Коновалов Сергей: другие произведения.

Стреляй во все, что движется!

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.86*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это первая из трех (пока трех) частей. Самая запутанная.


Куда бы Вы ни направлялись, это

обязательно в гору и против ветра

Закон Мерфи

Где-то в Сибири

29 сентября 1992 г.

04:55

Японские шпионы-ниндзя, которые до сих пор славятся своим искусством маскировки и которых не без основания называют невидимками, даже отдаленно не напоминают тех профессионалов, которые тренировали меня. И мне казалось, да и другие так говорили, что этим искусством я владею если не в совершенстве, то, по крайней мере, очень неплохо. Но сейчас я не мог понять как же мне удалось пробраться в этот домик, пройти через три системы охраны и остаться незамеченным.

Это было, действительно, вне понимания. Домик, который имеет полное право называться виллой, располагается посреди огромной поляны в лесу. Ближайшая деревня находится в шестидесяти километрах. С верхнего этажа окрестность отчетливо просматривается в радиусе четырехсот метров. Если к этому добавить десяток охранников и хитрые системы сигнализации, становится понятно, почему я удивился, когда понял, что сделал.

Я плотно закрыл за собой дверь и огляделся. Я находился в подвале, который наполовину был заставлен большими ящиками с нерусскими надписями. Я приоткрыл один из них. Если бы там оказались запчасти к компьютерам или, скажем, собачьи консервы, то мне пришлось бы уйти также незаметно, как и пришел, а это значило бы наплевать на три месяца работы. Но, к моей радости, там были не консервы. Я осторожно вытащил из ящика весь измазанный машинным маслом Стерлинг марк 7 английский девятимиллиметровый пистолет-пулемет. Именно такие были похищены со склада где-то в Англии шесть месяцев назад.

Я ждал этого момента три месяца. Я вынул из кармана небольшой передатчик и нажал на нем единственную кнопку. По замыслу великого конструктора сейчас должен заработать один из четырех радиомаяков, которые я расставил вокруг полянки. Если кто-то найдет его и изломает, в этот же момент начнет работать второй. Если сломать и его...

Руки вверх!

Ничего пооригинальнее придумать не могли? Я положил свой передатчик в ящик, прикрыл его сверху Стерлингом и поднял руки вверх.

Наверное, Вы догадались, что эти слова принадлежали одному из охранников. Я позволил ему надеть на меня наручники и отвести на второй этаж к шефу, как он мне пояснил. Все время, пока мы шли, ствол его Калашникова упирался мне в спину.

Комната, в которую меня довольно вежливо втолкнули, была похожа на кабинет министра. Т-образный стол с компьютером, шикарные кресла, несколько телефонов (в этой-то дыре!), бар с красивыми бутылками и высокий шкаф с книгами. На подоконнике стоял ящик с ярко-красными цветущими розами.

Во главе стола восседал крепкий мужчина лет шестидесяти в черной рубашке и черной ветровке. Он осмотрел меня внимательно и кивнул на одно из кресел. Я поблагодарил его легким поклоном и сел. Он сделал знак охраннику и тот вышел.

Я где-то читал, что невежливо заговаривать первым с человеком, который старше тебя чуть ли не в три раза и поэтому я просто сидел, оглядывая комнату. В ширину она была метров пять. В коридоре была единственная дверь, и эта дверь вела в комнату, где я сейчас скучал. Длина коридора метров семь. Где еще два метра?

Ну-с, молодой человек, мужчина за столом смотрел прямо на меня, не хотите мне ничего рассказать?

Я тяжело вздохнул.

Ну что Вам рассказывать?

Все. Все с самого начала.

О'кей. Я сел поудобнее и начал, Сначала было слово...

Он открыл рот, чтобы перебить меня, но в этот момент забренчал один из телефонов на столе. Он снял трубку. Я не слышал, что ему там говорили, и на этот счет у меня были две версии его спрашивали, что он будет есть на завтрак или ему сообщили, что обнаружили радиомаяк. Судя по тому, что он повесил трубку так ничего и не сказав, первая версия была ошибочной.

Слушай, а на кого ты работаешь?

Я улыбнулся.

А Вы как думаете?

Вместо ответа он взял из бара одну красивую бутылку и приготовил две рюмки.

Я не буду, сказал я, чуть не добавив при этом Я на работе.

Твой радиопередатчик мы обнаружили. Максимум пять минут на поиски. Мои ребята уже занимаются этим.

Я мысленно пожалел ребятам удачи. Первый радиомаяк находится высоко на дереве. Он представляет из себя железный ящик с металлическим штырем-антенной. Даже если они его и достанут, хотелось бы мне посмотреть, как они будут выводить его из строя корпус этой штуки не пробивает даже Макаров. А представляете, каково было мне тащить его на себе? Второй маяк взорвется при попытке вскрытия.

Ты все равно проиграл, мальчик. У меня здесь отлично подготовленные ребята и полный подвал оружия. Мы можем противостоять любой вооруженной группировке. Сколько у тебя людей? Двадцать? Сорок?

Он ничего не понял. Я улыбнулся.

У меня спецназ.

Постепенно его лицо приобрело красивый нежно-зеленый оттенок.

Так ты работаешь не ...

Я работаю на правительство.

Я-то думал, его сейчас инфаркт хватит или, хотя бы, в обморок свалится. Нет, он подбежал к столу и нажал на кнопку на его крышке. Дверь распахнулась и появился мой друг с Калашниковым.

Отведи его вниз и шлепни там, приказал шеф.

Охранник посмотрел на меня с сожалением и кивнул на дверь. Не хочу вниз. Я резко развернулся и нанес охраннику удар ногой в висок. Он упал, не издав ни звука.

Реакция у шефа все-таки слабая. Я за эти три секунды пять раз успел бы выхватить пистолет и пристрелить меня. Но он не был профессионалом. Разбег в два шага, прыжок через стол и удар ногой в грудь. Если бы позади него была стенка, он остался бы жив. Но за его спиной было открытое окно и через мгновение я услышал удар тела о землю.

На то, чтобы избавиться от наручников, у меня ушло тридцать восемь секунд. Я схватил Калашников и выбежал в коридор. Не встретив никого, я добежал до лестницы и взобрался на чердак.

На чердаке меня, видимо, ждали. По крайней мере, когда, выбив ногой дверь, я вкатился туда, над моим ухом грохнули сразу два выстрела. К удивлению стрелявшего пули попали не в меня, а в портрет Дзержинского на противоположной стене. Я развернулся и выпустил короткую очередь. На пол упал черный пистолет, а его хозяин привалился к стене, схватившись за правое плечо.

Не оборачиваться! Оружие на пол! услышал я сзади.

Это мы уже проходили. Я бросил свой автомат на пол и обернулся. Парнишка лет восемнадцати смотрел на меня через оптический прицел снайперской винтовки. Наверное, у него плохо со зрением нас разделяли пять метров.

Благодаря этому снайперу у меня появилась возможность оглядеться. Чердак представлял из себя большую комнату с немного наклоненными стенами. Вдоль одной из них стояли три раскладушки, около другой стоял приоткрытый железный шкаф. В середине стоял большой стол со сваленными на него в кучу журналами, игральными картами и магнитофонными кассетами. Рядом стоял магнитофон. Отдельно от этой кучи лежали две ручные гранаты, пустая пистолетная обойма, сам пистолет и горстка патронов. На самом верху вырисовывался люк, к которому вела железная лестница.

Желание подбежать к столу, затолкать два патрона в обойму, вогнать ее в пистолет, передернуть затвор и пристрелить снайпера быстро исчезло. Даже если он совсем слепой и реакции у него нет никакой, то за это время он все-таки успеет раза три выстрелить, а выстрелить так, чтобы не попасть в меня, нужно очень постараться. Тем более, оптический прицел.

Внизу послышался какой-то шум. Нетрудно было догадаться о его причинах. Пора действовать. Я сунул левую руку в карман брюк, где лежали ключи от моей квартиры. Но нужны мне были не они, а кольцо, с которого я их быстро снял. Снайпер пошевелился, но не выстрелил. Действительно не пушка же у меня в кармане. Я не спеша подошел к столу, взял в руку одну гранату.

Вот это, показал я ему, граната. А вот это, я резко поднял вверх левую руку с кольцом, чека от нее. А теперь ложись! я кинул гранату ему под ноги. Парень бросил свою винтовку и повалился на пол, сунув голову под раскладушку.

Я поднял винтовку, на всякий случай передернул затвор, и радостно сказал:

Вали отсюда и другжка своего подстреленного захвати.

Снайпер вскочил, нацепил на нос треснутые очки и с криком Спасибо! утащил своего напарника за дверь.

На секунду все стихло и я услышал звук, которого ждал три месяца рокот вертолетных винтов. Минуты через две весь дом будет оцеплен ребятами в пятнистых куртках с нашивками Спецназ. А еще через десять те, кто останутся в живых, будут закованы в наручники. Мои мысли были прерваны жутким криком откуда-то снизу:

Разойдись, гады! У-у, бандиты! Сейчас я достану эту сволочь! Сейчас он у меня полетит со своего чердака!

И при этом он сопровождал свою речь очень громкими выстрелами. Наверное, там, где он шел, люди расступались.

Я поднял с пола Калашников и спрятался за железный шкаф. Через двадцать секунд на чердак ввалился небритый мужик лет тридцати с дробовиком в руках и таким выражением лица, какое не описывается нормальными словами. Такое явление напугало бы даже Фредди Крюгера. Не делая никаких попыток убить меня, он прошел прямо к столу, бросил на него свой убойник, сел на стул и крикнул:

Иди сюда, сволочь!

Я вышел из-за шкафа и сел напротив него, положив Калашников на колени.

Ты, мерзавец, продолжил он, тебя кто сюда послал?

Умеет человек вызывать на откровенность. Вообще-то и скрывать было нечего.

Меня попросили найти груз, который прошел через русско-польскую границу три с половиной месяца назад.

Ну и как, нашел?

Ага. Сегодня утром здесь, в подвале.

Урод, сволочь, son of the bitch...

Он сам не заметил, как перешел на английский. А мне то что, лишь бы дробовик не трогал. В конце концов ему надоело ругаться и он все-таки соизволил кое-что объяснить:

Вместе со Стерлингами с завода похитили экспериментальный образец нового пистолета-пулемета. Стерлинги я нашел месяц назад. А вот опытный образец не могу найти до сих пор, хотя обыскал весь дом. А теперь твои головорезы разнесут здесь все и я и подавно ничего не найду, щенок ты вонючий, бык позорный...

Лучше бы он по-английски ругался.

Я знаю, где твои железки, сказал я неожиданно для самого себя. Коридор семь метров, комната пять. В кабинете шефа есть потайная комната.

Он на пять секунд закрыл глаза.

А ведь ты прав. Кстати, как тебя зовут?

Сергей.

Он улыбнулся и протянул мне руку:

Джон, и поймав мой вопросительный взгляд, добавил, Джон Сэлдом, Интерпол.

* * *

Нижний Новгород,

5 октября 1992 г. (понедельник)

12:00

Я сидел в большом кабинете в здании облисполкома и, потягивая кофе, наблюдал, как серьезный мужчина в сером костюме пытается открыть большой черный дипломат. Наконец, он справился с этой задачей и положил открытый чемоданчик передо мной.

Вот. Все, что ты просил, он похлопал ладонью по стопке бумаг. Все. Лицензии, права, разрешения, пропуска, сертификаты... Хотя не понимаю, зачем тебе.

Я улыбнулся.

Пригодится в жизни. С моей-то работой.

Кстати, о работе...

Я ждал этого и боялся.

Нет,. Это дело...

... было первым и последним, закивал он головой. Знаю. Теперь ты работаешь только на себя и так далее. Но я думаю, что любимому государству ты мог бы оказать еще одну услугу. Неделю назад в аэропорту был обнаружен чемодан, набитый наркотиками. Через три часа нашли его хозяина, который тут же скончался от чрезмерной дозы героина. Но в чемодане был не героин. Что там было не знает никто. Машина, которая везла чемодан в лабораторию, пропала по дороге вместе с водителем. Один таможенник в аэропорту украл одну ампулу и отдал ее знакомому химику. Чем закончились анализы никто не знает, потому что его лаборатория как-то загорелась и сгорела дотла. Сам химик в реанимации без сознания. Ну, как дело?

Отлично, я одобрительно покачал головой. А почему бы не поручить его милиции или еще кому-нибудь?

Этим делом занимается и милиция, и еще много кто. Но я боюсь, что ребята, которых мы ищем из тех, кто имеет своих людей везде, в том числе и у нас. А ты никому неизвестный программист, только что закончивший институт.

Я кивнул головой:

С лицензией частного детектива, разрешением на ношение любого вида оружия, пропусками во все места, куда только могут быть пропуска и много чем еще.

Вот именно. Так ты берешься за это дело?

Нет.

Я взял со стола дипломат и направился к выходу.

Подожди, я тебе еще не все сказал. Там, в Сибири, ты здорово помог очень серьезным людям. Так вот, если ты согласишься помочь им еще раз, то после успешного выполнения работы получишь подарок. Надеюсь, название Смит-Вессон говорит тебе о чем-нибудь. Ну как?

Бывают искушения, с которыми невозможно бороться.

В дипломат, продолжил Алексей Николаевич, я положил черную папку со всеми материалами по этому делу и триста долларов на расходы. Так какой же Смит-Вессон ты хотел бы иметь?

Он надел очки, взял ручку и приготовился писать. Я почесал затылок.

Пистолеты моделей шестьсот сорок пять и один ноль ноль шесть, револьверы двадцать девять и шестьдесят четыре. И еще пистолет Беретта девяносто второй модели и пистолет-пулемет Ингрэм десятой модели сорок пятого калибра с глушителем. Беретта и револьвер шестьдесят четвертой модели должны быть оформлены официально. И еще Пэ-эМ на имя Михаила Тимина. Револьвер двадцать девятой модели и Макаров должны быть у меня через неделю.

Его глаза вылезли из очков.

Да ты что, с ума сошел?

И по ящику патронов к каждому.

* * *

5 октября

(понедельник)

16:00

До сего момента я считал, что у меня всего три слабости оружие, автомобили и компьютеры. Но создание, которое стояло передо мной, заставило меня подвергнуть эту мысль очень серьезной критике. Это была брюнетка с очаровательной улыбкой и такой фигурой, что победительница любого конкурса красоты покраснела бы за свою, если бы пришлось сравнивать.

Молодой человек, извините, это она ко мне обращается, Вы не подскажете, где вход в четвертый стационар?

Я и показать могу. Нам по дороге.

Я не врал. То, что Алексей Николаевич положил в черную папку, мало добавило к тем сведениям, которые он сообщил мне лично хозяин чемодана помер, машина пропала, лаборатория сгорела, химик в больнице. Что касается более серьезных фактов, то там были номера телефонов отдела милиции, который занимается этим делом, и адрес больницы, где лежит химик. Кстати, кроме трехсот долларов, в чемодане лежали еще и русские деньги пятьсот тысяч рублей. Видимо, кому-то очень нужно, чтобы этих бандитов нашли. И побыстрее.

Напротив больницы, где лежит химик, и стояли мы с брюнеткой. Если честно, я не знал, где вход, но ради такой девушки я готов был сам его прорубить в любом удобном для нее месте.

Я приоткрыл перед своей спутницей дверь с неразборчивой надписью.

А Вы, простите, по делу здесь или просто гуляете?

Видимо, она не поняла шутки или у меня ужасное чувство юмора.

У меня отец здесь лежит... Он пожарник.

Хорошо еще, что не химик.

Что, простите?

Нет, ничего.

Бабуля Божий Одуванчик сидела в импровизированной будке и принимала передачки для больных. За бабулей просматривалась дверь, которая, наверняка, вела непосредственно в больницу.

Брюнетка уверенно направилась к этой двери, и я лениво потащился за ней.

Вы куда это, девушка? подала голос Бабуля.

А-а... э-э... у меня папа там...

Ну и что папа? Туда нельзя.

Да? брюнетка задумалась. А передачу можно передать?

Передачу можно. В каком отделении он у Вас?

Н-не знаю... он пожарник... Произнося эти слова, она поставила свою сумку на небольшой столик, за которым сидела бабуля. Это был шанс, который я не мог упустить.

Простите, я не знаю как Вас зовут, быстро проговорил я, но я буду Вам очень признателен, если Вы согласитесь встретиться со мной завтра в шесть вечера около самолета в Кремле.

С этими словами я легонько и почти незаметно подтолкнул ее сумку, которая, отрекошетив от бабули, с глухим стуком упала прямо под стол. Надеюсь, ничего не разбилось. Комплекция бабули не позволяла ей двигаться быстро. Она неспеша встала со стула, отодвинула его и полезла под стол. Я подмигнул брюнетке и, пока бабуля не видит, бросился к двери, выхватывая на ходу из своей сумки белый халат.

Прямо за дверью начиналась лестница. Пробежав по ней три пролета, я встретил мужчину лет сорока пяти в белом халате и белой шапочке. Врач, наверное.

Я широко улыбнулся и протянул руку:

Здрасьте!

Врач поморщился, видимо, вспоминая, где же он меня видел, и неохотно пожал руку.

Как дела? продолжал я.

Да ничего, вроде...

Да? я попытался изобразить на своем лице искреннюю радость. У меня тоже все нормально. Как наш герой горелый?

Наконец-то мы заговорили о ком-то ему хоть как-то знакомом. Надеюсь, это его немного обрадовало.

Химик, что ли? Его на второй этаж перевели, вроде...

На второй? Отлично! Там ему будет хорошо. Я хлопнул доктора по плечу, крикнул пока и побежал на второй этаж.

Смена декораций и костюмов. Я в больничной пижаме сижу на кушетке в коридоре и уже час читаю газету. В десяти метрах от меня около входа в одну из палат сидит милиционер в белом халате. Конечно, сам он об этом никому не говорит, но в его кармане я нашел документ, в котором однозначно указано, что зовут его Дмитрий Ершов, что он лейтенант милиции и что здесь, в больнице, он выполняет важное задание и ему нужно всячески содействовать и при этом никому ничего не говорить. Десять против одного, он охраняет химика.

Три раза в эту палату заходила медсестра и каждый раз лейтенант входил туда вместе с ней. Если так будет продолжаться, то мне придется остаться здесь очень надолго, а мне, между прочим, завтра нужно хорошо выглядеть у меня свидание. Интересно, она придет? Нет, самое интересное приду ли я? А если...

К лейтенанту подбежала совсем молоденькая девчонка, практикантка, наверное, и что-то сказала, указав на дверь с табличкой Ординаторская. Лейтенант встал и направился в указанном направлении. В противоположном конце коридора появился высокий молодой человек в белом халате. Он быстро прошел мимо меня, остановился около палаты химика и, оглядевшись, вошел внутрь, плотно закрыв за собой дверь. Через полторы секунды вслед за ним в палату вошел один из больных. Прежде, чем дверь за ним закрылась, я увидел, как больной вытащил из кармана красную книжечку. Через десять секунд к этой компании присоединился лейтенант Ершов.

Интересно, что он делал в ординаторской? Дверь была открыта и я не удержался от искушения зайти туда. Два письменных стола, четыре стула, полк с телефоном, шкаф... Стоп! Телефон. Ему позвонили отвлекающий маневр а в это время высокий парень в белом халате пошел убивать химика, не подозревая, что рядом дежурит еще один мент в пижаме! Чушь какая-то.

Я не успел додумать мысль до конца, потому что в кабинет вбежала медсестра. За секунду до этого я успел спрятаться под стол. Конечно, это была плохая мысль, но я понял это слишком поздно.

Медсестра, как я уже сказал, вбежала и, даже не обратив на меня никакого внимания (что меня как мужчину не могло не задеть) сразу же бросилась к телефону. Я видел как она взяла трубку и набрала номер.

Алло... Привет... Это я... нет... он не один здесь... не знаю, арестуют, наверное... нет, он не успел провести анализ... жучки? она засмеялась. Нет, они стоят на других телефонах... до вечера, целую.

Она положила трубку и быстро обернулась. Не стоило ей этого делать. Резкий удар, и она, потеряв сознание, упала в мои объятия. Я аккуратно положил ее за шкаф и вышел из ординаторской чуть не сбив лысого мужика с рыжей бородой.

Не беспокойтесь, я умею контролировать силу удара. Медсестру я не убил и даже не покалечил. Секунд через сорок она придет в себя, а через неделю об этом инциденте останутся лишь воспоминания. Зато она не успела рассмотреть мое лицо.

День еще не кончился. Хорошо, что больница такая большая в одном месте напакостил, можно в другое пойти.

Я шел мимо кабинетов, внимательно разглядывая двери. Наконец-то, железная. Я без стука распахнул ее и ввалился внутрь. Надо было постучаться. Застав эту картину при других обстоятельствах, я покраснел бы. Врач осматривал пациентку, которая была, извините, без одежды.

Но мне было не до них. Не обращая никакого внимания на это безобразие и игнорируя их радостные взгляды, я прошел к столу, на котором красовалась моя первая слабость.

Сергей Коновалов, Министерство Безопасности. Мне срочно необходим Ваш компьютер. Произнося эти слова я достал из кармана документ, подтверждающий первую часть моего монолога.

Я достал из сумки коробку дискет и через двадцать секунд на экране появилась надпись Введите номер. Через шесть минут я получил то, что хотел. За эти шесть минут я перерезал телефонный провод и сунул под клавиатуру пять долларов моральная компенсация.

Протерев носовым платком клавиши и бросив Спасибо, продолжайте, я вышел из кабинета.

Хорошо, наверное, что химика именно в эту больницу положили. Если честно, я не знаю, в каком еще лечебном заведении можно так нахулиганить, да еще и компьютер найти. И после всего этого уйти незамеченным.

* * *

5 октября

19:30

Вы все поняли или объяснить? Когда я говорил, что я видел, как медсестра набирает номер, я имел ввиду, что я видел какой номер она набирает. Другими словами, я его запомнил. Привычка постоянно таскать с собой кучу компьютерных дискет, оказывается, не такая уж дурацкая девять из них заняты телефонным справочником. Очень удобно, вводишь номер и получаешь адрес. А еще у меня есть такой же справочник по номерам автомобилей. Один недостаток для всего этого нужен компьютер.

Интересно, а что было бы, если бы я не нашел компьютер в больнице? Я бы сейчас лежал в своей комнате у телевизора и, тяжело вздыхая, пил кофе. И все эта дурацкая привычка таскать с собой кучу дискет.

С такими настроениями я вошел в бар, адрес которого выдал мне компьютер. И первое, что бросилось мне в глаза телефон на стойке. Красненький такой. На его трубке был написан знакомый номер. Компьютер сработал отлично, чудо техники вонючее. Если бы не этот гибрид телевизора с печатающей машинкой, я бы давно уже был у себя в общежитии.

Народу в баре было немного. Влюбленная парочка, толстый мужик в кожаной куртке, двое молодых парней в шикарных костюмах и серьезный мужчина в очках с газетой в руках. Вслед за мной в бар вошли две девушки. Вот и думай, с кем разговаривала медсестра. Может быть, он уже ушел?

Я взял чашку кофе (хотя на те деньги, которые мне дал Алексей Николаевич, мог бы взять и побольше) и сел в уголок. Отсюда я вижу всех, а меня не видит никто. И что теперь? Я повнимательнее оглядел присутствующих. Ничего особенного. Влюбленные молча смотрели друг на друга. толстый одной рукой чесал себе живот, а другой барабанил по пустой чашке. пижоны в костюмах пили коньяк, иногда перебрасываясь парой слов. Один из них вертел в руках ключи от машины, другой пачку сигарет. Серьезный мужчина не отрываясь читал газету.

