Потапов Вячеслав Леонидович: другие произведения.

Что же там, за горами?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Рассказы о Черном море, Кавказских горах и пещерах.


Что же там, за горами?

Рассказы о Черном море, Кавказских горах и пещерах.

  
   На юге нашей страны расположено сразу два моря: Черное и Азовское. Черное глубокое и более прохладное, Азовское мелководное и теплое. Вода в этих морях менее соленая, чем в океане из-за крупных рек, которые в них впадают: Дон, Кубань, Дунай. Несмотря на свои скромные размеры, оба моря богаты рыбой, мидиями и другими дарами моря.
   От холодного севера Черное море отгорожено Кавказским хребтом. Здесь расположены самые северные субтропики в мире. Климат на побережье отличается жарким летом и короткой теплой зимой. На побережье растут финиковые пальмы, кипарисы и магнолии. Выше, в горах, растут густые буковые и пихтовые леса, шумят реки в каменных теснинах, ревут водопады, а у самых границ вечных снегов раскинулись альпийские луга.
   Хороший климат, плодородные земли, тучные стада домашних и диких животных издавна привлекали сюда людей. Скифские курганы, греческие города, генуэзские крепости - каждый народ оставил след на этой земле. И сейчас золотой километр побережья плотно застроен. Город от соседнего поселка часто отделен только табличкой с названием. Но, если поехать в горы, еще можно встретить первозданную природу, полюбоваться горами и водопадами, подышать чистым воздухом и попробовать настоящего горного меда.
  

Самая большая бабочка Европы.

   Первый раз я увидел ее в детстве, темным сочинским вечером. Мы шли по улице, скупо освещенной редкими фонарями, вдруг крупная тень закрыла свет, потом еще и еще. Вначале мы подумали, что это летучие мыши вышли на ночную охоту и кружат вокруг фонарей. Но особенности полета выдали ночных бабочек, но каких!
   Размером эти бабочки больше воробья - размах крыльев до 17 см. Брюшко и грудь толстые и кажутся еще больше из-за густого, темно-коричневого пушка. Их темные на фоне яркого света фонаря крылья мерно опускались и поднимались, разгоняя мощными взмахами ночную мошкару и мелких мотыльков. Иногда одна или сразу пара бабочек с громким звуком билась о фонарное стекло. Мы остановились и наблюдали за необычным хороводом. После очередного особенно сильного удара одна из бабочек выпала из ночного танца. Крылья замерли в неестественном положении и перестали двигаться. Огромная бабочка завалилась на одно крыло и, как сорванный ветром лист клена, кружась, опустилась на землю под самым фонарем.
   Я подбежал, осторожно, двумя ладошками поднял бабочку. Огромное, мягкое, трепещущее насекомое лежало на руках, слабо перебирая лапками. Как описать мои чувства? Нет, страха не было, и волновался я скорее за бабочку. Что с ней случилось? Неужели она разбилась совсем? И в то же время было полное ощущение прикосновения к чуду! Подержать такую красоту в руках, рассмотреть все подробности окраски, пушистое туловище и разветвленные усы-антены.
   Огромные коричнево-серые крылья с темными кругами в центре каждого крыла затрепетали, затем медленно опустились и поднялись несколько раз. Я не смел дышать. Просто приподнял раскрытые ладони чуть выше и во все глаза смотрел на бабочку. Затем последовал мощный взмах крыльев. Бабочка взлетела вверх, к фонарю. Заняла свое место среди своих подруг и быстро исчезла из виду.
  
