Дезари: другие произведения.

Mea Culpa (глава 4)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Часто нам приходится сожалеть о принятых нами решениях. Бывают такие минутные порывы, когда делаешь их... Тебе кажется, что сейчас вроде понадеешься на удачу и все, и нормалек будет. Такое идиотское состояние, ей-богу! А потом, поддавшись этому чему-то непонятному, приходится долго жалеть самого себя и зализывать раны, которые принесли плоды твоей идиотской интуиции... А потом кроме как mea culpa (моя ошибка), это не назовешь.

  Глава 4.
  
  Проснулся я от жара и горячего дыхания, опаляющего мою шею. Придя в себя, я сонно отметил, что это наверное Джет... И правда, его лицо раскраснелось и вообще он был такой горячий. Я, повинуясь неизвестному инстинкту, коснулся сухими ото сна губами и ужаснулся. Его лоб просто пылал, у парня явно была температура!
  - Джет, Джет, проснииись... - начал трясти его я.
  - Ммм... Чего? Блин, так жарко чего-то...
  - Мне кажется, у тебя температура, - озадаченно промолвил я.
  - С чего ты это взял?..
  - Да ты горячий, как печка!
  - Да?.. - пространственно отозвался он.
  Ну точно - температура.
  Я подорвался с кровати, путаясь в одеяле. Так, где же градусник? Судорожно соображая, я добрался до кухни и начал рыться в аптечке. Вот он! Я обернулся и увидел Джета, стоящего в дверях. От слабости парень держался за дверной косяк.
  - Джет, дебил, быстро в кровать! Немедленно, я сказал! - я подхватил парня под руку и потащил его в кровать.
  Когда он покорно улегся, я сунул градусник ему под мышку.
  - Так, как только пропикнет - сразу же говори мне! А я побегу лекарства искать...
  - Йён... Чего ты так суетишься... Всего лишь температура... От этого не умирают.
  - Заткнись, - шикнул я. - пусть и не умирают, но ослабляет организм. И вообще, вполне можно умереть! Ты будешь ослабшим, а злая бацила...
  - Йён, мне двадцать два, а не два. Я все знаю, но ни разу не умирал от температурного ослабления... Так что не суетись.
  - Но ты страдаешь...
  - Где ты видишь мои страдания? Просто... Недомогания и все.
  - Дурак, - буркнул я и отправился разорять аптечку дальше.
  Из комнаты донеслось:
  - Тридцать девять и два!
  - ААА!!! - заорал я, шуруя в аптечке активнее.
  Наконец мне удалось вызволить несчастный пакетик Терафлю. Я быстро залил его кипятком и понесся в комнату, обжигая пальцы горячим питьем.
  - На, пей. Должно помочь.
  - Спасибо, Йён...
  - И вообще молчи, не трать силы, я сказал тебе! А потом спать! А я сейчас за водкой побегу...
  - Поминки справлять? - поинтересовался Джет, отхлебывая Терафлю.
  - Тьфу, придурошный! Тьфу-тьфу-тьфу! Не говори таких вещей! Обтирать тебя, а то у меня спиртного нету!
  - Плохой из тебя собутыльник... - наигранно вздохнул он.
  - Ты меня назло выводишь?! - взорвася я.
  - Нет, ты сам выводишься. Не суетись, я и с температурой сорок в одиночку обходился, так что в порядке все.
  - Но теперь-то ты не в одиночку! У тебя есть я и я не позволю тут тебе лежать дровиной и умирать...
  - А что, плясать заставишь?
  - Надоел, змеюка! Все, я за водкой пошел.
  - Олкаш, - фыркнул парень, ставя пустую кружку на прикроватный столик.
  Я, полный злости, как легион архидьяволов, выбежал на улицу и понесся к ближайшей палатке и приобрел внушительный пузырь водки.
  Вернувшись, я обнаружил Джета с мокрыми волосами, возлежащего на моей кровати, замотанного во все одеяла, которые есть дома.
  - Ты спишь? - мягко спросил я, склоняясь над его лбом и аккуратно целуя его.
  - Да нет, тебя ждал...
  - Зря, спи, - прикрыл его глаза ладонью и отошел в кухню, где взял миску и тряпку.
  Когда я вернулся, то обнаружил, что брюнет уже крепко спит. Затем, преодолевая смущение и зарождавшееся возбуждение, я стащил с него пижаму. Слава Богу, он в трусах, а то бы я может и не выдержал бы. Взяв тряпочку, смоченную в водке, я начал нежными движениями обтирать его. Моим глазам представилась целая коллекция шрамов, которая портила всю красоту его бледной кожи. Бедняга... Бедный Джет... Его рассказ крутился в моей голове, терзая нежную психику. От холодных прикосновений он покрылся мурашками, а его тело время от времени вздрагивало. В глубине души, я обрадовался, что он спит и не видит моего жадного взгляда и то что у меня... встал. Я приказал себе думать лишь о том, что брюнет болен и вообще после его травмы, он вряд ли согласиться на что-то подобное, в любой роли. А если и я тут к нему со своим недотрахом полезу, то Джет сразу же меня начнет презирать и исчезнет, а я этого не переживу... День без его голоса и песен - ад для меня, а если он еще и уйдет? Нет-нет, я не могу такого допустить.
  Закончив обтирание, я укутал парня в теплые одеяла и незаметно задремал. Очнулся я от того, что меня сильно ударили по лицу. Оказалось, что это Джет, который метался в лихорадке. Его глаза были неплотно сомкнуты, а сам он метался по кровати, выкрикивая что-то.
  - Джет, Джет... - в панике тряс его я.
  - Уйдите от меня... Уберитесь от меня... Больно... Нет... - внезапно его глаза распахнулись и я заметил, что его зрачки были расширены.
