку из трофейных - в 42 году уже происходил перелом, отбуцкали румын, венгров и еще кой-кого. Появилось трофейное оружие. Потом дядя Петя сумел подобрать подходящие патроны.
Дальше было вот что: при воздушных налетах, при команде "Воздух" полагалось рассредоточиться и залечь. Сами представьте - некий обоз, как на ладони перед немецкими летчиками, никто из них и не подозревает, что какой-то придурок их будет обстреливать. В этом они и ошиблись. Дядя Петя не залегал, а ложился на спину и херачил из своей винтовки по ненавистным самолетам фашистов.
Однажды выяснилось, что один из самолетов-налетчиков рухнул, разбился вдрезбеги в лучшем виде. Никто ничего не мог понять. Никакой зенитной защиты, а самолет упал. Выяснили причину. Кто-то прострелил пропеллер штурмовика. Дальше были приняты меры и дядю Петю нашли. В результате он получил Орден Красной звезды.
   Я понял одно - ордена зря не давали.
   Совсем не смешная история, про то, как мой дед не стал Героем Советского Союза.
   Осенью 1942 командовал мой дед канонерской лодкой на Балтике, честно командовал, матросов не обижал, за спины не прятался, бил фашистов, как страна приказывала. В один из выходов в море потрепал его лодку немецкий линкор, здорово потрепал, еле ушли, дымами прикрываясь нырнули в минное поле. Линкор преследовать не стал и поотстал на пару сотен кабельтовых, в надежде на то что сами подорвуться или дым рассеется и типа добьем...
И принял дед решение, вплавь, разгребая мины руками уходить от преследователя, прикрываяь дымом...
   Октябрь, Балтика, температура воды чуть выше 10 градусов. Кого послать?
Боцман пожилой уже, матросики, практически все ранены, он да механик остались. Ну и поплыли они поочередно, меняясь каждые 5 минут по волнам мины толкая. Тяжелейшее переохлаждение было им наградой, но корабль спасли, минное поле прошли и исчерпав весь запас дымовых шашек ушли от преследования.
   По возвращеии в Кронштадт всю команду в госпиталь отправили, кого раны лечить, а кого и отогревать. Представили деда тогда к звезде Героя, а механику Славу дали.
   Сидит дед в госпитале через пару недель, отогревается спиртом с начальником хозчасти. Земляками оказались, общаются, за жизнь трындят.
И предлагает ему НачХоз бизнес по-русски учинить, мол пайки матросские порезать малька, по возвращении деда на корабль, а прибыль с продажи в пополаме, сбыт мол есть... Обидно деду стало, как я понимаю, в Питере блокадникам матросские пайки продавать за золотишко, не утерпел и сунул НачХозу в репу...
   Крики, вопли, сопли, нападение на старшего офицера, суд... Ничего дед тогда не рассказал ни на следствии, ни на суде...
   Звезду Героя не дали. Офицерского звания лишили. Отправили в штрафную роту защищать Питер.
   После ранения перевели опять на флот, но уже матросом. Окончил дед войну в Кенигсберге в звании главстаршины в 1946. И до самого дембеля четко пайки матросские контролировал при получении и выдаче...
   Я помню тебя Дед! Пусть земля тебе пухом будет!
  
  
  
   Расказал эту историю наш водитель. Дед его во время Отечественной танкистом служил, механиком-водителем на доблестной "тридцать четверке" воевал. Машина эта в те времена была чудом техники, Гансы за ней охотились дабы разобрать и какое-нибудь "ноу-хау" спионерить.
   Так вот по существу...
   После крупного танкового сражения (уже не помню где) на поле боя среди гор покореженной техники застрял танк нашего героя.
   Застрял по пустяковой причине: срезало ему гусеницу, да и застрял он в грязи.
Экипаж гусеницу-то натянул, да выбраться не может, так как новая проблема - сели аккумуляторы и не заводится. Сидят, ждут подмогу, матерятся.
Как я уже говорил, очень немцам танк этот нужен был, даже отпуск внеочередной давали, кто его притащит в плен или как металлолом. А в отпуск кому же не хочется? Да еще когда вроде бы брошенный танк посреди поля стоит? В общем, на "Тигре" подкатили, буксир привязали, дернули...
   Заводили машину с "толкача" когда-нибудь? Знакомо? Вот наши-то под шумок передачу-то и включили...
   Бензиновый движок "Тигра" для вида попробовал потягаться с советским дизелем, но тщетно (владельцы дизельных джипов поймут), да и башня нашего "34-го" все-таки вперед была повернута, пушкой прямо немцам в затылок.
В общем, съездили в отпуск... Наши.
  
  
  
   Не то, чтобы сильно веселая история, но впечатлило. Дальше от первого лица.
Когда ваш покорный слуга учился в Полицейской академии, был там среди преподавателей один бывший кагебешник. Причём, в МВД он перевёлся уже лет 15 тому, но до сих пор говорил, скривя рот: "В этой вашей милиции... ", - ну а дальше обычно шла справедливая товарищеская критика.
   Так вот, как-то в компании преподавателей и некоторых слушателей зашла речь о легализации результатов оперативно-розыскной деятельности (тема сама по себе весьма интересная и, главное, самая творческая из всех
"ментальных"). Кто-то из старых оперов поделился историей (пересказываю всё от первого лица).
   "Понадобилось установить прослушку в одной квартире. А в тамошней семье жила бабушка, которая практически не покидала дом. Мы ей даже какие-то бесплатные билеты присылали якобы от Совета ветеранов - не пошла. Сидит дома и мешает провести ОРМ. Тогда придумали хитрость. Взяли в морге труп, положили его в подъезде. Типа, убийство. Оцепление там, следователь, протокол... Всё натурально, без обмана. Опера пошли поквартирный обход делать, как положено. Честный обход, все 16 этажей.
   Кто что видел? Что слышал? Где был с восьми до одиннадцати? Труп жильцы видели, подвоха не чуют. В нужную квартиру пришли двое наших ребят. Пока один бабушку подробно распрашивал, да фотороботы уголовников показывал, другой незаметно техсредства в квартире инсталлировал. Сил потратили очень много, зато никаких подозрений! "
   Услышав рассказ, этот наш бывший по своему обыкновению скривил морду лица и через губу так: "Эх, менты! Труп... Вульгарщина. Грубая работа.
Вот мы однажды в семьдесят-мохнатом году ради такого дела дом взорвали. "
Все стали спрашивать, как да что. Поломавшись немного, комитетчик рассказал историю. Историю о Настоящих Профессионалах.
   "Объект разработки живёт в стандартной панельной 16-этажке. Оперативное проникновение затруднено. Что мы делаем? Составляем комиссию из соответствующих должностных лиц и специалистов и пишем акт, что при осмотре подвала на несущих конструкциях здания обнаружены трещины.
   Дефект строительства. Дом - аварийный, подлежит расселению. Все жильцы получают такие же квартиры в таких же панельных коробках, а интересующая нас семья - квартиру, в которой техсредства установлены заранее, капитально и надёжно. С 200%-ым перекрытием площади. Ну а после расселения, чтоб не вызывать подозрений, дом снесли. "
   Простые слушатели подивились. А более близко знакомые с рассказчиком - тихо офигели. Потому что знали, что служил он в те далёкие славные времена в Пятом управлении.
   И ТАКОЕ БЫВАЕТ!
  
  
   Тут к 9 мая столько военных историй понарассказывали. Хочу и от себя одну поведать. Батька мой успел с фашиками повоевать. Правда, недолго.
Призывали тогда в
армию с 17 лет. В свои 17 отец мой весил 46 кг. И это при росте 184 см! Время такое было голодное. В Советскую Среднюю Азию их отправили проходить курс молодого бойца. Там их несколько месяцев промурыжили - и на фронт. В 1944 он с немцами и встретился. Со своим отделением они шли по опушке леса. Так оно безопасней было. Внутрь леса вдавалась большая поляна. Все отделение вдоль опушке по поляне и пошло.
А отец как назло ногу натер. Ну, он напрямик и подался. Идет под сапогами вода хлюпает. Почва болотистая была. Вдруг характерный свист.
   Снаряд радом с ним в 4-5 метрах в землю хлюп. И тишина. Плавненько затормозил, значит, и не взорвался. Такие вот они добрые, эти немцы на одиночного солдата снаряда не пожалели. После он в Прибалтике успел немного повоевать. "Приблаты" им в спины стреляли. А закончил он войну можно сказать по неосторожности. Подошел посмотреть как орудие обстрел ведет. Немцы-то как раз отвечать стали. На этот раз они не промахнулись. Почти под отцом шарахнуло. Его взрывной волной на лафет пушки и отбросило. Да так, что таз раскололся. 6 месяцев в гипсе пролежал (все, что ниже пояса). Комиссовали.
После приехал в Москву. Поступил учиться в Институт "Цветных металлов и золота". Работал. Дорос до завлаба. Тут к ним в лабораторию отставной
военный пришел. Хрущев тогда армию крушил по-черному. Как ДАМ с ВВП сейчас это делают. Правда, тогда стратегические ракеты как сосиски с конвейера сходили. Так вот у этого летчика орден Красной Звезды был.
   Батька, конечно, поинтересовался - за что, и услышал такую историю.
Служил тот в войну где-то под Ленинградом. Занимался в основном разведкой. Причем обычно к себе в самолет 50 кг бомбу брал. Где он ее держал, и как ему разрешали - история умалчивает. По всем правилам самолет с бомбами садиться не может. Так вот летит он над Балтикой.
   Погода ясная. Видит идет легкий немецкий крейсер и пара корабликов поменьше. Они понятно на него внимания не обращают. Это не налет.
Одиночный самолет опасности тогда не представлял. Ну, летчик своим и докладывает: вижу немецкие корабли и все такое. Разрешите атаковать. Те посмеялись и разрешили. Он выбрал цель покрупнее и сбросил свою бомбочку. Кидает он ее понятно с хорошей высоты, чтоб немцы ненароком из зениток не шарахнули. И... попадает прямо в пороховой погреб крейсера.
   Раздается страшный взрыв. Несколько минут и на поверхности только два оставшихся сторожевика. Прилетел, доложил. Ему понятно не поверили.
Начали проверять. Перехват разговоров, остатки корабля на поверхности воды и др. Все сходится. К ордену парня!
   Вот так. И один в поле воин, если по-русски скроен!
  
  
  
   Дед танкист всю войну прошел рассказывал:
   - Но конечно, с немцами воевать -- это не с девочками плясать. Настоящие вояки были! Заставляли уважать себя. В бою старались уничтожить их как можно больше, а после боя... Вот ведут пленных, а у нас, может, и друзья только что погибли, а все равно кто махорочки им даст, кто сухарик вытащит. Я помню, наши танки в лесу остановились, а по просеке вели большую колонну немцев. Им организовали привал. Дошло до того, что раскурочили НЗ и угощали немцев. Одному я отдал пачку папирос "Казбек" и два хороших вкусных сухаря. Потом смотрю, этот немец что-то заерзал и достает из кармашка маленький пистолетик и патроны. Отдает мне. Я, чудак, расхвастался. Комбат увидел: "Подари мне". А отнимать трофейное нельзя было, никто не имел права. Но как ты не подаришь комбату? Вот до сих пор жалею...
   До той станицы, откуда его призывали, немцы не дошли, но пленных через нее гнали часто. Бабушка моя потом рассказывала, что выходила вся станица (а в станице было три (! ) церкви). Совали немцам кто картошку, кто молоко. Моя бабушка дала немцу краюху хлеба, а наш конвоир заметил и прикладом ей в бок. До самой смерти все у нее бок болел. Наверное, ребро сломал. Когда она мне потом рассказывала, я говорю: "Бабушка, ну как же так?! У тебя трое сыновей погибли! Может быть, вот этот, кому ты сунула хлеб, их и убил?! " -- "Не знаю... может, и наших пленных там ведут, там тоже матери есть".
  
  
  
   Был у моего деда друг Миша раздолбай страшенный, но при этом лейтенант артиллерии.
   Командовал этот друг машинкой залпового огня (как сейчас это называется) под названием "Катюша". Хорошо плохо ли командовал, но машинка бегала по немчуре исправно шмаляла.
   Дело было летом 1942 под Сталинградом передислоцировали дивизион "Катюш", одна из машин по дороге банально заглохла (автопром есть автопром что в 1942 что в 2010). Покопались, отремонтировались, как смогли подручными средствами. Накатили естественно за удачный ремонт. Ну и погнали догонять своих. По Российской традиции и достоверности карт естественно заблудились...
Степь, дорога непонятно куда, и тут вдруг видят столб пыли в степи.
Тормозят бинокль к глазам - немецкая танковая колонна. Прет - как у себя дома - нагло как на параде, над башенными люками холеные морды фрицев.
Дядя Миша то ли с перепуга, то ли с наглости после спирта - разворачивает
машину передними колесами в кювет ("Катюша" оружие страшное, но прицельности почти ноль, да и лупит только навесом по квадратам) и практически прямой наводкой дает залп. Подпалили первые ряды - у немчуры паника. Такое попадалово 8 танков моментом в утиль...
   Ну а "Катюша" под шумок - "ноги мои ноги"...
   Дали дяде Мише Героя (экипажу Славу) да только отобрали сразу же за опоздание из отпуска на эшелон на 20 минут (сразу после награждения - ладно в штрафники не записали) особист сукой оказался эшелон еще сутки в Москве стоял.
   Было бы похоже на сказку - но генерал Паулюс действительно остановил наступление на сутки. Эти сутки немецкая разведка судорожно искала позиции наших войск. Ну не могли они поверить в одну единственную "Катюшу" отстрелявшуюся с пьяного перепугу... Что в результате позволило сформировать ополчение Сталинграда...
   А дядя Миша закончил войну капитаном в Дрездене.
   Умер он в 75-ом ВЕЧНАЯ ПАМЯТЬ ТЕБЕ, ДЯДЯ МИША!!!
  
