Ведьмина Александра Андреевна: другие произведения.

Диссалария. Книга первая: Девушка, которая спит

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Статус: Окончена. Предупреждения: не отредактировано. Жду критики. Приятного прочтения.

Посвящается моим лучшим друзьям.

  
  
  
  
  
  

Вступление

  
   "...Сон... Почему-то меня не покидало чувство, что именно так называется то состояние, в котором я сейчас нахожусь. Я не вижу никого, но меня видят все; со мной разговаривают, но я не могу разобрать ни слова, ровно как и ответить. Я спала. Я знала это, чувствовала. Все происходило совсем не так, в обычном сне такого не случается. Единственное, что отличает в понимании человека сон от реальности - сновидения, но к моему великому прискорбию, их как ни бывало. Лишь кромешная тьма, окутывающая со всех сторон и бесконечная...
   Я чувствовала, что должна проснуться. Но как искать выход из сна, в котором ты и себя-то не в силах рассмотреть? Что-то меня ждало там... вне этого несуществующего пространства, в котором меня заперли неизвестные силы. Сколько я уже сплю? Хороший вопрос. Здесь не существует такого понятия, как "время". Здесь вовсе ничего не существует. Только я и пустота...
   Продолжительное заточение натолкнуло меня на мысль, множество мыслей. Сейчас я сплю, а там проходит время. Кто знает, через сколько часов, дней, месяцев и лет я пробужусь? Ждет ли меня там, вне "ловушки", кто-нибудь сейчас? Вдруг я проснусь и окажусь совсем одна? Стоит ли мне просыпаться? Быть может, мне стоит остаться здесь навсегда? В этом мире неважно, что происходит за его пределами. Нужна ли мне правда, что ждет меня на свободе? До тех пор, пока я не знаю истины, я могу думать о чем угодно. Я будто бы умерла, но все еще не лишена возможности мыслить. Возможно лучший выход - остаться здесь, вдали от мук переживаний, горя и боли? Это не сон и не кошмар, не жизнь и не смерть. Там, в реальности, есть множество вещей, постепенно сводящих с ума - они приносят страдания. Каждый, кто просыпается, знает это. Он мог спать и дальше, не ведая о всей жестокости окружающего мира, но он проснулся, заранее обрекая себя на чудовищные муки. Почему? Я не раз задавала себе этот вопрос.
   Что заставляет других просыпаться, покидая свое убежище? Быть может это неизлечимая болезнь? Иначе не объяснить. Я мало что помню из всего, что когда-либо слышала, но существа, что больше всех спят, живут невероятно долго. Значит ли это, что просыпаясь мы убиваем себя? Почему мы это делаем? Ради чего? Наверное я никогда этого не узнаю..."
  
  
  

Глава первая "Я обязательно тебя найду"

  
   "Девушка очнулась на берегу реки. Она слышала пение птиц, ветер ласково щекотал ее кожу травинками. Темные, длинные ресницы распахнулись и в яркие голубые глаза ударил настойчивый солнечный свет. Поморщившись, Диссалария прикрыла лицо рукой. Подниматься совсем не хотелось, тем не менее ее не покидало чувство, что нужно куда-то идти. Где-то необходимо ее присутствие.
   Поднявшись на ноги, девушка направилась в самую гущу леса. В любой другой ситуации ей было бы страшно, особенно учитывая немалую перспективу заблудиться, но сейчас она была уверена, что идет в правильном направлении. Даже когда кругом были одни деревья, Диссалария продолжала идти, постепенно ускоряясь. Предчувствие не обмануло ее - из-за деревьев открывался вид на небольшой город с каменными домами и цветочными клумбами. Эта его часть выглядела спокойно, но она знала, что кто-то здесь остро нуждается в ее помощи и его нужно найти. Такие мысли заставляли двигаться дальше, выискивая что-то или кого-то. Она долго бродила по узким улочкам. Кругом не было ни души. Любой другой уже бы отчаялся что-либо найти, но не эта девушка. Диссалария привыкла ни перед чем не останавливаться, добиваясь своей цели.
   Наконец, вблизи послышался шум от ударов. Не теряя времени она бросилась на звук. За одним из каменных, ничем не примечательных домов собралась небольшая группа людей. Ей не было видно, чем они заняты, но предчувствие кричало о том, что жизненно необходимо им помешать. Это были крепкие, высокие коренастые парни, так что Диссалария все хуже и хуже представляла, что может сделать им она и очень хорошо осознавала, что могут сделать ей они, если разозлятся, но, как мы уже говорили, это была девушка не из робкого десятка, потому собрав всю свою храбрость в кулак, она подошла ближе и крикнула: "Что это вы здесь делаете?!" - парни мигом развернулись и, к ее огромному облегчению, кажется не собирались нападать. Вместо этого один из присутствующих обернулся к остальным.
  
   - Нас обнаружили! Дьявол! Бежим!
  
   Вы, верно, посчитаете это странным? Несколько крупных и достаточно сильных на вид парней убегают, завидев девушку, вместо того, чтобы пригрозить ей чем-нибудь и приказать убираться восвояси? Она тоже удивилась, но сделала это с нескрываемым облегчением. Все-же, для нее все это могло закончиться довольно плачевно, а такой исход можно считать удачным.
   Девушка подошла ближе. Тем, что собрало вокруг себя столько парней, оказался еще один человек. Он лежал на земле, кажется без сознания. Тело покрыто пылью и ссадинами, одежда изорвана, губа разбита, а длинные серые волосы рассыпались по лицу небрежными прядями. Испугавшись, что парень мог не выдержать такого избиения, она спешно проверила пульс и дыхание. Ему плохо, но он жив. Диссалария успела вовремя, но оставлять его здесь нельзя, нужно промыть раны. Где в городе можно найти воду? Искать колодец или фонтан слишком долго. Остается только река в лесу, но как донести его туда? Ведь он как минимум в два раза выше нее и тяжелее намного. Впрочем, выбирать не из чего и Диссалария решилась.
   Подхватив незнакомца под плечи, она попыталась встать. Стоит ли говорить, что это получилось далеко не с первого раза? Первые шаги с таким "грузом" дались ей сложнее всего, а последующие придали сил. Постепенно парень приходил в себя, помогая ей идти, но так и не открыл глаза. К слову, до реки они добрались на удивление быстро. Уложив свою "ношу" на берегу, девушка облегченно выдохнула и повалилась рядом, устало раскинув конечности. Немного отдохнув, она подвинула незнакомца ближе к воде и начала протирать его тело влажной тканью, оторванной от подола платья, периодически смачивая ее.
   Когда пришел черед протирать лицо, девушка неуверенно поднесла руку к его щеке, чтобы убрать налипшие волосы, как ее руку резко перехватили цепкие мужские пальцы, заставив ее вскрикнуть от неожиданности. Они долгое время смотрели друг другу в глаза, а затем незнакомец заговорил.
  
   - Ты кто? - парень подозрительно прищурившись смотрел на нее.
  
   - Диссалария. Можно просто - Дисса. Как ты? Губа сильно болит? - незнакомец был несколько озадачен таким вопросом. Он видно ожидал какого-то подвоха, поэтому чувствовал себя неуверенно.
  
   - Немного... Что я здесь делаю? И почему ты со мной?
  
   - Тебя избили, ты потерял сознание, а это ближайшее место, где можно промыть раны. Ты не не хочешь, чтобы были осложнения? - не дожидаясь ответа, она наклонилась к реке, чтобы ополоснуть импровизированную тряпку. Парень сел, осматриваясь вокруг и остановил свой взгляд на ней.
  
   - Почему ты помогаешь мне? Ты - доктор?
  
   - Нет. С чего ты взял? - губы девушки изогнулись в ласковой улыбке, - Тебе нужна была помощь, я оказалась неподалеку. Как я могла пройти мимо?
  
   - Другие проходят, - спокойно ответил он, с интересом рассматривая ее.
  
   - Я не прохожу.
  
   - Как ты здесь оказалась? Сюда редко кто забредает. Это маленький городок, к тому же он со всех сторон окружен лесом.
  
   - Честно? Сама не знаю. Просто чувствовала, что тебе нужна помощь и не могла пройти мимо. Почему те парни избили тебя?
  
   - Им не нужны причины. Это хулиганы. Они ко многим цепляются. Ко мне в частности. Я не согласился вступить в их банду. Не переживай, жить буду. Спасибо тебе. Нелегко наверное было одной меня сюда тащить.
  
   - Не за что. Не так уж и тяжело. Я - сильная, хоть по мне и не скажешь.
  
   - Так не пойдет. Если мышцы перенапрячь, потом будет тяжело передвигаться. Нехорошо, если девушке будет больно из-за меня, - он встал и приблизился к ней. Диссалария отстранилась.
  
   - Что ты имеешь ввиду?
  
   - Тебе нужно расслабить мышцы, я помогу...
  
   - Не стоит.
  
   Парень подступался все ближе, а она отступала все дальше, приближаясь к воде.
  
   - Осторожно! - только и успел крикнуть он, когда девушка, споткнувшись о гнилую корягу, полетела в реку, после чего прыгнул за ней. Стремительно погружаясь под водную гладь, ее тело шло ко дну и там бы и осталось, если бы парень не вытащил его. Она лежала, бездыханно распластавшись по траве. Незнакомец склонился над ней, приподняв подбородок рукой и запрокинул голову. Не почувствовав дыхания, зажал нос девушки, сделал глубокий вдох и широко открыв рот, обхватил ее губы, сделал два глубоких выдоха. Диссалария закашлялась и широко раскрыла глаза.
  
   - Ну слава Богу, ты жива. Ты меня напугала.
  
   - Начнем с того, что ты меня первый напугал... Спасибо тебе за то, что спас, в следующий раз буду аккуратнее.
  
   - Да не за что. Как говорится - зуб за зуб. Не хочешь прогуляться? Я бы показал тебе одно красивое место, пока есть время... - он улыбнулся, при этом как-то грустно посмотрев себе под ноги.
  
   - Если только до заката, - почему-то она чувствовала, что нельзя отказывать ему, будто от этого зависела чья-то жизнь, а в дополнение к этому, непреодолимую тягу к этому незнакомцу. Не смотря ни на что, он казался ей добрым и светлым. Диссалария ни на секунду не смогла бы допустить, что этот парень несет в себе какую-нибудь угрозу, поэтому ему можно доверять. Улыбнувшись, она протянула руку в ответ.
  
   Они прошли немного вглубь леса, пробираясь сквозь кустарники, отодвигая ветви деревьев, и вышли на цветочный холм. От восхищения у нее перехватило дыхание. Парень наблюдал за ней с улыбкой. Никто из них не проронил ни слова. В полной тишине созерцая красоту природы они провели несколько часов. Затем, сорвав травинку, парень начал щекотать ее, а чуть позже подарил недавно сорванный цветок. Ей казалось, с ним время летит незаметно. Оно неумолимо приближалось к закату. Не удержавшись, она спросила, - А почему только до заката? Неужели ты не можешь побыть со мной еще немного?
   Парень грустно вздохнул и заглянул в ее глаза.
  
   - Я не могу остаться здесь, Диссалария. Мое время истекает слишком быстро. Прости меня за это и спасибо за то, что провела этот день со мной. Это многое для меня значит.
  
   Сердце забилось, как бешеное. В ней смешалась целая буря чувств. Она не хотела отпускать его. Постепенно незнакомец начал терять свои очертания, растворяясь в воздухе.
  
   - Постой! - девушка попыталась взять его за руку, но словно хватала воздух, - Не оставляй меня одну! - она почувствовала, как по щеке медленно катится слеза. Прозрачная рука едва ощутимо коснулась ее.
  
   - Скажи хотя-бы имя... - отчаянно попросила девушка, но он лишь улыбнулся.
  
   - Не плачь, Дисс. Я обязательно тебя найду... - с этими словами незнакомец исчез, а она проснулась, рыдая в подушку..."
  
   - Дисс. Дисс! Ты меня слушаешь? В каких облаках ты витаешь? - светловолосая девушка укоризненно посмотрела на подругу, - В кой-то веке мы выбрались с тобой в кафе, а тебя здесь как будто нет.
  
   - Да. Ты права. Прости, Лес. Я все думаю...
  
   - О ком? О парне из сна? Дисс, приди в себя. Прошло уже пять лет. Ты уже не четырнадцатилетняя девочка. Каким бы ни был симпатичным этот парень, тебе нужно прекратить мечтать и сравнивать каждого встречного с ним, иначе навсегда останешься старой девой. Неужели ты правда веришь в то, что он существует? Нет, я все понимаю, романтика, все такое, но тебе уже девятнадцать. Я знаю тебя пятнадцать лет. Неужели тебе не хочется нормальной жизни? Пора уже забыть об этом сне. Ни к чему хорошему это не приведет.
  
   - Ты не понимаешь. Дело не просто в чертовски симпатичном незнакомце, просто я не могу. Глядя на окружающих меня парней, я не вижу ничего особенного, никого, от чьего взгляда сердце начинает биться быстрее и дыхание перехватывает...
  
   - Так, я тебя поняла. Тебе нужен наш декан в ярости, - девушки рассмеялись от такого предположения.
  
   - Да... Даже не знаю, что меня привлекает больше - вставная челюсть или слуховой аппарат. Ладно, прости, уже поздно, я наверное пойду.
  
   - Ты точно не хочешь, чтобы я тебя подвезла? Уже темнеет. Мало ли маньяков на улице? Да и просто хулиганов.
  
   - Я часто здесь хожу и пока никакие маньяки на меня не нападали, - Лесли покачала головой.
  
   - Вот именно, что "пока". Доиграешься ты когда-нибудь. Нужно быть бдительнее, иначе угодишь в неприятности.
  
   - Лес, я не из тех, кто попадает в переделки. Моей мирной жизни можно только позавидовать, сама знаешь. А если что и случится, я сразу же позвоню тебе. Ты этого точно не пропустишь.
  
   - Может ты и права, но я все-равно волнуюсь, поэтому позвони мне, как только будешь дома, хорошо?
  
   - Да, мамочка, - с сарказмом ответила девушка, выходя из кафе. На самом деле ей была приятна такая забота. Родители Дисс погибли в автокатастрофе два года назад, да и до этого не особо волновались о судьбе дочери. Подруга была единственным дорогим ей человеком, так что они поддерживали друг друга, как могли, но она все время чувствовала себя слабым звеном, поэтому делала все, чтобы меньше зависеть от нее, но делала это отнюдь не из гордости. Диссалария не хотела быть обузой. Лесли все время шла вперед, прилагая немыслимые усилия и девушка все больше понимала, что мешает. Конечно, она ни за что не откажется от подруги, особенно пока та нуждается в помощи. Единственный способ освободить ее - перестать нуждаться. В конце концов, не может же это продолжаться вечно. Нужно когда-то начинать, даже если это будет ночная прогулка о кафе до дома.
  
   Не убьют же меня, если пешком домой пройдусь, - успокаивая себя этим, Диссалария шла по темному безлюдному парку, где горел один-единственный фонарь. Под ним стоял парень, - Ой, мамочки, там кто-то есть... Так, Дисс, возьми себя в руки! Ты уже не маленькая девочка, чтобы шарахаться каждого кустика. Ну парень, ну стоит в парке в два часа ночи. Что в этом странного?"
  
