Постнов Дмитрий Вячеславович: другие произведения.

После подвига

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Собрал скелет, осталось его проработать

После подвига

Кровавый закат предвещал перемены погоды, и не только ее. Давид поежился и взглянул назад. Там в уютной лощинке теплится костерок. Там соратники. Там походный уют и относительная безопасность. Там Арта - а ведь он так и не сказал ей самого важного. "Интересно, а Элмо там, или как всегда шляется где-то рядом?". Элмо был эльфом, а значит - неуемно любопытным созданием, из-за чего вечно вляпывался в разные истории. Но так же легко из этих историй выпутывался. Присущее их роду умение скрадываться и вовремя удирать этому весьма способствовало. Но хватит оттягивать неминуемое.

- Соберись, тряпка! Ты должен! Должен памяти предков, памяти всех, пострадавших от чернокнижника! - шепотом рявкнул на себя. Рявкнул, потому что на себя нужно рявкать, а шепотом... Обстоятельства требуют скрытности. Потом сам устыдился патетичности, но совсем чуть-чуть. Медленный вдох, еще более медленный выдох. Он спокоен. Нечего горячку пороть! Время еще есть. Достал из подсумка оружие. Пращу.

Весь его план строился на этом простецком пастушеском оружии. Давид владел им отменно - как и все мужчины и половина женщин в роду когда-то графьев Варских, а теперь просто Варов. Она украшала древний герб. По легенде, пращур из пращи уложил горного великана, покрошившего к тому времени половину дружины какого-то древнего царька. За это спасенный даровал пращуру потомственное дворянство.

В последних отблесках светила Давид тщательно осмотрел, потом прощупал ремни. Открыл подсумок. Наособицу лежит два глиняных снаряда, начиненых какой-то гномьей гадостью. Гоха клялся, что они сработают не хуже легендарных фаерболов. Увы, испытать возможности пока не было. Проверил медную коробочку, снаряженную тем же Гохой - в таких гномы носят частички кланового огня. Приоткрыл, улыбнулся тлеющей в серой волокнистой массе искре, дунул в специальную трубку - искра разгорелась ярче. Перед броском огненного снаряда надо не забыть подпалить фитиль. Из отдельной секции достал заветное ядро, в котором под красной глиной оболочки скрыт амулет.Тот самый, взятый в Сарцизском храме Беллуса - бога воинов. Амулет, имеющий силу закрыть Адский Портал.

Ну вот и все. Вперед и вверх! Тропка, разведанная Элмо, змеясь по пологому склону в зарослях таворшинника выводила прямо к обрыву. Там кусты чуть расступились. Взгляд вверх. Последние сполохи заката отгорели, и осеннее небо предстало во всем своем многозвездгом великолепии. Что ж, пора! Давид вложил ядро с амулетом в петлю, резко выдохнул и шагнул к краю. Умом понимал, что в темноте, да на фоне кустов, его не увидят, но все равно сердце екнуло.

Внизу - кромешная тьма ущелья. Он знал, что по дну вьется высохший ручей и широкая тропа, упирающаяся в демонскую заставу. А дальше - серая муть Портала. Еще днем, когда они с Элмо проводили рекогносцировку, он удивился: укрепления были с той, дальней стороны, а с этой демоны поставили несколько рогаток - и все. Словно собрались отбиваться от своих собратьев!

Портал необходимо закрыть! Для этого в ночь равноденствия надо внести в него амулет. Но ведь не обязательно делать это, прорываясь через ряды исчадий адовых, можно и так - пращей за много шагов! На миг появилась мысль, благородная и рыцарственная: послать демонам формальный вызов. Появилась и пропала - дело слишком важное, чтобы рисковать попусту.

Давид сделал три глубоких вдоха. Взмах, оборот, второй, третий. Ядро с гудением вырвалось на свободу точно между зенитом и горизонтом - такие броски самые дальние. Полет ядра длится больше трех секунд. В мертвенном свете портала трудно разглядеть глиняное яйцо. Давид затаил дыхание. Попал! Не совсем по центру, чуть левее и ниже - ну и пусть! По серой мути поплыли радужные разводы. Казалось, Портал живой и сопротивляется уничтожению. Но сила амулета побеждает! Снизу раздались вопли - стража наконец заметила неладное. Теперь время подумать об отступлении! Давид подпалил первый огненный снаряд, почти не целясь метнул в сторону заставы и нырнул в черный лаз тропы. Сзади жахнуло просто замечательно! Взметнулись всполохи, тугой воздушный кулак слегка подтолкнул в спину. Из зарослей явился вездесущий Элмо, крикнул что-то одобрительное и вновь исчез. Вот засранец! Зато какой арьергард. Шагов за триста впереди вспыхнуло синим: соратники навалили в костер пропитанный очередной гномьей дрянью хворост, подсвечивая командиру путь.

