Попов Борис Иванович: другие произведения.

Глава 8 Гедиминовичи и ятвяги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.63*6  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    о происхождении Ивана Палицы и его деда Гедимина, великого князя Литвы, предка Палицыных и Пушкарёвых, а также князей Хованских, Голицыных, Куракиных, Трубецких и других от Проспера Цезарина герба Колумн


ГЕДИМИНОВИЧИ И ЯТВЯГИ

  
   Итак, мы подошли к основателю рода Палицыных.
   21. Иван Палица (ок.1338). В русских былинах упоминался некий богатырь Белая Палица. "Белая Палица, красным золотом украшена, четьим (отборным) жемчюгом унизана, посреде тоей палицы камень, самоцветной пламень". В древних актах о нём написано следующее: "В 1373 году к великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому вызван был из Литвы некто от властелиных и благоплеменитых мужей рода короля Ягайла Ольгердовича, Подольской земли воевода, пан Иван Микулаевич, прозванный Палица, потому что был весьма силён, храбр и славен, действуя на боях железною палицей и пожалован от великого князя честию боярскою и многими вотчинами... Все сие подтверждается документами, хранящимися в Архиве Коллегии Иностранных дел, в Разрядном архиве, в Архиве Вотчинного и Родословного департаментов". В другом древнем акте было написано следующее: "Пан Иван Микулаевич в 1373 году выехал из Подолии в Россию к Дмитрию Донскому и прозван Палицей, потому что ходил с палицей весом полтора пуда". Из этих актов следует, что до 1373 Иван Палица был воеводой Великого княжества Литовского в Подолии. При этом происходил он из того же рода, что и Ягайло, сын Ольгерда. Ягайло, современник Ивана Палицы, будучи женат на дочери Польского короля Ядвиге, стал тогда одновременно королем Польским и великим князем Литовским.
   Что касается рода этого короля, то это был древний литовский княжеский род герба Колумн (Колонна). Выше приведённые строки свидетельствуют о том, что Иван Палица тоже был представителем этого рода. Что касается Подолья, где Иван Палица служил воеводой, то оно действительно после 1362 входило в состав Великого княжества Литовского, когда Ольгерд, великий князь Литовский, разбил татаро-монголов в битве на Синих Водах и прогнал их с Подольской земли. Возможно, в той битве принимал участие и Иван Палица.
   После освобождения Подолье было отдано в управление детям Кориата, брата Ольгерда. Сыновья Кориата, так же, как и Иван, служили там воеводами. Cледовательно, Иван Палица имел равное с ними положение. Это говорит о высокой степени его родства с семьей Кориата. Кроме того, это даёт нам основание предполагать, что до Подолья Иван Палица, скорее всего, находился у князя Кориата в Новогрудке.
   После 1373, когда Иван Палица был уже в Москве, он, возможно, принимал участие в походе 1376 на Казань, а в 1380 году - в Куликовской битве. Каких-либо сведений о смерти Ивана Палицы нет, хотя он и был боярином. Возможно, он погиб в 1399 году на реке Ворскле, в битве литовских войск с татарами, возглавляемых Темир-Кутлуем, когда погибли сразу семьдесят четыре литовских князя и многие бояре. В этой же битве были убиты и сыновья Кориата: Дмитрий и Лев. "В земли же Литовской бысть тогда скорбь, и сетование, и плач мног, и в людех оскудение велие". Имена убитых князей Литовских: князь полоцкий Андрей Ольгердович, князь брянский Дмитрий Ольгердович, князь киевский Иван Борисович, князь смоленский Глеб Святославич, князь волынский Дмитрий Данилович, князь рыльский Фёдор Патрикеевич, князь бельский Иван Юрьевич, а также князья Лев Кориатович и Дмитрий Кориатович (Волынец).
   Попробуем теперь определить, кто скрывается под именем Микулая, отца Ивана Палицы. Иван Палица, как уже было отмечено, до 1373 служил воеводой в Подолии. Историкам известны некоторые Колумны, которые жили в Подолии и к которым могли относиться Иван и его отец Микулай. Вначале Подольским князем был Иван Жедевич, сын Ольгерда, но он умер очень рано и бездетным. После него великий князь Ольгерд всё Подолье отдал своим племянникам, детям князя Кориата, который был братом Ольгерда по отцу. Этот князь Кориат крестился с именем Михаил, но в Литве он известен под именем Микола (Mykolas). После Кориатовичей, то есть после 1373, когда Иван Палица находился уже в Москве, воеводой в Подолии стал Гаштольд Гаштольдович Колумн, после крещения названный Петром. Из сказанного можно сделать вывод о том, что отцом Ивана Палицы, скорее всего, был князь Кориат, носивший имя Микола. Других Микулаев среди Колумнов в то время больше не было.
   В качестве подтверждения данного вывода можно привести ещё несколько фактов. Во-первых, Иван Палица был воеводой в Подолии именно во время княжения там Кориатовичей, имел с ними одинаковый статус и происходил из одного с ними рода. Во-вторых, после 1373 Иван Палица отправляется из Подолья на службу в Москву к другому Кориатовичу - Дмитрию Михайловичу Волынцу, боярину Дмитрия Донского, и удостаивается там боярской чести. Причём в архивных документах сказано, что Иван Палица не просто выехал из Литвы в Москву, а был вызван. Вызвать его из другого государства мог только ближайший родственник и никто другой. В-третьих, вряд ли Кориатовичи могли тесно сотрудничать и вызывать в Москву своего дальнего родственника. Ведь в те времена ожесточённое соперничество за уделы и вотчины шло даже между родными братьями. С более дальними родичами связывались неохотно. Поэтому Иван Палица мог быть вызван Дмитрием Волынцом именно как брат, а не как дальний родственник. Всё это говорит о том, что отцом Ивана Палицы действительно был князь Кориат.
