Попов Вадим Георгиевич: другие произведения.

Огонь на маяке

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Какое дело путнику до огня, вспыхнувшему ночью на заброшенном маяке? Никакого дела...особенно, если путник дорожит своей жизнью.

  1
   В утренних сумерках старый маяк торчал среди белых от соли прибрежных скал как гнилой почерневший зуб. Тверду он не понравился сразу. Было в этом, чуть покосившемся от времени, каменном пальце что-то неправильное. На фоне белоснежного искрящегося тумана, висевшего над океаном днем и ночью, маяк казался досадным и бессмысленным напоминанием о прошлом, которое уже не вернуть.
   Тверд хмыкнул и уже хотел было тронуть коня, когда тонкий луч света сорвался с верхушки каменного пальца и уперся в непроницаемую стену клубящегося над океаном тумана, затем проворно скользнул вниз, на полосу чистой воды шириной шагов пятьсот между берегом и туманом, и, наконец, погас.
   Все заняло не больше минуты.
   Тверд задумчиво поскреб щетину на щеке и закашлялся. Даже если пустить Серого резвой рысью, то по местным незнакомым дорогам, он доберется до маяка не раньше чем через час-два. За это время любитель (или любители?) зажигать огонь на заброшенном маяке трижды успеет оттуда убраться. Он пожал плечами. Ладно, можно прогуляться к маяку потом. Хоть какое-то развлечение в местной глуши. Хотя зачем, к тьме, ему тут развлечения? Тверд представил, как будет лежать на лавке в саду, слушая близкий шепот прибоя, вдыхать солоноватый океанский воздух и гнать прочь любые мысли.
   Дышать поглубже... Тверд вспомнил, как пару недель назад седой однорукий врач искренне удивляясь тому факту, что Тверд остался жив, несколько раз повторил ему, что лучшим средством окончательно восстановить легкие для него будет воздух океанского побережья.
   Тверд глубоко вдохнул принесенный ветром йодистый запах океана и тронул коня.
   О том, что прибрежный городок Гимел не такая уж и глушь он понял уже на окраинной заставе, где столкнулся с небольшой охотничьей кавалькадой из пяти всадников. Юноши, вооруженные легкими арбалетами и луками, молча раскланялись с ним, окинув любопытными взглядами. Под плащами мелькнули цвета герцогства Огня, герцогства Колючей Рыбы и даже синий мундир королевской гвардии.
   Тверд хмыкнул. Неплохое общество для занюханного городка, которым стал некогда большой порт после того, как лет пятьдесят с гаком назад эту часть океана затянуло туманом. Когда Тверд въехал на главную улицу Гимела, его догадка подтвердилась - на флагштоке местной гостиницы трепетал синий с золотом штандарт наследника престола, принца Эрмана. Тверд подумал, что скучно тут явно не будет. А станет слишком шумно - всегда можно переселиться в какую-нибудь деревеньку на отшибе. Интересно другое - что в этом захолустье понадобилось королевскому отпрыску?
   Но прежде светских бесед стоило найти место, где можно остановиться. Как Тверд и предполагал, единственная городская гостиница была забита мелкой челядью, а знать уже сняла большинство домов в центре городка. По главной улице сновали деловитые слуги и заспанные пажи, мимо едущего шагом Тверда протрясся скрипучий фургон жонглеров. Тверд усмехнулся. На время пребывания в Гимеле двора принца Эрмана, приморскому городку предстояло приобрести почти столичный лоск.
   Свободный дом Тверд нашел на противоположной окраине городка. Хозяин, словоохотливый красноносый старик-вдовец Руперт, не придал значения продранному дорожному плащу Тверда, но явно был впечатлен кольчугой и мечом постояльца, а уж в комплиментах Серому не знал устали. Он отказывался именовать Тверда иначе чем "ваша светлость". И Тверд с трудом сдерживал хаотический поток красноречия старика своими короткими вопросами.