  - Джет... - я вихрем сорвался с кровати и немедленно сунул ему в рот таблетку и залил ее водой.
  Затем, я взял его на руки (одновременно удивляясь тому, что он достаточно... переносимый) и быстро направился в ванную. Я быстро включил холодную воду и облил его. Он тут же вскрикнул и перестал трястись. Спустя минуты три, он начал просто мелко дрожать - от холода, и я выключил душ.
  - Ты как? - тихо спросил я, наклоняясь к нему ближе.
  - Л-лучше... - так же тихо ответил брюнет, глядя на меня все теми же глазами с расширеным зрачком.
  - Надо тебе еще Терафлю выпить. Возьми меня за руку, тааак, - я помог ему встать и тут же взял себе на руки. - да, вот, пойдем... Бедный мой Джет, тшш... Умудрился же... Я так испугался за тебя, боялся, что потеряю...
  - Молчи. Молчи пока, не говори ничего, Йён, - Джет аккуратно приложил свой пальчик к моим губам, призывая к молчанию.
  Я лишь кивнул и уложил его на кровать. Парень легко соскользнул с моих рук и укутался в одеяла. Убедившись, что он пока в порядке, я быстро отошел, чтобы залить ему Терафлю. Наблюдая за тем, как он пьет, я думал, что если и завтра он будет так плох, то я вызову маму, уж она-то знает как с такими вещами справляться...
  И вот он опять провалился в полудрему, а я не позволял себе даже и подумать о сне. Чтобы хоть как-то отвлечься, я начал поглаживать его черные волосы. Они такие мягкие, совсем безвольные. Для девушки это было бы огромным недостатком, ведь не уложишь же нормально... А он и не заморачивался.
  Казалось, я могу смотреть на это лицо вечно. И никакой пошлости, грязи, грубости... Просто смотреть и наслаждаться, что я могу быть рядом и могу быть полезным ему. И вообще... Действительно, с Джетом банальность уходит в небытие. Обычно, если у меня была взаимная симпатия с кем-то, то всеее... Просыпался синдром кролика и вот не проходит недели, как мы трахаемся где угодно, объясняя это любовным притяжением. Разве это любовь? Нет, я понимаю, единство душ, единство тел... Но это получается тупой трах, завуалированный высокопарными словами! И так у многих пар. И они считают это романтикой? Да, я читал какой-то рассказ, где двое влюбленных трахались... да даже не трахались, а *бались, где угодно, мол любовь и все такое..! А говорилось, что это - "занятие любовью". Неужели люди настолько отупели? Или это у меня так поменялось мировоззрение?
  Ведь если бы раньше я полюбил Джета, то представлял бы нас в тех местах, где нас настигнет страсть... Ммм... В лифте, к примеру! И где он берет меня жестко, безо всякой подготовки и ласок...
  А сейчас?.. Одна мысль об этом заставляет меня пойти и поблевать! Сейчас же мне хотелось, чтобы только Он и Я. Меж шелковых простныней (и плевать, что на них скользко!). На кровати с балдахином. Со словами нежности, которые осыпаються с наших губ, будто листва по осени. Чтобы он брал меня нежно и аккуратно, нервничая, что не сможет доставить мне удовольствие, не понимая, что одни его чувства - высшая награда для меня. А затем медленно двигаться, чтобы наши руки сплетались, ласкали... Как может кому-то нравиться насилие? Ну, недолгие игры - еще можно понять, а ведь насильники?.. Как можно любить то, когда вместо нежных ласк, руки бьют? Когда стоны звучат не от удовольствия, а от боли? Когда вместо слов любви, льются лишь ругательства и слезы?.. Как?..
  А еще я заметил, что мне даже не особо требуется соитие... Хотя, разве что в подтверждение наших чувств, чтобы чувствовать полное единение. Но моя любовь сильна настолько, что я могу сидеть с ним близко-близко и при этом не чувствовать возбуждения, желания повалить его и затрахать... Кому-то покажется, что это наоборот не любовь, возможно лишь просто дружба... А для меня главным стало не единство тел, но душ. Когда можно просто наслаждаться тишиной, думая о любви друг к другу, а не о том, что мы делаем с ним в постели. Таковыми стали мои представления о любви...
  Я снова вспомнил рассказ Джета. Его история глубоко потрясла меня и заставила меня полюбить его еще больше.
  И внезапно я услышал его слабый голос:
  - Йён? - он приоткрыл глаза, мутно глядя на меня.
  - Да? Тебе плохо, ты...
  - Йён... Я люблю тебя... - меня будто током ударило.
  - Джет, тшш... Тише-тише... У тебя бред, родной мой, - дрожащим голосом ответил я.
  - У меня не бред! - он задергался. - Я люблю тебя!
  - Я тоже люблю тебя, ты ведь мой лучший друг, конечно...
  - Йён... Не притворяйся, что не понимаешь!
  - Джет, ты весь горячий, у тебя бред! Замолчи!
  - Но я же люблю тебя... - по его щекам текли слезы, а мне казалось, будто так истекает кровью мое сердце.
  - Джет, не надо, прошу! Ты... потом пожалеешь об этих словах, Джет. Перестань. И вообще, я маме звоню, прекрати, - я набрал мамин номер. - Ма, привет. Слушай, у меня тут ЧП... Да вот Джета угораздило заболеть, температура под сорок... Нет, не вызывали, думали... Ааа, мааа, ну не ори... Вызовем... Сама приедешь? Хорошо... А как же Коул? А, папа... Понятно... Спасибо, мам... Пока, - я хлопнул крышкой телефона. - Ну вот, мама уже едет. Джет, ну что ты? Это бред, лихорадочный бред, Джет...
