Postulans: другие произведения.

Война Роя

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 8.21*49  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Не смог удержаться, очень уж привлекала именно эта идея. Итак, Кроссовер, если это слово будет подходящим, и полно авторского произвола. Миры "Endless Legends" и "Endless Space", а точнее одна единственная раса из этих миров: Пожиратели, или Рой, в мире "Mass Effect". Что из всего этого выйдет, я и сам пока предположить не могу. Полный авторский произвол и не обещаю, что вообще буду обращаться к канону. Всего скорее будет что-то о космических войнах и сражениях галактического масштаба.
    Заморожен на неопределенный срок.

  
Война Роя
  
  Пролог.
  
  Дшахс. Вожак Стаи.
  
  Ранее я не задумывался над этим. Создавая корабли, мы никогда не задумывались о наличии "смотровых окон". Впервые мы узнали об их существовании, когда первый раз столкнулись с терранами. Оказывается, приматы даже исследования проводили, доказывая необходимость смотровых площадок на космических кораблях. Смешно. Позже, во время войны Крахдаара, этими окнами активно пользовались наши Цефалы, пробиваясь сквозь них на борт корабля и атакуя экипаж. Но стоит отдать им должное, воевать приматы умели. То, что мы называли призванием, они называли наукой. В этом что-то было, какой-то смысл, да? Они не были наделены нашей силой и способностью приспосабливаться на природном уровне. Нет, они использовали разум. Изучали информацию, кропотливо, упорно, наблюдали за нами, за дракенами, за прочими. Изучали, как науку. И воевали, с Осознанием, с Пониманием, не сердцем, но умом. Для защиты Ульев, мы закапывали их глубоко под землю. Терране изобрели глубинные торпеды с ядерными зарядами. Мы научились прятать корабли в атмосферах газовых гигантов. Они создавали в этих же атмосферах такие бури, что в них не выживали и дредноуты Вечно Голодных. Но они так и не избавились от своих смотровых окон. А мы и сейчас не задумываемся об их необходимости. Но вот сейчас, именно в этот момент, я хотел бы взглянуть. Мой корабль висел на параллельной орбите с планетой, название которой было уже не важно. Мы называли ее Шда Хаджаш, "Новый Дом", хотя на самом деле она и была нашим домом. Старым домом, о котором мы давно забыли. В нашем народе не очень ценится история. Мы не дракены, чтобы печься о своих предках. Все, кто умер - умер ради Роя. Но все же. Когда-то Древние, что создали Хранителей, наделенные разумом машины, что летали по галактике и превращали бесплодные планеты в планеты-сады, нашли нашу расу. И сделали из наших предков воинов, спаяв их с мертвым металлом. Вечно Голодные, Пожиратели Миров, Твари, что и по сей день остаются огромной проблемой. Древние создали их, а затем ушли, забрав с собой. И через тысячи лет Вечно Голодные вернулись, чтобы поглощать миры, что было как раз в разгар воины Пределов. В тот момент наша раса уже вышла в космос и активно накапливала силы, но в войну не вступала. Чтобы остановить первую волну Голодных, всем разумным расам пришлось объединиться. Первый и последний раз в истории. Когда приходили следующие волны Пожирателей, и мы, и терране, и дракены были достаточно сильны, чтобы остановить их самостоятельно, а остальным приходилось пережидать. Но у нас нет историков. И когда мы покинули свою планету, наши предки забыли о своем доме. Мы вернули ее лишь недавно. Потому что нам нужен был дом. Вернули, чтобы потерять.
  Я хотел бы увидеть ее сейчас. В последний раз. Я мог бы соединиться сознанием с разумом корабля и посмотреть на нее его глазами. В общем, я это и делал. Догорающий мир. Планета пылала действующими вулканами, атмосфера была ядовита даже для нас, даже для Голодных, для всех. Ее не смогут превратить в нормальный, пригодный мир даже Хранители и за тысячу лет. Наш дом умер. Наш народ снова станет вечными скитальцами по пустому мертвому космосу. Вот только я не хочу этого ни для своей Стаи, ни для народа. Я хотел бы последний раз взглянуть на наш дом, перед тем как уйти навсегда.
  Но, если решить за весь народ я не могу, то могу повести свою Стаю. После этого боя она немного измельчала, но это не важно. Древние ведают, в мире существует не одна галактика. В этой нам места нет. В этой галактике нет уголка, где разумные бы не воевали друг с другом. Куда бы мы ни направились, наткнемся либо на Цитадели дракенов, либо на индустриальные планеты терранов, либо на мертвую пустоту, оставленную после себя Голодными.
  Открыв глаза, я отключил сознание от разума корабля. Больше смотреть на агонию я не хочу.
  - От Хашара пришел сигнал. Материнский Корабль уходит в сектор Сируджа, и Стаи вместе с ним. Проложить маршрут следования? - доложил Навигатор.
  Разум корабля был силен, но он управлял непосредственно самим телом. Для дальней навигации необходим был Навигатор, и он же осуществлял связь. Безымянный, он стоял в иерархии ниже Носящих Имена, Навигатор мало чем отличался от рядовых особей. То же тело, та же гуманоидная форма. Хитин, разве что окрас другой. Только грудь значительно больше, для межзвездной навигации нужен большой мозг.
  - Нет. Пошли сигнал Стае. Мы летим в сектор Натала.
  Навигатор лишь кивнул, а вот Васах сразу оторвался от связи с кораблем и перевел взгляд на меня.
  - Что ты хочешь сделать, Дшахс?
  Физиологически, он, как и я, был Вожаком, но в иерархии стоял ниже, и не имел дарованной мне свободы. Я мог вести свою Стаю туда, куда считал нужным. И, хотя последнее время флот держался вместе, право Вожаков никто не отменял. Васах имел свободу только в рамках моих решений, поэтому имел право на вопросы.
  - Мы летим к Вратам Древних.
  Больше вопросов не последовало. Вожаки уже обсуждали такой вариант. Запустить Врата и уйти ими. Уйти в неизвестность. Координатной системы, что когда-то создали Древние, мы разобрать так и не смогли. Никто не смог, даже терране, хотя тратили на это много сил. Рой принял решение. Но я принял другое. И я не был первым. С момента обнаружения Врат ими воспользовались пять наших Стай, а терране и дракены послали с два десятка экспедиций. Билет в один конец. С учетом существования тысяч миров пересечься с кем-то из них было почти невозможно. И шансов, что на той стороне нас не встретит полностью очищенная Вечно Голодными пустота, было так же немного. Но я уже решил. Глядя на смерть нашего дома, я решил.
  - Путь проложен. Стая стартует по готовности.
  Корабли начали разворот. Мы не создавали исполинов, как дракены. И наши корабли не были так напичканы электроникой, как железяки приматов. Мы уступали и тем и другим в плане движения на большие расстояния, но вот в ближнем маневренном бою нам не было равных. В недрах корабля запел Нехраш. Терране называли его "Органический Двигатель Синтеза Холодной Плазмы", но не понимали и половины того, что происходило там, внутри. Корабль пел, именно так в звуковом диапазоне можно было описать работу Нехраш. Мне нравилось отходить в дрему под это пение. Вновь закрыв глаза, я расслабился. Спой мне колыбельную, мой корабль.
  Навигатор не будил меня в пути. Пусть он был безымянным, но все же был разумным, и вел Стаю там, где было безопасно. И вот он, Храм Древних. Хотя мне и не нравиться такое название. Врата. Вот, что это такое. Гигантские, исполинские врата. Устройство, способное закинуть корабль в другую галактику. Две огромные направляющие рельсы просто запредельного размера. Два стрежня, из неизвестного ни одной из местных рас материала, длинной десять тысяч километров на расстоянии тысячи километров друг от друга. В центре каждого стержня между десятью гигантскими кольцами, вращающимися по совершенно разным векторам, светящиеся белым светом ядра. Мы так и не узнали, что это за устройство, и как оно работает. Но в одном мы уверены, оно работает. Даже собери все местные разумные расы все свои корабли, ворота бы пропустили их всех разом. Древние были приближены к богам... Но исчезли.
  - Сигнатуры кораблей. Пожиратели. Стая первого класса.
  Васах зло зашипел. Видимо, нам не удастся уйти без боя. Все еще оставаясь подключенным к кораблю, хоть и отстранившись от его работы, ощущаю напряжение. Стая готовится к бою. Но что Вечно Голодные здесь делают?
  - Входящий сигнал, - доложил Навигатор.
  Хотят говорить? Неужели нам повезло, и этот флот, а ведь первый класс, это очень немало, ведом тем из Голодных, кто к голосу разума прислушивается чаще, чем к забитым Древними инстинктам. Нам больших трудов стоило научить говорить с ними. Их сознание другое, холодное, мертвое. Мне куда легче признать определенное родство с приматами терранами или с ящерами дракенами, чем с отдавшими плоть металлу Голодными. Но этот хотел говорить, и у меня не было причин отказывать ему в разговоре.
  - Я буду говорить.
  И корабль принял входящий сигнал из образов. Холодный, неприятный, но вполне стабильный и осознанный. Да, этот Голодный еще не лишился Разума. Осознание моего корабля, Флагмана моей Стаи, как и ощущение от остальных кораблей, отошло на задний план, и мы встретились с Голодным в Пустоте между разумами.
  - Что стая Первородных делает у Храма? - спросил он.
  Отдаленно, если судить по проекции его физического тела в психическом пространстве, он даже мог бы сойти за сильно увлекшегося имплантами Вожака.
  - Что стая Голодных делает у Врат? - вопросом на вопрос ответил я. Вопрос на вопрос. Ответ на ответ.
  - Это последние Врата в этой вселенной. И мы уничтожим их, - ответил Голодный. Ни каких эмоций он не порождал, но я четко чувствовал сдерживаемую ненависть. И принадлежала эта ненависть в равной степени, как его Голодным, так и моим Носящим Имена. Слишком долго мы воевали, чтобы не ненавидеть друг друга.
  - Уничтожение сотрет твою Стаю.
  - Но Врата навсегда будут закрыты. Мы оградим эту галактику.
  Теперь понятно. Эти Голодные из последней Волны. На чьей они стороне, понять сложно, но они, обычно, агрессивны в разумных пределах.
  - Я привел свою Стаю, чтобы пройти Вратами.
  Голодный задумался.
  - Вы пропустите нас?
  - Сюда идут другие. Они хотят остановить нас. Мы должны завершить начатое. Вы можете пройти, но не обещаю, что вы успеете пройти.
  Вот оно как. Голодные, чтобы не подохнуть от голода, друг друга уничтожают с ничуть не меньшим рвением, чем прочих разумных. Что же. Нас не собираются атаковать они, и этого мне достаточно.
  - Мы пройдем Вратами, а вы завершите начатое.
  Контакт оборвался. Голодный был совсем не тем существом, с которым я хотел бы общаться.
  - Навигатор. Команду Стае на построение. Мы проходим Вратами.
  - Выполняю, - отозвался Безымянный.
  По космосу разлетелось пение наших кораблей. Стая вышла на стартовую точку. Некоторое время ничего не происходило, а затем я почувствовал давление Разума, превосходившего нас многократно. Тем не менее, этот разум не говорил на понятном нам языке, общаться с ним мы так и не научились.
  - Получен запрос, - доложил Навигатор.
  - Подтверди.
  Это все, что мы могли. Ответить "да" на вопрос, которого не понимали. Как никогда чувствовал себя неразумным животным, что пытался пользоваться предметами, оставленными разумными, даже не понимая их свойств и предназначения.
  Корабль едва заметно дрогнул. Далеко впереди заработали кольца, ускоряясь, с нарастающим гулом. По стрежням пошли разряды энергии совершенно разных цветов и размеров. Некоторые разряды проскакивали между стержнями, но я уже видел, как работают Врата. Наблюдал, как Стая моего соперника в иерархии уходила через них. Уходила по моему решению, как проигравшая в войне между Стаями. Я не собирался терпеть его присутствия, но и убивать его было бы неразумно. Он был силен, умен, но недостаточно, чтобы противостоять мне. И он ушел Вратами. Первый и последний Изгнанный Вожак Стаи. Мы ждали. Ждали, пока Врата сформируют коридор, по которому Стая отправиться в неизвестность.
  - Сигнатуры кораблей Пожирателей. Приближаются.
  Подключившись к кораблю, я обернулся назад. Флот, две или даже три Стаи первого класса. Вечно Голодные не будут нас ждать.
  - Навигатор, сигнал Стае. Вперед.
  - Выполняю.
  Коридор был еще не сформирован, но Навигатор не задавал вопросов и не оспаривал приказы. Мы не приматы, нам не нужно ничего обсуждать. Решение Вожака - закон. И только Имеющие Имена могут иметь свое мнение, но мне не нужно ничего им объяснять. Промедлим, и не отправимся уже никуда.
  Синхронный сигнал по Стае, и корабли начали разгон. Когда мы достигнем конца Врат, то окажемся уже в Коридоре. А дальше все будет зависеть уже не от нас.
  Сзади начался бой. Никогда бы не подумал, что Вечно Голодные, наши враги, будут защищать мою Стаю. Но вот оно, происходит прямо здесь и сейчас. Космос прорезали вспышки от зарядов плазмы, и от ее попадания в щиты кораблей. Это надолго. Корабли Пожирателей самые живучие во вселенной, уничтожать их долго и сложно. У нас есть время.
  Посмотрев вперед, я увидел Коридор изнутри. Да, это самое точно слово, которое можно подобрать. Будто сотканный из тех самых разрядов, с преобладанием красных и синих световых цветов, огромный Коридор. Путь, уводящий в неизвестность.
  - Входим в Коридор, - доложил Навигатор.
  Толчок оказался многократно сильнее, чем я думал. Звуки затихли. Казалось, даже время замедлилось. Мы двигались, но двигались со скоростью непостижимой для нашего сознания. За секунды мы преодолевали расстояние, сопоставимое с диаметром нашей галактики. Мы летели в неизвестность. В поисках нового дома. Нового места для себя.
  Но что-то пошло не так. Коридор начало изводить, деформировать. Свет становился тусклее. Путь свертывался. Коридор сворачивался, разрушался. Еще несколько долгих секунд, и я ощутил еще одну перегрузку, многократно превышающую предыдущую. Мы вывалились из Коридора, не закончив свой путь. Вывалились в неизвестность.
  
  Глава 1.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Когда Дшахс приказал двигаться к Вратам, я лишь одобрительно прорычал. В отличие от прочих Вожаков я был рожден не в его Стае. Пришлый, признавший его Вожаком. И я еще ни разу не считал, что ошибся в таком решении. Даже осознавая всю опасность, я повел свой корабль за всей Стаей. Но, насколько я понимаю, Врата были разрушены раньше, чем мы достигли цели.
  Резкий рывок перегрузки, и меня выбросило из сознания корабля. Нехраш утробно рычал, что совсем не напоминало обычное пение. Он пытался стабилизировать полет. Я попытался повторить слияние с разумом, и ощутил панику. Корабль, прошедший сотни боев, впервые на моей памяти паниковал. Он делал все правильно, он компенсировал перегрузку и всеми силами пытался стабилизировать полет. Все же мы не терране. Их корабль смяло бы в лепешку еще при разрыве Коридора. Только наши корабли и корабли Пожирателей способны были перенести торможение со скорости, в тысячи, возможно, раз превышающей скорость света, до скорости ниже скорости света за пару мгновений. Само устройство наших кораблей позволяло такое, как и безумное вращение, в котором мы сейчас находились. Разум корабля все делал правильно, но продолжал паниковать. Слившись с ним, я поделился своим спокойствием, и разум успокоился. Он перераспределил ресурсы Нехраш, чтобы компенсировать вращение постепенно, поочередно в разных плоскостях.
  - Мы приближаемся к звездной системе, - доложил Навигатор.
  Как именно он умудрился это понять по хаотично поступающим данным, я не знал, но сомневаться не приходилось. Раз сказал, значит уверен.
  - Уточни, - коротко распорядился я.
  И вернулся к работе с кораблем. В критической ситуации поддержка разума Вожака была для него важна и полезна. А мне очень не хотелось случайно врезаться в астероид или планету. И уж тем более пролетать опасно близко к звезде, не говоря уже о падении прямо на нее. Особенности сверхсветового перемещения. В бесконечности космоса отдельные звезды и планеты находятся на невероятно больших расстояниях друг от друга, если сравнивать с их собственными размерами. Расстояние от одной звезды до другой может быть в миллионы раз больше, чем диаметр самой звезды. Но есть закон вселенной. При неконтролируемом торможении, да и вообще движении на сверхсветовой скорости, корабль начинает притягивать к этим объектам. Притягивать к маленьким песчинкам в бесконечности космоса. И, как бы странно это ни звучало, при торможении после прыжка вероятность врезаться в планету или пролететь очень близко к звезде выше, чем вероятность угодить в межзвездное пустое пространство. Причина? В пустоте нет ничего, что тормозило бы корабль. В пределах распространения гравитации звезды есть ее излучение, которое и создает сопротивление. Пролетая мимо звезды в течение секунды, корабль потеряет больше скорости, чем летя минуту через пустоту.
  А корабль практически стабилизировался, однако Нехраш, долгое время находившийся в напряженном режиме работы, так сказать, "устал". Выровнять нас он сможет, но затем ему потребуется отдых, чтобы прийти в норму.
  - Приближаемся к планете. Класс 4. При текущей траектории избежать контакта не удастся, - доложил Навигатор.
  Плохо, но не критично. Я перевел работу Нехраш из состояния "стабилизация", в состояние "подготовка к посадке". Теперь само по себе вращение меня беспокоило мало, куда важнее сейчас сбросить скорость. Мы все еще двигались слишком быстро. Нехраш неодобрительно прогудел, но продолжил работать. Дальше корабль сделает все сам, поэтому я передал приказ стае:
  - Приготовиться к посадке.
  В атмосфере Нехраш не сможет полностью компенсировать перегрузку от удара, так что всем особям следовало закрепиться. Под моим управлением был один из самых маленьких кораблей в Стае. Я занимался разведкой и всем, что ей сопутствовало. Мои особи несколько отличались от типичных, но не принципиально, а вот состав Стаи был иным. Не было старателей и рабочих, это не по моей части. Всего несколько Цефалов, выполнявших роль абордажного челнока в космосе и малой авиации в пределах атмосфер планет, десяток Драгов и несколько десятков охотников... В Стае я был лучше других знаком со спецификацией терран и дракенов, и предпочитал оперировать больше ей. И сейчас, как сказал бы капитан терранов, мы терпели крушение. Ха.
  Корабль мотало уже совсем немного, и я, используя его глаза, посмотрел туда, куда мы по инерции продолжали лететь. Звезда, достаточно яркая и крупная, но она меня сейчас волновала мало. Куда интереснее была планета, на которую мы падали. Класс 4. Пригодна для нахождения на поверхности, но приятной ее не назовешь.
  - Вход в атмосферу через три целых, две десятых цикла, - доложился Навигатор.
  
  Новак Тар вас Тальяк. Капитан Разведки.
  
  Обычная миссия по разведке едва не стала концом для отряда. Но пронесло. Кварианцы все же сумели ускользнуть от поисковых дронов гетов, что и спасло им жизни. Но вот фрегат синтетиков, вкупе с пятеркой десантных шатлов все еще оставался проблемой, не позволявшей Кварианцам уйти. Пока их челнок спрятан, он относительно в безопасности. Но стоит хотя бы перевести двигатель в рабочее состояние, как их сразу обнаружат. Поэтому капитан принял решение о разведке местности. Геты прилетели на эту скалистую планету не просто так, они что-то искали, или готовили почву для аванпоста. Если первое, то отряду следует узнать, что именно. Если второе... Подать сигнал Флоту и дать последний бой.
  Группа разведки неторопливо продвигалась по скальному перевалу, постоянно наблюдая за сканерами. Постоянно крутившиеся где-то поблизости шатлы гетов держали в напряжении, но новичков в его команде не было, и лишней нервозности никто не проявлял.
  Новак проверил состояние фильтров в костюме. В норме. Атмосфера, хоть и казалась на первый взгляд неприветливой, оказалась более-менее пригодной.
  - Стоп! - отозвался Чад, следивший за сканерами, - дальше работают поисковые системы.
  Стационарные турели, понял Новак.
  - Обойдем их. Вален, мне нужен путь на ту скальную гряду, - распорядился капитан.
  Единственная девушка в группе сноровисто достала снаряжение и начала восхождение на скалу. Темп движения заметно снизился, всем приходилось ждать, пока Вален поднимется выше и закрепит лебедки, по которым поднимались остальные. Но Новак разумно рассудил, что лучше медленно, но верно, чем быстро и в лапы гетов.
  Дальше шли по скальной гряде. Непривычно, неудобно, но разведка не жаловалась. Планета была практически покрыта такими скалами, воздух сухой, водоемов всего несколько. Жизни минимум. Флотилия рассчитывала добыть здесь минералов и металлов, даже не смотря на то, что область была неприятно близка к границам территорий гетов. Видимо, они опоздали. Что еще могут искать синтетики в таком месте, кроме тех же металлов и минералов?
  Наконец, скальная гряда оборвалась, и отряд вышел на позицию, с которой хорошо просматривалась искусственная долина. Опасения Новака подтвердились, геты готовили аванпост. Большая расчищенная от камней площадка медленно превращалась в посадочную площадку передового космопорта. Рабочие платформы активно готовили оборудование. Здесь уже стояло несколько переносных буровых платформ, подготавливаемых к работе, а вооруженных платформ, на первый взгляд, было не то, чтобы много. Геты готовили ресурсную станцию, и не ожидали нападения, но шатлы и фрегат в воздухе не оставлял Кварианцам и шанса. Значит, все же, второй вариант. Грудь капитана резануло горечью, но не столько за себя, сколько за своих бойцов.
  - Сэр, у меня что-то странное на сканере, - доложил Чад.
  - А конкретнее?
  - Не могу разобрать, приближающийся из космоса источник помех.
  Чад, еще немного повозившись с приборами, указал направление.
  - Там.
  Кварианцы с некоторым безразличием перевели взгляды в указанное направление, но пока ничего не было видно.
  - И когда оно приблизиться? - спросил капитан.
  - В течение нескольких минут. Похоже, метеорит, сильно насыщенный металлами. Возможно, радиоактивными, раз даже наши сканеры его улавливают.
  - Если геты отвлекутся на этот камень, у нас буде шанс уйти, - предложил Зирад, второй по старшинству в отряде.
  - Мы не успеем добраться до корабля быстро, а значит, шанс будет только у них, - отрицательно покачал головой Новак, - Зирад, как только камень войдет в атмосферу, свяжись с челноком, пусть уходят, и не забудут послать сигнал на Флотилию. Мы отвлечем гетов, если потребуется.
  Под шлемом было не видно эмоций лейтенанта, но вряд ли они были радостными.
  - Понял.
  - Вперед, займем более удобную позицию.
  Отряд двинулся к приглянувшемуся Новаку участку ущелья, где шатлам будет сложно обстреливать немногочисленных кварианцев, а те смогут неплохо пострелять по еще не готовому аванпосту. Главное, что установленную оборону из турелей они уже обошли.
  Но вскоре кварианцы отчетливо услышали гул. С их новой позиции было не видно того места, откуда приближался метеорит, и Новак, дав сигнал своим - затаиться, вышел из укрытия и посмотрел в небо. В атмосферу входило нечто крупное и светящееся. Однако, как это бывает с метеоритами, никаких откалывающихся обломков не было, это был единый объект. И, казалось, воздух вокруг него горел и плавился, отчего выделялось очень много света. Объект падал быстро, со все тем же лишь усилившемся гулом, пролетев над головами кварианцев, и упал на равнинную местность за аванпостом гетов, оставив за собой длинную дорожку из выжженного камня.
  - У меня стекло запотело, или я действительно это вижу? - спросила Вален, - Он оплавил камни?
  - Излучение слишком интенсивное для метеорита, это что-то другое, - добавил Чад.
  - Я связываюсь с челноком... - начал было Зирад, но Новак его остановил.
  - Подожди. Что-то здесь не так. Включайте запись, нужно отправить это на флотилию, чем бы оно ни было.
  - Новак, наш челнок... - решил поспорить лейтенант.
  - Замолчи и жди приказа. За всю жизнь я впервые вижу что-то подобное, а видел я очень много всякого.
  Тем временем нечто, по-прежнему светящееся и гудящее, окружили зависшие над ним шатлы гетов. Фрегат так же подлетел ближе, и лишь платформы на земле продолжали заниматься своими делами. Несколько секунд ничего не происходило, но неожиданно гул исчез. А еще через несколько мгновений пропало и свечение. Камень, больше всего это напоминало большой камень, мало уступавший размерами фрегату гетов. Новак всмотрелся в его очертания и с удивлением обнаружил некоторую симметрию. Камень, пусть и очень отдалено, напоминал каплю, или нечто подобное. Но вот некоторые детали выдавали... неправильность. На верхней части обнаружились продолговатые наросты, выделявшиеся фактурой от остальной поверхности. А сбоку обнаруживалось нечто, что Новак назвал бы створками.
  - О, Кила, это же корабль.
  Кварианцы удивленно посмотрели на своего командира, а затем снова всмотрелись в очертания упавшего с неба объекта. И то, что Новак определил, как створки, открылось. Оттуда показалось трое существ, каких кварианцы ранее никогда не видели. Высокие гуманоиды, чье сходство с другими расами заканчивалось на наличии двух рук и ног, и то только у двоих. Тот, что стоял в центре, был выше собратьев и имел четыре руки. Мощное тело с большой грудью напоминало турианцев, и было покрыто материалом, напоминающим то, чем был покрыт их корабль. Такой же материал, как броня, покрывал руки и ноги, оставляя лишь небольшие участки для сохранения подвижности. А вот на голове существа, вытянутой, чем также напоминала турианскую, был надет вполне металлический шлем, не оставлявший надежд понять строение лица. Существо имело на руках шесть пальцев, два из которых были большими, по одному с разных сторон ладони. На правой и левой "верхних" руках, броня была расширена, увеличена, будто под ней что-то скрывалось, помимо руки, а по наличию отверстий Новак предположил, что там спрятано оружие, или нечто подобное. Так же на теле была надета металлическая сетка, на которой крепились различные подсумки с неизвестным кварианцам снаряжением, а из-за спины торчал то ли ствол, то ли некая трость или посох. Ноги так же не напоминали ничего, знакомого Новаку, разве что пальцехождение. Однако у них четыре мощных пальца, заканчивающихся когтем, были направлены вперед, а два, вполне действующих и не менее внушительных, назад. Две особи поменьше отличались наличием всего двух рук, только на одной из которых присутствовал нарост с оружием, и чуть меньшими размерами. Центральный что-то громко сказал, а из шатлов на камни десантировались платформы гетов, с десяток пехотинцев и два прайма.
  - Думаете, они союзники? - предположила Вален.
  - Сейчас узнаем, - ответил Новак.
  Судя по движениям головы, центральный из пришельцев что-то говорил, но платформы практически сразу выхватили оружие. Ответ пришельцев был молниеносным. Раздался утробный рев, и от корабля разошлась мощная волна. Существ, все еще стоящих в пределах шлюза, это не задело, а вот платформы отбросило в сторону от корабля, и одного прайма и несколько пехотинцев просто размазало о скалы. Шатлы и фрегат так же бросило в сторону, а по земле покатилась сейсмическая волна. Платформы на аванпосту попадали, как и кварианцы, вдобавок слегка оглушенные ревом.
  - Что это было? - прокричал оглушенный Зирад.
  Но Новак, проверив работу камеры, вернулся к записи. Шатлы гетов начали десант платформ, а фрегат сделал несколько выстрелов из бортовых турелей. Из корабля пришельцев высыпались другие особи, а два нароста, которые ранее приметил капитан, поднялись. Он не ошибся, это были внешние турели, и их размер не позволял сомневаться в мощности. Почти пять метров в длину и не менее полуметра в толщину, турели развернулись в разные стороны. И вот она из них выстрелила плотный поток ярко голубой плазмы в сторону фрегата, не успевшего сманеврировать. Поток не обратив внимания на щиты, оставил глубокий прорез на корпусе корабля, отчего внутри начало что-то взрываться. Фрегат, теряя управление, начал удаляться, а вторая турель корабля пришельцев атаковала шатлы, и первый же из них просто разрезала на две части. Ну не менее ошеломляющим было происходящее на земле. Высыпавшиеся из корабля существа в количестве трех десятков не просто превосходили гетов. Они их подавляли. Пришельцы перемещались резкими прыжками, за раз преодолевая не менее десятка метров и легко уходя от огня, не забывая активно пользоваться укрытиями. И стреляли в ответ, метко и эффективно. Из их оружия вылетали светящиеся голубоватые сгустки, одним крупным зарядом или потоком маленьких, на манер автоматической винтовки. И эти сгустки прожигали гетов насквозь даже короткой очередью, не замечая или очень быстро пробивая барьеры. Геты высаживали свои платформы, но пришельцы уничтожали их быстрее, а орудия корабля сбили уже четыре шатла из пяти, и последний попытался улететь. Но на корабле открылось еще одно отверстие, и оттуда вылетело существо, что отдаленно можно было бы сравнить со сборщиком кликсенов. Очень отдаленно. Куда больше это существо напоминало какого-то гипертрофированного жука. Плотное тело из того же материала, что и корабль, по крайней мере внешне, что-то среднее межу клювом и жалом спереди, а ближе к задней части тела крепились четыре крупных крыла, так же нечто среднее между крыльями кликсенов и насекомых. Существо не было слишком большим, но, выпрыгнув из корабля, одним взмахом крыльев набрало такую скорость, что Новак понял, у шатла нет и шанса.
  А происходящее на земле все меньше напоминало бой. Пришельцы, обладая неплохим преимуществом в дистанционном бою, быстро сближались с платформами гетов и атаковали их в ближнем бою. Буквально, разрывая когтями. Отрывали конечности или вспарывали тело несколькими мощными движениями. Даже прайм оказался бессилен, троица пришельцев, получив несколько несерьезных на вид травм, разобрала его на части. Пришельцы сметающей волной прокатились по порядкам гетов, а затем и по развертываемому космопорту. Взрыв где-то вдали, сопровождавшийся звуком удара о землю чего-то большого и металлического, а так же вернувшийся летун пришельцев дал понять - шатлу гетов конец. Бодро зачистив местность, пришельцы начали сноровисто изучать все то, что им досталось.
  - Поразительно, - выдохнула Вален.
  - Есть предположения, кто они? - спросил Чад.
  - Никаких, - отрицательно покачал головой Новак.
  - Кила, на Флотилии должны узнать об этом как можно скорее, - проговорил Зирад.
  - Узнают, - кивнул капитан, - как только они уйдут, сразу пошлем сигнал.
  А пришельцы задерживаться и не собирались. Быстро собрав часть обломков гетов и некоторое оборудование, они погрузили все на корабль. Вновь раздался гул, на этот раз более спокойный. Корабль вновь начал покрываться свечением, но не таким интенсивным, и позволявшим его рассмотреть. Несколько секунд ничего не происходило, а затем корабль просто оторвался от земли и начал набирать высоту. Но, сколько бы ни всматривался Новак, он не мог найти сопла, которые присутствовали на всех известных ему кораблях всех рас. Только у гетов и кварианцев они были не так заметны, так как работали несколько по иным расчетам и давали меньше излучения... Но на этом корабле не было вообще ничего подобного. Просто большой камень, на который, судя по траектории его движения, не действуют законы физики. Несколько секунд, и корабль исчез в небесах.
  - Свяжись с челноком, пусть эвакуируют нас, - отдал приказ Новак.
  Почему-то капитан был уверен, они стали свидетелями чего-то очень важного, если не судьбоносного.
  
  Глава 2.
  
  Ниши. Старший Вожак.
  
  В Коридоре мой корабль двигался во главе Стаи, наравне с другими двумя кораблями Воителями, или кораблями малой и средней дистанции боя, или просто Крейсерами, как говорил умник Шабал. Третьи по размеру, уступавшие только Флагману и кораблю - носителю кладок и рабочих, и вторые по огневой мощи, уступавшие только Стрелкам Стаи, мой корабль был моей гордостью. И тому была причина. Именно мы принимали на себя всю тяжесть огня противника, и держали удар, пока Стрелки ведут огонь из-за наших спин.
  Когда Коридор оборвался, меня выбросило в пространство между звездами. Мощь Нехраш была достаточной, чтобы относительно быстро погасить все перегрузки, корабль ведь был создан, чтобы держаться при любых перегрузках и при даже самом плотном огне противника. Снова вспомнив о Шабале, почувствовал злорадство. Его мелкое судно, наверняка, будет болтаться в космосе, пока не врежется во что-нибудь.
  - Навигатор. Где мы? Есть связь с Вожаком?
  Второй вопрос был важнее первого, но здесь крылась одна проблема. Только Флагман имел достаточно синаптической мощи, чтобы устанавливать контакт на большом расстоянии. Пока он сам не позовет, я не смогу с ним связаться, но и понять, где мы, так же было важно.
  - Связь нет. Мы в пространстве между звездными системами.
  - Лети к ближайшей, где есть планеты с водой, - отдал я приказ.
  Следовало пополнить запасы. У крупного корабля с мощным Нехраш был и свой недостаток - потребление ресурса. Нехраш мог сожрать весь запас воды всего за один бой, что не раз ставило нас в сложное положение. Но иначе было никак. Стая не столь многочисленная, чтобы жертвовать кораблями, и кто-то должен концентрировать на себе удары противника. Обратившись к разуму корабля, я определил, что запас потрачен на треть. Предпочитаю летать с полным. Хорошо хоть, достаточно было и простой воды с любым количеством примесей, иначе Рой просто не мог бы быстро восполнять потери и перемещаться.
  - Обнаружены сигнатуры кораблей. Идентификации не подлежат.
  Конечно, не подлежат, мы в другой галактике. Будет очень не хорошо, если не вся стая была выброшена именно в этой галактике. Но ведь Коридор оборвался мгновенно, значит, корабли должны находиться недалеко друг от друга. Насколько это возможно при таких скоростях движения.
  - Сколько и что о них можешь сказать?
  Навигатор провел анализ, на что ушло несколько циклов.
  - Пять кораблей. Материал - металл. Имеют стандартную окраску, действующие войска, единое подразделение. Имеют ряд внешних сходств, четыре корабля одного класса и один другого. Обнаружено неизвестное излучение. Корабли двигаются в том же направлении, что и мы.
  Вот мы и встретились с местными.
  - По классификации терран, это четыре фрегата и один эсминец, - добавил Навигатор.
  Осталось решить, что с ними делать. Вожак не дал конкретных указаний. С одной стороны он может захотеть не вступать в конфликты с местными до определенного времени. С другой он так же может пожелать оставить наше существование в секрете, а значит корабли, случайно обнаружившие нас, подлежат уничтожению. Но мне не пришлось решать, пришел доклад Навигатора:
  - Получен сигнал от Флагмана. Вожак Стаи вышел на связь.
  Переключившись сначала на корабль, а затем на связь, я на время отрешился от происходящего вокруг. Пространство между сознаниями. Место, где общаются Вожаки. Вот только здесь не вся стая. Меня кивком встретил Сагшар, Вожак еще одного Воителя, ответил ему тем же. Вожак корабля-строителя Насхад держался скромно. Он не воин, единственный из нас не воин, но его роль важнее роли любого из нас, кроме Вожака Дшахса. На его корабле основная часть кладок и рабочих. Три из пяти Вожаков кораблей Стрелков, нет вожаков ни с одного из двух с кораблей Носителей, три Вожака с кораблей Штурма, хотя должно быть девять. Шабала так же нет. Это меньше половины Стаи, видимо, остальные слишком далеко, чтобы откликнуться на зов Вожака. Хорошо бы, если бы они просто были слишком далеко.
  Сам Дшахс выглядит спокойным, каким и должен быть. Ни разу не видел, чтобы он не был спокойным.
  - Мы в другой галактике и мы еще живы, - произнес он, - Это хорошо. Обнаружены местные формы жизни?
  - Я встретился с пятью кораблями, пока только издалека, - сразу ответил я.
  - Наблюдал издалека за населенной планетой, - доложил вожак со Стрелка, Тифах.
  Дшахс кивнул, ненадолго задумавшись.
  - Не стоит контактировать с кем-либо, пока у нас нет аванпоста. Насхад, как скоро ты сможешь найти подходящую планету?
  Старший вожак развел руками:
  - Мой корабль остановился на самом краю галактики. Потребуется одиннадцать периодов, чтобы достичь ближайшей звезды.
  - Фришса, - Вожак Стаи обращается к другому Вожаку, - собери ближайшие корабли, и найдите подходящую планету. Сразу начинайте работы.
  Он кивает, как и еще три вожака.
  - Ниши, - Дшахс обращается ко мне, и я готов выполнять его приказы, - Те, кого ты встретил, уже заметили тебя?
  - Да, Вожак, - киваю.
  - Уничтожить и собрать информацию.
  Киваю, верное решение. Пока нет Шабала, кто-то должен заняться разведкой. Чтобы иметь дела с местными, нужно как можно больше о них знать. Пусть мы не терране, и не превращаем войну в науку. Но это не значит, что мы не воспользуемся их опытом и примером: сначала изучи, затем атакуй.
  - Остальным собраться в назначенном секторе. Выполняйте.
  И Флагман оборвал сигнал, а я почувствовал предвкушение. Новый, неизвестный противник. И именно я буду тем, кто проверит его на зуб. Проиграю или одержу победу, но Стая будет знать, чего ждать от местных существ.
  - Корабль, к бою, - прошел общий приказ.
  
  Лорек Леман. Капитан Третьего Ранга.
  
  Это было обычное патрулирование. Сектор в безопасной зоне, сюда не прилетали пираты, здесь практически нельзя было встретить контрабандистов, а самым большим нарушителем мог стать круизный лайнер, работающий без лицензии. Не окраина, но и далеко не центр территории Турианской Иерархии. Периодически сюда летали все, просто, что бы немного отдохнуть.
  В этот раз был его патруль.
  Все шло неплохо, всего час назад его ведущий фрегат связался с аванпостом Прейли, планеты в системе, лететь до которой часов двенадцать. Но это была ближайшая база, а от нее до ретранслятора еще столько же. В этом Звездном Скоплении не было множества полезных ископаемых, зато часто встречались планеты с курортным для турианцев климатом. От +25 и выше градусов по Цельсию, со слабой влажностью и слабой гравитацией, красота. А то, что предпочтения турианцев никто в галактике особо не разделял, так им же, турианцам, лучше, меньше посторонних туристов. Весь патруль сам Лорек, как и большая часть экипажей кораблей думала только о том, как закончит патруль и отправиться всем скопом на ближайший курорт. Должны же у всех быть свои маленькие радости жизни.
  - Сэр, обнаружен неизвестный корабль, - доложил штурман.
  Капитан тут же подключил консоль, изучая поступающие данные. А они были странными. Корабль не сканировался. Посылаемые сигналы сканеров не давали никакого результата. Но он фонил излучением, будто только что совершил масс-прыжок.
  - Проверь, кажется, сканеры барахлят. Да и кто станет останавливаться в пустом пространстве?
  - Уже проверяю, сэр, - подтвердил турман.
  "Капитан Леман, сэр, - заработала связь, - мы не можем сканировать корабль"
  Доклад одного из ведомых удивил. А сразу за ним доложились и три других, так же подтвердив, что цель не определяется.
  - Сэр, корабль начал разгон. Предположительно двигается к системе Ватара 3, - доложил штурман, - Какого?...
  Лорек поморщился:
  - Штурман?
  - Простите, сэр. Стандартного излучения от поля эффекта массы не обнаружено, сэр.
  А вот теперь капитан удивился. Отсутствие излучения говорило о том, что корабль его не использует. Но что-то капитан третьего ранга не слышал о кораблях, которые летают без использования эффекта массы.
  - Идем к Ватара 3, будем перехватывать, - приказал Лорек, - и упаси вас предки, чтобы они оказались на месте раньше нас.
  - Есть, сэр, - отозвалась рубка хором.
  Патруль развернулся в сторону звездной системы и начала разгон. Капитан сверялся с данными сканеров, которые ясно говорили о относительно невысокой скорости движения неизвестного корабля. Стабильной скорости движения. Тогда как все корабли пространства Цитадели летали по одному и тому же принципу: разгон от начала до середины маршрута и торможение от середины до конца. Это был наиболее эффективный и наиболее быстрый способ перемещения. Этот же корабль либо не достиг максимальной скорости, либо вообще летал по другим принципам.
  - Сэр, мы засекли какой-то сигнал.
  - Точнее!
  - Да, сэр. Высокочастотные радиоволны. Частота намного выше всех, что мы используем. Мы не можем его принять, только засечь, не говоря уже о расшифровке.
  Капитан нахмурился, все меньше понимая, что происходит.
  - Сэр, корабль посылает ответные сигналы на той же частоте, - доложил штурман.
  - Мне нужна связь с командованием на Прейли! - приказал Лорек.
  - Устанавливаю, - подтвердила офицер связи.
  Несколько секунд шли помехи, но потом пришел ответ:
  "Коммандер Спринт на связи" - отозвался командир базы.
  - Коммандер, докладывает капитан Леман. Нами обнаружен неизвестный корабль, предположительно, неизвестной расы.
  "Капитан, вы уверены? От патруля у ретранслятора никаких данных не поступало" - поставил под сомнение доклад капитана командующий базы.
  - Мне это известно, коммандер. Пересылаю вам данные с наших сканеров. Ведите запись, мы идем на перехват.
  Лорек мел примерно равные полномочия с коммандером, так что приказывать, в принципе, не мог. Тем не менее, пришел сигнал о подтверждении передачи данных.
  "Понял вас, капитан. Желаю удачи" - отозвались с Прейли.
  - Спасибо, коммандер.
  Лорек свернул связь, продолжая наблюдать за приборами. Сообщение пришло с ведомого:
  "Капитан, предлагаю на всякий случай перейти в боевую готовность"
  - Хорошая мысль, Сирис, - кивнул капитан, - общий приказ, боевая готовность.
  Экипажи кораблей зашевелились несколько больше обычного, занимая боевые посты. Бесцельного брожения на кораблях Иерархии и так не было, просто сейчас ВЕСЬ экипаж занимал свои боевые посты, а не только дежурная смена.
  Минуты ожидания до выхода из масс-прыжка длились невыносимо долго. Экипаж ждал. В рубке негромко переговаривались офицеры, синхронизируя информацию. Сканеры все так же не давали ничего, а сигнал, издаваемый неизвестным кораблем, уже исчез.
  - Выходим из масс-прыжка, - доложил пилот.
  Капитан ощутил на себе слабое давление перегрузки, сразу отдав приказ.
  - Построиться! Расчетная точка выхода корабля?
  - Определена, - подтвердил штурман.
  - Пилот!
  - Две минуты, сэр, - подтвердил тот.
  Капитан кивнул:
  - Хорошо. Оружие в боевую готовность, но без приказа не стрелять!
  Вновь потянулось ожидание. Неизвестный корабль замедлялся, сбрасывая скорость куда быстрее, чем могли бы фрегат Лорека или его ведомых. А по сигнатуре уже сейчас можно было сказать одно - неизвестный корабль размером тянул на крейсер. Еще немного ожидания, и перед патрулем вспыхивает голубое свечение. Свечение быстро спадает, показывая под собой неизвестный корабль. Сканеры тут же выдают общую информацию, будто это не корабль, а большой булыжник. Почти семьсот метров в длину, около трехсот в диаметре. По длине как крейсер Иерархии, но намного толще. Оптика показывает внешний вид. Действительно очень напоминает камень, во всяком случае, поверхность точно не металлическая. Со стороны смотрится, как пирамида с тремя гранями. Очертания граней видно не сразу, но видно. Грани неравномерные, верхние больше по площади, и доходят почти до середины корабля. Нижняя забирает лишь треть корабля. Вершина пирамиды не на оси, а смещена вниз. Грани кажутся относительно ровной поверхностью камня, но на каждой есть растянутый вдоль корабля нарост. Но металл в обшивке все же есть. Сразу за гранями с обеих сторон есть некие конструкции из металла, которые можно, с некоторой натяжкой, принять за отверстия доков, правда, отчего-то круглые, способные вместить максимум челнок. Так же на задней части корабля есть еще конструкции явно из металла, но определить их нет возможности, сканирование ничего не дает.
  - Послать им пустой радиосигнал. Действуем по протоколу контакта с новой цивилизацией.
  - Есть, сэр.
  Штурман выполнил команду, и весь экипаж терпеливо ожидал реакции неизвестного корабля.
  - Сэр, корабль послал ответный сигнал. Точно такой же.
  - Есть контакт, - облегченно выдохнул Лорек, - начинайте медленное сближение.
  И, переключившись на связь с Прейли:
  - Вы пишите, коммандер?
  "Да, капитан. Могу вас поздравить" - отозвались с планеты.
  - Пока рано, вот поговорим с ними, и можно поздравлять.
  Корабль неизвестной цивилизации так же начал медленное сближение, что говорило о дружелюбных намерениях. Как именно они появились в пространстве турианцев, еще стоит установить, но это уже вопрос дипломатов. Теперь ему остается лишь провести непосредственный контакт с экипажем корабля и занять их чем-нибудь до прилета основного флота. А пока капитан занимал себя размышлениями. Если этот корабль настолько большой, то почему он один? Является ли он единственным кораблем этой расы? И давно ли она вышла в космос? И если вышла, как они это сделали без использования нулевого элемента? И самое главное. Почему корабль покрыт камнем?
  - Сэр, фиксирую скачек энергии на сканерах, - успел доложить штурман.
  До неизвестного корабля оставалось всего ничего, можно уже выпускать шатлы, но на его поверхности вновь засветилось нечто белое. Секунда, и корабль пришельцев ударил некой волной энергии. Вспыхнули от перегрузки приборы, и сразу погасли. Фрегат ощутимо встряхнуло. До капитана докатились чьи-то вскрики. Атака была неожиданной и эффективной.
  Если бы кто-то на кораблях турианцев мог сейчас видеть, что происходит за бортом, он бы видел, как из крейсера пришельцев вылетело несколько необычного вида существ. Живых существ, прекрасно чувствовавших себя в открытом космосе. И летели эти существа прямо к кораблям турианцев, выведенным из строя.
  К ведущему фрегату приближались три цефала. Уже у самого корпуса они сложили крылья, которые в сложенном состоянии играли роль дополнительных лап, кроме еще четырех, что были на теле. Существа, отдаленно напоминающие жуков, издавали гудящий звук, "просвечивая" обшивку корабля в поисках слабых мест. Первому повезло наткнуться на створки шлюзового отсека. Найдя место, где стыковались створки, цефал раздув железы у головы, выдохнул в створку поток голубой плазмы, за несколько секунд прорезав небольшое отверстие. Изнутри тут же ударил мощный поток воздуха, а цефал, не обращая внимания на высокую температуру оплавленных створок, пропустил туда четыре конечности и приложил свою силу, чтобы их раздвинуть. Створки поддались не сразу, но все же начали разгибаться. Помогая себе, цефал еще пару раз выдыхал на них плазму, но не чтобы прожечь, а чтобы разогреть и сделать мягче. Если бы сработали защитные механизмы, то сразу за пробоиной появилось бы поле эффекта массы, герметизирующее отсек. Но техники еще только перезапускали электронику, так что жук успел проковырять достаточное отверстие, чтобы влезть внутрь. Его все же встретили несколько солдат в герметичных скафандрах, открывшие огонь по пришельцу. Но выстрелы легких винтовок разбивались о хитин существа, не нанося видимого ущерба. А цефал в ответ несколько раз плюнул плазмой, убив троих на месте, а остальных загнал в укрытие. Прорычав, он открыл перепонки на своем теле, откуда тут же выскочили несколько солдат и один драг.
  Мощное большое существо, так же больше напоминающее насекомое, чем гуманоида. Драг стоял на четырех лапах, напоминавших лапы насекомого, паука или скорпиона. Лапы сходились на брюшке, покрытом плотной хитиновой броней, а из брюшка поднималось остальное тело, уже больше походившее гуманоиду. Мощная грудь, большая голова, закрытая металлическим шлемом, и две мощные и толстые руки. Существо достигало в высоту трех метров, и поселило в сердцах, душах и умах видевших его турианцев тихую панику.
  Другой цефал уже нащупал тонкую обшивку переборки, закрывающей окно на смотровой палубе. Не раздумывая долго, существо выдохнуло поток плазмы на металл, разогрев его добела, и сорвало, оставив большое отверстие. Целиком залезть внутри летун бы не смог, но, пробив окно, он выпустил свой десант прямо на обшивку корабля. А те уже сами забрались внутрь, разве что драг немного расширил для себя отверстие.
  Когда на фрегате хоть как-то заработала электроника, было уже поздно. Два из патруля уже были разорваны на части, еще два горели. Остался только его, капитана Лемана, фрегат. И, суда по звукам стрельбы и болезненным вскрикам экипажа, десант пришельцев уже брал корабль штурмом. Забаррикадировавшись в рубке, они пытались выйти на связь с Прейли, но ничего не получалось. То ли противник уже повредил систему связи, то ли их корабль глушил сигналы.
  Неожиданно шум за перегородками прекратился. До рубки доносился только цокот от когтистых лап пришельцев. В голове Лорека проскользнула мысль об Рахни, но он быстро ее отбросил. Нет, Рахни не строят кораблей. А если и строят, это уже ничего не меняет. Они отрезаны, для экипажа все кончено.
  В этот момент перегородку начали плавить с той стороны. Потребовалось не так уж много времени, когда синие всполохи начали прорываться через отверстие.
  - Приготовить табельное оружие, - приказал капитан.
  Они все равно дадут последний бой, как бы бессмысленно это ни было.
  В образовавшееся отверстие проникли две мощные когтистые лапы и рывком раздвинули створки. Турианцы открыли огонь, но драг шагнул внутрь, не обращая внимания на пули пистолетов, не способных повредить хитин брони. Он двигался на удивление свободно в узком пространстве, легко переступая препятствия, чем действительно напоминал крупного паука. Драг просто и без затей отвешал всем выжившим членам экипажа по сильному удару, и осмотрел корабль.
  Тут же в проход ринулись солдаты, негромко рыча и с желанием добить противников. Драг рыкнул на них:
  - Не трогать. Все собрать и доставить на корабль, - он не имел имени, но имел разум. Разум достаточный, чтобы осмыслено выполнять приказы, и даже проявлять инициативу.
  Солдаты понимающе прорычали и приступили к делу. Прилетевший через десять часов флот турианцев обнаружил лишь обломки четырех разрушенных фрегатов и пустой скелет ведущего. С корабля было снято все оборудование, все приборы, вплоть до мелких бытовых, собрана вся электроника, местами вырваны даже кабеля. А через внушительную дыру было извлечено ядро эффекта массы. И ни единого тела, лишь местами капли крови.
  
  Глава 3.
  
  Фришса. Старший Вожак.
  
  Я был самым старшим из Вожаков Стаи Дшахса. В общем-то, мы и вылупились вместе, из одной кладки. Мы двое, и еще семь Вожаков, которые вели Стаю первое время. С тех пор остались только я и Дшахс, остальные погибли, и им на смену пришли новые. А еще я был, наверное, единственным, кто не одобрял решение о проходе через Врата. Если бы Дшахс не вышел на связь в течение периода, я стал бы новым Вожаком Стаи, своей Стаи. Но Вожак был жив и вполне здоров, и уже успел отдать новый приказ. Верный приказ, правильный. Рою нужен Улей, или Материнский Корабль, одно из двух. Корабля у нас нет, но Стае нужен Улей. Но какой Улей?
  Я прошипел, задумчиво глядя в пустоту глазами своего корабля. Я знаю, почему Дшахс приказал именно мне подобрать место для Улья. Кроме нас троих, самого Вожака Стаи, молчаливого Масхада, и меня, никто не сможет выбрать это место правильно. Стая мала, и Дшахс пока выбрал прятаться, скрываться. Значит, нужно место, где нас будет сложно найти. А что нужно спрятать? Стае потребуются корабли, новые корабли. Уже сейчас мы не связались со всеми, а если и свяжемся, все равно могут быть потери. Нужны корабли. Значит, нужны доки. А докам нужно много воды. Это первое важное условие. Чтобы что-то выращивать, любые соединения, нужна вода для выращивания белков, из которых состоит практически все. А еще желательно много света, чтобы синтез шел быстрее. И, самое главное, чтобы Улей и доки не фонили во все стороны теплом, нужна либо очень холодная планета, где можно создать хорошее охлаждение, либо горячая, где тепло Улья будет сливаться с теплом планеты. В идеале планета-океан, где температура никогда не опускается ниже температуры замерзания воды, и не поднимается выше температуры кипения. Вот только таких планет за свою жизнь я видел всего три, куда быстрее и проще найти большой ледяной шарик.
  - С нами вышли на связь Вожаки с других кораблей, - отвлек меня от размышлений Навигатор.
  Еще одна причина, по которой задачу поставили мне. Авторитет. В стае всего четыре Старших Вожака. Шабал, правда, им является очень условно. Он подчиняется только непосредственно Дшахсу, и больше никому, но и его другие Вожаки слушать не станут. Остаемся я, Ниши, и Масхада. Поставь Вожак Стаи задачу кому-то из остальных, они бы, может и не передрались между собой, но на принятие решений ушло бы больше времени.
  - Вожаки, - я перешел в пустоту между разумами, контролировать ее своими силами так же легко, как это делал Дшахс, я не мог, приходилось напрягать силы, свои и корабля.
  Ответом мне было молчаливое ожидание приказов. Насколько рассказывал Шабал, в армии терранов даже специальное разделение на звания существует, от самого мелкого бойца до главнокомандующего, и то не всегда удается достичь желаемой дисциплины. Не понимаю я терран, как и дракенов, сколько бы с ними не воевал. Каждый Вожак свободен, это закон Роя. Но свобода Вожаков обеспечивается свободой Роя. Поэтому Вожаки защищают Рой, и действую на пользу Роя в пределах своей свободы. А мы действует в рамках пользы Стаи Вожака, потому что только как ее часть мы свободны. И сейчас Дшахс отдал приказ только мне и Ниши, остальным сказал только расплывчатое "прибыть туда-то". А значит, он не ждет, что они прибудут так уж сразу, и по пути они могут делать то, что сочтут нужным, главное, чтобы на пользу Стаи. Это и есть свобода.
  - Мы ищем ледяную планету, класс два или три.
  Вот и сейчас со мной связались не три вожака, что подтвердили приказ во время совета, а четыре. Еще один, оказавшийся достаточно близко, решил, что именно со мной будет наиболее полезен.
  - Планеты Разумных облетать стороной, Фришса? - решил уточнить он.
  - Да. Чем дальше мы будет от них, тем лучше, - кивнул я.
  Почувствовав молчаливое согласие, свернул связь.
  - Навигатор, обстановка?
  Сразу после того, как удалось стабилизировать корабль, я убедился, что поблизости нет никого опасного для корабля. Мой корабль был предназначен для штурма хорошо защищенных планет, но для боя в космосе подходил очень слабо. Предпочту скрываться и прятаться.
  - Сигнатур кораблей в пределах работы сенсоров не обнаружено.
  - Курс на ближайшую звездную систему. Начать поиск.
  Молчаливое согласие, и корабль пришел в движение.
  
  Майкл Креймер. Майор Альянса Систем.
  
  Майкл нервничал. Он, боевой в прошлом офицер, успевший вдоволь навоеваться на границах Альянса, и даже получивший несколько медалей и орденов, нервничал.
  - Проклятие, Майкл, ты как девственница перед первым сексом, - шепотом ругал он себя.
  Однако батарианские пираты, или скажем наемники из кроганов и турианцев, не вызывали у него такой дрожи, как необходимость отчитаться перед командованием флота и лично адмиралу Хакету. Слишком еще мало времени майор проработал в штабе флота, чтобы привыкнуть к таким докладам.
  Лифт остановился, и майор уверенным шагом пошел по узкому коридору станции. Шагал-то он уверенно, да и выглядел так же, но все еще внутренне трусил. Решив отвлечь себя от неуместного сейчас волнения, майор начал еще раз прорабатывать в голове текст доклада. Этот текст он знал назубок, но даже сам с трудом мог поверить в то, что ему необходимо доложить начальству.
  В небольшой холле перед залом, где заседало командование флота, он остановился, подойдя к секретарю.
  - Майор Креймер, - представился он молодому офицеру за стойкой.
  - Я сообщу о вас, сэр, - кивнул лейтенант, продолжая свою работу.
  Его могут пригласить через минуту, или через час. Заседание было плановым, командованию было, что обсудить, и без его доклада. Тем не менее, стоило ему отвернуться и сделать пару шагов к креслу, на котором он собирался подождать вызова, как лейтенант окликнул его:
  - Майор Креймер, сэр. Вы можете войти, - он кивнул на дверь.
  Это значило, что его доклада уже ждут. Что же, как говориться: "раньше встанем, раньше выйдем". Он прошел в большую дверь и оказался в небольшом квадратном зале. Большой стол вида "П", во главе которого сидел сам адмирал, еще шесть офицеров присутствовали на совещании лично, четверо наличествовали "дистанционно", в виде голограмм. В центре висел голографический экран с какими-то таблицами, в содержание которых майор внимать не стал.
  - Адмирал, сэр, разрешите доложить?
  Адмирал Хакет, подняв на подчиненного пронзительный взгляд, коротко кивнул:
  - Докладывайте, майор. Коротко и по существу.
  Майкл мысленно ухмыльнулся. Коротко не получиться точно. Он подключил свой инструментрон к общему экрану.
  - Двадцать семь часов назад некий объект протаранил станцию "Колумб", пробил ее насквозь, и рухнул на поверхность планеты Тай-Ту. По нашим оценкам объект имел следующие характеристики. Длинна около четырехсот метров, ширина около двухсот, высота так же около двухсот. Форму установить не удалось. Объект имел очень сильное внешнее поле, разогретое до высокой температуры, так как, не смотря на высокую скорость, он не столько пробил станцию, сколько проплавил в ней отверстие. Пока есть теория о том, что объект совершил резкое аварийное торможение во время движения в поле эффекта массы, возможно, хотя и маловероятно, во время масс-прыжка между ретрансляторами. Против этой теории говорит тот факт, что после приземления объект находился на поверхности не более получаса. После этого он самостоятельно взлетел, и покинуть пространство системы, исчезнув с наших сканеров. У ретранслятора он не появлялся.
  Майкл передал на экран несколько снимков, сделанных на месте. Снимок со станции, когда нечто светящееся просто приближалось к ней на большой скорости. Снимок самой станции уже после тарана объекта. Большая оплавленная дыра очень красноречива. Следующий снимок показывает поверхность планеты. На земле отчетливо виден "след" от торможения объекта, а по полыхающим вокруг пожарам понятно, какая была температура на поверхности объекта. На следующем подобном снимке уже сам объект. Огромный камень с некоторыми металлическими конструкциями на нем. Следующий снимок - объекта уже нет.
  - Мы предполагаем, что объект, после приземления, разрядил ядро корабля в почву, и после этого улетел, - добавил майор.
  - Что именно позволило ему протаранить станцию без видимых повреждений. Мощное поле корабля, или прочность обшивки? - спросил один из офицеров.
  - С большой вероятностью и то, и другое, сэр, - ответил Майкл, - Поле позволило компенсировать перегрузки от ударов, а прочность корпуса - сохранить целостность корабля.
  - Это могут быть Рахни? - спросил другой офицер.
  Вопрос не удивил майора. Сами аналитики первым делом выдвинули именно эту теорию.
  - У Рахни нет кораблей. Не было, во всяком случае. Они использовали различные вспомогательные средства, в частности, отправляли громадные камни со своим авангардом в космос, в направлении других планет. Этот объект внешне напоминает камень, и явно является кораблем. Но он так же имеет конструкции, явно технического происхождения, более того Рахни не использовали нулевой элемент. Поэтому мы не можем достаточно точно ни опровергнуть причастность Рахни, ни подтвердить ее.
  Больше вопросов не последовало, офицеры делали какие-то пометки у себя.
  - Разрешите продолжить, сэр? - спросил Майкл.
  - Это не все? - переспросил Хакет, до этого казавшийся просто задумавшимся о своем.
  - Никак нет, сэр.
  - Продолжайте, майор.
  - Есть. В это же время объект, имеющий ряд сходств с первым, пролетел мимо патруля в системе Эй Лер. Объект попал в атмосферу Беннинга. Предположительно, судно упало в океан, и его взлета не зафиксировано. С большой вероятностью объект все еще находится на дне. Размеры установить не удалось, но он меньше второго объекта. Исследовательская группа уже вылетела на место. Они ждут вашего подтверждения на начало работ по подъему объекта. Сэр.
  Адмирал кивнул.
  - Я дам разрешение. Еще что-то?
  Майкл кивнул, выводя на экран еще несколько картинок и графиков.
  - Объекты появились на очень большом расстоянии друг от друга. Однако вот на что стоит обратить внимание. Первое, время. Они появились если не одновременно, то расхождение всего лишь пару минут. Второе, характеристики кораблей. Сканеры, как на станции "Колумб", так и на кораблях патруля, получали абсолютно идентичные данные. Скорость, интенсивность излучения, и, что самое важно, вектор, - на галактической карте Альянса появилось две стрелки, - оба корабля двигались в одном направлении, разница всего в несколько градусов.
  - К чему вы ведете, майор? - спросил один из офицеров.
  - Эти объекты двигались вместе. В теории, сэр, - ответил Майкл, - хотя у нас нет никаких объяснений тому, как они оказались так далеко друг от друга.
  - Теории оставим ученым, - отрезал Хакет, - аналитический отдел подготовил анализ?
  Майкл отрицательно покачал головой:
  - Еще нет, сэр, слишком много вариантов, и мало данных для анализа.
  - И какой же основной вариант, майор? - спросил другой офицер.
  - Это разведчики, сэр. Да, они велики и вместо того, чтобы действовать скрытно, сразу обнаружили себя. Но скорее всего это только два корабля из всех, что есть у неизвестного вида пришельцев. И только эти два мы сумели обнаружить, поскольку, в результате аварии или других причин, они сами раскрыли свое местоположение.
  - Когда будет закончен анализ? - спросил Хакет.
  - В течение пяти часов, сэр, - ответил майор.
  - Хорошо, вы свободны, майор Креймер.
  - Есть, сэр, - и, козырнув, офицер покинул зал заседания.
  Выйдя за дверь, он выдохнул, и тихо прошептал:
  - Все могло быть и хуже, Майк.
  
  Джек Харпер. Призрак.
  
  Мужчина, расположившийся в удобном кресле, продолжил наблюдать за происходящим в небольшом зале. Камера его агента не давала хорошего обзора, но главное, он видел данные, предоставленные майором Креймером, и слышал его доклад.
  "Мы не будем раньше времени поднимать панику, - продолжил адмирал Хакет, - но все равно следует подготовиться на случай, если эти... представители неизвестной цивилизации готовят вторжение. Необходимо обсудить меры по повышению готовности флота..."
  Мужчина одним нажатием снизил звук практически до ноля, а вторым открыл канал связи со своим агентом.
  - Ты все слышала?
  "Да, сэр" - отозвалась женщина на том конце.
  - Корабль, что вы поднимите, не должен достаться Альянсу. Они не способны распорядиться теми знаниями, которые могут содержаться внутри. Вам ясно?
  "Да, я все поняла. Я буду сообщать о ходе работ, сэр" - подтвердила агент.
  Призрак отключил связь. На экране перед ним висели данные, полученные его людьми. Не только эти два корабля, масштаб был куда больше. Один корабль сумели засечь азари, еще два засекли саларианцы. А самое главное, по данным, поступившим от агентов в турианском секторе, их патруль так же столкнулся с крейсером пришельцев и был уничтожен. Аналитик Альянса правильно предположил, это была разведка. А очень скоро галактическое сообщество, как и человечество, может столкнуться с авангардом флота. И человечество должно быть готово к такой встрече. Равно как должно быть готово использовать все возможности, которые контакт с новой цивилизацией может дать.
  Призрак поднял стакан с неизменным "Джим Бин Блек", раздумывая, стоя планы, глядя в будущее.
  
  Глава 4.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Наблюдая, как корабль медленно спускается в атмосферу, я решил навестить своего Потрошителя. С первой войны против вечно голодных была установлена необходимость нахождения на большинстве кораблей своих вивисекторов, способных быстро и эффективно разобраться в строении тел незнакомых существ, или покопаться в незнакомой электронике. Заправка корабля потребует некоторого времени, а мне стоит заняться ролью, отведенной в Стае. Покинув место Вожака, я прошел по кораблю в его заднюю часть. Бывал я на действующих кораблях терран и дракенов, да и других. Там движения намного больше, особенно у терран. Те, кого они называют обслуживающим персоналом, постоянно что-то делают. Иногда у меня возникало ощущение, что на их кораблях постоянно что-то ломается, и поэтому постоянно надо что-то чинить. Ну и сами терране не любят сидеть на месте. Любому, даже самому низкому представителю их расы требуется, как они это называют, личное пространство. У дракенов с этим строже, но все равно в их кораблях есть специальные места, где экипаж может отдыхать. В этом мы у них сильно выигрываем. Только у Вожаков есть достаточно индивидуальности, чтобы иметь необходимость чем-то занимать время, все остальные особи вполне способны находиться в спячке хоть годами. Это экономит место, все особи, не считая меня, навигатора, вивисектора и матки, компактно спят на свои местах, а не шляются по кораблю.
  Матка уже восстановила все повреждения раненых особей, передав информацию о травмах вивисектору. А у него, в свою очередь, было достаточно времени, чтобы изучить захваченный нами материал.
  В его отсеке было не много места, лабораторию с кораблей терран это напоминало мало. Несколько коконов, в которых множество щупов с различным назначением изучают предоставленный материал. Небольшой стол все же есть, и на нем лежало оружие встреченных нами существ. Я сначала принял их за автоматов, или дроидов, или еще какой тип искусственных юнитов, но потом заметил, что все они фонят в синаптическое пространство. А значит, имеют волю. Удивлен не был, Хранители давали такой фон, что могли задавить большинство разумных, окажись те слишком близко. Сейчас же вивисектор спокойно изучал оружие, наверняка параллельно делая что-то еще.
  Как и Навигатор и Матка, он был напрямую подключен к разуму корабля. Их сознания были структурированы проще, чем мое или прочих Вожаков, что положительно сказывалось на их прямых обязанностях. Внешне же он не так, чтобы сильно отличался от прочих особей. Ну, разве что слегка. Например, у него было минимум хитина, так как ни о каких сражениях не шло и речи. Так же, как и у навигатора, большая грудь с массивным мощным мозгом. Терране до сих пор пытаются понять, почему существа с большим мозгом и большими возможностями для оперирования информацией являются менее разумными, чем существа с меньшим мозгом, при учете идентичного строения и физической структуры. Синаптическую связь они пока открыть так и не сумели. Возвращаясь же к вивисектору, от прочих особей его так же отличали шесть тонких гибких рук с аморфными кистями. Удобно, когда нужно проводить различные операции, для которых физически не может существовать универсальных инструментов.
  - Есть что-нибудь?
  - Да, Вожак, - ответил вивисектор, не отрываясь от работы, - я установил, что эти существа являются метосинаптической формой жизни. Материальное тело, какими бы конфигурациями оно ни обладало, не более чем инструмент. Уничтожение материальных объектов малоэффективно для противостояния, следует подобрать другую тактику.
  - Я учту и передам это Дшахсу. Что-то еще?
  - Да, Вожак. Все материальные объекты в большей степени состоят из конструктов, носящих следы глубокой унификации и стандартизации, свойственной искусственным формам жизни. Однако часть материалов остается предназначенной для использования естественными формами жизни. Есть предположение, что эта искусственная форма жизни была создана другой, естественной формой. Отсюда следует ряд особенностей конструкций, в которых не выполнена унификация до максимальной эффективности. Юниты-носители имеют четыре конечности, по три пальца на ладони. Это неэффективно, и ничем не обосновано. Единственное возникающее у меня объяснение - следование заложенным при изначальном программировании и создании первых моделей стандартам. Об их создателях информации слишком мало, могу лишь сказать, что они имеют такое же или приблизительно такой же внешний вид. Большинство изученных юнитов-носителей имеют не боевое предназначение, слишком слабые ТТХ. Предполагаю, что создатели, при проектировании юнитов-обслуги, делали их максимально похожими на себя, для комфортного взаимодействия. Боевые модели, более приспособленные для боя, имеют те же глубокие конструктивные особенности, серьезно понижающие их боевую эффективность.
  - Пример?
  - Искусственные мышечные ткани юнитов способны обеспечивать мобильность, схожую с мобильностью наших основных боевых особей, но несовершенство каркаса исключает такую мобильность. Каркас не выдержит перегрузок и развалится.
  Исчерпывающе.
  - По их юнитам понятно. Более общая информация.
  Вивисектор оторвался от работы с оружием и достал из общей свалки металла и пластика, в которую превратились уже изученные материалы, небольшой блок.
  - Сразу после получения юнитом-носителем повреждений, несовместимых со стабильным функционированием, синаптический разум покидает носитель, это обеспечивается очень мощными устройствами связи на каждом носителе. После этого на носителе уничтожается основной процессор и носитель памяти, физически уничтожаются. Однако я так и не понял, почему при таких мощных устройствах связи данные необходимо хранить на юнитах-носителях. Неэффективное решение.
  Защита информации, это понятно. И действительно подход какой-то странный. Обычно искусственный интеллект, тем более синаптический, не совершает таких ошибок. Хотя, если он создан, и создан недавно, есть вероятность, что эта форма жизни еще только развивается и далека от взрослого состояния.
  - Что можешь сказать по оружию и средствам защиты?
  Вивисектор вернулся к разложенному оружию.
  - Оружие, системы защиты, а так же с большой вероятностью и некоторые другие технологические устройства работают на схожем принципе. Это важно. Принцип, по предварительным данным, сопоставим с принципами, на которых работали Врата Древних.
  Эта информация меня удивила.
  - Ты уверен?
  - Разница очень велика. Древние раскрыли весь потенциал технологии. Эта форма жизни использует очень примитивный метод, насколько я могу их сравнить. Тем не менее, эта раса очень сильно завязана на применение этой технологии. Оружие, как корабельное, так и пехотное, имеет одно и то же принципиальное устройство. Эта же ситуация со щитами кораблей и пехоты. Щиты, технологически схожие со щитами дракенов, настроены на быстро двигающиеся физические объекты, и малоэффективны против нашего вооружения в том виде, в котором они используются сейчас. Но если они повысят частоту излучения, формирующего щит, то смогут некоторое время выдерживать прямые попадания наших орудий без последствий для своей брони. Более точные расчеты дать не могу, нужна дополнительная информация. Что касается вооружения, оно позволяет использовать различные типы боеприпасов для поражения различных целей. Это вопрос времени, когда они подберут боеприпасы необходимо конфигурации, чтобы эффективно поражать нашу броню. Энергетическую оболочку корабля они сумеют перегрузить при достаточно плотном огне, так же, как это делали терране. Советую избегать длительных боестолкновений, пока мы не изучим их вооружение и защиту более подробно.
  Киваю, информация неприятная, но важная. Следует как можно быстрее связаться с Дшахсом, Рой должен знать эту информацию. На других кораблях вивисекторы не обладают достаточным опытом, чтобы собрать полную картинку.
  - Есть еще что-нибудь интересное?
  Вивисектор чуть дернулся:
  - Я обнаружил несколько систем передачи информации, некоторые из них принадлежат метасинаптической форме жизни, и потому расшифровке не подлежат. Для работы с остальными пока мало данных и у нас нет подходящей системы связи. Решаю эту проблему.
  От корабля пришел зов, всего скорее говоривший о том, что заправка завершена. Несколько индиктов назад корабль сумел уловить Зов от Флагмана Стаи, но не сумел на него ответить, зато теперь я знал, в каком направлении лететь. И, что самое главное, мы уже наткнулись на Врата в этой галактике. Они были маленькими и не предназначались для переброски больших флотов, к тому же большинство из них плотно контролировалось местными. Мой корабль мог избежать обнаружения на большой дистанции, но не при выходе прямо под носом у других кораблей. Благо, местные Врата давали очень большую погрешность на точку выхода, и, правильно ее используя, можно было обходить патрули. Наши сверхсветовые прыжки, во-первых, уступали в скорости, и очень сильно, а во-вторых тратили топливо. Поэтому до места встречи навигатор вел мой корабль по комфортному пути.
  