Ну, вот! Есть хоть какая-то зацепка. Около бара большая асфальтированная площадка, но машин на ней нет! Тогда ключи от чего вертит в руках пижон? А у толстого чашка пустая, но он все равно сидит!

Я встал из-за столика и вышел из бара. Действительно, около входа в бар машин не было, зато около черного входа я обнаружил белую Волгу с государственными номерами. Я спустил Волге правое переднее колесо и вернулся в бар.

Толстый мужик разговаривал по телефону. Один из пижонов почти улегся на столе, подперев голову одной рукой. В другой руке он держал пачку сигарет. Его друг пил кофе и зевал одновременно. Теперь все ясно эти двое следят за толстым. Пачка сигарет направленный микрофон или что-то в этом роде. А машину они почему спрятали? Я потихоньку схожу с ума.

Толстый положил трубку и поплелся к выходу. Я направился за ним, стараясь не показывать свое лицо пижонам, которые тоже начали собираться.

Серый БМВ 5-й серии затормозил прямо перед входом в бар. Он появился так неожиданно, что я даже не успел прочитать его номер. Толстый быстро открыл дверцу и плюхнулся на заднее сиденье.

Вообще-то я человек уравновешенный. Я никогда не делаю ничего сгоряча. Я никогда не делаю того, о чем потом могу пожалеть. Я стараюсь не рисковать напрасно и всегда обдумываю каждый свой шаг. И, если честно, я никогда не пойму почему я сделал то, что сделал. Я резко распахнул дверцу БМВ и сел на переднее сиденье.

Добрый вечер всем. Я виновато улыбнулся. Меня зовут Алексей, вы должны мне деньги.

Из бара выбежали ребята в костюмах. Водитель БМВ, парнишка лет восемнадцати, посмотрел на них, поморщился и нажал на газ.

Этот, кивнул он на меня, спустил им колесо.

Толстый сделал непонятный жест головой и вопросительно посмотрел на меня.

О'кей, произнес я как можно спокойнее, я вам все объясню. Если через сутки я не получу пятьдесят миллионов рублей, то вся милиция города узнает чем вы занимаетесь и как вас найти. То же самое произойдет, если каждые тридцать минут я не буду выходить на связь со своим напарником.

Мне в бок уткнулся ствол пистолета.

Ты блефуешь, медленно и уверенно проговорил толстый. Сейчас поедем к нам и там обо всем поговорим. А сейчас я надену на тебя наручники, завяжу глаза и пересажу на заднее сиденье.

Такое ощущение, что парню за рулем абсолютно наплевать на машину, на дорогу, на пассажиров, на себя самого и на все вокруг происходящее. Я не предполагал, что в БМВ может так трясти.

Толстый, наверное, к такой езде уже успел привыкнуть. Он закурил и спокойно обшарил все мои карманы. Единственное, что он смог там найти бумажник, в котором лежали автобусный проездной, читательский билет на имя Алексея Мартынова и немного денег. Я искренне надеюсь, что он подумает то, что должен подумать, потому что иначе в лучшем случае меня просто убьют.

В таком настроении я пробыл часа полтора, пока машина не остановилась обо что-то очень твердое. Меня вытащили на улицу и наконец-то сняли повязку с глаз. Наручники, однако, оставили. Не доверяют, похоже.

Мы находились в сосновом лесу около небольшого двухэтажного домика. Рядом с уткнувшимся в пенек БМВ стояла черная Волга.

Толстяк подтолкнул меня ко входу в дом. Меня проводили на второй этаж в маленькую комнатушку со столом, стулом, кроватью и решетками на окнах. Комната для гостей, наверное. Следом за нами в комнату вошел высокий мужчина в светлом спортивном костюме.

Ну, вот что, он вздохнул и сел на стул. Давай не будем выслушивать твои сказки.

Давайте, я вздохнул и сел на уголок кровати.

Зря ты так... Мы все про тебя знаем. Мы знаем, что месяц назад ты вернулся из Америки и мы знаем, что ты там делал и даже как ты обвел Интерпол.

Ну надо же! Как интересно! И откуда вы все знаете? Да я западнее Ленинграда даже в мыслях не был.

Ну надо же! Воскликнул я. Как интересно! И откуда вы все знаете?

Не твое дело. И если ты попробуешь обмануть нас как тот банк, мы тебя быстренько Интерполу передадим. Так что придется немного поработать на нас, причем бесплатно. Согласен?

Интересно, что будет, если я отвечу нет.

Твое первое задание вскрыть один текстовый файл. Он под паролем.

У меня от сердца отлегло.

Ну, это пожалуйста! Это мы запросто! Где компьютер?

* * *

6 октября.вторник

5:30

Знаете, какой пароль у файла оказался? VAZ-21074. Машины парень любит. Я провозился с этим делом всю ночь и сейчас с трудом удерживал себя в вертикальном положении.

Аппаратура у этих ребят, конечно, нехилая. Я таких компьютеров руками никогда не трогал. И еще за мной никогда никто так не ухаживал. Всю ночь меня кормили и поили всем, чего я ни захочу. Если так будет продолжаться, я, пожалуй, останусь в этой банде насовсем. А что? Пистолет мне дадут, компьютер здесь есть и все такое.

В коридоре что-то прогрохотало и в комнату ворвался мой знакомый в светлом спортивном костюме, которого все здесь называли не иначе как Шеф.

Ну?!

Похоже, он всю ночь не спал. Глаза его блестели, щеки горели, на рукаве висел огарок сигареты.

Что, ну? ответил я, демонстрируя спокойствие и сдержанность. Я, между прочим, тоже всю ночь не спал работал. Работа сделана, Шеф, извольте. С этими словами я протянул ему два только что отпечатанных листочка бумаги. Не знаю, сможет ли он понять содержание, очень много химических терминов и формул.

Шеф с нескрываемым восторгом посмотрел на распечатку и крикнул:

Джек!

Это что, опять кто-то из Интерпола? Через секунду в комнату ворвался огромный небритый мужик с дробовиком наперевес.

Все в порядке, Джек, Шеф улыбнулся, мальчик ведет себя хорошо. Он протянул Джеку листочки. Быстро отвези их Владимиру Ильичу. Пусть запускает в работу.

Джек рявкнул да и убежал, сотрясая весь дом. Интересно, Владимир Ильич настоящее имя или прозвище?

А почему Джек? спросил я.

Джек Потрошитель, улыбнулся Шеф. Ты стрелять умеешь?

Н-нет...

А рукопашный бой как?

Н-никак...

А бегаешь быстро?

Да не очень...

Тогда, Шеф усмехнулся, тебе лучше косо на него не смотреть и плохо о нем не думать. Ты видел его дробовик?

* * *

6 октября.вторник

16:40

Кто-то упорно пытался разбудить меня совершенно непечатными и порой нечленораздельными звуками. Я открыл один глаз и увидел Джека. Он был почему то без дробовика и даже немного выбрит.

Вставай, мальчик. Пора работать.

Чего пора?! Я всю ночь так работал, мозги себе чуть не сломал.

Ха! Джек усмехнулся. Это он называет работой! Потыкал в кнопочки, глазками похлопал ночь. Подумаешь...

Иди сам да потыкай! Умник нашелся.

Ты, сынок мне не груби. Ты знаешь, сколько ты за ночь кофию выжрал?

По пути к машине и всю дорогу я упорно пытался найти взаимосвязь между моей грубостью и количеством выпитого кофе. Сначала я, конечно, попытался заснуть, но БМВ так трясло, что спать мне расхотелось. Повязка на глазах сначала сильно мешала, а когда мы въехали в город и повязку сняли, я пожалел об этом. Мне стало страшно. Я отчетливо видел наполненные ужасом лица водителей и пешеходов, от которых едва уворачивалась наша машина. Мы летели по проспекту Гагарина, лихо маневрируя между встречными машинами.

Совершенно неожиданно для всех прямо со встречной полосы водитель повернул направо в какой-то сомнительный проезд, обогнул дом и остановился, заскочив левым передним колесом на бордюр.

Джек сунул мне в руки три листа бумаги, сказал читай и вышел из машины. Это была инструкция по эксплуатации подслушивающего устройства. Такие вещи я и без инструкции знаю. Я закрыл глаза и улегся на сиденье.

Хватит спать, пацан! прогрохотало у меня над ухом. А ну-ка иди сюда.

Я неохотно поднялся. Позади БМВ стоял красный Понтиак Файрбирд  спортивная машина с литыми дисками, спойлерами, молдингами, антикрылом, зеркальными стеклами и прочими наворотами. Из нее вышел совсем молоденький паренек. Вслед за ним из машины выскочила девушка. Сказать, что это была одна из самых красивых девушек в мире... Нет, этого вы не поймете, это надо видеть. Блондинка с голубыми глазами в черном мини-платье. Девушка подошла к водителю Понтиака и повисла у него на шее. Вот так! Ну, ладно, не очень то и хотелось.

Парень протянул мне руку. Хороший он парень, не то что Джек. Я пожал его руку и представился:

Алексей.

Я тоже Алексей, улыбнулся он.

Я с трудом удержался, чтобы не сказать Тогда, я Сергей. Тем более, что это было бы гораздо ближе к истине.

Так ты и есть тот самый Алексей Мартынов, который Америку на тринадцать лимонов баксов обул?

О, как бы мне хотелось, чтобы это был я.

Да, тот самый, ответил я, скромно опустив глаза.

Отлично. Я знаю, что ты на нас поработал уже немного и хочу предложить...

А зарплату будете платить?

Будем, успокойся. Надо поставить подслушивающие устройства в два телефона. Отмычками умеешь пользоваться?

Немного.

Ну, вот и отлично, он почесал затылок. Сегодня в девять вечера будь около Гардинии. Он развернулся и пошел к машине.

И это все? А как же наручники, завязанные глаза, дача в лесу? Вы меня что, отпускаете? Ну и дураки же вы.

Эй, окликнул я Алексея, до Свердловки не подбросишь? Я не хочу больше с этими самоубийцами ездить.

Это была одна из причин. Вторая я боялся, что Джек не захочет меня от себя отпускать, если я останусь с ним.

О'кей, Алексей улыбнулся и подмигнул блондинке.

На часах было 18:30, когда я вбежал на территорию Кремля. Она стояла у самолета! Вот так-то. И пусть он на Понтиаке разъезжает с блондинками. Хотя, это, наверное, тоже неплохо.

* * *

6 октября .вторник

21:01

Красный Понтиак проехал мимо, даже не бибикнув и остановился лишь в тридцати метрах от меня. Я огляделся и, не обнаружив ничего подозрительного, медленно направился к машине.

Рано тебе еще на Понтиаке ездить, услышал я приятный женский голос сзади, пока только Волга. Зато, с водителем.

Я обернулся. Это была та самая блондинка, подруга парня из Понтиака. Она обогнала меня и быстро пошла к машине. Со стороны все выглядело так, будто девушка целенаправленно шла к Файрбирду, а я просто прогуливался, мешаясь у нее под ногами. Она села в машину, которая плавно тронулась с места и через секунду скрылась за поворотом. И в этот же момент около меня появилась черная Волга. Человек в джинсовом костюме открыл передо мной дверцу. В машине нас было трое водитель, парень в джинсах, которого я окрестил Ковбоем (надо же его как-то называть), и я.

Леха тебя звать, да? поинтересовался Ковбой.

Ага.

Ты отмычку-то в руках держал?

Ага.

Ты хоть жучки-то умеешь вставлять?

Ага.

Как просто с этим парнем разговаривать! Конкретные вопросы, конкретные ответы. Ничего лишнего. Не с каждым так получится.

Вобщем, короче, продолжал он, высадим мы тебя около дома, адреса скажем, а дальше уж сам. Завтра в восемь утра будь у Гардинии.

Около дома! Они меня за три квартала высадили то ли для конспирации, то ли бензин кончился. Мне был вручен чемоданчик с инструментом и два жучка, предназначенных для установки в телефон. Вручение сопровождалось речью краткой и сдержанной.

Ну, давай.

Дело оказалось проще простого. Открыл дверь, вставил жучок в трубку, закрыл дверь. Первый взгляд на обстановку ничего не дал, а на более подробные исследования у меня времени не было. Тем более, что у меня был второй жучок для установки в другой квартире.

И со второй квартирой все произошло так же просто открыл дверь... Вот тут-то и пришла мне в голову мысль: Какая жизнь настала! Под пули лезть не надо, кормят хорошо, работа интересная, мухи не кусают и опасности совершенно никакой. Не надо было мне так думать.

До меня донесся какой-то шум с улицы и когда я подошел к окну, то обнаружил прямо у подъезда милицейскую Волгу. Из нее вышел... Угадайте, кто? Лейтенант Ершов. Мы с ним в больнице недавно виделись. А на переднем сиденье сидел его друг, которого я опять не успел как следует рассмотреть.

Надежды на то, что лейтенант сейчас пройдет мимо квартиры, где я находился, не было никакой. Второй этаж, правда, можно прыгнуть, но все окна выходят на одну сторону и под этими самыми окнами стоит черная Волга с белой полосой, надписью милиция, мигалкой на крыше и другом Ершова за рулем.

Входная дверь распахнулась от резкого удара. Я обернулся и первое, что увидел это направленный на меня ствол пистолета Макарова. Ударом ноги я выбил окно и вылетел на улицу.

Парень в Волге услышал шум и открыл дверцу. В два прыжка я оказался рядом с ним как раз в тот момент, когда он выходил из машины. Конечно, бить милиционеров нельзя, но у меня выбора, сами понимаете, не было. Резким ударом ноги с разворота в грудь (это пишется все долго, а на самом деле удар быстро проходит) я сбил его с ног и через полторы секунды занял место водителя. Ключи были на месте и через мгновение Волга, взревев мотором, понеслась по проулкам. Еще через десять секунд я выехал на дорогу.

Какое счастье, я не одинок! У меня появился попутчик мотоциклист на Хонде. Его изображение не исчезало из зеркала заднего вида с самого начала моего пути. Знаю я, что с тобой делать. Я набрал скорость 85 километров в час. Парню на Хонде не оставалось ничего иного, как повторить мой подвиг. И напрасно. Метров через триста пост ГАИ, и тебя, друг мой, остановят и оштрафуют за превышение скорости. А у меня машина с мигалкой, мне можно.

Но это был самообман. У поста поперек дороги стояла милицейская восьмерка и два гаишника с пистолетами в руках. Не снижая скорости, я пролетел в узкое пространство между восьмеркой и бордюром, слегка задев и то, и другое. Мотоциклист наконец-то исчез из зеркала, правда, вместо него там появились милиционеры с пистолетами, и я почувствовал как пули бьются об асфальт рядом с машиной.

Поворот направо, два квартала, еще поворот. Автобусная остановка. Наверное, это была красивая сцена из-за угла вылетает милицейская Волга, из нее выходит человек и, даже не потрудившись вынуть ключи из замка зажигания, садится в автобус и уезжает.

На следующей остановке я пересел в автобус, который шел в противоположном направлении. Когда я проезжал мимо того места, где бросил машину, там уже стояли еще три и много людей. Среди них были Дмитрий Ершов и его напарник, как выяснилось, тоже лейтенант.

Я вернулся на квартиру Ершова. Задерживаться там на долгое время у меня, сами понимаете, желания не было, но небольшой осмотр квартиры я все-таки себе позволил. Единственное, что я узнал, это что он и его друг Дмитрий Акашев четыре месяца назад закончили Высшую Школу милиции и сейчас работают вместе в одном отделе. Напарники, значит.

Я установил жучок и, не встретив никого на своем пути, вышел из дома.

* * *

7 октября.среда

3:00

Прочитали предыдущую строчку? Три часа ночи. Я веду ночной образ жизни. Как мотылек. Спать пора, наверное. Но мне не до этого. Стуча зубами от ночного холода, я накручивал диск телефона-автомата.

Алло, ответил мне сонный голос.

Только Алло? Ни ругательств, ни еще чего? Да, бывает и такое.

Здравствуйте, Алексей Николаевич. Сергей Коновалов беспокоит. Не разбудил?

Н-нет.

Не верю.

Надо встретиться. Жду Вас в Центре Сормова. Черный Роллс-Ройс с дипломатическими номерами. И прошу Вас, побыстрее. Если эти ребята появятся раньше Вас, я уеду.

Я повесил трубку. Ну, теперь-то он неприличные слова точно вспомнит. Чтобы добраться до назначенного места ему нужно сначала дойти до своей машины (полтора километра до гаража), а потом ехать через весь город. И все это в три часа ночи.

Он вышел из подъезда и направился в сторону стоянки, где была его машина. В течении четырех минут я шел за ним в пятидесяти метрах. Наконец, убедившись, что мы одни, я подобрался ближе и тихонько окликнул:

Алексей Николаевич, а может, ну его на фиг, это Сормово?

Зачем же ты комедию с Роллсом ломал?

Не ожидал я от него такого спокойствия.

Нет, Алексей Николаевич, Вы не разведчик. Если наш телефонный разговор подслушивали, то сейчас они попрутся в Сормово и будут искать там Роллс-Ройс и нас с Вами.

Нормально. Долго искать будут.

Обсудим это еще немного или к делу перейдем?

Какие дела, Сережа? Четвертый час ночи.

Он что, издевается надо мной?

Извините, Алексей Николаевич, но днем языком почесать у меня времени обычно не бывает.

И я рассказал ему все, начиная с того момента, когда я вышел из кабинета в Кремле с черным кейсом в руках. Это произвело на него впечатление.

Шустрый ты парень, Сергей Коновалов...

Сейчас я Алексей Мартынов, я плавно подошел к интересующему меня вопросу. А, кстати, об этом новом имени я узнал совсем недавно. Нет, конечно у меня есть кое-какие документы на это имя, но...

Он все понял и не дал мне договорить фразу до конца.

Я не знаю откуда, но у нас пробежал слушок, что кто-то запускает секретного агента в ряды наркомафии. Это про тебя. Чтобы избежать лишних проблем, я пустил через свои каналы такой же слух о жулике, который, пользуясь своими необычайными знаниями в области электронной техники, обчистил несколько американских банков и обманул Интерпол. Сейчас он приехал в Горький в поисках интересной работы. Слушай, а ты спать не хочешь?

* * *

7 октябрясреда

8:00

Остаток ночи я провел в парке имени Кулибина. Вот так-то сразу на две конторы работать. А сейчас я стоял около Гардинии и, постукивая зубами от утреннего холода, пытался привести мысли в порядок. Какие-то выводы делать рано. Единственное, что мне по-настоящему удалось за эти дни я познакомился с прекрасной девушкой. Ее зовут Лена, ей двадцать лет, ее папа, пожарник, лежит в больнице, а сама она учится в университете на экономическом. Мы гуляли в Кремле, пили кофе в моем любимом баре Кладовая башня и даже сфотографировались вместе. Она оставила мне свой адрес и телефон.

Серый БМВ остановился, чиркнув уголком бампера дерево на обочине. Джек, даже не потрудившись открыть окно, махнул мне рукой. Я тоже махнул. Он сделал знак, чтобы я садился в машину. Я сделал знак, что его не понял. Ему все-таки пришлось открыть дверь (видимо, окно заклинило) и крикнуть Садись в машину, урод.

Как обычно, при выезде из города мне завязали глаза. Это как-то помогло мне отвлечься от дороги. Я даже попытался уснуть, но машину то и дело так кидало из стороны в сторону и подбрасывало вверх, и сон оказался задачей непосильной.

Работают твои жучки, заговорил Джек.

Еще бы они не работали.

И все?

Хорошо парень спрсил, да? Главное, понятно.

Что?

Ну-у...

Повязка на глазах не давала мне возможности смотреть на его лицо. Наверное, он сейчас крепко задумался. Напрямую спросить, видимо, стесняется, а намекнуть не получается. Мне-то понятно, что он от меня хочет не видел ли я, кто из ершовского окна выпрыгнул? Нет, не видел. Он, наверное, вывихнул бы себе мозги, подбирая нужные слова, но в этот момент что-то хрустнуло, и машина замерла на месте. Приехали.

Я снял с глаз повязку. Знакомая полянка, знакомый домик в лесу. Знакомая теперь Волга. Да я здесь все знаю. Мне навстречу вышел сам Шеф.

Ну, здравствуй.

Здрасьте.

Как ночь провел?

Ну, надо же! Беспокоится он обо мне.

Спасибо, что спросили. Может быть, к делу перейдем? Работа выполнена, я готов принять вознаграждение.

В это время из дома вышли двое и направились к Волге. Каждый из них нес по два темно-коричневых кейса.

Что ты готов принять?

Деньги, Ваше Преосвященство. Деньги и титул.

Он опять не понял. Классику надо читать. Или, в крайнем случае, смотреть. Двое парней в это время открыли багажник Волги и аккуратно уложили кейсы внутрь. После этого один из них ушел в дом, а второй остался дежурить у багажника.

Ну, хорошо, кивнул Шеф, пойдем поговорим о вознаграждении.

У входа в дом мы столкнулись с носильщиком кейсов, который нес очередную пару к Волге. Шеф пропустил меня вперед, а сам ненадолго задержался в дверях. Носильщик приоткрыл один из кейсов. Тот был до верху забит ампулами в пластиковых полупрозрачных коробках. Красиво, конечно. Сделав вид, что ничего не заметил, я прошел внутрь.

Они дали мне посмотреть на ампулы. Интересно доверяют они мне до такой степени, проверяют или это просто халатность? В любом случае теперь я точно знаю я попал по адресу. Шеф быстро присоединился ко мне и проводил до места, которое должно называться столовой. По крайней мере, здесь обитатели дома едят. Судя по всему, нас решили накормить завтраком. На улице послышался звук подъехавшей машины.

Пока накрывали на стол, Шеф плел какую-то чушь об аквариумных рыбках и пользе такой науки как химия. Но когда мы остались вдвоем, тон его резко сменился.

Вознаграждение, говоришь?

Я кивнул. Что-то здесь не так. Слишком долго он вокруг да около ходит. В это время в комнату вошел Джек. Он вел за руку маленькую девочку лет семи. За ними в комнату вошел Ковбой. Интересно, а это что значит? Я посмотрел прямо в глаза девочке и спросил:

Этот мужик твой папа?

Нет, Джек попытался остановить девочку, но не успел. Мой папа таможенник.

Джек быстро вывел ребенка из комнаты. Ковбой проводил их взглядом. Когда дверь закрылась, он повернулся к Шефу.

Вот, пожалуйста.

Совершенно неожиданно Ковбой приблизился ко мне и ударил меня в лицо. Сильно ударил. Конечно совершенно неожиданно слишком сильно сказано. Пока он приближался ко мне да размахивался, я три раза успел бы прибить его, но показать им какой я ас в рукопашном бою значило бы раскрыть себя и умереть прямо здесь. Я повалился на пол, выкрикивая плохие слова.

Ты не обижайся, погорячился я, извинился Ковбой.

Я поднялся на ноги. Он опять направился в мою сторону. Следующий удар должен быть в грудь, поэтому я прикрыл лицо руками и зажмурился. Удар должен был отбросить меня метра на два. Так оно и получилось. При падении я опрокинул стул. Ну что? Довольны? Никакой из меня рукопашник. Может быть хотите, чтобы я пострелял из чего-нибудь? Пожалуйста! Я и этого не умею.

Когда я говорил о вознаграждении, проговорил я, поднимаясь на ноги, я имел ввиду несколько иное.

Шеф кивнул головой. Ковбой пожал плечами.

