Пономарев Константин Кириллович: другие произведения.

"Вечный Странник"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:


Оценка: 4.54*25  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Обновлено 17 июля 2013г. Буду благодарен за комментарии. Прошу прощения за медленность обновлений. Исправлюсь! Строго не судите - это черновик. Будут обновления.


   Глава 1.
  
   Жуткий мертвец протянул ко мне руки...
   Нет! Никогда не умру я от скуки!
  
  
   Вроде и погода стояла изумительная и лес поражал своей красотой и мощью, но я все время ощущал какое-то беспокойство. Что-то происходило и это что-то мне не нравилось. Мысленно определив направление беспокоившего меня события, я ускорил шаг и вскоре услышал звериный рев.
   Может медведя мучают, подумал я, хотя откуда на этой планете медведи? Впрочем, судя по вполне земному лесу, все может быть.
   Действительность превзошла все ожидания: на поляне четверо бандитского вида вооруженных головорезов тыкали горящими головешками в здоровенного мужика, крепко прикрученного веревками к дереву. Звериный рев исходил вовсе не от медведя, а от этого бедолаги, хотя, судя по комплекции, от медведя он отличался незначительно.
  
   Бандиты были так увлечены своим высокоинтеллектуальным развлечением, что даже не заметили моего появления на поляне!
   - Ну и что вам от него надо?! - рявкнул я, подойдя поближе.
   Эффект был просто ошеломляющим. Один из бандитов, услышав мой вежливый вопрос, отпрыгнул в сторону, засадив при этом горящим поленом в бок своему товарищу. Тот, в свою очередь, вместо того, чтобы доброжелательно поинтересоваться причиной такого нетактичного поведения, громко завизжал и, упав, стал кататься по земле. Следующий бандит, из-за спины которого я произнес эти слова, совершил головокружительный прыжок в сторону, попав при этом прямо в центр костра. Последний из компании грохнулся на землю и закрыл голову руками, всей своей позой выражая явное нежелание общаться со столь неожиданно появившимся собеседником, т.е. со мной, любимым... Замолчал даже, прикрученный к дереву здоровяк, ошарашено глядя на меня обалдевшими глазами.
  
   Воспользовавшись всеобщим замешательством, я быстро перерезал веревки и отошел в сторону, чтобы видеть всех участников этого происшествия. Однако моя предосторожность была напрасной. Вид освободившегося крепыша оказал на бандитов столь стимулирующее воздействие, что они, оставив все свои вещи, с завидной скоростью бросились в лес, сопровождая свой путь, совершенно нечеловеческим визгом, издаваемым ими видимо от избытка переполнявших их чувств.
   - Ты кто?, - спросил меня здоровяк, растирая руки и проводя ревизию слегка подпаленного тела.
   - Странник!.. Хожу, никого не обижаю... Лишь бы меня не трогали.
   - Да кто тебя тронет, с твоей то комплекцией!..
   Я посмотрел на себя и поморщился. Действительно, с телом я переборщил... Мало того, что я был на голову выше этого крепыша, так еще и в плечах значительно ширше или ширеe, как говорил один мой знакомый.
   - Это я только на вид такой, а на самом деле - я робкое, безобидное существо. Лучше скажи: за что это они тебя так и как они сумели тебя связать?
   - Да спал я... Понимаешь, повадились тут разбойники грабить нашу деревню. Ну, мужики покумекали, и решили послать меня за помощью к боярину. Видно колдун - главарь этих разбойников, узнал, куда я иду и послал наперехват своих лизоблюдов. Я еще вечером почувствовал неладное - уж очень спать хотелось. Наверное, колдун расстарался - сон наслал... Иначе хрен бы они меня взяли. Они бы меня сразу убили, да решили сначала выяснить: не пошел ли кто еще к боярину. Спасибо тебе, спас ты меня. Теперь я твой кровный должник.
   - Не стоит благодарностей, - машинально сказал я. Меня встревожило упоминание о колдуне. С магами и колдунами я еще не встречался и радости от такой внезапно возникшей возможности не испытывал.
   - Ну, стоит, не стоит, но я теперь твой должник, так что, если нужна будет помощь - спроси Ивана Колесничего, меня в деревне все знают.
   - Батюшки, - забеспокоился я, - куда же я попал то?! Имя русское, да еще боярин какой - то. Если это Земля и я на Руси, то откуда здесь колдуны?
   Я еще мог представить, что попал в прошлое. Время, как я успел выяснить - весьма странная субстанция. Но колдуны на Руси не водились... Хотя, кто его знает! В этом времени я еще никогда не был.
   - Что за колдун то?
   - Да черный колдун..., - сказал Иван, сноровисто обыскивая вещи разбойников и сваливая в кучу все ценное. - Он бы давно нас со света сжил, да боги деревню защищают. Ну а если кто из деревни ушел - считай пропал, тут уж он своего не упустит!
   Собрав все ценное и, оставшись довольным от проделанной работы, Иван повернулся ко мне и, сделав равнодушное лицо, предложил:
   - Забирай, что хочешь, остальное я возьму: в хозяйстве пригодится...
   - Да мне, собственно, ничего не надо, - поморщился я. - Бери все. Скажи, а до боярина вашего далеко идти?
   - Дня два, если по прямой, - обрадовано ответил Иван.
   - А ты уверен, что он захочет вам помочь?
   - Так ведь мы же под его покровительством находимся и деньги ему исправно платим. Да и не к кому больше обращаться...
   - Не возражаешь, если я с тобой пойду? Никогда живого боярина не видел...
   - Да я бы и сам его век не видел. Если бы не крайняя нужда ни за что бы не пошел. А компании я завсегда рад. Вдвоем то идти спокойнее.
  
   Чуть поотстав от своего попутчика, я незаметно извлек из пространственного тайника свое незаменимое оружие - трость, изготовленную из таинственного метеорита и имевшую массу полезных и удивительных свойств.
   Через несколько часов быстрой ходьбы мы вышли к небольшой деревне, где Иван собирался передохнуть и поесть. Как оказалось, нас там уже ждали. Пока я с любопытством рассматривал деревянные избы, Иван о чем то разговаривал с шустрым мальчишкой, упорно не слезавшим с коня и ускакавшим сразу после их краткой беседы.
   Иван подошел ко мне и по его лицу было видно, что произошла какая-то беда.
   - Видно не судьба нам вместе идти. Мне надо возвращаться: колдун мою сестру в полон взял. Надо спасать пока не поздно.
   - Так ты что, решил один на колдуна идти?
   - Выхода нет. Если опоздаю - погибнет девчонка.
   - Пойдем вместе выручать. Надеюсь, от моей помощи ты не откажешься?
   - Парень ты здоровый, но у тебя ведь никакого оружия нет! Потом, если честно, я иду на верную гибель, а тебе то зачем? Мы ведь не родня, сестру мою ты не знаешь, зачем тебе погибать?
   - Ну, это ты брось. Я своих знакомых в беде не бросаю. Да и на колдуна охота посмотреть...
   Иван посмотрел на меня, как на сумасшедшего.
   - Ну, идем, коли не шутишь. Только пешком мы долго добираться будем. Надо лошадей брать, да денег нет - всего одна монета.
   - Дай посмотреть, - попросил я и, зажав монету в кулак, старательно запомнил ее вид и химический состав.
   - А сколько монет надо на двух лошадей?
   - Минимум восемь...
   Я тут же синтезировал десять монет и сказал:
   - У меня тут как раз есть немного денег, думаю хватит.
   Иван с подозрением посмотрел на меня, но деньги взял.
   Вскоре мы сломя голову мчались по лесным тропинкам. Я развлекался тем, что слушал нелицеприятные высказывания наших коней о своих седоках. Иван что-то бурчал себе под нос и вовсю погонял своего скакуна.
  
   Через пару часов бешеной скачки, когда кони уже от усталости стали спотыкаться, Иван неожиданно остановил коня и жестом предложил мне слезть на землю.
   - Дальше надо пешком, у него там охрана - лучники, надо подойти незаметно. Тебя, в твоих белых одеяниях сразу увидят. Накинь хоть мою куртку.
   - Не надо куртку. Отвернись - я переоденусь.
   - Да во что ты переоденешься - у тебя даже котомки нет.
   - Это мое дело, отвернись.
   Иван послушно отвернулся и даже закрыл глаза. Я быстро превратил свое одеяние в камуфляжную форму и, в довершение, нацепил на голову каску.
   - Ты что, колдун? - нахмурился Иван, увидев мою новую одежку.
   - Да странник я! Умею кое-что, но колдовством здесь и не пахнет. Не обращай внимания.
   На лице моего спутника отразился такой мучительный мыслительный процесс, что даже стало его жалко. Но долго переживать по этому поводу не удалось. Я явственно ощущал, что рядом кто-то попал в беду.
  
   Пойдя на зов, я обнаружил в кустах косматого мужичка метрового роста, пытавшегося вытащить ногу из металлического капкана. Увидев меня, он стал делать какие то сложные движения руками, временами завывая как зверь. Не обращая внимания на его жесты, я сел возле капкана и, поняв что открыть его без ключа невозможно, просто превратил металл в труху. Бесцеремонно взяв, израненную капканом ногу, я быстро заживил рану и только после этого посмотрел на мужичка. Тот смотрел на меня выпученными от удивления глазами и что-то шептал.
   Отпустив ногу, я спросил: "Ну как, полегчало?"
   - Ты кто?, - вместо ответа спросил мужик.
   - Странник я..., - ситуация показалась мне странно знакомой, - мимо проходил, решил помочь. А ты то сам, кто?
   - Леший я местный.
   Я даже не удивился. Действительно, если есть колдуны, почему бы не быть лешему?
   - Как же ты в капкан попал?
   - Да капкан то заколдованный! Из простого я бы сразу выбрался. Как ты умудрился с него заклятие снять? Наверно тоже колдун?
   - Да не колдун я а странник! Много чего странного умею делать. Иногда сам себе удивляюсь. Кстати, раз ты тоже с колдуном не в ладах, помоги нам в его пещеру пробраться. Там у него пленница, нам надо ее выручить.
   - Как я тебе помогу? Я сам этого колдуна до ужаса боюсь... Это он на меня капкан поставил!
   - Ну, отвлеки стражу. Нашли на них мошкару, что ли. Ты же леший!
   - Мошкару это можно. Мошек нынче много уродилось. Только у него там магическая защита установлена. Хотя, что тебе его защита, если ты так ловко его заклятье с капкана снял. Ладно, помогу!
  
   Видно здорово колдун досадил моему новому знакомому! Леший не только выполнил, но и перевыполнил свое обещание. Еще на подходе к пещере я услышал крики и вопли разбойников, которых атаковали не только комары, но и слепни, муравьи, змеи, вороны а также прочая живность. Возле входа в пещеру стоял какой-то худой придурок в богатом платье и остервенело махал палкой, закатывая глаза и завывая нечеловеческим голосом. Не столько из опасения быть обнаруженным, сколько ради профилактики, я стукнул его по башке кулаком и, убедившись что сознание этого индивидуума надолго покинуло сей бренный мир, осторожно проскользнул в пещеру.
   В углу на каком-то тряпье лежала, связанная по рукам и ногам девчонка лет четырнадцати. Я приложил палец к губам и, убедившись что она меня поняла, разрезал путы и помог ей дойти до выхода из пещеры. Неожиданно девчонка затормозила и, указывая на лежащего возле входа мужика, спряталась за мою спину, причитая:
   - Колдун! Колдун!..
   Не долго думая, я стукнул для профилактики колдуна по башке еще раз, взвалил его на плечо и потащил к поляне, где меня ждал, измученный самыми мрачными предчувствиями Иван.
   Дождавшись, когда стихнут первые восторги от встречи брата и сестры, я позвал своего спутника:
   - Что с колдуном то делать будем?
   Иван, стараясь не приближаться к телу страшного врага, угрюмо сказал:
   - В деревню бы его, к нашим. Иначе они ведь ни в жизнь не поверят, что мы колдуна захватили. Кстати связать его надо, пока колдовать не начал. Ты его часом не убил? Чем это ты его?
   - Да понимаешь, комары его мучили. Ну, я и применил обезболивающее средство... Два раза...
   - Ему бы и одного хватило, - задумчиво сказал Иван, косясь на всхлипывающую от смеха сестру.
  
   Быстро обыскав колдуна, связав его по рукам и ногам и даже вставив кляп, Ваня привычно разложил найденные ценности и сказал:
   - Это все твое. Я колдуна не брал, так что это все тебе принадлежит. Да и вообще, - смутившись, Иван помолчал, - Спасибо тебе. Ты второй раз меня спасаешь. Без тебя я бы и сам погиб, и сестру не спас!
   Я посмотрел на перстни, кольца, амулеты, найденные в карманах колдуна и задумался. В них чувствовалось присутствие какой-то энергии, но что это такое и что они могут я не знал. Подумав немного, я позвал Лешего, упорно прятавшегося в кустах возле поляны:
   - Слушай, иди сюда, нужна твоя помощь. Надо разобраться с вещами колдуна.
   - Ну, вообще то я перед людьми не показываюсь! Но ради такого случая... Только пусть твои друзья на меня не очень пялятся.
   Я повернулся к своему спутнику:
   - Иван, сейчас один мой хороший знакомый, помогавший нам с колдуном разобраться, подойдет. Возьми свою сестру и отойдите в сторонку, он не любит излишнего внимания.
  
   Леший долго рассматривал безделушки, перебирал их и даже, по моему, пробовал на зуб, после чего, задумчиво посмотрев на меня, сказал:
   - Колдовской только амулет. Остальные просто защищают хозяина. Сильно защищают. Понять не могу, как ты сумел при такой защите его захватить.
   - Ты вот что, - сказал я, - Поскольку я, благодаря твоей помощи, девчонку невредимой из пещеры вытащил, бери себе все что нравится. Амулет, если не будешь забирать, я уничтожу, чтобы в плохие руки не попал.
   - Да мне собственно ничего и не надо. Посох колдовской я уже забрал а амулет из плохого колдовства сделан. Такой взять - себе дороже выйдет.
   - Ну, возьми хотя бы кольцо какое-нибудь!
   - Ну, разве что вот это, - выбрал Леший какое-то невзрачное колечко. - Оно от плохих людей и колдовства защищает. А это кольцо, - ткнул он пальцем, - подари девчонке: когда подрастет - отбоя от женихов не будет.
   - Подари ей сам - ведь это благодаря тебе ее удалось спасти!
   Я жестом позвал своих спутников, которые с огромным любопытством смотрели на нашего нового знакомого. Иван подошел степенно, не торопясь, всем своим видом показывая, что встречаться с Лешим для него самое обычное дело. Девчонка же, подбежав, с детской непосредственностью закричала:
   - Ой, какой хорошенький!
   Леший отскочил как ошпаренный. Не знаю, умеют ли лешие краснеть, но вид у моего знакомого был крайне смущенный.
   - Но, но!, - сказал он, приняв грозный вид, - Ты руки то не распускай, а то вмиг отчекрыжу. На вот лучше, возьми колечко волшебное. Носи его не снимая, никому не давай и смотри, чтобы оно всегда при тебе было.
   Повернувшись к Ивану, он протянул ему перстень с синим камнем.
   - Я тебя помню. Ты зверей зря никогда не бил и лес берег. Вот этот перстень тебя не только от злых чар защитит, но и предупредит об опасности. Если на палец не налезет - повяжи на шнурок и носи на шее. Главное, чтобы он с телом соприкасался. Смотри тоже не отдавай его никому - сильная вещь. Второго такого и не найти наверное.
   Пока мои спутники рассматривали подарки, Леший отступил к лесу и исчез в кустах.
   Перстень Ивану налез только на мизинец. Он, не долго думая, повернул его камнем внутрь и, прислушавшись к чему-то, сказал:
   - А ведь и верно помогает! Я, после колдовского сна как пьяный был, а сейчас все прошло! Ну, Леший, ну спасибо - удружил!
   Из кустов донеслось довольное сопение, однако оно скоро исчезло, и я почувствовал, что Леший удаляется от нас, видимо по своим лесным делам.
  
   - Ну, так что будем делать с колдуном?, - спросил я. - Разбойники то, хоть и разбежались, но пока живые. Если в деревню колдуна привезем, они напасть могут. Может лучше все-таки его к боярину вашему доставить, пусть он с ним решает. Заодно, глядишь и помощь вашей деревне окажет.
   - Тогда уж не к боярину, а к царю. Не каждый день колдуна в полон удается взять. К тому же - до него не намного дольше добираться. Опять же, разбойники нас наверняка на дороге к боярину будут ловить, а мы другим краем проедем.
   - А кто у нас царь?
   - Известно кто - Илья. Хороший царь, только хворает он последнее время. Потому видно и нечисть распоясалась. Был бы здоров - быстро бы укорот им дал!
   Видно все-таки не Земля, подумал я. Царя Ильи на Руси вроде не было.
   - Ну, к царю, так к царю.
   Я подозвал лошадей и, пока Иван приводил в порядок упряжь, изменил свою одежду на обычную, спрятал трость в пространственный тайник, одновременно пытаясь определить местонахождение разбойников. Видно хорошо их Леший напугал: ни одного разбойника на расстоянии нескольких километров от нас найти не удалось. Хорошо еще, что кони у разбойников не разбежались. Иван выбрал из пришедших на мой зов лошадей самых крепких и выносливых. На одну из них он привязал колдуна, тупо моргающего совершенно обезумевшими глазами, на другую посадил сестру. Мне, видимо как старшему, достался самый красивый и крепкий конь с богатой сбруей.
  
   Двигаясь к царю, мы, в течении дня, сделали несколько остановок. Поначалу я остерегался развязывать колдуна, однако, судя по тем мыслям, которые я прочитал в его голове, он впал в детство и совершенно не понимал: где находится и почему. Приводить его сознание в порядок я посчитал преждевременным и просто наблюдал, чтобы пленник не убежал и не поранил сам себя.
   Переночевали мы на берегу речки. Иван с сестрой сварили уху и, после сытного и вкусного ужина, я блаженствовал возле костра, слушая потрескивания головешек и любуясь красотой вековечного леса.
   Мое внимание привлекло странное сгущение энергии в теле колдуна. В районе солнечного сплетение то усиливался, то слабел какой-то сгусток слабого огня. Ни у Ивана, ни у его сестры ничего подобного не было. Решив не рисковать, я, на всякий случай, заблокировал этот источник и, убедившись, что колдуну от этого хуже не стало, пересел к костру и стал обдумывать ситуацию.
   Не знаю, в результате ли моих действий или по другой причине, но колдун, внезапно пришел в себя.
   Я увидел его осознанный взгляд и, поняв, что он полностью пришел в себя, мило улыбнулся и доброжелательно спросил:
   - Жить хочешь?
   - Что?
   - Жить, говорю, хочешь, непонятливый ты наш?
   - Да, вообще то, не отказался бы...
   - Имей в виду: я наложил на тебя заклятье. Если его не обновлять, в течении дня, то ты умрешь в страшных мучениях. Так что, будь паинькой и далеко от меня не отходи.
   - Ты кто?
   Видно, мой ответный взгляд на его вопрос был чрезвычайно выразительным, т.к. колдун аж руками замахал, показывая всем своим видом, что вопрос был сделан по ошибке.
   - Слушай: ну что я тебе сделал? Ты, ни с того ни с сего, вломился в мою пещеру, натравил на меня лесную живность, стукнул меня своим кувалдометром по башке, обобрал до нитки и теперь еще угрожаешь!..
   - А не надо было деревню грабить и невинных девушек воровать!
   - Так ведь деревню то грабил не я. А девчонку никто обижать не собирался. Мы ее попросили погостить у нас, чтобы Иван глупостей не наделал.
   - А связали вы ее тоже из вежливости и, конечно, ради ее блага?
   - А что нам оставалось? Она перебила у нас всю посуду, укусила меня за руку, располосовала своими ногтями рожу атамана, опрокинула на его подручных чан с похлебкой и, в довершении, пыталась поджечь сундуки с книгами... При этом визжала так, что у кобылы произошел выкидыш а матерый сторожевой пес сначала упал в обморок, а потом перегрыз веревку и, завывая, убежал прятаться в лес.
   Я почувствовал, что у меня постепенно съезжает крыша... Самое удивительное было в том, что колдун действительно верил в то, что говорил. Покопавшись в его мыслях, я, с удивлением, обнаружил у него искреннее непонимание причин происходящего.
   В это время проснулся Иван и, услышав последние слова колдуна, вскочил на ноги.
   - Можно я его слегка убью? - просительно посмотрел он на меня.
   - А к царю мы кого повезем?
   - Да кляп с ним, с царем! У меня руки чешутся на эту наглую морду! - сказал Иван, медленно приближаясь к колдуну.
   Колдун спрятался за мою спину и испуганно попросил:
   - Слушайте, уберите от меня это чудовище. Я и так в вашей власти. Что вам еще надо?
   - Ну, в общем так, - подвел итог я, - пусть во всем царь разбирается. Пусть он судит: кто прав, а кто виноват.
   - Тогда, лучше убейте меня здесь! Царский суд я знаю! Гореть на костре у меня желания нет!
   - Ну ка, ну ка, - заинтересовался я, - с этого места поподробнее...
   - Да что тут подробнее? Они сожгли на костре моего отца, мою мать... Сожгли бы и меня, но я вовремя сбежал.
   - Кто они?
   - Церковники, кто же еще? Для них все, кто обладает силой - отродье дьявола. Царь, или им верит, или находится в их власти. Раньше он не позволял сжигать людей на костре...
   Иван посмотрел на меня:
   - Да, это правда. У нас сожгли девчонку, якобы она ведьма. Какая она ведьма? Просто вздорная была и очень красивая...
   Я задумался.
   - Ладно. Решаем так: едем к царю. Если колдун говорит правду, придется царя образумить!
   Иван, вместе с колдуном уставились на меня и, в один голос спросили:
   - Ты кто?!
  