  Фришса. Старший Вожак.
  
  В такие моменты я начинаю понимать Шабала. Ему нравиться культура разумных, не похожих на нас. Особенно терране. Их культура - это детище коллективного сознания сотен миллиардов разумных особей, живущих на тысячах планет. Такое разнообразие порождает широту мнений и взглядов, огромное количество вариаций отношений к одному и тому же событию. Рою это не дано. Мы иные. В культуре терран, на миллион личностей, имеющих свободу сознания, но не способных этой свободой пользоваться, не способных ее даже осознать, рождаются единицы, таланты, гении. Люди, одним своим существованием способные изменить отношение миллионов людей к тому или иному вопросу. Гении, способные продвинуть науку. Гении, способные выигрывать в самых проигрышных сражениях. Творчество и деяния этих единичных случайных людей перекрывают миллионы голосов тех, кто не способен ни на что, кроме выполнения рутиной простейшей работы, с которой в Рое справляются даже не безымянные, а вообще не имеющие полноценного разума. Щабал восхищается не миллионами голосов. Нет, он восхищается единицами, тем немногими, кто способен изменить все. Именно поэтому он служит Дшахсу, считая, что тот тоже способен изменить все. И в чем-то он прав, Дшахс сделал то, на что не способен был Рой. В этом наш принцип. Даже если весь Рой принял неверное решение, найдется один вожак, кто примет иное. Но сейчас я как никогда понимаю Шабала. Он говорил, что творчество терран иногда создает интересные вещи. Сейчас я осознал одну. Ирония. Ирония самого нашего пути. Случайное событие, случайное стечение обстоятельств, произошедшее в ключевой момент и одним своим существованием заставляющее либо корректировать все существующие планы с учетом новых реалий, либо вообще отказываться от всех планов. Ирония.
  Ирония была в том, что мы нашли ту самую идеальную для нас планету. Большая, почти полностью покрытая водой, и, насколько мы ее изучили, с идеальным температурным режимом. Мы нашли эту планету, как и несколько десятков ледяных шариков, в разной степени подходивших нам для создания Улья. Но была причина, по которой я сейчас держал свой корабль на самом краю этой системы, вместе с еще тремя кораблями Стаи.
  Планета, так подходившая для наших целей, в системе, далекой от местных галактических цивилизаций. Она была шестой планетой от местной звезды. А на четвертой планете мы обнаружили цивилизацию, едва вышедшую на зарю космической эры. Мы следили за несколькими кораблями, летавшими по системе, но сами оставались на безопасном отдалении.
  Возможно, Ниши бы сказал, что сомнения сейчас излишни. Стае нужен Улей. А случайно попавших в нашу зону разумных можно просто поставить перед фактом. Да, собрав Стаю вместе, мы можем уничтожить все корабли этих существ. В общем-то, нам хватит сил и для полного порабощения всей планеты, слишком большая разница между ними и нами. Но одна вещь не давала мне покоя.
  Рой редко отдавал много внимания собственной истории, но вот ошибки запоминал хорошо, и уроки, вынесенные этими ошибками, мы тоже помнили хорошо. И первая крупная ошибка, которая вынудила Рой усвоить первый большой урок. Это было еще до того, как мы вышли в космос. Наша цивилизация уже осваивала энергию, мы были сильны. Но мы слишком легко относились к ресурсам собственной планеты. И не заметили, как уничтожили почти все живое. Рою нужна пища для живых особей и материал для выращивания новых. В пищу пойдут любые живые существа без особых ограничений, но... Насекомые и растения при переваривании дают меньше питательных веществ, чем млекопитающие и земноводные. А вот для материала годиться любая органика без всякого разбора. И в какой-то момент мы уничтожили почти все живое на собственной планете, кроме самих себя. Рой и раньше вел внутренние войны, Вожаки сражались за власть или за ресурсы, за что угодно. Но еще никогда Стаи не уничтожали друг друга только для того, чтобы превратить проигравших в корм. Это был наш первый большой урок. С тех пор Рой, в каких бы войнах он ни участвовал, никогда не устраивал геноцид. Уничтожить весь флот противника и загнать его на последнюю планету - это мы могли. Но никогда не уничтожали полностью. Этим мы отличались от Вечно Голодных. Эту черту мы не переходили никогда. Мы никогда не уничтожали весь вид, и никогда не делали из побежденных рабов. И никогда не ошибались в таком выборе. Трижды мы ставили расу наших противников на грань выживания, не доводя дело до конца, и все три раза, после возвращения этой расы к статусу галактической с их стороны не следовало желания отомстить. Шабал смеялся над этим, говоря: "Правильный подход. Это потенциальный корм, не стоит полностью уничтожать то, что может стать кормом", но был в чем-то прав.
  А сейчас от моего решения могла зависеть судьба этой цивилизации. И я не собирался пренебрегать уроками прошлого.
  - Навигатор, установи связь с Флагманом.
  - Выполняю, Вожак.
  А я соединился с кораблем, переходя в пространство между сознаниями. Вожак Стаи отозвался не сразу.
  - Я слушаю тебя.
  - Вожак, есть то, что я должен сообщить. Мы нашли отличное место для Улья. Самое лучшее.
  - Есть сложности? - Дшахс был спокоен и немногословен, как и всегда.
  - Да. Это система родная для цивилизации. Они на заре космической эры.
  Вожак Стаи размышлял всего несколько циклов, прежде чем задать следующий вопрос.
  - Твое решение?
  - Контакт, - ответил я, - Нейтралитет.
  Дшахс кивнул:
  - Я услышал тебя. Продолжай.
  Контакт оборвался. Вот она, свобода Вожаков. Вожак Стаи ведет нас, но не нянчится с нами, как с неразумными рабочими особями. Думаю, реши я их уничтожить, его ответ был бы тем же.
  Отключившись от корабля, я дал команду навигатору.
  - Свяжись с вивисектором. У него есть двенадцать индиктов, чтобы взломать их системы связи и создать языковую матрицу. Сигнал остальным кораблям, нейтралитет к этой расе. И мы летим на выбранную планету. Пора основать улей.
  - Выполняю, - подтвердил навигатор.
  Корабли полетели вперед.
  
  Глава 5.
  
  Демис Спаратус. Советник.
  
  Изображение, повисшее над столом в кабинете советника, показывало состояние, в котором были найдены корабли патруля. А запись, сделанную капитаном Леманом, советник просматривал множество раз.
  "Все не так просто, Демис, - продолжил собеседник разговор, начавшийся почти полчаса назад, - наших возможностей не хватает, чтобы обнаружить этот корабль. Мы прочесали все ближайшие системы, искали в ближайших скоплениях, и не нашли ничего. Я уже доложил Примарху, он одобрил идею. Если возможно, переложи поиск этих пришельцев на СПЕКТР"
  Советник недовольно дернул мандибулами.
  - Иерархия не должна перекладывать свои проблемы на кого бы то ни было, - ответил он, - Кем бы ни были эти существа, они должны ответить за нападение на наш патруль.
  "И ответят. Но нам не хватает собственных ресурсов на поиски. Только укажи точку на галактической карте, Демис, я стяну туда все силы, если потребуется. Но мы не можем искать один корабль в целой галактике"
  - Этот корабль не один, - поправил советник, - я передам тебе более подробную информацию позже. А у меня сейчас совещание.
  "До связи, мой друг" - сигнал от генерала оборвался.
  Тем временем советник свернул разведданные, собранные Иерархией, и переключился на связь с другими советниками. Ему не нравилось, что каждый вел совещание из своего кабинета. Личный разговор был бы более... приемлем. Тем не менее, Спаратус включил связь. Первой появилась Тевос. Ее голограмма отразила сидящую на кресле Азари.
  "Советник Спаратус" - легким поклоном поприветствовала она коллегу.
  - Советник Тевос, - ответил поклоном турианец.
  С некоторым промедление появился и Валерн, сидящий за столом и продолжающий перебирать какие-то документы.
  "Советники, мы столкнулись с проблемой большей, чем считали изначально, - саларианец, вполне в духе своего народа, зачастил, - отчеты, переданные ГОР и некоторыми СПЕКТРами не проясняют ситуации в целом"
  "Я еще не получала докладов от СПЕКТРов" - демократично заметила Тевос, намекая, что не стоит так открыто демонстрировать, кому именно стекается самая свежая информация.
  Спаратус лишь вновь недовольно дернул мандибулами, он получал информацию только от СПЕКТРов турианцев.
  "Ситуация экстренная, не было никакой возможности для промедления. Если данные, полученные нашими исследователями, подтвердятся, это может изменить всю нашу галактику" - продолжил частить советник саларианец.
  "Я вас не узнаю, советник Валерн, - улыбнулась азари, - обычно вы не склонны к поспешным действиям"
  Но саларианец лишь отмахнулся:
  "Пришедшая ко мне информация уже заставила нас мобилизовать силы. Оставим задушевные разговоры, советник Тевос, лучше ознакомьтесь с информацией, - он запустил проекцию карты галактики, - По имеющимся данным мы с полной уверенностью можем говорить об одновременном появлении пяти кораблей неизвестной расы в различных точках пространства Цитадели, а так же по косвенным признакам установили наличие еще семи кораблей в различных частях галактики. Структуры ГОР обратили особое внимание на факт одновременного появления кораблей на таком расстоянии друг от друга, а так же на то, что некоторые из кораблей совершали аварийную посадку"
  Советник Спаратус отметил, что два корабля отметились в пространстве Альянса, еще один у батарианцев, и два корабля в пространстве Терминуса.
  "И что думают в ГОР на этот факт?" - спросила Тевос, продолжая изучать информацию.
  Саларианец быстро глубоко вдохнул и выдохнул.
  "Теория, предложенная Падоком Виксом, может показаться вам безумной, тем не менее, она подтверждается последними данными, полученными нами с наших оптическим установок, созданных для изучения других галактик"
  - И что это за теория?
  Саларианец невозмутимо пожал плечами:
  "Эти корабли совершали прыжок эффекта массы между ретрансляторами сверх большой мощности, созданной для прыжков между галактиками, но на конечном этапе пути совершили экстренное торможение, из-за чего появились в нашей галактике не сконцентрированной группой, а с сильным разбросом"
  Азари прыснула в кулачок.
  - Это смешно, - покачал головой Спаратус.
  "Это лишь теория, - ничуть не обиделся на такую оценку саларианец, - Тем не менее, она, как я уже сказал, подтверждается нашими исследованиями. С запозданием, необходимым свету для достижения наших установок, мы определили световую линию, шедшую из-за пределов нашей галактики, но оборвавшуюся"
  "И это вызвало столь бурную реакцию? Вы действительно считаете, что они - пришельцы из другой галактики?"
  Саларианец поморщился:
  "Так это или нет, для меня не имеет значения. Меня беспокоят другие факты, выведенные из информации, собранной по этим существам. Первое, они используют двигатели, отличные от наших. С большой вероятностью они вообще не применяют нулевой элемент, а это ставил их корабли в отдельную группу от всего, созданного в пространстве Цитадели. Так же существует теория, по которой они не связаны с существующий сетью ретрансляторов, и передвигаются по галактике другими способами. Ни один такой корабль так и не был замечен проходящим через ретранслятор, но их разведчиков мы обнаружили в совершенно разных местах"
  - Вы сказали, разведчики? - уцепился за главное турианец.
  "Именно. Вам ли не знать, советник Спаратус, что такое авангард вторжения. Это группа разведчиков, изучающая нашу реакцию на свои действия. В некоторых ситуациях они ведут себя агрессивно, в некоторых сразу скрываются после обнаружения. Так же с большой вероятностью можно установить, что они собирают о нас информацию. То, что произошло с вашим патрулем, я бы не назвал боем. Они проверяли эффективность своего оружия, и они ее подтвердили. Мы уже разрабатываем средства противодействия. А я хочу поставить вопрос о привлечении СПЕКТРов к поиску и обнаружению планеты этих существ, или их передовой базы, или вообще любых коммуникаций" - закончил саларианец.
  Турианец внутренне ухмыльнулся. Он еще обдумывал идею привлечения СПЕКТРов, но если идея последовала не от него, то не поддерживать ее уже нет смысла. Но это не значит, что он должен так легко на все соглашаться:
  - А ваши специалисты из ГОР не смогли ничего обнаружить?
  "Как и разведчики Иерархии, советник" - ответил колкостью на колкость Валерн.
  Тевос примирительно подняла руки:
  "Я понимаю вашу обеспокоенность, советник Валерн..."
  "Видимо, недостаточно" - тихо добавил саларианец.
  "Но СПЕКТРов, сейчас не занятых на важных миссиях не так уж и много. Мы должны принять взвешенное решение" - ответила советник азари.
  "Четыре спектра уже согласились прервать свое задание и перейти к новому приоритету" - тут же ответил саларианец.
  - Полагаю, это СПЕКТРы саларианцы, советник Валерн? - вставил колкость турианец.
  "Двое из них, и двое азари, советник Спаратус, не стоит поднимать расовый вопрос внутри корпуса СПЕКТР, мы должны быть выше этого" - ответил саларианец.
  - Я все же назначу на эту миссию еще одного СПЕКТРа.
  Тевос зацепилась за другой момент в ответе Спаратуса:
  "Значит, вы поддерживаете необходимость скорейшего поиска, советник?"
  - Эти... существа уничтожили патруль без всякой на то причины. Капитан Леман не проявлял к ним агрессии. Это не должно остаться безнаказанным.
  "Я все равно попрошу вас воздержаться от преждевременных агрессивных действий. СПЕКТРы должны получить задание на поиск, а не на конфликт с этой цивилизацией" - гнула свою линию азари.
  - Именно, - кивнул Спаратус, прижав мандибулы, - дальше флот Иерархии разберется и сам.
  Но, не успела Тевос возмутиться, как свое слово вставил Валерн:
  "От лица Саларианского Союза я бы предложил Турианской Иерархии... проявить осторожность. По нашим данным, тем немногим, что все же удалось собрать, эти корабли могут быть тяжелыми противниками. Позволю себе посоветовать выдвинуть лучшие силы флота для решения этого вопроса" - саларианец неожиданно поддержал турианца, что меньше всего нравилось азари.
  "Вы всерьез рассматриваете перспективу открытой войны?" - Тевос уже не выглядела расслабленной и спокойной.
  "У нас есть на то причины. Эта раса, с большой вероятностью, может нанести серьезный вред сложившемуся в пространстве Цитадели порядку вещей. Корабли, не пользующиеся ретрансляторами и нулевым элементом, это очень большая проблема. Саларианский Союз однозначно, - Валерн выдержал многозначительную паузу, - желает закончить эту войну до ее начала"
  - Турианская Иерархия, - Спаратус повторил паузу коллеги, - в целом придерживается такого же мнения.
  Тевос отрицательно покачала головой.
  "Я не одобряю вашего решения, но сообщите, если потребуется поддержка Республик Азари. Мы всегда готовы предоставить помощь, особенно наших дипломатов" - закончила Тевос, отключая связь.
  "Мы передадим вам все имеющиеся данные, советник, вы получите полную информационную поддержку" - заверил Валерн.
  - Я ценю это, советник, мы готовы к действиям, - кивнул в ответ Спаратус.
  Связь оборвалась, а советник поторопился связаться со СПЕКТРом, которому доверял.
  
  Сарен Артериус. СПЕКТР.
  
  Его успокаивала тишина корабля. Его флагмана. Самого главного инструмента в достижении его цели. Оставалось совсем немного, до приведения его планов в исполнение осталось совсем немного. Еще немного, и всем расы вселенной начнут свое перерождение... И возвышение. И он будет первым среди них. Будет...
  Турианец провел пальцами ставшей чужой руки по лбу. Мысли не давали покоя. Они крутились в голове, заполняли собой все свободное время. Пока он работал, сражался, действовал, это было не так заметно. Но стоило остановиться, задуматься, как мысли утекали к...
  Этому.
  Наследие Протеан... Нет, цивилизации, существовавшей задолго до них. И только у него во всей галактике есть знания об этом наследии. О правде. Только он может сделать то, на что не способны ни правительства, ни Совет. Мелкие народы копошатся в своих маленьких мирках, мелкие, мелочные. Эгоисты, они не осознают, что являются частью огромной галактики, всю свою жизнь отдавая достижению мелких никчемных целей...
  Нужно заняться чем-нибудь, или эти мысли сведут его с ума. Канал, он должен найти Канал.
  - Сэр.
  Сарен не заметил, как к нему подошла одна из десантниц. Азари медленно превращались в органическое подобие гетов. Бродили по кораблю с только им самим ведомыми целями, но выполняли приказы, этого было достаточно. Их слабая воля была не способна контактировать с мощью разума корабля.
  - Да?
  - Мы приняли сигнал. Это от Совета, сэр.
  - Я приму его у себя, - ответил турианец.
  И азари со стеклянным взглядом и пустым лицом кивнула, уходя дальше. Сказала это она, или это был сам корабль. Сарен обернулся, в коридоре, одном из сотен на этом огромном корабле, никого не было. А была ли она вообще?
  Он прошел в свою каюту, подключая терминал связи, принесенный со своего старого корабля. Почти вся каюта была заставлена вещами, принесенными со старого корабля Сарена. Но и половины этих вещей СПЕКТР не узнавал. В рамках на стенах несколько грамот, дипломов и медалей. Но он уже не помнил, как их получал, и за что. Какая-то фотография, приставленная к необычной фигурке. Что это за фигурка? И кто на фотографии? Турианка, но кто она Сарену? На полках книги, Сарен помнил, что любил читать, но не помнил этих книг. Все это осталось где-то там, далеко в прошлом, в чужом ему прошлом. А терминал мигал маячком вызова. Появившаяся голограмма советника Спаратуса заставила напрячься и подобраться, лишние мысли тут же покинули голову СПЕКТРа.
  - Советник.
  "Сарен. Появилось срочное дело" - советник выглядел довольным чем-то.
  - Простите, Советник, я сейчас немного занят. Это действительно срочно?
  "Это очень, - Спаратус выделил это слово, - срочно"
  Сарен кивнул:
  - Конечно, я слушаю вас, советник.
  Турианец на голограмме кивнул:
  "Пересылаю тебе информационный пакет. Здесь вся информация, которую мы собрали"
  На мониторе инструментрона появились данные о приеме. Сарен взглянул на одно из изображений... корабля?
  - Информацию о чем, советник? - спросил СПЕКТР.
  "Ты не следишь за отчетами? Не похоже на тебя" - вопросом на вопрос ответил Спаратус.
  - Я был очень занят, важное дело.
  Советник неодобрительно дернул мандибулами, но промолчал.
  "Корабль неизвестной цивилизации напал на патруль турианского флота. Один крейсер сходу уничтожил пять наших кораблей, Сарен. И наша разведка развела руками, никаких следов найти не удалось. Саларианцы всполошились, у них есть очень неприятные соображения по поводу этой новой расы. Они уже подключили несколько СПЕКТРов, но я хочу, чтобы этим занялся тот, кому я доверяю. Ты"
  Еще одна раса в пространстве Цитадели. Это уже ничего не изменит. Они уже ничего не успеют изменить. Как только он найдет Канал, все будет кончено.
  - Вы хотите, чтобы я нашел их?
  "Именно. И как можно быстрее. Но будь осторожнее, они могут представлять опасность"
  - Хорошо советник. Я подключу к поиску моих осведомителей и сам займусь им. Разведчики работорговцев, бороздящие не обследованный космос в поисках экзотических зверушек, вполне могли наткнуться на что-нибудь. Так же подключу все свои связи... в не подконтрольной Совету части космоса.
  "Я полагаюсь на тебя, Сарен. Конец связи"
  Голограмма свернулась, а турианец недовольно выдохнул. Какая-то мелкая раса, только вышедшая в космос не должна отвлекать его от поиска Канала. Он не может терять время на всяких...
  Сарен
  Резко раздавшийся в голове голос вызвал тошнотворный спазм. Канал связи самопроизвольно открылся, показав собеседника турианца. Но это было фикцией, его собеседник и так был везде, повсюду, вокруг него.
  Этих существ необходимо найти.
  - А как же Канал?
  Время есть. Впереди вечность. Эти существа должны быть уничтожены.
  Механический, лишенный всякого намека на эмоции, тяжелый, давящий голос не терпел отказа. Если с прыгающими в голове мыслями турианец еще как-то мог справляться, то с прямым обращением... Против голоса у него не было и шанса. Сарен упал на колени, склонился, вкладывал все силы, чтобы сохранять свою волю.
  - Как мне их найти?
  Сеть ретрансляторов. Твои разведчики получат нужный доступ. Кораблей несколько, они не скрываются постоянно. Следи. Ищи. Наблюдай. Место, куда они собираются.
  Голос исчез, и СПЕКТРа отпустило. Сарен иногда начинал забывать, как силен этот голос. Приподнявшись, он взглянул на пол, на капли крови и слюны на полу. Вытерев лицо рукой, он встал на ноги. Подойдя к зеркалу и приведя себя в порядок, он вышел из каюты. Отдать приказы... Или лишь передать приказы того, кто действительно командует на этом корабле.
  С каждым днем Сарен был все меньше уверен в собственной воле и способности сопротивляться.
  
  Глава 6.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Корабль вышел из ускорения на самом краю звездной системы. Тут же пришло приятное ощущение. Стая рядом. Оно не было навеянным, и не было связано с тем, что Флагман Стаи сейчас находился где-то рядом. Нет, это ощущение роднило всех особей. Это ощущение роднило даже Вожаков, смягчая конфликты. Вожаки могли сражаться друг с другом, но не с желанием навредить Стае или Рою, а с уверенностью, что их путь верный, или путь противника неверен. Мне это было хорошо знакомо.
  Я так же знал, что у прочих разумных бывали ситуации, в которых одна особь, желающая искренне добра всей своей расе, совершала достаточно жестокие поступки, приводившие к большому ущербу впоследствии. Такими деятелями во благо был расколот Империум Терран. Когда мы покидали галактику, терране были представлены пятью государствами, различными настолько, что сам факт их родства стоял под большим вопросом. Нет, я ошибся. Одно из государств терран уже было уничтожено, а его территории разделены между победителями. Рою такое не свойственно. Если Вожак Стаи решил, что нужно отправиться на край галактики и начать там создавать Закатную Стаю, это его право. Он не направит своих воинов против Роя, это глупо, да и бесполезно. Синаптическая мощь материнского корабля просто не позволит особям атаковать Рой.
  Нам так же пришлось разобраться в таких вещах, как "Политика" и "Дипломатия". Империум, на чьей границе все происходило, был очень недоволен, что один из Вожаков создает Закатную Стаю. Вожаки сначала не могли понять, что значит это недовольство, и какое дело терранам до дел Роя. Нам пришлось научиться. У разумных, почти у всех, необычные представления о мире. Терране отчего-то считали, что мы должны сообщать им о том, что делаем. А Дракены были уверены, что мы обязаны сообщать, если находим храмы Древних, или Вечных, как они сами их называли. Рой, да и Вечно Голодные, научили эти расы, что никому ничего не должны. А после появления Вечно Голодных дипломатия вообще стала делом очень относительным.
  Но Закатная Стая нам очень помогла. Во всяком случае, снизила потери среди Вожаков. Смысл прост - создать большое количество младших особей под руководством безымянных. На кораблях Закатной Стаи нет Вожаков, лишь на некоторых, но она велика, и может давить просто количеством. Но для Роя это тупик. Вожак, создавший такую Стаю, должен либо быстро бросить ее в бой и проредить до терпимого состояния, либо его разум будет разорван синаптической нагрузкой от контроля над такой популяцией. Вся система Роя, это распределение нагрузки на Вожаков младших ступеней. И я не просто так признал вожаком Дшахса. Еще недавно он контролировал почти пятьдесят вожаков, полсотни кораблей. Тогда как большинство справляются с тремя десятками. Но даже так, Стае еще нужно время, чтобы восполнить количество.
  Корабль, наконец, обошел пояс астероидов и приблизился к выбранной Фришса планете. Океан, да, оно того стоило. Свет желтой звезды, который Рой любил более всего, и много воды. Да, это отличное место. Неужели, спустя столько саросов метания по галактике, теперь уже по двум, я снова пройдусь по тверди планеты не в качестве штурмовика пехотинца, а в качестве вернувшегося домой? Наш маленький, временный, дом. Надо ценить малое, так говорят терране.
  Пришел сигнал от Флагмана, и я, и так подключенный к кораблю, перешел на пустоту между разумами.
  - Вожак, - кивнул я Дшахсу.
  И удостоился ответного кивка.
  - Живой, Шабал, - появился тут же Ниши, - Не мог дождаться, пока ты вернешься, на меня скинули обязанности по разведке.
  - Уже кого-то убил? - я, наверное, был единственным, кто продвигал среди вожаков общение и, как мог, юмор. Сказывался опыт взаимодействия с другими расами.
  Ниши развел руками, ответ был понятен.
  - На корабле Ниши находятся пленники. Допроси, - Дшахс на наши шутки никак не отреагировал, - так же мы встретились с цивилизацией. Переговоры на тебе. В приоритете - нейтралитет.
  - Понял, - киваю.
  Вожак Стаи исчез, а Ниши добавил:
  - Приземляйся, тебе понравиться, - и тоже исчез.
  Я был рад вернуться к Стае. Что бы ни говорил Фришса о моей обособленности, я часть Стаи, и это неизменно.
  Подлетая ближе к голубой планете, я с некоторым интересом понаблюдал за творящимся на орбите. На высокой орбите висело два наших Стрелка, что было нормально. Охрана, она и есть охрана. Но забавно смотрелись корабли местной расы, находившиеся на почтительном расстоянии. Несколько металлических коробок, явно еще далеких не только от звездолетов терран, но и от звездолетов местных, насколько я сумел их изучить. Вивисектор собрал устройство для подключения к информационным сетям, но еще требуется расшифровка, да и объем для изучения велик.
  По внешнему виду можно было много рассказать о создателях звездолетов, множество деталей складываются в одну цельную картинку. Корабли этой небольшой цивилизации не фонили излучением, эффектом массы, и выглядели совсем маленькими. Плотная обшивка покрывала только жилые отсеки, и имела ребристое строение. А вот двигатели и часть приборов не были закрыты дополнительной обшивкой, кроме собственной. Экономия материала? Да и ничего, что можно было бы назвать оружием, у этих кораблей не было. Они вышли в космос недавно, но сразу настроились на его изучение. Корабли упрощены до предела, чтобы иметь минимальную стоимость. Никаких мощных двигателей, только то, что позволяет хоть как-то маневрировать в пределах системы. Судя по косвенным признакам, корабли собирались уже в космосе, всего скорее, на космической станции. Корпуса относительно хрупкие, не выдержали бы они полета через атмосферу. Да и экипажи, похоже, минимальны. Корабли выглядят смешными, всего по несколько десятков метров в длину. Не знаю, кто принял решение о нейтралитете, но я его разделяю. Сражаться с настолько далекой от нас цивилизацией глупо, никакой опасности они не представляют.
  Корабль, пролетев мимо охраны, легко вошел в атмосферу. Плазменное поле сводило перегрузки к минимуму, а мне открылся вид на поверхность планеты. Огромный океан, и небольшой скалистый остров в нем. Огромный голубой океан. Как же я по этому скучал.
  Корабль осторожно завис над водой и начал медленное снижение, переходящее в погружение. Насколько я знаю, Рою в прошлом дорогого стоило разработать корабли, способные плавать. Пусть в воде мы становились, хм, безоружными, да и маневренность была несравнимой, но факт оставался фактом. Улей располагался почти на дне океана, и достать до него... Что же, Дракенам потребовалось всего пять саросов, чтобы разработать достаточно эффективные глубоководные бомбы, терранам лишь ненамного меньше.
  Мы погрузились, и Нехраш довольно заурчал. Да, я знаю, ты тоже скучал. Ориентируясь больше по сонару, мы погружались к Улью. В воде находилось шесть кораблей, готовых к полету, они же упростили поиски. Корабль прошел в зев дока и начал подниматься. Всплыв в громадном ангаре, где кроме меня так же находились Флагман, крейсер Ниши и корабль Масхада, Нехраш еще раз довольно проурчал и затих, а я отключился от корабля.
  - Навигатор, мы дома, - давно я не говорил этого.
  От безымянного пришло ощущение радости, настолько сильно он фонил им, что даже я почувствовал, не подключенный к кораблю. Или он фонил вместе с кораблем, тогда это правдоподобнее.
  Отдав нескольким особям приказ унести весь собранный мусор, я покинул корабль. Хитиновый потолок ровно светился, создавая постоянное освещение. Ангар уже был закончен, но еще неизвестно, на какой стадии создание Улья. Свет есть, но это лишь значит, что Масхад перенес готовые из запасов своего корабля. Рабочие особи, выползшие из встроенных в полы ходов, тут же бросились к моему кораблю. В понимании терран мы были насекомыми, хотя основная часть особей с млекопитающими имели больше физического сходства. А вот рабочие походили именно на насекомых. Небольшие, всего в полметра, жуки, или пауки, с большим количеством лап и большим функционалом действий, были наиболее эффективны в своей работе. Если бы гуманоидная форма наиболее подходящая для разумных существ, была более эффективна в их работе, они были бы гуманоидами. Но жуки эффективнее, поэтому жуки. Самые маленькие, с самым слабым сознанием, и одни из самых многочисленных, они обеспечивали существование Роя.
  В ангар зашел Масхад, сопровождаемый толпой подчиненных, несущих что-то крупное.
  - Масхад, - я сравнялся с ним, поклонившись.
  - Рад, что ты жив, Шабал, - кивнул он в ответ, - мы потеряли связь с тремя вожаками.
  - Плохо. Куда ты?
  - Заложить малый Улей.
  - Не пропадай, - поддержал я Вожака, прежде чем отправиться дальше.
  Воздух был еще слишком влажный, и холодный, что четко говорило об отсутствии храса. Сразу заметно, что строительство начал не Масхад, спешащий закончить все важнейшие коммуникации сразу, а Фрисша, отдающий приоритеты другим направлениям. А значит...
  Я остановился, прислушиваясь к синаптическому полю. Да, разум Улья уже зажжен, он лишь начала развитие, но уже живет, а это многое. Это хорошо. Чтобы вырастить полноценный разум Улья, одинаково, как и вырастить разум Вожака Стаи, нужно времени куда больше, чем просто на создание тела. Сарос. По исчислению времени терран, берущих за основу время оборота Терры вокруг своей звезды, почти три года. Хорошо, что на Флагмане Стаи был дозревший разум Улья.
  Спросив у него дорогу, я уже увереннее пошел по таким знакомым, но все-таки неизученным коридорам.
  Уже скоро я вошел в место, которое терране называли лабораторией. Два вивисектора, что работали здесь, пришли с Флагмана и крейсера Ниши, а своего Улью еще предстоит вырастить. Здесь же находился Васах, помощник Вожака Стаи.
  - Шабал, - поприветствовал он меня кивком, - я ждал тебя.
  - Вы не сидели без дела, да?
  Он вновь кивнул. Васах был молод, это сильно сказывалось на общении. Но это не делало его хуже нас, совсем нет.
  - Ниши привез пленников. Двое получили фатальные ранения, из их разума удалось извлечь языковую матрицу. Опроси командира.
  Я перевел взгляд на мелких особей, с которыми работал вивисектор Ниши. Выведенные из паразитов, они вставляли свои тонкие жала прямо в мозг жертвы и считывали часть информации. Примитивный способ, с большими потерями, но для некоторых целей вполне удобен. Как раз для создания языковой матрицы в первую очередь. Речь лежит в основе сознания, двух или трех изученных особей - носителей языка достаточно, чтобы получить матрицу. Приняв у вивисектора синаптический носитель, я подключил его к своему разуму через тот же узел, через который подключался к вожаку.
  Речь... Турианцев была достаточно развита, и просто пронизана культурой расы. Иерархия, и как много этому слову было придано значения, говорило о многом. Военизированное государство, это будет интересно. Отсоединив носитель, я направился к камерам, попутно пытаясь выговорить несколько слов незнакомого языка.
  Видел я камеры у терран, эти железные коробки, в которых содержали заключенного, иногда выпуская погулять. Наш способ мне кажется гуманнее. Заключенный был помещен в один из коконов, где мерно спал, и мог бы спать так десятки саросов. Правда, у нас к заключенным был другой подход. Понятие: наказание за преступление нам чуждо. Почему, если ты совершил ошибку, то должен сидеть в железной клетке? А если учитывать экономику терран, в которой получалось, что платить за проживание в клетке должны обычные особи... Это для меня все еще непонятно. В Рое нет преступников. Наверное, ввиду того, как немногочисленны Вожаки, действительно наделенные волей. Несколько тысяч, это совсем не сотни миллиардов. Так что понятие об органах правопорядка нам... неинтересно. Однако, размышляя над прочими расами, я не мог понять причины, по которой не сложилась другая система. Если особь совершила ошибку, или преступление, она должна эту ошибку исправить. Если последствия непоправимы, особь будет отрабатывать свою вину пострадавшему. Если особь на это не способна, она вредна для всей популяции, и такую особь следует изгнать, или обезвредить. Если уничтожение, по каким-то причинам, негуманно, что опять же странно для меня, нужен другой выход. Место, откуда особь не сможет навредить и где будет предоставлена сама себе. Не может существовать среди популяции, пусть существует отдельно. Но, при первой же моей попытке обсудить этот вопрос с терраном, стало ясно, что именно мои взгляды на эту проблемы кажутся им непонятными, и неприемлемыми. В конечном итоге, Рой пришел к выводу, что тесное сотрудничество с другими видами практически невозможно в виду разногласий на самых базовых понятиях.
  Заключенный, турианец в военном скафандре, или скорее легкой броне, был извлечен из капсулы хранилища и приведен в чувство легкими синаптическими импульсами. Странно, но сознания очень многих разумных существ просто не способны на синаптическую связь и прямой обмен через нее. А при всех наших попытках их разумы повреждались и разрушались. Приходиться говорить напрямую, что не всегда эффективно и не всегда удобно.
  Убедившись, что он меня слышит, я перешел на их язык.
  - Ты понимаешь меня?
  Турианец пытался оглядеться, что получалось плохо, щупы их капсулы держали его плотно. Думаю, он еще не сообразил, что происходит.
  - Ты понимаешь меня? - повторил я вопрос.
  - Д... Да.
  - Назовись.
  Он немного подумал.
  - Лорек Леман. Капитан Третьего Ранга, флот Турианской Иерархии, личный номер СиПи-564351.
  Отлично срабатывает с военными. Отчего-то многие расы в этом схожи, их солдаты отлично называют имя, звание и личный номер.
  - Вы... Это вы напали на нас! - турианец дернулся.
  - Лорек Леман, вы - военнопленный. И у меня к вам длинный список вопросов. Многие из них могут показаться вам глупыми, что не отменяет необходимости на них отвечать. Вы можете отвечать добровольно, или нет, но отвечать вы будете. С большой вероятностью я не потребую от вас раскрытия военных тайн, просто потому что вы, с большой вероятностью, ничего ценного для нас не знаете. Вы готовы отвечать на вопросы?
  Турианец прижал мандибулы к лицу, процедив:
  - Лорек Леман. Капитан Третьего Ранга, флот Турианской Иерархии, личный номер СиПи-564351.
  - Хороший ответ, я уважаю вашу преданность... Иерархии. Первый вопрос, где вы родились?
  Но турианец лишь продолжал цедить:
  - Лорек Леман. Капитан Третьего Ранга, флот Турианской Иерархии, личный номер СиПи-564351.
  Я послал сигнал, и турианца настиг легкий синаптический удар, вызывающий массу неприятных ощущений. Ущерб для разума минимален, для тела вообще никакого урона, так что этой пыткой я могу его мучить долго.
  - Где вы родились, Лорек?
  Турианец отдышался, сплюнув на пол.
  - Лорек Леман. Капитан Третьего Ранга, флот Турианской Иерархии, личный номер СиПи-564351.
  Уважаю военизированные расы. Потребуется не меньше фазы, чтобы он начал отвечать на мои вопросы. Новый синаптический удар, заставивший его шипеть от боли. И снова вопрос:
  - Лорек, где вы родились?
  
  Глава 7.
  
  Натан Тит. Капитан-лейтенант.
  
  Для захолустной планеты на окраине Альянса Систем здесь было слишком оживленно. Даже прилету корабля с ротой космопехов никто не удивился. Наскоро построенный на берегу озера лагерь капитану напоминал муравейник. Из-за не самой располагающий к себе атмосферы пришлось строить полностью закрытую базу. Над частью озера и берега появился громадный купол, поддерживаемый полями эффекта массы и системой стальных канатов снаружи, зацепленных на ближайших скалах. Под куполом саперы готовили подъем звездолета, и для этих целей поставили здесь три крана, которые и будут производить подъем. Жили они в общих типовых блоках, плотно наставленных между куполом и посадочной площадкой. В этих же блоках сейчас расположились и его, Тита, солдаты, организовавшие постоянные дежурства по всему комплексу. Другая часть саперов с помощью водолазных ботов осматривали корабль на предмет повреждений и готовили его к креплению подъемных устройств, а заодно снимали различные показания для ученых, блоки которых стояли пусть и в общей системе, но чуть в стороне. Высоколобые, кроме работы над данными ботов, заодно брали пробы почвы, воды, воздуха, да вообще всего. Натан хмыкнул, если бы они еще не бродили повсюду, с ними бы вообще не было никаких проблем.
  База оказалась маленькой, и одновременно неожиданно большой. Чтобы обеспечить работу кранов, пришлось ставить мощную силовую установку. А ей, в свою очередь, потребовались дополнительные обслуживающие системы. Одно накручивалось на другое, и в конечном итоге вокруг купола выросла сеть технических помещений и коридоров. Вообще это не было проблемой, космопехи пол жизни проводили на кораблях, где такая обстановка была в норме, здесь еще было просторно. На кораблях два солдата в броне в одном коридоре не разойдутся, а здесь можно и по трое свободно гулять. А вот что действительно раздражало, так это электромагнитные бури, временами гасившие свет в отдельных частях базы. Единожды свет пропал попросту всюду, хорошо хоть, ненадолго.
  Капитан вышел из своего отсека, зацепив винтовку на ремень. Проклятые магниты все время отказывали, у его бойцов автоматы слетали с крепления, так что был дан приказ попользоваться ремнями. Не так удобно, зато надежно. Он прошел по плохо освещенному коридору до основного купола. Шлем не носил, воздух здесь был отфильтрован, да и неудобно постоянно в шлеме находиться. Купол так же был освещен только частично, чтобы не расходовать зря энергию. Тит прошел к доктору Инес, невысокой блондинке с милым личиком. Только общение с ней как-то скрашивало скучное ожидание подъема звездолета иной расы.
  - Доброе утро, доктор, - капитан улыбнулся женщине.
  Он считал большой удачей, что ей не надоедало его общество, как и то, что с другими мужчинам на базе она держала дистанцию.
  - Здравствуйте, Натан, - она улыбнулась в ответ, и вернулась к работе.
  - Вы выглядите сосредоточенной. Нашли что-то?
  Инес кивнула:
  - Да. Я изучала данные по исследованию планеты и сравнивала с теми, что мы получаем сейчас. Раньше магнитные бури случались, но куда реже и были куда менее интенсивны.
  Капитан немного напрягся:
  - Думаете это из-за корабля?
  - Вполне возможно, и в этом нет ничего удивительного, не напрягайся так, Натан, - усмехнулась доктор, - эта раса совершала межзвездные прыжки, и я не могу быть уверена, что делали они это при помощи масс-ядра. Но как-то они это делали. Вполне вероятно, что остаточные явления работы их двигателей или ядра так сказываются на нашем оборудовании.
  Капитан кивнул, но к сведению принял.
  - Все равно скажу ребятам поставить дополнительное экранирование. Не хочу, чтобы при подъеме корабля нас всех накрыло ЭМИ импульсом.
  - Здравая мысль, капитан, - одобрила Инес.
  Она вернулась к работе, а капитан, попутно проверяя посты, дошел до саперов. До той их части, что занимались с глубоководными ботами. Их старший, лейтенант Кравчик уже изматерился весь. За время работы от неисправности приборов на дно ушли три бота, еще два находились в ремонте. Его ребята ставили экранирование, но защиты было недостаточно. А поставить больше не давало ограничение по массе. Пришлось запускать ботов с заземлением, в смысле с привязанными к ним проводами, через которые шло питание и осуществлялось управление. И, если что, можно было вытянуть дорогую игрушку обратно. Позавчера бот обнаружил несколько отверстий в корпусе звездолета. Они напоминали пробоины, но саперы в один голос твердили, что представить не могут, что именно такую дырку оставило. А дырка была внушительной, не меньше метра, так что саперы всерьез намеревались завести своего бота на корабль и посмотреть все изнутри. Капитан и научники поддерживали их всей душой. Исследователи ждали новых материалов для работы, а капитан был рад убедиться, что на корабле все мертвы и нет никакой угрозы.
  - Эй, Дэвид, привет.
  Лейтенант махнул рукой, все еще работая с ботом:
  - Здравия, кеп. С чем пожаловали к труженикам молотка и ключа?
  - Когда погружение, пришел узнать.
  - А, это уже скоро. Проверим все еще разок и поплывем, - ответил поляк, - не извольте беспокоиться
  Титу нравился забавный акцент сапера, пусть и смысл некоторых фраз был не всегда ясен. Но коллектив у саперов все равно был веселый.
  Ждать долго не пришлось. Саперы погрузили бота в воду и активировали общие экраны. Посмотреть на внутренности корабля неизвестной расы пришли все, кто был не на постах и не работал, ну и научники пришли просто почти все, не смотря на работу.
  Пока бот погружался сквозь мутную воду, собравшиеся негромко переговаривались между собой, но, стоило на экранах появиться очертаниям звездолета, голоса затихли. Бот подплыл ближе, и появилась возможность разглядеть поверхность корабля.
  - Похоже на камень, - прокомментировал кто-то.
  - Мы уже проверили, это не камень, - ответил один из научников.
  - Всплывет, сами узнаем.
  Бот медленно плыл к носу корабля, обходя металлические надстройки на корпусе. Ученые по новой зашептались о происхождении металла, но не громко, чтобы никому не мешать. Обсуждали они это с самого момента появления первых изображений корабля. А бот все ближе подходил к искомому отверстию.
  - Присмотритесь к обшивке. Там следы повреждений, - обратила внимание Инес.
  На обшивке действительно встречались царапины, иногда очень глубокие.
  - Как мы и предполагали. Этот корабль попал в зону обломков или космического мусора, и один из обломков пробил эту дыру, - сказал один из ученых.
  - Недоказуемо, коллега. Подобный корабль пробил станцию "Колумб" насквозь, а потом самостоятельно улетел. Ваши слова - лишь теория, - ответил другой.
  - Так же, как и ваши, коллега, - съязвил первый в ответ.
  Сзади началась очередная дискуссия, но Тит смотрел на экраны. Бот, наконец, нашел дыру в обшивке.
  - Вот она, - озвучил очевидное Дэвид.
  Бот внимательно изучил кромки поверхности. Может Тит и не был специалистом, но на дыру от попадания чего-то крупного никак не походило. Слишком ровные края, но и не похоже, чтобы отверстие прожигали. Странно.
  - Странно все это, - будто озвучил мысли капитана сапер.
  - Изучим, когда поднимем наверх, - предложил Инес, - продолжайте.
  Бот проник внутрь корабля, водя вокруг лучами фонариков. И, если снаружи звездолет казался странным из-за неровной обшивки, напоминающий камень, то контраст с внутренностями удивлял еще больше. В небольшом отсеке, расположенном сразу за толстой лобовой броней, на внутреннюю поверхность брони цеплялись некие органы явно органического происхождения. Тит смотрел на них, и не знал, с чем их сравнить.
  - Думаю, это что-то вроде жил, через которые подается носитель силового поля корабля, - высказался один из ученых.
  Его тут же оспорили, но капитан согласился с этой версией, да и бот, осмотрев эти наросты снизу доверху подтвердил, что они выходят из пола и поднимаются до потолка. Если это и были жилы, до их толщина, доходившая до метра, и покрытие из чешуи, из-под которой шел тусклый свет, поселяли в душе капитана уверенность, что корабль еще функционирует.
  Бот продолжил осматриваться. Стены, пол и потолок выглядели неожиданно ровными и гладкими, разве что стены располагались к полу не под прямым углом, а под наклоном. Поверхность не имела дефектов и была ровной, гладкой, не позволяя определить, какое именно происхождение она имеет. Бот проплыл к следующему отсеку, и теория ученого в целом подтвердилась. Эти жилы действительно находились всюду сразу под обшивкой. Бот осмотрел еще несколько подобных отсеков, пока не попал во внутренний коридор. Обстановка была точно такая же. Гладкие стены, пол и потолок, имевшие небольшое скругление только на стыках. Но все поверхности казались монолитными, что удивляло. Да и размер коридора был невелик, правда, больше, чем на кораблях Альянса.
  - Ни единого тела, - неожиданно высказалась Ирен, - где экипаж?
  - И никаких коммуникаций нет, - добавил кто-то из саперов, - это странно.
  Бот наткнулся на пандус, что вел наверх, и, не сговариваясь, саперы повели его туда. Еще один небольшой отсек, но этот отличается от прочих. И здесь, наконец, они нашли тела. Их было трое, они сидели на разных местах. Точнее, в ложементах, окруженные монолитными столами.
  - Возможно, это рубка, а перед ними столы, проецирующие голографические дисплеи.
  - В этот раз не буду возражать.
  - Проверьте состояние тел, - распорядилась Инес.
  Пока бот вел сканирование, Тит всматривался в неизвестных инопланетян. Высокие, но тот, что сидел впереди сильным не кажется. Голова в металлическом шлеме, продолговатом, что наводит на мысль о схожести с турианцами. Но у этих головы крупнее, шире. Да и грудь значительно больше. Четыре верхних конечности. Свет зацепил ладонь. Шесть гибких длинных пальцев.
  - Строение ладони очень интересное, - высказалась Инес, - да и все тело...
  - Поднимем, изучите досконально, док, - пообещал Дэвид.
  - Подожди. Осмотри того, что сбоку, - попросил Тит.
  Бот подлетел к другому пришельцу. И этот отличался. Фактура панциря на груди, сам размер, шлем иной. Да и рук всего две.
  - Субраса? - предположил кто-то.
  - Субраса может иметь разницу во внешности, но не разное количество конечностей. Скорее это результат генной инженерии, - ответили ему.
  - Их внешний вид и обустройство корабля говорит о том, что они не слишком сильно используют технологии, завязанные на искусственных материалах. Чего стоят те явно органические каналы под обшивкой, - вновь развернуто высказалась Инес, - Предполагаю, что они являются неким аналогом рахни.
  - Не согласен. Рахни - высокоразвитые насекомые, но замкнуты в применении только биологических технологий. Эти существа применяют и технические науки, одни шлемы на головах о многом говорят. К тому же, если они используют голографические экраны, их цивилизация имеет многократное преимущество в развитии перед рахни.
  - Тем не менее, к рахни они куда ближе, чем к нам, - ответила Инес, - мы узнаем это, когда изучим корабль. Что дало сканирование?
  - Сердцебиения не слышно, тела имеют температуру воды, но это мало что говорит, вода теплая, чуть больше двадцати. Если бы они были не в воде, я бы мог с одинаковой уверенностью сказать, что они трупы, в коме, или просто спят.
  Здесь пока больше смотреть было не на что, и бот покинул мостик. Он попытался забраться еще глубже, но дернулся.
  - Кабель кончился. Можем еще осмотреть ближайшие помещения, и нужно возвращаться, - объяснил Дэвид.
  Бот развернулся и поплыл обратно, залетев в один из сторонних отсеков. Сначала его назначение не было понятно. В отсеке располагалось нечто крупное, и бот не мог охватить это нечто целиком.
  - Проведите санирование поверхности и составьте трехмерную проекцию, - предложил кто-то сзади.
  Бот начал санирование, постепенно облетая вокруг неизвестного объекта.
  - Всмотритесь, это лапки!
  - Это лапищи, в них не меньше двух метров длины.
  - А это что?
  - Крылья?
  И действительно на экране показались плотно сложенные перепончатые крылья. Тит окончательно перестал понимать - что это и для чего создано.
  - Есть проекция.
  На осознание изображения всем потребовалось некоторое время. Это было явно некое существо, отдаленно способное напомнить крупное насекомое. Очень крупное, капсула, но не сплошная, а из стрежней, почему-то ассоциировавшаяся у Тита со стартовой площадкой, имела десять метров в длину и не менее пяти в диаметре, хотя существо располагалось внутри вполне вольготно.
  - А вот это уже однозначно генная инженерия.
  - Даже не буду строить предположения, что это.
  Существо, чем бы они ни было, впечатляло. И таких в отсеке было несколько.
  - Пока мы не поднимем корабль, ничего конкретного сказать нельзя, - заключила женщина доктор, - Они слишком отличаются от нас, чтобы строить предположения. Так что всех прошу вернуться к работе. Дэвид, подготовь копии записей.
  - Конечно, док.
  Тит немного подумал, и отправился за ней.
  - Доктор Ирес, можно несколько вопросом.
  - Конечно, Натан. Если смогу ответить - отвечу. Что тебя заинтересовало?
  Капитан ухмыльнулся:
  - Простите, но сам по себе научный вопрос меня волнует мало, а вот ваша безопасность напротив.
  Женщина улыбнулась:
  - Моя? Спасибо за заботу, я польщена.
  Тит улыбнулся:
  - Очень мило с твоей стороны, Инес, но я об общей безопасности. Галактика воевала с рахни очень долго и очень тяжело. И остановила их, только создав другую проблему - кроганов. А нам придется поднять и изучить корабль неизвестно кого, на рахни чем-то похожего. Есть предположения, с чем мы столкнемся и чего нам ждать?
  Женщина немного подумала и кивнула.
  - Вообще-то пару подсказок я могу дать, идемте.
  Они дошли до ее кабинета, одновременно являющегося и жилой комнатой. Она сняла просторный комбинезон научного работника, оставшись в обтягивающем личном, отчего Титу пришлось отводить взгляд, чтобы уж совсем откровенно не пялиться. Инес сел на свой рабочий стул.
  - Итак. Пусть не со стопроцентной уверенностью, но я могу сказать, что технологии эффекта массы они используют мало, если вообще используют. Вы видели тела. На них нет никаких скафандров, кроме шлема. Могу предположить, что силовых полей у них так же нет. Однако какая-то защита должна быть, и она вполне может быть не силовой. Если их наросты на груди и не только окажутся достаточно прочными, чтобы держать пули обычной винтовки?
  Капитан кивнул, все еще стараясь больше смотреть доктору в глаза, а не ниже.
  - Понятно, нужно подготовить бронебойное или крупнокалиберное вооружение. Еще что-то?
  Доктор пожала плечами:
  - Пока ничего. Мы ничего о них не знаем.
  - Спасибо, Инес. Это может спасти моим парням жизнь.
  Женщина улыбнулась:
  - Надеюсь, все пройдет без осложнений. Это все, или ты хотел еще что-нибудь?
  При этом доктор поднялась, демонстрируя собственное тело через обтягивающую ткань комбеза.
  - Э... Нет, это все. Пока.
  Намек доктора был заманчивым, но капитан все же ответственно подходил к своей работе, и парням действительно стоит быть готовыми к неприятностям.
  - Может быть в другой раз, доктор Инес.
  - Может быть, - кивнула она.
  Тит, явственно чувствуя, что вспотел, покинул ее комнату.
  
  Глава 8.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Допрос шел долго. Турианец действительно держался, и отвечать начал далеко не сразу. Я их уже немного уважаю. Узнал я много, и сейчас записывал информацию на синаптический носитель. Тем не менее, оставались и темные пятна, новая галактика выглядела для меня необычно. Цитадель. Ретрансляторы. Эффект Массы. И то, как сильно все местные расы на него завязаны. Это было странно.
  Вивисектор еще изучал тела, и я не стал его отрывать. Вместо этого отправился к ангару, собираясь выполнить вторую свою функцию. Наши соседи, наверное, уже извелись от желания поговорить, можно, наконец, уделить время и им. В Ангаре находился мой корабль, и один Стрелок. Флагмана и корабля Масхада на месте не оказалось. Улетели вдвоем?
  Вернувшись на свой корабль, я сначала поднялся к навигатору.
  - Проснись и выводи корабль на орбиту.
  - Слушаюсь, - отозвался безымянный, и Нехраш утробно заурчал, набирая мощность.
  А пока мы поднимаемся, я спустился к вивисектору. Желательно понимать речь наших соседей, налаживать контакт методом жестикуляции не входило в мои планы. Ну и ловить нескольких особей с целью собрать матрицу напрямую... Мне дали указание - нейтралитет, значит никакой агрессии.
  - Вожак, - встретил меня вивисектор.
  - Ты собрал установку для связи по местным каналам?
  - Да, Вожак. Проверку провел на системах связи ближайшей населенной планеты. Считывал, собирал материал.
  - Языковую матрицу собрать удалось?
  - Еще нет, но я сосредоточу усилия на этом, - отозвался он.
  - Что предварительно можешь сказать?
  Можно, конечно, было сбросить все на носитель и взять напрямую, но своего вивисектора я растил не зря. У него бывают интересные идеи, а это много стоит.
  - Планету называют Кирия, что в условном переводе должно значить поверхность. Себя называют Кирийцы. Раса гуманоидная, двуполая. Млекопитающие. Короткий жизненный цикл, в среднем десять саросов. Уровень развития для своей эпохи высок. Информация о нашем появлении получила широкую огласку и активно обсуждается. В целом настроения положительные, отмечаю любопытство и интерес. У них есть крупная станция на орбите родной планеты, там собирают космические корабли. Технологий межзвездных прыжков нет, и не намечается в ближайшие пятнадцать саросов. Но они настроены на космическую экспансию, имеются развитые базы на спутниках родной планеты и станция на следующей от звезды планете. А раса вошла в космическую эпоху всего три сароса назад. Больше интересной информации нет.
  Вот об этом я и говорю. Он выделил главное, они настроены на экспансию космоса. Терране вышли в космос очень рано, намного раньше, чем технологически готовы были осуществлять постоянную работу в звездном пространстве. Им потребовалось несколько дифрагов, чтобы начать освоение хотя бы других планет в системе, не говоря уже о других звездах. Дракены наоборот не выходили в космос долго, хотя имели сильную технологическую базу. Их культура держала ящеров на планете. Но, когда все же вышли, экспансия этой расы была стремительна. Два десятка саросов потребовалось, чтобы полностью Колонизировать свою систему, а первые корабли уже летели к ближайшим звездам. Но в этой галактике все не так. Насколько я смог понять турианца, они на рассвете космической эпохи обнаружили оставленную протеанами технологию масс прыжка. С помощью ее турианцы вполне сносно могли освоить все звездное скопление, но они нашли еще и ретранслятор, соединяющий галактику. У них, как, возможно, и у прочих местных галактических рас, не было эпохи расселения по галактике. Да что там, они уже без малого десяток дифрагов шатаются по галактике, а численность все еще недалеко ушла от численности ранней космической эры. Несколько десятков миллиардов особей - это смешно. Не берусь подсчитывать население Терран, но в их ядре, Империуме население измерялось тысячами миллиардов, а никак не десятками.
  Но мне предстоит контакт с этой цивилизацией. Что же, будем вежливыми.
  - Первичная языковая матрица готова, Вожак.
  - Хорошо.
  Корабль поднялся на орбиту и неторопливо поплыл к стайке корабликов Кирийцев. Кораблики зашевелились. До этого просто висели на орбите, поддерживая высоты, но сейчас попытались выстроиться во что-то, напоминающее строй. Но более себя никак не проявляли.
  - Навигатор, установи связь через подготовленный вивисектором прибор.
  - Выполняю.
  На панели передо мной появилось размытое изображение гуманоида в плотном скафандре. Как только индикатор подтвердил стабильной связи, я подключил звук. С видео изображением решил не спешить.
  "Эм-м-м, привет?" - неуверенно поздоровался кириец.
  Нда, видимо, опыта установки контактов у него не слишком много. Хотя это не особо важно.
  - Я посол и капитан этого корабля, - начал я так, чтобы им было понятнее, - Запрашиваю разрешение подняться на борт вашей станции для установки контакта.
  На корабле кирийцев зашевелились.
  "Да, сейчас, одну секунду!" - и, уже, по всей видимости не мне, - "Толстый, свяжись с Якорем, пусть готовят поляну"
  Если бы я мог улыбаться, то, наверное, улыбнулся бы. Это было забавно.
  "Да, разрешение получено, вас ждут на станции!" - все же сообщил мне пилот или капитан корабля, или кто он там.
  Закрыв связь, отдал приказ навигатору.
  - Летим на станцию.
  - Выполняю.
  Корабль набрал скорость, легко обогнув стайку суденышек Кирийцев, а, ускорившись, полетел к пункту назначения. Пока летели, задумался над тем, что для кирийцев их маленькая система сейчас - весь космос. Насколько показывали данные, даже полет от планеты до планеты мог занять десяток часов. Для нас же, слетавших из одной галактики в другую, полет через эту систему был событием не большим, чем поход от хвоста корабля до его носа. Правильно говорили дракены - "ощущение расстояние относительно и зависит от широты восприятия". Умничали они много, это правда.
  - Навигатор, связь со станицей.
  Вновь появился канал, с той стороны ответили быстро.
  "Да, мы слышим вас"
  Как со старыми знакомыми разговаривают. У них вообще понятие дипломатического этикета есть?
  - Укажите место для посадки, - затрудняюсь понять, стоит им отвечать вежливо, или так и придерживаться такого тона.
  "Стыковочный шлюз будет помечен световым сигналом. Приятной посадки"
  Хм. Закрыв канал связи, я подключился к кораблю. Станция напоминала большой цилиндр с закрепленными на обоих концах широкими дисками. И, если кораблики кирийцев казались смешными, то станция размер имела очень даже не маленький. В ангарах, устроенных как раз в этих дисках, вполне помещаются их корабли, а сам цилиндр, будь он пустой, легко пропустил бы сквозь себя наш Флагман. Для недавно вышедшей в космос расы это очень много.
  Но выяснилась и первая небольшая проблема. Один из ангаров подсвечивался для нас, но быстрый анализ показал - даже мой фрегат внутрь поместиться с большим трудом, если вообще поместиться.
  - Вожак. Приземление корабля на станцию нежелательно, - подтвердил мои мысли навигатор.
  У меня было два варианта, либо посадить корабль прямо на поверхность станции. Грубо, но вполне возможно. Пройти до ворот ангара я смогу, не сломаюсь. Или использовать цефала. Второе мне показалось практичнее.
  - Навигатор, разбуди одного цефала. И еще двух пехотинцев, и пошли их к цефалу.
  - Выполняю.
  Покинув навигатора, я отправился к нашей авиации. Цефалы, сколь сильно бы они не отличались от прочих особей, так же были частью Роя. Терране называли их продуктом генной инженерии, но для нас это было не так важно. Они имели разум, пусть и не имели имени, а значит, были частью нас. Не дрессированными животными, а именно частью. В остальном это действительно было достаточно сложное существо. В самом защищенном месте на плотном тельце располагался реактор, а рядом с ним и мозг. Вытянутое плотное тело прикрывало толстой хитиновой броней необходимые органы. Сзади крепились Крылья. Терране считали их рудиментом, но не понимали их значения. Поверхности крыльев генерировали поле, которое и позволяло цефалу двигаться. Проводить генераторы полей под броней, как мы это делали под обшивкой кораблей, было невозможно по ряду причин. Крылья были изящным и эффективным решением. Поле защищало от попаданий, так что крылья были даже менее уязвимы, чем само тельце, пусть и генерировавшее собственное поле, но в значительно меньшей степени. Да и возможность изменения положений крыльев прямо в полете позволяло достигнуть маневренности, о которой могли только мечтать создатели терранских и дракенийских истребителей. Спереди тельце заканчивалось головой, несшей основное орудие. А под тельцем находились лапки, обеспечивающие опоры на любых поверхностях. Цефал был легким, для мощности своего реактора, и не имел затруднений ни при полетах в космосе, ни при полетах в атмосфере. Так же между лапками были сложены пазухи, раскрываясь, создававшие то, что терране называли десантным отсеком. Пазухи так же имели собственное поле, дававшее частичную защиту грузу. Таким образом в одной особи мы воплотили универсальный юнит авиационной поддержки.
  Цефал, приветственно прогудев, говорить он не мог, открыл пазухи и раскрыл крылья, немного ими подвигав. Снизу поднялись два пехотинца, пристроившись за мной молчаливой тенью. Они на диалог так же были не способны, но свои функции выполняли от и до. Погрузившись в пазухи цефала, я послал ему команду на взлет. Резкий рывок, и мы уже в открытом космосе.
  Возможно, единственным недостатком этого существа был низкий комфорт при полете. Нам не нужно было постоянно и много дышать, но здесь запас воздуха вообще ограничивался до минимума. Да и перегрузки движения практически не компенсировались. Для Роя это не было проблемой, но я успел почувствовать комфорт кораблей дракенов, и мне было, с чем сравнивать.
  Полет закончился быстро. Цефал раскрыл лапки и приземлился на ровную поверхность, раскрывая пазухи. Выбираться я не спешил, дождавшись, пока закроются створки ангара, и начнется подача воздуха. Возможно, именно этим объяснялись малые размеры ангара - экономией пространства. Мне это казалось логичным. Выбравшись наружу, я огляделся. Впечатление создавалось двойственное. Ангар был относительно чист и хорошо осветлен. Но в тоже время большое количество ящиков и контейнеров, намертво закрепленных на стенах и имевших нечто, что, судя по моим знаниям, было навесным замком, который я видел первый раз в живую... Это все было странно. Ангар производил впечатление дешевой мастерской на захудалой планетке с границы территории терран. Сейчас прибежит тучка чумазых мальчишек и начнут вручную собирать струнный ускоритель. Воздух, пропитанный запахами технических жидкостей, только подтверждал первичное впечатление. Удивительно пренебрежение к месту первого контакта с иной цивилизацией. В тоже время здесь работала искусственная гравитация, что меня немало удивило. У них нет мощный кораблей дальнего следования, но есть станция с искусственной гравитацией. Удивительные существа, надо полагать. Причем я же знаю, что технологию Эффект Массыа они не открыли, а именно на ней базировались все устройства создания гравитации у всех рас в этой галактике. В этом был уверен турианец.
  Когда давление воздуха в ангаре достигло определенной отметки, открылся внутренний шлюз, туда я и направился. Дойдя до шлюза вместе с "охраной", я остановился в нем, отстраненно обратив внимание на низкий потолок внутри. Мне пришлось слегка пригибать голову, да и ноги слегка подгибать. Створки за моей спиной закрылись, затем открылись створки передо мной.
  Навстречу нам вышли три существа в скафандрах, но с открытой головой. И самое первое, на что я обратил внимание - рост. Все три кирийца оказались вдвое ниже меня.
  - Охренеть, ты громадина! - высказался тот, что в центре.
  Контакт налажен. Пока троица смотрела на нас, я изучал их. Синаптическое поле минимально, норма для обычной расы. Невысокие. Гуманоиды. Цвет кожи коричневый с зеленоватыми оттенками. На голове волосы, короткие. Сама голова... Кто же у них в предках был? Грызуны? Но лица вполне оформленные, эта цивилизация существует достаточно давно, чтобы животные особенности полностью вывелись эволюцией. Два глаза, рот, нос. От терран, помимо размера, отличаются только высоко посажеными ушами, четырьмя пальцами, ну и так, по мелочи. Спутать их, даже без условия роста, почти невозможно, на субрасу не потянут.
  - Вообще-то это вы коротышки, - спокойно отвечаю ему.
  - Нда? - кириец, кажется, даже не удивлен, - Ну и трааг с ним. Так, что там положено говорить? Я, от лица нашей маленькой расы с планеты Кирия, от всей души приветствую вашу высокую расу, пока не знаю, как вас называть, на нашей маленькой станции! Меня зовут Бита, и я тут, вроде как, главный.
  Самоирония? Интересные существа.
  - Меня зовут Шабал. Я один из Вожаков Стаи. Говоря о нас, можете использовать слова "Рой", или "Стая". От других названий мы отказались и уже давно. - представился я, - У вас всегда так встречают послов другой расы?
  Бита ухмыльнулся.
  - Ха, ваша величественная раса к нам первой пожаловала, так что не обессудьте, опыта у нашего маленького народа мало, - кириец оскалился, показывая более мощные передние зубы. И правда грызуны, - Пока наши снизу решали, как же с вами на контакт выходить, вы сами оказали нам высокую честь и пожаловали с визитом.
  - Да я просто поздороваться прилетел, - ответил, просто веселясь над ситуацией.
  - Ну, так здравствуй - он протянул мне руку, и мы пожали их друг другу, - У меня это, вопрос есть. Вы нас порабощать и захватывать прилетели?
  Великолепная непосредственность.
  - Нет. Просто в вашей системе есть планета, которая нам приглянулась. Мы ее займем, вот и все. Ваша маленькая раса нам неинтересна, - успокоил я посла.
  Бита переглянулся со своими людьми, они покивали друг другу, и он продолжил:
  - Я бы пригласил вас куда-нибудь, где можно сесть...
  - Пожалуй, воздержусь. Нашей высокой расе будет немного неудобно ходить по вашей маленькой станции, - отказался я, - Мне и стоять вполне удобно. В общем-то, это все, что я хотел сообщить. У вас есть какие-то вопросы?
  Кириец закивал:
  - Да, и довольно много вопросов. Мы одни во вселенной? Другие расы такие же высокие, как вы? И они тоже летают на больших камнях? Все говорят на одном языке? Если нет, откуда вы знаете наш? У вас такие головы, или это шлем? Бог существует? И в чем смысл жизни? - выпалил посол, и, чуть смутившись, добавил, - Простите, это от волнения.
  Определенно, это самая забавная раса, с которой мне приходилось сталкиваться. Если они все такие, то мне сложно представить, как живет их общество.
  - Нет, рас несколько, как в этой галактике, так, предполагаю, и в других. Да, почти все они высокие, мне известны всего две примерно вашего роста. Нет, корабли у всех разные. Нет, все говорят на разных языках. Мы считывали вашу информационную сеть и составили переводчик по ней. Нет, это шлем. Если бог существует, я его никогда не встречал. Смысл жизни, в моем представлении, в том, чтобы жить. - ответил я последовательно на все вопросы, а кирийцы сначала удивились, а затем начали ухмыляться, - Прощаю, ваше поведение мне даже нравиться. Это забавно.
  - Тогда у меня есть еще вопросы! - улыбнулся кириец.
  - Сейчас у меня есть дела, и я должен улетать. Но позже, когда у меня будет свободное время, я, пожалуй, еще посещу вашу станцию. Тогда и отвечу на все ваши вопросы, какие смогу. Заодно и обговорим условия нашего сосуществования. Вы пока сможете доложить своим снизу.
  Не знаю, смогут ли они когда-нибудь быть полезны Рою, как союзники или как-то иначе, но лично я против таких соседей ничего не имею. Правда, как отреагируют другие Вожаки, предполагать не берусь.
  
  От автора.
  немного информации о единицах измерения времени, принятых Роем.
  Цикл - единица времени, отсчитывающая пульс Нехраш. Примерно 9,78 земных секунд.
  Интер - время созревания особи-паразита минимального размера. Примерно 7,5 земных минут.
  Фаза - время создания разума малой особи. Примерно 3 земных часа.
  Индикт - время создания разума безымянного. Примерно 3 земных дня.
  Период - время создания разума Вожака. Примерно 2,4 земных месяца.
  Сарос - время создания разума Вожака Стаи. Примерно 2,4 земных года.
  Дифраг - установленная продолжительность жизни Вожаков и Вожаков Стай. Примерно 310 земных лет (об этом будет подробнее позже)
  
  Глава 9.
  
  Натан Тит. Капитан-лейтенант.
  