Джек! Крикнул я. Они меня бьют! Эй, Джек!

Не кричи, произнес Шеф, зевая, Джек тебя не слышит. Никто тебя сейчас не слышит.

Очень хорошо. Шеф и Ковбой уверены, что вдвоем они со мной справятся. Возможно, у них оружее. А проверка, которую я, надеюсь, прошел успешно, немного их успокоит.

Так что ты имел ввиду, когда говорил о вознаграждении?

Сто баксов.

Сто баксов?! Ковбой уставился на меня с восхищением. Вот это наглость!

А правда, кивнул Шеф, за что?

За риск, ребята. Попробовали бы сами хоть разочек. А что если в квартиру кто войдет, или увидит кто? А когда от второго дома отхлодил, к нему вообще ментовская тачка подъехала.

И тут до меня дошло! Ершов ворвался в свою квартиру с пистолетом в руках! Если бы у Вас был пистолет, Вы так же к себе домой входили бы? Нет, наверное. Короче, меня подставили позвали на квартиру сразу меня и хозяина с пушкой. И там он должен был меня арестовать или пристрелить. Подождите, а для чего тогда на первой квартире жучок ставить? Чтобы я туда потом милицию привел? Ну, хитрецы. И что же мне теперь делать?

У Ковбоя в руках появился пистолет. ТТ наверное, от дедушки достался. Он направил ствол на меня и кивнул на дверь. Это очень напомнило мне ситуацию в том домике в Сибири Шеф, охранник и я.

Джек! на всякий случай крикнул я погромче. Они мне пистолетом угрожают.

Ответа не последовало.

А у Вас, обратился я к Шефу, тоже есть пистолет?

Тот кивнул.

Покажите, пожалуйста.

Не покажу.

Извините. Я склонил голову и с разворота локтем ударил Ковбоя в переносицу, одновременно выхватывая пистолет из его руки. Шеф не сдвинулся с места и не издал ни звука. Ковбой, судя по всему, потерял сознание.

Мне, наверное, стоит помолчать? спросил Шеф.

Ага. И не уходите далеко, ладно? произнося это, я подошел к окну. Во дворе стояли две Волги серая, вся в грязи, и белая с литыми дисками и зеркальными стеклами. БМВ уехал. Скорее всего на ремонт. Или на свалку. Я повернулся к Шефу. Ваш пистолет, будьте любезны. Только не торопитесь.

У Шефа есть вкус. Он медленно достал из-под куртки Кольт-1911  самый популярный в мире пистолет 45-го калибра. Я бережно взял пистолет и сунул его за пояс.

Если Вы сейчас пообещаете мне не принимать участие в боевых действиях, пока я не уеду, я не буду бить Вас рукояткой по голове.

Он кивнул.

Обещаю.

Я улыбнулся ему на прощание, открыл дверь и выбежал в коридор. И тут же влетел обратно от мощного удара в грудь. Наверное, это сильно испортило мою прическу. ТТ Ковбоя остался в коридоре. В дверях появился парень лет двадцати пяти в джинсах, джинсовой куртке, темных очках и ковбойской шляпе. Один из тех, кто грузил чемоданы в машину. В руках он держал револьвер.

Вы что тут, в вестерн играете? поинтересовался я, поднимаясь на ноги. Тогда у тебя, парень, тачку должны звать не Волга, а Мустанг, а револьвер не Наган, а Кольт. Кстати, в присутствии Шефа мог бы снять шляпу-то.

Он ничего не ответил. Я сделал два шага в его сторону и получил сильный удар в лицо. Парень работал очень быстро я не успел среагировать, тут же он, перемахнув через стул, который разделял нас, ударил меня ногой в грудь. Падая, я выхватил из-за пояса Кольт и два раза выстрелил.

С трудом который уже раз за сегодняшнее утро я поднялся на ноги. В глазах все плыло. Я оглядел комнату. Шеф куда-то ушел. Ковбой лежал как и раньше. Парень валялся в углу с простреленной головой. Шляпы на нем не было. Подняв с пола револьвер и вытряхнув все патроны из ТТ, я вышел в коридор.

Джек! крикнул я. Джек, туды-т твою ни так!

Они уехали, услышал я голос сзади. Не оборачивайся. Руки вверх!

А ребенок где?

С ними.

Я развернулся и выстрелил. Он с криком повалился на пол. Я выбежал на улицу. Мотор белой Волги работал. Около машины стоял молодой человек в костюме при галстуке. Увидев направленный на него Кольт, он выронил на землю свой ПМ и поднял руки вверх. Я сел в машину, и Волга, взревев мотором понеслась по лесным дорожкам. Немного успокоившись, я огляделся. Велюровый салон, очень дорогая магнитола. На приборной панели укреплена миниатюрная радиостанция. Я нажал кнопку включения. ... на машине Шефа, послышался оттуда голос, ... они его гонят к тебе. Вполне достаточно, чтобы понять происходящее.

Съехав с дорожки, я остановил машину. Выходя, рукояткой Кольта я разбил радиостанцию. Откуда-то из леса послышался звук мотора. Я залез на сосну (деревьев в лесу было много) и стал ждать. Через сорок три секунды около белой Волги остановилась серая. Из нее вышли Шеф, Ковбой, молодой человек в костюме и усатый мужик. У каждого в руках было по Калашникову.

Я прыгнул вниз, на лету выбив автоматы из рук усатого мужика и Ковбоя. Ударом ноги я вышиб Калашников из рук Шефа. Молодой человек выпустил очередь, но я увернулся и три раза выстрелил из Кольта.

Всем руки за голову! Ты, я направил Кольт на усатого, быстро в машину! В белую. И гони вперед. Дорогу мне покажешь.

Я вскочил в серую Волгу и, пропустив машину Шефа, нажал на газ. На прощание я улыбнулся всем оставшимся на улице и помахал им пистолетом.

Усатый, похоже, хорошо знал эти дорожки. Я с трудом держал скорость, а у него это получалось вдохновенно и артистично. Так мы проехали километров шесть. Вдруг его Волгу подбросило куда-то вверх и вправо. Машина, перевернулась два раза и уткнулась в дерево. Я, еле увернувшись от столкновения с этой машиной, пролетел мимо. В зеркале заднего вида появился Джек с дробовиком в руках. Он, не сводя дробовик с белой машины, помахал мне рукой.

Наверное, настало время кое-что объяснить читателю. Джеку и его дружку-камикадзе кто-то передал по рации, что я на белой Волге Шефа пытаюсь покинуть этот райский уголок. И ему, Джеку, этому образцу гостеприимства, выпала честь попытаться удержать меня от этого шага. Поэтому он с дробовиком и поджидал меня на белой Волге на узкой дорожке. Белую машину он, конечно, остановил, но что с задачей своей Джек справился блестяще, я, конечно, сказать не могу.

Дорога ушла резко вправо за холм, и я чуть не наткнулся на БМВ. Распахнув правую дверцу, я выскочил из машины. Водитель БМВ вытащил из машины девочку и прикрылся ею. В его руке появился пистолет явление вполне нормальное в этих местах. Пока он не успел придти в себя, я выстрелил. Он повалился на землю, схватившись за простреленную руку. Я схватил девочку за косичку и буквально запихал на заднее сиденье.

Ложись и не высовывайся, чтобы тебя в окно не видно было.

Я занял место водителя. Девочка послушно лежала на сиденье сзади. Водитель БМВ катался по земле и орал от боли. Я выжал газ и резко бросил сцепление. Машина, пробуксовав на месте, рванулась вперед и понеслась по дороге. В Кольте оставалось два патрона.

* * *

8 октября

2:25

Мы познакомились два дня назад. Вчера я узнал ее имя. А сегодня я уже пришел к ней в гости, причем, сразу с ребенком.

Привет, это твоя дочка? она попыталась это произнести спокойно, но тень волнения пробежала по ее лицу.

Мой папа таможенник, выручила меня моя спутница, а у тебя конфеты есть?

Есть, но только наши, не контрабандные.

Классная у меня девушка, да? Заваливаюсь к ней в половине третьего ночи с чужим ребенком, а она юмор строит. Или она просто так соскучилась по мне и от радости ничего не соображает?

Извините, что перебиваю... Думаю, у вас будет еще время поболтать...

Ты хочешь, чтобы я посидела с ребенком? перебила меня Лена.

Вот это и называется настоящим взаимопониманием.

Лейтенант Ершов уже поменял окно. Хозяйственный он парень. Интересно, а жучок из трубки вынул? Я протянул руку к дверному звонку.

А что еще оставалось делать? Идти к Алексею Николаевичу? Схожу, конечно, но позднее. Когда за ним следить никто не будет. В конце концов, они, наверное, догадались, что именно он меня на дело это вдохновил. Домой девочку отвести? Чтобы ее прямо там бандитам в руки и отдать? К себе, может быть, домой? Да я пока в общаге живу, неудобно как-то.

Кто там? услышал я голос Ершова.

Откройте, полиция.

Пошел ты.

Вот оно, гостеприимство.

Ершов, зараза, открывай быстро!

За дверью послышалось непонятное шебуршанье. Потом щелкнул предохранитель пистолета этот звук я не спутаю ни с чем. Наконец, дверь открылась. Картина предо мной предстала, конечно, изумительная  Ершов в трусах с пистолетом в руке. Не обращая никакого внимания ни на того, ни на другого, я быстро прошел в комнату.

Ты один дома?

Я чувствовал, что он хочет ответить что-то остроумное, но не может  мысль не идет. Главное, чтобы он сейчас не стрелял и на помощь не звал никого.

Мысль наконец пришла к Ершову.

Выход там же, где и вход.

Алексей Мартынов, представился я и протянул ему руку. Слушай, а почему бандиты за тобой так следят? Ты что, самый главный?

Н-нет...

Растерялся парень.

Ладно, хватит ерундой заниматься. Времени мало. Рассказывай все, что ты знаешь по этому делу. И побыстрее.

Ничего вы от меня не добьетесь. Можете стекла бить, машины угонять, лаборатории сжигать, от меня вы не добьетесь ни-че-го.

Ух ты! Ну давай в самоотверженность поиграем. Быстрое движение  и его ПМ свалился не пол, а ствол моего Кольта уткнулся ему в переносицу.

Ершов, мерзавец, на часы посмотри! Пока ты тут время тянешь да в Павлика Морозова играешь, они детей похищают и ...

Я не знаю какая часть моей фразы произвела на него этот эффект, но страх, который я нагнал на него своим пистолетом, просто исчез. Он схватил меня за грудки и радостно спросил:

Ты знаешь где ребенок?

У меня ребенок. И я верну девочку родителям, когда буду полностью уверен, что опасность им не угрожает. Так ты будешь рассказывать?

Входная дверь с грохотом слетела с петель, по ушам ударили автоматные очереди и в квартиру влетели двое в черных масках. Я выстрелил два раза, и оба нападавших повалились на пол. Я поднял с пола ершовский ПМ и тихо вышел в коридор. Пусто. На улице поблизости тоже никого не оказалось.

Я вернулся в квартиру. Ершов лежал на полу весь в крови. Я подошел к нему и попытался нащупать пульс. Он был жив.

* * *

8 октября четверг

18:00

Классно! Где я ни появлюсь там сразу стрельба начинается. Может, мне больше не ходить никуда? Нет, что-то делать все равно нужно. Родители ждут возвращения похищенного ребенка, наркотики летают по всему свету, а Ершов лежит в больнице еще не известно по чьей вине. Только вот куда идти?

Я сидел на скамеечке около Гардинии и с надеждой смотрел на проезжавшие мимо машины. Ни Понтиака, ни БМВ, ни других знакомых. В домик в лесу идти смысла нет они оттуда уже разбежались. Оставалась еще одна квартира, где я первый жучок поставил. Если за ночь ничего интересного не найду, утром пойду туда.

Из-за поворота медленно выкатился красный Понтиак-Файрбирд. За рулем сидел мой друг Алексей. Блондинки рядом с ним не было. Машина подкатила к черному Мерседесу, стоявшему прямо напротив меня. Алексей надел черные очки, вышел из Понтиака и сел в Мерседес. Со стороны это все, конечно, красиво смотрится, только если бы я захотел организовать такую крутую встречу, я выбрал бы более тихое место.

Стекла Мерседеса были не тонированные, а просто черные, поэтому что происходило внутри, и кто там был я не знаю. Через десять минут Алексей вышел из Мерседеса. Вслед за ним из машины вышел высокий брюнет лет двадцати трех. Женщины, наверняка, считают его красивым.

Неожиданно кто-то схватил меня за руки и потянул назад. На моих запястьях щелкнули наручники, а в спину уткнулся ствол пистолета.

Лейтенант Акашев, сообщил мне приятный голос, группа по борьбе с наркотиками.

Я арестован?

Нет.

Тогда сними с меня наручники, болван.

Даже не думай об этом. Он дернул меня за руку. Видишь семерку бежевую? Сейчас мы медленно встанем и пойдем к ней. И давай без дерганий.

Мы медленно поднялись и пошли к семерке. Высокий брюнет крикнул что-то очень неприличное в лицо Алексею и направился к Мерседесу.

Акашев, обратился я к лейтенанту, давай за мерсом проследим. Ты машину-то умеешь водить?

Он ничего не ответил. Я обернулся и посмотрел на брюнета. Тот выгнал водителя Мерседеса с его рабочего места и сам сел за руль. Водитель опустил голову и поплелся на автобусную остановку.

Акашев распахнул предо мной заднюю дверцу семерки и буквально уложил меня на сиденье.

Ну, давай, проследим.

Мерседес плавно развернулся и покатил к трамплину. Акашев подождал пока он скроется за поворотом и, резко бросив сцепление, развернул машину буквально на месте. Небольшая пробуксовка, и наша семерка рванулась вперед.

Мерседес мы догнали, когда он уже спускался к Волге. Надо отдать должное, машину Акашев вел профессионально. Мерс из вида мы не выпускали, однако, между нами и ним всегда находилась какая-нибудь машина, и брюнет не должен был ничего заподозрить.

Это твоя машина, Акашев?

Меня зовут Дмитрий. Ответил он, улыбнувшись. Нет, служебная.

Сергей, представился я. Может быть расскажешь что-нибудь?

Я ожидал, что он сейчас начнет ломаться как Ершов, однако, ожиданий моих он не оправдал.

Две недели назад нас с Ершовым включили в состав следственно-оперативной группы по расследованию одного дела о героине в аэропорту. Ты знаешь, наверное. Мы начали с больницы, где лежал сгоревший химик. Тот парень, которого мы арестовали там, тот, что покушался на химика, сказал, что его нанял небритый мужик, который ездит на грязной серой Волге. И больше ничего.

То есть вы зашли в тупик?

Акашев ничего не ответил. К этому времени я уже избавился от наручников и вытащил из акашевской кобуры его пистолет.

Слушай, Акашев, а кроме вас с Ершовым по этому делу кто-нибудь работает?

Вся группа семь человек. Только нас с Ершовым почему-то отпустили в свободный полет. Держись, Серега! С этими словами Акашев резко дернул руль вправо и машина чуть не перевернулась. Он нас заметил.

Тогда поехали обратно.

Ну уж нет! Следить так следить! Он выжал газ и машина понеслась по узеньким проулкам.

Акашев вел машину на предельной скорости. Вся дорога состояла из ямок и кочек, и машину постоянно трясло и подбрасывало. Мерседес постепенно уходил от нас, объезжая на огромной скорости все неровности дороги. Наконец, он скрылся за поворотом. Акашев сбросил скорость и неспеша выехал на нормальную дорогу.

Ну вот! И этот ушел. Ты номера не разглядел?

Грязью залеплены. Не плачь, лейтенант. Поехали лучше кофе где-нибудь попьем.

Судя по всему, медленно ездить Акашев просто не любил. Хотя сейчас мы никуда не опаздывали, стрелка спидометра не опускалась ниже отметки 90. Но машину лейтенант вел просто блестяще.

Оставалось решить вопрос поверить в непричастность лейтенанта к криминальным структурам и чистоту его помыслов, и рассказать ему все, что я знаю, или просто дать ему по башке и убежать. Как он меня нашел? Почему не арестовал? Почему безоговорочно согласился следить за брюнетом? Почему стреляли в Ершова, если милиция ничего не знает? Если бы ответить хотя бы на один из этих вопросов...

Акашев, а почему вы сейчас около химика не сидите?

А че около него сидеть? Он пришел в себя и сказал, что не успел провести полный анализ. Ясно лишь, что это не известный наркотик, а что-то принципиально новое. И теперь он не интересен ни нам, ни им. Так куда кофе пить пойдем?

В Русский Клуб. Угощаю.

Лейтенант улыбнулся, включил сирену и еще сильнее нажал на газ. И тут меня осенило.

Акашев, у вас в отделе компьютер есть?

Ну, есть. Только кроме нас с Ершовым на нем работать никто не может. Начальник постоянно заставляет печатать на нем всякие...

В каком виде, перебил я его, передал вам химик предварительные результаты анализа?

То есть?

Ну, на бумаге, на дискете...

На тетрадном листочке. Но я переписал все на компьютер.

А на файл пароль поставил?

А как же!

Последний вопрос, лейтенант. Ты на этой машине постоянно ездишь?

Да.

Объем двигателя?

Один и шесть.

Акашев, произнес я тихо, я тебе доверяю. На, возьми.

С этими словами я протянул ему пистолет и наручники.

Я доверяю этому парню. Когда бандиты заставляли меня вскрывать текстовый файл под паролем, они еще не подозревали кто я. То есть, я думаю, это не было провокацией, им действительно нужен был этот файл. Значит, парень, который этот пароль поставил должен быть не на их стороне. Машина Акашева семерка с двигателем 1.6 литра называется ВАЗ-21074. Помните пароль файла? Так что, Акашев либо действительно честный человек, либо представитель конкурентов. А если так, то что ему нужно? Формула? Источник поставок? Главарь банды? Девушка Алексея или его Понтиак? В любом случае, убивать меня ему сейчас нет резона. Кто бы он ни был, цели у нас пока одни, и он во мне заинтересован, а значит я в безопасности. Остается решить что стоит ему рассказывать, а что пока нет.

Хвоста нет? Спросил я.

Нет.

Уверен?

Издеваешься? Посмотри на спидометр! Если бы кто-то пристроился сзади, я бы его заметил. Слушай, а кто такой Алексей Мартынов?

Ничего себе! Он бы еще про Алексея Николаевича спросил!

Алексей Мартынов? Официально работник одной московской охранной фирмы. А на самом деле один из величайших преступников. Он берется за любые дела и выигрывает их. Для него такая жизнь просто спорт, и пока он не проигрывал.

Мы уже почти подъехали к бару, но скорость Акашев снижать, видимо, не собирался. Резко повернув влево, так, что машина чуть не перевернулась, лейтенант почти уткнул ее в бордюр. Почти. Между машиной и бордюром еще оставалось сантиметра два.

Мы сели за столик около окна так, чтобы было видно машину, которую Акашев даже не потрудился запереть. Я заказал себе кофе и орешки. Акашев полный обед и пачку сигарет.

Слушай, Акашев, а откуда ты про Мартынова знаешь?

У нас в конторе, Акашев выпустил струю дыма, слух прошел, что приезжает очень опасный преступник, гастролирующий в Горьком под именем Алексея Мартынова. Он обчистил в Америке...

Ясно. Алексей Николаевич постарался. Ну, это еще ничего.

... а через день, продолжал Акашев, появилась фотография.

Чья?

Ну-у, твоя.

Так ты что, тут до меня дошло, так ты думаешь, что я бандит? Класс!!! Что же не арестуешь?

Похоже, Акашев сильно напугался. К такому повороту событий он готов не был. А я понял он решил, что этот самый Алексей Мартынов воюет против банды наркоманов, преследуя какие-то свои, неважно какие, цели. И этот самый Мартынов продвинулся на своем пути очень далеко. И с ним можно заключить сделку. А теперь лейтенант сидит и думает зачем же он со мной связался.

Так на кого же ты работаешь? нарушил он молчание.

На правительство.

На какое?

На китайское, конечно, что за глупые вопросы? Так я тебе все и расскажу!

Похоже, его сомнений я не рассеял.

Так что же тебе от меня нужно, лейтенант?

Теперь уже не знаю. Ершов сказал, что ты двух террористов пристрелил. Я решил, что ты против них играешь. Думал, может, вместе...

Не думай об этом. Мерседес через свои ментовские каналы искать не пытайся спугнешь. И еще, позвони таможеннику. Скажи, что с его дочкой все нормально, она в безопасности. Вот телефон, я нацарапал номер на салфетке и протянул ее лейтенанту. Ну, ладно, удачи тебе. Может быть, еще встретимся. Ершову привет, пусть выздоравливает.

Я встал и направился к выходу.

* * *

9 октября пятница

9:00

Я и не знал, что в таком захолустье люди живут. Я думал, здесь уже лес начинается со зверьми дикими. А гляди-ка, здесь даже магазинчик есть. Алекс называется.

У входа в этот самый магазинчик стоял черный Мерседес. Я вошел внутрь. Как выяснилось, сам магазин располагался в подвале. К ближайшему прилавку вела лестница крутая настолько, что на ней могли бы тренироваться начинающие альпинисты. За прилавком стояла молодая девушка в очень короткой юбке.

Где босс-то? обратился я к ней.

А Вам зачем, простите, из соседней комнатушки вышел человек в камуфляже, он нужен?

Вместо ответа я протянул ему документ, в котором говорилось, что я, Михаил Тимин, являюсь представителем налоговой инспекции. Причем, представителем не самым последним.

Ничего кабинетик. Небольшой, зато все есть большой стол, четыре кресла, телевизор, два телефона и так далее. Брюнет сидел за столом и перебирал какие-то бумаги. Когда я вошел, он встал, молча пожал мне руку и движением головы указал на одно из кресел. Я молча сел.

Может быть чаю? нарушил он молчание.

Кофе, если можно.

Можно. Чем обязан столь раннему визиту?

Алексей Мартынов, представился я.

А-а, понятно. Он вздохнул и обреченно опустил голову. Сейчас весь город только о тебе и говорит. Значит, ты на них работаешь?

Я ничего не ответил.

Можешь пристрелить меня прямо сейчас, но ничего я вам через границу пересылать не буду. Вы можете мне не верить, но ничего противозаконного я не делаю и делать не собираюсь.

Даже если я разнесу твою фирму в щепки в прямом и переносном смысле?

Разноси, если хочешь, все равно...

Из соседней комнаты послышался жуткий грохот. Видимо, кто-то свалился с лестницы.

Ой, уроды! голос показался мне знакомым, но я никак не мог вспомнить кому он принадлежит. Гады вонючие! Кто догадался такие лестницы делать?! А-а! Только в России... О-ой! Fucking steps!

Ну, конечно! И как я сразу не узнал?

Вот что, брюнет встал и нажал кнопку на одном из телефонов, Вам лучше уйти.

Слушай, бизнесмен, улыбнулся я, а как тебя зовут?

Дверь распахнулась и в комнату ввалился небритый мужик лет тридцати без дробовика, но с таким выражением лица, какое не описывается нормальными словами. Видимо, он всегда так входит. Когда он увидел меня, выражение его лица резко изменилось.

Ха! И ты здесь?!

Как видишь.

Брюнет изумленно посмотрел сначала на меня, потом на Джона, потом снова на меня и, наконец, выдавил из себя:

Так вы что, знакомы?

Я то же самое его хотел спросить.

Ну, так ты тоже это дело ведешь? радостно спросил меня Джон.

Yes, I do.

Cool. I think together we can do it twice faster.