Элмо вынырнул из зарослей к костру одновременно с запыхавшимся Давидом. Арта подвела коня, пращник взлетел в седло, взглядом поблагодарив девушку. Неохватная радость затопила душу: он совершил свой подвиг - и остался жив! Теперь все будет хорошо.

- Друзья, все получилось! Адского Портала больше не существует! А теперь - тикаем, - и он дал шенкеля.

Ратушная площадь в Астафии - столице одноименного королевства - известна на все Земли под сенью Закона. Особенно одно место - Лобное. Оно перевидало множество самых отвратительных злодеев - и самых славных героев. С злодеями дело ясное, ведь рядом главный храм Дуралекса - небесного покровителя Закона и Правосудия. С героями тоже просто. От веков принято, что рыцарь, усекновив дракона или там спася принцессу, восходил на этот невысокий красного камня помост и привселюдно объявлял о своем подвиге. Только после этого можно было считать деяние свершенным и достойным занесения в хроники.

Злодеи поднимались на помост несравнимо чаще.

Давид оглядел свой маленький отряд, подолгу задерживая взгляд на лицах.

Арта. Высокая, стройная, сильная. В мешковатом костюме рейнджеров. На поясе - пара акинаков. Лучше всего Арта орудует секирой в паре с малым щитом, но это вооружение не слишком удобно в рейде. Парными недлинными клинками владеет тоже очень неплохо. Все-таки школа Сарцизского храма. Красивая? Для Давида - самая замечательная. Предвзятый критик мог бы заметить чуть резковатые черты овального лица, слишком атлетичную фигуру... Ну да, некоторые даже на солнце находят пятна. За три месяца путешествия куда-то делась угловатость, резкость движений. Появилась стремительная грация - не иначе у эльфа переняла культуру движений.

Гоха. Невысокий, коренастый, как все горцы - гномы. Пивом не пои - дай подраться - или повозиться с "ингредиентами". За правым плечом - рукоять меча. Клинок ненамного длиннее Артиных акинаков, но шире, толще, массивнее. Раз в пять массивнее.

Наконец эльф. Элмо-непоседа. На первый взгляд щуплый, грациозный, как все его лесное племя. Не любит городов и открытого пространства. Мастер скрадывания, засад и внезапных нападений. Ну, это у них природное. Эльфы - лесные охотники, способные переиграть в дебрях любого зверя. За поясом - "когти", традиционные клинки. Интересно, на четверых - двое обоеручные. Сам Давид предпочитал трехцепный кистень, оружие сложное, но эффективное, чем-то напоминающее любимую пращу. Тренируясь с одним - улучшаешь навыки для другого. Но увы - из-за проклятого чернокнижника он считался простолюдином, и открыто носить боевое оружие не имел права. Так что за поясом у него примостился дядюшкин подарок - нечто среднее между топором плотника и боевой секирой.

- Ну, командир, давай! А то пива хочется - ажно неможется! Быстренько объявись - и айда обмывать! - подмигнул гном.

- Погоди ты с пивом. После объявления надо еще какой-то ритуал в храме пройти.

Арта бросила встревоженный взгляд:

- Что за ритуал? Ты мне не говорил.

- Да я сам только узнал. Стражник один сказал.

- Ни в одной книге не читала, чтобы жрецы Дуралекса касательство к ратной славе имели.

- Ну, тебе, воительница Сарцизской Храмовой Гвардии, видней... Да не волнуйтесь вы, все будет нормально!

Давид оправил мешковатую куртку, пригладил волосы и взошел на Лобное место.

"Серые мантии" долго вели Давида извилистыми коридорами. Повязка на глазах не слишком мешала: пол оказался гладким. Даже слишком гладким, пращник пару раз подскользнулся. Но упасть ему не дали - держали крепко. Наконец скрипнула дверь. Его толкнули вперед. Дверь закрылась.

