Потапов Вячеслав Леонидович: другие произведения.

Земноводные цветы. Рассказы о Белом море.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Сборник коротких историй о Белом море


Земноводные цветы.

Рассказы о Белом море.

  
   Белое море расположено на севере Европейской части России. Это единственное внутреннее море в нашей стране. Оно связано с Северным Ледовитым океаном проливом. Это самое маленькое российское море и его иногда называют "мешком, забитым льдом". Зимой его поверхность полностью замерзает, а из-за сильных течений лед в нем постоянно движется и ломается. Льдины сталкиваются, наползают друг на друга и образуют огромные ледяные торосы. Лето здесь короткое - в июне еще холодно, а в середине августа бывают первые заморозки.
   Берег Белого моря суров и красив одновременно. На юге и западе - это скалистые, покрытые тайгой берега Онежского и Кандалакшского заливов, на севере и востоке - тянется ровная тундра Канина полуострова. В Белом море множество островов и островков. Маленькие скалы едва возвышающиеся над водой называют "бараньими лбами" за округлую форму, отшлифованную глыбами льда. А каждая река при впадении в море прорезает в скалах длинный и узкий залив. Такие заливы называются губой.
   Но бывает летом короткая пора, когда Белое море прекрасно. Ласковое солнышко пригревает по-летнему. Чистая, как слеза, вода мелкими волнами накатывается на прибрежные камни, а воздух наполнен ароматом хвои и водорослей. Над островами и прибрежными скалами не смолкает птичий гомон, пернатые торопятся вырастить птенцов.
  
   Земноводные луга.
   В первый раз в Белое море мы вышли на катамаранах по реке Кереть, в одноименную губу. Мы - это три семьи, семеро взрослых и четверо детей от 7 до 12 лет. Уже неделю мы сплавлялись по реке на двух катамаранах, а теперь нам предстояло знакомство с морем.
   Начало августа в этих краях самое теплое время. День выдался солнечным и теплым, легкий ветерок нес приятную прохладу. Длинная, каменистая устьевая шивера, очень мелкая, с узкими, кривыми протоками между острыми камнями, совершенно вымотала гребцов. Как только началась спокойная вода, мы причалили к берегу, чтобы отдохнуть.
   Берега в этом месте густо заросли рогозом, а из воды тянулись вверх желтые цветы кубышек. При нашем приближении из травы вспорхнуло десяток стрекоз с синими и зелеными крыльями. Теперь они медленно кружили над водой в поисках нового места посадки. Одна стрекоза уселась на плотный баллон катамарана и занялась своими делами. Шумела в отдалении река, пробегая меж камней, ветер шелестел листвой. Все ждали встречи с Белым морем. Какое оно? Как встретит нас?
   После короткого отдыха мы продолжили путешествие. Без речного течения грести стало трудней. Тяжелый катамаран двигался по воде раза в два медленней пешехода. Мы часто пробовали воду на вкус, зачерпывая ее ладошкой. Открытого морского горизонта было не видно: то мешали берега извилистого залива, то скалистые острова. Очень долго вода была пресной, а потом мы вдруг увидели огромную медузу с фиолетово-розовым рисунком внутри купола и пучком щупалец под ним. Она медленно шевелила краем своего зонтика и двигалась в толще воды.
   - Вот мы и вышли в Белое море, - произнес наш капитан.
   - Ура! - закричали дети.
   Мы причалили к ближайшему берегу. Вышли на галечный пляж размять ноги и перекусить. Аромат нагретой хвои смешивался с йодистым запахом водорослей, а легкий ветерок иногда приносил дыханье летнего разнотравья. Дети стали собирать разноцветные гладкие камешки, обточенные со всех сторон волнами. Дежурный пошел за хворостом для костра, а я увидел цветы, погруженные в морскую воду. Так растут астры солончаковые, самые яркие растения литорали. Они сразу обращают на себя внимание. Букетики желто-фиолетовых цветов высотой до двадцати сантиметров местами стоят отдельно, местами образуют плотные поляны. А иногда совместно с водорослями образуют настоящие подводные сады.
   Много написано книг и снято фильмов про мангровые леса. Там растут деревья, у которых в морскую воду погружаются только корни. А на Белом море можно увидеть настоящие подводные луга! Дважды в сутки цветы погружаются в соленую воду на дно моря. И дважды в сутки они оказываются выше линии прибоя.
   Еще одно необычное растение можно увидеть на морском дне. Это зостера, морская трава. С виду обычная трава, только растет под водой. Это самое глубоководное цветковое растение в мире! В чистой, прозрачной воде она встречается на глубине до 50 метров! Путешествуя по Кандалакшскому заливу, мы несколько раз видели поляны зостеры. На дне они выделялись ярко зелеными пятнами на фоне буро-коричневых водорослей.
   Зостера живет на морском дне и пользуется только солнечным светом с поверхности. Для опыления ей не нужны пчелы - пыльцу переносит вода, вода же приносит все необходимое для жизни: минеральные вещества и растворенные газы.
   Еще сто лет назад огромные луга зостеры покрывали морское дно северных и южных морей. Морскую траву добывали в больших количествах и использовали для набивки матрасов и матов. В отличие от сена, в сухом виде она не ломается и долго сохраняет эластичность. Но полвека назад зостеру поразила грибковая болезнь, и подводные луга в Белом море исчезли. Не помог ни запрет добычи, ни создание заповедников.
   Конечно, с исчезновением зостеры матрасы делать не перестали. Но в печальной истории зостеры есть еще один важный момент. Мелководья, заросшие подводными лугами, служили нерестилищами для многих рыб, в том числе и для беломорской сельди. Ёе сетями ловили местные жители, солили и отправляли бочками в южные города. Сельдь исчезла вместе с подводными лугами. Что послужило последней каплей - неумеренный лов или исчезновение нерестилищ - того не известно. Но, по рассказам местных жителей, в последние несколько лет отдельные крупные селедки вновь стали попадаться в их сети. Появились и поляны зостеры на морском дне...
   За две недели путешествия на катамаране по островам Белого моря, мы видели и другие растения, живущие на литорали: триостренник морской, млечник приморский, гонкению раскидистую. Но больше всего нас поразили подводные астры.
  