   Оно может и ничего, но он был точной копией незнакомца из сна. Она не могла ошибиться. Это лицо, эти волосы, эти глаза - не могло быть никакой ошибки. Пять лет ее голову занимали только мысли о нем, даже когда разум и Лесли говорили о том, что жить снами - плохая идея, она не переставала ждать. Девушка сглотнула, протерла глаза и даже больно ущипнула себя, чтобы проверить, в своем ли она уме и не снится ли все это ей, но, как показала практика, все это происходило взаправду. Все еще не веря своим глазам, Диссалария решила подойти к нему ближе, но как можно незаметнее. Манеру ее поведения можно списать на пересмотр шпионских фильмов. Сам факт того, что они могут заговорить, казался ей чем-то невозможно-фантастическим. Ей даже не пришла в голову мысль, что под предлогом какого-нибудь вопроса можно было без проблем начать разговор. Вместо этого она спряталась за деревом так, чтобы видеть его, но не видели ее. Незнакомец все время поглядывал на наручные часы - по видимому, кого-то ждал. Диссалария понимала, что нужно уйти, пока это не зашло слишком далеко, но любопытство и жажда приключений взяли верх и она осталась на месте. Прошло уже несколько минут, но никто так и не являлся. Девушка не знала, стоит ли ждать больше, ведь время уже перешло за два часа ночи, но вдруг невдалеке появилась высокая фигура, укутанная в плащ. Не имея возможности рассмотреть его собеседника поближе, она навострила уши, но до нее долетали лишь обрывки фраз.
  
   - Ты же понимаешь, с некоторых пор скрываться среди людей стало намного сложнее. Многие наши напуганы и нужно с этим что-то делать.
  
   - Я не хуже тебя знаю это, Фрэнк. Я уже говорил, что решу эту проблему. Незачем все усложнять. Ты поэтому вызвал меня на встречу среди ночи? Люди не верят в наше существование, по крайней мере - нормальные, но столь поздние разговоры в парке могут вызвать некоторые вопросы. Они ведь нам ни к чему?
  
   - Боюсь, уже поздно об этом говорить, нас подслушивали, - фигура в плаще обернулась в ее сторону и Диссалария едва подавила испуганный крик вовремя прикрывшей рот ладонью, но не смогла не отступить назад, наступив на хрустнувшую ветку, при чем она не знала, чего бояться больше - того, что ее обнаружили или того, кто ее обнаружил. На лице фигуры в основании лба можно было рассмотреть маленький рог, а неестественный серый цвет кожи намекал на то, что это темное, ночное существо. Фигура неизменно приближалась к ней и девушка уже обернулась, чтобы бежать, как вдруг врезалась в широкую мужскую грудь. Это оказался незнакомец. К ее огромному облегчению, вид у него был вполне себе человеческий, но страх не спешил угасать. Парень цепко держал ее за руки, а монстр все приближался...
  
   - Пожалуйста, не отдавай меня ему. Я все сделаю, только спаси, мне очень страшно, - она умоляюще заглянула в его глаза, дрожа от страха и холода. Незнакомец же напротив, выглядел удивленным. Обратившись к своему спутнику, он сказал, - Она вас видит, - затем к ней, - у вас огромные проблемы, девушка, и поверьте, они только начинаются.
  
   Когда пальцы парня коснулись ее лба, мир вокруг завертелся, события смешались в одну огромную кучу и Диссалария погрузилась в сон, охваченный тьмой...
  
  
  

Глава вторая "Видящая незримое"

  
   Проснувшись утром в своей кровати, Диссалария как обычно пошла в ванну, после чего приготовила себе завтрак, что что-то было не так. Голова нестерпимо болела, а в памяти постепенно прояснялись вчерашние события, поэтому она не нашла лучшего решения, чем позвонить единственному человеку, которому она может доверять.
  
   - Алло, Лес, ты не поверишь, что вчера произошло... - не успела Дисс договорить, как ее прервал сердитый голос подруги.
  
   - Ты что, с ума сошла? Я вчера пять часов подряд тебе дозвониться не могла, вернее сегодня ночью! Неужели ты не могла взять трубку или хотя бы написать сообщение? Я уже думала, что с тобой что-то случилось!
  
   - Лесли, я не помню, как добралась до дома. Помню только как вышла из кафе и пошла домой через парк. Там, под фонарем, стоял парень.
  
   - Симпатичный? Это из-за него ты не отвечала на звонки?
  
   - Да, но дело не только в этом. Я скажу тебе, только не смейся, ладно? Это был незнакомец из сна, а с ним - чудовище в плаще. Я пряталась за деревом пока они разговаривали, почти ничего не слышала и не видела, зато они видели меня. Тот, со страшным лицом, увидел меня, а незнакомец не дал сбежать. Он сказал, что теперь у меня начнутся большие неприятности.
  
   - А ты уверена, что это был не сон? Подумай сама. Чудовище в плаще, каких на свете не бывает, парень, который снился тебе пять лет назад, ты ничего не помнишь после того, как они тебя нашли, проснулась в своей кровати и так далее. Если бы незнакомец правда обнаружил тебя шпионящей за ним, вряд ли он знал, где ты живешь.
   Я понимаю, все это время ты думала о нем, мечтала встретиться, поговорить, может даже о большем и очень хочешь верить в то, что это произошло взаправду, но это лишь сон. Не стоит путать мечты с реальностью, Дисс. Я волнуюсь за тебя. Я не могу быть единственным человеком, который поддерживает тебя. Вот что с тобой будет, если со мной что-нибудь случится? Тебе нужен парень, защитник. Кто-то, кто будет стоять за тебя горой и любить. Всем нужна пара, даже такой интровертке, как ты. Присмотрись к своему окружению.
  
   - Ты же знаешь, круг моего общения ограничивается тобой и соседскими кошками.
  
   - Это плохо, нужно исправляться. На днях я иду гулять со своим парнем, он возьмет с собой друга. Ничего о нем не знаю, но может рискнешь? В худшем случае ничего не теряешь, а в лучшем... Впрочем, это уже тебе решать, тут вмешиваться не буду, но попытаться нужно. Ну так что, договорились? - подруга выжидающе замолчала и ей не оставалось ничего, кроме как обреченно согласиться, выдохнув.
  
   - Договорились.
  
   - И побольше энтузиазма. Ты же не на похороны идешь, а на свидание вслепую. Если будешь так себя вести, он сам убежит и делать ничего не нужно. Ну подумай, Дисс, а вдруг он тебе понравится и что-то получится? не стоит к этому относиться так скептически.
  
   - Ой, не знаю, Лесли. Если честно, я не уверена, что это правильно и нужно ли все это вообще, но ради тебя схожу.
  
   - Вот и славненько. Жду тебя в пять часов вечера в том же кафе, что и вчера. Не опаздывай и одень что-нибудь милое. До встречи, Дисс, обязательно приходи.
  
   Девушка устало вздохнула и положила телефон на небольшую полку. Теперь хлопот на сегодня прибавилось. Возможно, иногда следовало обижаться на нее, но Диссалария знала, что подруга делает это исключительно потому, что волнуется. Даже если это может немного доставать, она знала, что Лесли делает это ради нее, поэтому никогда не сердилась, но теперь оставалась одна проблема - вечер.
  
   "Как бы ни пожалеть о том, что дала свое согласие. Свидание вслепую все же не самая удачная затея. Никогда не знаешь, как пройдет и чем закончится. Мало ли, что может случится. Шестое чувство подсказывает, что абсолютно ничего хорошего от этого веера ждать не стоит, но не прийти будет некрасиво, да и Лес обидится... Ладно, раз уж решила идти, нужно постараться не ударить в грязь лицом. Ни к чему позорить себя и подругу. в худшем случае сделаю вид, что у меня появились неотложные дела и сбегу. Да, трусливо, но что поделать. Думаю, Лесли меня поймет. Это не то, на что она может обидеться, но если уж сбегать, то так, чтобы это не выглядело как побег".
  
   С такими помыслами наша героиня завела на телефоне будильник на сорок минут шестого с мелодией, которая давно стояла у нее на звонке так. чтобы при Лесли это выглядело, как звонок и она могла отойти "поговорить", а там уже можно будет решить, что делать. Каким бы делом вы ни занялись, всегда нужно оставлять лазейку для обратного пути - так выигрываются битвы.
   Не самым легким делом стал выбор одежды. Проблема была в том, что у нее не было никакого опыта в этом деле, поэтому она совершенно не знала, что следует одеть. Диссалария перемерила всю свою повседневную и выходную одежду перед зеркалом, после чего пришла к выводу, что она не подходит. Нужно что-нибудь особенное. На ум тут же пришло платье небесно-голубого цвета. купленное подругой в прошлом месяце. Если честно, гардероб этой девушки не отличался особой женственностью и изяществом. Диссалария предпочитала простую и практичную одежду, которую можно одевать, куда бы ты ни пошла и это платье было единственным исключением.
   Повертевшись перед зеркалом, она не узнала себя - платье идеально легло по ее фигуре и кардинально меняло уже надоевший окружающим имидж. Не удивительно, что девушка испытала жуткий дискомфорт.
  
   "Прости, Лесли, но я не смогу в этом пойти. Придется им потерпеть меня в обычной одежде один вечер, если я не уйду раньше".
  
   Время до свидания неумолимо двигалось вперед, словно на зло. Оно всегда так. Когда ждешь чего-то и хочешь, чтобы оно поскорее случилось, время течет медленно, как улитка, а когда хочешь, чтобы оно остановилось - все наоборот. На самом деле время всегда наступает одинаково, дело только в нашем желании или нежелании. Время неподвластно людским мечтаниям. Все случается именно тогда, когда должно случиться - ни позже, ни раньше. Оно не только отнимает у нас самое дорогое, но и дарит новые причины жить.
   И вот. стоя перед дверью хорошо знакомого кафе, Диссалария впервые испытала жгучее желание ни в коем случае не переступать его порог. Она бы может так и стояла, если бы не звонок.
  
   - Ну и где ты? Мы уже на месте и ждем тебя. Опаздывать конечно для девушки естественно, но иногда нежелательно.
  
   - Я уже у входа, - девушка встрепенулась и собрав все мужество в кулак, направилась внутрь. Открыв дверь, она сразу увидела Лесли, машущую ей рукой из-за дальнего столика. парней от нее очень удачно скрывала деревянная украшенная резьбой перегородка. Спрятав слегка дрожащие руки в карманы привычной кожаной куртки, Диссалария шагнула к ним и, стараясь не смотреть ни на кого, селя на свободное место, буркнув: "Добрый вечер".
  
   Она знала, что подруга будет недовольна, но это уже неважно.
  
   - Ну надо же, не думала, что ты будешь настолько сильно стесняться. Не обижайтесь на нее, она не слишком разговорчива. Знакомьтесь - это Диссалария, моя подруга, я вам о ней рассказывала, - даже не поднимая взгляда, девушка отлично чувствовала на себе пристальные взгляды.
  
   - Дисс, будь дружелюбнее, они не кусаются. Ты ведешь себя невежливо, - нахмурившись, она не могла не согласиться. После такого Лесли может сердиться на нее. Ей внезапно стало стыдно за саму себя.
  
   "Ну в самом деле, веду себя как маленький ребенок. Уже давно пора вырасти. Ну правда, не съедят же меня, если взгляну на них одним глазком? Чего я, в самом деле? Они ведь всего-лишь люди..." - подняв виноватый взгляд на подругу, Диссалария кивнула.
  
   - Прости, Лесли, я немного не в себе, но все в норме. Ты права, - девушка криво улыбнулась, но похоже не сердилась. Это заставило ее испытать облегчение, но настоящие проблемы только начинались. Она даже не подозревала, что случится, когда обернется в сторону двух других присутствующих.
  
   - Знакомься, это Фрэнк и Джерард, - кивнула она сперва на темноволосого, затем на светловолосого. Взглянув на них, девушка едва не упала со стула.
  
   - Очень приятно, - дрожащим голосом произнесла Диссалария, незаметно достав телефон. Похоже, пол часа ей здесь не усидеть.
  
   - И нам очень приятно, - с ехидством в голосе ответил темноволосый, но Лесли видимо этого не заметила, прижимаясь к Фрэнку все ближе и ближе. Девушка не могла перебороть отвращение. Когда раздался звонок будильника, она буквально вскочила, извинившись и сказала, что ей нужно отойти. даже в женском туалете Диссалария не смогла успокоить стук бешеного сердца.
  
   "Этот Фрэнк... Его лицо... Он - не человек. Неужели никто, кроме меня этого не видит?! А тот светловолосый, Джерард? Это же тот самый незнакомец! Боже, кажется я и вправду влипла. А Лесли? Она ведь встречается с непонятно кем и даже ничего не знает! Возможно, Лесли даже в большей опасности, чем я! Я должна спасти ее! Нельзя оставлять ее с ними! Нужно что-нибудь придумать... Хотя нет. Мы дружим уже много лет. Она поверит мне. Я должна все ей рассказать..."
  
   "Лес, зайди в женский туалет. Мне очень нужно с тобой поговорить. Это важно!"
  
   "Будильник. Очень умно, Дисс. Прости, но я не хочу ничего слушать. Если хочешь уйти - просто уходи, держать не стану, но и меня с собой не тяни. Уж не знаю, что с тобой случилось в последнее время, но ведешь ты себя странно. Поговорим, когда ты придешь в себя. Пока".
  
   Она не знала, что делать. Похоже подруга серьезно обиделась на нее, но возвращаться нельзя. Случайная или нет, но эта встреча не к добру. Не стоит искушать судьбу, да вот только что-то ей подсказывало, что уйти через парадную дверь у нее не выйдет. Оставалось окно туалета. Прыгать вроде бы не очень высоко, а уйти легче, в моральном плане конечно. Правда сейчас эта ситуация все больше напоминала ей Побег из Шоушенка, но ничего не поделаешь. Если она прямо сейчас начнет доказывать подруге, что ее парень - Бог знает что или кто, а его друг - тот самый таинственный незнакомец из сна и парка, они точно поссорятся. Это и без того звучит, как бред сумасшедшего, не стоит усугублять. С Лесли конечно нужно поговорить, но не сейчас.
   Кое-как забравшись на подоконник, она попыталась открыть окно, которое, к слову, поддалось не сразу, но все же открылось. Держась за подоконник, Диссалария вылезла в окно и повисла на нем. Теперь, посмотрев вниз, девушка поняла, что поступила опрометчиво, ведь она всю жизнь боялась высоты, даже самой маленькой. Заерзав, она попыталась подтянуться обратно, в панике соскользнув еще больше вниз и сорвавшись, зажмурилась, готовясь к не самому приятному падению на мягкое место, которого так и не произошло. Вместо этого ее подхватили крепкие мужские руки. Почему мужские? Потому что большие и сильные.
   Осознав, что ее уберегла от падения, девушка приоткрыла глаза и удивленно заморгала, не видя лица своего спасителя.
  
   - С-спасибо, - заикаясь поблагодарила она и подняла взгляд на парня, после чего задергалась, чуть не вывалившись из его рук.
  
   - Не за что, - прошептал он ей на ухо, - Не дергайся, иначе могу уронить.
  
   - Джерард?! Что ты делаешь?!
  
   - У меня к тебе тот же вопрос, Дисс. Зачем ты сбегаешь от меня через окно женского туалета? Боишься меня?
  
   - У меня достаточно причин и страх - не самая большая из них. Это ведь был не сон? То, что случилось в парке ночью. И Фрэнк - не человек. Я вижу его лицо, настоящее лицо. Почему его не видит Лесли? Кто он вообще?! Отпусти меня! - девушка тщетно пыталась вырваться из цепких объятий, пока наконец не сдалась, обмякнув в руках Джерарда, - Пожалуйста, отпусти.
  