   Братья Ивана Палицы:
   Дмитрий Волынец Боброк, в 1353 женился на Анне Семеновне, дочери Московского князя Симеона Гордого. Она родила ему сыновей Бориса и Давыда. От них пошёл род Волынских не князей. Такими же не князьями были и Палицыны. Первая жена Дмитрия вскоре умерла. В 1356 он женился во второй раз. Вторая жена - Любовь Ивановна, дочь великого князя Московского Ивана Ивановича и сестра Дмитрия Донского. Она родила ему сына Владимира.
   Дмитрий Волынец, судя по прозвищу, вначале какое-то время находился в Волыни и лишь затем отправился в Москву. В 1372 он становится победителем войны с Рязанью. В 1376 он взял Казань. В 1379 участвовал вместе с Андреем Ольгердовичем в походе на Литву. В 1380 он славный завершитель Куликовской битвы. В его честь и в честь победы на Куликовском поле в Коломне был построен Бобренев монастырь, где он сам принимал участие в строительстве. В 1399 он, как и его брат Лев, погибает в битве на реке Ворскле.
   Приведённые факты из жизни Дмитрия Волынца показывают, что Иван Палица появился в Москве лишь после того, как его брат в 1372 осуществил успешный поход на Рязань и стал в Москве очень влиятельной фигурой.
   Из Супрасльской летописи известно, что в Подолье жили следующие дети Кориата:
   Константин. В 1368 из Подолья ездил жениться в Польшу к королю Казимиру Локотковичу, но вернулся обратно, так как не захотел становиться католиком, и вскоре умер.
   Юрий, воевода на юге Подолья у валахов (румын и молдаван), был там отравлен.
   Александр, убит татарами после 1375.
   Фёдор. Вначале держал Новогрудок и Гомель, а после 1375, когда все другие его братья умерли или ушли из Подолья, по воле великого князя Ягайло пришёл им на замену. После смерти Ягайло на него напал князь Витовт и отобрал все земли. Фёдору пришлось бежать к уграм (венграм).
   Известен также сын Кориата по имени Лев, который погиб в 1399 на реке Ворскле, помогая Витовту в борьбе с татарами. Где служил этот сын до своей гибели, неизвестно, но, скорее всего, тоже в Подолии.
   Среди сыновей Кориата называют ещё Семёна, но о нём в летописях вообще нет никаких сведений.
   22. Кориат-Mykolas, Микулай (ок.1301-1362). Умер по одним источникам в 1357, по другим - в 1362. Если верить последней дате и Супрасльской летописи, которая утверждает, что Кориат прибыл в Подолье вместе с сыновьями, то, вероятно, смерть Кориата могла произойти во время или после битвы с татарами на Синих Водах. Княжил Кориат во всей Чёрной Руси кроме Слонима. Сидел он в Новогрудке. В 1349 по заданию великого князя Ольгерда ездил в Золотую Орду с посольством, но был там схвачен и выдан Московскому князю Симеону Гордому. Вместе с ним в плен попали Симеон, князь Свислочский, и боярин Айкша. Через некоторое время великий князь Ольгерд с помощью богатых даров выкупил его из Московского плена и в 1350 Кориат возвращается в Новогрудок. После этого, как мы уже знаем, Кориат пришёл в Подолье.
   Братья и сёстры Кориата:
   Мондовид (ум.1340), князь Карачевский и Слонимский, умер бездетным.
   Наримант или Глеб (ум.1348), князь Литовский, потом находился в плену в Золотой Орде, откуда его выкупил Иван Калита, Московский князь. После плена крестился с именем Глеб и в 1333 остался в Новгороде. Стал князем Пинским, Мозырским, потом Ладожским, Ореховецким, Корельским. Обязан был защищать Новгород от ливонцев. Погиб в битве у реки Стравы, где утонул, пытаясь помочь брату Ольгерду в его войне с магистром Дусмором. Его дети: Юрий, Александр, Патрикей. От них пошли князья Голицыны, Хованские, Куракины и Трубецкие.
   Ольгерд (1296-1377), в православии Александр, в монашестве Алексий. Великий князь Литовский в 1341-1377. "Был очень умён, говорил на разных языках, не любил забав и занимался делами правительственными день и ночь, был воздержан, вина, пива, мёду и никакого хмельного напитка не пил и от этого приобрел великий разум и смысл, коварством своим многие земли повоевал и увеличил своё княжество". В 1341 появился под Можайском. В 1342 приходил на помощь Пскову. В 1346 был под Новгородом. В 1356 - под Смоленском и Брянском. В 1360 произошла его битва с магистром Книпроде, где он был разбит. В 1362-1363 разбил татар при Синих водах и очистил от них Подолье. В 1363 приходил к Москве. В 1370 вторгся в Пруссию, но был разбит. В 1370 опять приходил к Москве. Перед смертью постригся в монахи. Первая жена Мария Ярославовна, княжна Витебская. Скончалась в 1347. От неё дети: Владимир (Олелько), Иван (Жадьевит), Семён (Лугвен), Андрей (Вингольт), Константин (Корыгайло, в католичестве Казимир), Борис (Генрих), дочь Агриппина. Вторая жена Иулиания, дочь великого князя Тверского Александра Михайловича, в монашестве Марина, скончалась в 1392. От нее дети: Яков (Ягайло), Скыргайло, Швитрыгайло (в православии Лев, в католичестве Болеслав), Дмитрий (Корыбут), Бутовт (Мингайло), Вигунт (Василий-Александр). Известны также дочери: Мария, Александра, Елена, Феодора, Ефимия.