   Прошло много лет. Мы всей семьей приехали на море, сняли комнату в старом доме, в поселке на побережье. Дверь комнаты открывалась прямо в сад. Сад был маленьким, но там рос инжир, черешня, яблони и груши. Каменный забор украшали резные виноградные листья с зелеными гроздьями ягод. Чуть дальше, за забором виднелись стройные свечи кипарисов.
   И вот однажды, после полудня, дочка нашла гусеницу, которая важно ползла по деревянной ступеньке прямо в нашу комнату. Сантиметров 12 в длину, толстая, ярко зеленая, вся в синих бородавках с черными волосками. Это была она, гусеница грушевой павлиноглазки или большого ночного павлиньего глаза - самой большой бабочки Европы.
   Мы посадили гусеницу в картонную коробку, бросили ей грушевых листьев. Но она не хотела еды. Только ползла по кругу вдоль стены картонной тюрьмы, а на утро мы увидели плотный серо-коричневый кокон, оплетенный паутиной и подвешенный в углу коробки. Гусеница превратилась в куколку и замерла до следующей весны. А мы осторожно вырезали куколку с куском коробки. Скотчем прилепили картонку в укромном месте под крышей веранды.
   Надеемся, что крупную куколку не побеспокоили птицы, не добрались до неё вездесущие кошки, она успешно пережила короткую южную зиму и весной из нее вышла прекрасная бабочка павлиноглазка. Она расправила свои огромные крылья и отправилась в полет теплой южной ночью.
  
  
   Шторм.
   Самые свирепые шторма на Черном и Азовском морях случаются обычно осенью и зимой. Летом моря лишь слегка волнуются: выбрасывают на берег тонны водорослей, поднимают муть со дна и доставляют радость отдыхающим небольшими, но крутыми волнами. Но однажды мы стали свидетелями Шторма.
   День начинался совершенно обычно, примерно так же, как он начинается на любом курорте. Неспешное пробуждение, завтрак, солнце, облака. Вот только ветер был в тот день несколько сильнее, чем обычно. Когда мы вышли на берег моря, то увидели, что шести метровые волны с ревом накатывались на узкую полоску пляжа и захлестывали его полностью. Кроме ударов волн о берег был слышен звонкий перестук камней и гальки друг о друга, шипенье многочисленных пузырьков в воде.
   Отдыхающие толпились на границе гальки и травы, куда едва-едва доставали брызги и с восхищеньем смотрели на мощь и красу бушующего моря. Яркие лучи солнца легко прорезали катящуюся к берегу глыбу зеленой воды, а на верхушке уже вскипал белой пеной и закручивался огромный "барашек". С ревом одна волна сменяла другую, обрушивала на гальку свою мощь. Узкая полоса прибоя "кипела" и пенилась непрерывно.
   Люди смотрели на буйство природы, переговаривались между собой. Никто не решался не только купаться, но и просто попрыгать на волнах, подойти поближе к линии прибоя. Уж очень грозно выглядело бушующее море.
   Вдруг по толпе пробежал общий вздох. Взгляды устремились к одинокой фигуре в черном, закрытом купальнике. Женщина лет сорока, сорока пяти решительным шагом пересекла пляж до колен залитый водой, одним движением нырнула в выросшую волну. Спустя несколько долгих секунд она уже качалась на волнах, за полосой яростного прибоя. По толпе пробежал вздох удивления и восхищения. Вновь зазвучал притихший разговор. Кто-то громко сказал:
   - Это мастер спорта по плаванию, она тут каждый год отдыхает! Купается каждый день в любую погоду.
   Плавала женщина умело, долго и с удовольствием. Кролем и брасом, вдоль берега и навстречу волне. А потом собралась выходить на берег. Ее первые попытки были неудачные, поначалу мало кто это понял. Кто-то продолжал любоваться штормом, кто-то подумал - балуется. Но уже на третьей-четвертой попытке люди поняла - пришла беда. Разговоры стихли, слышны были только гулкие удары волн о берег, кипение пены и звонкие удары камней друг о друга.
   Женщина боролась молча. Все ее попытки оканчивались неудачей. Не было ей опоры в кипящем котле прибоя, а сходящая с берега волна всякий раз сбивала ее с ног и тащила под очередную волну. Пузырьки воздуха и удары волн сделали дно полужидким, размыли границы тверди, а кипящая от пузырьков вода так же сделалась менее плотной и часто покрывала пловчиху с головой.
   - Эх, веревку бы сюда! - произнес мужской голос с отчаянием, - а так ведь пойдешь спасать и сам утонешь, утащит в море, не выплывешь.
   Веревки ни у кого не было. К чести сказать упрямая спортсменка не потеряла самообладания. Она отдохнула на открытой воде, покачалась на волнах и вновь повторила попытку.
   Когда на четвереньках, цепляясь за убегающую гальку руками и ногами, она, наконец, доползла до безопасного места, от ее гордого вида не осталось и следа. Ее заботливо укрыли покрывалом, а она молчала, ее била мелкая дрожь, несмотря на жаркое южное солнце.
   Мужской голос в толпе тихонько произнес:
   - Губит людей не пиво, губит людей вода...
   Ему ответил женский:
   -Тонут не те, кто не умеет плавать, а те, кто плавает хорошо. Кто в себе сомневается, сидит и смотрит на волны с берега, а кто слишком самоуверен, лезет в воду! Пойдем, сегодня покупаться не удастся.
   Напряжение спало, раздались обычные разговоры. Кто-то решил чуть задержаться у моря, кто-то уже брел по дорожкам прочь от берега. Мы тоже в этот день поехали на экскурсию, а вечером узнали печальную новость: утонул отдыхающий. Глава семьи, отец двух детей, так и не смог преодолеть бурлящую полосу прибоя...
  