   - Не могу. Если я тебе не объясню всего сейчас, ты наведешь шороху на всех и подставишь не только Фрэнка и меня, но и саму себя. Как ты уже сама сказала, не всем дано видеть его истинное лицо. Ты же хочешь узнать, почему являешься одной из видящих?
  
   Замолчав, Диссалария задумалась.
  
   - Я не уверена, что мне понравится ответ. Что, если я не захочу слушать?
  
   - Боюсь, у тебя нет выбора. Сейчас я отвезу тебя к себе, поговорить. Здесь не самое подходящее место для этого. И даже не думай кричать, а то поцелую, - девушка покраснела, возмущенно открыв рот, но все свои мысли оставила не озвученными.
  
   "Что за странный парень?! Во всех смыслах. Нужно быть настороже. Мало ли что взбредет в его голову. Я ничего о нем не знаю, кроме того, что ему едва ли можно доверять".
  
   Невдалеке показался белый джип. Джерард достал ключи и не отпуская ее открыл дверь, усадив ее на заднее сидение, после чего занял место у руля и предусмотрительно заблокировал двери. Напряженный взгляд Диссаларии всю дорогу неотрывно сверлил спину парня подобно тому, как маленький зверек в страхе наблюдает за хищником из своей норки. Каждую секунду она ожидала от него очередного полного безрассудства поступка, но он был спокоен. Впрочем, именно спокойствие охотника больше всего пугает зверя, ведь лишь сильный противник может сохранять спокойствие во время боя. Слабые же испытывают ярость, а этот парень отнюдь не слабак.
  
   - Не бойся, если бы я хотел тебя убить, я бы это уже сделал.
  
   - Это должно меня успокоить? Что тебе помешает сделать это в другом месте в другое время? Я о тебе почти ничего не знаю, а то, что мне известно, точно не дает повода тебе доверять - скорей уж наоборот. Ты знаешь, как называется то, что ты сейчас делаешь? Похищение. Это преступление. Более того, как я оказалась у себя дома под утро? Я точно помню, как теряла сознание в парке после того, как ты что-то сделал... Ты - не человек? Тогда почему у тебя человеческое лицо?
  
   - Потому что я - человек, но необычный. Не беспокойся, я просто сделал так, чтобы ты уснула, а нужную информацию про адрес узнал из твоей памяти.
  
   - Из памяти? А ты ничего не узнал про сон?.. - смущенно опустив взгляд на колени спросила она.
  
   - О чем ты? Впрочем неважно. Ничего личного я не прочитал, можешь не беспокоиться. Ты не обязана рассказывать мне о таких вещах. Все же мы - чужие люди. Я понимаю твое недоверие, но ничего плохого я тебе делать не собираюсь. Просто выслушай, хорошо?
  
   - Как будто я могу сказать "нет", - съязвила девушка, отвернувшись к окну. Мелькающие, сменяющие друг друга, как ночь сменяет день, пейзажи с заходящим за серые тучи солнцем создавали сумрак. Диссаларию слегка укачивало. От жары ее клонило в сон. Веки медленно опускались, а глаза болели даже от слабого источника света, рискуя с каждой секундой закрыться совсем. Она сама удивлялась тому, как может хотеть спать в такой момент, когда ее непонятно кто непонятно куда и зачем везет и Бог знает что собирается с ней делать...
  
  
  

Глава третья "Его история"

  
   - Не злись на меня так сильно. Поверь, от этого разговора тебе гораздо больше пользы, чем мне. Фрэнк - не единственный из тех, кто может напугать тебя своим истинным обликом. Я расскажу тебе и возможно ты уже не будешь так беззащитна.
  
   - А еще это избавит вас с Фрэнком от лишних проблем, верно? - ехидно подметила девушка.
  
   - Не без этого, - не стал отрицать Джерард, не отвлекаясь от дороги, - Но эти проблемы, хоть и с небольшими усилиями, все же возможно решить, в отличие от твоих. Не советую поступать опрометчиво нам на зло. Первым делом ты подставишь под удар себя, о большем здесь не расскажу. Мы почти приехали, - машина подъезжала к небольшому пригородному домику в венецианском стиле и затормозила у входа. Парень вышел первый, придержав для нее дверь.
  
   - Спасибо, - она криво усмехнулась, - Подумать только - похититель с манерами! Чего только не увидишь на этой планете... - но Джерард ее не слушал.
  
   - Добро пожаловать в мой дом. Хоть ты и оказалась здесь не совсем по собственной воле, я надеюсь, что ты, как моя гостья, будешь чувствовать себя, как дома, насколько это возможно. Проходи, - Джерард провел ее в гостиную и усадил на диван, - Чаю? Кофе?
  
   - Нет, спасибо, - девушка покачала головой, неуверенно осматриваясь по сторонам. Комната оказалась уютной и весьма обыкновенной, да и вокруг не было ничего указывающего на то, что это логово маниакального психа. Ей стало спокойнее. Парень словно прочитал ее мысли.
  
   - Диссалария, ты можешь быть уверена - я не подсыплю тебе ничего в чашку. Если бы я хотел с тобой что-то сделать, сделал бы это, пока ты в трезвом состоянии. Я ведь все-таки крепкий парень и такая маленькая милая девушка мне не помеха, - она про себя возмутилась за уже вторую скрытую угрозу, - Разговор предстоит долгий. Ты уверена, что не захочешь пить? А впрочем, я заварю чай. Если захочешь, выпьешь.
  
   Когда Джерард вернулся, поставив чашки с ароматным жасминовым чаем на небольшую деревянную подставку и сел напротив нее, она нетерпеливо постукивала пальцами по коленям, не зная с чего начать разговор. Механические, немного странного дизайна часы, висевшие на стене, неустанно тикали, с каждым звуком увеличивая напряжение.
  
   - То, что я сейчас скажу, прозвучит бредово. Не думаю, что ты так легко поверишь мне, но я обещал рассказать тебе правду и сдержу свое слово. Ты видела Фрэнка - он не один такой, их много. Подобные ему называются Фейриглами, известные как "незримые". Они существуют здесь довольно давно и успешно уживаются с людьми, которые не видят их истинного облика. Видеть Фейриглов дано только Лейриглам - полукровкам, рожденным от Фейригла и человека. Они сохраняют человеческий облик, но могут то, что неподвластно людям - например, видеть Фейриглов. Они так же известны, как "видящие незримое". Ты - Лейригл, как и я.
  
   - То есть, это значит, что я могу всякие необычные вещи вроде чтения воспоминаний, как ты?
  
   - Не совсем так. Дело в том, что не все Фейриглы равны между собой по силе - так и с Лейриглами. Все дело в силе генов со стороны Фейригла. Некоторые Лейриглы не уступают по силе Фейриглам, а некоторые могут лишь видеть их.
  
   - И как мне узнать, к какой группе Лейриглов я отношусь?
  
   - Ну, если ты обладаешь другими необычными способностями, рано или поздно они проявятся. А насчет разглашения подобной информации простым людям. Как ты думаешь, что случилось с Лейриглами, не умеющими держать язык за зубами?
  
   - Что? - настороженно спросила она. Мозг предлагал самые неприятные из возможных исходов. В чем-то он был прав.
  
   - Многие попали в психиатрические лечебницы и провели там большую половину своей жизни, но были и те, кому повезло гораздо меньше, - у Диссаларии пробежали мурашки, разгоняемые по всему телу волнами страха.
  
   - О чем ты?..
  
   - Думаю, ты знаешь. Не все Фейриглы одинаково реагируют на это. Когда-то их звали демонами и безжалостно убивали только потому, что Лейриглы не могли благоразумно промолчать. Далеко не все это забыли. Некоторые из Фейриглов настолько страшатся даже малой вероятности того, что история может повториться, что избавляются от Лейриглов, которые несут в себе эту опасность.
  
   - То есть мне нужно просто держать язык за зубами и все будет хорошо?
  
   - Не только. Раз уж ты - Лейригл, у тебя есть определенные способности. О них не должен знать никто, по той же причине.
  
   - Значит, мне нужно просто не высовываться и я смогу жить спокойно даже среди Фейриглов? А как насчет Фрэнка? Ведь для него не секрет, что я - Лейригл. Что, если он захочет от меня избавиться?
   - В таком случае вряд ли его кто-нибудь остановит. Он - один из сильнейших Фейриглов, которых мне доводилось встречать, а встречал я их немало, поверь мне. Однако, тебе не о чем беспокоиться, он тебя не тронет, пока это не станет крайней необходимостью. Могу за это поручиться.
  
   - М-да... Ладно, спасибо за предупреждение. Я могу идти домой?
  
   - Постой, уже темно и возвращаться далеко. Я подвезу тебя до дома.
  
   Она хотела отказаться от помощи из вредности, но хорошо все обдумав Диссалария решила согласиться.
  
   "Может он не так плох, как я думала? Все же Джерард помог мне, да и обратно пешком не отправил, хоть и мог. Конечно до незнакомца из сна ему далеко, но кто знает, может это правда судьба. Хотя нет, глупое предположение. Как он может быть Им? Это невозможно. Такого просто не бывает. Просто два похожих парня. Кстати говоря..."
  
   - Джерард, можно у тебя кое-что спросить?
  
   - Конечно. Правда я не могу ручаться, что отвечу на все. Надеюсь, ты понимаешь почему.
  
   - У тебя случайно нет брата-близнеца?
  
   - Нет, я - единственный Лейригл в семье. Мои родственники бы не выдержали, если бы на них взвалился двойной балласт... А почему ты спрашиваешь? - Диссалария поняла, что его гложет тяжкий груз, что лежит громадным камнем на душе, но об этом она не имела права спрашивать, только не сейчас.
  
   - Да так, ничего особенного, просто стало интересно. Прости, если это как-то связано с неприятными воспоминаниями. Знаю, прозвучит странно и ты вряд ли примешь такое предложение от незнакомого человека, но если ты когда-нибудь решишься рассказать свою историю, я могу стать той, кто готов выслушать, если это хоть как-то облегчит твое бремя.
  
   Джерард долго и пристально смотрел на нее, но девушка была непоколебима.
  
   - Ты права. Мы плохо друг друга знаем и это слишком личное, чтобы свободно рассказывать об этом в подобной ситуации, но почему-то я чувствую, что тебе можно рассказать все. Итак, слушай внимательно, это моя история... Мой отец был Фейриглом, влюбившимся в человеческую девушку. Она была необыкновенной красоты, но не только это послужило причиной для самого необдуманного его поступка. Моя мать была невероятно сильна духом. Люди находившиеся рядом с ней чувствовали, что становятся сильнее и не отступали от своего не смотря ни на что, а недоброжелатели слабели перед стойкостью ее духа. На всем свете из тех, кто знал ее, не было того, кто не обратил бы на нее внимания, испытывая при этом безразличие. Не смог и мой отец.
  
   В то время и до сей поры были и остаются Фейриглы, помешанные на чистоте крови. Для них люди - лишь жалкий мусор, а Лейриглы - худшее, что можно было создать. Мои дед и бабушка - родители моего отца, были такими. Когда они узнали, что он взял в жены простую человеческую девушку, они были в ярости, но отец любил ее и ничто не могло повлиять на его решение. Мать была сиротой, поэтому знала, какой жестокой может быть жизнь. Родственники отца посчитали, что раз уж нельзя повлиять на его решение, можно заставить ее уйти. Они пытались подкупить ее, но она была непреклонна. Мои родители любили друг друга больше всего на свете и осознав, что разлучить их таким способом невозможно, в тайне от моего отца издевались над ней. Жестоко, несправедливо, но его семья никогда не собиралась принимать ее. Их дом никогда не был ей домом, но она терпела и ни разу не пожаловалась мужу. Казалось, никто и ничто не сможет их разлучить, даже если само небо низвергнется на их головы. Но после моего рождения мою мать отравили. Убийцу так и не нашли, но этого и не требовалось. Все и так отлично знали, что к ее смерти приложил руку кто-то из родственников моего отца. Если честно, неважно, кто именно убил ее. Они все этого желали и поэтому виновны. С тех пор отец закрыл для них двери своего дома навсегда. Он был переполнен болью от утраты самого дорогого и любимого человека. Его охватила злость на несправедливость этого мира. В сердце моего отца именно тогда появилась глубокая рана, которая вряд ли когда-нибудь сможет затянуться.
   После смерти матери он воспитывал меня, защищая от жадных и озлобленных на него родственников. Когда мне было пять лет, он тяжело заболел. Болезнь три года изводила его, мучила... Отец чувствовал, что долго не продержится и больше всего на свете тревожился о том, что случится со мной после его смерти. Он был единственным, кто мог сдерживать свою семью и знал, что когда им ничто не будет мешать, они не упустят своей возможности, ведь я - прямой наследник и только моя смерть даст им то, чего они так желают - деньги, власть и снятие позора семьи моей кровью. Поэтому, перед смертью он написал завещание, согласно которому девяносто процентов наследства предоставляются мне, а остальные десять - родственникам, только при условии, что я не умру до пятидесяти лет. В противном случае все наследство завещается в фонды помощи нуждающимся. Только из-за этого я все еще жив. Если бы они хотели меня убить, я вряд ли смог бы выжить.
  
   - Они так сильны? - удивилась девушка.
  
   - Они? Конечно нет. Эти Фейриглы ни за что не станут заниматься этим сами. Родственники моего отца слишком высокого о себе мнения. Они действуют через других, хотя их руки куда более окровавлены, чем чьи-либо. Скольких людей погубила их злоба, алчность и жажда денег? Не счесть. Думаю, они и сами не помнят, скольких убили. Их не интересуют чужие жизни и лишь деньгам и тьме подвластны их черствые сердца. Отцу не на кого было меня оставить тогда, поэтому двери его дома вновь открылись для них.
  
   - Ты шутишь? Они же настоящие чудовища! - Диссалария даже привстала со своего места.
  
   - У меня не было других родственников, поэтому, как ни печально, но кроме них обо мне некому было позаботиться. Наверное ты уже поняла, что мое детство не было радужным и безоблачным. Ничего хорошего в окружении таких Фейриглов и быть не могла. Они ненавидели меня еще до рождения, да и после не особо что-то изменилось. Надо мной издевались даже когда для этого не было никаких причин. Я уже молчу о том, что со мной было, когда они появились. Подтверждение тому - само мое существование, ибо покуда я жив, эта боль никогда меня не покинет. Я всегда буду помнить совершенные ими злодеяния. Рано или поздно им придется отвечать за все и тогда сам Бог будет судить их...
  
   - Какая печальная история... Быть может, наградой за пережитое послужит счастливый конец? Книжные герои переживают достаточно плохого, прежде чем все станет таким, каким должно быть. Уверена, как бы ни было тяжело, тебя ждет счастливый конец, поэтому ни за что не сдавайся.
  
   - К сожалению, конец далеко не всегда бывает счастливым. Судьбу моих родителей не назовешь таковой. Нет никаких гарантий того, что все закончится хорошо, именно поэтому это и называется жизнью. Но ты права, нельзя сдаваться, нужно бороться до самого конца и тогда, быть может, когда-нибудь все будет хорошо.
  
   В машину девушка садилась в полусне - это сказывалась усталость, плохой режим дня в последнее время и душевные переживания, ссора с Лесли и неожиданная правда о самой себе. Она - Лейригл, ребенок Фейригла и человека, видящая незримое. Огромный поток информации и событий как пугал ее, так и притягивал, грозясь затянуть и затерять среди своего сумасшедшего вороха, а Диссалария медленно погружалась в сон, полулежа на заднем сидении. Она выглядела так умиротворенно, что Джерард не решился ее разбудить даже когда они прибыли на место. Уложив девушку на кровать, на сей раз он заботливо укрыл ее одеялом и тихо, словно его и не было, покинул дом.
  
