Федоров Михаил Геннадьевич: другие произведения.

Не будите спящего дракона

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


НЕ БУДИТЕ СПЯЩЕГО ДРАКОНА

  
  

Эпизод 1

   Он спал и сладок был его сон. Сто лет, тысяча - время летело, текло, тяну­лось, но он почти не ощущал его. Время - это не для него, это для тех, смерт­ных, копошащихся по ту сторону мира, его мира. Он спал, точнее, спало его тело, опутанное прочнее стальных цепей неразличимыми для глаз нитями за­клина­ний.
   Ах, как ему надоело это - спать, спать, спать... Он мог вызвать из своей не­объятной памяти самые приятные минуты, сложить из них радужные мо­заики сновидений, но того, чего он хотел больше всего на свете он не мог - он не мог проснуться. Сон - это конечно, лучше, чем смерть, но...
   Как бы ему хотелось снова расправить свои отливающие золотом на солнце крылья, взмыть в чистое оранжевое небо. Или светло-зеленое? Нет, ка­жется все-таки оранжевое. Ну вот, докатились - он уже начал забывать, что там, по ту сторону его закрытых глаз.
   Нет, во что бы то ни стало он должен проснуться, он просто не может не проснуться. И тогда они узнают, кто такой Орк. Еще как узнают! Жаль только, если это костлявое чучело Пилар, которому он и обязан своим теперешним по­ложением, не дождется его пробуждения, и откинет свои грязные вонючие ко­пыта. Люди живут так мало.
   Сколько раз он представлял себе свою месть, за все эти отнятые у него сто­летия. Или он не Орк, или...
   Он спал и сладок был его сон.
  

Эпизод 2

   Он спал и сладок был его сон, по крайней мере, до тех пор, пока длинные женские ножки не превратились в когтистые лапы, прекрасные голубые глаза не налились кровью, а из пухлых соблазнительных губок не высунулся раздво­енный похожий на змеиный язык. Кит попытался проснуться и не смог, словно чьи-то холодные сильные пальцы не позволяли ему хоть немного приоткрыть веки, вырваться из этого невообразимого кошмара.
   Какой-то, неохваченной ужасом, частью своего материалистического соз­нания, Кит понимал, что это только сон и физически ему ничего не угрожает, но другая часть была совершенно противоположного мнения.
   Ему вдруг припомнилось одно из своих ранних стихотворений:
  
   Не за горами утро -
   Погасли фонари
   И, кажется, как будто
   Скажи тебе: “умри”,
   И ты умрешь с улыбкой,
   Застывшей на устах.
   Смерть в нас до пробужденья
   Не вызывает страх.
   Нам на глаза упала
   Иллюзий пелена -
   Мы смерть воспринимаем
   Как продолженье сна.
   Ну, что случится с нами
   Во сне? Скорей всего,
   Мы просто не проснемся
   И больше ничего.
  
   Утром приходящая домработница нашла бесчувственное тело поэта. Он спал и сладок был его сон...
  

Эпизод 3

  
   Он спал и сладок был его сон.
   Золотые, дышащие огнем драконы буквально заполонили невообразимо оранжевое небо над его головой. Их крылья приводили в движение густой, пахнущий медом воздух. Даже сквозь теплую кожаную одежду его пробирал озноб. То ли от ветра, создаваемого летящими чудовищами, то ли от исходив­шей от них угрозы. И даже не ему лично - кто он для них? Лишь песчинка на морском берегу, а всему человечеству...
   Раньше Майк никогда не замечал за собой такой высокопарности. Препо­даватель истории в провинциальном университете. Один из тысяч. Судьба мира волновала его гораздо меньше собственной. И тут такое! Просыпаясь, Майк только посмеивался над ночными видениями и ждал их продолжения, но это утром. Утром, а ночью все было иначе. Ночью он чувствовал себя совершенно другим человеком. Он словно участвовал в какой-то увлекательной игре, пра­вила которой когда-то знал, но никак не мог вспомнить...
   Эти сны преследовали Майка уже несколько лет. Он так сросся с ними, что порой его даже охватывали смутные сомнения. А сны ли это? Но это лишь иногда, а пока...
   Он спал и сладок был его сон.
  
   Эпизод 4
  
   Он спал и сладок был его сон, потому что теперь у него была надежда. Точнее, надежда у него была всегда, а теперь у него появился шанс. Шанс от­крыть свои рубиновые глаза, шанс подняться со своего осточертевшего камен­ного ложа. Этот обколовшийся рифмоплет полвека тому назад, сам о том не подозревая, дал его Орку. И Орк был намерен им воспользоваться.
   Был у Кита Эллера такой сборник стихов “Сны наяву ли явь во сне”. Вещи, вошедшие в сборник, разнились как по тематике, так и по времени написания. Объединяло же их только одно. Кит их не писал. Или, если уж не идти против здравого смысла, то, конечно, буквы на бумаге выводила рука Кита, но откуда они брались эти буквы, эти странные слова? Этого Кит не знал. Психотерапевт почти убедил его, списав все на провалы в памяти, связанные с его “веселым” образом жизни, но только почти. Почти.
  
   Разбей
   Кривые зеркала
   И выпусти меня
   Из плена пустоты.
   Поверь,
   Я больше не могу
   Смотреть на этот мир
   Сквозь мутное стекло
   Твоих печальных глаз.
   Прислушайся и ты услышишь,
   Как я зову тебя...
  