  Но он так и не ответил - сон сморил его, а на щеках остались дорожки от слез. Вряд ли он вспомнит свои слова о любви... А жаль, но я был бы так счастлив, услышав их вновь. Только, когда бы он был в себе, а не в бреду. Все так же размышляя о переменах в своих взглядах, я рассеянно намочил тряпочку холодной водой и положил ее на лоб болящему.
  Спустя некоторое время прибыла мама с пакетом медикаментов.
  - Ох, сына... Ты такой замученный... Теперь ясно, почему ты такой рассеяный... Иди, поспи. А я тут займусь Джетом. Иди-иди...
  - Спасибо, ма, - я растерянно чмокнул ее в щечку и отправился спать.
  Когда я проснулся и зашел в свою комнату, то обнаружил маму, весело воркующую с Джетом.
  - О, а вот и Йён! - воскликнула мама.
  - Угу, - я почесал зад. - а сколько времени?.. Сколько я спал?
  - Ну, сейчас уже десять утра. Считай, почти целый день.
  - А чего ж ты меня не разбудила? Я бы с Джетом помог... Чего же ты? Устала же...
  - Да ничего, я с удовольствием ему помогла, он мне как сын.
  - Маа, вы лишь два дня знакомы...
  - Это любовь с первого взгляда, тебе не понять! - засмеялась она.
  - Я... А откуда тебе знать, мам? Может мне понять...
  - Оооу... Молчу-молчу... Ну ладненько, мне пора. Джет, ты звони мне, если что, ок?
  - Да, Кэт, - солнечно улыбнулся брюнет.
  - Ну вот и отлично... Не надо меня провожать, давай сына, - она чмокнула меня в щеку и ушла.
  Я подошел к кровати и присел рядом с парнем.
  - Ну?.. Ты как? - тихо спросил я.
  - Врач сказал, что обычная простуда... Хотя насморка и кашля нету... Пока что.
  - Хм, но с чего это у тебя? Мы попали под дождь, но... Ты ведь быстро пошел в ванную, ты не мог простыть...
  - Мог, - вздохнул он. - У меня после всей этой моей истории жутко испортилось здоровье, а иммунитет вообще понизился. Вот и вышло, что я "аки сахарный"... Дождь для меня значит простуду... Я долго держался, а вчера поддался какому-то порыву с тобой и все... Эхх, мужчина, блин...
  - Мне так жаль...
  - Ты невиновен, Йён, ты же не знал. И... спасибо за заботу. За мной с такой... милой суетливостью не ухаживал никто.
  - Ну, не за что, - хмыкнул я и мы засмеялись.
  
  Спустя две недели Джет был уже в полном порядке, разве что сопли немного донимали. Насчет своей любви он больше не заикался, поэтому, как я правильно и понял, это был всего лишь лихорадочный бред.
  Я начал уговаривать его создать свою группу или хотя бы написать что-то очень красивое. Какой-нибудь сопливый роман про несчастную любовь, где в итоге все умирают. Хоть и серо, но зато всем нравиться, ведь смотря как написать. Я, прочитав его прошлые произведения, пришел в полнейщий восторг, а он лишь отмахнулся, когда я ткнул ему в гениальные слова одного героя: "Меж моими пальцами существуют промежутки лишь для того, чтобы там находились твои...".
  - Это же гениально! Прекрасно! Как ты можешь отмахиваться от такого таланта! Я твой фанат! - я вцепился ему в ногу, обнимая ее так, чтобы он не смог двинуться. - Пожалуйста, напиши еще что-нибудь... И в издательство! Или... Нет-нет, не надо в издательство, а для меня, только для меня! Ну напиши для лучшего друга! - выл я, в тайне все равно собираясь коварно отнести все в издательство.
  Идиот, профуфукает весь свой талант и не поморщится!
  - Йён, отпусти штанину, - устало попросил брюнет, скрестив руки на груди.
  - Если поклянешься писать, писать и писать! И много! И чтобы мне тоже посвящения и благодарности были! Клянись-клянись-клянись... - конючил я, волочась за его штаниной при его попытках идти.
  - Неужели тебе и вправду нравиться эта муть? - он изумленно приподнял брови. - Я-то могу, но вдохновение... Нифига не идет. Начинаю писать и впадаю в большуюю депрессию. И вообще отпусти, мне скоро к психологу ехать, а мне еще привестись в порядок надо.
  - Я твоим психологом буду! Только поклянись, что будешь писать! Вдохновение придет под клятвой! А то я еще и заставлю тебя на крови...
  - Боже, лучше так поклянусь, а то не отвянешь же и на самом деле заставишь... Я, Джетен Йенсен, торжественно клянусь тебе, что буду писать, писать и писать. И много. Доволен?
  - Добавь, что будешь мне тоже что-то посвящать!
  - Ну, а больше мне некому, - он опустился корточки. - А теперь отпустишь?
  - Эмм, ну так уж и быть, - и я глубоко удовлетворенный, поднялся и дал ему дорогу.
  Джет сдерживал клятву и писал, писал, писал... Правда вони было... Парень безвылазно сидел за ноутом, выкуривая по пачке в час. Мне становилось страшно за него и я вытаскивал его на улицу, поскольку после дня сидения за компьютером, у него бледнело лицо (хотя казалось бы, куда больше?!), краснели глаза и вообще вид дикий был, особенно ужасала вздыбленная грива. Поэтому я, приходя с работы и поужинав, тащил его на ночную прогулку. К числам десятым июля у меня начинался отпуск и мы решили с Джетом съездить куда-то на море и отметить там наши дни рождения. Представляете, мой день рождения лишь на день раньше! И я был уверен, что точно сотру плохие воспоминания, заменяя этими, чудесными. И по этому поводу я заявил ему, что он может сделать перерыв.