   Кейстут (1298-1381), князь Самогитский (Жмудский) и Троцкий. В 1360 был схвачен в плен магистром Книпроде, потом бежал из плена. Его жена Бирута вейделотка (колдунья). Она умерла в 1418. Их дети: Воишвил, Потырк, Воидат, Витовт, Шигитас, Товтивил, Данута, Мария, Анна Рынгала, Анна.
   Любарт или Димитрий (1312-1397), князь Волынский. Первая жена Анна Львовна, дочь Льва Андреевича, князя Луцкого. Вторая жена Агафья Константиновна, княжна Ростовская. От неё дети: Федор, Дмитрий, Михаил, Агриппина, Анастасия.
   Явнут или Иван (1317-1366), князь Виленский, потом бежал из Литвы в Изяславль, оттуда в Псков, Новгород и, наконец, в Москву к Симеону Гордому. Крестился с именем Иван в 1346. В 1349 вернулся в Литву, стал князем Минским. Его дети: Михаил, Семён.
   Мария, её муж князь Болеслав Мазовецкий или Галицкий (Порай).
   Евфимия или Мария, её муж Дмитрий Михайлович Грозные Очи, великий князь Тверской.
   Айдота, её муж Давид, староста в Гродно, первый боярин Гедимина.
   Данмила или Елизавета, её муж герцог Венцеслав Мазовецкий или Полоцкий князь Ванько.
   Айгуста или Анастасия, первая жена Симеона Гордого, великого князя Московского. Умерла 11 марта 1345. Их сын Константин прожил один день в июле 1341. Их дочь NN.
   Альдона или Анна (1308-1338), с 1326 жена короля Польского Казимира Великого.
   NN, её муж князь Юрий Андреевич Галицкий.
   23. Гедимин (ок.1265-1341), великий князь Литовский в 1315-1341. Принадлежал к древнейшей династии Литовских князей герба Колумн. К этой же династии относились и литовские князья Гаштольдовичи. В 1306 Гедимин имел деревянный замок в Жемайтии на берегу Немана возле границы с Пруссией в городе Семигаллия. Потом правил в Кернове. В 1314 поймал и казнил Пелюзу, сына Тройдена, великого князя Литовского из рода Китаврус (Кентавр). В своё время в 1289 Пелюза бежал из Литвы к крестоносцам и постоянно угрожал Литве. На реке Жеймене Гедимин нанёс решительное поражение крестоносцам, а в 1320 при Медниках убил великого маршала Тевтонского Ордена и уничтожил всё его войско. Тогда же, Гедимин, используя брачный союз, занял Владимир-Волынский, Луцк, Овруч, Житомир, Белгород, Киев и другие города Руси, "сохраняя старые порядки, уважая древние гражданские обычаи, покровительствуя вере греческой, не мешая народу зависеть в церковных делах от митрополита Московского, оставляя своих наместников и гарнизоны". В 1323 основал города Вильнюс и Тракай. В том же году состоялся его удачный поход в Ревельскую землю, а в 1326 - в Бранденбургскую марку. Здесь он располагался станом у Франкфурта-на-Одере и опустошал область вокруг города. Гедимин никогда не воевал с татарами и не платил им дани. Убит он из огнестрельного оружия в войне с тевтонцами, когда участвовал в осаде крепости Баербург. В своей внутренней политике Гедимин использовал веру своих предков и отказался принять католичество. "Старался образовать народ свой, позволял ганзейским купцам торговать в Литве без пошлины, призывал ремесленных, серебренников, каменщиков, механиков, на десять лет освобождал всех новых поселенцев от дани, давал им гражданское право Риги, построил для христиан церкви в Вильне и Новогородке, любил хвалиться верностью своих обещаний, ставил себя в пример честности, держался правил умеренности в своём властолюбии, оставлял многим русским князьям на завоеванных землях их наследственные уделы". Все эти сведения взяты не из литовских, а из русских летописей, которые вроде бы наоборот должны представлять Гедимина в невыгодном свете. У Гедимина служил Давид, староста Гродненский, женатый на его дочери и пользующийся огромным влиянием в Литве. Гедимин был три раза женат. Первая жена Винда, дочь Виндимунда бортника Жмудского. От неё дети: Мондовид, Наримант. Вторая жена Ольга, дочь Смоленского князя Всеволода и правнучка Романа Мстиславовича. От неё дети: Ольгерд и Кейстут. Третья жена Евва (Евна) Ивановна, княжна Владимирская. От неё дети: Кориат, Любарт, Явнут. Дочери Гедимина: Данмила-Елизавета, Айдота-Анастасия, Айгуста, Альдона.
   Братья и сёстры Гедимина:
   Маргирис (ум.1336), князь Самогитии, имел сына.
   Воин (ум.1342), князь Полоцкий, управлял Минском, Пинском, Туровским, имел сына по имени Любко.