   Грязевой вулкан.
   Если ехать по дорогам Краснодарского края, то обязательно встретишь указатель "грязевой вулкан". Вулканы издавна пугали, но одновременно притягивали человека. Всем было интересно посмотреть на настоящий вулкан, и однажды мы заехали на грязевой вулкан Шуго.
   Вначале мы попали на казачий праздник. Он шел полным ходом в музее под открытым небом, где был представлен быт Терецкого казачества начала 20-го века. Выступал народный хор, были задорные казачьи пляски, среди зрителей было много людей в форме со знаками отличия и саблями. И конечно было угощение: пироги, борщ, уха и жареное мясо с картошкой.
   Сам вулкан был дальше, за лесом. К нему вела тенистая тропа. В конце тропы деревья раздвинулись в стороны, открылась котловина глубиной метров восемь и диаметром метров сто, свободная от деревьев. По дну котловины были проложены специальные дорожки - деревянные настилы. В центре углубления высился вулкан.
   Грязевой вулкан очень дальний родственник огнедышащей горы, но основные атрибуты присутствовали: конус, жерло и извержения. Гора правильной конической формы, высотой метра четыре, сложена из твердеющей на солнце грязи. Были видны грязевые слои и подтеки на склонах. Жерло диаметром сантиметров 80 выглядело как игрушка, но извержения происходят по-настоящему. Только истекает из него не расплавленная лава, а серая субстанция. Раз в несколько минут вулкан выбрасывает большую порцию грязи. Затем еще несколько маленьких порций, а потом замирает. Вулкан копит силы и цикл повторяется.
   Ил, который извергается грязевым вулканом, обладает целебными свойствами. Это люди заметили давно, еще древние греки и римляне устраивали грязелечебницы в Фаногории. Тем более, что такое лечение по вкусу всем. Целебной грязью мажутся с удовольствием и дети, и взрослые. Барахтаются в специальных бассейнах заполненных жидким илом. Человек выходит из такой емкости как будто в обтягивающем трико. Грязь быстро сохнет на солнце, трескается, костюм превращается в разбитую глиняную статуэтку. Затем все бегут купаться, и остатки ила исчезают под струями воды.
  