   Рыбалка.
   Мы серьезно готовились к путешествию. Читали отчеты других туристов, разрабатывали маршрут, продумывали, что надо взять с собой, а без чего можно обойтись. Кроме обычного походного снаряжения, мы взяли большие резиновые мешки для питьевой воды. Т.к. на беломорских островах мало источников пресной воды. А еще мы собирались половить в Белом море рыбу и готовили специальные снасти.
   И вот первая дневка на островах. Легкий ветерок, на море штиль. Катамаран освобожден от походного груза. Женщины, дети и дежурные оставлены на берегу. Облегченный катамаран вышел в пролив между островами, туда, где еще вчера мы видели лодку местных рыбаков. Импровизированный якорь, сооруженный из длинной веревки и увесистого камня, без всплеска ушел на дно.
   Снасти заброшены, рыбалка началась. Ожидание поклевки. Первая проводка, вторая, двадцатая. Бесконечные забросы. Нет рыбы! Переезд на новое место, вновь забросы и вновь переезд. Солнечные блики слепят глаза, мелкие ранки на руках горят от морской воды, а легкий ветерок вызывает озноб. За полдня мы поймали две маленькие рыбки, устали, замерзли и проголодались.
   Рыбки напоминали глубоководных чудовищ. Большая голова с огромными глазами переходила в тщедушное туловище, которое оканчивалось совсем игрушечным хвостиком. Так выглядит молодая беломорская треска, всего сантиметров по двадцать в длину. Больше всего нас поразили их пасти. Ртом назвать разверзшийся провал на голове никак не получается. Пасть открывается шире их огромных голов. Судя по её размеру, питаются они существами, сравнимыми с ними размерами.
   Уставшие, но с уловом вы возвращались в лагерь. Уже причаливая к берегу, мы заподозрили подвох. Дежурные чистили рыбу и варили грибы. В общем, готовили обед. Наши две рыбки вызвали дружный смех. Видя наши растерянные лица, они смягчились и рассказали, что недалеко от нашего лагеря расположен илистый залив, где живет колония пескожила. Пескожил - это морской червь зеленого цвета. Во время отлива он прячется в норке, а сверху место его жительства обозначено кучкой ила. За ним в этот залив приезжают рыбаки, копают его и ловят на него рыбу навагу. Рыбаки и продали немного рыбы нашим дежурным, так как были уверенны, что мы ничего на "свои игрушки" не поймаем.
   А белые грибы и подосиновики они насобирали вместе с детьми. Походили по лесу и насобирали ведерко.
  