  - Вы все проверили? - не из праздного любопытства спросил Натан, глядя на уходящие под воду тросы.
  Боты оценили размер и массу корабля, и инженеры подсчитали, как они все это будут поднимать. Корабль в длину достигал почти четырех сотен метров, остальные размеры были приблизительными, уточнению мешал грунт, в который, пусть и неглубоко, погрузился корабль. И без того большой ангар, построенный над местом крушения, пришлось слегка расширить, перенеся часть опор и перераспределив нагрузки, а так же переставив шесть кран-балок, которые и будут осуществлять подъем. И вот сейчас инженеры заканчивали последние приготовления.
  - Не мельтеши, мы все проверили, - успокаивал капитана командир техников, - закупорим дырки, которые нашли, и начнем подачу воздуха, он сам всплывет. Мы только немного поможем, а потом уж поднимем его из воды.
  Тит хмыкнул, но подал своим сигнал, чтобы не расслаблялись. Все происходило без всякого его участия, как и без участия научного персонала. Инженеры занимались своими делами, всплывали и погружались боты, медленно натягивались тросы, закрепленные на корабле. С последним возникло больше всего проблем. Поверхность корабля была сильно шероховатой и неровной, что не позволяло зацепить обычные вакуумные крепления, а так же была слишком прочной, чтобы ее просто прорезать инженерным оборудованием. Саперам пришлось поизвращаться, но, по их собственным словам: "ничего, выходящего за рамки обычного подъема корабля, рухнувшего в воду". В общем подъем проходил штатно, не без неожиданностей, но пока ничего критического. И, когда вода на поверхности водоема забурлила, Тит отдал своим команду:
  - Бойцы! Наизготовку!
  Расслабляться не стоило, пока капитан не будет абсолютно уверен, что весь экипаж мертв, а все оборудование отключено, он будет держать людей в боевой готовности.
  И вот, наконец, очертания корабля показались из-под воды. Инженеры уже отдали должное прочности конструкции - любой корабль альянса, шлепнись он в воду, имел большие шансы развалиться на части. Этот даже видимых повреждений, не считая тех, что были получены еще в космосе, не имел. А пробоин в корпусе оказалось куда больше одной. После более тщательного изучения нашлось множество отверстий разного размера в различных местах, и даже пара кусков камня, найденные ботами за самыми крупными отверстиями, врезались в корабль под разными углами. Умники предположили, что корабль, по какой-то причине, вращался во время полета, и вращался по различным осям. Это вполне объясняет пробоины. На закономерный вопрос, как обычные камни могли пробить броню, которую не могли взять резаки на ботах, ответ оказался расплывчатым. Сыграла роль скорость движения самого корабля, и то, что космические камни, видимо, содержали металл. Более точно ученые обещали сказать уже после изучения корабля.
  А зрелище полукилометровой громадины, поднимаемой из воды, впечатляло. Конструкция корабля, в некотором смысле, напоминала лодку. Верхняя поверхность была относительно ровной и без больших перепадов, лишь в задней части обнаружились некие металлические конструкции неизвестного, пока, назначения. А нижняя часть больше напоминала полуцилиндр, сужающийся к носу и хвосту. Форма корабля казалась капитану непривычной, и ничего общего с конструкцией всея Альянса: "основа корабля - ствол главного калибра, а все остальное уже вокруг него", не имела. В общем-то, о вооружении вообще сказать было нечего, слишком уж отличался этот корабль от техники Альянса, как и прочих рас Пространства Совета Цитадели.
  Из дырок в обшивке вытекала вода, а конструкция купола тихо скрипела от нагрузок. Инженеры спешили зафиксировать и закрепить корабль в текущем положении и подводили под него плавучие платформы, чтобы обеспечить больший доступ к его поверхности.
  - Здесь большая пробоина. Не меньше полутора метров в диаметре. И уходит глубоко, - сообщил один из инженеров.
  - Видимо, это и стало причиной крушения, - неожиданно поделилась мыслями доктор Инес.
  Натан не заметил, как она появилась в ангаре, и готов был поклясться, что еще пять минут назад ее не было. Но в этом нет ничего удивительного, на кораблик пришли посмотреть почти все, кто имел такую возможность.
  - Залезем внутрь и узнаем, - предложил старший сапер.
  - Первыми внутрь полезут дроны и проверят на наличие опасности, - отрезал Тит.
  - Конечно, капитан-лейтенант, - легко согласился инженер.
  Научники тут же приступили к обсуждению различных теорий, связанных с кораблем и его экипажем напрямую, или не связанных, на взгляд Тита, вообще. В них не участвовала только Инес, с любопытством рассматривающая обшивку. Саперы сноровисто собрали дорожку к крупному отверстию в днище и соорудили лестницу, дав проход космопехам, заодно проложив пусть и к другим крупным отверстиям. Теперь началась его, пехотного командира, основная работа.
  - Разбиться на отделения. Маркус, твой вход сверху. Самсон, идешь вон там, - Тит указал на другое отверстие в корпусе, меньшее по диаметру, - Резаков, Ли, со мной. И пускайте вперед дронов, пусть жестянки проверят путь.
  - Есть! - звучно отозвались бойцы.
  Два отделения сгруппировались около отверстия в обшивке, и запустили вперед туповатых и неповоротливых "Локи Mk1". В плане боевой эффективности они были столь же полезны, как учебная граната. Выглядят, как боевые единицы, но навредить могут только случайно.
  Но Локи первыми вступили на борт корабля и осветили пространство фонариками. Убедившись, что роботы протопали десяток метров без всяких проблем, Натан сам взобрался внутрь, и посматривая по сторонам. И увиденное его не порадовало. Практически все внутреннее пространство было выполнено из все того же материала, что и обшивка, лишь местами встречался металл, и то казавшийся здесь лишним. Нижним ярусом корабля оказался сплошной транспортный отсек, но не такой, к каким привык офицер Альянса. Внутри было тесно, все пространство занимали плотно прижатые друг к другу... Стеллажи? Стойки? Между которыми оставались проходы, где мог протиснуться пехотинец, но вдвоем было уже не разойтись.
  - Твою мать... Командир!
  Натан прошел к позвавшему его бойцу. На вопросительный взгляд сержант направил фонарик на ячейку стеллажа перед собой. Капсула, открытая, в отличие от остальных, небольшая, человек в броне в нее залез бы едва-едва. А внутри лежало тело явно незнакомой Титу расы.
  - Что это, командир?
  - Здесь везде так, во всех этих отсеках! - отозвался другой солдат.
  - Так точно, - это уже был Резаков, - везде одно и то же. Инструментрон показывает, что некоторые мертвы, но большинство живы.
  Солдаты напряглись, но русский тут же всех успокоил:
  - То ли спят, то ли непонятно что. Улавливаю слабое сердцебиение, но...
  - Стазис? - предложил Ли.
  Натан решил, что это не его работа:
  - Вы, четверо, доставьте два тела доктору Инес. Лучше трупа. И останьтесь там, на всякий случай.
  Бойцы понятливо кивнули и приступили к выполнению.
  Оба отделения прошли глубже, внимательно осматривая все вокруг, пока не дошли до края ячеек.
  - Командир, некоторые пусты.
  Натан подошел к пехотинцу и осмотрел пару блоков, ячейки в которых пустовали. И где те, кто должен был находиться внутри? Бодрствующий экипаж?
  - Черт. Вы, трое, пересчитать все ячейки, сколько живых, сколько мертвых, сколько пустых.
  Еще три бойца отправились выполнять поставленную задачу, когда заработала связь.
  "Командир, это Маркус"
  - Что у тебя? - спросил Натан, предвкушая новую порцию хороших новостей.
  "Я дошел до рубки, где подводный дрон обнаружил три тела. И тело здесь только одно"
  - Что значит - одно? Куда делись еще два?
  Из рации донесся хмык:
  "Говорю, как есть. Одно тело, с двумя руками. Никаких следов двух других"
  - Продолжайте искать, куда они могли деться? Не сами же ушли?
  Но только он закончил с одним, как на связь вышел другой:
  "Капитан-лейтенант, говорит Самсон"
  - Люблю хорошие новости.
  "Проверяю тот коридор в центре корабля. Судя по звукам, вы под нами. Но здесь большая часть отсеков закрыта наглухо, некоторые открываются. При этом сканеры не находят источников энергии или рабочие панели. Просто некоторые заслонки на нас реагируют, а некоторые нет"
  На этот раз Натан выругался, тихо, но витиевато. С кораблем будет куда больше проблем, чем хотелось бы.
  - Продолжайте осмотр.
  Отделения дошли до носовой части, и здесь так же нашлись подарки. Вместо ячеек с пехотинцами неизвестной расы, как для себя принял Тит тела в ячейках, здесь в том же состоянии "ни жив, ни мертв", сидело несколько существ повнушительнее. Четыре мощные нижние конечности, оканчивающиеся лапой с длинными когтями. Мощное тело, длинные мощные руки. Голова под металлическим шлемом.
  - Этого мы не донесем, - тихо прокомментировал один из космопехов.
  Капитан еще немного посмотрел на исполинов, не менее трех метров ростом, и переключился на связь:
  - Как идет подсчет?
  "Их много, капитан-лейтенант, сэр, - отозвался боец, - уже больше сотни насчитали. Мертв только один из десяти"
  Капитан почувствовал, как взмокла его спина. Он находился на корабле чужаков, на котором были живы не менее сотни особей, пусть и находящихся в небоеспособном состоянии... пока. Корабль был неприятно тих. Даже ботинки космопехов не скрипели по полу.
  - Так, вопрос всем. Какие-нибудь звуки? Движение? Хоть что-то?
  "Открывающиеся непонятным образом двери, больше ничего" - отозвался Самсон.
  "Подтверждаю. Тихо и никакого движения" - добавил Маркус.
  Находившиеся рядом Ли и Резаков вопросительно посмотрели на командира.
  - Продолжайте осмотр. Этих тоже пересчитайте.
  Он быстрым шагом покинул корабль, направившись прямо в узел связи. Чутье прямо таки вопило, что что-то здесь не так.
  Но сразу на выходе его встретили научники:
  - Когда можно будет заняться исследованиями?
  Возникшее желание покрыть беззаботных ученых матом капитан с трудом подавил:
  - Потерпите немного. Дайте закончить с осмотром.
  Ученые мужи начали возмущаться, и уже самолично сунулись к кораблю, но капитан отдал приказ:
  - Резаков, пошли троих к входу, никого не пускать до моего приказал.
  "Есть, сэр" - отозвался сержант.
  А сам капитан подошел к инженеру:
  - Так, установите защитный периметр вокруг корабля.
  - Что-то нашли? - напрягся сапер.
  Натан кивнул:
  - Еще как. Это что-то вроде транспортника, если я правильно понял. Там пара сотен пехотинцев в стазисе, и я не могу быть уверен, что они в какой-то момент не проснутся.
  Остальное инженер понял и сам:
  - Хорошо, дам своим команду, поставим турелей. Заодно и на самой базе, на всякий случай.
  - А я пока свяжусь с "Сиднеем", установлю дежурную связь на каждый час, - проинформировал Натан командира саперов, и пошел дальше.
  В рубке дежурил лейтенант Фостер, сейчас вольготно рассевшийся в кресле, но державший автомат под рукой.
  - Капитан-лейтенант, - он поднялся, когда увидел командира.
  - Сиди. Настрой мне связь с "Сиднеем".
  - Выполняю.
  Пока Фостер настраивал связь, Натан еще раз пробежался мысленно по выданным перед заданием инструкциям. Сохранение секретности было в приоритете, что вполне понятно, но с некоторыми пунктами капитан-лейтенант все же был не согласен. Например с пунктом, ставившим необходимость спасения информации выше, чем необходимость спасения людей, работающих на базе. В общем-то, Натану едва ли не открыто приказывали не считаться с людскими ресурсами, и если вначале капитан-лейтенант списал это на важность работы, то сейчас появились сомнения. Очень уж странный корабль они подняли из-под воды.
  - Связь установлена, сэр, - доложил лейтенант.
  Натан прижал к уху аппарат:
  - Командер Уэзли, говорит капитан-лейтенант Тит.
  "Слышу, Натан. Как идет работа?" - отозвался капитан корабля.
  - Мы подняли корабль, сэр. Но возникли некоторые... сложности.
  "Говори конкретно, что вы там нашли?"
  - Виноват, сэр. Первый осмотр показал, что это, вероятно, транспортный корабль. В его отсеках найдено не меньше пары сотен пехотинцев неизвестной расы, находящихся, предположительно, в стазисе, сэр.
  "Пары сотен?" - голос коммандера выразил удивление.
  - Точное число еще не установлено, работаем над этим.
  Установилась пауза, в течение которой Уэзли размышлял, что делать дальше.
  "Предложения, капитан-лейтенант?"
  - Предлагаю установить режим дежурной связи раз в час. Так же прошу спустить пополнение, для обеспечения безопасности базы.
  "Установку режима связи подтверждаю. А вот в пополнении отказываю. Сам должен понимать, у вас все блоки заняты, пока привезут новые, да с режимом секретности... Это время, Натан. Но вторая рота будет в боевой готовности, так что ты под прикрытием"
  Это было не совсем-то, чего хотел Натан... Но приказ есть приказ.
  - Я понял, сэр...
  Натан, закончив отчитываться, покинул рубку связи и отправился обратно к кораблю. Его не отпускало плохое предчувствие, но приходилось с этим мириться.
  Неожиданно погас свет. Капитан-лейтенант схватился за оружие, и винтовка послушно раскрылась, а визор отобразил прицельную систему. Но через несколько секунд свет вновь заработал. Натан еще постоял на месте, прислушиваясь, но все походило на простой перебой питания. Включив связь, он обратился к своим сержантам:
  - Отделения, доложитесь.
  "Говорит Маркус, все тихо"
  "Докладывает Самсон, все в порядке"
  "Это Резаков, все окей"
  "Говорит Ли, все в норме"
  Тогда Натан связался со старшим инженером:
  - Дэвид, это Тит, только что свет погас?
  Инженер отозвался не сразу:
  "Да, небольшой перепад, - вокруг сапера было шумно, так что разобрать его голос оказалось непросто, - Уже все в порядке. Корабль тяжелый, перегрузка у кранов и опор"
  Натан отключил связь и устало выдохнул:
  - Надеюсь, что так.
  
  От автора.
  Еще немного информации о Рое. Корабли.
  Рой не создавал свои первые корабли с ноля. Еще до того, как Рой вышел в космос, на их планете совершил аварийную посадку корабль терран. Экипаж достаточно быстро погиб в условиях агрессивной среды, и корабль достался одной из стай. Потребовалось некоторое время, но Рой разобрался с устройством и конструкцией космического аппарата и сумел вновь поднять его в космос. Вскоре по подобию этого первого корабля были созданы новые корабли. Однако для этой расы тяжелая промышленность была не слишком характерна, так что со временем корабли совершенствовались, и на них становилось все меньше технических компонентов и все больше органически выращенных. Через какое-то время Рой столкнулся с космической аномалией, изучая которую смог создать устройство, намного позже ставшее сердцем всех кораблей Роя - Нехраш. Генератор гравитационной аномалии, первоначально устанавливаемый в кораблях для компенсации перегрузок. Долгое время Рой продолжал пользоваться классическими двигателями, но совершенствовал Нехраш, пока не создал достаточно мощный генератор аномалии, способный полностью обеспечить передвижение корабля. С тех пор количество органически выращенных деталей только возросло. Не смотря на то, что современные корабли выглядят, как некие органически выращенные устройства, с достроенными на них техническими устройствами, изначально корабли Роя были все же техническими создаваемыми. Нехраш имеет множество достоинств, но и ряд недостатков. Потерпевший крушение корабль - демонстрация такого недостатка. Нестабильно работающее поле пропустило большой камень, и, вместо того, чтобы защитить корабль, укрепило кусок метеорита, и тот оказался достаточно прочен, чтобы пробить обшивку. В бою такое случается редко, данный частный случай - следствие критической перегрузки вызванной резким торможением. Командуют кораблями Вожаки или Старшие Вожаки (те же Вожаки, но с большим опытом). Технология синаптической связи позволяет создавать оперативное пространство, в котором Вожаки общаются практически напрямую, и могут одинаково быстро обмениваться информацией между собой, а так же отдавать прямые приказы своим кораблям. Однако синаптической мощи даже Старших Вожаков обычно недостаточно, чтобы контактировать более, чем с десятком Вожаков. Мощь Вожаков Стаи, например Дшахса, позволяет куда больший оперативный контакт, до полусотни Вожаков.
  Теперь немного о типах кораблей. От маленьких к большим.
  Корабли узкого назначения/специальные корабли - обычно небольшие, не превышающие пары сотен метров в длину, а бывают и меньше. Очень малочисленные. В Стае Дшахса всего один - разведывательный корабль Шабала. В его конкретном случае корабль настроен на максимальные ходовые характеристики и скрытное перемещение (аналогия с "Нормандией" достаточно прозрачна). Так же могут быть созданы корабли для поддержания дальней связи, как передовой маяк для сверхкрупных кораблей (подробнее ниже), как ремонтные корабли для быстрой полевой починки других кораблей, или заточены под взаимодействие с другими расами. Выполняют узкий круг задач и почти всегда не приспособлены для прямого боевого столкновения (кроме тех случаев, когда являются носителями ОМП).
  Транспорты Стаи/Штурмовые Корабли - корабли достигают в длину четырех сотен метров, иногда немного больше или меньше, в зависимости от предпочтений Вожака. Основная задача - доставка штурмовых подразделений на поверхность планет или спутников, или десант на крупные космические станции. Так же корабль способен поддерживать популяцию "штурмовых подразделений" на необходимом уровне, быстро и самостоятельно восстанавливать потери благодаря собственной Кладке. Имеют неплохую защиту, но вооружены относительно слабо. Так же подвид этих кораблей может быть заточен именно на транспортные операции, то есть иметь большой грузовой отсек, приспособленный под абсолютно любые грузы.
  Стрелки Стаи - лишь немного превосходят своих меньших собратьев размером. Эти корабли являются именно тем самым воплощением кораблей этой галактики - "ствол основного калибра, и все вокруг него". В основе корабля высоко мощное дальнобойное орудие. Не смотря на то, что размер корабля вдвое меньше дредноутов Турианской Иерархии или Альянса Систем, основное орудие как раз сопоставимо с орудиями этих классов кораблей. Главный недостаток этих кораблей - стреляют только прямо, и наведение производиться поворотом всего корпуса. Дополнительные орудия маломощны и едва справляются с защитой Стрелков. Основная задача этих кораблей - находясь на третьей линии флота вести огонь на поражение по самым прочным и мощных кораблям противника. На борту присутствуют пехотинцы Роя, и несколько цефалов, но лишь для самозащиты. Как и все корабли Роя, Стрелки маневренны и быстры для своего размера. Защита уже способна выдержать несколько прямых попаданий, но массированного обстрела не выдержит.
  Носители Стаи - никакого отношения к транспортам не имеют. Носители - это уже корабли для ведения боя. Правда, со второй линии. Броня серьезно превосходит таковую у Стрелков, но и сильно уступает Воинам. Орудийные системы достаточно мощны, представлены двумя основными орудиями, чтобы огрызаться, но все же основным оружием Носителей являются стаи цефалов. Имея сильное лобовое бронирование, Носитель способен выпускать до полусотни цефалов за раз, и еще столько же второй волной. Являются аналогами кораблей-носителей Альянса. Но, в отличие от ударных истребителей Альянса, цефалы (пусть и всего каждый десятый) так же несут и ударную пехоту, высаживая ее прямо на борт вражеских кораблей. Учитывая высокую эффективность ударных подразделений, способных не просто нанести серьезный урон кораблю, но и уничтожить его или полностью вывести из строя, являются оружием куда более опасным, чем носители дезинтегрирующих торпед. Так же могут участвовать в операциях по штурму планет.
  Воины Стаи - корабли первой линии, главным преимуществом которых является бронирование. Для орудий, имеющих низкую мощность, неуязвимы в принципе, для мощного вооружения все равно остаются крепким орешком. Три основных орудия пусть и являются весомым аргументом, но главной задачей Воинов остается удержание на себе огня противников. Бронирование всестороннее, даже попадания в уязвимые участки обшивки не приведут к критическим повреждениям. Уничтожение основного вооружения не сделает корабль безоружным, Воины способны без серьезных последствий таранить корабли противника. Единственным серьезным недостатком является высокое потребление энергии и быстрый износ Нехраш. Так же к недостаткам можно отнести низкую эффективность орудия на средней дистанции и нулевую эффективность на большой дистанции. Кроме того это единственный корабль, в обшивке которого используются искусственные сплавы в большом количестве, так что у Роя часто возникают затруднения с созданием этого типа кораблей. Тем не менее эти затраты несопоставимы с затратами на производство дредноутов, которые, по сути, являются для Воинов кораблями одной весовой категории. Воины вместе со Стрелками составляют основу флота Роя и являются самыми многочисленными кораблями. Сразу за ними идут Носители. В атмосфере Воины сильно теряют маневренность и становятся низко эффективными, хотя и не теряют преимуществ бронирования, так что могут просто приземлиться на вражеский гарнизон, раздавив его собой. Носят некоторое количество цефалов и пехоты.
  Строитель Стаи - Корабль, относящийся к классу узкоспециализированных, но размерами не уступающий Воинам. Боевая эффективность никакая, от слова "совсем". Единственная задача этих кораблей - строить планетарные Улья, космические станции и Материнский Корабль (для создания последнего потребуется несколько десятков строителей). Носят орды строительных трутней и основную Кладку Стаи. Почти всегда в Стае представлены в единственном числе (исключения только тогда, когда Стая становиться слишком большой и собирается разделиться на две). Для своих размеров очень маневренны. Так же носят небольшое количество цефалов и пехоты.
  Флагман Стаи - самые крупные корабли в Стае. Тем не менее не являются ни самыми защищенными, ни самыми вооруженными. Размерами достигают восьмисот метров, а в некоторых случаях и километра. Основная задача - централизация Стаи вокруг себя. В совокупности с Вожаком Стаи имеют огромную синаптическую мощь, поэтому приближение кораблей прочих рас к Флагману нежелательно. Вожак Стаи вполне в состоянии выжечь мозги экипажам подошедших близко кораблей. Так же несут в себе большую Кладку. Являются чем-то средним между Воином, Стрелком и Носителем. На Флагмане почти всегда есть орудие, подобное орудиям Стрелков. Флагманы имеют вторую степень защищенности, после Воинов. И несут достаточно большое количество цефалов. Так же в недрах Флагмана почти всегда находится то, что можно назвать лабораториями Роя. Именно там скапливаются и систематизируются знания, собранные вивисекторами Стаи. Вожаки стараются не использовать Флагманы в бою, а если такая необходимость все же возникает, держать их на второй или третьей линии.
  Материнский Корабль - воплощение концепции передвижного Улья. Огромный, достигающий десятка километров в длину, корабль. Для его создания, в первую очередь, требуется Вожак Роя (об этом расскажу как-нибудь в другой раз). Терране называли Материнские Корабли - Титанами. Для его перемещения нужны корабли-маяки, задающие направления движения. Синаптическая мощь корабля способна не просто давить сознания чужаков, но и временно подчинять их своей воле (не путать с внушением жнецов, здесь процессы иные, хотя и очень близкие в своей основе, и подробнее я о них расскажу, опять же, в другой раз). В этом корабле есть все. Доки, способные выращивать несколько кораблей сразу. Кладки, способные выращивать особи в огромном количестве, и многое другое. Так же корабль имеет и огромную огневую мощь. Само по себе наличие сразу десятка орудий, копий орудий Стрелков, но на подвижных консолях и с возможностью вести огонь в разных направлениях - это очень много. За всю историю существования Роя еще ни один Материнский Корабль не был захвачен, и лишь несколько были полностью уничтожены. Почти всегда, даже в самых сложных ситуациях, Рой сохранял Материнский Корабль. Единственный недостаток - Рой действительно должен объединить усилия, чтобы создать нечто подобное. Требуется сплоченная работа сотни Стай, чтобы процессу создания хватало ресурсов и материалов. Стоит ли упоминать, что количество цефалов и прочих особей на таком корабле огромно? И это единственный корабль Роя, в котором есть несколько Нехраш сразу.
  
  Глава 10.
  
  Барк из клана Варлок. Пират.
  
  Немолодой кроган-пират мог похвастаться тем, чего обычно сильно не хватало его сородичам - мозгами. Он умел думать, и, что еще менее характерно для крогана, просчитывать наперед. Именно по этой причине Барк когда-то ушел с теплого места командира крупного отряда на Омеге, став командиром абордажной команды на пиратском кораблике. Через год после его ухода Кровавую стаю едва не раскатали в тонкий блин... Хотя, в общем-то, именно раскатали, и клану Варлок просто пришлось договариваться с новыми хозяевами на Омеге. Хозяйкой. Барк недовольно проворчал:
  - Проклятая азари.
  Барк ненавидел азари. Больше, чем азари, он ненавидел саларианцев и турианцев. Он вообще был тем еще ксенофобом, но вынужден был держать свои желания в узде. Без этого наемнику и пирату сложно. Нужно мириться хотя бы с четырехглазыми батарами и туповатыми ворка. Но удавалось иногда отыграться на пленниках. Когда их было слишком много, и от кого-то нужно было избавиться. Барк всегда это любил. В этом была своя прелесть работы на корабле.
  Собранный дробовик пикнул, оповещая о готовности к работе. Переведя его в сложенное положение, Барк закрепил оружие на магнитном захвате и покинул свой отсек.
  Он нервничал. Не нравилось ему то, на что подписался Шобек, капитан корабля. Первым звоночком стал вышедший на связь турианец. Барк знал этого турианца. Сарен, СПЕКТР. Иногда подкидывал простой и непыльной работы, и хорошо платил. Но в этот раз взыграло предчувствие. Что-то было не так. Совсем не так. Сарен сделал заказ. Странный заказ. Пролететь по окружному пути, почти по окраине изученного космоса, и посмотреть, не затерялся ли там какой кораблик. Шобек не был дураком, и резонно поинтересовался, не хотят ли его вместе с кораблем сделать банальной приманкой. Но турианец объяснил, что они полетят по курсу отправленного им не так давно разведчика, с которым пропала связь. Что-то он искал в этом районе. Что именно - дело десятое, и Шобек, подумав, выставил заоблачную цену. Спектр начал торговаться, что успокоило капитана. Со смертниками, обычно, не торгуются. Но Барка тревога не покидала. И кроган, прикинув расклад, связался с друзьями на других кораблях. Оказалось, они были не единственными, кого попросили пролететь по длинному маршруту. Под разными предлогами, но везде было примерно одно и то же. Однако Шобек на доводы командира абордажной команды не прореагировал, даже после торга СПЕКТР платил хорошую сумму, да и маршрут, пусть и длинный, зато точно безопасный. Патрули сюда не суются - незачем.
  И вот пиратский корабль уже вторые сутки летит по пустому никому не нужному пространству, а Барка не покидает чувство тревоги. Соскочить с рейса не удалось, и сейчас кроган занимался тем, что держал наготове оружие и постоянно проверял все посты. Пираты - не регулярная армия, даже не наемническая банда, с дисциплиной почти полный швах. Крогану, пусть и с трудом, но все же удалось добиться только одного - никто не бухал прямо на своих постах. На этом его успехи заканчивались. Шобек смотрел на собрата с усмешкой, но молчаливо поддерживал, так что экипажу приходилось терпеть.
  Проверив все посты, кроган чуть дольше задержался в трюме, где держали рабов, проверяя количество пищи. Маршрут был значительно длиннее первоначального, и будет некрасиво, если рабы глупо помрут от голода. Но запас пищи был, а пленники сидели - тише травы. Поэтому кроган отправился на капитанский мостик.
  Шобек беззастенчиво пил. С этой несправедливостью экипажу приходилось мириться, так как упоить капитана было нереальной задачей.
  - Расслабься, Барк. Мы здесь одни. На сканерах чисто. Кредиты уже переведены.
  Но кроган лишь покачал головой:
  - Пусть так и остается, буду рад. Но я не дам этим щенкам варенна прохлаждаться.
  Шобек рассмеялся на слова собрата, но кивнул:
  - Твое право.
  Корабль, гася перегрузки, вышел из масс-прыжка, и развернулся в сторону ретранслятора, попутно сканируя пространство.
  - Что со сканерами?
  Батарианец обернулся, докладывая:
  - Все чисто, никаких кораблей или прочих искусственных объектов, - и, вновь обернувшись к приборам, крикнул пилоту, - Тарак! Смотри, куда летишь! Кометы не видишь!?
  Пилот зашевелился, бурча в ответ:
  - Кометы... Кометы... Подумаешь, кусок камня.
  Шобек гаркнул со своего места:
  - Если она в нас врежется, заставлю тебя руками оттирать всю обшивку, Тарак.
  Другие батары заржали, а пилот продолжил ругаться, да так витиевато, что переводчик не справлялся. Однако через несколько секунд корабль действительно качнуло, и донесся звук глухого удара, будто в обшивку что-то врезалось. На несколько секунд на мостике все затихло, но больше ничего не происходило. Корабль летел, как летел.
  - Доложить! - рявкнул Шобек.
  Батар проверил датчики:
  - Все в норме. Никаких отклонений.
  Кроган рыкнул, выражая свое недовольство:
  - Тарак, тебе повезло. Но все равно будет драить обшивку.
  Барк мысленно обматерил нерасторопного батара, и проинформировал капитана:
  - Я обойду посты.
  - И рабов проверь! - бросил вслед Шобек.
  Кроган вышел с мостика под ржание батаров, дразнящих нерасторопного пилота. Он спустился на уровень вниз, и столкнулся с ремонтной командой. Трое батаров и один турианец бежали куда-то к хвосту корабля.
  - Эй! Куда бежите!?
  Турианец обернулся:
  - В одном из отсеков сработал датчик температур. Проверяем.
  Инстинкты крогана взвыли - "ОНО!".
  - Я с вами, - бросил он, проверяя дробовик.
  Ремонтная команда спустилась еще на один уровень и прошла по видавшему виды кораблю, то ли списанному батарами, то ли проданному ими же, до одного из отсеков для экипажа. Ранее это были отсеки офицеров, и в них присутствовали смотровые окна.
  Батар, подошедший к двери обычно всегда закрытого отсека, провел инструментроном перед замком. Устройство пикнуло, и дверь отошла в сторону. Батар успел удивиться тому, что увидел внутри, но сказать ничего не успел. Две шестипалые лапы выскочили ему на встречу, одна схватила за голову, другая за плечо, и резко втянули свою жертву внутрь. Двое батаров бросились в рассыпную, и только турианец, швырнув свой ремонтный сундучок в проем потянулся за стволом. Однако короткая очередь из отсека врезалась шипастому в голову, практически сразу снеся ее и разбрызгав синюю кровь на стене за его спиной.
  Кроган, как никогда ранее, пожалел, что у него нет с собой гранаты. Вдавив тревожную кнопку инструментрона, он вскинул дробовик, отступая назад по коридору. Из отсека резко выскочил противник, которого кроган не успел, да и не особо пытался, разглядеть. Барк выстрелил, но верткий противник, пользуясь шириной коридора, успел отскочить. И, не теряя времени, бросился на крогана. Барк сделал еще один выстрел, но дробь беспомощно увязла в хитине твари, а та, в ответ, выплюнула поток чего-то явно опасного, еще недавно снесшего голову турианцу. Барк дернулся в сторону, и пули, легко пройдя сквозь барьер, прожгли броню на плече и обожгли кожу. Размахнувшись дробовиком, кроган встретил неизвестного пришельца мощным ударом по голове. Тварь отшатнулась назад, но даже не потеряла равновесия.
  Пришелец вновь направил руку с оружием на Барка, но кроган ударил по ней, уводя вверх. Очередь врезалась в потолок, а Барк ударил лбом по голове противника, приставил дробовик к брюху и спустил курок. С близкого расстояния заряд все же пробил складки хитина, но последовавший ответный удар руки по голове показался крогану самым мощным, что он получал за всю жизнь.
  За спиной послышался топот, и в коридор забежали турианец и батар.
  - Барк, в сторону! - рявкнул тур.
  Кроган вновь с большого размаха приложил противника, отталкивая его к стене, а сам сдвинулся в другую сторону. Выстрел из винтовки пробил пришельцу голову... Но тот, сделав пару шагов назад и встряхнув головой, поднял руку с оружием на турианца. Очередь из винтовки, пущенная батаром, заставила живучую тварь отшатнуться, а Барк выстрелил по руке, чтобы оторвать у гада оружие. Получилось, руку оторвало по локоть. Тварь взревела, развернувшись и попытавшись убежать. Выстрел из винтовки пробил ногу, и противник шлепнулся на пол. Батар вместе с Барком подошли ближе и начали садить в тварь заряды. Барк отстрелил гаду голову, но шевелиться тот не перестал, тогда были отстрелены конечности. Подошедший тур выстрелил из винтовки в грудь, и только тогда, кажется, тварь затихла.
  - Что это за дерьмо!? - задал витающий в воздухе вопрос.
  Барк, сменив термозаряд, двинулся к каюте, из которой выползла тварь.
  - Доложите Шобеку!
  - Что докладывать? - переспросил тур.
  - Что хочешь, то и докладывай, птица! - рявкнул кроган.
  В каюте никого не было, если не считать трупа. Смотровой люк был пробит, но уже перекрыт внешней перегородкой. Заработал инструментрон.
  "Барк! Обожравшийся пыжак! Что там происходит?" - ревел капитан.
  - Проникновение на корабль. Пришелец, один, уничтожен. Возможны другие, - ответил кроган, - и сожри меня Каларас, если это не то, за чем этот ****дский тур посылал нас по этому пути!
  В рубке рев Барка был хорошо слышан. Шобек свернул связь и зыркнул на подчиненных:
  - А ну намотали сопли на кулак и уставились в панели! Работать! - а сам попытался выйти на связь, тихо матеря турианца.
  Барк тем временем распинывал экипаж, попутно двигаясь к арсеналу, где хотел взять хлопушку побольше. "Ятаган" этой твари был, что почесаться. Пробил только мягкий участок покрова, да и то ствол вплотную пришлось приставить. В арсенале кроган тут же потянулся к ящику с большой пушкой, но в коридоре вновь раздались выстрелы и крики. Барк собрал свое оружие и уже собирался идти на помощь экипажу, когда мимо арсенала пролетел тушка кричащего в полете батара. А сразу после него мимо прохода проскочило насколько пришельцев.
  Барк взвел оружие и направил его на выход, ожидая гостей.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Вожак Стаи в очередной раз сумел меня удивить. Приказ, полученный мною после окончания переговоров, оказался... неожиданным. Однако, после короткого размышления я понял, что это очень хорошее решение. Одно действие, несущее за собой сразу множество положительных последствий.
  В первую очередь Дшахса заинтересовали пираты. О них поступала несколько спорная информация. Пиратами в нашей галактике были обособленные независимые формирования, вполне способные потягаться с государствами в военной и экономической мощи. Фактически Пираты были отдельным государством, хоть и имели множество кардинальных отличий. В первую очередь у них не было территориальных интересов - только бизнес. Во-вторых у них не существовало расовой самоидентификации. Да, особей роя или тех же медуз среди них не встретишь, но представителей остальных рас - запросто. Да, часто силы пиратов выступали в роли наемников. Но вот до интересов других им никогда не было дела.
  Здесь же ситуация иная. Пираты - это, по большому счету, просто олицетворение теневой экономики развитых цивилизаций. Часть их экономики, по сути, никак не обособленная. И практически все группы пиратов и вольных наемников представляют чьи-то политические интересы. Дшахсу нужна была информация. Ия получил приказ - захватить одного или нескольких офицеров живыми для допроса. Но это было не все.
  Вожак Стаи заинтересовался информацией о том, что наши системы маскировки позволяют достаточно близко подбираться к кораблям местных. Ну, Воинов или Носителей спрятать достаточно сложно, слишком большие и дают слишком мощное излучение. И Дшахс хотел проверить - смогу ли я на своем корабле подойти незамеченным. Цель - взять корабль пиратов на абордаж, сохранив как можно больше систем неповрежденными. На системах этого корабля Стая сможет опробовать системы маскировки других кораблей.
  Был и еще один немаловажный момент. Пираты достаточно часто возили рабов. По полученным данным, в зависимости от класса корабля можно было с большой вероятностью сказать, какой груз находиться внутри. Транспортники чаще использовали для перевозки руд или просто тяжелых грузов. А вот бывшие военные корабли, вроде того на который я наткнулся, как раз занимались похищениями людей. Цель - получить больше особей различных рас для изучения.
  И даже это было не последним пунктом. Сейчас Стае как никогда не хватает Вожаков. Выращивать молодых долго, с этим мы ничего не можем поделать. Но есть и иной выход. Использовать сознание разумного для воссоздания разума Вожака, что в разы быстрее. Да, подходит далеко не каждый разум. Не каждый разумный обладает достаточной волей, чтобы стать Вожаком. Но такие встречаются. И Дшахс, видимо, учитывал эту вероятность. В условиях, когда построить корабль быстрее, чем вырастить разум вожака, приходиться прибегать и к таким мерам.
  И вот я шел по... Называть это корыто кораблем не хотелось. Старое, ржавое корыто, но оно все еще работало. Боевые операции не были моей специальностью, но пираты оказались неспособны оказать сопротивление даже моим немногочисленным силам. Пока был всего один серьезно раненый, притворившийся мертвым, воин. Остальные обходились легкими ранами. Пираты... Четырехглазые батарианцы сопротивления почти не оказывали. Ну, ни в какое сравнение с более дисциплинированными турианцами они не шли. Да и вторые большой проблемой не являлись. Неожиданно неприятными противниками оказались гуманоиды Ворка, к разумным относящиеся с некоторой натяжкой. Зато они неплохо сражались, будет интересно их изучить.
  Единственным реальным противником оказались кроганы... И будь их не пять на весь корабль, а хотя бы пара десятков, и абордажная команда имела все шансы получить отпор. Но не случилось. Кроганов было мало, и их просто задавили. И вот, осталась последняя большая проблема. Засевший в арсенале кроган с большой пушкой, уже покалечивший пять особей, попытавшихся ворваться внутрь. А это будет интересно.
  Я подошел к тому отверстию, что раньше было входом в арсенал, а сейчас представлялось большой дырой с обожженными краями. У противника что-то высокотемпературное. Не страшно. Это у особей в снаряжении нет переносных щитов, но у меня-то есть. Отцепил от крепления переносной блок питания и сам щит. Подключил, запустил, направляя вперед. Наши технологии, все же, сильно отличались от местных. Те оболочки, поля, которые поголовно стояли на скафах вояк, не походили даже близко на наш щит. Передо мной не возникло ничего видимого в обычном спектре, но на самом деле прибор генерировал насыщенный поток частиц, который назывался щитом только потому, что его применяли, как щит. Приставь я прибор к стене, и, если хватит энергии, он прожжет в ней отверстие. Удерживая щит, я, не скрываясь, вышел на встречу крогану. Воин, не уступающий мне габаритами, пальнул из монструозной пушки, что держал в руках. Поток чего-то яркого не долетел до меня пары метров, полностью растворившись в щите. Кроган быстрым движением перезарядил оружие и выстрелил повторно, но с таким же эффектом. А, мощное оружие, еще один заряд, и энергоноситель сдохнет.
  Но третьего выстрела не последовало, Кроган отбросил оружие и схватился за два автомата, из которых и открыл огонь. Выключаю щит, одним рывком запрыгивая на стол, на котором лежали детали от, возможно, оружия. Пули из автоматов проскальзывают по защите без всякого вреда. Кроган швырнул автоматы в меня, и попытался выхватить другое оружие. Но я уже приблизился достаточно. Одной рукой поймал ствол, отводя его в сторону. Кроган попытался ударить второй рукой, но и эту атаку я просто блокировал. Теперь только бы его не убить случайно.
  Два прямых удара свободными руками ничего не дали, слишком крепок он. Бить физически, похоже, бесполезно. Кроган боднул меня головой, отталкивая от себя, но я все же сжал ладонь, удерживающую оружие, чтобы вывести его из строя. Когти кольнуло энергией, показывая, что я достиг успеха. Кроган рыкнул, попытавшись еще раз толкнуть меня, одной рукой потянувшись куда-то за спину. Я лишь приложил все четыре руки к его голове и сосредоточился. Синаптическая связь - сложная вещь. С теми, кто на ее использование не способен, контактировать невозможно. Но возможно доставить очень неприятные ощущения.
  Кроган зарычал, хватаясь за голову, но было уже поздно. Синаптический импульс за несколько секунд сделал свое дело, и туша рухнула на пол. Взять на заметку - кроганов в плен не брать, уничтожать сразу. Слишком живучие.
  
  Сарен Артериус. СПЕКТР.
  
  Сарен в очередной раз прогонял короткое сообщение, пришедшее от одного из наемников. В коротенькой записи, полной помех, его интересовала всего одна секунда. Секунда, во время которой на заднем плане появлялось неизвестное ему существо.
  Заработал канал связи, открывая лицо турианца в военной форме.
  - СПЕКТР, - без представлений процедил офицер.
  - Адмирал, - ответил тем же Сарен, - я нашел их. Высылаю координаты и вот эту запись. К сожалению это все, что есть.
  Офицер повернул голову, видимо, просматривая запись, кивнул:
  - Этого достаточно. Спасибо за сотрудничество, СПЕКТР.
  - Удачной охоты, адмирал.
  Канал связи закрылся.
  
  Глава 11.
  
  Натан Тит. Капитан-лейтенант.
  
  Вернувшись в ангар, Тит устало погладил виски. Последние два дня он плохо спал. Он, и весь персонал базы. Уже вчера высоколобые установили, что корабль фонит целым спектром различных излучений, некоторые из которых отрицательно сказываются на здоровье людей. Обещали сегодня поставить экранирование, но что-то капитан-лейтенанту в это слабо верилось.
  Корабль облепили датчиками, приборами, и различными установками. Множество кабелей и шлангов шло внутрь, где копошились научники. Находящиеся в капсулах пришельцы были признаны неопасными. Они находились в глубоком сне, напоминающем тот, в который некоторые насекомые Земли впадали на зиму. Не более подробный биологический отчет должна была сделать доктор Инес, сидевшая в своем отсеке вместе с двумя трупами и одним живым пришельцем. Живым и спящим.
  Любознательный Дэвид отошел от научников, задумчиво почесывая затылок. Тит старался не дергать других от работы, интересуясь лишь безопасностью процессов. Однако любопытство пытало и его. Проблема состояла лишь в том, что внятно общаться с высокими учеными он не мог, слишком заумными были их речи. А вот Давид мог и прояснить ситуацию.
  - Ну? Что сказали наши умные друзья?
  Инженер поднял взгляд на космопеха. Выглядел он слегка потерянным, да и устал от плохого сна.
  - Чем больше мы изучаем эту махину, тем понятнее нам становиться - между нами и ими просто пропасть.
  Натан удивился:
  - Настолько серьезно?
  Инженер кивнул:
  - Мы, зачастую, даже понять не можем, что именно пытаемся найти. Если не вдаваться в подробности, у них есть технологии, завязанные на принципах, о которых у нас нет даже теорий. Идем, покажу.
  Офицеры прошли к тому месту, куда стаскивали снятое с корабля оборудование. Дэвид показал Натану небольшую монолитную дощечку, тридцать на десять сантиметров примерно, толщиной в пару сантиметров, и очень легкую.
  - Видишь. Проведи по ней открытой кожей.
  Тит снял перчатку и прикоснулся к дощечке ладонью. На ней тут же вспыхнул интерфейс. Правда, он сильно рябил помехами, и разобрать, что именно он отображал, было невозможно.
  - Голографический интерфейс. Но, знаешь, в чем изюминка? Я его не вижу.
  Капитан-лейтенант вопросительно уставился на инженера. Дэвид забрал дощечку, отчего интерфейс погас.
  - А вот теперь я его вижу. А ты нет.
  - Как... Как это возможно?
  Техник пожал плечами:
  - Единственная теория - информация поступает напрямую в мозг. А работать с интерфейсом мы не можем просто потому, что он приспособлен не для нашей нервной системы. Мы зафиксировали излучения, которые подаются прибором, но не смогли их расшифровать. Причем пластинка по данным сканирования монолитна. И так с каждым вторым предметом. Это как-то работает. Но мы не знаем ни что это, ни как работает. Чувствую себя неандертальцем, который получил в свои руки униинструмент. Знаю, что он зачем-то нужен. Но могу использовать, только как светильник. Включить и светить.
  Дэвид положил дощечку к остальному сложенному на столе хламу. Здесь много чего лежало, но все это выглядело для Тита совершенно непонятно. Все эти вещи казались чужими.
  - С самим кораблем тоже есть много проблем. Как не искали, мы не нашли никаких коммуникаций. Прорезали несколько внутренних перегородок, но там монолит. Но, хотя бы сумели получить образец неизвестного нам материала. А вот внешняя обшивка нашим уже поперек горла. Он пытаются отрезать небольшой кусок, для изучения. Пока только резаки один за другим садят. Прогресс есть, но слишком уж медленный. И это еще не все.
  Дэвид развернулся и пошел к кораблю:
  - Те, хм, проводники, что стоят под обшивкой. Мы кое-что обнаружили. Они имеют гравитационное поле.
  Натан поморщился от заумствований:
  - Ты хотел сказать поле эффекта массы?
  - Я хотел сказать то, что сказал. Никакого эффекта массы. Эти устройства создают искусственную гравитацию. Слабую, отчего мы не сразу заметили. Одна десятая от земной примерно. И это не магнитное поле, не электромагнитное, и не поле эффекта массы. Даже теорий нет, как оно устроено и работает. Только сам факт - оно работает.
  Натан поблагодарил Дэвида за объяснения и отошел, забивая информация в инструментрон. Картинка складывалась... неприятная. На корабле тридцать девять условно живых летающих жука. Двадцать семь условно живых больших пехотинца, и тринадцать мертвых. Сто восемьдесят условно живых пехотинца, пятьдесят три мертвых, семнадцать пустующих капсул. Примерно к сорока процентам внутренних объемов корабля нет доступа. Стоило наведаться к доктору Ирен и узнать, что с ее исследованиями.
  Утвердившись в этой идее, капитан-лейтенант покинул ангар. Однако по пути встретил ругающихся техников и космопехов:
  - Я сказал, что не брал ваши блоки, - громко и с медленно нарастающим нетерпением ответил Резаков, - Никто из наших не брал!
  - Они что, млять, сквозь землю провалились? - огрызнулся техник.
  - А х**и ты на меня орешь? Чего ты к нам привязался, а? - русский начал беситься, - Знаешь, как у нас говорят? Нет слова сп*****и, есть слово прое**л! Так что иди ты нахер со своими претензиями!
  Тит вовремя оказался рядом:
  - Всем заткнуться! Что здесь произошло?
  Техник набычился:
  - Ваши люди, капитан-лейтенант, берут без спроса чужие вещи, и не признаются.
  - Я тебе сейчас без спроса кулак верну прямо в морду! - рыкнул сержант.
  - Отставить. Сам что скажешь? - притормозил Натан подчиненного.
  - Да не брали мы ничего, командир! Сам же знаешь, у нас с этим строго! Никаких крыс в отряде! Сам же первый бы за такое морду набил!
  Тит кивнул и повернулся к технику:
  - Хватит наговаривать на людей. Какие вещи пропали?
  Техник был явно недоволен такой постановкой вопроса:
  - Да не могли они пропасть из закрытого склада!
  - Так, боец! Ты либо сейчас сам скажешь, что у тебя там пропало, и мои бойцы помогут тебе искать, либо я связываюсь с твоим командиром, и ты ему объясняешь, что именно ты умудрился просрать. Понял?
  Инженер набычился еще больше, но ответил:
  - Несколько пачек сухпайков, батареи для нашего оборудования, ну и по мелочи.
  Резаков скептически хмыкнул:
  - А на кой леший нам все это, а? Ты не задумывался?
  - Отставить, сержант. Обыщите базу и опросите людей. Ничто не пропадает бесследно. Взял кто-то, а отметку поставить забыл. Все уставшие ходят последние два дня.
  Русский нехотя козырнул и начал раздавать своим людям приказы, распределяя зоны поиска. Тит обернулся к технику:
  - Свободен.
  Не было у Натана желания еще и с чужими подчиненными нянчиться. Поэтому он продолжил свой путь к прекрасному доктору. В голове мелькнула мысль, что этому инциденту следует уделить больше внимания, но, подумав, Натан не заметил в этой проблеме ничего необычного. За последнее время на базе чего-то только не случалось, и это была мелочь.
  Стучаться к доктору пришлось долго. Дверь была закрыта, на дверной звонок ответа не приходило. Судя по звукам, внутри кто-то что-то усердно пилил. Лишь когда Натан сбросил сообщение через униинструмент, доктор открыла дверь.
  - Натан? Простите, я не слышала.
  - Здравствуйте, доктор. Вы два дня пропадали, вот, пришел вас навестить.
  Офицер прошел в отсек Ирен, осматривая лежащие на столах тела. К двум трупам присоединились и два живых экземпляра, которые Ирен затребовала почти сразу после получения первых двух. Все тела были вскрыты, и изучены. Доктор отложила медицинскую пилу, сняла защитный халат, оставаясь в личном комбезе, снова заставляя Натана краснеть, как мальчишку. Судя по надпилам на куске хитина, какого-то кокона, его пытались вскрыть.
  - Спасибо за заботу, Натан. Я и правда увлеклась, - призналась Ирен.
  - Что-то настолько интересное?
  Женщина немного подумала, смерила капитан-лейтенанта взглядом, и кивнула.
  - Давай покажу. У тебя крепкие нервы, так что проблем не будет.
  Они подошли к одному из вскрытых тел. Грудные пластины были грубо распилены, и оказались действительно неожиданно толстыми. Под ними скрывались органы и... ну, внутренности. Но была одна проблема. Тит имел представление о строении человеческого тела, и держал в руках органы, приходилось пару раз помогать при полевых операциях. Но вот то, что он видел внутри этого существа... Он даже не представлял, что здесь откуда и куда.
  - Я не узнаю ни одного органа.
  Ирен кивнула:
  - Ты заработал очки в моих глазах. Верно. Эти существа очень далеки от человеческого строения. Я тебе больше скажу, в нашей биологии нет названия вида, который мог бы считаться хотя бы родственником этих существ. Здесь все иначе. Не как у млекопитающих. Не как у насекомых. Я даже не скажу, к какому из этих двух видов они ближе. Предполагаю, что это из-за глубокой генной инженерии... Но и тут есть нюансы.
  Женщина отошла и закурила, перед тем, как продолжить объяснять:
  - Любая генная модификация, более глубокая, чем увеличение количества одного из пигментов кожи, несет определенные следы. Следы чужого воздействия. Чтобы этого не происходило, есть два пути. Либо производить модификацию поэтапно, растянув ее на многие поколения. Либо после внесения всех изменений дать нескольким десяткам поколений полностью адаптировать все изменения, ассимилировать их. Я даже не берусь предположить, какой из путей был применен здесь, но эти существа полностью жизнеспособны. Все четверо имеют большое количество индивидуальных признаков, для нас, людей, незаметных на первый взгляд. Так что я отталкиваюсь от теории, что они жизнеспособная популяция, а не клоны.
  Снова подойдя к столу, она указала на нижнюю часть туловища.
  - Но опять же есть большие противоречия. Эти существа не имеют пола. Вообще никаких половых признаков, и даже рудиментарных половых органов. Вообще никаких. Каким бы способом они ни размножались, ничего общего со знакомым нам оплодотворением нет и в помине. Еще есть предположение, что они рождаются взрослыми. Я не обнаружила никаких признаков старения... Ну, после двух дней сложно говорить, но все же. И, черт возьми, даже не это самое интересное. С чего бы начать...
  Она указала на кусок хитина, который пыталась вскрыть. Кусок имел каплевидную форму, не очень ровные стенки, по которым можно было судить, что он находился где-то внутри тела пришельца. Размером он достигал в длину сантиметров сорок пять, не меньше. В толщину в среднем сантиметров двадцать-двадцать пять.
  - Это... Я предполагаю, что это мозг.
  Натан удивленно уставился на доктора.
  - Мозг?
  Ирен кивнула:
  - Очень похоже на то. Эх, если начну объяснять, то зацеплю сразу все. В общем, именно в этом органе сходиться система жил, которые, как я предполагаю, являются нервной системой. Причем если наш мозг имеет... относительно мягкую структуру, то мозг этих существ, как ты видишь, даже вскрыть так просто не выходит. Это пористый хитин, видимо, часть защиты. Хотя, если честно, это существо и так-то убить не просто. Во-первых, это, ну, скажем спинной мозг. Этот орган крепиться на позвоночнике. Сам позвоночник и вся грудная клетка - сплошная броня. Еще одна важная деталь. У них есть позвоночник, но совсем не такой, как у млекопитающих. Внутри нет нервных каналов, да и вообще почти ничего нет, кроме аналога хрящевых тканей. Позвоночник со всех сторон обвивают мышцы. Если я правильно понимаю его устройство, то могу предположить, что их спина способно выдерживать огромные нагрузки. Они реально могу переносить тяжести, превосходящие их самих по массе раза в полтора, и не испытывать серьезного дискомфорта. Мышечные ткани, так же весьма хитро устроенные, это вполне позволяют. Еще один важный момент - в их голове нет как такового головного мозга. Он есть, но настолько мал, что, всего скорее, просто синхронизирует пять глаз в один поток зрения. Стрелять в голову почти бесполезно, ничего жизненно важного там нет. Нервная система тоже необычная, но мне ее еще предстоит изучить. А вот это интереснее...
  Она подошла к телу и слегка натянула один из черных... сосудов?
  - Сначала я приняла их за кровеносные сосуды. Но вот незадача - они не соединены ни с чем, кроме мозга. Хотя сеть этих сосудов расходиться по всему телу. И я понятия не имею, что это, но эти сосуды реагируют на некоторые излучения, подаваемые кораблем. Могу предположить, что эта... система обеспечивает что-то вроде связи... Но не уверена. Оу!
  Ирен достала из-под стола ведро, в котором плавало нечто большое и красное.
  - А вот это сердце. В него входят три десятка сосудов, и оно способно как подавать в них кровь, так и выкачивать ее. О том, как это работает на практике, можно писать диссертацию. А вон там легкие... Видишь, такие голубые. Да, тоже твердые.
  Доктор кивнула в сторону одного из трупов:
  - Закачивала в них различные газы. Ну сначала просто дала подышать кислородом, но это существо, оказалось, вдыхает, но не выдыхает. Попробовала разные газы. Большинство газов легкие попросту перерабатывают, не оставляя и следа, и лишь самые ядовитые выдыхают обратно. Предполагаю, что им приходилось жить на планетах, на которых и дышать нормально было нельзя, вот и провели такую модификацию.
  Ирен указала на другой орган.
  - А это желудок. Обрати внимание: желудок есть, а кишечника нет. Предполагается, что они переваривают все, что съедают, потому что никаких органов, предназначенных для выделений, я не обнаружила. Зато в теле есть одиннадцать органов, о которых я вообще ничего сказать не могу. Соединены с сердцем и мозгом, все. Какую функцию выполняют и для чего нужны - понятия не имею.
  Доктор постучала по голове:
  - А еще их глаза способны менять спектр зрения. И уши отличаются от наших так же, ка губная гармошка отличается от скрипки. То есть вроде как оба музыкальные инструменты, но вот сравнивать их как-то глупо. И я не уверена, могут ли они вообще говорить, а если могут, то я без понятия, как именно они это делают. И еще. Примерь.
  Док протянула Натану шлем, снятый с пришельца. Он, что уже не удивило капитан-лейтенанта, оказался монолитным. На внутренней стороне не оказалось никаких приборов, просто монолитная поверхность. Он, едва скрывая скептицизм, вопросительно посмотрел на доктора.
  - Просто преподнесите к голове поближе.
  Тит послушался. И, когда шлем пришельца оказался достаточно близко, несмотря на то, что глаза Натана были закрыты, он "увидел" всю комнату вокруг себя, причем разом. Ощущение такое, будто он смотрел во все стороны разом. А затем начало ныть в висках.
  - Это было...
  - Неплохо, правда? Особенно, если учитывать, что и на нас работает. В этих четырех телах скрыто столько секретов... Столько знаний. И это я еще не вскрыла вот те наросты на руках. Хочу оставить их техникам, так как они активно отсвечивают электромагнитным излучением.
  Натан ошеломленно почесал нос:
  - Это... Невероятно. В голове не укладывается.
  Доктор кивнула. Посмотрела на офицера как-то оценивающе, и поднялась, дистанционно закрывая дверь.
  - Натан. Окажите мне одну услугу. Я очень устала. Помогите все справиться с напряжением последних двух дней...
  
  Безымянная особь. Пехотинец.
  
  Он осмотрел лежащих на столах собратьев, фиксируя физическую смерть всех четверых. Если вернуть их семя Матке, то можно восполнить опыт и воссоздать тела, но это не первостепенно. Он перевел взгляд на спаривающихся приматов. Решетка вентиляции не давала широкого обзора, но ничего интересного там и не происходило.
  Особь продолжил свой путь. Вожак был сильно ранен, когда пытался спасти корабль. К сожалению, ранен не физически, такие раны не несли большой проблемы. Особь и несколько его собратьев собирали необходимые ресурсы для работы Матки, пытавшейся оживить Вожака. Без Вожака малая Стая слишком слаба. Но они уже собрали почти все необходимое. Скоро Вожак проснется. Очень скоро...
  
  Глава 12.
  
  Дшахс. Вожак Стаи.
  
  Глядя, как корабль Масхада поднимается с планеты, я ощутил нечто, что можно было бы назвать облегчением. Скрытые Ульи. Если мы будем так беспечны, что потеряем свой новый дом, или даже все погибнем, наша раса не перестанет существовать в этой галактике. Три десятка Скрытых Ульев разбросаны по различным необитаемым системам. Получив сигнал, они начнут развиваться. Уйдет не один дифраг, пока появиться хотя бы одна полноценная Стая. Но наша раса не умрет. Не для того я прошел через врата. Не для того заглянул в бездну неизвестности, чтобы оставить все на волю случая.
  И у Стаи еще полно проблем. В ближайшее время появиться еще два Вожака. А те молодые, что уже летают на кораблях, но пока не на своих, получат собственные корабли. Два транспорта для руд почти завершены. Но ни одного боевого корабля еще не заложено. Стая может строить и на чистой органике, выращивая хитин... Но мне хорошо известно, какой предел у этих кораблей. Нет. Сейчас я не имею права на ошибку. Все, или ничего. А значит, из каждого корабля нужно выжимать максимум. Стае нужны металлы, сплавы и материалы, добыча которых уже заложена.
  Я видел, как добывают руды терране. Грязно, долго и неэффективно. Перерабатывающие комбинаты, требующие людей, обслуживания, и кучи других проблем. Люди, в свою очередь, так же требуют обслуживания, жизненного пространства. В общем, одни проблемы. Наши добывающие комплексы, отработанные за годы кочевнического существования, несравнимы в своей эффективности. Комплексы не требуют обслуживания, существуя автономно, только прилетай и забирай материалы. Ну, если в окружающей среде нет воды, то следует ее привозить для нормального существования комплекса. Масхад предусмотрительно ставил станции так, чтобы с ними не было лишних проблем.
  Но меня кое-что беспокоило. Это галактика совсем не похожа на нашу. Я слишком привык к тому, что любая звездная система, в которую мы прилетали, уже была занята кем-то, или уже разрушена перед уходом. Я слишком привык видеть повсюду руины и следы чужого вмешательства. Мы, Рой, привыкли, что в любой точке галактики нас ждет опасность. Если мы пришли за ресурсами - то основную часть ресурсов кто-то уже выкопал. Если мы прилетели занять планету - то видим остатки жизнедеятельности тех, кто с нее улетел. А еще чаще за все это нам приходилось сражаться. Любой шаг давался с боем. Мы говорили на языке войны так долго, что разучились говорить иначе. Это часть нашей природы, часть нас самих. Мы не любим историю, но мы умеем помнить ее уроки. Много лет мы жили по правилам, которые были необходимы для выживания. Времена меняются.
  Здесь все иначе. Четыре сильнейших государства этого мира. И они не воюют. Уживаются, вполне мирно. Спорят, ругаются, строят пакости, чуть ли не плюют в спину. Но не воюют. Об этом говорил Шабал, и обещал объяснить точнее, когда закончит с опросом попавших в наши руки бывших рабов.
  Возможно, он уже подготовился? Напрягшись, я послал зов одному из своих Старших Вождей. Это тоже беспокоило меня. Шабал имел синаптическую мощь, слабо уступавшую моей. Я водил на войну Стаи из полусотни Вожаков, сильных, свободных. Шабал мог стать Вожаком Стаи. Стал бы, если бы хотел. Но он не хочет. Он упорно служит мне. Единственный наш разговор на эту тему закончился его словами: "Я стану Вожаком Стаи только тогда, когда ты станешь Вожаком Роя... Или погибнешь". Он не видит себя в отрыве от меня. Он учится, запоминает, развивается. Наступит момент, и он станет равным мне, или станет сильнее меня. Законы Роя не заставят его стать мне врагом. Скорее меня будет стыдить факт, что я уступаю своему подчиненному. И он не единственный, кто может развиться. Но он - первый из всех.
  Отзыв пришел, и сразу стало легче. Говорить с тем, кто слабо уступает твоей собственной синаптической мощи, намного легче, чем с подчиняемым. Пространство между сознаниями Шабал так же оформил самостоятельно. И как оформил. С фантазией, с умом. Он транслировал место, где работал, заодно создавая проекции данных, которыми оперировал.
  - Вожак, - встретил меня Шабал.
  - Можешь рассказать что-то новое?
  Шабал кивнул, сворачивая лишнее, чтобы не тратить ресурсы.
  - Подтвердить сделанные ранее предположения. Рассказать?
  Киваю, давая разрешение. Шабал умеет обрабатывать информацию. И делать выводы.
  - Мы поторопились. Сейчас уже не важно, но это факт. В местной... политической сфере открытые боевые действия не считаются нормой. Хотя и здесь существуют противоречия. Например то, что они называют пиратством. Не то пиратство, с которым Рой столкнулся в Тогшагоре. Пиратство - когда с военных кораблей снимаются опознавательные знаки, и они действуют условно... независимо.
  - Лицемерие, - вынес я вердикт.
  - Именно, - согласился Шабал, - они не готовы ни признать, что ведут военные действия, и не готовы понести за них ответственность. Сначала мне показалось, что это лишено смысла. Все знают правду, но все предпочитают лгать.
  Похоже, мне так и не суждено понять принципы, по которым живут эти странные существа.
  - Но ты нашел другой ответ?
  - Именно, - подтвердил Шабал, - Все дело в малочисленности популяций. Ни один из сильнейших народов этой галактики не тянет даже на небольшое по нашим меркам государство. Пара десятков миллиардов особей , не более.
  Кажется, я начал понимать, к чему клонит мой дипломат и разведчик. Мир, из которого мы прилетели, жил совсем другими подсчетами. Если на планете не живет хотя бы тысяча миллиардов особей - это еще не перенаселенная планета. У терран были миллионы планет, и на них жили миллиарды особей. Здешние государства тянут на крайнее захолустье. И мы еще скромно себя повели по меркам нашего мира. Любая Стая, оказавшаяся в слабо охраняемой части космоса, с большой вероятностью начала бы быструю экспансию. Захватить больше планет, настроить больше кораблей, в идеале - разделиться на две Стаи. Жизнь редко давала нам такие шансы, чтобы пренебрегать дармовыми ресурсами, а главное - временем спокойствия. Но здесь все иначе.
  - Что ты об этом думаешь?
  Шабал, терпеливо дожидавшийся, пока я обдумаю его слова, оскалился:
  - Ничего. Единство не свойственно местным государствам. Напасть на нас единым фронтом они не сумеют, не смогут договориться друг с другом. А по отдельности они не представляют большой угрозы. Мы уничтожили несколько их кораблей. Смирятся, у них нет другого выбора. Им нечем нас пугать, и нечем нас купить. А менять стратегические планы из-за такой мелочи я не вижу смысла.
  В его словах было здравое семя. Ниши уже продемонстрировал качественную разницу между нашими кораблями и тем, что местные называли флотом. Но у меня нет права на ошибку. Как нет права на опрометчивые действия.
  - А вот дальнейшей агрессии стоит избежать, - продолжил Шабал.
  - Не ты ли только что предложил пренебречь местными государственными образованиями? - напомнил я.
  - Вовсе нет. Здраво оценивать их возможности - да. Но не пренебрегать. Если мы перестанем проявлять агрессию, местные народы, с большой вероятностью, дистанцируются и будут наблюдать. Это им свойственно. Всем, кроме одной расы. Турианцев. С этими могут быть проблемы.
  Меня это заинтересовало:
  - А что с ними?
  Шабал продемонстрировал картинки из своей памяти:
  - Они достаточно воинственны. И считаю, что потерпели поражение в Войне Первого Контакта, в которой сражались с терранами, точнее с Альянсом Систем. Среди них популярен реваншизм. Желание отыграться за поражение. Желание вступить в битву и победить. Не могу гарантировать, что мы не станем целью для этих желаний.
  - Они представляют угрозу?
  Шабал задумался:
  - Уничтожить нас они не смогут, а вот нанести ущерб вполне. К тому же мы всегда сможем уйти от боя. Местные слишком сильно привязаны к сети ретрансляторов. Они далеки даже от открытия частотных струн, это немалое преимущество.
  Тоже правда. Стая сможет избежать боя, просто улетев туда, где нет открытых ретрансляторов. Но мы уже нашли хорошую планету. Чтобы нас отсюда прогнать, местным придется очень постараться.
  - Есть еще информация, которую мне стоит знать?
  - Местные народы применяют слово: "политика" для взаимоотношений. У них не принято... говорить прямо. Политическая система сосредоточена на Цитадели. Но в том, как она работает, я еще до конца не разобрался. Самый сложный вопрос: зачем нужен Совет? И почему ему уделяется столько внимания. Это странно, когда решения, касающиеся целого народа, принимаются тремя существами, лишь один из которых относится к этому народу. И это не говоря о расах, не имеющих места в Совете. Не понимаю, как решения, принятые Советом, могут иметь реальный вес в обществе. Тем не менее их система подразумевает, что конфликты между расами решаются не с помощью применения силы, а договоренностями. Компромиссом. Более того, они сумели создать общую финансовую систему, так что во всем пространстве Цитадели деньги равнозначны.
  Деньги. Никогда не понимал их значения. Этот аспект жизни многих разумных видов останется для меня загадкой.
  - Мы как-то можем это использовать?
  - Да. Для ведения торговли, если найдем у них хоть что-то, что захотим купить.
  - А найдем? - намекнул я.
  Сложно представить, что столь слабо развитые виды смогут нас чем-то заинтересовать. Шабал лишь вывел эмоциональный посыл, звучащий как: "всякое возможно".
  - Что-то еще?
  Шабал немного задумался, и продолжил:
  - Да, есть вопрос, который меня беспокоит. Ретрансляторы, Цитадель. Местные виды верят, что все это было создано расой существ, называемых Протеане. Однако Протеане исчезли приблизительно пятьдесят тысяч лет назад. Исчезли, не оставив практически никаких следов. Но оставив ретрансляторы и Цитадель. А ретрансляторы сильно превосходят все то, что было достигнуто местными видами. Они еще долго не смогут построить ничего, даже близко походящее на эти установки.
  Мне было ясно, к чему он клонит:
  - Мы оба знаем, что эти ретрансляторы - лишь уменьшенная копия установки для путешествия между галактиками, созданные Древними.
  - Кем бы ни были протеане, если они сумели построить ретрансляторы, если сумели понять принципы их работы, то я не верю, что они могли просто взять, и исчезнуть. Это больше похоже на...
  - Вечно Голодные, - согласился я с его выводами, - Они были здесь. И эти... Протеане не смогли ничего им противопоставить.
  - И куда делись сами Вечно Голодные? Ушли теми же Вратами, что и пришли? Тогда что им помешает прийти снова?
  Верно. Вот, что действительно является проблемой. Одной Стаи не хватит, чтобы остановить флот Вечно Голодных. Спрятаться от них так же проблематично, они найдут нас по синаптической связи.
  - Снова готовиться к войне? Не для того я проходил вратами, чтобы приводить свою Стаю на новую войну.
  Шабал кивнул:
  - Мы знаем. Но мы - Рой. И мы будем сражаться, Вожак. Куда бы ты нас ни повел.
  В Стае я никогда не сомневался. А вот в своих решениях... Но Шабал в чем-то прав. Рой будет сражаться. Стая будет сражаться. А пока стоит продолжить идти выбранным курсом. Нужно восстановить Стаю в полном числе, построить корабли, воспитать Вожаков.
  - Что делать с оставшимися особями? - напомнил другой вопрос Шабал, - пользы от них больше нет, я выяснил все, что можно было.
  - Пусть спят. Ты говоришь, что местные не так многочисленны. Если придется прибегнуть к дипломатии, сможем вернуть этих особей хозяевам. Все?
  - Да, Вожак.
  Мы разорвали связь.
  