   Дольмены.
   В предгорьях и горах по всему Кавказу разбросаны странные сооружения из камня. Стены и крыша сложены из цельных каменных блоков. Отверстие обычно только одно, круглое, сантиметров тридцать-сорок в диаметре - то ли дверь, то ли окно, то ли лаз. Взрослому человеку протиснутся через него затруднительно, есть шанс оказаться в роли Вини-Пуха по пути из норы Кролика. Огромные каменные глыбы обточены идеально. Нет ни острых углов, ни прорех в стенах и крыше. Идеально круглое отверстие - единственный ход в неповрежденный дольмен. Некоторые сооружения разрушены частично или полностью, и тогда открывается ровный пол, голые стены.
   Больше всего дольмен похож на домик гнома. А если учесть, что обычно дольмены стоят группами, то, осматривая эти археологические памятники, попадаешь буквально в сказочную деревню. Для чего они служили, кто их построил, до сих пор доподлинно не известно.
   Мы осмотрели дольмены, внимательно послушали рассказ экскурсовода. Высокий, средних лет мужчина привел несколько гипотез возникновения и постройки дольменов. Он сказал, что некоторые ученые считают дольмены культовыми сооружениями, другие считают, что они служили в качестве склепов. Есть гипотеза почти сказочная, что их построил древний малорослый народ, но других следов этого народа пока не найдено.
   Дети полазали по дольменам и даже сфотографировались внутри каменной избушки, у которой полностью отсутствовала передняя стена, а потом спросили:
   - Папа, так зачем их построили?
   - Вы же слушали экскурсовода? Что он нам рассказывал? - ответил я им вопросом на вопрос.
   - Ну, это же не интересно! Интересней когда сказочные гномы! - почти хором ответили дети.
   - Гномы не смогли бы таскать такие огромные камни. Да и люди в этих местах живут давно и с гномами не знакомы. Мне лично эти сооружения напоминают ряд амбарчиков, где местные жители хранили свои запасы. Доступ к зерну был один - через круглую дырку, а ее можно легко закрыть плотной деревянной пробкой.
   Ореол таинственности, напущенный экскурсоводом, померк. Перед нами были хозяйственные постройки нужные древним людям для сохранения припасов. Но прикоснуться к тайне, к древности, попытаться представить себе жизнь строителей дольменов, все равно было интересно.
  

Огоньки в ночи.

  
   Если он светится, то это кому-то нужно...
  
   Угли костра подернулись пеплом и чуть светились во тьме. Теплая летняя ночь обволакивает тишиной и покоем. От близкой реки тянет свежестью. Вокруг угадываются громады лесных исполинов. А ясное летнее небо притягивает взгляд россыпью звезд. Неспешный разговор после походного ужина то затихает совсем, то вновь возникает сам собой. Хорошо! Что-то первобытное просыпается в человеке, когда гаснет костер в походе. Вокруг лес, темнота подбирается все ближе и ближе, и слышны только шорох ветра в листве и редкий вскрик потревоженной птицы.
   Когда глаза привыкли к темноте, я заметил бледное пятно на краю поляны. Заинтересованный я отошел от погасшего костра и обнаружил трухлявый пень. Он светил неверным серебристым светом и сразу "погас" при попытке осветить его фонариком. Так я первый раз столкнулся с живой люминесценцией. Холодные кусочки гнилой древесины светились на ладони. Свет не был похож ни на что виденное ранее. Это свечение ничем не напоминает свет небесных светил и не похоже на отраженный свет. Свет гнилушки теряется в трепещущем свете костра. И только тусклое свечение перегоревшей люминесцентной лампы отдаленно напоминает бледное холодное горение гнилого дерева. Безучастное, холодное, непрерывное, с запахом тлена и гнили.
   Это явление называется биолюминесценцией. Им интересовались еще в Древнем Китае, а Аристотель описал свечение гнилой рыбы. В 17 веке английский ученый Роберт Бойль обнаружил, что для живого света, как и для горения, необходим кислород. Попытки поставить природный свет на службу человеку пока не увенчались успехом.
   В Средней полосе живого света немного - ночи короткие. А современного человека всегда сопровождает искусственный свет. Слабые природные источники меркнут перед ним, и люди стали уже забывать чудеса живого огня.
   Самый понятный, а потому и сплошь положительный ночной герой - это светлячок. Есть они и в средней полосе, но чем южнее, тем ярче и крупней, становятся огоньки насекомых. Свои фонарики жуки-светлячки используют, чтобы найти в ночном лесу пару. На земле сидят самки и ждут кавалеров, а самцы тем временем летают над травой. Самка жука-светляка на жука вовсе не похожа, напоминает маленького червячка. Самцы типичные жесткокрылые. Их брюшко помигивает чуть зеленоватым светом, отвечает на сигналы самки. Целые диалоги получаются из световых вспышек. Если собрать несколько жуков-светлячков вместе, то они загорятся еще ярче, соревнуясь друг с другом.
  