  Однако у меня была одна проблема: хронический недотрах. Полтора месяца без хорошего секса! Я так занялся Джетом, что забыл про свои собственные потребности. Да, все мои размышления о нежной любви меж шелковых простыней - это все как я хочу, а вот просто трахаться - это то как я могу. Но не мог же я впутывать Джета в свои похождения...
  И вот на выходных я заявился в свой любимый клуб. Любимым он стал, поскольку там были только би. Там стирались границы меж полами. Там можно было спокойно наблюдать и целующихся парней, и целующихся девушек, и парней целующихся с девушками... Короче прекрасное место. А так же у меня тут есть парочка знакомых парней... Я, конечно не могу назвать себя ярым пассивом, нет, я и активом быть очень люблю. Но при пассивной роли больше эмоций как-то, ощущений. Но трахать себя я позволяю лишь ооочень хорошо знакомым парням, которые так же относятся к пассивной роли и тоже бывают в ней, а так же доставляют удовольствие не только себе, но и мне. Ничего не стоило найти одного знакомого блондинчика с волосами ежиком, загорелой кожей и темно-зелеными, болотными глазами. Он меня тоже узнал и мы поспешили уединиться в одной из специальных комнат. На этот раз я был сверху. Блондинчик так стонал, ммм... Я про себя шутливо назвался "Гигантом Секса".
  Вернулся я поздно, в самом говенном настроении, пилимый совестью.
  На пороге стоял Джет, попыхивая сигаретой и многозначительно осмотрел меня из-под челки, глядя сверху вниз. Не скажу, что он намного выше, но разница все же ощутима. Я достаю ему до лба, а подпрыгнув могу вообще оказаться на одном с ним уровне, но все равно неприятно.
  - Н-нусс, и где мы шарились до четырех утра?
  - О, уже четыре... - заплетающимся языком выдавил я.
  - Да, УЖЕ четыре! Где ты был?! Ты знаешь, что я тут только представлял?! Тебя же могли поймать, ограбить, изнасиловать, причем в грубейшей и наизвращейнейшей форме, и убить...
  - Я сам кого хочешь изнасилую... Вот только сегодня успел... - его лицо буквально окаменело. - А чего? Не имею права? Он так умолял, я не мог отказать, ведь он был такой милый...
  - Марш спать! - прошипел Джет сквозь зубы.
  - Так точно, мамочка! - я отсалютовал ему рукой и, шатаясь, дополз до кровати и рухнул туда.
  Думаете заснул? А вот хрен. Пришла совесть и начала пилить по поводу предательства любви и моей "голубизне".
  - Би он, конееечно... "Я по сути бисексуален...", - передразнила она, - да ты сексуален! Только гомо! Переспал с парой-тройкой девушек и теперь би себя считает, тьфу!
  - А я, как вот я недавно вычитал одно выражение, "не люблю трахать слякоть". Вот, противно! И никакой беременности, и вообще...
  - Извращенец. Но ладно, с этим я смирилась...
  - С чем?!
  - С тем, что ты педик е... траханный! И нечего мне отпираться! Ну так, о чем я?.. Ах да, Джет. Как ты мог так с ним, а? Он волнуется, беспокоится, а ты?
  - А что я? - робко спросил я.
  - Да ты последняя похотливая скотина! А он волновался, а ты-то мог бы позвонить?! Предупредить, сказать...
  - Да кто он мне? Он мой друг и все.
  - Ну да, друг... Кто там с ним трахаться на днях хотел? Из-за кого ты вообще в этот клуб поперся?.. Правильно, из-за того, что он для тебя фиг ли друг! Друзей не хотят поцеловать взасос!
  - Он видит во мне друга. Другом я ему и буду. Я... не хочу уодобляться ТЕМ... И вообще, я спать хочу.
  И только тут я провалился в сон.
  А наутро только одно меня интересовало: секс, секс, СЕКС! Лето, тепло, суббота, что может быть лучше? Уже... Три часа дня. Отличненько. Можно сварганить похавать и для себя, и для... сожителя, а потом встречусь с блондинчиком. Как там его? Марк? Вроде Марк... Ммм, у него такой зад... Главное отвлечься от зада Джета, вот и все, вот и все...
  Услышав мою возню на кухне, туда вальяжно выполз Джет, попыхивая сигаретой. Блин, раньше он так не курил! Одна-две в день, не больше. Я и не замечал его курений, а тут он с ними не расстается. Надо чтобы с ним мама поговорила. Лично меня после ее рассказов курить не тянет и на него должно подействовать.
  - Что на... обед?
  - Эмм... Скорее на ужин. Я тут тебе курицу на банке сделаю...
  - Мне?
  - Ну, я сегодня опять уйду.
  - Ммм? Куда же это? - он плавно переместился мне за спину.
  - Налаживать свою... сексуальную жизнь. У меня недотрах.
  - Ммм... А с чего ты это взял?
  - Эээ... Как бы это... - ну, не рассказывать же ему о том, что это из-за того, что я хочу его. - А... Ты мне сам это сказал! Когда мы у мамы были, и правда! Вот и лечусь!
  - А каковы синдромы? - насешливо спросил брюнет.
  - А то сам не знаешь! - огрызнулся я.
  - Эмм, увы. Не было как-то времени им страдать. А после того случая меня вообще на трах не тянуло, так что не знаю.
  - Это личное! Если так интересно - прочти в инете! Вот! Все, через час выключишь плиту, а потом просто снимешь курицу с банки. И все, надеюсь, что хоть это ты сделать в состоянии! - я грубо оттолкнул его и пошел к дверям. - И вообще... Если тебя так вытрахали - это не повод теперь строить из себя жертву насилия и трепать мне нервы! Все, я ушел! - и со всей силы закрыл дверь за собой.