  От автора.
  Еще немного информации, на этот раз по философии Роя и его иерархии.
  В Рое принята достаточно жесткая иерархия, оставляющая определенный простор для свободы. Особи делятся на три основных вида: условно неразумные, безымянные и Вожаки. Первые - самые многочисленные и самые распространенные виды особей. Несмотря на название, разумом они наделены, в зависимости от задач, которые выполняют.
  Самые "малые" особи - всевозможная обслуга. В зависимости от целей существования могут быть мелкими насекомоподобными таракашками, или вполне крупными тягловыми существами. Спектр задач минимален. Эти особи выполняют задачи по обслуживанию и ремонту, строительству, работе по добыче руд и множество других задач. Для координации почти всегда существуют особи с большими возможностями, осуществляющими контроль выполнения процесса. Таким образом эти особи разбиваются на рабочие группы, контролируемые особями более высокого порядка, а те объединяются уже в другие группы, и так далее. Свободы воли у этих особей практически нет, точнее она ограничена выполняемыми задачами. Предположим группа таких особей получила задачу отремонтировать поврежденный модуль корабля, свою задачу они выполнят, но вот способ выполнения может быть абсолютно разный, начиная от демонтажа подлежащих замене элементов с другого корабля, не используемого, или с обломков, так и создания новых элементов с ноля, в зависимости от текущих условий. Частичное коллективное мышление позволяется добиваться максимальной эффективности в работе.
  Особи более высокого порядка - в основном пехота, а так же особи, заточенные под контроль "малых" особей. Так же не имеют большой свободы воли, но вполне способны к диалогу, пусть и очень ограниченному. При долгой жизни и постоянном развитии эти особи вполне могут переступить на следующую ступень иерархии, став безымянными. В докосмическую эру эти особи выполняли большую часть всей работы, но развитие технологий оставило им достаточно ограниченную специализацию. Важная деталь, эти особи способны на синаптическую связь, как и все, что стоят выше в иерархии. Но недостаточная синаптическая мощь ограничивает их возможности. Поэтому большая часть этих особей "спят", в таком состоянии соединяясь с кораблем. Во сне особи спокойно общаются друг с другом, или могу изучать любую, доступную в данный момент времени кораблю информацию. Рой не пресекает саморазвитие, но обычной рядовой особи требуются годы, чтобы достичь возможностей хотя бы безымянных.
  Иерархия Роя определяется не столько рождением, сколько возможностями. Используя больше времени для создания безымянных особей и Вожаков, Рой вкладывает в них индивидуальность, не доступную созданным в кратчайший срок рядовым особям. Подчинение же младших особей старшим имеет простую природу. Рой - общность. Сила каждой отдельной особи в силе Стаи. Нет Стаи, нет Роя - нет особи. Эгоизм Рою не свойственен совершенно.
  Безымянные особи - прослойка технических специалистов между рядовыми особями и Вожаками. Наделены достаточной волей, чтобы вести сложную многоуровневую работу, а так же способны принимать решения в рамках сферы своей деятельности. Есть Навигаторы, Вивисекторы и Матки, как самые основные, но так же есть специалисты по строительству, по созданию кораблей, ученые, работающие в любых сферах. Если Вивисекторы в основном обрабатывают и систематизируют информацию, то ученые способны строить выводы и создавать новые теории на основе известных данных. Так же к безымянным особям относятся Цефалы и Драги.
  Про цефалов - авиацию Роя, уже было сказано выше. Драги - ходячие танки. Крупные, передвигающиеся на четырех конечностях, имеющие куда более прочный и массивный панцирь, и куда более мощное собственное вооружение. Но все же не настолько крупные, чтобы сильно проигрывать в подвижности. Командуют пехотными подразделениями непосредственно во время боя, координируя их действия и обеспечивая хорошее взаимодействие в крупных отрядах, если рядом нет Вожака, а так же применяются там, где Цефал, вставший на лапы, уже великоват, а возможностей пехоты уже не хватает.
  Ну и, наконец, Вожаки. Они уже имеют и собственную индивидуальность, и полную Свободу Воли. Существуют Вожаки, и Старшие Вожаки, как старший офицерский состав. Так же Вожаки Стаи и Вожак Роя - как высший командный состав. Вожаки не обязаны подчиняться приказам Вожака Стаи, этого инстинкта у них нет. Но есть другой - подчинятся сильному. Не именно сильному, а более опытному, обладающему большей синаптической мощью. Этот принцип работает в обе стороны. Вожаки оставляют за собой свободы определения, большой простор для инициативы, а Вожаки Стаи получают необходимость в постоянном саморазвитии и самосовершенствовании, чтобы сохранять свой авторитет среди подчиненных Вожаков. Молодые Вожаки редко перечат старшим, но вот старшие и опытные, благодаря индивидуальности, позволяют рассматривать множество возможностей при решении одной проблемы. Большая индивидуальность отдельных Вожаков и даже целых Стай часто создает эффект неожиданности, когда Стая может принять решение, которого никто не ожидает. Однако именно высокая индивидуальность держит Стаи вместе, потому что одиночный Вожак - заведомо слаб. Вожак, отколовшийся от Стаи, теряет большинство своих возможностей. Вожак одиночка не свободен, потому что его свободу никто не гарантирует. Вожак внутри Стаи свободен, потому что его свободу гарантирует вся Стая.
  На практике индивидуальность отдельных Вожаков реализуется так же, как индивидуальность отдельных личностей в обществе, к примеру, людей. Разница в том, что человеку нужно преодолеть естественное сопротивление общества, чтобы продемонстрировать свою индивидуальность и способность показывать результаты лучшие, чем у подавляющего большинства. Человек, который мог стать великим скульптором, если ему не представиться такая возможность, так никогда им и не станет. В Рое любой Вожак, считающий, что именно в этот конкретный промежуток времени ему нужно заниматься, как бы это ни звучало, живописью, может потратить все свое время на это направление. Если его Стая сильна, он может не отвлекаться ни на какие другие проблемы, так как Стая будет защищать его, каждый Вожак будет защищать его. Причина - когда кто-то из этих Вожаков решит заняться своим делом, он будет уверен, что вся Стая так же встанет на его защиту.
  Были времена, когда среди Вожаков Роя были распространены увлечения различной творческой деятельностью. Одна из Стай создала Дворец Мечтаний, огромный архитектурный комплекс, занимающий огромные площади на одной из планет. Комплекс был построен из камня, с применением стекла, и, в независимости от времени дня и погоды, внутри всегда сохранялась определенная температура и всегда было тепло. Так же внутри была создана уникальная акустика, поглощающая громкие звуки, но позволяющая без затруднений говорить с собеседником. Архитектурный комплекс был признан памятником культуры, и разумные расы признали систему нейтральной, ставя табу на любые военные действия в ее пределах. Туда прилетали паломники, ищущие душевного равновесия, а так же художники, композиторы, скульпторы, и вообще представители всех творческих профессий, в поисках вдохновения. Спустя полторы тысячи лет комплекс был разрушен Вечно Голодными.
  Этот пример демонстрирует, что Вожаки, отдавшие себя некой идее, могут зайти не в пример дальше, чем представители других рас, даже отдающих своему делу свою жизнь. Однако частые войны последнего времени не позволяли Вожакам Роя вновь обратить свой взор к искусству.
  Иерархия Роя не ограничивает отдельные особи. Если безымянный способен быть Вожаком, он становиться Вожаком. Если Вожак способен вести Стаю, он образует свою Стаю. В этом весь смысл. Чем сильнее каждая особь в отдельности, тем сильнее вся Стая, весь Рой. Чем сильнее Рой, тем больше возможностей у каждой особи. Готов принимать решения - неси за них ответственность. Да, на практике переход выше по иерархии - редкость. Но не потому, что система этому препятствует, а из-за постоянных войн, не позволяющих особям развиваться в достаточной степени, чтобы подниматься выше.
  Единственное, чего не предусмотрено во всей этой системе - представителей других рас. Рой единственный раз за всю свою историю заключал Союз. Потому что дипломатия не предусмотрена самой системой. Если Вожак сочтет, что сейчас лучшим вариантом станет атака, он атакует. Если Стая сочтет, что сейчас ей нужно высадиться на планету и устроить там аванпост - представители другой расы не станут помехой. Рой не ведет переговоров, за редким исключением. Рой не вступает в союзы. Сама философия Роя не предусматривает существования других рас в долгосрочной перспективе. Не из кровожадности. Вожаки не верят, что с другими расами можно существовать. Наблюдая за внутренним устройством государств терранов и дракенов, Рой пришел к выводу, что представители этих рас, живущих на отдельных планетах и занимающихся своими делами - можно терпеть. Но собравшись в государства галактического масштаба, они только создают проблемы. Терране вели жестокие и кровопролитные войны внутри собственного вида, и никакой веры в их способность жить мирно у Роя нет. А значит - нет дипломатии, нет интеграции, нет взаимодействия. Так что все ксены для Роя делятся на две группы - уничтожить сейчас или уничтожить в обозримом будущем.
  Надеюсь философию Роя я передал достаточно понятно))
  
  Глава 13.
  
  Безымянная особь. Пехотинец.
  
  Он прополз по балкам, поддерживающим краны, внимательно наблюдая за происходящим внизу. До пробуждения Вожака оставалось совсем немного, но и терране, будто чувствовали это, и работали все активнее. Но эти терране отличались от других, тех, что были раньше. Эти какие-то неразвитые. У него были воспоминания о том, что они проходили Вратами Древних, но воспоминания были обрывочны. И сейчас он исходил из предположения, что у них получилось пройти, и теперь они в другой галактике. И эти терране не походят на тех, с которыми он был знаком ранее. Но это не имело решающего значения. Его задача - обеспечить пробуждение Вожака, и не дать никому помешать этому. Он не получал приказа на атаку приматов, но если они начнут мешать, пробужденные особи встанут на защиту корабля.
  Очередная группа приматов протащила на корабль какое-то оборудования и питающие кабеля. Нужно возвращаться, здесь он больше ничего нового не увидит. Спускаясь по построенным терранами конструкциям, пехотинец не опасался быть замеченным. Приматы полагаются на свои приборы, которые легко обойти. Поэтому до поверхности корабля особь добрался без проблем и залез в корабль. По коммуникациям, к которым у приматов не было доступа, он добрался до отсека матки, где шло восстановление Вожака. Здесь было еще четыре особи, но они были моложе его. Один из молодых особей погладил перегородку:
  - Они там. Собирают.
  Подтверждая его слова, в перегородку, отделяющую проход от отсека Матки, врезались механизмы приматов, начав резать стену. Особи приготовились к бою. Защита Вожака была в их приоритете сейчас. Но действовать надо с умом.
  - Со мной. Мы отгоним приматов, - предложил он, как старший из присутствующих.
  Несколько особей осталось с маткой, еще один ускользнул по коммуникациям, чтобы предупредить остальных в других отсеках. С ним отправилось четыре особи. По коммуникациям они прошли до другого отсека, уже вскрытого. Но приматы, даже изучив отсек, так и не нашли скрытых переходов. Особь подошел к выходу, проверяя заряд на оружии. Мощные, но небольшие плазменные пушки быстро расходовали заряды. На бой, даже затяжной, вполне хватало, но сейчас у них не было возможности перезарядить оружие. Поэтому особь повернулся к собратьям:
  - По возможности берем чужое оружие.
  От особей пришло ощущение согласия. Повинуясь мысленному приказу, оружие разогнало механизмы, нагреваясь. Нужно действовать последовательно. Терране представляют угрозу. Но их много и они вооружены. Без Вожака особей мало, пробудились лишь некоторые. Значит открытый бой отменяется. Сначала обезопасить матку.
  Он первый скользнул вперед по коридору, остальные бросились за ним лишь с небольшим запозданием. Первыми на пути попались два солдата с оружием, несущих в руках какие-то коробки. Он сразу погасил оружие, бросаясь в ближний бой. Оружие создает много шума, вспышки света. Когти почти бесшумны, если хорошо ими пользоваться. Он умел ими пользоваться. Сопротивление бронированной ткани на шее было почти незаметно, его подержал другой пехотинец. Оружие терран оказалось податливым, сразу сработавшим на новых хозяев. Винтовки раскрылись и показали готовность к бою.
  Из коридора донесся окрик. Убитые уронили свои коробки, громыхавшие при падении. Но этот шум не встревожил приматов. Он, держа оружие наготове, двинулся дальше. За поворотом показались терране, что сверлили стену. Среагировать солдаты не успели, особи в два ствола открыли огонь. Один из обслуживающих аппарат техников скончался сразу, получив несколько пуль в голову, второй успел пригнуться, но пара пуль задела и его, легко ранив. Солдат спасли щиты, но им негде было укрыться в практически пустом коридоре. Они, отстреливаясь, потащили раненого техника за собой. Особи дали еще несколько очередей из укрытия, просадив щит одного из солдат и ранив его, и прекратили стрелять. Убедившись, что противники отошли, особь подошел к аппарату и сломал его, разрушая все, что можно разрушить.
  - Они вернутся, - высказал очевидное один из пехотинцев.
  - Они вызовут подкрепление, - добавил второй, и это было куда опаснее.
  - Помешаем им, - заключил он.
  Внутри корабля начались перестрелки. Другие особи нападали на терран, защищая корабль. Но наружу пехотинцы не лезли, там стояли турели с тяжелым оружием.
  Поэтому он с прибившимися к нему особями двинулся обходными путями. Сначала покинуть корабль, выползая наружу. Он ненадолго задумался, переживет ли винтовка контакт с водой, но счел это несущественным, и нырнул под воду. Проход за пределы купола они сделали еще в первый день, и сейчас через него выплыли наружу. Затем по внешней поверхности поднялись на крышу базы, и по ней поползли туда, где он ранее отметил энергетические установки. Терране везде оставались терранами, и ставили свои питающие станции в одном месте. На базе было шумно, бегали туда-сюда приматы, и потому ползущие по поверхности базы особи были незаметны. Несколько систем защиты, оставленных для порядка, он обезвредил сразу же, так что сейчас им ничего не мешало. Винтовка не работала, и была выброшена почти сразу, так что сейчас снова разогревалось основное оружие.
  В отсеке базы, где стояли станции, не было решетки вентиляции, газы выводились иным путем, и ближайшая решетка была на отдалении. Так что особи, выждав, пока в коридоре не будет чисто, выломали решетку и спустились на пол. Сразу двинулись к отсеку, держа оружие наготове. У отсека из скрытой ячейки выскочил пулемет, открыв огонь по особям. Особь рядом с ним получил несколько ощутимых ранений, но ответный огонь быстро сжег турель. Но это значило, что об их проникновении уже узнали, следовало спешить. Особи зашли в отсек и задумались над тем, как все сломать. Просто стрелять по станциям было опасно, они могли взорваться. А если только перерезать кабеля, их быстро отремонтируют. Ответ пришел сам, по коридору к ним уже бежало несколько бойцов.
  - Прятаться! - рыкнул он.
  Особи залезли в места, где их не будет видно сразу при входе в отсек. Сначала в дверь просунулись стволы, но, никого не обнаружив, трое солдат вошли внутрь. Особи набросились на них, убивая на месте, несколько жидких очередей ушло в никуда. Быстрый обыск позволил найти несколько дисков, которые были классифицированы, как гранаты. Все терране пользуются подобным. Четыре из шести гранат были взведены нажатием на кнопку и оставлены внутри, а Особи, подхватив оружие, покинули отсек, сразу скрываясь в вентиляции. Грохнул взрыв, и на базе потух свет.
  - Теперь убрать связь, - предложил он.
  От собратьев пришло согласие.
  Но просто прогуляться по крыше не получилось. На крышу поднялось несколько солдат и открыли огонь. Особи сначала прижались к крыше, отстреливаясь прямо из такого положения. Но один из солдат окутался голубоватым свечением, и запустил светящийся шарик. Шарик, разорвавшийся рядом с одной из особей, поднял ее в воздух. Солдаты тут же открыли по особи огонь, сразу несколько раз ощутимо ранив.
  Он, рыкнув, подав знак собратьям. Оба пехотинца тут же открыли подавляющий огонь, а он сам, врезавшись когтями в обшивку базы, дотянулся до висящего в воздухе собрата и потащил его на себя. Не сразу, и с немалым усилием, но ему удалось вывести собрата с линии огня. Солдаты противника затаились, получив пару несущественных ранений. Приняв решение, особь запустил гранату, кинув ее в противников, но и солдаты пришли к такому же решению, и пара гранат полетела в пехотинцев. Он вскинул руку, запустив длинный поток плазмы в гранаты, сжигая и подрывая одну, а вторая рванула сама. Терране такой ловкости не проявили. Трое из них успели отскочить в стороны, но остальные попали в зону поражения. Особи, кроме раненой, тут же рванулись вперед, сокращая дистанцию для более эффективного ведения огня. Подавили противников быстро, продолжая движение к рубке связи.
  Однако в этот раз пытаться залезть внутрь не стали. Снаружи стояла основная антенна, и особь нацелилась именно на нее. Заложив гранату у основания антенны, особи ретировались. Грохнул взрыв, и опора антенны, заскрипев, лопнула. Без малого двадцатиметровая конструкция начала крениться, и наконец упала в сторону от базы.
  - Возвращаемся на корабль, - высказал предложение особь.
  Но вернуться без проблем не дали. Стоило особям подняться на купол, под которым находился корабль, снизу открыли огонь из чего-то крупнокалиберного, пробивающего купол насквозь. Особи бросились врассыпную, уходя от огня. Он быстро скатился по стенке в воду, и спокойно поплыл все к тому же отверстию. Под куполом шла вялая перестрелка. Солдаты постреливали в сторону корабля, изнутри иногда огрызались особи. Но особи не пытались выбраться наружу, а солдаты не спешили атаковать.
  Он, вместе с тремя другими особями, вернулся на корабль и прошел в отсек с маткой.
  Его встретил другой пехотинец, более опытный, чем остальные:
  - Мы очистили корабль.
  - Мы погасили свет, - ответил он, - и отключили связь. Но они все починят.
  - Осталось немного, - напомнил пехотинец.
  - Мы можем не успеть.
  У него все еще были сомнения. Терране изворотливы, они могут что-то придумать.
  - Что ты предлагаешь?
  - Перебить их.
  - Нас мало.
  - Разделиться и атаковать малые группы.
  Они поняли друг друга, и согласились с таким планом действий.
  
  Натан Тит. Капитан-лейтенант.
  
  Как-то резко все стало очень плохо. Сначала команды, работавшие на корабле, были атакованы. Лишь часть людей, те, что были ближе всего к выходам, сумели отойти, связь с остальными была потеряна, и Натан не строил иллюзий относительно их судьбы. Связаться с "Сиднеем" не успели. Пока связист пробивался через помехи, противники подорвали генераторы. А затем еще и обрушили антенну. Но Сеанс связи был давно, так что всего через двадцать минут на крейсере узнают, что на базе неприятности. А пока необходимо было держаться.
  Перед кораблем была наспех собрана оборонительная линия. Тройка тяжелых пулеметов и два десятка солдат давали надежду, что пришельцы не прорвутся здесь сразу же. Но подорванные генераторы и антенна очень прозрачно намекали, что пришельцы могут перемещаться по базе в обход устроенной Натаном линии защиты.
  - Общий приказ! Передвигаться малыми группами, поодиночке не ходить!
  Натан хотел продолжить, но из корабля вновь открыли огонь, заставив солдат засесть за укрытиями. Пришельцы стреляли метко, но экономно. И стреляли из отобранного у его солдат оружия. По словам сумевших выбраться с корабля, пришельцы не стеснялись стрелять и из собственного оружия, оказавшегося куда более эффективным, чем винтовки "Лансер". Но сейчас стреляли из трофейного оружия. Возможно, экономят боезапас?
  Стрельба прекратилась, и солдаты пустили в ответ несколько очередей. А к Натану подполз Дэвид, несмотря на статус инженера так же державший в руках винтовку.
  - Капитан! Я с новостями!
  - А лично зачем приполз? Связь работает?
  - Когда как, - поморщился лейтенант, - Ученых собрали в столовой, и вместе с ними забаррикадировалось с десяток ваших бойцов. Наши засели на складе, поставили турели. Несколько наших с охраной у станции связи, еще одна группа у генераторов. Обещали все починить за час, может немного больше.
  Тит рыкнул на бойца у пулемета, чтобы тот перестал зря стрелять.
  - А антенну как чинить собираетесь?
  - Она еще работает, пусть и лежа. Если усилить сигнал, мы, теоретически, сможем связаться с Сиднеем.
  - Ясно. Сколько с тобой людей?
  - Трое.
  Тит окинул баррикаду, пересчитав своих людей.
  - Гас! Идешь вместе с Дэвидом!
  Капрал козырнул:
  - Есть!
  - Сходите до складов и принеси боеприпасов к пулеметам. Заодно зайдите в столовую и захватите воды. Не хочу, чтобы парни страдали от жажды.
  - Сделаю.
  Натан проследил, как уходит группа, внутренне надеясь, что пришельцы побоятся нападать на большие группы. Надежды оказались напрасны, стрельба в коридоре началась практически сразу.
  - Гадство! Третье отделение! За мной!
  Семеро солдат поднялись, бросившись за командиров. Однако именно в этот момент несколько пришельцев открыли огонь с корабля, причем из своего оружия. Плазменные залпы пробили щиты и врезались в спины двум замыкающим бойцам, остальные успели отпрыгнуть в укрытия. Тяжелые пулеметы открыли огонь по кораблю, а Натан повел солдат дальше, так как в судьбе двух подстреленных не позволяли сомневаться большие дымящиеся отверстия в спинах. А стрельба в коридоре уже затихла.
  Когда Натан добрался до места, то нашел только трупы. Вся пятеро солдат были мертвы, лежа в разных позах на пятиметровом отрезке заляпанного кровью коридора. Лишь часть ран была нанесена винтовками. Смертельные раны были нанесены чем-то острым.
  - Проклятье! Отступаем к баррикаде!
  Солдаты вернулись на позиции, но были сильно на взводе. Капитан включил связь:
  - Всем! Общий приказ! Прекратить любое движения! Занять позиции и держать оборону до подхода подкрепления!
  Он выключил связь и тихо добавил:
  - И молиться...
  
  Глава 14.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Корабль вошел в атмосферу Кирии, и не спеша полетел к самому населенному городу планеты. В общем-то, они сами пригласили нас для переговоров. Пару дней настырно пытались связаться с нами всеми возможными способами, в конечном итоге поставив на один из своих кораблей что-то вроде пушки и выстрелив по одному из наших кораблей, взлетавших с планеты и уходивших в патрулирование. Именно в тот момент по той простой причине, что это была вообще единственная их возможность. В открытом космосе мы летали слишком быстро для них.
  Хотя если желание самих Кирийцев понятно, то ответ Дшахса был не тем, какой я бы предполагал. Вожак Стаи внимательно выслушал предложение, переданное пилотом корабля. Малыши были бы рады еще раз видеть представителей нашего вида на своей станции. Дшахс подумал, и сделал ответное предложение, по которому наш корабль с дипломатической миссией должен был приземлиться на их планете.
  Дипломатической миссией естественно стал я, пусть ранее в Рое такой миссии не было вообще в принципе. Вожаки вели переговоры, но до реальной дипломатии это было очень далеко. Наша галактика слишком отличалась от этой. Подумать только, здесь даже войны нет. Да, есть Геты, те существа, с которыми я столкнулся сразу после высадки. Любые встречи с ними по умолчанию заканчиваются боем. Еще есть Рахни, которых считают уничтоженными. Зная подобные виды, есть у меня сомнения, что их действительно уничтожили. Но вот реальных военных действий сейчас не ведется. В нашей галактике войну до полной капитуляции одного из противников останавливали разве что ради объединения против неожиданно появившегося более мощного противника, или из-за действительного исчезновения предмета спора. Например астероиды с весьма ценными рудами были полностью переработаны, и ведущаяся за них постоянная война стала по определению бессмысленной. Но обе ситуации почти не происходили, большинство войн заканчивалось чьим-либо поражением, порабощением или уничтожением. Прибавьте к этому Хранителей, не ведущих никакой дипломатии в принципе, в функционале их искусственных разумов таких параметров нет. И нас, существ, и без того не пользующихся симпатией иных рас, а после вторжения Вечно Голодных так и вообще люто ненавидимых. С нами никто разговаривать никогда и не хотел, приравнивая к Вечно Голодным. Этим мы сильно напоминаем местных гетов.
  В этой галактике еще существует идея ассимиляции культур разных рас. В нашей галактике одни только Терране могли похвастаться таким букетом идеологий, религий, субкультур и массовых движений, что всем местным разумным вместе взятым и не снилось. Так что ни о какой ассимиляции не шло и речи, удержать бы собственные этносы от развала, что Терранам не всегда удавалось.
  И теперь я лечу на переговоры с Кирийцами.
  Дшахс, немного подумав, описал свое видение ситуации. Местные воюют мало, предпочитая войнам открытым то, что у них называется подковерные игры. Или как-то так. Играть по чужим правилам в чужих играх у Роя нет никаких причин. Но Дшахс счел, что дипломатия и диалог будет сейчас лучшим решением, чем агрессивный вооруженный нейтралитет. И, поскольку есть подозрения, что нас уже обнаружили, что неудивительно, то с большой вероятностью Совет Цитадели будет нас искать для вдумчивого разговора. Мы должны быть готовы и к разным вариантам. Есть вероятность, что они потребуют ответить за уничтоженные корабли. Откупится. Находящийся при этом Ниши насмешливо вставил свое: "Пусть попробуют", и был прав. Угрожать нам им нечем. Первое, чем они нам пригрозят - война. Но как раз войны Рою опасаться глупо. Все остальное еще более слабые угрозы. Но Дшахс решил, что стоит вести с ними диалог. Причина - затянуть перемирие.
  Сейчас наша цель - распространение. Когда Улей заработает на полную мощность, он сможет создавать больше Вожаков, и мы быстро нарастим флот. Но мы - всего одна Стая. Дшахс хочет, чтобы Стай было несколько, в этом залог выживания Роя. А для этого потребуется больше времени. Мы можем и в кратчайшие сроки резко увеличить свое количество. Но чем меньше времени тратить на развитие Вожака - тем слабее он станет в итоге, тем больше времени ему потребуется для самосовершенствования и дальнейшего развития.
  Дшахс считает, что в этой галактике достаточно спокойно для вдумчивого медленного воспитания Вожаков. И остальные Вожаки с ним согласны. И потому развитие этой мысли - поддержание диалога с местными расами во избежание открытых конфликтов, становиться логичным и обоснованным. Местные готовы сосуществовать относительно мирно, а не грызть друг друга за каждый клочок ресурсов. И мы готовы взять всю пользу от этой ситуации.
  Причем здесь Кирийцы?
  Дшахс предложил потренироваться на них. Да, я знаком с тем, как ведут переговоры разумные расы, даже несколько раз приходилось проводить что-то отдаленно напоминающее переговоры. Но Вожак все же настоял на своем. Стоит посмотреть, что может предложить нам разумная раса, и что может попросить у нас. Опять же, Рою не нужно ничего. За сотни дифрагов мы привыкли к автономии так, что местная раса "Мигрирующий Флот"... Даже сравнить сложно. Так что вопрос: "что они могут предложить нам?" очень сложен. Ресурсы? Мы сами способны добыть все необходимое, причем быстрее их. Органика? Опять же, при таких объемах воды мы вырастим все быстрее сами. Технологии? Мы их уже изучили, нечего им нам предложить. Культура? Хм, об этом можно будет подумать. Пласт знаний у Роя на многие порядки больше, чем у кирийцев, но некоторые мысли у меня были. И, возможно, кто-то из них захочет начать жить заново в новом качестве. Правда, это единственное действительно интересное, что они способны нам предложить. Потенциальные молодые Вожаки.
  Мы же со своей стороны способны предложить все те же технологии. Ну и ресурсы, которые нам добывать проще и быстрее. Но передача технологий - это не лучшая идея. Если просто передавать им наши технологии, это все равно что выращивать врага собственными руками. Не врага, но, как минимум, соперника. Другой вариант - то, что часто делали Дракены. Присоединить расу к Рою и развивать уже как часть нас. Для нас это в основном расходы. Для Кирийцев - фактическое превращение в рабов. Как бы мы к ним ни относились, даже если благожелательно и максимально дружелюбно, мы все равно станем хозяевами, против слова которых они ничего не смогут сказать. Добровольно они на это не согласятся. А вот торговать ресурсами будет не обременительно для нас, и полезно для них.
  Так что эти переговоры должны были стать репетицией будущего диалога с Советом Цитадели. При условии, что этот диалог вообще состоится, и нас не прировняют к гетам. В общем-то, такое решение Стаю тоже устроит. Стаю вообще любое решение Совета Цитадели устроит, что бы они ни придумали. Даже если это будет война. По той простой причине, что в военное время выращенные наспех Вожаки быстрее обучаются и развиваются, так что затяжной конфликт в потенциале способен дать Рою не меньше, чем самый лучший мир.
  Подключившись к кораблю, я наблюдал за поверхностью планеты. Кирию нельзя назвать дружелюбным местом, и сейчас я понимаю, почему кирийцы настолько низкие. Поверхность планеты представляла собой скалы, по большей части безжизненные. Кое-где встречались промышленные постройки, и довольно много, сами города были скрыты от глаз. Скрывались они в природных образованиях, полостях у самой поверхности планеты. И лишь самые большие полости имели вверху отверстия, выходившие на поверхность. Раса, практически живущая под землей. Там, в этих полостях, где условия были в разы приятнее, чем на поверхности, и строились города. Интересно, сейчас они достигли достаточного уровня развития, чтобы создавать такие полости своими руками? Если нет, мы сможем предложить им свои услуги.
  - Навигатор, установи связь по тому каналу, что нам дали.
  - Выполняю, Вожак, - отозвался он.
  Передо мной появилась панель для связи. На станции полноценный видео контакт быстро поставить они не смогли, но в этот-то раз должны справиться. И действительно через несколько секунд появилось изображение. Кириец, похоже, сидел за столом, и за его спиной открывался вид на город. Одежда совсем не напоминала рабочий комбез того, с кем я разговаривал в первый раз. Это был, видимо, костюм, из дорогой матовой светлой, почти белой, ткани, с пуговицами, идущими по диагонали от правого края ворота куда-то влево и вниз.
  - Добрый день, уважаемый, - начал кириец.
  - Зовите меня Шабал, - чуть киваю, - добрый день.
  - Зейц, - чуть поклонился в ответ он, - Это ваш корабль зашел в нашу атмосферу, верно?
  - Именно. Надеюсь, наше появление не принесло больших неприятностей?
  Этот... Зейц выглядел спокойным и отстраненным. Видимо, непосредственность все же была свойственна не всем представителям этой расы.
  - Нет, даже наоборот. Офицер, первым вас обнаруживший и оперативно среагировавший на ваше появление, получил благодарность, - слегка улыбнулся кириец.
  - Хорошо. Если вы готовы к диалогу - укажите место для посадки.
  - Требуются какие-то определенные условия для посадки корабля?
  Условия, да? У нас нет спускного трапа. Вообще на кораблях Роя он встречается, но в моем корабле для него не нашлось места, как бы странно это ни звучало. Выпрыгивать с высоты собственного роста мне было привычно... Но в данной ситуации это, наверное, будет несколько неуместно. Благо, на минимальной мощности Нехраш не создает искажений на поверхности корабля, и они вполне смогут подвести к нему внешний трап.
  - Можно и так сказать. Никакой посадочной площадки не нужно, и корабль не нанесет никакого вреда окружающим его объектам, даже если они будут близко от него. Но мой корабль не оборудован трапом. Так что я прошу вас подготовить внешний трапп, с расчетом примерно два метра высотой.
  - Конечно, - кивнул собеседник, - тогда могу я предложить вам приземлиться в нашем столичном парке? Там есть достаточно большие открытые поляны, где вы сможете спокойно приземлиться.
  - Да, я согласен. Вы находитесь в столице?
  Кириец кивнул:
  - Да, из окна моего кабинета открывается вид на именно этот парк.
  - Тогда я полечу на ваш сигнал.
  - Мы вас ждем.
  Эта... вежливая манера общения была мне непривычна. С другой стороны, это как учиться играть на музыкальном инструменте. Сначала приходиться постоянно думать, что ты делаешь, а затем все получается само. Надо узнать, какие у них есть музыкальные инструменты. Вместо псевдосна во время долгих полетов можно будет заняться обучением. Музыку терран и дракенов я уже изучил, и она стала мне скучна. Может, кирийцы продемонстрируют что-то новое?
  Чем ближе мы подлетали к столице, тем больше вокруг появлялось промышленных комплексов. А эти коротышки отлично решили проблему, над которой бились терране. Живут внизу, а гадят сверху. И никаких проблем с шумом. К тому же в воздухе становилось все больше летательных аппаратов, но последние не представляли для меня интереса.
  И, когда мы облетели особо высокую скалу, то в прямой видимости появилось крупная дыра в поверхности, окруженную многочисленными летательными аппаратами. Возможно, они встречали меня, а возможно им запретили полеты, пока мой корабль не приземлиться. Дыра оказалась достаточно большой, сюда вошел бы и Флагман Дшахса, задумай он слетать в гости. И, когда мы приблизились, навигатор доложил:
  - Обнаружено энергетическое поле.
  Полем оказалась некая энергетическая пленка, закрывающая проход. Закрывающая не от кораблей или точнее здешней авиации, а от внешнего воздуха. В некоторых сферах науки кирийцы добились больших успехов. Но до Улья, построенного на дне океана, им еще далеко, и потому даже с такими разработками они нам по-прежнему не интересны.
  - Мы не должны повредить поле при проходе, - дал указание.
  - Слушаюсь, Вожак.
  Корабль повисел еще немного, и начал медленно опускаться. Поле прошли без проблем, и я, подключившись к приборам корабля, смог осмотреть город наших соседей по системе.
  И первое, что я готов признать - здесь красиво. Город был действительно большим, это подземная полость занимала площадь не меньше десятка квадратных километров, и я могу с уверенностью сказать, что они использую свои технологии, связанные с гравитацией, для поддержания потолка, потому что никаких поддерживающих опор на всей этой площади не было. И высотой... А это, смотря откуда считать. По дну полости проходила полноводная река. Она текла с северного направления, причем в том месте, где она попадала в полость, находился водопад шириной почти семьсот метров, судя по расчетам Нехраш, и высотой без малого четыреста метров. После водопада река шла по дну полости, и уходила куда-то на юг. И, высота полости от поверхности воды и до поля, закрывающего проход, как раз переходила через отметку - километр. Но нижние населенные ярусы города, судя по сканерам, начинались метров на двести выше. И все поверхность полости, дно, стены и потолок, были застроены различными сооружениями или линиями коммуникаций и транспорта. И видеть вокруг все эти здания, поднимающиеся со дна, или свисающие с потолка, с переходами между ними... Это впечатляло. Все здания были белыми или светлыми, и мощное искусственное освещение заставляло забыть, что все это находиться под землей. Многие здания имели форму пирамид, в основном трех и четырех сторонних. Но встречались и различные постройки весьма экзотического вида. Примерно на середине высоты города висит некое сооружение... Множество независимых друг от друга трибун, будто подвешенных в воздухе, окружали некое открытое пространство. Были и другие, но для того, чтобы их рассмотреть, следовало подлететь поближе, чтобы не мешали другие здания, да и они были мне не так интересны, как сам город.
  Обширный парк, в котором росло множество папоротниковых деревьев, в основном зеленых и желтоватых окрасов, довольно высоких, не в пример самим жителям города. Вокруг висело множество аппаратов, совершенно разных форм, размеров и расцветок. Да и в самом парке было людно. Место для посадки было обозначено лучами различных цветов. Достаточно большая поляна была пуста, но по ее периметру стояли вооруженные кирийцы. На эту же поляну выкатили обещанный мне трап.
  - Заходи на посадку. Но аккуратно.
  - Выполняю, Вожак, - подтвердил Навигатор, хотя я больше обращался к Нехраш.
  Нехраш тут же начал затихать, и опускался медленно, осторожно. Про трап он догадался и сам, медленно подлетая к нему, и, наконец, замирая.
  Поднялся, потратив пару циклов на размышление - стоит ли брать с собой сопровождение. Решил, что все же стоит. Это, в понимании как терран, так и дракенов, была исключительно статусная вещь.
  - Разбуди двух пехотинцев постарше.
  - Выполнено, Вожак, - отозвался навигатор.
  С корабля я спускался уже с сопровождением, глядя на вышедшего мне навстречу, видимо, военного офицера. Кириец подтянулся, вежливо поклонившись мне.
  - Добро пожаловать на Кирию, господин Шабал. Я - капитан Шаик, буду сопровождать вас к премьер-министру Зейцу. - представился кириец.
  - Здравствуйте, капитан, - ответил кивком.
  Спустившись по трапу, я остановился перед принимающим какое-то решение офицером.
  - Господин Шабал. Мы планировали по вашему прилету устроить фейерверк и некоторые мероприятия. Вы не будете против? - решился наконец он.
  - Нет, я не против.
  Офицер облегченно кивнул и приложил палец к уху, видимо, включая рацию.
  "Устрой БУМ, разрешение получено"
  В небо со свистом взмыли светящиеся разными цветами снаряды и начали взрываться, разворачивая грандиозное светопреставление.
  - Людям нужно знать, что встреча прошла хорошо, - пояснил мне капитан.
  - Ведите, капитан, - напомнил я.
  - Да, конечно, господин Шабал. Прошу за мной.
  Солдаты в необычной на мой взгляд броне, так и остались стоять у корабля. Были у меня мысли, что они поставлены там как раз для того, чтобы к кораблю никто не подходил. Меня же, кроме этого офицера, никто не сопровождал. Мы шли по выложенной камнем дорожке, вокруг раскинулся парк, в котором приятно пахло свежестью. Кирийцев вокруг было не видно, решили пока никого не подпускать во избежание инцидентов, я думаю. Для них это был первый контакт с иной расой.
  Нас ждал некий транспорт, по типу тех, что висели в воздухе. Салон был переоборудован, что бы я мог чувствовать себя комфортно, что говорило в пользу кирийцам. Оперативно они все подготовили. Техника взмыла в воздух почти беззвучно. Если корабли их расы пока выглядели очень примитивно, то открывшийся мне город казался неожиданно технологичным и современным. В первую очередь такое впечатление создавалось даже не из-за самих технологий, что применяли кирийцы, а, как ни странно, из-за их поведения. На что обычно похожи расы, только вошедшие в раннюю космическую эру? Говоря словами терран: "на вылезших с помойки бомжей". Грязные, перенаселенный планеты. Обозленное общество. Нехватка всех без исключения ресурсов. Вороватость, коррумпированность, ксенофобия. Большинство рас начинают всерьез развивать космические технологии, когда их элитам становиться нечего воровать на родной планете. Терране не были исключением. Терра была не просто переполнена, она была критически переполнена. Планета, изначально лишь на треть покрытая сушей, к началу космической эры была совершенно на себя не похожа. Терране построили искусственную сушу на двух третьих поверхности воды. Когда первые колониальные корабли терран улетали в дальний космос, плотность населения на планете достигала в среднем трех тысяч жителей на квадратный километр, и это по всей поверхности планеты. Даже в самых богатых районах проживало не менее тысячи человек на квадратный километр. Планета одного сплошного грязного перенаселенного города - вот чем была Терра. Терране, выйдя в космос, начали агрессивную колонизацию с целью захвата пригодных для жизни территорий и присвоения ресурсов. Им потребовалось больше тысячи лет, чтобы избавиться от детских болезней галактической цивилизации.
  Дракены избежали такой судьбы. Более высококультурные, они уделяли больше внимания контролю населения, и поддерживали свое количество на том уровне, на котором могли обеспечить достойный уровень жизни каждого жителя. И после выхода в открытый космос они сохранили самоуважение, никогда не превращая населенные планеты в огромные свалки, чем славились терране.
  И кирийцы, на мой взгляд, куда ближе дракенам. Их город был чист и совсем не перенаселен, по крайней мере так казалось при внешнем осмотре. Да и поведение самих кирийцев. Чувствуется некоторая опаска, они отлично понимают, насколько мы их превосходим. Но они спокойны, не нервничают, и диалог с нами поддерживают вполне ровный. Согласились пригласить в свою столицу, даже не заговорив об оружии. Я уважаю турианцев, как милитаризированную нацию. Кирийцев я уважаю, как цивилизованную.
  Транспорт залетел в крупное светлое здание, формой напоминающее все ту же пирамиду. Внутри было светло и чисто, белые стены, белый пол и потолок. Это создает приятное впечатление. Мы остановились в обычном гараже и я пошел вслед за капитаном. Здесь местами стояли военные, облаченные в необычную броню, оружие крепилось на груди, а поверхности были очень... шероховатыми? Обычно броню делали гладкую, но, видимо, кирийци использовали другие принципы. Так же в коридорах было довольно много кирийцев, которые занимались своими делами. Насколько я понимал, это некое правительственное здание, и на меня обращали немного внимания. В основном - приветливо улыбались и вежливо кланялись. Пару раз слышал шепотки вида: "А они и правда очень высокие". Но негатива к моему внешнему виду не ощущалось. Обратил внимание на кирийских женщин. Одевались они практически так же, как и мужчины, разве что одежда была других цветов, мягких оттенков красного, по большей части. Ну и носили длинные волосы.
  Когда мы вышли в широкий коридор, или скорее небольшой торжественный зал, капитан провел меня до его конца и поклонившись, открыл передо мной дверь.
  Просторный светлый кабинет, маленький кусочек которого я видел через камеру в компьютере Зейца. Одна из стен кабинета действительно была огромным окном и выходила прямо на парк. В кабинете находились двое. Кроме самого Зейца здесь была женщина, несколько выше основного числа встреченных мною кирийцев, и в иной одежде. Она носила темное просторное платье, и черную накидку на плечи с капюшоном, прикрывающим волосы. Женщина смотрела в окно, и не повернулась даже при моем появлении. А вот сам Зейц поднялся, приветственно поклонившись мне.
  - Еще раз приветствую, уважаемый Шабал.
  Кланяюсь в ответ:
  - Премьер-министр Зейц.
  Он указал рукой на женщину:
  - Разрешите представить. Верховная жрица Алиани.
  Она развернулась ко мне лицом. Сразу стали заметны некоторые отличия от прочих кирийцев. Лицо ее было более острым, и отдавало некоторой хищностью. Да и глаза были совершенно иными. Большие, чуть раскосые, и будто принадлежащие другому биологическому виду. Вытянутые вертикальные зрачки, овальная форма сетчатки, голубая склера. Субраса? Интересно.
  - Госпожа Алиани, - поклонился я.
  - Леди Алеани, - поправила женщина, - я являюсь духовным лидером нашего народа, господин Шабал.
  Они равноправны и являются примером двоевластия? Или же Зейц подчиняется ей?
  - Рад знакомству, леди Алиани.
  Зейц тем временем указал на кресло, в котором мне было бы удобно сидеть:
  - Прошу, присаживайтесь.
  Но вместо этого я подошел к окну и еще раз взглянул на город по ту сторону стекла.
  - Господин Зейц, леди Алиани. Признаться, когда летел сюда, я размышлял над одним вопросом. Вожак нашего народа считает, что нам с вами стоит вести диалог, мирный и продуктивный. Но для этого нашим расам необходимо чем-то обмениваться. И, если с предложениями с нашей стороны никаких проблем нет, предложить вам мы можем многое, то с вашей стороны... В полете я пытался ответить на вопрос: "что вы можете нам предложить?". Отметаем сразу ресурсы, сырье, товары, технологии. Остается только культура. Но, в виду особенностей устройства нашей расы, обмен культуры виделся мне весьма затруднительно Однако, когда я прилетел в этот город...
  Алиани мягко улыбнулась:
  - Да. Это наша жемчужина. Мы гордимся им, и он действительно красив.
  Киваю:
  - Это правда. Около двух тысяч лет назад, когда для нас выдался относительно спокойный период, многие наши Вожаки занялись различным искусством. Больше всего мы добились в архитектуре, строя такое, что вам будет сложно это даже представить. Архитектурный комплекс, занимающий почти треть планеты, великолепный, продуманный.... И уничтоженный. Я не говорю, что ваш город превосходит его или встает на одну строчку с тем величием, которым обладал Дворец Мечтаний. Но все же ваш город может стать одним из самых красивых в этой галактике. И он напомнил мне, чего мы лишились, когда слишком глубоко ушли в вечную войну.
  - В галактике бушует война? - насторожился Зейц.
  - В этой - нет. Мы прилетели из другой, как раз для того, чтобы уйти от войны. Думаю, для нас пришло время задуматься о мире.
  Я развернулся и все же подошел к предложенному премьер-министром месту. Критически осмотрев кресло, присел.
  - Что же, - Зейц присел напротив меня, а рядом с ним села Алиани, - Давайте поговорим о делах.
  - Разве это вежливо, Зейц? - упрекнула его Алиани, - Наш гость только что рассказал нам о грусти своего народа. Они прилетели из другой галактики, тогда как мы едва покинули свою планету. Нельзя так сразу переходить к сухим цифрам.
  Если бы мог, я бы улыбнулся, наверное. Не просто так ее называют духовным лидером.
  - Наша история и грусть нашей расы, это тема для разговора, а не для переговоров. Мне так же интересно узнать о вашем народе то, чего я о нем еще не знаю, - улыбнувшаяся Верховная жрица поняла меня правильно, - но пока следует закончить наши дела.
  - Как пожелаете, господин Шабал, - согласилась она.
  - Я бы хотел начать с вашего разговора, который состоялся на станции "Надежда". Надеюсь, Бита не был слишком...
  - Непосредственным. Нет, такую манеру общения я считаю забавной. В галактике и так много серьезных и агрессивных существ, - ответил я.
  Алиани снова улыбнулась:
  - Тогда могу вас обрадовать. Непосредственность свойственна нашему народу. Здесь работают те немногие, кто вообще могут вести себя серьезно.
  - В какой-то мере, - добавил Зейц.
  Вот, теперь я узнаю кирийцев.
  - Леди Алиани, можно задать вам вопрос?
  - Конечно, - с готовность кивнула она.
  - На вашей планете одно государство?
  Кирийцы немного удивленно переглянулись:
  - Да. Объединение произошло почти четыре века назад.
  - А когда вы последний раз воевали?
  На этом вопросе мои собеседники напряглись, но она все же ответила:
  - Незадолго до объединения.
  - Вы удивительная раса, - продолжил я, - Удивительно миролюбивая. Я вижу в этом некую иронию. Мы - существа, потратившие тысячелетия для оттачивания одного единственного мастерства. Ведения войны. И, стоило нашей Стае отступить с этого пути, и выбрать путь мира, как мы нашли свой новый дом в вашей звездной системе. Мудрецы дракенов, расы, оставшейся в той галактике, говорили: "сколь галактика велика объективно, столь она мала субъективно". Насколько мала была вероятность того, что мы, из миллионов звезд с собственными планетами, пригодными для нашего обитания, мы выберем именно вашу звезду?
  - Полагаю, ничтожна мала, - ответила Алиана.
  Киваю:
  - Именно. Возвращаясь к нашему разговору. Не беспокойтесь, насколько непосредственны вы, настолько прямолинейны мы. Мы не создавали разных глупых обычаев, чтобы ненавидеть существ, которые, увидев нас в первый раз, не могли физически этим обычаям соответствовать. Если вы какими-то своими действиями вызовите у меня негативные эмоции, я вам об этом сообщу. Но сомневаюсь, что вы сможете вызвать у меня гнев, за которым последует агрессия. По отношению к вашему народу я испытываю в основном интерес и любопытство. Прочие Вожаки разделяться на тех, кому вы будете безразличны, и на тех, кому будете интересны, как мне. Моя позиция понятна?
  - Предельно, - кивнул Зейц.
  - Теперь о нашем возможном сотрудничестве. Сейчас мы не готовы предоставлять вам какие-либо технологии. По ряду причин наша культура будет вам совершенно неинтересна, в виду отсутствия возможности к ней приобщиться. Чтобы понимать Рой, нужно быть частью Роя. Но мы можем добывать для вас ресурсы, которые вы сами добывать не можете, или у вас возникают трудности. Так же мы можем построить вам некоторое количество кораблей. По большей части, они будут соответствовать вашим технологиям, чтобы вы быстрее привыкли управлять ими, но будут выполнены с нашим опытом конструирования.
  По вытянувшемуся лицу Зейца я понял, что за такие предложения он готов хвататься конечностями и зубами, и уже придумывает, чем может нам за это заплатить.
  - Но, как я уже говорил, ваша раса не так много может предложить нам. Да, Вожаки, думаю, отнесутся с интересом к возможности посетить ваш прекрасный город. Предлагаю построить более удобный космодром где-то на поверхности, чтобы оттуда уже на вашем транспорте прилетать в город.
  Премьер-министр тут же записал мое предложение в электронный блокнот.
  - Чем они могут заинтересоваться, я сказать не могу. Музыка, живопись, спорт. Это может быть все, что угодно.
  - Через несколько недель у нас начнется чемпионат по флайболу. Вы могли видеть наш стадион.
  [от автора. Чтобы не возникало претензий к названию игры "флайбол". На языке кирийцев он носит примерно такое же название, как "футбол" на языке англичан. Но для всех нас футбол стало простым словом, и про НогаМяч мы вспоминаем только в шутку. В данном случае кириец произносит "Летающий мяч" на своем языке, а дальше уже следует смысловой перевод. На языке Роя это может звучать вообще как угодно, но на русский язык с точки зрения значения и звучания, логичнее всего будет перевести, как "флайбол"]
  - Зейц, - с укоризной посмотрела на него Алиана, - не занимайся такой наглой рекламой.
  - Это тот, что висит прямо в воздухе? - поддержал я Зейца.
  - Да, это именно он!- воодушевленно ответил кирией.
  Верховная жрица неодобрительно покачала головой, хотя в глазах ее читалось некоторое одобрение, а я кивнул:
  - Это может нас заинтересовать.
  - Может быть создадите свою команду и выступите с товарищеским матчем?
  Вот теперь мне действительно захотелось улыбнуться. Иногда жалею, что не обладаю такими возможностями. Все же мимика иных рас куда более выразительна, чем наша. Поворачиваюсь к своим сопровождающим, стоящим у двери неподвижными статуями.
  - Пехотинцы! Хотите сыграть во флайбол?
  Тот, что постарше, задумчиво переспросил:
  - Что такое - флайбол?
  Ответ второго был выразительнее:
  - Что такое - играть?
  И это у меня на корабле нет молодых особей, всем по полсотни саросов, как минимум.
  - Я подумаю над вашим предложением и передам его Вожаку Стаи. Но я хотел бы предложить еще кое-что. Еще не знаю, как вы отнесетесь к такому с морально-этической точки зрения, и не навязываю вам необходимость соглашаться. Наши познания в биологии, генетике и прочих близких науках очень глубоки. Мы способны трансформировать тела своих собратьев, живых, без всякого вреда для них. А так же мы способны трансформировать тела других существ. Если найдется разумный, обладающий высокими личными качествами, волей, целеустремленностью, верностью, мы будем рады принять его. После изменения он навсегда станет одним из нас, равным нам. Но и навсегда перестанет быть одним из вас, хоть и сохранит симпатию к вашему народу.
  Оба моих собеседника были, мягко говоря, шокированы. Они пытались осознать то, что я им предложил.
  - Не торопитесь, подумайте. Как я уже сказал, мы ни в коем случае не настаиваем. И речь идет не о сотнях и не о десятках. В лучшем случае подойдут единицы. Естественно, если член вашего общества станет нашим полноправным собратом, мы щедро отблагодарим вас. Но и без этого мы можем сделать для вас достаточно много.
  Алиана медленно выдохнула:
  - Это... неожиданно.
  А вот Зейц выглядел решительно.
  - Не торопитесь с выводами, леди Алиана. Мой отец, выдающийся деятель и ученый. Он стар и болен. Ему осталось не так много, и наша медицина ничем не может ему помочь. Но он уверен, что разум его еще молод, и может многое предложить этому миру. Он может заинтересоваться таким предложением. Ведь среди вас он снова станет молодым?
  Киваю:
  - У нас нет стариков, господин Зейц. Предлагаю на этом пока свернуть переговоры. Я немного расскажу о своей расе, не все и не обо всем, но вам будет интересно. Так же расскажу о галактике, в которой вы живете. А вы расскажите мне о себе.
  Признаться, давно я столько не говорил. Но мне действительно стало любопытно, что именно может получиться из этого партнерства. Когда-то некоторые Стаи, отколовшиеся от Роя, уже заключали ряд договоренностей с другими народами, и достигли больших успехов. Про то, что в конечном итоге те Стаи своих партнеров попросту истребили, я вспоминать не буду, но сам факт...
  
  Глава 15.
  
  Джон Шепард. Командир десантной группы.
  
  Еще раз проверив снаряжение, Шепард поднялся на мостик, встав за спиной капитана. Андерсен был недоволен ситуацией, но умело это скрывал.
  ККА "Токио" возвращался в Солнечную Систему. Андерсен получил приказ о возвращении, и, похоже, приказ о переводе. Шепард не видел текста приказа, но когда Дэвид читал его, сначала был удивлен, а затем на его лице прочиталась гордость. Сам Джон не удивился бы, если бы его капитану собрались вручить очередное звание и должность какого-нибудь адмирала флота. Но через несколько часов пришел другой приказ.
  Крейсер "Сидней" запросил помощь. К сожалению это все, что знал Шепард. Поэтому последнее время он размышлял над тем, куда они, собственно, летят. Планета в секторе Альянса, причем в безопасном секторе. Но боевой крейсер запросил подмогу - еще один боевой крейсер. Что это могло значить? Варианты, которые приходили на ум Джона, казались какими-то неправдоподобными. Все, кроме одного. Слушок о поиске каких-то невиданных пришельцев по флоту уже некоторое время бродил. И, если Сидней занимается как раз этими пришельцами, у них возникли проблемы, и привлекать к этому лишнего внимания никто не хочет, вызвали один крейсер. Крейсер Андерсена. Крейсер-герой, с одним из самых опытных экипажей на борту. И, выходя на мостик, Шепард надеялся узнать, прав он в своих предположениях, или нет.
  Корабль уже закончил прыжок, и сейчас офицер связи устанавливал контакт с Сиднеем. Шепард пытался вспомнить, не знаком ли ему капитан Сиднея, и пришел к выводу - что незнаком. Более того, никто из его друзей или хороших знакомых на этом корабле не служит... и не служил. Наконец, связь заработала, и перед Андерсеном появилось окно видео сигнала. Появившийся на экране относительно молодой капитан корабля, возможно даже, моложе Шепарда. Капитан был хмур, и выглядел порядком уставшим.
  "Здравия желаю, капитан Андерсен. В другой ситуации я бы сказал, что для меня честь лично говорить с вами, но, извините, нет настроения. Капитан Уэзли, крейсер "Сидней". Я рад, что вы здесь."
  - Здравствуйте, капитан, - поздоровался Дэвид, - вы звали на помощь?
  Уэзли кивнул:
  "Да. Буду краток. Там внизу разбившееся судно неизвестной ранее расы, и наша полевая база. С базой была установлена дежурная связь, но некоторое время назад связь пропала. На базе находилась рота наших солдат, и, как только связь пропала, я отправил вторую роту, хорошо вооруженную, разобраться в ситуации. На связь они не вышли. Согласно инструкции, выданной мне перед заданием, мы отправили сигнал и остались ждать прихода подкрепления."
  Андерсен и Шепард переглянулись. Ситуация, в целом, понятна. Осталось уточнить детали.
  - Капитан Уэзли, говорит капитан-лейтенант Шепард.
  "А, герой Элизиума? Вы командуете десантной ротой? Чем могу помочь?"
  - Мне нужна информация о численности и возможностях противника, - ответил Шепард, - план базы, список личного состава, сэр.
  Уэзли хмуро провел ладонью по лицу:
  "План базы и список личного состава мы вам отправим. По поводу количества противников... От десятка до сотни. Возможно больше."
  Шепард и Андерсен были удивлены:
  - Что это значит? - спросил Дэвид.
  Капитан Сиднея пожал плечами:
  "Что это был десантный корабль противника, или вроде того. Личный состав находился в чем-то вроде стазис капсул, но некоторые были пусты. Мои люди доложили, что капсул было около двух сотен, но не во всех находились солдаты противника, а некоторые были уже мертвы. Так что точное количество мне неизвестно."
  Не меньше сотни врагов... Это было опасно. Слишком опасно.
  - Сэр! Вы уверены, что кто-то из ваших людей внизу еще жив?
  Уэзли отрицательно покачал головой.
  - Тогда почему не разбомбить базу вместе с кораблем и пришельцами? Сэр.
  Капитан Сиднея грустно улыбнулся:
  "Потому что даже то, что уже успели раскопать ученые, говорить о невероятном потенциале возможных исследований. Якобы, открытие нулевого элемента по сравнению с этим - смешно и незначительно. Мне это не нравиться, капитан-лейтенант Шепард, но у меня есть четкий приказ. Без разрешения от командования флотом никаких бомбардировок. Огонь открывать только в том случае, если корабль заработает и попытается улететь. Можете сами с ними связаться. Если дадут разрешение, а с удовольствием вместе с вами вдарю по этим тварям"
  Шепард вопросительно посмотрел на капитана, но Андерсен отрицательно качнул головой:
  - Я получил тот же приказ, Шепард, извини.
  Джону это не нравилось, но приказ есть приказ.
  - Капитан Уэзли. У вас есть данные по этим существам?
  Тот кивнул:
  "Да, есть. Это секретная информация... Я вам ее, конечно, вышлю, - Уэзли поморщился, - Вам еще вниз спускаться. Кое-что интересное для вас там найдется... Но советую все это уничтожить после ознакомления."
  - Спасибо, сэр, я учту.
  Офицер связи кивнул, показывая, что данные получены.
  "Удачи вам, капитан-лейтенант Шепард."
  Шепард вернулся в свою тесную кабинку и начал изучать данные, присланные с Сиднея. План, возможности противника. Андерсен приказал составить подробный план, а только потом спускаться вниз, и Шепард в этом был полностью с ним согласен. Не меньше получаса ушло только на изучение данных. И лишь еще спустя полчаса Шепард собрал своих людей в грузовом отсеке. Две полновесные роты космопехоты расселись прямо на полу, готовые внимать командиру. Второй ротой командовал первый лейтенант Томсон, фактически подчиняющийся Шепарду.
  - Бойцы внимание! Высадка предстоит сложная и тяжелая. От того, как хорошо вы меня сейчас будете слушать, будут зависеть ваши жизни.
  Но космопехи и так сидели тихо и внимательно слушали. Шепард, протащивший их через множество заварушек, был в абсолютном авторитете.
  - Внизу нас ждет полевая база, по типу исследовательского комплекса, - слева от Шепарда появился голографический план базы, - Они там исследовали корабль пришельцев.
  Джон указал на большое пятно на карте. Справа от него тут же появилась голограмма с изображением пришельца.
  - Вот этих пришельцев.
  - Насекомые какие-то, - высказался кто-то с первых рядов.
  Ему тут же щелкнули по уху, но Шепард не стал его одергивать:
  - В чем-то верно. Эти существа не используют стандартные щиты. Вместо щитов у них прочная броня, закрывающая корпус и некоторые части тела. Говорю сразу, Мстители против них почти бесполезны. Еще одно - стрелять в голову так же бесполезно. Мозг тварей находиться в теле, у позвоночного столба. В самом защищенном месте.
  - И как с ними бороться, сэр? - спросил кто-то другой, его за вопрос никто не тронул.
  - В первую очередь головой, солдат, - ответил Шепард, - Всем автоматчикам вооружиться Защитниками...
  Половину названных автоматчиков поморщились:
  - Сам знаю, что не так удобно, как Мститель. И всем поголовно поставить криопатроны. Это же, к слову, и штурмовиков касается. Ваши цели - конечности. Отстрелим руки и ноги, и ничего они нам не сделают. Стрелять в самое основание, по возможности. Снайперы. Ваша цель почти та же. Ставите фугасные заряды и отстреливаете конечности.
  И снова гул недовольства:
  - Капитан! Мы же умеем по головам работать. Поставим бронебойные, пробьем и корпус, делов-то!
  - По нашей информации, мозг этих существ не мягкий и жидкий, как у нас, а имеет твердую структуру, для защиты. Даже если вы попадете в корпус и пробьете броню, совсем не факт, что пуля нанесет достаточные повреждения. А вот потеря руки гарантировано лишит возможности нормально стрелять. А после поражения криопатронами, если остальные будут хорошо стрелять, это не станет проблемой. Еще по поводу противников. У них есть собственное оружие, но так же они активно используют трофейное. Их собственное оружие легко пробивает щиты. Так что от стандартной тактики, высунулся выстрелил, ушел, пока щит держит попадания противников - сразу отказываемся. Стреляем парами. Один отвлекает, второй стреляет. Штурмовики - на сближение не идти. Это не батары. Они вас когтями рвать будут, если приблизитесь. Ясно?
  Бойцы закивали.
  - Никакого геройства, сэр, вас поняли!
  - Биотики. У меня нет уверенности, что они дадут вам развернуться на полную. Поэтому работаете на поддержание коллективного щита. Атаковать только при полной уверенности в поражении цели. Всем ясно?
  Бойцы закивали.
  - По тяжелому оружию. Там узкие коридоры, твари бегают быстро. Ставить пулеметы смысла не вижу, слишком долго. То же касается ракетниц, пока летит ракета, они десять раз убегут. Поэтому возьмем штатные набор ракетниц, на случай, если вылезет кто-то медленный и твердолобый. Теперь по тактике штурма.
  Шепард перешел к плану.
  - У нас Четыре основных пути от посадочной площадки до корабля, куда мы их для начала загоним. Плюс крыша, не хочу, чтобы они ходили по нашим головам. Поэтому план такой. Делимся на четыре с половиной группы. Четыре идут по проходам. Там узко, так что играем в чехарду. Первое отделение занимает участок и стреляет на поражение по всему, что не человек. бить до перегрева, нужно создать максимально возможную плотность огня. Биотики держат барьер. Противник отступил или уничтожен - следующее отделение идет вперед, и делает то же самое, пока первое перезаряжает барьеры и остужает оружие. Все, кто не участвует в прямом штурме, остаются на шатлах и прикрывают с воздуха крышу базы. Вот там можете и тяжелое оружие брать. По составам групп, - Шепард включил инструментрон и разослал всем список, не оглашать же всех поименно, - Вопросы?
  - Никак нет! - синхронно отозвались бойцы.
  - Последнее, - вспомнил командир десанта, - Есть вероятность, что кто-то из персонала еще жив. Если командир охраны не дурак, то он мог поставить позиции вот в этих местах, - на плане появилось несколько отметок, - воткнуть пулемет - и все, пехоте там уже не пройти. Так что смотрите в оба и не попадайте под дружественный огонь. Все! Готовность - семь минут.
  Через десять минут челноки уже вылетали с корабля. Шепард держал в руках свою винтовку, не типовую Мститель, и даже не менее распространенную Защитник. В его руках лежала одна из первой партии винтовок, с незвучным названием "Мотыга". Свое название она частично оправдывала - была достаточно тяжелой в сравнении с основными моделями. Чтобы достать пушку из самой первой, еще тестовой партии, Шепарду пришлось сильно напрячь свои связи. Стоила оно дорого, да и разработчик предупреждал, что возможны проблемы. Проблема была, правда, всего одна. Не был отработан механизм складывания/приведения в боевое положение. Шепард поступил радикально, вообще отключив этот механизм. Да, приходилось таскать пушку в руках, с магнитного захвата она иногда сваливалась, но в основном оружие Джону нравилось. Точное, мощное, почти как снайперка. Да, Мотыга грелась просто нещадно, позволяя сделать не больше пяти-шести выстрелов подряд, пусть и достаточно быстро остывала. Но мощный выстрел при попадании в тело или голову был фатален, а обеспечить 100% точность для опытного стрелка, прошедшего программу N7, не было невозможным.
  "Посадочная площадка чиста. Заходим на посадку" - отозвался пилот.
  - К бою! - приказал Шепард.
  Солдаты Альянса напряглись, поднимаясь и переводя оружие в боевое положение. Челнок не очень мягко опустился на площадку, и боковая створка открылась. Отделение высыпалось на площадку, держа сектора обстрела, два бойца с пулеметом остались на борту челнока, и тот взмыл в воздух для прикрытия сверху.
  - Ждем, - скомандовал Шепард.
  Подошел второй челнок, и, дождавшись, пока из него вылезут все солдаты, Шепард кивнул к входу:
  - Пошли! Пошли! Пошли!
  Шепард первым вошел сооружения, сразу отмечая кромешную тьму. Неприятно.
  - Включить ПНВ
  Мир окрасился синеватой рябью, и теперь Шепард четко видел пространство коридора, но это все равно хуже, чем при открытом свете. За первым же поворотом они нашли тела. Солдаты, шестеро, все мертвы. Причем следы от обычного оружия, и лишь у одного рваная рана на груди, нанесенная холодным оружием... Или когтями. Элементы брони разворочены, и, похоже, не смогли особо помешать тому, что его убило. Вот и их предшественники, десантная группа с Сиднея.
  - Смотреть в оба, - напомнил Шепард, хотя все и так все знали.
  Скорость группы заметно снизилась, но все равно они уверенно прошла два поворота, обнаружив еще несколько мертвых тел. Выглянув из-за очередного угла, Джон увидел противника. Пришелец шел в их сторону, и тоже заметил солдат Альянса.
  Шепард выстрелил первым. На наведение прицела ушли мгновения. Мотыга гулко ухнула, пуля врезалась в предплечье твари, вывернув кусок мяса, но тот все равно навел трофейное оружие на капитан-лейтенанта. Пришелец успел дать короткую очередь, разбившуюся о барьер и залившую коридор прерывистым светом, а затем плотный огонь открыли остальные бойцы группы Шепард, не стесняясь садить до перегрева. Коридор заполнился вспышками, а в пришельца ударили десятки пуль. Конечности тут же покрылись инеем, и тварь заметно замедлилась.
  Шепард сам, и кто-то из штурмовиков целились в ноги твари, чтобы лишить ее маневра, остальные били по рукам. Пришелец дернулся в сторону, чтобы уйти с линии атаки, но выстрел снайпера оторвал ему опорную ногу, отчего гад начал падать, и вторую оторвал очередной выстрел Шепарда, а дальше постарались остальные. Пять секунд, и на полу остался кусок тела с оторванными конечностями и даже головой. Кто-то из снайперов все же не удержался.
   В другой части комплекса тоже слышны были выстрелы, дело пошло. Группу Шепарда обошли сменщики, и тут же открыли огонь по кому-то впереди. А дальше началась чехарда, когда перегревший оружие солдат отступал, а его место тут же занимал другой. При очередной смене вперед выскочил Шепард, держа винтовку наготове.
  Перекатом переместившись за несколько ящиков, Джон осмотрел ситуацию. Четыре твари вылезали из своих укрытий и давали короткую очередь, после чего сразу ныряли обратно. Даже снайперы достать их не успевали, да и они не выглядывали, будто видели сквозь стену.
  Выхватив гранату, Шепард метнул ее в проход. Но, до того, как заряд рванул, три твари отступило в боковой коридор, ведущий к складам, а еще одна отошла вглубь комплекса. Группа двинулась вперед, держа оружие наготове. Они подошли к развилке, но рядом никого не было, противники отступили глубже. Шепард подал знак одной группе идти за ним, остальные должны медленно двигаться дальше.
  На складе, куда отступило три противника, как и по всей базе, было темно. Капитан-лейтенант подал знак, чтобы посматривали вверх, и двинулся вперед, между рядом типовых контейнеров. И, когда вся группа вошла на склад, сверху раздался удар. Один из крупных контейнеров покачнулся и полетел вниз. Снайпер, замыкавший группу, едва успел отскочить в сторону, чтобы контейнером не накрыло его. Вся стопка грузов покачнулась, заставляя группу нервно пятиться. Шепард подал знак бойцу - биотику. Тот, сосредоточившись, запустил в верх сингулярность. Блоки контейнеров затряслись на местах, но сингулярность была слишком слабой, чтобы сдвинуть их. А вот по раздавшимся скрипам когтей стало ясно, что пришельцы достаточной массой похвастаться не могут.
  - Там! - Джон указал, на каком ящике сидит противник.
  И один из штурмовиков сразу забросил туда гранату. Группа сразу разошлась, хотя граната была зажигательной и контейнер со своего места наверху стопки не столкнула, но перестраховались.
  В этот момент один из солдат болезненно выкрикнул, заставляя группу обернуться на него. Один из тех, кто шел впереди, уже почти мертвой тушкой болтался на руке пришельца, прикрывающегося им, как щитом, и уже наводящим оружие на солдат Шепарда. Сам капитан-лейтенант сразу упал на спину, но остальные были менее проворны. Тварь выпустила длинную очередь, разбившуюся о щиты, лишь одного из солдат слегка ранило. Шепард прицелился, но пришелец полностью скрывался за телом убитого бойца, и отступал, не давая в себя попасть. Два штурмовика по привычке бросились на сближение. У них даже были неплохие шансы...
  Но другой пришелец атаковал сзади, набросившись на снайпера. Спрыгнув на солдата сверху, противник просто раздавил его, тут же вскинув оружие. Но на этот раз Шепард, среагировавший еще на скрипнувшие когти твари, был быстрее. Мотыга несколько раз глухо охнула, три точные попадания отстрелили гаду конечность. Находящийся рядом с ним солдат вскинул винтовку и дал очередь, разбившуюся о грудную броню. А ответный пинок твари отбросил бойца на несколько метров назад. Остальные, наконец, среагировали, и открыли плотный огонь. Второй снайпер вовремя отстрелил ногу уже собравшейся ретироваться твари. А Шепард, вскочив, бросился туда, где раздавались выстрелы дробовиков, с этой тварью бойцы разберутся сами.
  Но Шепард только успел отделиться от группы, когда откуда-то сбоку на него выскочил еще один противник, замахиваясь своей когтистой лапой. Шепард рывком заставил себя рухнуть на спину, несколько раз выстрелив по руке противника. Одна пуля едва задела плоть, но две других попали хорошо. Рука не отвалилась, но уже не подчинялась хозяину. Пришелец лишь недовольно рыкнул, двинувшись на Шепарда. Капитан-лейтенант, ногами отталкивая себя назад, дважды выстрелил в ногу твари, и Мотыга пикнула, сообщая о перегреве. Два попадания лишь едва замедлили противника, и Шепард выхватил пистолет и продолжил стрелять. Пришелец лишь немного замедлился, но все же подошел к капитан-лейтенанту и попытался ударить еще рабочей рукой. Шепард отбил удар, переключил инструментрон на режим клинка и резким взмахом срубил голову пришельцу. Тот отшатнулся, явно потеряв ориентацию в пространстве. Шепард подхватил остывшую винтовку и отстрелил гаду сначала ноги, а затем и оставшуюся руку.
  - Всякое видел, - тяжело дыша, прошептал он, глядя на дергающее оторванными конечностями тело, - но это перебор.
  Подскочил и все же добрался до штурмовиков. Рядом с таким же телом без конечностей, какое оставил он сам только что, лежал мертвый солдат, а второй сидел у стены, держа рукой рану.
  - Командир, ты был прав. К этим лучше не приближаться, - хрипло сообщил солдат.
  - Держись, мы тебя вытащим, - Шепард аккуратно приподнял бойца и, перекинув его руку через плечо, повел к остальной группе.
  Оставшиеся бойцы держали позицию, но вглубь соваться не торопились.
  - Сэр! - оживились они, увидев командира.
  Раненого тут же приняли, обрабатывая рану медигелем.
  - Потери?
  Солдаты переглянулись.
  - Четверо убитыми, один, - сержант указал на штурмовика, - тяжело ранен. Два легко ранены.
  Капитан-лейтенант зло сжал кулаки. Но с этим ничего нельзя было сделать.
  - Пусть один из раненых выведет Питера на посадочную площадку. Эта часть базы уже очищена, так что проблем не возникнет. Остальные - вперед.
  Остальных, вместе с Шепардом, было всего четверо. Один биотик, снайпер ушел вместе со штурмовиком. Ушедшую вперед группу нагнали в одном из коридоров. Их тоже потрепали, не хватало троих, двое ранены. Приняв решение дальше идти одной группой, что было, в общем-то, очевидно, Шепард снова вышел вперед. Командир он, или нет, но среди этих людей он - самый опытный и самый обученный. Ему и рисковать головой первым.
  Подходя к проходу, ведущему к столовой. Шепард остановил бойцов и сам подошел к углу стены. Коротко выглянул, увидев несколько горящих точек каких-то приборов, но общего света не было. Исчезнувшая было надежда найти выживших вспыхнула с новой силой.
  - Говорит капитан-лейтенант Шепард. Крейсер Токио. Есть кто живой?
  Несколько секунд ответа не было, но все же кто-то там зашевелился:
  - Капитан-лейтенант Тит, - отозвались из столовой, - крейсер Сидней. Как я рад вас слышать, Шепард.
  - Не стреляйте, мы выходим.
  И сам же, первым, аккуратно выглянул, чтобы, случись что, иметь хотя бы призрачный шанс отпрыгнуть. По нему прошлись светом фонарика, и за баррикадами послышались голоса. Шепард шагнул вперед. В коридоре, отделяющем столовую от прочих построек было полно тел людей и пришельцев, или скорее ошметков тел, явно работа тяжелого пулемета. Он, вместе с группой подошел к баррикадам.
  - Дайте свет, - приказал своим.
  Один из солдат выхватил несколько трубок и бросил вперед, трубки засветились, освещая помещение. Шестерка солдат, четверо ранены, три инженера, двое ранены, и пять ученых, один ранен. Плюс трупы.
  - Капитан-лейтенант Тит? - он провел глазами по солдатам. Из-за крови и грязи знаком различия было не видно.
  - Я здесь! - поднял руку один из раненых солдат.
  - Подождите секунду, - Шепард включил рацию, - группы! Доложить!
  "Вторая группа, вышли к кораблю. Семь убитыми, трое ранеными. На корабле тишина, оттуда никто не лезет, сэр"
  "Третья группа, вышли к кораблю. Шесть убитыми, раненых нет"
  "Четвертая группа. Почти дошли. Один тяжело раненый, восемь убитых"
  - Занять позиции у корабля, ждать дальнейших приказов, - и уже своим людям, - осмотрите их.
  Капитан-лейтенант устало потер шлем в районе лба рукой. Одна высадка, и столько убитых. Пиратов его ребята косили без потерь, не считая легких ранений. А это? Уже двадцать восемь человек. Треть десанта за неполный час. На корабль он своих людей не пошлет, что бы там кто ему ни приказывал. А бойцы тут же разделились, оказывая первую помочь, как могли.
  - Давай коротко о том, что произошло, - обратился Шепард к Титу.
  - Твари вылезали из корабля в обход основного шлюза. Наверное, через крышу, проникли в разные части базы. Вывели из строя антенну и генераторы. Затем отключили вообще весь свет. Мы сначала в разных точках держали оборону, но вначале их было не много. А с корабля полезло не меньше сотни гадов. Я был на первой линии, едва сумел добраться сюда вместе с еще тремя бойцами. Инженеры находились на складе, их защищали турели, но у нас кончались патроны. Поэтому инженеры вместе с боеприпасами пошли на прорыв к нам. Дошли пятеро. Но благодаря этому мы еще живы. Последние часы... Не знаю сколько, сидим здесь. Твари иногда напоминают о себе, но на штурм не идут. Я слышал, как к нам пытались пробиться подкрепление с Сиднея, но...
  - Вы молодцы, долго продержались, - Шепард поднялся, идя к выходу, одновременно переключаясь на внешнюю связь с челноками, чтобы через них связаться с Андерсеном, - капитан!
  "Шепард! Как у тебя дела?"
  - Не очень хорошо, сэр. Мы очистили базу и даже нашли несколько выживших, но много потерь. Двадцать восемь человек, сэр. Мои люди заняли позиции у корабля противника, но я не могу послать их внутрь. Сэр. Не с такими потерями.
  Несколько секунд Андерсен молчал, но все же ответил.
  "Я понял. Удерживайте позицию, я доложу на флот. Пусть шлют сюда дополнительные корабли, или лезут сами. Удерживайте позиции, я подумаю, что делать дальше."
  - Сэр, пришлите нескольких инженеров, чтобы восстановить подачу энергии и прочее, - попросил Джон.
  "Хорошо, ждите. Конец связи"
  Шепард вышел в просторный зал, где висел корабль пришельцев. Его солдаты грамотно заняли позиции и разделились на тех, кто следил за кораблем, и тех, кто отдыхал. Шепард нашел своего зама.
  - Ты как?
  Тот махнул рукой, показывая, что в норме.
  - Не считал, скольких мы уже положили?
  - Ну... Сложно сказать. Кого-то пристрелили еще до нас с помощью турелей и пулеметов. Кого-то мы... Дай перевести дыхание, потом попробую посчитать.
  Шепард кивнул:
  - Ладно. Скоро прибудут инженеры, восстановят питание, да и думаю пулеметы сюда воткнуть. Но я удивлен, что они сидят внутри и нос не кажут.
  Лейтенант согласился:
  - Да, мне это тоже кажется странным. И еще знаете, что, сэр. Я думаю...
  Договорить лейтенант не успел. Корабль пришельцев дернулся, вырываясь из оков, натужно заработал двигатель, набирая обороты, и будто взревел, как живой. В следующий миг от корабля пошла мощная волна, откинувшая всех солдат назад. Шепард приложился обо что-то головой, и потерял сознание...
  