Он снял повязку. Правда, толку не было: его окружал кромешный мрак. Давид мысленно сплюнул и уселся на пол - ждать.

Вдруг мрак вокруг зазвучал. Этот звук можно было бы назвать шорохом перелистываемых страниц, если бы он не был таким громким. Два вспыхнувших факела осветили статую.

Неведомый скульптор представил Дуралекса как некое бесполое существо с завязанными глазами и скованными руками. Давид попытался вспомнить, что это символизирует: "Ну, глаза, вроде - беспристрастность. А руки? Неподкупность, что ли? Чтобы взяток не брал?"

- Смертный, перед ликом Сурового Закона ты должен стоять! - голос раздавался одновременно со всех сторон. Простенький фокус, но на неграмотного крестьянина впечатление производит. Давид встал, криво ухмыльнулся: Гоха рассказывал про звуководы и эти... как их... резонаторы!

- Испытуемый! Испей напиток Истины! - Давид обратил внимание на стоящую у ног статуи посудину. Она напоминала... Да, именно ночной горшок она и напоминала. Он подошел, приподнял крышку. На донце колыхнулась жижа вполне омерзительного вида. Хорошо хоть запаха не было!

- И что, я эту гадость должен пить?

- Не пререкайся! Такова воля Дуралекса, а его воля - Закон!

На вкус жижа оказалась соответствующей. Он едва пропихнул в глотку горько-сладковато-жгучий комок, и сознание его улетучилось. Он уже не видел, как "серые мантии" открыли ставни, впустив в зал осеннюю хмурь. Выкатили статую - она оказалась совсем легкой, наверно, пустотелой, да еще и на колесиках. Вместо нее прикатили агрегат с большущим зеркалом. Внесли столы и стулья, и ранее таинственный зал приобрел черты не то лавки менялы, не то присутственного места. Наконец вальяжно вошли трое в черных мантиях и нелепых шапочках.

- Итак, коллеги, рассматривается испытание Давида Вара. Я, скромный брат-обвиняющий, утверждаю, что рекомый совершил ряд противозаконных действий. Брат-защитник, что вы на это скажете?

- Брат-обвиняющий, брат-председательствующий! Я считаю, что ввиду молодости и неискушенности испытуемого процесс стоит отложить до поры, когда у него накопится достаточно прегрешений. Что скажете, брат-председательствующий?

- Приступаем к Испытанию! Запускайте Зеркало Правосудия!

"Серая мантия" запалил свечу, пошептал - и зеркало залило серой мутью. Другой поднес Давиду под нос кадильницу. Испытуемый встрепенулся. Зеркало прояснилось, показывая некое питейное заведение. Если бы Давид был в сознании, он бы сразу узнал место, откуда начались его приключения.

Чистенькая - а иных в городе Болеве не держат - харчевня "Пьяный лопух" всегда пользовалась определенной репутацией. Не то, чтобы совсем пропащей, а так, слегка подмоченной. И собирался там люд соответствующий: не головорезы да ворье, а аферисты, жулики да контрабандисты. Почтенному горожанину сюда вход был, конечно, не закрыт, но все-таки...

Давид Вар занял угловой столик с самого открытия заведения. Заказал фруктовый морс. Хозяин, лопоухий Петер, понимающе усмехнулся и загнул за сладкую водичку несусветную цену: не хочет юноша мозги винищем заливать, видать, разговор у него сурьезный. И сам человек справный, не шалапут какой. Одет не броско и не бедно. Несколько раз к нему подходили завсегдатаи, предлагали кто девочек, кто травку, кто - поучаствовать в поисках древнего клада. Парень отменно вежливо отказывался, так что даже поводов для конфликтов не возникло. Наконец он не выдержал, подошел к стойке.

- Уважаемый, мне очень нужно увидеться с Михалом Зарецким.

- С Быстрым Михом? Не знаю, дня два его не видел, - ответил Петер. Мих тягал контрабанду из Разгорской цесарии и был человеком широко известным в узких кругах.

- Очень жаль, - парень достал серебрушку и стал катать монету по стойке, ожидающе глядя на хозяина.

- Хотя, если подумать...