  А затем бегом отсюда, бегом... Зачем я это ему сказал? Идиот...
  Успокоившись, я уже более ровным шагом дошел до кафе, где у нас была встреча с Марком. Он уже сидел там и махал мне рукой.
  - Привет, - устало выдохнул я, садясь напротив.
  - Привет, чего такой... раздавленный? Это моих рук дело? - хихикнул блондинчик.
  Ха, банальный пассив, добровольная шлюшка, но миленький.
  - А как же ты думал? - соблазнительно протянул я.
  - Хмм... Но ты все равно такой красивый! Я нигде таких как ты не видел. А твои волосы, ах! Ты прекрасен! Слушай, - смутился он, - а ты не хочешь быть моим парнем?
  - Я? О... - моему офигению не было предела. - Ну я... Ха-хА, ха-хА...
  - Нет-нет, я не принуждаю к немедленному ответу! - он замахал ручками перед моим лицом. - Просто ты - парень моей мечты, я думал, такие нереальны... А ты... У тебя такие волосы, идеальное лицо, ты добрый, у тебя нет плохих привычек, ты очень нежный в постели и вообще интересный сам по себе...
  - Я подумаю, честно. Ты тоже очень милый, но... Просто знаешь, кажется, что мое сердце уже занято.
  - У тебя есть парень? Или девушка? - лицо Марка разочарованно вытянулось.
  - Нету ни того, ни другой. А сердце занято, а он вряд ли будет моим парнем. Он... морально не сможет.
  - Ооо, натурал? - сочувственно спросил мальчишка.
  - Нет, но его однажды изнасиловали и вот он теперь и шарахается ото всего такого...
  - Мне жаль, но... Ты бы мог быть со мной и любить его. И это даже не предательство. Просто ты же все-таки человек, у тебя свои потребности и каждую из них я смогу тебе удовлетворить, так что тебе выгодно быть со мной. А я неприхотлив.
  - Я подумаю, честно, - повторил я. - Я действительно думаю, что это хороший выход... А ты? Разве тебе приятно быть заменой?
  - А кто знает, может вместо замены я стану большим? Но говорю же, что не принуждаю тебя.
  - Да, я понял... Может закажем чего?..
  Мы мило сидели в кафе, а затем прошвырнулись по парку, а еще сходили в кино.
  А затем мы пошли ко мне домой. Открывая дверь, я неистово целовался с Марком. Он уже висел на моей шее, срывая с меня рубашку, когда я вдруг всомнил, КТО у меня в квартире. Джет... Нет, я не хочу, чтобы он знал какое же я на самом деле отвратительное и похотливое животное. Но краем глаза, я заметил его, выглядывающего из-за угла в коридор. А я чуть не взял Марка в прихожей, ну я и чудовище!
  - Марк, Марк, стой. Остановись, - я начал отстранять его.
  - Ммм, ну почему? - капризно протянул блондинчик.
  - У меня... мама заехала, а я забыл. А она у меня гомофобище еще тот! Прошу, прости! Мне самому неловко...
  - Ну ладно, хотя очень жаль... Я не сержусь, мой принц, - он провел рукой по моим волосам и помахал на прощание.
  А сейчас будет больно.
  Я, закрыв дверь, с зажмуренными глазами повернулся к Джету.
  - Мама, только не больно! - пропищал я и почувствовал, как брюнет взял мою руку и потянул куда-то.
  Затем меня куда-то толкнули. Наверное диван в гостинной... точно.
  - И как ты мне это объяснишь, - спросил Джет и тут же язвительно добавил, - сыночка?
  - Я... А чего я должен объяснять? Я совершеннолетний! Живу с кем хочу, трахаюсь тоже с кем хочу! - я рискнул открыть один глаз.
  Надо мной навис Джет, а я невольно съежился в комочек.
  - Да ты что? - все тем же елейно-ядовитым тоном спросил брюнет. - Да у него на морде написанно: ШЛЮХА! Да он может быть больным в доску! Хочешь СПИДом заразиться? Или еще какой фигней?! Он под каждого же ляжет, это уже у него в мозгу вбито! Или ты мне это назло делаешь? Проверяешь мои слова? Так?
  - Че? - вырвалось из меня и мои глаза наверное вылезли на лоб.
  - Через плечо! Ну что, я не прав?
  - Я п-понятия не имею, о чем ты... - в страхе, что он меня убьет я снова зажмурился.
  - Опять притворяешься? И когда я тебе сказал - ты увильнул, и сейчас хочешь? А вот хрен! "У тебя бред, Джет, лихорадка!"! - передразнил он. - А сейчас я относительно здоров, хотя я тебя предупреждал, что я псих!
  - Но я действительно не понимаю...
  - Открой глаза! - рявкнул он и я тут же распахнул глаза. - А теперь, - голос его переменился, он стал таким... мягким, - читай по губам: Я. Люблю. Тебя.
  И тут Джет жадно приник к моим губам. Я не осознал смысл его слов, зато действия объяснять не приходилось. Я невольно застонал, прижимаясь к нему еще ближе, стараясь углубить поцелуй.
  - Джет... Я... тебя тоже... Люблю... - слова сорвались с языка легко, будто они были пушинкой на которую подул ветер.
  - Йён... - прошептал он, гладя мои волосы. - Я хочу тебя. А не хочу я, чтобы кто-то другой касался тебя. Только я. Хорошо? - он легонько куснул меня за мочку уха.
  - Ну, когда ты меня ТАК просишь, - я мягко поцеловал его в уголок губ, - я не могу отказаться.