Вы, янки! Дверь распахнулась от резкого удара, и в комнату ввалился лейтенант Акашев. Вы что, забыли где находитесь? А ты, бандит, обратился он ко мне, где твой патриотизм?

Понятно, английского Акашев не знает.

Вот что, брюнет поднялся из-за своего стола, у меня к вам ко всем два предложения на выбор. Первое вы все мне объясняете и мы вместе решаем что делать. И второе шли бы вы отсюда.

Интересная альтернатива. Если Акашев или бизнесмен или сразу оба работают на бандитов, то мы с Джоном в лучшем случае просто ничего не найдем. А если оба честные парни, то Джон прав вместе мы все сделаем гораздо быстрее. Наверняка, каждый из присутствующих думает о том же.

О'кей. Первым шаг сделал Джон. Для тех, кто не знает, Джон Сэлдом, Интерпол. Две недели назад в Лондон из Нижнего прибыл контейнер с запчастями для Жигулей, есть у нас извращенцы, которые предпочитают Лады Роверам. В контейнере было два чемодана, набитых наркотиками. При попытке вскрытия они оба взорвались. Разумеется, анализы удалось провести только прикидочные. Контейнер был отправлен нижегородской фирмой Кондор. Позавчера я прибыл в Россию. Как выяснилось, когда контейнер был отправлен, директор фирмы был в командировке и все дела проделал его заместитель. Сам заместитель пропал неделю назад и с тех пор не появлялся. Теперь наркоманам нужно отправить еще два чемодана и они домогаются до Александра Соловьева директора фирмы Кондор. Вот потому я здесь.

Бизнесмен почесал затылок и вышел на середину комнаты.

Александр Соловьев, директор. Ну, про меня вы все слышали. Хочу добавить, что мне хотелось бы побыстрее расправиться с этим. Я хочу просто работать.

Ну давай, Шура, Слово взял Акашев, поплачем вместе. Здесь, по-моему, всем хочется побыстрее с этим разделаться. И по-моему, здесь все друг другу доверяют. Кстати, Джон. Вы, я так понял все тут знакомы. Но почему мне вы так доверяете?

Ну, насчет знакомых ты, лейтенант, погорячился. А на счет тебя у меня есть кое-какие сведения.

Из надежных источников? Отлично. Спасибо за доверие, постараюсь его оправдать. Так я продолжу. Акашев расположился в директорском кресле, взял со стола пачку Мальборо, прикурил одну сигаретку и сунул пачку в карман. Поймав вопросительный взгляд Соловьева, он опустил глаза в пол и проговорил, ты богатый, бизнесмен, еще купишь. Итак, летом я со своим другом Дмитрием Ершовым пошел служить в органы в уголовный розыск. Две недели назад нас включили в состав следственно-оперативной группы. Нам в руки попадает всем известная история с химиком. Мы пасем его в больнице и так далее... Потом проходит слух об Алексее Мартынове. Четыре дня назад неизвестно откуда в отделе появляется его фотография. Потом, опять же неизвестно откуда, Ершов узнает, что Мартынов заинтересовался им лично. Мартынов два раза появляется на квартире Ершова. Первый раз выбивает окно, второй раз расстреливают Ершова, а Мартынов укладывает обоих налетчиков. Причем не насмерть, не добивает их.

Ясно почему Акашев сделал упор на последней фразе. Логично было бы предположить, что террористов привел к Ершову я. Да и расстреляли они его, а не меня. Но если их привел я, то они должны были либо остаться в живых и уйти, либо умереть как ненужные свидетели.

Все последующее время, продолжал Акашев, я посвящаю поиску Алексея Мартынова и вчера вечером нахожу его на набережной. В надежде получить хоть какую-то информацию о наркоманах, я завязываю с ним непринужденную беседу, в ответ на что он заставляет меня гоняться за Мерседесом, который мы в итоге упускаем. Он также оставляет мне телефон отца похищенной девочки. Ее отец объясняет мне, что похитили дочь бандиты, которые хотели провести груз через таможню без особых осложнений. Здесь и появляется название фирмы Кондор. И вот я здесь...

... сижу и курю чужие сигареты. Продолжил фразу Соловьев.

А кстати, бандит, Акашев на секунду оторвался от сигареты, если вы не знакомы, как ты этого мерса нашел?

Тоже мне, мент. я улыбнулся. Ты, Акашев, как я заметил, прекрасно водишь машину. Лучше, чем брюнет. Однако, в том дворе он от тебя ушел. Почему? Наверное, потому что он прекрасно знал все ямы, кочки и повороты в том захолустье, он был там не в первый раз, как мы с тобой. Вчера вечером я вернулся в тот двор и поговорил с местными жителями. Оказалось, что черный Мерседес иногда приезжает к Люське со второго этажа. Я поднялся на второй этаж, спросил Люську и она рассказала мне все, что знала.

И много она знала? поинтересовался брюнет.

Нет, только адрес магазина и твои, Соловьев, физические способности. Кстати, у нее на кухне мужик в трусах курил.

Меня это не волнует.

Рад за тебя. Должен заметить, твой вкус...

Хватит трепаться! Акашев вскочил с директорского кресла Он прикурил еще одну сигарету и посмотрел в мою сторону. Твоя очередь, бандит.

Остался нерешенным вопрос доверяю ли я им всем или... Компромиссного решения здесь быть не может.

О'кей. Меня зовут Сергей Коновалов, я частный детектив. Сейчас я работаю на правительство. Сами понимаете, я не могу называть конкретных имен.

И я рассказал им все, начиная с того момента, когда я вошел в больницу, где лежал химик. Закончил я свой монолог тем, что все-таки высказал свое мнение о вкусе Соловьева.

Так это получается, медленно проговорил Акашев, что у тебя два чемодана, набитых наркотиками?

Ага.

И ты еще где-то прячешь дочь таможенника?

Ага.

И после этого ты будешь утверждать, что ты не террорист?

Слушай, лейтенант, если бы не мои наводки, вы бы с Ершовым до сих пор в больнице дежурили.

А вы, перебил нас Джон, еще поплюйтесь здесь.

Он прав, присоединился к разговору бизнесмен. Хватит ерундой заниматься. Надо что-то делать.

О'кей. Я встал направился к выходу, Делайте что хотите, я в этом участвовать не буду.

Сергей. Джон встал между мной и дверью. Ты, наверное, плохо понимаешь, что здесь происходит. Один ты с этим не справишься. Здесь же все люди заинтересованные, и поверь мне, здесь все свои.

Кто это тебе сказал, Джон?

Поверь мне, я бы не стал распространяться здесь о том, кто я, и что я здесь делаю, не будь я уверен, что всем здесь можно доверять. И после небольшой паузы добавил, у нас есть человек в их банде.

Джек Потрошитель то ли?

Нет. Кто не имеет значения. Но этот человек мне сказал, что вся банда резко отрицательно настроена против парочки Акашев Ершов, и что Соловьев до сих пор не согласился работать на них.

Я рад, конечно, что вы все честные парни, но... Я распахнул дверь и направился к лестнице.

* * *

9 октября пятница

12:00

Правильно ли я поступил, что отказался работать в команде? Да, наверное. Хорошо, если все так, как говорит Джон. Ему можно верить. Но ведь и его могли обмануть. Да и толку-то от них? Чего они сами добились? Меня нашли? И что они дальше собираются делать? Они хоть сами-то представляют? Нет, наверное.

А у меня план действий есть. Во-первых, навестить квартиру, где я поставил первый жучок, во-вторых, съездить на дачу к террористам. Не может быть, чтобы они оттуда все вывезли и никаких следов не оставили, в-третьих, отдать на экспертизу содержимое чемоданов и вернуть таможеннику ребенка, и, наконец, в-четвертых, навестить Алексея Николаевича, может быть, он мне револьверчик привез.

Итак, первый шаг квартира с подслушивающим устройством. Адрес квартиры я запомнил и определить номер телефона и фамилию владельца было несложно. Следующий шаг телефонный звонок. Никто не берет трубку. Значит, дома никого нет, можно идти в гости.

На всякий случай, я позвонил в дверь.

Кто там? ответил мне женский голос.

Вот тебе раз! А где Вы, мадам, были, когда я Вам десять минут назад по телефону звонил?

Милиция. Лейтенант Столяров.

А документик в глазочек покажите.

Запросто. А еще я могу показать Вам, мадам... Она не дала додумать мне мысль до конца. Голос сказал Проходите и дверь открылась. На пороге стояла женщина лет сорока в махровом халате с мокрыми волосами. Видимо, когда я звонил по телефону, она мылась. Интересное время выбрала.

С легким паром.

Спа... спасибо.

Заикается. Может, я ее напугал чем? Или удивил? И что теперь? Спросить зачем я ей в телефон жучок вставил? Или попросить чашечку чаю?

Что-то с Мишей? спросила она широко раскрыв глаза.

Ну, нет пока, но может. Расскажите мне, чем он в последнее время занимается.

Да ничем особенным. Только расстроенный какой-то ходит.

И так проболтали мы час. Чаем она меня все-таки угостила. Больше ничего принципиального не произошло. Разговор свелся к тому, что ее сын Миша, студент политеха, в последнее время какой-то не такой. Его папа где-то в Африке строит завод, а его мама тоже туда собирается через четыре дня. Я обещал присмотреть за Мишей в течение последующих восьми месяцев, пока мама и папа не вернутся из Африки. Поверхностный же осмотр квартиры ничего не дал. И что теперь? Пойти домой посмотреть телевизор? Или просто прогуляться по городу?

* * *

9 октября пятница

16:00

Сергей Коновалов? услышал я голос сзади.

Ничего себе! Я свое настоящее имя даже от самого себя скрываю, а тут на тебе! И голос какой-то сдавленный... как будто из подземелья.

Он же Алексей Мартынов, продолжал голос, он же Сергей Столяров.

Я боялся обернуться, но я должен был это сделать. Собрав всю свою волю в кулак, набрав воздуха в грудь и зажмурив глаза я повернул голову градусов на десять. Я ожидал увидеть глаза, видящие насквозь, проникающие в мысли, читающие подсознание. Я обернулся.

Передо мной стоял мотоциклист, преследовавший меня от дома Ершова, когда я установил там жучок. Глаза его увидеть не удалось так как он был в шлеме с зеркальным стеклом.

Ну что, парень, не знаешь куда дальше пойти?

А что, ты предложить что-то можешь?

Он кивнул, насколько это было возможно в его шлеме, и рукой указал на мотоцикл, лежавший около ограды.

Это очень смахивало на предложение прокатиться куда-то на мотоцикле. Только зачем это мне нужно? И зачем это нужно мотоциклисту?

А тебе-то это зачем?

Приедем, узнаешь, прогудел голос из-под шлема.

А, собственно, что тут страшного? Ну, подумаешь на мотоцикле прокатимся. Я буду сзади сидеть. Если что сниму с него шлем да настучу по голове.

Через двадцать секунд после начала движения я заметил сзади знакомый серый БМВ. Мотоцикл вдруг качнуло сначала влево, потом резко вправо, я вылетел из седла и прокатившись метра три по асфальту, наткнулся головой на дерево. В глазах потемнело, я перестал различать звуки. Единственное, что я чувствовал жуткую боль в левом плече.

Когда я пришел в себя, первое ощущение  наручники на запястьях. С трудом я открыл глаза. Кажется, меня волокли к БМВ. Хорошо, хоть не убили прямо здесь. Хотя, кто знает... Возможно, через час или два я пожалею, что не умер при падении с мотоцикла и вообще, что родился на свет. Возможно, я узнаю, что такое дыба, иголки под ногтями... Может быть, у меня на спине вырежут... Нет, об этом лучше не думать.

Рука, которая тащила меня к машине, вдруг ослабла и я почувствовал, что на меня навалилось нечто весом около девяноста килограммов. В глазах все плыло и разглядеть это мне не удалось, но по воплю, который оно выпустило в момент падения, я догадался, что это не что иное как Джек-Потрошитель. Привет, Джек, как дела?

Вставать с тротуара очень не хотелось, голова кружилась, плечо опять же болело жутко, но подняться на ноги все-таки надо было. Я встал в полный рост и широко раскрыл глаза. Прямо передо мной стоял БМВ 5-й серии серого цвета. Рядом с машиной стоял уже знакомый мне водитель-камикадзе, в руке он держал пистолет, ствол которого смотрел прямо мне в лицо. Жуткое зрелище.

Привет, как машина? спросил я и сделал шаг вперед.

Паренек ничего не ответил. Растерялся, наверное. Или стесняется  стыдно за машину. Вдруг над моим правым ухом что-то просвистело и паренек, схватившись за левое плечо, повалился на капот БМВ. Я попытался обернуться, но вместо этого опять упал на асфальт.

Ну ты, мастер, сам до машины дойдешь или за ногу тебя тащить?  Вопрос был обращен ко мне. Голос принадлежал лейтенанту милиции Дмитрию Акашеву.

* * *

10 октября Суббота

7:00

После описанных несколькими строками выше событий меня погрузили в милицейскую Волгу и в течение двадцати минут катали по центру города. Наверное, знакомили с достопримечательностями. Затем меня перегрузили в микроавтобус, кажется, Форд-Транзит и повезли к Речному вокзалу. Там, немного поодаль от других кораблей, стоял небольшая двухпалубная яхта с романтичным названием Елена. От машины до корабля я уже мог дойти самостоятельно. У трапа меня встретил Джон Сэлдом. Увидев меня, он грязно выругался на трех языках и пригласил меня пройти на палубу. Там на палубе я упал и уснул.

А сейчас я уже проснулся и хочу кушать.

Ну что, довоевался, одинокий волк, твою ни так!

Не ругайся, Джон. Утро еще. Лучше угости меня завтраком. Кстати, на завтрак я бы предпочел свинину, запеченную в сыре с чесноком, картофельное пюре, стаканчик томатного сока и что-нибудь из цитрусовых.

Джон ничего не говоря вышел из комнаты и через сорок секунд вернулся с тарелкой в руках. Завтрак, наверное.

Яичница, прокомментировал он и, немного подумав, добавил, сэ-эр.

Да-а, Джон... А с расследованием у вас также туго как и с питанием?

Джон проигнорировал мою шутку или просто не понял.

Ну так ты жрать-то будешь или как?

Ну ладно, уговорил. Слушай, Джон, а ты кто по национальности?

Джон поставил на столик прямо передо мной тарелку с овсяными хлопьями, залитыми молоком.

Англичанин. Но дедушка у меня русский.

Похоже, дедушка тебя многому научил.

А ты, мастер, чем языком трепать, лучше бы бандитов поискал.

Ладно, не обижайся, Джон. Как вы меня нашли?

А чего тебя искать-то? Нужен ты нам больно. Мы за БМВ следили.

Отлично! А про БМВ вы как узнали?

Так я же говорил тебе, у меня свой человек в банде. Он мне и про твои подвиги все рассказал. Ты, конечно...

Похоже, что он пытается сделать комплимент, но, видимо, таким словам дедушка его не учил.

Cool guy.

Yes.

Он убрал со столика пустую тарелку.

И что мы имеем, Джон?

Банда русских бандитов продает наркотики. По всему миру, включая Англию. Они где-то берут эти самые наркотики и пытаются рассылать их, обходя таможню разными путями с помощью шантажа работников таможни, засосвывая свои наркотики в ящики с деталями...

И, может быть, еще каким-то способом, которого мы не знаем.

Да. Наркотики сами по себе представляют интерес. Это что-то новое, но подробные анализы провести не удается. потому что...

Джон, а ты сам смог бы анализы провести?

Конечно. У меня здесь даже небольшая лаборатория имеется. А у тебя ведь образцы есть!

Видимо, твой осведомитель плохо работает или память твоя пошаливает  у меня этих образцов два чемодана.

Я встал и направился к двери.

Эй, окликнул меня Джон, ты куда?

За наркотиками. Скоро вернусь.

Ага. И хлеба купи заодно.

* * *

10 октября Суббота

10:00

Если бы все в мире было так просто. Пошел, взял наркотики, купил хлеба, отнес все это на катер. Поспал часика два. Я бы проспал и больше, но Джон разбудил меня радостным воплем.

Yes, yes, yes, yea-ah!!!

Что случилось, Джон?

Наркотики!

Ты что, попробовал их? И как? Тебе понравилось?

Это что-то! Это что-то новое! Принципиально новое! Интересно, из чего это делают?

Не знаю. Слушай, Джон, как ты считаешь, они до таможенника до сих пор домогаются?

Джон, увидев, что мне от его сенсации ни холодно ни жарко, удалился в соседнюю комнату к своим пробиркам и разговор продолжал уже оттуда.

Вряд ли. То, что они пытались завести с ним контакт, наверняка, уже известно милиции. Да и шантажировать им его уже нечем. А почему это тебя так волнует?

Да думаю ребенка вернуть родителям.

* * *

10 октября Суббота

12:00

Сергей Столяров, следователь прокуратуры, представился я и без приглашения прошел внутрь. Хозяин квартиры проследовал за мной.

Вы одни?

Да. Но жена придет скоро. Она не знает, что Оленька... наша дочь...

Да он сейчас расплачется!

Не плачь. Все нормально с твоей Оленькой. Я ее видел вчера. Она у нас в безопасности.

Он бросился ко мне, схватил за грудки и заорал прямо мне в лицо:

Верните мне ребенка! Я из-за вас...

А что ты из-за нас? Будешь так себя вести, я ведь и развернуться могу. Наверное не стоило с человеком так все-таки горе в семье, но зато последняя фраза заставила его отойти на безопасное расстояние. А я как раз и пришел чтобы спросить как тут обстановка. Не терроризируют больше?

Нет, уже дня два не слышно их.

У вас есть место, где она в безопасности могла бы дождаться окончания боевых действий?

Он почесал затылок.

Ага. У моего друга в Дзержинске.

Отлично! Пять минут на сборы.

Для проведения операции Встреча я выбрал самое романтичное, по-моему, место парк Швейцария. Это была действительно трогательная сцена. Девочка бросилась на шею отцу, у него на глазах появились слезы.

Простите, могу я задать Вам несколько вопросов? Неудобно, конечно, парня сейчас беспокоить все-таки такая радость, но у меня, извините, работа такая.

Да, конечно.

Не могли бы Вы описать как это все происходило... Ну-у, похищение, шантаж, что они говорили конкретно, что просили.

Да я же все Дмитрию Николаевичу рассказал. Ну, позвонили шестого вечером. Предложили десять миллионов если пропущу партию товара без пристального досмотра. Я отказался. На следующий день мне позвонили и сказали, что Оленька у них и что, если... вобщем, то же самое. Вот и все.

Понятно, а голос какой был?

Картавый. Ну вы извините, он виновато опустил глаза, мы пойдем. Мне ее еще надо отвезти другу. Спасибо вам.

Девочка помахала нам рукой и изо всех сил сжала руку отца.

Лена приблизилась ко мне и взяла меня за руку.

Так ты, оказывается, сотрудник правоохранительных органов? Мне Оля рассказала, что там в лесу было.

Я частный детектив.

Она посмотрела мне прямо в глаза и произнесла:

Я знаю, то, что ты делаешь, опасно. И... если... вобщем, я не хочу, чтобы с тобой что-то... И если я чем-то могу помочь...

Я думаю, можешь, я улыбнулся, за моей комнатой в общаге, наверное, следят. Может, я у тебя пока поживу? Обещаю вести себя прилично.

Она, видимо, не поняла, что последняя фраза была шуткой.

Конечно-конечно. Ты сегодня во сколько придешь?

Не знаю, может быть, завтра. Ты извини, у меня сейчас дела бандитов ловить надо. Да и не хочу я, чтобы нас вместе видели.

Да, конечно.

Она чмокнула меня в щеку и побрела к выходу из парка.

Интересно, все-таки люди некоторые устроены. Мы знакомы меньше недели. Один раз погуляли, потом я ей ребенка чужого привел. И ничего не обещал. А она...

* * *

10 октября Суббота

16:10

Я, конечно, люблю на машине кататься. Особенно, за рулем. И машина хорошая попалась семерка с двигателем 1.6 литра и пятиступенчатой коробкой. У этой машины есть еще одно достоинство номера. Можно мимо постов ГАИ ездить, не снижая скорости. Акашев даже ремень безопасности не пристегнул. Казалось бы лети себе по дороге, получай удовольствие, пока есть возможность. Но когда я думал о том месте, куда мы сейчас направлялись, у меня мурашки бежали по коже.

Джон вел себя совершенно спокойно проверил пистолет (Смит-Вессон 469), и начал рассказывать пошлые анекдоты, а когда выехали за город, вообще уснул.

Акашев же с самого начала напялил на уши плеер и балдел всю дорогу.

Хорошо им, они там не были. А меня там чуть не убили.

Чтобы отвлечься от подобного рода мыслей, я начал мечтать о том, как сегодня вечером я приду домой к Лене, она приготовит ужин мясо, запеченное в сыре с чесноком, картофельное пюре...

О чем задумался, мастер?

О вечном, лейтенант.

Ты, конечно, удачно время выбрал об этом думать. До жуликов уж мозги-то не доходят?

А что о них думать? Их ловить надо да сажать. Кстати, вот и наш поворот. Разбуди Джона и оружие приготовь на всякий случай.

Насчет оружия я, наверное, погорячился. Картина, которая открылась нашему взору, когда мы подъехали к тому месту, где еще несколько дней назад я демонстрировал свои навыки обращения с компьютером, а позднее с оружием, не вызывала никакого желания приготовить не то что оружие, а даже спички или зажигалку. Там, где еще несколько дней назад стоял небольшой двухэтажный дом, сейчас догорали остатки стен и мебели, плавилось то, что осталось от моего любимого компьютера.

Акашев снял наушники, темные очки и повернулся ко мне.

И это сюда ты ехать так боялся, мастер?

Хорошо тебе так рассуждать. Ты бы лучше...

Да хватит вам, перебил меня Джон, давайте лучше поищем чего-нибудь.

Произнося последнюю фразу, Джон употребил несколько слов, которые посеяли в моей душе серьезные сомнения относительно того, что его родной язык не русский.

Полтора часа мы ползали по пепелищу, разгребая остатки былой роскоши. Результаты поисков четыре стреляные пистолетные гильзы, горелый чемодан, пустая упаковка из-под Сникерса со вставленной внутрь пустой пластиковой коробочкой, по форме напоминающей сам батончик, и черный бюстгальтер ужасающих размеров заставили меня задуматься о том, правильно мы вообще сделали, что поехали сюда. Не лучше было бы остаться в городе, посидеть, подумать...

А не лучше ли было бы никуда не ездить, медленно проговорил Акашев, покатались бы по городу, погонялись бы за кем-нибудь, постреляли бы...

А еще лучше, мечтательно произнес Джон, выпили бы по рюмочке, в картишки бы перекинулись...

Ну и компания мне досталась! И этим людям я доверил свою жизнь и карьеру?! Я сложил наши находки в то, что осталось от чемодана, и побрел к машине.

* * *

10 октября Суббота

23:00

Говорят, что если чего-то очень хочешь, то так оно и будет. Я не могу сказать, что я не очень хотел, но получилось все не так. Не понятно? Я хотел провести вечер с Леной, поужинать и все такое... Конечно, если бы Акашев знал о моих планах, он бы даже не подумал о том, чтобы уговаривать меня отправиться на поиски Алексея из Понтиака и его подружки.

Вообще-то, Акашев прав. Этот паренек не последняя фигура в истории. И как ни хотелось мне плюнуть на все дела и отправиться к лучшей девушке на свете, я все-таки в ответ на акашевское предложение покорно опустил голову. Подобным же образом лейтенант уговорил Джона присоединиться к нашей компании.