- Ну вы пока подумайте, уважаемый, - монета исчезла в кармане, - А я пока пройдусь погуляю.

- Ладно. Желание клиента для нас - закон. Эй, Закос! - лысый вышибала в вязаной безрукавке глянул на работодателя, - Закос вас проводит в место, где Мих часто бывает.

- Пожалуй, меня это не устроит, - парень достал уже две серебрушки, - Я предпочту беседовать с уважаемым Михом в приличном месте, например у вас.

Петер про себя усмехнулся: паренек явно новичок в скользких делишках, но держится неплохо. Решил подиграть.

- Да, а вы тертый калач. А на вид и не скажешь. Хорошо. Закос передаст Быстрому ваше приглашение. Как вы говорили, вас зовут?

- Еще не говорил. Скажите, тетушкин внучек приглашает выпить в честь совершеннолетия.

- Хм, тетушкин внучек, - и вышибале, - Ты все слышал? Давай, беги.

Парень добавил третью монету, заказав неплохое вино и сыр, и отправился в свой угол. Вскоре вернулся вышибала, кивнул клиенту - мол, передал приглашение, жди.

Быстрый Мих явился, как обычно - то есть совершенно незаметно. Была у него такая полезная в многотрудном ремесле особенность. Если бы не примечательная внешность - высоченный, худющий и лысый, можно было бы заподозрить в наличии эльфийской крови: есть у мелких пакостников такой же талант.

Контрабандист материализовался у стойки, свысока оглядел харчевню. Увидел паренька, заулыбался и двинулся в его угол.

- Привет, Давидка! Давненько не виделись!

- Да уж, дядюшка Михась! И я чертовски рад тебя видеть.

Выпили за встречу, потрепались про всякое разное...

- Ладно. Все это здорово, но ты приехал сюда не просто так. Тебе явно что-то от меня надобно.

- Дядюшка! Неужели я не мог по тебе просто соскучиться? Но ты прав. Мне нужно в Цесарию.

- И думать не моги! В Разгорской Цесарии человеку из рода Варов делать совершенно нечего! Твой прадед оставил по себе долгую память.

- Ну дядюшка, мне очень нужно в Варверк!

- На родовые развалины потянуло? Был я там - ничего не осталось. Холм, поросший лесом.

- И все-таки мне необходимо быть там в самую короткую ночь.

- Через месяц?

- Да, именно через месяц. Сколько это будет стоить?

- Да ты, сопляк... Я же сказал: делать тебе там совершенно нечего. Кстати, сколько готов платить?

Проторговались до вечера. Когда ударили по рукам, оба были весьма и весьма нетрезвые. Быстрый Мих был доволен: дальний родственник оказался вполне разумным молодым человеком, в меру прижимистым, в меру невозмутимым, умеющим держать себя в руках и знающим меру в питии. Отличного сына воспитала молочная сестренка! Михась был сыном кормилицы матери Давида.

- Парень, если захочешь, я возьму тебя в ученики. Ты вполне годишься для нашего ремесла.

- Прошу заметить, коллеги! Порочные наклонности испытуемого очевидны.

- Протестую, брат-обвиняющий! Мы рассматриваем не наклонности, а поступки. Тем более, это мнение высказал не законопослушный гражданин, а презренный контрабандист.

- Насколько я знаю, в тех краях контрабанда - вполне почетное занятие, - молвил брат-председательствующий, - Свет Закона с трудом проникает в этакую глушь.

- Но это не является оправданием к нелегальному пересечению государственной границы, совершенному в сговоре группой лиц.

- Коллеги, имеется смягчающее вину обстоятельство. А именно: неприязнь Цесаря Разгорского к роду испытуемого.

- Брат-защищающий прав. Внести в протоколий: имело место нарушение закона средней тяжести в форме нелегального пересечения государственной границы, без корыстных мотивов, со смягчающими обстоятельствами.

- Двукратное.

- Брат-обвинитель, почему двукратное?

- Испытуемый каким-то образом вернулся обратно? То есть он дважды пересек границу - туда и обратно.

- Хорошо. Внести это в протоколий.

Звезды стаей голодных зверей глазели из небесной тьмы. Давид глазел на них. Уже целых два часа.