   Фёдор, князь Киевский в 1325-1362.
   Сестра NN1.
   Сестра NN2.
   Братом Гедимина считают также Витеня:
   Витень (ок.1250-1315), перед 1289 служил боярином у Тройдена, великого князя Литвы, с 1293 по 1315 сам был великим князем Литвы. Имел земли Витеньхоф близ Христимемеля у Айраголя. В 1298 вторгся в Ливонию и нанёс страшное поражение магистру Бруно. Его жена NN, дочь князя Выкинда. Их сын Свельгатэ. Возможно, своё имя он получил в честь более древнего Свельгате (ок.1170-1205), предка по линии бабушки со стороны матери. То был князь, богатый и могущественный нобиль, возглавлял литовцев, нападающих в союзе с ливами на Ливонию, атаковал Ригу, Кокнесе, Трикатую, Леневарден. В 1205 ходил походом против эстов, имея около двух тысяч конных воинов. На обратном пути, возвращаясь с бесчисленным множеством пленных и массой добычи, скота, коней, заночевал у ливов в замке Каупо. Тевтонцы и семигаллы, бывшие тогда уже христианами, узнали об этом и на следующее утро устроили засаду. Дружина литовцев шла гуськом по глубокому снегу. Она была разделена на две части, посредине которых шло около тысячи пленных. Свельгатэ ехал в санях. Тевтонцы первыми набросились на литовцев и перебили всё войско. При этом Теодорих Сциллинг, тевтонец из Ливонского Ордена, пронзил копьём самого Свельгатэ. Когда Свельгатэ корчился в предсмертных судорогах, семигаллы отрубили ему голову и увезли её к себе. Тогда были убиты и все пленные эстонцы.
   Родичами Свельгатэ были:
   Даугерутэ, один из наиболее могущественных литовских вождей, часто нападал на Ливонию и Эстонию. Отец жены Всеволода (Глебовича?), князя в городе Герцике, относящегося к Полоцкому княжеству. В 1213 он возвращался из Новгорода с дарами после заключения мирного союза, но был схвачен тевтонцами и брошен в тюрьму замка Венден. Затем якобы сам себя пронзил мечом.
   Стексэ, вождь литовцев, в 1213 убит тевтонцами.
   Перед Гедимином первым представителем династии Колумн на престоле Литвы был князь Будикид. Затем правил его брат Будивид. Но правил он недолго, так как был уже в преклонном возрасте. После него на престол вступил князь Витень. Тот правил с 1293 по 1315, то есть двадцать два года. Четвёртым великим князем из рода Колумн как раз и был Гедимин, время его правления с 1315 по 1341, то есть он правил двадцать шесть лет.
   Существует несколько преданий о происхождении Гедимина и его приходе на престол. Белорусские летописи называли его сыном Витеня. Однако в XIX веке был найден один документ, составленный в Риге после смерти Витеня в 1322. В нём было написано буквально следующее: "Noveritis nos litteram vestram recipisse in qua percepimus quod pacem et treugas nobiseum contrahere essetis parati sicut Vithene bonae memoriae frater vester et antecessor nobiscum habuit". Исходя из этого документа, следует, что преемником Витеня был его брат. Поэтому многие специалисты по истории Литвы сегодня сходятся во мнении, что князь Гедимин был братом Витеня.
   Самого Витеня древние хронисты называли сыном Пукувера, короля Литвы. В 1291 Пукувер отправлял своего сына Витеня с большим войском в Польшу в землю Брестскую, и тот воевал против Казимира и Локетко. Поэтому и Гедимина некоторые историки начали считать сыном не Витеня, а Пукувера. Однако существует ещё один, причём давно известный древний документ, который отвергает эту версию. Речь идет о "Задонщине", истории Куликовской битвы, в которой русское войско, возглавляемое князем Дмитрием Донским, выступило против татаро-монгольского войска, возглавляемого ханом Мамаем. Среди сторонников Дмитрия Донского в то время были литовские князья Андрей Ольгердович, Дмитрий Ольгердович и Дмитрий Волынец, сын Кориата.
   "Те бо суть сынове храбры, кречаты в ратном времени и ведомы полководцы, под трубами повити, под шеломы взлелеаны, конец копия вскормлены, с востраго меча поены в Литовской земли". Перед битвой Андрей Ольгердович молвил своему брату: "Брате Дмитрей, сами есмя собе два браты, сынове Олгордовы, а внуки есмя Едимантовы, а правнуки есми Сколомендовы. Зберем, брате, милые пановя удалые Литвы, храбрых удальцов, а сами сядем на свои борзи комони и посмотрим быстрого Дону, испиемь шеломом воды, испытаем мечев своих литовских о шеломы татарские, а сулиц немецких о боеданы бусорманские".
   Из этого исторического произведения, написанного довольно подробно и точно, следует, что Андрей и Дмитрий, дети Ольгерда, сами себя называли внуками Гедимина (Едиманта) и правнуками князя Сколоменда. А уж им то это было известно лучше, чем кому другому. Если теперь соотнести между собой выше названный рижский документ и текст "Задонщины", то можно придти к выводу о том, что Гедимин, скорее всего, был не родным, а двоюродным или троюродным братом Витеня, так как тот был сыном не Сколоменда, а Пукувера.