   На второй день пути, при пересечении очередной речки, Иван остановил коня и сказал:
   - Здесь надо быть осторожным. Начинаются владения боярина Кондрата. Про него много разного говорят: хороший воин, но самолюбив до безумия и в гневе несдержан. Рассказывают, однажды он зарубил купца только за то, что тот не уступил дорогу его коню.
  
   При подъезде к деревне я увидел дым. Прибавив скорости, мы подъехали к сгоревшей хате. Рядом с домом голосили женщины и дети. Я остро почувствовал чью-то физическую боль и безнадежное отчаяние. Рыдала женщина - мать, держащая на руках искусанного собаками пятилетнего мальчика. Ребенок был без сознания от боли и большой кровопотери. Соскочив с коня, я бросился к умирающему дитя. Мне мешала его мать, не желающая ни на секунду расставаться со своим сыном.
   - Быстро, принеси горячей воды и одеяло. Я лекарь, если поторопишься - с твоим ребенком все будет хорошо!
   С большим трудом мне удалось вынуть из рук матери ее дитя. Помог Иван, силой оттащив обезумевшую женщину. Мальчишка от потери крови был на грани смерти. Сосредоточившись, я быстро восстановил кровопотерю и начал заращивать многочисленные рваные раны. Щеки ребенка на глазах покрывались румянцем. Наконец, залечив раны и, заодно, исцелив мальчика от разных болячек, я передал дитя его матери. Ребенок пришел в сознание и весело засмеялся.
   Надо было видеть радость матери, которая уже отчаялась увидеть живым своего ребенка и, на глазах которой произошло чудо исцеления.
  
   От этой картины меня отвлекла сестра Ивана, вцепившаяся в мой рукав и настойчиво куда-то меня тянувшая.
   - Ты что? Что-нибудь случилось?
   - Иван тебя зовет. Там кузнецу срочно помочь надо, умирает он.
   Кузнец действительно был плох. Он был не только искусан собаками, но и истекал кровью от рубленой раны в плече, нанесенной, по всей видимости, саблей или мечом. Мы поспели вовремя. Еще несколько минут и спасти кузнеца было бы невозможно.
   Заживив раны кузнеца и восполнив потерю крови, я привел его в чувство и, дождавшись, когда он откроет глаза, спросил:
   - Кто это тебя так?
   - Ты кто? - вместо ответа вытаращился на меня кузнец.
   Может у них здесь так принято, подумал я. Обычай такой...
   - Странник я. Ты лучше скажи, кто тебя ранил и что это за собаки такие, что кусают всех подряд?
   - Да это молодой боярин, гаденыш, развлекался. Натравил собак на моего сына за то, что тот на дороге оказался. Ну, я собак разогнал, так он меня своей саблей рубанул и, главное, подлец такой - из-за спины ведь подъехал.. Ударил и ускакал, как трус!
   - И часто он так развлекается?
   - Да, как Кондрат - его отец умер, так почитай каждую неделю где-нибудь хулиганит. Управы то на него нет...
   - Так что, боярин Кондрат умер? - вступил в разговор Иван.
   - Убили его кочевники... Подло убили, стрелой в спину! Боярин прискакал на помощь деревне, когда кочевники наших в полон уводили. Людей то он отбил, а сам погиб... Сложный был человек, вспыльчивый, но долг свой всегда выполнял. Царство ему небесное!
   - И часто кочевники на вас нападают?
   - Да когда как. Когда царь был здоров, они сюда и нос боялись высунуть. Ну а сейчас обнаглели, почувствовали слабину... К тому же, колдуны им помогают!
   Наш разговор прервала мать исцеленного мною ребенка. Она, рыдая, бросилась на грудь спасенного мужа, одновременно пытаясь ему рассказать о чудесном исцелении сына. Дожидаться конца их разговора я не стал и, махнув рукой Ивану, пошел к лошадям.
   Однако, так просто уехать нам не дали. Не успели мы проехать мимо двух домов, как в мою ногу вцепился какой-то испачканный мальчуган и, рискуя попасть под ноги коню, закричал:
   - Дядька, дядька, остановись! Спаси мою мамку!
   Пораженный смелостью малолетнего пацана (как до ноги то дотянулся?), я слез с лошади и выслушал сбивчивый рассказ мальчугана:
   - Мамка умирает, плохо ей. Знахарь не хочет ей помогать, нам платить нечем, а она умирает!
   Парень был босой, худой и, судя по моим ощущениям, находился на грани отчаяния. Посадив его на плечи, я бегом направился к дому на окраине деревни, в котором, со слов мальчугана, в горячке лежала его мать.
  
   Женщина действительно была присмерти. Ее тело было крайне истощено и измождено. На вид ей было не менее 60 лет, хотя, как я успел выяснить, ей было всего тридцать. У нее был жар, к тому же - сердце было крайне ослаблено и работало только из-за того, что женщина, боясь, что ее смерть погубит детей, боролась с болезнью из последних сил.
   На этот раз мне пришлось применить все свое умение и опыт. Легче было заново создать тело этой женщины, чем вылечить все многочисленные болезни и недуги, заработанные ею от непосильного труда и недоедания.
   Со стороны, конечно, все выглядело так, будто я только посидел рядом, прикоснулся к ней и все болезни исчезли. На самом деле, это была тяжелая работа. Мне пришлось прочувствовать боль каждой клеточки ее тела, чтобы понять причину и исправить повреждения.
   Пока я колдовал над матерью мальчика, Иван подогнал коней к избе и, постояв возле меня, вышел во двор.
   Через несколько минут, вернув здоровье и жизненную силу в тело женщины, задав программу ее организму на восстановление молодости и красоты и, убедившись, что все сделано правильно, я разбудил ее и спросил:
   - Как, немного полегче стало?
   - Вы кто? - едва придя в себя, спросила она, резко садясь на слежавшемся сене лежанки.
   - Вот он тебе объяснит! - сказал я, выталкивая к ней чумазого мальчишку. Во дворе слышался шум, и этот шум мне не нравился.
  
   Я быстро вышел и увидел, что Иван, приподняв за грудки какого-то толстяка и прижав его к стенке, ласково что-то ему втолковывает, время от времени аккуратно ударяя его о торчащие из стены избы бревна. Толстощекий мужик, видимо пораженный весомостью и глубиной аргументов, кричал и сопротивлялся. Возле стены, в бессознательном состоянии и весьма неудобных позах, лежало еще двое, чуть менее богато одетых, толстомордых детин.
   - О чем спор, мужики? Спросил я, подойдя поближе.
   - Ты представляешь, - сказал Иван, в очередной раз припечатав детину головой о бревно, - этот недоношенный огрызок пришел за долги забирать в свое услужение дочь той женщины, которую ты лечишь. Хорошо, я увидел. Он уже ей руки вязать стал.
   В это время к дому подошли несколько мужиков с кузнецом во главе и, с нескрываемым удовлетворением стали смотреть на воспитательную работу моего попутчика.
   Не дожидаясь результата столь трудоемкой процедуры, я подозвал кузнеца и спросил:
   - У вас в деревне есть главный, кто всем распоряжается?
   - Да как не быть, есть. Только, если твой друг не остановится, я чувствую, нам скоро другого старосту назначат...
   Я повернулся к Ивану и сказал:
   - Стой, стой! До смерти его пока не калечь. У нас еще колдун не кормлен. Чего зря столько мяса пропадать будет!
   Иван, не моргнув глазом, в очередной раз аккуратно стукнув старосту о бревно, задумчиво произнес:
   - Может лучше тех двоих - его подручных скормим? А этого потом на куски порубим и в запас, чтобы колдун в дороге не голодал. Дай я хоть развлекусь.
   Староста от ужаса захрипел и потерял сознание.
  
   Кузнец, с опаской глядя на Ивана, сказал:
   - Староста и его подручные - дерьмо конечно большое, но может все же колдуна чем другим накормите? У старосты коров столько, что стаю колдунов прокормить можно.
   Сделав вид, что задумался, я показал на Ивана:
   - Да я бы и согласился, но вот он... Вы не поверите: уже скоро день, а он еще никого не убил! А тут еще и колдун некормленый... Даже не знаю. Да и потом, подумаешь староста! Вам потом другого назначат, а нам еще ехать и ехать. Где мы еще такого откормленного подлеца найдем? Колдун то у нас привередливый, хорошими людьми не питается! Ему, видишь ли, душегубы нужны и чем подлее, тем больше он от них силы получает. Эти его подручные для него просто закуска, он их живьем проглотит... Ну а, чтобы сыт был - придется старосту ему скормить!
   Староста, пытавшийся подняться с земли, услышав эти слова снова потерял сознание, а, пришедшие в себя его охранники, сломя голову бросились бежать в сторону ближайшего леса.
  
   В результате долгих уговоров, слёз, клятв и уверений, старосте удалось уломать меня попросить Ивана накормить колдуна другой пищей. Договорились, что староста простит все долги вдове, даст ей корову и кусок земли на прокорм. Кузнец со своими друзьями, пообещал, что лично проконтролирует исполнение клятвы.
   После того, как у дверей дома вдовы волшебным образом появились корова и коза, я подмигнул Ивану и тот, с хорошо видимым сожалением, отпустил наполовину обезумевшего, контуженного и до смерти напуганного главу деревни.
  
   Кузнец с женой долго не хотели нас отпускать. По меркам деревни он был богатым человеком и среди селян пользовался несомненным авторитетом. После того как я отказался от всех его подарков и попросил, взамен, помочь семье вдовы встать на ноги, он, дав обещание, перекинул все свое внимание на Ивана и его сестренку. Ивану достались стальная кольчуга и меч с ножнами, а его сестру жена кузнеца одела в новенькое платье и красивые башмаки. В результате девчонка удивительно преобразилась и превратилась из замарашки в весьма симпатичного ребенка, способного вскружить голову мальчишкам своего возраста.
   Кузнец в накладе не остался: я дал ему несколько советов по улучшению качества стали и, даже, сделал для него некоторое количество присадочного материала, объяснив - как им пользоваться и где искать замену, когда подарок закончится. Судя по задумчивому виду кузнеца, мои советы его очень заинтересовали...
  
   Ночевать нам пришлось в деревне. Селяне, узнав о волшебном исцелении вдовы и кузнеца, потянулись ко мне со своими болезнями. При этом, каждый норовил задобрить меня и моих спутников подарками. Так как ночевать я остановился во дворе вдовы, то, в конечном итоге, все подарки достались ей. К вечеру подпол её дома ломился от съестных припасов а дети щеголяли новыми нарядами.
   Иван тоже не терял времени зря. Прислушиваясь к его пьяным рассказам о прошедших событиях, я узнал много нового и познавательного о своем личном вкладе в победу над колдуном. Оказывается, я был послан Иваном в логово колдуна, чтобы не дать тому покончить жизнь самоубийством при получении известия о приближении Ивана и, что, колдун сошел с ума от ужаса, поняв в чьи руки он попал.
   С увеличением количества выпитых напитков, повышалось и количество уничтоженных Иваном колдунов, вампиров и прочей нечисти. Колдунов, с его слов, он уничтожал стаями, а вампиров и остальную нечисть давил просто для развлечения. Крестьяне недоверчиво охали, но вид плененного колдуна сводил на нет их скептицизм и убеждал в правдивости рассказчика.
  
   Утром, спозаранку, мы отправились в путь, провожаемые всей деревней. Пришел даже староста и, узнав, что мы будем возвращаться через его деревню, долго клялся мне, что поможет встать на ноги семье вдовы.
   К полудню мы въехали в густой вековой лес. По рассказам Ивана, слева от нас было страшное черное болото, посреди которого находился совершенно недоступный ни зимой ни летом остров смерти.
   - Там нечисть лютует, просто жуть. А болото зимой не замерзает из-за теплых ключей.
   Позже, огибая болото, я невольно залюбовался его опасной красотой. Черная, бесконечная вода, слегка покрытая ряской, была абсолютно спокойна и неподвижна, тем не менее, излучая мощное ощущение опасности и первобытной силы.
   К вечеру мы вышли на натоптанную дорогу. Иван предложил проехать еще пару километров и заночевать у небольшого пригорка.
  
   В это время я услышал медвежий рев и почувствовал чью-то боль и безысходное отчаяние. Мгновенно вытащив из тайника свою трость и спрыгнув с коня, я, не разбирая дороги, кинулся в самую чащу леса. Мольба о помощи была настолько сильной, что я мчался, не обращая внимания на препятствия и по пути кажется сшиб несколько деревьев, впрочем, возможно их срубила моя трость, отличавшаяся некоторой самостоятельностью в экстремальных условиях.
   Когда я выскочил на некоторое подобие поляны, перед моими глазами открылась картина сражения медведицы с тремя вооруженными пиками бородатыми мужиками. За спиной медведицы прятались двое медвежат. Медведица была ранена и из ее груди торчали две стрелы. Медведице некуда было отступать, да и какая мать отдаст на растерзание своих детей!? Она готовилась к смерти и, если бы не медвежата, давно сама бы кинулась на врага.
   На некотором отдалении, сидел на коне молодой, богато одетый недоросль и, смеясь, пускал стрелы в сторону медведицы, целясь по всей видимости не в нее, а в медвежат. Последнее обстоятельство настолько вывело меня из себя, что я, не сдерживая гнев, рявкнул во всю свою силу: "Прекратить!!!".
  
   Видно чем-то мой голос отличался от голоса местных жителей. Эффект опять был ошеломляющий! Воины бросили свои пики и кинулись в разные стороны от медведицы. Конь малолетнего наглеца встал на дыбы и, сбросив наездника, кинулся в чащу, при этом, богатый недоросль уронил лук и, зацепившись своей перевязью за сук дерева, беспомощно повис на толстой ветке, вереща от страха.
   Видя, что медведица тяжело ранена, я, не обращая внимания на визг мальчишки, подошел к ней, одновременно послав успокаивающий сигнал. Я всегда считал медведей разумными существами и, видя как медведица опускается передо мной, подставляя свои раны, убедился, что она понимает на чьей я стороне и полностью мне доверяет.
   Уничтожив стрелы, я начал залечивать раны, постепенно восстанавливая разорванные ткани и вливая силы в поврежденные органы. Исцеляя очередные повреждения, я вдруг услышал сзади себя шум и гулкий удар. Как оказалось, мальчишка, расстегнув перевязь, спрыгнул с ветки и уже целился мне в спину, когда на его беду из леса вышел Иван. Медведица зарычала и я, успокоив ее, обернулся к Ивану:
   - Я немного задержусь, а ты пока: оттащи мальчишку к лошадям, но смотри осторожней, не убей по дороге. Да, имей в виду: здесь где-то его слуги шастают.
   Иван что-то проворчал, но взвалил на себя мальчишку и исчез в лесу. Я залечил оставшиеся раны и, осмотрев напуганных медвежат, посоветовал медведице быть осторожнее и отпустил. Убедившись, что в том направлении, куда ушла медведица никого нет, я превратил в труху пики и стрелы, оставшиеся от негодяев и направился к лошадям.
  
   Еще за десяток метров до места остановки я услышал визгливый голос мальчишки, угрожавшего нам всеми мыслимыми и немыслимыми карами за неуважительное обращение со столь родовитым человеком, каким он, с его слов являлся.
   Иван был явно смущен и встревожен. Меня недоросль, воодушевленный смущением Ивана, встретил словами:
   - А тебя я прикажу пороть до тех пор, пока ты не станешь молить о смерти!
   Я мрачно посмотрел на малолетнего наглеца и, повернувшись к сестре Ивана попросил:
   - Не в службу, а в дружбу, принеси мне крапивы и побольше.
   Мальчишка встревожено замолчал.
   Иван, мрачно смотря в сторону, сказал:
   - Этот гаденыш утверждает, что он сын боярина.
   - За гаденыша я тебя в яме сгною! - заорал мальчишка. - Я тебя...
   Мой подзатыльник на некоторое время лишил его способности членораздельно издавать звуки.
   - Снимай штаны, - мрачно сказал я, - покажи свое истинное лицо.
   - Да ты хоть понимаешь..., начал было снова мальчишка, но, поймав мой взгляд, замолчал.
   - Как думаешь, - повернулся я к Ивану, - может, не будем его воспитывать, а просто отдадим колдуну? Колдун то у нас уже вторые сутки некормленый, боюсь пока довезем его к царю, он вконец отощает!
   - А не отравится?
   - Риск конечно есть, но, с другой стороны он и не такой падалью питался.
   - Ладно, - мрачно сказал Иван, - колдуна в самом деле пора кормить! Сейчас только подожди, я его сюда приведу...
   - Стой, не надо!, - заорал мальчишка и, повернувшись ко мне жалобно спросил: - Куртку снимать?
  
   Девчонка на экзекуции не присутствовала - я послал ее принести воды и попросил не торопиться. Надо отметить, что мальчишка стойко вынес порку и не издал ни звука, хотя по щекам у него катились слезы в два ряда. Обрабатывая его спину крапивой, я ласково приговаривал:
   - Это тебе за медведицу, это - за медвежат, это - за неуважение к старшим.
   Уже в середине экзекуции я заметил, что на поляну вышли слуги недоросля. Увидев проводимое мною воспитательное мероприятие, они переглянулись и молча встали в сторонке. В их взглядах я разглядел явное одобрение и нежелание прерывать столь сложный и актуальный воспитательный процесс.
  
   - Ну что, мужики, - сказал я, закончив порку, - я так понимаю, что вы на службе у этого сопляка?
   - Боярин месяц назад погиб и этот, - главный из мужиков дипломатично указал на мальчишку, - теперь единственный наследник в роду. Старших над ним нет, вот он и изгаляется. Говорили мы ему, что медведицу с медвежатами трогать нельзя - к беде это! Да разве он послушает.
   - Значит так, мужики, я еду к царю и этого, - я указал на недоросля, - я с собой беру. Пусть царь решит, что с ним делать. Тебя, - я указал на старшего из мужиков, - я оставляю главным и поручаю следить за порядком в хозяйстве боярина. Учти: если что, я тебя под землей найду и отвечать заставлю. Поняли?!
   Зря я опять повысил голос. Мужики едва сдержали свой порыв удрать в лес. По их глазам я понял, что меня они боятся куда больше, чем всех бояр вместе взятых.
   - Одного боярина я отпустить не могу! Он единственный в роду, - сказал старший
   - А тебя то, как звать?
   - Иван Колыванов.
   - Ладно, Иван, твой отряд поедет со мной. Пусть защищает боярина. Только два условия: мои приказы выполнять неукоснительно и боярина только защищать. Помогать ему не позволяю. Пусть едет как простой попутчик.
   И, смотри Иван Колыванов, я на обратном пути заеду: боярина завезу и проверю, как ты за хозяйством боярина следил. Если что, пеняй на себя.
  
   Видно было по глазам, что мужик хочет спросить - кто я такой, что приказы ему отдаю и боярина забираю, но страх взял верх и он угрюмо кивнул, после чего, взглянув на мальчишку, повернулся и исчез в лесу. Со мной остался отряд из мужиков.
   - Значит так, - сказал я, повернувшись к мальчишке, - если хочешь живым доехать до царя, запомни то, что я тебе сейчас скажу! Для нас ты сейчас не боярин а самый обыкновенный малолетний бандит, которого мы в плен взяли и везем на суд царя. Обращаться мы с тобой будем, как с преступником и, если попытаешься бежать, заставим колдуна тебя вернуть и отдадим ему тебя на обед.
   - Да что я такого сделал?
   Мальчишка действительно не понимал: в чем он провинился.
   - Можно, я его чуть-чуть убью? - встрял в разговор Иван.
   Я подозвал старшего отряда, опасливо наблюдающего нашу дискуссию.
   - Объясни этому недорослю - как себя вести, иначе, чувствую, живым мы его не довезем! Да, и вот еще что: слуг у нас тут нет. Каждый прислуживает себе сам. Ты, (строго посмотрел я на старшего) только охраняешь его и не более. Понял?!
   Что-то с моим голосом было не так! Старший отряда бухнулся на колени а мальчишка упал на землю, накрыв руками голову.
  