  
  

Эпизод 5

   Пансионат Блейка только назывался пансионатом, а на деле являлся ничем иным, как психиатрической лечебницей. Среди медперсонала упорно ходили слухи, что Блейк, этот эксцентричный, ныне покойный миллионер, на чьи деньги собственно и было открыто данное заведение, явился и первым его постояльцем.
   Переговорив с главврачом, Майк получил разрешение на посещение Кати, несмотря на то, что врач и предупредил его о полной невменяемости его жены, он решительно направился на второй этаж, где находилась палата Кати. Руки его были заняты многочисленными посылками от родственников и дру­зей.
   Заставив себя улыбнуться, Майк вошел в палату. Он не сразу узнал Кати, до чего же она изменилась! Улыбка чуть не слетела с его лица. Кати ни­когда не была красивой, но теперь... Теперь она была просто безобразной, су­щей ведьмой. Седые волосы были распущены и напоминали клочки сваляв­шейся ваты. Кожа на лице и руках была сморщенной и сплошь покрыта ка­кими-то бурыми пятнами. А ведь когда-то он любил эту женщину, любил больше всего на свете. А теперь в его сердце не осталось ничего кроме жало­сти.
   - Привет - наигранно радостно произнес он - ты ждала меня?
   Ответа не последовало. В эту самую минуту дверь палаты приоткрылась и
   показалась голова главврача.
   - Я же Вас предупреждал. Она Вас не понимает - произнесли его полные губы - она никого не понимает. Боюсь, ей осталось совсем недолго.
   Врач показался в проеме двери всей своей восьмипудовой тушей:
   - Пойдемте ко мне. Я Вам кое-что покажу.
   Расставив подарки на столике возле кровати Кати, Майк вышел вслед за доктором.
  

Эпизод 6

   Уже в первые века своего необычного заточения, Орк, лишенный воз­можности двигаться, но не лишенный возможности мыслить, осознал одну простую как две копейки вещь. Да, его тело сковано сильнейшей магией, но чем мысль хуже тела? Да, собственно, ничем. Раз уж его ноги не могут пере­двигаться по земле, то... И Орк повадился бродить по гораздо менее осязае­мому, но от этого ничуть не менее реальному миру. Сначала, как бы далеко он не забирался в этих своих “экскурсиях”, он не встречал никого, то есть абсо­лютно никого. Кругом была девственная пустота. Но Орк искал тщательно и целеустремленно - ему некуда было торопиться. У него впереди была вечность. Он искал и нашел. Орк звал и Кит услышал его.
   Два разума в бесконечном пространстве. Один на один. Один к одному. Орк нашептывал ему древние как мир легенды, песни, вкрапляя в них фрагменты контрзаклинания, с помощью которого Орк смог бы освободиться из этого плена - из плена пустоты, плена одиночества. И Кит поможет ему. Пусть неосознанно, пусть сам того не желая. Жаль только, что разум поэта становился доступен Орку лишь тогда, когда тело его единственного шанса, накачанное алкоголем и наркотиками, находилось в полной отключке. Это сильно замедляло достижение цели. Ну, да ничего, Орку спешить некуда. Он спал и сладок был его сон...
  

Эпизод 7

   Он познакомился с Кати на выставке посвященной памяти Кита Эллера, тогда Майк еще не знал, что она внучка известного поэта. Не красавица, но во­площенное обаяние, она сразу привлекла его внимание, когда рассказывала группе посетителей биографию Кита. Майк решил, что она экскурсовод, в ней было столько энергии, столько вдохновения, Майк не спускал с нее глаз до са­мого закрытия музея.
   Спустя полгода они поженились, а еще через год их счастье лопнуло как мыльный пузырь. Майк узнал, что Кати балуется наркотиками. Лечение не дало никаких результатов кроме одного. Кати отдалилась от него, отдалилась от ре­альной жизни. Она подолгу молчала и часто плакала. Никогда и никому ничего не говорила, никогда ни на что не жаловалась, просто молчала и плакала. Раз от раза все дольше становились эти периоды отстранения. Врачи говорили, что таким образом хотела Кати спрятаться от окружающего ее мира, от каких-то одной ей ведомых опасностей.
   Прошло еще полгода, уже почти никто и ничто не могло заинтересовать Кати, зажечь в ее глазах огонь любопытства. Долго не мог Майк принять реше­ния, но все меньше походила живущая с ним под одной крышей женщина на его милую, жизнерадостную Кати.
   Врачи рекомендовали пансионат Блейка, как лучшее заведение такого рода. После мучительных раздумий, бессонных ночей Майк принял решение, в надежде, что Кати станет лучше. Теперь от его надежд не осталось и следа, и посещения пансионата превратились в тягостную обязанность.
  
  

Эпизод 8

   Он спал и сладок был его сон. Даже не смотря на то, что поэт откинул
   копыта (слишком сильная доза героина), так и не доведя дело до завершения, ведь теперь у него есть Кати. Орку было почти жаль ее. Он не был злым драко­ном - он просто очень хотел проснуться, а другого способа он не видел, да его и не было - другого способа.
   Смерть Эллера выбила Орка из колеи на целые десятилетия. Поэт почти достиг цели, но только почти. Орк рвал и метал, его мысли путались, перепле­тались самым причудливым и невообразимым образом. Ему надоело спать, ему просто осточертело спать. Кит мертв, и Орк ничего не может изменить. Смешно, ему захотелось воскресить человека. До того как Пилар усыпил его, Орк их только убивал, после - мечтал убивать. А теперь он искренне сожалел о каком-то задрипаном смертном. Ну, надо же!
   Пролетели годы, прежде чем Орк оправился от потрясения, и возобновил свои поиски. Еще усерднее обыскивал он каждый уголок своего иллюзорного мира, и еще более пустынным тот ему казался.
   Однако, кто ищет, тот находит. Не были напрасны и его поиски. В ажур­ной паутине наркотических грез повстречал он разум Кати. Повстречал и уже не выпускал из поля зрения. Как же он был похож на разум Кита, как одна ка­пля воды в океане на другую. Те же цвета ауры, те же эмоциональные пики, те же странные необъяснимые желания, жажда любви и горечь непонимания.
   Он показывал ей картины своего мира - мира, каким он помнил его, мира, которого нет и уже никогда не будет. Его самого тоже давно бы уже не было, но... Он просто проспал свою смерть. Смешно? Смешно и грустно одно­временно - проспать свою смерть.
   Он показывал ей свой мир, он показывал ей себя в свои лучшие годы. Он водил ее рукой по бумаге, зная, что каждое его прикосновение убивает ее, мед­ленно, но верно. В конце-то концов она всего лишь смертная, да кроме всего прочего еще и помешанная. Он не был злым драконом. Он просто очень хотел проснуться.
  