  
  
   История вычитана мной в каком-то, относительно серьёзном журнале, вроде в "Вокруг света", лет пять назад. Меня она поразила, поскольку проиллюстрировала богатство жизненных коллизий, а сейчас, накануне праздника вспомнилась. Дальше - по памяти, вкратце.
   Май 45-го, остров Рюген на Балтике, капитуляция или только-только подписана, или вот-вот будет.
   На острове был пансионат для инвалидов по зрению, в котором проживало некоторое количество слепых женщин, русских по национальности, послереволюционных эмигрантов или их детей. В пансионат этот определили "на постой" разведроту какой-то воисковой части Красной армии. Бойцы там, как водится, бывалые, опытные, привыкшие к риску. С обитательницами пансионата сжились и всячески их опекали.
   Неподалёку разместился вновь прибывший танковый батальон и однажды в пансионат приезжает командир этого батальона в пьяном виде, "насчёт клубнички". Разведчики ему не дают разгуляться, происходит стычка, рукоприкладство и т.п. Танкист возвращается в своё расположение, объявляет тревогу, в том смысле, что неподалёку - "власовцы" и ведёт танковую атаку на пансионат.
   Разведчики попытались урегулировать ситуацию, но их парламентёр был убит, да и вообще "власовцев" в плен-то не брали, какие тут разговоры.
   Тридцати с небольшим легковооруженным разведчикам пришлось принять бой против своих же танков.
   В это время мимо острова проплывает судно, на котором немецкая часть, не желая сдаваться русским, с оружием, намеревается добраться до Швеции.
Они слышат звуки боя и принимают решение помочь своим, ибо кто там может воевать, кроме немцев? Высаживаются на берег, наталкиваются на слепых
женщин, от них узнают ситуацию и вступают в бой против танков. Через непродолжительное время от танкового батальона ничего не осталось.
Вопрос, что делать с остаками разведроты? Разгром батальона танков, да ещё и немцами в "союзе", им никто не простит и не спишет.
   В итоге русские разведчики вместе с обитательницами пансионата грузятся на немецкий корабль, по пути пересаживаются на судно идущее в Лиссабон и следы их в послевоенной Европе теряются.
  
  
  
   Как-то мне довелось лечиться в госпитале имени Бурденко в Москве, и я сохранил об этом лечебном учреждении самые тёплые воспоминания. Командованием была поставлена передо мной боевая задача вырезать паховую грыжу. В палате грыженосцев личный состав подобрался холостой и жизнерадостный.
   Санитарками в госпитале работали девушки-солдатки, имеющие лимитную московскую прописку и учившиеся в вечернем медучилище. Палату грыженосцев в качестве санитарки обслуживала девица редкой красоты с явными садистскими наклонностями. Она кокетничала со всеми пациентами одновременно, но доступа к телу не позволяла. Госпиталь тогда являлся военным учреждением, и в нём соблюдался режим секретности. Поэтому никто не знал, когда его возьмут на операцию. График операций висел в комнате врачей. Садистка-санитарка подглядывала, когда кто идёт на операцию, и в ближайшую после операции ночь обещала отдаться. Будучи девушкой не только исключительно красивой, но и честной (такой её воспитал комсомол), она пребывала вечером в день операции в вызывающих одеждах.
   После операции по поводу грыжи, когда у человека разрезан живот, ему больно не только любить, но даже кашлять и глубоко дышать. Красавица-санитарка объяснений никаких не принимала, отсутствие взаимности связывала с недостатком любви и расставалась навсегда. Ослабленные потерей грыжи военнослужащие очень переживали, клялись в любви, и при воспоминании о ней им было мучительно больно.
Но эти опасные игры с офицерским составом элитных подразделений Советской армии не могли продолжаться бесконечно долго. Однажды один старший лейтенант спецназа откликнулся на её зов. Она точно знала, что его операция закончилась два часа назад, и поэтому безбоязненно провела его в операционную и позволила себя раздеть, а так же положить на операционный стол.
   Разошедшиеся швы послеоперационной раны и обильная кровопотеря не помешали спецназовцу выполнить свой солдатский и человеческий долг.
   Когда голая, залитая кровью с головы до ног, только что лишившаяся невинности, проживающая в столице своей родины по лимитной прописке, редкой красоты санитарка вбежала в комнату дежурного хирурга и сообщила ему, что ее суженый истекает кровью на операционном столе, у врача с двадцатилетним стажем выпала из руки уже поднесенная ко рту рюмка с неразбавленным спиртом. В госпитале имени Бурденко такого не случалось со дня его основания.
  
  
  
   В одном из печатных изданий то ли Англии, то ли Франции времён первой мировой войны была статья о мужестве русских воинов и там была такая фраза(привожу в переводе):
   - И русские с криком "ИОП ТВО ИМАТ!", что значит "УМРЁМ ЗА ЦАРЯ!" смело идут в атаку!!
  
  
  
   ВОЕНКОМЫ
   В 1992 году (если память не изменяет) один мой знакомый, в ту пору еще студент, влип в одну, очень смешную и трагичную историю. Представьте себе молодого лоботряса, которому в институте кроме пива и девчонок ничего не надо. Военной кафедры в институте не было. Учился он, как бог пошлет, т. е. никак. В один прекрасный день он получает повестку в армию, и как любой нормальный пацан выкидывает ее. Но в чем дело? Он скоро получает вторую повестку. Он опять ее выкидывает. Забыв об этих мелких неприятностях, он сидит дома и вдруг раздается звонок в дверь.
   - Кто там - спрашивает он.
   А ему в ответ:
   - Военком!!! Такой-то Такой-то здесь проживает?
   А он с дури:
   - Это я.
   - Откройте, вам повестка.
   - Не открою.
   Военком ему (кстати, их пришло двое):
   - Как так не открою, а кто Родину, защищать будет? Ты один дома?
   Приятель мой возьми и ляпни, что он один и в армию идти не хочет. Вот тут воекома понесло. Мат стоял на весь подъезд в чисто военном исполнении. Он описывал, что он сейчас сделает с этим сопляком, и как свернет ему шею, если этот "малолетний урод" ему не откроет дверь.
   Бедный запуганый парень не придумал ничего лучше как взять телефон и набрать "02". Он сказал, что к нему в квартиру ломятся люди и хотят "свернуть ему шею". Менты спросили адрес, посоветовали отойти от двери и ждать. Этот чудик побежал к окну, и стал выглядывать милицию. Когда менты подъехали, воекомов уже несло по полной программе. Парнишка стал наблюдать в глазок, что же будет. Он увидел, как вылетела дверь, отделяющая лестничную клетку от лифтов (общую дверь на четыре квартиры). Он увидел влетевших ментов, похожих на черепашек-ниндзю. Следующий кадр - это нога, пролетевшая на уровне глазка и попавшая в ухо одного из военных. Короче - Поле Куликово. Татарами оказались военные, так как у ментов были дубинки (их тогда еще называли демократизаторы) и пользоваться ими менты умели. У бедного идиотика (моего приятеля) ноги отнялись почти сразу после того как он увидел, что натворил. Когда раздался звонок и властный голос сказал:
   - Милиция. Откройте.
   Он уже спорить не стал и открыл дверь. То, что он увидел, привело его только к одной мысли: "Лучше бы мне не рождаться". Оба воекома были так "отдемократизированы", что их лица превратились во что-то красно-неясно-слюнявое. Сержант милиционер смог сказать только:
   - Парень, знаешь, а ведь они и впрямь военкомы. Мой тебе совет, ты в армию лучше не ходи.
   Спасло этого идиота только одно - пол подъезда слышали угрозы в его адрес и очень много нецензурной брани. Примерно через неделю после этого всего безобразия у приятеля в квартире раздается телефонный звонок, и уже знакомый голос говорит:
   - Ты у меня, сука, пойдешь служить во флот, на подводную лодку, которая обязательно утонет, уж я об этом позабочусь.
   Раздались гудки. И вот в этом, не очень, нужном обществу субъекте, вдруг ни с того, ни с сего проснулась тяга к знаниям. Он перевелся в другой институт, где была военная кафедра. Если он получал "хорошо", то это для него была личная трагедия. Он не пропустил ни одной лекции. И что самое интересное, ему больше всего давалась военная наука. В заключение хочу сказать, что теперь он офицер ФАПСИ. Вот как бывает.
  
  
  
   Не так давно я услышал историю, которая меня потрясла до глубины души.
По
Радио России рассказывали историю "первой любви Хемингуэя". Дикторша томным романтическим голосом поведала следующую историю.
Был такой америкосовский писатель - Эрнест Хемингуэй (ну вы в курсе - по ком
звонит колокол, старик и море, прощай оружие etc). В юности он пошел добровольцем на фронт (1 мировая война), одним из первых американцев вступив в
военные действия. Воевал ессно на стороне Франции против наступающих прусско-австрийских армий. Хотя воевал - это не совсем правильное слово. Хемингуэй был ПОЧТАЛЬОНОМ.
   И вот однажды ночью он подъехал к окопам своих "подопечных", отдал им почту и попросил у солдат винтовку. Просто так попросил. Ну, ему и дали. Хемингуэй возьми да и выстрели в сторону австрийских окопов. А австрийцы возьми да и выстрели в ответ. Из миномета. Бабахнуло конкретно. Куча солдатиков полегло ни за грош, а Хемингуэй попал в госпиталь с ранением. За этот героический подвиг, Хемингуэй был награжден орденом каким-то там, или медалью, как первый американец, вступивший в боевые действия. Ну а в самом госпитале стряслась с Хемингуэем первая лубофь, которой оказалась выхаживающая его медсестра.
   P.S. Ну чем не номинант на премию Дарвина?
  
  
  
   Преамбула: под Одессой есть санаторий "Куяльник" - лечебные грязи и вся такая хрень. Так вот одним из основных профилей этого медучреждения является лечение женского бесплодия.
   А теперь, собственно, амбула:
   Один из моих лучших друзей является одним из ведущих в Европе специалистов в этой области. (не ржать, совсем не так, как вы подумали). Так вот он рассказывал мне, что когда он учился, старенький профессор на первой же лекции сказал им вот что:
   - Имейте в виду, что те результаты в лечении бесплодия, которыми гордится персонал "Куяльника", основываются исключительно на том, что неподалеку расквартирована воинская часть...
  
  
  
   Эта история произошла во времена ярой дружбы СССР и Кубы. Тогда наши дальние стратегические бомбардировщики ТУ-95 регулярно кружили вокруг острова делая аэрофотосьемку. Кстати, американцы в этом районе держали свои боевые корабли в том числе и несколько авианосцев. ТУ-95 огромная махина с размахом крыльев около 80 метров - пошире чем палуба авианосца и имеет при себе 4 двигателя с двойными винтами по 3 метра каждый.
   Так вот летит тушка, летит никого не трогает. Прямо по курсу вырисовывается авианосец США. Только хотели свернуть и обойти стороной корабль как появляется перехватчик США. Пилот знаками показывает: открой бомболюк.
Мало ли, может тушка летит потапить авианосец. Наши открыли бомболюк.
Пилот подлетел с низу, увидел что там нет ничего, успокоился. Опять поравнялся с тушкой, улыбался, подмигивал и показал брюхо перехватчика увешанного ракетами "воздух - воздух". И решил пошутить: он показал команду "Садись! ". Наши переспросили:
   - Садиться! ?
   - уеs!
   - На авианосец?!
   - уеs!
   - о'кей - сказали русские и на подлете к авианосцу пошли на посадку.
   Но как они пошли на посадку!!! Снизили высоту и скорость, выдвинули все закрылки и прикрылки, задрали нос, даже выпустили шасси!!! Американские матросы увидев, что на них сейчас сядет эта махина и сметет с палубы все самолеты и постройки, да за одно и всех людей, стали прыгать за борт в воду! А высота малоприятная с девятиэтажный дом! Наши конечно свернули в последний момент и полетели дальше на минимальной высоте, чтобы скрыться от вражеских локаторов...
  
  
  
   Дню Победы посвящается!!!
   Долгое время в начале войны немецкие шифровальщики кололи простенькие коды партизанских радиостанций, как орешки...
   Но однажды всё, пришёл конец их спокойной жизни!
   А дело в том, что какой-то умный человек в штабе партизанского движения приказал использовать в радиограммах максимально возможное количество орфографических ошибок, а поскольку в немецко-русских словарях слов 'овтамат', 'сомалет' и 'бранетранспонтер' не было, немцы их и не понимали, не говоря уже о том, как такие вариации затрудняли разгадку даже простейшего шифра. Вот так русская смекалка смогла победить дойче орднунг!!!
  
  
  
   Подозрительная личность.
   Первый день моей армейской жизни. Нас, новоприбывших, только накормили, помыли в бане и переодели. После всего мы, 40 человек, оказались в ленинской комнате. Сидим, молча смотрим на удава с погонами майора, который неспеша жрет глазами каждого из нас по очереди. Через минут пять он начал:
   - Поздравляю вас, товарищи, с прибытием в нашу прославленную бла, бла, бла, вам предстоит преодолевать трудности бла, бла, рубежи, бла, бла, бла.
А теперь к делу. Баня у вас будет раз в неделю. После бани солдату положена по выбору - либо бутылка пива - 500 млл, либо шоколадка - 100 гр. по выбору военнослужащих.
   Лысая аудитория заметно оживилась.
   - Отставить разговоры! Встать, смирно! вольно садись. Итак, я продолжу.
Вот передо мной продатестат вашей третьей роты, на довольствие пивом и шоколадом. Сержант Ватрушкин!
   В комнату вошел сержант.
   - Принеси-ка из каптерки послебанное довольствие.
   Через минуту, сержант припер ящик пива, на нем картонная коробка шоколада "Аленка". Все мы радостно закричали одними глазами.
   - Итак, я буду называть фамилию, вы говорите "Я" и называете, что вы желаете получать в банный день: пиво или шоколадку.
   Пока очередь шла к моей фамилии, я задумался - что выбрать: С одной стороны, я никогда в жизни не пил спиртного, ни до, ни после, поэтому пиво мне было даром не нужно, но с другой стороны, я смогу с барского плеча, отдать свою бутылку товарищам, за ту же шоколадку из чайной.
Пиво-то в чайной не купишь... А с третьей стороны, сегодня они мне купят шоколадку, а завтра не успеют, я же не буду жлобиться и все равно отдам им свое пиво, но останусь без "Аленки". Но с четвертой стор...
   Майор назвал мою фамилию.
   - Я! Выбираю Шоколад!
   В комнате стало тихо, как будто я сказал что-то неприличное.
   - Товарищ солдат, если вы выбрали шоколадку, то пива вы не получите, вам это ясно?
   - Так точно.
   По окончанию списка, майор подошел ко мне вплотную, внимательно посмотрел, отошел и заорал: Вы все скоты, лентяи и как выяснилось - алкоголики! Я из вас выбью эту дурь! Пива они захотели! А может вам баб приводить после бани!!! ? Всем встать, выходи строиться! сержант Ватрушкин, командуйте по распорядку дня.
   А вас Штирлиц, я попрошу остаться. Садитесь. (Я сел на место) Майор посмотрел на меня в упор.
   - Я начальник особого отдела.
   (В дальнейшем, я научился безошибочно определять особистов, по рыбьему взгляду) За три года моей службы в этой учебной части, я показывал этот ящик с пивными бутылками и шоколадками из чайной, уже десятку тысяч солдат. Но никто из них, НИКТО, не выбрал шоколадку. Пока вы для меня загадка, но у меня работа, разгадывать загадки.
   Вот вам бумага, пишите автобиографию. Очень подробно, на десяти страницах.
Он долго выспрашивал о родителях, знакомых иностранцах, не служили ли друзья в нашей части? Даже зачем-то пугал тюрьмой и т. д. (Черт знает, зачем ему эти фокусы с пивом, скорее всего он был просто садистом). У нашей роты начался учебный процесс, и только у меня одного не было допуска и я вместо занятий в секретном классе, спокойно сидел в казарме и писал письма маме. Целых два месяца, пока майорские секретные запросы обо мне, летали по секретным адресам, я кайфовал, а служба шла.
   Трезвый образ жизни, это иногда не так уж и плохо...
  