Варверк - давнее родовое гнездо - на деле оказался невысоким холмом с торчащими кое-где остатками стен. Сквозь кучи камней пробились чахлые деревца. Сердце Давида не екнуло, в душе ничего не шевельнулось. Ну подумаешь, поколения предков тут жили! Теперь Вары живут не тут. И все! Сама затея с посещением исторической родины оказалась глупостью. А как замечательно все начиналось!

Пол-года назад, копаясь в старых бумагах, он нашел описание ритуала, коему подвергались наследники по достижении ими совершеннолетия. Всего-то и нужно было в ночь солнцестояния выйти одному за ворота усадьбы и выслушать пророчество. Однако после затеянного прадедом и им же бездарно проигранного восстания против чернокнижника оный чернокнижник изгнал все благородные семейства нафиг из страны, дабы они не мешали его черным делам. Прадед пал смертью храброй и глупой. Его потомки выселились в Гест и зажили неспешной жизнью рантье - благо узурпатор не препятствовал вывозу родовых богатств, хотя и лишил изгнанников дворянского достоинства. Но провинциальная рутина - не для Давида Вара! Его ждет жизнь иная - насыщеная, рисковая, достойная наследника славного рода. И начинать ее стоит по древним канонам - выслушав пророчество.

Родители, естественно, были бы против этой замечательной идеи. Поэтому Давид им ничего не сказал.

Путь в Цесарию с контрабандистами сам по себе оказался захватывающим приключением. Ночевки на свежем воздухе, переправы через реки... Мозоли, комары... В Цесарию они проникли по тайной тропке в Гальвинских болотах. Этот участок пути оказался самым неприятным. Потом они нарвались на секрет егерей (от них Быстрый банально откупился) и на демонский разъезд. Вот от этих пришлось прятаться. Как потом объяснил дадюшка, демоны - здоровенные, в полтора человеческих роста, куцехвостые бурокожие громилы с кошмарными клыками - создания незатейливые, несколько медлительные и недалекие. В схватке с ними один на один у человека почти нет шансов, но их несложно обхитрить.

Как оказалось, у дядюшки неплохие связи в Цесарии. Недалеко от границы на одинокой мызе их ждали лошади. Конечно, не лихие скакуны, но и не клячи. Переоделись, и дальше странствовали под видом купеческого обоза.

Контрабандисты проводили Давида до ближайшей к руинам деревни и распрощались - у них оставались некие дела, в которые посвящать постороннего не стоило. На прощание Мих приобнял юношу:

- Давидка, может, ну его всю эту древнюю чертовщину? Поехали с нами!

- Дядюшка, я бы и не против... Но решение принято, и его надо исполнить.

Мих одобрительно хлопнул парня по плечу и пообещал через день за ним зайти. Договорились встретиться в местной харчевне, и юноша отправился "на встречу с судьбой", благо дорогу он хорошо представлял по старым планам. Добрался засветло, перекусил из катомки вареными яйцами, сыром и краюхой, запил из баклажки винцом и уселся на камешек, поджидая пророчество.

За воспоминаниями Давид задремал. Долго ли спал, коротко ли - как вдруг повеяло стужей нездешней. Юноша вскочил, проморгался. Старые знакомые - звезды - окрысились лютой кинжальностью, словно не середина лета, а самые что ни на есть морозы. Взметнулся вороний грай - и это посреди ночи! Парень изрядно перетрусил. Одно дело - читать про всякие разности в рыцарских романах, совсем иное - столкнуться с ними нос к носу! Сами собой на язык легли слова подзабытой молитвы, он даже начал бормотать, но потом одумался: а вдруг неведомый оракул обидится? Рука легла на рукоять кинжала - в Цесарии клинковое оружие простолюдинам не возбороняется. Прикосновение чуть успокоило. Осталось утихомитить разгулявшиеся коленки.

Вдруг вороны затихли. Стихло все - и возник голос, звучащий отовсюду и неоткуда, вовсе нечеловеческий голос:

- Твой путь - петля! Петля! - и наваждение пропало. Леденящую стужу сменил предрассветный холодок, предательницы - звезды вновь засияли по летнему. И тут организм юноши среагировал на потустороннюю жуть разудалым урчанием в животе.

Колдун поджидал Давида за околицей. Точнее, тогда юноша не знал, что окликнувший его тип - колдун. Ранее с представителями древнейшей - по их уверениям - профессии он дело не имел.