   Ночевать мы остановились у черного болота.
   Ночью, из черного болота поднялась мрачная тень и медленно направилась в сторону нашего костра. Я с любопытством наблюдал за ее приближением. От нее протянулись щупальца к спящим возле костра моим попутчикам. Не раздумывая, я обрубил эти щупальца, превратив их в труху.
   Безмолвная тень продолжала надвигаться на меня, игнорируя боль от уничтоженных щупалец.
   - Ты кто? - прошелестел беззвучный голос.
   - Васька я из Подмышкино, насмешливо ответил я, - А кто ты, что задаешь мне этот вопрос?
   - Я - твоя смерть, - прошелестело мне в ответ.
   - Круто!, - рассмеялся я, - А пупок не надорвешь?
   - Что?, - я почувствовал замешательство в голосе мрачной тени.
   - А то!, - ответил я, слегка поубавив энергии в протянувшемся ко мне щупальце.
   Щупальце отдернулось, как ошпаренное...
   - Ты кто?
   В принципе, продолжать разговор не было смысла. Передо мной явно была "кукла", подпитываемая энергией извне. Источник этой подпитки находился в глубине болота. За время этого содержательно диалога, я уже сконструировал пару очень прожорливых "рыбок", питающихся энергией. Жизнь у этих рыбок была короткая, но, зато, они умели размножаться с колоссальной скоростью. Поскольку, питаться они могли только той энергией, на которую я их нацелил, и, после ее исчезновения, обречены были на гибель, то окружающей среде ничто не угрожало.
   Мой "подарок" явно развил чрезвычайно активную деятельность. Сначала исчезла, нависавшая над поляной тень. Затем, забурлила вода в болоте и раздался душераздирающий вой....
  
   Мгновенно все мои попутчики оказались на ногах. Первый ко мне подскочил Иван, с бешеным выражением на лице и обнаженным мечом. Однако, увидев, что я совершенно спокоен, остановился и спросил:
   - Что! Что это было?
   - Да тут мы с нечистью из Черного болота побеседовали о жизни немного, - спокойно сказал я.
   - Ну и?!
   - Ну, я ей привел парочку действенных аргументов, что она была не права, поедая живых людей.
   - Ну и?
   - Аргументы оказались несовместимыми с ее жизненными принципами и она навсегда покинула этот бренный мир.
   Над поляной повисла тишина. Все, разинув рот, смотрели на меня, пытаясь определить: шучу я или нет. Первый очнулся Иван:
   - Знаком я с твоими аргументами, - он искоса посмотрел на колдуна, - Ты хоть предупреждай заранее... Так ведь и кондрашка может хватить с перепугу.
   - Да уж, - сказал колдун, задумчиво глядя на меня отрешенным взглядом. - Ты хоть представляешь: что ты совершил? Царь к этому болоту несколько отрядов воинов с магами посылал. Никто не вернулся... А ты вот так просто, от нечего делать, побеседовал... Теперь я верю, что ты и царя приструнить можешь!
   Смутившись под восхищенными взглядами мужиков, я пожал плечами:
   - Да просто, так получилось...
   Мое внимание привлек молодой боярин. Он единственный смотрел не на меня а на сестру Ивана. Не надо было быть знатоком душ, чтобы понять: в его взгляде было нечто большее, чем восхищение. Я сразу вспомнил о кольце, отданным Лешим девчонке. Ведь действует же. Правда, непонятно как...
  
   С рассветом, наш отряд поднялся. Сытно позавтракав из запасов отряда мужиков боярина, мы отправились в путь.
   Приближаясь к деревне, я опять почувствовал неладное. Остро пахло гарью. От деревни несло таким отчаянием и болью, что я невольно пришпорил коня.
   На окраине деревни я увидел тело мертвой девочки. У нее был вспорот живот. Гнев, черной пеленой поднялся из моего сознания. С трудом сдерживая себя, я обернулся к отряду:
   - Иван, бери трех человек и колдуна и проверь все дома. Окажи помощь, кому надо. Все остальные - за мной!
  
   Мой конь и так был один из лучших. После того, как я, автоматически, подпитал его энергией, он развил такую скорость, что мои спутники остались далеко позади. В моей руке оказалась моя любимая трость, мгновенно превратившаяся в блестящий меч.
   Первыми на моем пути встретились два кочевника, волоком тащившие плачущую девчонку в изодранном платье. Я даже тормозить не стал. Два раза свистнул меч и два разрубленных тела упали на землю возле, внезапно получившей свободу девчонки.
   Впереди, как я успел определить, двигался основной отряд кочевников. Отряд двигался медленно, т.к. гнал перед собой повозки с награбленным добром, пленных женщин и детей. Они издалека увидели мое приближение, но даже не подумали затормозить. Мои спутники здорово отстали а одинокий воин для них опасности не представлял... Так они думали...
  
   Несколько воинов отделились от отряда и направились мне на встречу. Они умерли первыми. Дальше начался ад. Я вертелся, как юла, успевая не только рубить, двигавшихся мне навстречу кочевников, но и уничтожать стрелы, летящие в моего коня. Кочевников было много. Очень много. Постепенно, ко мне возвращалось самообладание. Я двигался вперед по трупам бандитов, приближаясь к их главарю. Не знаю, сколько прошло времени, но, внезапно, темп боя изменился. Мне уже не приходилось отбивать стрелы, летящие в спину. Я двигался к главной цели и чувствовал, что сзади меня защищают от ударов.
   Мой отряд меня догнал. В это время, мне навстречу полетела целая туча стрел. Чтобы отбить их все, я вынужден был затормозить. Половину стрел я превращал в труху при подлете, половину отбивала моя трость, превратившаяся в меч. Мне надо было пробиться к главарю.
   Внезапно, ряды лучников стали стремительно редеть. Кто-то с завидной меткостью и скоростью вонзал одну за другой стрелы в незащищенные тела лучников.
   Я увидел главаря банды. Перед ним стояли два богато одетых мужика, странного вида и, загораживая бандита своим телом, выделывали отчаянные пассы руками. Неожиданно, из рук первого вылетела по направлению ко мне крупная шаровая молния. Я не стал ее дожидаться и просто отправил назад - ее создателю.
   Эффект был незабываемый и чрезвычайно разрушительный. Мгновенно, все, кто находился в радиусе пяти метров от адресата, превратились в пар и пепел. На земле остались только капли металла от расплавленных доспехов и украшений.
   Бой стих. Остатки живых кочевников бросили оружие и, стоя на коленях, покорно сдались на милость победителю.
  
   Я обернулся. На помощь мне спешил мой отряд. Впереди, как ни странно, скакал боярин с луком в руке и почти пустым колчаном. Сзади, отряд догоняли мужики с вилами, дубинами и прочим сельскохозяйственным инвентарем в руках. Их возглавлял Иван собственной персоной.
   Поравнявшись со мной, Иван, мрачно посмотрев на меня, сказал:
   - Ну ты и гад!
   - Не понял!, ошарашено сказал я, - Объясни!
   - Чего тут не понять. Мог бы и мне несколько бандитов оставить. Руки чешутся на эту мразь, а убить уже некого!
   - Ну извини, дружок, погорячился!
   - Да уж, погорячился ты от души. Я многое видел, но, чтобы кочевников разрубали на части вместе с доспехами и щитом, такого мне видеть не доводилось!
   - Ну, просто у меня меч хороший... И потом, ты что, осуждаешь?
   - Ни в коем разе! Но, обидно, знаешь, что не успел этих нелюдей сам побить. Знаешь, как это трудно, хочется убить - а некого!!! И виноват в этом - ты!
   - А не хрен медлить было!, возмутился я, - Поспешил бы, глядишь и тебе парочка бы досталась!
   - Да не мог я. Мужики в избе старосты прятались. Пока я им разъяснил, что кочевники ушли, ты уже всех порубал.
   - Ну ладно. Займись лучше делом! Проследи, чтобы пленных не убивали. В общем - займись делом!
   Мой голос опять оказал свое действие. Конь Ивана резко отскочил назад и Иван, не медля, направился к мужикам. Не знаю, что он им втолковывал, но мужики стали дружно вязать пленных, даже не делая попыток, совершить самосуд.
  
   Ко мне подъехал староста деревни и, плененный нами, колдун. Колдун мрачно посмотрел на выжженную землю и спросил:
   - Чем это ты их сжег?
   - Да это не я, - мстительно ответил я, - просто главный колдун узнал Ивана и от ужаса, что попадет в его руки, покончил с собой с помощью самосожжения. Заодно сжег и своих подельников. Спас их от встречи с Иваном!
   Староста нервно посмотрел вслед Ивану. Я не стал дожидаться пока он осмыслит сказанное и, обращаясь к нему задумчиво сказал:
   - Как бы беды не вышло. Иван всегда очень горячится, когда узнает, что обездоленным семьям, где погибли кормильцы, не оказали помощь! Добычи много и, если ее неправильно распределили... Если кого-то обделили... Страшно даже представить, что он может натворить в гневе!
   Староста охнул от ужаса и, повернув лошадь, помчался к своим подчиненным.
   Пока колдун задумчиво смотрел на выжженную землю, я подъехал к лучникам и осмотрел их. У каждого в груди торчала стрела из колчана боярина. Получалось, что, именно благодаря его меткой стрельбе, мне удалось так быстро покончить с главарем кочевников.
   Хвалить боярина я не стал. Много чести! Да и времени не было. Пора было собираться в дорогу. Путь был не близкий! Однако, моим планам сбыться было не суждено. Староста вознамерился сделать в честь нас пир.
  
   В восхвалениях на пиру меня привлекло высказывание старосты о ведьмах. Староста сказал, что собирается, после нашего ухода, сжечь ведьму, навлекшую беду на деревню.
   На мой вопрос:
   - А кто, собственно, решил, что обнаружил ведьму?, - он ответил:
   - Наш церковник еще за несколько дней до нападения указал на неё!
   Видно выпитое все таки оказало на меня действие. Я, повысив голос, приказал:
   - Приведите ко мне церковника!
   Услышав мой голос, все мгновенно замолчали. Староста, сдержав порыв спрятаться под столом, торопливо приказал своим подчиненным немедленно привести церковника.
  
   Церковник, гордый и надменный, облаченный в черную мантию, выглядел, как хорошо откормленная свинья.
   - Это ты обнаружил ведьму, - спросил я, проникая в его мысли.
   То, что я обнаружил в его воспоминаниях вызвало у меня такую волну омерзения, что я еле сдержал порыв на месте уничтожить это чудовище. Я не слушал, что говорил церковник. Наклонившись к Ивану, я прошептал:
   - Встань сзади этого мерзавца и смотри, чтобы он не удрал!
   Иван, надо отдать ему должное, без разговоров отложил кружку и, не торопясь, встал сзади церковника.
   - Ну и где она сейчас?, - вновь обратился я к церковнику.
   - Как обычно - в пыточной лежит.
   Я повернулся к старосте:
   - Прикажи привести ведьму: хочу сам на нее посмотреть!
   - Нельзя! Этого нельзя!, - испуганно заверещал подонок в рясе, - Теперь ее можно только на костер!
   Причину его страха я прекрасно понимал, прочитав его черные мысли. Он, уверенный в своей безнаказанности, со своим дружком, несколько ночей садистки насиловал девчонку, наслаждаясь ее мучениями, и боялся, что правда выплывет наружу.
   - Чтоо!!, - я встал. В зале повисла испуганная тишина.
   Медленно повернувшись к боярину, я приказал:
   - Боярин! Возьми своих людей и приведи девчонку. Если кто вздумает мешать, не церемонься! Я за все отвечаю! С девчонкой будь поаккуратнее, не напугай ее. И быстро, одна нога здесь, другая - там!
   Боярин опрометью кинулся из зала. Покосившись на старосту, я увидел злорадный взгляд на его лице, направленный на церковника. В глазах старосты была такая ненависть, что его отношение к священнику было понятно и без чтения мыслей.
   Священник, вереща, как свинья, кинулся за боярином, но Иван не церемонился. Видимо у Ивана были свои счеты с церковниками а, может, он просто недовыполнил свой план на текущие сутки по мордобою. После соприкосновения лица священника с дланью Ивана, планы церковника резко переменились. Судя по выражению его физиономии, он вспомнил о вечности и бренности этого мира. Благость и умиротворение разлились по его лицу. Глаза его закатились и он бухнулся на колени, видимо погружаясь в глубокую медитацию...
   Однако, Ивана это явно не устраивало. Подобное игнорирование его весомых аргументов, вызвало в нем естественное раздражение. Иван, не долго думая, схватил литровую кружку вина и вылил содержимое на многострадальную голову священника.
   Грубо оторванный от общения с высшими силами, священник, постепенно вернулся к тяжелой реальности. Его взгляд вновь стал осмысленным а глаза, почему-то сфокусировались на моей личности.
  
   - А скажи-ка мне, как специалист, - невозмутимо обратился я к церковнику, - Если я, скажем, подозреваю, что кто-то одержим дьяволом, как я могу его проверить?
   - Ну, согласно правил, его надо связать и кинуть в воду, - сказал он, тяжело подымаясь с колен. - Если всплывет - значит он одержим и его надо сжечь.
   - А если утонет?
   - Значит он не был одержим и его душа попадет в рай...
  
   В это время, в зал, командир отряда боярина внес на руках бессильное, изуродованное тело девочки. Боярин, с обнаженным, окровавленным мечом в руках, шел рядом и его взгляд, направленный на священника, выражал такую ненависть, что церковник изменился в лице и едва вновь не упал в обморок.
   Мне пришлось изрядно потрудиться, чтобы залечить раны на теле девочки. Душевные раны были намного глубже, но их я залечить не мог...
   Постепенно, девчушка пришла в сознание. Увидев священника, она отшатнулась и, непроизвольно, прижалась к боярину, прячась под его защитой. Боярин сумрачно посмотрел на меня. Его взгляд был красноречивее всяких слов. Было ясно, что в обиду эту девчонку он никому не даст.
  
   Я не стал задавать вопросы девчонке по поводу ее принадлежности к ведьмам. Повернувшись к старосте я громогласно заявил:
   - Я подозреваю, что ваш священник одержим дьяволом! Согласно правил церкви, мы должны немедленно это проверить, путем утопления его в реке. Есть желающие опровергнуть мое мнение?!
   Желающих, почему-то, не оказалось. Староста, посмотрев на мой блистающий, обнаженный меч, слегка побледнел и, замешкавшись, злорадно скомандовал:
   - Мы обязаны это проверить, поэтому приказываю: связать этого гада и бросить в воду. Посмотрим: такой ли он праведный на самом деле.
   Священник, с неожиданной для его комплекции прытью, кинулся к выходу из зала. Иван, на этот раз, среагировать не успел. Неожиданно, сельчане пришли на помощь и, общими усилиями, завалили откормленного церковника и связали его по рукам и ногам.
  
   Как ни удивительно, но туша церковника, категорически отказывалась тонуть. Видимо, толстый слой жира создавал изрядную плавучесть его телу. Согласно канонам церкви, озвученным самим священником, это означало принадлежность испытуемого к дьявольским силам. В этом случае - подозреваемого необходимо было предать праведному, очищаемому огню...
   В принципе, это устраивало всех. Староста было хотел заикнуться насчет ведьмы, но, увидев мой красноречивый взгляд, резко изменил свои намерения. К тому же - воспоминания о боярине, с его окровавленным обнаженным мечом и взглядом, убивающим наповал всех, кто посягал на жизнь девочки, убеждали лучше всяких слов.
  
   Незаметно для всех, девчушку боярин накормил и приодел. Сестра Ивана поделилась своими лучшими платьями и, даже, в благодарность, поцеловала боярина, чем ввела его в чрезвычайное смущение.
  
   Священника привязали к столбу. Староста выжидательно посмотрел на меня, ожидая распоряжений о начале церемонии сожжения. Я, сделав строгий вид, надменно спросил:
   - А где пособники этого дьявольского отродья?!
   - К сожалению, - дипломатично ответил староста, - они не смогли пережить встречи с молодым боярином. Я не знаю как было дело, но, учитывая отрубленные конечности и срубленные головы, могу предположить, что они не совсем добровольно покинули этот мир. Хотя, - староста хитро посмотрел на меня, - если вспомнить, что они прислуживали пособнику дьявола, то - все может быть!
   - Да, - авторитетно согласился я, - Слуги дьявола, чтобы опорочить веру и верующих, действительно способны были совершить столь жестокое и кровавое самоубийство! Нет предела их хитрости и коварству!
   Староста усердно закивал головой:
   - Действительно, на такое изощренное коварство способны только слуги нечистого!
  
   Дожидаться казни священника я не стал. Иван и боярин, собрав отряд, двинулись дальше. Девчонка, также, поехала с нами. Оставлять ее в деревне было опасно. С нами отправились и несколько сельчан, сопровождающих к царю пленных кочевников. Наш отряд разрастался, как ком, и это меня беспокоило.
  
   Глава 2
  
   Когда навстречу лев идет,
   Не вздумай зря пугаться!
   Ведь лев совсем не идиот,
   Чтобы тобой питаться!..
  
  
   Выехав за село, я подозвал к себе колдуна и Ивана.
   - Слушай, неудобно как-то, - обратился я к колдуну. Едем вместе а я даже не знаю: как тебя зовут?
   - В семье меня называли Николаем. Фамилия - Твердов.
   - Знаешь, Николай, - обратился я к колдуну, - Ты оказался прав. Колдунов здесь действительно сжигают... Поскольку, девчонке ты вреда не причинил и в набегах на деревню не участвовал, предлагаю тебе свободу, в обмен на обещание не вредить деревне. Если, конечно, Иван возражать не будет.
   Иван мрачно задумался, но, увидев мой многозначительный взгляд, сказал:
   - Ну, в принципе, если даст обещание, то тогда конечно, чего уж там...
   Реакция колдуна была для меня неожиданной:
   - Слушай, - сказал он, - Разреши я лучше с вами поеду. Колдовать я, почему-то, уже который день не могу, а, без моей силы, мне трудно будет прожить. Я ведь ничего не умею... Просто, не выдавай меня царю, а я уж отработаю...
   Я вспомнил про заблокированный мною сгусток огня в центре груди колдуна.
   - Так ты что, пытался колдовать?
   - Ну, когда в тебя летели стрелы, я хотел тебя оградить. Не получилось...
   - В принципе, - сказал я, - Я могу вернуть тебе силу. Вопрос в том, как ты ею распорядишься. Я тебе не по зубам, но мои попутчики могут пострадать.
   - Я что, похож на самоубийцу? Твою силу я уже знаю. Потом, честно говоря, твоим попутчикам и тебе я симпатизирую больше, чем разбойникам. Просто, у меня выхода не было. Я вынужден был прятаться у разбойников.
   - Ну ладно, - сказал я, - Едешь с нами. Силу я тебе возвращаю.
   Я, незаметно разблокировал сгусток огня в центре груди колдуна. Взгляд колдуна остекленел. Было понятно, что он наслаждается ощущением вернувшейся силы.
   - Смотри, не балуй, - предостерег я, - Могу и рассердиться!
   - Зря ты сомневаешься, - в мыслях колдуна явно просматривалось возмущение, - Я всегда верен своему слову! Кстати, среди плененных кочевников, которых мы везем к царю, есть один черный колдун. Он сейчас обессилен, после сражения с тобой, но может оклематься... Можешь его отдать царю вместо меня!
   Я жестом подозвал Ивана. Вместе мы осмотрели пленных. Черный колдун действительно был черным. В его груди горел сгусток черного огня. В отличии от огня в груди нашего колдуна, этот огонь не создавал а поглощал энергию. Другими словами, он высасывал жизненные силы из тела, в котором находился.
   Я не стал мудрствовать. Просто, изолировал эту "черную дыру". В результате, она поглотила сама себя и исчезла... Оставив возле колдуна, в качестве стражи, одного человека из отряда боярина, я направился во главу отряда.
  