  
  
   ДЖЕЙМС БОНД
   Новая - старая история от старого гэбэшника - Юрия Тарасовича:
   Толковый парень Игорь, закончил школу с золотой медалью и хоть родители его были простые московские интеллигенты, рискнул без блата, поступать в институт военных переводчиков. Конечно же провалился.
   Забрали в армию, отслужил два года и с помощью золотой медали, армейских льгот и нечеловеческого везения, он поступил, куда мечтал.
   После окончания с отличием института военных переводчиков, на Игоря вышли "определенные" люди из "определенных" органов, и конечно же предложили послужить на благо родины. Парень, не задумываясь, согласился. Предложение было более чем заманчивое - служить во внешней военной разведке, и не где-нибудь, а в городе - герое Вашингтоне, под крышей Советского посольства. Поскольку ЦРУ, будет конечно же в курсе, что Игорь работает на разведку, нужно обрубить возможность для американцев получения о нем информации: где жил, где учился, кто родители и т. д. Для этого ему сделали некоторые поправки в анкете: изменили номер школы, убрали армию и институт, добавили отсрочку от армии по здоровью. Оставили только имя и фамилию. Поставили задачу: Ты под видом простого двадцатипятилетнего новобранца - переростка, идешь служить в армию, естественно не лейтенантом, а рядовым. "Отправят тебя на ЗФИ, Землю Франца - Иосифа, там ты спокойно прослужишь месяц, и уже оттуда тебя переправят в Вашингтон. Таким образом - вся информация о тебе, будет обрубаться на ЗФИ, а туда ни один американец и на 1000 километров не подберется".
   Игорь сказал: "Есть! " и отправился выполнять поставленную задачу на благодатную Землю Франца - Иосифа, мужественно и стойко перенося все тяготы и лишения воинской службы.
   Прошел месяц.
   Потом второй...
   Наш славный разведчик, заброшенный в полярные снега, как мог выкручивался в месиве диких дедов и затравленных салабонов. Опыт первой срочной службы ему очень пригодился.
   А в это время случилось в стране 19-е августа 1991 года... .
И как-то военной разведке, да и всему генштабу, было слегка не до Игоря... Ну так бывает, не обижаться же на Родину.
   Через полгода службы, парень решился доложить своему командиру:
   - Товарищ старший лейтенант, я вынужден посвятить вас в государственный секрет особой важности: На самом деле я не рядовой вашей части, а сотрудник внешней военной разведки в звании лейтенанта. Мне срочно необходима связь с Москвой.
   Старлей прокашлялся и ответил:
   - Боец, если бы ты ссался и срался под себя, я бы еще понял - человек солидно косит. Но нести такую хрень, это даже для такого чмошника туповато. Ты прекрасно знаешь, что у нас коси не коси, а самолет за тобой не прилетит. Всем тяжело, все были салабонами. Терпи коряга.
   Ладно, я помогу тебе. Вот тебе лом, поработай над замерзшими кучами говна возле сортира, косить может и разонравится... Это все, что я могу для тебя сделать.
................................................
   Отбарабанил наш Игорь два года, как один день.
   Приехал домой и с тех пор слова: РОДИНА, ОТЕЧЕСТВО, ПАТРИОТИЗМ, стали для него ругательными. Теперь он работает в школе учителем английского, немецкого и французского.
  
  
  
   Все просят рассказать реальную историю - вот вам настоящий рассказ военного моряка. Он мне рассказал его лично, а уж если где приврал, все вопросы направляйте почтой в Мурманск, откуда он родом.
   В прошлом году эсминец "Несокрушимый", на котором служит Максим Д., отправили к берегам Сомали, в Аденский залив. Там, как вы знаете, пошаливают пираты. Они люди бедные и голодные, а голод такая штука - не то что пиратом, каннибалом заделаешься. Нет, честное слово, вы знаете, как эти сомалийцы захватывают корабль? Они, попав на борт, первым делом идут и грабят припасы, тушёнку-сгущёнку, сухари всякие. А потом, наевшись от пуза, уже заявляют всему миру, что, дескать, пришли за выкупом. Это они для солидности заявляют, не верьте. Они нападают, чтобы покушать.
   Ну так вот. Однажды на "Несокрушимый" поступил сигнал тревоги - плывущий неподалёку кораблик был атакован пиратскими катерами. Наши молодцы бросились на подмогу, и через два часа погони кораблик был освобождён, а пиратское отродье - обезоружено, связано и переведено на "Несокрушимый". Там их бросили в специальные каюты, вроде как тюремные.
   В первую же ночь один из пиратов, какой-то молодой парень, страшно разревелся. Максим подошёл к каюте и спросил, что ему нужно. Парень на ломаном английском объяснил, что ему всего девятнадцать лет, что работу в Сомали трудно найти, и поэтому он подался в пираты, а так он жутко честный человек. И ещё парень сказал, что очень-очень не хочет в тюрьму и просит его отпустить.
   Максим подумал немного, а потом сказал:
   - Подожди, я сейчас вернусь и кое-что тебе покажу.
Через пять минут Максим вернулся, держа в руках фотоальбом.
   - Вот смотри, это моя родина - Мурманск.
   С фотографии глядели жуткие серые хрущобы, построенные на голом пустыре.
   - У нас всегда очень сыро и холодно, и летом нельзя гулять в шортах. А зимой всё время ночь. Понимаешь? Три месяца не бывает солнца. И половина города сидит без работы. Как ты думаешь, это страшно?
   - Страшно.
   - Смотри дальше. Вот это - моя однокомнатная квартира. Я живу здесь вместе с женой, тремя детьми и собакой. Потолки низкие, и крыша всё время протекает. Как ты думаешь, это страшно?
   - Страшно.
   - Нет, дружок, это ещё не страшно. Страшно будет сейчас. Смотри. Вот это - моя жена!
   Парень посмотрел на Максима с ужасом, и с тех пор больше не ревел и ни разу ни о чём не попросил.
  
  
  
   Давно хотел поделиться своим личным хит-парадом самых прикольных испытаний супероружия всех времен, но ведь как чувствовал - 90% читателей освистают меня за неправдоподобие, а остальные 10% - за общеизвестность. Ну и пусть. Эрудированных зануд типа меня прошу признаться хотя бы самим себе, что всех трех нижеследующих историй _одновременно_ вы всё равно не слышали. Рассказываю по памяти. Чего не помню, ясно будет из текста, но за точность самих приколов ручаюсь.
   Около XI века - китайский император велел построить Очень Большую Ракету для запуска с человеком на борту. Задел у китайских инженеров имелся - к этому времени они уже имели обыкновение обстреливать с Великой стены тысячами ракет орды наседающих кочевников. Летопись лаконично сообщает, что запуск суперракеты был проведен успешно.
   Она не уточняет, насколько высоко улетела ракета, и видел ли её вообще хоть кто-нибудь после этого. Я не утверждаю, конечно, что китайцы первыми вывели человека в космос, но они безусловно были первыми, кто его туда запустил.
   Около 1941 года - космос впервые царапнули немцы, на этот раз уже реально. Правда, только в беспилотном режиме. В конце 1930-х фюрер понял, что довольно скоро придется долго и нудно бомбить Лондон.
   У немецкой авиации с этим были свои проблемы, обошедшиеся им впоследствии в тысячи сбитых самолетов. А о ракетах Фау ещё мало кто тогда задумывался. Поэтому остановились на дальнобойных пушках.
Задел опять-таки имелся - в 1918 крупповская пушка "Колоссаль" (а не "Большая Берта", как думают некоторые) обстреливала Париж со 130-километровой дистанции. За прошедшие с тех пор два десятилетия произошла революция в износостойкости сталей и сплавов.
   Фюрер имел все основания надеяться на успех нового проекта - стрельбу полутонными снарядами 310-го калибра за 250 км.
   Википедия лаконично сообщает, что этот проект не вышел из стадии опытов. Самое забавное осталось за рамками этой абсолютно точной информации.
   Почти весь путь снаряд летел в практически безвоздушном пространстве, на высотах до 100 км. При испытаниях германские инженеры столкнулись с теми же проблемами, что и при спуске космических аппаратов с орбиты.
   При входе в плотные слои атмосферы снаряд разогревался докрасна и взрывался. Разница была только в том, что металлическая чушка со взрывчаткой падала гораздо быстрее, чем воздушная капсула с космонавтом, и разогревалась гораздо сильнее. До появления нормальных теплоизолянтов оставалась еще одна, уже химическая, революция, времени на которую у немецких инженеров уже не было.
   Им оставалось просто наращивать толщину снаряда. Но металл отлично проводит тепло. К тому же, чем толще становилась оболочка, тем быстрее падал снаряд и тем сильнее разогревался.
   Но германский интеллект в сочетании с железной волей фюрера, позволил-таки решить и эту проблему в пропорции 400 кг стали на 100 кг взрывчатки. Снаряд наконец стал достигать земной поверхности и оставлять на ней внушительную воронку, разбрасывая далеко вокруг раскаленные куски металла.
   Всё бы ничего, но проект оказался настолько затратным, что на заключительные испытания решил посмотреть сам фюрер, причем не выезжая далеко из своей ставки в районе Винницы.
   Разработчики этому только обрадовались - можно было запустить снаряд из района Варшавы по вращению Земли, а не против, как при обстреле Лондона, и этим впарить своему вождю лишние сорок километров отчетной дальности полета. Для приземления снаряда было выбрано бескрайнее необитаемое болото в окрестностях ставки.
   В один прекрасный вечер фюрер впился очами в цейсовские мощные окуляры, отмахиваясь попутно от наседающих комаров. Его терпение было вознаграждено - высоко в темном небе вдруг зажглась яркая рукотворная звезда превосходства германской техники.
   Раскаленный огромный снаряд проездом из космоса на пяти скоростях звука вонзился в земную твердь. Но этого он не понял - вместо тверди была сплошная болотная жижа. Снаряд легко пропахал метров 70 и наконец догадался взорваться. Все осколки остались глубоко под поверхностью болота. Что же касается взрывчатки, 100 кг раскаленных газов немедленно принялись искать выхода наружу через только что проделанное снарядом длинное узкое мокрое отверстие. Результатом был самый протяжный, громкий и тоскливый пук из всех, что слышала эта планета. Звук его разнесся за многие километры вокруг, включая наблюдательный пункт фюрера. Над местом падения супероружия тут же сомкнулась проклятая трясина.
   Фюрер часто бывал экстравагантным, но он не любил быть смешным.
Новое оружие должно было произвести мощнейший психологический эффект на жителей Лондона, а болот в окрестностях британской столицы было достаточно. Звуки тяжкого пердежа из болотных трясин только подняли бы настроение противника. Это было бы покруче, чем вой собаки Баскервилей. Испытания нового оружия на этом закончились.
   История третья, которой не поверят даже многие эрудиты.
   И напрасно - листайте подшивки советского журнала "Зарубежное военное обозрение" за 1981 кажись год - там, впрочем, об этом случае повествуется без тени юмора. А вот ехидная американская пресса над ним в свое время вволю поиздевалась.
   В том году в присутствии министра обороны США проводились заключительные испытания высотной зенитной ракеты нового поколения - ей были пофиг десятки ложных целей, выбрасываемых советскими боевыми самолетами в случае опасности. Ракета самонаводилась только на вращающиеся лопасти турбореактивного двигателя. На испытаниях при запуске ракета умудрилась потерять на какой-то миг свою воздушную цель, но это её совсем не смутило. Умница ракета окинула зорким взглядом увеличивающих телекамер далекие окрестности, и уверенно самонавелась на новую цель - за многие километры от места запуска она подметила вращающиеся лопасти вентилятора генеральского полевого сортира...
  