  Он тихо выдохнул и начал аккуратно снимать с меня рубашку.
  - Я хочу сегодня заниматься с тобой любовью... Только любовью и только с тобой. Такой любви ни у меня, ни у тебя не было и не будет. Может я слишком спешу... Но я хочу, чтобы мы были едины во всем. Лишь так, лишь так мы можем стереть последние рамки. Наши души открыты друг перед другом, теперь же черед тел. Я еще не видел тебя обнаженным, ты так прятался, - тихий смешок.
  Он... ну не выглядел он на свои двадцать два! Джет казался таким мудрым, мягким... Напоминает кота. Такая же нежная снисходительность. Я с ним чувствую себя таким маленьким... А должно быть наоборот, я старше! Но все равно мне нравится даже такое состояние - маленького заморыша и ощущение безопасности рядом с этим сильным Джетом.
  Брюнет начал тихонечко покрывать мою кожу невесомыми поцелуями. Наверное изучает, ищет эрогенные зоны... Стоило коснуться моей ключицы, как меня тут же выгнуло дугой. Одну нашел.
  Но я и так млел от его мягких, нежных ласк, а он умудрялся и закреплять это красивыми словами. Эх, писатель одним словом.
  - Это первый раз, Йён... МЫ делаем это в первый раз, а значит - это ПЕРВЫЙ для НАС раз. То что было раньше - было раньше. А сейчас... Мы пишем новую страницу нашей книги. Новая книга, новые мы. Мы начнем с первой главы. А главу начнем с первого поцелуя, а далее, - он начал спускаться вниз, - а далее будет описание нашего первого единения. Там появится и опишется то, что я делаю вот сейчас, например... - он картинно, зубами, расстегнул ширинку моих джинсовых бридж. - А потом опишется это, - он потерся щекой о мой пылающий желанием орган через ткань трусов. - О, ты такой горячий и мокренький тут... - шептал Джет, а я буквально стал пунцовым.
  И от смущения, и от... желания. Кхм, не, не так... ЖЕЛАНИЯ!
  - Не говори так, - ответил я.
  - Ты смущаешься, Йён? - он мягко улыбнулся. Почему он раньше так не улыбался? Эта улыбка прелестна! - Не надо, что естественно, то не безобразно. И... тебе нравится, а это главное. Я рад, что могу доставить тебе наслаждение. Это стоит всех тех моих мучений, Йён, - его голос был просто бархатным!
  - Не говори так, - я погладил его по голове, неосознанно прижимая брюнета к паху.
  - Буду, - и наконец он достал мой изнывающий член. - Ммм, ты уже такой напряженный... - а затем взял в рот.
  Меня швыряло по дивану, я в иступлении сжимал простыни. Я даже не понимал, что он там делает, главное, что это приносило огромное удовольствие. Голова затуманилась и я начал задавать ему ритм. Я пытался предупредить, что сейчас вот-вот кончу, но он лишь начал двигаться быстрее, приближая оргазм. И я кончил, а парень проглотил все и лишь сыто облизнулся. Чем больше напомнил мне кота.
  - Ты вкусный, - сообщил он, целуя меня в губы. - Очень-очень. Ммм... - Джет потерся щекой об мою щеку. - Ты напоминаешь мне котенка...
  - Почему это?
  - Ты издаешь такие шикарные мяукующие стоны... И такие тоненькие... Ну точно котенок!
  - А ты... Кот тогда! Матерый котяра!
  - А это-то почему?
  - Ну ты... Так глаза по-кошачьи суживаешь, и в них еще что-то кошачье. И твоя грация тоже такая, вальяжная. И ты выглядишь таким мудрым... котом, а я всего лишь маленьким и неопытным котенком.
  - МОИМ котенком, и не такой уж ты неопытный... Мрр, - мурлыкнул парень. - И не боись, я тебя такому обучу... Про камасутру-то я не врал, - и снова поцелуй, только в нос.
  А затем мы решили перебраться на кровать. И тут я решил тоже доставить ему толику удовольствия.
  Оседлав его бедра, я медленно-медленно стащил с него домашнюю просторную футболку. И тут мне стало почти физически больно, когда я увидел множество шрамов, покрывающих его тело.
  - Это ужасно, не правда ли? Противно? - он поднял руку и погладил мою щеку.
  - Неправда. Просто мне так тебя жалко... Мой бедный Джет, - шепнул я, а в голове сформировался некий план действий.
  Я нагнулся и начал выцеловывать каждый шрамик, каждую шерховатость... Аккуратно, почти невесомо. Но стоило приблизится к его губам, как все планы полетели куда подальше. Ха, с ним даже сексом невозможно заниматься! Если обычно у меня были схема или план, по которым я и доставлял удовольствие, то тут сознание заставляло думать интуитивно. Я просто будто чувствовал чего именно он хочет!
  Покрывая его поцелуями, я одновременно стаскивал с него штаны. А затем, проскользив языком до паха, достал его восставшую плоть, уже истекающую смазкой. А затем я тоже сделал ему минет. Черт, я еще никогда и никому не стремился доставить такое удовольствие! Но перед тем как кончить, он отодвинул мое лицо от паха и притянул к себе.
  - Не надо было, - прошептал он мне в губы. - Я ведь намеревался доставить удовольствие лишь тебе...
  - Я так не могу, - я провел рукой по его виску. - Я хочу, чтобы удовольствие было у нас обоих!
  - Йён-Йён-Йён... - проговрил он, пробегаясь пальчиками по моему позвоночнику, достигая расселины меж ягодиц. - Можно? - робко спросил Джетен.