Эпизод 9

   В кабинете доктор разложил на столе несколько карандашных рисунков.
   - Это ее единственное занятие, больше ее ничего не интересует.
   Неумелые, словно нарисованные детской рукой, едва научившейся дер­жать карандаш. На одном было изображено странное, не похожее ни на одно из земных, существо, летящее в ярко оранжевом небе. На втором - не менее странный пейзаж с высокими голубыми деревьями. Остальные рисунки были не менее сюрреалистичны. Но где-то он уже это видел. И тут его как током ударило. И как же это он сразу не догадался. Это же существо из его снов, это оранжевое небо такое нереальное и такое знакомое. Он никогда не рассказывал Кати о своих странных снах, да и вообще никому не рассказывал.
   Майк выпросил у доктора несколько особенно заинтересовавших его ри­сунков. Что-то подсказывало ему, что это не только и не столько плод пора­женного безумием рассудка, но...
   Придерживая руль левой рукой, правой Майк извлек из лежащей на со­седнем сидении дорожной сумки папку с рисунками. Взгляд его остановился на летящем драконе.
   Когда Майк впервые увидел этот рисунок в кабинете врача, на нем летел дракон в ярко-оранжевом небе. Теперь же его сложенные прежде крылья были широко расправлены. Майк даже вскрикнул от неожиданности и, оторвав взгляд от рисунка, увидел мчащуюся прямо на него машину. Что есть силы вы­крутив руль, он закрыл глаза и приготовился к самому худшему.
   Худшего не произошло. Майк просто въехал в придорожные заросли акации. Задним ходом вырулив на шоссе, он еще раз взглянул на рисунок. Дракона на нем уже не было.
  

Эпизод 10

   Чего стоит жизнь, если все, что ты можешь взять от нее, это сон? Не так уж и много, не правда ли? Ну, вот, хоть в чем-то люди и драконы сходятся. Ни тем ни другим не хочется проспать всю свою жизнь. Орк не был исключением из правил. Он делал все, что было в его ограниченных возможностях, чтобы как можно меньше валяться в промозглой пещере с закрытыми глазами и не­подвижными конечностями. Такая ситуация, да еще тянущаяся чуть ли не от сотворения мира, не располагает к объективности. “Во всем виноваты люди”, - Пилар ассоциировался в воспаленном мозгу дракона со всем человечеством. А ведь было же время...
   На всей планете не насчитывалось и сотни тысяч этих суетливых непосед­ливых смертных. Драконы - вот кто были настоящими хозяевами Харона. Зо­лотые драконы - высшая каста, к которой принадлежал и Орк (правда, лишь по материнской линии) правила на суше и в небе. Голубые драконы бороздили не­объятные океанские просторы. Люди были не более чем прислугой. Разводить овец и коров, добывать золото и драгоценные камни - вот для чего они были созданы.
   Ах, какая у него была изумительная коллекция изумрудов, где-то она теперь? Да за одно это люди перед ним в неоплатном долгу. Ну, да ничего, скоро и на его улице будет праздник. То, что не вышло у Кита, выйдет у его внучки. Не может не выйти. Теперь никто и ничто не помешают Орку. У Кати уже почти получилось. Он не был злым драконом, он просто очень хотел про­снуться.
  

Эпизод 11

   Джозеф Райзенберг, только что покинув ароматизированную ванну, на ходу вытирая голову, двигался по направлению к спальне, где его ждало очаро­вательное семнадцатилетнее существо с белыми пушистыми волосами, огром­ными синими глазами и такими большими...
   Романтическое настроение нарушила пронзительная трель дверного ко­локольчика. Джозеф не мог сдержать проклятий. Скольких трудов и денег стоило ему затащить Лили в свою холостяцкую квартиру, и тут...
   “Не буду открывать. Пусть думают, что меня нет дома”, - решил Джо­зеф, продолжая идти по длинному узкому коридору по направлению к заветной цели: “Позвонят, позвонят и успокоятся”.
   И правда, через несколько секунд колокольчик смолк, зато теперь в дверь отчаянно колотили, и, скорее всего, ногами. “Нет, только не это. Я же только на прошлой неделе поставил новую дверь!”
   Резко повернувшись, Джозеф буквально пулей полетел ко входной двери, готовый изорвать на клочки незваного ночного гостя.
   -Я занят! и не ломайте дверь! - заорал Джозеф, не открывая двери.
   - Это я, Майк, открой!
   Из-за приоткрытой двери высунулось недовольное лицо Джозефа.
   -Майк! Черт возьми! Что тебе нужно?!
   -Джозеф, у меня к тебе дело, знаешь Кати... - на пороге стоял запыхав­шийся Майк Гордон.
   -Ладно, проходи в гостиную, виски в баре, я сейчас. И если твое дело не стоит того...- продолжения Майк не услышал, Джозеф скрылся за дверью спальни.
   У человека, который приходит к тебе в час ночи, едва ли дело, которое может подождать до завтра. Джозефу было это знакомо как никому другому. Без долгих предисловий и обмена любезностями, Майк разложил на столе ри­сунки Кати, и начал рассказ
   - Это началось уже давно, после той дурацкой экспедиции, после всего этого, ну ты сам знаешь... Так вот после возвращения домой мне впервые при­снился этот странный нелепый сон. Я никому его не рассказывал, не очень-то хотелось выглядеть сумасшедшим в глазах окружающих. Драконы летящие в ярко оранжевом небе, можешь себе представить? И я сначала не мог, а теперь то и дело наше голубое кажется мне нелепым и неуместным. Майк долил себе виски, собираясь продолжить, но Джозеф перебил его:
   - Ты что же, думаешь, и Кати снились такие сны? - Он разглядывал лист
   бумаги с осиротевшим оранжевым небосводом.
   - Может и снились, она не рассказывала, но дело не только в этом, тут все сложнее. - и Майк поведал Джозефу о метаморфозах, происходивших с рисунком:
   - Ты можешь мне не верить, но это так. На этом листе действительно был
   дракон. Был, а теперь нет. - Майк залпом допил виски.
   Увлеченный рассказом, Джозеф долго не притрагивался к своему бокалу, в то время как Майк осушил уже третий. При этом он совсем не был пьян. Только пальцы его нервно бегали по подлокотникам кресла, по его лицу пробе­гала едва заметная тень.
  