  
  
   МУЖЧИНЫ НЕ ПЛАЧУТ
   У моего дедушки Пети, до войны было три глаза. Два как у всех и один посередине, во лбу. Но, к сожалению, проклятые немцы на войне выбили пулей этот третий глаз. От него осталась только глубокая ямка. В нее мог бы поместиться грецкий орех. Я будучи совсем маленьким, сидя у него на коленях, помню очень сокрушался:
   "Ну, как же так, раз в жизни встретил трехглазого человека, тем более любимого дедушку и на тебе... Выбили глаз, не дали полюбоваться на эдакое чудо природы. Щупал дедову яму на лбу и ненавидел немцев. Дед весело смеялся.
   Когда я чуть подрос и история с третьим глазом отошла в сторону, дед мне кое-что рассказал о взаправдашней войне:
   ". . Первый день на фронте.
   Нам всем выдали новые шинели. При довоенной бедности, это было как соболья шуба, невероятное богатство.
   Все, нарядные и довольные обновками, шли в камышах по щиколотку в воде.
Вдруг где-то сквозь заросли, затрещал немецкий пулемет. Командир закричал: "Ложись! " и плюхнулся в черную жижу. Но из семидесяти бойцов, только пятеро последовали его примеру. Остальные не могли себе представить, как такую ценнейшую вещь, как НОВУЮ ШИНЕЛЬ, можно вот так запросто погрузить в вонючую болотную жижу.
   Они продолжали стоять, нагнувшись почти до земли, прикрыв лицо руками.
Их убили всех. В первый же день их войны... "
   Хвастаться нехорошо, ну и хрен с ним, а я похвастаю: мой дедушка Петр
Гаврилович Андронов, всю войну провоевал в разведке боем. Кто знает, тот оценит. Кто не в курсе, поясню: 30 вооруженных до зубов разведчиков получают задание, переходят линию фронта. Выходят в тылу на укрепленный немецкий объект, забрасывают его гранатами, берут контуженного языка если есть, отрезают 100 метров телефонного шнура, чтоб сразу нельзя было исправить, и дай Бог ноги, отстреливаясь бегут назад к линии фронта.
   Вроде ничего такого, будто игра "Зарница", только одна малость все портит - статистика. Не было случая, чтоб из 30-ти разведчиков, вернулись больше четверых. Обычно один или двое.
   И, как правило, подстреленные. Мой дедушка умудрялся возвращаться. МНОГО РАЗ! Вы только вдумайтесь в теорию вероятности. Вернулись они вдвоем, ордена на грудь, подлечились, получили недостающих двадцать восемь человек и вперед...
   Хотя если честно, то это не столько дедушкина заслуга, сколько бабушкина. Она у меня... Колдунья - плохое слово, короче, она заранее знала, что муж ее с войны вернется весь израненный, но живой. Но это уже другая история. О бабушке Поле как-нибудь в следующий раз.
   ". . Главная трудность перейти линию фронта. Обычно на это уходили у нас целые сутки. Перед переходом мы расходились вдоль фронта на несколько километров, чтоб каждый был один, ведь если у одного нервы не выдержат, и он шумнет или побежит, то минометным огнем накроют всех, кто рядом.
Накроют сто из ста. Дружно с обеих сторон, в этом у нас с немцами было единодушие. Ползти можно только ночью, и то медленно и аккуратненько.
Если за ночь не успел, то днем отлеживаешься, изображаешь кочку или убитого. Самое большое, что мне удавалось сделать за целый день- это развязать мешок, вытащить сухарик и завязать мешок. Все. Двигаться можно только со скоростью часовой стрелки, иначе снайпер наш или немецкий, обратит внимание на беспокойный холмик и успокоит.
   Однажды перешел линию фронта, идти не могу, нога перебита. Ползу живой и довольный по лесу, уже на нашей стороне. За мной тянется дорожка, запачканной кровью, травы. Рана навылет, несерьезная, но кровь теряю, всего бросает в дрожь, скорей бы доползти, не потерять сознание.
   Вдруг сзади:
   "Стой, кто идет! "
   Разведчик, говорю, из такого-то батальона. Часовой убрал от моей головы винтовку со штыком и заговорил:
   "А, разведчик, ну так ваши еще вчера переехали он туда, версты две отсель. А тут теперича мы, артиллерия. Ты это, полз бы к своим, а то у нас и самим жрать неча, а тут еще тебя бугая кормить. У вас разведчиков, небось, пайки с сухофруктами и шоколадом. Ну так вот шуруй туда, там тебя пусть ваши бинтуют и откармливают..."
   Я понял, что если начну с ним спорить, то только драгоценную кровь потеряю, а эта падаль, может и штыком проткнуть.
   Как дополз - не знаю. Очнулся за тысячу километров в госпитале. После обратно в родную часть и опять из нас собрали 30 человек... "
   Больше всего мне запомнилась одна дедушкина история про переход через линию фронта:
   "Случилось это под конец войны. В ту ночь все шло наперекосяк. Одно хорошо, что сам не ранен. Я возвращался с задания уже два дня. Все это время не спал, потому что на мне был "язык". А кто спит с "языком", тот сам просыпается "языком".
   Как назло мой "язык" подох от ран.
   Голодный как собака, пить хочу, умираю, в автомате два патрона. Ползу.
Только начал, а еще метров 500. Слышу, а потом уже и вижу, прямо на меня из темноты, от наших ползет огромный немец. Морду опустил в землю, ничего не видит.
   Направляю автомат ему в каску, затаился, жду. Ну, думаю вот, и помирать время пришло. Мой выстрел немецкие наблюдатели услышат, и вместе с нашими, целый гектар земли тут вспашут. Вот если ножом... Нет, не успею подобраться, заметит, стрельнет. Приготовился. Немец медленно поднял голову, он был в двух метрах от меня. Мы долго смотрели в глаза друг другу. Видимо он тоже понимал, что любой щелк - это конец.
   Я почувствовал, что от него пахло гангреной и смертью. Нехорошо пахло, когда раны так пахнут, плохо дело. Дня два, наверное, с раной ползает.
   Немец плавно полез в карман, я думаю: ну и подыхай. Только собрался стрелять, смотрю - он медленно протягивает мне свой нож рукояткой вперед:
- "Нихт шисен" Я беру его. Немец показывает себе на загривок и все шепотом бормочет: "Хильфе, хильфе, битте... "
   Тут я понял. Залез к нему на спину, разрезал кусок куртки и добрался до раны между лопатками. Рана гноилась. Дал немцу в зубы рукавицу, чтоб не орал, а сам выковырял из него кусок железки. Достал из немецкого мешка флягу со спиртом и залил рану. Снял его брючный ремень и затянул потуже на спине.
   Он поблагодарил, протянул мне полплитки шоколада и флягу с водой (все, что было в мешке) Говорит, "данке" мол, недалеко уже, а там мне помогут.
Да говорю, там твоих помощников дохрена, еле ноги унес. Весь лес в помощниках...
   Если бы сразу на него со спины напасть, заколол бы как свинью, а так...ну не мог. Мы молча расползлись каждый к себе, только мне нужно еще ползти часа три, а ему даже раненому, не больше четверти часа. Но все время пока я полз и ел шоколадку, даже не думал, что он добравшись к своим, поднимет тревогу, осветится небо и меня закопают минометы.
   Даже не думал.
   Наоборот, я желал этой сволочи чтоб он успел до своих добраться прежде чем подохнет. По себе знал как ему, гаду, сейчас хреново... "
   Сразу после войны, дедушка с семьей внезапно покинул свой родной
Оренбург и уехал в "тьмутаракань" - в Киргизию, где и остался жить среди ссыльных, но свободным человеком. Ему по цепочке передали разведчики, что наших берут по всей стране. Нужно потеряться. Благо страна у нас большая и красивая. Так товарищ Сталин, как мог, отблагодарил героев войны...
   Однажды в День Победы, я был тогда еще совсем маленьким, увидел, как мой дедушка Петя сидел в сумерках у радиоприемника, слушал метроном минуты молчания и плакал.
   Мне было так удивительно, что дед может плакать - это все равно, что я бы увидел его с накрашенными губами...
   - Дедушка, что случилось? Почему ты плачешь?
   Он повернул на меня свое заплаканное лицо и чтобы меня не пугать, заулыбался.
   Таким я его и запомнил.
   В комнату вошла бабушка Поля, потащила меня за руку и сказала:
   - Пойдем, пойдем, не будем мешать дедушке. Он не плачет. Мужчины же не плачут.
   Это дедушкиными глазами плачут все его убитые друзья...
  
  
  
   Разведка-контрразведка
   Мой Шеф рассказал. Ныне он известный, в своих кругах, ученый, профессор, доктор наук. А в молодости пришлось отдавать долг Родине, и не где-нибудь - в органах КГБ, лейтенантом. Было и такое.
   А Шефу рассказал эту историю коллега, имеющий на одну звездочку на погоне больше.
   Пришло в данную солидную (в те времена - очень солидную) организацию распоряжение - проверить один из "режимных" заводов. На соответствие "режимности" и наличие "утечки информации". Проверяемое предприятие находилось в небольшом промышленном городке. Так как городок был небольшим, информация о проверке все-таки просочилась в соответствующий отдел завода (кум, сват, брат - как не подстраховать своих). Соответственно, был организован такой режим, что даже "посторонняя собака" не смела подойти к забору ближе указанного в формуляре расстояния. Не говоря уже о "диверсантах", даже "своих".
   И вот окончился срок, выделенный для проверки вышеназванной организации. "Старлей" приходит к своему руководству, держа подмышкой солидный "талмуд". Что же в нем? А ВСЕ!!!
   Выпускаемая заводом продукция, расположение цехов, фамилии и имена руководителей... ВСЕ!!!
   1-й, "самый секретный отдел" завода в панике. "Утечка информации", да какая!!! "Диверсант" проник во все "наисекретнейшие" подразделения, скопировал "сверхсекретную" информацию.
   Да не мог он попасть в "закрома"!!! Исключено!!! Может, похитил кого-то из руководства и под "нечеловеческими пытками" извлек "совершенно секретную" информацию. Но за последнее время не пропадал с завода даже последний слесарь, не говоря уже о руководстве среднего, тем более высшего, звена. Руководство КГБ, в виде начальника отдела, строго посмотрело на "старлея" и сказало: "Колись! Как проник на предприятие, как похитил, как пытал?". "Старлей" немного замялся, затем коротко рассказал о своей "террористической", деятельности.
   Да ни на какое секретное предприятие он не проникал. Похищение, пытки - зачем все это надо? Когда в двух кварталах от завода есть прекрасная "забегаловка", которую посещают практически все рабочие завода и даже руководители "среднего звена". Может и "высшего", но маскируются. А о чем еще можно поговорить за кружкой пива, да прилагаемой к ней хорошей стопкой водки? Только о производственных достижениях, о руководителях (хороших и не очень), о женщинах (вот Клавка из 3-го цеха, запорола деталь от ххххх, которая стоит...).
   Наказывать, в общем-то, вроде бы и некого, потому что виноваты практически все, весь завод. Разогнать, что ли?
   Но Приказ "О повышении "режимности" предприятия" все-таки издан был.
  
  
  
   Дед рассказывал.
   Вошли они в немецкий город. Пустой - никого нет. Был у него механик-водитель. Всю войну прошёл - ни одного ранения. Остановились на ночлег. Утром шум, крики. Пожар. Механик-водитель заснул. То ли сам костер развел, то ли загорелось что. В общем первые этажи дома уже горят, а он на крыше сидит и кричит. Спуститься никак уже нельзя. А пожар все разгорается. Чего делать - непонятно. Дома высокие - четыре этажа. Дед приказал взять полуторку, завалить ее всю перинами, какие найдут. Пока собрали - уже третий этаж загорелся. К дому подогнали.
   Говорят водиле: "Прыгай! ". А тот боится - сверху то машины вообще не видно. Сидит, за трубу печную держится. Орёт. "Всё, помираю, прощайте братцы". Ну как крыша задымилась - решился. Разбежался - прыгнул. Упал - всё нормально, ничего себе не сломал. Зато сверху черепица прилетела - и прямо его по кумполу. Контузия. Госпиталь.
   Самое интересное. Как на фронт уходил - матушка ему нагадала. "Голову береги. Через неё тебе ранение, али совсем плохо будет. Сильно тебя, непутевого, по ней стукнет". Так он шлемофон месяцами не снимал, иногда даже в бане. Голову не мыл. А тут первый раз на подушке и перинке снял.
Расслабился. Вот и не верь после этого гаданиям.
  
  
  
   Трижды бросили - дважды поймали
   Слово качать, согласно толковому словарю означает: подкидывать кого нибудь гурьбой, толпой на руках в знак уважения (на вечеринке, товарищеском торжестве).
   Помните, классик писал: "...Качать любимого товарища. Ну, приступай, бери его! . . " И все начинали качать юбиляра, друга любезного, припевая известную песню: " Мы тебя любим сердечно".
   С приходом к власти большевиков, "качать товарища" стал всеобщим развлечением. Скажем, на митинге выступает оратор: председатель бедкома, домкома, "любимый вождь" Л. Троцкий, а восторженная толпа в экстазе ревёт: "качать товарища! " И, хватали оратора, да так подбрасывали вверх, что у того кепка летела в одну сторону, калошы - в другую. Потом долго искали. Нет, не оратора, а кепку, калошы или другой какой-нибудь предмет одежды.
Позднее такой чести удостаивались военные, шахтеры, нефтяники, летчики, полярники, представители других героических профессий. Но, со временем, партийных вождей качать перестали. Ибо до них дотрагиваться было запрещено. За такие вольности, фамильярность, несознательных граждан могли отправить к белым медведям, а могли и к стенке поставить...
   Весёлая забава "качать товарища" дожила до пресловутого застойного периода и приказала долго жить. Почему? Да потому, что "качать товарища", по сути, превратилась в инструмент интриг - к сведении счетов друг с другом и обрела дурную славу...
   В начале семидесятых прошлого века, в одном военно-учебном заведении Минобороны СССР, произошел дикий случай. Фабула этой реальной истории такова:
   ...Жил-был начальник курса, подполковник - самодур и держиморда. Если из его фамилии убрать одну букву, то получиться его прозвище - "Подлянко". Да, он был настоящим сатрапом! Армейский "дуб" и карьерист "Подлянко" открыто лебезил перед командованием и даже не жестко, а жестоко давил на своих подчиненных, на военных - слушателей, а те отвечали ему той же звонкой монетой - ненавистью. У "Подлянко" была заветная мечта, спал и видел себя генералом. Если бы он своего достиг, тогда изречение великого хирурга Н. И. Пирогова было бы, в самую точку: "Нет в мире больших сволочей, чем генералы из врачей".
   Но, "Подлянко", как говорят в армии: "Проехался рылом мимо взлётной полосы".
   С ним приключилось такое, что он не попал, а вляпался в историю:
По завершении церемонии вручении дипломов на выпускном вечере, несколько десяток свежеиспеченных лейтенантов подлетели к бывшему начальнику курса, с криками "качать товарища "Подлянко! ", схватили его и стали подбрасывать вверх. Звучит дружная команда "раз! ", и "Подлянко" полетел в воздух, и с него слетела фуражка. Под команду "два! ", когда он руками воздух хватал, из его кармана выпала здоровенная связка ключей. А когда прозвучала "три! ", лейтенанты подбросили его с нездешней силой вверх и ...разбежались.
Не в меру упитанный "Подлянко" с высоты птичьего полета звезданулся об асфальт и хрюкнул! Как говориться: "сам вдребезги, а калошам хоть бы хны! " В том смысле, что он целый месяц пролежал в госпитале. А лейтенанты - охламоны, виновники сей "забавы", имея в карманах билеты, удостоверения и диплом, прямо с плаца рванули, кто в аэропорт, а кто на вокзал, где в камерах хранения заблаговременно очутились их чемоданы...
   Непостижимо - но факт: информация об инциденте, усилиями "доброжелателей" была доведена, как говорили в "приснопамятные" времена, "руководителям партии и правительства". По свидетельству очевидцев этот курьез несказанно развеселил многих на Старой площади. М. Суслов не разделял весёлый настрой товарищей и увещевал, дескать, необходимо провести следствие и строго наказать лейтенантов. Л. И. Брежнев утирая слезу, неожиданно его спросил: "Михал Андреич, а тебя никогда не качали? " А тот растерялся. В Политбюро наступила гробовая тишина. И вдруг, все присутствующие словно по команде стали хохотать еще сильнее...
По высочайшему велению, было принято мудрое решение: лейтенантов - оболтусов не наказывать, во всем виноват дурак - "Подлянко" который допустил их к своему телу, но сжалились над ним и ему было дозволено дослужиться до... пенсии. А самое главное: отныне подкидывать должностных лиц в воздух - "качать товарища! " было запрещено.
   Благодаря курьезу с "Подлянко" появилось поговорка: " ТРИЖДЫ БРОСИЛИ - ДВАЖДЫ ПОЙМАЛИ" или " БРОСИЛИ ТРИЖДЫ, А ПОЙМАЛИ ДВАЖДЫ"
  