  Борис Михайлович Смирнов. Контр-адмирал.
  
  За стеклом огромного иллюминатора проплывали корабли Пятого флота. В другой ситуации Борис был бы горд видеть это живое доказательство мощи ВКС Альянса, но сейчас... Нет, он и сейчас был горд, но вот сидеть на станции Арктур, пока в его собственном подразделении творится показательный бедлам, накапливается и без того большая гора текучки... В общем, вместо личного разговора с адмиралом Хакетом он бы вполне обошелся средствами дальней связи. Но адмирал вызвал на личный разговор, и достаточно быстро придумать причину этого разговора избежать Борис не сумел. Пришлось подчиняться. Совещание вот-вот закончится, так что...
  Дверь открылась и в не то, чтобы большую, но все же просторную каюту вошел Хакет. Смирнов повернулся к нему лицом и встал по стойке смирно, привычно отдавая воинское приветствие.
  - Вольно, Борис. Садись, есть разговор.
  Контр-адмирал был немного удивлен. То, что его попросили подождать в каюте для отдыха, еще было объяснимо. Но вот почему Хакет хочет поговорить здесь, а не в своем кабинете?
  Тем временем Стивен уже расположился в одном из кресел рядом с баром и что-то себе налил.
  - Разговор не столько деловой, сколько... Хочу поставить тебя в курс дела, чтобы потом не получилось конфузов.
  Это объясняло ситуацию... Отчасти. Борис сел, но наливать себе что-либо не стал. Не имел привычки.
  - Нормандия почти закончена, - сообщил Хакет.
  Это Борис знал и сам, не зря был негласным куратором разведки. Именно поэтому в его подразделении царил контролируемый бедлам. Чтобы как-то проанализировать все информацию, которую обрабатывал Смирнов и его доверенные люди, нужно было сначала разобраться во всем этом кавардаке. К сожалению, пока не было других средств противодействия против спецов из ГОР. Сколь бы хороши не были саларианцы в аналитике, но все их способности разбивались о русскую непредсказуемость подчиненных Бориса. Его волкодавы в наглую сливали всем, кто хотел незаконно проникнуть в инфраструктуру Альянса, такой бред, что у азари на голове их щупальца в узлы завязывались. Косяки, конечно, тоже бывали. Но отсутствие какой-либо системности в работе контрразведки сводило с ума разведки всех заклятых друзей Альянса.
  - Ну это ты и без меня знаешь, - улыбнулся Стивен, - Но, боюсь, до тебя этот корабль так и не дойдет.
  Борис вопросительно поднял бровь.
  - И кто такой смелый?
  Хакет прыснул. О том, насколько нужен подобный кораблик Альянсу, он знал не хуже Смирнова. И в том, что Борис правдами и неправдами закопает любого, кто посягнет на это богатство, он тоже не сомневался.
  - На самом деле я. Подвернулась интересная ситуация, и я решил обставить всех, пока никто не успел спохватиться. Так что в твое прямое подчинение Нормандия не попадет, но вот работать с ее капитаном ты вполне сможешь.
  - Кого вы собираете назначить, сэр?
  - Капитана Андерсена, пока, - ответил Стивен, - Но как ты сам понимаешь, Дэвид заслуживает более высокой должности. Мне нужен его авторитет, чтобы отвадить всяких идиотов от посягательства на корабль и попыток потащить туда своих людей. Команду подберем надежную. Но это не главное.
  Борис кивнул. Он все еще не услышал, что же такое собрался провернуть фактический лидер львиной доли всего флота Альянса.
  - Совет, наконец, решил пустить людей в программу СПЕКТР.
  А вот это была интересная новость.
  - Кандидата уже подобрали?
  Стивен улыбнулся:
  - Целый список набрался. Все, как один, N7, награды, подвиги. Почти все. Возглавляет список капитан-лейтенант, пока, Джон Шепард.
  Смирнов лишь кивнул:
  - Поддерживаю его кандидатуру. Хороший офицер, перспективный.
  - Я назначу его на Нормандию, вместе с Андерсеном. И, когда Шепард получит свой статус СПЕКТРа, назначу его капитаном корабля. Опыт старшего помощника на фрегате у него есть. Даже и.о. капитана, с чем он превосходно справился.
  И вся суть плана Хакета стала для Бориса понятной.
  - Вы позволите мне работать с Шепардом. И, кроме одного из лучших кораблей галактики, я смогу взаимодействовать еще и с человеком - СПЕКТРом?
  Стивен кивнул:
  - Именно. Ты, только, не забудь сам перед ним засветиться и сделать формальный выговор. Ты знаешь, как это делается.
  Борис кивнул:
  - Да, это интересный план, сэр. Я, со своей стороны, обеспечу, чтобы со стороны Альянса ничего не помешало.
  Хакет кивнул:
  - Я рад, что ты понял. Но я хотел бы поговорить об еще одном кандидате. И тоже Шепард.
  Борис состроил самое скептическое выражение лица, на которое вообще был способен:
  - Ее? Выгнана из программы N7. Имеет больше выговоров, чем любой офицер во всем флоте. Наглая. Без всяких авторитетов. Себе на уме... - дальше Борис продолжил по-русски и не очень цензурно, - кхм. Простите, сэр. Но ее я бы вообще никогда не представлял галактическому сообществу.
  Стивен хитро улыбнулся:
  - И потому она у тебя на особом режиме? И счета ее поэтому Альянс оплачивает?
  Брис пожал плечами:
  - Она умеет работать, это я не отрицаю. В чем-то, лучше своего брата. Но СПЕКТР? Это будет позор. Ей потребуется три минуты, чтобы опозорить Альянс перед всей галактикой, а потом еще десять, чтобы опозорить Совет, который ей это звание дал. Если узнаю, что ее действительно кто-то хочет выдвинуть в СПЕКТРы, лично закапаю где-нибудь в Траверсе, чтобы никто и никогда не нашел.
  Хакет лишь хмыкнул:
  - Пока я уберу ее имя из списка. Но ты все же подумай над такой возможностью.
  
  Глава 16.
  
  Урия Тевос. Советник.
  
  Азари еще раз пробежалась глазами по отчету. Но, сколько бы она не перечитывала этот текст, он не изменится.
  Предшественница Тевос искренне считала, что история Цитадели - это история цивилизации Азари. И в чем-то она была права. Азари заложили основы Совета Цитадели. Почти пять сотен лет именно Азари были ведущей расой в Совете. Все очень просто. Саларианцы, не смотря на все попытки отдельных личностей, попали под влияние Азари. Появившиеся после волусы не стали проблемой. Да, они создали общегалактическую банковскую систему, но так и не смогли даже приблизиться к величию, достаточному, чтобы войти в Совет. Открытие посольства - все, чем ограничился Совет тогда. Объявившихся следом Батарианцев с их работорговлей и прочими варварскими замашками не любили с самого их появления в пространстве Цитадели, но посольство они так же открыли. Элкоры, ханары, кварианцы, сдерживать все эти расы на переферии галактической политики удавалось благодаря саларианцам. Эпоха рассвета цивилизации азари, как лидера галактической политики. За которой последовал резкий закат.
  Обнаружив Рахни, тогдашний Совет не предал этому большого значения. Никто не считал насекомых не просто соперниками, даже помехой. И отнеслись к ним соответственно. И в какой-то момент Рахни заняли колонию, которую очень хотела получить одна не в меру амбициозная матриарх. Она, в обход совета матриархов, сумела спровоцировать нескольких подверженных ее влиянию саларианских высокопоставленных офицеров на атаку. Этой ошибки ей так и не простили.
  Начинается тяжелая и сложная война, которую Азари, возглавлявшие Совет, проигрывают. Ища выход из катастрофического положения, саларианцы "возвысили" кроганов. Необузданных, агрессивных ящериц. Кроганы уничтожили Рахни. Но контролировать их тогдашний Совет был не в состоянии. Началось Востание Кроганов. Положение спасли Турианцы. Они выйграли войну с Кроганами. Они, не Совет. И саларианцев это порядком отрезвило. Влияние Азари упало настолько, что все три расы действительно стали равноправными в Совете Цитадели. Они пытались вернуть утраченные позиции, но о прежнем уровне вияния не стоило и говорить.
  Каких трудов предшественнице Тевос стоило возвращение хотя какой-то части влияния, это целая повесть, достойная занесения в анналы истории, но все же распространять такую информацию не стоит. Медленно, шаг за шагом, ослабляя бдительность турианцев, щупальца азари проникали в их структуры. Но снова вышли осечки. Сначала с культом Арка, уничтожение которого совсем не является состоявшимся фактом. Затем с новым Примарх, запретившим участие представителей других рас в высшей повседневной законодательной деятельности правительства турианцев. Так что вернуть себе нити управления, потерянные после рахнийских войн, так и не удалось. Турианцы хорошо запомнили применение генофага, которому совсем не были рады. Это расходилось с их понятиями о "чести". Расходилось настолько, что все личный состав групп, что устроил геноцид народа Кроганов, после завершения миссии попросил вычеркнуть их из истории и закончить жизнь самоубийством. А Примарх, допустивший все это, сложил с себя обязанности и покинул пост, осев в какой-то глухой колонии. Вернуть влияние на саларианцев так же не удалось, но уже по другим причинам.
  А затем на политическую арену, как говорят у них самих, с грацией слона в посудной лавке, ворвались люди. Альянс Систем стал настоящей проверкой на устойчивость для Совета Цитадели. Пугать людей было бесполезно, турианцы и так уже отхватили во время Войны Первого Контакта. Разведка саларианцев обламывалась. В Альянсе творился полнейший бардак и хаос. Возникали и разрушались политические и коммерческие организации. Люди грызлись за власть и влияние между собой куда более ожесточенно, чем расы Совета Цитадели за влияние на политику Совета. Любая достоверная информация устаревала раньше, чем добиралась от агентов до заказчиков. А чтобы получать действительно полную информацию, а не урывки, нужно приставить по любовнице к каждому сколько-нибудь влиятельному человеку. Но проблема была и в высшем руководстве. Хотите увидеть, кто действительно руководит флотом Альянса Систем? Так знакомьтесь, Адмиралы, с первого до последнего. Еще есть совет Альянса, который на Земле, но он делегировал все полномочия адмиралам, чтобы те могли быстро и оперативно реагировать. Тот же Хаккет был одним из самых сильных политических фигур. Но вот проблема, после той грызни за власть, что велась внизу, до верха добирались такие зубастые зубры, что могли по трое иметь каждый день лучших агенток азари, и даже не стесняться этого. У Хакетта была и есть любовница азари, об этом знает весь флот, и эти людишки лишь тихо завидуют героическому адмиралу. Ни у кого из них даже сомнения не возникает в том, что миловидная красотка никакого влияния на адмирала не имеет, потому что это Адмирал! Глыба! И они правы. Танри даже доступа к информации не имеет. Так, крутиться рядом, как статусная вещь, положенная такому человеку.
  При этом еще ходила информация о некой группе людей, работающих в тени. И саларианский ГОР лишь разводил руками. Знаем, пересекались, действует. Нет, лидер не известен. Цели, предположительно "прогресс человечества".Нет, база неизвестна.Нет, финансовые потоки отследить не удалось. Даже на счет названия не уверены. И самую большую пощечину от человечества, которую когда-либо получала Тевос, она помнила хорошо.
  Это было на Иллиуме. На ее глазах некий предприниматель человек, в совершенно законном противостоянии с матриархом и главой одной крупной корпорации, полностью разорил ее и экспроприировал все ее имущество. Разозленная матриарх тогда выкрикнула:
  "Да как вы смеете! Я Матриарх! Мне более тысячи лет! Я создала и владела этой корпорацией все это время! Да мы вышли в космос две с половиной тысячи лет назад! А вы лишь жалкие пятьдесят!"
  Ответ землянина заставил Тевос очень серьезно пересмотреть свои взгляды на жизнь. Мужчина лишь мягко улыбнулся азари, ответив:
  "Две с половиной тысячи лет назад мои предки ездили на колесницах и убивали друг друга деревянными копьями с бронзовыми наконечниками. Продолжайте в том же духе, госпожа матриарх, и через две с половиной тысячи лет вы будете нашими домашними питомцами"
  И вот, на горизонте появляется еще одна новая раса. И уже доказано, что технологически они более развиты. И ученые саларианцев действительно сходятся во мнении, что они прибыли откуда-то из-за пределов галактики. Так что ситуация с этой новой расой была крайне неоднозначной.
  Раздался сигнал о посетителе, и Тевос позволила двери открыться. Порог переступила Ша'ира, приветственно поклонившись советнику, и только после этого проходя и усаживаясь на одном из диванов.
  - Урия, - улыбнулась Спутница.
  - Ша'ира, - ответила кивком советница.
  - Не часто меня приглашает на личный разговор член Совета. Я так понимаю, это что-то важное.
  Тевос кивнула:
  - Очень важное. Возможно, первостепенно важное для всей нашей расы.
  - М-м-м, - протянула Ша'ира, - как интересно. И чем я могу помочь?
  - Мне нужен твой лучший талант.
  - Мой лучший талант, вопреки распространенному мнению, дипломатия.
  - Именно он мне и нужен. Ты слышала о появлении новой расы в пространстве Цитадели?
  Спутница кивнула:
  - Я что-то такое слышала.
  - Ударный флот турианцев вот-вот обнаружит их местоположение.
  Ша'ира вопросительно приподняла бровь.
  - Раз ты говоришь со мной, то предполагаешь, что мне будет, с кем вести переговоры?
  Тевос кивнула:
  - Флот был отправлен с молчаливого согласия Примарха Сезаруса. Я считаю, что он собирается таким образом избавиться от слишком радикальных офицеров, с которыми не удается договориться по-другому.
  Спутница к такой информации отнеслась скептически.
  - Я понимаю, что Сезарус дальновидный политик с превосходным чутьем настоящего хищника. Но ударный флот Иерархии? Альянс в свое время не смог уничтожить флот. Нанести повреждений достаточно, чтобы охладить пыл турианцев и склонить их к диалогу - да. Но не уничтожить.
  Тевос отрицательно покачала головой:
  - Сейчас ситуация другая. Мы уже выяснили, что эти пришельцы более развиты, чем мы сами. Намного более развиты. И есть основания предполагать, что в военном ремесле они разбираются куда лучше турианцев. В случае, если эти существа все же проиграют - ты просто вернешься обратно, - ответила советница.
  Ша'ира поумерила скепсис.
  - Предположим, турианцы проиграют. Захотят ли гости после победы с нами говорить?
  - Естественно, - кивнула советница, - Нужно же будет с кого-то потребовать свою награду за победу. И ты им эту награду предоставишь. Или не ты сама вела переговоры с Альянсом сразу по окончанию Инцидента у ретранслятора 314?
  Спутница задумчиво кивнула:
  - И что я могу им предоставить?
  Тевос отмахнулась:
  - Что угодно. На время, пока ты будешь представителем нашей расы, у тебя полный карт-бланш на все наши ресурсы, и можешь не стесняться говорить о ресурсах саларианцев и турианцев. Я найду способ получить необходимое. Но Диалог с гостями должна вести именно ты, именно от лица нашей расы.
  Ша'ира мягко улыбнулась:
  - Все грезишь властью, Урия? - и, не давая советнице ответить, хотя та уже готова была возмутиться, продолжила, - Я понимаю, чего ты хочешь. Даже больше, я одобряю это желание. Но прошу тебя быть осторожнее. Я могу принести тебе тот мир с гостями, который ты просишь. Но мы обе понимаем, насколько дорогим этот мир окажется.
  Советнице Азари потребовалось некоторое усилие, чтобы подавить вспыхнувшее было раздражение, и спокойно кивнуть.
  - Я рада, что ты понимаешь. Нам нужен этот мир, Ша'ира. Тебя будет сопровождать наш патруль... Впрочем, ты и сама знаешь. Еще что-то?
  - Нет, - Спутница поднялась, - Пожалей мне удачи, Урия.
  - Да пребудет с тобой богиня, - отозвалась Советница.
  
  Адмирал Раэль'Зора вас Аларей.
  
  - Вы закончили изучение повреждений? - совещание продолжалось уже больше часа, и снова грозило затянуться.
  Это было поразительно. Одна единственная видеозапись и несколько уничтоженные оружием представителей нового вида давали такое количество информации, что голова шла кругом.
  - Да, отчасти. Циклоскопическая высокотемпературная неравноценная водородная плазма. Щиты стандартной конфигурации ее не удержат, но мы, теоретически, можем подобрать конфигурацию, при которой большая часть плазмы потеряет циклоскопическое свойство, что резко снизит поражающий эффект.
  Хан'Геррел поморщился:
  - Насколько снизит?
  Марасис, помощник Раэля, заглянул в свой датабук.
  - От семидесяти пяти до девяносто трех процентов, в зависимости от условий боя, общей массы заряда потеряет скорость.
  - Неплохо, - кивнул Адмирал Тяжелого флота.
  Но он не совсем понимал значение этих цифр, пришлось Реалу объяснять самому:
  - Плохо, Хан. Чтобы считать щит эффективным, придется добиться показателя от девяносто семи до девяносто девяти процентов. Потому что даже десятая часть заряда, которым выстрелили по фрегату Гетов, попади он в один из наших крейсеров, оставит сквозное отверстие сантиметров в сорок, и хорошо еще, если не детонирует воздух в отсеках.
  - Тогда зачем такой мощный заряд? - не понял Адмирал.
  - Затем, что предназначен он был не для кинетического барьера, а для высокотехнологичной брони, - Раэль вывел на экран отрывок записи, на котором снаряд из орудия шатла гетов попадает в корпус корабля чужих.
  - Излучение массзаряда на снаряде неожиданно исчезает на самом подлете к броне корабля, - Раэль показывал кадры замедленного воспроизведения, - а затем на поверхности корабля формируется ответное излучение, собирающееся, подобно статическому электричеству, и отстреливающее по вольфрамовому снаряду. Снаряд раскаляется и, при соприкосновении с поверхностью, кинетическая энергия распределяется, что сопровождается видимым волновым излучением, по поверхности, или прямо по материалу брони, гаситься, и...
  Вольфрамовый снаряд просто превратился в тонкий блин на поверхности корабля, быстро остыл, и отвалился. Последние кадры уже после попадания, где на броне заметно лишь потемнение, но никаких повреждений. Выждав паузу, Раэль продолжил:
  - Не смотря на внешний вид, это многослойная высокотехнологичная броня. Обшивка большинства наших кораблей, если убрать кинетический барьер, даже выстрел из крупнокалиберной винтовки не удержит, а чтобы пробить это... - Адмирал хмуро вздохнул, - У меня только теории. Броня высокотехнологична, но мы видим, что это не просто очень прочный материал. Раз там используются какие-то излучения, значит, есть некие конденсаторы энергии. Которые, в теории, можно перегрузить. Нам, чтобы пробить хорошо бронированный корабль такого типа, потребуется сконцентрированный огонь. А сами чужие используют высокотемпературную плазму, которая будет прожигать броню корабля, даже если потеряет циклоскопичность и часть скорости.
  Адмирал Даро'Зен кивнула, подтверждая результаты работы коллеги.
  - Изучая материалы, добытые вашими разведчиками, мы уже отклонили несколько теорий по плазменному оружию, а нескольким нашли подтверждение. Чужие не использую Эффект Массы на своих плазменных снарядах. Вообще ее не используют, судя по материалам. Мы и так слишком долго ходим вокруг этого боштет эффекта, хотя отлично понимаем, что нужно вдумчиво подтянуть другие направления разработок.
  Хана научная часть вопроса интересовала мало.
  - Я понял, что чужие серьезно превосходят гетов, как и нас, в плане развития. Но запись боя... Поведение гетов...
  Он не мог выразить свои подозрения словами, но Раэль и так все понял.
  - Плазма, кроме всего прочего, несла сильный электрический заряд. Попадание просто жарило гетам мозги, нарушая работу всех систем. На платформах, получивших прямое попадание в корпус, полностью уничтожено все внутреннее оборудование. Расплавлено полученным зарядом.
  - Нам ни в коем случае нельзя вступать с этими существами в прямой конфликт, - добавила Даро, - даже легкого попадания хватит, чтобы серьезно повредить костюм. Мы получим либо гору трупов, либо толпу тяжело раненых, инфицированных калек, после первого же боя наземных сил. Про бой в космосе Раэль уже рассказал.
  Хан не был дураком и вполне понимал перспективы.
  - Слишком неудобный противник.
  Хотя это было уже оправдание.Для кварианцев сейчас любой противник был крайне неудобен.
  Адмирал Заал'Корис, молчавший до последнего момента, обвел коллегию задумчивым взглядом, который не скрывался даже под шлемом костюма.
  - Мы возвращаемся к вопросу, от которого ушли вчера. Я снова поднимаю вопрос о необходимости прямого контакта с чужими.
  Хан привычно отмахнулся:
  - Они не станут с нами разговаривать.
  Наконец высказалась и Шала'Раан:
  - При первом контакте с Гетами, а мы уже установили, что это был первый контакт, чужие попробовали вести диалог.
  Хан лишь снова отмахнулся:
  - А при первом контакте с турианцами расстреляли их патруль, даже не попытавшись вступить в диалог.
  - По этому инциденту нет достоверной информации, - высказалась Даро.
  Раэль перевел взгляд на бедолагу Марасиса, который сейчас права голоса не имел, но вынужден был слушать и ждать, пока адмиралы не спросят у него что-нибудь, или не отправят куда-нибудь. Пока коллегия вернулась к вчерашнему спору о дальнейших действиях, Раэль задумался о другом. Его дочь, Тали, вот-вот должна отправиться в паломничество. Именно сейчас, именно в это нестабильное время. Технически, он имел возможность оставить ее на флотилии, и это даже не вызвало бы пересудов. Тали - отличный инженер, и без всякого паломничества ее примут в экипаж любого корабля флотилии. Но она сама ни за что на это не согласиться. И никакой возможности защитить дочь за пределами флотилии у него не было. Были, но от сопровождения Тали отказалась, и незаметно повесить ей своих людей просто не получиться. И, ведомая любопытством, она обязательно влезет в неприятности, что неоднократно случалось даже на флотилии, отпускать дочь было откровенно страшно, но остановить ее не было никакой возможности.
  - Все еще не понимаю, почему ты настаиваешь на том, что чужие обязательно договорятся с гетами? - спросил Заал'Корис.
  - Потому что не смогут договориться с Советом, - ответила Даро'Зен, - и не захотят оставаться в одиночестве. Совет, следуя своим обычным привычкам, попытается заткнуть новичков, поставив их в максимально неловкое положение, как было с Альянсом. Люди, в конечном итоге, оказались слишком зубастыми, но здесь другое. Люди оказались отлично подготовлены к политике Совета, и быстро приспособились. Эти существа, судя по данным, приспосабливаться ни к кому не будут. Но и оставаться в одиночестве не захотят.
   Шала'Раан недоверчиво покачала головой:
  - Это лишь наши домыслы.
  Даро пожала плечами:
  - Буду счастлива найти им опровержения.
   Хан'Геррел, уже уставший от этой темы, внес конструктивное предложение:
  - Мы не обязаны прямо сейчас бросать все и лететь в гости. Подождем немного, и выберем удачный момент для уверенного контакта. Даже если мы встретимся с ними после представителей Совета, это скорее пойдет во благо, чем во вред.
  - Лишь бы не упустить момент, - Даро кивнула, соглашаясь с предложением.
  - И послать правильного дипломата, - добавила Шала'Раан.
  Шала многозначительно посмотрела на Раэля, и ему этот взгляд не понравился. О том, что Тали, узнав о чужих, очень заинтересовалась ими, знали, если не на всей флотилии, то на половине точно. И в том, куда именно попытается попасть дочка, Раэль не сомневался. Насколько у нее это получиться - другой вопрос, но попытается однозначно. И, судя по намеку Шалы, она собиралась девочке косвенно ненавязчиво помочь. Боштет. А ведь ему так хотелось держать Тали подальше от политики.
  - Необязательно именно дипломата. Скорее ненавязчивого посланца, - скорректировала Даро, а возможно, уже поняла, о чем речь.
  - Оставим этот вопрос. Мы еще не разобрали все технические проблемы, - напомнил Хан.
  Раэль кивнул подчиненному:
  - Марасис, продолжай.
  Дискуссия пошла дальше, и затянулась. Вопросов и догадок было много. К сожалению, слишком часто кварианцам приходилось действовать на основе догадок, и пренебрегать ими сейчас было нельзя. Да и технических деталей хватало, что тоже требовало времени и обсуждения. Поэтому вырвался с совещания Раэль уже глубоко за полночь по корабельному времени. Уже возвращаясь в свою каюту вспомнил, что Тали должна была сегодня к нему зайти для разговора перед ее отлетом. Все же здесь, на Аларейе, она бывала не часто, больше времени проводя на Райе. Раэль открыл дверь каюты, рассчитывая увидеть дочь спящей, но та что-то делала со своим инструментроном.
  - Папа! - тут же подскочила девушка, - ты знаешь, который час? Ты ужинал?
  - Я не голоден, Тали.
  - А... Ну, хорошо... Я... Тут...
  Раэль улыбнулся:
  - Составляла маршрут путешествия?
  - Нет! - взвилась дочь, - Я знаю, что так не принято делать. Можно лишь наметить направление, и...
  - Ну, направление ты уже наметила. Теперь нужно понять, как добраться.
  - Нет! - еще сильнее задергалась девушка, - Еще даже непонятно, куда лететь! В экстранете только предположения... И там практически неосвоенный космос... И, вообще...
  Не выдержав, Раэль в голос засмеялся.
  - Тали, какой ты еще ребенок.
  - Папа! - насупилась дочь.
  Присев на свою кровать, адмирал устало выдохнул.
  - Я знаю, что не смогу тебя переубедить. Но прошу - будь осторожна, девочка моя.
  Тали смутилась, с трудом выдавив из себя:
  - Да, папа, конечно... Я буду осторожна...
  Они проговорили сколько могли. Потому что Раэль очень хорошо знал, насколько долгим иногда может быть паломничество...
  
  Глава 17.
  
  Лицч Стир. Кириец
  
  - Вам нельзя напрягаться, господин Стир, - нудила медсестра.
  Но старик, перетерпевший очередной приступ кашля, лишь отмахнулся.
  - Этому телу осталось продержаться несколько часов, дорогуша. Так что иди, погуляй, твоя помощь больше не нужна.
  Медсестра возмущенно хлопнула в ладоши:
  - Господин Стир! Это возмутительно! Вы не позволяете выполнять мне мои прямые обязанности! Господин Стир, хоть вы его вразумите! - она повернулась к третьему присутствовавшему в палате кирийцу.
  Зейц лишь ухмыльнулся:
  - Он прав, Фдая. Корабль наших гостей уже на подлете, так что речь идет уже о минутах.
  - Но господин Стир! - не переставала возмущаться сестра.
  Лицчу это надоело, и он прикрикнул на девушку:
  - Трааг тебя задери, девчонка! Избавь меня от своих воплей и дай спокойно попрощаться с сыном. Даже Девам Аллийи не известно, кем я стану после операции, а ты омрачаешь мои последние минуты своим писком!
  Сестра обижено фыркнула, но все же покинула палату. Сын осуждающе покачал головой:
  - Она о тебе заботиться, отец.
  - К траагу ее заботу, прямо под хвост, - Лицч оскалил резцы, - я уже почти поверил, что буду умирать под ее писк. Вот точно то, что я не хотел бы слышать в последние минуты жизни.
  - С тобой никто больше управиться не мог, - пожал плечами Зейц, - ты бы и Дев гонял своим костылем.
  - И гонял бы! - подтвердил старик, - наставницы, тоже мне. Только зубы прорезались, а уже будут меня наставлять. Меня!
  Зейц засмеялся, кивнув:
  - Жаль, мама не дожила до этого дня.
  Но Лицч даже подскочил на кровати:
  - Чтоб тебя трааг укусил за то, что от хвоста осталось! Как у тебя язык повернулся! Да я рад, что она давно уже к Гее вернулась. Ты сам понимаешь, что сказал? Я же собираюсь новую жизнь начать! С чистого листа! Думаешь, при ней я бы ее начал? Да шиш там! Вот уж ее мне сейчас точно не надо!
  Сын ничуть не удивился, а сел рядом.
  - Ты лишь отчасти останешься тем, кто ты сейчас, папа. Шабал сказал, что в некоторых случаях после преображения они даже не помнят тех, кто был им близок до этого.
  Лицч серьезно посмотрел на сына.
  - Ты, никак, меня отговаривать вздумал?
  - Ха! - рассмеялся Зейц, - Сам-то скажешь тоже. Да я, как только про это услышал, сразу понял, что ты в этом поучаствуешь. И никто и ничто тебя не остановит.
  Лицч улыбнулся сыну:
  - Да. Ради такого стоило откладывать собственную смерть до последнего. Пришельцы из другой галактики. Жаль, я на старости удивляться совсем разучился... Ты, кстати, только о самой процедуре рассказал, а о них самих ничего почти.
  - А что о них рассказывать? - наигранно удивился Зейц, - высокие, на насекомых немного похожи, и на ящериц еще, не поймешь, на кого больше. И, как ты и говорил, наш общий заскок с критическим мышлением, это именно что наш заскок. По словам Шабала, других таких схаатко, как мы, он не встречал. Из уст... или что там у них под шлемом, того, кто видел своими глазами... надеюсь, именно глазами... две галактики - звучит весомо.
  Лицч отмахнулся:
  - Все с тобой ясно, молчать будешь, пока я сам не увижу. А все от зависти! Завидно, что не сам, да!
  Зейц кивнул:
  - Не без этого, папа. Если бы ничего здесь не держало бы... - он махнул рукой, - Но... Мое время, может быть, тоже придет. А ты на правах первопроходца пока.
  Лицч засмеялся, осторожно, чтобы снова не начать кашлять. Замолчал.
  - Как малышка Шии?
  - Малышка Шии растит третьего малыша, папа, - менторским тоном ответил Зейц, - Так что не волнуйся, без тебя здесь ничего не случиться.
  Лицч поморщился:
  - Уел старика. Просто хотел знать, что все дела здесь закончены... Да какое там! Столько работы было! Столько проектов! И все...
  Раздался стук, и один из подчиненных Зейца заглянул в дверь:
  - Они прибыли, господин министр, - и тут же снова исчез за дверями.
  Лицч насмешливо крякнул:
  - Тренируешь молодцев. Смотри, как выдрессировал.
  Сын согласно кивнул:
  - Ты сам мне и подсказал, что делать надо. Или думал, я не потяну?
  - Знал, что потянешь, - выдохнул Лицч.
  Еще раз осторожно вдохнув и выдохнув, он начал подниматься. Зейц тут же подскочил:
  - Только не говори, что своими ногами идти собрался!
  - Ха! - через силу улыбнулся старик, - еще как собрался. Ты сам сказал - им нужны сильные волевые личности. Вот мои сила и воля.
  Но даже встать с кровати на собственные ноги было не так-то просто. Тяжело, больно. Но он встал. Потому что был уверен, что еще молод. Молод душой. И просто заперт в этом хлипком теле.
  - Давай одежду!
  Зейц не помогал отцу переодеться. Да Лицч бы такого и не потерпел. Нет, сам залез в простые штаны и простой свитер. Обулся. И не слишком твердой походкой пошел. Зейц держался рядом, готовый поддержать, если отец не справиться. Вместе с ним шли и его люди, двое, просто на всякий случай.
  Персонал больницы посматривал на своего главного пациента, но никто не встревал. И Лицч, сражаясь с собственным телом, все же сам дошел до стоящего на площадке кара. Сел на заднее сидение, тяжело дыша и держась за грудь. Зейц тут же крикнул водителю:
  - Поехали! Зеленый свет!
  Кар с тихим гулом взмыл в воздух и, сопровождаемый глайдерами полиции, на всей возможной скорости полетел к тоннелю. Лицч лежал не в столичной больнице, и требовалось еще пройти по трассе, но это не займет много времени.
  - Надеюсь, они смогут тебя откачать, если ты немножечко умрешь, - скептически глядя на отца, сказал Зейц, - уважаю твое упрямство, но сейчас ты немного перегибаешь.
  Лицч же нашел в себе силы посмеяться:
  - Ну... Если не успеем, то это будет только моя личная вина.
  - И после этого ты еще что-то там говоришь о том, что не кириец? Безрассудство и пренебрежение собственной жизнью во всей красе.
  Старик кивнул:
  - Да, напоследок решил побыть своим. Переживу превращение, и я уже точно кирийцем не буду.
  Зейц кивнул:
  - Выбьешь себе лабораторию и продолжишь исследования. В мире столько всего неизученного.
  - Без сарказма, - серьезно ответил его отец, - Мы мало что знаем о самих себе, почти ничего не знаем о своей планете, и ничего не знаем о системе, в которой живем. Про остальную галактику вообще молчу. Так что неизученного действительно много, очень много. И я действительно хочу лабораторию. Они, конечно, долгожители, но так много мне еще хотелось бы сделать.
  Сын кивнул:
  - Сделаешь.
  Старик немного посидел, молча гладя на сына. И все же задал вопрос, который крутился у него на языке.
  - Насколько вы доверяете Рою?
  Зейц неопределенно пожал плечами:
  - Мы все еще в замешательстве, отец. Их превосходство, технологическое, военное, оно давит, подавляет. Но их манера общения... Они могли прилететь сюда и поставить нам любые условия. Если бы эти условия не подразумевали превращение нашей расы в рабов или ее уничтожение, мы бы вынуждены были согласиться. Их корабли летают в космосе, заходят в атмосферу, погружаются на дно океана. Их познания в биологии, генетике, машиностроении...
  Он махнул рукой, помолчав немного. Но все же продолжил:
  - Но они не ставили никаких условий. Одно, на самом деле. Чтобы мы не мешали. Шабал сказал, что они воюют тысячелетиями. И при общении с ним мы, я и леди Алеани, мы оба отметили, что Шабал не испытывал гордости за военные победы. Но он гордился другими достижениями. В основном культурными, архитектурными, художественными, какими угодно, но не военными. Или он очень хорошо владеет своим языком. Я не могу быть ни в чем уверен, так как мы не видели его лица, да и на жесты он был скуп. Только голос.
  Лицч ухмыльнулся:
  - Но выбора у вас все равно нет?
  - Да. Если бы они хотели нас обмануть... Зачем заключать эти договоренности? Главнокомандующий долго бился над планами и информацией, но пришел к выводу, что у нас при любых раскладах нет никаких шансов в конфликте. Я скорее поверю, что мы им действительно не нужны. Любопытны - возможно. Но не более того.
  - Это неприятно, - констатировал Лицч.
  Сын кивнул:
  - Еще как. Даже не знаю, что хуже, осознавать, насколько мы неразвиты, или осознавать, что мы вообще неинтересны.
  Но старик покачал головой:
  - На счет неразвиты - ты погорячился. А вот на счет неинтересны - это уже точнее.
  Кар вынырнул из тоннеля, и, не соблюдая разметку, сразу начал набор высоты, приближаясь к парку. Оставалось всего пара минут полета.
  - Вы уже решили с моим отходом к предкам? - Лицч сам едва не забыл об этом, - Хочу, чтоб это было сегодня.
  Зейц едва не подавился.
  - Отец!
  - Что!? - не понял возмущения сына старик, - Чем бы ни закончилась операция - с этого дня считайте меня мертвецом. Или как вы юридические вопросы решать собираетесь? С моим имуществом что делать будете? Вот-вот...
  Зейцу было нечего ответить, отец совершенно прав. Но дело здесь было вовсе не в юридических вопросах.
  - Лучше для себя я буду считать, что ты все еще жив, папа.
  Лицч хмыкнул, но одобрительно. Кар взлетел над парком, приближаясь к обустроенному для пришельцев месту посадки. Космопорт на поверхности еще не был достроен, но в нем пока и не было необходимости.
  - Какой у них, говоришь, рост? - задумчиво спросил Лицч, издали глядя на корабль чужих.
  Зейц лишь рассмеялся в ответ. Кар приземлился на отведенной для этого площадке, мягко коснувшись металла посадочного круга.
  - Отец? - Зейц в последний раз предлагал свою помощь.
  - Я сам!
  Лицч выбрался из кара и шагнул в сторону корабля. Увидев детище чуждой инженерной мысли, он разом забыл про все свои недуги. Корабль, космический корабль. С пятнами и царапинами на корпусе. Без видимого сопла двигателей, без мостика, да и совсем небольшой по размерам. Относительно небольшой. Сам Лицч, когда размышлял на тему кораблей для дальних перемещений, пришел к выводу, что они обязательно должны быть большими. Огромными. Но это...
  Три гуманоида, стоящих на земле рядом с трапом, тоже были интересны. Высокие, очень высокие. Мускулистые, покрытые хитином, или чем-то подобным. Чужие, чуждые.
  И старик пошел к ним, не замечая старости своего тела. Чужаки заметили их и развернулись навстречу. Зейц нагнал отца и пошел чуть впереди.
  - Господин Шабал, рад вас снова видеть, - приветствовал Зейц.
  - Господин Зейц, - чуть поклонился чужак, - Я был рад посетить вашу планету, но мы торопимся. Это?
  Голова в непроницаемом металлическом шлеме повернулась к старику.
  - Лицч Стир, - он представился сам, - я тоже тороплюсь, знаете ли. Но можно один единственный вопрос, перед тем как я зайду на борт?
  - Задавайте.
  Произношение у этого существа было поставлено великолепно. Чистый язык, такой, какой не всякий кириец сможет изобразить, слишком много диалектов.
  - Сколько вам лет? Точнее, сколько вы живете? - Лицча посетила неожиданная мысль, навязчивый вопрос, и он очень хотел найти на него ответ.
  - Если пересчитать на ваш период обращения планеты вокруг звезды, я живу шестьсот тридцать пятый год, примерно.
  Зейц крякнул от удивления, а вот Лицч кивнул:
  - Как я и думал. Мы, в сравнении с вами, почти дети.
  Но чужак покачал головой:
  - Это неверное утверждение. По нашему опыту, любому разумному существу достаточно от двух до четырех десятков лет жизни, чтобы пройти период созревания организма, взросления. Принятые в долгоживущих расах обычаи, устанавливающие период взросления до сотни и более лет, имеют под собой не естественные, а навязанные социумом причины. Возраст - субъективное понятие. Куда важнее опыт отдельно взятой особи, наложенный на ее естественные способности. Поэтому в сравнении с вами обоими я все такая же взрослая особь, как и вы, но имеющая больший опыт существования.
  Зейц повторно удивленно крякнул.
  - Думаю, - улыбнулся Лицч, - стереотипы мышления вашей расе не свойственны.
  - Это сложный вопрос. У нас будет время его обсудить. Господин Зейц, - Шабал чуть поклонился кирийцу, - до новой встречи. Господин Лицч, прошу на борт.
  Показывая, что разговор закончен, Шабал развернулся и пошел на корабль. Лицч подмигнул сыну, и уверенно пошел за чужаком. Ему предстояло, наверное, самое увлекательное путешествие в жизни. Поднявшись по трапу, он взошел на корабль... Который оказался неожиданно пустым.
  - Сюда, - Шабал не оставлял времени на любования.
  Они прошли по одному из коридоров, поднялись по лестнице, что немного удивило кирийца. Почему не лифт? Снова короткий коридор, открывшаяся дверь и помещение. Небольшая комната, с несколькими столами и необычным существом внутри. Осмотрев существо, Лицч пришел к выводу, что оно тоже... из Роя. Небольшие внешние отличия, но это существо было просто приспособлено под выполнение других функций. И еще его голову не закрывал шлем. Форма черепа, если он был под хитином, практически повторяла форму шлема. Пять зеленых глаз. Большой зубастый рот. Мимики у этих существ, похоже, не было вовсе. Шабал с существом обменялись несколькими фразами на очень сложном языке. Не смотря на обилие рычащих и шипящих звуков, звучали слова приятно.
  Одна из капсул в стене открылась и Шабал указал на нее.
  - Сюда.
  Лицч подошел, чуть помедлил.
  - Раздеваться?
  - Нет необходимости. Когда вы выйдете отсюда, если все пройдет хорошо, физически вы станете идентичны мне. Если мы можем настолько перестраивать плоть, немного одежды помехой не станут.
  - Да, конечно, - согласился кириец.
  Он влез внутрь, попытался как-то облокотиться на заднюю стенку спиной, но получалось плохо. Перед тем, как капсула закрылась, Шабал сказал:
  - Прощайте, Лицч Стир.
  Старик моргнул...
  
  Неназванный. Вожак
  
  Мне показалось, что я лишь моргнул. Лишь моргнул. Как много было в этих словах, произнесенных на языке, ставшем неожиданно одним из нескольких. Я снова вижу, но понимаю ли я, что я вижу. Бесконечность. Алый закат. Пустота всюду и я, потерянный где-то внутри нее.
  - Где я?
  - В бесконечности между разумами, - пришел ответ.
  Обернулся, увидев Шабала. Имя и все остальное пришло с инстинктами. Старший Вожак. Лидер. Подчиниться, поклониться. Я еще слишком молод, чтобы ровнять себя с ним. Но я могу говорить с ним, достаточно силен для этого.
  - Сильный разум, - констатировал Шабал, - осваиваешься быстрее других.
  Киваю, запоздало понимая, что странно ощущаю тело.
  - Не торопись. Твое тело еще не закончило перестройку. Ты очнулся преждевременно, но это не страшно. Начнем?
  Инстинкты, какие-то воспоминания. Я понимаю его, но и не понимаю. Я перестраиваюсь. Я был кем-то. Кем-то другим. Иным. Теперь я один из Роя. Часть Роя. Часть Стаи.
  - Что я должен делать?
  От Шабала пришло явное ощущение... Насмешливой заинтересованности? Ироничного Интереса? Веселого предвкушения? Сложная смесь эмоций, которую я силился понять.
  - Уже делаешь. Слушаешь. Смотришь. Запоминаешь. Учишься. У тебя сильный разум, но он чист. Весь опыт, что накопило сознание твоего донора, стал основой для твоей воли, синаптической силы. Его знания... Малополезны. Ты должен знать то, что должен знать каждый из нас. Запоминай...
  И горизонт схлопнулся. Опыт целого народа. Знания, собираемые тысячелетиями. Я не мог объять все это, не мог объять даже малую часть. Нет. Наоборот. Я окунался в этот бесконечный океан информации. Стоило потянуться к чему-нибудь и...
  Что есть Рой, частью которого я стал?
  И вот, я уже теку сквозь многогранные образы. Первые Вожаки. Первые шаги новой расы. Эволюция через вечную конкуренцию друг с другом. Постепенное осознание единства Роя. Осознание желания созидать. Приход Древних. Сравнение. Изучение. Осознание своей слабости, ничтожности. Желание развиваться. Контакт. Разделение Роя. Внутренняя война. Гнев Древних. Ушли, забрали часть Роя. Пришлось уйти с поверхности, закопаться, лечь в спячку. Ждать. Услышать поверхность. Чужаков. Проснуться. Изучать. Единичный симбиоз. Осознание превосходства. Война. Истребление. Созидание. Выход в бесконечность космоса. Новая война. Поражение. Крах. Истребление. Выжить, приспособиться, измениться, эволюционировать. Перестроиться. Все заново. Созидание, развитие. Новая война. Победа. Рост. Развитие. Другие, чужие, много. Война. Снова война. Бесконечная война. Развитие, совершенствование. Эволюция. Война. Поражение. Отступление. Новый виток развития. Учесть ошибки, перестроиться. Стать сильнее. Новый рост, новое развитие. Вектор эволюции. Новая война. Победа. Снова развитие. Приход старой стаи. Голодной Стаи. Вечно голодного Роя. Другого. Холодного. Иного. Чужого. Новая война. Грань уничтожения. Симбиоз. Победа. И крах. Войны. Потеря дома. Скитание. Новый виток эволюции. Новые Голодные. Приспособиться. Измениться. Отбросить лишнее. Развиваться. Создавать. Не терять способность Созидать. Войны, бесконечные войны. Крах, победа, раздор, объединение. Война. Обретение дома. Война. Война. Поражение. Крах. Потеря. Выбор. Новый путь, новый дом...
  Выдохнул, пытаясь осознать все то...
  Многое осознать...
  - Мы были иными. Мы умели улыбаться.
  - Очень многое пришлось оставить позади, - согласился Шабал, постоянно незримо присутствовавший где-то рядом, - Это цена выживания.
  - Я хочу знать больше.
  - Тогда продолжай.
  Я знаю, что такое Рой. Теперь я хочу знать, что я такое.
  Новое погружение. Первичные данные. Тело. Продолжительность жизни. Основные функции. Лучшее, чего сумел достичь Рой. Сильное, ловкое. Максимально приспособлено для управления кораблем, так же приспособлено для боя и выживания. Подробнее. Биологические особенности. Результаты селекции. Приживление изначально чужеродных органов. Изменение генома. Стоп, хватит. Этого достаточно. Я знаю, что я такое. Подробностей достаточно. Я еще вернусь сюда. Но я хочу знать другое.
  Возвращаюсь. Прислушиваюсь к себе. Еще. Хочется еще.
  Корабли. Я хочу знать.
  Новое погружение. Технологии, совершенствование конструкции, разработка Нехраш, совершенствование. Броня. Вот, мне было любопытна причина такой формы. Создание. Алгоритм. Сплавы материалов с высокоточными структурами и механизмами, сплав производится при высоких температурах. Температура вызывает деформацию материалов. Неровность поверхности. Возможность предотвратить деформацию, чтобы форма была ровной. Принято решение - форма отвечает заданным требованиям. Нет необходимости усложнять процесс создания.
  Простое объяснение.
  Оружие?
  Плазма. Технология создания. История. Развитие. Перебор вариантов. Создание. Оптимальные настройки.
  Еще. Я хочу еще...
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Молодой Вожак, пока даже не получивший имени, давно был готов покинуть кокон, но...
  Тяга к знаниям. Все же личность реципиента оказывает большое влияние на будущего Вожака. Успокоится со временем, но я скорее был рад такой тяге. Давно в Стае не было ученых. Кто знает, может он сможет открыть что-то новое? Через сотню саросов, может быть? Я не сомневался в его способностях, но у него вряд ли будет много времени на это в ближайшем будущем. А затем потребуется создать целую команду. Создать что-то новое в одиночку не выйдет ни у кого, все условно "простые" открытия уже были совершены. Чтобы хотя бы в одном из направлений науки достичь реальных результатов, потребуется создать целый исследовательский центр, или приспособленный для этого корабль, и проводить множество опытов.
  Оставаясь на своем месте в рубке, переместился к Вивисектору через синаптическую связь.
  - Как он?
  - Учится, потребляет. Потери малы, быстро восполнит, когда захочет. Сильный разум. Будет быстро развиваться.
  Этого было достаточно.
  Снова переключился на корабль, всматриваясь в черноту космоса.
  - Навигатор, отошли отчет Вожаку Стаи.
  - Выполняю.
  Мы третий индикт следовали параллельным курсом, на максимальном отдалении, чтобы оставаться незамеченными. Девять кирийских дней назад мы покинули их планету. Спешили. Потому что заметили турианский флот. Первые разведчики прибыли индикт назад. На их координаты прыгали остальные корабли, пока держась на самой дальней орбите нашей звезды.
  Турианский военный флот. Судя по приборам, в ближайшее время он соберется весь.
  А я сижу здесь и жду. Жду решения Дшахса. Не хочется начинать новую войну. Но и отдавать наш новый дом не хочется вдвойне. Поэтому он Вожак Стаи, а я не стремлюсь им стать. Не люблю принимать такие решения.
  
  Глава 18.
  
  Джон Шепард. Командир десантной группы.
  
  Проснувшись, или точнее очнувшись, Джон с некоторым облегчением взглянул на знакомый потолок медицинского отсека "Токио". Голова не поворачивалась, тело он почти не чувствовал, во рту встал противный привкус чего-то противно медицинского, горло пересохло, голова раскалывается. Но он жив. Для начала - неплохо.
  Заметив, что пациент очнулся, к койке подошел корабельный доктор. Капитан Гуревич посветил фонариком в глаза, дал выпить какой-то густой жидкости, отчего противный привкус пропал, и Джон смог сглотнуть.
  - Как самочувствие, Шепард?
  - Как на утро, после увольнительной, док. Сильно меня приложило?
  Тот криво ухмыльнулся.
  - Я уже говорил, что ты родился не просто в рубашке, а в армейском бронескафе? Говорил. Так вот, ты в очередной раз сделал невозможное. Выжил там, где... - поймав на себя взгляд Джона, док посерьезнел, - ты правильно понял, Шепард.
  - Сколько выживших?
  - Группы, что были на отдалении от корабля, отделались травмами средней степени тяжести. А из передовой группы выкарабкалось только одиннадцать, да и то четверо уже все. И ты - единственный здоровый. Относительно. Сотрясение мозга, столько переломов, что легче перечислить, что у тебя не сломано. Позвоночник, например. Гематомы, растяжения, порезы, полный букет. Недели через две пойдешь на поправку, а пока - постельный режим.
  Но Шепард слушал его вполуха. Почти весь десант. Почти весь десант погиб в один день. Он расслабился и уставился в потолок.
  - Выздоравливай, зови, если что, - оставил его Гуревич.
  Но полежать долго не удалось, пришел Андерсен.
  - Шепард, мне передали - ты очнулся.
  - Так точно, капитан, - в виду почти полной парализованности не удалось даже кивнуть.
  - Вижу, тебе уже сказали, - Андерсен подкатил поближе стул и сел, - мы летим на Арктур. Скоро будем на месте.
  - Что там случилось, сэр? - Джон покосился на капитана.
  Андерсен потер лоб, как всегда делал, когда пытался собраться с мыслями.
  - Что случилось? Корабль пришельцев использовал некое оружие. На всю лабораторию обрушился гравитационный удар, так сказали техники. Тебя лишь через несколько часов из-под обломков удалось раскопать, там все обрушилось. Мы отстрелялись по кораблю, когда он поднялся в верхние слои, но это его не остановило. Пришельцы, не вступая в бой, пролетели мимо нас и ускорились, уходя в неизвестном направлении. Догонять я даже не пытался, сразу приказав искать десант под обломками.
  Джон снова уставился в потолок, а Андерсен поднялся.
  - Даже не думай, что в этом есть твоя вина. Ты все делал правильно, сам же отказался идти на корабль, помнишь? Никто не мог знать, что они способны на такое. Не мне тебе рассказывать, что бывает при столкновении с неизвестным противником, Шепард.
  Джон хотел кивнуть, но не вышло.
  - Да, сэр, я знаю. Не беспокойтесь, как только поправлю здоровье - сразу встану в строй.
  Андерсен, удовлетворенный ответом, пожелал скорого выздоровления и покинул лазарет. Джону оставалось лишь смотреть на потолок и выздоравливать. Он это уже проходил. Потеря подчиненных, проваленные операции, все это уже было в его карьере. Он не то, чтобы привык. К этому нельзя было привыкнуть. Научился, стиснув зубы преодолевать такие вещи. Научиться, и в следующий раз будет осторожнее, и спасутся не пара человек из всего десанта, а весь десант. Он постарается.
  Как всегда.
  
  Дшахс. Вожак Стаи.
  
  Шабал прав, мир полон иронии. Во вселенной случаются события, вероятность которых предельно мала. Но именно такие события запускают цепочку других событий, способных серьезно повлиять на окружающий мир. Происходит одно событие, вероятность которого была очень мала, одновременно происходит другое событие, и в результате на выходе получается то, что предсказать было вообще невозможно.
  Турианский флот искал их. Искал Стаю. Но Стая находилась в отдалении от сети ретрансляторов. Да, в их звездном скоплении ретранслятор, соединенный в сеть Пространства Цитадели был, даже несколько. Но они находились на другом конце скопления. А Стая маскировалась, и найти Улей и Кирию с большой дистанции было просто невозможно. Турианцам пришлось бы прочесывать все скопление. Пришлось бы. Если бы не событие, вероятность которого была ничтожно мала.
  Корабль Вожака Дахаска вернулся в Стаю. Вернулся без Вожака. Ниши сейчас выяснял, что именно произошло с кораблем, а Шабал следил за Турианцами, которые пока атаковать не торопились. Но, так получилось, что ведомый инстинктами корабль вернулся в Стаю, и привел за собой Турианцев. Я считал, что у нас еще есть время, пока птицы будут обследовать скопление. Времени не было. И Стая готовилась к бою.
  По синаптической связи пришел сигнал от Ниши, и я перешел в пространство между разумами. Даже отсюда, из Улья, я мог ощущать молодой живой разум, еще спящий в лоне Роя, накапливающий опыт и знания, но уже готовый стать одним из Вожаков. Но это сейчас второстепенно.
  - Докладывай.
  - Корабль Дахаска получил сильные повреждения при выходе из Тоннеля, - без вступления начал Ниши, - он сам был соединен с кораблем, и получил синаптический откат. Его разум умер от перегрузки. Корабль рухнул. Навигатор перенес тело Вожака на восстановление, не понимая, что тот уже окончательно мертв. Заодно начался ускоренный ремонт Нехраш. Но появились терране. Хотели изучить корабль. Видимо, без Вожака пробудить сразу всех особей никто не мог, но они отбивались, как могли. Уничтожили терран. Прилетели другие. Особо не упирались, отступили на корабль, потому что тело Дахаска уже восстановили. Но он не очнулся. Навигатор принял единственное решение, какое мог.
  Совпадение. Нет. Ирония. Конечно, корабль не крутился специально перед носом у Турианцев. Но и те не были дураками, и отследили его.
  - Корабль на восстановление, - отдал я приказ Ниши, - но не срочно. Что говорит Шабал?
  - У Турианцев пять дредноутов, шестьдесят девять крейсеров, и тридцать два фрегата.
  Много. Неприятно много. У Стаи три Воителя, пять Носителей, плюс один в ремонте и без Вожака, девять Стрелков, плюс три подлетят, если успеют. Мой Флагман. Разведчик Шабала, но я не пошлю его в бой. К тому же, есть ряд нерешенный вопросов. Настроили ли птицы свои щиты на наше оружие? Сколько среди крейсеров авианесущих? Скольких они готовы потерять, прежде чем отступят?
  - Предупредите Кирийцев, пусть ведут себя осторожно. По законам Пространства Цитадели турианцы должны поговорить с ними, и вежливо попросить держаться подальше от наших разборок.
  - Сделаем, - ответил Ниши.
  Он был спокоен. Ждал приказов. Стал Старшим Вожаком, но все еще ведомый. Он может провести бой сам, это так. Но быть полноценным лидером... Нет, Вожаком Стаи ему не стать еще долго. Пока на это способны только Фришса и Шабал. Но вопрос не срочный. Сейчас передо мной флот противника, и выбор. Уйти или сражаться...
  Нет, никакого выбора. Сражаться. Если они пойдут войной против Стаи, они получат войну. Эта наша планета. Она станет нашим новым домом. И за этот дом мы будем сражаться. Хватит нам быть скитальцами. Не для того я тащил Стаю в другую галактику, чтобы и здесь прыгать с места на место. Да, если подумать, мы могли бы отойти. Спрятаться. Развиваться вдали от Пространства Цитадели. Но если отступим сейчас, отступим из-за такой незначительной угрозы... Нет. Угрозы и проблемы будут всегда.
  - Стая к бою. Шабал...
  Разведчик отозвался неохотно. Похоже, размышлял о чем-то, и я оторвал его от размышлений. Но все же появился.
  - Вожак, - изобразил готовность Шабал.
  Он быстро развивается. Контакт с Кирийцами только подстегнул развитие.
  - Возвращайся в Улей. Ты не будешь участвовать в сражении.
  От Ниши заметно повеяло неким удивлением. А вот Шабал понял все правильно, с ходу. Если случиться совсем непредвиденное, и Турианцы разобьют Стаю, Шабал сможет ее восстановить. Мы всегда должны иметь запасной вариант. А лучше - несколько вариантов. Стая выживет, всегда выживает.
  - Я понял. Возвращаюсь.
  Заметное напряжение, и он уже передал приказ своему кораблю.
  - Мы встретим противников на удобной нам позиции. Ближе к поясу астероидов.
  Воспользуемся преимуществом в маневренности. Да и турианцам вряд ли придет в голову искать Улей на дне планеты-океана. А если и придет - они ничего не найдут, нет оборудования для такого поиска.
  По синаптической связи пришел отзыв от всех Вожаков. Они готовы.
  
  Джек Харпер. Призрак.
  
  - Это провал, - констатировал Призрак, снова затянувшись.
  "Я понимаю, сэр, - отозвалась агент, - но мы не ожидали такой активности от чужих"
  - Я говорю не о действиях чужих. Я говорю о том, что наработанные вами материалы попали в руки Альянса, Инес. Более того, оружие чужих, которое вы так и не изучили, попало в руки Альянса. Целым и невредимым. Это провал.
  Присутствие девушки олицетворялось только окном открытого канала аудиосвязи.
  "Я понимаю, сэр" - повторила агент.
  - Ждите указаний. Вас переведут на другой проект.
  "Есть, сэр" - подтвердила Инес, и сигнал оборвался.
  Призрак затянулся и с наслаждением выдохнул дым.
  - Миранда.
  Женщина вышла из тени за его спиной и подошла ближе.
  - Да, Признак?
  - Предварительная оценка полученным материалам?
  - Долгосрочные проекты, - пожала плечами брюнетка, - даже через полгода будут лишь предварительные результаты.
  - Направления?
  Миранда открыла инструментрон, пролистывая свои записи.
  -Генетика в основном. По сравнению с этим, изучение "вида 37" - потеря времени. Эти существа владеют телепатией. И способны применять ее на расстоянии. Излучение от рядовых особей в десятки раз превосходит такое же у матриархов Азари. Да и параметры излучения абсолютно иные. А по их технологиям... Я уже нашла способы вернуть некоторые вещи, найденные на корабле. Мы изучим, как только они прибудут.
  Как и всегда, Миранда шла на опережение. Но потому она и была не просто оперативником, а одним из лучших руководителей проектов.
  - Меня в первую очередь интересует способ, которым они контролируют своих солдат, Миранда.
  - Я поняла. Займемся этим в первую очередь.
  - Выполняй.
  Призрак затянулся, ожидая, пока оперативница покинет его кабинет.
  Телепатия. Это было интересно. Призрака уже давно волновал этот вопрос. Однажды он столкнулся с артефактом, способным создавать телепатическую связь между разумами. Контролировать их.Но артефакт был для него потерян. Изучение Азари ничего не дало. Они способны в некотором роде читать мысли, но очень ограничено. Да, в сравнении с другими расами, их способности впечатляли. Но Призрак знал, насколько их "Объятия вечности" примитивны в своей сути. И вот, наконец, наметился определенный прогресс.
  Но нужно время. Много времени. Или найти способ ускорить исследования.
  Призрак нажал на несколько кнопок, появился аудиосигнал.
  "Я слушаю" - отозвался мужской голос на том конце.
  - Для тебя есть задание...
  