Что мы знали на тот момент о нем? Его зовут Алексей, у него красный Понтиак-Файрбирд, у него вроде бы есть какая-то фирма (или несколько), которая торгует киосочным товаром - Марс, Сникерс, сигареты разные, тряпки-шмотки. Товар он привозит из Москвы, есть у него десять магазинов и одна, как это назвал Джон, оптовая торговая база. Месяца три назад Алексей (фамилии его, как выяснилось не знает никто, даже Джон) пытался наладить прямые поставки из-за границы и даже хотел сам толкнуть что-нибудь туда, но у него ничего не вышло. Каким образом он с мафией связан и что он делает объяснить Джон не смог, но с уверенностью заявил, что связь несомненно имеет место быть и прикрывать глаза на те безобразия, которые этот паренек, опять-таки по мнению Джона, творит, с нашей стороны просто безнравственно. Сам, однако, в оперативных действиях участвовать он отказался, сославшись на то, что не закончил исследования той гадости, которую я притащил, когда ходил за хлебом. На прощание он снабдил нас парой адресов, где этот Алексей может появиться и поинтересовался хотим ли мы на ужин что-нибудь кроме яичницы (формальность, конечно, но приятно).

Конечно, пояснения Джона нам очень помогли. Ни фамилии, ни кто, ни чем все-таки занимается, ни вообще чего-нибудь стоящего Джон, сами понимаете, не сообщил. Были лишь два адреса, да ориентиры Понтиак и блондинка.

Когда мы приехали к дому, который в списке адресов был указан первым, я понял почему Джон отказался с нами ехать. Во-первых, машину нам пришлось оставить за два квартала, потому что дорога к этому строению вообще отсутствовала. Во-вторых, отсутствовало само строение. Нет, фундамент к нашему приезду уже был заложен и в бетонных плитах, сваленных рядом с ним даже как-то угадывался первый этаж, но чтобы жить здесь... Да и Понтиак негде ставить. Блондинку привести опять же. Вобщем, судя по всему, здесь этот парень не живет и появляется нечасто.

Оставался второй адрес. Признаться, когда мы обнаружили то, что скрывалось за этими буквами и цифрами, У меня в сердце появилась надежда, что и здесь этот парень не живет. Тогда можно будет пойти к Лене, мы спокойно поужинаем, потом...

Или Джон нас обманул и этот парень здесь не живет, медленно произнес Акашев, или Понтиак не его, а той девочки.

Нет, дом был на месте, квартира с номером, накарябанным Джоном на нашем листочке, находилась как раз в этом доме и, если допустить, что Джон оказался честным человеком и действительно дал нам адрес нужного парня, то мы были вроде бы у цели. Мы внимательно изучили дверь, Акашев постучал в нее ногой (звонка не было). Интересно, а что бы мы сказали, если бы он нам открыл? Я достал из кармана отмычку, которую подарил мне, кстати, хозяин этой квартиры и открыл дверь. Вот тогда Акашев и произнес свою глупую фразу про Понтиак. Действительно, лучше жить в машине, чем в этом сарае.

Одна маленькая комната. Очень маленькая. Прихожая практически отсутствует. А в ней еще холодильник, потому что если поместить его на кухню, газовая плита там уже не уместится. И в этом сарае живет такой крутой бизнесмен?! Или я чего-то в жизни не понимаю, или ...

У-у! этот вой принадлежал Акашеву. Как считаешь, мастер, этот Алексей мальчик?

Ну уж точно не девочка. Ты видел его блондинку?

А ты видел его гардероб?

Я вошел в единственную в этом помещении комнату. Обстановка состояла из двух стульев, журнального столика, тумбочки с телевизором (черно-белая Чайка), дивана с покрывалом, которое раза в два превосходило его по размерам (что впоследствии и спасло мне жизнь) и стоящего напротив дивана шкафа. Здесь я должен сделать одно замечание. Диван стоял таким образом, что с него хорошо просматривалась прихожая, но не был виден вход на кухню.

Акашев стоял около раскрытого шкафа. Действительно, гардероб этого мальчика (в чем я даже на секунду усомнился) был весьма оригинален. Нет, не то чтобы я сомневался в том, что на нем не будет смотреться эта мини-юбка или что вечернее платье ему не к лицу, просто для приличия он мог бы купить хотя бы одну мужскую вещь галстук, например. На самом деле шкаф был буквально набит женскими вещами, причем их общая стоимость, похоже была одного порядка со стоимостью этой квартиры. Акашев засунул голову в длинное вечернее платье.

Этот парень, прогудел он оттуда, похоже, хорошо пахнет.

Да, в женских вещах покопаться Акашеву можно доверить.

Акашев, ты как считаешь, Джон нас не подставил?

О чем ты?

Ну-у, он дал нам два адреса. Первый еще не построили, а второй, судя по всему, принадлежит какой-то даме.

Хотел бы я, Акашев вытащил из шкафа одну деталь женского туалета и закатил глаза, увидеть эту даму. Ну, ладно, давай посмотрим что здесь есть и пойдем отсюда, может мистер Бонд, конечно, что и напутал.

Ага. Или его с толку сбили.

В любом случае, квартиру надо было осмотреть, чтобы окончательно определить кто кому говорит неправду. Ясно было одно для владелицы квартиры это жилье не единственное. Может быть, она использует эту квартиру для встреч с кем-нибудь или просто для хранения вещей? Ну и так, недвижимость все-таки.

Мы с Акашевым перерыли всю квартиру. Во всем чувствовался контраст между дорогим и дешевым. Интересно там ли мы ищем? И вообще что?

Акашев, а что мы ищем?

Найдем, узнаем... О-о! Я, кажется, нашел.

Нашел Акашев черный кейс. На женскую сумочку он похож не был. Кейс был заперт, но к ручке была привязана пара ключей, оба к замку подошли. Есть много вещей, о существовании которых Акашев где-то слышал, но никогда не видел. Портативная станция спутниковой связи со скремблером как раз и были такими вещами.

Это что?

Знаешь, Акашев, на свете есть много вещей, о существовании которых ты, возможно, где-то и слышал, но никогда не видел. Эта станция спутниковой связи.

Акашев зевнул и направился в сторону шкафа. Видимо, женские вещи его интересовали больше.

Ну, и какие выводы, мастер?

За мастера, конечно, спасибо, а вот выводы...

А-а! Брю-брю!

Акашев зацепился брючиной за петлю дверцы шкафа и пытался теперь как-то одно от другого отделить. Наконец, почувствовав, что интеллект здесь бессилен, Акашев со всей дури дернул брюки и с грохотом повалился на пол.

Да-а, мастер. Ты посмотри только на это. Вот так вот оно...

Ну и что? Подумаешь, дыра на брюках. Я протянул Акашеву булавку, которую нашел под диваном минуту назад. Нормальный человек на месте Акашева взял бы булавку, поблагодарил бы подавшего и скрепил как-то брюки, чтобы потом их кто-нибудь зашил. Но Акашев парень самостоятельный. Он сказал, что видел где-то иголку с ниткой, что он уже в том возрасте, когда страшно что-то откладывать на завтра, что раз уж к одиннадцати ночи домой никто не пришел, то до утра и подавно не придут (не надо было ему так говорить), что он и при свете фонарика все найдет и зашьет за три минуты и стал снимать брюки.

Акашев, ты не слышишь? По-моему, кто-то по лестнице идет.

Тебе кажется. А вот и иголка с нит...

В замочную скважину кто-то вставил ключ. Мы переглянулись. Щелкнул замок. Дверь приоткрылась на миллиметр. На два. Это как замедленные съемки  дверь за долю секунды открывается, а кажется, будто бы секунд двадцать. Три миллиметра. Я пиннул кейс в сторону тумбочки. Акашев повернулся к шкафу. Четыре. Я дернул покрывало так, чтобы оно закрыло весь диван и при этом свешивалось до пола. Акашев бросился к шкафу. Семь. Я закатился под диван. Акашев пристроился в ряду вечерних платьев (это которые до пола, обычно Акашев их не любит). Хлопок!

Дверь, похоже, закрыта. Стук каблучков. Я чуть-чуть приоткрыл покрывало. Черные туфельки. Стройные ноги. И длинные. То место, где у нее начинается юбка, я из-под дивана разглядеть не смог. Где-то я все это видел недавно. Может фонариком посветить? Снизу! Акашев от зависти фуражку съест. Есть! Это блондинка подруга Алексея. Вот кто здесь живет! Стоп. А почему в такой дыре и причем тут спутниковая связь? И почему она свет не включает?

Шаги по лестнице. Стук в дверь. Ну кто там еще? Блондинка подошла к двери, открыла ее.

Привет! Голос похоже, принадлежал Алексею, давно пришла?

Да, уже часа два. Вот, собиралась к тебе ехать.

Знаете чего я сейчас больше всего боялся? Что Акашев выскочит из шкафа и закричит: Врет она все! Она только что пришла и никуда не собиралась!. Послышалось какое-то шебуршание, потом чавканье. Вроде, целуются. На пол (это единственно, что мне было видно) упал галстук. Потом пиджак. Потом... И тут я увидел лежащие на полу акашевские брюки. На пол упало черное платье. Мне-то хорошо. Во-первых, я спокойный, уравновешенный человек. Во-вторых, мне из-под дивана ничего не видно. Помните я говорил, что шкаф прямо напротив дивана? Так вот, они между диваном и шкафом. А Акашев в шкафу. Бедный! Каково ему там! А вещи продолжали падать на пол. Ее ноги куда-то пропали. И тут мне по голове будто бы чем-то грохнули он бросил ее на диван. Если он еще и сам туда запрыгнет?! Бабах! Запрыгнул. Я зажмурился, заткнул уши мизинцами и стал вспоминать сонеты Шекспира. Она произнесла что-то нечленораздельно. Он тоже. Диван скрипнул. В шкафу что-то хрустнуло.

И понеслось!

Если бы я был уверен в том, что этот шедевр не попадет в руки детям, то, возможно, сие повествование было бы намного подробнее, то есть ярче, красочнее. Это было что-то! Диван буквально прыгал сначала надо мной, а потом на мне. Я проклинал тот день, когда этот сволочь-змеюга дал Еве фрукт. Чтобы хоть как-то отвлечься, я приподнял свисавшее покрывало и посмотрел на шкаф. Шкаф прыгал не хуже дивана! Я мигнул Акашеву фонариком. Интересно, если он мне мигнет, эти двое что подумают? Что из глаз искры сыпятся?

Диван в очередной раз подпрыгнул и его днище так жахнуло мне по голове, что я понял, что искры в глазах и фонарик далеко не одно и то же. Вот она буря страсти! Во время очередного прыжка в диване что-то треснуло. Он затрясся и правая задняя ножка (это около моей головы) начала прямо на глазах разламываться. Еще прыжок и жуткий крик! Дверца шкафа распахнулась и оттуда вывалился взмокший Акашев. Я выскочил из-под дивана и набросил на них покрывало. Ножка дивана с треском вылетела и они повалились на пол!

Это был еще не финальный аккорд. Я схватил акашевские брюки и выбежал на кухню. Акашев последовал моему примеру. То есть схватил брюки и выполз на кухню.

У-ух! Ну-у-у! Да-а-а...

Что, Акашев, дар речи потерял?

Е-е-е!

Ну, что, лейтенант, прав был Джон. Этот парень иногда здесь появляется.

Я у ее платья воротник отгрыз...

Да, тяжелый случай.

Ладно, давай надевай штаны и... Эй! Это не твои. На твоих дыра была. Или ты думаешь, что они зашили по дороге?

Через окно на кухне мы выбрались на улицу. Наконец-то! Свежий воздух!

Акашев отказался сесть за руль, сославшись на дыру в штанах. Он забрался на заднее сиденье и опять стал снимать брюки, отметив, что если я буду быстро ехать, то неожиданных гостей у нас не будет и от зашивания его никто не отвлечет. Наша семерка взревела двигателем и, пройдя в трех миллиметрах от красного Понтиака (должен же я Акашеву показать, что тоже хорошо машину вожу) пулей вылетела со двора.

А ты что, в машине нитку с иголкой держишь? спросил я, когда стрелка спидометра достигла отметки 90.

Нет, я у них взял.

Вы заметили? И я, и Акашев теперь называем эту парочку не иначе как они. Без имен и других отличительных признаков.

Да? А, кошелек ты у этого парня не прихватил?

Кошелек нет, а вот записную книжку его пролистать успел, пока ты с форточкой возился. Что ты делаешь завтра вечером?

* * *

11 октября Воскресенье

10:00

Говорят, что если чего-то очень хочешь... Ну, короче, вы знаете. Может, я не очень хочу? Я приехал к Лене в двенадцать ночи и сразу уснул, а в семь утра я уже был на яхте Джона это наш штаб теперь. Анализы наркотиков Джон так и не закончил. Ума не хватает, пояснил он.

А на вечер у нас запланирована интереснейшая встреча. Перевозчик к восьми вечера придет в Козу договариваться про Сникерсы. Для особо одаренных: Перевозчик тот, кто перевозит, Коза кафе Олень на площади Минина, а Сникрес шоколадный батончик. Что касается первого и последнего, то я не могу с полной определенностью сказать, что имеется ввиду под этими понятиями, но именно так это обозначено в записной книжке акробата из Понтиака.

Да, забыл поделиться с вами своей радостью.

Некоторые называют ее сбруей. Я предпочитаю называть ее своим именем оперативная кобура. Наконец у меня появилась возможность использовать ее по назначению на столе передо мной лежали ПМ (для детей: ПМ пистолет Макарова), револьвер Смит-Вессон 29 44-го калибра (кто смотрел фильм Убойная сила револьвера Магнум, тот меня поймет) и пистолет-пулемет Ингрем 10-й модели с глушителем МАС (эта штука напоминает большой пистолет с длинной ручкой и делает 1145 выстрелов в минуту). В общем, Алексей Николаевич слово сдержал. Кроме того, вместе с оружием мне были переданы куча патронов, 500 долларов и записка с благодарностью за проделанную работу. Последнее заставило задуматься.

Вообще, если призадуматься над имеющимися у нас фактами, то уже можно сделать какие-то выводы, но делиться ими я со своими коллегами не торопился. Во-первых, кто знает чего от них (коллег) ожидать можно, во-вторых, неизвестно правильные ли выводы я сделал. Но если я окажусь прав, расследование можно будет завершить через три дня.

А суть моих измышлений вот в чем. На том пепелище, помните, в субботу 10 октября мы туда с Димкой и Джоном катались, была обнаружена упаковка из-под Сникерса, а в ней пластиковая коробочка по форме напоминающая сам батончик. Есть предположение, что эта коробочка ни что иное как контейнер для перевозки ампул под видом Сникерсов. Я этим предположением пока ни с кем не делился, но если я прав, то сегодня в Олене Алексей, который торгует Сникерсами будет договариваться с перевозчиком скорее всего этих же Сникерсов о транспортировке их же. И если все так как я это себе представляю, то в течение нескольких дней можно будет проследить канал распространения наркотиков. И если начать распутывать эту ниточку в обратном направлении, то можно дойти и до поставщика... Стоп!!! А если это в Россию наркотики в Сникерсах поставляют? Тогда откуда? Вообще, откуда берутся наркотики? Не из Европы точно, иначе бы в Англию их не через Россию везли. Нет, лучше ни о чем не думать. Как Акашев.

В комнату вошла Лена, в руке она несла несколько фотографий.

Ты знаешь, я забыла тебе сказать, я в Кремле вчера была, фотографии наши забрала. Так здорово получилось. Вот смотри. Правда, классно? Фотограф говорит, что фотографии так всем нравятся, что одну даже украл кто-то.

Да-а. Нашла чему радоваться. А если это Джек-потрошитель украл? Или сам шеф?

Фотографии, действительно, получились очень красивые.

Слушай, Лен, а ты никому не говорила, что мы с тобой... ну-у...

Встречаемся? Нет, не говорила, а что?

И не надо. Пока я это расследование не закончу. Я просто тобой рисковать не хочу, ну и все такое...

Она села рядом и положила голову мне на плечо.

* * *

11 октября Воскресенье

22:00

Акашев сидел за столиком в куртке и рассматривал меню сначала в нормальном положении, а потом вверх ногами. Официант косился на него, но замечание сделать, наверное, стеснялся. Зато лейтенант не стеснялся никого и ничего. Ну, подумаешь, в куртке в ресторане... А чего тут такого?

Ну-у, мастер! Ну ты даешь! Это твой костюм или у Соловьева поносить взял?

Костюмчик на мне был, действительно, неплохой. И галстук, и рубашка белоснежная, и ботинки блестят. В этом месте чтобы не обращать на себя внимание надо одеваться именно так.

А ты, Акашев... ты бы еще милицейскую форму надел.

Да пошел ты, умник еще нашелся! Эй, официант! Скажи, пожалуйста, что это вон тот дедулька ест? Я все меню прочитал вдоль и поперек, буквально, и что-то не пойму...

Официант фыркнул и притворился глухим. Дедулька ел какую-то жиденькую серую массу. Зубов нет, наверное. И желудок болит. Неужели для того, чтобы это съесть, надо идти в ресторан?

Видишь того парня за столиком в углу?

Вижу.

Это и есть перевозчик.

Перевозчик оказался мужчиной лет сорока с усами и бородой. На нем был костюм немного дешевле моего, но, видимо такого рода одежду этот делец наркобизнеса надел в первый раз и поэтому чувствовал себя в ней некомфортно.

Твоя машина где?

Прямо у входа Форд Орион стоит. Вишневый. На два дня у знакомых взял.

А перевозчик на чем приехал?

Восьмерка бежевая.

Откуда знаешь?

Дело в следующем. Час назад мне позвонил Джон и сказал, что Алексей с этим перевозчиком встречаться больше не будет, потому что он вышел из доверия. А заодно сообщил мне на чем приедет перевозчик. Я дождался и вот...

И что теперь будем делать?

Ну, наверное, подойдем, представимся друзьями Алексея и раскрутим сеть реализации этой гадости.

Согласен, пошли. Только я сейчас на машину его взгляну.

Я вышел на улицу. Бежевая восьмерка стояла за углом. Судя по номерам, машина была московская. Весь ее вид как снаружи, так и внутри говорил о том, что приехали сюда на ней издалека. Весь кузов был покрыт толстым слоем грязи, пыли, асфальта и всего того, что можно подобрать по дороге из Москвы в Нижний. На заднем сиденье валялись термос и сумка, видимо, с едой. На суточном счетчике стояла отметка 521428. Под лобовым стеклом мигала лампочка сигнализации.

Я вернулся в ресторан. Акашев куда-то подевался и я решил завести разговор с перевозчиком самостоятельно. Я подошел к его столику и протянул руку:

Алексей.

Чего?

Меня зовут Алексей. Тот Алексей, с которым у Вас назначена встреча, сегодня подойти не сможет, поэтому он попросил меня сегодня с Вами встретиться, да и дальше, я думаю, Вы будете работать со мной. Вы позволите присесть?

Угу.

Спасибо.

Не за что.

Итак...

Что?

Давайте сначала познакомимся. Меня зовут Алексей, я протянул ему руку.

Паша. Он, привстав, пожал мою руку и тут же вытер свою о скатерть.

Ну, так как мы будем работать?

Как с тем Лехой, наверное...

Боюсь, что с тем Лехой тебе работать уже не придется.

Как это?!

Так это! Конкуренция. К тому же, со мной работать тебе будет дешевле.

Вот, черт побери! Сморозил. Я же не знаю какой он перевозчик доставляет гадость сюда или увозит распространителям отсюда.

На сколько дешевле?

На десять процентов.

Пятнадцать.

О'кей!

И что теперь?

Итак, когда, где и сколько?

Ну, а сколько вы можете продать сейчас?

Ну, наконец-то! Значит, он покупал наркоту у Алексея. Уже лучше.

А сколько у тебя денег есть?

Ну, если на пятнадцать... могу найти на двести тридцать батончиков.

Каких еще батончиков? Мы вообще о чем?

Какие на этот раз Вы предпочли бы батончики?

Марс, Сникерс... все равно.

Ну и что теперь делать? У бизнесмена Соловьева батончики стрельнуть? А что, идея. Не удалось наркотики толкнуть, хоть товарищу помогу. А можно в батончики... Есть! Я все понял!

У меня, к сожалению, все в неупакованном виде. Поэтому дешевле. Надеюсь, самостоятельно с упаковкой справитесь? Или продавать их как-то по-другому? Подумайте. Итак, когда и где?

Он почесал затылок.

Сможете в десять утра привезти?

Конечно. Куда?

Под трамплином.

Под трамплином это ответ на вопрос где а я спросил куда? и ответить надо было под трамплин. Дурачок какой-то.

Акашев всю встречу прогулял, причем сделал это умышленно. После того, как мы с перевозчиком расстались, лейтенант проследил за последним до места его жизни и деятельности в Нижнем. Ничего интересного в этом месте он не обнаружил обыкновенный гостиничный номер. Зато выяснил имя и настоящее место жительства владельца восьмерки не больше, не меньше чем Москва. Вот так-то... Да и Форд акашевский не засветили.

А с батончиками-то я чуть было не пролетел. Помните, когда мы с Акашевым и Джоном ездили на пепелище, что мы там нашли? Коробочку, напоминающую по форме Сникрес! Эти мафики ампулы продавали под видом Сникерсов. Интересно, а в Англию они батончики тоже так отправляли? Надо будет у Джона спросить.

* * *

12 октября понедельник

10:00

Джон ответил, что не знает, как в Англию попадали наркотики, кроме как в запчастях, потому что его к этому долбаному делу припахали когда уже было известно, что наркотики идут из России, и уже когда в банде торговцев у Интерпола было свой человек.

Итак, двести тридцать ампул отравы, можно считать, мы продали. Всего в каждом чемодане было по тысяче. Десять ампул Джону, двести тридцать Паше. Двести тридцать. А сначала, видимо, хотел двести. Потому что денег с собой привез только на сто или потому что... нет, скорее первое. А больше двухсот он, видимо, не ожидал. Но он не сэкономил деньги, а решил приобрести больше товара. Значит, товар ходовой и пользуется успехом, то есть имеет место быть дефицит. Почему? Потому что слишком мало в Россию привозят? А откуда возят, кстати?

Чем больше задавал я себе вопросов, тем хуже становилось мое настроение. И чего я в эту авантюру ввязался? Хотя, конечно, кое в чем мы уже далеко продвинулись. Во-первых, есть след, ведущий к розничным распространителям (кстати, чуть было не сорвавшийся) Паша. Во-вторых, есть ниточка, ведущая к каналу импорта наркотиков в Россию Алексей. Было еще одно направление, которое можно было бы разработать, но о нем я даже думать боялся.

К булыжнику, на котором я сидел, лениво подкатилась грязная восьмерка. Перевозчик вышел из нее, огляделся по сторонам и подошел ко мне. Я протянул ему бумажный пакетик с наркотиками. Он развернул пакетик и кивнул.

Да, это именно то, что нужно. И протянул мне пачку денег.

Как дальше жить будем?

А можно, он почесал затылок, месяца через полтора еще сотни две взять?

О'кей встречаемся через два месяца там же во столько же

Я сделал вид, что пересчитал деньги и кивнул ему. Он еще раз оглянулся и неспеша пошел к своей машине. Через двадцать секунд его машина скрылась за поворотом. А еще через пять вслед за ней пролетел вишневый Форд.

* * *

12 октября понедельник

20:10

Чай, кофе?

Кофе.

А кофе нет...