  
  
   Давно читаю истории на этом сайте, всегда радуют. Решил поделиться своей. Не, ну как своей. Батя рассказал.
   В одна тыща девятьсот восемьдесят третьем батяню забрили в СА и отправили служить в какую-то жопу в Западном Казахстане. Какая-то ракетная часть недалеко от Байконура. Иногда, были видны сполохи ракетного огня с юго-востока, а на следующий день сообщение по радио, мол, на "Салют-7" запузырили очередных счастливчиков. Крч, объект невъебенно страгетический, а посему и на батиной ракетной базе всё было строго. Увольнений не давали вообще, а на фиг они нужны, когда степь, да степь кругом. Ну, дадут увал, чё с ним делать, идти верблюдиц пасти?
   Ближайший населённый пункт, был достаточно далеко, зимой было дико холодно, летом дико жарко, весной из нор выползали ядовитые гады, поэтому идиотов ходить в самоходов было мало.
   Однако папан не унывал. А чего унывать? был он водилой на каком-то армейском грузовике, может "Урал", может "Шишига", не важно. Ну, и вот как-то вёз с какого-то продовольственного склада консервы. Сгущёнка, там, килька в томате. Под кузовом у машины был здоровенный ящик для инструментов, который в тот момент по счастливой случайности (всё-таки есть Бог на свете! ) был пустой. Свято место пусто не бывает, поэтому ящик был забит по самые гланды тушёнкой и прочей хренью. В конце концов, везлись консервы для кого? Для солдат. А батя, кто, хрен баламутный?
   Значицца, папаша привёз консервы в родной взвод и гордо засветил своё богатство сослуживцам, мол, теперь у нас есть НЗ, голодать не будем.
Сослуживцы возрадовались, но старый воин дедушка (мм, не помню имени, мож батя вообще не говорил) имел своё мнение. Сныкать такой запас всё равно некуда, либо пропадёт, либо всё должно быть съедено прямо сейчас, что чревато, если у тебя желудок не железный. Проверять никто не хотел.
Однако решение было принято. Мудрый старый безымянный дедушка (вечная память неизвестным героям! ) выдал бате здоровульную стеклянную бутыль на 50 литров и казаха-толмача из личного состава взвода с целью обменять консервы на бухло в том самом ближайшем населённом пункте. Бате до дембеля было далеко и с дедушкой он спорить не стал.
   В населённом пункте дело пошло на удивление хорошо. Народ там был полудикий, консервы уходили влёт, правда по демпинговым ценам, цейтнот всё-таки. Была, правда одна проблема, водки "Столичной" и других бородатых брендов в селе не было. Всё бухло в основном состояло из пойла по дедушкиным рецептам. Дедушки у аборигенов были разные, следовательно, рецепты тоже. На самых разных сельскохозяйственных культурах, от картофеля, до вина. Иногда попадалась бутылка "Жигуля" или молдавского вина. Батя и казах-переводчик великодушно не дискриминировали горючее, разве что, Талгат дегустировал из каждой бутылки по глотку, чтобы хитрожопые туземцы не втюхали защитникам Родины верблюжью мочу. Пройдя тест на пригодность, жидкость сливалась в бутыль.
   Вскоре бутыль была полной, ящик с консервами пуст, а Талгат-дегустатор в говно пьян. Как сказал бы Задорнов, смеркалось. Закинув казаха в кузов, и аккуратно закрепив бутыль рядом с собой, батя поехал в часть, ласково поглаживая её рукой и слушая, как Талгат на каждом повороте бьётся чем-то (скорей всего башкой) о борт.
   Ну, вы поняли уже, что дальще было, да? Истоковавшийся по алкоголю взвод выжрал бутыль, не нюхая, и не смущаясь стрёмным запахом.
Такого бодуна Россия, Казахстан и все союзные республики ещё не знали.
Да и весь остальной мир тоже. На утреннем построении стоять не мог никто. Головы гудели, глотки пересохли, а глаза прямо-таки излучали вселенскую тоску. Взвод был выебан и высушен, но батю никто не сдал.
   Пы. Сы. Через какое-то время, но уже за какую-то другую историю с бати сняли ефрейторские лычки. Он так и не признался за что. Как-нибудь ещё раз его напою и выпытаю.
  
  
  
   Девочка жжёттт!!!
   Предисловие:
   Уважаемые скептики и просто те читатели, которые мне не поверят, я обращаюсь к Вам. Не знаю как в условиях Интернета мне доказать вам правдивость своих слов, но я клянусь, что всё, что написано ниже в моей статье чистая правда. Все диалоги воспроизведены с абсолютной точностью и с максимально возможной передачей чувств и эмоций. Я сам до сих пор не верил что такое бывает... Сам в шоке!
   У меня на работе есть личный помощник. Это девочка Настя. В отличие от меня, Настя москвичка. Ей двадцать два года. Она учится на последнем курсе юридического института. Следующим летом ей писать диплом и сдавать "госы". Без пяти минут дипломированный специалист.
   Надо сказать, что работает Настя хорошо и меня почти не подводит. Ну так... Если только мелочи какие-нибудь.
   Кроме всего прочего, Настёна является обладательницей прекрасной внешности. Рост: 167-168. Вес: примерно 62-64 кг. Волосы русые, шикарные - коса до пояса. Огромные зелёные глаза. Пухлые губки, милая улыбка. Ножки длинные и стройные. Высокая крупная и, наверняка, упругая грудь. (Не трогал если честно) Плоский животик. Осиная талия. Ну, короче, девочка "ах!". Я сам себе завидую.
   Поехали мы вчера с Настей к нашим партнёрам. Я у них ни разу не был, а Настя заезжала пару раз и вызвалась меня проводить. Добирались на метро. И вот, когда мы поднимались на эскалаторе наверх к выходу с Таганской кольцевой, Настя задаёт мне свой первый вопрос:
   - Ой... И нафига метро так глубоко строят? Неудобно же и тяжело! Алексей Николаевич, зачем же так глубоко закапываться?
   - Ну, видишь ли, Настя, - отвечаю я - у московского метро изначально было двойное назначение. Его планировалось использовать и как городской транспорт и как бомбоубежище.
   Настюша недоверчиво ухмыльнулась:
   - Бомбоубежище? Глупость какая! Нас что, кто-то собирается бомбить?
   - Я тебе больше скажу, Москву уже бомбили...
   - Кто?!
   Тут, честно говоря, я немного опешил. Мне ещё подумалось: "Прикалывается!" Но в Настиных зелёных глазах-озёрах плескалась вся гамма чувств. Недоумение, негодование, недоверие... . Вот только иронии и сарказма там точно не было. Её мимика, как бы говорила: "Дядя, ты гонишь!"
   - Ну как... Гм... хм... - замялся я на секунду - немцы бомбили Москву... Во время войны. Прилетали их самолёты и сбрасывали бомбы...
   - Зачем! ?
   А, действительно. Зачем? "Сеня, быстренько объясни товарищу, зачем Володька сбрил усы!" Я чувствовал себя как отчим, который на третьем десятке рассказал своей дочери, что взял её из детдома... "Па-а-па! Я что, не род-на-а-а-я-я?!!"
   А между тем Настя продолжала:
   - Они нас что, уничтожить хотели?!
   - Ну, как бы, да... - хе-хе, а что ещё скажешь?
   - Вот сволочи!!!
   - Да... . Ужжж!
   Мир для Настёны неумолимо переворачивался сегодня своей другой, загадочной стороной. Надо отдать ей должное. Воспринимала она это стойко и даже делала попытки быстрее сорвать с этой неизведанной стороны завесу тайны.
   - И что... все люди прятались от бомбёжек в метро?
   - Ну, не все... Но многие. Кто-то тут ночевал, а кто-то постоянно находился...
   - И в метро бомбы не попадали?
   - Нет...
   - А зачем они бомбы тогда бросали?
   - Не понял... .
   - Ну, в смысле, вместо того, чтобы бесполезно бросать бомбы, спустились бы в метро и всех перестреляли...
   Описать свой шок я всё равно не смогу. Даже пытаться не буду.
   - Настя, ну они же немцы! У них наших карточек на метро не было. А там, наверху, турникеты, бабушки дежурные и менты... Их сюда не пропустили просто!
   - А-а-а-а... Ну да, понятно - Настя серьёзно и рассудительно покачала своей гривой.
Нет, она что, поверила?! А кто тебя просил шутить в таких серьёзных вопросах?! Надо исправлять ситуацию! И, быстро!
   - Настя, я пошутил! На самом деле немцев остановили наши на подступах к Москве и не позволили им войти в город.
   Настя просветлела лицом.
   - Молодцы наши, да?
   - Ага - говорю - реально красавчеги!!!
   - А как же тут, в метро, люди жили?
   - Ну не очень, конечно, хорошо... Деревянные нары сколачивали и спали на них. Нары даже на рельсах стояли...
   - Не поняла... - вскинулась Настя - а как же поезда тогда ходили?
   - Ну, бомбёжки были, в основном, ночью и люди спали на рельсах, а днём нары можно было убрать и снова пустить поезда...
   - Кошмар! Они что ж это, совсем с ума сошли, ночью бомбить - негодовала Настёна - это же громко! Как спать-то?! !
   - Ну, это же немцы, Настя, у нас же с ними разница во времени...
   - Тогда понятно...
   Мы уже давно шли поверху. Обошли театр "На Таганке", который для Насти был "вон тем красным домом" и спускались по Земляному валу в сторону Яузы. А я всё не мог поверить, что этот разговор происходит наяву. Какой ужас! Настя... В этой прекрасной головке нет ВООБЩЕ НИЧЕГО!!! Такого не может быть!
   - Мы пришли! - Настя оборвала мои тягостные мысли.
   - Ну, Слава Богу!
   На обратном пути до метро, я старался не затрагивать в разговоре никаких серьёзных тем. Но, тем ни менее, опять нарвался...
   - В следующий отпуск хочу в Прибалтику съездить - мечтала Настя.
   - А куда именно?
   - Ну, куда-нибудь к морю...
   - Так в Литву, Эстонию или Латвию? - уточняю я вопрос.
   - ???
   Похоже, придётся объяснять суть вопроса детальнее.
   - Ну, считается, что в Прибалтику входит три страны: Эстония, Литва, Латвия. В какую из них ты хотела поехать?
   - Класс! А я думала это одна страна - Прибалтика!
   Вот так вот. Одна страна. Страна "Лимония", Страна - "Прибалтика", "Страна Озз"... Какая, нафиг, разница!
   - Я туда, где море есть - продолжила мысль Настя.
   - Во всех трёх есть...
   - Вот блин! Вот как теперь выбирать?
   - Ну, не знаю...
   - А вы были в Прибалтике?
   - Был... В Эстонии.
   - Ну и как? Визу хлопотно оформлять?
   - Я был там ещё при Советском союзе... тогда мы были одной страной.
   Рядом со мной повисла недоумённая пауза. Настя даже остановилась и отстала от меня. Догоняя, она почти прокричала:
   - Как это "одной страной"?!
   - Вся Прибалтика входила в СССР! Настя, неужели ты этого не знала?!
   - Обалдеть! - только и смогла промолвить Настёна
   Я же тем временем продолжал бомбить её чистый разум фактами:
   - Щас ты вообще офигеешь! Белоруссия, Украина, Молдавия тоже входили в СССР. А ещё Киргизия и Таджикистан, Казахстан и Узбекистан. А ещё Азербайджан, Армения и Грузия!
   - Грузия?! Это эти козлы, с которыми война была?!
   - Они самые...
   Мне уже стало интересно. А есть ли дно в этой глубине незнания? Есть ли предел на этих белых полях, которые сплошь покрывали мозги моей помощницы? Раньше я думал, что те, кто говорят о том, что молодёжь тупеет на глазах, здорово сгущают краски. Да моя Настя, это, наверное, идеальный овощ, взращенный по методике Фурсенко. Опытный образец.
   Прототип человека нового поколения. Да такое даже Задорнову в страшном сне присниться не могло...
   - Ну, ты же знаешь, что был СССР, который потом развалился? Ты же в нём ещё родилась!
   - Да, знаю... Был какой-то СССР... . Потом развалился. Ну, я же не знала, что от него столько земли отвалилось...
   Не знаю, много ли ещё шокирующей информации получила бы Настя в этот день, но, к счастью, мы добрели до метро, где и расстались. Настя поехала в налоговую, а я в офис. Я ехал в метро и смотрел на людей вокруг. Множество молодых лиц. Все они младше меня всего-то лет на десять - двенадцать. Неужели они все такие же, как Настя?! Нулевое поколение. Идеальные овощи...
  
  
  
   Не то чтобы байка, но слышано хрен знает сколько лет назад в одной уже очень хорошей компании. И потом, я ни разу не подводник - могу напутать по мелочи. В общем, не стреляйте в пианиста, играю как умею.
   В одном тыща девятьсот затёртом, но несомненно брежневском году советская подводная лодка, дефилировавшая у берегов Гренландии, обнаружила прямо по курсу охрененный красавец айсберг, привет от "Титаника". Его долго пришлось бы обходить, но молодого капитана озарила мысль - пронырнуть прямо под айсбергом, ни на метр не отклоняясь от начертанного мудрым командованием курса, тем более что подлодка уже шла в подводном положении. Под настоящими айсбергами подлодки доселе не хаживали - глубина погружения была не та. Но вверенный капитану корабль подводной лодкой именовался только по недоразумению - он имел водоизмещение нескольких крейсеров "Аврора" и мог разнести разделяющимися боеголовками половину Соединённых Штатов. Для этого ракетно-ядерного чудища, способного погружаться на неописуемую глубину, айсберг был фигнёй препятствием. Это была наградоносная, простая в своей гениальности идея.
   Капитана, назначенного недавно, на подлодке не любили, я уж не помню почему. Старпом для очистки совести посоветовал ему глянуть на показания эхолота, а также напомнил, что значительная часть айсберга находится под водой. С его точки зрения, он сказал достаточно - умный поймёт. Капитан сухо ответил, что школьный учебник физики он знает, и показаний глубины ему пока вполне достаточно - глубина в этом месте была больше пятисот метров. Капитан скомандовал погружение пока до четырехсот, а приказы на флоте не обсуждаются.
   Вскоре весь экипаж был в курсе происходящего прикола - айсберг элементарно сидел на мели всей своей тушей на этой банке. Против лома нет приёма.
   На этом можно было бы закончить весёлую историю о незадачливом капитане.
Но реальные истории всегда длиннее и иногда интереснее. Спустившись почти до дна, капитан не угомонился и повёл подлодку вдоль застрявшего айсберга, пока не нашёл в нём высокую арку между двумя точками опоры.
   Дальше началась кошмарная по сложности операция, из-за которой капитан немедленно получил кличку "гинеколог" - они очень тихим ходом пошли вглубь арки по сонару. Адреналина все хватили по полной. Впрочем, через пару часов капитан скомандовал отход. Когда они наконец выбрались наружу, капитан связался с кораблём дальнего обнаружения и убедился, что американская подводная лодка, из-за которой он оказывается прятался под айсбергом, ушла нафиг своим курсом. Если бы не айсберг, она повисла бы у них на хвосте до самого Мурманска. Капитан коротко сообщил об этом экипажу и сдержанно поблагодарил за проявленные в сложных условиях профессионализм, мужество, дисциплинированность и большое чувство юмора.
Больше капитана не подкалывали и кличек ему не давали...
  