   Есть ещё одно обстоятельство, которое позволяет усомниться в том, что Витень являлся родным братом Гедимина. Это большая разница в их возрасте. Ведь Витень находился на княжеском престоле в 1293-1315, то есть свыше двадцати лет. Причём на престол он вступил отнюдь не мальчиком. После него Гедимин правил тоже свыше двадцати лет, причём скончался не от старости, а был убит в бою. Эти факты свидетельствуют о том, что между Гедимином и Витенем могла быть очень большая разница в возрасте. Поэтому вряд ли они являлись детьми одного и того же лица.
   С другой стороны, в Литве до сих пор ничего не известно о князе Сколоменде, отце Гедимина. Поэтому тайна происхождения рода Гедиминовичей до сих пор не раскрыта. Также нераскрытыми остаются и тайны происхождения других родов Великих Литовских князей, а также самих литовских племён. Поэтому нам можно принять участие в раскрытии этих тайн.
   Вначале несколько слов о современниках Пукувера:
   Литувер, упоминается в поэме Адама Мицкевича, его первым боярином был Рымвид, а женой - Гражина. Она любила охотиться верхом на коне, погибла в сече против тевтонцев, возглавляя отряд воинов.
   Будикид (ок.1225-1291), князь Литвы в 1285-1291. В 1289 вместе с братом Будивидом и русским князем Мстиславом Даниловичем успешно воевал против Тевтонского Ордена и в награду отдал Мстиславу город Волковыск.
   Будивид (ум.1295), князь Аукштайтии и Литвы в 1291-1295.
   Сестра Будикида и Будивида:
   Гаудимунда-Софья (ум.1288), её муж с 1279 Болеслав II, князь Плоцкий и Мазовецкий.
  
   По мнению некоторых учёных мужей, литовский народ очень молодой, потому что первое упоминание о Литве появилось якобы лишь в 1009. А до того момента литовские племена были дикарями и прятались где-то в лесах и болотах. Но так ли было на самом деле? Например, всем известный российский историк Б.А.Рыбаков называл балтов потомками легендарных гиперборейцев. Поэтому для ответа на поставленный здесь вопрос нам можно попробовать воспользоваться многосторонним методом, учитывая не только древние акты, но также родословные некоторых литовских родов и правителей племён, данные археологов, антропологов и лингвистов, различные предания, а также другие источники информации. Возможно, проделанная нами работа поможет историкам-профессионалам, а также будет интересна рядовым гражданам Литвы.
   24. Сколоменд (ок.1225), князь. Его сыновья: Гедимин, Маргирис, Воин и Фёдор. В литовских документах нигде не упоминается, хотя происходил из знатного рода Колумн, который по праву на литовском престоле сменил роды Палемонов и Китаврусов.
   Или Скуманд (?), правитель Судовии (Ятвягии), упоминается немецкими хронистами, жил в Красиме, много лет воевал против Тевтонского Ордена, нападал на Торунь и Кульмезе. В 1273 вместе с судавами и рутенами (русами) вторгался в Кульмскую землю, взял замок Хемсот. В 1278 опять вторгался в Кульмскую землю, нападал на замки Пловист, Редин, Липу, Вельсайс, Турниц, Климент, Грауденц, Мариенвердер, Зантир и Христбург, также нападал на Торунь и Кульмезе. При этом, что особенно важно, ему помогали литвины. Это говорит о том, что между ним и литовскими князьями могли быть какие-то родственные связи. В 1280 дом Скуманда в Красиме сожгли. В ответ на это Скуманд совершал поход в Самбию, пленил Людвига фон Литенцеля, но затем отпустил его. Однажды уходил в Русскую землю, потом вернулся обратно, сдался Ордену и крестился. В 1284 был проводником рыцарей Ордена в походе на Гродно.
   Родня (?):
   Скурдо, в 1283 после изнурительной борьбы с тевтонцами последним из вождей древних судовов покинул Красиму, где жил и Скуманд, и ушёл в Литву. Вместе с ним могли уйти и сыновья Скуманда-Сколоменда в лице Гедимина и его братьев. Что касается остальных судовов, то все они были насильно переселены в Самбию.
   Иедет, вождь судовов из Кименова, благородный родом, богатый, обессиленный борьбой против тевтонцев, крестился со всеми чадами и домочадцами.
   Стинегота, вождь Скаловии, княжества у реки Русь в устье Немана. Воевал против тевтонских рыцарей.
   Согласно Галицко-Волынской летописи, в 1279 был голод по всей земле: у русских, у ляхов, у литовцев и ятвягов. Ятвяги посылали своих послов к князю Владимиру, так говоря: "Господин наш, князь Владимир! Приехали мы к тебе от всех ятвягов, надеясь на бога и на твоё здоровье. Господин, не помори нас, помоги нам прокормиться. Пошли, господин, свой хлеб у нас продавать, а мы охотно купим. Дадим, что хочешь: воску, белок, бобров, чёрных куниц, серебра ли - мы с радостию дадим!" В ответ на их просьбу князь Владимир послал им хлеб из Берестья в лодках по Бугу. В 1273 на ятвягов ходил Желислав и Володислав Ломоносый и захватили Злину. Тогда приезжали к русским князьям ятвяжские князья Минтеля, Щюрпа, Мудейко и Пестило просить мира себе. Те дали им мир. И были рады ятвяги миру, и поехали в свою землю. Возможно, перечисленные князья тоже относились к Колумнам.
   Уже известная читателям Хроника Земли Прусской перед Скумандом упоминает и некоего Скумо.