  
  

Глава четвертая "Смерть всегда ближе, чем кажется"

  
   Утро встретило жителей города сильной весенней грозой. Серые тучи заволокли небо подобно огромному темному куполу, в котором виднелись яркие и тонкие, словно громадные копья, молнии, сопровождаемые ужасающими прерывистыми раскатами грома, сотрясающими все небо. Огромные капли били по крышам и окнам домов, ворошили листву деревьев. Вода заливала дороги и наполняла давно иссохшие каналы. Такая погода имеет свою особенную красоту и ужас, ведь бушующая стихия всегда несет в себе угрозу...
   Сон девушка был потревожен громогласным звуком. Она мгновенно села и посмотрела в окно. Погода совсем испортилась. Ничего не осталось от жарких солнечных выходных, прошедших совсем недавно. Их сменил штормовой ветер, пришедший с запада.
   Диссалария любила грозу. То, что некогда пугало маленькую пятилетнюю девочку, оставшуюся дома одной, со временем стало частью ее самой. В такую погоду она особенно остро чувствовала свое одиночество, но вместе с тем, приходило смирение. Лесли несомненно была ее единственной и лучшей подругой, но даже с ней Диссалария не могла раскрыться полностью, будто ей чего-то не хватало. Как цветок без солнечного света, она оставалась закрытой, но когда ей удавалось остаться наедине с собой, девушка могла вести себя так, будто свобода и есть то, чего ей не хватает. Наверное в этом и заключалось ее одиночество - никто никогда не видел ее настоящую, но Диссалария никогда никого в нем не винила, кроме себя. В подобные дни ее компанию составляли книги. Погружаясь в загадочные новые миры, она могла быть кем угодно, в том числе и собой - для этой девушки не было ничего дороже, но прямо сейчас ей было не до того. Слишком велико впечатление от реальности. Казалось, будто она оказалась в одном из тех выдуманных миров, где преобладает фантастика или фэнтези. Точно Диссалария пока сказать не могла. Джерард рассказал ей многое, но вместе с тем оставил много не отвеченных вопросов. Они не давали ей покоя. Девушка только сейчас осознала, что ей практически ничего неизвестно об этой новой для нее расе, о себе и о судьбе своих родителей. Эту информацию она должна узнать любой ценой, чтобы утолить свое любопытство.
   После истории, которую ей рассказал Джерард, Диссалария пришла к выводу, что хоть Фейриглы и отличаются от людей истинным ликом и могут то, чего не могут они, грехи их вполне себе человеческие, а это уже о многом говорит. Ей придется вскоре научиться распознавать настоящих чудовищ...
  
   Первым делом Диссалария посчитала необходимым помириться с подругой, но сколько она ни звонила, все попытки дозвониться сводились на нет. Обычное явление в подобную погоду, однако что-то здесь было не так. Девушка не могла это ничем объяснить. Для беспокойства не было никаких причин. Было лишь острое нехорошее предчувствие, мешающее думать о чем-либо другом. Ни один нормальный человек в здравом уме не вышел бы в такую погоду на улицу, что уж говорить о легкомысленном вспыльчивом Лейригле? Наплевав на голос рассудка, она решила любой ценой добраться до подруги, вслушиваясь в панический крик внутреннего предчувствия, который заставлял бежать вперед, спотыкаясь, падая в грязь, снова поднимаясь не останавливаясь ни на секунду даже для того, чтобы отдышаться в страхе перед тем, что будет ждать ее впереди, если не успеет.
   Вода и грязь насквозь пропитали ее одежду и волосы, капли беспощадно колотили ее продрогшее до костей тело, словно желая пронзить ее, но это не остановило Диссаларию. Она шла и шла по промокшим безлюдным улицам, куда не решалась ступить ни одна живая душа кроме нее.
   Достигнув цели - небольшого ничем не примечательного дома, какими полны те улицы, девушка забарабанила в дверь. Никто не открыл, но она поддалась.
  
   "Вот, что уж точно недобрый знак", - решила Диссалария и без колебаний распахнула ее, влетев внутрь. Свет был выключен и все факторы указывали на то, что дом пуст, но она не могла не проверить. Медленные шаги эхом раздавались в стенах этого дома - лишь они и раскаты грома порой прерывали зловещую тишину, сопровождаемые вспышками света за окном. Было в этом нечто величественное, триумфальное, подобное возвышению хищника над жертвой. В такой ситуации всегда нужно точно знать, кто именно - ты.
  
   Позвав подругу по имени, девушка уже знала, что ей не ответят, а когда пересекла порог комнаты и увидела труп Лесли на полу, стало очевидно - она опоздала.
   Ступив назад, Диссалария потеряла равновесие и упала, оказавшись в положении полусидя. Невидящий взгляд устремился на безжизненное тело, стеклянные глаза подруги глядящие в потолок совершенно подкосили ее. Лесли - ее лучшая подруга, единственный поддерживающий и дорогой ей человек лежит прямо перед ней. Она мертва - эта мысль далась ей особенно трудно. У нее больше нет подруги. Диссалария осталась одна. Не сдвигаясь с места, она разрыдалась, изливая сдерживаемые долгое время слезы, зная, что рядом больше не будет никого...
  
   На следующий день состоялись похороны. Смерть Лесли не стали расследовать, установив ее, как сердечный приступ, но Диссаларию продолжало тревожить то, что дверь оставалась открытой. Даже если учесть, что это один из редких случаев среди молодежи, почему дом не был заперт изнутри?
   Девушка старалась одеться как можно неприметнее в черные тона, как и полагалось в подобных случаях. На кладбище собралась целая толпа родственников и друзей Лесли и хотя она знала, что является далеко не единственным ее другом, не могла не удивиться количеству тех, кто пришел поскорбить. Впрочем, ей не было дела ни до кого из них. В течение всей церемонии Диссалария стояла чуть поодаль от толпы, а когда все разошлись, осталась и нагнулась, чтобы положить на могилу белые розы - ее любимые цветы.
  
   - Знаешь, Лесли, я всегда гордилась нашей дружбой. Тебя всегда все любили. Посмотри только, сколько людей пришли попрощаться с тобой. А вот на мои не придет никто... - утерев слезы, она посмотрела на свежевырытую могилу. Здесь, под слоем сырой земли, лежит ее единственная подруга, с которой еще два дня назад все было хорошо. Приближающиеся шаги не заставили ее обернуться. Она и так знала, кто за ее спиной.
  
   - Зачем вы пришли? - голос девушки звучал уверенно. Никто не знал, чего ей стоило это спокойствие.
  
   - Мы не могли не почтить память усопшей...
  
   - Усопшей? Усопшей?! Лесли! Ее звали Лесли! Это моя лучшая подруга! Как ты, не знающей даже ее имени, посмел явиться сюда?! - подорвавшись с места, Диссалария встала лицом к лицу с Джерардом, а затем перевела яростный взгляд на Фрэнка, - А ты? Как ты можешь стоять здесь, у ее могилы, после того, как Лесли умерла по твоей вине?! Где ты был, когда так был нужен ей?! Что ты делал?! Почему не спас ее?! Она верила тебе и это ее погубило! - голубые глаза были полны слез, - У меня не осталось ничего. Надеюсь, мы больше никогда с вами не увидимся. Прощайте... - уходя с кладбища она ни разу не обернулась ни на могилу подруги, ни на парней. Чтобы жить дальше, ей было необходимо покинуть все это и никогда больше не возвращаться...
  
  
  

Глава пятая "Истерзанные души"

  
   Прошло три года с ее переезда в другой город, другую страну, оставив в прошлом свой прежний дом и жизнь. Окончив академию, Диссалария чуть ли не сразу получила работу в качестве секретаря генерального директора и владельца компании по продаже игрушек, сняла маленькую уютную квартирку недалеко от парка и в целом была довольна жизнью в которой нет места ни для Фейриглов, ни для Лейриглов. Никаких инопланетян, чудовищ и полукровок. Все бы ничего, если бы к тихой и размеренной жизни не прилагался назойливый и похотливый начальник, не упускающий возможности поприставать к молодым сотрудницам. Впрочем, он был старше Диссаларии лишь на три года, поэтому особого отвращения она по этому поводу не испытывала, но и не соглашалась, отшивая его как мальчишку, однако Рик не отставал.
  
   - Почему нет? Я богат, красив, ты мне нравишься. Дисс, ты меня уже два с половиной года отшиваешь. Что мне сделать, чтобы ты согласилась?
  
   - Ты - самоуверенный испорченный мальчишка, к тому же бабник. Я не из тех девушек, которые согласны на мимолетные отношения. Твои намерения не серьезны. Не знаю, чего ты ждешь от меня, но я не согласна быть твоей очередной игрушкой!
  
   - Ах вот, в чем дело. Ты решила, будто я несерьезен по отношению к тебе? Думаешь, все это время я пытался добиться тебя, чтобы поиграть? - начальник подступил ближе, девушка отступила назад, упершись в стену. Рик поставил руки по обе стороны от ее головы, не оставляя возможности выкрутиться.
  
   - Рик, это не смешно! Отпусти меня! Ты - мой начальник, не более того! Не превышай свои полномочия!
  
   Склонившись над ее ухом, он обжег его горячим дыханием, заставив девушку задрожать.
  
   - Я не шучу, Дисс. С самой первой встречи я не могу выбросить тебя из головы. Пока мы на работе, я не свожу с тебя глаз. Думаешь, это все забавы ради? Да когда ты ушла на больничный из-за воспаления легких, я места себе не находил! Не мог ни есть, ни спать! По твоему это все из-за упрямства?! - девушку трясло. Впервые проявленная боссом агрессия напугала ее и он опустил руки, - Прости, Дисс, я не хотел пугать тебя... Прошу, не бойся меня. Я не причиню тебе вреда, никогда. Я серьезен в отношении моих чувств к тебе. Почему ты не можешь быть со мной? Я сделаю все для тебя.
  
   - Я... Я не знаю, Рик. Я не думала, что ты правда не играешь. Я никогда не смотрела на тебя, как на мужчину. Прости, я не могу принять такое решение...
  
   - Ну так посмотри же на меня! Дай мне шанс, пожалуйста. Если за месяц твое отношение ко мне не изменится, я отступлю, даю слово.
  
   Тяжело выдохнув, Диссалария покачала головой.
  
   "Какой же проблемный начальник..."
  
   - Хорошо, только одно свидание и ничего больше. Мне не нужны проблемы и приставания. Я - приличная девушка и не потерплю домогательств. Если случится нечто подобное - я увольняюсь. В наше время найти работу сложно, но я уж как-нибудь разберусь со своими проблемами.
  
   - По рукам. Как насчет чашки кофе сегодня вечером? Я знаю одно замечательное кафе... - последняя фраза заставила девушку поежиться. Она и сама не понимала почему. Вроде и ничего подозрительного в ней не было, но в груди ныло нехорошее предчувствие. Оно не давало ей покоя в течение всего рабочего дня и уж тем более после него в машине директора. Остерегаясь приставаний, Диссалария даже селя на заднее сидение, предусмотрительно отодвинувшись, насколько это позволяло замкнутое пространство автомобиля от мужчины, вызывавшего в ней не самые лучшие чувства и более неприятные предчувствия. Хоть Рик и выглядел добрым парнем без значительных недостатков, у нее было очень развито шестое чувство, ни разу до этого не подводившее ее и сейчас оно кричало, что он опасен.
  
   Страшен не тот человек, который размахивает ножом, а тот, который его прячет, потому что легче защититься от видимой угрозы, чем от того, от кого этого не ждешь. Диссалария всегда видела скрытые "ножи", но она никогда не знала, когда этого нападения ждать, поэтому всегда оставалась настороже.
  
   - Разве в этом парке есть кафе? Я живу неподалеку и ни разу не слышала о подобном.
  
   - Оно недавно открылось. Не удивительно, что ты о нем ничего не знаешь. Тебе там понравится.
  
   И вправду, невдалеке показалось невысокое здание, которое вполне могло бы сойти за какую-нибудь забегаловку, но ни на входе, ни где-нибудь еще не было ничего похожего на вывески или объявления, какими украшены все кафе и рестораны не только по этому городу, а по всему миру, да и внутрь никак не заглянешь - двери не стеклянные, окна занавешены. Любой бы на ее месте заподозрил неладное, поэтому выйдя из машины она не торопилась зайти внутрь.
  
   - Что-то не так? - парень вопросительно посмотрел на нее, ожидая ответа.
  
   - Разве это кафе? Ну, я имею ввиду, это место несколько отличается от подобных заведений. Ты уверен, что это - то место, где можно выпить кофе?
  
   - Конечно, я не впервые здесь. Отличное место. Идем? - Рик протянул ей руку и девушке не оставалось ничего, кроме как принять ее с надеждой на то, что что-нибудь не даст ей войти внутрь. Это здание пугало ее. Казалось, оно подобно громадному монстру может проглотить и заточить в своем желудке навечно. Так и случилось. В двух шагах от "кафе" их остановил голос, хорошо знакомый ей в прошлом. Как давно она его не вспоминала! Как долго ей удавалось не думать о нем! Диссалария считала, что убежала от своего прошлого, а оно все это время дышало ей в спину и сейчас, развернув ее, оказалось с ней лицом к лицу.
  
   - Стой, где стоишь, Лейригл Риккелиан Мэриус! Именем Совета Фейриглов и Лейриглов, во избежании преступлений со стороны нашей расы и разглашения расовой тайны, я, Джерард Фаргус, Лейригл и посланник Совета, приговариваю тебя к пожизненному заключению в особой тюрьме, откуда ты не сможешь сбежать, используя свои силы, за чрезмерное антигуманное, противоправное и жестокое использование своего дара с целью заманивания и истязания девушек от восемнадцати до двадцати пяти лет. У тебя нет права на защиту. За сопротивление полагаются регулярные физические наказания, в худшем случае - смерть. Не советую даже пытаться - я сильнее тебя. Ты же не хочешь отхватить пулю в лоб? Отпусти девушку. Я дважды повторять не стану.
  
   - А что, если не отпущу? С чего это я должен тебя слушать? Решил, что сильнее меня, ха! Да я и с тобой справлюсь и с этой бабой, то же мне проблема!
  
   Диссаларию переполнял гнев. Мало того, что ее ухажер оказался обезумевшим маньяком, так он еще и Лейригл! А Джерард? Что он здесь делает?! Почему именно он?! Честное слово, ей бы не была так мучительна встреча с любым другим Лейриглом. Злость на свою жизнь, мир, Лейриглов, Фейриглов, на Джерарда и Фрэнка, на смерть Лесли и на саму себя.
  
   "Ну почему я не могла родиться человеком? Почему во мне эта чертова кровь Фейригла? Почему я - Лейригл?!"
  
   Внезапно рука держащая ее, будто потеряв свою силу отпустила ее, мгновенно оторвавшись от ее кожи, как от удара током.
  
   - Что за чертовщина?! Да кто ты вообще такая?! - в его голосе слышалась ярость и еще одно чувство, сильное и нескрываемое. Оно было так явно и имя ему - страх.
  
   - А ты думал, что я - человек? К сожалению, ты ошибся. Не смей меня больше касаться, гнусная скверна. Ты не стоишь и грязи у себя под ногами! Хотел убить меня? Использовать? Истязать? Моли Господа, чтобы я не заставила тебя испытать все то, что чувствовали твои жертвы, если не хуже! Уходи или я отправлю тебя в Ад к твоим дружкам!
  