Давид плелся по утреннему холодку, предвкушая бокал подогретого вина - для успокоения нервов, и изрядного завтрака - для успокоения утробы. Утро было свежо и лучисто, вокруг деревни простирались огороды, и темное пятно колдунского плаща он должен был бы заметить издали - разве что колдун прятался в зарослях репы. Но негромкий оклик прозвучал совершенно неожиданно.

- Давид Варский, правнук Паратольса Варского!

Парень крутанулся, уходя с линии возможной атаки. Кинжал словно сам собой прыгнул в ладонь, глаза ищут врага.

- Да уж, молодой человек, нервы надо держать в узде, - невысокий, чуть полноватый мужчина в темном плаще смотрел с доброй иронией. Солнце сверкало на лысине, окутывая голову теплым ареолом.

- Кто ты? Откуда ты меня знаешь?

- Колдун. Магистр третьего круга Виттарий. У меня к тебе разговор. Но я думаю, сначала стоит заскочить в корчму. Как известно, пара-тройка бокалов доброго винца способствуют взаимопниманию.

Корчма в Разгорской Цесарии мало чем отличалась от аналогичного заведения в том же Гесте или Ульме, куда юный Вар пару лет назад ездил навестить дальних родственников. Кухня... Деревенская кухня везде одинакова - в этом он убедился во время своего вояжа.

Заказали простой плотный завтрак. Хорошего вина в заведении не нашлось, но сидр оказался вполне приличным.

- А ведь Вы меня ждали! Откуда Вы знали...

- Молодой человек, о Варском оракуле знают многие. Ваш род никогда не делал из него тайны. Я заинтересовался им еще до злополучного восстания. Много лет он себя не проявлял. На всякий случай я оставил на развалинах Варверка маячек. И когда он сработал, я сразу же пустился в путь - благо, я был совсем не далеко - по нашим, колдовским, меркам. И вот мы встретились. Давид Варский, жертва политических репрессий со стороны цесаря Ситарга. И я, маг Виттарий, враг чернокнижника Ситарга.

- Уважаемый маг, Вы не боитесь признаваться в таком? Здесь все-таки владения цесаря.

- Я поставил полог, так что никто нас не услышит. А что касается тебя... Тебе не с руки связываться с властями. Выдать меня ты, конечно, можешь, но кто тебе поверит? Я - уважаемый человек в Цесарии, занимаю немаленький пост, и ты - правнук бунтовщика, нелегально проникший в страну. Твое слово против моего.

- Ну что Вы, и в мыслях не держал. Просто поразился Вашей откровенности. И все же, о чем Вы хотели поговорить?

- Как ты смотришь на возможность сделать чернокнижнику крупную пакость? Отомстить за все?

- Опять восстание?

- Нет, что ты! Твой прадед уже попробовал. А сейчас власть Ситарга намного крепче, чем тогда.

- Что же тогда можно сделать?

- Уничтожить источник могущества цесаря. Согласен?

- Да. Ради этого я готов умереть!

- Умирать не надо. Надо добраться до предстоятеля Сарцизского храма и назвать пороль. Сам я по некоторым причинам эзотерического свойства не могу покидать Цесарии. И только когда власть Ситтарга рухнет, я обрету истиную свободу.

- Прошу заметить, коллеги: контакт с инстругентом, подрывающим основы!

- Но, коллеги, этот подрывной элемент борется с беззаконной властью цесаря. Как известно, цесарь Ситарг не признает законов, данных нашим просвященным Богом!

- Но, брат-защищающий, для истинно законопослушного человека антигосударственная деятельность невозможна независимо от места, времени и прочих несущественных обстоятельств. Тем более, Разгорская Цесария подписала Валуньский Конвент. Понимаю возражения, что подписано-де в урезанном виде, но это все же лучше, чем ничего. Итак, предлагаю внести в протоколий факт контакта с инстругентами без последующего уведомления о нем в соответствующие инстанции. Внести без уточнения маловажных деталей.

- Протестую. Требую внести в протоколий, что контакт произошол с цесарским инстругентом, не злоумышляющим против законной власти ни одного Королевства под Сенью Закона.

- Внести факт контакта на территории Цесарии. Dixi, - вынес вердикт брат-председательствующий и откинулся на высокую спинку кресла.