  Глава 19. Битва за Кирию
  
  Ощущения от собственного тела отходили на задний план, вместо них Дшахс привычно ощутил массивное тело своего корабля. Окружающее пространство перестроилось в ощущение от пустого бесконечного космоса. Стая сосредоточилась перед ним в боевом построении, и разумы всех Вожаков были здесь, рядом с ним. Боевой синаптический интерфейс, выводящий взаимодействие между Вожаками до показателей, недостижимых для прочих рас. Недостижимых для турианцев. Их флот шел по орбите следующей от Улья планеты, выходя из другого полушария системы. Время пришло.
  На флагмане Иерархии царило оживленное спокойствие. Для всех офицеров битва не была делом новым и необычным. Но вот в сражениях флотами, состоящими более чем из сотни кораблей, участвовать приходилось в лучшем случае каждому десятому. Да и то, ранее они сражались только с крупными флотами пиратов. А это, как бы ни были организованны пираты, не шло ни в какое сравнение с поединком против подготовленной регулярной армии.
  - Адмирал, сэр! - один из офицеров привлек внимание адмирала Талида, - обнаружены корабли, с вероятностью семьдесят девять процентов, это те, кого мы искали.
  Адмирал Латарус Талид, встал из своего кресла и подошел к голографическому проектору.
  - Выводи на тактический интерфейс, - приказал он.
  Проектор ожил, рисуя в воздухе сначала схему системы, а затем и отметки кораблей противника. Латарус увеличил масштаб.
  - Всего двадцать кораблей? - он хмуро повел мандибулами, - Всем приготовиться. Продолжать следить за приборами, это может быть отвлекающий маневр. Не верю, что это весь их флот.
  - Нашли еще кое-что, - подтвердил офицер, - Крупный искусственный объект, предположительно - космическая верфь. Находиться на орбите планеты. Вокруг нее небольшие корабли, предположительно, истребители защиты.
  - Отлично! - адмирал оскалился, - Что с планетой?
  - Классифицируется, как населенная колония. Активные электромагнитные поля и радиообмен, множество спутников на орбите.
  Латарус хмыкнул:
  - Неужто, мягкотелые ошиблись, и это всего лишь еще одна раса нашей галактики?
  Несмотря на насмешливый тон, расслабиться себе адмирал не позволял. Он думал, просчитывал варианты, выбирал тактику.
  - Приказ по флоту, двигаемся к населенной планете. Седьмое соединение - уничтожить базу противника. Девятое и одиннадцатое соединения - начать бомбардировку планеты. Остальным соединениям быть готовыми к бою. Мы вынудим их флот прийти к нам! Сражаться будем по нашим правилам!
  - Есть, сэр! - последовал ответ.
  Стая наблюдала, как флот турианцев меняет курс. Как начинает сближение с Кирией.
  - Они летят к коротышкам, - прокомментировал Ниши.
  Вожаки наблюдали, как флот приближается к планете, и ждали. Дшахс размышлял о том, как будет проводить этот бой. О приоритетных целях, о задачах, о деталях. Но не думал о том, почему турианцы полетели к планете. По законам пространства Цитадели они должны были установить контакт с Кирийцами. Это закон, а турианцы слыли теми, кто придерживался буквы закона.
  И потому Дшахс не видел, как группа крейсеров Иерархии выходила на дистанцию ведения огня основным калибром. Орудия кораблей набирали мощность, снаряды подавались на направляющие. Пять крейсеров выстрелили почти одновременно. В пустоте космоса не было ни единого звука, но пять смертоносных зарядов преодолели несколько километров, разделявшие корабли и станцию, за какие-то секунды. Тяжелые металлические болванки вмялись в корпус незащищенной щитами станции, передавая конструкции мощнейший кинетический заряд. Металлическая обшивка станции в точке соприкосновения вскипела почти мгновенно. Болванки проникали внутрь, и все, что попадалось им на пути, становилось слоем раскаленного вещества. Разгерметизация, нарушение целостности систем, нарушение целостности конструкции станции. Взрыв попавшегося на пути одного из зарядов хранилища топлива. Станцию тряхнуло, и все, что спасало ее от разрушения - это огромный размер.
  - Вожак! Они атаковали станцию! - находящийся на планете, но присутствовавший в синаптическом поле Шабал послал ощутимый всплеск злости.
  Дшахс отвлекся от размышления и сосредоточился на орбите Кирии. Станция полыхала в очках пробоин, это сгорали запасы воздуха. Из-за повреждений экипаж не мог изолировать отсеки. А на флагмане турианцев адмирал хмыкнул:
  - У станции нет защитных полей. Используйте боеприпасы фугасного действия.
  В орудия крейсеров были заложены несколько архаичные, но все еще эффективные фугасные боеприпасы. В этот раз крейсеры выстрелили не синхронно, не пытаясь продавить щиты одним единым залпом, а выбирая разные участки станции для нанесения максимального ущерба. Один за другим пять мощных взрывов сотрясли станцию. Конструкция не выдержала, разваливаясь. В безмолвной тишине космоса не разносилось не единого звука, но гигантская искусственная постройка разваливалась на части и быстро теряла высоту. Потребуется десяток часов, чтобы обломки станции сошли с орбиты окончательно и начали падать на планету.
  - Прекратить огонь! - приказал Латарус, - дальше развалится сама.
  В этот же момент Дшахс послал вопрос Шабалу.
  - Что они делают? Почему атакуют нейтральную планету?
  Шабал уже успокоился, но от него все еще расходились волны холодной ярости.
  - Возможно, сочли, что это наша родная планета. Нелогично... Но возможно.
  - Вожак, - от Ниши не исходило ярости, скорее некоторое недоумение, - они продолжат атаку планеты.
  Это Дшахс понимал и сам. У них не было никакого союза с кирийцами, и не было обязательства защищать их. Вожак Стаи как-то не предположил, что миротворцы Цитадели просто атакуют малую расу без всякого предупреждения. Но, нужно было принять какое-то решение. От Вожаков достаточно явно веяло желанием атаковать турианцев прямо сейчас. По разным причинам, но желание это чувствовалось отчетливо.
  - Стая - сближение! Построение для атаки!
  Нехраш на всех кораблях взревели почти одновременно. Ярость боя, скоро она поглотит Стаю. Врагов больше, но это только подстегивало заложенные где-то очень глубоко инстинкты. Стая, перестраиваясь прямо во время набора скорости, начала сближение.
  Адмирал Талид наблюдал за спускающимися в атмосферу крейсерами, готовящимися к бомбардировке, когда офицер доложил:
  - Корабли противника пришли в движение. Разгоняются, идут в нашу сторону.
  Латарус удовлетворенно кивнул:
  - Не понравилось им! Отлично! Приказ по флоту, развернуть построение, прицеливание, огонь по готовности!
  И лишь синхронное "Есть!" прозвучало в ответ.
  Десяток крейсеров турианцев, проходя по самым низким орбитам, практически входя в атмосферу, но оставаясь в зоне разряженного воздуха, открыли огонь из предназначенных для осады орудий. Вылетела пара десятков истребителей, тут же приступив к отстрелу всего, что летало или ездило по поверхности.
  Кирийцы, быстро поняв, что никаких переговоров не будет, и чужаки атаковали их не по ошибке, а намеренно, начали огрызаться, чем могли. Истребители и штурмовики взмыли в небо, системы концентрировались вокруг городов, ракетные войска готовили свое оружие для атаки непривычной цели.
  Первыми с врагом встретились самолеты. Кирийцы выжимали все технологически возможности из атмосферной авиации. Крупные, продолговатые машины имели две пары крыльев, передние - рулевые и задние, обратной стреловидности - опорные. Два мощные реактивных двигателя толкали крупную, для истребителя, машину. А уменьшенные, насколько было возможно, стабилизаторы гравитации компенсировали перегрузки. Быстрые и юркие, даже не смотря на размеры, истребители пилотировались двумя членами экипажа.
  Автопушек на машинах последнего поколения не было, и первые звенья перехватчиков встретили агрессора залпами ракет. Системы наведения легко находили и держали машины турианцев, но шрапнель, которую отстреливали ракеты при подлете, разбивалась о барьеры, не причиняя никакого вреда. Турианцы ответили огнем бортовых масспушек. Кирийцы пытались маневрировать, но тщетно, одна за другой железные машины разлетались на куски, выдавая напоследок в радио эфир предсмертные крики пилотов.
  Подлетевшие с запозданием штурмовики, еще более крупные собратья перехватчиков, автопушками были оснащены. И пилоты дали залпы из многоствольных скорострельных пушек с максимальной технической дистанции, концентрируя огонь и пытаясь перегрузить щиты. Пилот турианец пытался маневрировать, уходя от огня, но так же, как его истребитель компенсировал перегрузки резких маневром массполем, так и юркие штурмовики кирийцев помогали себе миниатюрными компенсаторами. Концентрированный огонь двух звеньев, с поддержкой ракет, сумел пробиться через барьер эффекта массы. Броня турианского истребителя выдержала несколько залпов автопушек, но ракета, пробившая кабину, стала фатальной.
  Тусклая, на фоне полыхающего росчерками ожесточенного боя неба, вспышка ознаменовала первую потерю турианцев в этой войне. Первую, и пока единственную. Ощутив сопротивление, авиация турианцев ушла под прикрытие орудий крейсеров. И вот здесь у кирийцев уже не было шансов. Стоило выйти на дальность орудий крейсера, как системы ПОИСК нещадно сбивали всех и каждого. Штурмовики не оставляли попыток бить с большой дистанции, но все это было каплей в море. Без малого две сотни самолетов кирийцев, поднятых с ближайших аэродромов, не могли оказать достойного сопротивления, тем более уже потеряли не меньше четверти состава.
  Но кирийцы сменили тактику. Крейсеры подходили к одному из крупнейших городов планеты. Городу, вокруг которого хватало систем ПВО. В бой было брошено все. Стационарные и самоходные системы, даже легкие переносные комплексы. Все, что доставало по противнику, открыло огонь. Сотни зенитных пулеметов и автопушек отправляли в небо десятки тысяч пуль и снарядов. Десятки ракетных комплексов запускали одну ракету за другой.
  Истребители турианцев, оказавшиеся в зоне поражения, бросились врассыпную, но успели не все. Еще три вспышки, еще три пилота турианца отдали жизни в этой войне. Так же четыре машины потеряли щиты, но, получив не критические повреждения, смогли удрать.
  Капитан турианского крейсера, получавший данные от сканирования поверхности, был несколько удивлен тем, что на поверхности планеты построек практически не было, так как под ней прятался целый город. Это не было большой проблемой, но крупному судну пришлось немного снизиться, чтобы бить наверняка. Вот здесь-то до кораболя и начали доставать системы ПВО кирийцев. Однако снаряды и ракеты, если и пробивались через заслон ПОИСКа, врезались в барьеры и там вязли. Капитану это не понравилось. Еще два крейсера немного развернулись, и открыли огонь из бортовых орудий по позициям ПВО. Зенитки пытались сбивать снаряды на подлете, но все было тщетно. В каменную почву Кирии на огромных скоростях врезались десятки тяжелых напитанных эффектом массы болванок. Огонь двух кораблей меньше, чем за минуту, перепахал несколько гектаров поверхности, подавив большую часть огневых позиций.
  Две противобункерные бомбы стартовали с первого крейсера и направились прямо в город. Оставшиеся немногочисленные зенитки пытались сбить бомбы, но безуспешно. Оба тяжелых заряда без труда пробили слой породы и коммуникаций, и влетели в город. Первая рванула почти сразу, в верхних ярусах города. Ударная волна подавила все звуки, а от эпицентра быстро шла волна разрушения. Дома, десятки лет висевшие на верхней грани города, трещали, разрушались, и падали. Вторая бомба рванула в нижнем ярусе. Опорные конструкции не выдержали, и верхняя поверхность начала разрушаться и проваливаться внутрь. Треть верхнего города обвалилась, заваливая нижний обломками домов и породы.
  И кирийцы применили последний довод. Вход, помимо мощных, но оснащенных обычной взрывчаткой, ракет, в воздух поднялись ядерные боеприпасы. Большую часть ракет сбивали системы ПОИСК, и кирийцы это знали. Поэтому первый боеприпас детонировал на самой грани радиуса поражения орудий крейсера. В небе зажглась вспышка ядерного взрыва. Находящийся ближе остальных крейсер турианцев качнуло, и, пользуясь помехами, вызванными взрывом, в противоположный его борт влетела другая ракета. Подорвалась, не долетев до щита, но в этот раз этого было достаточно. Барьеры не выдержали, ударной волной расшвыряло державшиеся поблизости истребители турианев. И сам крейсер не выдержал. Корпус затрещал от нагрузки, системы выходили из строя. В какой-то момент корабль не выдержал, несколько трещин прорезали корпус. А затем в лишенный барьеров корабль врезалась третья ракета, и крейсер поглотило пламя взрыва.
  Остальные крейсеры поднялись выше, уходя из области досягаемости наземного вооружения. Турианцы не ожидали, что противник откроет огонь ядерным оружием прямо над своим городом.
  Корабли Стаи приближались, и дредноуты, имевшие наибольшую дальность стрельбы, первыми открыли огонь. Летящие с предсветовой скоростью двухкилограммовые снаряды, из-за своей скорости кажущиеся лучами света, прорезающими космическую пустоту, устремились навстречу кораблям Стаи. И Стая перестроилась в три цепи. Первыми шли Воины, как самые защищенные, а за ними остальные корабли. Змейки тут же начали маневр, расходясь в разные стороны, и заставляя корабли противника разделять цели. Несколько снарядов все же угодило в бронированные лбы Воинов, но были сдержаны защитой.
  - Сэр, противники разделились, - доложил офицер.
  - Сосредоточиться на одной цели! - скомандовал адмирал.
  - Есть!
  Дредноуты корректировали огонь, поворачивая за одной из змеек Стаи. Попасть по крупной, но одиночной и маневрирующей цели было нелегко, так что лишь часть снарядов разбивались о лобовую броню Воина, пока сдерживаемые защитой. И, когда Стая вышла на дистанцию ведения огня Стрелками, Дшахс приказал:
  - Открыть огонь. Цели - крейсеры противника.
  Из-за спин Воинов вышли Стрелки. Несколько секунд на прицеливание, и космос прорезали вспышки света. Остаточное явление от летящего со сверхсветовой скоростью заряда активно протекающей ядерной реакции, заключенной в плазменно-гравитационную ловушку. Вспышки врезались в щиты крейсеров турианцев. Один из кораблей пробило насквозь. Соприкосновение мощного кинетического барьера крейсера нестандартной настройки с ловушкой снаряда вызвало реакцию, напоминающую кумулятивный эффект. В барьере образовалось небольшое отверстие, не более пары метров, в которое и устремилась основная энергия заряда. В крейсере за секунду образовалось сквозное отверстие, и остальная энергия заряда рассеялась за кормой корабля. Реактор не задело, и корабль не взорвался сразу, но повреждение оказались критическими. Быстро уходил воздух, а многие системы вышли из строя. Выживший экипаж бросился к спасательным капсулам, чтобы покинуть пораженный корабль.
  Еще двум суднам повезло меньше. Барьер поглотил основную скорость зарядов, но корабли оказался беззащитны перед направленными ядерными взрывами, происходящими прямо перед ними. Электромагнитный всплеск выжигал электронику, а сами корабли быстро плавились и сгорали с носа. На одном из двух кораблей не выдержали предохранители, и произошел взрыв реакторов.
  Один из крейсеров, пытавшийся маневрировать, получил заряд не в нос, а в борт по касательной, но это все равно привело к детонации, и крейсер разорвало на куски взрывом заряда, вместе с взрывом детонировавших реакторов.
  Лишь два корабля пережили первую атаку. У одного, так же маневрировавшего, сработал барьер, и заряд лишь обжег борт корабля, срезав одно из бортовых "крыльев" корабля. Второй корабль получил прямое попадание в нос, лишившись части палуб и понес серьезный ущерб, но остался на ходу.
  Стрелки Стаи тут же сбросили скорость, оставаясь на максимальной дистанции ведения огня, и перемещаясь бортовым движением. Корабли Роя могли двигаться бортом, или вообще в любом направлении, но максимальная скорость набиралась только при движении носом вперед. Второй залп Стрелков последовал через десять секунд после первого.
  На этот раз стреляли все десять кораблей. Туриански крейсеры, начавшие маневрирование, в надежде избежать прямых попаданий, еще не успели разогнаться. Еще четыре корабля сгорели в свете активной ядерной реакции, остальные получили повреждения разной степени тяжести.
  Крейсеры турианцев открыли огонь по вошедшим в зону досягаемости кораблям Стаи, а вот дредноуты, пользуясь маневровыми двигателями, пытались отползти назад и прицелиться по Стрелкам. Космос прорезали сотни росчерков от орудий крейсеров. Броня Воинов покрылась видимыми бликами активной защиты. Пришел следующий залп Стрелков, уничтоживший еще шесть крейсеров турианцев.
  Флагман Стаи и Носители так же начали торможение, но не такое резкое, как Стрелки, они еще не подошли на эффективный радиус. А вот Воины наоборот только набрали скорости. Начав вращаться вокруг своей оси, корабли ближнего боя оживили свои орудия и открыли огонь. Лучи девяти лазеров врезались в ряды турианского флота. Турианцы выпустили свои истребители, носители и Флагман выпускали цефалов. Снаряд дредноута турианцев влетел прямо в дуло орудия Стрелка, и корабль исчез во вспышке термоядерного взрыва.
  Дшахс отследил по синаптической связи, как разум Вожака вернулся в Улей, и продолжил бой.
  Заговорили бортовые орудия крейсеров, Воители врезались в ряды турианцев, очередной залп Стрелков уничтожил еще пять кораблей. Бой из артиллерийской перестрелки быстро превращался в свалку. Космос пестрил вспышками лазеров, плазмы, и залпов орудий на эффекте массы, взрывались истребители турианцев, их ракеты и торпеды. За спиной Стаи взорвался еще один Стрелок, разменянный еще на пять крейсеров. Торпедная атака разнесла уже второе орудие Воина, но корабль тут же протаранил ближайший крейсер, однако, по затухающим вспышкам на поверхности и все более частым взрывам, становилось понятно, что энергия корабля подходит к концу. Обстрел орудиями дредноутов и так сильно просадил запасы Воина, и теперь он просто не выдержит боя. Выстрел дредноута врезался в борт Флагмана, но был удержан защитой. Несколько выстрелов Стрелков врезались в дредноут, вспыхнули взрывы, но мощнейшие корабли турианцев держались, продолжая вести огонь. Два из них уже повернулись бортами и вели огонь бортовым орудиями, а еще три продолжали стрелять по Стрелкам.
  Взревел в синаптическом поле Нехраш Воина, истощивший запасы, очередная торпедная атака пробила броню. Корабль замер, но с его борта продолжали взлетать оставшиеся цефалы, бросаясь в атаку. Носители снова набрали скорость, намереваясь броситься в свару. Их защита уступала защите Воинов, но в такой свалке это не станет критичным.
  Штурмовые команды Роя атаковали крейсеры турианцев, и один уже вышел из строя, потеряв всю команду. Продолжали взрываться крейсеры и от огня Стрелков, уже более аккуратного. Один из стрелков получил еще одно попадание по броне. Защита не выдержала, и корабль вышел из строя, хотя и не взорвался. Большая группа цефалов с десантом вырвалась из общей свары и вылетела к одному из дредноутов. Пара попаданий орудий Носителей проредили защиту корабля турианцев, и большая часть цефалов достигла его поверхности. Начался штурм, но штурм километрового корабля, даже для Роя - это время.
  Еще несколько ощутимых попаданий тряхнули Флагман. Истребители турианцев усердно пытались сбить один из Носителей, один из Воинов мимоходной атакой добил последний фрегат турианцев. Еще один разум Вожака Стрелка унесся в Улей. Нехраш злобно гудел, стреляя из всего, что имел и продолжая маневрировать в стороне от свары. От полыхающей Кирии летели крейсеры, начав стрельбу с максимальной дистанции.
  Небольшие взрывы на штурмуемом дредноуте намекали на ожесточенность сопротивления турианцев. Экипаж в едином порыве хватал все, что стреляло, и ожесточенно защищал каждый отсек, каждую наспех сложенную баррикаду. Штурмующие корабль пехотинцы Роя чаще просто выжигали все перед собой, так как сдаваться или отступать турианцы категорически не желали.
  Один из крейсеров турианцев, серьезно поврежденный, не останавливая огонь, врезался в побитый Носитель. Рванули реакторы корабля турианцев. Носитель качнуло, корабль не развалился на части, но, похоже, вышел из строя. Слегка опоздавший к бою Стрелок, возвращавшийся с разведки, атаковал летящие от планеты крейсеры, первым же выстрелом подорвав один из них, и успев выстрелить еще дважды и уничтожить еще один корабль, пока они поворачивали на него. Однако во встречном бою вымотанный быстрым перелетом Стрелок, ведомый недостаточно опытным Вожаком оказался слабоват. Уничтожив еще три корабля противника, Стрелок, получив критические повреждения, тараном добил еще одного, и взорвался.
  Адмирал Флота Латарус Талид, отслеживающий входящие данные, особенно данные о потерях, всей поверхностью тела чувствовал, как офицеры на мостике напряженно ожидают его приказа. Три четверти флота уничтожено. И хотя все пять дредноутов еще находу, пусть один из них и пытается пережить штурм десанта противника, но потери...
  Старший помощник, контр-адмирал Чиллеран Крайк, вышел на мостик перед своим командиром и вопросительно уставился на него.
  - Есть, что сказать, Крайк? - процедил Латарус.
  - А вам, адмирал? - так же процедил подчиненный.
  Талид сжал челюсти, но все же кивнул:
  - Приказ по флоту. Отступаем. Всем отступить.
  - Есть, сэр, - кивнул, цедя слова, помощник.
  Один за другим корабли турианцев начали выходить из боя и ускоряться до сверхсвета. Дредноуты уходили одними из первых, но штурмуемый десантом роя корабль так и не сдвинулся с места. К тому моменту на борту оставалось лишь пять процентов от личного состава экипажа. Рой не преследовал турианцев, даже почти сразу прекратил огонь. Убедившись, что противник отступает, Дшахс отдал приказ:
  - Стая, корабли с критическими повреждениями летите к Улью. Остальные на Кирию. Оказать посильную помощь коротышкам. Воины остаются со мной. Оставшиеся корабли вывести из строя, выживших турианцев захватить. Этот металлолом еще может нам потребоваться.
  В Улье зашевелились транспортники, так же намеревающиеся помочь соседям. Проводив взглядом последний, ушедший на сверхсвет корабль турианцев, Дшахс кивнул сам себе:
  - Бой окончен.
  
  Глава 20.
  
  Спутница Ша'ира.
  
  Практика в очередной раз показала, что сомневаться в дальновидности турианского примарха, когда дело касается военных действий, не стоит. Флот потерпел поражение. Сокрушительное поражение. Ша'ира через обзорное окно комнаты отдыха наблюдала за бегством остатков флота. Четыре потрепанных дредноута, около четверти от изначального количества крейсеров, и ни одного фрегата. Противник, вероятно, целенаправленно выбивал наименее защищенные цели. Хотя Ша'ира могла и ошибаться, никогда особо не вникала в тонкости военного искусства.
  Проблема была в том, что ей не были известны те результаты, которые касались противников турианцев. На флоте турианцев о ней знали. Ее корабль вместе с тремя крейсерами Республики Азари сопровождали флот до ретранслятора в этом скоплении. В бой, естественно, не пошли, даже приближаться не стали. Но среди офицеров ударного флота были и клиенты Спутницы. Она надеялась, что кто-нибудь из них выйдет на связь и что-нибудь расскажет. Но все корабли турианцев, что выбрались из мясорубки, лишь немного задержавшись у ретранслятора, чтобы залатать самые большие дыры, покинули созвездие. С ней никто так и не попытался связаться.
  Спутница стояла перед лицом неизвестности. С кем она встретиться там? Как поведут себя эти существа? Агрессивно, или все же согласятся на разговор. Спутница закрыла глаза, прислушиваясь к себе. Чутье ее обычно не подводило, но сейчас оно трепетало в каком-то странном предвкушении. Необычное ощущение, которого она никогда не испытывала.
  За спиной появилась первый помощник капитана.
  - Госпожа посол, какие будут приказы?
  - Я не офицер флота, и не мне отдавать вам приказы, - ответила Ша'ира, хотя отлично поняла суть вопроса, - я могу лишь попросить.
  Офицер ей не ответила, терпеливо ожидая. Да, влияния спутницы было более чем достаточно, чтобы, пожелай она этого, могла бы приказывать любой азари на этом корабле. Но Ша'ира предпочитала не злоупотреблять этим влиянием, а, при возможности, вообще к нему не прибегать. Но ей действительно что-то нужно было решить. Лететь вперед прямо сейчас, или выждать? Развернуться назад она не могла, не имела права. Ждать? Или не ждать?
  - Будьте добры, передайте капитану, что я попросила ее выдвигаться на встречу, и действовать согласно дипломатическому протоколу.
  - Выполняю, - поклонилась первый помощник.
  Азари удалилась, позволяя спутнице снова наслаждаться бесконечным космосом в одиночестве. На прыжок уйдет какое-то время, но ей не нужно время на размышления. Время подумать у нее было. Можно было предаться отстраненным размышлениям.
  Например, о предложении, недавно пришедшем с Тессии. Культ Атаме, кажущийся отошедшим на задний план и не популярный нигде, кроме Тессии, силы совсем не потерял. И культу нужна была старшая жрица. Точнее, она у них и так была, просто Ша'ира не очень хотела проводить все свое время на столичной планете. Сила спутницы, ее способности, таланты. И знание. Знание о том, чем была в свое время Атаме. Первой среди равных. Наделенной мудростью неба. Атаме получила от протеан знания, огромные знания. Знания другой цивилизации. А может и сама была протеанином, это тоже не исключалось. И, как могла, передала их народу азари. Передала все, что успела за свою долгую жизнь. А дальше, по какой-то причине, раз в тысячелетие рождалась азари со способностями большими, чем у остальных. Первая среди равных. И почему это происходило, пока установить так и не удалось.
  Но в любом случае Ша'ира на Тессию не стремилась. Жизнь спутницы была куда свободнее и интереснее, и причин ее менять у Ша'иры не было. Интересные собеседники, интересные события. Интересная жизнь. Глядя на искажения от движения на сверхсвете, спутница вспоминала наиболее интересных своих собеседников. И гадала, будет ли представитель новой расы похож на кого-то из тех, кто ей уже известен. За свою долгую жизнь она уже привыкла к тому, что многие разумные существа похожи друг на друга. Пускай, не во всем. Бывают похожие характеры, но разные интересы. Похожие таланты, но разные предпочтения. Похожие взгляды, но разный подход к ценностям.
  Корабль затормозил на краю звездной системы. Ша'ира поднялась на мостик и встала в стороне от капитана корабля. Капитан же, получив все отчеты, тяжело вздохнула, глядя через приборы на висящие в пространстве скелеты турианских кораблей.
  - Мы обнаружили место боя. Много обломков, но подавляющая часть принадлежит кораблям Иерархии. Зафиксированы сигналы пяти кораблей. Один, самый крупный, заметил нас и двигается навстречу.
  Ша'ира улыбнулась:
  - Это хорошо, они не против поговорить.
  Капитан ее оптимизма не разделяла:
  - Или не считают нас противниками. Если они победили силами десятка кораблей, мы одни и подавно ничего не сможем сделать.
  - Наша сила в слове, а не в оружии, капитан, - наставительно сказала ей спутница, - действуйте, согласно протоколу.
  Капитан чуть поморщилась.
  - По протоколу мы должны погасить щиты.
  - Так погасите.
  - Я бы не стала этого делать в данном случае.
  - Как вы сами сказали, капитан, они справились с флотом Иерархии. Наш щит не станет для этих существ помехой, но мы должны показать свои намерения.
  Капитан все же кивнула, отдавая приказы. Корабли сопровождения остались наместе, и только дипломатический корабль двинулся навстречу с кораблем иной расы. Подлетая ближе, они смогли получить изображения корабля. Обычно поформе корабля можно было много сказать о создателях. И Ша'ира поняла, что в этот раз она не может сказать практически ничего. На первый взгляд это был летающий камень с настроенными на нем искусственными объектами. Никаких внешних двигателей. Но двигалось судно быстро, особенно учитывая немалый размер, ведь оно превосходило дредноут Иерархии. Но что можно сказать о его создателях? Почему именно такая форма?
  И, самое удивительное, самое невероятное, и самое потрясающее. Ша'ира ощутила что-то новое, необычное, неизведанное. Что-то, чего она раньше не ощущала. Ощущение присутствия чего-то большого, огромного. И, чем ближе они приближались к кораблю чужих, тем сильнее становилось это чувство. О чем-то подобном было написано в воспоминаниях прошлых жриц. Ощущение от Королевы Рахни, от ее мощного разума. Но сама Ша'ира столкнулась с чем-то подобным впервые.
  - Госпожа посол, входящий сигнал с корабля чужих.
  Спутница поняла, что слишком ушла в свои размышления, и перестала слушать переговоры в рубке.
  - Принимайте, капитан, - кивнула Ша'ира.
  Все в рубке затихли. А через несколько секунд раздался искаженный голос:
  "Я Дшахс, Вожак Стаи. Назовите себя" - могло показаться, что голос не принадлежит живому существу. Но Ша'ира отлично чувствовала скрытые искажением эмоции собеседника.
  Капитан покосилась на спутницу, позволяя ей вести диалог.
  - Я посол Республики Азари, Ша'ира. Я представляю...
  "Мне достаточно известно и о вашей расе, и обо всем Пространстве Цитадели"
  Это было, в целом, ожидаемо. Ша'ира предполагала, что разведка чужих успела собрать достаточно информации. Но не могла знать, насколько много тонкостей и деталей поняли эти существа. Тем временем Дшахс продолжил:
  "Ваши союзники, турианцы, предпочитают говорить с помощью оружия. Но мы тоже умеем говорить на этом языке. А на каком языке предпочитаете говорить вы?"
  Спутницу пронзила удивительная догадка, и она проверила свой переводчик. Но тот не работал. Чужак говорил на чистом азарийском. Фактически, это была тонкая насмешка.
  - Я не люблю оружия, господин Дшахс. Предпочитаю слова.
  "Вожак Дшахс, - спокойно поправил собеседник, - и с какой целью вы прибыли, госпожа посол?"
  - Я не разделяю желание некоторых горячих голов ввязываться в ненужные войны. И хотела бы поговорить о заключении перемирия и развитии дальнейших отношений с Пространством Цитадели.
  "Значит, турианцы всех новичков проверяют на прочность, а уже потом вы начинаете дипломатию" - не особо скрывая издевку ответил Дшахс.
  Об инциденте у ретранслятора 314 им тоже было известно.
  - Это несовсем так. И в любом случае я бы хотела закончить этот конфликт.
  "Конфликт закончен. Ваши корабли больше не приближаются к этой системе, а мы не потревожим вас" - неожиданно легко согласился собеседник.
  Спутница замешкалась. Ее собеседник назвался Вожаком. Значит ли это, что он вожак всего народа, или лишь какой-то части. Если всего народа, то почему он лично вылетел на встречу? И почему так легко согласился? Никаких откупных, репараций, условий договора.
  "Удивлены, - констатировал Дшахс, - я догадываюсь о причинах атаки, но мне они безразличны. Как и вы сами в целом. Мы не то, чтобы много потеряли в этом бою. И любезно оставленные птицами корабли вполне равноценны этим потерям. Поэтому мне безразличны ваши дальнейшие действия. Захотят они еще повоевать? Мы к их услугам. Хотите мира? Будет вам мир"
  Ша'ира легко поняла смысл всего монолога Дшахса. Собеседник достаточно понятно передал, насколько низко оценивает расы Совета Цитадели. Это было оскорбление, но сейчас он был в своем праве, как победитель. Однако спутница не была склонна считать, что это существо просто ради тщеславия глумиться над ней. Нет. Скорее это показатель полной уверенности в себе и в своих силах. Причины пренебрежения в чем-то другом, в ином. Или, возможно, это вовсе не пренебрежение. Кто знает, насколько психология этих существ отличается от того, что встречается среди разумных рас Цитадели.
  - И все же я прошу о разговоре, - настояла Ша'ира.
  Несколько секунд собеседник молчал. И снова спутница ощутило нечто странное, что немогла объяснить.
  "Встреча пройдет на нашем корабле. Мы откроем вам шлюз"
  Спутница ждала чего-то еще, но офицер сообщил:
  - Они закрыли канал связи.
  - Об остальном мы должны догадаться? - недовольно проворчала капитан.
  - Полагаю, - дипломатично ответила Ша'ира, - ему безразлично. Я возьму одну десантницу для сопровождения, и пилота для челнока.
  Капитан отрицательно покачала головой:
  - Я не могу вас отпустить. У меня приказ...
  - Я прошу вас поверить мне, капитан, - мягко прервала ее спутница, - Эти существа не проявляют агрессии.
  - Если мы им безразличны, зачем соглашаться на встречу? - спросила капитан.
  Этот вопрос тревожил и Ша'иру. Или же скорее она испытывала предвкушение. Что-то тянуло ее туда. Любопытство. Интерес. И чутье.
  - Скоро мы это узнаем.
  Подготовка челнока заняла несколько минут. Ша'ира отказалась от защитного костюма, ограничившись минимальным спасательным комплектом, защищавшим от открытого космоса, но не более. Десантница нервничала, но с собой взяла только пистолет и винтовку, держа все на магнитных замках. Челнок покинул лоно корабля и выскользнул наволю. Флагман чужих повернулся бортом, демонстрируя открытый шлюз, и полет не занял много времени.
  Пока челнок приближался к кораблю, Ша'ира вновь его осмотрела, уже через купол кабины. И сейчас ее мнение изменилось. Несмотря на неровности внешней поверхности, корабль явно был симметричен... в целом. И ощущения чего-то мощного рядом только увеличивалось.
  Створка ангара корабля оказалась не слишком большой, да и места внутри было не много, влезло бы не больше шести челноков. Для такого громадного корабля это было как-то странно. А еще ангар пустовал. И, если снаружи корабль напоминал камень, которому придали форму, то изнутри чем-то напоминал улей, как себе его представляла спутница. Стены, пол и потолок из некоего хитина, или чего-то похожего. В стенах была всеголишь одна дверь, и несколько углублений неясного назначения.
  Пилот бросила короткий взгляд на Ша'иру, будто ждала, что та прикажет возвращаться. Но, справившись с собой, все же завела корабль в ангар и остановилась на ровной поверхности пола.
  - За бортом вакуум, - проинформировала она.
  Створки ангара закрылись, а внутрь подали воздух. Ощущение присутствия изменилось. Раньше это было нечто большое и мощное, а сейчас это ощущалось, как множество небольших. Это пугало и завораживало одновременно. Ангар наполнился воздухом, и пилот опустил входной трап.
  Спутница, сопровождаемая десантницей, уверенно спустилась на хитиновый пол. Здесь была гравитация, и, в отличие от дредноутов иерархии, в которых уровни располагались перпендикулярно оси корабля, у чужаков уровни располагались вдоль. А так же, по ощущениям, гравитация создавалась не посредством эффекта массы.
  Дверь открылась, и в ангар вошли две крупные фигуры. Гуманоиды, но тела покрыты хитином, а вытянутые головы закрывают металлические шлемы. Один из вошедших что-то громко сказал на неизвестном языке. Рычащем, шипящем, но вполне внятном. Ша'ира разобрала звуки, но язык все равно был ей незнаком. Второй повернул голову на первого и тоже что-то сказал, но уже не так громко. Первый пожал плечами и жестом рукой указал следовать за ним.
  Десантница за спиной спутницы нервно выдохнула в шлем, но промолчала. Их вывели в коридор, состоящий из все тех же хитиновых стен, и провели по кораблю, но недалеко. Указали на дверь и расступились, пропуская внутрь. Комната, светлая, но никаких источников света нет. Из мебели только два... кресла? В остальном комната была пустой.
  - Это больше, чем могло бы быть, - все же не удержалась от комментария десантница.
  Немного подумав, Ша'ира все же села на одно из кресел. Пористая поверхность промялась и оказалась не столько мягкой, сколько не жесткой. Дверь открылась, и в комнату зашел чужак. Этот был иным, выше, крупнее остальных. Четыре мощные руки, и хитин на груди имел яркую расцветку. Он подошел к креслу и стянул свой шлем с головы. Ша'ира заглянула в пять подсвечивающихся изнутри голубоватым светом глаз. Необычная внешность чужака не показалась ей отталкивающей. Да, вместо рта он имел зубастую пасть, не было ушей, видимых, во всяком случае. Но симметричность хитина на голове, его рисунок. И этот взгляд...
  - Значит, я не ошибся, - констатировал чужак.
  Челюсти его не шевелились, только жвала где-то внутри пасти. Говорил он на чистом азарийском, отлично выговаривая даже певучие звуки. Как он это делал, учитывая рычащий сам по себе голос, оставалось открытым вопросом.
  - Не ошиблись в чем? - осторожно спросила спутница.
  Дшахс подошел к ней вплотную. И Ша'ира ощутила касание другого разума, как будто проводила "Объятия вечности"... Нет, разум Дшахса был куда глубже и сильнее ее собственного, так что ведущим был явно он. И, в сравнении со всеми контактами, которые она провела до этого... Сознание Вожака Стаи казалось целой вселенной. Необъятное, непостижимое.
  Но контакт резко оборвался. Дшахс отошел и сел во второе кресло.
  - Способности к синаптической связи у вас в разы сильнее, чем у ваших собратьев. Это единичная аномалия? Или вы представитель субрасы азари?
  Ша'ира впервые за пару сотен лет ощутила себя неразумной девочкой.
  - Синаптическая связь? Это...
  - Каждый разум, посол Ша'ира, не важно, живой или искусственно созданный, при высшей мыслительной деятельности создает синаптическое излучение. Очень слабое, ничтожное. Такое слабое, что само не способно ощутить его в себе, тем более в других. Но есть способы усилить это излучение. У азари искусственно привита способность к синаптическому излучению. Извращенным способом, к нервной системе, но все же привита. И отсюда идут ваши способности к соединениюразумов. Однако выверт эволюции сделал этот процесс для вас весьма... интимным, верно?
  Ша'ира медленно вдохнула и выдохнула. Это существо, которое впервые встретилось с расой азари не больше месяца назад, знало о них больше, чем большинство ее сородичей. Спутница повернула голову на десантницу.
  - Будь любезна, оставь нас наедине.
  Десантница, почти наверняка, возмутилась мысленно, но молча выполнила приказ, выйдя за дверь. Ша'ира вновь встретилась взглядом с пятью голубыми глазами.
  - И вы к этой связи тоже способны, - констатировала посол.
  - В наших телах, помимо кровеносной и нервной систем, так же есть и синаптическая, являющаяся в своем роде приемником и передатчиком. Не думаю, что вы, без искусственного вмешательства, сможете воссоздать нечто подобное в своих телах. Вы вообще вряд ли, в ближайшие пару тысяч лет, сможете разобраться с этой способностью. Ваше искусственное развитие, основанное на заимствованных и не изученных полностью технологиях, слишком обрывочно, чтобы проводить столь фундаментальные исследования. Так вы единственная в своем роде?
  Ша'ира отриательно качнула головой.
  - Не совсем. С того момента, как наша раса контактировала с протеанами, среди нас появлялась одна единственная, одаренная. Умерла предыдущая, родилась я. Умру я...
  Голубые глаза мигнули.
  - Забавный выверт эволюции. Ваши способности, вполне возможно, рудимент, в котором уже нет необходимости. И этот рудимент, вполне вероятно, имеет какое-то религиозное значение...
  Спутница мысленно подтвердила предположение Дшахса по поводу религиозного значения.
  - Не представляю, каково это. Вы будто единственнаязрячая в мире слепых. Даже с учетом способностей ваших собратьев, они не способны и на десятую часть от того, на что способны вы. Но даже так от ваших способностей нет никакой пользы. В мире слепых все равно не на что смотреть, да? И слепым не расскажешь, что значит - видеть.
  Ша'ира поежилась. Ее собеседник был прав чуть меньше, чем полностью.
  - Вы даже не закрываете свои мысли, - произнес он, - хотя от кого вам их закрывать, верно?
  - Вы читаете мои мысли? - удивилась Ша'ира.
  - Чувствую, - уточнил Дшахс, - и далеко не все. Ваше синаптическое излучение слишком слабое, и я не вижу причин постоянно напрягаться, чтобы улавливать его.
  Это немного обнадежило и успокоило.
  - И вы позволили мне прилететь только потому, что заинтересовались моей аномалией?
  - Да, - согласился Дшахс, и, опережая вопросы, уточнил, - Войны начинаются и заканчиваются. Я видел их множество, и для меня каждая новая мало чем отличается от всех прочих. А вот редкое существо, отличающееся от всей своей расы - это нечто интересное. Такое встречается редко. Ваша раса еще слишком молода, чтобы понимать истинную ценность вещей.
  Он поднялся, обходя комнату по кругу.
  - С развитием и распространением цивилизации каждый отдельно взятый член общества становиться все менее индивидуален. Быть личностью среди десятка разумных легко. Среди сотни возможно. Среди тысячи сложно. Среди миллиона настоящая личность становиться гением. А среди сотен миллиардов? Вам выпал дар, и одновременно проклятие. И, какая ирония, первая азари, с которой я говорю лично, оказалась особью, отличающейся от всех своих сородичей.
  Он остановился за спинкой своего кресла, снова посмотрел на Ша'иру.
  - Эта галактика не перестает меня удивлять. Возможно, это потому, что она молода. Или потому, что очень молоды ваши виды. Там, откуда мы пришли, основные разумные расы живут больше сотни тысяч лет. Все они переживали взлеты и падения, распадались, снова собирались воедино, перестраивались, менялись, эволюционировали. И погибали. Но уже очень давно я не встречал в тех мирах маленьких чудес. Терране, или люди, там мало отличаются друг от друга. Там есть целые скопления, где на всех планетах живут клоны одного человека. Но и так...
  Он замолчал, качнув головой.
  - А здесь? Первым нашим открытием стало то, что вы не ведете войн. Вы этого не понимаете, но по нашим меркам, это удивительно. Для нас война была наиболее привычным способом взаимодействия с иными расами. В нашей галактике войны изредка прерывались короткими периодами мира между некоторыми фракциями. Но никогда за последние полсотни тысяч лет, ни на одну минуту, война не прекращалась. Кто-то постоянно воевал друг с другом, не одни, так другие. А вы не воюете, предпочитая дипломатию, - он чуть помолчал, и продолжил, - А еще на планете в этой системе мы встретили забавных существ. Кирийцев. Они разумны, и весьма изобретательны. Они не открыли нулевой элемент, но научились работать с искусственной гравитацией. Это их главное достижение, пожалуй. Они низкие, и до смешного непосредственные. Как... дети.
  Ша'ира отчетливо ощутила эмоцию. Чужую эмоцию. Грусть.
  - Они хотели мира. Эти существа не воевали несколько сотен лет. Совсем. И, если на вашей планете, Тессии, война была заменена агрессивной дипломатией, кирийцы просто объединились. А затем прибыли ваши миротворцы и расстреляли планету.
  Спутница ощутила жгучее чувство стыда, и оно уже принадлежало именно ей.
  - Непоправимого не случилось. Планету, со временем, можно будет привести в хорошее состояние. Но... Они уничтожили столицу. А это был очень красивый город... Хотя, я могу показать.
  Дшахс подошел к азари и протянул ей руку.
  - Хотите увидеть, каким был город, который я назвал красивым? Я, живущий семидесятый век?
  Ша'ира медлила секунду, а затем уверенно протянула руку в ответ. Ее пальцы коснулись неожиданно теплой кожи на пальцах Дшахса, и ее резко потянуло в глубину его сознания. Это не было чем-то привычным. Ее собеседник легко и обыденно менял видимую ей реальность, пока она не увидела большой и красивый город вокруг. Она стояла в центре парка, и видела город. Город, часть которого росла снизу, а другая часть свисала сверху. Это действительно было красиво. Нечто тонкое и неуловимое. Города Тессии могли быть величественны, по-своему прекрасны, но... но здесь она увидела какую-то непостижимую гармонию. Дома, постройки, архитектурные красоты, памятники, парки, самих кирийцев, снующих повсюду, как в огромном муравейнике. Большой красивый город. И еще...
  - И вот такой он сейчас.
  Мир резко изменился, и Ша'ира села на обожженную землю, не в силах сдержать слезы. Ей приходилось видеть последствия военных действий, но... Дшахс передавал ей не только картинку, звук, запах... То, о чем он говорил. Она, единственная зрячая в мире слепых, попала в мир зрячих. И увидела вместе с ними. Она ощутила все то, что видели и чувствовали другие. Прикоснулась ко всей Стае. Множество существ, охотно делящихся между собой мыслями и переживаниями. Руины, пламя, разрушения, огромная дыра вверху, тела, смерть, срадания повсюду.
  - Пожалуйста, хватит!
  Они вернулись в комнату на корабле, и Вожак отпустил ее руку. Спутнице потребовалось пара минут, чтобы прийти в себя. Чтобы осознать все то, что вылилось на нее за несколько секунд. Осознать и суметь как-то проглотить вставший в горле ком.
  - Я кое-что поняла, - сказала она.
  Дшахс не ответил, но спутница ощутила вопросительную... интонацию? Через синаптическую связь.
  - Ваши лица. Они не могут выражать эмоций. Но это вам и не нужно, да? С возможностью делиться мыслями напрямую.
  - Верно, по большей части, - согласился Дшахс, - когда-то давно все было иначе, но мы сами превратили себя в то, чем являемся сейчас.
  Спутница неуверенно отдышалась, поднялась, прошлась по комнате, пытаясь привести свои чувства в норму.
  - Вы сказали, что я первая азари, с которой вы разговариваете. Но вы очень хорошо освоили наш язык.
  - Мои воины пересекались с пиратами. Среди самих пиратов и пленников были и азари. У них мы позаимствовали знания о вашем языке, и, отчасти, о вашей культуре.
  - У вас есть пленницы азари?
  - Пленниц нет. Но в криосне находятся около сотни представителей рас Пространства Цитадели. Нам пока не с кем было разговаривать на тему их возвращения. И мы не спрашивали у них, хотят они вернуться, или нет.
  Спутница вернулась на свое место, осторожно спросив:
  - А если они не захотят возвращаться?
  - Среди них есть те, кто способен к ассимиляции в Рой. Для остальных мы можем создать условия для проживания на одной из пригодных для этого планет. Все планеты находятся далеко от открытых вами областей, так что им можно не опасаться пиратов и других проблем.
  - И вы пойдете на такие сложности?
  - Если кто-то из Вожаков возьмется за все это, я не буду мешать.
  Ша'ира удивилась.
  - Но принятие таких решений...
  Дшахс остановил ее вопрос жестом.
  - Вы слишком мало знаете о нашей иерархии, чтобы понимать, что и как мы делаем.
  - Я... - она кивнула, - да, пожалуй. Но...
  Спутницу пронзила неожиданная идея. Сумасшедшая мысль, странное желание, невероятная идея. И в тоже время это решение показалось ей логичным и правильным. Дшахс назвал ее зрячей в стране слепых. И вот теперь она была среди тех, кто умеет видеть. Он мог столько ей рассказать, столькому научить. И он поставил встречу с ней выше столкновения с флотом турианцев.
  - Могу я остаться с вами?
  Похоже, вопрос удивил Вожака.
  - Зачем?
  - Потому что... Потому что я бы этого хотела. Потому что среди вас я не буду единственной зрячей среди слепых. Потому что... Потому что думаю, что это моя судьба. Я почувствовала нечто необычное, странное, как только увидела ваш корабль, и это чувство не покидает меня. У меня куда больше причин остаться с вами, чем лететь обратно.
  Дшахс двинул челюстями, будто обдумывая что-то.
  - У вас есть обязанности посла.
  Ша'ира улыбнулась:
  - Вы согласились на мир, этого уже достаточно. Для всего остального им придется найти другого посла. Вы разрешите мне остаться?
  Вожак Стаи размышлял около минуты, прежде чем ответить:
  - Да. Разрешу.
  - А покажете еще что-нибудь? Что-нибудь, что я смогу назвать чудом?
  И снова некоторое время на размышление, и ответ:
  - Да. Покажу.
  
  Глава 21.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Мой корабль, заполненный выжившими кирийцами, вылетел из атмосферы планеты и аккуратно полетел к Улью. Турианцы сумели уничтожить много, очень много. К сожалению условия планеты заставили Кирийцев жить крупными полисами, которых было хоть и много, но... Турианцы своими бомбами полностью разрушили половину городов на двух из трех материков планеты, еще достаточно много городов были серьезно повреждены. Кирийцам неповезло, птицы влетели в атмосферу над самым густонаселенным материком и начали именно с него. Еще больше неповезло в том, что они были совершенно неготовы к такой войне, да и не могли быть готовы. Турианцам достаточно было выпустить пару стратегических ракет в каждый город, до которого эти ракеты дотягивали, и этого было достаточно. Сильную противовоздушную и противоракетную оборону имели только самые развитые города, но даже тем не хватало сил удержать залп пяти-шести ракет.
  В конечном итоге все кончилось лучше, чем могло бы. Кирийцы понесли ощутимые потери, но они выживут. Выживут, но уже не станут прежними.
  Подключившись к кораблю, я отстраненно наблюдал за проплывающей мимо звездой. Я размышлял. На поверхности океана, над Ульем, достраивался плавучий город. Временное убежище для тех, кого пока не могли приютить собратья. Для кирийцев эта атака была настоящей трагедией, архиважным событием. Для их расы весь мир пока ограничивался собственной системой. С их точки зрения это выглядело неординарным событием. Сначала прилетели одни чужаки и просто поселились пососедству. Мы были доброжелательны и вежливы, так что у карликов с нами не было проблем. А затем, если смотреть с точки зрения самих кирийцев, прилетели турианцы и просто атаковали их дом. Они, еще недавно не знавшие о других видах, живущих в галактике, встретились сразу с двумя расами. Кирийцы не знали о Пространстве Цитадели, о других галактиках, о галактических законах. Просто рядом с их домом сначала появились необычные, но мирные соседи. А затем к ним домой пришли солдаты с оружием.
  А для меня это была просто еще одна планета, населенная пусть и необычными, но не более того, существами.Не они первые, и, всего скорее, не они последние. Но кое-что изменилось. Изменилось для меня. Пришло четкое осознание, что я мог это изменить. Похоже, я уже перешагнул черту, за которой мне стало тесно в рамках даже Старшего Вожака. Я был готов двигаться дальше, но пока сложно представлял - Куда? Менять что-то сейчас? Делить Стаю? Нет, однозначно не время. Нужно поговорить с Дшахсом об этом. Не думаю, что эти мысли оставят меня в покое теперь.
  Запрос на связь я ощутил даже раньше, чем Навигатор его обработал. И даже сумел определить, откуда именно пришел сигнал. Вожак Стаи. У его разума, и у разума его корабля был свой характерный след, ощущение. Но это я мог понять и раньше. Сейчас мне было доступно еще больше. Через синаптическую связь я мог зацепить отголоски его эмоций и мыслей. Дшахс активно думал, решал какую-то проблему, или обдумывал какое-то действие. Что-то важное, похоже.
  Почти привычно сформировал ответный канал.
  - Вожак.
  В пространстве между разумами Дшахс отложил размышления, отметив изменения в моем сознании, но не став заострять на них внимание.
  - У меня есть задание для тебя.
  Остальное осталось невысказанным, но в этом и не было нужды. Он оборвал контакт, а я вернулся к своим мыслям. Невысказанными остались срочность и важность, насколько я понял Вожака. Он снова что-то задумал. Что-то, что может сильно изменить ситуацию. Ему были свойственны такие вещи, и я ощутил некоторое предвкушение и интерес. Полет еще займет некоторое время, и у меня была возможность подумать, просчитать варианты.
  О том, что Вожак Стаи контактировал с представителем Республики Азари мне было известно. Но неизвестны были результаты их разговора. Однако корабли Республики уже улетели, и сейчас он обдумывает нечто важное, для исполнения чего ему нужен я.
  На размышление и перебор вариантов ушло некоторое время, но догадка вызвала чувство определенного удовольствия. Я догадался, что именно он хочет сделать. Простое решение, позволяющее добиться результата сразу во многих направлениях. Ответный визит посла Роя на Цитадель. Решение, несвойственное Рою. Возможно. Но с другой стороны. Посол в данной ситуации вполне может стать самым настоящим буфером между Роем и Цитаделью. Играть с властями Цитадели в их игру, которую они сами называют "политикой", но приэтом никакого влияния на Стаю эта игра иметь не будет. Да и способов воспользоваться ситуацией я видел достаточно много. Надавить на нарушение турианцами законов Цитадели, как самое очевидное. Так же есть способы давления через наши возможности по обходу сети ретрансляторов, к которым намертво были привязаны корабли Пространства Цитадели. К тому же таким ходом мы можем намертво перекрыть продолжение военного конфликта. Это далеко не весь флот птиц, и, если они смогут продавить союзникам мысль о нашей опасности и агрессивности, то смогут и развернуть еще более масштабные действия. Не стоит этого допускать, нет смысла ввязываться в такую войну. Сделают они так или нет, но лучше заведомо предотвратить такое развитие ситуации. В целом это хороший ход.
  Корабль пошел на посадку, приближаясь к плавучему городу, отстраиваемому силами Стаи. Будущему городу. Пока что это мало походило на город, скорее крупный лагерь беженцев. Рабочие особи быстро возводили простые временные убежища, пехотинцы поддерживали порядок, раздавали пайки. Чуть в стороне был развернут госпиталь для кирийцев. Карлики, судя по тому, что я видел глазами корабля, от наших особей не шарахались, косых взглядов не бросали. Судя по всему, они не считали нас виновными своих бед. Возможно, прошло еще слишком мало времени, но для тех же терран было бы свойственно обвинить нас в своих проблемах. Прецеденты случались, пусть и не с Роем.
  Но Кирийцам явно было не до бесполезной ненависти. Улей был еще слишком молод, чтобы обеспечить быстрое строительство. Так что здоровые кирийцы, как могли, помогали в обустройстве лагеря, стараясь не сидеть без дела. Сильная раса, несмотря на внешнюю непосредственность. Стойкая, и, что важно, сплоченная. Во всяком случае, при беглом осмотре, а так... Время покажет.
  Выгрузив партию беженцев, я повел свой корабль в Улей. На мостике, кроме меня и Навигатора, сидел получивший имя. Рахш. Молодой Вожак со странной смесью эмоций смотрел глазами корабля на своих прошлых сородичей. Они были ему не безразличны, но и не настолько важны, чтобы их трагедия действительно его задевала. Кажется, он пытался осознать, насколько изменился, потому что память реципиента сохранилась в нем достаточно хорошо. Такое бывает, не часто, но бывает. Похоже, Лицч действительно был гением и личностью эпохи для своего народа.
  - Рахш.
  Молодой Вожак с готовностью отозвался, повернувшись и послав по синаптической связи готовность выполнять приказы. Умен, но он молод, и в ближайшее время сможет только подчиняться. Чтобы научиться командовать, ему придется привыкнуть к тому, чем он стал.
  - Да, Вожак?
  - Хочешь что-то сделать?
  Он задумался, но ответил достаточно быстро:
  - Да. Стоит проверить состояние правительственного аппарата кирийцев, да и узнать о судьбе Дев Аллийи, они могли бы подбодрить свой народ. Есть предложение по частичной ассимиляции кирийцев в Рой. В текущем состоянии они уязвимы, даже под нашей защитой. Есть соображения, но нужно провести расчеты. И я не знаю, как Стая хочет поступить.
  Прогрессирует, молодец. Он станет полезен Стае.
  - Предложишь это Вожаку Стаи.
  Молодой Вожак кивнул, вернувшись к своему занятию. Он осторожно контактировал с моим кораблем, прислушивался, учился. Мой корабль к нему относился несколько враждебно, перенял от меня неприязнь к незваным гостям, но не препятствовал.Пусть неохотно, но все же учил. А я не вмешивался. Сам справится.
  Корабль уверенно вошел в воду и поплыл через ее толщу, опускаясь все глубже и глубже. На глубину, на которой залегал Улей, свет уже не проникал, зато плавала мелкая живность. В основном простейшие существа, слишком молодой была биосфера этой планеты. И естественная жизнь на ней уже никогда не образуется, Улей будет разрастаться и развиваться, перестраивая экосистему под свои нужны. Пройдет не так уж много времени, и эта планета станет небольшой, но хорошо защищенной крепостью. Вероятно, мы превратим в крепость всю систему, но не сразу. Да и кирийцы теперьвряд ли будут против.
  В доке, кроме корабля Флагмана Стаи, других кораблей не было. Все еще обыскивают обломки и работают с карликами? Как говорят у терран: "сказал бы мне кто пару месяцев назад, чем я буду заниматься сейчас, в морду бы плюнул". Как быстро все может поменяться.
  С радостью вновь коснулся разума Улья. Дракены некоторое время назад очень сильно хотели понять, является ли Рой коллективным сознанием, или это все же тесно связанное интуитивное целое множества индивидуальных особей? Они так и не получили ответа на свои вопросы. Никак не складывалось у них в головах, почему особи, наиболее комфортно себя ощущают именно в пределах Улья... Не буду уточнять, как именно они это устанавливали... Не теряли эффективности даже при длительной изоляции от остального Роя. Им не понять. Им, сравнивающим наше общение на уровне разумов с собственным вербальным и речевым общением. "Зрячий не может объяснить слепому, как красиво ночное небо". Как ни странно, эту умную мысль высказал не терран и не дракен.
  Мои размышления прервало ощущение от чужого разума. Слабые, едва заметные колебания. Странно. Разумы особей обычно закрыты, и, только при контакте, передают те эмоции, которые хотят. Это существо резонирует своими эмоциями во внешнее пространство. Кисловато-желтый привкус любопытства, голубовато-приторный интерес. Солоноватое ощущение страха, опаски. Горьковато-коричневое возбуждение. И едва заметная светло-сладкая вина. Слишком много оттенков, это существо явно не из Роя. Слишком явно. Правда, идущий за мной Рахшвряд ли сумеет это заметить. Есть вещи, которые нужно развивать и воспитывать в себе. Например, ощущения от синаптического излучения разумных. Такое умение нельзя передать. Оно не отработанный механизм четко отложенных действий. Это скорее... творчество. Умение видеть красоту во вспышке затухающей звезды, или слышать мелодию бесконечно-беззвучного космоса.Это почти философия. Этому не учат, это познают.
  Створки двери разошлись в спрятанные в стенах ложа, и мы вдвоем вошли в одно из помещений, как и множество других в Улье, пока практически пустующее. На установку всех коммуникаций потребуется некоторое время, это тоже своеобразное творчество, а не отработанный механизм. Хотявряд ли кто-то, кроме меня, в Стае считает так же. Другие Вожаки относятся к этому, как к чему-то привычному, не замечая всех тонкостей и нюансов. Не замечая, как сами вкладывают часть своего образа, своего понимания, своего сознания в то, что создают.
  Но сейчас меня больше интересовала необычная гостья. Часть комнаты отвели именно ей. Азари, и ощущение резонанса шло именно от нее. У других особей ее вида я этого не замечал. Вожак был здесь же, и так же едва заметно фонил размышлениями. Нет, не совсем фонил. Он дергал из памяти Улья различные данные, видимо, немалых объемов, раз эти переброски были столь заметны. В сравнении с резонансом от азари... Ну, это как громкий крик и едва заметное движение губ. Первый услышишь, даже если не хочешь, второй заметишь, только если будешь знать, что искать.
  - Вожак, - поклонился Получивший Имя.
  Я ограничился синаптическим сигналом приветствия. Джахс перевел внимание на нас, на меня. В пространство между разумами не потянул, но передал расплывчатое ощущение вопроса. Ответил утвердительно. Азари удивленно смотрела на нас.
  - Это потрясающе, - тихо прокомментировала она.
  Теперь уже вопрос я отправил Дшахсу.
  - Она учиться. Считает, что сможет научить своих сестер синаптической связи. Когда-нибудь, - ответил он на азарийском.
  Даже с учетом продолжительности их жизни... Поколений через пятьдесят. Она может видеть, но только три цвета, белый, серый, и черный, даже без оттенков. Она может слышать, но не способна разобрать звуков. Да, если Дшахс будет постоянно с ней возиться, то, через какое-то время... Нет, реальный результат будет, только если он сам затолкает ее в инкубатор и привьет синаптическую связь. С другой стороны, он нашел себе очень интересную... зверушку. Все же, если я правильно понимаю, для ее расы это редкие способности. Сродни чуду. И наблюдать за такой особью любопытно. Вожак Стаи снова сделал то, чего я от него не ожидал. Вроде как, терране, да и местные люди, во времена развития дрессировали наиболее умных животных из окружающей флоры, даже обучали полезным навыкам. А то, что она не осознает, кем именно является в данной ситуации, даже к лучшему.
  - Простите, - улыбнулась азари, но смущения, которое она показывала мимикой лица, не испытывала, - меня зовут Ша'ира.
  А вот дальше шла интересная смесь эмоций. Она все же догадывается, кем является на нашем фоне. Неопытным ребенком, в каком-то смысле. Если я правильно все понимаю, в чем не уверен, не имел подобного опыта.
  - Шабал, Старший Вожак, - ответил я, используя турианский, ее переводчик разберет, а азарийский мне нравился меньше турианского, - полагаю, это вы подали Дшахсу интересную идею? Собственный посол на Цитадели был бы для нас интересным решением. Реальной пользы не много, но позволяет избежать некоторых проблем.
  Ша'ира перевела удивленный взгляд на Дшахса, затем снова посмотрела на меня.
  - Да, вы правы. Но, признаться... Дшахс рассказал мне, что дипломатия вашей расе несвойственна. Однако вы демонстрируете просто потрясающую гибкость в данном вопросе. Будто для вас это норма.
  Дшахс снизошел до развернутого объяснения:
  - Мы неопытны в дипломатии, Ша'ира, это верно. Однако есть два важных момента. Первый - Шабал практически сравнялся со мной... Уже сравнялся.
  Это его мнение. Я не считаю, что готов. И время не то.
  - А второе? - почувствовав напряженную паузу, спросила азари.
  Ответил ей уже я:
  - Если умеете великолепно играть в Шахматы, то и в Госсау сыграете без труда, после внимательного изучения правил.
  (от автора: вымышленная мною саларианская настольная игра, требующая быстрого мышления и способности просчитывать действия противника. В каком-то смысле саларианский аналог шахмат. Сравнение Шабала несколько некорректно, в плане того, что отлично играя в шашки, вряд ли сможешь сходу научиться правильно играть в поддавки, но общую мысль он указал)
  - Мы не сталкивались с дипломатией вашего образца ранее, но умение учитывать интересы многих соперников вокруг нам свойственно, - добавил Дшахс.
  Другое дело, что учитывая чужие интересы, мы не договариваться летели, а выбирали наилучшею жертву для атаки, но это уже детали. Я решил добавить, слегка подразнив Вожака Стаи:
  - К тому же построение речи, понятной вам речи, требует от нас некоторого напряжения, но оно вам незаметно в виду отсутствия вербальной и невербальной мимики. Так каково задание, Вожак?
  Он чуть кивнул в сторону Ша'иры:
  - Госпожа посол решила задержаться у нас на время переговоров и улаживание некоторых вопросов, а затем, в ходе переговоров, убедила нас послать своего представителя на Цитадель, чтобы он лично встретился с представителями других рас Пространства Цитадели, а заодно сопроводил ее в обратной дороге. Исключительно для того, чтобы показать наши добрые намерения.
  Полагаю, это были слова госпожи посла, повторенные слово в слово. И я уловил четкие нотки сарказма. Мы с ним друг друга поняли. Я должен был создать шум, много шума, чтобы все были заняты мною, и не лезли к Стае без лишней надобности. А о том, как и какой шум создавать... Ну, так я не Рахш, только что из инкубатора вылезший, сам разберусь. Ну и прочие возможности, если такие подвернуться, не упускать.
  - Но есть еще одно, - продолжил Дшахс, - твой корабль.
  - Что с ним?
  - Замаскируй его под корабли Пространства Цитадели.
  Дальше объяснять не было необходимости. Такая маскировка позволит перемещаться по галактике, оставаясь неузнанным, чтобы не афишировать свои передвижения. Если сильно захотят, конечно, выследят. Но зачем упрощать кому-то работу. К тому же я видел в этом и свои резоны.
  - Это займет некоторое время.
  Ша'ира улыбнулась.
  - А я и не тороплюсь.
  Почувствовав ощущение некоторой радости, я послал Вожаку Стаи вопрос. Ответ был достаточно сложен. Возможная ассимиляция. Дшахс хочет получить все, что возможно получить с опытной взрослой Азари и, возможно, ввести ее в Стаю. Какими бы предлогами сама Ша'ира не объясняла бы для себя свое нахождение среди нашей Стаи, и мне, и Дшахсу ее стремление было понятно и очевидно. Она может почувствовать себя здесь своей. По-настоящему своей. Стая может дать ей то, чего ей недоставало все это время. Общность. Причастность. Как бы сильно все эти терране, дракены, или здешние люди, азари, сколько бы они не превозносли свою индивидуальность, все равно иснстинкт общности в них сильнее. И Ша'ира только что на этот инстинкт попала. Была она, и были все остальные. А сейчас она одна из всех. Есть она, и вместе с ней есть мы.
  Сама того не понимая, она набросила на шею поводок куда более прочный, чем любые ей известные. Она останется с Роем. А если и попытается уйти, то все равно вернется. Дшахс ведет свою Стаю уже четвертый дифраг, тысячелетие по местному. Были у него враги и посерьезнее синих женщин, способных к телепатии.
  - Если это все, то я вернусь к кораблю. У Рахша есть предложения.
  Получив подтверждение Вожака, я ушел.
  
  Глава 22.
  
  Найлус Крайк. СПЕКТР.
  
  Станция Арктур производила двоякое впечатление. С одной стороны не покидало чувство некоторой безалаберности солдат Альянса, и вообще всей системы охраны. Найлусу никто особо не ограничивал в передвижении, и, при желании, он вполне мог бы забраться в компьютеры станции. Мог бы. Здесь открывалась другая сторона -СПЕКТРа очень профессионально "вели". Хвост Найлус отлично ощущал, но заметить мог далеко не всегда, скрывали свое присутствие контрразведчики профессионально. Видимо, в руководстве Альянса сочли, что несколько профессионалов, отслеживающих передвижение важных персон, это дешевле и проще, чем полностью профессиональная система безопасности по всей станции. Странный подход, но Найлус не собирался озвучивать кому-либо свои мысли об этом.
  На станции пришлось задержаться больше, чем он планировал изначально. На пару недель больше. Прибыл в пространство Альянса Систем Найлус с двумя целями. Первая, официальная и декларируемая - тест нового фрегата совместной постройки турианцев и людей. Корабль уже был готов и ждал свой экипаж в одном из шлюзов, у Найлуса была возможность сходить и посмотреть на него, но СПЕКТР решил, что, раз судно все же принадлежит Альянсу, то пусть экипаж поднимется на борт первым. Но экипаж запаздывал. Вторым заданием был наблюдение и принятие решения о зачислении некоего капитан-лейтенанта Шепарда как кандидата в СПЕКТР.
  С личным делом Шепарда Найлус ознакомился еще до прибытия на Арктур, и в целом имел положительное предварительное мнение. Не везде был согласен с теми решениями, которые принимал Шепард, но, что важнее, Джон эти решения принимал оперативно, и добивался результата. Не всегда и везде есть правильное решение, но всегда и везде можно попытаться это решение найти. Об остальных членах экипажа турианец знал не много, только о капитане корабля, одном из двух пилотов, и еще паре офицеров.
  А затем пришла информация о том, где же задержался будущий экипаж Нормандии. Столкновение с новой расой, не встречавшейся ранее. ККА "Токио" прибудет на Арктур только сегодня, поздно вечером по корабельному времени. И турианец, успевший получить информацию и о разгроме Экспедиционного Флота, был рад, что Шепард, столкнувшийся лицом к лицу с этим Роем, вообще выжил и даже отделался легкими ранами. Смерть потенциального кандидата была бы крайне неприятным событием. Хотя он и не был единственным кандидатом, руководство Альянса предоставило список из пяти имен, но остальные либо не отвечали высоким требованиям, как трое из списка... Либо несколько не соответствовали моральному облику первого СПЕКТРа человека. Младшая сестра капитан-лейтенанта Джона Шепарда, Джейн, была в последний момент вычеркнута из списка. Похоже, в Альянсе тоже сочли ее неподходящей для этого звания. Но, объективно говоря, она подходила едва ли меньше самого Джона, и точно больше, чем остальные кандидаты.
  Размышления прервал сигнал входящего сообщения. Найлус поднял руку с инструментроном и пробежал глазами по тексту. Адмирал Хакет приглашал на разговор. Хочет поговорить в последний раз перед отбытием Нормандии? Для Найлуса Хакет был иллюстрацией того, что странная политическая система Альянса работала. Волевой, умный и хитрый политик, к тому же выдающийся офицер. Найлус даже готов был признаться себе, что уважаетХакета.
  Причин отказать не было, и турианец покинул выделенные ему апартаменты, напоминавшие габаритами офицерскую каюту на крейсере Иерархии. Пока шел по станции, так и не сумел вычислить хвост, если он вообще был. Иногда Найлусу казалось, что время от времени к нему вообще не приставляли наблюдателей. И поэтому он не мог их заметить.
  Адмирал принял СПЕКТРа в своем рабочем кабинете. Как и при двух предыдущих встречах, в кабинете царил порядок и чистота. На первый взгляд могло показаться, что относительно, для космической станции, просторный кабинет с видом на один из доков, практически не использовался, но, стоило присмотреться... Порог кабинета слегка стоптан, пол под стульями исшаркан, на столе недавно обновили покрытие, но уже появились свежие царапины, в стеклянных шкафах легкий сумбур, и вряд ли кто-то кроме самого Хакета знает, что там, где лежит.
  - Адмирал, - Найлус уважительно кивнул.
  Секретарь не связывалась с Хакетом, когда пропускала турианца внутрь, так что человек был занят какими-то документами.
  - Найлус, - Стивен поднялся, чтобы обменяться рукопожатием.
  Хакет не стал предлагать сесть, а сразу перешел к делу:
  - У меня на связи посол Удина, он хотел еще раз переговорить с тобой перед вылетом Нормандии.
  Найлус раздраженно дернул мандибулами. Насколько ему был приятен адмирал, настолько же отрицательное мнение было у него о после. Найлус не отрицал профессиональных качеств Удины, хватки опытного политика, умного и расчетливого управленца. Но Удина был политиком до мозга костей, со всеми вытекающими из этого последствиями. Совсем не тот человек, с которым Найлус хотел бы часто общаться. С другой стороны со Спаратусом Найлус так же общаться не слишком любил. И турианский советник, при всех своих достоинствах, проигрывал человеческому послу в гибкости и способности адекватно оценивать силы, свои и чужие.
  - Что-то срочное?
  Хакет кивнул:
  - Да, сейчас сам узнаешь.
  Адмирал нажал несколько клавиш на своем датападе, и через несколько секунд над столом сформировалась картинка. Видимой были только голова и плечи посла, похоже, тот сидел за своим столом и воздержался от сканирования в полный рост. Посол Альянса Систем, лысеющий старик с седеющими волосами, прошелся тяжелым взглядом по адмиралу и СПЕКТРу. Найлус еще раз отметил, что у людей выразительная мимика, не менее выразительная, чем у азари. Есть вот такие выражения лица, которые не сможет повторить ни один турианец, да и азари, самки, по сути, так же не смогут выразить нечто подобное.
  "Стивен, Найлус" - коротко кивнул обоим Удина.
  - Доннел, - ответил кивком адмирал.
  - Посол, - чуть поклонился СПЕКТР.
  Найлусу уже попадались слухи о том, что он, якобы, был подкуплен людьми. На самом деле все было намного сложнее. Несколько лет назад он получил долгосрочное задание от Примарха. Завоевать доверие в высших эшелонах власти Альянса Систем. У турианцев не было шлюх, которых можно было подложить под видных политиков и деятелей - людей. Да и, как показала практика, обычные методы Азари оказались неэффективны. А вот СПЕКТР, дружелюбно настроенный по отношению к человечеству, достаточно быстро попал в поле зрения сначала Удины, а затем и командования Альянса. Правда, как и в случае с азари, люди были вполне готовы и к такому подходу. Так что Найлус оказался впутан в сложную и многогранную интригу, из которой не мог вылезти по сей день. Он все еще был верен Турианской Иерархии... Но слишком много времени провел с людьми. Учувствовал в нескольких грязных делах по просьбе Удины, которые были "проверками на лояльность". Найлус получил доступ к секретам Альянса, но потерял кредит доверия в Иерархии. Прошел перевербовку и, в общем-то, стал двойным агентом, работающим и на тех, и на других. И Удины хватит компромата, чтобы, выложи он его на всеобщее обозрение, Найлуса лишили бы статуса СПЕКТРа. Но он, естественно, не станет этого делать, слишком Найлус стал полезен.
  Вот в такой ситуации находился Крайк. И сейчас он уже и сам не мог сказать, на чью сторону встанет в критический момент. Ведь Альянс уже прикрыл его несколько раз там, где он допустил ошибку. И Хакет, сделав это, на благодарность ответил: "Ты - хороший солдат. Я всегда готов помочь хорошему солдату". Иерархия была его домом. Но в Альянсе у него было намного больше друзей.
  "Есть новая информация по чужакам, - посол перевел взгляд куда-то в сторону, - посланнице Республики Азари удалось договориться о мире"
  - И насколько дорого им обошелся мир? - спросил адмирал.
  "Дешево, - хмуро ответил Удина,- слишком дешево. Чужие назвали все, что осталось от флота, своим трофеем, и посоветовали не соваться на их территорию"
  - Неожиданная реакция, - прокомментировал адмирал, - не думаю, что этим все ограничиться.
  "Конечно не ограничиться. Но об этом позже. Нормандия готова к вылету?" - Удина сосредоточил взгляд на Хакете.
  - Да, Токио прибудет через несколько часов, но на ознакомление у экипажа уйдет некоторое время...
  Посол кивнул:
  "Я понимаю, Стивен. Не собираюсь учить тебя делать твою работу, но есть кое-что срочное"
  - Что-то, для чего вам нужна Нормандия? - предположил Найлус.
  "Именно, - кивнул Удина, - Исследовательская группа на Идем Прайм нашла какой-то артефакт, предположительно - протеанский"
  Адмирал удивился:
  - Раскопки же начались совсем недавно.
  Посол кивнул:
  "Верно. Но этот... Маяк, судя по классификации, находился прямо на входе в комплекс. В ближайшие сутки его поднимут на поверхность"
  Найлус сложил руки в замок на груди:
  - Вы хотите, чтобы Нормандия тайно вывезла артефакт с планеты? Куда?
  Посол бросил на турианца слегка насмешливый взгляд:
  "На Цитадель, естественно. Пусть хоть вдоль и поперек его оближут"
  Турианец вновь раздраженно дернул мандибулами. "Изворотливый засранец" - подумал Найлус. В немногих найденных маяках редко удавалось найти что-то интересное. Удина с легким сердцем передаст его Совету, а вот все остальное, что найдут в том комплексе, будут изучать уже сами люди.
  - Потребуется несколько дней, чтобы еще раз проверить системы корабля перед проходом через ретранслятор, - высказался адмирал.
  Посол кивнул, пусть и неохотно:
  "Понимаю. Я постараюсь засекретить находку. Но вы сами знаете, что такое Идем Прайм, Стивен. Захолустье, практически деревня. Через несколько дней там каждая собака будет знать о поднятом маяке"
  - К чему секретность, посол? - спросил Найлус.
  "Не хочу, чтобы вы улетали с планеты под праздничный салют с фанфарами. Передача артефакта Совету не понравиться некоторым крупным политическим группам, что вызовет ряд осложнений. Я бы предпочел, чтобы все это оставалось в тайне, до определенного момента"
  "Проклятый бюрократ" - пролетело в голове турианца.
  - Я оповещу капитана Андерсона о вашей просьбе, Доннел.
  "Спасибо. А что на счет Шепарда? Его вы выбрали для программы?"
  - У меня только данные о его послужном списке и окончании программы N7, а так же о том, что у него есть сестра, но на этом все, - ответил Найлус, - откуда они?
  - Росли на Мендуаре. Но о настоящих родителях ничего не известно. Администрация колонии во время переписи присвоила им имена Джон и Джейн, так-как других документов на детей не было. Их приняла на опеку Ханна Шепард, отставной офицер Альянса, практически ставшая им матерью. Но затем на колонию напали работорговцы, Ханна погибла. Патрулю Альянса удалось спасти их. Через несколько лет Джон пошел на службу добровольцем, а за ним и его сестра, подделав в документах свой возраст. Но, если Джон хотел защищать других людей, то Джейн двигала жажда мести. Вот и вся история, - рассказал адмирал.
  - Они точно родственники? - спросил турианец.
  - Да, генная экспертиза это подтвердила.
  Удина снова обратил на себя внимание:
  "Надеюсь, никаких психологических отклонений он не заработал? На него ляжет большая ответственность, не хотелось бы, чтобы..."
  Но Хакет не дал послу закончить:
  - За его психологическое состояние поручился капитан Андерсон. Да и медицинские обследования однозначно показывают его здоровье.
  Посол кивнул:
  "Рад слышать. Найлус. Несмотря на то, что Альянс очень хочет видеть в стройных рядах СПЕКТРов человека, я попрошу вас не делать Шепарду никаких поблажек. Первый человек СПЕКТР должен отвечать самым высоким требованиям"
  В такие моменты турианец не мог не проникнуться уважением к людям.
  - Конечно, посол.
  "Удачной охоты, Найлус, - кивок адмиралу, - Стивен"
  Сигнал оборвался. Найлус перевел взгляд на Хакета:
  - Что-нибудь добавите, адмирал?
  Хакет отрицательно качнул головой:
  - Нет, Найлус. Удачной охоты.
  