   - Ты слишком дерзкая даже для девушки-Лейригла. То, что я не могу тебя коснуться, не значит, что я не могу тебя убить.
  
   - А ты слишком много разговариваешь, особенно для такого убийцы. Глядишь, когда-нибудь подавишься своим мерзким языком, - как только были произнесены эти слова, он схватился за горло и упал на землю, более не шевелясь. Диссалария поняла, что убила его, но смерть бывшего шефа не слишком огорчила ее и, если быть честными, не огорчила вовсе. Даже перспектива того, что она стала убийцей, не вызывала в ней никаких чувств.
  
   Развернувшись, девушка решительно направилась в сторону примерного расположения дома, стараясь игнорировать оклики за спиной, но когда парень схватил ее за руку, не могла не остановиться, разве что отрезать свои или надоедливого Лейригла из прошлого конечности, поэтому убедившись в том, что вырваться из цепких пальцев не получится, развернулась, уставившись на парня с откровенным раздражением.
  
   - Постой, Дисс, мне нужно с тобой поговорить. Не уходи, пожалуйста, выслушай.
  
   - Мне не о чем с тобой разговаривать! Диссаларии больше нет! Я оставила ее там же, где умерла моя подруга! Я уже достаточно слышала и видела... - с горечью вспомнить образ мертвой Лесли на полу было равносильно тому, чтобы пережить все это снова. На миг ее тело одолела слабость и она чуть было не заплакала, но собрав остатки сил, девушка смело проглотила ком, который еще несколько секунд назад душил ее и заглянула Джерарду прямо в зеленые глаза, готовая высказать все то, о чем приходилось молчать долгие годы.
  
   - Говоришь, у тебя было детство трудное? Родителей потерял, жизнь с ужасными родственниками? У меня никогда не было того, что потерял ты! Меня никогда не любили родители! Ребенок, которого не ждали, появившийся на свет по "чистому невезению"! Никто меня не растил! Меня с самого начала ненавидели, а когда родители погибли, я была единственным человеком на похоронах, который не смог сказать, что ему жаль! Я не могла сказать ничего по поводу гибели родителей, которых с самого начала не было в моей жизни! Но я не была одинокой! У меня был друг! Лесли всегда поддерживала меня, утешала, находила время на меня, даже когда его не было ни у кого. От меня никто никогда не отворачивался - никто никогда не смотрел в мою сторону и это неудивительно - ребенок. которого не любят родители, не может быть любим кем-нибудь еще. Люди всегда старались не замечать меня и я научилась жить в тени. Если бы не Лесли, я осталась бы в ней навсегда. И вот, ее больше нет. Я осталась совсем одна. В надежде забыть пережитый мною кошмар, я уехала так далеко, как только позволили финансы, оставив свой дом, могилу подруги, вас и мое прошлое позади. Я просто захотела забыть, но вы везде! Лейриглы. Фейриглы! Даже мой шеф - один из вас! Тот, кто убил множество людей и принялся за меня! Даже ты оказался в этом чертовом городе!" А знаешь, что хуже всего? Осознание того, что я - такая же! У Лесли никогда не было проблем со здоровьем, не говоря уже о привычке запирать двери и окна на все замки, как ее учил отец с самого детства. Она - дочь начальника полиции. Не знаю, каким образом вы причастны к смерти моей подруги и не хочу знать, как и видеть вас! Я ненавижу Фейриглов и Лейриглов, но больше всего на свете я ненавижу себя! - Диссалария говорила и говорила, чувствуя как с каждым словом с ее души медленно спадает тяжкий груз, а окончив в миг растеряла свою силу, которая сдерживала слезы. Дав свободу накопившимся мыслям и чувствам, она освободила всю боль, тщательно скрываемую не только от окружающих, но и от самой себя. Девушка плакала подобно маленькому ребенку и не в силах остановить рвущиеся наружу рыдания, вновь отвернулась.
  
   - Прошу, отпусти меня, позволь мне все забыть, позволь справиться с этим и жить дальше, иначе я просто не выдержу... - последующих просьб Джерард не услышал, подхватив на руки упавшую в обморок от бессилия девушку...
  
  
  

Глава шестая "Нежданный начальник"

  
   Тело болезненно ныло. Усталость чувствовалась в каждой мышце и клетке. Диссалария не могла пошевелиться, лежа то ли на кровати, то ли на диване, укрытая толстым теплым одеялом, которое сейчас казалось ей непосильной ношей, придавившей слабую девушку. Она не знала, где находится и не очень то хотела узнать, отталкивая весьма обоснованные подозрения. Это был не ее дом - стены здесь были намного темнее, потолки выше, да и интерьер был не из дешевого магазинчика, в каких закупались студенты. Все было обставлено идеально - уютно и со вкусом, но не смотря на это, чего-то не хватало, словно в ней никто никогда не жил. Возможно, сюда заходили изредка, чтобы смахнуть осевшую пыль с мебели, но ни одна личная вещь не была на виду, хоть как-то указывая на проживание в ней хоть кого-нибудь. Разглядывая все это во мраке, девушка совершенно не задумывалась ни о времени, ни о том, что с ней случилось или случится в будущем, как и о других вещах, не думать о которых раньше ей не удавалось. Наверное так бывает после того, как почувствуешь слишком много - чувствуешь себя опустошенным, будто пополняющим резерв чувств человеком. Несколько минут она не могла уснуть, но ни мысли, ни звуки не мешали ей - сну препятствовала тишина, гнетущая, всепоглощающая, как сама тьма. Постепенно Диссалария привыкла к ней. Она уже не угнетала, а нежно обволакивала ее, помогая погрузиться в сон...
   Еще не открыв глаза, она слышала тихие голоса, прервавшие ее сон. Решив не выдавать себя, она притворилась спящей, с интересом вслушиваясь в развивающийся диалог. Это были два парня, хорошо запомнившиеся ей на всю жизнь и как девушка сильно ни желала забыть их, голоса и лица вряд-ли когда-нибудь удастся забыть.
  
   - Зачем ты привез ее сюда? Ты мог бы отвезти ее домой, а не к нам, заодно стерев из памяти все, что ей знать не следовало. Не думаю, что она будет рада увидеть нас снова, особенно меня, - в голосе Фрэнка промелькнуло раздражение, смешанное с растерянностью. Казалось, он боялся встретиться с подругой бывшей девушки.
  
   - По твоему было бы лучше, оставь я ее там? Давая начистоту. Диссалария первая обнаружила труп Лесли, она же убила члена группы относящейся к ее смерти. Они точно что-то заподозрят и найдя ее, рано или поздно захотят убить. Она оказалась там случайно. Убийство ею преступника-Лейригла частично произошло по моей вине. Я был слишком медлителен. Не знаю, как ты, а я не могу оставить девушку одну в такой ситуации. И прости, я не хотел напоминать тебе о Лесли, - виновато добавил Джерард, в страхе обидеть друга.
  
   - Да нет, ты прав. Это все из-за меня... Если бы только я приехал к ней в тот вечер... Нет... Если бы я не был так эгоистичен, она была бы жива. Я не должен был влюбляться в человеческую девушку, не должен был открывать ей свои чувства. Я знаю, ее убили из-за связи со мной. Со дня ее смерти я каждый день хотел умереть так сильно, как не может представить никто. Единственная причина по которой я живу... Нет... Существую - это месть. Убийцы должны быть покараны. Только по этой причине я решил работать с Советом вместе с тобой. Пусть Диссалария остается. Лесли хотела бы, чтобы она жила. Мы защитим ее, но что ты будешь делать, если она не захочет остаться? Эта девушка не из тех, кто добровольно соглашается со всем, что ей скажут.
  
   Она не видела их лиц, но предположила, что Джерард улыбнулся словам друга.
  
   - А я не из тех, кто отступает только из-за отказа. Ты же меня знаешь. Я не отпущу ее.
  
   - Она тебе нравится? Неужели ты влюбился? Ты же всегда считал отношения бременем. Наш одинокий принц передумал?
  
   - Может быть... - промурлыкал парень, - Смотри, как сладко спит. Хорошо, что Рик не успел завести ее в свое "кафе". Бедняжка не скоро смогла бы спать...
  
   - Или уснула бы навечно. Не думаю, что Диссалария бы долго там продержалась. Она конечно Лейригл, но все же девушка. А ее бывший начальник - чертов садист. Грустно говорить, но если бы ты пришел на пару минут позже, на совести Риккелиана была бы еще одна смерть. Однако ты успел и спас ее. Думаю, у тебя есть шанс. Если конечно ты не решишься бороться за ее расположение...
  
   "Нет, ну вы только посмотрите! Почему Лейриглы? Почему именно Джерард? Неужели мало нормальных парней? Почему на меня тянет одних мафиози и чудиков? Я же не рвусь с ними общаться! Ну уж нет! Хватит с меня таких ухажеров! Что бы там кто ни решил - я не достанусь ни Лейриглам, ни Фейриглам! И вообще, мне и одной хорошо! Не нужно мне никаких парней!"
  
   - Что ты ей скажешь, когда она проснется?
  
   - Скажу правду. Оставлю у себя. Возьму к себе на работу, которая ей так кстати необходима. В общем, у нее не останется выбора, да и отказываться незачем. Тем более, что к престижной работе и высокой зарплате прилагается охрана от наемных убийц. Вряд ли Диссалария решит сбежать. У нее есть голова на плечах. Я более, чем уверен, что она поступит разумно.
  
   - Кажется, ты уверен в себе.
  
   - У меня есть для этого все основания. Тебе сейчас лучше приготовить завтрак. Она точно проголодается к тому моменту.
  
   Когда парни покинули комнату, Диссалария насупившись вскочила с кровати.
  
   "Что значит "оставлю у себя"?! просто неслыханно! Да я этому Лейриглу его самоуверенность на Тауэр натяну! Но есть мне правда хочется. Может посмотреть, что они там готовят?" - рассуждая так, девушка вышла за дверь на звук громыхающей посуды. Как показывал опыт - завтрак не удался.
  
   - Вам помочь? - не скрывая ехидства в голосе спросила она, с удовольствием наблюдая за тем, как два перепачканных мукой парня нервно собирают упавшую посуду. Смотря на их лица, Диссалария едва сдерживалась, чтобы не засмеяться - так забавно это выглядело.
  
   - Если только ты не против, - Джерард добродушно улыбнулся, приглашая ее к плите.
  
   - Даже не знаю. Если честно, мне доставляет одно удовольствие наблюдение за вашими неудачными попытками приготовить хоть что-нибудь, но так как я тоже голодна, я вас пожалею. Что у вас есть?
   Фрэнк указал на продукты. Не прошло и часа, как на столе оказалась высокая гора свежих тонких и сладких блинчиков с сиропом, к которым парни предусмотрительно заварили фруктовый чай. Как только все приготовились завтракать, Диссалария ждала разговора с ними о ее дальнейшей судьбе, но оба парня молчали, а она не решалась спросить, боясь выдать себя. Ее язык метался между страхом быть раскрытой и жаждой утолить любопытство. В конце концов второе победило.
  
   - Мне кто-нибудь объяснит, что я здесь делаю?
  
   Парни не торопились отвечать.
  
   - Ты и так ведь знаешь, зачем спрашивать? - Джерард застал ее врасплох, но как?
  
   - Как ты понял, что я не спала?
  
   - Это одна из моих многих способностей, - пепельноволосый подмигнул, заставив ее покраснеть. Опустив взгляд, Диссалария не решалась вновь посмотреть на него или Фрэнка.
  
   - Так как возвращаться к тебе домой - небезопасно, теперь ты будешь жить здесь, для тебя выделю комнату. Работать теперь будешь на меня в моей фирме, зарплату оговорим заранее, все законно. Проживание, как в общежитии, только условия намного лучше. Ключ от комнаты отдам тебе вечером. Не потеряй. Дубликата у меня нет. Будешь паинькой - ничего с тобой не случится, - Диссалария скрестила руки на груди.
  
   - Это угроза? - приподняв одну бровь спросила она.
  
   - Нет, предупреждение. Мы не всесильны, но если ты будешь рядом, сможем тебя защитить. Лейриглы, которые на тебя охотятся, всегда начеку. Им хватит даже получаса, когда ты не будешь под защитой, чтобы избавиться от тебя. Они считают, что тебе известно гораздо большее. Настолько, что это сулит им еще большие неприятности, чем сейчас. К тому же, ты убила Риккелиана. Возможно, ты выше в списке их будущих жертв, чем все члены Совета и их наемники. Но мы достаточно сильны, чтобы противостоять их организации, так что тебе нечего бояться. Просто не отходи от нас далеко.
  
   - Что за организация? Какой Совет? Я ничего не понимаю...
  
   - Тебе и не нужно. Когда придет время - сама узнаешь. Могу сказать только, что это две враждующие группы Лейриглов и Фейриглов и если первые хотят твоей смерти. то вторые могу защитить.
  
   - Но это ведь не просто так? Зачем вы мне помогаете? Я не верю, что это из доброты душевной.
  
   - Мы должны твоей подруге. Другими словами - это долг перед Лесли. Да и какая разница? Главное, что здесь тебе ничего не грозит.
  
   - И правда... Как бы то ни было, вы меня спасли. Спасибо. Я постараюсь не быть обузой. Скажите, если могу быть полезна.
  
   - Да не беспокойся. Если ты правда хочешь - можешь готовить. Как ты уже поняла, у нас с этим не очень.
  
   - Я не против. Раз уж вы меня пустили пожить, голодными вас не оставлю. И... Мне стыдно за то, что я сказала вам на кладбище, особенно перед тобой, Фрэнк. Ты не виноват в ее смерти. Мы обязательно найдем убийц Лесли.
  
   - Боевой дух, решимость и смелость? Хорошая же мне досталась подчиненная. Буду рад с тобой сотрудничать, Диссалария, - девушка поспешила пожать протянутую руку, - Работаю я на Совет. С этого дня ты, как моя подчиненная, находишься под его защитой. Ты будешь секретарем. Наводить кофе, отвечать на звонки, заниматься бухгалтерией - точно так же, как и в прошлой компании. Рабочие дни - с понедельника по субботу. Зарплата в два раза больше, чем на прошлой работе. Тебя все устраивает?
  
   - Вполне. Когда можно будет забрать мои вещи из старой квартиры?
  
   - Не думаю, что это хорошая идея. Сейчас они еще не знают, где ты. При перевозке вещей данная информация может всплыть. Это не лучшая перспектива, согласись.
  
   - И что же мне делать? Там все мои вещи. Они нужны мне.
  
   - Успокойся, я могу забрать несколько вещей незаметно, но их количество ограничено. Скажи, что тебе нужно и я это заберу. Остальное придется купить. Ты согласна?
  
   - Похоже у меня нет выбора. Хорошо, но некоторые вещи ты должен забрать обязательно. Во первых - документы...
  
   - Вот уж чего делать не стоит, - перебил ее Джерард.
  
   - Это еще почему? Без документов никак нельзя!
  
   - Мы сделаем тебе новые. С другими данными. Подумай сама. Документы - лучший способ найти тебя. Мы должны лишить их этой возможности. Так же лучше сменить стиль одежды, прическу и использовать линзы. Меры предосторожности лишними не бывают.
  
   - Покраситься?! И что мне теперь ходить в дурацкой одежде со странными волосами?
  
   - Ну, ты вольна выбирать. Ходить так или не ходить вовсе. Так какую краску тебе покупать? - парень откровенно потешался.
  