  Я лишь кивнул и позволил подмять себя. Затем он спустился вниз и мягко погладил внутренние стороны бедра. Я внезапно почувствовал себя куском дерева, который осматривает мастер и думает, что же с ним такого сделать.
  Его волосы щекотали мою кожу и приятно холодили ее. Очутившись между моих ног, Джет деловито раздвинул мои ягодицы и начал, сначало робко, потом более уверенно, вылизывать, а потом просто трахать меня языком. Честно говоря, я был не против. И вдруг он резко поднял взгляд на меня.
  - Смазка в тумбочке, - я понял его только по взгляду!..
  Голос был хриплым, а взор мутным. Наверное у него так же...
  Затем он ввел меня два пальца, сразу надавливая на простату. Я лишь слегка насадился на них, постанывая от удовольствия. Парень растягивал меня очень аккуратно, можно сказать трепетно. Я так никогда не поступал со своими пассивами... А это... Наверное это и есть - заниматься любовью, когда единственная твоя задача сделать счастливым другого.
  А потом, склонившись надо мной, Джет тихо спросил:
  - Ты готов? - я быстро кивнул, но тут он вдруг осмотрелся в поисках чего-то.
  - Джет, что такое?
  - А... разве... презерватив...
  - С тобой - никаких презервативов! Я не больной, а тебе я доверяю. И хочу чтобы нас разделяла лишь кожа! А не какая-то еще резинка вдобавок!
  - Ну, после того раза меня проверяли, но ничего не нашли, однако ты...
  - Я все сказал! Давай! - уже простонал я.
  - Я люблю тебя, - и вошел, заглушая первую боль сладким поцелуем.
  Мутно оглядевшись, он взял одну из подушек и подложил под мою поясницу. А зачем начал медленное движение. Аккуратно, ласково, поглаживая все мое тело. Я обхватил его ногами, прижимая сильнее. От каждого его проникновения меня выкручивало в дугу и вырывались дикие стоны. А брюнет скорее рычал. Я наверное стал леопардом, от покрывавших меня пятнышек-засосов. Потом его рука ласково коснулась моего члена и начала дрочить в такт движеням. Я лишь млел и иногда вскидывал руки и оцарапывал его. А затем в предверии огразма движения стали более настойчивыми и менее ласковыми.
  Кончили мы одновременно, выкрикивая имена друг друга и Джет свалился на меня.
  - Извини, - со смешком произнес парень. - Не придавил?
  - Нет. Смотри как мы подходим, - заметил я, ибо мы будто два кусочка мозаики, вошедных в пазы.
  А еще наши волосы перемешались... Мои - почти белые и его - чернее ночи.
  - Как инь и янь... - заметил я.
  - А где же хрень? Хорошо, что ее нету, - фыркнул он, утыкаясь мне в макушку.
  - А знаешь, Джет... Как бы это ни было банально или там серо, но... Мне кажется, что мы совершенно одинаковые, но при этом абсолютно разные! Да, знаю, фраза избитая и бла-бла, но это правда. Выходит, что мы банальны, - вздохнул я.
  - Ну, что за глупости, - поморщился он. - Нифига, вот нифига мы не банальность!
  - Почему? Ведь все так говорят, вот и я так сказал и автоматически стал "всем".
  - А вот нифига! Другие говорят для пафоса, для охмурения или просто обманывая себя. Мы же - истинные, мы и только мы. Мало кто может сравниться с нашим... эээ... подхождением! А другие создают себе иллюзию...
  - Нда, логика непробиваема. Но... слушай, а мы с тобой с ЭТИМ не поспешили? Ну, всего полтора месяца знакомы и уже...
  - Ты сожалеешь? - брюнет мигом приподнялся с меня.
  - Ни в коем случае! Это как-то... ну, странно, неромантично. Любовь же не может прийти так быстро... Я должен был еще как минимум полгода слоняться по борделям, утешая свое сердце. Думать, что я тебе лишь друг, хотя при твоем появлении у меня будет замирать сердце. Чтобы лежать в кровати и пускать слюни. А ты в соседней комнате, сидишь и воешь, мечтая о том как бы меня трахнуть. Мечтаешь сказать мне "люблю", но боишься потерять дружбу. Сидеть дома, печатая свои книги и находить в них утешение, вкладывая свою боль. Скрывать за невинными жестами любовь... А потом в итоге мы бы оба сорвались и... что ты на меня так смотришь?
  Лицо Джета выражало последнюю степень охерения (охерение само по себе степень высокая...), близкую к оху*нию. Брови были изумленно подняты вверх.
  И из него вырвалось лишь два слова:
  - А нахрена? - спросил брюнет, ложась уже просто рядом и держа меня за руку.
  - Ну как ты не понимаешь?!.. Романтика, воспоминания, куча слез, соплей...
  - Теперь я понимаю твою любовь к моим произведениям, напичканных всяким этим...
  - Нет, ну пойми! Это же так мило, а потом мы бы вспоминали все горести с щемящим приступом нежности... И было бы ощущение, что мы действительно заслужили эту любовь потом и кровью! И вообще, детям своим рассказывать...
  - О том что их папаша пидорас? И какие нафиг дети?! Ты ведь не хотел... Или ты нашел кого-то?!
  - О, да... Я нашел. Хотя скорее всего это меня нашли...
  - Кто она?! - рыкнул парень.
  - Вообще-то это "он", - аккуратно поправил я.
  - Так это тот блондинистый упырок?! Я ему рожу начищу, член оторву, яйца отрежу, в задницу кол раскаленный вставлю, руки...
  - Не угадал, не он!
  - А кто тогда?!