Вот так. Вот такой он гостеприимный хозяин. Ну, хорошо, что хотя бы что-то предложил.

Тогда чай. Если есть, конечно...

Он побежал на кухню заваривать чай.

Его зовут Миша. Он учится на третьем курсе в политехе. Его родители укатили на сколько-то там в Африку, оставив Михаила одного в трехкомнатной квартире. А в его телефонной трубке до сих пор стоит жучок, установленный там мною почти неделю назад. Наверное, Вы помните мой второй визит в эту квартиру, когда мне открыла мама Михаила, я тогда еще пообещал за ним присмотреть пока родители его будут есть бананы прямо с ветки.

Ростом Михаил был около ста семидесяти, темные волосы, небрит и вообще, с первых же минут общения он произвел на меня впечатление этакого гопника-мажора. И лексикон, и манера поведения, и все такое...

Михаил тем временем усадил меня на диван, поставил напортив меня журнальный столик, накрыл его скатертью, поставил прямо передо мной чашку, чайник, вазочку с печеньем и банку сгущенного молока. Я поблагодарил его и предложил присоединиться. Он с удовольствием принял мое предложение, сбегал на кухню за еще одной чашкой и подкатил к столику кресло.

Ну-с, молодой человек... и как мы с Вами дальше общаться будем? Мне самому все рассказать или Вы уж сами?

Вы о чем?

Если честно, я и сам не знаю. Просто надо же как-то разговор начать. Да к тому же, что я мог сказать? Что я поставил жучок ему в трубку? Что я вовсе не следователь прокуратуры Сергей Столяров, а частный детектив? Что я сам не знаю о чем с ним разговаривать и чем его...

Вы об этой мафии что ли?

Вот это да! А мальчик не так прост. Сразу раз и о мафии, без вводных фраз. Молодец!

Молодец! Именно о мафии.

Ну, так и чего? Я там не при делах, не по пути.

Да ничего, не беспокойся. Просто расскажи что знаешь.

А чо там знать-то? Ну Машка одна мне там... ну-у, короче, ну, ты понял. Во-от... а около ней все время какой-то лох на крутой тачке рисуется. Мафик. Б#@ буду, мафик. Или косит.

А девочку эту откуда знаешь, Маша ее зовут, да?

Да не-е, ее Оля звать. Машка... ну-у это так шкур сейчас называют.

Понятно. А познакомился ты с ней давно?

Не-а, недели две.

А как?

Ну как... как обычно. Я из будки мусорской вываливал, а она там гуляла. Ну и все. Потом пошли похавали в кабаке. И все.

И часто вы с ней видитесь?

Ну да. Почти каждый день.

А мафик ее?

А я чо? Мы с ним по очереди.

И он не возражает?

Да он не знает ничо. Мы ж с ей втихую. У ней дома или у меня.

А где она живет?

Он назвал адрес. Вы уже поняли какой он назвал адрес? Он назвал... Он назвал адрес подружки Алексея из Понтиака! Вот это оборот событий! Вот это захватывающий сюжет! Парень влюбляется (может быть, конечно, слишком сильно сказано, но смысл именно такой, и в этом вопросе я его вполне понимаю) в блондинку, он ей, видимо, тоже небезынтересен, и в то же время она встречается с Алексеем. Бандиты узнают о похождениях подруги их коллеги и решают убрать студента или хотя бы припугнуть, для чего и пытаются навести моими руками милицию на этого юношу с дефектом речи. Вообще-то интересный ход мыслей у этих негодяев  сначала я ставлю жучок на квартире у Миши-гопника, потом меня, застигнув за этим же занятием, берут на квартире Ершова, и потом я привожу сюда людей в погонах. Лихо придумано, конечно, один только недостаток  не сработало.

Да-а, парень, я дружески похлопал его по плечу, влип ты, конечно...

А чо тут такого-то?

Так, ничего... А с чего это ты вдруг взял, что этот парень мафиози.

Да ну так ясно же! Не, у него, конечно, есть десяточек магазинов, но таких бабок, как у него, магазинами не сделаешь.

Да-а... ничего не скажешь, новое поколение.

Нет смысла дальше пересказывать наш разговор, все и так ясно. Жалко только, если паренек пострадает.

* * *

12 октября понедельник

23:00

Чай, кофе?

Кофе, Джон. Если есть, конечно.

На ночь-то?

А ты этой ночью спать что ли собираешься?

Этой ночью ни я, ни Джон спать не собирались. Агент Джона сообщил, что в полночь у Алексея назначена встреча с поставщиком наркотиков. Место выбрано, как всегда, подходящее у Гардинии. Джон под это дело раздобыл где-то старенькую восьмерку (которая, как позднее выяснилось, только выглядела таковой, на самом же деле зверь, а не машина).

Как наши дела, Джон?

Нормально, вроде. Завтра обещали дать результаты анализа наркотиков. А, кстати, где лейтенант?

Уехал выслеживать распространителя этой отравы. Вернуться не обещал.

И какие наши планы, мастер?

А какие у нас могут быть планы, Джон? Выследим поставщиков, потом выйдем на других поставщиков, потом еще, и так до изготовителя. А у тебя есть альтернативные варианты?

Завтра увидим.

Интересно, что он имеет в виду? Наверное, хочет дождаться результатов анализов. Сам он с этим делом не справился и отдал компетентным специалистам, которым он доверяет в этом вопросе больше чем мне, Акашеву, погоревшему химику и самому себе вместе взятым. Причем о предварительных результатах анализа он с нами так и не обмолвился.

* * *

13 октября понедельник

0:05

Экипировались мы на эту встречу по полной программе. Кроме двух единиц огнестрельного оружия у меня при себе имелся направленный микрофон, подслушивающее устройство и рация для переговоров с Джоном наушник и микрофон-усик.

Сначала все было очень скучно. К Гардинии подкатил красный Понтиак, потом серый БМВ. Знакомые Вам с первых страниц ребята вышли из машин, пожали друг другу руки, поболтали о пустяках, потом договорились том как и когда экипаж БМВ отдает владельцу Понтиака наркотики. И все. Теперь только осталось проследить за БМВ чтобы установить источник поступления вредного для здоровья вещества в Россию, за чем, собственно, мы с Джоном и приехали сюда. Кроме того, Алексею из Понтиака было указано, что он недостаточно четко организовал работу по экспорту дряни, и что если в ближайшее время груз не уйдет в разные страны, то со своей квартирой, машиной, блондинкой и прочими атрибутами красивой жизни он может попрощаться. Это уже серьезно.

Ребята еще раз поговорили о пустяках, пожали друг другу руки, расселись по машинам. Джон завел двигатель нашей восьмерки. И в этот момент в зеркале заднего вида появился наш старый знакомый черный Мерседес-230. А его-то как сюда занесло?

Джон, езжай один. Я остаюсь.

Что так? На родных дорогах укачивает?

В зеркало посмотри.

Джон посмотрел.

И что?

А ты как думаешь? Господин Соловьев. Лично.

O'key guy, get out.

В вольном переводе последняя фраза означала, что Джон не возражал бы чтобы я оставил его в одиночестве.

БМВ плавно (!) тронулся с места и, царапнув уголком бампера стоявший у обочины Игл, покатился по направлению к трамплину. Вслед за ним отправилась восьмерка Джона. А к красному Понтиаку, который все еще стоял у ресторана, подкатил черный Мерседес. Я присел на скамеечку неподалеку от места встречи и направил микрофон куда следует.

Здравствуйте, Александр Соловьев, рад видеть вас в здравии и ...

Перестаньте, Алексей! Говорите что Вам нужно на сей раз.

Соловьев явно нервничал. Мы же предлагали ему, давай дружить, так нет, он сам со всем справится. А вот теперь стоит, курит и боится слово лишнее вымолвить.

Отправить груз в Мексику, Китай, Турцию, Пакистан и Албанию.

Соловьев почесал затылок.

А не слишком?

А Ваше-то какое дело? У Вас, Александр, ведь и выбора-то по большому счету нет. Либо соглашаетесь на наши условия и утром отправляем груз, либо рассвет Вы не увидите.

Соловьев бросил сигарету на асфальт и медленно пошел к Мерседесу.

Александр, окликнул его Алексей, скоро рассвет, времени у Вас...

Бизнесмен остановился, постоял секунду, а потом решительно распахнул дверцу Мерседеса и уселся за руль. Джип Чероки, который стоял у меня прямо за спиной, зарычал своим двигателем и медленно тронулся с места. Киллеры что ли? Мерседес тем временем плавно задним ходом выезжал на набережную.

Я вскочил со своей скамейки и бросился к ресторану. К Понтиаку я подбежал как раз в тот момент, когда Алексей открывал дверцу. Ударом ноги я отправил его на место пассажира, а сам вскочил за руль.

Руль до упора вправо, селектор на R, педаль газа в пол, задний ход, разворот юзом вокруг задней оси (на переднеприводных машинах у меня это хорошо получается), тормоз. Руль вправо и полный вперед!

Понтиак вылетел на дорогу и уже через пятнадцать секунд настиг Чероки. Водитель Мерседеса, видимо, догадался, что насчет рассвета Алексей не шутил, поэтому постоянно прибавлял скорость.

И прогремел выстрел. Война началась. Еще два выстрела и заднее стекло Мерседеса разлетелось на мелкие осколки. Мерседес тем временем вылетел на площадь Минина, резко развернулся почти на 180 градусов и покатился вниз к Волге. Этот же маневр выполнили Джип, а за ним и Понтиак. Кстати, в этом направлении движение по съезду запрещено, но в тот момент правила дорожного движения практически никакой роли не играли. Да и гаишников рядом не было.

Выстрелы из Джипа грохотали один за другим, и Мерседес постепенно становился похожим на решето. Выбрав момент, я вдавил педаль газа в пол, обошел Джип справа и на ходу разрядил в него весь магазин Ингрема. Тридцать пуль, выпущенных за какое-то мгновенье, сделали свое дело Джип резко ушел влево и кувырком покатился вниз по обрыву. Через четыре секунды я настиг Мерседес. Поравнявшись с ним, я помахал Соловьеву рукой. В конце спуска он остановился.

Я выскочил из машины и подбежал к продырявленному в четырнадцати местах Мерседесу. Его владелец неподвижно сидел за рулем, уставившись в трехконечную звезду на капоте.

Как ты? Спросил я его и тронул за плечо. Не ранен?

Не знаю. Нет, вроде...

Ну как, наигрался в войнушку или еще хочешь?

Нет, больше не хочу, он покачал головой.

А придется. А сейчас надо спрятать куда-нибудь твою машину и допросить пленного.

* * *

13 октября понедельник

04:10

Еж птица гордая, пока не пнешь, не полетит гласила надпись, выполненная шариковой ручкой на обоях. А этот Алескей, оказывается, веселый парень.

После вышеописанной сцены, когда Ваш покорный слуга пустил под откос вражеский экипаж, мы все вместе отогнали дырявый Мерседес друзьям Соловьева в Подновье, а потом дружно направились допрашивать нашего третьего спутника, для совершения чего он любезно согласился (попробовал бы он отказаться) предоставить нам свою квартиру. Квартирка ничего, кстати. Соловьев, правда, поморщился бедненько видите ли, и, поймав обиженный взгляд хозяина квартиры, добавил но чистенько.

Нам был предложен легкий ужин (или завтрак), состоящий из яичницы с колбасой и кофе с сыром. Я не смог отказаться. Соловьев поломался, конечно, но тоже согласился. Когда стол был сервирован, и мы были готовы приступить к трапезе, раздался телефонный звонок. Алексей с моего молчаливого согласия взял трубку, а бросился в прихожую, где стоял параллельный аппарат.

Привет, Лех, как дела? прогромыхал в трубке знакомый голоса небритого головореза.

А что?

Класс! Вот как, оказывается на вопросы надо отвечать! Пожалуй, я буду это использовать.

Да ничего... так... Кстати, Шеф сказал, что если ты ментам колонешься, мы тебя это... ну, того...

Убьете что ли?

Ну-у...

Алексей повесил трубку.

Я вышел из прихожей. Выглядел, конечно, он неважно.

И что теперь? Он обреченно посмотрел на меня.

Как что? Сейчас ментам колонешься.

А мне это зачем?

Вот умеет парень вопросы формулировать! Учитесь!

Чтобы в живых остаться.

Это как?

А так! Даже если ты сейчас ничего нам не скажешь, сам подумай, как они к тебе относиться будут! Не подумают они, что это ты меня на них вывел?!

Это с чего бы?

Да с того! Я встречался с перевозчиком от твоего имени, ты извини, конечно... И менты сейчас его разрабатывают. Я на твоей машине гонялся за киллерами и стрелял в них, кстати, из твоей машины. Твоя подруга работает на Интерпол, а ты сам что-то никак не организуешь стабильный экспорт этой дряни! Ну как?! Не подумают они, что их подставляешь? И даже если они тебя простят, есть ведь еще правоохранительные органы, правда?

Как я его? Жестоко, конечно, но что же делать, работа у меня такая. В конце концов, я же его не пытаю, а все только что сказанное чистейшая правда.

Кстати, насчет подруги Алексея, это я только что догадался. Вот смотрите  богатая, судя по гардеробу, девочка живет в такой квартирке (Соловьев, сноб, туда, наверное, даже не вошел бы), значит, это не постоянное ее жилье. Замечательно говорит по-русски и, наверняка, по-английски, так кем же ей прикинуться как не студенткой ин'яза? Все что сообщал нам Джон относительно планов бандитов так или иначе касалось Алексея. Ну и в довершение картины спецтехника, которую мы с Акашевым обнаружили у нее в квартире. Ну как, логично? Может быть, конечно, я в чем-то и ошибаюсь, но на Алексея это должный эффект произвело. Он тяжело вздохнул и вопросительно посмотрел на меня.

И что мне делать?

Да ничего особенного. Сначала ответишь на мои вопросы, потом переоформишь все свое имущество на меня и Соловьева, все равно тебе с ним сделать уже ничего не удастся, а потом можешь идти на все четыре стороны. Или, если хочешь, я тебе помогу из страны выехать.

Шантаж в чистом виде. Ему ничего не оставалось делать как согласиться.

Итак, я поудобнее устроился в кресле, взял в руки чашечку кофе и начал, первый вопрос: что это за наркотики?

Не знаю. Говорят, что-то необычное. Они с первого раза вызывают привязанность, но нет такой ломки как при употреблении других наркотиков. По цене он сопоставим с героином, а по эффекту действия даже сравнивать нельзя. Поэтому ребята, которые раньше торговали всякой ерундой, ну там марихуаной, героином, лекарствами разными сейчас переключаются на папоротник.

Оказывается, у этой гадости еще и название есть папоротник. Романтики.

А как вы находите пути распространения?

А они сами находятся. Люди, которые торговали лекарствами, приходят и покупают папоротник.

Сами приходят?

Когда как. Кто сам, кто курьера посылает, кому мы доставляем.

А, кстати, что это за перевозчик был?

Москвич, обещал организовать экспорт в Китай, Японию, Турцию, Германию, Албанию, Штаты и Канаду. У него туристическая фирма...

Понятно. А ты сам-то что не организуешь?

Не знаю! Никак не получается! Причем делал-то все как надо, не идет дело и все тут! Как будто мешает кто-то.

Может, и мешает, почему бы нет?

Да кто?

А я понял кто. Торговцы традиционными наркотиками стали терять сеть сбыта. Они и мешали. Только вот кто именно и как?

Кто поставляет наркотики?

Поставщик. Я его не знаю, говорят, папоротник делают где-то за границей, потом привозят сюда. Здесь его продают эти ребята на БМВ.

Продают только через тебя?

Говорят, что да.

А как ты ищешь каналы сбыта?

Ну, внутри страны люди сами приходят. А что касается экспорта...

Понятно, перебил я его, а, кстати, интересно, ты сам словосочетание экспорт наркотиков придумал или подсказал кто?

Ну-у эти, из БМВ это так называют.

Еще два вопроса. Первый какие отношения у твоей блондинки с другими членами вашей организации?

Никаких. Просто моя девочка.

А кто тот парень на мотоцикле Хонда?

Буржуй. Детектив преступного мира. Он сам никого не убивает, но за деньги может за три дня найти что угодно и где угодно.

* * *

13 октября понедельник

14:10

Я проспал девять часов. Девять. Со мной такое редко случается. Ночка, правда, была что надо, спал я крепко. Проснулся я от того, что кто-то сильно раскачивал яхту.

... а левую ногу приподнимаешь и уносишь вперед, донесся из соседней комнаты до боли знакомый голос, а правую назад отшвыркиваешь! Потом можно тоже самое, только боком повернуться.

Сие повествование, как я уже сообщил сопровождалось грохотом и раскачиванием судна.

Акашев! Прекратите, наконец, эти безобразия! Люди в отличие от Вас, лейтенант, работают иногда! А Вы чем там занимаетесь?!

Джона рэп учу танцевать. Спокойно ответил лейтенант. А что, мы тебе мешаем? В голосе его прозвучало искреннее удивление, которому я, разумеется, не поверил.

Нет, что Вы! А я Вам не мешаю?

Акашев вошел в комнату.

Храпишь громко.

Не надо ля-ля, я совсем не храплю.

Конечно, мастер! Ты же прошел специальный антихраповый курс.

Не ругайтесь. Джон встал в дверном проеме.

Ага! Не ругайтесь! прорычал я. Думаешь рэп научился танцевать, так теперь командовать всеми можно.

Похоже, в этот день я был не в духе.

Привет, лейтенант, как съездил? Я протянул руку.

Здорово, мастер! Акашев крепко пожал мою руку. Я слышал, ты тут фейерверк устроил?

Да, пришлось. Зато у Соловьева теперь есть сеть магазинов, у меня Понтиак Файрбирд. А у нашего бывшего друга Алексея загранпаспорт на левое имя с визами на все четыре стороны. Мы дали ему все шансы остаться в живых.

А блондинку он, судя по всему, мне оставил?

Да нет, тут кроме тебя желающие нашлись.

Ничего, Акашев потер руки, одного желающего за кордон отправили, и остальных куда-нибудь пристроим.

Ты сам-то как?

А что? Акашев пожал плечами. Нормально так съездил. Результативно, кстати, раскрутил сеть распространителей. В подробностях это было так. Дмитрий уселся в кресло напротив дивана, с которого я еще не встал.  Мы с тобой расстались на том, что я уехал вслед за перевозчиком. Приехали мы не больше не меньше, чем в Москву. Кстати, за пять часов дороги меня он так и не заметил. В Москве он сразу же вывел меня на человека, который, как это выяснилось через два часа, непосредственно занимается вывозом дряни за рубеж. На моих глазах он подготовил груз в Индию и образец для отправки в Пакистан.

Ты что, лейтенант, сам это все разведал?

Да не-е, тамошние опера помогли.

А они-то как узнали? Ты что, просто так к ним пошел?

Не-а,мне мой начальник дал телефончик, сказал, что, если буду в Москве по этому делу, то ребята в курсе, могут помочь.

Я встал с дивана и прошелся по комнате. Вроде бы все встало на свои места, все предельно ясно. Только вот кто есть кто разобраться пока не удалось. Поэтому и своими соображениями с народом делиться пока рано, хотя, повторюсь, вся картина для меня стала предельно ясной и очевидной. Но прежде чем приступать к активным действиям, мне необходимо было встретиться с одним человеком, который сам даже не подозревал, какой ценной информацией он владеет.

* * *

13 октября вторник

17:20

Сергей! От удивления он подпрыгнул на стуле. Вот уж не ожидал! Проходи, садись. Кофе, может быть, или чай.

Здравствуйте, Алексей Николаевич. Чай... если есть, конечно.

Шутки моей он, конечно же, не понял. Ну еще бы, куда ему. Вообще-то я находился в очень интересном положении. Я точно знал что я хочу спросить. Я даже предполагал что именно он ответит (если он вообще ответит, конечно). Единственное, о чем я не имел представления какие именно вопросы задавать, и в какой последовательности.

Как дела? Это он меня спросил! Сам втравил меня в это де... дело, а теперь как дела. Спросил бы еще какая погода на улице.

Помилуйте, Алексей Николаевич! Вы же, наверняка, не хуже меня знаете как дела движутся. Кстати, как Вам?

Что?

Ну-у, вообще, все. Например, перестрелка ночью? Похищение двух чемоданов наркотиков? Пожар в мафиозном замке? Исчезновение Алексея? Раскрутка сети сбыта через Москву? Я произносил вслух эти слова и следил за его глазами. Он же на самом деле ничего не знает! Вот и хорошо, хоть в нем-то я не ошибся.

Сергей... я, если честно, не совсем в курсе всей истории...

Да как же это не в курсе, Алексей Николаевич! Вы же меня в это втянули! Вы же давали мне деньги! Вы же обеспечили меня оружием! Вы же, в конце концов, сказали мне с чего начинать! И исходный материал, должен сказать, был весьма профессионально подготовлен. И Вы, вдруг оказывается, здесь совсем не причем. Занятно.

Он почесал затылок. Действительно, как-то не клеится. Получается, что он втравил меня в эту бойню не имея при этом никакой заинтересованности в ее исходе.

Сергей, он опять почесал затылок, знаешь, вообще-то, если честно, я не сам это все придумал. Просто один человек меня спросил, нет ли у меня кого для такого дела. Конечно, после того дела с похищенным оружием я просто не мог не отрекомендовать тебя, сам понимаешь.

А что же этот человек не пошел в милицию, к гэбэшникам, еще куда... почему Интерпол не привлек?

Он боится, что у этой мафии везде свои люди. А ты человек надежный, к тому же тебя в городе пять месяцев не было, когда все эти дела начинались.

Эти дела уже не пять месяцев идут, а гораздо больше.

Не знаю, он мне сказал, что всего три, да это сейчас и не важно.

Да все равно, если он работает в правоохранительных органах, можно же найти профессионалов, которые...

Он не в правоохранительных органах работает.

Просто Ваш друг, что ли? Не поверю, зачем частному лицу нелегально бороться с мафией?

Да нет, он здесь в администрации работает, отвечает за здоровье населения области... А что это ты так на меня набросился?! Тебе что, работать надоело? Так и скажи.

Нет, Алексей Николаевич, не надоело. У меня к Вам большая просьба, никому не говорите про этот наш разговор. Это должно сохранить Вам жизнь.

Ну, спасибо! Кстати, милиция начала раскручивать сеть сбыта, многих уже вычислили. Насколько мне известно, в этом есть и твоя заслуга.

* * *

13 октября вторник

21:40

Все упали и десять раз отжались! Этим вечером Акашев был жесток. Он ворвался в комнату как раз в тот момент, когда Джон пытался мне показать, как он научился танцевать рэп.

Сам падай и отжимайся, если тебе очень надо, Буркнул Джон. яичницу будешь?

Буду. Ой, мужики, что сейчас было! Меня чуть не пристрелили.

Работа у тебя такая, я пододвинул ему стул. Садись, рассказывай.

Короче, Акашев сел на стул верхом, два часа назад нас дернули на задержание одного террориста, который пытался пришить угадай кого? Девушку Алексея. Один из торговцев, видимо, решил, что она сдала всю сеть, и нанял киллера.

А она правда вам сдала сеть?

Нет, вроде. У меня начальник как-то вышел на нее. Я опять же с нашим москвичом ему помог здорово. Интерпол здесь же сработал.

Что, все враз, я усмехнулся, ты, начальник и Интерпол?

А что тут такого?! Одновременно вышли на людей...

На одних и тех же?

Частично списки совпадают, частично...