Эпизод 12

   Он спал и сладок был его сон. Свершилось! Слабые руки сумасшедшей
   женщины открыли ему глаза. Теперь он был зряч. Да, тело его по-прежнему было сковано магией, и в рубиновых глазах под золотыми тяжелыми веками все также властвовала непроглядная тьма. Но это ненадолго. Теперь у него была ниточка, связывающая его с внешним миром. Нет, не зря он в свое время окончил Высшую Школу Магического Мастерства. Полученные знания оказа­лись теперь как нельзя кстати. Неумелые рисунки Кати позволяли ему видеть глазами смертных. Правда, возможен и обратный эффект, ну да это ему ни коим образом не повредит
   Припомнить бы еще заклинание “разделения сущности”. Орк четко пом­нил, что демонстрировал его на выпускном экзамене. Да, тысячи лет беспробудного сна никого еще не доводили до добра, даже дракона. Нет, ему просто необходимо вспомнить. Раз он не может расколдовать это тело, значит надо найти другое. На первое время сойдет и человеческое. Главное вспомнить...
  

Эпизод 13

   Он спал и сладок был его сон. И была в этом сне женщина. Ее глаза смотрели на него, смотрели сквозь него. Что они видели в нем? Он смотрел в них, словно пил из лесного родника после долгого утомительного пути. Что он видел в них? Они смотрели друг на друга, словно знали уже тысячу лет, словно родились зная друг друга только потом забыли, а потом встретились и сразу вспомнили.
   А потом было утро, он открывал глаза, он видел стены своего дома. Он ви­дел пустоту, он чувствовал одиночество, невыносимое, словно длящееся уже тысячу лет. Он открывал глаза и не знал - явь это или сон. Он никак не мог вспомнить ее имя, но ее глаза, ее зеленые бездонные как омут глаза...
   День ото дня Майк все с большим нетерпением ждал сумерек, чтобы за­крыть глаза и встретиться с ней, встретится в странном иррациональном мире, полном драконов и волшебников, в мире с оранжевым, как кожура апельсина небом.
   Майк не рассказывал о ней даже Джозефу. Пусть это будет только его тайна, только его сладкая недосягаемая и от этого еще более желанная мечта.
   Он спал и сладок был его сон.
  
  
  

Эпизод 14

   Многое Джозефу приходилось видеть и слышать на своем веку, но то, что принес ему Майк, не вписывалось ни в какие рамки, не поддавалось ни ка­кому объяснению.
   Джозеф преподавал в том же университете, что и Майк, только философию, а не историю. Их отношения из профессиональных давно уже переросли в дружеские. Он слишком хорошо знал Майка, чтобы понять, что это не глупый розыгрыш. Майк на такое был просто не способен.
   На досуге Джозеф занимался всякими оккультными делами. Его книж­ные шкафы ломились от трактатов по магии, алхимии, религии и философии всех времен и народов. Он посещал различные лекции и семинары. В свое время был членом всевозможных обществ и сект. А однажды даже чуть было не стал учеником одного “колдуна”, но вовремя одумался.
   Знания Джозефа были разрознены, неравноценны, не всегда точны, но
   просто необъятны. Человек, разговаривавший с духами и демонами, видевший левитирующего мага, знакомый с тысячей самых разнообразных учений и куль­тов... Ну, чем бы казалось удивить такого? И все-таки Майк его удивил, и еще как удивил, черт бы его побрал!
   Несколько лет назад, путешествуя по Мексике, Джозеф слышал какие-то непонятные намеки на существование “глаз Дракона” и предостережение держаться от них подальше. Никто толком так и не объяснил ему, чего он собственно должен опасаться, но едва он произносил эти два слова, индейцы с неподдельным ужасом на лицах шарахались от него как от прокаженного. Если память не сыграла с Джозефом злую шутку, то картинки Кати были очень по­хожи на описание этих самых глаз его тогдашним “гидом”, за исключением того, что нарисованы они были на бумаге, а не на скалах...
   Нет, это совершенно исключено! Как могла, родившаяся и выросшая в
   Северной Америке девушка, научиться тысячелетия назад позабытому и самими индейцами искусству открывания “глаз”? Нет, это просто невозможно, разве что...
   Неожиданное и на первый взгляд совершенно безумная мысль молнией
   мелькнула в голове Джозефа, умом он не мог с этим согласиться, даже осмыслить как следует и то был не в состоянии, но сердцем... Сердцем он чувствовал, что попал в точку.
  