   Нам посчастливилось наблюдать свечение Азовского моря. Стоял тихий августовский вечер. Последний вечер на море. Мы гуляли по кромке воды, и ушли уже достаточно далеко от фонарей. Постепенно все стали замечать признаки свечения: светилась кромка воды, слегка потревоженная волной, светились следы на мокром песке, брызги воды вспыхивали маленькими огоньками. Каждая пригоршня вспыхивала множеством светящихся блесток. Постепенно живой свет собрал всех отдыхающих, вышедших поздним вечером погулять на берег моря.
   Никто раньше не держал в руках живые брызги света. И вот кто-то уже вошел в воду по колено, кто-то окунулся целиком. И тогда у всех появилось ощущение праздника. Мелкие и крупные вспышки проливались огненным дождем по всему телу. Светились купальники и плавки, даже на мокрой коже вспыхивали отдельные огоньки. Взрослые и дети с искренним восторгом приняли участие в ночном купании и долго плескались в теплой воде.
   Когда мы вышли из моря, наши следы на мокром песке постепенно погасли, но кромка воды все еще белела в ночи. Волны тихо шуршали ракушечником, и, казалось, говорили: "До свидания, приезжайте еще!"
  

Что же там, за горами?

   Когда-то давно, в детстве, родители привезли меня на Кавказ. Солнце, пальмы, ласковое море, громады гор, густо заросших лесом. Когда я вдоволь поплескался в море, задумался. А что же там, за горами? И спросил об этом папу. Что ответил папа, я не помню, но мы решили сходить на прогулку в горы, посмотреть чуть-чуть. Далеко мы не ушли. Дружелюбная издали зелень леса вблизи оказалась сущим наказанием: каждая травинка, каждый листочек были колючими или очень колючими!
   С тех пор прошло много лет. Я сам стал папой и привез своих детей на Кавказ. И, когда они вдоволь наплескались в теплом Черном море, то спросили: "А что там, за горами?"
   А действительно что? И мы решили посмотреть. Наша мама идею восприняла как-то без энтузиазма. Но мы сказали, что посмотрим только одним глазком, что отпуск еще не кончился, а оплаченные дни в гостинице подходят к концу и, вообще, мы очень быстро. И она согласилась.
   Мы встали пораньше и поехали. Дорога серпантином вилась по склону гор вдоль побережья. Уже скоро мы проехали приморский городок Туапсе, где вдоль дороги еще росли пальмы и повернули на север.
   Экзотические пальмы и агавы быстро уступили место листопадному лесу. Дорога вела нас по узкой долине реки Туапсе и то и дело "прыгала" с одного края долины на другой. Где-то поблизости гремела железная дорога и тоже "прыгала". Иногда среди деревьев мелькали вагоны, и тогда мы видели пассажиров: из вагонов, идущих на север, на нас смотрели загорелые и немного грустные лица, а в окнах встречных поездов можно было увидеть веселые улыбки - люди ехали к морю, и впереди у них был целый отпуск!
   Потом железная дорога нырнула в туннель, а мы поехали по серпантину через перевал. Перевал, как оказалось, был не очень высоким, но мама все равно волновалась и говорила, что совершила глупость, согласившись на эту авантюру. Вокруг мохнатых верхушек гор клубились облака, лучи солнца пробивались через облака и освещали глубокие долины и горные склоны, поросшие лесом. Местами лес подступал к самой дороге, и под пологом высоких деревьев царил таинственный полумрак.