  Джон Шепард. Командир десантной группы.
  
  Слегка прихрамывая, Джон вошел в зал БИЦа. Если сравнивать с Токио, то на Нормандии, новом фрегате, на котором он теперь будет служить, места все же было побольше. Хотя до гражданских кораблей все еще далеко. Если БИЦ и ангар еще можно было назвать небольшим залами, то все остальные помещения - сплошной лабиринт узких коридоров и маленьких комнаток. Правда, Джон успел лишь пройтись через ангар до своей каюты на втором уровне, и после этого поднялся сюда. Но что-то ему подсказывало, что в инженерном отсеке так же тесно.
  Шепард был несколько удивлен приказу о переводе на Нормандию, даже несмотря на то, что и сам Андерсон перешел именно на этот корабль. Перспективный разведывательно-диверсионный фрегат. К слову, с Токио сюда перешли еще несколько человек. Например, один из пилотов, турок Армаан Кылыч. Его так и называли - Турок, потому что лишь несколько членов экипажа могли без запинок и быстро выговорить его имя.
  Рядом с голографической картой Шепарда встретил штурман Пресли.
  - Штаб-капитан Шепард, - Пресли приложил ладонь к виску, - штаб-лейтенант Пресли, рад служить с вами.
  - Я помню вас по Скилианскому Блицу, Пресли, давайте без официоза.
  Уже дружелюбнее Чарльз подал руку Джону.
  - Еще не привыкли, сэр?
  На Земле Шепард успел получить следующее звание, правда, из-за переломов торжественного вручения не получилось.
  - Не то, чтобы. Скорее удивлен переводу.
  Пресли не успел ничего ответить, сработал интерком. Женский, почти девичий голос сообщил:
  "Штаб-капитан Шепард, в ангар прибыла десантная группа, которая... бла-бла-бла... принимайте бойцов, сэр"
  Джон вопросительно посмотрел на штурмана. Тот обреченно выдохнул:
  - Второй лейтенант Харли Моро, пилот. Она всегда такая. Но пилот великолепный.
  Шепард сделал мысленную заметку изучить личное дело пилота, и пошел к лифту. Но, поскольку тот загружен экипажем, счел, что спуститься лестницами будет быстрее. Легкая боль в ноге не делала его инвалидом, и крутая, в семьдесят градусов, лестница проблемой не стала.
  По пути Джон встретил турианца в серьезном скафе и при оружии. С ним о чем-то разговаривал Андерсон, и Джон не стал встревать. Расскажут, когда будет необходимость. К тому же корабль помогали строить турианцы, а Совет учавствовал в финансировании проекта, так что ничего удивительного. Хотя оставался вопрос - кто этот турик?
  В ангаре, куда чудом затолкали и "Мако", и "Кадьяк", оставив между ними минимум места, заносили то немногое, что еще не было погружено на борт. У носа Мако Джон нашел свою новую команду. Вперед вышел молодой офицер в форме Альянса.
  - Второй лейтенант Аленко, сэр. Квалификация O4, биотик. Ожидаю ваших приказов.
  Следующим представился низкий и худой парень, чьи средней длины светлые волосы неряшливо колыхались от потока воздуха.
  - Старший сержант Ривз, О2, инженер-подрывник.
  Третьей была девушка с крупной грудью и коротко подстриженными рыжими волосами.
  - Старший сержант Смирнова, О2, техник-снайпер.
  Джон отстраненно подумал, не мешает ли ей грудь стрелять из упора лежа?
  - Сержант Вебер, - высокий слегка худощавый солдат с французским акцентом, - N2.
  Шепард внутренне с облегчением выдохнул. Ни одного новичка, да даже просто космопеха. Конечно, некоторые B7 могут этим ребятам дать фору в прямом бою, но в плане разведки команда получалась отличная, почти универсальная.
  - Идем, покажу ваши места, инструктаж проведем позже, когда выйдем в космос.
  Бойцы подхватили сумки с вещами, и, видимо, снаряжением. Похоже, никто из них стандартным оснащением не пользовался, раз несут по два комплекта брони и оружия. На десантную группу выделялся отдельный кубрик, таккак бойцы в стандартном корабельном расписании не стояли, и спать по смене не могли. Кубрик маленький, всего один стол, что несколько затруднит уход за оружием и броней, зато рядом с лестницей в столовую, в чем, по опыту Шепарда, был большой плюс.
  - Не так уж плохо, - высказался Аленко, - здесь даже можно стоять вчетвером.
  - Тогда рядом с Кити будешь стоять ты, я же задохнусь в ее...
  Получив щелчок по затылку, низенький парень умолк, улыбнувшись девушке.
  - Будешь хорошо себя вести - дам потрогать, - ответила снайпер.
  - Отставить разврат, - шутливо скомандовал Джон, - ко мне обращаться капитан Шепард, между собой можно просто Джон. Я ничего особо не запрещаю, если это не мешает несению службы...
  - Ес! - обрадовался Ривз.
  - На боевое слаживание нам времени не дали, но смею надеяться, что думать головой и выполнять приказы вы умеете. Вижу, Ривз и Смирнова знакомы, - оба положительно кивнули, - где служили?
  Инструктаж можно было провести и позже, ознакомить с основными задачами и прочей бюрократией. А вот познакомиться со своими людьми стоило сразу же. Досье - это досье, в его собственном досье тоже было написано много чего. Но Джон предпочитал живое общение. Новички, кроме Аленко, быстро разговорились. Офицер был не против поговорить, но, видимо, испытывал некоторый дискомфорт. Так они проговорили немного, пока интерком не заговорил голосом Турка:
  "Десантной группе подняться в зал для брифинга для получения инструктажа"
  И, до того, как интерком затих, они услышали девичий голос:
  "Зануда ты, Армаан. Надо было ска..."
  Четыре вопросительных взгляда собрались на Джоне, и тот с улыбкой ответил:
  - Второй лейтенант Харли Моро, пилот. Она всегда такая. Но пилот великолепный.
  
  Глава 23.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Прислушиваясь к недовольному гулу корабля, я шел к... Хм, сам еще не привык и изменениям в корабле.
  После изучения схем кораблей постройки местных цивилизаций от всех их пришлось отказаться. Местные все еще находились в самом начала своего пути по изучению космоса. Всего пара крупных войн, подстегнувших развитие флота, на чем все и закончилось. А мой опыт показывает, что без войны развитие военных технологий невозможно. Да, наука продолжает развиваться, но без тестирования новых разработок в боевых условиях все это пшик. Азари создают свои монструозные, но почти бесполезные дредноуты, не сильно превосходящие по боевым возможностям дредноуты турианцев, но куда более дорогие и сложные в производстве. А Альянс Систем и вовсе изящно спроектировал несущие крейсера, торпедоносители которых были для дредноутов куда опаснее, чем любые корабли противника. Еще хуже на ситуации сказывается Эффект Массы. Местные еще даже обшивки для кораблей нормальной делать не научились, зато все поголовно летают со щитами. По опыту нашей галактики мне хорошо известно, что происходят с цивилизациями, получившими технологию, опережающую свое время не просто на века, на тысячелетие. Дело даже не в нулевом элементе, это мелочь. Без рабочих систем, оставшихся от протеан, никто в этой галактике еще пару сотен лет бы не умел этот элемент как-то использовать. Проблема была в ретрансляторах, благодаря которым недоразумения, называемые кораблями по ошибке, смогли прыгать сквозь всю галактику. Сколько стадий развития космических технологий просто выпало у всех местных рас?
  Сначала их корабли научились бы уверено летать в своей системе. Пусть даже благодаря нулевому элементу, уменьшающему массу корабля и позволяющему достигать предсветовой скорости даже на примитивных двигателях. Но полеты в соседние системы все равно были бы проблемой. К тому же, не имея Сети Ретрансляторов, цивилизации учились бы использовать все ресурсы, доступные в их родной и соседних системах. Следующим шагом стало бы развитие двигателей, возможно, или же открытие фазовых струн. Чаще всего фазовые струны обнаруживались случайно, интересная аномалия космоса, которую используют и ретрансляторы, как мы уже успели установить. Одни обнаружили бы струны, другие построили бы двигатели для межзвездных перелетов. Но и те, и другие, с большой вероятностью начали бы строить гигантские корабли. Почти каждая раса нашей галактики переживала эпоху слепой колонизации, когда строились огромные суда-монстры, отправляющиеся в односторонний перелет. Потому что даже самые передовые двигатели того времени позволяли долететь от одной звезды до другой в лучшем случае за пару десятков лет. Затем обычно наступает эпоха застоя. Ничего нового фактически уже не изобретается, а ученые бьются над оптимизацией уже существующих технологий, развивает прикладная наука. Корабли, постепенно, становятся меньше, компактнее, надежнее, дешевле. Затем начинаются первые космические войны. Всегда начинаются. Изолированность колоний друг от друга приводит к такому результату с систематическим постоянством. И именно война подстегивает развитие кораблей. Совершенствование самой конструкции, изучение законов космического маневрирования, оптимизация систем. И вот после этого разные расы начинают развивать кораблестроение и космическую логистику совершенно разными методами. Дракены совершенствовали технологию использования фазовых трасс. Думаю, в ближайшие полтысячелетия они вполне могут построить у себя аналог местной Сети Ретрансляторов. Терране использовали огромные корабли-носители, на которых и стояли двигатели для межзвездных перелетов, а остальной флот базировался на носителях, и такими двигателями оснащен не был. Эффективный подход, рациональный. Один гигантский гипер двигатель терран стоил дешевле, чем десяток подобных двигателей для их дредноутов, тогда как один носитель мог тащить полсотни дредноутов. Самый массовый флот того периода. Только они имели возможность не просто построить почти миллионную группировку боевых кораблей, но еще и доставить ее к противнику.
  Ну а дальше, когда расы сталкивались друг с другом, начинался технический бум. Воровали технологии друг у друга, совершенствовали, и отрабатывали в бесконечных войнах. Оружие становилось все смертоносней, а корабли все компактней, без потери огневой мощи. Да, бой между нами и турианцами показал, что оружие на основе эффекта массы вполне способно уничтожать наши корабли. Да. Но они свои потери кораблей буду восстанавливать несколько... лет. Нужно перестраиваться на местную систему времяисчисления, не смотря на всю ее нерациональность. А мы несколько... недель. Зачем создавать сверхсложные корабли, которые нужно строить годами, если противник все равно может уничтожить их в бою. Да, мы строили Материнский Корабль, уничтожить который невероятно сложно. Терране построили несколько Титанов. Но потеряли на момент нашего ухода всего два. А один вернулся из боя, потеряв девяносто два процента экипажа и с повреждениями конструкции более семидесяти процентов. На одном из пяти двигателей, который тоже был поврежден, но восстановлен в бою силами инженерной команды. И после взрыва одного из трех квантовых реакторов, хотя его взрыв теоретически мог корабль на части разорвать. Но не разорвал. И отрезанные друг от друга рубка и инженерный отсек вручную провели кабель для голосовой связи, после чего рубка, выполняя навигацию, устно давала инженерному отсеку команды на управление двигателем. Корабль, со штатной численностью в пятнадцать тысяч терран, пилотировался силами пятидесяти. Вот, что называется - живучесть. На базу вернулся не корабль, а решето, продолжающее разваливаться на ходу, но пришел сам, на своем двигателе.
  И поэтому местные корабли брать за основу не получалось. Сама их конструкция была бездарной. Пришлось брать за основу конструкцию терран, немного изменяя ее, чтобы корабль походил на фрегат Альянса Систем. Внешне. Внутри спутать было невозможно. Даже при учете того, что внутри корабль так же был стилизован под корабли Альянса. Ровные поверхности, металлы и полимеры, под которыми уже прятался многократно более прочный хитин. Основной пульт управления так и остался в глубине корабля, на третьем уровне, сразу перед Нехраш. Но появилась верхняя, первая палуба, всего два отсека. В самой задней части корабля площадка с открывающимся потолком, где прятался Цефал, претерпевший те же изменения, что и корабль. Теперь зверь выглядел, как небольшой шаттл со складывающимися ровными крыльями. Понять, что под ровными листами металла скрывается хитин и живая плоть не сможет никто. А перед площадкой находилась смотровая рубка, куда были продублированы элементы управления. Просто так, на случай, если придется изображать для кого-нибудь пилотирование корабля. Обзор из рубки открывался неплохой, но все равно смешно на фоне прямого подключения к кораблю. Было и место Навигатора, для конспирации называемого пилотом. Третья палуба отводилась под капсулы для моих солдат и еще одну площадку для Цефала. Потому что глупо ставить площадку далеко от солдат, и я решил поставить вторую. Была еще и четвертая палуба, для обслуживания устаревших двигателей с внешним выхлопом энергии. Но без них о всякой конспирации можно было забыть. Так же, для все той же конспирации, Нехраш сожрал ядро нулевого элемента с какого-то из турианских крейсеров и теперь мог полностью повторять любые его функции. Делать это он мог, пользуясь и гравитационной аномалией, но нулевой элемент давал определенное излучение, так что теперь корабль действительно нельзя было отличить от сильно переделанного фрегата Альянса. Без оружия. Точнее оружие было, но пряталось под закрывающимися створками. Пришлось поставить не слишком привычные для нас пульсары, активно использовавшиеся Дракенами. Но пульсары лучше всего походили на местные орудия, хотя и превосходили по огневой мощи на порядок. Разогнанный до предсветовой скорости вольфрамовый снаряд - это одно. А выстрелянный со скоростью света сгусток плазмы, сдерживающий, в зависимости от необходимости, пучок античастиц, прожигающий сквозное отверстие даже в нашей броне, заряд энергии для ЭМИ импульса, или, что самое опасное, шарик антиматерии массой в один грамм - это совсем другое. С учетом скорострельности трех пульсаров, установленных на носу, двух в консолях по обеим сторонам от рубки, и одной консоли на брюхе корабля, средний крейсер Турианцев мой корабль мог превратить в груду металлолома за сорок-пятьдесят секунд. "Крылья" корабля прятали в себе сеть Нехраш, которая в наших кораблях находилась сразу под обшивкой по всей поверхности корабля. Это несколько снижало маневренность, но не критически. Вторая палуба была переделана для гостей, несколько кают, кают-компания, медицинский отсек. Ша'ира, впервые увидевшая корабль после метаморфозы, подтвердила, что отличить его от фрегата Альянса не сможет и опытный офицер. Мне этого было достаточно
  Сейчас Ша'ира была не единственной пассажиркой на второй палубе. Свою делегацию на Цитадель отправили и кирийцы. Точнее, они просто входили в мою делегацию, состоявшую из одного меня. Возглавляла их делигацию Леди Хью, из субрасы кирийцев. Но коротышки сейчас были не склонны к разговорам. А вот я поднимался на первую палубу, где через частично прозрачный хитин за проносящимся мимо коробля космосом наблюдала азари. Когда я вошел в рубку, самка обернулась.
  - Шабал, - чуть поклонилась она с улыбкой.
  Первое время она напоминала восторженного ребенка, но сейчас несколько успокоилась. И научилась не так заметно фонить эмоциями, правда я все равно легко читал радость, видимо, от возможности поговорить. Похоже, у нее были какие-то вопросы.
  - Ша'ира, - кивнул в ответ я.
  Она была облачена в какое-то платье, но в этом я понимал мало. Могу лишь сказать, что достаточно открытое, оставляет плечи и часть спины обнаженными. Но мягкий зеленый цвет неплохо сочетался с цветом ее кожи, и гармонично выглядел на белом фоне внутренней обшивки корабля. А сам корабль шел на ускорении.Скоро мы будем в системе, из которой пойдем к Цитадели через ретранслятор.
  - Я немного поговорила с вашим... Эм... Потрошителем.
  В языке Азари не было слова "Вивисектор". Они такого не придумали.
  - Мы не ставим биологоческих опытов на живых разумных уже много... веков. Нет необходимости.
  Азари покачала головой:
  - Я вовсе не осуждаю ваши методы, Шабал. Вряд ли имею на это право. Я хотела сказать, что он был интересным собеседником, с очень глубокими знаниями. Конечно, говорить он мог в основном о биологии, но даже так его познания впечатляют.
  - Вас это удивило?
  Посол немного помедлила, но кивнула:
  - Да, пожалуй. Удивило то, что он не носит имени, - она отвернулась. - Вы удивительная раса. Но невероятно чужая нам. Обезличенные, безымянные. Я с трудом могу отличить вас от прочих Вожаков. А про всех остальных и говорить нечего. Я как будто смотрю на рабов. Это так странно.
  - Насколько странной кажется вам наша раса, посол, настолько же нам всегда казались странными ваши расы.
  Она обернулась:
  - Почему?
  - У вас имена носят все. Но что такое имя? Какое значение оно имеет? Вы здесь и сейчас Посол. А я Вожак. Это значит куда больше, чем Ша'ира и Шабал. Каждый из вас носит имена. Но тех, кто действительно достоин того, чтобы его имя запомнить, единицы. Так зачем миллионам одинаковых людей, турианцев, азари имена? Все они все равно лишь строчки в статистике. Куда больше имени имеет значение род деятельности, профессия, статус. Имя - лишь звук. Вы даже питомцам даете имена. Разбрасываетесь ими, и обесцениваете. Сколько в мире азари с именем Ша'ира? Тысяча? Сотня тысяч? А я знаю всех, кто носил имя Шабал. Я принял это имя, как и его значение.
  Посол с минуту обдумывала мои слова, прежде чем дала ответ. В ее эмоциях появился привкус раздражения.
  - То есть, по-вашему, мы не должны давать имена всем своим детям? Имена они должны получать только тогда, когда заслужат это?
  - Мы достаточно давно контактируем с иными расами, чтобы привыкнуть к их мировоззрению. Я не говорю, что вы должны делать, не имею на это права. Я говорю о том, что все зависит от точки зрения. Вам кажется, что мы подавляем свои индивидуальность. И вы правы. В один из периодов своей истории мы серьезно вмешались в биологию и генетику своего вида. Говоря вашим языком, вся наша раса - клоны. Фактически мы размножаемся биологическим клонированием. Физическое тело выращивается по заложенному стандарту. Разум формируется синаптически и помещается в выращенное тело. После чего появляется уже взрослая особь. Вы не считаете абсурдным обвинять расу клонов в низкой степени индивидуальности?
  Она задумалась на некоторое время, а затем улыбнулась, фонтанируя радостью.
  - Это была шутка.
  Да, отчасти. Терране, изучив нас, действительно пришли к выводу, что мы - искусственно выведенная раса клонов. А затем сами вывели расу человекоподобных клонов. Клонов одного единственного человека, того самого ученого, что нас изучал. Он сам и вывел. И создал культ себя из своих клонов. Вот такая шутка истории.
  - Индивидуальность определяется не правом особи на выражение своего мнения. Это право имеют все особи. Дело в том, что особь должна уметь и хотеть это мнение иметь. Дшахс упомянул, что я сравнялся с ним. Но это не совсем так. Возможно, я готов вести Стаю. Но я не хочу. У меня есть сомнения. У вас есть понятие - "права и обязанности". Они взаимосвязаны. Но нам они чужды.
  Она кивнула:
  - Могу понять, - в эмоциях действительно промелькнуло узнавание. - Юстицары. Для них нет понятий права и обязанности. Есть только долг. Они служат своему долгу, просто служат. Без всяких причин, просто один раз и навсегда встав на этот путь.
  У меня мало информации об Юстициарах, так что не могу судить, но...
  - Да. Но мы такие сами по себе. Это наша природа.
  Ша'ира задумалась, и в ее мыслях проскочило любопытство.
  - У вас есть преступники?
  Отрицательно качаю головой:
  - Нет, даже самого понятия нет. Потому что нет закона, который можно было бы нарушить, чтобы стать преступников. Есть отступники, но само по себе это не делает их нашими врагами, они даже не перестают быть частью Роя. Как не перестала быть частью Роя наша Стая, хотя мы вопреки общему решению покинули свою галактику.
  Она кивнула:
  - Теперь я понимаю, почему вы считаете нас... странными. Вы не ставите индивидуальность на пьедестал общества, не выпячиваете ее. Но вы никак не ограничиваете свободу каждого. А мы напротив, делаем вид, что мы все такие разные, свободные и индивидуальные. Но сами себе создаем рамки, законы, правила, постулаты, религии. Противоречим сами себе. Вы понимаете друг друга с полуслова. А мы порой можем спорить друг с другом столетиями, и не прийти к консенсусу.
  - Мы тоже противоречим сами себе иногда, - ответил я. - У нас есть четкая иерархия. Но никто не обязан ей безоговорочно подчиняться. Если прямо сейчас мой Вивисектор скажет мне, что уходит служить на другой корабль, я просто подберу себе нового. Пусть и буду сожалеть о его уходе, он хорошо выполняет свою работу. А Дшахс увел всю свою Стаю, увел нас, не перед кем не отчитываясь. Все разумные расы такие. Баланс хаоса и порядка. Об этом говорили философы одной из рас нашей галактики.
  Ша'ира кивнула и двинулась к выходу, но остановилась.
  - Вы по-своему красивые существа. Но глядя на вас, узнавая о вас все больше, я испытываю печаль. Потому что вижу, как вы тоскуете по миру. Я могу казаться вам глупой девочкой, но это я вижу. Вы устали воевать. Но само ваше общество построено только ради войны. Надеюсь, вы сможете измениться.
  Сказав это, она ушла. Мы прибыли в систему ретранслятора. Скоро я своими глазами увижу Цитадель.
  
  Глава 24.
  
  Джон Шепард. Командир десантной группы.
  
  - Малая тяга - норма. Навигация - норма. Внутренние тепловые коллекторы задействованы. Все системы работают нормально. Дрифт... В пределах тысячи двухсот.
  Рыжеволосая девушка, сидевшая в кресле первого пилота, с ленцой водила руками по панели. Харли Моро. Невысокая, худенькая, большеглазая и острая на язычок. Волосы, немного превышающие ограниченную уставом длину, забраны в хвост. Была бы, пожалуй, самой популярной девушкой на корабле, если бы не болезнь. Хрустальный человек. Ей еще, в каком-то смысле, повезло. Кости в руках и ногах фиксировались, так что она смогла вырасти, повзрослеть, не став уродом. Искусственная стимуляция не допускала деградацию мышц, хотя девушка почти не двигалась. В смысле с кресла пилота она вообще не вставала, даже спала в нем. Постоянно носила толстовку, потому что в душе бывала не часто, раз в несколько дней. Ибо каждый поход - тот еще геморрой, и без помощи ей было не обойтись. Турок и девушки из навигаторов помогали ей, как могли, но это не меняло ситуацию. Она могла быть всеми любимым талисманом корабля, но как на девушку, на нее не смотрел никто.
  Однако, сейчас Харли самодовольно улыбалась, положить корабль с минимальным отклонением - высший пилотаж.
  - Тысяча двести - это хорошо. Ваш капитан будет доволен, - сухо похвалил турик, прежде чем развернуться и уйти.
  Шепард проводил его взглядом. Насколько он успел познакомиться с Найлусом - на комплементы тот был сух, так что Харли его действительно впечатлила.
  - Гандон клювокрылый, - негромко ответила пилот.
  Шепард покачал головой.
  - Не выражайся, - одернул Турок напарницу.
  - Завались! Пернуть в лифте и не спалиться - это хорошо! А положить корабль, пролетевший хренолиард километров с отклонением всего-то в тысячу двести... Черт! Это почти рекорд! Ты знаешь, какой рекорд дрифта зафиксирован...
  - Да я знаю рекорд, - они с Турком говорили одновременно, - знаю.
  - Тысячу семьдесят пять! Я справилась на сотню хуже!
  - Тысячу шестьдесят пять.
  - Зануда.
  - Ты отлично положила корабль.
  - Конечно, отлично! Ты бы и в три тысячи не уложился!
  - Может быть, - хотя Турок мог бы положить корабль в пределах двух тысяч, но решил не спорить. - Но это не повод его ненавидеть.
  Харли недовольно качнула головой:
  - Дело не только в этом. Турианец, да еще и СПЕКТР, на борту - это дерьмово! Он ходит по кораблю, что-то вынюхивает, сопит у меня за спиной. Чует моя жопа - не к добру это. Можете считать меня параноиком.
  Шепард улыбнулся:
  - Когда-то, еще во времена флота, ходившего по морям, считалось, что женщина на борту - не к добру.
  - Сексист, - прокомментировала Харли, но куда менее злобно, чем когда говорила о турике. Скорее шутливо.
  Джон успел пару раз поболтать с девушкой, и впечатление она производила хорошее. Пренебрежение к уставам и субординации Шепарда ничуть не раздражало. А вот любовь девушки, практически лишенной возможности нормально двигаться, к полетам только радовала. Причем это был не просто талант, Харли на зубок знала все ТТХ Нормандии, имеющие отношение к пилотированию корабля, и не только. Научная и техническая база у нее была впечатляющая, так что ей Джон мог доверять едва ли не больше, чем куда более знакомому Турку.
  - Ты - параноик. Совет финансировал проект, и имеет право знать, куда и во что были вложены деньги.
  Харли хмыкнула:
  - Имеет, не спорю. Но СПЕКТРов не посылают на тестовые полеты. Здесь что-то не чисто.
  В целом, она озвучивала мысли самого Джона. Но капитан слишком привык к правилу: "знание по необходимости".
  - Либо нас это не касается, либо узнаем, когда коснется, - озвучил он.
  Заработал интерком.
  "Рубка! Доложите обстановку"
  - Ретранслятор пройден. Стелс активен. На радарах чисто, - ответила девушка.
  Несколько секунд тишины, пока капитан обдумывал ответ.
  "Зацепите коммуникационный буй. Отправим доклад до прилета на Иден Прайм"
  Шепард узнал привычку командира. Андерсен перестраховывался. На Иден Прайм они летели совсем не просто так.
  - Есть, сэр, - подтвердила Харли.
  "И вызовите капитана Шепарда в зал для брифинга" - закончил Андерсен.
  Харли чуть повернула голову, чтобы видеть Шепарда краем глаза.
  - Вы слышали, сэр? - ухмыльнулась пилот.
  Джон кивнул и развернулся. Рубка на носу корабля казалась ему странным решением. Нет, тот факт, что корабль для боя не предназначался, ему был понятен. Да и не был нос местом, куда чаще всего попадали снаряды и ракеты, скорее наоборот. Но все равно было как-то непривычно.
  Пройдя через относительно широкий коридор, где вполне могли разойтись два человека в скафандрах, мимо рубки навигации и носового шлюза, Шепард вышел в зал БИЦ. Смена работала в штатном режиме, хотя некоторое напряжение все же ощущалось. Не привык еще экипаж к новому во всех смыслах кораблю. Протиснувшись сквозь БИЦ, капитан кивком поприветствовал Пресли, разговорившего с корабельным доктором. С женщиной, о возрасте которой говорила только седина, лично он был не знаком, даже штатное обследование проходил мельком, и сразу со всей десантной группой. Знал лишь, что это доктор Чаквас. Единственный коридор в зал брифинга, к счастью, был шире остальных корабельных, хотя и использовался, наверное, реже всех прочих.
  Однако, в просторном, для фрегата военного образца, здесь же человек двадцать одновременно стоять могут, зале вместо ожидаемого Андерсена Шепард встретил Найлуса. Турианец, опираясь спиной на боковую стену, копался в своем инструментроне. Но, стоило Шепарду сделать шаг за дверь, как турик свернул то, чем занимался, и шагнул навстречу.
  - Штаб-капитан Шепард. У меня к вам небольшой разговор.
  Какое дело может быть у СПЕКТРа к нему, Шепард представлял смутно, но поговорить был не прочь.
  - Это как-то относиться к нашему заданию? Или к вашему присутствию на корабле, Найлус?
  Турик двинул мандибулами и губами, но Шепард не имел достаточного опыта общения с этой расой, чтобы понимать его мимику. Чаще всего ему доводилось встречаться с наемниками или пиратами, так что видел он турианцев в шлемах и сквозь прицел.
  - Хороший вопрос, скорее второе. Наша текущая задача на Иден Прайме - лишь одно задание в цепочке.
  - Наша задача, - капитан не столько спрашивал, сколько констатировал факт. Турианец наверняка имел в виду, что общая работа - это работа его, как СПЕКТРа и экипажа корабля, или же самого корабля. Но, если бы дело было в корабле, то Найлус бы говорил с Андерсеном, а не с ним. Значит, дело в другом. - Хотите удостовериться, что я, если ситуация станет критической, сделаю все правильно?
  Миссии СПЕКТРов почти всегда имеют последствия, заметные даже в масштабе одной расы, а иногда оказывают влияние на все пространство Цитадели. Не понимать этого Шепард не мог. И Турианец подтвердил его умозаключения, кивнув:
  - Хороший вывод. Больше, чем можно ждать даже от опытного боевого офицера. Но нет. Не совсем. Ситуация несколько глубже, а вы несколько недооцениваете собственную значимость.
  - Я просто солдат, - ответил Джон, добавив. - Очень хороший солдат. Но...
  Дверь открылась, и в зал вошел Андерсен.
  - Найлус, Шепард, - приветствовал он обоих. И задал вопрос турику. - Вводите в курс дела?
  - Как раз подошел к главному, - ответил СПЕКТР, снова обратив взор на Шепарда. - Альянс не так давно вышел на галактическую арену. И люди успели хорошо себя зарекомендовать. Конечно, своих идиотов у вас, как и у всех прочих, хватает. Но люди способны на многое. Ваша раса может много дать Галактическому Сообществу. И я говорю не о лозунгах с плакатов.
  В разговор вступил Андерсен:
  - Наши политиканы сумели продавить в Совете решение на рассмотрение человека на соответствие требованиям к кандидату на вступление в СПЕКТР.
  Капитану потребовалось меньше пяти секунд, чтобы сложить два плюс два.
  - Вы будете рассматривать меня на соответствие требованиям? - вопрос был обращен к Найлусу.
  - Если хотите мое мнение - требованиям вы соответствуете. Но есть процедуры. Обычно, после принятия разумного в кандидаты один из действующих СПЕКТРов берет его к себе стажером. И, после стажировки, Совет подтверждает или отвергает кандидата. В вашем случае все несколько сложнее, - ответил СПЕКТР.
  - Ты можешь стать первым СПЕКТРом-человеком, Шепард, - вставил свое слово Дэвид. - И принятие тебя в ряды спец корпуса будет иметь символическое и политическое значение.
  Джон улыбнулся:
  - Что сразу ожесточает требования ко мне раза в два или три. Что же, это большая честь, - Джон говорил искренне, быть тем самым единственным солдатом из длинного списка прочих военнослужащих Альянса, это вызывало чувство гордости. Сразу вспомнилась мама, ради памяти которой он и пошел на службу. Она бы им гордилась. - Сделаю все от меня зависящее.
  Андерсен кивнул:
  - В этом я не сомневаюсь. Но по распоряжению сверху экипажу об этом знать пока не стоит.
  Шепард мысленно хмыкнул. И так по всему кораблю только и разговоры о том, какого молотильщика турианец делает на борту. Видимо, сам Найлус это тоже понимал:
  - Я постараюсь быстрее разрешить эту ситуацию. Когда вы станете кандидатом, Шепард, в секретности не будет необходимости.
  - Найлус, разрешите вопрос, - Джон обратился к турианцу, и, получив согласие через кивок, продолжил. - А вам это зачем? Лично вам? Политические резоны я, примерно, представляю.
  Турик снова сделал тот жест мандибулами, который Шепард не мог идентифицировать.
  - Прямой вопрос, Шепард?
  Джон уверенно кивнул:
  - Насколько я понял, если все получиться, я стану вашим стажером. Значит - нам предстоит работать вместе. А раз так - лучше говорить напрямую. Не люблю увертки.
  - Мне нравиться ваш подход, - кивнул Найлус. - Так должен говорить истинный турианец. А что по вашему вопросу. Я уже некоторое время работаю с людьми. Лично знаком с адмиралом Хакетом, и горжусь этим знакомством. Я не принимал участия в инциденте у ретранслятора 314, и не считаю, что это делает турианцев и людей врагами. Среди своих сородичей таких, как я называют "Приверженцами Свежей Крови". Это значит, что мы всячески поддерживаем расы, недавно вошедшие в Пространство Цитадели. Потому что считаем, что только так можно активно развиваться. Это моя точка зрения, побуждающая меня к действию. И я изучил ваше личное дело, а так же выслушал отзывы людей, которые с вами служили. Это, плюс наше личное знакомство, дают мне достаточно информации, чтобы считать вас достойным быть кандидатом в СПЕциальный Корпус Тактической Разведки Цитадели. Но я все же хочу посмотреть на вас в деле.
  Джон кивнул. Понятный и развернутый ответ турианца был исчерпывающим.
  - Буду рад поработать с вами, Найлус.
  Андерсен привлек к себе внимание:
  - Если с этим закончили, то тебе, Шепард, еще стоит узнать о нашем текущем задании.
  - Иден Прайм. Насколько я знаю, эта планета с очень приятным климатом... для людей.
  Дэвид кивнул:
  - Да, планета считается настоящим раем. И недавно там начали раскопки руин, предположительно - протеанских.
  - Большой комплекс или просто руины? - спросил Шепард.
  Значимость такой находки он вполне осознавал.
  - Раскопки только начались, - ответил капитан Андерсен. - Но на входе нашли устройство, идентифицированное, как протеанский маяк. Наша задача - забрать артефакт и доставить его на Цитадель.
  - Ясно, - кивнул Джон. - А нас на это послали, чтобы все провести без лишнего шума?
  Найлус дернул мандибулами:
  - Вроде того. Есть те, кому не понравиться, что люди изучают артефакт не самостоятельно, а передают Совету.
  - В прошлый раз такая находка продвинула человечество на сотню лет вперед, - согласился Андерсен. - Кое-кто может посчитать, что такой артефакт может сделать это снова.
  Шепард мысленно хмыкнул. На что они рассчитывают? Повторно открыть Нулевой Элемент и Эффект Массы?
  - Стрельбы, я так понимаю, не намечается? Прилетам, забираем, и улетаем?
  Андерсен подтвердил его предположения:
  - В идеале - да.
  - В любом случае... - хотел что-то добавить Найлус, но его прервал интерком.
  "Капитан, сэр!" - появился голос Турка.
  - В чем дело? - спросил Дэвид.
  "Капитан, это Пресли, - пилот без лишнего словоблудия переключил на старшего помощника. - Мы на контакте с коммуникационным буем. Доклад командованию отправлен. Согласно приказу, я пытался выйти на связь с гарнизоном колонии, проинформировать о нашем прибытии. Но связи с колонией нет. Сигнал не проходит. Похоже на систему постановки помех"
  Андерсен с Найлусом переглянулись.
  - Рубка! Доложите обстановку!
  "Стелс система работает. Кораблей в радиусе датчиков нет" - отозвался Турок.
  Найлус дернул мандибулами, и на этот раз Шепард был уверен, что турианец испытывает недовольство. Андерсен закрыл интерком.
  - Мы не знаем, что происходит в колонии. Спускаться прямо в порт нельзя.
  - Высадимся на окраине колонии и двинемся пешком, - предложил турианец. - Небольшая группа не привлечет много внимания. Обстановку разведаем на месте.
  Капитан согласился:
  - Да. Шепард, готовьте своих людей. Полная выкладка.
  - Есть сэр! - козырнул Джон.
  Выходя из зала, он уже отправлял сигнал тревоги подчиненным.
  
  Джейн Шепард.
  
  Девушка в темной ветровке с накинутым на голову капюшоном спокойно шла по улице оживленного города. Солнце клонилось к закату. Из своих щелей лезли разные маргинальные личности, но девушку это беспокоило мало. Это человеческий Иллиум, и законы здесь просты. Во всяком случае, для тех, кто не строит здесь свой бизнес или не продвигает свою политику. Для простых людей и прочих, кто просто ходит по земле, законы просты. Не подписывай странных контрактов, не мешай богатым развлекаться, и будь готов выстрелить в лицо воришке в подворотне. С самозащитой на Бекенштейне просто, кто выжил - тот и прав. Что забавно, разгула преступности не было. Смысл? Большая часть местной аудитории - наемники. Почти всегда вооруженные и неплохо подготовленные. Больше всего здесь Синих Светил. А простые гражданские по улицам вечерами и не бродят особо. Ее, Джейн, обычно не трогали. Легкая ветровка не скрывала легкий боевой бронированный скафандр, оснащенный щитом. И открыто висящего в набедренном захвате пистолета вполне хватало, чтобы отпугнуть желающих.
  Однако, несмотря на спокойную походку, девушка нервно шептала себе под нос.
  - Спокойно, Джейн. Без нервов. Еще раз взгляни на его морду...
  Подняв левую руку, она включила инструментрон и открыла свернутый файл. Небольшая анимированная картинка в десяток кадров, на которой было лицо мужчины лет сорока.
  - Вот так он выглядит. Спокойно. Спокойно зашла. Спокойно нашла цель. Спокойно пустила пулю в лоб. И спокойно вышла. И все. Никаких проблем. Никакого шума.
  Она уверенно подошла к бару, на входе в который сидел турик в легком бронескафе.
  - Чего тебе? - недружелюбно отозвался тот.
  - Я по делу к Джофри.
  - Джофри сегодня не ведет дел, - покачал турик головой.
  Джейн тяжело вздохнула:
  - Чувак, я сюда издалека тащилась. И так просто обратно не уйду.
  - Да мне плевать, - хмыкнул турианец, крепче сжав рукоять винтовки в руке.
  Девушка снова вздохнула:
  - Вот всегда так.
  Через несколько секунд дверь бара с грохотом открылась из-за влетевшего в нее турианца. Турик плашмя шлепнулся на пол, болезненно простонав, но вставать не пытался. За ним в бар зашла и Джейн. Однако увидела она совсем не то, что ожидала. Вместо обычных посетителей таких заведений - разношерстную компанию из нескольких наемников при оружии, пары сотрудников местных правоохранительных органов и работников местных компаний, пришедших отдохнуть, на нее уставились десятка три людей, туриков и батаров, причем в однотипной броне и с оружием, среди которых было лишь несколько человек в костюмах.
  - Тварь! Его предупредили! - ругнулась Джейн, прежде чем начала действовать.
  Правой рукой пустив в толпу гранату, левой она при помощи инструментрона поставила перед собой технический щит. Самые ловкие из ублюдков успели отпрыгнуть и даже выхватить оружие и начать стрелять, пока беспорядочно, но взрывом гранаты все равно убило пять или шесть уродов. Джейн прыгнула к барной стойке, на ходу выхватывая закрепленные на спине пистолеты-пулеметы. Нелицензированные модификации М-4 "Сюрикен", за которые на Цитадели могли и посадить.
  А дальше началось то, что происходило почти всегда в таких ситуациях. Джейн по очереди палила с двух рук во все, что шевелиться, иногда применяя что-то из впечатляющего арсенала технических умений. Ну и прыгала от укрытия к укрытию. Когда один из стволов перегревался, она легко убирала его на охлаждение, выхватывая крупнокалиберный пистолет. Противники палили в ответ, но умирали один за другим. Пара десятков секунд непрекращающейся стрельбы, и Джейн последней очередью добивает пытавшегося уползти батара. Приподнявшись из-за чудом уцелевшего бара, она оглядела поле боя. Тел было явно больше, чем изначально людей в баре. Кто-то спустился сверху, кто-то вышел из туалета, но был застрелен прямо в дверях. Некоторые даже еще слегка шевелились.
  - Я хотела обойтись без стрельбы. Честно, - призналась Джейн.
  С пола кто-то недовольно промычал в ответ.
  - Ладно, - вздохнула девушка и снова открыла на инструментроне фотографию. - Посмотрим.
  Она осторожно обошла лежащие на полу тела и приподняла голову мужчине в костюме. Очередь изрядно разворотила ему лицо, но Джейн все равно сравнила его с фотографией.
  - Нет, не он.
  Бросила и пошла к следующему.
  - Может быть ты, - сравнив лицо с фото, она поморщилась. - Нет, не ты.
  И пошла к следующему...
  
  Глава 25.
  
  Шабал. Старший Вожак.
  
  Легкая перегрузка торможения, и ретранслятор остается позади. В зоне восприятия корабля сразу появляется сама станция Цитадель и достаточно большое количество кораблей вокруг нее. Заработали двигатели, корабль постепенно набирал скорость, и мы полетели к Цитадели, одновременно ведя пассивное сканирование. Интересное место. Цитадель была обнаружена азари, как наследие якобы протеан. Но то, что ретрансляторы были построены не протеанами, мы уже предположили.
  Ретранслятор. Интересное устройство, использующее одну из аномалий космоса - фазовые струны, или фазовые трассы. Аномальные образования, соединяющие две точки пространства галактики. Часто в одной точке может сходиться несколько струн. Если на фазовую трассу выйти с определенной скоростью, и аномалия сработает, струна резонирует, искажая пространство и время. Не сильно искажая. Однако время полета из точки входа в точку выхода многократно меньше времени, которое бы потребовалось для преодоления того же расстояния обычным способом. Ретрансляторы, использующие технологию Древних, вообще превращают полет через половину галактики в скачок длинной в пару десятков секунд. Зато теперь мы больше знаем о путешествиях между галактиками. Оказывается, фазовые трассы есть и между такими образованиями вселенского масштаба. Но скорость, на которой нужно входить в фазовую трассу, чтобы ее активировать, пропорциональна длине самой трассы, и пропорция растет в геометрической прогрессии. Чтобы воспользоваться фазовой трассой между двух звезд одного скопления не нужно даже достигать скорости света. Чтобы прыгнуть через половину галактики, нужно разогнаться до скорости, в несколько раз превосходящей скорость света. Думаю, мы еще не скоро сможем создать корабль или устройство, по типу ретранслятора, и достичь скорости достаточной, чтобы задействовать межгалактическую фазовую трассу.
  Эти мысли посетили меня именно сейчас, потому что я смотрел на Цитадель. Что это? Станция рядом с одним из ретрансляторов. Если ретрансляторы были построены не протеанами, то кем? Другими существами, являющимися местным аналогом Вечно Голодных? Исполнителями воли Древних? Но тогда что такое Цитадель? Во всем этом должен быть простой и изящный смысл. Никаких сложных комбинаций, длинных логических построений и прочего. Просто и изящно. Гениально просто. И именно поэтому нельзя вот так сходу понять их замысел. В том, что все расы, пользующиеся ретрансляторами, рано или поздно найдут друг друга, можно было и не сомневаться. Тогда Цитадель должна объединять эти расы. По крайней мере, так произошло с местными разумными. Азари, турианцы, саларианцы. Люди, прочие расы. Все собраны здесь. Кроме батарианцев и кварианцев. И те и другие посольств не имеют. Но зачем? Пока слишком мало информации и слишком много различных предположений. Самое очевидное - наблюдение. Мониторинг развития. Или Цитадель все же была построена протеанами? Но куда они исчезли, да еще оставив после себя так мало следов.
  Нет, не протеанами.
  - Впечатляет, да? - на мостике стояли Ша'ира, наблюдавшая за моей реакцией на станцию.
  - Нет, не впечатляет. В нашей галактике существовала раса хранителей. Они были созданы, чтобы тераформировать планеты, делать их пригодными для обитания. Наполовину живые существа, наполовину машины. Они работали с рациональной четкостью. Но все, созданное ими, было... холодно и безлико. Вы этого не замечаете, но для нас это очевидно. Каждый Вожак, создающий свой корабль, вкладывает в него отпечаток своего восприятия мира. Каждый корабль немного индивидуален. Но хранители делали все абсолютно одинаково. Безлико. Так же, как сделана эта станция. Холодная, даже изящная, безликая рациональность. Столица Кирии меня впечатлила куда больше.
  Самка была удивлена, да и тема кирийцев ее несколько задела. Но про коротышек она решила не комментировать.
  - На станции живут существа. Мы называем их хранителями. Они... что-то вроде обслуживающего персонала. Но они не контактируют ни с кем, не дают себя поймать и сканировать.
  Даже так?
  - И вы их не уничтожили? - я был несколько удивлен.
  - Ну... Они же нам не мешают. Только обслуживают Цитадель.
  Удивительно глупо.
  - И вы живете на этой станции? Не понимая принципов ее работы? И не обращая внимания на существ, живущих на ней же, и живших еще до вас? А если завтра они откроют посреди станции портал, из которого хлынет армия захватчиков, что вы будете делать?
  А ведь хороший вариант. Простое решение. Искусственно создать такую уязвимость, место сосредоточения политики и управления всей галактикой, и нанести первый удар именно по нему. Просто и по-своему изящно. Стоит рассматривать этот вариант, как вероятный. Азари нервно вздрогнула плечами:
  - Пожалуй, вы действительно слишком много воевали. Наша галактика не такая воинственная, как ваша. После Рахнийских Войн мы стараемся избегать крупных конфликтов.
  Наивная. Она разбирается в политике, понимает разумных, может неплохо просчитывать их, или заглядывать в их мысли на одной интуиции. Но не способна поверить в то, что не может объяснить. Однако сейчас передо мной не стоит цели избавить ее от таких заблуждений.
  - Навигатор, установи связь с Цитаделью, - приказал я, и повернулся к азари. - Думаю, говорить стоит вам, Ша'ира.
  Самка кивнула.
  "Это Цитадель-главная, слушаю вас" - отозвалась связь на турианском языке.
  - Я уполномоченный посол Республики Азари, Ша'ира, соедините меня с оператором Республики Азари.
  "Переключаю" - отозвался оператор.
  - Как мне вас представлять? - спросила у меня азари, - простой "Рой"...
  - Не звучит, да? - понял я ее вопрос. - Рой Шда Хаджаш.
  От Ша'иры пришло отчетливое ощущение любопытства.
  - Это значит - "Новый Дом".
  Думаю, Дшахс оценит иронию.
  "Посол Ша'ира, слушаем вас" - в этот раз говорила азари.
  - Я возвращаюсь с дипломатической миссией на корабле Роя Шда Хаджаш. Прошу воспользоваться протоколом дипломатического визита.
  "Подтверждаю. Кораблю присвоен статус посольского. Сколько членов делегации?"
  Азари снова вопросительно посмотрела на меня. Я, два телохранителя, три кирийца.
  - Шесть.
  - Вместе со мной - семь, - ответила Ша'ира оператору.
  "Подтверждаю. Следуйте к доку 139"
  Быстро. Я ожидал большего количества бюрократических процедур. Что и озвучил:
  - Нас легко пропустили. Я чего-то не знаю?
  Она кивнула:
  - У меня особый статус. И меня наделили всеми необходимыми полномочиями, чтобы обойти процедуры в случае, если я вернусь на Цитадель в составе вашего посольства.
  Предусмотрительно. Полагаю, они изначально не верили в победу турианского флота. По каким причинам - вопрос сторонний. Мы оправдали их ожидания. Что, впрочем, только облегчает мне работу. Когда все идет по плану, разумные чувствуют себя увереннее, ощущают себя хозяевами положения. Посмотрим, насколько хватит их уверенности.
  - Что дальше? - спросила Ша'ира, тоже чувствующая себя более уверенно, чем обычно. - Я бы посоветовала не торопиться. Сначала провести закрытые переговоры с турианским Советников, в присутствии нашего, чтобы предупредить возможную конфронтацию. Затем провести закрытые переговоры уже с полным составом Совета. И, в зависимости от принятых решений, провести открытое заседание, на котором и объявить о заключении мира.
  Забавно. Вернулась в свою среду, и сразу уверенная, мудрая матриарх. Но нет, у меня иные планы. Я сюда летел не для того, что договариваться о мире. Я летел для того, чтобы создать много шума. Очень много шума.
  - Я предпочту открытое заседание. Нет смысла откладывать.
  И, больше ничего не говоря, покинул мостик. Корабль швартовался на Цитадели.
  
  Урия Тевос. Советник.
  
  Всего два часа назад ей сообщили о визите гостей. И гость, Вожак Шабал, назвавшийся посланником своего народа, настоял на открытом собрании. Спускаться на Цитадель не стал, дожидаясь приглашения на своем корабле. Корабль, к слову, просканировать не удалось. Внешне он казался кораблем Альянса Систем, но Ша'ира опровергла это предположение. Она вообще много успела рассказать о них. Раса клонов, наделенных... Нет, наделивших себя телепатическими способностями. До смешного простая вертикаль власти, она же государственный аппарат. Никакой экономики, нет даже валюты. Однако если они начнут интегрироваться в галактическое сообщество, валюта им потребуется. Но Тевос не питала иллюзий. С таким технологическим превосходством Рой не будет иметь проблем с деньгами, если захочет этого.
  Но почему открытое заседание? Перемирие было получено просто одним жестом руки их Вожака Стаи. Тогда чего хочет добиться этот Шабал? Преференций? Поздновато. Да и желай он шантажировать Совет чем бы то ни было, скорее пошел бы на закрытое заседание. Зачем публичность? Ша'ира предупредила, что Вожаки могут потягаться в скорости мышления с саларианцами. Не всегда и не во всем, но способны. И у Шабала, с которым она успела пообщаться, есть хватка лидера и дипломата. Тевос хотела бы подготовиться к переговорам, но, к сожалению, Совет сыграл против самих себя. Они так ждали прилета гостей, что не учли путей отступления, если гости запросят открытое заседание. А гость именно его и запросил.
  Тевос зашла в лифт, который доставит ее к трибунам советников.
  - Тевос, - кивком приветствовал ее Спаратус.
  - Спаратус, - ответила азари на приветствие.
  Лифт быстро поехал вверх.
  - Это правда, что они привезли с собой делегацию с той планеты? - спросил турианец. Успел узнать, но не успел подтвердить.
  - Правда, - кивнула Советник, - но представили их, как членов своей делегации.
  Турианец неопределенно двинул мандибулами.
  - Я должен что-то знать?
  Тевос вздохнула.
  - Многое, да нет времени рассказывать. Они не боятся войны, но не стремятся ее развязать. Пугать не стоит, но и стелиться перед ним тоже. Они немногочисленны, но быстро восполняют потери. И еще, этот Шабал старше меня, и всю свою жизнь он воевал. Но у них другая психология. Сначала нужно его прощупать.
  Спаратус кивнул.
  - Согласен. Подыграю тебе.
  Лифт остановился, створки разошлись, открывая дожидавшегося их Валерна.
  - Советники, - быстро кивнул он. - Я правильно понял, прибывшая группа Роя Шда Хаджаш не является авангардом флота?
  - С их слов - да, - кивнула Тевос.
  - Хм... - саларианец развернулся и пошел к своей трибуне.
  Советники поднялись на свои места. Зал на вершине башни был практически заполнен. Наблюдателей сейчас было куда больше, чем при других открытых заседаниях. И перед ними, на помосте, в гордом одиночестве стоял Шабал. Облаченный в высокий закрытый плащ с капюшоном силуэт своей неподвижностью напоминал статую. У основания помоста стояло два его собрата и три низкорослых существа в причудливом одеянии. Кирийцы. Но они пока стояли в стороне, и совсем не походили на тех, кто впервые оказался здесь, перед Советом Цитадели. Кирийцы с вызовом смотрели на Совет, не обращая внимания ни на что вокруг. Спаратус недовольно двинул мандибулами.
  Тевос, по традиции, уже собиралась начать, но ее опередил чужак.
  - Какая ирония, вы не находите? - на чистом турианском, глубоким грудным голосом, спросил он, привлекая к себе всеобщее внимание.
  Зал и без того заинтересованно рассматривал гостей, но появившиеся советники забрали на себя часть внимания. Из-под матово-черного плаща появились мощные руки и стянули с головы капюшон. Пять светящихся зеленым светом глаз посмотрели на Совет. Симметричные красные пятна на голове чем-то напоминали татуировки турианцев.
  - Здесь и сейчас, в этом самом месте, сталкиваются культуры, столь различные, что в обычных условиях не способны сосуществовать. Мы, одним своим существованием, нарушаем столько ваших законов, что, вот же ирония, атака турианского флота становиться вполне законно обоснованным действием. Мы широко применяем генную инженерию, клонирование, даже то, что вы назовете Искусственным Интеллектом. Наши корабли не зависят от Сети Ретрансляторов. Пожелай мы этого, мы можем обрушить экономику Пространства Цитадели. Огромное количество товаров, которые ничего не стоят. Услуги, которые у вас стоят миллионы кредитов, мы можем предоставлять за спасибо. Излечение любых болезней. Омоложение организма. Технологии создания мощных и дешевых источников энергии. Технологии быстрой и дешевой обработки материалов, причем любой сложности. Мы способны опрокинуть вашу цивилизацию в хаос и захватить ее. Вы сами нам ее отдадите, если мы того пожелаем.
  Тевос тяжело сглотнула. Теперь она отлично понимала, зачем чужаку публичное заседание, транслируемое на половину галактики. Шабал взял короткую паузу, но никто не решился перебивать.
  - Ирония, не правда ли?
  Он чуть повернул голову, и миллиарды разумных по всей галактике наблюдали за каждым его движением, за каждым словом. Трансляцию смотрели по всей Цитадели. На всех планетах. Смотрели ее на Арктуре и на Омеге, на летящем сквозь пустоту дредноуте древней расы, и в стильном кабинете с зеркальными полами и обзором на звезду. Смотрели подверженные влиянию существа, контролируемые голубоватыми светящимися шариками. На Мигрирующем флоте, в бункерах Тучанки, в глубинах Общности, и на корабле, следующим за рассветом, и на одинокой станции в глубине ядра галактики.
  - Но сюда я пришел не за этим. Я пришел, чтобы рассказать немного о галактике, из которой мы прибыли. Вам будет интересно. В нашей галактике никто любезно не оставлял ретрансляторов, Цитадели, и прочего наследия ушедших рас. Нет. Но у нас были Древние. Раса, обладающая непостижимыми возможностями, почти материальные боги. Они создали в нашей галактике расу Хранителей. Искусственных существ, превращавших любые планеты на своем пути в райские сады. А затем Древние забрали часть моих предков. Часть моего народа. Забрали, чтобы превратить в Вечно Голодных, жаждущих лишь убивать, тварей. Тварей, вернувшихся в нашу галактику, чтобы уничтожать все живое на своем пути. У них были такие возможности. Огромный, мощный, развитый флот. Но они проиграли. И мы нашли устройство, с помощью которого они прилетели из-за пределов нашей галактики. Ретранслятор. Межгалактический ретранслятор.
  В зале Совета повисло гробовое молчание. Дипломаты, торговцы, послы, проникшие в зал техники, офицеры СБЦ, СПЕКТРы, советники, вся эта толпа молча ждала продолжения.
  - Конечно, тот ретранслятор был куда больше и сложнее, да и не в пример мощнее тех устройств, что мы обнаружили в вашей галактике. Но технология та же. Даже принцип действия совершенно такой же. Это устройства, созданные Древними. И вот, мы узнаем, что в вашей галактике существовала раса протеан. Которым вы и приписываете все эти достижения: Цитадель, эффект массы, Сеть Ретрансляторов. Но протеане исчезли. Были уничтожены. Стерты. Вычищены. Поглощены. Вечно Голодными. Жнецами. Я не знаю, действовали ли в вашей галактике те Вечно Голодные, которые были созданы из моей расы. Или Древние использовали для создания какую-либо расу из местных. Но это не имеет значения. Имеет значение только один вопрос. Когда они вернуться? Завтра? Через неделю? Месяц? Год? И будете ли вы готовы их встретить? Или станете лишь предметом жатвы?
  Он снова замолчал. На балконах начались испуганные шепотки. Первым переварил услышанное Валерн.
  - У вас есть доказательства? - спросил саларианец.
  Шабал чуть повернул голову. Тевос была уверена, что это было проявление эмоций. Ша'ира рассказала, что Дшахс, как и Шабал, не были склонные к гневу в разговоре. По ее словам это было сравнимо с присутствием матриарха на уроке в школе. Школьница вряд ли сможет всерьез разозлить матриарха. Шабал в разговорах с ней несколько раз иронизировал, шутил, но никогда не злился, даже когда она проявляла явную бестактность. Был ли этот жест Вожака проявлением насмешки?
  - Конечно. Миллионы часов записей наших войн против Вечно Голодных. Запись прохода через межгалактический ретранслятор. Он даже внешне напоминает ретрансляторы вашей галактики, правда размером превосходит многократно. Подробная карта нашей галактики, чтобы доказать, что мы действительно прибыли извне.
  Спаратус дернул мандибулами:
  - И вы просто так ее предоставите?
  - Эта информация бесценна, что значит - бесполезна. Воссоздать ретранслятор мы не можем. Координат своей галактики не знаем. Не вижу способов для вас воспользоваться этими данными.
  Тевос, наконец, справилась с собой.
  - С какой целью вы все это нам сообщили?
  - Чтобы занять вас. Занять чем-то более важным, чем моя Стая.
  А вот это уже однозначно была насмешка. Чтобы проверить эту информацию, действительно придется приложить немало усилий. Еще больше для того, чтобы не вызвать паники. И прекратить трансляцию просто так не выйдет, так же, как и выгнать из зала посторонних. Пока лучше дать ему договорить, и выставить все это, как религиозный бред, вроде того, каким регулярно извергаются ханары.
  - И... - осторожно спросил Валерн, - если эти жнецы прилетят, вы встанете на нашу сторону в войне с ними?
  - Если? - ответил вопросом Шабал. - Я посмотрю на то, что вы будете делать.
  Турианец дернул мандибулами:
  - То есть вы собираетесь остаться в стороне?
  - А вы готовы прямо сейчас начать мобилизацию и подготовку к войне с неким теоретическим противником? - этот ответ вновь скрывал иронию. - Нет, не готовы, и не начнете. Не начнете, пока враг не вломиться в ваш дом, уничтожая все на своем пути. Но тогда будет уже поздно. А до того момента вы будете играть в политику. Мне это не интересно.
  Все верно. Даже назвав себя посланником, этот Вожак остается одним из лидеров достаточно воинственной расы. Ша'ира была полностью права. Эти существа воспринимают мир не так, как расы Пространства Цитадели. Пожалуй, они могли бы найти общий язык с кроганами. Особенно с учетом заявлений об излечении любых болезней. Но сейчас излечения генофага, если это возможно, допускать нельзя. Но Валерн понимает это лучше нее, и приложит к этому усилия. Нужно было сворачивать это заседание, пока Шабал не рассказал еще что-нибудь.
  - Нам понятна ваша позиция, - осторожно начала Тевос. - Мы должны обдумать сделанные вами заявления.
  Вожак кивнул:
  - Обдумывайте. Позже мы пришлем запрос на создание посольства Кирии, - он снова натянул на голову капюшон.
  - Есть определенные процедуры, - начал Валерн. - Нужно создать регламент взаимодействия...
  Но Вожак ушел с площадки, вместо него вперед вышла низкорослая женщина.
  - Я - Леди Хью, посол Общества Кирии. Рой Шда Хаджаш выступает гарантом нашей независимости. Что бы вы хотели обсудить? - она насмешливо улыбнулась.
  Сильно. Оставлять протектората для заключения соглашений, фактически унижение. Унижение, которого Спаратус не вытерпел.
  - О чем мы можем договариваться с нацией, у которой даже нет космических кораблей?
  Хью, всем видом показывая удовольствие от вопроса, кивнула:
  - Это временный вопрос. Ваши воины оставили нам достаточно трофеев. Основываясь на них, и помощи нашего протектора, свой флот мы построим.
  Тевос подняла руку:
  - Не стоит переходить к оскорблениям...
  - Вот как? - перевела на нее взгляд кирийка. - А будет оскорблением вопрос о том, кого назначат виновным за уничтожение трети моего народа? И кто возместит нам нашу боль и страдания? На момент атаки никакого союза между Кирией и Роем не было. Ваш флот нарушил ваши же законы. И, возможно, перед началом любых переговоров вам, для начала, стоит принести извинения за вашу ошибку?
  Тевос внутренне вздохнула. Такой тип разумных ей был знаком. Эта Хью с радостью попьет крови Совета, особенно учитывая законные на это основания. Диалог не будет простым.
  
  Джек Харпер. Призрак.
  
  Свернув звук до минимума, Призрак вызвал одного из лучших своих кураторов.
  "Я слушаю?" - отозвалась Лоусон.
  - Обстоятельства изменились. Необходимо произвести перераспределение ресурсов. Будь готова к закрытию сторонних проектов. Ускорить работу по "Властелину".
  "Слушаюсь" - отозвалась женщина.
  Призрак затянулся, отмотав на момент со смотрящим в камеру Вожаком.
  
  Урднот Рекс.
  
  Кроган отодвинул в сторону почти полную бутылку ринкола и поднялся.
  - Эй! Рекс! - турианец, сидевший напротив, тоже поднялся. - Заказчик сейчас придет.
  - У меня появилось дело. Важное дело.
  Кроган уверенно пошел к выходу.
  
  Глава 26.
  
  Дшахс. Вожак Стаи.
  
  Я поднял руку, глядя на струящееся вокруг ладони мягко-желтое поле нулевого элемента. На адаптацию этой технологии ушло больше времени, чем я ожидал. В основном причиной тому была сама конструкция имплантов всех местных рас. Основной принцип прост и гениален. Бомбардируешь атомы нулевого элемента элементарными частицами и получаешь необходимое излучение. Все просто. А вот то, как этот принцип используется в имплантах, устроил Вивисектору нечто, что можно назвать культурным шоком. Во-первых, местные почему-то были уверены, что для нормального контроля биотического поля, как они это называли, обязательно облучение нервной системы нулевым элементом, причем облучение нужно проводить, пока организм находиться в состоянии зародыша. Бред. Бред, основой которого является непонимание самих принципов физической реакции, происходящей с нулевым элементом. Впрочем, это им можно простить. Во-вторых, применяемые элементарные частицы. То, что для бомбардировки атомов нулевого элемента используются электроны и протоны, тоже простить можно. Хотя наибольшей эффективности можно добиться при использовании антипротона и позитрона, но работать с антиматерией здесь пока не умеют. И, справедливости ради, сконструировать миниатюрное устройство, способное проводить подобные манипуляции с позитронами мы тоже смогли далеко не сразу, а использовать так и не стали. Слишком сложно в производстве. К тому же конструкция хрупка и нестабильна. В-третьих, механизмы контроля поля в самих имплантах... А так же в-четвертых, в-пятых и так далее.
  В конечном итоге, Вивисектору и мне заодно пришлось создать технологию использования нулевого элемента в личных портативных генераторах поля эффекта массы с нуля. Но результат того стоит. После некоторого времени в коконе, пока мое тело перестраивалось для новой функции, к прочим системам организма добавилась еще одна. Ее сеть, правда, была далеко не столь сложной и разветвленной. От мозга жгуты тянулись прямо в конечности, где расходились на несколько десятков окончаний. Каждое окончание - сгусток тканей с примесью нулевого элемента. Никаких имплантов или прочих устройств. С этого момента любой Вожак может иметь биотику, вот и все. Заодно, можно создать новый подкласс солдат, наделенных этими способностями.
  Опустив взгляд себе под ноги, я послал волевой сигнал. Ноги покрылись легким желтым мерцанием поля эффекта массы, и я воспарил над поверхностью пола. Это не сложнее, чем ходить. Введу традицию на то, что Вожаки Стай теперь не ходят, а парят. Пара сотен лет, и мы откажемся от ног, как от рудимента.
  Активное применение биотических способностей в бою, пожалуй, потребуют дополнительных тренировок. Сейчас я держу стабильное поле, а в бою потребуются активные манипуляции. Но это дело практики. Например, стоит обучиться ставить перед собой щит. Будет полезно. В собственной броне я не сомневался, но иметь дополнительную защиту будет не лишним.
  - Вожак удовлетворен работой? - наблюдавший за мной Вивисектор рассматривал биотическое поле, и, судя по отблескам в синаптическом поле, что-то обдумывал. Возможно, просчитывал дополнительные области применения этой технологии.
  - Вполне.
  - Вас ждет Вожак Фришса, - сообщил Вивисектор, возвращаясь к своей работе.
  Не вызвал по синаптической связи? Значит - не очень срочно. Чем он там занимался? Ах да, разумные из рас Пространства Цитадели, которые попали к нам от пиратов.
  Покинув Вивисектора, я двинулся по коридорам Улья. Парить над самой поверхностью пола - это по-своему интересно. Скорость чуть выше, чем при ходьбе. И движение ощущается совершенно иначе. В коридоре меня нагнал Васах.
  - Вожак, - приветственно поклонился он.
  - Как успехи с размещением карликов?
  Можно было воспользоваться и синаптической связью, но не стоит лениться до такой степени.
  - Масхад высадился на Кирии и начал реконструкцию. Кирийцы полностью покинули столицу своей планеты, и попросили нас взять этого город себе. Реконструировать и поселиться там, для, так сказать, налаживания близких связей.
  А это было интересно. Новый опыт для нас. Тесное сосуществование с другой расой. Мы уже начали мягкую постепенную ассимиляцию, вовсе не намереваясь быстро растворить Кирийцев в нашем социуме. Скорее начали постепенное ограниченное внедрение технологий, и озаботились сохранению их культуры от влияния культуры Пространства Цитадели. А в перспективе создания нашего города на поверхности планеты... Есть над чем подумать.
  - Масхад уже составил план реконструкции? - спросил я.
  - Только составляет планы, Вожак.
  - Передай ему, чтобы расширил город и запроектировал в нем крупный космопорт, как для нас, так и для коротышек. Для них вообще стоит создать несколько научных центров, а так же разместить их субрасу где-то в городе, Дев Аллийи. Мне интересно, каким образом они освоили гравитационные поля. И отправьте на поверхность планеты Рахша... пусть Масхад привлечёт его к работе.
  Молодой Рахш горел энтузиазмом, свойственным больше его прошлому воплощению, чем Вожаку. Он практически физически разрывался между желанием полететь вместе с Шабалом, чтобы посмотреть на галактику, и желанием остаться здесь и продолжить начатые когда-то разработки. Победило второе желание, и теперь Рахш периодически надоедал Вожакам просьбами помочь в создании лаборатории. Улей пока не воспринимал его, как Вожака, и ставил его приказы в самый конец списка приоритетов. Пусть поучаствует в воссоздании города, заодно отстроит себе лабораторию, о которой так мечтает.
  - Создать на Кирии еще один Улей? - уточнил Васах.
  - Да, - подтвердил я. - Но сразу ограничьте масштаб одним городом. Пусть коротышки живут так, как хотят.
  У них так и не возникло идеи винить нас в произошедшем с их планетой. Я даже задал несколько вопросов их представителям, чтобы уточнить этот момент. И кирийцы были искренне удивлены таким вопросам, заверив, что таких идей и не может возникнуть. Особенно в виду того, сколько помощи мы им оказываем. Все же в чем-то кирийцы слишком наивные и легкомысленные.
  - Будет исполнено, - кивнул Васах и свернул в боковой коридор.
  Фришса встретил меня у входа в один из блоков, где сейчас были размещены разумные.
  - Вожак, - вместе со словами пришло и синаптическое послание.
  Нечто вроде: "Готов выполнять приказы и работать во благо Стаи, но не отказался бы заняться своими делами".
  - Что-то интересное?
  Вряд ли ему нужно было мое подтверждение для решения возникших вопросов и проблем. Он мог решить любые проблемы и без меня, как Шабал. Но отчего-то счел нужным что-то мне показать.
  - Тифах почти закончил со своим кораблем, замаскируется под фрегат Турианской Иерархии. Он вывезет на Цитадель всех, кто этого пожелал, но таких было не очень много. У меня здесь почти две сотни разумных. Пятьдесят восемь человек, шестьдесят девять турианцев, тридцать пять саларианцев, двадцать четыре азари, три батарианца, и кроган. Все они выражают желание быть нанятыми нами на работу. Саларианцы и азари в основном предлагают услуги научных работников, часть людей и турианцев так же готовы выполнять техническую работу. Остальные солдаты или разнорабочие, - Фрисша сосредоточил внимание на моих ногах. - И я тоже так хочу.
  - Обратись к Вивисектору Улья, - ответил я, одновременно посылая синаптический вызов Васаху. Ему добавилось работы. - Идем, поговорим с этими разумными.
  Открыв входные створки зала, в который Фришса загнал всех желающих остаться в нашем подчинении, я медленно залетел внутрь, позволяя всем присутствующим заметить мое появление и проникнуться его важностью. К биотике многие из них вполне привыкли. А вот к тем, кто способен использовать биотику постоянно и для такой мелочи, как замена хождению на своих двоих - нет. Нужный эффект был достигнут, смесь удивления, восторга и восхищения читалась даже в непривычной мне мимике, пусть и не у всех.
  - Я Дшахс, Вожак Стаи, - представился я на азарийском. - Первое, что вы должны понять. Сейчас мы не ведем войны с Пространством Цитадели, и развязывания такой войны нет в моих планах. Но! - поднятой рукой я указал на важность своих слов. - Если ситуация резко измениться, и мы станем врагами, у вас уже не будет выбора. Вы, те, кто останетесь с нами, будете воевать на нашей стороне. Не в первых рядах, но ваши действия на благо Стаи будут направлены против ваших рас. Это понятно?
  Первым одобрительно рыкнул кроган, и его поддержали батарианцы.
  - Мы понимали это, когда отказывались лететь на Цитадель, - высказалась азари, вышедшая вперед.
  Киваю:
  - Вы приняли мои условия. Пути назад у вас больше нет. Второе, что вы должны понять. Ваше прошлое для нас не имеет значения. Кем вы были раньше - не важно. Важно то, что вы будете делать с этого момента, ваши способности и навыки. У нас нет понятия преступников, как и понятия наказания за преступление. Мы не тратим время на такую ерунду. Но если Вожак, которому вы будете подчиняться, застанет вас за действиями, которые сочтет наносящими ущерб Стае, он будет иметь право поступить с вами так, как сочтен нужным. На месте, без всяких разбирательств.
  Энтузиазм половины оставшихся разумных, появившийся после моих слов об их прошлом, резко поубавился. Прониклись. Теперь можно и пояснить.
  - Это не значит, что вас будут казнить за любую провинность. У нас другой подход. Совершили ошибку, у которой не было последствий - вам повезло. Ваши действия привели к ущербу - вы будете отрабатывать ущерб, исправлять то, что сделали. Вот и все. Никакой системы законов, правил и постулатов. Никаких заповедей и ограничений. Только личная ответственность за последствия ваших действий. Вы выполняете работу, и считаете, что применив хитрость, сможете работать эффективнее - делайте. За это вас не накажут. Совершите ошибку - заставят исправлять. Это понятно?
  Несколько саларианцев, переглянувшись, одобрительно заулыбались.
  - То есть никто не будет стоять над плечом, указывая, как и что ты должен делать?
  Киваю:
  - Именно. Когда вам поручают работы, вы выполняете ее от начала и до конца. И отчитываетесь в первую очередь за результат.
  Саларианцы, и некоторые люди оживились, обрадованные такой постановкой вопроса. Турианцы несколько сомневались, но скорее сравнивали то, что я предлагал, с системой собственной расы. А азари просто было интересно.
  - Итак...
  Васах уже стоял за створками, ожидая моего зова, и я послал ему зов. Вожак вошел в зал, встав за моей спиной.
  - Первое. Мне нужны те, кто готов заниматься научной деятельностью, в основном это теоретические исследования. Так же техники и инженеры. Вы будете работать с кирийцами, теми, кого едва не уничтожил турианский флот. Мы создаем на поверхности их планеты город. Ученые будут работать с их собственными научными деятелями, помогать продвигать науку Кирии, внедрять технологии Пространства Цитадели. И наши. Инженеры помогут кирийцам создать собственные корабли. Добровольцы?
  Простое и изящное решение. У Вожаков будут и другие дела, кроме того, чтобы водить карликов за ручку. И, кроме Рахша, других Вожаков, желающих заниматься наукой в ближайшее время не появиться. Пусть работают. Да и кирийцам нужно создавать школу кораблестроения. Наши знания, конечно, глубоки, но давать коротышкам готовые результаты без собственного опыта - это будет нечестно. Достаточно того, что мы не дадим им создавать совсем уж абсурдные модели.
  А добровольцев набралось достаточно много. Лишь немногим меньше половины всех разумных. Большая часть саларианцев ушла к ученым, часть к инженерам, осталось лишь двое. Люди и турианцы серьезно пополнили количество инженеров и техников, хотя и к ученым некоторые пошли. Практика покажет, насколько они соответствуют своему выбору.
  - Вожак Васах организует ваше перемещение на Кирию.
  Васах за моей спиной кивнул.
  - Второе. Мы начали терраформирование одной из планет в системе с ретранслятором. Если наши взаимоотношения с Пространством Цитадели пойдут мирным путем, это планета вскоре станет торговым узлом. И для работы на ней потребуется... Как это у вас называется? Управленческий состав? - на лицах разумных отразилось понимание того, о чем я говорил. - Добровольцы?
  Вторая группа приняла в себя оставшихся саларианцев, почти всех азари, пару турианцев и людей. Я оглядел крогана, батарианцев, трех азари и оставшихся людей и турианцев.
  - Вы все имеете военные специальности так?
  Кроган широко оскалился, что можно было принять за улыбку. Остальные кивками подтвердили мое предположение.
  - Васах, доставь остальных по местам работы.
  - Слушаюсь, - кивнул Вожак, переведя внимание на разумных. - Следуйте за мной.
  Дождавшись, пока остальные покинули зал, я сосредоточил внимание на тех, кто остался.
  - Что касается вас. Сразу поясняю одну вещь. Цена ваших знаний и боевых навыков невелика в сравнении с моими Вожаками. Научить нас чему-то новому вы априори неспособны.
  Кроган встал с пола, размял плечи и подошел ближе. Могло показаться, что он демонстрирует агрессию, но я видел, как демонстрируют агрессию. Это всего лишь поведенческие особенности его вида.
  - Но ты нас выделил, развел со всеми остальными. Значит, что-то мы тебе дать можем, Вожак? - не скрывая насмешки, спросил он.
  Наглость не является плохим качеством. Мы, Рой, никогда не понимали подобострастия.
  - Да, можете. Не все, но некоторые из вас точно. Фришса?
  Вожак, все это время стоявший у стены и лишь наблюдавший, подошел ко мне и кивнул на крогана.
  - Он подходит. Она... - кивок на одну из азари, - на счет ее сестер не уверен. Трое из турианцев, двое из людей.
  - Подходим для чего? - спросила азари.
  - Я могу предложить вам стать одними из нас. Вожаками. Не настаиваю, без добровольного согласия ничего не выйдет.
  Разумные выразили непонимание.
  - Что значит: одними из вас? - спросил кроган. - Вы можете изменить наши тела?
  Киваю.
  - Процедура безболезненная, но длительная. После нее разумный, сохраняя воспоминания частично или полностью, в зависимости от индивидуальных особенностей, становиться полностью идентичным другим Вожакам.
  Разумные были ошеломлены. Кирийцы восприняли это куда проще. Хотя это объяснимо. Мы для кирийцев были почти богами, спустившимися с небес. Они сразу осознали пропасть между своими знаниями и нашими, и принять такие вещи им было просто. А вот этим разумным, еще сохранявшим какие-то иллюзии по поводу своих знаний, я резко раздвинул грани возможного.
  - И... - первой очухалась азари. - Мы станем взрослыми Вожаками?
  Отрицательно качаю головой:
  - Вы станете просто Вожаками. У нас нет понятия возраста. Наши тела способны прожить примерно до пятисот ваших стандартных лет, до трехсот в тяжелых условиях, или около пятидесяти при отсутствии питания. На любом корабле или в Улье можно провести стандартную процедуру регенерации, все начавшие стареть клетки будут заменены новыми, тело обновиться. При соблюдении процедур тело проживет около семисот ваших лет. Но и это не смерть. Это тело мое десятое или одиннадцатое... - задумался, вспоминая. - Да, одиннадцатое. Я терял тела в боях.
  Кроган хмыкнул.
  - Я уже не молод, и такая перспектива мне совсем не кажется плохой. Кроме согласия от меня что-то нужно?
  Турианцы и люди еще обдумывали предложение, а азари снова спросила:
  - Насколько мы изменимся?
  - Характер измениться слабо, - ответил Фришса за меня. - Хотя некоторые глубокие инстинкты переписываются. Вы осознанно будете считать Стаю своими домом. Не потому, что эту мысль внушают. А потому, что вы разделите с нами наше единство и наш образ мышления. Это синаптическая связь. Телепатия по-вашему. Мы, Вожаки, можем обмениваться мыслями на расстоянии, с помощью своих кораблей - через половину галактики. Это часть нашей культуры, и в процессе преображения вы к ней приобщитесь. Это естественный процесс, как если бы вы прожили среди нас целую жизнь.
  Турианец покачал головой:
  - Но мы можем и отказаться?
  Киваю:
  - Без добровольного согласия процесс невозможен. Точнее возможен, но то, что выходит в итоге, с трудом можно назвать разумным существом. Мы не принуждаем, в этом нет смысла. Для вас и так найдется работа. Тренировать кирийцев, а позже организовывать систему безопасности на будущей планете.
  К крогану подошли батарианцы.
  - А что делать нам? Нас не очень-то жалуют, да и вообще... Мы бы последовали за Нартаком.
  Кроган покачал головой:
  - Не обязательно...
  - Это нам решать! - настоял на своем батарианец.
  - Процесс может пройти любой разумный. Но из кого-то с большой вероятностью выйдет именно Вожак. Молодой и неопытный, но Вожак. Из других же получиться безымянный, либо вообще рядовая особь. Не каждый разум способен сходу воспринять всю глубину наших знаний сразу.
  - А чем безымянные отличаются от Вожаков? - спросил человек. Человеческая самка.
  - Тем же, чем сержант отличается от офицера. Только аналогия применима не к роду деятельности, а ко всей жизни особи. Безымянные выполняют узкие задачи, имеют свободу воли в рамках своих задач, но не способны принимать объективные решения в сферах, выходящих за их специальность. Это не значит, что мы ограничиваем своих же собратьев. Они просто не способны. Некоторые из них набираются опыта и становятся Вожаками. В моей Стае таких двое.
  - Думаю, я рискну и воспользуюсь шансом, - произнес тот батарианец, что был, видимо, главным среди них.
  А вот азари интересовал другой вопрос.
  - Вы сказали, что меняли тела десяток раз. И сколько же вы живете? И сколько можете прожить?
  Задумался, подсчитывая.
  - Если не считать время спячки, то около тысячи двухсот ваших стандартных лет. И... Я уже чувствую себя старым. Хотя эта галактика смогла меня удивить, и снова разжечь во мне интерес к жизни. Думаю, еще лет пятьсот-семьсот, и я откажусь от продления жизни.
  Разумные снова замолкли, переваривая информацию. Кардинально менять себя они побаивались, но и перспективы открывались весьма внушительные. Фришса же фонтанировал размышлениями. Подсчитывал, скольких Вожаков я смогу потянуть, и как скоро нам придется разделять Стаю. Ни он, ни Шабал, не торопились становиться Вожаками Стаи, и я их понимал. Но неизбежное неизбежно, потому и зовется неизбежным.
  - У вас еще есть время подумать. Объективно, вы можете принять это решение в любой момент. Мы в любом случае...
  Азари подняла руку.
  - Я бы уже согласилась, но меня интересует один вопрос.
  Кроган, глянув на нее, хмыкнул, будто догадался, какой.
  - И что за вопрос?
  Она сделала глубокий вдох и решительно спросила:
  - А у вас есть особи женского пола?
  