   - Так ведь Мартин Рисовальщик, ваша светлость, с его высочеством, с принцем нашим Эгмонтом-то, настоящие приятели, да... еще с Королевской академии... Вот Мартин отправился родных навестить, а его высочество тоже решил посетить наш край... Мартин-то у нас тут в героях ходил, почитай с того свету вернулся, может слышали? Эту историю в наших местах всякий знает, ваша светлость. Мальчонкой десятилетним рыбу у берега поудить собрался, а тут ураган. И в туман унесло его, беднягу, вместе с лодкой, да и поминай как звали... Вот и я говорю, этим детям вечно поперек родителей всё сделать, нешто не говорили ему, да... Туман-то, туманище проклятый, известное дело, кто попал в него - не вернется. А вышло на сей раз не так, нашли его на берегу через несколько дней, мать-то Мартина, знамо дело, чуть с ума не сошла, сперва от горя, а потом от радости. С тех пор на Мартина надышаться не могли...
   Историю самого молодого художника королевства Тверд знал и сам. Когда-то предки Мартина Рисовальщика были рыбаками. Но после того, как полвека назад океан накрыл туман, и ходить в море стало невозможно, рыбаки стали кузнецами. Отец Мартина помимо паровой кузницы владел самой большой ювелирной мастерской на побережье, и вернувшегося с того света сына, самого любимого из пятерых детей, прочил в ювелиры. Стремление Мартина рисовать в любую свободную минуту отец одобрял - хороший ювелир должен обладать своим стилем, чтобы не чужие работы копировать, а самому служить образцом для подражания. Однако отправленный с обозом в столицу Мартин вместо цеха ювелиров отправился в Королевскую академию и, с блеском сдав экзамены, поступил в нее. Знакомство юного талантливого художника с принцем Эрманом, о котором придворные менестрели вполне заслуженно высказывались в духе "мастер турнирного копья, и дам нескромный соблазнитель, и музам щедрый покровитель", было вопросом времени. Когда Мартин выслал родителям первые заработанные кистью деньги и короткое письмо, в котором наследник престола высказывался о работах их сына в самых превосходных тонах, то сургучная печать с гербом принца убедила даже самых недоверчивых родственников и соседей. С тех пор все семейные разногласия были забыты. Мартин Рисовальщик писал пером и красками портреты возлюбленных принца и его приятелей, пейзажи с замками и парящими драконами, сцены охоты и городские виды. Когда же сам его величество король Томас Третий благосклонно разрешил написать его портрет, который впоследствии был повешен в личных покоях королевы, то всему двору стало ясно, что в стане придворных живописцев скоро будет пополнение. Конечно, и при дворе, и в академии находились злые языки, которые шептались, что это невиданно, когда зеленый мальчишка-простолюдин, которому и краски растирать много чести, того и гляди станет придворным художником. Но дар Мартина Рисовальщика признавали все.
  Тверд, бывая при дворе, не раз видел его работы, и каждый раз поражался насколько живыми были на холстах те, кого рисовал Мартин, не уставал любоваться тем, как нарисованные им олени ломятся сквозь чащу, спасаясь от погони, а придворные дамы так и манят присесть рядом в тени цветущего розового куста, чтобы затеять приятную беседу... Это был талант и талант настоящий. Тверд был уверен, что после окончания Королевской академии, где парень, не зазнаваясь, продолжал прилежно учиться, его врожденные способности, ограненные опытными мастерами, засияют так, что затмят всех прочих художников королевства.
   По словам Руперта, в этом году на каникулах, впервые за три года учебы, Мартин решил съездить к родным, а вскоре и принц Эдгар со свитой решил его навестить.
   - Разумеется, наши городские, - Руперт потыкал пальцем куда-то в серое небо над своим двором, - боятся до смерти всяких там проверок. Вот и славно! Не каждый день к нам будущий король приезжает, хоть главную улицу заново замостили... Я так считаю...
   - Задаток. - Сказал Тверд и, вынув из кошелька у пояса серебряную монету, положил на стол из струганных досок. Нужный эффект был достигнут - старик замолчал и открыл рот. - Где у вас в городе живет хороший портной?..
   Впрочем, с портным можно было повременить. Сначала Тверд отправился в городскую ратушу. Протолкавшись сквозь десяток просителей в приемной, он удостоился ленивого оценивающего взгляда секретаря, напоминавшего в парике давно нестриженую овцу, и не менее ленивого блеянья о том, что его превосходительство сильно занят.
   Тверд сунул руку за ворот, вытянул наружу цепочку с медальоном и оперся обеими руками на стол секретаря. Круглая пластина из сплава серебра с медью с изображением королевского герба и эмблемы Личного департамента его величества закачалась прямо перед лицом чиновника.
   Секретарь вздрогнул, и кровь явственно отхлынула у него от лица.
   - Я...я же не знал... - запинаясь, пробормотал он. - П-подорожная при вас?