  
  
   Есть у меня в классе ученик Женя Пущин.
   Мальчик очень неординаный, его поведение результат влияния его дедушки - в прошлом военного.
   Вот вам последний случай.
   Прошу рассказать, что ребята прочитали за прошедшие выходные.
Доходит очередь до Жени.
   Говорит, что читали с дедом сказку - Гуси-лебеди. (1 класс)
Спрашиваю его: "О чём сказка? "
   Он отвечает, что сказка о том, как гуси-лебеди украли мальчика и утащили его в лес в избушку Бабы-Яги. Но его сестра нашла эту избушку и, воспользовавшись моментом, утащила брата у Яги. И уйдя от погони гусей, вернулась домой.
   Спрашиваю - "И что ты понял, прочитав эту сказку? "
   Ответ меня поразил, я за всю свою жизнь ни разу даже не задумывалась, что в сказках может быть скрыт такой подтекст .
   Ответ ПЕРВОКЛАССНИКА - "Я понял, как нужно правильно ориентироваться в лесу.
Искать дорогу по оставленным подозреваемыми следам.
   И как правильно маскироваться от воздушных наблюдателей, используя складки местности. "
  
  
  
   Киото для японцев - что-то вроде Иерусалима, священный город, на протяжении тысячи лет бывший столицей этой страны. Там одних только храмов больше тысячи, в основном деревянных. В июле 45-го какие-то особо одарённые американские вояки включили Киото в перечень первоочередных целей атомных бомбардировок - горело бы действительно неплохо. Город спас советник президента США по культуре, сын директора знаменитых Елисеевских магазинов в Санкт-Петербурге и Москве - он прорвался к Трумэну, и тот своей рукой вычеркнул Киото из списка. Мне кажется, уже только поэтому японцы могли бы наконец перестать торговаться за Курилы...
  
  
  
   История сто пудов правдива, рассказана дедом, прошедшим всю войну. Дело происходило на Дальнем Востоке весной 45года. Советские самолеты, или жалкое подобие их в виде кукурузников постоянно патрулировали воздушные границы, потому как японцы совершали постоянные налеты. Вместе с дедом в той же эскадрилии воевал мужик, за давностью лет имя и фамилия его затерялась, поэтому врать не буду. В один из налетов, самолет этого мужика был подожжен, летчик успел катапультироваться, благо парашют был за спиной. Вы хоть раз видели как ведет себя горящий кукурузник? я вот лично нет, но со слов деда ведет он себя непредсказуемо. перед тем как окончательно рухнуть самолет сделал несколько кругов в воздухе, и благополучно взорвался за ближайшей сопкой. Эти последние несколько кругов сделали свое дело, у самолета во время атаки был пробит топливный бак, и горящее топливо лилось с него струйкой, перед тем как разбиться самолет в аккурат пролетел над катапультировавшимся героем. Парашют политыи горящим топливом вспыхнул как спичка и боец камнем рухнул вниз.
Уже после атаки командир скомандовал: Найти и похоронить как героя!
   Долго искали мужика, но все же нашли.
   Люди знакомые с Дальним Востоком прекрасно знают что снег на горных перевалах держится очень долго, порой до начала лета.
   Какого же было удивление поискового отряда, когда обнаружили они летчика переломаного напрочь, но живого! Несказанный фарт, он упал в распадок между сопок, и начал свое скольжение, проскользил около восьми километров и затих.
   Благодаря таким не только героическим, но и фартовым людям, мы живем на нашем Востоке, и называемся Россией!
  
  
  
   ГАСТРОЛЕРЫ
   Бывший кагэбэшник Юрий Тарасович, на днях порадовал старой историей о войне, которую услышал на дачных посиделках от друга Максима.
   Дед Максим умудрился всю войну отвоевать снайпером и при этом выжить, хотя за ним числится целое немецкое кладбище, разбросанное от Сталинграда до Праги... Он, кстати, всегда, когда ездил с ветеранскими делегациями в ГДР, любил вставить при случае: "Я добровольцем пошел на войну, уничтожил немецкую роту в полном составе и вернулся домой к маме... "
   "Немецкие друзья" в ответ кисло улыбались и эта кислая улыбка всякий раз очень радовала Деда Максима...
   Но история не об этом.
   Сидя у Тарасыча в огороде, деды заспорили: у какой страны оружие было все-таки лучше?
   Спорили долго, ругались даже, так ни к чему не пришли и решили, что каждый скажет про свое, в котором понимает. Летчиков среди них не было, потому и решили не спорить о самолетах. Начали с деда Максима: "Чья снайперская винтовка была самая-самая? "
Дед прокашлялся и доложил:
   - Я работал и с немецкими, и английскими и конечно с трехлинейками, но так сходу не скажу какая лучше.
   У каждой есть своя "слабинка".
   Все разочарованно загудели:
   - Максим, ну ты ляпнул... эдак и мы можем. Ты еще скажи, что все зависит от человека...
   Дед Максим:
   - И скажу. Конечно от человека. Вот нашим какой мячик не подсунь, а в футбол они так и не сыграют...
   И наоборот - люди могут творить такие чудеса с трехлинейкой, которых и быть не может.
   Когда я был уже бывалым снайпером, до меня стали доходить нелепые слухи про какого-то хохла - снайпера, который валит выглянувших из окопа немцев с расстояния 1000 метров!
   Я то понимал, что пятьсот-шестьсот метров - это уже предел, а на расстоянии в километр, столько нужно предусмотреть: и температуру воздуха, и влажность, и уход пули вправо из-за вращения, я уж не говорю про скорость и направление ветра... и это при идеальном оружии и патронах.
   Конечно я не поверил.
   Но Хохол-снайпер обрастал все новыми легендами, они приходили от тех людей, не верить которым я не мог, тут пришлось призадуматься, как же он это делает?
А представьте, каково было немцам: вначале они думали, что у русского снайпера шапка-невидимка, он всегда попадает, а его самого нет нигде и судя по рельефу местности и быть не может... Потом когда они поняли, что снайпер сидит в километре от них, заволновались еще больше... Видно у русских появилась секретная винтовка, которая изменит всю тактику войны.
   Наши целые полковники, выпрашивали друг у друга хохла-снайпера, хоть на денек.
Снайпер приезжал на "гастроли", выщелкивал с километра пару офицеров и уезжал на другой участок фронта.
   После этого еще неделю можно было смело ходить вдоль линии фронта в полный рост и собирать грибы, немцы воспринимали это как заманку и еще больше вжимали головы в землю.
   Наконец я и сам встретил легендарного снайпера, когда он прибыл на
"гастроли" к нашим соседям. Мне пришлось десять километров по лесу прошкандыбать, но не познакомиться я не мог. Фамилия его Кравченко.
   Секрет конечно у него был...
   Оказалось что этот Кравченко не человек... а целая семья: дядька и трое племянников и все Кравченки.
   Ну конечно, доложу я вам они, и правда были настоящими артистами: возили с собой чуть ли не "полуторку" с оружием и инструментами. Тут тебе и вертушки - мерить скорость ветра и телескопы и стереотрубы и всякие штопанные-перештопанные куклы на веревочках. Я даже позавидовал.
   Доходило до того, что у них была кукла, которая "дергала" за веревочки другую куклу.
К оружию они относились как к фарфоровым сервизам - винтовки переносили только в ящиках, с патронами чуть ли не спали, чтоб не отсырел порох.
   Но самое главное - их "фирменный" стиль: занимали позицию вчетвером рядышком друг к дружке, дядька мерил, высчитывал и всем давал разные поправки - одному "щелчок" правее, другому левее, третьему, так держать, себе еще как-то...
   И такая у них выработалась слаженность, что, почти не сговариваясь, все четверо "лепили" одним залпом, поэтому немцы воспринимали их, как одного снайпера и какой бы не был разброс пуль, всегда одна из четырех, да попадала в цель.
   Личный счет убитых немцев, Кравченки пополняли строго по очереди, ведь не известно, чья пуля у немца в голове...
   Самый удивительный случай из их работы был, когда они убили старшего немецкого офицера сквозь стальную баржу...
   Деды зашевелились:
   - Максим, не бреши, как сквозь баржу? Ну, перестань, не может быть...
   Дед Максим продолжал:
   - Так ведь немец тоже, как и вы подумал, что не может, потому и был убит...
Представьте себе: линия фронта шла по реке, с одной стороны окопались немцы и они знали, что с другой, их караулят наши снайперы, а расстояние порядочное - метров 800 - 900, кругом равнина.
   Кравченки убили нескольких солдат и целый день пасли торчащую офицерскую стереотрубу, но так ни разу не стрельнули, чтоб себя не выдать. Ждали голову.
Но офицер тоже был не дурак, так и не выглянул. Хоть плачь.
   Вдруг видят: тащится по реке длиннющая, ржавая, обгоревшая, полузатопленная баржа и вот когда она проплывая, полностью перекрыла офицера от снайперов, немец "не подвел" - решил размять затекшие за день ручки и ножки, и выпрямился в полный рост.
Кравченки его тут же и убили, хоть и не видели сквозь баржу, но чувствовали, что должен выглянуть из окопа.
   Просто немец, как и вы не был снайпером и не знал, что на таком расстоянии пуля описывает такую высокую дугу, что под ней поместится даже баржа, метра полтора, два высотой...
  
  
  
   Километрах в 20 от китайской границы, недалеко от международной трассы
Владивосток-Суйфунхэ, в начале 90-х стояла в ангарах сотня танков на консервации - как я понимаю, танковый полк. Может, и до сих пор там стоят. За каким ёжиком их столько наконсервировали на расстоянии выстрела с китайской территории - это вопрос к мудрому высшему командованию. Они были на консервации ещё в 80-е, я облазил тогда их школьником вместе с друзьями, удирая от принудительных сельхозработ.
Офигевшие от безделья танкисты позволяли нам виснуть на стволах и забираться в люки совершенно безнаказанно и бесплатно - всё равно с нас взять было нечего, кроме кривой морковки и вечнозелёных помидоров, которых танкисты могли и сами надёргать на окрестных полях.
   Благодаря такому счастливому детству я и оказался в начале 90-х невольным зачинщиком последующей уголовщины - рассказал об этих танках своему приятелю. Он как раз удачно вытащил из-под японского мусорного пресса свой первый джипик и на подъём стал очень лёгок. Приятель в своё время отмазался от армии, но этой страницы биографии ему явно не хватило - всё своё сознательное детство он играл в танчики. Пары ящиков сомнительного коньяка командиру части и незначительных дополнительных капиталовложений пузырчатой формы ему хватило, чтобы вывести ходовую часть одного танка из консервации. Этим он существенно повысил с нуля боеспособность доблестной воинской части. Приятель получил право каждые выходные кататься вокруг неё по просёлочным дорогам сколько влезет.
   Влезло очень многое - наскучив ближними окрестностями, приятель забирался всё дальше и однажды вознамерился пересечь упомянутую международную трассу. На неё он мог бы выехать и по-человечески с просёлочной дороги - но он же был на танке! Решил немного спрямить по полям и наконец увяз в озерце-кювете прямо под трассой.
   Вообще говоря, заставить танк увязнуть довольно трудно. Но за плечами у приятеля были права на вождение легковушки весом с гусеницу этого танка и минутный инструктаж развеселого танкиста, который для популярности изложения заменил все технические термины замысловатыми матами. Скорее всего, танк и сам бы выехал из кювета, но приятель решил не рисковать - в случае неудачной попытки ему пришлось бы потратить целый день на расконсервацию второго танка и многое услышать о себе от командира части.
   Приятель дождался на обочине очередной туристский Икарус и голоснул.
Водитель несколько охренел, но согласился помочь. Вскоре из автобуса посыпались удивлённые китайские туристы с вещами. Они увидели зрелище, которое наверно было лучшим за всю их поездку - танк страшно взревел и окутался дымом, Икарус наддал, и 45-тонная махина поползла на трассу.
   Проезжую часть это особенно не повредило - она была убита задолго до танка. Из люка высунулся закопчённый танкист в гражданском и проорал китайским туристам что-то про пис во всём мире. Потом он огляделся и посоветовал водиле Икаруса немедленно сваливать - далеко на бескрайних просторах нарисовалась канареечная машинка госавтоинспекции. "Вали, я прикрою! " - сказал приятель. Китайцы попрыгали обратно в автобус, и тот рванул места.
   Слово своё приятель сдержал - он подпустил тружеников полосатого жезла поближе, свернул на просёлочную дорогу и принялся уходить малым ходом, от всей души виляя задом. Приманка подействовала - гаишники свернули за ним. По мере их приближения он плавно нарастил скорость до 80, но особо не отрывался, храня дистанцию - впереди сбоку просматривалась довольно ровная, но местами всё-таки порядком пересечённая местность.
   Часа через два сообразительные гайцы вытащили свою машинку из какой-то задницы и сумели добраться до железных ворот воинской части. Приятель в это время уже подъезжал к Владивостоку. Как потом рассказывали солдатики, часовой выразительно крутил пальцем у виска и смеялся, на территорию воинской части пустить отказался категорически.
   К сожалению, танковые прогулки на этом пришлось прекратить...
  