Воспоминания хлынули потоком. Зеркало как-то умудрялось их рассортировывать, выстраивая сжеты. Вот храм в Сарцизе, старик-настоятель и первая встреча с Артой...

- Заметьте, коллеги! Была взята ценность из храма, а акт передачи не составлен. Можно говорить о незаконном завладении имуществом.

- Но, коллеги, вы сами видели: верховный жрец сам проводил испытуемого к реликвии!

- Но с алтаря испытуемый взял амулет сам! И главное - не составлено никакого документа.

- Тогда надо привлекать к испытанию и Верховного жреца.

- Жрец уже привлечен по служебной линии, нас дела их храма не должны волновать. Занести в протоколий: завладение имуществом без выполнения необходимых, предписанных законом процедур.

Казалось, в голове Давида бушует ураган. Обрывки, куски, лица... Города, дороги - уже вдвоем с Артой. Гостиница "Коронованный гусак" в Ульфилле, мерзкие рожи, взблеск стали... Это когда он сошелся с неразлучной парочкой - гномом и эльфом. Тогда еще здорово всыпали каким-то бандитам во главе с колдуном.

- Заметьте, коллеги! Совершено неспровацированное нападение на гм.. мирных обывателей.

- Помилуйте, коллега! Но дело совершенно очевидно, и поступок испытуемого попадает под формулировку "пресечение противоправных действий"

- Но на момент совергшения этого деяния испытуемый не мог знать, какая из сторон совершает противоправные действия! Ну ладно, вступиться на заведомо слабейшей стороне - поступок, не говорящий о наличии ума, но свойственный молодости и горячему сердцу. Но за что он вырубил того беднягу в фиолетовой камезоли? Он-то в схватке не участвовал.

- Но, коллега, мы явственно видели производимые потерпевшим колдовские пассы!

- Совершение неких телодвижений не свидетельствует о совершении колдовских деяний. Вот если бы испытуемый дождался деяния, убедился в том, что их совершил именно потерпевший, а не кто-то на соседней улице, тогда бы он был в своем праве. Презумпцию невиновности никто не отменял, коллеги! Что станется с Королевствами под Сенью Закона, ежели за каждый непонятный жест будут бить, к тому же не уполномоченные, а некие подозрительные бродяги?

Наконец - ночь равноденствия, умиращий Портал, крики демонов за спиной и бешеная скачка по ночному лесу...

- Коллеги! Это же злонамеренная порча чужой собственности, приведшая к полному ее уничтожению!

- Но, коллега! Портал - природно-магический феномен, право собственности на который никто не фиксировал...

- Причем тут портал! Я про амулет!

- Коллега! Вы определитесь: либо испытуемый ранее завладел чужой собственностью, и тогда де-факто он уже владел ею, либо обвинение в завладении необходимо снять.

- Признаю. Пусть остается обвинение в завладении.

9. Суд, приговор - пожизненная каторга. Но цесарь Ситарг требует выдачи преступников на свой суд.

- Испытуемый, у вас есть выбор: либо принять гуманный приговор Дуралекса, либо отдать себя в лапы суда чернокнижника. В цесарии нет наших законов, там вообще законов почти нет. Их заменяет воля цесаря и его сатрапов. Испытуемый, трижды три раза подумайте. Вы решаете судьбу не только свою, но и своих спутников.

10. ГГ принимает решение - суд цесаря. В закрытой колымаге, в цепях, отправляется навстречу судьбе.

"Тюрьма на колесах", протарахтев по камням, остановилась. Давид вынырнул из равнодушного полусна. Неужели все? Он во власти чернокнижника. Противно заскрипел ключ, лязгнул засов. Ринувшийся в утробу колымаги свет показался ослепительным. Давид защурился. Проморгался. На деле свет оказался более чем щадящим - то ли предрессветные, то-ли предзакатные сумерки. Он набрался мужества и встал. Гордо распрямить спину невозможно - слишком низок черный потолок. Но голову-то запракинуть можно! И так, с полусогнутых коленях, но с гордо запрокинутой головой, позвякивая кандалами, он наконец покинул свое мобильное узилище. Огляделся. Опешил.

Место узналось сразу, хотя был тут только раз три месяца назад. Вурверк - руины родового гнезда. Не хватает только вороньего грая. Поодаль - еще три "ченых ворона", задние двери откинуты. А возле них...