   - При мне, - мягко ответил Тверд. - Его превосходительство у себя?
   Секретарь молча кивнул, нервно сглотнув, и указал глазами на дверь...
   Через минуту Тверду пришлось успокаивать губернатора.
   ...- Нет-нет, - Тверд развел руками, и кивнул на лежащий перед ним документ. - Вы же сами видите, я просто прибыл отдохнуть и подлечиться.
   - Как скажете!
   Губернатор развел руки в стороны, повторив его жест.
   - Я от души желаю вам приятно отдохнуть и поправить здоровье. Поймите и меня - неожиданный приезд принца Эрмана со свитой нас всех несколько взбудоражил. Поэтому когда ко мне является Королевский Ловец, я волей-неволей начинаю беспокоиться, не грозит ли что-то сановным гостям нашего города.
   Тверд покачал головой.
   - Я просто приехал отдохнуть на побережье, подышать морским воздухом. Доктора, знаете ли, рекомендуют.
   - Понимаю, - кивнул губернатор, явно не веря своему собеседнику.- На моей памяти вы первый из Королевских Ловцов, посетивших Гимел, и мы вам очень рады. Морской воздух и неплохая охота в окрестных лесах - это, пожалуй, все, что мы можем предложить гостям. Хотя сейчас, когда нас навестили такие высокие гости, возможно в городе станет интереснее... У вас есть какие-то пожелания?
   - Пометьте, что я остановился у Руперта Книжника на северной окраине, что этот дом уже занят.
   - Непременно, непременно отметим. В свою очередь примите мою нижайшую просьбу... - голос губернатора понизился почти до шепота. - ...Если вы...как человек опытный... заметите, что что-то угрожает его высочеству... Мы же не можем допустить, чтобы в нашем городе...
   Тверд сдержал улыбку и кивнул.
   - Если что - вы будете в курсе, обещаю. Введете меня в местное общество?
   - Непременно, непременно... Сегодня после заката, тут, в ратуше, наша знаменитость Мартин Рисовальщик представит вниманию его высочества несколько новых работ. Мы будем счастливы видеть вас.
   - Кстати, когда я подъезжал сегодня к Гимелу... видел маяк на берегу. Он заброшенный или там кто-то живет?
   - Там уже много лет никого нет. А в чем дело? - встрепенулся успокоившийся было губернатор.
   - Ни в чем, - улыбнулся Тверд со всем простодушием, на которое только был способен. - Просто я обожаю старину, всякие, знаете ли, древние развалины.
   - Это да, только вот маяк не разваливается уже невесть сколько времени... жаль что теперь с этим туманом наш Гимел перестал быть портом...
  
   2
   Чем ближе Тверд подъезжал к маяку, тем сильнее оживало его первое мрачноватое впечатление от этого места.
   Отсюда чудилось, будто серое низкое небо касалось верхней секции маяка в том месте, где находился световой отсек. Такое странное зрелище наводило на мысли о том, что если какому-нибудь могущественному богу захочется спуститься с небес на землю, он воспользуется именно таким, почерневшим от времени и тумана, мостом между небом и землей. Вот только бог, спустившийся по этому мосту, вряд ли принесет на землю мир и свет... скорее уж огонь и тьму.
   Тверд тряхнул головой, отгоняя темные мысли. Копыта Серого увязали в мокром песке, и, в конце концов, Королевский Ловец спешился и повел коня в поводу. Подойдя вплотную к башне, он обмотал повод Серого вокруг обломка скалы и, бросив последний взгляд на клубящийся над океаном белоснежный туман, начал взбираться по лестнице с обвалившимися перилами.
   Внутри, не обращая внимание на темный проем, ведущий в пристройку, бывшую квартиру смотрителя маяка, Тверд опустился на колени и принялся рассматривать пол, потом принюхался, удовлетворенно хмыкнул под нос что-то вроде "Наследил, наследил...", поднялся на ноги и, внимательно разглядывая ступеньки, зашагал вверх по лестнице. Деревянные перекрытия давно сгнили и рухнули, только каменные ступени вдоль стен башни спиралью вились к верхней площадке маяка. Во время подъема Тверду несколько раз пришлось останавливаться, чтобы, прислонившись к стене из тесанных каменных блоков и откидывая с мокрого лба русые волосы, прокашляться и отдышаться.