  
  
   В шестидесятых годах прошлого столетия ТК Н. С. Хрущев сильно подсократил армию, сделав упор на развитие ракетных видов вооружений
   Вскоре, однако, опомнились, и взялись призывать на службу офицерами молодых людей с высшим образованием, и в возрасте примерно 30 лет. Мой отец тоже попав под раздачу, высказался тогда о себе: "Вот проныра!
   Тридцать лет, а уже лейтенант". У него, как и у многих его друзей, было тогда уже двое малолетних детей, и достаточно успешное продвижение по корпоративной лестнице, которое тоже прерывать ой как не хотелось. И задумали они с другом от этого призыва откосить. У друга дядя оказался генералом, поэтому и пошли они к тому за помощью. Чем же помог им тогда генерал? "Ребятки, - сказал он друзьям, - я вас очень хорошо понимаю, но ничем помочь не могу. Дело это серьезное, идет по всей стране, и загребут вас всех как одного. Единственное, что я могу, это дать вам хороший совет: прежде чем пойдете служить, вам придется проходить несколько комиссий, медицинских и не только. На каждой из них вам будут задавать вопрос, хотите ли вы служить. Так вот: отвечайте, что хотите, и тогда у вас будет шанс по крайней мере попасть в хорошее место. " Так и оказалось. Комиссий действительно было несколько, и ни на одной из них не забыли спросить, хотят ли те служить.
   Как два стойких оловянных солдатика друзья отвечали, что хотят. Их товарищи по-призыву и несчастью думали, что эта парочка сошла с ума: вы чё, у вас же по двое детей; вы же через пару лет станете заместителями директоров и т. д. И сами, конечно же, отстаивали противоположное - куда нам служить; у нас семьи, дети, и прочее.
Нужно ли говорить, что мой отец был отправлен на службу в Евпаторию на центр дальней космической связи; что форму он носил только для вида; что оба года проработал по специальности инженером, получая при этом две зарплаты - одну инженера, а другую - офицера; получил грандиозный опыт работы с самыми передовыми на то время технологиями, а вернувшись, стал-таки заместителем директора. Когда же он называл имена тех пунктов, куда отправились отказники, то я их даже и не запомнил.
  
  
  
   ШАХМАТНЫЕ ФИГУРКИ
   Трогательную историю рассказал друг - старый КГБэшник Юрий Тарасович.
Как-то его товарищи - ветераны войны "насели", чтобы он "подергал" свои прежние связи и сводил бы их в тир пострелять из трехлинейки - последний раз в жизни настоящее фронтовое оружие в руках подержать, вспомнить молодость...
   Тарасыч вроде бы и обещал, но как-то не конкретно... все откладывал и отмазывался.
Прошел год.
   Ветераны схоронили очередного своего друга и заявили:
   - Ты чего Юра ждешь, что мы так по одному перемрем, и тебе не нужно будет нас в тир вести... ? А ведь ты ЕМУ тоже обещал...
   Крыть было нечем, Юрий Тарасович отложил все дела, созвонился, напряг генерала-однокашника, тот дал "добро", и уже на следующий день "пазик" привез дедов к какому-то подземному тиру, где упражняются в стрельбе различные спецслужбы.
   Грохот стоял неимоверный: кто на ходу "шмалял", кто, лежа с перекатами, кто за секунду из "Стечкина" выпускал всю обойму, один из чего-то шипяще-бесшумного фыркал...
   Вот, наконец, в стрельбах сделали перерыв, принесли снайперскую винтовку Мосина без оптики, позвали наших дедушек, (всего шесть человек), выдали им по три патрона, указали на "погрудную" мишень в пятидесяти метрах: "Прошу, кто первый?"
Мужики вокруг улыбались и одобрительно кивали, когда дедушки, звеня медалями, ловко, по-деловому заряжали оружие. Сразу было видно, что "руки помнят" у всех...
Хоть почти никто из ветеранов не попал в жестяного "фашиста", но все равно после очередного выстрела, вокруг раздавались дружные аплодисменты бойцов.
Деды были счастливы как мальчишки.
   Последним в очереди довелось стрелять старому фронтовому снайперу деду Максиму.
Он подошел к огневому рубежу, зарядил свои три патрона, отстрелялся ни разу не попав, и сконфужено отошел...
   Вместо аплодисментов раздались удивленные голоса бойцов: "Е-мое!!! Да это же снайпер!!!", "Снайпер и дожил до наших дней, ай молодца!!! "
   Парни кликнули своих товарищей и через минуту возле деда Максима, уже толпилось с десяток бойцов и все жали ему руку. Каждый молодой подарил старому снайперу: кто значок, кто брелок с патроном, кто берет, а в ответ стали выпрашивать, хоть что-нибудь себе на удачу. Для них-то вОйны еще не закончились, и удача им ох как понадобится, а лучший талисман - это вещь от снайпера, который провоевал всю войну и остался жив...
Дед Максим смутился, пошарил в пиджаке и вытащил маленькие карманные шахматы. Всем подарил по фигурке, пожелал удачи и сказал: "Пусть каждый ваш бой всегда заканчивается только вашим выстрелом... "
   Юрий Тарасыч был несколько обескуражен происходящим, он подошел к одному снайперу, который заворачивал шахматную фигурку в бумажку, чтоб не потерять, и спросил его:
   - А как вы все поняли, что дед Максим бывший снайпер, ведь он даже ни разу в мишень не попал?.. Да и я никому не говорил.
   - А потому, что "бывших" снайперов не бывает. Рефлексы, полученные рядом с окопами противника, не пропьешь.
   Когда он после выстрела передергивал затвор, то делал он это по-снайперски, запястьем, чтоб гильза не улетала, а прыгала ему в ладошку.
   Это для того чтоб вылетающая гильза не сверкнула на солнце или не шевельнула травку...
   На обратном пути в автобусе дед Максим потихоньку спросил у Тарасыча:
   - Это ты им проболтался, что я на фронте был снайпером?
   - Нет, Максим, они поняли это по твоему орлиному взгляду...
  
  
  
   ФАЛЬШ-АТАКА
   Увидел в телепрограмме анонс фильма про военных подводников, и вспомнился старый знакомый моего отца Сергей Васильевич, капитан первого ранга, командовавший в Великую Отечественную подлодкой типа "С" на Черном море. Когда-то давно, при Советской власти, у него даже книга об этом вышла, но в нее не вошел эпизод, рассказанный как-то капитаном за столом в очередной День Победы. Вообще в войну было много неоднозначных случаев, которые вышестоящее командование могло оценить высокой боевой наградой, а могло - трибуналом, иногда просто в зависимости от своего настроения. Этот эпизод как раз такого рода.
   В первые месяцы войны "эска" занималась своим обычным делом - рыскала по морю в поисках транспортов противника и пыталась их топить. Изредка атаковала вражеские корабли непосредственно в портах. Однако, когда немцам удалось после сухопутного наступления блокировать Севастополь, основной задачей для черноморских подлодок стал подвоз боеприпасов и продовольствия в осажденный город. Водоизмещение субмарин было небольшим, и, чтобы побольше увезти груза и облегчить их вес, с лодок снимали все вооружение и сводили экипаж к минимуму. Из Севастополя же вывозили раненых и гражданских.
   Немцы, конечно, пронюхали об этих рейдах, и вскоре их минные заградители в сопровождении сторожевых кораблей стали активно минировать вход в
Севастопольскую бухту, чем сильно досаждали нашим подводникам. С той поры минные заградители являлись их главными врагами.
   И вот в очередной раз подлодка Сергея Васильевича с большими приключениями прорвалась сквозь минные ловушки и разгрузилась на севастопольском причале. Однако в обратный путь ее загружать людьми не стали - приказали быстро возвращаться на базу и подвезти очередную партию боеприпасов. Возвращаясь, "эска" вновь с превеликим трудом проскочила сквозь минные заграждения, и тут же экипаж обнаружил вражеский корабль, который спокойненько, без охраны сторожевиков, расставлял мины у входа в бухту. А бояться немцам особо и нечего было - их давно никто не атаковал: ни с воздуха, ни с моря.
   Эта картина буквально взбесила Сергея Васильевича, но сделать он ничего не мог - с лодки было снято всякое вооружение. "Попугать, что ли, этих гадов", - пришло ему в голову. То, что он задумал, начальство могло капитану не простить - осажденный город ждал боеприпасов, а тут какая ни на есть, но потеря времени, к тому же подлодка себя обнаруживала и могла быть атакована после того, как немецкий корабль позовет на помощь авиацию или быстроходный крейсер с глубинными бомбами. Но ненависть не только к врагу вообще, а именно к минным заградителям затмила доводы рассудка, к тому же пассажиров на борту не имелось, и в случае чего моряки рисковали только собственными жизнями...
   Капитан приказал подняться на поверхность, причем так, чтобы был виден не только перископ, но и рубка. После чего субмарина произвела фальш-атаку - маневр, имитирующий торпедное нападение.
   Журналисты любят такой газетный штамп - "эффект разорвавшейся бомбы". Но тут он очень точно отражает впечатление, которое произвела на немцев эта фальш-атака. Они уже забыли, когда на них нападала субмарина (а может, такого с ними вообще никогда не случалось), и на заградителе началась настоящая паника - только этим можно объяснить последующие действия немецкого экипажа. Фрицы как раз спускали на воду очередную мину и в результате своего крайне нервного маневра на нее же и налетели. Через несколько минут все было кончено - вражеский корабль ушел на дно, даже не успев спустить на воду спасательные шлюпки.
   "Эска" благополучно вернулась на базу, и Сергей Васильевич, как и положено, сообщил о гибели немецкого заградителя на собственной мине. Но о том, что этому предшествовало, умолчал. От греха подальше.
  
  
  
   О ПЕРВЫХ ПАЦИФИСТАХ
   Вот ведь блин - одна половина читателей вознегодует, что рассказываю общеизвестный исторический факт, вторая - что откровенную небылицу.
   А ведь такие истории - самые интересные. Все лавры этого рассказика адресую Льву Гумилёву, которого сейчас с удовольствием читаю.
   В первом крестовом походе однажды сошлись в большом сражении рыцарское войско и арабская конница. О дальнейшем летописцы с обеих сторон повествуют с большой застенчивостью, но не поленились указать главную проблему. Гордые рыцари восседали на самых могучих своих жеребцах, изголодавшихся по женскому обществу после долгого похода. А вот арабы сидели на вёртких послушных кобылицах. Сражение как-то сразу не задалось, но лошадки остались довольны...
  
  
  
   Известно, что в клятву Преображенского полка Петром Великим собственноручно была вписана строчка: "Кто знамени присягнул единожды, у оного и до смерти стоять несокрушимо должен". Историки до сих пор гадают, то ли император додумался до этого на весёлой пирушке, то ли у них самих развращённое воображение. Но из мемуаров самих гвардейцев известно, что последующие двести лет они эту клятву произносили с огромным воодушевлением...
  
  
  
   Дело было в декабре 1972 г. , когда эсминец Северного флота "Бывалый" прибыл в порт г. Конакри, для несения боевой службы у берегов Гвинейской республики. У моряков корабля быстро сложились хорошие отношения с местными жителями - фарцовщиками, обитавшими в порту. Каждый день плутоватые гвинейские парни подходили к борту нашего корабля с сувенирами. Воздевая с ними руки к белым братьям из далёкой северной страны, они пытались осчастливить ими весь экипаж. Это были африканские фигурки и безделушки из красного и чёрного дерева, а также фрукты. Несмотря на запрет командования, натуральный обмен всё же имел место. Частенько можно было видеть, как по палубе эсминца лёгкой тенью мелькали члены экипажа с кокосами и ананасами, исчезая в своих постах. Это сейчас их можно свободно купить в магазине, а тогда, в начале 70-х, они были настоящей диковинкой. Матросы "Бывалого", ребята щедрые, на обмен предлагали самые "необходимые" в Африке вещи, благо ассортимент нашей корабельной лавки это позволял. Летели на причал: мыло
"Хозяйственное", "Банное" и так нужный на чёрном континенте гуталин.
Мойтесь, товарищи негры, чистите обувь! В свою очередь на борт переправлялись сувениры и фрукты. Кушайте, советские моряки, витамины, любуйтесь на фигурки стройных негритянок. Большим спросом у фарцовщиков пользовались тельняшки и ещё одеколон "Маки" и "Кармен". Стеклянные флаконы треугольной формы с резкой, пахучей жидкостью были непременным атрибутом точек Военторга. Куда там французам со своей парфюмерией.
   Какой-нибудь "Диор" или "Шанель" - слов нет, известные марки, даже в
Гвинее, а вот одеколон "Маки" и "Кармен" до нашего прихода на западном африканском побережье не знал никто. Желающих насладиться замечательным запахом советского парфюма было много. Как они использовали эту пахучую жидкость - мы не знали. Сами ли поливались ей, а может, дарили своим чернокожим подругам, или перепродавали? Случилось так, что одеколон с поэтическим названием жгучей испанской красавицы чуть не стал причиной разрыва наших добрых отношений. Когда торговля набрала оборот, стало ясно, что спрос на него и другие товары превысил предложение. Урожай в Гвинее снимают четыре раза в год, а запасы корабельной лавки быстро закончились.
В результате интенсивного торгового обмена на переборке корабельной лавки сиротливо остались висеть только шнурки от матросских ботинок, стопка почтовых конвертов и наборы ниток с иголками. Возник дефицит. Однажды, вернувшись с моря, мы пришвартовались не к причалу, а к борту советского сухогруза. Там работали портовые грузчики, среди которых быстро появились менялы. Наша палуба оказалась ниже палубы соотечественника. Небольшими группами мы стояли на юте корабля. И захотелось тут одному нашему матросу вкусить сочную мякоть ананаса, ну просто очень, до слюны. Тем более, что с борта нашего соседа их назойливо предлагали. Но обменять ему было нечего, и своим желанием он поделился с друзьями. В чью разгоряченную тропическим солнцем голову пришла простая счастливая мысль, сказать трудно, но сама её оригинальность и новизна показалась заманчивой. Такой пример ещё не был описан ни в одном учебнике по внешней торговле. Итак, в пустой флакон из-под одеколона "Кармен" была налита солярка! Да, одеколон в лавке закончился, но солярка на корабле была. По цвету на одеколон похожа и запах есть. А почему не воду налили, так она без цвета, запаха и вообще на корабле на вес золота. Короче, необходимые для продажи приличия были соблюдены. На "Бывалом" всё бывало, а такое впервой.
   Молодцы моряки, любят добрую шутку! В этот же самый день, темнокожий джентльмен захотел осчастливить себя или свою подругу парфюмом. Со спелым ананасом он стоял на борту сухогруза. Желания сторон совпали. Язык жестов сработал быстро и ананас с одеколоном перелетели из рук в руки. Дабы не видеть разочарования гвинейского "друга", и не портить себе аппетит, наш товарищ моментально исчез с ананасом в стальных недрах эсминца. Мы же с интересом наблюдали за негром.
   Он отвернул колпачок флакона и понюхал содержимое. Понюхал ещё раз... и ещё. Не может быть! Посмотрел на этикетку с красивой, черноволосой испанкой, вдыхающей аромат алой розы. Содержимое не соответствовало упаковке и обман был раскрыт. От обиды и недоумения он не знал, что предпринять, но решение пришло быстро. В Гвинее ведь тоже живут сметливые ребята. Сбегав на берег, он вернулся с камнем в руках, и с борта сухогруза стал выслеживать "дичь" - своего недавнего торгового партнёра. Намерения его были серьёзные, да ещё в поддержку он пригласил своих земляков, которые с гневом кричали что-то в нашу сторону. Сквозь французскую речь слышались дорогие матросскому сердцу забористые словечки. Подумалось, надо же, как они быстро выучили русский, а ведь мы и месяца здесь не пробыли. Матросы стали избегать хождения по левому шкафуту, ведь "охотник" мог ошибиться и признать в обидчике любого из нас.
   Вспомнилось грозное предупреждение из "Айболита": "Не ходите дети в
Африку гулять! ". С затаённой обидой, огорченный обманом абориген бродил с камнем по палубе сухогруза, выслеживая нашего матроса. Предупреждённый о грозящей ему беде, братишка сидел в душном боевом посту и не выходил наверх. Только память о съеденном ананасе и весёлой шутке ободряли его.
   Вскоре всё вскрылось, доложили командиру и "международный конфликт" был улажен. На борт советского судна отправился один из офицеров. В качестве отступного он вручил потерпевшему новую офицерскую рубашку, тельняшку, и попросил не преследовать партнёра. Этого оказалось достаточным и, свидетельствуя о перемирии, гвинеец выбросил флакон "Кармен" в воду залива. Был ли наказан наш матрос я не помню, но он точно вернулся живым домой... к маме. А стекляшка с соляркой до сих пор покоится там, на дне, как памятный знак о пребывании эсминца "Бывалый" в Конакри.
   Старший матрос Михаил Балашев. г. Санкт-Петербург, 2010 год.
  