   Потом горы закончились, и мы выехали на равнину. Немного заблудились в городе Майкоп, столице республики Адыгея. Впервые увидели знаменитую Белую реку. Здесь, на равнине, она была укрощена человеком и остановлена плотиной. В низовьях долина реки Белой плоская и плодородная. Широкие поля рассекают на ровные квадраты узкие полосы лесонасаждений. Кое-где виднеются установки для полива. Саму реку скрывают прибрежные деревья. А на далеком горизонте прорисовываются горы, полускрытые дымкой и низкими облаками. Наш путь повернул на восток, к истоку знаменитой реки.
   Пошел сильный ливень. За стеной дождя скалы вплотную подкрались к машине. А дорога вывела нас на берег реки. Вода в реке ревела. И Белая река была совсем другого цвета. Грязно-коричневая вода рокотала и несла вырванные с корнем деревья мимо затопленных берегов. Из-за дождей в горах вода поднялась почти на 2 метра!
   Дождь то затихал, то лил с новой силой. На развилке, у дороги стоял передвижной ларек. Мы купили душистого горного меда и спросили дорогу у вежливого продавца. Нам надо направо, через мост, и дальше в горы, на юг.
   Подъем начался почти сразу после развилки. Этот перевал оказался самым длинным и крутым. Мотор ревел, дождь все лил, а потом пошел град. Началась гроза. Было немного жутко, но весело. Сверкали молнии, гремел гром. Дорога все карабкалась и карабкалась вверх и, наконец, вывела нас на поросшее лесом плоскогорье.
   Выглянуло солнышко, грозовые облака остались внизу. Мы остановились отдохнуть на обочине дороги. В этом месте могучие пихты немного отступали в стороны, образуя узкую поляну-прогалину. Среди густой травы было полно цветов. Под самыми деревьями прятались огромные, больше суповой тарелки, листья мать-и-мачехи, а вездесущие насекомые уже грелись, чистились и прихорашивались после летнего ливня.
   После короткого отдыха мы двинулись дальше и через несколько километров пути увидели много людей, автобусов и машин. Все они собрались, чтобы спуститься в пещеру.
   Пещера называется Большая Азишская. В пещере сыро и холодно. С потолка и со стен свисают разноцветные сталактиты, а навстречу им из пола поднимаются сталагмиты. Иногда каменные натеки образуют настоящие колонны - сталагнаты. Капает вода. Экскурсовод рассказал про историю открытия пещеры, а потом началось настоящее представление.
   Умело, подсвечивая фонариком пещерные камни, он показал нам хранителя пещеры - "Каждая пещера имеет хранителя!". Старика Хотабыча - "Вон сидит по-турецки". Лампу Аладина - "А джин ушел погулять, видите, вон каменная струйка дыма уходит в потолок". Комнату гномиков в нище, на вертикальной скале, совсем маленькую, но со столом полным яств и кувшином для вина. Целую ватагу витязей - "Вон они маршируют из стены". Монаха с учениками - "Он проповедует, а они его внимательно слушают". И еще много, много загадочных силуэтов, фигур и фигурок, птиц и зверей.
   Когда из пещеры мы поднялись на поверхность, солнце уже спряталось за громадами гор. Вечерело, тянуло сыростью, красиво клубился туман. Мы заночевали на турбазе "Серебряный ключ", в маленьком домике с дровяной печкой. На территории турбазы из земли бьет родник с очень вкусной и холодной "серебряной" водой.
  