   Прямо перед квадратом выхода на верхнюю площадку маяка путь Тверду преградило именно то, что он искал - две связки дров и бутыль с маслом. Достав из ножен кинжал с длинным лезвием, Тверд перебрался через дрова и осторожно выглянул из проема наружу. На верхней площадке порыв ветра ударил его в лицо и снова заставил закашляться. Деревянной крыши над верхней секцией маяка давно не было, но стены, огораживающие площадку, остались целы. Здесь зло и беспрерывно дул ветер.
   Прислонившись к защищавшей от ветра стене и обхватив колени, Тверд сидел на полу, рассматривая горку свежей золы в центре площадки. Итак, то, что он видел на подъездах к Гимелу, получило свое подтверждение: кто-то ночью зажег здесь огонь... Ну и кому здесь можно сигналить? Он подошел к краю площадки, обращенному к океану, и пристально вглядывался в клубящуюся толщу тумана цвета сливок до тех пор, пока не заболели глаза, затем опустил взгляд на темно-зеленую воду в пенных барашках.
   Прикрыв глаза, Тверд восстановил в памяти всю картину... узкий луч с маяка падает почти отвесно в океан... Королевский Ловец открыл глаза и принялся внимательно осматривать световую площадку.
  
   3
   В кабинете полковника Исидора Рыжего было тепло. Пламя, лижущее три толстых полена в камине, заставляло красное вино в стеклянных бокалах переливаться огненными волнами.
   Тверд, укутанный в несколько пледов, мелкими глотками пил горячее вино с пряностями и рассматривал полковника. Лицо у того было мясистое, красное, вполне сочетавшееся с выпиравшим под камзолом животом. А вот глаза выбивались из образа ленивого гарнизонного служаки - это были темные, спокойные и внимательные глаза профессионального военного.
   - Давно здесь? - спросил он Исидора, подавив приступ кашля.
   - Лет пять, как перевели. Заколол однополчанина на дуэли. - Голос у полковника был под стать его глазам, спокойный, почти певучий. - При дворе говорят, скоро на юге будет война. Попрошусь сразу, а то тут... Гарнизон как гарнизон. Командую, вот... Служба ленивая, без происшествий. Туман судоходство убил, и пиратов мы здесь больше не видим...
   Он помолчал и продолжил.
   - Стало быть, и пиратам ваш человек на маяке сигналить не мог. Тогда кому? Может он сумасшедший, который так...гм, странно забавляется?
   - Рельеф дна... - просипел Тверд простуженно.
   - Что?
   - Какое дно в том месте, ну возле маяка? Может старые карты есть?
   Исидор пожал плечами.
   - Зачем карты? Я и так помню. Я тут родился. И возле маяка, даже когда тумана не боялись, купанья не было. Там дно обрывистое, почти сразу вниз уходит. Никакого купанья.
   Они помолчали.
   - Такой луч от пламени...тонкий направленный луч... можно сделать особой линзой, - сказал, наконец, Тверд. - Я перевернул квартиру смотрителя маяка и кладовку под ней. Может он таскает линзу с собой, но всегда есть риск разбить. А судя по следам, оставленным на маяке, этот парень невысок и не слишком силен. Да и не нужно столько дров, линза свет усиливает, и фитиля обычной лампы было бы достаточно.
   Полковник сделал нетерпеливый жест рукой.
   - И что же это тогда?...
   Тверд пожал плечами.
   - Остается только магия. Опытному магу не так сложно собрать свет от костра в луч. Как у вас тут с магами?
   Исидор усмехнулся.
   - Слабо у нас с магами. Бабки деревенские. Привороты-отвороты. Это не ко мне, это в полицию. Но и они вам ничего не расскажут - у нас если кто и колдует, то втихую. До боевой магии, во всяком случае, не доходит. Не бывало такого. Ну, допустим, есть тут у нас такой маг... Но зачем, куда светить, если со стороны океана никто приплыть не может?
   - Луч светил в воду.
   - И?..
   В ответ Тверд только пожал плечами. Полковник усмехнулся, встал из кресла, слегка потянувшись и хрустнув при этом суставами, подошел к книжному шкафу и снял с полки толстый том бестиария.
   - Мифы и сказки... - пробормотал он, положил книгу на стол рядом с опустевшим стаканом Тверда, раскрыл ее и принялся листать. - Имейте только в виду, что вам никто из этой стовратской братии не поверит. Придворные от настоящей жизни отвыкли.