  - Ты, идиот! - заржал я, наслаждаясь устроенным спектаклем. - Я бы непрочь ухаживать за... своим братом например. Чтобы он попробовал все, потом нашел бы милую тупенькую телочку, которая родила бы ему сыночка, а потом он бы нашел себе красивого парня и они поженились бы и уехали в свадебное путешествие, попросив нас позаботиться о ребеночке. И мы бы его хооолили, лелеяли. Ты бы с ним возился, а я... Так уж и быть, я бы ему готовил и рассказывал про нашу жизнь. А? Как идея?
  - Засранец... Рассчетливый засранец. Но я подумал, зачем нам все эти муки жизни? Мне мучений хватило. А я же видел какие ты на меня взгляды кидаешь. И ведь ты мне сам сказал, что говно меж людьми из-за недоговоренности! Вот я и решил проверить и сказать. Ведь, если бы мы так и продолжали, - как ты говоришь - то мы бы либо сорвались или просто изжили бы себя чувствами и вскоре бы распались. Вот и все, так что я решил взять все в свои руки. А если бы сегодня ты меня бы оттолкнул, то я бы пытался и пытался. А что касается быстрой любви... Лично я втюрился в тебя, как только увидел. Понимаешь ли, любовь она приходит к тому или иному человеку сразу, как только он увидит то, что ему нужно. Просто наш мозг еще этого как бы не признает. А потом человек характеризует это "симпатией", а затем появляется "привязанность". А только пооозже, спустя как минимум год приходит любовь. Да чушь это! Серушная банальность! Любовь - это сигнал, говорящий, что ты нашел того человека, который тебе нужен.
  - А как же безответная любовь?
  - А таковой не существует. Тут и существует "симпатия", которую человек выдает за любовь. А предмет такой любви - иллюзия, фантом того кто нужен. А поскольку человек не может различить любовь и симпатию, так и появляются такие придурки. Котрые ходят в депрессии, принимая жалость и утешения. Фи, они достойны лишь презрения, проповедники иллюзии.
  - Ммм... А когда люди разлюбливают?
  - Это значит, что они поменялись. И теперь их качества не подходят и любовь уходит.
  - У тебя всегда есть ответы, - я улегся у него на груди. - А чего ты не куришь? Ведь курить после секса - это так престижно...
  - Во-первых, это банально, а во-вторых, я придерживаюсь понятия - трахаться так, чтобы даже курить потом не хотелось!
  - Ясно, - протянул я и начал выводить пальцем какие-то знаки на его животе. - Джет, я вот тут подумал... Прости за то что я тебе там на кухне наговорил... Ты ведь мне все из лучших чувств, а я как свинья.
  - Ничего, - он поцеловал меня в нос. - Ты был прав.
  - Нет, я просто хотел тебе насолить... Прости еще раз. И спаибо за этот вечер, и эту ночь...
  - Спасибо за день, спасибо за ночь, спасибо за сына и за дочь. Спасибо за то, что средь боли и зла, наш тесный мирок ты сберегла, - хохотнул Джет.
  - Ну, примерно так. Только без сына и дочери. Но я серьезно. Ты такой нежный, я едва ли могу быть таким.
  - И не надо, мне хватает лишь твоего согласия и все. Мне нравится все что ты делаешь, ведь это все с любовью, а значит, ничего не может быть лучше. Будь ты в сто раз прекрасней в исскустве любви и при этом не любил меня, не думаю, что это принесло бы мне больше удовольствия, чем было сегодня. И будет завтра, и послезавтра... Мрр, у тебя же уже отпуск начинается?
  - Да, последний в этой фирме.
  - Э?
  - Я увольняюсь, - просто улыбнулся я.
  - ЧТО?
  - Я увольняюсь. Ведь фирмой заправляет твой отец, так? Я не хочу работать на это чудовище! И я уже нашел новое место работы, так что выйду после отпуска уже туда.
  - А не так ли много жертв?.. Из-за этой символичности, меня...
  - Ничуть, тем более, что там платить мне будут намного больше.
  - А... Отец ничего тебе не говорил? Ну, не спрашивал про наши отношения?
  - Да, спрашивал. Я ответил ему всю правду, что мы лучшие друзья и все такое. Он лишь что-то пробормотал и поставил печать. Ну и скатерью дорога.
  - Понятно... А все же как хорошо, что мы вместе... Йён, ты будешь моим парнем?
  - Да, а как же! Конечно, - я потянулся к его губам и мы поцеловались. - Странно. То у меня тишина, то двое парней сразу предлагают мне встречаться!
  - Так все-таки тот ублюдошный лез к тебе?! Оторву...
  - Но я же выбрал тебя, - успокоил его я.
  - Но я ревную, - протянул брюнет. - Я же вижу какой ты красивенький, молодой, умный... У любого член на куски разорвет, если тебя не трахнет. А ты только мой! - он ревниво обнял меня. - И я не хочу тебя терять. Хочу, чтобы отдавался ты только мне, чтобы целовал лишь меня! Да, я Отелло, но я всего лишь хочу, чтобы тебя никто не забрал. Ты меня понимаешь?
  - Не совсем. Но я не собираюсь подавать поводов. И не забывай, что я люблю тебя. Ущербного, закомплексованного... Любого. Люблю и все.
  - И я. И я тебя. Слушай, малыш, ты спать-то не хочешь, а то Морфей зовет меня...
  - Ах ты извращенец! Изменник! К Морфею он собрался, ага! Говоришь и не стесняешься... Будете там...
  - Будем. И ты там будешь, так что выйдет славная групповуха, - хихикнул он.
  - Извращенец, - сказал я и красноречиво зевнул, показвая, что зов Морфея добрался и для меня. - Спокойной, - шепнул я, прижимаясь к Джету.
  - Ночи, - ответил он и мы незаметно для нас уснули.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"