   25. Скумо (ок.1200-1260), князь в Судовии (Ятвягии). Он был знатным и власть имущим человеком. Вместе с неким Стуче ходил воевать против тевтонских рыцарей к замку Бальга, в 1260 погиб. Если исходить из сходства имён, то, возможно, он и был отцом Скуманда. В 1256 на ятвягов к селу Болдыкищи и деревне Привища ходил князь Даниил. При этом были сожжены владения Таисевичей, Бураля, Раймоче, Комата, Дора, Стекинтов, село Корковичей. Среди князей ятвягов в то время был известен Юндил. Возможно, он был родичем Скумо. Он приезжал к Даниилу, просил мира, предлагая заложников и, прося отпустить пленников, обещая быть покорными и строить города не на чужой, а на своей земле. В 1253 ятвяги приходили воевать на помощь к Даниилу, но им помешал глубокий снег. В 1251 ляхи подожгли село ятвягов. Собрались все ятвяги, пешие и конные, очень много, так, что и лес был ими наполнен. Собравшись, они сожгли свои колымаги, иначе говоря, станы. Затем состоялась битва ятвягов с князем Семовитом, которому помогали Василько и Даниил. Многие князья ятвяжские тогда были убиты. На другой день к ятвягам присоединились прусы и барты, но воевать не решились.
   Приведённые факты объясняют причину, по которой в литовских источниках отсутствуют какие-либо сведения о непосредственных предках Гедимина. Ведь они могли княжить не в Литве, а в Судовии (Ятвягии) и их подданными могли быть ятвяги-судовы, литовское племя таинственного происхождения. Следы предков Гедимина до сих пор искали непосредственно в Литве, а они могли жить и править южнее. Этого обстоятельства не учитывали некоторые профессиональные историки, поэтому у них и не было ответа на поставленный вопрос.
   Письменные источники самой Ятвягии не сохранились. Если они где-то и лежат, то только в каких-нибудь подземных казематах Тевтонского Ордена или Ватикана. Тем не менее, существуют другие источники, которые помогут нам в наших поисках. Например, в Галицко-Волынской летописи можно найти упоминание о таком персонаже, как:
   26. Скомонд (ок.1175-1248), волхв и князь в Ятвягии. Его имя полностью совпадает с именем ранее названного Скуманда, упоминаемого Петром из Дусбурга. В 1248 ятвяги воевали на Руси около Охоже и Бусовна и всю страну ту покорили. Князь Василько погнался за ними из Владимира и обратил в бегство. При этом были убиты Скомонд и Борут. "Скомонд был волхв и знаменитый гадатель по птицам; скорый, как зверь, пешком ходя, он завоевал Пинскую землю и другие области; и был убит нечестивый, и голова его была воткнута на кол". Современниками Скомонда в Жемайтии были князья Эдивил (Эрдвил) и Выкинд (Викент). Оба они являлись сыновьями Монтвила и принадлежали к династии Палемонов. В 1219 они вместе с князьями Довспрунком, Виликаилом, Миндовгом, Боулевичами и князьями Дяволтвы подписывали договор с галицко-волынскими князьями следующего содержания: "Божиим повелением прислаша князи Литовскии к великой княгини Романовой и Даниловы и Василковы мир дающи. Си же вси мир даша князю Даниловы и Василку и бе земля покойна. Ляхом же не престающим пакостящим и приведе на ня Литву. И воеваша Ляхы и много убиства створиша в них". Выкинд жил в Твиремете (Тверы) от Айраголы ближе к морю. В 1236 он возглавлял литовские войска в битве против ливонцев при Шауляе, где одержал победу. Ещё один раз он упоминался, когда принимал князя Товтивила, когда тот бежал от Миндовга, великого князя Литовского. Детьми Выкинда были cын Тройнат и дочь NN. Однажды Выкинд направлялся послом от князя Даниила к ятвягам, то есть к Скомонду, а также в Жемайтию и Ригу. Его миссия удалась. Серебром и дарами он привлек тогда ятвяжскую знать на свою сторону. Вполне возможно, что в тех переговорах участвовал и князь Скомонд. Впоследствии князь Витень, потомок Скомонда, женился на дочери Выкинда и поэтому наследовал престол в Твиремете, а затем и в Жемайтии. Приведённые факты позволяют нам предположить, что предки Гедимина из династии Колумн действительно когда-то могли являться правителями Ятвягии, потом, благодаря родству с Выкиндом, стали правителями Жемайтии, а затем и всего Великого княжества Литовского.
   Если опять исходить из сходства имён, то предками Скомонда могли быть:
   27. Шутр Мондунич (ок.1150-1227), князь в Ятвягии. В 1196 на ятвяги ходил князь Роман Мстиславович, "которые в Подляшии области его по Бугу делали некоторые безпокойства, и, вшед в землю их, разорял всё что нашёл. А ятвяги, не могши противо его явный бой учинить, ушли в леса и болота к прусам и тамо чаяли его заманить. Но он, разоря все жилисча их, попленя по Бугу и до Немона, в дом возвратился от Мстиславля". В 1205 литва и ятвяги разоряли на Руси Турийск и окрестности Комова почти до Червена и бились у ворот Червена. Тогда они убили Матея, Любова зятя, и Доброгостя. В 1227 ятвяги пограбили около Берестья, и их прогнали из Владимира. Среди ятвягов вождями тогда были Шутр Мондунич, Стегут Зебрович и Небр. Первые двое были убиты, а Небру удалось бежать.