   - Стоврат - столица, но не единой столицей стоит королевство, - пробормотал Тверд. - Вы-то на что? И имейте в виду, полковник, тот запас дров на лестнице оставлен именно так, чтобы дождь не замочил... и только... почти на виду... оставлен так, чтобы вернуться к нему ближайшей ночью.
  
   4
   Уже подъезжая к зданию городской ратуши на закате, Тверд вспомнил, что так и не успел зайти к портному, или хотя бы в лавку готовой одежды. Спешившись, он бросил свой дорожный плащ одному из двух сопровождающих, сказал им несколько слов и вошел в ратушу.
   В зале для собраний было натоплено и горело слишком много свечей, Тверду сразу стало жарко. Визгливый дамский смех был почти невыносим: столичные кавалеры вовсю ухлестывали за местными красавицами. У Тверда зашумело в ушах.
   Он раскланялся с губернатором.
   - А где же виновник торжества?
   Губернатор беспомощно оглянулся. Статная фигура принца в окружении придворных... пары, прохаживающиеся вдоль развешанных по стенам картин...
   - Видимо, Мартин куда-то вышел... Посмотрите пока картины, вскоре он вернется, и я вас представлю.
   Тверд сделал несколько шагов, остановился перед первой из картин и обомлел.
   - Жаль что вы опоздали... Мартин произнес такую красивую речь! Сказал, что в данный момент больше всего его привлекает родная природа...мощь океана и берега родного края, как-то так сказал...
   Тверд не оборачиваясь, кивнул.
   Он видел.
   В этой серии своих работ художник не просто воспевал океан.
   Мартин Рисовальщик словно видел его изнутри. Со дна.
   Насыщенные тона зеленовато-синей гаммы толщи воды, в которой почти осязаемо колыхались пышные водоросли и разноцветные рыбы, от полотна к полотну сменялись всё более темными оттенками океанских глубин, где пучеглазые и слепые, утыканные иглами чудовища плыли в свете фосфоресцирующих огоньков...
   - И откуда он это знает? - восторженно выдохнул за спиной Тверда детский голос.
   Тверд обернулся. Глядя на Королевского Ловца, юный паж в цветах герцогства Огня, произнес:
   - Настоящий художник словно сам поднимается в небеса или опускается на дно моря, верно?
   - Верно... - задумчиво пробормотал Тверд, кивнул мальчику и вдруг замер.
   В другом конце зала раздался возглас принца Эрмана "Кстати, а куда делся Мартин?..".
   - ...или сам...опускается...на дно моря... Приношу свои извинения, неотложное дело.
   Тверд улыбнулся растерянному пажу, развернулся и быстро направился к выходу.
  
   5
   Первого сопровождающего он отправил обратно к полковнику Исидору с короткой запиской.
   Второго оставил на дороге, нависавшей над прибрежными скалами.
   - Заснешь - отправишься к королевскому палачу, - напутствовал Тверд молодого солдата, демонстрируя свой медальон. - Глаза и уши раскрой. Увидишь, что на маяке горит огонь - скачи к полковнику. Услышишь какие-нибудь подозрительные звуки, крики схватки - скачи к полковнику. Услышишь, что я кричу тебе скакать к полковнику, что сделаешь?
   - Поскачу к полковнику. Вы очень бледны...
   - Правильно. Со мной все отлично, а от того, как быстро ты доберешься, зависит очень многое... и еще... коня моего отвяжешь, если будешь уезжать. Дальше он сам сообразит...
   Тверд ободряюще хлопнул парня по плечу и в тишине безветренной ночи, нарушаемой только стрекотом цикад, начал спускаться к маяку.
   Он едва не опоздал. Поднимаясь по лестнице к световому отсеку, на середине пути он увидел вспыхнувший в проеме наверху свет, вынул меч из ножен и ускорил шаги.
   Костер был гигантским и занимал едва ли не всю верхнюю площадку маяка. За пламенем Тверд не сразу разглядел на краю площадки невысокую фигуру, глядящую вниз.
   - Мартин, зачем...
   Фигура обернулась и взмахнула рукой.
   В тот же миг что-то невидимое толкнуло Тверда в грудь, он отлетел и ударился о стену так, что потемнело в глазах. Меч звякнул о каменный пол.