   - Бирюзовую, - съязвила она, - Линз не надо. Из одежды покупай, что хочешь. Хуже быть не может. Только не откровенное. Я не хочу выглядеть, как девушка легкого поведения.
  
   - Как скажешь. Сегодня у нас выходной. Есть предпочтение насчет способа их провождения?
  
   - Да, у себя в комнате. В покое и тишине. Если можно, с книгой.
  
   - Можно. Их у нас много. Бери и читай, сколько душе угодно. Надеюсь мы поладим...
  
  
  

Глава седьмая "Фейриглы"

  
   "В течении всего дня я старалась не смотреть на Фрэнка. Его лицо, как и у других Фейриглов, пугало меня. Я не хочу их видеть. Мои способности - мое проклятие. Даже если он - хороший парень, ничто не скрывает его чудовищной маски. Возможно, это и его проклятие..."
  
   Сколько Диссалария думала о том, откуда взялись эти Фейриглы. Знал ли кто-нибудь из них ответ на этот вопрос или же он был стерт временем? Мысли никогда не покидали ее голову, ведь отчасти это касалось и ее судьбы, так как она - наполовину Фейригл. Один из ее родителей являлся представителем этой необыкновенной расы, тайну которой она страстно желала разгадать. Возможно это и сподвигло ее на то, чтобы выйти из комнаты.
   Не зная, где находятся парни, Диссалария пошла наугад и не ошиблась. В гостиной распластавшись по дивану умиротворенно спал один из них. Пепельные волосы свободно рассыпались по подушке. Девушка едва подавила в себе желание прикоснуться к ним. Они казались такими мягкими, а под солнцем приобретали серебристый оттенок. Долгое время рассматривая мужское лицо, она чуть не потеряла равновесие от испуга, когда тот заговорил.
  
   - Кажется ты собиралась весь день просидеть в своей комнате. Что-то случилось? Почему ты передумала? - Джерард медленно распахнут темные ресницы, уставившись на нее большими зелеными глазами. Немного растерявшись, Диссалария не сразу задала интересующий ее вопрос.
  
   - А где Фрэнк? Я хотела с ним поговорить...
  
   - Поехал за краской и вещами из твоей квартиры. Этим собирался заняться я, но он решил, что ты не очень привыкла к нему, а оставлять тебя одну нельзя, так что я за няньку сегодня. А что ты хотела спросить? Может я смогу ответить на твой вопрос?
  
   Немного подумав, говорить или не говорить, она решилась.
  
   - Я хочу знать все о Фейриглах. Кто они? Откуда? Как и почему они здесь оказались? Есть ли на Земле другие расы, не относящиеся ни к людям, ни к Фейриглам? Ты рассказал мне многое, но вместе с этим не рассказал ничего. Не могу об этом не думать.
  
   Парень сел, почесав затылок.
  
   - Я сам толком ничего не знаю, да и не уверен в том, что то, что мне известно - правда. У этой истории настолько далекое начало, что никто из ныне живущих на Земле не может судить о ее подлинности...
   Давным-давно у нас была планета. Прекрасная, ни с чем не сравнимая по живописности и ресурсам, где росли невиданные никем ранее растения, жили невообразимые существа и Фейриглы сосуществовали в мире и согласии, будучи превосходящими все возможные расы. Невероятно развитая цивилизация, ладящая с природой и техникой. Удивительные и захватывающие города и леса. Кристально-чистые воды и переливающееся всеми цветами радуги небо. Говорят, тогда даже Фейриглы обладали неповторимой красотой.
  
   - И что же случилось потом?
  
   - Никто точно не знает. Одни считают, что их планету захватили иные расы, другие - что Фейриглы разделились на две враждующие группы. Победители изгнали проигравших, навсегда одарив их отвратительным ликом. Многие верят, что однажды Фейриглы вернутся на родину, но проблема в том, что они практически забыли ее или же их заставили забыть...
  
   - Думаешь, им нарочно стерли память о их доме, чтобы те не смогли вернуться? Но кто-то ведь помнит? Они не могли заставить забыть абсолютно всех.
  
   - Не знаю, может кто-то и остался, но они залегли на дно. Если бы все было так просто, Фейриглы покинули бы Землю. Возможно они говорили, но им не верили или воспоминаний о планете недостаточно. У Совета хватает власти и денег, но от этого мало толку без необходимой информации. Совет занимается взаимоотношением Лейриглов, Фейриглов и людей, разными отраслями науки, строительством космических кораблей и поиском информации. Словом, Совет делает все, чтобы вернуть нас на нашу планету.
  
   - Ты говоришь "нас", но ведь дом Лейриглов - Земля. Мы здесь родились и провели всю свою жизнь. Какая бы замечательная ни была планета Фейриглов, она - не наш дом.
  
   - Ошибаешься. Это дом наших предков, а значит и наш дом тоже. Да брось ты. Неужели тебя не тянет туда? Что тебя держит здесь?
  
   Девушка не нашла, что ответить. По правде, здесь ее не держало ничто, а от мысли о невероятном путешествии на другую планету перехватывало дух.
  
   - Допустим, но что вы будете делать, когда вернетесь? Вряд ли те, кто изгнал Фейриглов, покинули планету так скоро. Не думаю, что вас встретят с распростертыми объятиями. Вы сможете отвоевать планету обратно? Будет глупо попасть туда и тут же погибнуть.
  
   - Мы - не слабаки и не глупцы. Мы рассматривали эту версию. Без боя мы не сдадимся. Не беспокойся. Может преимущество и на их стороне, но победа будет за нами. Их сила - ничто в сравнении с нашим желанием вернуться домой. Отобрав у нас самое дорогое, они сделали нас сильнее. Фейриглы - изгои, на которых лежит бремя позора и проклятия и мы - Лейриглы, являющиеся потомками проклятых изгнанников. Вместе мы сможем вернуться домой. Я верю в это. Это моя мечта.
  
   Видя, как блестят его глаза, когда тот говорит об этом, Диссалария стала задумываться о подобном. Ведь у нее никогда не было собственной мечты. Для чего она живет? Больше двадцати лет прожито бесцельно. Сколько еще это может продолжаться? Пора и ей найти для себя то, ради чего стоит жить...
  
  
  

Глава восьмая "Все не так, как кажется"

  
   Заметив на себе пристальный взгляд Джерарда, Диссалария поерзала на месте. Не чтобы ей было неуютно, просто такое внимание непривычно для нее.
  
   - Что-то не так? - неуверенно спросила она. Парень с серьезным лицом медленно приближался, заставляя ее чувствовать себя еще более напряженно.
  
   - Не двигайся, - попросил он, а тем временем их лица становились все ближе и ближе. Не выдержав, девушка начала отодвигаться. Впрочем, его это не остановила. Они все больше приближались к краю дивана и, как можно было предположить, в итоге упали друг на друга.
  
   - Ай! - раздалось из-за дивана. Джерард поднимаясь наконец вытащил из ее волос перышко.
  
   - Ты в порядке? Нигде не болит?
  
   - Да нет, вроде все хорошо, - Диссалария, пребывающая в положении лежа, была полностью накрыта телом парня. Подобные ситуации всегда вызывают множество противоречий в глазах наблюдателей и этот раз не стал исключением. Именно в эту секунду щелкнул дверной замок, послышались шаги и в комнату вошел Фрэнк. Закашлявшись, он рассмеялся.
  
   - Простите. что помешал. Я только вернулся из магазина. Не думал, что вы, кхм... заняты, - Девушка покраснела. Джерард, заметив ее смущение, поспешил подняться и помог ей встать.
  
   - Не смущай ее. Ничего такого не было. Мы просто упали. Краска у тебя? - он кивнул на пакет.
  
   - Да, бирюзовая, как и просили. Было трудно, но я нашел.
  
   У нее чуть челюсть от удивления не отвалилась.
  
   - Вы что, серьезно? Я же пошутила! Бирюзовая краска! Это же бред!
  
   - А мне кажется, тебе пойдет. У тебя ведь светлые волосы. Не расстраивайся ты так. Если тебе не понравится, возьмем другую краску. Ты ведь еще не знаешь, что получится, - парень протянул ей небольшую продолговатую коробочку.
  
   Вздохнув, она взяла ее.
  
   - Так и быть, я попробую. Где у вас ванна? Хоть раз в жизни увижу бирюзовые волосы.
  
   С гулким стуком в груди Диссалария наносила краску на волосы. Она знала, что когда в следующий раз посмотрит в зеркало, уже не увидит прежнюю себя. Может эти перемены и к лучшему, а может и нет. В нашей жизни никогда нельзя ничего заранее знать наверняка.
   Прождав нужное количество времени, девушка смыла краску, высушила волосы и не глядя на свое отражение, расчесалась, после чего уже готовая вышла к парням. Они практически моментально оторвались от своих дел, приковав к ней взгляды.
  
   - Ну как?.. Смотреть в зеркало я не рискнула, поэтому спрашиваю вас. Все же как то страшновато. Я впервые что-то изменила в себе. Никогда бы не подумала, что покрашу волосы, да еще и в такой цвет.
  
   - Ты правда не видела? Дисс, ты выглядишь сногсшибательно! Тебе этот цвет идет больше, чем натуральный... Не знаю, как такое возможно. Как будто ты родилась с таким цветом.
  
   - Глупости, такого не может быть, это ведь не натуральный цвет. Мне правда идет?
  
   - А ты сама посмотри, - улыбнувшись, Джерард протянул ей небольшое зеркальце. Девушка ахнула. Он не преувеличил. Бирюзовый больше похож на натуральный, чем ее прошлый цвет.
  
   - Возможно это была не такая глупая идея, как мне казалось. Спасибо, Джерард, и тебе, Фрэнк. Знаете, думаю теперь я тоже немного хочу вам помочь. Если я что-либо когда-нибудь узнаю о том, что вас интересует, тут же сообщу. И, если вы не против, я хочу вместе с вами увидеть планету Фейриглов.
  
   Такая простая и искренняя речь вызвала у парней широкие улыбки.
  
   - Конечно не против. Спасибо тебе, Дисс. Не хочешь посмотреть вещи, которые удалось забрать из твоей квартиры?
  
   Не ответив, она ринулась к большому пакету и начала перебирать любимые книги, небольшой фотоальбом, как напоминание о подруге и маленького плюшевого щенка, подаренного Лесли на прошлое Рождество. Немного погодя, она попросила парней отнести пакет в ее комнату, а вечером, рассматривая фотографии в гостиной, увидела Фрэнка. Тот старался не поднимать головы при ней.
  
   - Не хочу пугать тебя, - пояснил он, - Знаю, на самом деле я ужасен. Ничего не могу поделать с этой отвратительной маской.
  
   - Ты не виноват. Это лицо - не ты. Оно никоим образом не говорит о тебе, как о плохом существе.
  
   - Может и так, но Лесли - единственная, кто не видел во мне чудовище. Она не знала, какой я на самом деле и только поэтому смогла полюбить...
  
   - Я думаю, это не так. Лесли видела настоящего тебя. Не это лицо, не Фейригла, а Фрэнка и потому любила. Я была не права. Осудила тебя только из-за внешности. Прости меня. Он должен быть у тебя, возьми, в знак примирения, - не колеблясь, девушка положила альбом в его руки. Фейригл одарил ее счастливым и благодарным взглядом, принимая его.
  
   - Спасибо, это очень важно для меня. Ты и Джерард - первые, кто сделал что-то подобное для меня. Хоть я тебя и почти не знаю, ты правда была дорога Лесли. Из всех ее друзей только ты по-настоящему тяжело переживала ее гибель. Она хотела бы, чтобы ты жила, я знаю. Поэтому мы защитим тебя во что бы то ни стало. Ради Лесли. Кстати говоря, я впечатлен. Не думал, что девушке-Лейриглу, впервые использующей свою силу, удастся справиться с серьезным противником такого класса. Не думала присоединиться к наемникам Совета? Нам не хватает сильных Лейриглов. Конечно, это не самая безопасная профессия, но такую маленькую девушку как ты вряд ли пустят на сложное задание без опытного напарника, к тому же с такой работой не соскучишься.
  
   - Это точно. Я обдумаю твое предложение, а пока что займусь тем, что умею. Все же завтра - мой первый рабочий день.
  
   - Думаю ты справишься. И... Насчет Джерарда. Он может идти на странные и необдуманные поступки, но он - не плохой парень. Ему во сто крат хуже, чем тем, кого он обидел. Джерард очень тяжело переживает любые ссоры. Если он сделает какую-нибудь глупость, прости его, ладно?
  
   - Хорошо, я постараюсь. Ты - хороший друг, Фрэнк. Я рада, что ты был с Лесли долгое время. Спасибо за то, что заботился о ней.
  
   - Но недостаточно хорошо. Если бы я был внимательнее, если бы я лучше следил за ней, она была бы жива. Если бы не мои ошибки... Прости, из-за меня ты тоже потеряла ее.
  
   - Прекрати говорить так, будто это ты убил Лесли. Ты действительно любил ее. Она бы не хотела, чтобы ты винил себя всю жизнь.
  
   - Наверное ты права, но я не могу об этом не думать. Каждую секунду все мои мысли только о ней и о том, что не спас ее.
  
   - Знаешь, где бы Лесли сейчас ни была, она тоже думает о тебе, я уверена.
  
   После этого разговора Диссалария поняла, что настоящие монстры - не те, кто пугают нас своим ликом, а те, кто скрываются за красивыми масками...
  
  
  

Глава девятая "Тайна имени"

  
   - У меня две новости...
  
   - Одна - хорошая, другая - плохая? Джерард, не томи, это не женский роман.
  
   - Хорошо. Диссалария, на твое имя двадцать два года назад было отправлено письмо с указанием сегодняшней даты. От кого оно - неизвестно. Не думаю, что нам так запросто позволят забрать его. Мы с Фрэнком пойдем за ним.
  
   - Нет. Письмо отправлено на мое имя. Я не уверена, но вряд ли враг знал, что я убью Риккелиана, иначе бы предотвратил это. Думаю, это от родителей. Я должна сама забрать его.
  
   Переглянувшись, парни согласились, да и что им оставалось? Как будто она кого-нибудь послушает.
  
   - Хорошо, но мы пойдем с тобой, на случай, если понадобится помощь.
  
   На почте проблем не оказалось и, вопреки всем подозрениям Джерарда, письмо они забрали без проблем, но открывать его вне дома Диссалария наотрез отказалась, объясняя это тем, что письма - это слишком лишнее. Лишь оказавшись в своей комнате и заперев дверь на замок, она аккуратно распечатала конверт. В нем лежало длинное старое письмо. Девушку тянуло к нему. Никаких сомнений по поводу того, что оно могло прийти к ней ошибочно и быть не могло. Развернув его так бережно, словно опасаясь того, что бумага рассыпется прямо в ее руках, Диссалария принялась читать.
  