Эпизод 15

  
   Он спал и сладок был его сон. Тот, которого звали Пиларом, отсы­пался после магического поединка. Наконец-то он расправился с этим чудови­щем. Наконец-то! Правда, он так и не сумел убить его, но хоть какой-то резуль­тат. От его предшественников не осталось и пепла, похоронить и то нечего.
   В свои тридцать лет Пилар был уже весьма влиятельным и могущественным колдуном. На его счету было уже три дюжины драконов, но этот случай был самым тяжелым из всех. Он устал как тысяча чертей, и теперь отдыхал. Он по праву заслужил этот отдых. Если честно, то он уже проснулся, но открывать глаза не хотелось.
   Пронзительная монотонная песня какой-то незнакомой птицы ворва­лась в его грезы, как отравленная стрела в распахнутое окно. Он подскочил на постели словно ужаленный, открыл глаза и потянулся за магической книгой. Он всегда клал ее под подушку. Да где же она, черт возьми? Пилар огляделся по сторонам и его охватила паника. Он отчетливо помнил, что засыпал в месте, совершенно отличном от того, где находился сейчас. Его окружали совершенно незнакомые предметы. Дверь открыта, значит это не тюрьма. Уже хорошо. Но это и не королевский дворец. Плохо, но... Тут он обратил внимание на средних размеров овальный предмет, висящий напротив кровати. Колдуну показалось, что он заметил в нем чей-то промелькнувший силуэт. Может быть это еще одно окно? Подойдя поближе, Пилар осторожно заглянул внутрь и ... увидел свое лицо. Свое и в тоже время нет. Что-то в нем неуловимо изменилось. Ах да, волосы! Где его черная роскошная коса, неотъемлемый атрибут колдуна? Именно по длине косы и вплетенным в нее амулетам судят о могуществе ее обладателя. Кто же посмел учинить над ним такое унижение? Над ним же будет обхохатываться вся колдовская братия. Черт, черт и еще раз черт!!! Что есть силы он ударил кулаком в свое отражение и...
  

Эпизод 16

   Он злился. Или нет, он не злился, он был просто вне себя от бешенства.
   Кати открыла ему глаза, и первое, что они увидели, было далеко не самым приятным. В белую комнату вошел человек. Спустя тысячелетия Орк узнал его. Узнал и не поверил своим глазам - это был Пилар, черные как смоль волосы, серые пронзительные глаза. Ошибки быть не могло, значит все-таки Пилар достал его! Но как же он проснулся, черт возьми и как нашел его?
   Орку даже показалось, что Пилар видит его, лишь на мгновение глаза Кати, ставшие глазами Орка остановились на ненавистном госте, но этого мгновения хватило Орку, узнать и испугаться. Как не вовремя! Он же еще совсем беззащитен. Пилару хватит одного единственного заклинания и ... Орк не находил себе места, страх смешивался с яростью, он судорожно искал путь к спасению.
   А Пилар, казалось, совсем не замечал его. Он что-то говорил Кати, что-то бессмысленное и лживое. Он всегда был лжив как змея, даже с такими как он, смертными. Лишь на какую-то долю секунды встретились их взгляды, лишь на долю секунды...
   Нет, Пилар не узнал Орка, значит пока еще не все потеряно, и у него есть время. Он отлично помнил что использовал заклинание замедленного действия. Оно должно было достать колдуна ночью. Пилар не был аскетом значит...
   Значит и она попала под действие заклинания. Если Пилар здесь, то где же она?
   Если она была, а он почти уверен, что она была, Орк сделает ее орудием своей мести. Он и помыслить не мог о такой удаче, ведь он сможет воспользоваться ее телом. За прошедшие тысячелетия люди растеряли свои магические способности, поэтому современный человек был совершенно не пригоден для целей Орка. Он мог использовать Кита или Кати, но только на ментальном уровне. Во времена Пилара магией владели все. Конечно подружка Пилара обладала самыми заурядными для того времени способностями. Но современные люди не имели и этого. Теперь у Орка был план. Вот будет отличный сюрприз для проклятого колдуна! Кати поможет ему в этом. Он не был злым драконом он просто хотел проснуться...
  

Эпизод17

   Приехал Джозеф. Даже привезенные им не слишком утешительные известия, не притупили радость Майка от их встречи. Они не виделись всего пару
   дней, а кажется пролетела целая вечность. Рисунки Кати являлись как бы окном из одного мира в другой. Магия очень высокого класса. “Глаза дракона”, Джозеф рассказал о них все, что знал. Но ведь в окно можно не только смотреть, но при желании можно войти или выйти...
   Речь Джозефа была длинной и путаной, но из нее одно Майк усвоил абсолютно точно. Теперь у него одной головной болью больше. Как бы он не хотел, в стороне ему не остаться. Его просто не оставят в стороне.
  

Эпизод 18

   Она спала и сладок был ее сон. И тут что-то случились. Она почувствовала чье-то незримое присутствие, словно кто-то подглядывал за ней в замочную скважину. Ничего страшного, просто неприятно когда за тобой подглядывают.
   Это длилось всего несколько мгновений, а потом сквозь ее ресницы пробрался тонкий луч света. Ее глаза открылись. Где это она? Какое странное место. Она никогда раньше не бывала здесь. Любопытство оказалось сильнее страха, точнее, страха, как такового не было до тех пор, пока она снова не почувствовала чье-то присутствие. Огляделась. Большая светлая комната была пуста. Никого. И все-таки кто-то или что-то наблюдало за ней. С каждым мгновением она все сильнее ощущала присутствие невидимого соглядатая.
   И вдруг яркая вспышка вновь ослепила ее. Ненадолго, на долю секунды. А когда зрение вернулось, это была уже не она, или точнее не только она. Чей-то холодный повелительный голос звучал в ее голове, и она чувствовала, что не в силах долго сопротивляться этому голосу.
   Голос становился все настойчивей и настойчивей. Он указывал ей какое-то место, куда она должна направиться, какие-то имена, ее разум еще сопротивлялся, но тело уже не слушалось ее. Тело слушалось теперь...
  

Эпизод 19

   Не успел он повернуть ключ в замочной скважине, а уже знал, что там за дверью, его кто-то ждет.
   Невысокий, одетый в серый помятый костюм человек, не понравился ему с первого взгляда. Со второго Майк уже предчувствовал дурное. Маленькие бегающие глазки, невыразительное, чем-то напоминающее лисью морду лицо. Такие не приносят хороших новостей.
   - Кто Вы такой? И как, черт возьми, Вы сюда попали?!
   - Я пришел за тобой, Пилар, Орк просыпается.
   Тут Майку вспомнился недавний сон, и что-то противное подкатило к
   горлу. Захотелось сплюнуть, как после выкуренной натощак сигареты....
  