   Родня:
   Стегут Зебрович
   Небр
   28. Мондун (ок.1125), князь в Ятвягии. Его имя напоминает нам имя Скомонда и Мондовида, старшего сына Гедимина.
   Брат (?): Зебр, его сын Стегут.
   К сожалению, более древние упоминания каких-либо имён среди ятвяжских князей отсутствуют.
   В 1102 на ятвяги ходил полоцкий князь Борис Всеславич и, "победя их, возвратясь, поставил град Борисов во своё имя и людьми населил".
   В 1038 на ятвяги ходил киевский князь Ярослав Мудрый и победил их, "но градов их взять не мог, ибо не хотел со стенами биться и людей терять, скота же и имения по сёлам множество побрав, возвратился".
   Как видно из последнего отрывка русских летописей, ятвяги не были лесными или болотными людьми, у них были и города, да не один, да и со стенами, причём с такими, которые многочисленные русские дружины и брать приступом боялись. Так что сказка о лесных и болотных литовских людях была выдумана теми, кто просто не хотел читать первоисточников.
   В 983 на ятвяги ходил киевский князь Владимир и, "победя их, покоря землю себе, возвратился к Киеву и творя жертвы кумиром с людьми своими, принося им от людей пленённых и скотов множество".
   Вот такие упоминания о ятвягах сохранились в русских летописях. Если верить археологам, то изменение археологической культуры на территории Ятвяги-Судовии произошло в начале ХI века, поэтому изменение названия этой страны, скорее всего, могло произойти после 983, когда князь Владимир покорил землю ятвягов и установил в ней свои порядки. Своё название Ятвягия могла получить в честь какого-нибудь персонажа, носящего имя Ятвяг, который мог появиться тогда на этой земле. В русских летописях действительно упоминался персонаж с таким именем. Речь идёт о Ятвяге Гунареве. Другие исторические персонажи с подобным именем неизвестны. Поэтому мы имеем полное право предположить, что Ятвягия могла получить своё название в честь именно этого Ятвяга.
   37. Ятвяг Гунарев (ок.925), в 945 посещал Константинополь в качестве одного из послов киевского князя Игоря. В 983 мог начать править в Судовии, где возрождается древняя традиция возведения особых курганов, прерванная в VI веке. Это свидетельствует о том, что Ятвяг мог быть не случайным правителем, а представителем той династии, которая стояла у власти в Судовии c I по VI века.
   В северных сагах упоминался Олаф, сын Трюггви, будущий король Норвегии (995-1000), который некоторое время служил в Гардарике (Гарто-Гродно?) у конунга Вальдимара, то есть у князя Владимира, покорителя ятвягов. Происходило это перед 980, когда тот ещё правил в Новгороде. Потом Олаф ушёл от Владимира и три года жил в Стране Вендов, то есть на юге Прибалтики у поморских славян. Они занимали берега Вислы на границе с пруссами. Первой зимой Олаф со своей дружиной ездил в те края, которые были подчинены Гейре, дочери Бурицлава (Бурислава), но не платили податей. Скорее всего, это были земли слабых прусских княжеств, а не сильных поляков, саксов или датчан. Олаф воевал, перебил много народа, а некоторых пожёг, взял большую добычу и подчинил себе завоёванные края. Не исключено, что среди этих краёв была и древняя Судовия. Появиться в ней со своей дружиной Олаф мог как раз перед 983. С другой стороны, именно в это же время в Судовию ходил и киевский князь Владимир. Не исключено, что он пытался помочь Ятвягу вернуться на престол предков. Следует обратить внимание и на имя Судислава, сына или племянника князя Владимира. Кто была его мать, до сих пор неизвестно, но не исключено, что это могла быть женщина из Судовии.
   Отцом Ятвяга Гунарева был некий Гунар. Такое имя в то время носили бонды Норвегии и Исландии, соотечественники Олафа, сына Трюггви. Все они жили практически одновременно. Среди них упоминались:
   Гуннар, бонд из Гельмина (Ёльмина) в Норвегии, в 1016 давал боевой корабль Олафу Святому;
   Гуннар, бонд из Лощины, сын Ламба и внук Сигфуса;
   Гуннар, сын Хлива;
   Гуннар, сын Хамунда, внук Гуннара и правнук Бауга.
   Отцом Ятвяга, скорее всего, мог быть самый старший из них, то есть:
   38. Гуннар (ок.900), сын Бауга. По возрасту только он мог быть отцом Ятвяга. В северных сагах упоминался его сын Хамунд. Имя этого сына имеет сходство с именами ятвягов Мондуна и Скомонда. Женой Гуннара была Храфнхильд, дочь Сторольва, внучка Кетиля Лосося и правнучка Халльбьёрна Полутролля. Среди братьев Сторольва упоминались Храфн Законоговоритель и Одд Стрела. Последнего некоторые историки отождествляют с Вещим Олегом, преемником Рюрика, так как он тоже умер от укуса змеи. Молодой Гуннар, сын Хамунда, перед 965 жил в Исландии в Конце Склона на гряде Речной Склон во дворе Гуннаров Холм, названном в честь деда. "Это был человек рослый, сильный и очень искусный в бою...Он был хорош собою. Лицо у него было белое, нос прямой, но слегка вздёрнутый, глаза голубые и зоркие, щёки румяные, волосы русые, густые". Его сестра Арнгуд была замужем за Хроаром, годи, то есть жрецом из Междуречья, сына Уни Нерождённого и внука Гардара, открывшего Исландию. Гардар мог быть родом из Гарды (Гродно) или Гардарики.