Арата щурится на низкое солнце. Похудевшая, в отвратительной серой робе, но такая же милая.

Гном крутит валунообразной башкой. В глазах - неукротимость. Этот будет драться в цепях, будет драться без оружия, будет драться без надежды. Просто для того, чотбы еще раз подраться.

Для эльфа перепады освещенности - пустяки. Жизнь в Великом Тайге приучила. И вот он стреляет глазами по сторонам, изыскивая малейшую лазейку. А лазейки-то и нет. Развалины окружены. Не менее сотни демонов с нехорошим интересом смотрят на узников.

Вдруг демоны расступились, пропуская невысокого человека в болотного цвета плаще. Человек вскинул руку - и оковы с узников опали. Он сделал десяток шагов, встал перед Данилом и откинул капюшон.

- Вот и замкнулся твой путь в петлю, граф Вурский!

- Виттарий!

- Позволь представиться полным именем: Ситарг Каттарлей Виттарий, цесарь Рагзорский.

Давид открыл рот, как последняя деревенщина. Гном набычился. Наконец нашлась достойная цель для истосковавшихся по доброй драке кулаков! Цесарь-чернокнижник буркнул что-то под нос, кивнул. Гном замер.

- Погоди, мой добрый гном! Подожди драться, сначала поговорим.

- Не о чем нам с тобой разговаривать! - Давид, наконец, справился с оторопью.

- Ну как это не о чем? А о свободе для вас всех?

- О свободе?

- Девушка, у вас что-то со слухом? Итак, вы свободны. На ваших счетах в банке Цесарии - кругленькие суммы. Вы можете жить свободно. Графу Вурскому я возвращаю титул его рода. Все остальные получают личное дворянство. Устроит вас ?

- Но почему?

- Вы оказали мне и всей Цесарии огромную услугу. Да-да, вы закрыли тропу... Ну, Адский Портал.

- Но зачем это Вам-то?

- Мои демонические подданые - беглецы из их мира. Остатки армии повстанцев с семьями. Я, тогда еще просто принц, случайно обнаружил тропу, а за ней - испуганных, изможденных беглецов. Привел их сюда. Конечно, армия демонов - неплохое подспорье в борьбе за трон. Но на самом-то деле они - крестьяне, ремесленники. Сорок пять лет они жили в страхе, что погоня их настигнет даже здесь.Сменилось поколение, но страх остался. И вот - страх закончился. Они могут начинать мирную жизнь. Итак, герои, вы имеете выбор: жизнь, свобода, капиталец или...

- Или та петля, обещаная Давиду? - хмыкнул гном.

- Ты про пророчество? Так оно исполнилось! Действительно - твой путь - петля, откуда начался, там и закончился. А еще меня сильно заинтересовал здешний оракул, - чернокнижник щелкнул пальцами. На его плечо спикировала откуда-то из ветвей черная птица, - Вот смотрите: вроде обычный, только крупный, ворон. На деле же - дух из какого-то иного мира. А это значит, что в наш мир есть еще тропы. Так что Закрыватель Порталов может снова понадобиться. Но это на будущее. Сейчас же я предлагаю тебе, граф, каторгу, перед которой та, к которой тебя приговорили - курорт.

- В смысле?

- Я предлагаю тебе власть. Власть моего наместника. Сорок лет назад я уничтожил аристократию как класс. Тогда это было необходимо. Теперь государство стоит твердо, и аристократия опять понадобилась. А поскольку я тиран и самодур, я имею возможность выбирать. Я выбрал вас.

- Спасибо за высокую честь, Ваше...

- Оставь эти титулы законникам. Ко мне обращаются по должности - цесарь.

- Цесарь, я никогда не властвовал.

- Отрядом ты командовал неплохо. Конечно, сначала тебе будет трудно. Но тебе помогут твои соратники. Да, еще... Для своих новых подданых ты -великий герой.

- И кто же они? Над кем Вы хотите меня поставить?

- А вот они, выборные от твоего нового народа! - цесарь махнул рукой, и доселе молчащие демоны дружно грянули какой-то ритмичный вопль

- Так они издревле приветствовали своего владыку при принятии тем скипетра. Я думаю, вы сработаетесь.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"