   Неожиданно отряд остановился. Я поскакал вперед. Моему изумленному взгляду предстала незабываемая картина: богато одетая девушка, лет восемнадцати, хлестала по щекам Ивана. Иван стоял смиренно и даже не пытался защититься. Спрыгнув с коня я перехватил руку девчонки и слегка ее сжал...
   - Ты кто, - возмущенно повернулась она ко мне.
   Я перехватил вторую руку и, сжав ее, повернулся к Ивану:
   - Что здесь происходит?
   - Это царевна...
   - Ну и что? Ты что, царевен не видел?
   - Да, как то не приходилось!
   - Так чего ты ей позволяешь себя бить?
   - Ну, она же - царевна!
   - Слушай, если мы из-за каждой царевны будем останавливаться, мы никогда не доедем в столицу!
   - Ты не понимаешь: это царевна!
   Я повернулся к девчонке:
   - Слушай, царевна!!! У тебя две возможности: либо ты прекращаешь свое хулиганство, либо я попрошу колдуна превратить тебя в лягушку!
   Видно я слишком сильно сжал руки девчонки... Она в голос разревелась.
   - Ну почему? Почему вы все такие?! У меня брат умирает, мне срочно нужно к лекарю а вы загородили всю дорогу! Почему меня никто не уважает?
   - С этого и надо было начинать! Где твой брат?
   - В карете лежит. Плохо ему... Он ранен!
   Я бросился к карете. Там действительно лежал парень лет двадцати. Из груди у него торчали две стрелы а левый рукав камзола намок от крови. У меня начало создаваться впечатление, что в этом мире раненых больше, чем здоровых. Я только и делаю, что лечу рубленные и резаные раны...
   Уничтожив стрелы и зарастив раны на груди, я заживил поврежденную руку, срастив сломанную кость, восполнил недостачу крови и убрав несколько врожденных заболеваний, разбудил парня.
   - Ты кто?
   Опять! "Ну, блин, приехали", подумал я и вгорячах бухнул:
   - Кто, кто: император я всея Земли и ее окрестности!..
   - Сам император?, - ахнул царевич. Но ведь это же легенда?
   - Слушай, не до легенд мне сейчас. Лучше скажи: кто это такой храбрый, что посмел в царевича стрелять?
   Царевич помрачнел.
   - Кочевники столицу окружили. Мы нарвались на один из отрядов, когда возвращались домой. Охрану нашу всю побили а мы сумели ускользнуть... Хорошо колдунов среди них не было, а то бы живыми не уехали!
   - Если столицу окружили, то вы то куда направляетесь?
   - Сейчас уже и не знаю. А вообще, хотели в столицу к отцу...
   - Ну так мы туда и едем. Поедешь с нами?
   - Так ведь там же кочевники?!
   - А кому сейчас легко? Мы с кочевниками уже встречались... Вряд ли они были рады. Ты едешь с нами или нет?
   - Ну, если так, то еду. Но, вы хоть знаете, что делаете?
   - Слушай, ты царевич или чмо? Ты хочешь освободить столицу от кочевников?
   - Хочу! А что такое чмо?
   Я мрачно посмотрел на царевича. Ему этот взгляд не понравился.
  
   В это время, в карету залезла царевна. Увидев ожившего брата, она кинулась к нему, причитая от радости. Царевич шарахнулся от нее, как от чумы.
   Долго любоваться этим зрелищем мне не дал Иван.
   - Слушай, там это, кочевники значит появились.
   Общение с царевной явно не пошло на пользу моему другу. Он был смущен и, судя по его мыслям, робел в присутствии столь высокой особы.
   Я вылез из кареты и поднялся на пригорок. Действительно, впереди двигался отряд кочевников, направляясь в нашу сторону. Жестом подозвав Ивана, я сказал:
   - Срочно приведи колдуна.
   Через несколько секунд колдун оказался возле меня.
   - Сумеешь остановить кочевников?
   - А ты сам то, чего?
   - Дерзишь?!
   - Прости, и в мыслях не было. Сумею, конечно.
   - Ну так, давай. Если что, я помогу...
   Интересно было смотреть на работу профессионала. Я ожидал, что он запустит в кочевников огненным фаерболом. Однако, колдун поступил интереснее. Внезапно на пути кочевников появился гигантский тигр. Кони мгновенно встали на дыбы, сбрасывая седоков. Началась свалка. В это время сверху на кочевников опустилась огромная сеть, опутавшая всех, кто находился под нею. Кочевники пытались её рубить, но сеть мгновенно заращивала повреждения.
   Покосившись на колдуна, я увидел, что по его лицу сбегает струйка пота. Чувствовалось, что его силы быстро истощаются. Видимо поддерживать сразу два объекта (тигра и сеть) было ему не по силам. Я автоматически подпитал колдуна энергией и дело сразу пошло на лад. Колдун только удивленно взглянул на меня и сразу, с новыми силами, переключился на кочевников. Сеть начала сжиматься и вскоре сопротивление врага прекратилось. Осталось только разоружить кочевников, чем и занялись наши доблестные мужики, под командой Ивана и боярина.
  
   Увидев царевича, внимательно наблюдавшего за этим сражением, я жестом подозвал его к себе.
   - Слушай, у нас проблема! Что делать с пленными? Их уже сейчас больше, чем всех наших ополченцев вместе взятых... Кто их охранять будет? Нам ведь еще и воевать надо!
   - Так чего их охранять? Найми их себе на службу. Если денег нет - я пособлю!
   - Как на службу? Они что же, против своих воевать согласятся?
   - Да им без разницы против кого воевать. Они друг против друга постоянно воюют. Объединяются только тогда, когда им за это платят или обещают богатую добычу...
  
   Построив всех пленных перед собой, я выступил перед ними с пламенной речью:
   - Значит так, господа бандиты: вас стало слишком много и мы решили трусов и дураков скормить колдунам. Тех же, кто храбр, умен и достоин называться мужчиной, мы готовы взять себе на службу... Поскольку у нас демократия, мы предлагаем вам добровольно выбрать - идти к нам на службу или стать пищей для колдунов! Вопросы есть? Кто хочет, за хорошую плату, восстановить справедливость в этом мире и доказать, что он - мужчина, достойный уважения? Сделайте шаг вперед.
   Все пленные одновременно сделали шаг вперед...
  
   После того, как кочевники принесли мне присягу, я вновь подозвал царевича.
   - Как я понимаю: у тебя сейчас нет войска?
   - Да, мой отряд погиб...
   - Прими на себя командование кочевниками. Справишься?
   - Обижаете, Ваше Императорское Величество!
   Я удивленно посмотрел на него. Вспомнив о своих неосторожных словах, я сказал:
   - Больше меня так не называй. Для всех я - Странник.
   - Я понимаю, Ваше..., - запнулся он.
   - Твоим военачальником будет Иван. Но, для этого надо решить одну маленькую проблему. Как ты понимаешь, военачальником у тебя может быть только дворянин. Предлагаю тебе возвести его в дворянский чин. Этим мы сразу убьем двух зайцев: во первых - он будет тебе благодарен и станет служить не жалея себя, во вторых - его начнут уважать наши ополченцы. Дворянское звание должно быть достойно служению у такого высокородного человека, как ты!
   - Я понимаю! Я бы присвоил ему звание графа... Вот, только, отец... Согласится ли он с этим?
   - Если мы освободим столицу от кочевников, то он не сможет не согласиться!
   - Ну, это, конечно - да!
   - Ну, так, не мешкай! Сам назначь его своим военачальником и обрадуй дворянством. Пусть все это исходит от тебя, тогда он за тебя и в огонь и в воду пойдет!
   Царевич благодарно посмотрел на меня и, жестом подозвав боярина, приказал ему найти Ивана.
   Надо было видеть лицо Ивана, когда царевич производил его в звание графа... Он то бледнел, то краснел... Порывался что-то сказать и все время косился на меня...
  
  
   В это время ко мне подбежал колдун.
   - Там черный колдун очнулся. Напугал всех ополченцев... Пытается колдовать!
   - Ну и как, получается?
   Колдун задумчиво посмотрел на меня:
   - Я так и думал, что, после встречи с тобой, колдовать он разучится! Но, дело в другом. Мне кажется, что за нами наблюдает колдун кочевников. Посмотри вон на то облачко!
   Я вгляделся: действительно - от облачка ясно проглядывалась силовая линия куда-то вдаль. Уважительно посмотрев на колдуна, я сказал:
   - Ладно, ты пока отдохни, но будь наготове: возможно понадобится твоя помощь...
   Отойдя в лесок, якобы по нужде, я сделался незримым и переместился поближе к облачку. Двигаясь по силовой линии, я оказался в огромном, богатом шатре. То, что я увидел там, меня ужаснуло! На доске лежал связанный, окровавленный мальчик, лет трех. Возле него в доску были воткнуты ножи самого омерзительного вида. Колдун сидел в стороне и, видимо, был полностью поглощен наблюдением за нашим лагерем.
   Восстановив свое тело, я, ударом кулака по тупому предмету, располагавшемуся на шее колдуна, углубил его медитативное состояние... В это время, мальчик, заметив меня, всхлипнул и взахлеб взмолился:
   - Папа, папочка, спаси меня! Мне больно!
   Не долго думая, я уничтожил, связывающие его веревки, взял его на руки и, взвалив на плечо бессознательное тело колдуна, переместился в лес возле нашего лагеря.
   Сбросив колдуна на землю, я занялся мальчиком. Раны были не слишком серьезные. Видимо, колдун старался не убить а причинить как можно более сильную боль мальчишке... Поправив здоровье мальчика и вновь взвалив на плечо колдуна, я отправился в лагерь.
   Навстречу мне попался вездесущий Иван. Увидев его изумленный взгляд, я мрачно улыбнулся и приказал:
   - Срочно позови царевну и колдуна!
   Пока Иван искал царевну, я занялся черным колдуном. Заблокировать сгусток черного огня для меня труда не представляло. Пока я возился с колдуном, появилась царевна.
   - Ваше Императорское Величество...
   - Тссс!, - сказал я, - для всех я - Странник!
   - Ну, я не знаю, господин Странник. Меня граф Колесничий позвал...
   - Царевна! Ты помнишь, что ты у меня в неоплатном долгу?
   - Еще бы не помнить. Мой брат только о Вас и говорит!...
   - Я буду считать, что мы в расчете, если ты возьмешь на себя воспитание этого малыша!,- Я протянул ей окровавленного мальчика.,
   - Он здорово натерпелся. Его колдун кочевников пытался принести в жертву. Ему сейчас нужна женская ласка и доброта!
   В это время, малыш, очнувшись, протянул руки к царевне и сказал:
   - Мама, помоги мне, мамочка!
   У царевны на глаза навернулись слезы. Она выхватила у меня из рук малыша и, гладя его, прижала к груди. Я понял, что за судьбу малыша мне можно не беспокоиться...
   В это время ко мне подбежал колдун и царевич. Обернувшись к царевичу, я спросил:
   - Ты то чего здесь?
   - Ну, Ваше Импе... Вы позвали царевну, я и подумал, что тоже нужен...
   - В принципе, ты прав. Во первых: помоги царевне спасти малыша: я его вырвал из рук колдуна. Во вторых: ситуация показала, что тебе самому нужна серьезная защита от колдовства. Думаю, лучшего защитника, чем наш проверенный колдун тебе не найти... Только, не забудь: он должен принести тебе присягу! Если, согласится, конечно...
   Царевич посмотрел на сестру, баюкавшую малыша и улыбнулся.
   - Думаю, с ребенком проблем не будет! Что касается защиты, то, разрешите, я сам все решу с вашим колдуном. В голосе царевича прорезались твердые нотки.
   Уважительно взглянув на царевича, я пожал плечами:
   - Ты прав! Только, не обижай его: я его проверял - он хороший и надежный парень!
   Колдун благодарно посмотрел на меня.
   В это время, мне на глаза попался Боярин.
   - А ты чего без дела шастаешь? Иди, научи своих воинов из лука стрелять!
   Боярин побежал, как ошпаренный...
   Обернувшись к царевичу, я, показав на бессознательное тело черного колдуна, сказал:
   - Реши, что-нибудь с этой сволочью. Я его захватил, когда он пытал этого малыша!..
   - Так чего с ним решать? Отдадим отцу, пусть он решает... Заодно и второго колдуна сдадим. Чем больше сдадим, тем лучше...
  
   Вечером, в шатре, реквизированным у кочевников, царевич устроил пир в честь нового графа... Пьянка удалась на славу. Тосты за новоиспеченного дворянина шли нескончаемой чередой. Иван, вынужденный пить с каждым, кто его поздравлял, быстро пьянел. Посидев немного и послушав здравницы в адрес смущенного графа, я вышел и направился в сторону болота. Меня тревожило черное пятно, медленно приближающееся к нашему лагерю.
  
   Отойдя немного от лагеря, я наткнулся на омерзительного вида существо: помесь гигантской жабы со слизняком. Увидев меня оно обрадовалось, внимательно оценивая своими выпуклыми глазами мои вкусовые качества. Это было весьма кстати. Ярость, накопившаяся во мне при виде ребенка на жертвенном столе требовала выход...
  
   Превратив свою трость в дубинку, я, сильным ударом, отбил у чудовища желание искать пропитание в нашем лагере. Такое негостеприимство со стороны пищи так ошеломило монстра, что у него резко испортился аппетит. Видимо, сочтя гастрономические качества столь бурно реагирующей еды недостойными своего тонкого вкуса, Монстр, вспомнив о своих неотложных делах, попытался улизнуть с места негаданной встречи.
   Я посчитал оскорбительной такую низкую вкусовую оценку моего любимого организма и усилил весомость своих воспитательных действий. Увлекшись вколачиванием истины в голову заблудшего чудовища я сам не заметил, как превратил предмет воспитания в кровавую отбивную...
   В это время, видимо по нужде, пьяный Иван в полубессознательном состоянии, добрел до места нашей стычки. Я не стал ему мешать. Убедившись, что больше сюрпризов не намечается и лагерю ничего не угрожает, с чувством выполненного долга, я отправился отдыхать.
  
   Утром меня разбудил встревоженный боярин.
   Захлебываясь от восторга, он поведал мне о героической ночной схватке Ивана с чудовищным монстром, подло и вероломно пытавшимся под покровом темноты напасть на наш беззащитный лагерь...
   С его слов, граф грудью встал на защиту спящих людей. В одиночку, голыми руками, ежесекундно рискуя собственной жизнью, он расправился с ужасным и беспощадным врагом... Битва была страшной!
   Отдав все свои силы в этой жестокой и кровавой схватке, Иван, упал от истощения возле поверженного чудовища, и потерял сознание... На рассвете, охрана лагеря нашла неподвижного и обессиленного героя возле гигантского чудовищного монстра, превращенного кулаками графа в фарш... При транспортировке, герой все время вспоминал чью то мать и родственников, до седьмого колена, вероятно грозя извести под корень весь род ужасного чудовища...
  
   Пораженный бесстрашием и героизмом своего военачальника, царевич решил наградить его орденом. Однако, поздравить с этим награждением героя не удалось. После неравного сражения с монстром, Иван, пострадавший в чудовищной битве, был не в состоянии понять что происходит вокруг него и страшно ругался, держась обеими руками за свою многострадальную голову.
   Помня о судьбе монстра, попавшего под горячую руку графа, героя решили не беспокоить и побежали за лекарем.
   Лекарь оказался человеком опытным и, не искушая судьбу, просто поставил перед героем кувшин с вином, который тот осушил двумя глотками... Посмотрев на лекаря просветлевшим взглядом, граф произнес эпохальную фразу:
   - Слушай, друг, у тебя от комаров ничего нет? Замучили гады. Всю ночь надо мной издевались! Не знаю уж как и живым остался...
  
  
   После полудня наш отряд вошел в большую деревню. Приблизившись к центру поселения, я услышал многоголосый детский плач. В центре небольшой площади виднелся столб, к которому был привязан священник. Возле него, с кнутом наготове, стоял мордатый мужик, преданными глазами глядя в сторону, сидящего в кресле богато одетого дворянина. Кричали дети, которых слуги дворянина пытались отогнать от пыточного столба.
   На моих глазах, сквозь оцепление прорвалась девчушка лет восьми и, кинувшись к священнику, обхватила его руками. Мордатый детина поднял кнут и, со всего размаха, нанес удар по спине девочки. Мгновенно на ее спине вырос кровавый рубец...
   Меня опередил Иван. Соскочив с коня, он так приложил палача, что тот, выронив кнут, пролетел по воздуху несколько метров и, ударившись о землю, навеки распрощался со своей профессией...
   Дворянин вскочил с кресла, собираясь, видимо, приказать своим слугам расправиться с Иваном, но, увидев царевича, мгновенно передумал и побежал ему навстречу.
   - Что здесь происходит? Спросил царевич, слезая с коня.
   - Да понимаете, ваше Высочество, - начал объяснять дворянин...
   - Заткнись! Не тебя спрашиваю!, - оттолкнул его от коня царевич и направился к священнику.
   Я с уважением посмотрел на царевича. Оказывается он не так прост...
   Царевич разрезал веревки и, пока я занимался лечением девочки, стал расспрашивать священника. В это время, сквозь растерявшуюся охрану дворянина, прорвались дети и мужики. Мужики бухнулись на колени перед царевичем и, вразнобой, стали умолять его пощадить священника, воспитывающего восемнадцать сирот...
  
   Выяснилось, что, дворянин, недовольный тем, что, проживающий на его земле священник не платит налог, решил продать в рабство часть сирот, чтобы возместить недополученную прибыль. Однако, церковник, с помощью тяжелого серебряного креста и какой-то матери так отходил дворянских прихвостней, пытавшихся связать руки детям, что двое из них повредились рассудком а остальные вернулись к своему господину в полуразрушенном состоянии...
  
   С любопытством взглянув на священника, я невольно поразился тому ощущению доброты и силы, которое от него исходило.
  
   - Как же так, батюшка, - спросил царевич, - что за странные у вас методы вколачивания истины в заблудшие головы? Ведь сказано же: "Подставь другую щеку"....
   - Так я и подставлял! Но ведь нигде не сказано, что я должен дожидаться пока по ней ударят! И потом, в чем вы меня подозреваете, честного человека? Я свободный гражданин! Если мне рука в этом месте не нужна, имею я право ее передвинуть? А, если нога стоит неудобно, могу я ее переместить? Разве моя вина, что головы этих заблудших отроков каждый раз оказывались именно там, куда я передвигал руку с крестом?
   Я сам был удивлен их поведением. Я еще мог бы их понять, если бы они пытались поцеловать крест... Но они пытались его забодать! Я уж и так и эдак перемещал руку, дабы не допустить осквернения священной реликвии, но разве при моих годах я могу с ними соревноваться?
   Скажу честно: я старался их образумить и, даже, пытался оказать им помощь! Но, не сумел догнать...
   Годы, ваше Высочество, годы... Возраст берет свое!
  
   Царевич уже откровенно улыбался, а Иван, пораженный стройностью аргументов священника, смотрел на него открыв рот, пытаясь осознать описанную батюшкой ситуацию.
   В это время к царевичу подошла сестра, держащая на руках малыша, и что-то тихо прошептала ему на ухо. Царевич помрачнел. Повернувшись к Ивану, он показал на дворянина и жестко приказал:
   - Связать и повесить здесь же на площади. Пусть все видят, что ждет изменников и рабовладельцев!
  
   Немного подумав, царевич повернулся к священнику и уже совсем другим тоном, с нотками уважения в голосе, сказал:
   - Батюшка, у меня к Вам просьба. Дело в том, что этот предатель, - царевич указал на дворянина, - сотрудничал с кочевниками. Ваших сирот он собирался отдать кочевникам вместо дани. Что его ждет, вы уже слышали. Однако, земля и имущество не могут оставаться без хозяина. Своей властью я передаю и землю и имущество вот этому ребенку, - он указал на малыша, спасенного мною от колдуна.
   - Он тоже сирота и мы дали ему имя: Владимир. Прошу Вас, батюшка, взять его под свою опеку и, в качестве опекуна распоряжаться всем хозяйством до совершеннолетия Владимира.
   - Ваше высочество, я ведь не хозяйственник, я - священник!
   - Знаю, батюшка, знаю! Но вы ведь не бросите своих сирот и свою паству в беде, не оставите их без помощи? Вспомните, как они вас защищали! Кроме того, - царевич хитро посмотрел на священника, - надо бы на этой земле поставить приличную церковь, да и обитель для сирот тоже неплохо бы построить...
   Священник задумался.
   - Кроме всего прочего, это и моя личная просьба к вам. Дело в том, что мы не можем взять Владимира с собой. Мы идем воевать! Я вынужден к вам обратиться с этой просьбой. Неужели вы меня подведете в трудную минуту?
   - Вы и мертвого уговорите, Ваше высочество!
   Царевич довольно улыбнулся.
   - У меня есть вопрос, Ваше высочество: имя - Владимир а отчество и фамилия?
   - Отчество пусть будет мое - Святославович. Что касается фамилии - пусть будет: Царицин... В общем: Владимир Святославович Царицин!
  
   Я тоже не остался в стороне:
   - Ваше преосвященство!, - обратился я к священнику.
   - Ну, вы мне льстите, молодой человек!, - улыбнулся священник, - говорите прямо: в какую авантюру еще вы хотите меня запрячь?
   - Батюшка! Как вы могли подумать? Что за гнусные инсинуации в мой адрес? Я всего лишь хотел Вам предложить очаровательную помощницу для воспитания детей...
   - А в чем подвох то?
   - Просто, один слуга дьявола, прикрываясь рясой священника, ее здорово обидел... Подлец был сожжен на костре, но, душевную травму девушки нам залечить не удалось. Нужна помощь профессионала! К тому же - она действительно будет Вам хорошей помощницей! Помогите ей и она поможет Вам!
   - Ааа! Раз пошла такая пьянка - режь последний огурец! Где наша не пропадала! Давайте вашу помощницу!
  
   Я вытолкнул вперед спасенную нами ведьмочку. Судя по взгляду священника, помощница ему понравилась. Батюшка был не так уж и стар, как хотел казаться...
  