   Утро. Яркое солнце разогнало остатки облаков и рассыпало бриллианты росы по деревьям, кустарникам и траве. Горы купались в лучах света, а в долинах клубился туман. Тишина. Ветер затих, будто боялся стряхнуть с листьев их сверкающий наряд. Горный воздух чистый и прозрачный, казалось, тронь его неаккуратно и раздастся звон разбитого хрусталя.
   Мы едем по горной дороге дальше. Дорога карабкается на Апшеронский перевал, и приводит нас на плато Лагонаки. То с одной стороны дороги, то с другой оборудованы смотровые площадки. Ранним утром людей на них нет, нет даже вездесущих торговцев сувенирами. На траве еще лежит обильная роса, лучи солнца острыми стрелами пронзают долины с остатками грозовых облаков в сумрачной глубине. Крутые склоны кавказских гор иногда обрываются пропастью глубиной в сотни метров, а реки и ручьи гремят далекими водопадами. Ослепительно белый снег и лед сверкает на вершинах.
   Дорога привела нас к кордону Кавказского заповедника. Дальше асфальт заканчивался, начиналась конная тропа. Сбылась мечта - мы были по ту сторону гор! Всего 60 километров отделяли нас от моря, но это была совсем другая страна.
   Середина лета, а здесь лежит снег, цветут снежники. Не подснежники, а снежники. Наши весенние цветы приспособились получать свою порцию тепла и солнца пока деревья еще без листьев, когда только-только сошёл снег. Снежники цветут недалеко от ледников, которые не тают и в самое знойное лето. А деревья в горах растут не везде. На такую высоту не забираются, прячутся по горным долинам, вдоль ручьев и рек.
   Набежала на солнце тучка, и очередной порыв ветра приносит промозгло-морозную сырость: "Не забывай, ты в горах!"
   Мы попали в самый пик цветения альпийских лугов. Июль самый душистый месяц в горах на Кавказе. Тысячи разноцветных цветов кивали нам вслед нежными венчиками. Мы гуляли почти целый день. Смотрели и фотографировали удивительные цветы, скалы с одинокими соснами, облака и ледники.
   Вот лилия однобратственная склонила на поляне свои желтые цветы в изящном поклоне. Вот горная орхидея скромно стоит среди валунов. А это что за сине-бело-голубое чудо размером с кофейную чашку? Аквилегия...
   Среди этих прекрасных цветов появился настоящий кавалер. Бабочек-парусников ведь называют еще и кавалерами. Черный аполлон важно опустился на травинку и замер, ловя солнечное тепло. Другие мотыльки, а также жуки и стрекозы, осы и мухи спешат жить. Каждая солнечная минутка у них на счету - надо успеть сделать все дела!
   Группа бородатых туристов верхом на лошадях неспешно возвращается на кордон заповедника.
   - Здравствуйте, - поздоровались мы.
   - Добрый день, - ответили всадники. - А вчера нас гроза застала у горы Фишт. Вот была буря!!!
   В неторопливой речи слышны нотки восхищения, гордости и одновременно грусти. Вот и буря прошла, и мы уходим из гор...
   И нам тоже пора было уезжать.
   Мы ехали домой. Солнце опускалось к горизонту, вечерело. Горные перевалы остались позади. А в душе, и в памяти осталась страничка воспоминаний о чудесной стране, которая за горами!
  
   Автор: Потапов Вячеслав Леонидович
   т.8 (910) 947-61-77
   potapovfoto@narod.ru

Оценка: 6.41*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) А.Минаева "Академия Алой короны. Обучение"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) М.Лаванда "Босс-Оборотень для Белоснежки"(Любовное фэнтези) П.Роман "Искатель ветра"(ЛитРПГ) М.Эльденберт "Бабочка"(Антиутопия) Д.Черепанов "Собиратель Том 3"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) А.Робский "Охотник 2: Проклятый"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"