   "Дорогая Диссалария,
  
   Не знаю, есть ли у меня право обращаться к тебе после того, что я сделал с тобой. Ты видела меня всего раз и когда будешь читать это письмо, уже не вспомнишь ни моего лица, ни имени, но это уже не имеет значения. Я - твой настоящий отец.
   Если ты еще не заметила того, что этот мир населяют другие, не подвластные человеческому взору существа, то тебе предстоит это узнать, ведь именно ты видишь их. Видишь меня. Я - Фейригл. Наше истинное лицо можно спрятать от людей, но не от таких как ты. Фейриглов могут отличать только сами Фейриглы или полукровки - существа, рожденные от Фейригла и человека, именуемые Лейриглами. Нас изгнали с собственной планеты, сделали из нас чудовищ. Нам противен собственный лик, поэтому Фейриглы практически не создают чистокровных союзов, как и союзов с полукровками, а у Фейригла и человека, как у Лейригла и человека, никогда не родится чистокровный Фейригл. Мы вырождаемся. Через пару десятков лет нас совсем не останется ни на этой планете, ни где-нибудь еще. Именно это было целью тех, кто нас проклял - по крайней мере так они называют то, что с нами сделали.
   Твоя настоящая мать умерла при родах, а мое лицо так пугало тебя, что мне пришлось оставить тебя в семье сестры твоей матери. Не знаю, какой в дальнейшем будет твоя жизнь, но надеюсь, что она лучше моей. За мной охотятся те же существа, которые повинны в бедах Фейриглов. Я - тот, кто помнит. Они не смогли стереть память всем. Мне не долго осталось, именно поэтому я сижу в каком-то подпольном баре и пишу это письмо вместо того, чтобы сказать тебе все это лично. Там, где я тебя оставил, ты будешь в безопасности. То, что узнаешь из этого письма, ты вольна использовать так, как тебе угодно. Это ответственное и опасное решение. Я не могу и не хочу тебя заставлять. Ты должна сама для себя решить, чего ты хочешь. Твое имя - последний шанс Фейриглов вернуться домой. Я назвал тебя в честь нашей планеты в надежде, что другие фейриглы однажды смогут сделать то, что мне не удалось. К сожалению, даже я не знаю, как далеко нас занесло от нашей планеты и, если однажды кто-то вознамерится найти Диссаларию, ему придется пролететь не одну наполненную жизнью и опасностью планету. Это одно из самых долгих, захватывающих и смертельных путешествий. Хорошо подумай, прежде чем отправляться в него. Пусть ты нас и не помнишь, но мы с матерью всегда любили тебя. Прости, что нас не было рядом. Надеюсь, ты будешь счастлива. Прощай.

Твой папа."

  
   Девушка несколько раз пробежалась взглядом по строчкам письма, проверяя каждое слово, но как она ни перечитывала, содержание письма оставалось неизменным. Несколько минут Диссалария молча сидела, потупив взгляд. Она не торопилась поделиться информацией с парнями, не смотря на данное ею обещание. Нужно было время, чтобы все обдумать, но именно его у нее и не было. Нужно было действовать сейчас.
   Вскочив с кровати, девушка ринулась к дверям, но ни за одной из них не оказалось ни Джерарда, ни Фрэнка. Обойдя дом повторно и убедившись в том, что никого, кроме нее, в доме нет, вернулась в свою комнату, принявшись нервно мять в руках прочитанное письмо. Ей показалось странным, что ее оставили наедине с собой, ничего не сказав. Еще недавно с ней обязательно оставался один из них для безопасности. Что изменилось теперь? Время, несколько минут назад текущее медленно, теперь вовсе остановилось. Ей настолько не терпелось рассказать все парням, что с каждой секундой казалось, будто они никогда не вернутся. Ни о каком сне не могло идти и речи, даже не смотря на всю усталость, Диссалария продолжала ждать и услышав звон ключей за входной дверью, изо всех сил бросилась туда, чуть не сбив с ног Джерарда.
  
   - Эй, Дисс, что случилось? Ты в порядке? Мы всего на час уходили. Испугалась?
  
   - Нет. Дело не в этом. Письмо... Все должны прочесть его. Это очень важно, - не дожидаясь, пока они войдут внутрь, она вручила им слегка помятый лист бумаги. Впрочем, несмотря на это, читать они начали только когда оказались в гостиной на диване. Прочитав, парни подняли на нее полные блеска глаза.
  
   - Мы нашли ее! То, чего недоставало для того, чтобы отправиться в путь! Мы нашли информацию! Нужно срочно отправляться и сообщить обо всем Совету. Диссалария, на сей раз ты едешь с нами. Думаю, члены Совета захотят лично познакомиться с той, которая вернула нам надежду, - Фрэнк был переполнен оптимизма с тех пор, как умерла Лесли, да и Джерард выглядел счастливым, - Только оденься теплее, на улице холодно.
  
   Тепло улыбнувшись им в ответ, девушка кивнула и одевшись за пять минут, вернулась к парням, которые уже ждали ее в машине, готовые в любой момент нажать на педаль газа. В общем то, так они и сделали. Как только за ней закрылась задняя дверь автомобиля, они двинулись в дорогу, нарушая если не все, то большую половину правил дорожного движения. Хорошо, что Диссалария вовремя сообразила пристегнуться, иначе бы ее неумолимо ждало бы столкновение с передним сидением. Она хотела было напомнить, что такой способ передвижения не самый безопасный из всех, но не стала, не желая портить счастливого момента. Ехали они долго, но дорожная тряска и легкое волнение не позволяли ей уснуть.
   Спустя несколько часов из-за деревьев показалось некое подобие заброшенной хижины, простоявшей здесь не один десяток лет и машина остановилась прямо у ее входа. Девушка чуть не издала разочарованного вздоха, но Джерард обернулся, успокаивающе погладив ее по плечу.
  
   - Погоди, этот домишка еще успеет тебя удивить, - криво улыбнувшись, Диссалария уже начала сомневаться в колоссальности их задумки и без особого энтузиазма направилась к прогнившей деревянной двери, тихо постучав в нее. В окне тут же показался некто, в глазах обычного человека ничем не отличный от старого лесника, но она ясно видела, что он за существо.
  
   - Фрэнк! Джерард! Зачем пожаловали? Начальство не предупреждало меня о вызове. Что это за милое создание с вами? - Фейригл так жадно впился в нее глазами, что девушка невольно спряталась за спиной пепельноволосого. Тот, не растерявшись, ответил.
  
   - Диссалария. Лейригл. У нас важная информация для Совета. Это срочно.
  
   - Ну смотрите. Я вас пропущу, но давайте без приключений. Мне не нужны проблемы с начальством. Вы знаете, о чем я.
  
   - Не переживай. Совет будет доволен этой новостью. Даже не сомневайся. Мы нашли то, что все ищут.
  
   У фальшивого лесника лицо застыло в немом удивлении.
  
   - Неужели?.. Теперь мы сможем вернуться домой?! Как вам это удалось?!
  
   - Все благодаря этой леди, Кларенс, - Джерард отступил на шаг в сторону, лишив ее своеобразного "укрытия" и ей не оставалось ничего, кроме как неуверенно улыбнуться.
  
   - Вы даже не представляете, что сделали! Да не бойтесь вы так! Знаю, вид не лучший, но я вас не обижу, тем более теперь. Ну, чего стоите? Проходите скорее! Вас давно ждут, - Кларенс приглашающе распахнул дверь. Диссалария ожидала увидеть что-то впечатляющее, но к ее разочарованию, хижина внутри была такой же затхлой и сырой, как и снаружи.
  
   - Это на случай, если кому-нибудь все же удастся пробраться внутрь, - пояснил Фрэнк, - Это место, как и существование Фейриглов, должно оставаться в тайне от простых людей, - они склонились над люком, некогда служившим спуском в подвал. Так оно и оказалось. Спустившись немного вниз по лестнице, они оказались в кладовой, где стояли банки со всевозможным содержимым, покрытые толстым слоем пыли и паутины.
  
   - Встаньте сюда, - лесник указал на небольшой выступ в деревянном полу, где они в троем едва уместились, буквально вжавшись друг в друга.
  
   - Подвинься ближе ко мне, чтобы не зацепило, - Джерард слегка приобнял ее, когда пол тронулся под ногами и медленно поплыл, затягивая их с собой вниз, глубоко под землю. Сперва стены вокруг были бетонные, но за ними последовали стеклянные, открывающие обзор на сотни этажей.
  
   - Теперь впечатлена? Погоди, еще не то увидишь.
  
   Диссалария с нескрываемым восторгом наблюдала за проплывающими вверх кабинетами, лабораториями и другими огромными комнатами, о назначении которых она могла лишь догадываться. Ей казалось, будто все сомнения остались там, наверху, в старой хижине, не имеющей ничего общего с этим невероятным местом.
  
   - Нам нужно на самый нижний этаж, к начальству. Когда увидишь их, не прячься. Они ценят бесстрашие и решимость. Если хочешь отправиться с нами, не показывай, что боишься, поняла? - девушка легонько кивнула в знак согласия, слыша, как громко стучит в груди сердце, словно намереваясь проломить ребра, а лифт опускался все ниже и ниже.
  
   - Не отпускай мою руку, - шепотом попросила она Джерарда.
  
   - Хорошо, не волнуйся. Ты пришла с хорошей новостью. Тебе будут рады. Не думаю, что у нас будут проблемы с тем, чтобы заручиться у Совета разрешения для твоего участия в экспедиции под названием "Диссалария".
  
   Наконец лифт опустился до самого низа и ограниченный в движении остановился, а она, потеряв координацию, еще несколько минут стояла, поддерживаемая лишь им. Когда девушка снова смогла уверенно стоять на ногах, Джерард перестал ее обнимать, но не отпустил, поддерживая за руку.
   Слегка дрожа от нетерпения и навязчивого страха, Диссалария старалась идти как можно медленнее, оттягивая момент встречи с пугающими ее существами - чудовищами из ее ночных кошмаров. Конечно, они не все были такими. Фрэнк - живое тому доказательство, но она не могла привыкнуть к их лику, не познав души. Только поговорив с ними девушка могла быть спокойна, а пока в ее сердце зрел страх перед неизвестным. Диссалария знала какие они снаружи, но больше всего на свете ее пугало то, что скрывается внутри них и ничуть не меньше то, что скрывается в ней самой. Не так давно она узнала, что все вокруг вовсе не так, как было принято считать. Мир гораздо больше, чем все думают, намного больше. Даже зная то, что известно ей сейчас, Диссалария осознавала, что все вокруг нее хранит столько неразгаданных тайн, о существовании которых многие даже не догадываются. Почему-то она ни на миг не сомневалась, что ей предстоит столкнуться со многими из них в этом путешествии и после него.
   Они прошли вдоль по белому коридору (его так назвали потому, что все вокруг - и стены, и потолки, и пол были белые), остановившись у выделяющейся на всеобщем фоне массивной металлической двери, словно указывая на важность находящейся за ней особы, что еще больше усиливало ее неуверенность. Возможно, Диссалария не рискнула бы войти внутрь, если бы Фрэнк или Джерард (точно она не знала) не постучали и, получив разрешение войти, не потянули ее за собой внутрь. Было что-то невыносимое в этой идеальной, не обремененной даже маленьким пятнышком чистоте, словно в комнате не отошедшего на пенсию адмирала - идеальной до ужаса, без малейшего дефекта, машины для убийств, погубившей не одну сотню душ. Именно так и выглядел Глава Совета - в официальном, идеально вычищенном, чем-то напоминающем парадный костюме бывшего военного и, если другие Фейриглы пугали ее, то этот ввергал в откровенный ужас. Стараясь выглядеть уверенно, она уповала на то, что Глава не станет обращать внимания на дрожащие руки и колени. Спроси ее кто-нибудь сейчас или потом, чего ей хотелось в тот момент больше всего на свете, Диссалария бы ответила: "Поскорее убраться отсюда, быть как можно дальше от этого Фейригла и никогда больше не видеть это страшное, покрытое шрамами лицо", - однако девушка осталась стоять на месте.
  
   - Зачем пожаловали? Джерард, Фрэнк, чтобы потревожить меня, нужна веская причина. Я полагаю, она у вас была, тем более, что вы явились не одни, - Глава перевел взгляд на нее. Как и можно было предположить, голос был грубый и властный - голос истинного командира, способного вести за собой не одну армию. От одного только упоминания о себе девушка пожалела, что не имеет способности пропадать из виду, но обстановку разрядил Фрэнк.
  
   - Отец, эту девушку зовут Диссалария. Она - Лейригл и именно ей удалось найти то, что мы так долго искали. Все в этом письме, - он положил конверт на стол перед Главой, отойдя на два шага назад - точно на то место, где он стоял несколько секунд назад. Пока тот читал, девушка недоумевала. Как Фрэнк может быть сыном этого пугающего Фейригла и в самом деле, было чему удивляться, ведь не смотря на лицо, он не унаследовал от отца характер. Откровенно говоря, если бы Фрэнк не упомянул об этой детали, Диссалария бы ни в жизни не подумала, что он - большая шишка.
  
   Окончив, мужчина отложил письмо на край стола, сцепив руки в "замок".
  
   - Подойди, - приказал он ей, и Джерарду не оставалось ничего, кроме как отпустить ее руку, виновато посмотрев в испуганное лицо. Девушка сделала шаг к столу, стараясь не смотреть Главе прямо в глаза, - Путешествие, в которое нам предстоит отправиться, таит в себе множество опасностей. Я не могу гарантировать не только то, что мы можем не достигнуть цели - мы можем никогда больше не вернуться. После того, что ты сделала для нас, я не могу запретить тебе участвовать в экспедиции, но ты должна хорошо обдумать, хочешь ты или нет рисковать своей жизнью. Ты - Лейригл. У тебя еще вся жизнь впереди. Стоит ли отправляться в такое опасное путешествие? - по видимому, он добивался того, чтобы она просто ушла, отказавшись от себя и всего, что ее связывает с Фейриглами или хотел проверить ее на стойкость, но Диссалария вдруг обрела недюжинную уверенность в себе, твердо решив стоять на своем.
  
   - Мне нечего терять. Здесь у меня ничего нет, но возможно, в этом путешествии я смогу обрести для себя что-то дорогое, по-настоящему ценное. То, что стоит защищать. Я не боюсь смерти и понимаю, как велик риск, но лучше умереть, стремясь к чему-то, чем жить, не стремясь ни к чему.
   Фейригл внимательно посмотрел на нее, нахмурившись, а затем его лицо приобрело добродушное выражение (насколько только позволяла пугающая маска).
  
   - В таком случае, добро пожаловать к нам на корабль, мисс Диссалария! Скоро ваше имя узнают все Фейриглы и Лейриглы на нашем корабле! - честно говоря, такая перспектива не слишком-то обрадовала девушку. Она предпочитала оставаться в стороне, не выставляя свою личность на показ. Будучи стеснительной девушкой, Диссалария никогда не чувствовала себя уверенной находясь в центре внимания, даже когда это были люди, что уж говорить о Лейриглах или Фейриглах.
  
   - Вы принесли хорошие вести. Жду вас следующей ночью до рассвета. Успеете собраться? - лица всех присутствующих говорили о том, что выбора у них нет. Когда они собрались уходить, уже изрядно похолодало. От усталости ее клонило в сон. Глаза нещадно пекло. Веки то и дело опускались, рискуя не раскрыться в следующий раз. Пропустив ее внутрь, Джерард на сей раз занял место рядом с ней, вместо того, чтобы сесть спереди. Аккуратно положив ее голову на свое плечо, парень укрыл ее курткой, успокаивающе поглаживая по голове. По дороге Диссалария провалилась в глубокий сон без кошмаров и других сновидений...
  
  
  

Глава десятая "Вперед, к Диссаларии!"

  
   По наступлению утра парни не стали ее будить. Во-первых потому, что она не очень-то успела выспаться ночью, а во вторых потому, что посчитали длительный отдых необходимым после стольких насыщенных событий и взяли все подготовления на себя, оставив на столе записку.
  
   "Мы решили тебя не будить. Отдохни как можно лучше. Впереди долгий путь. Мы купим тебе все необходимое, можешь не волноваться. Если проснешься до нашего возвращения - еда на столе. Не выходи из дома. Номер моего телефона написан с обратной стороны записки. Звони, когда посчитаешь нужным.