   Вечером мы сделали последнюю остановку перед выходом к столице. Подойдя к царевичу, я поинтересовался: есть ли в его доблестных войсках разведка и что ему известно о дислокации противника. Помявшись, Святослав попросил больше таких неприличных слов, как "дислокация" в присутствии посторонних не употреблять...
   Что касается разведки, то, как выяснилось, Иван еще вчера послал вперед несколько кочевников, с целью выяснить соотношение сил и, по возможности, переманить на свою сторону часть войска противника.
  
   Все же я решил лично посмотреть: что происходит в лагере противника. Маршрут мне был уже известен и, переместившись в лагерь, я проник в самый богатый шатер. Как выяснилось, я проник туда вовремя. Там обсуждали сложившееся положение...
  
   Среди кочевников царила серьезная паника. Как раз в эту минуту разговор шел о пропавшем главном колдуне.
   - А я вам говорю: это работа графа Ивана!, - кричал размахивая хлыстом какой-то, богато одетый, кочевник., - Я посылал разведчиков в ту деревню, где пропал наш элитный отряд. Этот граф просто чудовище какое-то! Кто-нибудь из вас может одним ударом разрубить тяжело вооруженного латника, вместе с щитом и кольчугой?
   - Да этого никто не может. Такое просто невозможно!
   - Невозможно? Спросите разведчиков! Этот зверь порубил весь отряд в лапшу! А что он сделал с колдунами? Там было три неслабых колдуна... Никто вразумительно даже не может объяснить: чем именно он их сжег! И как вообще у него это получилось? У них же защита была не хуже, чем у главного колдуна!
   - Так может попробовать его подпоить и незаметно убрать с нашей дороги?
   - Подпоить? Вы что, издеваетесь? Да он, когда выпьет вообще звереет! Недавно, говорят, он, в пьяном угаре, голыми руками насмерть забил болотного дракона!
   - Болотного дракона? Ужаса болот? Это что, шутка?
   - Какая шутка? Какая шутка? Видели бы вы - что от дракона осталось!
   - А с чего он вообще на дракона с голыми руками полез?
   - Не знаю: верить или нет, но мне сказали, что его комары донимали... Вот он и разгорячился. Сорвал зло на драконе. Видно тот ему под горячую руку попал! Разведчики говорят, что он кулаками так измочалил этот, как вы назвали - "ужас", что остатки дракона соскребали с земли лопатами!
   - Да кто он вообще такой?
   - Не знаю я, кто он. Знаю что граф. Фамилия - Колесничий. Наши парни переговорили с деревенскими жителями, где он останавливался на ночлег, те утверждают, что любимое развлечение этого чудовища - охота за колдунами!
   - Это какой же он силой обладает, если колдуны для него - развлечение?
   - Мало того! Рассказывают, будто он так запугал колдунов, что те, при его приближении, чтобы не попасть в его руки, кончают жизнь самоубийством!..
   - Ндаа! Тогда, наверняка и исчезновение нашего колдуна - это его рук дело!
   - А нам то что теперь делать? Он уничтожил всех колдунов а последнего колдуна похитил! Главного колдуна! Того самого колдуна, которого боялись все граничащие с нами государства! И опять же: непонятно - зачем! У него что, недобор в личной коллекции колдунов? Он что, их вместо гербария собирает?
   - Может, его можно перекупить?
   - Перекупить? Ивана? Вы в своем уме? Кто его пойдет подкупать? Когда он трезвый, ему на глаза лучше не попадаться! А, когда он пьяный - его даже свои боятся! Зверь какой-то! Мы посылали ему навстречу хорошо вооруженный отряд. Так никто не вернулся! Мало того, уж не знаю, чем он их убеждал, но, видимо, сила этого чудовища так впечатлила наших воинов, что те сразу переметнулись на его сторону! Все до единого! Он даже драться с ними не стал!
   - Даа! Теперь понятно, почему он не спешит! Чего ему спешить, при его то силе? Где его только царевич нашел?
   - Это еще вопрос: кто кого нашел! Я вам сейчас скажу самую страшную новость! Не знаю, кто такой граф Иван, но, по моим данным, его сопровождает сам Император Земли!
   - Император? Но это ведь легенда! Как такое может быть?
   - Ну не знаю я! Мне доложили, что это именно так! Разведчики слышали, как царевич называл помощника Ивана: "Ваше императорское величество!".
   - Однако! Если у него в помощниках сам Император... Я тогда уже ничему не удивляюсь... Это просто невероятно!
   - Ну! При таком раскладе, единственное что остается - это срочно снимать осаду и возвращаться в степь! Не будем же мы дожидаться, пока Иван уничтожит все наше войско? Вот только, боюсь, что он нас и в степи достанет. С него станется!
   - Да! Самое неприятное, что мы остались без колдунов. Как слепые! Действия противника нам неизвестны а на разведку - плохая надежда! Теперь, чтобы спастись от графа Ивана с его войском нам, видимо, придется обращаться за помощью в пещеры Мрака! В принципе, пленные для оплаты услуг Мрака у нас есть.
   - Про пленных забудьте. Всех придется отпустить. С пленными мы от графа Ивана не уйдем и себя погубим. Возьмем только самое ценное.
   - А как же с оплатой Мраку? Не можем же мы своих отдавать ему на растерзание!
   - Придется захватывать у других. На Руси нам ничего не светит! Только, ни с того ни с сего снимать осаду мы не можем. Нам все равно уходить, так давайте хоть попробуем выторговать у графа Ивана нашего колдуна. Хоть позора меньше будет. Короче, утром пошлите к нему переговорщиков, пусть поторгуются.
   - К графу Ивану нельзя: он сразу все поймет. Да и говорить с этим зверем тяжело. Надо сделать вид, что мы не в курсе положения дел и послать переговорщиков к царевичу.
   - Да! Это правильно. Так и решим!
  
  
   Глава 3
  
   Добро обязательно победит зло.
   Поставит на колени...
   И зверски убьёт!
  
   Переместившись в лес возле лагеря, я направился к царевичу, на ходу обдумывая услышанное.
   В лагере меня ждали сразу две неожиданности: во первых - наше войско значительно увеличилось. Слух о приближении к столице царевича распространился очень быстро и бояре, отсиживавшиеся в своих крепостях, узнав, что войском командует Великий и Ужасный Иван, решили присоединиться к потенциальному победителю и поспешили на помощь царевичу. Надо отдать должное - главой войска царевич оставил Ивана, дав, правда, ему в помощь князя со странной фамилией Комечул. Князь был по национальности татарин, молод, храбр и на меня произвёл самое благоприятное впечатление.
   Вторая неожиданность меня ожидала в шатре Ивана. Войдя в него, я увидел незабываемую картину: Иван сидел в обнимку с похищенным мной колдуном и, наливая ему в чашу вина, строго спрашивал - "Ты меня уважаешь?" Колдун, со слезящимися глазами и трясущейся головой, пытался сфокусировать свой взгляд на чаше и в глазах его читался нечеловеческий ужас.
   Как выяснилось из разговора с царевичем, Ивану было дано задание разговорить колдуна и выпытать у него сведения о войске противника. Мне показалось, что колдун и рад бы был рассказать все, что знал, но не мог. Язык уже ему не подчинялся и из горла слышались только странные звуки, похожие на рыдания.
  
   Я вкратце рассказал Святославу ситуацию, не объясняя источника сведений. Услышав о том ужасе, который граф Иван внушает врагу, царевич задумался.
   - Раз так, - сказал он, - надо этот страх использовать в своих интересах! Ивана мы им не покажем. Пусть это будет наш козырь. Колдуна можно и отдать, тем более, - хитро посмотрел он на меня, - что колдовать он разучился...
   Спешить не будем. Войско у нас постоянно увеличивается и теперь понятно из-за чего!
   Ход мыслей царевича мне понравился. Я все больше убеждался, что из Святослава получится настоящий монарх.
  
   Утром к нашей стоянке подъехали послы от кочевников. Их специально провезли через лагерь, показывая разросшееся войско. Полностью разоружив, послов поместили в большой шатер. Специально поставленная охрана, вполголоса, так чтобы было слышно посланникам, жаловалась друг другу на этого "страшно ужасного и чрезвычайно свирепого" Ивана. Не знаю, кто репетировал их диалоги, но, послушав их, мне самому стало не по себе.
  
   Промурыжив послов пару часов, их, наконец, пригласили в шатёр к царевичу. Святослав, со скучающим видом, выслушал приветствия и, не глядя в сторону послов, спросил меня:
   - Где граф Иван? Как мы можем принимать послов, если он отсутствует?
   - Да заскучал он, ваше высочество... Колдунов в округе не осталось. На кочевников вы его вчера не пустили. Вот он, со скуки и пошёл охотиться на болотных драконов!
   Послы встревожено переглянулись.
   Царевич повернулся к послам:
   - А, собственно, зачем вы пришли? Если сдаваться, то нас это не интересует. Я и так едва сдерживаю воинов, во главе с графом Иваном Колесничим. Они еще вчера собирались вас всех перебить...
   - Мы не хотим лишнего кровопролития, - испуганно сказал посол.
   - Ну и что вы предлагаете?
   - Нашему предводителю очень дорог главный колдун, похищенный Великим Иваном!
   - Графом Иваном! Не советую вам урезать его звание. Если он узнает... Последствия могут быть непредсказуемые!
   На лбу посла выступил холодный пот...
   - Что вы, ваше высочество? И в мыслях не было!
   - Короче! Вам нужен колдун. Что вы готовы нам предложить за любимца вашего предводителя?
   - Ну, мы готовы вернуть вам всех захваченных пленных и снять осаду с вашей столицы!
   - Вы что, издеваетесь!, - рявкнул Святослав, вскакивая с места, - Ради этого заявления вы отрываете меня от дел? Вы напали на Великую Русь, нанесли ей материальный и моральный ущерб и теперь хотите живыми уйти обратно?
   - Ваше высочество! Но, что вы хотите?, - пролепетал испуганный посол. Пот лил с него уже ручьём.
   Тут уже вмешался я:
   - Ваше высочество! Может, если эти бандиты выплатят нам достаточную компенсацию и станут выплачивать ежегодно дань, соответствующую их преступлениям...
   - Да вы что? Как я уговорю графа Ивана отпустить этих преступников?
   Послы многозначительно посмотрели друг на друга.
   - Ваше высочество! Мы готовы рассмотреть вопрос о компенсации, но, хотелось бы сначала увидеть главного колдуна, чтобы убедиться, что он жив...
   Святослав повернулся ко мне:
   - Где колдун?
   - Понимаете, ваше высочество, вчера он имел счастье побеседовать с графом Иваном...
   - Так, он хоть жив?
   - Ну, как сказать...
   - Что, как сказать?
   - Ну, пока живой. Вроде...
   - Так приведите его сюда!
   - К сожалению, ваше высочество, мы можем его только принести...
   Послы нервно переглянулись.
   - Ну так принесите!, - Святослав устало сел, - Я тоже хочу посмотреть на такого живучего колдуна!
   Я сделал знак молодому боярину и тот опрометью бросился выполнять поручение.
   Через несколько минут в шатер внесли, страдающего жестоким похмельем колдуна.
   Главный посол наклонился к колдуну и спросил:
   - Ты видел графа Ивана?
   - Видел, - простонал колдун.
   - Ну и как он?
   - Это страшно!, - ответил колдун и заплакал...
  
   Вечером, ко мне в шатёр зашёл царевич. Молча поставив на стол кувшин с вином, он спросил:
   - Господин Странник! Вы много видели и много знаете... Могу ли я у Вас кое-что спросить?
   Увидев мой настороженный взгляд, Святослав замахал руками:
   - Нет, нет! Вы меня не так поняли! О Вас я ничего спрашивать не буду. Я понимаю, что Вы здесь "инкогнито"... У меня вопрос на более серьёзную тему.
   - Ну, ваше высочество, вы меня озадачили! Я вообще то не мудрец и всезнанием не обладаю, но, если смогу ответить, то: почему бы и нет?
   - Понимаете, меня с детства мучил вопрос: после смерти тела, человек умирает окончательно или продолжает жить, существуя в виде чего-то другого?
   Я с удивлением посмотрел на царевича. Монарх - философ? Это круто!
   - Нда, ваше высочество, умеете вы огорошить! Однако, не понимаю, что вас смущает? Вы же верующий человек...
   - Ну, верующий то я, верующий... Но, я, как то привык больше доверять фактам, чем теориям. А факты таковы, что оттуда, - указав пальцем в небо, нахмурился Святослав, - Никто не возвращался!... Все слухи об общении с духами умерших, при проверке так и оказывались - слухами... Мне, во всяком случае, о доказанных фактах общения живых с потусторонним миром ничего не известно...
  
   - Ну это то как раз просто, ваше высочество! Было бы глупо думать, что Бог нас создал только для того, чтобы дать нам возможность умереть!
   Представьте себе бабочку, вылетевшую из кокона... Сможет ли она вновь превратиться в гусеницу, даже, если допустить, что она не сумела до конца овладеть высоким искусством переработки листьев? Да и захочет ли?
   Знаете, на эту тему есть старый, бородатый анекдот:
   Ребёнок в утробе матери спрашивает своего близнеца:
   "Как ты думаешь: есть ли жизнь после родов?"
   "Не знаю! Оттуда ещё никто не возвращался!..."
  
   - Другими словами, Вы хотите сказать, что смерть тела - это роды души?
   Я с уважением взглянул на Святослава...
   - Вы верно подметили суть! Хотя... Все и сложнее и проще одновременно!
   - Тем не менее! У многих умерших есть серьёзные основания для возвращения. Например: чтобы отомстить, или восстановить справедливость...
   - Увы, ваше высочество... Нельзя дважды войти в одну реку! Вернее: в реку то войти можно, но вода там будет уже другая... Ну, представьте себе жёлудь, созревший и упавший с дерева. У него есть возможность превратиться в могучий дуб... А ему, вместо этого, вдруг вздумается вернуться опять на ветку дерева... Сможет ли он? Примет ли его дерево обратно на ветку? Аналогично: может ли ребёнок вернуться в утробу матери?
   - Кажется я понял Вашу мысль. Но, как же тогда быть с адом и раем?
   - Ад и Рай, ваше высочество, как и любую религию, выдумали люди. Есть такая поговорка: "Невозможно попасть в Рай одной религии не оказавшись в Аду другой религии!.." Никто не судит и никто не наказывает умерших. Люди сами себя наказывают, отягощая злом свои души.
   Вот вы не задумывались: что есть Зло и что есть Добро?
   - Задумывался. Но, это слишком сложно понять. То, что является добром для одних существ - для других смертельное зло...
   - На самом деле, ваше высочество, всё очень просто. "Зло" - это разрушение (хаос), "Добро" - это творение (порядок)! Фокус в том, что зло и добро неотделимы. Нельзя построить дом, не срубив дерево и нельзя сжечь дом, не создав огня... Зло и добро, как две стороны одной монеты, они не могут существовать друг без друга... Представьте себе, что суть человека заключена в такой монете. Зло все время разрушает свою сторону монеты, добро - наращивает свою и только от человека зависит насколько ценной и полновесной будет его суть, заключённая в этой монете, и не исчезнет ли она вообще под разрушающим действием зла!
  
   Как вы знаете, ваше высочество, подсчитать количество звёзд на небе ещё никому не удавалось. Их бесконечно много...
   - Ну, в принципе, я с этим согласен.
   - Открою вам страшную тайну: почти каждая такая звёздочка - это целый мир. И этих миров - бесконечное множество. Так вот: есть миры добрые, есть - злые. Есть - ни то ни сё... Закон в том, что душа попадает в мир, который ей наиболее соответствует. Если душа была отягощена злом, то она попадёт в мир, где все рушится и зло торжествует повсеместно. Разве это не Ад?!
  
   В это время в шатёр вихрем влетел разгорячённый князь Комечул. Святослав недовольно и удивлённо посмотрел на радостную улыбку князя.
   - Я же просил меня не беспокоить!
   - Ваше высочество! Кочевники побросали обозы, пленных, все имущество и спешно уходят под покровом темноты к своей границе!
   - Улыбнувшись, царевич многозначительно посмотрел на меня и усмехаясь сказал:
   - Ещё бы они не побежали! После того, как гроза и ужас степных племён, их жестокий и непобедимый колдун заплакал как дитя, при одном упоминании о графе Иване... Я буду удивлён, если они не попытаются спрятаться в самый отдалённый уголок степи!
   - Кстати, колдуна они так и не забрали.
   - Да зачем он им нужен такой, - махнул рукой царевич.
   Князь Комечул задумчиво сказал:
   - Как бы они пленных не перебили! Может, есть смысл не дожидаться рассвета а выступить и взять под нашу охрану всех пленных и обоз?
   - Вы правы, князь! Будите графа Ивана и поднимайте войска. Отсыпаться будем в столице!
  
   Утром, изумлённые защитники столицы, вместо разъярённой толпы кочевников увидела стройные ряды войска царевича. Пока на стенах крепостной стены происходила радостная паника, я бегло осматривал оставленное кочевниками имущество.
   Моё внимание наткнулось на огромную клетку с железными прутьями. В клетке апатично, закрыв глаза лежал изумительно красивый, огромный дракон. Вернее, дракониха. Осторожно подойдя к клетке, я мысленно коснулся разума дракона.
   Дракониха открыла глаза и я, к удивлению своему услышал в своей голове ответный вопрос, приправленный изрядной долей усталости и безнадёжности:
   - Кто ты и почему меня беспокоишь?
   - Я хочу тебе помочь! У меня есть возможность отпустить тебя, если ты пообещаешь не приносить вреда народу, который я защищаю.
   - Если ты действительно хочешь мне помочь, то найди и освободи моё дитя. Оно находится в какой-то из этих клеток. Только из-за опасений за его жизнь я и оказалась в плену.
   Пройдя несколько рядов клеток, я обнаружил маленькое зелёное существо, напоминающее большую ящерицу. Существо грустно смотрело на меня огромными глазами, и в глазах его виделась такая тоска и обида, что мне невольно стало не по себе. Открыв клетку я ласково погладил дракончика, осторожно взял на руки и понёс к матери.
   Возле клетки уже стояли пятеро, перешедших на нашу сторону кочевников, развлекаясь попытками уколоть копьями через прутья апатично лежавшую дракониху. Этого моя нежная натура стерпеть никак не могла. Молча пустив детёныша к обрадованной матери, я выхватил копье из рук ближайшего подлеца и сломав древко о его пустую голову, кинул обломок в толпящихся кочевников, одновременно доставая свою волшебную трость, превратившуюся в меч.
  
   - Наших бьют!, - Вдруг услышал я чей-то крик и увидел, мчащегося мне на помощь юного князя Комечула, заметившего мою стычку с бандитами.
   Князь, подхватив по дороге тяжёлую оглоблю, нанёс сокрушительный удар по столпившимся подлецам, сбив на землю сразу троих. Оставшемуся на ногах кочевнику повезло ещё меньше: молодецкий удар князя по шлему бандита, смял шлем как консервную банку и надолго лишил его хозяина признаков осмысленного существования.
   Слегка ошалев от столь стремительной помощи, я с уважением посмотрел на князя. Однако взгляд князя был направлен совсем в другую сторону. Он, с каким-то детским обожанием глядел на дракона.
   - Это же дракон из наших легенд! Защитник нашего Рода! Спаситель татар! Как они посмели посадить его в клетку?
   Повернувшись ко мне, молодой князь упал на колени и взмолился:
   - Умоляю, господин Странник, возьмите мою жизнь но спасите дракона!
   - Князь! Встаньте немедленно!
   В это время к нам подъехал царевич со своей свитой из родовитых бояр.
   - Что здесь происходит?
   - Ваше высочество! Этот дракон является защитником татар. Именно он изображен на гербе князя Комечула! Мы как раз решали как освободить это чудесное существо.
   В разговор вмешался толстощёкий боярин Миловидов:
   - Что значит освободить? Да это же лучший подарок его величеству царю Великой Руси! Такого зверя ни у одного правителя нет! К тому же - это наша добыча!
   Царевич мрачно повернулся к боярину и грозно сказал:
   - Татары - мои подданные, как и русичи! Вы что же, хотите, чтобы я, ради развлечения, нанёс оскорбление собственному народу?
   Боярин побелел и испуганно что-то залепетал, но царевич уже его не слушал. Повернувшись к, напряжённо сжимавшему саблю князю, он приказал:
   - Князь Комечул! Как представителю Вашего Рода, приказываю вам лично заняться освобождением дракона. Обеспечьте безопасность наших воинов и проследите, чтобы никто не вздумал стрелять. Пусть все уберут луки подальше!
   Князь облегчённо вздохнул и снял руку с сабли.
   Обернувшись ко мне, Святослав тихо спросил:
   - Вы уверены, что дракон на нас не нападёт?
   Ответить я не успел. Из клетки послышался громоподобный рокочущий голос:
   - Даю слово не причинять вреда Великой Руси и её народу!
   - Так он ещё и разумен?, - ахнул царевич.
   Клетка распалась и из нее величественно вышел сказочный дракон, с удобно устроившимся на спине маленьким дракончиком. Подойдя к князю, дракон пророкотал:
   - Я запомню тебя князь и прослежу за твоей судьбой!
   По щекам юного князя текли слёзы...
   Дракон расправил крылья и величаво взмыл в небо. Через несколько секунд о его присутствии напоминала только маленькая точка на горизонте...
  