   Мартину Рисовальщику на вид было лет восемнадцать. Но сейчас возраст не имел значения: черные глаза без зрачков казалось, затопили все лицо, искаженное судорогой тело замерло на краю, то ли готовясь к прыжку, то ли ожидая сигнала к началу какого-то диковинного танца.
   "Не мешай...Все равно не сумеешь"
   Вкрадчивый голос прозвучал в голове Тверда неожиданно... впрочем, от сегодняшнего вечера Королевский Ловец ожидал любых сюрпризов.
   - Что ты делаешь? Зачем ты хочешь причинить вред этим людям?
   Ответ пришел почти сразу.
   "Мы всего лишь берем свое по праву"
   - Мы? Кто...
   "Смотри сам"
   Невидимая сила подхватила Тверда и рванула вперед, к краю площадки, удержав от падения в последний момент. В ту же секунду костер вспыхнул ослепительным пламенем, которое тут же потускнело. Мартин, или тот, кем он сейчас стал, протянул руку и с ладони сорвался поток света, упершийся в белую непрозрачную стену тумана. Затем поток света опустился почти вертикально вниз.
   Тверд увидел, как почти сразу в ответ на столб света, упершийся в поверхность ночного, гладкого как стекло океана, далеко внизу, в глубине, вспыхнули крохотные огоньки, белые фосфоресцирующие точки, которые начали медленно расти в размерах.
   Тверд попытался дотянуться до ножен с кинжалом на поясе, но невидимая сила держала крепче любых кандалов.
   "Вы, люди, так наивны... Боретесь до конца, даже когда надежды уже нет"
   - Мартин, ты же хочешь причинить вред тем, кого ты любишь? Зачем?
   Тверд смотрел в лицо художника, но его глаза по-прежнему бессмысленно смотрели в пространство, словно две черные пуговицы... а вот губы едва заметно зашевелились, кривясь словно в судороге.
   Мартин едва слышно заговорил, и слова его были похожи на свист.
   -Яааааа...нннееее....ммоооогггуууу...ээээттттооо...ссссильнеее...
   - Мартин, что бы это ни было, ты можешь с ним бороться.
   Тверд снова посмотрел вниз и увидел, что может различить уже не просто огоньки, а поднимающиеся из глубины силуэты нечеловеческих очертаний.
   - Мартин!.. Попробуй! Пожалуйста!.. Освободи меня...Ну же! Давай!..
   Тверд вкладывал в голос всю силу убеждения, параллельно размышляя о том, что именно этот кинжал с длинным клинком очень неудобен для метания... если удастся до него дотянуться, конечно... И хорошо бы, чтобы гонец поскорей доскакал до полковника... и полковник все сделал правильно... Дающий Свободу и Дающий Хлеб, прошу вас, братья, как ни о чем не просил...
   "Он слаб...Со всей своей мазней по тряпкам...Слаб...Как и вы все..."
   Шипящий голос почти смеялся, и эту издевательскую интонацию почувствовал не только Тверд.
   - Не тебе судить!.. И ты мне не хозяин!.. - внезапно ясным мальчишеским голосом выкрикнул Мартин, и Тверд почувствовал, что державшие его путы исчезли. Он рванулся по краю площадки к Мартину, на ходу выхватывая кинжал и целя в горло.
   Мартин взмахнул в его сторону рукой, и вместо шеи лезвие полоснуло по запястью.
   Брызнула кровь, костер вновь вспыхнул обычным ярким пламенем, и Тверд увидел, что луч, бьющий с ладони художника, истончился и иссяк. И тут же заметил выходящие из воды на берег темные фигуры...и мертвенно светящиеся огоньки на древках... "Поздно...".
   Мартин взвизгнул и вцепился в горло Тверда, заливая его лицо кровью, бьющей из рассеченных вен. В момент, когда рука Королевского Ловца начала движение без замаха, чтобы ткнуть парня клинком под ребра, они, качнувшись на краю площадки, потеряли равновесие и сорвались вниз.
   Даже в падении неожиданно сильные руки художника сжимали и сжимали горло Тверда, не давая вдохнуть, а он полосовал их кинжалом, стремясь освободиться. Потом руки Мартина, наконец, разжались, Тверд судорожно вдохнул, и тут его ударило о воду, вновь выбив из легких весь воздух.