   39. Бауг (ок.875), скорее всего, жил не на родине предков в Судовии, а в Гардарике (Гардах-Гродно?), то есть в изгнании.
   Согласно преданиям древних кимбров, в 550 году Судо, сын короля Видевута, получил от своего отца во владение земли, расположенные на территории восточной части Мазурского Поозерья, то есть на землях будущей Ятвягии. Как раз в это время закончился первый период культуры курганных могильников предков ятвягов. Сравнение этих фактов позволяет нам сделать вывод о том, что в 550-983, то есть в течение четырёх веков, местные племена могли находиться в подчинении у Судо и его потомков, относящихся к кимбрам, а их бывшие правители и их потомки могли находиться в изгнании в соседней Гардарике.
   54. NN (ок.500), последний правитель независимой Судовии. Уступил свою власть Судо, сыну Видевута, примерно в 550. "Благородные судовы благородством нравов выделялись среди прочих, так как превосходили их и богатствами и силой".
   Или Гунигард (?), только его имя имеет сходство с именем Гунар. Согласно Иоакимовской летописи, жил в VI веке, находился в родстве с Гардариком и Вандалом (Вендом), правителем славян. Они помогали ему воевать с врагами, но успеха он всё равно не имел.
   Если исходить из сходства имён, то одним из предков Скалманта мог быть:
   71. Скалк (ок.75), король Склавии (Sklavia) или, возможно, Скаловии - княжества в Восточной Пруссии у берегов реки Русь в устье Немана. Имел военный флот, воевал против Хельги, конунга Дании, потерпел поражение, после этого Склавия стала провинцией Дании.
   Перед Скалком в Руссии правил:
   73. Веспасиан (ок.25), современник Веспасиана, императора Рима в 69-79, правил в городе Палтиске. Однажды против него военным походом ходил Фроди, правитель данов, и покорял Палтиск, а также соседний город Ротель. Название Палтиска практически совпадает с названием древнего города Пултуске, расположенного на севере Польши в устье реки Вислы, и на название города Палдиски, расположенного в Эстонии на берегу Балтийского моря. Если Палтиск захватывали датчане, то, скорее всего, он действительно располагался на морском побережье. Во времена Веспасиана, если верить Корнелию Тациту, племя эстиев, от которого, скорее всего, и произошло название Эстонии, проживало на юге Балтики и занималось торговлей янтаря. Поэтому предшественник эстонского Палдиски мог располагаться тоже где-то на юге Балтики поближе к месторождению янтаря. Как известно, девяносто процентов мировой добычи янтаря ныне производится на морском побережье Калининградской области. Следовательно, где-то здесь и мог располагаться искомый город Палтиск или Балтийск, в переводе с литовского - Светлый город. Ныне рядом с Калининградом вроде бы случайно располагаются и Балтийск, и Светлый и даже Светлогорск. С другой стороны, если нынешний эстонский Палдиски располагается в центре древней Страны Эрмионов, то первым правителем эстиев в Эстонии мог быть некто Эрмион. Похожее название носила страна Эрмланд, упоминаемая в сагах и расположенная ранее на земле эстиев в Восточной Пруссии между Курландом (Страной Куршей) и Пулиландом (Польшей). Что касается расположения города Ротель, то можно отметить следующее. Совсем недавно на территории Калининграда (Кёнигсберга) обнаружен крупный могильник римлян времён I-II веков н.э. Получается, что город рядом с этим могильником мог возникнуть как раз во времена Веспасиана. Конечно, в то время он носил другое название: не Калининград, не Кёнигсберг и даже не Твангсте. Его название потерялось в веках. Однако не исключено, что это и был Ротель.
   Если верить археологам, то предками ятвягов и судовов могли быть древние судины, упоминаемые Клавдием Птолемеем (89-167 н.э.). Уже тогда они жили южнее венедов и Венедского залива (Балтийского моря) рядом с галиндами. Поэтому предки Гедимина могли появиться здесь во времена Птолемея или чуть ранее. К сожалению, вплоть до 550 имена правителей судинов неизвестны. Все они могли вести свой род от некоего Судина, который жил во времена Клавдия Птолемея или ещё раньше. Его имя в точности совпадает с именем халдейского рода Судин. Поэтому мы можем предположить, что племя судинов, основное население древней Судовии, могло представлять собой халдейское племя, а Судовия - Малую Халдею. Что касается самого рода Судин, то в Большой Халдее он был известен как род потомственных математиков и астрономов.
   Среди самых древних предков Гедимина в хрониках упоминается:
   75. Проспер Цезарин Колумн (ок.25 до н.э.), знатный римлянин, в 16 н.э. вместе с астрономом (Судином?) морем прибыл из Венетии и Этрурии (Флоренции) на южное побережье Балтики, где тогда же появилось племя судинов, поселения Ромове, Августов и другие.
  


Оценка: 4.63*6  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | Н.Жарова "Выйти замуж за Кощея" (Юмористическое фэнтези) | | М.Кистяева "Кроша. Книга вторая" (Современный любовный роман) | | В.Свободина "Вынужденная помощница для тирана" (Современный любовный роман) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | Д.Дэвлин "Аркан душ" (Любовное фэнтези) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | | Т.Мирная "Чёрная смородина" (Фэнтези) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"