Эпизод 20

   ... Не на жизнь, а на смерть сражались они. Молодой колдун Пилар, уже получивший среди собратьев по профессии прозвище Победитель Драконов и старый как мир, сильнейший среди сильнейших дракон Орк. День и ночь сражались они, не мечами и копьями, не огнем, не силой и ловкостью тела, но силой и волей духа. Противостояли друг другу не человек и дракон, а новое молодое человечество и исчерпавшая себя раса холоднокровных, как называли себя сами драконы.
   Сражались они, и пот струился по лицу Пилара, и дрожали его руки, вычерчивая в воздухе магические пассы, и дрожали губы его, произнося слова заклинаний, но не дрожало сердце его, ибо знало сердце его, что не имеет он права на поражение. Не человек и дракон противостояли друг другу.
   Сражались они, и никто не знал, кто победит, кто окажется сильнее сердцем, сильнее духом и телом. Ибо и Орк понимал: не человек и дракон противостояли друг другу в этой битве. Сколько его братьев и сестер пало от руки этого молодого смертного и других, таких же как он, и хуже него. Если кто и мог противостоять им, то это он, Орк.
   Сражались они. Солнце уступало место луне, луна отступала пред ликом
   солнца. Мчались минуты, летели часы, бежали дни. Но они не замечали течения времени. Не на жизнь а на смерть сражались они...
  

Эпизод 21

   Она спала и сладок был ее сон.
   Когда-то ее звали Кати, но теперь это не важно. Теперь это уже совершенно не важно. Там, где она сейчас, нет имен. Там, где она сейчас, имена просто не нужны. Она не знала, как называется это место, да и место ли это. Она не знала как попала сюда в первый раз. Наверное, она просто забыла. Память такая ненадежная вещь, всегда с ней что-нибудь случается. О чем это она? Ах, да... Она не помнила как попала сюда. Может быть, просто заблудилась. Заблудилась и не захотела обратно, Уснула и не проснулась.
   Она спала, но глаза ее были открыты, и эти глаза смотрели на белые больничные стены, но душа ее, разум ее, были где-то очень, очень далеко от того места, куда смотрели ее глаза. Кем она была там? Кати вспоминала и не могла вспомнить. Наверное, никем, раз даже памяти об этом не осталось. А здесь исполнялось каждое ее желание, здесь она могла все. Если есть рай, наверное, это и есть то самое место.
   Но иногда словно темное покрывало спадало с ее глаз, с ее разума, и тогда она осознавала, что все это только сон, только фантазия. Тогда она пыталась проснуться, вырваться, сбежать из этого иллюзорного рая, но что-то удерживало ее, отговаривало, причиняло невыносимую боль, но так было всего несколько раз. Всего несколько раз...
   Она спала и сладок был ее сон.
  

Эпизод 22

   Незваный гость продолжал свой странный рассказ. Майк слушал, сначала нехотя, вполуха, потом все более и более увлекаясь. Впрочем, рассказ незнакомца не был для него чем-то неожиданым.
   Пилар одержал победу, точнее почти одержал. Дракон так и не был убит, но был усыплен. Правда напоследок он все-таки успел подложить человеку свинью, или точнее заклинание.
   После праздничного пира, когда Пилар со своей подружкой наверстывали упущенное (колдуну за два месяца до магического поединка категорически
   возбраняется делить ложе с женщиной) оно их и настигло. Заклинание не было смертельным, как и заклинание самого колдуна. Оно просто погружало в сон того, на кого оно было направлено, и все живое в радиусе нескольких метров. На какое время? А черт его знает, то есть дракон. Но дракон спит...
   Самые могущественные колдуны ломали головы, изводили редкостные и дорогостоящие снадобья, приносили в жертву овец и девственниц, но все бестолку. Не смогли они разбудить ни героя ни его пассию. Единственное, в чем сошлись они, так это в том, что пока действует на Пилара заклинание, время на него не действует, ну и на Энилэс (так звали подружку колдуна) соответственно тоже.
   Построили тайную усыпальницу в подвалах древнего храма и приставили Хранителей. Потомком одного из них и был этот серый человек, расшагивающий сейчас по гостиной дома, который Майк привык считать своим.
  
  

Эпизод 23

   Это оказалось так легко, даже легче, чем он расчитывал. Заклинания, как дети, всегда похожи на своего создателя. Орк чуял свое заклинание сквозь мили и века. Конечно отыскать его стоило немалых трудов, но результат окупал их сторицей. Да, это именно то, что он искал. Вот она, подружка Пилара, вот оно - его сонное заклинание. Слегка ослабевшее, местами перепутаное, но все еще крепко опутывающее жертву. Осталось только снять его, заменить на другое и дело сделано. Ну, Пилар, держись! Теперь уже ничто не остановит Орка.

Эпизод 24

   Тем временем гость вещал дальше. Пилар и Энилэс спят. Хранители берегут их сон. Другие Хранители стерегут Орка. Колдуны Ордена Хранящих Покой ищут способ разбудить героя. Минуты складываются в часы, часы - в года, года - в столетия. Рождаются и умирают империи, поколения сменяются поколениями. Потопы, землетрясения, столкновение с кометой, изменение климата. Изменилась планета, изменились люди, вымерли драконы. Вымерли драконы, все - кроме Орка.
   Ничто не вечно под луной, тем более такая хрупкая субстанция как заклинания. И никто не знал, когда его тонкие невидимые нити ослабнут настолько, что уже не смогут удержать могучего Орка. Уже не раз наблюдали Хранители, как пытался он освободиться, правда, пока лишь на ментальном уровне. А что Пилар? Он спал и сладок был его сон...
  