  
   6
   Тверду снился сон. Длинный и нудный. В нем медленно и бесконечно долго из ночного моря, освещаемого полной луной, на берег выходили гигантские черепахи. Или существа, которых можно назвать черепахами, или просто очень похожие на них: с узкими головами на морщинистых змеиных шеях и продолговатыми черными горбами панцирей на спинах. Существа с бесстрастными черными глазами и большими зубами. Зубами, привычными к разрыванию плоти.
   На берегу они строились. Именно строились, потому что, выходя на берег, твари становились ровными каре. Каждая держала в лапе нечто вроде секиры... роль лезвия выполняла заточенная створка какого-то гигантского моллюска, переливающаяся призрачным бело-голубым огнем. А может быть Тверд и ошибался...он же спал...
   Тверд изо всех сил укусил себя за губу и когда по подбородку потекла струйка крови, хлебнул соленой воды и, наконец, пришел в себя. Рядом кто-то судорожно дернулся.
   Королевский Ловец огляделся. Он плавал в воде рядом с круглым основанием маяка. Если бы не ночной прилив, Тверд размозжил бы себе голову, как это случилось с Мартином. Тот приземлился черепом на край каменного основания. Сейчас из обломков черепа художника пыталось выползти беззвучно корячащееся карликовое существо, напоминавшее крохотную черепашку, только слепую и без панциря.
   Тверду показалось, что сейчас у него в голове снова заговорит вкрадчивый голос, и его передернуло. Превозмогая боль он взобрался на основание маяка, и, подойдя к трупу Мартина, раздавил шевелящуюся гадину каблуком сапога.
   Он поднял голову. Черепахи продолжали всплывать и всплывать. А три из них направлялись прямо к нему.
   Видимо гонец к полковнику не успел.
   Королевский Ловец сунул ладонь за голенище сапога и чертыхнулся: засапожный нож он видимо потерял во время падения.
   Тогда Тверд сбросил камзол, кольчугу, нижнюю рубашку, сапоги и штаны. Потом он накрыл ладонью медальон Королевского Ловца. Воистину его величество Томас Третий мудр, набирая в Королевские Ловцы только обладателей особых способностей. Прощальный сюрприз превосходящим числом врагам должен быть ошеломляющим... и, что важнее, должен связать противника боем на максимально возможное время.
   Тверд посмотрел на подплывающих всё ближе черепах, потом оскалился и глухо зарычал. Тело изогнулось в мучительной пляске надувающихся и растягивающихся мышц. Клыки удлинились почти мгновенно, когти станут такими как надо через пару секунд.
   Сделав несколько шагов-прыжков по основанию маяка, он взвился в воздух.
   Человеческая часть его сознания успела не слишком умно сострить о том, как хорошо, что подводные черепахи не обзавелись арбалетами.
   В следующий момент Тверд упал точно в центр одного из черепашьих каре на песчаном берегу. Расшвыривая земноводных, он окончательно дал волю зверю внутри себя, зверю, знавшему, что обречен и намеревавшемуся забрать с собой как можно больше противников. Он не чувствовал боли, задние лапы отталкивались от бьющихся в агонии тел, передние кромсали когтями все что могли достать, клыки рвали морщинистые шеи.
   Потом где-то далеко человеческий голос выкрикнул команду, и воздух наполнился свистом арбалетных болтов. Несколько бьющихся тел придавили Тверда, а затем пришел огонь и Королевскому Ловцу стало нечем дышать.
  
   7
   В доме Руперта Книжника было натоплено почти также хорошо, как у полковника Исидора. Но чуть меньше, словом - в самый раз. Тверд был уверен, что от заполонившей сегодня дом свиты его высочества Руперт забьется в кладовку, однако вышло совсем наоборот. Старик на удивление быстро освоился, и уже по-свойски покрикивал на ливрейных лакеев, 'баловал' пажей вкусненьким на заваленной до потолка всеми деликатесами, которые только можно было достать в Гимеле, кухне и даже лукаво подмигивал дамам. Однако в комнате Тверда царили тишина и покой, поскольку соблюдение "больничного режима" постояльца Руперт считал своей первой обязанностью.
   Принц Эгмонт и полковник Исидор приходили в гости каждый день. Разок заглянул губернатор. Всех остальных Руперт решительно отправлял в сад, как он выражался "наслаждаться ароматом роз и ожидать выздоровления моего постояльца".
   -...и не стоит вам, ваше высочество, так убиваться, - уже в который раз рассудительно вещал полковник. - Мартин сделал всё, что мог. Он не предавал вас. Не всякий воин мог бы так сопротивляться этой твари, поселившейся в его голове.