   Чайки.
   Самые заметные, шумные и наглые птицы Белого моря чайки и крачки. Людей они не боятся, подлетают близко, с удовольствием лакомятся остатками еды и рыбьими головами. Не упускают случая стянуть что-нибудь со стола. Вороватые чайки хорошо различают местных жителей и туристов. Знают, когда можно чем-нибудь поживиться, а когда следует держаться подальше.
   В один из дней нам повезло на морской рыбалке. Уже поздно вечером нам удалось поймать пару увесистых рыбин на блесну. Такая крупная треска нам еще не попадалась, каждая была более полуметра в длину. Выглядели рыбины уже вполне привычно, а не как хищные головастики. Мы решили оставить рыбу на завтрак, выпотрошили ее и присолили. Спрятали под полиэтиленовой скатертью и еще придавили камнями к доскам, которые служили нам столом. После чего со спокойной совестью легли спать. Хищников на острове не было - он просматривался во все стороны и был не больше сотни метров шириной, а про птиц мы как-то не думали.
   Через несколько часов весь лагерь разбудили птичьи крики. Хмурая белая ночь подходила к концу, низкие серые облака клочьями цеплялись за верхушки сосен, а по всему лагерю кружились и громко орали птицы. Две большие трески притягивали чаек, как магнит. Проглотить сразу такую добычу они не могли, и поэтому отрывали от них куски мяса и плавники. Таскали изрядно обглоданные тушки по песку, ссорились, дрались, вопили. Заметив нас, чайки стихли, отпрянули от палаток. Но замешательство длилось не более нескольких секунд. Две самые смелые и проворные птицы ухватили остатки рыбин поперек спины и с трудом полетели в сторону соседнего островка. Их подруги тут же возобновили крики и хоровод вокруг захватчиков. Вся гурьба быстро скрылась за соснами, и только возмущенные крики доносились из густого серого тумана.
   Так мы остались без рыбы на завтрак, а чайки показали свою сноровку и наблюдательность.
  
   Инстинкт или любовь?
   Колонии чаек занимают маленькие каменистые острова. Во время отлива они соединяются с более крупными островами. Птицы занимаются своими делами, кормят птенцов, тихо переговариваются, а иногда громко кричат. На людей в отдалении они внимания не обращают. Но стоит перейти невидимую границу, как поднимается невообразимый гвалт. Взрослые птицы бросают свои дела и атакуют непрошеного гостя. Птенцы в это время ловко прячутся среди камней, а защитная окраска им помогает.
   Мы только однажды побеспокоили такую колонию. Начался отлив. Вместо залива перед лагерем образовалось илистое болото, через которое нельзя было ни пройти, ни проплыть на нашем катамаране. Ближайший каменный островок превратился в полуостров, который соединялся с нашим островом каменным перешейком. На нем была шумная колония, к которой мы уже привыкли. Но стоило нам ступить на остров, как десятка два крупных птиц атаковали нас. Чайки летали над нами, громко кричали, целились в голову и резко отворачивали в сторону всего в метре от лица. А мы во все глаза смотрели себе под ноги - боялись случайно наступить на птенцов. За весь путь через колонию мы так и не нашли ни одного!
   Чайки гнезд не вьют, а откладывают яйца в углубление камня. Одно такое гнездо мы и нашли. Одиноко лежало в нем серое в коричневую крапинку яйцо. В соседних гнездах птенцы уже вылупились и шустро прятались среди камней от незваных гостей. А это яйцо так и не проклюнулось маленьким пушистым комочком. Родители отчаялись дождаться своего отпрыска, но и бросить не родившегося птенца они не могли. Кто-то из них принес маленькую рыбку и положил ее в гнездо, пытаясь пробудить к жизни уже мертвое яйцо. Так и лежали на голом камне маленькая рыбка и серое в коричневых пятнах яйцо как символы родительского горя.
  