Эпизод 25

   Молодая черноволосая женщина распахнула парадную дверь пансионата Блейка, уверенной походкой направившись в кабинет главврача. Обворожительно улыбнувшись, она попросила разрешение на посещение Кати Гордон, представившись ее давнишней приятельницей.
   Как и любой другой мужчина на его месте, главврач не смог отказать очаровательной посетительнице. Более того, он сам проводил ее до дверей палаты номер шесть, в которой находилась Кати.
   Прошло два часа. Никто за это время не выходил из шестой палаты. Однако все, что увидела в ней вошедшая медсестра, это труп Кати Гордон, крепко сжимающей в костлявых пальцах смятый карандашный рисунок. На рисунке была черноволосая зеленоглазая женщина, чем-то похожая на недавнюю посетительницу и над ее головой было ярко оранжевое небо.
  
  

Эпизод 26

  
   Жизнь шла своим чередом. Спал дракон и спал человек. Казалось, не будет конца их долгому сну. Успокоились Хранители, потеряли бдительность на пустынной автостраде столетий. И тут как гром среди ясного неба. Одна за другой стали спадать с чешуйчатого неподвижного тела магические нити, стал пробуждаться Орк. Долго не могли понять Хранители, что же случилось, долго не могли выяснить причину происходящего, но все же им это удалось. Кит Эллер - вот имя достойное восхищения и жалости одновременно. Гениальный поэт, и в тоже время пьяница, бабник и наркоман. Именно последнее и позволило Орку каким-то образом воздействовать на его разум. Разум Эллера в периоды наркотического транса мог покидать бренную оболочку и блуждать по ему одному ведомым сферам. Где-то там они и встретились, на радость дракону, на беду человеку и всему человечеству. в последний момент сумели Хранители предотвратить катастрофу. Только пару строф заклинания не успел продиктовать Орк поэту. Только пару строф.
  

Эпизод 27

   Он спал и сладок был его сон. Он не знал того, что Хранители уже готовились разбудить его. Не все еще было готово, не во всем они были уверены, но все сильнее стали участившиеся попытки Орка вернуться из мира иллюзий в мир реальной жизни. И решили рискнуть Хранители, ибо кто еще кроме Пилара сможет одолеть Орка? Давно утеряны были знания, давно забыто было искусство магии. То, что раньше знал каждый, теперь стало уделом лишь избранных, но ограничены были и их возможности.
   Собрались Хранитель на Совет. Последний раз собирался Совет, чтобы
   решить судьбу Кита Эллера. Пришло ли время для пробуждения Пилара? Может зря они беспокоятся, и попытки Орка обречены на провал? Такие вопросы задавали они друг другу и не находили ответа. И все же решили рискнуть они. Двадцать три против десяти - таков был расклад в этот день, или точнее в эту ночь, ибо собирались Хранители под покровом темноты.
   Со временем шутки плохи, оно никому не прощает попыток вмешаться в его ход. Другое дело, что каждый по-разному ощущает его поступь. Для кого-то оно еле передвигающая лапами черепаха, для кого-то - мчащийся на полной скорости автомобиль. Сто лет, человеческая жизнь для дракона лишь миг. Тысячелетия сна прошли для Орка в томительном ожидании, но и только. Для Пилара это был огромный, непредставимый срок. Не хотели рисковать Хранители, ибо знали, что при пробуждении после такого длительного сна шок неизбежен. Вместе с основным заклинанием, снимающим чары сна, прочитали они еще одно заклинание, заклинание ложной памяти.
  

Эпизод 28

  
   Майк был единственным сыном Эрика и Клары Гордон. Семья Гордонов принадлежала к древнему роду Хранителей, тайна передавалась из поколения в поколение на протяжение тысячелетий. Шесть лет назад Майк, закончив университет, отправился в экспедицию, в Южную Америку, и не вернулся. С тех пор никто ничего о нем не слышал целый год. Даже мать уже не надеялась вновь увидеть сына. Но Совет Хранителей решил иначе...
  

Эпизод 29

   ... и в зеркале ничего не изменилось. Он еще раз прикоснулся рукой к волосам, внимательно всмотрелся в свое отражение, это он, он... Пилар? Имя возникло из ниоткуда и показалось ему знакомым...
   ... Он должен знать, что значит это слово - “Пилар”... И тут же пришло другое имя - Майк. Да, он Майк, ему показалось, что кто-то зовет его по имени, пожилая женщина с добрым, знакомым лицом - его мать, зовет его. Наверное он уже опаздывает в университет...
   Он приоткрыл глаза. Было темно. “ Странный сон, главное не забыть его до утра, а пока”... Глаза его снова закрылись.
   Он спал и сладок был его сон.
  
  
  

Эпизод 30

   Так “появился” Майк Гордон. Точнее не “появился”, а “вернулся”. Худощавый, черноволосый с утонченными чертами лица, он и впрямь был похож на Майка Гордона.
   Через полгода Майк уже преподавал в университете историю. Соседи искренне радовались за Гордонов. Наше время скупо на чудеса, а чем если не чудом, можно объяснить такое? А что до некоторых странностей, появившихся у их сына, то, в конце-то концов, кто без странностей? Год в джунглях, в полном одиночестве, не может не оказать влияния на психику. Время все залечит. Время лучший из врачей, если вообще не единственный, которому стоит доверять.
  