Джон, я повернулся к агенту Интерпола, ты что же это, зараза такая, ничего нам не рассказал? Мы тут... Акашева вон чуть не пристрелили.

Чуть не считается. Я сам впервые слышу, что Интерпол вышел на распространителей. Да у меня и миссия здесь другая не местную сеть раскручивать, а искать как наркотики за границу уходят и куда идут. Кстати, может Акашева дослушаем?

Акашев поблагодарил Джона движением головы и продолжил рассказ:

Киллера взяли сразу. Он назвал нам человека, который его нанял, сказал где его найти, как он выглядит и чего от него можно ожидать. Было это час назад. Мы еще с одним опером сразу поехали на Автозавод, он живет там. Встретили мы его на лестнице, как раз, когда он выходил из подъезда. Когда мы представились, он, конечно, за пушку схватился. Ну, мы ему сразу ситуацию разъяснили доступно, показали, что у нас пушек больше, он свою на пол и положил. Я свой пистолет убрал в кобуру, достал наручники и направился к задерживаемому. Напарник все это время его на мушке держал. И вдруг этот сопляк нагибается к полу и хватает свой пугач и вдруг сзади бах-бах-бах ему в башку! Оборачиваюсь Олег Иванович стоит, руководитель нашей группы. Так и прибил наркомана...

Да-а, Акашев, я тяжело вздохнул. Повезло тебе с руководством.

Ты это о чем, я что-то не понял?

Завтра скажу. Слушай, ты мне вот что сделай, узнай-ка, где сделаны ампулы для наркотиков.

Акашев обиделся. Ну, конечно! Его чуть не пристрелили, а я тут о стекляшках каких-то.

Кстати, Джон, ты обещал нам результаты анализов...

Джон почесал затылок.

Не все так просто. Но с достаточной степенью уверенности можно сказать следующее. Это наркотики не растительного происхождения. Их делали не из конопли и не из мака. Они синтезированы.

Где? Акашев не понял.

Я ожидал, что Джон ответит так, как его учил отвечать на такой вопрос русский дедушка, однако англичанин оказался более тактичен, чем обычно:

В химической лаборатории, например. Где угодно. И делается эта дрянь из относительно недорогих химикатов. Наркотик вызывает привыкание после второго-третьего употребления. А эффект гораздо больший, чем у героина.

Ого! Акашев не сдержал своего восторга. Мастер, у тебя еще нескольких ампул не осталось?

Еще полтора чемодана осталось. А ты продать хочешь или попробовать?

На поясе Акашева запищала рация. Говорит восьмой. Еще одного взяли. С поличным. Восемь ампул. В настоящий момент в разработке.... Акашев убавил звук.

Ну вот, еще одного взяли. Так всю сеть и раскрутим. Жарь яичницу, Джон. Можешь считать дело закрытым.

Завидую я Акашеву. Спать он сегодня будет спокойно.

* * *

13 октября вторник

23:00

Добрый вечер, радость моя.

Это была вся нежность, которую я мог себе позволить у Лены дома в этот вечер ее отец сбежал из больницы. Главное вовремя, как раз когда Лена в очередной раз предложила мне остаться у нее на ночь, а я в первый раз согласился. Нет, против папы я ничего не имею, я ему даже обязан нашим знакомством, однако, сказать, что в этот раз я был рад его видеть, я мог, только покривив душой.

Привет! Это было все, что она могла себе позволить. Проходи.

Спасибо.

Папа, познакомься, это Сергей.

Он напрягся, зажмурился и протянул мне руку. Я слегка ее коснулся, что причинило пожарнику адскую боль. Рано он из больницы-то...

Рано Вы, Леонид Степанович, из больницы-то...

Я уж вижу, съехидничал он, вы уж, молодежь, меня извините, конечно, я не знал...

Да что ты, папа, Лена замахала руками и робко предложила мне:  Проходи в комнату

Смысл шутки заключался в том, что квартира у них однокомнатная и чтобы оставить молодых наедине Леонид Степанович должен был пойти на кухню. Он предпочел общество уединению.

Действительно, Леонид Степанович, я покачал головой, Вы уж как-то...

Да ладно-ка! Он тяжело вздохнул и поморщился, так себе. Вон, он кивнул на Лену, которая никак не могла сообразить что же со мной делать (как сообщить отцу, что я останусь здесь ночевать или как объяснить мне, что я здесь не останусь), девку оставил на неделю, а она...

А она чужих мужиков водит! Хорошо он хоть про краденого ребенка ничего не знает. Похоже, вечер пропал. Общих тем для разговоров у нас нет, комната только одна, а на кухню он уходить не собирается.

Сергей, Лена тронула меня за плечо, может быть, чаю? Пойдем на кухню.

С удовольствием!

И я с вами! Воскликнул Леонид Степанович.

Он издевается что ли?

Леонид Степанович, а с Вами в больнице химик какой-то знаменитый лежал, Вы не знаете, как он теперь?

А что с ним будет? Все с ним нормально, идет на поправку. Сейчас его поменьше беспокоить стали, охрану сняли, он и пошел на поправку.

Вечер, действительно пропал. А еще говорят, что если чего-то очень хочешь...

* * *

14 октября среда

7:30

Доброе утро, Василий Кузьмич!

Здорово, коль не шутишь!

Я вижу, Вы уже ходите.

В тайне от врачей даже танцую. А ты, чай поди, ментовский будешь?

Никак нет, Василий Кузьмич. Сергей Коновалов, частный детектив.

Он присел на кровать.

Да-а, такого я в своей жизни еще не видывал.

Наверное, великий химик много чего не видывал в своей жизни, однако сегодня мне хотелось бы поговорить как раз о том, что он видел. Для начала, я объяснил ему, что я работаю под непосредственным руководством Олега Ивановича (Акашевского начальника), что он специально прибегнул к помощи своего старого знакомого потому что молодежи сейчас доверять нельзя, что об этом деле я знаю все и что, надеюсь, его жизни сейчас ничто не угрожает, хотя, кто знает...

Ну, Сергей, калякай, как твои дела.

Вот это слог! Интересно, а что будет, если сказать ему про наркотики, которые я спрятал в сарае у Лены? Наверное, возьмет себе немного. Для анализов.

Спасибо, все хорошо. А Вы-то как?

Да-а, он тяжело вздохнул и поморщился. А было это так...  Он устроился поудобнее и начал свой рассказ. Судя по той позе, которую он занял, и по тому как он начал повествование было ясно, что сейчас он рассказывает это раз двадцатый. Наверное, эта была его любимая история. Однажды мне позвонили из таможни и попросили провести анализ наркотиков каких-то новых. Мол, не знаем, Кузьмич, что за гадость нам подсунули. Я, конечно, властям помочь рад всегда, да-а... Привезли мне, значит, денька через три пять ампул и стал я опыты над ними ставить. Результаты получил, на следщий день делаю повторно, зачт, для проверки, и тут разбиватся, зачт, окно, и влитат в комнату бомба и как шин-да-ра-а-ах! Все. Дальше не помню.

А дальше и не надо, я дальше знаю. Надеюсь, в химии он разбирается лучше, чем в русском языке. И считает до трех  это важно.

И что там было? Я изобразил на лице неподдельный интерес.

А-а-а! А там было вот че. Там такая #üßня... ой... он робко повернул голову в сторону двери, пардоньте... Дык во-от! Там такой наркотик был, который не растет.

Где-то я это уже слышал.

Который не чего?

Который не растет. Ну-у, его не из травки делают.

А из чего?

Из химикалиев всяких.

А мы здесь сейчас можем этот наркотик сделать?

Здеся не-а, а вот в лаборатории могем.

А Вы все результаты опытов отдали Олеги Ивановичу или...

Все. С пояснениями и закавыками.

Блестяще! Просто блестяще! Жаль только я не могу задать ему вопрос, почему же он остальным милиционерам сказал, что не успел закончить анализы. Хотя, я, наверное, и сам все понимаю.

Василий Кузьмич, а Вы, случаем, не знаете? Я ищу женщину, она ас в химии. Очень крупная такая...

Как не знать! Он прямо-таки подпрыгнул в кресле! Ксения Владимировна Голованова. Талантливейший ученый, она раньше преподавала в университете, а месяцев пять назад ушла оттуда и с тех пор ее видели только два раза в театре. Один раз сюда ко мне заходила. Чем сейчас занимается не знаю, только точно уж не химией машина очень уж дорогая для ученого. А формы у нее! Его глаза вылезли из орбит.

Василий Кузьмич, а когда она сюда заходила, Вы с ней о чем разговаривали?

О химии, конечно, о чем с нею ищо можно?

А как о химии? Как Вы считаете, я не показался ему излишне навязчивым?

Ну, я поделился с ней своими впечатлениями о...

О составе наркотиков!

Ага! Она сказала, что никому не скажет и мне велела никому не говорить. У ней знакомый один был, попал в таку жу ситуевину. Так он стал на каждом углу орать, его и пришибли в подъезде.

Она Вам и посоветовала всем говорить, что Вы анализы не закончили?

Ну!

А где же мне ее сейчас найти?

А попробуй к ей домой сходить.

Он назвал адрес. Я пожелал ему скорейшего выздоровления и пообещал прислать горсть бананов и пять пузырьков наркотиков, может, не так скучно будет.

* * *

14 октября среда

10:00

Вот здесь события и должны получить свое дальнейшее развитие. Промолвил Акашев.

Наш конспиративный Форд остановился в сорока метрах от подъезда. Именно в этом подъезде, который лейтенант назвал мафийным гнездом, проживает Миша-гопник, за которым я должен приглядывать пока его родители работают на (или за) негров.

И что, лейтенант все это значит?

А то, мастер, что, если нам сегодня повезет, то нам покажут одно место. История такая: девочка Алексея, видимо, зналет гораздо больше, чем ей следовало бы, поэтому, когда ее друг пропал, не оставив даже доверенности на Понтиак, она решила возместить эту потерю и сдать нам банду. Но не всю сразу, всю, она возможно и не знает, а по частям и за деньги. Гэбэшники что-то сунули ей и она сдала несколько каналов сбыта, сунули еще немного показала перевалочный пункт, на котором мы сейчас засаду установили. Вчера ей дали как следует и она выдала направление, в котором нужно искать производителей наркотиков.

И где это?

Ориентировочно, Ближний Восток, подробная разработка ведется, но держится в секрете. Так вот...

Кем ведется разработка?

Нашей группой. Так вот...

Кто руководит?

Наш начальник, Олег Иванович. Непосредственно. Так вот...

Ты принимаешь в этом участие?

Нет, я работаю только по Нижнему. Так... он остановился и посмотрел на меня с опаской, так во... так вот, вчера вечером мы взяли одного жулика из этой банды, который прослушивал эту квартиру, там в телефоне жучок стоит...

Я знаю.

Я стал прослушивать этот номер, продолжал Акашев, и услышал угадай чей голос?

Подружки Алексея, наверное.

Откуда ты...?

Оттуда. Продолжай, пожалуйста.

Она кому-то сообщила, чтобы сегодня он заехал за ней в половине одиннадцатого чтобы показать ему одно место. Надеюсь, это место, которое нам сегодня покажут, имеет хоть какое-то отношение к расследованию.

Кто-нибудь знает, что ты прослушивал телефон?

Нет.

А что, ты сегодня следишь за...

Нет, а что?

Я посмотрел на часы. Если бандиты пунктуальны, то пять минут на разговоры у нас еще есть.

Ладно, Акашев, теперь послушай что я скажу. Первое, девушка Алексея работает на Интерпол. Второе, девушка Алексея работает на мафию. Третье, твой начальник работает на мафию.

Акашева прямо-таки передернуло.

С чего это ты взял?

В дверях подъезда, за которым мы наблюдали, появилась наша знакомая. Лейтенант запустил двигатель. Ольга прошла три метра, села в Волгу, стоявшую у обочины, которая, взревев двигателем дернулась с места с такой прытью, с какой только была способна.

Ты просто поверь мне. Я тебе потом объясню. Поехали!

Но прежде, чем наш Форд тронулся с места, мимо нас пронесся старый знакомый на мотоцикле Хонда. Вот как! Значит, жулики наняли Буржуя, чтобы он их вывел на Ольгу!

На этом сюрпризы не заканчивались. Из подъезда выбежал Миша-гопник, запрыгнул в стоявшую напротив восьмерку и отправился вслед за своей возлюбленной. Наша машина была замыкающей в эскорте. Интересно, ребята в Волге заметят хотя бы кого-нибудь?

Процессия проследовала по улице Родионова, через площадь Минина, спустилась в Волге. Когда мы после спуска повернули, как все, направо, то обнаружили, что мотоциклиста уже нет с нами. Вместо него около преследуемой Волги замаячил черный Шевроле Блейзер.

Давай-ка поближе к Блейзеру, сказал я Акашеву, однако, просьбу мою выполнить ему не удалось, в зеркале заднего вида появились две милицейские девятки с включенными мигалками.

Черный Блейзер, прижмитесь к обочине! прогремело из матюкальника.

Что-ж, одним меньше. Как в песне мушкетеров: Уже втроем, уже у нас потери....

Вишневый Форд, прижмитесь к обочине! прогремело из матюкальника. Это еще что такое?

Акашев, покажи им удостоверение.

Акашев скорости не сбросил, но позволил девятке догнать нас. Когда девятка поравнялась с Орионом, Акашев приоткрыл окно и показал сидевшему в Ладе сержанту красную книжечку.

Вишневый Форд, прижмитесь к обочине! прогремело из матюкальника.

Да что они! Акашев прижался к обочине и остановился.

Сержант тут же оказался у левой дверцы Форда.

Быстро из машины руки на капот!

Непрофессионально. Акашев распахнул дверцу так, что пистолет сержанта как-то оказался в руках Акашева, а сам борец с преступностью отлетел на два с половиной метра. Из девятки выскочили еще два сержанта с автоматами. Я спокойно вышел из машины и направился к ним.

Лежать! Крикнули сержанты.

Спокойно, ребята! Я с сожалением улыбнулся. Вы только что сорвали операцию по задержанию особо опасных преступников. Мы вели наружное наблюдение... проговорив эти слова, я предъявил ребятам такое удостоверение, прочитав первую строчку в котором, они вытянулись пор стойке смирно и отдали мне честь.

Вольно, скомандовал я им. Теперь, главное, не мешайте.

Но не мешать было уже бесполезно, жуликов мы упустили. Я вернулся к сержантам.

Какого на фиг вы тут делаете?

Сержантам стало стыдно.

Понимаете, нас наш начальник пристроил на выходные к какому-то прокурору, сказал, чтобы мы все его задания выполняли. Он сказал, что примерно в это время мимо нас проедет эта Волга и велел нам очистить ее от хвоста.

Поздравляю, ребята, со своей задачей вы справились блестяще. Этого прокурора зовут Олег Иванович?

Да, а как Вы узнали?

Интересно, а как же его еще могут звать?

* * *

14 октября среда

12:20

Акашев сделал глупость, пригласил меня к себе пообедать. И дело вовсе не в желании накормить ближнего, такая забота лейтенанта о моей персоне была продиктована обыкновенным любопытством. Конечно, если бы Вам сообщили, что Ваш начальник работает на наркомафию, Вы бы не попытались это поподробнее выяснить? Все это обошлось ему в пятьдесят долларов, не считая стоимости обеда.

С самого начала меня ждал сюрприз Акашев сказал, что мы будем обедать у него дома, а сам привез меня на квартиру, где в моем присутствии неделю назад грохнули лейтенанта милиции Дмитрия Ершова (кстати, Ершов сейчас в больнице, дела его идут на поправку, все у него нормально настолько, насколько может быть в такой ситуации).

Пользуешься, пока хозяина нет, попытался съязвить я.

Нет, наслаждаюсь холостяцкой жизнью, пока квартиранта нет. отпарировал Акашев. Это моя квартира, а Димка просто живет у меня, поскольку своей квартиры у него нет. Ты погуляй здесь пока я суп разогрею. Суп у меня классный, только вчера сварили, а я уже половину съел...

Вот ведь оно как в жизни-то бывает.

Пока Акашев возился со столом, я прошелся по комнатам. Их было две. Первая спальня. Огромная кровать, три стула, тумбочка, на которой стояли два пузырька одеколона, один пузырек перекиси водорода и длинные ножницы, над тумбочкой большое зеркало, рядом столик с компьютером. С тумбочки, спинок кровати и компьютера пыль не стирали, кажется, неделю. А вот со столика совсем недавно.

Другая комната, видимо, служила гостиной, а Ершову, похоже, еще и спальней. Мебели в ней было совсем немного шкаф, письменно-обеденный стол, два кресла, четыре стула, диван, полка с телевизором, полка с телефоном. На столе лежала тетрадь. Когда я приоткрыл ее, на меня повеяло ароматом молодости (хотя, возможно, в двадцать два года говорить о молодости в прошедшем времени неприлично) это был черновик, кто-то пытался методом Ньютона... ладно, не буду Вам мозги загружать, но я это проходил в свое время, когда учился в университете на программиста. Вычисления были прерваны на третьей итерации. Между страницами я обнаружил обоженный волосок длиною в пять сантиметров.

А что, лейтенант, хорошо без друга-то жить?

В смысле?

Ну, личная жизнь...

Да нету у меня никакой личной жизни.

Да что ты! Кого Вы хотите обмануть, лейтенант! Лучшего в городе сыщика, непревзойденного...

Из кухни вышел Акашев в фартуке. В одной руке он держал половник, в другой скалку.

Непревзойденного кого, я что-то не понял? Да ты даже не сможешь определить была ли в этой квартире женщина вообще когда-либо. Спорим на пятьдесят долларов?

Тебе так хочется поспорить? Ну, давай. Брюнетка-второкурсница, с которой ты давно знаком и у которой родители довольно лояльно относятся к тому, что их чадо проводит ночь вне родительского крова, однако возможность бывать у тебя так часто как ей это захочется появилась у нее только с уходом Ершова... она, кстати, очень хочет тебе понравиться. Ты уж с ней будь поласковее, а то она в жизни пока мало смыслит...

Стоп! Стоп! Стоп! Хватит! Акашев разволновался. И откуда...

Оттуда! Перекись водорода на тумбочке и обоженный волосок в тетради: возможно, кто-то пытался перекисью осветлить волосы, обжег их и потом выстригал ножницами около зеркала в спальне, волосы падали на тумбочку, после чего ее и протерли. Обычно волосы осветляют брюнетки. То что она у тебя дома нашла время для экспериментов с прической, делала домашнее задание по численным методам, а также то, что она оставила тетрадь с недоделанным примером, говорит о том, что ты оставляешь ее одну здесь, доверяешь ей ключ от квартиры, а значит, знаешь ее давно. Наконец, последние дни мы провели практически вместе, ты в Москву мотался, а суп у тебя свежий, значит, готовил его не ты, значит, она живет у тебя. Но живет несколько дней, иначе давно бы выучилась работать на компьютере и не считала бы такие большие цифры столько много раз в тетради. Ну как, лейтенант? Кто тебя за язык тянул насчет пятидесяти долларов?

Акашев грязно выругался и предложил мне пройти на кухню. Суп, действительно, оказался очень вкусным. Когда с ним было покончено, Акашев все-таки осмелился напомнить мне о данном мною сегодня утром обещании.

Чем хреновины всякие вымудрять (?) лучше бы о серьезных вещах подумал.

Об Ольге что ли?

О ком?

Он даже не знает как зовут девушку Алексея.

Об Ольге, подруге Понтиака. Так вот, во-первых, она работает на Интерпол. Вспомни, все, что выдавал нам Джон, так или иначе связано с Алексеем, нам передавалась информация только та, что шла от этого бизнесмена. Ну и то, что такая девочка живет в таком захолустье, то, что студентка инъяза не появляется в институте, а таскается с приятелем по городу круглые сутки, то, что у нее под кроватью спутниковая антенна, наконец, говорит о том, что она работает на Джона. Во-вторых, она работает на бандитов. Здесь я немного отвлекусь. Вспомни географию поставок наркотиков. Европа, Азия, юг, север, запад и восток. Мы во все концы мира отсылаем эту гадость. Вспомни-ка то, что нам в свое время Алексей говорил, то, что ты в Москве узнал и то, что Катюша вам сдала. Это же все вокруг России. Так значит, где наркотики производят?

Он посмотрел на меня ошалелыми глазами.

В России, ты считаешь?!

Ну конечно! А где же еще? Если бы их производили на Ближнем Востоке, их не надо было бы туда экспортировать. А девочка нам сказала, что их производят именно на Ближнем Востоке. А твой начальник это повторил и, поверь мне, он найдет производителя на Ближнем Востоке и представит тебе на блюдечке с голубой каемочкой. Кстати, помнишь, ты рассказывал про перестрелку в подъезде? Так вот, пока вы разговаривали с парнем, он вел себя нормально, он понимал, что, если попрет один на два ствола, то его хлопнут сразу же. Но, когда он увидел твоего начальника, сразу же дернулся за пистолетом, потому что напугался. А начальник твой, кстати, три раза выстрелил ему в голову, а чтобы человека просто остановить, достаточно одного выстрела в плечо. Кроме того, химик закончил анализы наркотиков полностью и передал результаты Олегу Ивановичу, после чего, заметьте, ПОСЛЕ чего его и попытались убить, но он вовремя сообразил что и как ему говорить, и такое положение вещей всех устроило. Кроме того, бандитам было интересно, до чего докопались именно вы с Ершовым, поэтому они и вскрыли с моей помощью тот файл с химическими формулами. Поэтому в-третьих, твой начальник работает на бандитов. Последние же сейчас задергались, ну как же, только начали, так все хорошо шло и вдруг на тебе! Просто так отвязаться от правоохранительных органов им не удалось, вот они и решили сдать нам просто сбытовую сеть и производителя какого-нибудь, для отвода глаз, а сам наркотик здесь как производили будут производить...

Зазвонил телефон, Акашев взял трубку. В ходе разговора он один раз спросил что?, по два раза где? и когда? и пять раз грязно выругался. Повесив трубку, он посмотрел на меня с обреченно проговорил:

Тот мальчик, который вышел из подъезда вслед за Ольгой, только что на Арзамасской трассе сбил ее на своей восьмерке. Насмерть. Сам он сейчас в бессознательном состоянии. Мне надо ехать туда, а вот тебе там лучше не светиться. Встретимся вечером на яхте.

О'кей! И, пожалуйста, выясните с Джоном для меня как сказалось появление папоротника на продаже остальных наркотиков. и, если можно, с персоналиями.

А те пятьдесят долларов Акашев отдал мне только через год.

* * *

14 октября среда

15:20

Да-а, расследование... в день по трупу, а то и больше. Так мы скоро половину Нижнего перебьем. Пора с этим завязывать. Для того, чтобы хоть как-то отвлечься от этих мыслей, я решил нанести визит, в ходе которого мне точно не придется стрелять и уворачиваться от пуль, слышать нецензурную брань и самому... нет, я матом не ругаюсь, но иногда нужно людям объяснить так, чтобы они поняли. Короче, я собирался нанести визит женщине.

Помните, в том домике в лесу, точнее на том пепелище, которое от него осталось, мы нашли бюстгальтер ужасающих размеров? А до этого там я гадал над файлом, в котором были сокрыты химические формулы. Сопоставив эти два факта, а также еще несколько мелочей, я предположил, что просто так в этом домике никто не жал. Может быть, это была химическая лаборатория, может быть, просто место встреч, неважно. Главное, что там люди в той или иной форме работали над составом наркотиков. И что, по-Вашему, могла там делать женщина? Тем более столь длительное время, что ей даже потребовалось переодеться? Наверное, она не была охранником или водителем. Конечно, она могла просто, скажем, разливать наркотики по пузырькам или упаковывать их в Сникерсы, но... Я и подумал, а не может ли она быть химиком? Химик Кузьмич прямо ответил может! А уж тем более, если она пять месяцев не появляется на людях и вдруг является в больницу к коллеге, да еще дает такие мудрые советы.