   Птицы.
   Сутки на Белом море делятся не на день-ночь, а на прилив-отлив. Время одного цикла почти тринадцать с половиной часов, поэтому время прилива и отлива смещается каждый день. Этому незатейливому графику подчиняются все живые существа, живущие по берегам.
   Отлив - время кормежки. Вода уходит, и дно моря обнажается. Спутанные водоросли с овальными утолщениями на листьях безвольно лежат на высыхающем песке, на камнях чернеют мидии, а огромные, диаметром до полуметра зонтики медуз слизью растекаются по гальке. Оранжевые морские звезды удирают на глубину вместе с морскими слизнями, а черви-пескожилы зарываются в ил. Именно во время отлива многочисленные птицы высыпают на мокрую, покинутую морем полоску, как на щедрую кормушку.
   Путешествуя по Белому морю на веслах, сильно теряешь в скорости, но взамен получаешь тишину и возможность наблюдать множество водоплавающих и около водных птиц. Как опушка леса притягивает разную живность, так и берег моря служит местом сбора крупных и мелких, земных и морских существ.
   В мелких, заболоченных заливах любят кормиться серые журавли. С отливом они парами мерили илистое дно длинными ногами. Затем замирали, изящно наклонялись, что-то хватали, шли дальше. Подойти ближе трех сотен метров не удалось ни разу. Серые силуэты застывали в напряжении, затем синхронно разворачивались, коротко разбегались и с курлыканьем улетали прочь.
   Не далеко от нашего лагеря, на берегу во время отлива кормились черно-белые, крупные, почти с утку птицы. Они выделялись ярко-красными носами и длинными нескладными ногами. Это кулики-сороки - занесенные в Красную книгу. Раньше они гнездились и в более южных районах, теперь их можно увидеть только за Полярным Кругом.
   Другие, более мелкие кулички сновали по берегу небольшими стайками, но старались держаться в стороне от гигантов - чаек и куликов-сорок.
   Еще мы видели очень интересных птиц на открытой воде. Издалека эти птицы напоминают черных и коричневых уток. Они ловко и надолго ныряют и близко к себе не подпускают. Это нырки, гаги и бакланы. На скалистых островах Белого моря они выводят птенцов, кормят их щедрыми морскими дарами, ставят на крыло и к первым холодам тянут большими стаями к югу.
   Нырки - маленькие уточки черного цвета. Они плохо летают, но плавают отлично. Когда у них появляются птенцы, они уводят их в воду. В воде безопасней, нет хищных лис и песцов. В воде полно корма: водорослей, мелких креветок и червей. Так и водит мама утка утенка за собой, показывая ему все премудрости водной жизни, пока он не подрастет.
   Гаги - большие серые утки, глубоко сидящие в воде. Живут они исключительно в северных морях и выходят на берег только для того чтобы отложить яйца и высидеть птенцов. Все остальное время они проводят в море. Их основной корм - это ракушки, густо растущие на морских камнях. Вскрыть клювом твердые створки они не могут, поэтому глотают мидий целиком, вместе с камешками. Мускулы желудка и кислота перетирают твердые створки в порошок.
   Гаги - обладатели самого теплого природного материала, гагачьего пуха. Из него получается самая теплая и легкая одежда для полярников и космонавтов. Люди собирают его уже больше тысячи лет по всему побережью Северного Ледовитого океана. Теперь гнездовья ценной птицы строго охраняются и уничтожения гнезд и кладок не допускается.
  
   Таежные цветы.
   Цветов на севере немного. Они дарят свою красу суровому северу, где во время морозных зим только два цвета: белый и черный. Поэтому каждый цветок надо ценить особо. Яркие пятна под темно-зелеными елями, в обрамлении мхов и лишайников. Желтые, синие, розовые и фиолетовые: некоторые из них стали родоначальниками культурных сортов, другие открывают свою красу только местным жителям и туристам.
   Гвоздика пышная поражает утонченной красотой. Нежнейшие, бледно-розовые цветы растут на опушке леса и по берегу моря. Утром, когда опускается роса, кажется, что каждый лепесток соткан из шелка или отлит из тончайшего цветного стекла. Цветы могут служить украшением любому саду. И действительно, селекционеры обратили внимание на это растение. Сейчас в оранжереях и садах растут гвоздики самых разных расцветок - от белого, до голубого.
   Все любуются колокольчиками. На многих языках колокола и колокольчики обозначаются однокоренными словами. Фиолетовые и синие цветы характерной формы привлекают внимание. Они чаще других попадают в полевые букеты. Но сорванные цветы очень быстро вянут, обычно их не доносят даже до дома. Поэтому уже сейчас многие виды колокольчиков относятся к редким растениям. Колокольчик круглолистый, к счастью, встречается достаточно часто и может порадовать своим видом самых искушенных эстетов даже на далеком севере.
   Другой скромный, бледно-розовый цветок, сильно напоминающий колокольчик своей формой, встречается под деревьями в тайге - это линнея северная. Цветок обладает своими секретами. Чтобы не пустить к нектару мелких насекомых у него в венчике есть специальные волоски и липкие пушинки. Тяжелых насекомых-опылителей это не останавливает, и они успешно переносят липкую пыльцу от цветка к цветку, получая взамен порцию сладкого нектара. Семена этого растения, когда созреют, обволакиваются липкими щетинками и едут на новое место жительство с комфортом на мелком животном или птице.
   Более скромные растения обычно не привлекают внимания людей. Но, если присмотреться, взору откроется фарфоровая красота прозрачных жилок лепестков белозора болотного под короной лжеросинок; нежная, бархатная белизна цветов мшанки узловатой в окружении холодных камней, и небесная синева горечавки легочной.
  