Эпизод 31

  
   ... Прошло пять лет. Орк пытался освободиться. Пришло время снять заклинание ложной памяти. Но не исчез Майк Гордон, появился Пилар Победитель Драконов...
   Майк не заметил, как опустошил бутылку на добрую половину. Столько всего и, главное, сразу, как снег на голову или точнее уж как кирпичом по голове. Уходя, серый человек дал ему книгу. Едва прикоснувшись к ней, Майк тотчас отдернул руку - какие-то странные мысли, какие-то смутные воспоминания... Майк даже не заметил, как остался один на один с самим собой. Он ни в чем не был уверен, он просто расслабился, и теперь его несло по воле волн бушующего океана сомнений, разочарований, находок и потерь, желаний и страхов, любви и ненависти...
   Мы играем,
   В нас играют,
   Нами играют.
   Все вокруг нас - это просто большая игра.
   Мы думаем, что сами
   Принимаем решения,
   Переходим с клетки на клетку,
   И не видим тонких нитей,
   Привязанных к нашим ногам и рукам...
   (Кит Эллер “Сны наяву или явь во сне”)
  

Эпизод 32

   Стало невыносимо душно. Лиловые тени деревьев застыли в липком мареве тяжелого воздуха, как таинственные незваные гости на пороге вечности.
   Тридцать восемь по Цельсию. Полвека не было такого пекла. Кажется, само небо, как расплавленный воск стекает вниз, покидает очертания своих берегов, обнажая крохотные островки теплого магического сияния. Пересыхающее небо, жутко. Жутко и душно...
   Как странно, с той поры, когда он увидел сидящего в его гостиной незваного гостя не прошло и недели, а вся его жизнь уже изменилась коренным образом.
   Майк смотрел в окно, и мысли роились в его голове как растревоженные пчелы. Они метались, обрывались, противоречили друг другу. Он уже никогда не станет тем, кем был несколько тысячелетий назад. Да, теперь он был абсолютно уверен в этом. Он мог не верить хранителям, мог не верить ни кому, но себе он не верить не мог. Эти его сны... Теперь он четко знал, откуда они. Это не сны, это его память. Несмотря ни на какие заклинания, она была при нем с самого начала.
   Они думали: это так просто. Прочитал заклинание и готово. Что ему теперь остается? Кто он? Майк Гордон, скромный преподаватель истории или Пилар Победитель Драконов, колдун не знающий страха и жалости? И тот и другой. Пилар, конечно, мог бы прочесть крохотное заклинание, и тогда Майка Гордона не стало бы, но он не может убить себя, не может убить часть себя... Пилар (или Майк?) не мог выразить словами, что происходит в его голове, в его сердце. Путаница, мешанина какая-то...
   Как душно, господи. Жутко и душно...Тяжелые размышления окончательно его обессилели, глаза закрылись сами собой, он только успел добраться до постели.
  

Эпизод 33

   Он спал и сладок был его сон.
  
   Время стирает грани
   Между жизнью и смертью -
   Время учится быть беспощадным.
   Время ломает грани
   Между жизнью и смертью.
   Это - наука быть беспощадным,
   Это - искусство быть беспощадным.
   Время...
  
   Он спал...
  

Эпизод 34

   Нападение лучший способ защиты. Чтобы выжить, необходимо бить первым, пока не ударили тебя. Орку необходимо было достать Пилара первым, прежде, чем тот обретет былую мощь.
   Где-то на задворках сознания мелькнуло что-то неприятное, что-то слабое, но все еще живое. Как ни старался, не смог Орк уничтожить Энилэс. Нет-нет, да и прорывался ее разум сквозь поставленные Орком заслоны. Нет-нет, да и доставляла хозяйка занятого им тела несколько неприятных минут дракону. Ну, ничего, с этим он как-нибудь справится.
   Сейчас все внимание на Пилара. Орк не может позволить ему ускользнуть. Он раздавит его как муху. Из-за колдуна все его страдания. Столько лет, столько потерянных лет, и все из-за какого-то ничтожного смертного. Орк расправится с ним и тогда...
   Перед глазами дракона проходили пленительные картины отнятого у него мира. Ну, да ничего, он еще вернет его, все будет так как прежде, или хотя бы почти как прежде. Ошибки допущенной его предками Орк не повторит. Ни одного человека не будет в его мире, ни одного. Только Орк и никого больше, только Орк...
   Люди за все ему ответят и в первую очередь Пилар. Еще несколько минут, еще несколько шагов, и от него не останется даже горстки пепла на раскаленном асфальте. Молодая, зеленоглазая женщина целенаправленно шла по улице.
  

Эпизод 35

   Майк (Пилар) почувствовал ее (его) приближение. Он знал, что это произойдет, и это произошло. Это также неотвратимо, также неизбежно, как мчащийся на полной скорости поезд. Он не то чтобы ждал этой встречи, но что-то подсказывало ему, что избежать ее не удастся. Мысли в его голове путались, страх вымещался из сердца ненавистью, ненависть поглощалась страхом. Он чувствовал, как разрывается на части. Он был Майком, и Майк боялся. Он ничего не понимал в происходящем, и это непонимание сводило его с ума. Ему даже перестали сниться сны. Неужели даже она покинула его? Неужели...
   Он был Пиларом, и Пилар накапливал в себе ненависть к противнику. Ненависть делает сильнее, главное, чтобы она не переросла в слепую ярость. Колдун всегда должен быть начеку.
   Он убрал книгу в надежное место. Рука потянулась было к бутылке виски, но остановилась на полпути. Что ж, наверное, это к лучшему. Все, что ни случается, все к лучшему.
   На этот раз осечки не будет. Он разделается с этой холоднокровной тварью. Теперь это дело чести. Еще ни один дракон не уходил от него живым. Не уйдет и Орк. Он был Пиларом и это были его мысли. Он был Майком и ему было неуютно. Он знал, что это произойдет, и это произошло. Теперь никто и ничто не отсрочит их встречи. Он был Пиларом, он был Майком, он был человеком...
  
  

Эпизод 36

  
   На улице было пустынно. Не пусто, а именно пустынно.
   Пилар Победитель Драконов вышел на середину улицы. На встречу ему двигался Орк. Шуршала золотая чешуя, блистали рубиновые глаза. Они встретились спустя тысячи лет. И предстояла им схватка не на жизнь, а на смерть. Ибо не просто человек и дракон противостояли друг другу. Пилар поднял руку и произнес первое заклинание...
  
   Майк огляделся. По Гринстрит к нему шла черноволосая, зеленоглазая девушка. Девушка из его снов, снов с оранжевым небом и голубыми деревьями, магами и драконами, его иллюзорная возлюбленная. Откуда-то он знал ее имя - Энн, Энни, Энилэс...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"