По адресу, который он мне дал, она уже два месяца как не проживает, однако, новые жильцы сообщили мне, что передвигается она с помощью Кадиллак-Флитвуд. Этого мне оказалось вполне достаточно, чтобы выяснить адрес, по которому она сейчас проживает такой Кадиллак в городе всего один и она имела глупость зарегистрировать его на своего племянника, который и назвал мне адрес, по которому ее можно найти. Заодно племянник сообщил мне, что она сейчас работает на одну очень известную фармакологическую фирму и работа у нее связана с частыми командировками, поэтому неизвестно, застану ли я ее дома.

Я застал ее на выходе из дома. Зрелище, действительно, потрясающее! У это женщины нет роста и объемов есть диаметр. Неудивительно почему она выбрала себе такую здоровую машину.

Здравствуйте, Ксения Владимировна.

Сказать, что, увидев меня, она попыталась запрыгнуть в машину, с моей стороны было бы кощунственно, с ее комплекцией не запрыгивают, а закатываются, но то, что мое появление подействовало на нее как костер на Снегурочку, видно было невооруженным глазом. Как приятно, женщины ко мне неравнодушны, причем проявляют это во время первой встречи. Испуг с первого взгляда, как романтично! Да, женщинам есть чего бояться.

Ударом ноги я прикрыл дверцу ее Кадиллака, в который она еще не успела ввалиться, и жестом предложил ей пройти в подъезд, из которого она только что вышла.

Ксения Владимировна, я галантно предложил ей руку, не изволите ли пройти наверх, я с удовольствием позволю Вам предложить мне чашечку чаю с конфетами. Ах, я так люблю конфеты! Кстати, вон видите, красный Понтиак стоит? Это мне Алексей подарил, м-да... а как я стреляю, Вы уже, наверное, наслышаны.

Вы бы мне отказали в такой ситуации? Вряд ли, если только Вы не мужчина.

Мы поднялись на девятый этаж (на лифте, разумеется), она распахнула передо мной дверь и предложила пройти в квартиру.

Только после Вас. Моя вежливость была продиктована не только соображениями безопасности (нельзя за спиной оставлять представителя мафии, может пристрелить или задавить телом), но и требованиями этикета, я ведь все-таки джентльмен.

Когда чай был согрет и мы, наговорившись вдоволь о погоде и театре, расположились в креслах друг напротив друга, я все-таки позволил себе произнести пару слов о деле, которое привело меня в этот дом.

Итак, Ксения Владимировна, о самом главном мы уже побеседовали. Напоследок поведайте мне, пожалуйста, о том кто, где и как производит наркотики, и мы с Вами расстаемся до суда.

И Вы, юноша, думаете, я Вам все расскажу?

Вот это самообладание!

Конечно, расскажете. Если честно, я не представлял себе иного исхода беседы, однако почему она должна была мне все рассказать я в тот момент себе не представлял.

Так вот, молодой человек, я должна Вас разочаровать, ни про какие наркотики я не знаю. Разумеется, за исключением того, что мне сообщил в больнице Василий Кузьмич.

А это не Ваше, мадмуазель? С этими словами я извлек из кармана куртки ту деталь ее туалета, которую мы нашли на пепелище.

Она прямо-таки обмерла. Воспользовавшись ее оцепенением, я подбежал к ней и... нет, не то, что Вы подумали (как Вы вообще могли такое подумать?!), и примерил этот предмет на... короче, предмет подошел. Столбняк тем временем стал потихоньку отпускать мадмуазель и уже через двадцать секунд она смогла промямлить:

Где это...

Где я это взял? А Вы не помните ту ночь, которую мы провели вдвоем? Не помните, как я стоял, приблизившись к стене? Взволнованно ходили Вы по комнате и разные вещи в лицо бросали мне. Вы говорили, что наркотик производится в Нижнем или пригороде, что делают его из легкодоступных химикатов, что руководитель следственно-оперативной группы, расследующей это дело, сам является преступником, что...

Хватит! Она закрыла лицо руками. О чем Вы? Какая еще ночь?!

Согласен, Ксения Владимировна, ночи не было. Но Вы думаете, Ваши друзья поверят мне, если я им выложу все вышеперечисленное и сообщу, что на все эти безобразия именно Вы мне глаза открыли?

Жесток я, конечно, с ней, но что делать... Но Вы и меня поймите! Эта женщина при всех ее женских чертах заработала Кадиллак на производстве наркотиков. Она работает на мафию. Она может вывести меня напрямую туда, куда мне нужно. И все! И конец расследованию! Как Вы считаете, мог я этот шанс упустить?

И что Вы, молодой человек, предлагаете?

Есть два варианта. Первый я только что назвал, я сообщаю Вашему руководству, что Вы их сдали и...

Да меня же тогда убьют!

Это точно. Поэтому, есть второй вариант. Вы рассказываете мне кто, где и как производит наркотики, и мы с Вами расстаемся до суда. Безусловно, правоохранительным органам я Вас отдам, но только тогда, когда начальника следственной группы поменяют. Если Вы попытаетесь выехать из города, я опять же вступаю в контакт с преступной группировкой на предмет длины Вашего языка. Так какой вариант предпочтете?

А какой тут выбор-то?

Я все понимаю, Ксения Владимировна, все плохо. Итак?

Ладно, я все расскажу.

* * *

14 октября среда

18:05

Вот практически и все. Она рассказала все настолько подробно, насколько только была способна. Для завершения расследования не хватало лишь финального аккорда. Для того, чтобы его озвучить, я направился туда, откуда началось расследование в здание областной администрации.

Здравствуйте, Алексей Николаевич, как Вы?

Алексей Николаевич увидеть меня здесь средь бела дня не ожидал. Конечно, мы с ним встречались-то в последнее время все конспиративно: ночью в условленном месте, предварительно проверив хвост. А тут вдруг я заваливаюсь к нему в кабинет в рабочее время.

Он поднялся из-за стола и направился мне навстречу.

Здравствуй, здравствуй! Вот уж не ожидал!

Еще бы!

Алексей Николаевич, у меня новость, я закончил расследование. Почти.

Он так и сел. На ближайший стул.

Как это?

Как это что? Как закончил или как почти? Я улыбнулся. Я нашел место, где производят наркотики, я нашел людей, которые это делают. Также, я определил, что человек, расследующий это дело, сам работает на дельцов наркобизнеса, в связи с чем у меня и возник вопрос, который я задавал Вам прошлый раз. Поскольку расследование заказали не правоохранительные органы, а Ваш друг, то кому мне представить результаты? Только ему или передать их все-таки в компетентные органы? Я знаю кому там отдать, чтобы дело довели до конца так, как это положено.

Алексей Николаевич извинился и вышел из кабинета. Через три минуты он вернулся.

Он сказал, чтобы ты отдал все правоохранительным органам.

Точно? Он прямо так и сказал? Может быть...

Да без может быть! Он как услышал, прямо на стуле от радости подпрыгнул, говорит пусть отдает ментам, разнесем эту халабуду на хрен.

Я вышел из здания администрации и медленно поплелся к машине, которую я оставил у стены Кремля. Вот, вроде и все, дальше сработает система, я со своей задачей справился.

Я распахнул дверцу и сел в машину. И в этот же момент увидел серый БМВ, проезжавший по площади Минина по направлению к памятнику Чкалова. Я завел машину, выжал газ и, наплевав на правила дорожного движения, направился вслед за камикадзе. Я ехал от них на почтительном расстоянии, поэтому, надеюсь, они меня не заметили.

Они заправили машину на Родионова, немного помяв задний бампер о заправочную колонку, и поехали в сторону Канавино. Мы опять перескли площадь Минина, спуск к Волге, мост, потом повернули направо, и проехали мимо областного ГАИ. БМВ воткнулся в бордюр (=остановился, припарковался) напротив автошколы рядом с Вольво красного цвета. Я нажал на газ, пролетел мимо них на бешеной скорости, чтобы они не успели заметить что это за Понтиак, свернул за угол, припарковал Понтиак у проходной порта и бегом вернулся к месту встречи. Когда я выглянул из-за угла, у меня на душе даже как-то потеплело. Я наконец увидел знакомые лица: Джек-Потрошитель передавал толстому мужику, с которым я уже неделю не виделся, упаковку Сникерсов, наверняка, с папоротником. В багажнике БМВ еще оставалось три таких коробки. Толстяк положил переданную ему коробку на заднее сиденье Вольво. И ведь место какое выбрали для передачи наркотиков, совсем обнаглели! Сейчас я их вех сдам в милицию.

Эй, мальчик, шепнул я проходящему мимо пареньку, десять долларов надо?

Ему было надо.

Видишь, мужики стоят у Вольво? Скажи им, что у тебя папа в ГАИ работает, что он послал тебя сказать этим мужикам, что их всех троих просят пройти в двенадцатый кабинет ГАИ так как их машины, кажется, числятся в угоне.

Мальчик десять долларов отработал добросовестно, через двадцать пять секунд все трое скрылись за поворотом. Да, интеллект у этих ребят слабоват, им мальчик сказал троих, они втроем и пошли.

Как только жулики скрылись из виду, я быстро подбежал к Вольво, ударом ноги выбил стекло передней левой двери, раскрыл ее и уселся на место водителя, через десять секунд мотор автомобиля заработал. Я вывел машину на дорогу и поставил напротив ГАИ прямо под знаком Остановка запрещена. Выполнив все эти действия, я бросил на коробку Сникерсов записку шоколадки-сюрприз для ментов, вернулся к Понтиаку и стал наблюдать из-за угла за дельнейшем развитием событий.

К Вольво подбежал лейтенант. Он обошел машину, посмотрел на нее со всех сторон, заглянул внутрь и стал откручивать задний номер. В это время к нему подошел хозяин машины. Так, один есть!

Джек и камикадзе пробежали мимо толстяка в направлении своего БМВ. Я быстренько запрыгнул в Понтиак (в последний раз, жалко, я уже привык к этой машине) и, развернув ее, направился в сторону ГАИ. БМВ я настиг на перекрестке. Резко газ и руль влево! Острый нос Понтиака вошел точно в багажник БМВ. Баварец ушел влево и уткнулся в столб. Я и Джек выскочили из машин одновременно, но я выстрелил первым.

Это и был финальный аккорд.

* * *

14 октября среда

21:35

Я надеялся, что в честь окончания расследования они праздничный ужин сообразят, так нет, опять яичница. Хорошо, хоть лейтенант пельменей догадался принести.

Сам пельмени делал?

Конечно сам. Джон, давай вари быстрее, я голодный как волк.

Врешь. Поспорим на пятьдесят долларов?

На пять.

О'кей. Если бы сегодня днем у тебя были пельмени, то ты их мне предложил бы. С обеда до настоящего момента на их изготовление у тебя времени не было, значит...

А, может, было?

Если бы у тебя было хоть немного времени, то ты в первую очередь поел бы и сейчас не был бы голодным как волк.

В комнату вошел Джон.

Дмитрий, ты должен мастеру пять долларов.

Акашев обиделся и отвернулся от меня.

И вообще, возвращайте мои пельмени, я их в другом месте сварю. Забесплатно.

Поздно, лейтенант. Мистер Бонд их уже того.

Что, съел?!

Нет, сварил.

Следуя лучшим традициям классического детектива, за обедом мы говорили исключительно о том, что не портит аппетит о женщинах. Входе этой беседы мы выяснили, что из всех женщин я предпочитаю Лену, Акашев брюнеток, а Джон тех, которые лучше готовят (я его понимаю, на яичнице долго не протянешь). Когда от пельменей остались только хорошие воспоминания, я извинился перед народом и напомнил ему (народу) ради чего мы все здесь... Акашев еще не знал какой сюрприз я им всем приготовил, поэтому чувствовал себя героем дня.

Во-первых, что касается ампул. Они изготовлены здесь, в Нижегородской области. Мафики их официально приобрели через одну свою фирму. Следствие сейчас разрабатывает это направление. Во-вторых, на Арзамасской трассе произошло интереснейшее событие. Если кое-кому из присутствующих память не отшибло, то он, наверняка помнит, что мы предоставили парню на восьмерке возможность самостоятельно преследовать Волгу, в которую села Ольга. На Арзамасской трассе он, видимо, себя выдал. Судя по всему, Волга съехала в ближайший поворот и встала поперек дороги, Ольга вышла оттуда и выдала очередь из калашникова по восьмерке, парень пригнулся и сам не заметил как въехал точно в Волгу. Ольга же оказалась между двумя автомобилями. Когда наши приехали туда, Олег Иванович, наш руководитель, уже был на месте.

А на чем он приехал, спросил я.

Вот именно, ни на чем. Двадцать километров от города и только Волга и восьмерка.

Ну, теперь-то ты убедился, что он работает на жуликов?

Убедился, буркнул Акашев. Восьмерочник без сознания, а у Ольги в голове еще и пулю нашли. Выпущена из пистолета Олега Ивановича.

Ай, как неосторожно, покачал головой Джон, здорово мы их взволновали.

Это точно, кивнул Акашев. Ребята уж совсем думать перестали. Интересно, а кто такой этот парень на восьмерке? И что они там все делали?

Парень этот поклонник... бывший поклонник погибшей. А на двадцать третьем километре Арзамасской трассы находится цех по производству папоротника.

И я пересказал им всю беседу с Ксенией Владимировной, а заодно и мои маневры около управления ГАИ. По ходу рассказа Акашев делал пометки в блокноте, а когда я сообщил, что повествование окончено, поцеловал меня и выбежал на свежий воздух. И с этого момента двое суток я его не видел.

Да-а, вздохнул Джон, стареем. Если бы мы сразу догадались, что из этого лифчика можно столько вытянуть...

Да-а, я тоже вздохнул, да, Джон, стареем. Кстати, вы с этим ментенком не выяснили...

Все выяснили, мастер. С появлением папоротника упали продажи всех других наркотиков.

Конкретнее нельзя?

Ну, кокаин, героин, ä#ины всякие. Эти, как их... лекарства тоже.

Что за лекарства?

Ну, лекарственные препараты. Люди их воровали да продавали, получали деньги.

А кто воровал?

А кто их знает... у этих ребят очень крутая прикрышка есть. А история такая в больницы поставляются наркотические средства, которые производятся здесь, в Нижегородской области. И, короче, часть этих наркотиков до больниц не доходит. На какой стадии производства или транспортировки воруют выяснить так и не удалось, кто-то сверху не дает.

А по героину и кокаину?

Там тоже черт ногу сломит. Ловят одних, появляются другие. Как всегда.

* * *

Вот и все. Почти все. Правоохранительные органы сработали блестяще, всех бандитов поймали, против всех доказательства нашли. Все мои предположения подтвердились. Акашева очень хорошо поощрили. Алексей Николаевич додал мне все, что обещал до расследования, и еще миллион рублей, видимо, кому-то это расследование очень было нужно.

И этот кто-то допустил большую ошибку предложив мне заняться этим делом. Эта ошибка стоила ему жизни.

* * *

17 октября суббота

10:00

Москва

В силу профессии мне часто приходится бывать в гостиницах. И номера, соответственно, я всякие видел. Но когда я попал в этот номер, я понял, что не видел в жизни еще очень многого. Три комнаты, везде мебель из хорошего дерева, в каждой комнате по телевизору, фрукты в вазе, халаты в ванной...

Кого-то ищите? услышал я голос за спиной.

Я обернулся. Я видел его в первый раз, а он, без сомнения, меня узнал.

Так вот ты какой, Сергей Коновалов. Ничего не скажешь, орел. Что здесь ищем?

Вас, Герман Валентинович.

И чем могу служить?

Задержать Вас хочу.

Ты?

Да я, а что? Нет, тут, конечно, скоро еще люди подойдут, я уж просто пораньше пришел побеседовать.

Он прошел в другую комнату, я проследовал за ним.

Да-а, Сергей, не ожидал я от тебя такого.

Точнее, результат превзошел ожидания.

Он прошел мимо меня и встал на в дверях на выходе из комнаты.

Итак?

Итак, Герман Валентинович, Вы, используя свое служебное положение в администрации области, воровали государственное имущество, причем не просто имущество, а наркотические средства, и продавали их. Разумеется, не лично, но тем хуже для Вас. Вы возглавляли организованную преступную группу, которой сегодня я хочу положить конец.

В его руке появился пистолет. А чего еще от него ожидать можно было?

Когда сюда менты приедут?

Не менты, гэбэшники. Через двадцать минут.

Тогда у меня еще есть время тебя выслушать.

О'кей, поехали. С самого начала я задумался, а для чего какому-то чиновнику из администрации области нанимать меня для того, чтобы обезвредить продавцов, и, как позднее выяснилось, производителей наркотиков? В бескорыстную помощь обществу с Вашей стороны я не верю, уж извините. По Вашему поведению, пусть даже опосредованно через Алексея Николаевича, видно было, что Вы крайне заинтересованы в том, чтобы ликвидировать эту банду. Как началось расследование? В аэропорту нашли чемодан наркотиков. А кто сказал, что это наркотики? Ведь анализы содержимого ампул были проведены только через два дня, да и то широкой публике они были неизвестны. Более того, то, что это именно наркотики, Алесей Николаевич мне с уверенностью говорил, а ментам несколько дней понадобилось, а некоторые до сих пор сомневаются, так как результаты анализов знал только начальник следственно-оперативной группы, который сам работал на банду. Мне же данные о том, что было в ампулах, повторю, преподнесли на блюдечке. Значит, Вы не доверяли блюстителям порядка и правильно делали. Вы предпочли меня. Конечно, я точно никем не куплен, ни на кого не работаю, рекомендацию мне Алексей Николаевич хорошую дал, а папоротник Вам очень хотелось раскрутить. О ходе расследования Вы, наверное, знаете. Сначала, чтобы от нас хоть как-то откупиться, жулики сдали нам сбытовую сеть, но потом мы раскрутили и производство. Так я вернусь к вопросу: а кому же все-таки понадобилось такое тщательное расследование, почему Вы были в этом так заинтересованы? Я понял это только в понедельник: они Вам просто мешали. Не как враги здоровья населения области, а как конкуренты. Вы организовали воровство наркотиков из больниц или прямо с завода, я не знаю, это сейчас и неважно. Главное, с появлением папоротника спрос на Ваш наркотик упал, вот Вы и решили разделаться с конкурентами моими руками. Должен отметить, вам это удалось. В ходе беседы я все чаще и чаще ловил себя на мысли, что скоро мой монолог закончится и он может просто выстрелить мне в голову и уйти. А у меня на поясе под курткой в кобуре находится пистолет Смит-Вессон 44-го калибра. Пистолет взведен и снят с предохранителя, надо только взять его в руку и выстрелить. Только ведь, пока я его достаю, он успеет раза два нажать на курок. А если попадет? Не учли Вы лишь того, продолжал я, что я способен не только отвечать на вопросы, но и задавать их. Три дня у меня ушли на сбор доказательств и поиск Вас лично. А теперь поправьте меня, если я хоть в чем-нибудь ошибся.

Все правильно. Он усмехнулся. А с чего ты взял, что я не являюсь таким же посредником в переговорах с тобой как, скажем, Алексей Николаевич?

А я проверил. Послал Алексея Николаевича к Вам с вопросом по этому делу в рабочее время. Помните, вопрос о том отдавать ли дело милиции или только Вам? И Вы в течение трех минут на все вопросы ответили. Самостоятельно, никуда не звоня и никого не спрашивая. Видите, как все просто?

Ладно, Сергей, он тяжело вздохнул, я твою позицию понял. Поэтому у меня к тебе предложение... отмени визит гэбэшников сюда, и давай мирно попрощаемся. Я уеду из страны...

Еще чего!!!

Если честно, то, если бы я даже захотел, остановить этих ребят я уже не смог бы все материалы я им предоставил, они все проверили. Система заработала и остановить ее я был не в силах.

А того, парень! Однажды я шел с работы мимо фотографа и увидел на одной из фотографий красивую пару. Ты, наверное, догадываешься кто там был изображен. Ты и очень милая девушка.

Так вот кто фотографию украл! Ну почему я тогда не придал этому значения?!

Ладно, Сергей, я, конечно, хотел приберечь этот материальчик на другой случай, но ты меня просто вынуждаешь. Так вот, если со мной хоть что-нибудь случится, твою подружку, как ее... Лена, кажется, так вот, ее просто убьют. Точнее, не просто, а сначала... ну, ты знаешь.

Герман Валентинович, остановите их! Я гэбэшников просто не могу остановить, но ядам Вам уйти...

Нет, так не пойдет, уйти я и без твоего позволения смогу.

И он направил мне ствол своего пистолета точно в переносицу.

Прощай, Сергей!

Не-ет!!!

Я выхватил пистолет и выстрелил.

* * *

Самолет коснулся земли. Я смотрел в иллюминатор и считал. Считал сколько людей погибло из-за каких-то химикатов. Получалось десять... вместе с Леной одиннадцать. Вот такая арифметика. Почему так? Почему человек, которого больше всех любишь погибает как раз потому, что ты его больше всех любишь?! Если бы мы не были знакомы, она была бы... Почему так? Я ведь скрывал ее существование ото всех, даже от друзей, хотел уберечь ее. И не смог защитить.

В аэропорту меня встречали Акашев и Соловьев. Соответственно у трапа стояли Мерседес и семерка с мигалкой на крыше.

Привет, мастер. Акашев протянул мне руку.

Привет. А где Джон?

Джон уехал в Англию. Утром. Даже яхту не забрал... А ты что грустный какой?

Понимаешь, Димка, была у меня девушка...

Что значит была? Неужели ты думаешь, что мы не в состоянии позаботиться о девушке нашего друга?

Я поднял глаза.

Не понял.

Да чего тут непонятного? Все нормально с твоей Леной. На нее тут, правда, пытались покуситься, но мы всех покусителей перебили.

И где она сейчас?

Как где? Дома у себя. Тебя ждет.

Мерседес, конечно, подинамичнее жигулей, но у акашевской семерки милицейские номера, мигалка на крыше и серена, так что на гаишников и светофоры можно не обращать внимание. Я запрыгнул в семерку, запустил двигатель, включил передачу и приоткрыл окно.

Акашев, я твой должник!

Пятьдесят долларов, мгновенно отреагировал он, за то, что я ее логически вычислил.

О`кей!

Я бросил сцепление и вдавил педаль газа в пол.

Да, веду.

Классно. Я думаю, что вдвоем мы сможем это сделать в два раза быстрее

Крутой

Если Вы не отложите сейчас это чтиво, то минуты через три увидите, что расположение мебели в комнате сыграло решающую роль в этом эпизоде

Скремблер такая штука, похожая на телефонную трубку. Если его приложить к такой трубке, и человек на другом конце провода тоже приложит, то вас никто подслушать не сможет.

Если вы посчитаете количество страниц до конца этого литературного произведения, то поймете, что насчет трех дней я в тот момент глубоко заблуждался, хотя в конечном итоге я оказался прав

Если не знаете что это такое, спросите у любого пятнадцатилетнего подростка

Опять кощунственное сравнение, но не могу иначе слог у меня такой

Читайте классику

См. 5 октября, 19:30

Мастер, часть 1 стр. 1 из 1

На самом деле все просто


Оценка: 4.86*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia)) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Рем "Искушение карателя"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Дракон проклятой королевы"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"