   В столицу мы въезжали под грохот барабанов и звуки фанфар. Впереди, на белоснежном коне, двигался Святослав. Слева от него ехала царевна в платье, переливающимся драгоценностями кочевников. Наряд царевны так соблазнительно облагал все её прелести, что я невольно ею залюбовался. Справа ехал граф Иван в позолоченных доспехах и шлеме с павлиньими перьями. Я тихо пристроился сзади и, в ответ на сердитые взгляды царевича, делал непонимающий вид и скромно отводил глаза...
   Жители спасённой столицы, уже смирившиеся с неминуемой гибелью, встречали своего спасителя - царевича криками "ура" и бросали под ноги его коня цветы. Графа Ивана тоже не обошли почестями. Женщины, поражённые его мужественным видом, посылали ему воздушные поцелуи а мужчины встречали криками: "Слава"!
  
   Праздничная обстановка сыграла со мной злую шутку. Я расслабился и перестал контролировать обстановку. Свою ошибку я понял войдя в зал для приёмов, где царевича встречал отец, царь Всея Руси - Илья.
  
   Часть вторая.
  
   Глава первая.
  
   "В жизни есть много таких примочек, друг Горацио, что у конкретных пацанов от них съезжает крыша..."
  
  
   Рассеянно смотря по сторонам, я вдруг почувствовал странные изменения в моих спутниках. Во первых, у них полностью исчезли эмоции из мыслей. Мной это было воспринято так, будто, вместо привычного постороннего шума, вдруг наступила звенящая тишина... Во вторых, движения окружающих меня людей вдруг стали деревянными и замедленными. Они шли, как автоматы, ни о чем не думая, ни с кем не разговаривая...
   Насторожившись, я присмотрелся внимательнее и обнаружил тонкие черные нити, тянущиеся от монаха, стоящего возле трона ко всем присутствующим в зале. К царю, имевшему бледный и нездоровый вид, тянулся самый толстый отросток. Ко мне приближались сразу пять нитей и на подходе было ещё несколько.
   Внимательно присмотревшись к монаху, я заметил знакомый сгусток чёрного огня у него в груди. Можно было сразу заблокировать этот огонь, но, в таком случае была опасность навредить попавшим под его власть невинным людям в зале. Не мудрствуя лукаво, я выдернул все эти отростки из окружающих и, свернув их жгутом, воткнул концы в сгусток чёрного пламени. Монах пошатнулся и, взвыв нечеловеческим голосом, упал.
  
   С лица царя разом пропала бледность, а взгляд из расслабленного и заторможённого вдруг превратился в ясный и пронзительный.
   - Убить эту тварь!, - крикнул царь, вскакивая с трона и указывая на воющего монаха.
   Граф Колесничий ни секунды не колебался. Поскольку охрана побоялась отнять оружие у "Великого и Ужасного" Ивана, то он оказался единственным, если не считать царевича, вооружённым человеком в зале. Впрочем, этого было вполне достаточно. Уж кто, кто а Иван не привык долго размышлять... Забыв, что у него в руках не дешёвая поделка деревенских кузнецов а острый как бритва меч из сокровищницы кочевников, граф нанёс такой сокрушительный удар, что меч, снеся голову лжемонаху, наполовину вошёл в мраморную плиту пола, намертво в ней застряв...
   Однако, и без головы лжемонах продолжал жить! Я увидел, как запульсировал чёрный огонь и из его центра потянулись щупальца к отрубленной голове. Не раздумывая, я, привычным способом заблокировал сгусток пламени, заставив его поглотить самого себя.
  
   Но, и это был ещё не конец. Внезапно в зале потемнело, повеяло жутким холодом и, возле тела лжемонаха появилось чёрное существо с горящими красными глазами.
   - Кто посмел?, - взревело оно, обводя зал леденящим душу взглядом.
   Иван не медлил ни секунды. Мгновенно оказавшись рядом с этим существом, он схватил его за горло. Монстр пытался ударить графа своими, вполне материальными, когтями, но, в это время я резко охладил его воинственность, откачав из него энергию, составлявшую его сущность. Через несколько секунд чудовище затихло и стало медленно таять...
   В зале вновь наступила тишина. Первым очнулся царь.
   - Ну и воевода у тебя!, - устало произнёс он, обращаясь к царевичу. Теперь я понимаю, как тебе удалось победить кочевников.
   Взглянув на труп поверженного лжемонаха, монарх брезгливо поморщился и, помрачнев, грустно сказал:
   - Видно стар я стал, если такая тварь сумела мне мозги заморочить... Впрочем, об этом поговорим позже. Сейчас дай своим друзьям отдохнуть и привести себя в порядок а вечером будет пир, там все происшедшее и обсудим. Мне ещё надо найти кого-нибудь, кто способен разобраться с колдовством этого чудовища.
   - У меня есть такой человек, - уверенно произнёс царевич. Я ему доверяю и он способен справиться с этой проблемой.
   По знаку Святослава вперёд вышел Николай, тот самый колдун, которого царевич нанял, по моему совету, для своей охраны.
   - Способен ли?, - с сомнением в голосе сказал Илья.
   Николай взмахнул рукой и тело чёрного колдуна сначала покрылось дымкой а потом - исчезло. Исчезла и лужа крови на полу. Напоминанием о происшедшем остался только меч, наполовину погруженный в каменный пол.
   - Впечатляет!, - задумчиво сказал царь и, кивнув кому-то из слуг приказал:
   - Разместите гостей и проследите, чтобы у них ни в чем не было недостатка!
  
   Через час, ко мне в комнату вошёл Иван, в позолоченных доспехах, держа шлем в руке. Присев в кресло, он долго мялся и вздыхал. Мне стало даже интересно: что так расстроило нашего непримиримого борца со злом?
   Однако, судьба была не на стороне Ивана. В комнату без стука вошёл царевич Святослав. Посмотрев на графа, он жестом попросил его выйти. Удивлённый такой таинственностью, я с интересом посмотрел на царевича. Теперь уже царевич начал мяться и вздыхать.
   - Понимаете, господин странник: я был вынужден рассказать отцу о том, кто Вы на самом деле... Врать я ему не мог, да и граф Иван с Николаем рассказали все, что о Вас знали... Теперь отец хочет с Вами переговорить. Я пришёл Вас пригласить к нему, в его покои.
   - Интересно, подумал я, - за кого они меня принимают? Неужели действительно считают, что я - Император всея Земли и ее окрестности? Вот влип то! Надо будет поподробнее узнать об этой легенде. Хоть буду знать: что от меня ждут...
   - Ну идти, так идти. Надеюсь, мой костюм не смутит присутствующих на столь высоком приёме?
   - Да нет!, - улыбнулся царевич, - скорее наоборот: Ваш костюм будет свидетельствовать о Вашем высоком положении. Быть одетым так в присутствии коронованной особы - это редкая привилегия!
   "Нда, круто он меня поддел!" - подумал я. Тем не менее, менять одежду я не стал, благо она всегда выглядела новой и чистой...
  
   У дверей в покои царя, проход мне загородил свирепый гвардеец и надменно сказал:
   - Вам необходимо пройти процедуру досмотра.
   К гвардейцу тут же подскочил вельможа:
   - Да ты что, с дуба рухнул? Это же помощник Ужасного Ивана! Если Великий Иван узнает, что ты остановил для досмотра его друга...
   У гвардейца на лбу выступила холодная испарина. Судорожно сжав алебарду и распахивая передо мной двери, он жалобно произнёс:
   - Прошу прощенияс! Не узналс! Простите великодушнос!
  
   В покоях у царя нас ждал накрытый стол. Царь Илья, стоя возле стола, мрачно рассматривал какие-то бумаги. Кивком предложив нам сесть, царь отложил прочитанное и уселся во главе стола.
   Наступило молчание. Царь, рассматривая меня жёстким взором, строго произнёс:
   - Вы кто?
   Ну, блин, достали! От досады я даже крякнул и насмешливо спросил:
   - А ты кто?
   У царя слегка отвисла челюсть.
   - Вообще то - я царь! Вроде...
   - А что, есть сомнения?
   - Слушайте! Что вы себе позволяете?
   В голосе царя явно слышалась неуверенность.
   - А вот скажи мне царь: как ты допустил, чтобы в твоём доме хозяйничал чёрный маг а на площадях твоих городов сжигали женщин? И кто ты после этого?
   - Как сжигали? Я ничего об этом не знал!
   - Вот и я об этом! А что вообще ты знал? Ты знаешь, что творится в твоём царстве? Ты знаешь, что, нечисть в конец распоясалась и люди в деревнях вынуждены прятаться от нее? Почему, наконец, ты не смог даже с кочевниками справиться, хотя во все века Русичи их били в хвост и гриву?
   Царь смотрел на меня взбешённым взглядом, но, надо отдать ему должное - сдерживал себя. Я взглянул на царевича - тот глядел на меня осуждающе, но было в его взоре и ещё что-то. Похоже, он не во всем был со мной не согласен...
   - Ну, может я не во всем был прав, - устало произнёс царь, - но столицу то я врагу не сдал!
   - Не обольщайтесь, ваше величество: если бы чёрный маг хотел сдачи столицы, он сделал бы это в пять минут. Видно у него были другие планы. Сдаётся мне, что ему было важнее организовать гибель множества людей а не помочь победить кочевникам. Ну сами подумайте: что ему стоило приказать вам отдать распоряжение открыть ворота?
   - Да, действительно странно...
   - Я больше скажу: кровожадность и воинственность кочевников мгновенно исчезла, как только мы нейтрализовали их колдунов... Кто-то играл вами, как марионетками, натравливая друг на друга...
   В зале наступило молчание. Царь упорно прятал взгляд от меня и царевича. Первым не выдержал царевич.
   - Ну зачем же так пессимистично?
   - Пессимист - это хорошо проинформированный оптимист!
   Царь прошёлся по залу и, видимо приняв какое-то решение, остановился.
   - Понимаете, господин Странник, или как Вас там... В общем я сам пришёл к выводу, что слишком стар для управления Державой. Я хочу передать власть своему сыну, но есть одна проблема, которую я решить не могу. Без решения этой проблемы передавать власть другому человеку опасно: в государстве может начаться смута.
   - Так в чем проблема то?
   - Понимаете, мой родственник - князь Милославский, таинственно исчез вместе со своей женой. Владения князя - самые крупные на Руси. По закону, после смерти, его владения переходят к ближайшему родственнику. У князя остался сын, но судьба его тоже неизвестна... Если сын убит, то все земли переходят во владения родственника жены - англичанина Перчиля. Я дважды посылал своих людей во владения Милославского, но никто не вернулся. Если Перчиль предъявит свои права на земли, у меня не будет доводов, чтобы ему отказать.
   - Он ещё, как я понимаю, таких требований не выдвигал?
   - Пока нет. Честно говоря, если бы он пришёл с такими требованиями, я бы не взирая ни на что, приказал его казнить. Повод всегда можно найти. Беда в том, что фактически сейчас этими землями управляет англичанин...
   - А от меня то что надо?
   - Поскольку факт смерти Милославского и его сына не установлен, я имею право, до совершеннолетия наследника, послать временно надзирающим над владениями князя своего человека. Хочу быть откровенным: я не верю в случайность гибели своего родственника и друга, если, конечно он погиб... Однако, если он погиб и, если убийца будет наказан... Короче, я готов выполнить любую вашу просьбу! В разумных пределах, конечно...
   - Вообще то, я хотел довести до конца вопрос с "чёрными колдунами". Впрочем, вы правы, ваше величество: сначала надо навести порядок здесь, иначе появятся новые желающие воспользоваться смутой на Руси. Надеюсь вы дадите мне в помощники графа Ивана?
   - Графа Ивана бы не хотелось... Сейчас враги от одного его имени, мгновенно теряют желание нападать на Русь. Если он покинет столицу, враг может подумать, что я его выслал и возникнет соблазн воспользоваться моментом и напасть... Ну, Вы понимаете...
   - Ну, хотя бы десяток вояк то дадите?
   - Берите сколько хотите. Возьмите также из казны денег на дорогу и обмундирование. Указание, чтобы вам их выдали я сейчас отдам.
   Посмотрев на сервированный стол, царь неожиданно улыбнулся:
   - А пока, давайте перекусим. После появления этого лжемонаха я, по существу, никогда с аппетитом не ел...
  
   После сытного обеда, я вышел прогуляться по царскому подворью. Моё внимание привлёк рослый сержант, руководивший обучением гвардейцев. Левая рука сержанта была серьёзно покалечена и висела на перевязи. Мохнатые брови на лице срослись на переносице и делали лицо сержанта крайне свирепым и недовольным. Подойдя поближе, я услышал, как он распекает подчинённых:
   - Молчать, я вас спрашиваю! Где вы были, когда вас не было? Что вы на меня смотрите, как многодетные девственницы? Я вас отучу вино пьянствовать и беспорядки нарушать! Здесь вам не тут! Как держите алебарду? Её надо ставить на колено левой руки! Что вы вместо песни как свиньи гавкаете? Не умеете петь - не пейте! Я сейчас разберусь как следует и накажу кого попало!
   С трудом сдерживая улыбку, я подошёл поближе.
   - Что вы спите, стоя на ходу? Стойте смирно, слушайте сюда! Или вы перестанете улыбаться, или одно из двух! Эй вы трое, оба ко мне! Что смотришь рожа: я тебе говорю!
   Увидев меня, сержант отвлёкся от своего высокоинтеллектуального занятия и, улыбнувшись, заговорщицки мне подмигнул. Я жестом пригласил его подойти ко поближе.
   - Господин Странник, провожу обучение личного состава! Какие будут указания?
   - Откуда вы меня знаете?
   - Так ведь, весь город видел, как вы, вместе с царевичем, въезжали в ворота... Да и потом, во дворце я несколько раз Вас видел...
   - Что у вас с рукой, сержант?
   - Был ранен во время сражения. Рука вроде цела, но ничего не чувствует и не двигается.
   - Я набираю себе отряд охраны в дорогу. Пойдёте ко мне, командиром отряда? Оплату гарантирую по высшему разряду!
   - Я бы пошёл, но какой из меня вояка с изуродованной рукой?
   - Руку я вам излечу. Пойдёте?
   - Ну, если так, то я за вас и в огонь и в воду!
   - Хорошо! Тогда, подберите десятка два гвардейцев на свой вкус. Таких, за которых вы могли бы поручиться и вечером подойдите ко мне. Оплату гвардейцам можете установить сами. В разумных пределах, разумеется. Если нужен будет аванс, вы его получите.
   - Но я на службе у его Величества?
   - Его Величество в курсе. С ним всё оговорено. Считайте, что это его распоряжение.
   - Разрешите тогда утром? До вечера всех будет трудно собрать.
   - Хорошо! К утру позаботьтесь и о лошадях. Отберите в царской конюшне. Скажите, что для меня по распоряжению царя: там знают! Но вы сами подойдите вечером. Мне надо заняться вашей рукой...
  
   Вечером я оказался в корчме. Заняв столик в глубине зала, я развлекался тем, что наблюдал за посетителями. Хозяин корчмы сначала сердито зыркнул взглядом на меня, но увидев несколько золотых монет, мгновенно преобразился и засуетился, раскладывая на столе разнообразные блюда.
   - Должен Вас предупредить, - смущённо сказал он, - скоро к нам придёт гость Его Величества из Англии. Он отличается весьма грубыми манерами. Мне бы не хотелось, чтобы из-за него у Вас были неприятности, поэтому постарайтесь закончить трапезу раньше его прихода.
   В это время к моему столу подошёл худенький и плохо одетый малыш лет шести.
   - Дяденька! Можно я с вами поем?
   - Пошёл прочь, оборванец, - сделав страшное лицо заорал корчмарь, замахнувшись на съёжившегося паренька.
   Я перехватил руку хозяина корчмы и, сжав её, прошипел:
   - Заткнись, или я тебя изуродую, как Бог черепаху!
   Корчмарь, скорчившись от боли, мгновенно отскочил от моего стола но в его глазах читалось явное одобрение моего поступка.
   Усадив малыша рядом с собой, я пододвинул к нему молочного поросёнка и хлеб и сказал:
   - Если ты все это не съешь, я очень обижусь! А когда я обижаюсь, я становлюсь таким злым, что сам себя пугаюсь!
   Малыш меня не слышал. Его внимание было полностью поглощено поросёнком и хлебом. Никогда бы не поверил, что такой маленький ребёнок может столь стремительно уничтожить такого большого поросёнка. Поросёнок таял прямо на глазах. Последние куски поросёнка исчезали уже медленнее. Паренёк, отяжелев от сытости, заснул прямо за столом...
   В это время в корчму, звеня помятыми доспехами, вломился английский гость. Окинув тяжёлым взглядом зал и грубо отбросив в сторону несколько столов, он прямиком направился ко мне. Сев рядом с парнишкой, он, неожиданно для меня, погладил его по голове и, нагло смотря мне в глаза, сказал:
   - Если я узнаю, что моего друга кто-то обидел...
   - Ну, вообще то, я твоего друга только что накормил. Можешь сам посмотреть!
   Взгляд англичанина внезапно изменился и сделался смущённым.
   - Прости, друг! Этого малыша постоянно оскорбляют... В прошлый раз мне пришлось зарубить несколько кочевников, издевавшихся над ним! Я даже не успел его накормить. Потом пытался его найти, но он, видимо, боится сюда приходить.
   - Несколько кочевников - это сколько?
   - А хрен его знает. Думаешь у меня было время считать? Корчмарь утверждает, что не менее десятка... Думаю, врёт.
   Англичанин мне нравился все больше и больше.
   - Ну и что нам теперь делать?, - спросил я.
   - Не понял?
   - Ну парнишке то надо помочь. Не бросать же его здесь одного.
   - Я бы взял его к себе. Но у меня даже дома нет. Живу у его Величества, как заморский гость. Скоро эта лафа кончится. Мне уже тонко намекали на грубые обстоятельства, что пора бы и домой, в Англию. А куда в Англию? Кто меня там ждёт?
   - Что ж так? Неужели там родственников не осталось?
   - Да родственники то есть. Только кому я нужен? Я пятый сын у своего отца и, даже теоретически, не имею права на наследство. Я бы нанялся на службу, но в этой стране рыцари никому не нужны.
   - Сэр... Простите, как вас зовут вы сказали?
   - Извините, что не представился. Зовите меня Эдуард.
   - Вы сказали: англичанин и рыцарь? Значит вы разбираетесь в вопросах английского этикета и обычаях?
   - Естественно!
   - В таком случае, может вы пойдёте на мою службу? Сразу хочу предупредить: плачу я хорошо, но служба очень опасна и рискованна. Только храбрецы и настоящие рыцари способны у меня служить... Миссия, которая на меня возложена чрезвычайно благородна, но очень опасна.
   - Опасна? Благородна? Можете не продолжать. Я согласен!
   - Тогда сделаем так: берите на руки этого парнишку и идёмте ко мне, в мои покои. Там разберёмся.
   Англичанин, звеня доспехами, поднял на руки малыша. Малыш и не думал просыпаться, сопя носом в доспехи рыцаря.
  
   Во дворце, возле моих покоев, меня уже ожидал сержант, опять свирепо распекая кого-то из дворцовых стражников. Я пригласил его войти и, пока англичанин укладывал мальчишку, насильно усадил в кресло и, взяв его руку, начал её осматривать. Повреждения были серьёзные. В двух местах был перебит нерв и мышцы от бездействия постепенно стали атрофироваться.
   Сначала я восстановил мышечную массу, поправил пару костей и, убедившись, что все сделано правильно, соединил нервные окончания. Сержант дёрнулся и, внезапно, его лицо расплылось в счастливой улыбке:
   - Действует! Я чувствую руку! Она почти здорова!
   Он радостно махал рукой и чуть было не пустился в пляс от избытка чувств, но я, приложив палец к губам, указал на спящего ребёнка.
   Сержант снова сел.
   - Как наши дела?, - спросил я. - Удалось кого-нибудь нанять?
   - Шутите? От желающих отбоя нет! Служить другу Великого Ивана - честь для любого воина!
   В это время в покои беззвучно вошёл прозрачный человек. Судя по реакции присутствующих, его видел только я. В руке невидимки блеснул нож и он прямиком направился в сторону Эдуарда и спящего мальчугана.
   Сделав рекордно длинный прыжок с места, я обрушил свой кулак на овальный, тупой предмет, покоящийся на шее незваного гостя. Встреча кулака с головой колдуна ознаменовалась двумя событиями: сержант, дико озираясь, испустил боевой клич и выхватил меч а рыцарь, увидев, что я бью кого-то возле кровати, упал на мальчишку, закрыв его своим телом.
   Колдун, который явно не был готов к такому горячему приёму, сказал: "Ой" и потерял сознание, постепенно утрачивая свою невидимость...
   Я, привычным способом, уничтожил сгусток огня в груди колдуна и повернулся к рыцарю:
   - Сэр! Будьте любезны: слезьте с малыша. Задавите!
   Эдуард со смущённой улыбкой, поднялся с постели и виновато сказал:
   - Простите! Я не видел кого Вы бьёте и, на всякий случай, загородил малыша. Я то в доспехах а он, единственный из нас, беззащитен...
  