  Глава 27.
  
  Найлус Крайк. СПЕКТР.
  
  На поверхность планеты небольшую группу доставлял челнок. Глядя на бойцов Шепарда, турианец чувствовал себя несколько смущенным. За спиной висел слегка модифицированный Фестон, на который обычные бойцы Альянса почти всегда облизывались, а на поясничном захвате дробовик Криссел, тоже турианский, родной. И это не считая пистолета. Однако в такой компании его арсенал казался совсем уж скромным.
  Сам Шепард, сидевший во втором кресле в кабине, кроме личной Мотыги, стандартных, но модифицированных дробовика и пистолета, нес еще тяжелую винтовку Драгун, предназначенную для тяжелых целей или легкой авиации. Другой боец отряда нес гранатомёт/миномет, девушка-снайпер тащила на спине пару ручных ракетниц, высокий боец в тяжелой броне имел огнемет. Последний мужчина, пилотировавший челнок, тяжелого оружия не нес, но зато тащил боеприпасы к тяжелому оружию, к тому же был биотиком. Да и стандартным вооружением Альянса никто из них не пользовался, у всех модифицированные образцы. Еще не элитный спецназ, но уже вполне элитная разведгруппа.
  Глядя на них, Найлус понял, что по привычной стратегии действовать не стоит. Обычно он уходил вперед, пользуясь экспериментальной маскировкой, вел разведку и указывал цели. Но с таким тяжеловооруженным прикрытием убегать вперед смысла не было. Ни у кого из бойцов не было "оружия новобранцев". В смысле автоматического, расчитанного на плотность огня, а не на точность. У самого Джона полуавтоматическая Мотыга, у гранатометчика Защитник, у огнеметчика тоже Защитник, но этот скорее полагается на тяжелый дробовик. Биотик тоже с Защитником и дробовиком. У всех модифицированные прицельные приспособления, а так же усилители, увеличивающие кинетическую энергию патронов, но и ускоряющие перегрев. Не сомневаются, что будут попадать в цель. А самое главное, у всех приспособления для незаметной стрельбы, хотя бы на одном оружии из носимого.
  - Мы на месте, заходим на точку высадки, противник в зоне действия сенсоров не обнаружен, - доложился пилот.
  Шепард вышел из кабины, надевая шлем.
  - Найлус?
  - Командуйте, Шепард, это ваша группа, - кивнул СПЕКТР, надевая на голову шлем.
  - Тогда вы идите со мной, Вебер, идешь третьим. Мы - авангард. Аленко командует второй группой. Огонь после нас.
  Вскакивать бойцы не стали, но все синхронно приложили руку к виску:
  - Есть, сэр!
  Биотик во второй группе? Найлус на месте Шепарда поставил бы биотика в первую тройку, а сам, с учетом мощного и высокоточного оружия, остался в группе прикрытия. Однако, подумав, турианец понял смысл такой расстановки. Обе группы получались достаточно универсальными, чтобы действовать в отрыве друг от друга. Тройка Джона, пусть и без биотиков, может огрызаться в среднем и дальнем бою, а в ближнем вообще подавит огнем не хуже штурмовой группы. Зато во второй группе биотик сможет прикрыть своих от огня, позволяя им реализовывать преимущество не такого мобильного, но мощного оружия.
  - Посадка! - предупредил Аленко, прежде чем челнок не слишком мягко сел на площадку за каким-то складом, покрытую полипластом.
  Джон и Ривз выскочили первыми, сразу вскидывая винтовки и осматривая местность. Найлус вышел за ними, включая поисковые приборы. Чисто. Да и место пилот выбрал правильное, если не искать специально, челнок будет просто так не найти. Для чего бы ни предназначалась эта площадка, просматривалась она только с воздуха, с двух сторон стояли постройки, с одной забор, остальное пространство закрывали контейнеры.
  - Аленко, пройдите через склад, найдите коммуникационную систему, - приказал капитан.
  "Есть, сэр!" - отозвался биотик.
  Сам Шепард уверенно повел тройку через контейнеры, выводя отряд из складской зоны. Они вышли через открытые ворота, обходя грузовой фургон, немного не вписавшийся в проем. Ривз запрыгнул на подножку и заглянул внутрь, выпрыгнув через пару секунд и доложив:
  - В отключке. Внешних повреждений нет.
  Шепард покачал головой:
  - Выбрался из одной странной истории, чтобы вляпаться в другую, - активировал связь. - Аленко, что с коммуникациями?
  Ответ последовал не сразу, пауза длилась секунд десять:
  "Радио-электронное подавление второй категории. Наши системы защищены от такого воздействия, а местные нет" - отозвался биотик.
  - Живой кто есть?
  "Да, - на этот раз ответ пришел сразу, - двое. В отключке, никаких внешних повреждений"
  Джон отключил связь и посмотрел на турианца:
  - Встречались с чем-нибудь похожим?
  Но Найлус пожал плечами:
  - У саларианев есть газы, способные усыпить, но их бы заметили наши приборы. Других предположений нет.
  Шепард махнул рукой в сторону поселения:
  - Ладно, смотрите в оба. Кто бы это ни сделал, он еще здесь.
  Группа уверенно продвигалась к поселению, через которое можно было попасть на раскопки, но больше людей не попадалось. Они зашли в жилой район, состоящий из стандартных двухэтажных жилых блоков. Ровные прямые улицы, белые стены полипласта, обычное зрелище на колонизированной планете. Если бы не следы... Найлус не мог охарактеризовать, что делали здесь неизвестные, потому что вандализм не вписывался в ситуацию, а по-другому выбитые окна, двери, выброшенную на улицы мебель и вещи он описать не мог. Шепард тоже не понимал, чего именно добивались вторженцы, но не забивал себе голову подобными вопросами.
  У Найлуса сработал прибор обнаружения, о чем он сразу сообщил:
  - Шепард, кто-то приближается. Сигнатура... - спектр сверился с приборами, - много электроники, роботы возможно.
  - Занять укрытия, замаскироваться, огонь не открывать, - тут же приказал Джон, ныряя за ближайшую перевернутую на бок грузовую платформу.
  Он сам и остальные бойцы активировали приборы подавления, скрывая свое присутствие от сенсоров. Несколько секунд ничего не происходило, а затем голос подала снайпер.
  "Вижу противника... Это гет, сэр".
  Джон и Найлус переглянулись, и турианец пожал плечами, показывая, что не ожидал такого.
  - Повтори, - приказал Шепард.
  "Подтверждаю, - отозвался уже Аленко. - Геты, семь платформ. Явно боевые модели, не такие, какие нам показывали в БАиР. Но это они"
  - Вооружение? - как ни странно, Шепард не выказал ни удивления, ни озадаченности, сразу переключаясь на практические вопросы.
  "Ручные винтовки неизвестного образца"
  - Ривз, готовь фугасную. Аленко, после выстрела Ривза следите за окрестностями.
  "Есть"
  Шепард жестами дал две команды: "Вебер первый" и "огонь на поражение". Сержант тут же кивнул, проверив свой дробовик, а сам Джон прижался к укрытию.
  "Противник в зоне поражения"
  - Огонь, - скомандовал Джон.
  Хлопка выстрела ручного гранатомета Найлус не услышал, зато услышал разрыв фугасной гранаты. Сержант, не дожидаясь дополнительных команд, скользнул вперед и побежал от укрытия к укрытию, чтобы сблизиться на дистанцию ближнего боя. Джон не так спешил. Покинув укрытие, он медленно двигался вперед, всаживая в противника один прицельный выстрел за другим. Найлус вышел из укрытия лишь немногим позже Шепарда, но стрелять не стал. На такой дистанции уверенно попасть в расползавшихся по укрытиям гетов он бы не сумел. Граната упала весьма удачно, раскидав железок в разные стороны, и, хотя машины ожидаемо быстро сориентировались в ситуации, меткие и болезненные попадания мотыги заставляли их скрываться в укрытиях.
  Не упуская своей возможности Найлус воспользовался инструментроном, пытаясь перегрузить или вывести из строя оружие противника. И два коротких звуковых сигнала подтвердили поражение двух целей. Добравшись до укрытия, находящегося на средней дистанции к гетам, СПЕКТР вскинул винтовку, прицеливаясь. Первая очередь скосила голову высунувшемуся из укрытия противнику, вторая ударила в правую конечность, выбивая из нее винтовку. Снова скрывшись в укрытии, он быстро оценил обстановку.
  Сам он прятался за припаркованным у обочины каром, почти не поцарапанным, если не считать выбитых стекол кабины. Шепард стрелял из-за опоры фонарного столба, за которой вряд ли бы смог спрятаться весь. Но он и не пытался, продолжая посылать одиночные прицельные выстрелы в противника. Сержант же, притормозивший за кузовом грузового фургона, почти вышел на дистанцию, на которой его дробовик будет разрывать гетов на запчасти первым же попаданием. Что касается самих гетов, то один был уничтожен еще попаданием фугасной гранаты. Прямым попаданием, щит остановил саму гранату, но не смог ничего сделать с последовавшим взрывом. Одного гета уложил Найлус, еще двоих Шепард. Оставшиеся трое были либо повреждены, либо лишились оружия.
  И Вебер, восстановивший щит, на который он словил пару очередей, под прикрытием двух винтовок, смело рванул вперед. Найлус выпустил короткую очередь в гета, прятавшегося за обгоревшим каром, на чем бой для него закончился, потому что в дело вступил сержант, тремя выстрелами из дробовика уничтожив всех противников.
  Турианец подошел и быстро осмотрел механическое тело. Модель действительно сразу производила впечатление боевой. Ребристые поверхности керамической брони, серый цвет, даже лампочка в голове, являющаяся конструктивной особенностью, сделали тусклой. Найлус хотел подобрать один из автоматов гетов, чтобы передать его на Цитадель, но, подумав, оставил эту идею. Такая возможность у него еще будет.
  "Вижу еще одну группу, на девять часов, пять единиц, то же оружие" - сообщил Аленко.
  - Только они? - спросил Джон.
  "Да, больше никого"
  - Хорошо. Уходим!
  Он махнул в противоположную от противников сторону и сам же подал пример. Найлус двинулся следом. Хороший план. Геты в любом случае сейчас настороже, и атака на одну из групп это не изменила. Теперь же противник знает, что где-то на окраине есть группа выживших людей. И как минимум пошлет на разведку еще несколько команд. Шепарду нужно было лишь на них не нарваться.
  И Джон уверенно вел своих людей... и турианца... вперед. Типовая колония, офицер Альянса здесь даже в алкогольном опьянении потеряться не сможет. А вот геты всех особенностей архитектуры могут и не знать. Несколько раз Джон вел отряд через какие-то подвалы и погреба с холодильными камерами, объединяющие несколько здания. Так он избегал обнаружения и стычек с поисковыми группами, которые обнаруживал Найлус. До раскопок добрались менее, чем за двадцать минут, что можно было считать очень хорошим результатом.
  Засев на первом этаже одного из ближайших домов, Шепард снова собрал группу вместе.
  - Найлус, как хоть выглядит этот артефакт?
  Турианец дернул мандибулами:
  - Как колонна, метров три-пять в высоту. На вид сделана из зеленоватого камня, но бывает и желтоватые.
  - Значит, в кармане его не унести. Что же, хоть искать не сложно, - заключил Шепард.
  - Но я ничего похожего здесь не вижу, сэр, - тут же отозвалась снайпер.
  Шепард, да и сам Найлус, так же оглядели площадку. Похоже, здесь собирались закладывать фундамент под еще одну группу домов, но наткнулись на вершину протеанской постройки. Тяжелую технику отогнали в сторону, и дальше площадка, видимо, раскапывалась вручную.
  - Артефакт перенесли до атаки, или геты пришли за ним? - задал риторический вопрос Кайден.
  - Если найдем терминал, могу подтвердить или опровергнуть первый вариант, - ответил Ривз.
  Найлус отметил одну деталь:
  - Шепард. Я вижу кровь, но не вижу трупов.
  - Я тоже, - кивнул капитан. - Как говорил мой знакомый из разведки...
  - Не верю в такие совпадения, - кивнул турианец. - Предполагаем худшее - противник прибыл сюда за маяком.
  Они поняли друг друга с полуслова. Геты здесь определенно были. Куда унесли трупы - дело десятое, но они здесь были. А значит - и артефакт следует искать у них.
  - Здесь неудобное место для посадки, разве что челнок попробовать приземлить. Но на челноке трехметровую каменюку не утащить, - рассуждал вслух Шепард.
  - Нам нужно в космопорт. Если повезет, система подавления вывела из строя транспортную сеть, и геты тащат маяк подручными средствами.
  Джон кивнул:
  - Разделимся. Аленко, бери парней, и возвращайтесь к челноку. В бой не вступать, но если геты еще бегают по колонии, то и их корабль здесь. Свяжитесь с Нормандией, обрисуйте обстановку, и двигайтеь к космопорту. Мы пойдем туда пешком.
  - Есть, - невесело кивнул биотик.
  Сам Шепард подошел к разбитому окну и, вытащив несколько больших осколков, выскользнул на улицу. Быстро осмотрев раскопки, он нашел следы от погрузчика, и оставленные им колеи на земле.
  - Вот. Эта штука едет медленно, особенно если они не хотят повредить артефакт. След свежий, мы успеем их нагнать.
  Погрузчик оставлял на чистом полипласте дороги полосы отвалившейся с колес земли. Даже с технологиями эффекта массы колесный транспорт еще не потерял своей актуальности. Джон вел группу параллельной улицей, но поселение колонии быстро закончилось, и они вышли на фермерские участки, лежащие между космопортом и поселением. Шепарду было явно некомфортно двигаться по почти открытой местности, прерываемой домами, складами, и куполами теплиц, но особого выбора не оставалось. К тому же пришел сигнал от Аленко:
  "Сэр, противник прислал десантно-транспортный корабль, подобравший гетов из поселения"
  - Понял, действуем по плану, - и посмотрел на турианца. - на ваших сенсорах чисто?
  Найлус кивнул:
  - Полагаю, мы немного опаздываем.
  - Тогда немного рискнем и увеличим темп движения.
  Остаток пути до космопорта преодолевали почти бегом. Найлус постоянно следил за сенсорами, чтобы встреча с противником не стала неожиданностью. Но на самом деле шансы на контакт с каждой минутой все снижались. Если противник перед атакой подавил электронику, то первая же десантная группа обрушилась на гарнизон колонии, а затем десант начал зачищать место раскопок и поселение. Забрав груз геты, всего скорее, быстро ретировались, чтобы уйти с планеты как можно быстрее. На группу, патрулирующую посление, они нарвались скорее по случайности.
  - Есть сигнал! Корабль! - заметив изменения на приборах, сообщил СПЕКТР.
  Тройка не сговариваясь нырнула в ближайшую канаву, чтобы избежать визуального обнаружения, приборы маскировки и так работали с момента высадки. Десантный шатл гетов пролетел почти в километре от них. Странно, что с ним не было сопровождения из истребителей.
  - Он здесь один летает? - озвучил ту же мысль Шепард.
  - Совсем обнаглели, - прошипела снайпер, - может собъем?
  Турианец покосился на винтовку Шепарда. Нет, с такой дистанции и на такой скорости не попадет.
  - Лучше доберемся до космопорта и оценим обстановку. Возможно, Нормандия сможет что-то сделать.
  Башня космопорта уже выглядывала из-за теплиц, оставалось минут пять быстрого движения. Но на половине пути Джон остановил группу.
  - Сержант, ты чувствуешь?
  Снайпер кивнула:
  - Как будто зуд в голове.
  Капитан обернулся к турианцу:
  - Найлус?
  - Я ничего странного не ощущаю.
  Люди переглянулись, Шепард подал какой-то знак рукой, который Найлус из-за его спины не видел. И двинулись дальше. Космопорт окружала символическая стена, поставленная для зверья. Тройка легко перемахнула на другую сторону и двинулась в обход ангаров и складов.
  - Джон, что вы ощущаете? - спросил турианец.
  - Зуд в голове. Сбивает внимание.
  - И все?
  - Все. Но в колонии он был едва заметен, а сейчас игнорировать его становиться проблемно.
  - Справитесь?
  Девушка-снайпер уверенно кивнула:
  - Как будто хочется писать, но мочеприемник в костюме сломался.
  Вопрос был исчерпан. Обойдя склады и прячась между сложенными под открытым небом грузовыми контейнерами, они вышли на позицию, с которой могли оценить обстановку. И ругательство не вырвалось из уст Найлуса только чудом.
  На площадке космопорта стоял фрегат гетов. Это объясняло отсутствие истребителей, небольшой корабль просто не мог их вместить. Вокруг находилось около пяти десятков платформ гетов, из которых три были явно крупнее остальных. Но примерно это Найлус и ожидал увидеть. Но не все остальное. Рядом с фрегатом, согнанные в толпу, стояли люди. Или уже не люди? Порванная, простреленная одежда с подтеками крови скрывала измененные тела. Будто что-то перестраивало их изнутри, меняло, превращало в машины. Бледная кожа с тускло светящимися под ней жгутами проводки, механические глаза, отсутствие волос. Одна группа была полностью превращена в этих существ, и она стояла в стороне, в броне и с оружием. Но основная толпа, колонисты, были лишь на старте процесса изменения.
  - Артефакт! - указал Шепард на двигавшийся к кораблю погрузчик.
  Навстречу погрузчику вышло существо в закрытом одеянии. Оно было похоже на закутавшегося в плащ крогана, крупное, с габаритным телом. Оно подшло к маяку и протянуло к нему закованную в броню пятипалую руку. Маяк загорелся.
  - Они его активируют, - Найлус, выхватил винтовку. - Нам нужно вмешаться.
  Джон кивнул, открывая канал связи.
  - Аленко! Здесь один фрегат гетов, передай на корабль, что нам нужна огневая поддержка. И сами летите сюда!
  "Есть!" - отозвался биотик.
  Геты, заметившие радиопередачу, оживились, выискивая противника.
  - Катрин! Огонь по этому, в балахоне!
  - Поняла.
  Снайпер вскинула винтовку и сделала первый выстрел. Но мощная пуля увязла в ставших на мгновение видимыми щитах существа, на что он даже не отреагировал. Зато среагировали геты и вооруженные измененные существа, открыв огонь навскидку.
  Найлус сменил укрытие, открывая огонь, не забывая пользоваться инструментроном. Благо - целей хватало. Но его больше интересовал маяк. Однако существо, закончив с маяком, махнуло рукой, и колонисты, как по команде, потянулись к кораблю. Из-за складов вылетел челнок, с борта которого открыли огонь люди Шепарда. Геты, несмотря на численное превосходство, не пошли в атаку. Наоборот, закрываясь щитами, отступили к кораблю. Шепард прошелся по ногам колонистов, чтобы хотя бы некоторые из них остались здесь, и, сменив укрытие и закрепив перегретую мотыгу на спине, выхватил винтовку. Первым выстрелом он повредил погрузчик, пытавшийся дотащить маяк до корабля. Гет, управлявший им, тут же выскочил из кабины и последовал за остальными. Они не пытались сохранить маяк, возможно, уже получив от него все, что хотели.
  Второй выстрел предназначался существу в балахоне. И снаряд тяжелой винтовки пробил щит. Снаряд содрал с головы часть тряпок и вырвал заметный кусок. Тварь, качнувшись на месте, скинула порванную тряпку. Выстрел оторвал ей часть верхней челюсти. Огромной, как у крогана, верхней челюсти, хотя сама морда существа скорее напоминала сильно искаженное человеческое лицо. Большое, деформировавшееся, но в нем все еще узнавались человеческие черты. Тварь вскинула руку в направлении снайпера, и девушка, схватившись за голову, громко закричала, падая на полипласт. Тварь повторила движение, на этот раз целясь в Шепарда. Но Джон лишь зарычал в шлем, что было отлично слышно Найлусу, и сделал еще один выстрел. Пуля пробила деформированное тело существа, выплескивая во все стороны голубую слизь, но тварь лишь слегка покачнулась. А колонисты бросились к ней, чтобы закрыть своими телами, и вместе, организованной толпой, они двинулись к кораблю.
  "Нормандия заходит на цель" - сообщил пилот, Турок, если Найлус верно запомнил его прозвище.
  Пара мощных снарядов врезалась закрывавший корабль щит. Геты, не обращая внимания на огонь с челнока, как и на стрельбу Найлуса, побежали к кораблю, начавшему разгон двигателей. Длинные очереди скосили нескольких из них, но механоиды затерялись среди погружающихся на борт колонистов. Орудия Нормандии продолжали стрельбу, но не пробивали щит. Двигатели корабля гетов взревели, отрывая посудину от земли. Оставшиеся внизу колонисты продолжали тянуться к закрывающемуся шлюзу, но все было кончено. Фрегат с необъяснимо мощными щитами быстро набирал высоту и скорость, не обращая внимания на стрельбу с Нормандии.
  "Шепард! Где артефакт?"
  Джон выпрямился, прекратив огонь.
  - Все в порядке, сэр. Он здесь. Мы сумели помешать погрузке.
  Норма не стала преследовать удаляющийся корабль. Оставшиеся колонисты стояли на местах, будто куклы, которым отрезали нити. Странная миссия оказалась выполненной. Но Найлус совершенно не чувствовал себя удовлетворенным таким финалом.
  
  Глава 28.
  
  Спутница Ша'ира.
  
  - Во все это как-то с трудом вериться, - выдохнул Спаратус, дослушав подробный рассказ Спутницы.
  - Как раз наоборот, - не согласился Валерн, - это практически все объясняет. Абсолютная Демократическая Иерархия. Они чем-то схожи с вами, Спаратус, только без экономики. И без политики. Наши аналитики просчитывали теоретические государственные системы, исключающие или сводящие к минимуму экономику и политику, но только в теории. Своим изоляционизмом они схожи с Мигрирующим Флотом. Кварианцы при отношениях между собой практически не используют кредиты, им в голову не придет продавать друг другу еду. Эта... синаптическая связи объясняет прямолинейность и резкость, а так же другие повадки, отмеченные госпожой послом.
  Тевос убедительно просила подробнее рассказать о своем пребывании среди Роя. И Ша'ира не отказала, ей самой было интересно узнать больше о Джахсе и всем Рое. О том, что рассказ уже закончен, и как бы началось обсуждение, на котором спутнице можно и не присутствовать, никто и не заикнулся.
  - Они за несколько дней переделали свой корабль настолько, чтобы мы не смогли отличить его от корабля Альянса Систем. Что, кстати, дало его сканирование? - спросил турианец.
  - Ожидаемо ничего, - как само-собой разумеющееся озвучит саларианец. - На подлете мы отчетливо фиксировали работу ядра нулевого элемента. Но, после стыковки, корабль не разряжал свое ядро. Сканирование ничего не дало, какие-то защитные поля сразу под обшивкой. Узнали лишь, что они используют какой-то сложный и, вероятно, прочный сплав. Несколько раз зафиксированы мощные всплески излучения, которые, как полагают аналитики, являются признаками синаптического контакта Вожака Шабала с Роем.
  - Связь, которую мы с трудом можем только заметить, и не можем перехватить, - раздраженно дернул мандибулами Спаратус. - и они не зависят от Ретрансляторов. Стратегическое превосходство такого уровня, что всякая война заведомо бессмысленна.
  - Так уж? - наклонил голову саларианец. Я поспешил добавить, - я нисколько не настаиваю на конфронтации. Но... Что дало изучение повреждений ваших кораблей?
  Турианец снова раздраженно дернул мандибулами, махнув рукой:
  - Что мы оказались для них все равно что мягкотелые пыжаки.
  - Простите, советник, что это значит? - задала вопрос спутница.
  Спаратус напряг нос, выражая легкое раздражение:
  - Их оружие использует сложный плазменный заряд. Первая его часть, по прикидкам занимающая не меньше половины массы всего заряда, входящая в контакт с целью, имеет в основном кумулятивное действие. То есть предназначается для прожигания тяжелой брони, вроде той, что стоит на их собственных кораблях. А у нас только дредноуты имеют защиту, способную удержать около трети этого кумулятивного заряда. Остальное просто рассеивается буквально за десяток метров полета, просто выделяя огромное количество тепла. Неприятно, но было бы куда опаснее, если бы заряд имел другое соотношение боевых частей.
  Тевос бросила на Ша'иру неодобрительный взгляд.
  - Меня все же больше интересует вопрос их экономических возможностей, и перспективы взаимодействия Роя с Пространством Цитадели, а не перспектива военных действий.
  Саларианец хмыкнул:
  - Имеешь в виду, если они будут так любезны, и не обрушат нашу экономику?
  - О какой экономике идет речь, Тевос? - чуть пожал плечами Спаратус, что говорило о вопросе. - Производство любой сложности, практически вне зависимости от имеющихся материалов. Вопрос только во времени, наверное...
  - Мы полагаем, что время работы зависит от сложности структуры, которую нужно создать, да, - кивнул саларианец, - Наличие доступной руды просто ускорит и без того относительно не долгий процесс. Судя даже по имеющимся обрывкам информации, они способны синтезировать большинство известных элементов.
  - Я не об этом, Спаратус, - покачала головой Тевос. - Я об оставленном Вожаком Шабалом предупреждении. О Пожирателях, - она глянула на Валерна, - вы изучили предоставленные записи?
  Саларианец дернулся:
  - Там три миллиона часов реального времени... По большей части записи одного события с разных ракурсов для подтверждения реальности происходящего, но даже так...
  Он вздохнул:
  - Да, мы добрались до "Вечно Голодных". А так же изучили запись с межгалактическим ретранслятором, которым они воспользовались. Аналитики склонны считать, что ретрансляторы в нашей галактике строили действительно не протеане. Или нам всем стоит поверить в то, что они еще как-то ухитрились построить ретранслятор в другой галактике, и не пятьдесят тысяч лет назад, а пятьдесят сотен тысяч лет назад. Вероятность существования "Вечно Голодных", или Пожирателей в нашей галактике так же не нулевая. Но пока Саларианский Союз не будет предпринимать поспешных действий. У нас нет доказательств. И мы действительно не знаем, когда эти Пожиратели могут явиться.
  - О богиня, - выдохнула Тевос, - Нам нужно убедить Рой встать на нашу сторону.
  Спаратус прошипел, что означало крайнюю степень раздражения:
  - Есть только одна проблема. С учетом соотношения Роя и наших рас взаимодействие возможно только в одном случае - мы все становимся их сателлитами.
  Спутница покачала головой:
  - Вы не учитываете их психологию, советник. Им не нужны ни рабы, ни слуги.
  - Даже так, - он вновь отмахнулся, - для эффективного взаимодействия и организации единого фронта действия мы в любом случае попадем под полное подчинение Роя.
  Свое слово добавил и Валерн:
  - А если вторжение будет в десятую долю так же сильно, как и то, информацию о котором нам предоставили, война будет долгой и затяжной. И к ее концу вырастет пять поколений салирианцев, привыкших к доминированию Роя. Мы просто забудем о том, что когда-то были независимы. Если от этого будет зависеть выживание нашей расы, мы примем такое решение. Но пока опасность чисто теоретическая.
  Тевос повернулась к Ша'ире:
  - В любом случае сейчас нам нужны максимально возможные теплые отношения с Роем...
  Спаратус хмыкнул:
  - И удержать на дистанции от них кроганов, которые наверняка захотят излечиться от генофага.
  - И от кварианцев заодно, - поморщился Валерн, - А так же Альянс и Гегемонию.
  Спутница бросила на саларианца скептический взгляд.
  - Что? - дернулся тот. - Я никогда не доверю судьбу галактики неотесанным проходимцам и...
  Инструментрон спутницы принял сообщение с пометкой "важное". Взгляды советников скрестились на ней, и азари открыла сообщение, перечитав его дважды.
  - Приглашение на встречу, - озвучила она, - от Шабала. В один из ресторанов Президиума.
  Все три советника выразили некоторую смесь удивления и скепсиса:
  - С трудом представляю себе этого Шабала, выбирающего место для свидания, - негромко прошипел турианец.
  - Верно, - согласился саларианец, - это как-то неожиданно. Оценка их поведения предполагает, что их не будут интересовать такие заведения.
  - Но в тоже время им не чуждо новое, - пожала плечами Тевос, - может быть, он интересуется нашим обществом. Тебе следует ответить на приглашение.
  - Конечно я соглашусь, - хмыкнула Ша'ира, - но это действительно неожиданно. И приглашение достаточно срочное.
  - А вот такт им совсем не свойственен, - ввернул шпильку Спаратус.
  - Отправляйся. Возможно - это нечто важное. Или ему нужен экскурсовод по Президиуму. Ты же, на данный момент, единственная, с кем он лично знаком здесь, на Цитадели.
  - Сомнительный аргумент, - вставил Валерн.
  Но спутница уже поднялась и, одним лишь кивком попрощавшись с Советом, покинула кабинет. На самом деле такое вот заседание было первым за очень продолжительный срок. Пожалуй, последний раз Совет вот так собирался для негласной беседы после появления людей в Пространстве Цитадели. Заставить всех трех советников думать над проблемой в одном ключе могли очень не многие. А уж тот важный момент, что все трое находились там лично, это подчеркивало важность ситуации.
  Вызвав личный кар, Ша'ира по привычке активировала инструментрон, включая зеркало, чтобы оценить внешний вид. Странный вызов, но это же Рой. Мало ли что могло взбрести в голову Шабалу, от просто прогулки по Цитадели до желания попробовать различных деликатесов. Да и ресторан был указан вполне заслуживающий интереса, в меру дорогой, с великолепным сервисом и отличной кухней. Держащий его волус вложил не маленькие деньги, чтобы получить это место, и серьезно расширил стандартные платформы, которые арендовал на безвременный срок. Правда, сделать качественную обстановку не вышло, строительство в Президиуме было очень ограничено. Но он сумел придать определенный шарм своему заведению. Удобные балконы, некоторые с прозрачными полами, немного нависали над остальным Президиумом, и открывали великолепный вид. А мягкие, едва заметные поля эффекта массы закрывали от турбулентностей. Хорошее место.
  Кар остановился на ближайшей площадке, и Ша'ира, не скрывая своей персоны, двинулась к главному входу. Она ожидала, что Шабал уже будет здесь, но встретивший ее хостес-человек, из чьего языка и пришло название, сообщил, что столик действительно заказан и даже оплачен, но вторая персона еще не появилась. А вот это было уже действительно странно, потому что пока Рой в банковской системе не оформлялся и денег не имел.
  Ша'ира заняла столик, заказала напиток для ожидания, и немного расслабилась. Назначенное время практически наступило, и сомневаться в пунктуальности Вожака не было оснований. Несмотря на прямолинейность, понятие вежливости, или какой-то его эквивалент, у Вожаков был.
  По шуму у входа стало понятно, что явился кто-то необычный. И спутница даже улыбнулась, терпеливо ожидая, пока шум закончиться. Она со своего места даже могла наблюдать за происходящим. И, если какой-то волус и два турианца были в некотором недоумении от неожиданных визитеров, то человек вполне четко отрабатывал свою роль. Люди. Они бы и молотильщика к назначенному месту провели, если бы молотильщику довелось снять здесь столик.
  Шабал имел привычное сопровождение из двух бойцов. Разъяснив все моменты, он, сопровождаемый человеком, поднялся до балкона, где сидела Ша'ира и жестом отпустил провожатого.
  - Спутница Ша'ира, - кивком приветствовал он. - Дайте угадаю. Вы меня не приглашали?
  Азари медленно кивнула:
  - Я получила приглашение от вас.
  - Я думал, вы изучили меня достаточно, чтобы понимать... - он сделал жест рукой, как бы указывая на ресторан. - Насколько я далек от таких поступков.
  - Тогда...
  - Ловушка, - озвучил Вожак, оборачиваясь, - осталось понять...
  А затем он резко дернулся, вскидывая руку. Грохнул резкий взрыв. Но пламя нарвалось на явно не биотический щит, и разошлось в стороны, Ша'ира даже жара не ощутила. Пол балкона затрещал, грозясь обвалиться. Шабал подхватил азари на руки и легко перепрыгнул на соседний балкон. Поставив ее на ноги, он огляделся:
  - Полагаю, наши инструментроны не взломаны, но кто-то взломал саму сеть связи. Какая она у вас ненадежная.
  Свой инструментрон Шабал получил уже здесь, чтобы иметь связь с Советом, ну и Ша'ирой. На балкон выскочили два его бойца, попавшие под взрыв. Но они никак не выказывали дискомфорта от внешних ожогов.
  - И что...
  Закончить риторический вопрос Вожак не успел. Его голову пробила тяжелая пуля, заставившая его покачнуться. Затем еще одна пробила грудь, а за ней и еще две с таким же интервалом времени. Пятую пулю он получить не захотел, вскинув руку и выставив щит. Еще три пули завязли в щите. Бойцы вскинули руки с наростами, но Шабал их остановил:
  - Не стрелять, слишком далеко! - пролаял он на своем языке.
  А Ша'ира с замершим сердцем смотрела на отверстие от пули в его голове. Прямое попадание, вошла с одной стороны и вышла с другой. Однако, судя по движениям, в первую секунду слегка замедлившимися, но сейчас вполне уверенным, умирать и даже считать себя раненым Вожак не собирался. Он двинул тремя свободными руками, будто пытался направить что-то в сторону стрелка, а затем снял щит. И до азари дошло:
  - Ты воздействовал на снайпера синаптической связью? С такой дистанции!?
  - С такой дистанции я лишь устроил ему головную боль, - ответил Шабал, - а у нас еще гости.
  На первый этаж ворвалось не меньше десятка наемников с оружием и в броне. Бойцы Роя вместе с Вожаком бросились в бой. И Ша'ира, наблюдая, как чужие раскидывают турианцев и, похоже, людей, словно тряпичные куклы, размышляла о том, кто и как провел вооруженных наемников в Президиум? Потянулась к инструментрону, пытаясь вызвать СБЦ, но прибор не работал.
  А Шабал спрыгнул на первый этаж, тут же схватив за шею попавшегося под руку турианца. Второй рукой выхватив его винтовку, Вожак сжал пальцы на шее противника, пока хруст не подтвердил смерть тушки. Длинная очередь из масс винтовки заставила еще троих воздержаться и движения и сесть в укрытии. Шабал отбросил перегретую винтовку и направил верхние руки на противников. Три ярко красные вспышки, оставившие на укрытиях и в головах противников сквозные отверстия, через которые спутница легко бы протянула руку, и удовлетворенные Вожак разворачивается в поиске новых целей. Стрельбу масс винтовок по себе он игнорирует, или точнее двигается так, чтобы скрывать уязвимые места. Подхватив левыми руками стол, он швырнул его в трех людей, один из которых выхватил гранату. А правой рукой выстрелил из своего чудовищного оружия куда-то в сторону. Спутница не видела - куда, но была уверена - попал.
  Снаружи на ее балкон кто-то попытался закинуть пару гранат, но азари сориентировалась, или сработали не забытые еще навыки, и она биотикой подбросила железки высоко вверх, сохраняя биотическое поле, чтобы осколки после взрыва не набрали смертоносной скорости.
  - Я - Кроган!
  Судя по шуму, кричавший пробил несколько стен. Пару раз гулко хлопнул дробовик, и стрельба затихла. Азари поднялась и посмотрела в зал, где выжившие посетители и персонал жали от валявшихся на полу тел. В центре стоял Шабал и крупный массивный кроган. Кроган в красной далеко не новой броне, носившей множество следов сражений, оценивающе смотрел на Вожака, эмоции второго не читались.
  - Значит ты, типа, Вожак? Я увидел заказ на твою голову и хотел предупредить... Но, вижу, немного опоздал.... - кроган перевел взгляд на азари, чуть поклонившись, что для крогана была выражением как минимум признания. - Спутница Ша'ира, рад видеть, вы живы.
  - Рекс, - хоть и с некоторым трудом, но она его узнала. - Думаю, я даже рада тебя видеть.
  Шабал повел головой:
  - Оставьте любезности на другое время, - и тут же пролаял приказ своим солдатам, - Защищать азари!
  Помятые, но живые и более чем дееспособные воины подхватили Ша'иру за руки и повели подальше от открытого пространства. Вожак же обратился к крогану:
  - Как насчет плана отступление?
  - Хе-хе! Это есть у меня! За мной!
  Рекс и Шабал двинулись окольными путями, и, судя по возобновившейся стрельбе, пробивались через остатки наемников. Спутницу же вели на некотором отставании, чтобы не подставлять под огонь. Переступая через искалеченные двумя войнами тела азари быстро пришла к выводу, что помощь им не нужна.
  Рекс вывел их на стоянке и указал на челнок СБЦ.
  - Пришлось позаимствовать. Надеюсь, спутница, вы меня потом отмажете. А то снова запретят посещать Президиум.
  - Если выберемся, я тебе эксклюзивное право на доступ к транспорту СБЦ выбью. Второй раз мою жизнь спасаешь, Рекс, - облегченно улыбнулась Ша'ира.
  На место пилота забрался сам кроган, на второе место посадили азари, а в транспортном отсеке остались особи Роя, на случай, если у нападавших еще остались козыри в рукаве. Челнок завелся и начал набирать высоту. Спутница, немного отдышавшись, спросила:
  - Шабал. Я надеюсь, этот инцидент не станет причиной осложнения отношений?
  Рекс хмыкнул:
  - Осложнения теперь стоит ждать только заказчику.
  - Он прав, - кивнул заглянувшись в кабину Вожак. - Мне даже любопытно, кто это был. С самого начала подозревал ловушку. Сначала посчитал, что турианцы хотят хоть как-то отыграться за поражение...
  Кроган издал звук, означающий отрицание:
  - Не... там и людишки были, и пара саларианцев. И я, кажется, раздавил одну азари. Форма у всех разная, так что это отморозки.
  - Которых пропустили в Президиум с оружием! - напомнила Ша'ира.
  - И отключить сеть оповещения СБЦ, - добавил Рекс, - я хотел и их на заварушку пригласить, но не достучался.
  - Кто способен на такое? - спросил Вожак.
  Кроган пожал плечами:
  - Советники?
  - Нет, - отмела эту идею азари, - я сама с ними разговаривала перед тем, как отправиться сюда. Поверьте, это не они.
  - Послы? - озвучил следующее предположение Рекс.
  - Не хватит власти, - отмела азари.
  - СПЕКТРы? - заключил кроган.
  В этот раз спутнице не было, чем ответить.
  - Ты сказал, что... за мою... голову назначили награду? - спросил Шабал.
  Азари, помня о простреленной насквозь голове и факте того, что эта часть тела не является обязательной для поддержания жизни, уловила иронию. Кроган кивнул:
  - Ага. Объявление появилось буквально вчера, без указания, кого именно надо валить. Это называется - на шару. Согласившимся высылают место сбора и цель. Мой корешь подвязался, но когда понял, на кого охота, решил умыть руки. Ну и мне сообщил.
  - Может быть заказчик - Серый Посредник?
  - Может, - не стал отрицать кроган.
  - Кто? - уточнил Вожак.
  - Торговец информацией, - объяснила Ша'ира, - самый могущественный торговец информацией в галактике. Сеть информаторов, много завязанных на него наемников, вроде Рекса...
  Кроган в подтверждение кивнул.
  - ... и неизвестный объем ресурсов. Но подтвердить или опровергнуть это предположение мы не можем.
  - Так куда лететь? В СБЦ? - уточнил Рекс, убедившись, что хвоста нет.
  - На мой корабль, - отрезал Шабал.
  Кроган покосился на азари:
  - Спутница?
  - Да, летим туда.
  Челнок сменил направление полета и начал набирать скорость.
  
  Глава 29.
  
  Дшахс. Вожак Стаи.
  
  Короткий пересказ Шабала позабавил.
  На что рассчитывали нападавшие, мне было не совсем ясно, хотя основные варианты были очевидны. Сомневаюсь, что неизвестный противник рассчитывал побудить нас как каким-либо резким действиям. Подозреваю, что это лишь первый пункт в длительном плане, целей которого я могу и не рассчитать. Допустим, операция носила цель - создание видимости. Видимости противника, не желающего укрепления отношений между Роем и Советом Цитадели. Такой противник заставит Совет активизировать свои силы на его поиски. СПЕКТРы. СПЕКТРы начнут искать этого неизвестного противника, и им будут подкидывать кусочки от образа врага, которого нет. Мы уже сталкивались с подобной схемой, пусть и не в политике, но смысл там был примерно тот же. Мир другой, другие средства, а способы все те же.
  - От Службы Безопасности Цитадели пришло обещание провести расследование, - продолжил Шабал, фоня в синаптический фон смесью интереса и веселья. - Совет так же заверил, что происшествие будет расследовано, а виновники найдены.
  Он, как и я, отлично понимал ситуацию. Отсюда и веселье. Он ждал следующего шага противника. С интересом, любопытством, почти с предвкушением.
  - И естественно, ничего их расследование не даст. Что рассказал этот кроган?
  - Рекс из клана Урднот. Наемник, профессиональный убийца. Не тот, который скрытно и незаметно, а тот, который с дробовиком напролом. По его словам все это было чистым самоубийством. Потому что даже те исполнители, которые сумели улизнуть, все равно теперь под ударом. Их сдадут. Либо СБЦ, и тогда ребят ждут жесткие допросы и пожизненное заключение. Либо СПЕКТРам, а это короткие экспресс допросы и казнь на месте.
  - Полагаю, на эту работу согласились не самые выдающиеся представители разумных рас Пространства Цитадели.
  - Отбросы, - подтвердил мое предположение Шабал.
  - Ясно. А что с самим... Рексом? Ради чего он рискует?
  - Генофаг, - коротко ответил Вожак. - Он хочет знать, можем ли мы излечить его народ.
  - Искусственная болезнь, или что-то в этом роде. Не вижу сложности, разве что всех кроганов придется пропускать через инкубатор.
  Шабал кивнул:
  - Да, но Рекс просто наёмник, выгнанный из собственного клана. И, перед тем, как мы сможем говорить об излечении генофага, ему сначала придется объединить свой народ. Хоть как-то.
  Если сложить все мои знания о кроганах, это задача из разряда невыполнимых.
  - У него есть шансы?
  Шабал ответил не сразу, судя по синаптическому возмущению, что-то сосредоточенно обдумывая.
  - Да. Особенно с нашей помощью. Совет не может этого не понимать. И есть не только они, а еще и тот, кто устроил это покушение. Думаю, работа с кроганами, независимо от результатов, заставит многие заинтересованные стороны активизировать все ресурсы для предотвращения излечения генофага и объединения кроганов.
  Посылаю синаптический сигнал, выражая согласие и одобрение.
  - Допустим, мы поможем кроганам избавиться от генофага. Дальнейшее развитие ситуации?
  - Зависит от настроений среди лидеров их расы. Но даже при самых плохом развитие ситуации кроганы не представляют для нас угрозы. Отсутствие флота и инфраструктуры делает их почти беспомощными против нас. Для Пространства Цитадели они так же не представляют серьезной угрозы, до момента восстановления хоть какого-то флота точно. Страх вызван скорее памятью о Восстаниях Кроганов. Их текущие боевые возможности сильно преувеличены. Отсутствие систематизированной подготовки кадров делает кроганов просто разнокалиберным сбродом.
  - Что не мешает нам играть на этом страхе рас Пространства Цитадели, - заключил я. - Займешься этим, или найти другого исполнителя?
  Шабал задумался, но ненадолго.
  - Я сам этим займусь. Но есть еще один вопрос, который я хочу изучить.
  - Что за вопрос?
  - Некто Серый Посредник. Предположительно информационный дилер, так же обладающий внушительными ресурсами. И, вероятно, он... как это называется... независимый игрок.
  - Хочешь найти его?
  - И уничтожить, - подтвердил Шабал.
  Опасность независимого разумного, обладающего большими ресурсами, в том, что он независим. Нет дома или рубежа отступления. Единственная ценность для него - собственная жизнь. А значит, он способен вмешиваться в наши дела, помогая или мешая нам тогда, когда ему кажется это удобным. Количество проблем от такого превышает количество пользы, которую от него можно получить.
  - Сколько времени это займет?
  - Пока не знаю, - Шабал отвлекся на что-то, продолжая отвечать. - Публичные агенты Посредника ничего не знаю о том, как его найти. А оперативников вначале необходимо спровоцировать на действия, чтобы выявить. Пока у меня нет ничего, с чего можно было бы начать поиски.
  Пока это были все вопросы... Разве что:
  - А что на счет азари? Ша'иры?
  Шабал кивнул:
  - Привязка сработала. Она сама не понимает, что ее тянет вернуться в Стаю. Жду, пока она озвучит это желание.
  Всплески синаптического излучения Шабала, направленные на Улей, усилились. Он одновременно со мной разговаривает, и с Ульем?
  - Я ощущаю странные сигналы. Что это?
  - У нас появилось несколько новых Вожаков.
  Излучение изменилось, Шабал, похоже, изучал какую-то информацию из Улья.
  - Сразу несколько. Интересно.
  - Тифах скоро прибудет на Цитадель, привезет разумных. Если к тому времени Ша'ира изъявит желание прилететь сюда. Посади ее на его корабль.
  - Сделаю, - согласился Шабал, уже готовый прервать связь.
  Но у меня еще было, о чем сказать.
  - Нравиться тебе это или нет, но я достиг предела, Шабал. Поэтому скоро я соберу Вожаков для поднятия вопроса о разделении Стаи. Ты и Фришса готовы стать Вожаками Стаи. Буду счастлив, если вы оба заберете на себя часть Вожаков, создав свои Стаи.
  Он Шабала пришло легкое раздражение.
  - Не забывай, что Стая расширит твои текущие возможности. Сможешь заниматься тем же, чем занимаешься сейчас, но с большим размахом.
  - А еще буду вынужден присматривать за кучкой молодых Вожаков, не забывая давать и им занятие.
  - В Стае хватает индивидуалистов. Собери их под своим крылом. Сделаешь Стаю, как у Хашахина.
  Шабал выбросил в синаптическое поле насмешку смешанную со скепсисом. Причем вполне осознанно показывал мне именно эти эмоции.
  - А это еще хуже. Хашахин только и делал, что решал проблемы, которые ему подкидывали подопечные. Я жду сигнала, Вожак.
  Шабал отключился, и я свернул синаптический контакт. Что же, это можно было расценивать, как неохотное согласие.
  А Шабал был прав, новообретенные Вожаки начали просыпаться. И один из сигналов действительно был несколько необычен. По пути к инкубаторам меня нагнал Фришса. Закончил летать между Кирией и Ульем, или просто надоело.
  - Судя по тому, как кто-то только что насиловал разум Улья, Шабал выходил на связь.
  - Это вопрос?
  - Да, - Фрисша выразил некоторое неодобрение выбранному мной способу передвижения, но говорил о другом. - Он понимает, что отчитывается перед тобой скорее по привычке? Он свободно работает в отрыве от тебя и Стаи. Да он уже свободный Вожак, который не является Вожаком Стаи только потому, что у него формально нет Стаи.
  - Почему тебя это волнует?
  - Потому что Стая выросла. Молодые Вожаки пересели на свои корабли, и нас уже полсотни. Ты не удержишь нас долго.
  - Не терпится вести Стаю?
  - Я не пытаюсь отсрочить неизбежное.
  - Я подниму этот вопрос. Скоро.
  Дверь инкубатора открылась, и мы вошли внутрь. Что же, я был прав, эта галактика еще может меня удивить.
  Перед нами, а кроме меня и Фрисши здесь был еще и Васах, которому уже пора бы заиметь свой корабль, предстал молодой Вожак. Предстала, потому что бывшая азари решила сохранить часть внешних отличительных признаков женского пола. Васах ткнул пальцем в один из двух мягких наростов на груди.
  - Симуляция молочных желез млекопитающих. Рудимент, - вынес он вердикт.
  Вожак, чье лицо практически не изменилось, выразила снисхождение, фонтанируя в синаптическом поле весельем. Четыре конечности, она отказалась от двух дополнительных рук, которые имели все Вожаки. Да и общее строение тела внешне практически не изменилось, разве что она стала несколько крупнее. Хрящевые отростки на голове стали длинными хитиновыми... "Волосами"? Хотя волосяной покров млекопитающих измеряет тысячами отдельных волосин, а у Вожака было всего около двадцати. Лицо практически не изменилось, она даже сохранила мягкие ткани, чтобы не терять мимики. Внутреннее строение, естественно, было иным. А когда она приоткрыла рот, стало возможно рассмотреть кончики жвал, в спокойном состоянии неотличимых от зубов. Что касается тела, что хитиновая броня была спрятана под относительно мягкую кожу... Она даже оставила не закрытое хитином место в паху, чтобы сохранить некоторые, бесполезные теперь, функции. Да и хитиновая броня в целом была тонкой, а так же не имела внешних наростов, чтобы сохранить гибкость и подвижность тела. И чтобы быть практически неотличимой от рас Пространства Цитадели, если примерить их одежду. Некоторая разница во внешнем виде головы и когтистых пальцах рук будет скорее экзотикой, чем отталкивающим фактором.
  В целом строение тел никогда не было обязательным или стандартным. Обязательным было только наличие синаптической сети, все остальное - по выбору Вожака. Но все мы уже давно перешли на максимально эффективное для условий выживания стандартное тело. Ее, а я не сомневался, что она сохранила гендерные признаки личности, желания воплотились в теле, максимально приближенном к ее прошлому телу, при совершенно другом содержании. Так же она отказалась от встроенного оружия и щита, но, думаю, усилила биотические способности, чтобы ими компенсировать физическое несовершенство тела.
  - Вожак! Я рада быть часть Стаи.
  Киваю:
  - Стая приветствует тебя. Стая приветствует всех вас.
  За ней очнулись и другие. Фришса прав, скоро я не смогу всех их вести. Время почти пришло.
  
  Джейн Шепард.
  
  Челнок должен был забрать ее из космопорта. Все как обычно. Почти. В этот раз ее сразу предупредили, что улетает она, похоже, надолго. Летать в рабочие командировки ей и раньше приходилось, мало ли где могла потребоваться помощь умницы и прелестницы. Но вот совсем и надолго - это случалось нечасто. Начальник предпочитал видеть ее на одном месте, там, где она по определению не могла создавать много проблем. Как будто она хотела создавать проблемы. Они сами создавались, без ее помощи.
  Перехватив сумку, в которую легко вошли все ее вещи, девушка шагнула в ворота космопорта. Несмотря на большое количество пассажиров, очередь через пропускной контроль продвигалась быстро. Джейн надеялась успеть пройти службу безопасности, и сразу запрыгнуть в приземлившийся челнок.
  - Мисс?
  Она подошла к столу, окруженному пятью служащими СБ, и положила на него сумку. Стандартная процедура, которую она проходила много раз. Вытащила из кармана три пластинки электронных документов и продемонстрировала уставшим на скучной работе парням.
  - Вот. Пропуск, документ, идентификатор.
  Один из служащих взял карточки для проверки подлинности, а второй посмотрел на сумку.
  - Оружие? Наркотики? Запрещенные к вывозу предметы?
  - Три единицы оружия, на все есть разрешения и лицензия. Лицензия на ношение и применение оружия.
  Джейн со скучающим видом открыла сумку и выложила три кейса и три электронные карточки с лицензиями. Продемонстрировала пистолет в кобуре скрытого ношения, висящий под левым плечом.
  - Мисс, откройте кейсы, пожалуйста.
  Джейн сложила рука на груди.
  - Имею право этого не делать.
  Через этот порт за день проходило от сотни наемников, часто вооруженных до зубов. Обычно смена докапывалась в лучшем случае двух или трех за свои пару часов караула. Джейн не повезло быть именно той, до кого докопались в этот раз.
  - Ты задерживаешь очередь, - парень тоже готов был упереться рогом и тянуть время.
  - Срала я на очередь. У меня есть лицензии на оружие, и моя лицензия предусматривает пронос оружия без досмотра!
  Но веселье только начиналось.
  - Мисс. Ваша лицензия просрочена, - заявил другой служащий.
  - Что!? - девушка уже готова была возмутиться и начать ругаться матом.
  Но ей продемонстрировали экран, на котором действительно значилась просрочка лицензии одного из стволов.
  - Тварь! Убью идиота, который этим заведует!
  Служащие протянули руки к своему оружию. Не к боевым пистолетам пока, а к шекерам.
  - Мисс. Пожалуйста, откройте кейсы, - несмотря на вежливый тон, улыбка у служащего была гаденькая.
  Его можно понять, наемнику, просрочившему лицензию, обычно ничего не остается, кроме оплаты штрафа... Или взятки смене служащих для того, чтобы замять дело. И Джейн вполне могла бы заплатить, от нее не убудет. Но платить уроду, который ее так раздражает? Нет, это не про нее. Заплатить штраф? Все равно Альянс компенсирует. Но нет, пусть утрутся...
  Джейн медленно выложила пистолет на стол, а затем открыла кейсы ПП. И потный недоумок, не нашедший работы получше, и совершенно не разбирающийся в оружии, тем не менее, с легкостью увидел то, что и скрывала Шепард.
  - Незаконные модификации оружия. Мисс, откройте сумку для досмотра.
  Джейн, уже отлично понимая неотвратимость неизбежного, открыла сумку и сделала шаг назад. Лежало внутри немного, комплект белья, сменная одежда, кое-какие мелочи, и...
  - А это что? - служащий вытащил из сумки небольшой пакетик с зеленой травкой.
  Джейн пожала плечами:
  - Ганджа.
  - Наркотики? - удивленно переспросил второй.
  Удивление тоже было понятно, старыми веществами на основе трав уже почти не пользовались, в моде был красным песок, ну и еще пару химикатов. Но старую добрую марихуану даже на территории Альянса встретить было не так-то просто. А уж за его пределами так и подавно.
  - Нет, малыш, это лекарство. Бабушке везу, насморк ей лечить будем.
  Ребята шутку не оценили.
  - Руки на стол! Без резких движений! - раздался приказ за спиной, и к ней уже тянули руки мальчишки их СБ космопорта.
  Но рефлексы солдата сработали раньше головы...
  
  Потирая опухшую скулу, Джейн улыбнулась. Придуркам сейчас куда хуже, чем ей. Несколько разбитых носов, пара сломанных рук, кому-то она успела съездить по яйцам, выбила несколько зубов. В камере было прохладно, темно, но хотя бы сухо. С потасовки прошло уже больше пары часов, а ведь ее на орбите ждал корабль.
  Но ожидание, наконец, закончилось. Дверь камеры открылась, ослепляя идущим с той стороны светом, и в лицо Джейн прилетела ее сумка.
  - Твою мать, Шепард! - недовольно выдохнул Хозуке, - Какого хера ты снова влезла в неприятности?
  Джейн, едва не приложившаяся затылком о стену камеры от неожиданного удара сумкой, поднялась:
  - Я же не специально. Они сами нарвались.
  Служащий СБ, стоявший за дверь, явно хотел возмутиться, но офицер разведки Альянса не дал ему такой возможности. Джейн вышла из камеры, тут же получив подзатыльник от японца.
  - Ай!
  - Я задолбался тебя искать! Бегом марш! Челнок ждет!
  До площадки действительно пришлось добираться бегом. Хозуке был педантом, и ничто его не бесило так сильно, как опоздание от запланированных сроков. А опаздывали они уже больше, чем на пару часов.
  - Михалыч в ярости, и я его понимаю, - оповестил азиат, когда створка челнока закрылась, - торчать здесь, когда в штабе столько работы.
  Джейн вздрогнула:
  - Старик здесь?
  - Ждет тебя на корабле, - подтвердил капитан.
  - Ой е-е-е... Была бы я мужиком, он бы меня кастрировал.
  Азиат хмыкнул:
  - Причем уже давно. Два достоинства второго размера тебя явно спасают.
  Джейн поморщилась:
  - Второго с половиной, почти третьего. Ладно, если прилетел сам, то я очень нужна. Значит, сразу больно бить не будет. А там, глядишь, и забудется...
  Контр-адмирал бить больно действительно не стал. Но орал достаточно долго и вдохновенно, припомнил и прошлые "заслуги" оперативницы. Темная и холодная, зато тихая камера сразу начала казаться Шепард куда более гостеприимной, чем брифинг-рубка эсминца. И хотя себя виноватой Джейн не считала, все дело в каком-то клерке Альянса, прозевавшем ее лицензию, но перечить Михалычу в такой момент не стоило.
  - На! Полюбуйся!
  Переход был столь резким, что Джейн едва не уронила брошенный начальником дата-пад. Шепард просмотрела видео, улыбнувшись:
  - Рада, что братик не теряет хватку.
  - Это все, что ты увидела? - угрожающе спросил Борис Михайлович.
  Успокоившийся контр-адмирал оправил форму и принял свой привычный вид строгого начальника. Джейн тоже немного подобралась, насколько это вообще было возможно при ее вечном неопрятном виде.
  - Его противники. Геты, это еще можно понять, но вот тот, другой. Ничего подобного не видела.
  - Просмотри вторую запись, - приказал Михалыч.
  - Оп-па... Этот чужак, это же он толкал речь о том, как его Стая может поиметь нашу галактику, да?
  - Именно он, - подтвердил Борис.
  - Покушение? Выполнено неплохо, но дичь явно не по пасти охотникам, - озвучила свое мнение Шепард, - бомбу надо было явно помощнее, да и стрелять из крупного калибра с разных сторон...
  - И не в голову, там у них ничего жизненно важного нет, - согласился контр-адмирал. - Но я надеюсь, что нам с ними сражаться не придется. А вообще, это часть твоего задания. К нам в руки попала некоторая информация...
  Джейн ухмыльнулась:
  - Удина подсуетился...
  - Посол Удина для тебя... - поправил начальник, одним взглядом стерев ухмылку с лица подчиненной. - Информация, которая может вывести нас на заказчика покушения. Или, как минимум, на организатора.
  Джейн снова глянула на видео.
  - Но меня вряд ли пустят на Цитадель... - покосилась на Бориса. - Уж вы-то точно не пустите.
  Еще один уничижительный взгляд заставил ее прикусить язык.
  - След ведет на Омегу.
  Шепард изобразила скепсис:
  - Не поняла. Эта... Арья, конечно, крута. Но для того, чтобы провести вооруженных людей в Президиум...
  - В Президиум наемников провели мы, - ответил адмирал.
  - Э...?
  - Не напрямую, конечно. Но коррупция на Цитадели, если есть деньги и нужный уровень связи, может такое позволить. Вообще этот... Вожак Шабал свой речью напугал очень многих. Так что доверенные люди Посла, делавшие вид, что ничего не понимают в происходящем, выступали только в качестве посредников между прибывшими на Цитадель основными исполнителями и теми, кто готов был провести их в Президиум.
  - А СПЕКТРы? - задала следующий вопрос Джейн. - Они же не будут сидеть, сложа руки. Совет первым делом пошлет их на поиски заказчика.
  Адмирал кивнул:
  - Я знаю. Но они ничего не найдут, потому что сами во всем этом повязаны. С момента вступления человечества с Пространство Цитадели, мы только и делали, что вступали в одну кучу дерьма за другой. Там все замешано, политические группировки, различные независимые организации разного порядка и влияния, и прочее, прочее, прочее. И СПЕКТРы во все это так же помешаны. В том, что некоторые СПЕКТРы работают напрямую с Серым Посредником, нам известно наверняка. И с этим было бы ничего не поделать, такая же ситуация сложилась и на Земле. Но!
  Шепард кивнула:
  - Но появились чужаки, которые резко заставят всех шевелиться.
  - Да. И, пользуясь ситуацией, мы должны вывести как можно больше не чистых на руку ублюдков из игры. Твой брат стал кандидатом в СПЕКТР. Но ты сама понимаешь, что он не подходит для этой работы.
  Джейн улыбнулась, с нежностью и искренней любовью к брату:
  - Он всегда был немного идеалистом.
  Борис Михайлович кивнул, кивая на дата-пад:
  - Там вся нужная тебе информация, без нашего с тобой разговора, естественно. Ты не единственная, кому я поручаю примерно такое же задание, но ты - мой лучший агент сейчас. Поэтому тебя отправляю в самое злачное место. Постараюсь оказать поддержку на месте, насколько это возможно, чтобы не нервировать Арью. Вопросы?
  Джейн отрицательно покачала головой:
  - Никак нет.
  - Удачи, Джейн.
  
  
Оценка: 8.21*49  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Н.Кофф "Просто так " (Короткий любовный роман) | | А.Пальцева "Безусловная магия" (Попаданцы в другие миры) | | Н.Любимка "Власть любви" (Приключенческое фэнтези) | | Ф.Вудворт "Парный танец" (Любовная фантастика) | | В.Лошкарёва "Хозяин волчьей стаи" (Любовная фантастика) | | Лаэндэл "Заханд. Начало" (ЛитРПГ) | | О.Герр "История (не)любви" (Любовное фэнтези) | | А.Пальцева "Высокое напряжение. Опасно для любви!" (Фэнтези) | | Н.Кофф "Слушай ... " (Короткий любовный роман) | | В.Лошкарёва "Единственная для Дракона" (Любовное фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.
Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Ершова "Неживая вода" С.Лысак "Дымы над Атлантикой" А.Сокол "На неведомых тропинках.Шаг в пустоту" А.Сычева "Час перед рассветом" А.Ирмата "Лорды гор.Огненная кровь" А.Лисина "Профессиональный некромант.Мэтр на учебе" В.Шихарева "Чертополох.Лесовичка" Д.Кузнецова "Песня Вуалей" И.Котова "Королевская кровь.Проклятый трон" В.Кучеренко, И.Ольховская "Бета-тестеры поневоле" Э.Бланк "Приманка для спуктума.Инструкция по выживанию на Зогге" А.Лис "Школа гейш"
Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"