   Ягоды.
   Северные ягоды концентрируют в себе и короткое северное лето, и день, который длится несколько месяцев, и полночное солнце. Для их хранения не надо сахара, они отлично хранятся в собственном соку, и целый год щедро делятся с людьми витаминами. Морошка, голубика, черника, брусника и царица болот клюква!
   Морошка считается наряду с клюквой самой ценной ягодой. На севере она поспевает первой. Спелая морошка желто-оранжевого цвета, полупрозрачная, налитая соком, размером с крупную малину. Ее вкус напоминает вкус печеного яблока.
   Следом спеет голубика, местные жители называют ее "северный виноград", это самая сладкая северная ягода. Сине-фиолетовые, продолговатые ягоды растут на кустиках высотой до полуметра. А следом, будто боясь не успеть, поспевает черника. Уже из названия понятно, ягода темная, почти черная. А еще, когда ее кладешь в рот, она окрашивает язык и губы в фиолетовый цвет, "чернит".
   Брусника и клюква ягоды красные, кислые и очень полезные. Брусника поспевает в начале осени, а клюкву можно собирать по болотам до самого снега.
   Все эти ягоды человек окультурил, вывел новые, крупноплодные сорта и в магазинах теперь рядом с морожеными лисичками лежат пакетики с морожеными ягодами, а на полках стоят джемы и йогурты из северной ягоды.
   Но есть на севере ягода, которую я ни разу не встречал не только в магазинах, но и на маленьких придорожных базарах, где местные жители продают дары северного леса. Ягода называется княженика. Княжеская ягода растет по берегам рек и озер, выглядит как мелкая малина с такими же листочками. Только вот плоды на вкус у нее княжеские по-настоящему. Нет аналогов у нее во вкусах среди плодов и ягод, и поэтому описать чудесный аромат и вкус невозможно. В каждом походе нам удавалось найти всего по нескольку ягодок, которые делились буквально по зернышку, что бы все ощутили этот внеземной вкус, запомнили и захотели вернуться на берег Белого моря, на просторы Карельской тайги к чистому воздуху и вкусной воде, пить которую можно прямо из реки.
  
   С тех пор прошло несколько лет. Настя, самая старшая из команды детей уже учится в институте, сын Саша, самый младший - в седьмом классе. Я дал ему почитать мои записки о Белом море. Читал он долго, сосредоточенно. А мне не терпелось узнать его впечатление, и как только он отложил листочки, я спросил:
   - Ну, как, понравилось?
   - Интересно, - односложно ответил он.
   А потом добавил:
   - Кое-что я уже не помню, но почему ты не написал про остров Идолов и как у нас уплыл катамаран? Про то, как я собирал чернику на Тунгуде, а ты меня потерял? Про гору Киваку и водопад? Как мы плавали на корабле по озеру Паанаярве, про реку Тавайока и про то, как к нам в лагерь зашел лось. Как мы купались в реке, в море и в Пявозере? Про Красный лоб и прыжок с водопада?
   - Стой, стой, стой - засмеялся я, - я писал не историю всех наших путешествий и приключений, а хотел донести до читателей красоту Белого моря, где мы побывали. Рассказать о растениях и животных, которых мы встретили. И может быть, кому-то захочется побывать в тех местах и самому увидеть первозданную природу Севера.
   Сын задумчиво посмотрел на меня и произнес:
   - Как мне хочется опять в поход на север, - и через секунду добавил - и чтоб княженики нашли, хотя бы полведра!
  
  
   Автор: Потапов Вячеслав Леонидович
   т.8 (910) 947-61-77
   potapovfoto@narod.ru
   Шиверой на Карельских реках называют мелкий, каменистый участок реки с быстрым течением.
   Литораль - прибрежная полоса морского дна, обнажающаяся во время отлива.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   7
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.96*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Боталова "Невеста под прикрытием"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Н.Лакомка "Я (не) ведьма"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Снежная "Академия Альдарил: цель для попаданки"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"