   В это время, в покои ворвались стражники, услышавшие боевой клич сержанта. Вид теряющего невидимость колдуна произвёл на них неизгладимое впечатление...
   - Вы, как всегда, вовремя!, - иронично сказал я. - Свяжите этого шутника и отведите в тюрьму. Утром доложите Его Величеству.
   Меня перебил сержант. Схватив за грудки обоих стражников и бешено их тряся, он заорал:
   - Вы зачем сюда были поставлены?!
   С трудом оттащив сержанта от перепуганных стражников, я ехидно сказал:
   - Ты зря перетруждаешь свою, почти здоровую руку...
   - Вот, блин! А я ведь и забыл, что она была парализована!
   В разговор вмешался Эдуард:
   - Я так и не понял: что с колдуном то произошло.
   Я хмыкнул:
   - Сержант издал такой рёв, что колдун с перепугу потерял сознание. Не удивлюсь, если он на всю оставшуюся жизнь станет заикой и заболеет медвежьей болезнью!
   - Интересный способ нейтрализации колдунов!, - задумчиво сказал рыцарь. - Надо взять его на вооружение!
  
   Дождавшись, когда стражники унесут колдуна, я обратился к рыцарю:
   - Развейте мои сомнения, уважаемый Эдуард! Я никак не пойму: кто был целью этого колдуна - вы или малыш? Если малыш, то непонятно: откуда колдун узнал, что мы принесли его сюда? Если вы, то опять же, непонятно: как он мог узнать, что вы находитесь в моих покоях? Скажите: вы с колдунами не ссорились?
   - Ну было немного! Колдун хотел взять меня к себе на службу а я вышвырнул его из своих покоев.
   - И что? Он даже не пытался вас заколдовать?
   - Ну, может и пытался. Я выпил столько, что мне его колдовство...
   - Ясно! Плохо то, что мы теперь не можем оставить малыша на попечение царевны. Я, честно говоря, на это рассчитывал. Придётся брать его с собой.
  
   Через несколько минут, после того, как стражники уволокли оглушённого колдуна, в покои ворвался царевич, привлечённый произведённым нами шумом. Следом за ним бежал целый отряд стражников. Увидев, что мы спокойны, царевич затормозил и принял царственный вид.
   - Что случилось, господа?
   Я вкратце обрисовал ситуацию, пояснив, что, благодаря храбрости и беззаветному мужеству, присутствовавших здесь: славного рыцаря Эдуарда и доблестного сержанта, враг был разгромлен, задержан и обезврежен.
   Царевич, увидев, что я серьёзен, как никогда, внимательно посмотрел на покрасневшего от похвалы рыцаря и смущённого сержанта.
   Я продолжил:
   - Ваше высочество, поскольку я взял рыцаря и сержанта к себе на службу, для выполнения известного вам поручения вашего отца, то мне хотелось бы соответственно их экипировать. Как видите, храбрый рыцарь в доблестных, многочисленных сражениях изрядно повредил свои доспехи. Как вы понимаете, человек, выполняющий волю вашего отца, должен быть экипирован соответственно своему статусу, чтобы не бросать тень на его величество. Да и потом...
   - Можете не продолжать, уважаемый Странник. Я все понимаю. К тому же, и храбрый рыцарь и сержант должны получить свою награду за совершенный подвиг: ведь этот колдун мог беспрепятственно проникнуть и в наши покои! Не будем откладывать.
   Сэр Эдуард, прошу вас следовать за мной. Вас, сержант, это тоже касается.
   - Минуточку ваше высочество. У меня есть ещё одна маленькая просьба.
   Царевич остановился.
   - Понимаете, ваше высочество: в нашей компании неожиданно появился ещё один человечек.
   Я показал на крепко спящего ребёнка.
   Царевич понимающе улыбнулся и одобрительно сказал:
   - Умеете Вы находить приключения. Даже завидно! Сейчас я пришлю к Вам графиню Спасскую - она любит детей, тем более, что своих у неё нет. Думаю, за ребёнка Вы теперь можете не беспокоиться. Уход за ним будет на высочайшем уровне! Я гарантирую!
  
   Утром, на завтраке за царским столом, утащив из под носа царевича молочного поросёнка и хулигански подмигнув царевне, отчего она смущённо покраснела и улыбнулась, я с равнодушным видом спросил его величество: "Почему по царскому дворцу колдуны разгуливают, как у себя дома?"
   Царь нахмурился и грозно посмотрел на меня.
   Сделав вид, что ничего не замечаю, аккуратно прожёвывая очередной кусок, я скромно сказал:
   - Ваше величество, вы ведь знаете - я человек слабый и беззащитный...
   При этих словах, царь, едва не подавившись паштетом, вперил в меня жёсткий взгляд, способный (при других обстоятельствах) убить любого подданного на месте, а царевич иронично фыркнул.
   Однако, я невозмутимо продолжал:
   - Находясь в вашем великолепном дворце, я надеялся, что проживание в нем вполне безопасно... Представьте моё разочарование, когда ко мне, чистому и непорочному, вломился страшный колдун и прямиком направился к моей постели! Скажу вам откровенно, ваше величество: может вам покажется это странным, но мне не нравится, когда меня убивают! Меня это раздражает и нервирует!
   Царевна прыснула и зажала рот салфеткой. Улыбнулся даже царевич и только его величество остался мрачным.
   - Уважаемый Странник! Хватит ёрничать. Мне не до смеха! Я послал Николая к его друзьям, чтобы он нанял их для защиты дворца. В результате, сейчас никто, кроме Великого Ивана и Вас не может защитить нас от колдунов. На церковников у меня больше надежды нет. Они не смогли меня защитить и из-за них я остался без надёжных магов...
   Подумав, его величество добавил:
   - Счастье, что колдун выбрал своей целью Вас. Ни я, ни мой сын и дочь от него защититься бы не смогли!
   - Вы очень добры, ваше величество. Я польщён вашей оценкой моих способностей, но вы уверены, что его целью был именно я? В помещении находилось ещё несколько человек.
   - Именно Вас они боятся больше всего. Как показал на допросе колдун, ему было приказано уничтожить Вас во что бы то ни стало!
   - Кем приказано?
   - Это, к сожалению, осталось неизвестным. Колдун пытался что-то сказать, но умер, не успев назвать главного зачинщика заговора.
   - И от чего же он умер? Я ведь его только оглушил?
   - Дело в том, что в помещение неожиданно зашёл граф Иван. Колдун увидел его и...
   - Понятно!
   - Кстати, насчёт графа Ивана. Вы не могли бы взять его с собой?
   Тут уже я, чуть не подавился поросёнком.
   - Не понял юмора. Вы же сами просили его оставить во дворце. Что изменилось то? Он что-то натворил?
   - Ну, как Вам сказать? Дело в том, что во дворце жил посланник императора Китая. Нда, жил...
   Не скрою: посол обладал чрезвычайно заносчивым характером. Ходил везде в сопровождении десятка обвешанных оружием "бессмертных" телохранителей, весьма, должен сказать, умелых воинов, и вёл себя крайне вызывающе. Однажды, по жалобе купца, посла в городе пытались задержать стражники. Телохранители посланника, не доставая оружия, так избили ногами вооружённых до зубов представителей охраны, что двое городских стражей стали инвалидами. Мне пришлось этот инцидент замять, хотя это было очень непросто.
   Не знаю, что именно послужило причиной гнева графа, но, думаю, Великий Иван не совсем верно воспринял попытку посла представиться ему. Меч граф Иван правда тоже в руки не брал, что говорит в его пользу, но четверых телохранителей спасти не удалось. Посла, в бессознательном состоянии, увезли слуги и, видимо, он к нам больше не вернётся...
   - Не понял? Посол что, грубо представился графу? Может он не знал с кем имеет дело?
   - Да нет. Рассказывают, что посол был очень осторожен и исключительно вежлив.
   - Так в чем же дело?
   - Ну, понимаете, имя посла - "Ху". Фамилия - "Ила"...
   Счастье, что я уже успел проглотить кусок поросёнка. Из моей груди вырвался такой неудержимый хохот, что заулыбались даже стражники, ворвавшиеся в помещение, на его звук.
   Серьёзным остался только царь.
   - Вам смешно, - грустно констатировал он. Беда в том, что этим дело не ограничилось. В тот же день, посол Великого Султана на свою голову решил, что сестра столь исключительного воина, как граф Иван, будет достойным украшением гарема Султана... Он почему-то думал, что граф будет счастлив породниться с царственной особой и предложил Великому Ивану продать свою сестру.
   Что он хотел предложить в качестве оплаты мы теперь никогда не узнаем. Сам посол двинулся умом после удара стулом по голове а его бесстрашные янычары, до сих пор прячутся где-то в окрестностях города...
   Но и это ещё не всё! Как назло, в покоях у посла по какой-то, трагической случайности, оказался представитель короля Германии, непобедимый немецкий рыцарь, крестоносец, освящённый церковью - знаменитый Фон Грунвильд. Видимо, тяжёлые доспехи, которые он носит, не позволили ему вовремя покинуть помещение... Наши кузнецы с трудом извлекли жестоко контуженного рыцаря из груды металла, в которую превратились его доспехи. К счастью, рыцарь ничего не помнит и считает, что на него неожиданно рухнул потолок...
   Переждав очередной взрыв моего хохота, его величество сухо сказал:
   - В общем, по здравому размышлению, я пришёл к выводу, что безопаснее для окружающих будет на некоторое время отослать столь славного воина из дворца и использовать его воинские таланты по назначению а не растрачивать на пустые дворцовые интриги.
   С трудом подавив остатки смеха, я с натугой выдавил из себя:
   - Логично!
   - К сожалению, сразу Вам уехать не удастся. Необходимо дождаться возвращения мага Николая. Поэтому, хочу Вас попросить присмотреть за графом. В империи и так неспокойно и ссориться сейчас с соседними государствами из-за неуважения к их послам - недопустимая глупость!
  
   Из покоев царя я сразу направился к Ивану. Граф сидел за столом, обхватив голову руками и грустными глазами смотрел на почти пустой кувшин вина. При виде меня на его лице отразилась такая неподдельная радость, что мне даже стало совестно.
   - Странник! Дружище! Как я рад тебя видеть!
   - Взаимно, господин граф, взаимно!
   - Да какой из меня граф? Надоело мне все это. Слушай: забери меня отсюда? Не могу я здесь!
   - Так я, собственно, за этим и пришёл.
   - Нет, правда? Скажи, что ты не шутишь!
   - Да правда, правда. Ты мне нужен по очень важному делу. Его величество в курсе так что можешь спокойно собираться в дорогу.
   - Ура! Свобода!
   Иван вскочил с места и пустился в немыслимую пляску, чем то напоминающую ритуальные танцы пьяных папуасов...
  
   После столь содержательной беседы со своим другом, договорившись о встрече вечером, я решил проветриться и пошёл погулять по столице. Далеко мне уйти не удалось. Опять я почувствовал чью-то боль и горькую обиду. Войдя во двор богатого особняка я увидел, как двое богато разодетых недорослей кидают камнями в привязанного к столбу шестимесячного щенка неизвестной породы.
   Добрые и грустные глаза пса выражали горькую обиду и непонимание происходящего. Пёс искренне пытался понять, в чем он провинился перед хозяевами и не находил причины. Увидев, что один из недорослей в очередной раз примерился бросить камень, я схватил его за руку и сдавил так, что у подонка от боли выступили слезы на глазах.
   - Ты кто?
   Услышав столь надоевший мне вопрос, я не сдержался и сдавил руку ещё сильнее, так, что гадёныш взвыл в полный голос. Ко мне подскочил второй недоросль, выхватывая меч.
   "Вечер перестаёт быть томным"- подумал я, нанося ему удар ногой. После соприкосновения с моим тяжёлым сапогом, детородный орган дворянского сынка подал сигнал "SOS" и напрочь отключил остатки интеллекта хозяина. Визг, издаваемый индивидуумом, владеющим пострадавшим органом, услышали не только в этом богатом особняке, но и в ближайших кварталах столицы. На этот шум выскочил хозяин особняка - хранитель казны, граф Миротворский.
   Увидев меня, он жестом остановил слуг, собиравшихся спасать хозяйских детей и, поклонившись, уважительно произнёс:
   - Господин Странник. Простите, что вмешиваюсь в вашу воспитательную беседу, но, не могли бы вы объяснить, чем я обязан Вашему, столь лестному для меня посещению моего скромного жилища.
   - Понимаете, уважаемый. Мой друг - Великий Иван, очень не любит, когда мучают беззащитных животных. Прямо скажу, чего уж скрывать, мы все свои люди: он приходит в ярость, когда узнает об этом! А вы себе представляете, что такое ярость Великого Ивана?
   На лбу графа выступил обильный пот. Он уничтожающим взглядом посмотрел на, воющего от боли, своего отпрыска.
   - Я все понимаю, господин Странник. Чем я могу возместить ущерб нанесённый чувствам Великого Ивана моими родственниками?
   Я с уважением посмотрел на графа. Политик высшего разряда. Сразу понял ситуацию. К тому же, судя по чувствам графа, издевательство над животными он относил в разряд гнусностей и, судя по всему, его отпрыскам явно не поздоровится .
   - Короче. Я забираю у вас этого пса. Если ваши родственники попытаются продолжить своё развлечение с другими животными, то я заранее скорблю о вашей утрате! Терять родственников, это печально. Вы, надеюсь не возражаете против того, чтобы я забрал вашего пса?
   Граф грустно улыбнулся.
   - Зачем Вы спрашиваете? Вы же понимаете. Я готов отдать Вам всех псов, псарню и конюшню в придачу. Единственная просьба: пусть Великий Иван не узнает об этом маленьком происшествии!
  
   В трактире, где наша компания собралась вечером, было тихо. К нашему столу, к моему удивлению, подошёл не трактирщик а какой-то парнишка. Боязливо посмотрев на Ивана и англичанина, блистающих позолоченными доспехами, он сообщил, что ужин скоро принесут и осторожно поставил на стол несколько кувшинов с вином. Я жестом указал ему на голодного пса и сказал, что его надо накормить в первую очередь. Парнишка ухмыльнулся и через несколько секунд вернулся с огромным куском мяса. Увидев мясо, пёс довольно заворчал и, утащив его под стол, стал торопливо грызть, мгновенно забыв все обиды.
   - А где хозяин?, - полюбопытствовал я.
   - У него беда. Дочку украли.
   - Как украли? Кто?
   - Понимаете, вот уже несколько месяцев, время от времени, в столице пропадают дети. Жители города уже и царю жаловались и сами поисками занимались, но на след похитителей выйти не удалось. Вчера дочка хозяина, как обычно, пошла к подругам и не вернулась... Хозяин всю ночь её искал. Объявил награду тому, кто найдёт. Но, всё бесполезно.
   - Позови хозяина. Может мы ему чем-нибудь поможем.
   - Правда?, - обрадовался паренёк. - О! Я сейчас!
   Англичанин вопросительно уставился на меня:
   - Помочь, конечно - это святое дело, но, господин Странник, как вы найдёте похитителей? Столица - большой город а девчонку спрятать можно в любом доме.
   - Элементарно, Ватсон! Любое преступление оставляет след. Есть у меня один знакомый пёс, обладающий немыслимым нюхом. Ему не составит труда отследить, куда направилась пропавшая девушка. Понимаете?
   Разумеется, я не стал говорить, что собираюсь сам посмотреть на остаточную память событий. Да он бы и не понял.
   Англичанин с уважением покосился на ничего не подозревавшего пса и глубокомысленно произнёс:
   - Понимаю! А кто такой Ватсон?
   Ответить я не успел. Появился трактирщик. Спустившись вниз, он вопросительно посмотрел на меня:
   - Господин Странник. Вы действительно хотите мне помочь?
   - Что Вам сказать, уважаемый? Посмотрите внимательно. Неужели, вы думаете, что граф Иван пощадит похитителей беззащитной девочки?
   - Но я и думать не мог, что столь значимые особы заинтересуются бедой простого трактирщика.
   Граф Иван сурово нахмурился.
   - Ты кого обозвал значимыми особами? Ты что думаешь, я помогаю только богатеям? Да я тебя за это....
   Остановив разбушевавшегося графа, я скромно произнёс:
   - Уважаемый? Хватить терять время. Вы хотите спасти свою дочь?
   Неожиданно трактирщик упал на колени. Из глаз у него хлынули слезы.
   - Господа! Я все отдам. Берите все. Дочь - это единственное, что у меня есть. Спасите её. Я ничего не пожалею.
   Даже Ивана проняло это действие. Он бросился поднимать пожилого трактирщика с колен, забыв о своём графском достоинстве.
   Переглянувшись с англичанином, я сурово посмотрел на трактирщика:
   - Драгоценный. О чем вы говорите? Неужели вы не видите, что ваше имущество никого не интересует. Посмотрите на благородного рыцаря Эдуарда. Разве он похож на человека, способного наживаться на чужом горе?
   Эдуард нахмурился и инстинктивно схватился за меч. Это окончательно доконало трактирщика. Чтобы привести его в чувство, нам пришлось силой влить в него пол кувшина вина.
  
   Увидев, что трактирщик пришёл в себя, я приступил к делу:
   - Чтобы найти вашу дочь, нам нужно что-нибудь из её одежды - той, которую она недавно носила и нужно знать: где её видели в последний раз. Ещё нам надо знать как она выглядит. Есть у неё какие-нибудь особенные приметы?
   - Платье я сейчас принесу. Что касается примет, то у неё родинка в виде звёздочки на левой ладони. Из-за этого у нас некоторое время были неприятности со священником.
   - А где её видели в последний раз?
   - Она выходила через заднюю калитку. Я покажу!
   Дождавшись, когда принесут девичье платье, мы вышли во двор. Я держал на поводке пса, смотрящего на меня преданным и благодарным взглядом. Сзади, звеня доспехами, с достоинством шли Сэр рыцарь и граф Иван.
  
   Выйдя за калитку, я, чтобы соблюсти формальности, дал псу понюхать платье. Какого же было моё изумление, когда он, посмотрев на меня умными глазами, неожиданно, резво потащил нас по следу девочки.
   Через час бега, пёс остановился у закрытых ворот большой деревянной церкви.
   Я громко постучал ногой в возникшую преграду. Шуму добавил и граф Иван, стукнув в ворота кулаком в металлической перчатке.
   Через некоторое время, в смотровое окошко выглянул монах и надменно произнёс:
   - Идите прочь отроки. Церковь сегодня закрыта на особое мероприятие.
   Переглянувшись с графом Иваном, я ещё раз саданул по воротам и вежливо сказал:
   - Уважаемый, впустите добрых людей, иначе они выломают ворота!
   - Идите прочь, пока я не наслал на вас проклятье господне!
   Сэр Эдуард боязливо поёжился а граф Иван, ухмыльнувшись, нанёс такой сокрушительный удар ногой по воротам, что доски треснули.
   Не желая продолжать дискуссию, понимая, что каждая минута дорога, я просто превратил петли ворот в труху. Ворота рухнули и придавили собой монаха.
   - Вот что бывает, когда мерзавцы именем Бога угрожают честным людям! - сказал я, поворачиваясь к Сэру Эдуарду. Рыцарь сурово нахмурился и сердито пнул, торчащие из под ворот ноги.
   Пёс неожиданно снова потянул нас вперёд и мы помчались прямо по воротам, не обращая внимания на стоны, покоящегося под ними монаха.
  
   В церкви нас несколько раз пытались задержать ожиревшие церковники, но их, как кегли, отшвыривал в сторону граф Иван. Рыцарь Эдуард, по ходу движения, с удовольствием добавлял пинков тем, кто не успел убраться с дороги.
   Пёс потащил нас в подвал. Выломав железную дверь одной из комнат, мы ахнули: на полу вповалку лежали истощённые дети. Вонь в комнате стояла неимоверная. Дети тихо плакали а некоторые тянули руки к вошедшему первым графу Ивану. Увидев такую картину, граф Иван озверел. Следующую железную дверь он просто вышиб ударом ноги, по дороге заехав в лоб железной перчаткой, попавшему под руку служителю церкви.
   В камере, прикованная за шею железной цепью к стене, в изорванном платье, лежала девочка, схожая по описанию с дочкой трактирщика. Я, уничтожив ошейник, быстро проверил руку и нашёл на ней родимое пятно в виде звёздочки. Девочка была без сознания.
   Повернувшись к Сэру Эдуарду, я, сначала даже не узнал его. Такого зловещего выражения на его лице я никогда не видел.
   - Сэр! Мне нужна ваша помощь! Срочно скачите во дворец к царевичу и, от моего имени, попросите прислать сюда лекарей, повозки и стражников. Объясните ситуацию. Лошадь заберите у кого-нибудь по дороге. Если будут мешать, рубите всех - не церемоньтесь. Я за все отвечаю!
   Рыцарь молча, стиснув зубы, повернулся и побежал на выход.
  