  
  
   СЛУЧАЙ В РАЗВЕДКЕ
   Военная быль времен Великой Отечественной. Излагаю так, как сам слышал.
Сержант Антон Курьянов, служивший в полковой разведке, на передовой, воспользовавшись затишьем на фронте, собрался ближе к ночи податься в санчасть. Днем ранее он познакомился с новенькой (из столицы! ) медсестрой Ириной и теперь планировал развить успех. Разведчики, как правило, прилично упакованы, и у него с собой, что называется, было, а именно трофейный шнапс. И плюс к тому пара плиток трофейного же шоколада. Прикид у него тоже был соответствующий, кроме одной, но важной детали - у сержанта не имелось достойных сапог. То есть, он носил обычную занюханную кирзу, что было для разведчика как-то даже стремно. А уж идти в таких сапогах на свидание к столичной девицей... Проблема!
   А вот у его дружка Кости имелись просто роскошные сапоги - офицерские, хромовые. Ну и сержант, естественно, подкатывает к нему, говорит: дай поносить на одну ночь. Но тот сапоги свои очень ценил, холил и лелеял, и сам, между прочим, имел виды на эту Ирину (правда, только в перспективе), ну и ни в какую. Но, в конце концов, Антон дружка уломал: за пару пачек трофейных опять-таки сигарет взял у него сапоги в лизинг на 12 часов. На прощание хозяин раритетных сапог велел Антону пылинки с них сдувать, а если что, то пусть, мол, пеняет на себя. А что, собственно, с этими сапогами могло случиться? - подумал тогда сержант...
   По пути в медсанчасть Антон нарвался на капитана, командира роты. Тот этому факту очень обрадовался (чего не скажешь о сержанте) и тут же вручил Курьянову важное донесение, которое следовало немедленно доставить в штаб дивизии. Антон попытался, конечно, как-то отмазаться, но ему быстро дали понять, что приказы в армии не обсуждаются, а тем более на фронте.
   Сержант призадумался. Если идти в штаб дивизии вдоль линии фронта, которая изгибалась широкой дугой, то он вернется только к рассвету, когда Ирочка должна заступить на дежурство, и любовная интрига сразу накроется самым что ни на есть медным тазом. Но если пройти к штабу напрямик, через лес, который находился на нейтральной полосе, то несколько часов на медсестру у него еще останется. Возвращаться в землянку он не стал, чтобы не терять времени, и сразу двинулся выполнять приказ.
Антон знал, естественно, все ходы и выходы и успешно миновал передовую, углубившись в нейтральный лес. Но, думая о своей медсестре, он чрезмерно спешил и был, видимо, недостаточно внимателен, что и погубило его.
   "Хенде хох! ", и его прихватили два здоровенных немецких разведчика. Они обыскали его и остались очень довольны шнапсом и, в меньшей степени, шоколадом. Впрочем, подгребли то и другое. Донесение, которое Антон надежно упаковал за голенище одного из сапог, фрицы не обнаружили. Потом они стали совещаться, видимо, на предмет - что делать с пленным? "Скорее всего, прирежут", - мрачно подумал сержант, глядя на финку, висящую на боку одного из немцев.
   Вдруг этот немец сел на траву и, отставив в сторонку реквизированную бутылку шнапса, стал стягивать с себя сапог и показывать Антону, чтоб он делал то же самое. Приглянулись, выходит, и фрицам шикарные Костины сапоги! Делать нечего - снял сержант с себя один сапог и отдал фрицу.
   Надел взамен, можно сказать, трофейный, но качество, смотрит, совсем не то - даром что немецкое. Стал он было и второй снимать, и тут его обожгло - да в этом же сапоге важнейшее донесение в штаб дивизии! Он не знал, что с ним немцы сделают - прикончат или к себе отведут, но, если эта бумажка к врагу попадет, ему от своих точно светит вышка.
   Антон внезапно пнул обутой уже в германский сапог ногой в лицо сидящего на траве немца, подхватил стоящую рядом с ним бутылку шнапса и метнул в голову стоящего в паре шагов от него другого немца. И тут же нырнул в лес.
Сержант от фрицев ушел. И донесение в штаб вовремя доставил. И со столичной медсестрой пару часов еще успел провести.
   А потом было возвращение в землянку, и, когда Костя увидел, в чем Антон пришел, в охватившем его безумии схватился за ППШ. Трагедии удалось избежать, но с той минуты Антон стал своему другу врагом номер один.
   Хуже всякого фрица.
   Между тем, на основе донесения, которое Антон доставил в штаб, был отдан приказ о наступлении. Оно началось на следующий день и стало для немцев совершенно неожиданным. Вскоре через бывшую линию фронта в тыл потянулись колонны пленных фрицев. Одна из них шла по дороге навстречу Антону. Смотрит он - у одного из пленных рожа вроде знакомая. Переводит взгляд на ноги...
   Через полчаса он с Костей помирился.
  
  
  
   Вступление.
   В лихие 90-ые довелось мне служить в одном из дальних военных гарнизонов
Забайкалья.
   Служил вместе с нами и один капитан, страстный охотник и рыболов. Была, значит, у него "вертикалка" ИЖ-27. А ещё была у него красавица-жена, натура свободолюбивая и до любви охочая.
   Действо.
   Вот приходит как-то наш капитан в неурочное время домой. В неурочное. Не ждал его никто. А он возьми - и приди. Уж в наряде ли он должен был быть или на полётах - сейчас уже никто и не вспомнит, да и не важно это. И попал он на самое интересное место в развитии гарнизонной культуры отдельно взятой семьи. Своей отдельно взятой семьи.
Показания свидетелей.
   А мы, значитца, вдвоём с напарником, как и положено нам было по службе, заступили в патруль по гарнизону. Сидим, в общем, у меня в квартире, видик смотрим. Лето, тепло, окна открыты, чай зелёный попиваем.
   Прогуливаемся изредка по городку, порядок типа блюдём. А потом - опять ко мне.
И вот где-то в середине очередной видеокассеты слышим ружейные выстрелы.
Рядом. Совсем рядом, в соседнем доме. Подрываемся, мчимся, подскакиваем к источнику шума, а он, источник этот, кричит нам из окна: "не подходи, суки, а то я ЕГО кончу! " - и бабий визг.
   Стоим, как дураки, у подъезда, и слушаем, как один раз в минуту раздаётся крик: "Встать! " - и следом выстрел. Потом: "Сесть! " - и следом опять выстрел. А между командами лекция нашего охотника: "я тебя научу, сука, Родину любить! Ты думаешь, отчизна послала тебя в такую жопу, как наш гарнизон, юбки чужим бабам задирать? ("встать", выстрел...) ты, б%%%ь, должен боеспособность страны повышать, а не триппер разносить ("сесть", выстрел) ... и т. д. , и т. п. , про Родину, про её бескрайние просторы, на которых плодятся такие мудаки, мешающие чужому семейному счастью, про ячейку общества и незыблемость принципов, про моральные устои....... Короче, минут эдак на 20.
   Мы уже пообвыклись, вслушиваемся, что он там "этому мудаку" втирает и вдруг - тишина. Минуты на полторы. А потом...
   Звук выбиваемой двери, рёв слона во время случки, звук спускаемого по лестнице рояля (3-ий этаж).
   Поднимается в предбаннике подъезда с пола наш капитан с разбитым в хлам лицом.
Мы (для порядка): что случилось-то? (догадались уж обо всём по ходу пьесы).
Его ответ ещё долго цитировался в тему и не в тему: "БЛЯТЬ!!! ПАТРОНЫ
КОНЧИЛИСЬ! "
   Посадил он (охотничек наш) своего оппонента на табурет абсолютно голого, и периодически постреливал между ножками табурета, перемежая выстрелы командами ))).
Занавес )).
   Послесловие.
   А семья не развалилась. Окрепла всем на зависть. Жена его научилась читать команды по одному взгляду.
   И безмерно зауважала. )))
  
  
  
   В серьёзных научных трудах попадаются иногда забавные приколы.
   С началом Второй мировой британские спецслужбы затеяли подготовку множества вариантов покушений на Гитлера. Эти операции были начисто свёрнуты, когда фюрер потерпел поражение под Москвой, отправил в отставку своих лучших генералов и взял на себя прямое управление войсками. Понаблюдав немного за деятельностью нового верховного главнокомандующего, аналитики пришли к выводу, что покушение нецелесообразно - на этом нелёгком посту фюреру удается нанести значительно больше ущерба германским вооруженным силам, чем все британские диверсанты вместе взятые...
  
  
  
   Военные рассказы наших бабушек и дедушек далеко не всегда веселые, по поучительные. Их нужно слушать и рассказывать, чтобы память от ТОЙ войне не стиралась.
   1. Выпускной бал моей бабушки был 21 июня 1941 года. Из всех мальчиков ее класса войну пережили трое...
   У моей бабушки был друг, который, возможно, мог бы стать моим дедом. Он был на пару лет старше бабушки и его забрали в армию в 1940 году. Служил он где-то в Сибири, но его мама решила, что городскому мальчику из Москвы негоже служить в таких тяжелых климатических условиях. Мамаша нажала на все возможные пружины и мальчику устроили перевод в другую часть. В мае 1941 года. Новая часть была на границе с Восточной Пруссией... Похоронку заботливая мама получила в первую неделю войны.
   2. В начале 1943 года Диме было 19 лет. Молодой летеха, только что из училища. Их часть стояла на фронте, но не в первых рядах. Соседнюю часть отправляли на передовую. Один солдатик-узбек жутко боялся погибнуть и всеми правдами и неправдами пытался остаться в тылу. Дима вызвался добровольцем его заменить.
   Дима провоевал до лета 1943, сбил шесть немецких самолетов, был ранен на
Курской дуге и встретил Победу в госпитале. Потом он стал биологом мирового значения и отцом моей матери. А узбека убило в тыловой части случайной бомбой.
  
  
  
   Не моё. Авторство не хочу присваевать, история достойна уважения
ПРО КАТЮШИ
   Вообще к начале войны на вооружение советской армии было принято множество реактивных снарядов: 82-мм осколочные снаряды М-8; 132-мм осколочно-фугасные реактивные снаряды М-13 -- это те самые, которые массово ставились на первые "Катюши"; 132-мм фугасный реактивный снаряд М-20; 300-мм фугасные реактивные снаряды М-30, М-31 и М-31-УК; 280-мм турбореактивный фугасный снаряд М-28. Остановлюсь поподробнее на М-20 и М-30, потому что они могут считаться началом тяжелой реактивной артиллерии.
   М-13 на "Катюшах" конечно были хороши, внезапные массовые обстрелы вызывали в рядах немцев жуткий срач и так далее, но для полноценных наступательных действий они не очень подходили -- достаточно малый урон. А надо было уничтожать как тяжелую технику, так и укрепсооружения. Поэтому к середине 42 года были поставлены на вооружение снаряды М-20, боевая часть которых была почти в 3. 5 раза мощнее чем у М-13, а очень скоро и новые снаряды М-30 -- почти в 6 раз мощнее.
   М-20 успешно прикрутили к "Катюше", но из-за чуть больших размеров их приходилось запускать только одним рядом вместо двух. А вот под М-30 направляющие не подходили (забегая вперед скажу что их все-таки приколхозили, но только в 44 году), поэтому для их запуска были сделаны примитивные пусковые станки с регулировкой угла наклона.
   На станок укладывались снаряды прямо в заводской деревянной упаковочной таре, сначала по 4 в упаковке, потом оптом по 8. Поджигалось все это дело одним махом при помощи обычной электрической саперной машинки, причем можно было одновременно подключать несколько станков. Одновременность запуска гарантировала сложение ударных импульсов в районе приземления, что было эффективнее отдельных пусков.
Но из-за вечного нежелания конечных пользователей читать мануалы, а точнее, мануалы резко расходились на самокрутки и все-таки скуривались (вот вам б%%%ь и каламбур), на полях сражений достаточно часто происходило следующее. При подготовке к стрельбе забывали снять распорки, которые удерживали снаряд внутри рамы при транспортировке. И естественно вся эта хуерга стартовала с места вместе с деревянным ящиком, а иногда и со станком. А размеры конструкция имела примерно 1, 5 на 2 метра, что и приводило впоследствии к разговорам в рядах немцев о том, что русские совсем охуели и стреляют уже сараями.
   (С)спижжено
  

Оценка: 5.65*31  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"