   - Он держался до последнего, - кивнул с кровати Тверд. Сегодня доктор из свиты принца наконец разрешил ему разговаривать с посетителями без ограничений, но с условием, что тот не будет вставать с постели. И Тверд тут же начал рьяно пользоваться своим вновь обретенным правом. - Мы не знаем точно, что произошло с маленьким Мартином, когда его утащило в океан ураганом, но пока то...тот паразит, которого запихнули в его голову, не проснулся, он прожил насыщенную и плодотворную жизнь...и во многом, благодаря вам, ваше высочество. Да и последние картины Мартина - что это если не попытка предупредить вас о том, о чем он не мог сказать словами?
   - По чести сказать, Тверд, всех нас спасли именно вы, уж не скромничайте... Представьте себе, что было бы, если бы это полчище тварей ночью вошло в город... И про Мартина я все понимаю... Но почему именно сейчас... все это? - принц развел в стороны свои большие, совершенно не аристократические ладони.
   - Может эта штука в его голове... должна была развиться до определенного возраста... или ждать когда повзрослеет Мартин... чтобы привести его на родину... и вызвать этих тварей...
   - Я всегда считал, что раса плотоядных черепах - это не боле чем сказки.
   - Мне думается, ваше высочество, что после Войны Магов почти шестьдесят лет назад многое в мире изменилось, и многие сказки незаметно для нас снова становятся былью... к сожалению... Магическая война могла разбудить в глубинах океана...или в недрах земли то, что спало крепким сном и что не стоило будить... Тот же туман... А вот тот момент, что Мартин вывел на берег черепах именно тогда, когда вы приехали в Гимел....
   Тверд замолчал.
   - Ты думаешь, это было попыткой попробовать королевство на зуб? Попыткой начать войну с атаки на наследника престола? - полковник Исидор выглядел озадаченным.
   Тверд пожал плечами и тут же сморщился от боли.
   Полковник подмигнул ему и продолжил:
   - Если это была провокация, то охоту шутить с нами у подводных гостей мы отбили надолго.
   - Прежде всего, они будут считать, что на страже границ королевства стоят оборотни, - заметил принц, - которых ни секира, ни стрела, ни огонь не берут...
   - Ну, не так уж "не берут", - усмехнулся Тверд.
   - Знаешь, Тверд, - сказал Исидор Рыжий, - я тебе так и не поверил, что ты прибыл сюда на лечение.
   - Но я действительно наглотался испарений в Змеиных горах и решил восстановить силы... Итак, оборотни на страже короны - это раз....
   - И любое возможное место высадки охраняется отборными частями арбалетчиков, прибывающих с пугающей скоростью, - подхватил полковник. - И все-таки я неплохо натренировал своих ребят ...
   - И, наконец, они будут считать, что при каждом, уж извините, полковник, захолустном гарнизоне у нас есть полноценный боевой маг, способный превратить пляж средних размеров в черепашье жаркое. - Подвел итог Тверд. - Я еще, когда библиотеку у вас в кабинете увидел, подумал, что вы, Исидор Рыжий, не такой уж обычный вояка.
   Полковник грустно кивнул.
   - Когда арбалетчики перезаряжались, я понял что нам не сдержать черепашек этих клятых ...слишком их много ... И когда я обрушил на берег огненный дождь, то был уверен, что вместе с черепахами испепелю и Тверда.
   - Это было правильное решение, - сказал Тверд серьезно.
   - Тем более что это за оборотень, который не умеет прятаться под трупами? - подхватил принц.
   Тверд и принц переглянулись и рассмеялись.
   - А чего вы, полковник, так преступно скромны? И почему в профессиональные маги не пошли? Вернее, почему, как я понимаю, начали учебу, а потом прекратили? - спросил принц Эгмонт.
   - Да, выучил кое-что, а потом забросил... То, что сейчас у меня заклинание получилось...так это удача... книжки от скуки взялся сызнова читать, со временем все-таки вспомнил что к чему в общих чертах... А по молодости лет такой непрестижной мне вся эта магия казалось... Зато когда едешь верхом по городу в доспехе, да мечом опоясан, на тебя же все барышни заглядываются...
   И они расхохотались уже втроем.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) В.Соколов "Обезбашенный спецназ. Мажор 2"(Боевик) П.Роман "Земли чудовищ: падение небес"(Боевое фэнтези) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"