   В соседних помещениях, куда ушёл разъярённый граф Иван, слышался какой-то подозрительный шум, грохот и вопли церковников, но я не отвлекался. Все моё внимание было обращено на здоровье девочки. Сняв с неё обрывки одежды, я ахнул. Видно было, что её жестоко пытали огнём и железом.
   Мне стоило огромного труда привести её тело в порядок. Сначала я ликвидировал многочисленные внутренние повреждения, восполнил кровопотерю, соединил несколько поломанных костей.
   В это время в камеру ворвался церковник, держащий в руке подобие палаша. Пёс, все время находившийся возле меня, бесстрашно прыгнул ему навстречу и вцепился в руку. К счастью, мне не пришлось отвлекаться: в камеру, с грозным рыком влетел разъярённый Иван и, схватив монаха за одежду, так швырнул его об стенку, что не выдержала даже кладка стены. Монах, бесформенной грудой мяса, свалился у обвалившихся камней и перестал подавать признаки жизни.
   Граф Иван за волосы вытащил монаха из камеры и продолжил свою бурную деятельность в других помещениях.
  
   Не знаю, сколько прошло времени, потраченного мною на лечение. Я весь ушёл в процесс исцеления, не замечая ничего вокруг. Все это время нас охранял верный пёс. Когда тело девочки было приведено в порядок, я разбудил её и она горько заплакала, обняв меня руками.
  
   Оглянувшись, я обнаружил возле себя стоящих молча царевича и Эдуарда. Царевич был бледный как мел а доспехи Эдуарда были густо забрызганы чьей-то кровью.
   Устало встав, я обратился к царевичу:
   - Ваше высочество! Было бы правильно, если бы вы, как представитель власти, лично вернули спасённую девочку отцу. В конце концов, мы ведь здесь действовали от имени его величества.
   - Но ведь в спасении то я не принимал участия?!
   - Ваше высочество! Настоящий спаситель девочки - он, - сказал я, показывая на смирно сидящего пса. - Мало того, что он разыскал эту обитель зла и девочку, он ещё и спас ей жизнь, самоотверженно защищая её от, ворвавшегося в камеру палача.
   Царевич и Эдуард одновременно с уважением посмотрели на пса, вылизывающего руки плачущей девочки.
  
   Везти девочку к трактирщику нам не пришлось. Он сам прискакал в церковь и стремительно бросился к плачущей дочери. Однако, храбрый пёс грозно зарычал и встал у него на пути. Девочка обняла собаку и что-то прошептала ей на ухо. Пёс послушно сел.
   Ошеломлённый отец, только сейчас разглядевший, что в помещении находится царевич, вежливо поклонился.
   - Ваше высочество! Благодарю Вас и Вас, господа, - сказал он, поклонившись в сторону Эдуарда и меня, - за спасение моего единственного ребёнка. Я маленький человек, но, отныне, я Ваш вечный должник!
   Царевич покраснел от смущения а трактирщик, посчитав, что формальности выполнены, не в силах себя сдерживать, бросился к дочери.
  
   Дождавшись, когда первая радость встречи схлынет, я вежливо дотронулся до счастливого отца и показал на пса:
   - Уважаемый! Хочу представить вам главного героя спасения вашей дочери, без которого мы могли бы и не успеть выручить её из беды. Он не только разыскал вашу дочь, но и отважно защищал её, рискуя погибнуть в схватке. Если вы возьмёте этого героя к себе, то лучшей охраны для вашей дочери вам не сыскать!
   Трактирщик, ни слова ни говоря, встал на колени перед смущённым псом и поцеловал его в морду. Поклонившись ещё раз принцу и рыцарю, счастливый отец взял на руки дочь и ушёл в сопровождении, гордо виляющего хвостом пса.
  
   Выйдя из камеры вслед за счастливым отцом, я ахнул. Нет, я конечно подозревал, что разбушевавшийся Иван в гневе страшен, но тот разгром, что я увидел превзошёл все мои ожидания. Помещениям церкви был нанесён невосполнимый ущерб. Было вообще удивительно, что покосившееся здание ещё не рухнуло. Повсюду лежали тела церковников в рясах. Их вид и позы не вызывали сомнения, что причиной смерти стали жестокие побои.
   Только у самого выхода я обнаружил тела, разрубленные мечом. Все они были одеты в черные балахоны колдунов.
   Увидев мой вопросительный взгляд, царевич криво усмехнулся и пояснил:
   - Эти колдуны пытались задержать Сэра Эдуарда.
   Сэр Эдуард угрюмо потупился:
   - Мне некогда было их уговаривать...
   Я посмотрел вокруг и, не видя графа Ивана забеспокоился:
   - А что с Великим Иваном? Где он?
   - Да что с ним сделается?!, - поморщился царевич, - мне с трудом удалось его утихомирить! Сейчас мои гвардейцы отпаивают его вином.
   Возле ворот церкви лежало ещё одно тело. Телу было плохо. Оно громко и жалобно стонало. Тело сторожил знакомый мне сержант.
   - Это единственный церковник, оставшийся в живых., - мрачно пояснил царевич. Он был придавлен воротами и, видимо поэтому, избежал встречи с графом Иваном. Счастливчик! Граф Иван его просто не заметил...
  
   Глава 2
  
   Его величество нервно ходил по своему кабинету, время от времени бросая разъярённые взгляды на присутствующих.
   - Уважаемый господин граф, вам что, мало было изувеченных послов? Вы теперь занялись уничтожением церквей?
   - Да, погорячился!, - смущённо сказал Иван.
   - Погорячились? Вы это называете "погорячиться"?! Сорок девять трупов церковников, каждый из которых выглядит так, будто его неделю топтало стадо разъярённых быков! Вы что, не могли иначе сорвать своё раздражение?
   - Да некогда мне было выбирать средства! Эти ублю..., эти отщепенцы собирались убить всех находящихся в подвале малышей, чтобы не осталось свидетелей их зверств!
   - Ну зарубили бы их! Но зачем же так страшно увечить? Смерть от побоев... У них же теперь такой вид, будто они попали в камнедробилку! Мы даже публично сжечь их не можем, чтобы население не обвинило нас в чрезмерной жестокости.
   - Мне надо было защитить детей!!! Махать мечом я боялся, чтобы не зацепить похищенных колдунами малюток!
   - Ну это я ещё могу понять, но объясните мне, господин граф: зачем было убивать ВСЕХ церковников и рушить церковь? Весь город говорит о том, что была страшная и кровавая битва и армия во главе с царевичем, спасая детей, штурмом брала это осиное гнездо! Никто не верит, что разгром учинил один человек! Неужели нельзя было подождать прибытия стражи? И зачем вы убили всех? Да ещё так жестоко! Не может же быть, чтобы все священники были связаны с колдунами!
   - Да когда мне их было сортировать то?
   - Не перебивайте!
  
   Тут уже вмешался я:
   - Ваше величество! Граф Иван поступил очень мудро! Если бы в живых осталась часть церковников, они немедленно подняли бы крик об осквернении церкви слугами вашего величества и внесли бы смуту в народ. Сейчас же, в результате того, что свидетелей происшедшего нет, существует только одна точка зрения и она говорит о прозорливости вашего величества, защитившего свой народ и уничтожившего злодеев, продавшихся черным колдунам и прятавшихся под личиной священников.
   - Прятавшихся? Да в столице сейчас повсеместно отлавливают священников и учиняют над ними самосуд! Народ в ярости! Поймите, без церкви государство существовать не может! Церковь необходима, чтобы народ верил в Бога и исполнял его заповеди! Без Веры в Бога, народ превратится в неуправляемую толпу!
   - Ну так, ваше величество, надо разъяснить людям ситуацию. Восстановите церковь, пригласите настоящего, уважаемого священнослужителя на должность первосвященника. Представьте его народу и все нормализуется!
   - Да где же теперь найдёшь настоящего? Как его искать?
   В разговор вмешался царевич:
   - Есть такой на примете. Я ему доверил стать попечителем новоиспечённого дворянина Царицина. Это настоящий слуга Бога и во всех отношениях, достойный человек и истинный священнослужитель. Если он согласится, за церковь можно будет не беспокоиться! Там, где он сейчас, народ его не просто уважает, а боготворит и любит, как отца родного!
  
   Царь задумался и несколько минут молчал в полной тишине, принимая какое-то решение. Наконец, лицо его разгладилось и он, повернувшись к нам, окинул нас твёрдым взглядом:
   - Итак, подведём итог, господа! Нельзя не заметить, что вы уничтожили гнездо зла и вернули родителям похищенных малюток. Безусловно - это благо и подвиг. Надо отметить, что, благодаря участию моего сына в освобождении детей, престиж власти в государстве резко вырос. Народ везде прославляет царевича, тем более, что он и кочевников прогнал с территории Руси. Заткнулись даже те, кто всегда выражал недовольство по любому поводу. Уважение в народе к моему наследнику выросло чрезвычайно! Ваше участие во всем этом тоже известно людям. О вас уже легенды складывают. Справедливость и общественное мнение требует, чтобы я вас всех наградил.
  
   Царь подошёл к столу и, открыв шкатулку, достал грамоту и, сверкающий бриллиантами орден. Повернувшись к Великому Ивану, он неожиданно тепло улыбнулся и торжественно произнёс:
   - Граф Иван Колесничий! За проявленную самоотверженность в борьбе с врагом и предыдущие ваши заслуги, подтверждаю ваше графское звание, награждаю крестом воинской славы первой степени и дарую вам земли для строительства родового поместья. Деньги на поместье возьмёте у казначея.
   Иван от неожиданности покраснел и, когда до него дошёл смысл сказанного, от избытка чувств попытался упасть на колени. Царь жестом остановил его попытку и, покачав головой, сказал:
   - Заслужили граф, заслужили! Эх! Побольше бы таких Богатырей на Руси и держава могла бы жить спокойно!
  
   Вновь повернувшись к столу, его величество достал очередную награду и грамоту.
   - Благородный Сэр Эдуард! За особые заслуги, выразившиеся в уничтожении пятерых черных колдунов и спасении детей, за вашу храбрость и преданность долгу, награждаю вас крестом воинской славы второй степени а также, присваиваю вам звание барона и дарую земли для обустройства на Руси с соответствующим вознаграждением в виде пяти тысяч золотых монет.
   Сэр Эдуард благодарно поклонился и, хотя его лицо оставалось внешне невозмутимым, по увлажнившимся глазам было видно, что он смущён и по детски счастлив.
  
   Остановившись напротив меня, его величество задумался. Пользуясь моментом, я тут-же сказал:
   - Ваше величество! Я бы предпочёл, чтобы о моем участии в этой славной битве знало как можно меньше людей. Что касается вознаграждения, то, вы же знаете: мне ничего не надо.
   - Да не могу я Вас не наградить! Неужели Вы считаете, что трактирщик не известил своих посетителей о том, кто занимался спасением его ребёнка и других малюток? Уже вся столица знает, об участии в спасении детей всех присутствующих в этом кабинете. Везде славят царевича и всех вас! Что касается лично Вас, то слухи распространяются быстро и в народе о вас уже шёпотом говорят разные удивительные вещи.
   Я насторожился:
   - Какие вещи?
   - Рассказывают, что Вы вернули молодость матери трёх детей, потерявшей мужа. Рассказывают о чудесном излечении ребёнка и кузнеца в деревне. Рассказывают, что Вы сожгли слугу нечистого, притворявшегося попом, очистили болото от порождения Мрака, исцелили царевича, освободили Дракона и вернули руку доблестному сержанту из охраны дворца. А о том, как Вы в одиночку порубили несметное войско, угонявшее в рабство женщин и детей, и сожгли праведным огнём трёх колдунов кочевников, уже слагают баллады!
   "Ну ни хрена себе пироги!", - подумал я. "Быстро у них распространяется информация! Вот влип, так влип! Что ж теперь делать то?"
  
   - Если я оставлю Вас без вознаграждения, народ меня просто не поймёт и осудит! С другой стороны, я прекрасно понимаю, что звание дворянина Вам ни к чему. Земля и награды Вас тоже не интересуют. По зрелому размышлению, я нашёл единственный выход из этого положения, если Вы согласитесь конечно.
   Я с опаской посмотрел на его величество:
   - Что за выход? Я ведь не могу стать вашим подданным. Надеюсь, вы не предложите мне возглавить церковь?
   - Ну что Вы! Просто, я прошу Вас принять от меня звание особого советника с вручением специального знака. Советником может быть любой человек, даже иностранец. Обязанностей это на Вас тоже не накладывает, ну разве что - давать иногда советы, зато даёт право судить царским судом и отдавать распоряжения от моего имени. Это Вам будет необходимо, чтобы выполнить мою просьбу по поводу князя Милославского. К тому же, в Вашей мудрости и добропорядочности я не раз убеждался.
   Не успел я опомниться, как на мою шею была водружена лента с золотым орденом в виде орла с бриллиантами а в руках оказалась грамота, подтверждающая мои полномочия...
  
   ------------------------------------------------------------------
  
   Вечером, всей компанией, мы решили отметить награждение, собравшись в трактире спасённой девочки. Мы ещё только подходили к трактиру, а мальчишка - слуга, увидев нас бросился предупреждать хозяина.
   Первое, что мы увидели в трактире, был лежащий на почётном месте, сытый и сонный пёс. Его морда покоилась на огромном куске мяса а взгляд и поза выражали неимоверное блаженство. Возле пса крутилась дочь хозяина, расчёсывая и поглаживая его со всех сторон. Миска пса ломилась от всевозможных лакомых кусков а на шее у него красовался диковинный ошейник, украшенный различными вставками.
  
   Трактир был битком набит посетителями. Родители спасённых детей посчитали своим долгом высказать благодарность спасителю и угостить его лучшими кусками со своего стола. Кроме этого, на героя пришли посмотреть и другие жители города, выслушивая, рассказываемую в очередной раз счастливым трактирщиком, историю борьбы мужественного пса с исчадиями зла, против которых оказалась бессильна даже церковь. Среди слушателей я с удивлением заметил нескольких знатных дворян с дамами.
   При каждом повторе рассказа, всплывали новые душераздирающие подробности кровавой и жестокой битвы героического пса с ордами посланников тьмы. Посетители затаив дыхание и испуганно вздрагивая слушали повествование о том, как пёс, разыскав похищенных детей и, придя в ярость от их истерзанного вида, по всей церкви гонялся за колдовскими отродьями, вытаскивая их из разных темных углов и беспощадно разрывая на куски прямо на глазах у изумлённых гвардейцев. Рассказ же о том, как пёс вылизывал раны у детей и не подпускал к дочке трактирщика никого, пока отец сам не прибежал за своим ребёнком, вызывал у растроганных женщин слезы на глазах и уважительное кряхтение у мужчин.
  
   Рассказ трактирщика был настолько искренним и изобиловал такими подробностями, что даже граф Иван засомневался в правильности своего восприятия прошедших событий.
   - Ну вот!, - проворчал он. - А все на меня свалили. Вот оказывается кто церковников растерзал, пока я тихо и мирно охранял детей! Да я по сравнению с этим монстром - робкое, беззащитное существо, которое все норовят обидеть и обругать!
   - Да, да! А церковь тоже пёс разгромил?, - усмехнулся я.
   - Да кто его знает? Такой может! Посмотри на его ехидную морду. Это он сейчас притворяется мирным и ласковым а в церкви он был настоящим воплощением ужаса. Кто теперь поверит его хитрой, добродушной роже? Я сам видел, как он жестоко и страшно грыз руку монаха, замахнувшегося на девочку. Монах умер в ужасных мучениях. Я пытался вырвать его из зубов этого чудовища, но было поздно.
   - Однако монах то умер после того, как ты пробил стенку его головой!
   - Это было милосердием! Сил не было смотреть, как он мучается!
  
   Услышав наши голоса, пёс вскочил со своего места и бросился к нам навстречу, радостно прыгая и норовя лизнуть каждого из нас в лицо.
   - Я же говорю - чудовище!, - растроганно сказал Иван, вытирая платком обслюнявленные щеки. - Уберите от меня этого ужасного хищника, пока он не зализал меня насмерть! Я не хочу умирать такой страшной смертью!
   К счастью Ивана, пёс перекинулся на меня. Схватив за рукав, он потащил меня к своей миске, не то желая похвастаться, не то собираясь великодушно угостить меня своими деликатесами.
   В это время, посетители трактира разглядели в нас тех самых героев о которых рассказывал хозяин заведения и восторженно повскакивали со своих мест. Видя такой ажиотаж вокруг нас, граф Иван схватил меня за одежду и торопливо прокричал:
   - Делаем ноги, пока это чудовище не заставило нас грызть косточки из его миски! У него слишком много поклонников. От всех нам не отбиться!
   Однако, удрать нам не удалось. Увидевший нас трактирщик, поднял руки и, дождавшись тишины, торжественно произнёс:
   - Господа! К нам пришли герои, спасшие наших детей!
   Дальше все его слова потонули в криках восторженной публики. Чувствуя, что ещё немного и толпа начнёт разбирать нас на сувениры, я схватил первую попавшую под руку кружку и, высоко подняв её над головой, прокричал:
   - Друзья! У меня есть предложение!
   Дождавшись тишины я продолжил:
   - Граф Иван Колесничий, благородный сэр Эдуард и я пришли сюда, чтобы поднять кружку вина за настоящего героя, защитника детей, простого безымянного пса, не побоявшегося вступить в схватку с исчадьями зла, скрывавшимися под видом священников в церкви! Хочу предложить присутствующим здесь исправить несправедливость и дать достойное имя этому героическому существу! Тот, кто предложит лучшее имя получит возможность первым взять щенка от этого мужественного и храброго пса.
   Хочу сообщить присутствующим, что сам наследный царевич Святослав выразил желание непременно иметь во дворце потомков этого героя! Более того, его величество распорядился присвоить ему звание "дворянского пса" и вывесить герб на жилище, где этот герой теперь будет обитать.
  
   Во взгляде трактирщика замелькали цифры будущей выгоды от продажи щенков и вывешивания герба. Видимо с этой стороны он своё приобретение ещё не рассматривал. У посетителей же, возможность приобрести щенка, которого не прочь иметь сам царевич, вызвала сильнейший ажиотаж. Даже присутствующие в зале дворяне не остались равнодушными. Им тоже вдруг захотелось иметь боевого пса с дворянской родословной, тем более, что даже царская семья не посчитала зазорным иметь потомков этого незаурядного существа.
  
   Наклонившись к имениннику, я дружески почесал его за ухом и тихо сказал:
   - Извини, дружище, но, похоже ты влип по полной программе... Станешь теперь родоначальником новой породы. Придётся тебе, бедолаге, теперь брюхатить несметное количество самок. Смотри, не похудей на этом трудном поприще...
   Пёс смотрел на меня добрыми глазами и всем своим видом показывал, что понимает весь ужас своей участи, но, ради такого важного государственного дела, он готов потерпеть и примириться со своей жестокой судьбой...
  
   Ретировавшись не солоно хлебавши из трактира, мы вернулись во дворец. Там нас ждало приятное известие: наконец вернулся Николай и несколько магов, согласившихся поступить на службу царю.
  
   Граф Иван, увидев знакомое лицо, неожиданно для всех издал торжествующий крик и радостно облапил Николая, едва не задушив того в своих объятьях. Николай, явно не ожидавший столь бурного проявления эмоций со стороны Ивана, был потрясён до самых глубин своего ослабленного организма и со слезами на глазах, выступивших от обилия проснувшихся в сдавленном теле чувств, стал яростно отбиваться от нежданного друга.
   Увидев слезы, обильно стекающие по щёкам Николая, граф Иван растрогался.
   - Я вижу ты тоже рад нашей встречи!
   - Да уж!, - выдавил из себя Николай, производя ревизию целостности своих рёбер и туловища.
  
  
  
  
  
   ==================
   Продолжение следует
  

Оценка: 4.54*25  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Э.Тарс "Б.О.Г. 4. Истинный мир" (ЛитРПГ) | | М.Старр "Пирожки для принца" (Юмористическое фэнтези) | | А.Оболенская "Как обмануть босса" (Современный любовный роман) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Н.Волгина "Массажистка" (Романтическая проза) | | Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | Е.Кариди "Рыцарь для принцессы" (Любовное фэнтези) | | Я.Ольга "Владычицу звали?" (Юмористическое фэнтези) | | И.Шаман "Демон Разума" (ЛитРПГ) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"