Джерард".

  
   Но она не понадобилась, поскольку Диссалария проспала еще несколько часов после их возвращения, не потревоженная никем из сожителей. К ее пробуждению они успели позавтракать и приступить к обеду, но присоединяться к ним она не стала. Волнение, вызванное грядущим путешествием, не позволило бы ей проглотить и кусочка.
  
   - Но ты должна будешь поужинать перед отлетом. Нельзя лететь на голодный желудок. Мало того, что ты - единственная физически неподготовленная особа на корабле. Нам не нужно, чтобы ты упала в обморок сразу по отлету.
  
   - Вы прошли подготовку к полету? Разве ее могут пройти все? - удивленно спросила девушка.
  
   - Все Лейриглы и Фейриглы, которые решили присоединиться к Совету,проходят эту подготовку каждые пол года. Это не самые приятные условия для твоего организма, но все-же лучше, чем смерть. Некоторые Фейриглы заплатят кругленькую сумму наемникам за твою голову. Тем более теперь, когда у них стало на одну причину больше желать твоей смерти. Они не хотят, чтобы мы вернулись на нашу планету и сделают все, чтобы нам помешать. Но, даже если они схватят тебя, это им не поможет. Нужную информацию мы имеем, а шантажировать отца Фрэнка бесполезно. В крайнем случае он готов пожертвовать и тобой, и сыном, и племянником. На нем лежит огромная ответственность перед народом и самим собой. Именно поэтому, во что бы то ни стало, мы должны не дать им схватить тебя. Только так ты сможешь выжить. Оставшись здесь, ты умрешь. Хоть мы и говорим, что у тебя есть выбор, на деле все не так. Первую неделю будет нелегко, но ты выдержишь. Дальше будет легче. Все необходимое мы тебе купили...
  
   - Как ты думаешь, мы найдем ее? Мы ведь неуверенны в том, что нам удастся добраться до нее и пригодна ли она для жизни сейчас. Не знаем, что могло случиться, пока мы были здесь, на Земле. Что мы будем делать, если доберемся до нее и выяснится, что там нельзя жить? Я не хочу сказать, что эта экспедиция бессмысленна, но... Вы так счастливы, рассказывая о ней... Вы должны быть готовы ко всему.
  
   - Мы уже однажды потеряли свой дом и ни за что не потеряем снова. Даже если случится, как ты сказала, мы сделаем все, чтобы его вернуть. Не волнуйся за нас. Лучше береги себя. Нужно переждать день в безопасности, а следующим утром нас уже не будет на этой планете. Ты не боишься?
  
   - Боюсь, но, как ты уже сказал, у меня нет выбора. К тому же, мне интересно, сможете ли вы достигнуть своей цели. Это приключение - наверное самое невероятное и захватывающее, что могло со мной произойти. Чтобы у меня было без этого? Скучная работа, обыкновенная жизнь. Не хочется признавать, но мне это даже нравится. Я действительно хочу участвовать в экспедиции, хочу отправиться с вами в открытый космос, найти Диссаларию, вернуть ваш дом.
  
   - И твой дом тоже, - Джерард одарил ее одобряющей улыбкой, - Это не только наш дом. Когда все закончится, оставайся жить с нами. Мы будем рады девушке в доме, тем более той, которая умеет готовить. Правда, Фрэнк? - Фейригл поддерживающие кивнул.
  
   - Ну, я даже не знаю. Как-то неудобно вас обременять. Вы и так слишком много для меня сделали. Я не могу...
  
   - Ты сделала гораздо больше. Не спрашивай, просто поверь. Без тебя не было бы этой экспедиции. Это все только благодаря тебе. Так все считают.
  
   - Нет, если бы не мой отец, если бы не записка, если бы не куча случайных обстоятельств, но не благодаря мне. Я здесь совершенно не при чем. В этом нет моей заслуги. Я всего-лишь передала вам письмо. Это мог сделать кто угодно...
  
   - Но это сделала ты. Не твой отец, не другие Фейриглы или Лейриглы, а ты. Это многое значит.
  
   Диссалария не знала, что ответить. Раньше ее только ругали. Ни от приемных родителей, ни от воспитателей, ни от учителей она ни разу не слышала похвалы, поэтому теперь, наконец услышав ее в свой адрес, чувствовала себя неловко, но внутри зародилось тепло благодарности.
  
   - Смотри. Как мило. Она смущается, - шепнул Джерард Фрэнку. Девушка не видела своего лица, но знала, что краснеет.
  
   В желудке заурчало.
  
   - Проголодалась? Твой обед все еще стоит. Конечно, без тебя мы ничего особенного приготовить не смогли, но надеюсь, что против пиццы ты ничего не имеешь?
  
   - Да, спасибо. Думаю, если бы мне позволили, я бы смогла съесть ее всю. Было опрометчиво с моей стороны отказываться от обеда. Я очень голодна.
  
   - Ну, если аппетит вернулся, значит все будет хорошо. Я волновался, как ты морально перенесешь все это. Что же, у нас осталось несколько часов на этой планете. Может сходим куда-нибудь?
  
   - Но, разве ты не говорил, что лучше переждать этот день в безопасности? - удивилась она, поедая очередной кусок пиццы.
  
   - Джерард, это плохая идея. Они уже наверняка знают, что мы собрались лететь ночью. Наемники не упустят своей возможности. Мы должны уберечь ее до ночи. Это не самое разумное решение...
  
   - Да ладно вам. Фрэнк, если ты думаешь, что мы не сможем ее защитить...
  
   - Дело даже не в этом. Нас трое. Ты не думал, что их может быть несколько больше, чем нас? Я понимаю, что ты хочешь поднять ей настроение, но разве ее безопасность для тебя не важнее?
  
   Задумавшись, парень почесал затылок.
  
   - Пусть девушка решает. Я буду отвечать за ее безопасность, если она захочет пойти куда-нибудь. Что скажешь, Дисс? Ты хочешь?
  
   - Да... Можно попробовать пройти подготовку за оставшееся время?
  
   - Нет. Боюсь времени слишком мало. Не переживай насчет этого. Лейриглы гораздо выносливее людей. Конечно тебе будет немного сложнее, чем тем, кто ее прошел, но ты справишься. Если будут вопросы, обращайся к нам. Мы поможем. Ты точно уверена, что не хочешь никуда сходить?
  
   Диссалария смутно ощущала, будто должна где-то быть прямо сейчас, но не могла вспомнить где. Некоторое время она просто сидела, а затем ее словно осенило.
  
   - Лесли... Мы должны посетить ее могилу в последний раз, но успеем ли? До нее часов семь на машине, если ехать на полной скорости... Нет. Это безумие. Нам никак не успеть до рассвета. Забудьте. Это глупая затея.
  
   - Почему же? Мы можем взять самолет отца. Он вряд ли теперь пригодится ему, - вероятно, Фрэнк не меньше Диссаларии желал навестить любимую. Попрощаться в последний раз, но навсегда оставить ее в своем сердце. На том и порешили. Полет занял полтора часа, но самым сложным оказалось возвращение к могиле, где она дала себе обещание никогда больше не возвращаться к воспоминаниям о прежней себе.
  
   Идя позади всех, когда каждый шаг давался труднее предыдущего, девушка сжимала в руках "Хоббита" - любимую книгу Лесли. В самом деле, сейчас Диссалария чувствовала вину перед подругой за тот вечер и за последние три года, которые она пыталась забыть ее.
   Никто из семьи и старых друзей Лесли не рискнул вернуться сюда, но могила была ухожена лучше, чем любая другая здесь. Не нужно было спрашивать, чтобы знать наверняка. Фрэнк не раз возвращался сюда, чтобы вытереть пыль с надгробного камня, вырвать сорняки, подстричь траву и полить цветы. Раз в неделю он приходил сюда втайне от отца и друга, чтобы поговорить с ней и, не услышав ответа, всплакнуть в тишине.
   Боль, которую этот Фейригл переносил раз за разом и нес в себе все время, то, что разъедало его изнутри, было его бременем. Фрэнк будет нести его в себе всю жизнь до самой смерти.
   На прощание оставалось не так много времени, поэтому девушка не стала медлить.
  
   - Я была неправа, Лес. Я помогу им, даже если ради этого придется умереть. Вряд ли я сюда когда-нибудь вернусь. У нас впереди долгое путешествие, но я верю, что мы найдем наш дом. Спасибо тебе за все. Ты навсегда останешься моей подругой. Прощай, Лесли...
  
   Сидя в самолете, Диссалария почувствовала настоящее спокойствие. Во-первых потому, что их никто не поджидал на кладбище, а во-вторых - хоть и не на долго, но ей удалось попросить прощения.
  
   - А что насчет убийц? Что будет с ними? Разве вы не собирались их найти?
  
   - Рано или поздно они сами найдут нас. Ни к чему искать то, что стремится настигнуть тебя, - спокойно ответил Джерард, - Не волнуйся. Они ответят за то, что сделали, как и те, из-за кого мы здесь. Нужно лишь вернуться домой. Мы обязательно достигнем нашей цели.
  
   - Да, - согласилась девушка, смотря сквозь окно далеко-далеко вниз на свой когда-то родной город, чувствуя себя ребенком, с нетерпением и детской радостью ожидающим грядущее путешествие, до которого оставалось всего ничего.
  
   - Ну что, готова увидеть наше транспортное средство? - спросил Фрэнк, открывая перед нею дверь.
  
   Диссалария рассматривала космический корабль с широко распахнутыми глазами. Громадный, минимум в пять раз больше, чем Орион (многоцелевой транспортный космический корабль США).
  
   - Это "Стэлла Блэйд" - при его создании использовались новейшие достижения в компъютерной технике, электронике, технологии систем жизнеобеспечения в технологии теплозащитных систем. Коническая форма спускаемого аппарата является самой безопасной и надежной при вхождении в атмосферу, особенно со скоростью возвращения из дальнего космоса. Лучше корабля на этой планете не сыщешь. Это наша гордость. Когда мы покинем Солнечную систему, начнем останавливаться на каждой планете, на которой существует жизнь. Корабль нуждается в постоянной подпитке энергией. Придется добывать ее при случае.
  
   - А что будет, если на какой-то планете ее не окажется?
  
   - Не волнуйся, у нас в запасе достаточно топлива и времени, чтобы найти другой источник. Не думай об этом. Мы обо всем позаботились.
  
   Очутившись в орбитальном отсеке, Диссалария увидела множество Фейриглов в скафандрах и обтягивающих костюмах. Были среди них и существа, видом ничем не отличимые от людей. Через некоторое время подобные костюмы выдали и им, а когда все переоделись, в центр вышел отец Фрэнка. Все в мгновение ока стихли, обратив свои взоры на него.
  
   - Уважаемые Фейриглы и Лейриглы. Сегодня я хочу обратиться к вам не как капитан корабля или начальник, а как друг. Мы долгие годы тяжкими трудами добивались и шли к своей цели, чтобы прямо сейчас стоять здесь. Благодаря моему сыну и племяннику, а так же их очаровательной спутнице, нам стало известно название нашей планеты. Спустя столько лет, у нас наконец появился шанс вернуться домой. Вперед! К Диссаларии!
  
  
  

Глава одиннадцатая "Планета застывшей магмы"

  
   Капитан приказал всем спуститься в спускаемый аппарат - главное рабочее место экипажа при управлении кораблем в полете. Как объяснил Фрэнк - космонавты размещаются в амортизированных креслах перед пультами управления. Снаружи спускаемый аппарат имеет покрытие, защищающее его от чрезмерного нагрева во время полета в атмосфере. Особая форма и установленные на спускаемом аппарате управляющие микрореактивные двигатели позволяют ему совершать в атмосфере планирующий спуск по относительно пологой траектории. При этом экипаж экипаж испытывает не слишком большие перегрузки.
  
   - В корабле есть несколько отсеков.
   В орбитальном отсеке космонавты работают и отдыхают во время полета по орбите. Здесь размещается научная аппаратура, спальные места экипажа, различные бытовые устройства, а также - стыковочный узел - для стыковки с орбитальной станцией или другим кораблем. Круглый люк соединяет орбитальный отсек со спускаемым аппаратом, о котором мы уже говорили.
   В третьем отсеке корабля - приборно-агрегатном, находятся основные служебные системы. Здесь установлены небольшие, средние и более крупные реактивные и атомные двигатели, обеспечивающие различные перемещения и ориентацию корабля в космическом пространстве, аппаратура и агрегаты системы терморегулирования, поддерживающей заданную температуру. В этом же отсеке размещена основная двигательная установка корабля, которая состоит из из пятнадцати мощных жидких ракетных двигателей - пять основных и десять резервных. С помощью них корабль может перейти на другую орбиту, сблизиться с орбитальной станцией или отойти от нее, замедлить свое движение для перехода на траекторию спуска.
   Так же на корабле имеются грузовой отсек для перевозки топлива - горючего и окислителя, запасов пищи и воды, научной аппаратуры и сменные блоки различных систем.
  
   - Откуда ты так много знаешь об этом корабле? Мне вовек всего этого не запомнить.
  
   - Фрэнк помогал создавать "Стэллу Блэйд". Это его многолетний труд. Одному Богу известно, сколько ночей он не спал и все ради достижения всеобщей цели, - оповестил ее Джерард, когда капитан позвал Фрэнка.
  
   - Да. Все ради этого путешествия. Никто не знает, чем оно закончится, но вы все приложили столько усилий для того, чтобы оно состоялось... Поэтому, чем бы оно ни кончилось для нас, оно никогда не будет напрасным, - после этого они заняли места и путешествие началось...
  
   "Прошло уже пол месяца с тех пор, как "Стэлла Блэйд" покинул Землю и отправился в экспедицию на поиски Диссаларии. Мы пролетели не один десяток планет, но ни на одной из них не обнаружили жизни. Каждый день здесь не отличается от предыдущего. Если бы я не вела дневник, уже бы давно потеряла счет дней. Порой мне кажется, что все это было ошибкой, но видя то, как другие Лейриглы и Фейриглы смотрят в иллюминаторы и стараются изо всех сил, сама начинаю верить в завтрашний день. Конечно, порой мне становится невыносимо на этом корабле из-за недостатка книг и повседневных земных проблем вроде изменения погоды. Я так скучаю по дождю, снегу, палящему солнцу, утру, дню, туману, тучам, запаху сырой земли, цветов, зелени, привычным звукам, музыке, общению. Фрэнк и Джерард обычно стараются меня подбодрить, но они почти все время заняты, а больше со мной никто не заговаривал. Многие здесь считают меня лишним грузом на корабле, ниоткуда появившейся девчонкой, заявившей о своих правах и заручившейся поддержкой капитана, в то время, как они работали не покладая рук всю свою жизнь. В общем-то я с ними согласна, но ничего поделать не могу. Ни для кого на этом корабле нет обратного пути..." - девушка положила ручку и откинулась на кровать. Полет дался ей на удивление легко. К всеобщему удивлению, никаких проблем с самочувствием и нее не возникло. Парни в шутку прозвали ее "прирожденным космонавтом", а она не стала отказываться от прозвища.
   Однажды ее даже загнали в угол, в то время, как другие спали. Пятеро окружили Диссаларию. Среди них было два Фейригла. Трое из оставшихся были девушками. Она нервничала, но не стала показывать этого, продолжая читать единственную книгу, которую ей удалось взять с собой - "Человек, который смеется" Виктора Гюго, последнюю вещь, как напоминание о ее прошлой жизни.
  
   - Вы что-то хотели? Если нет, то ни к чему давать другим повод для плохих мыслей. Мне не нужны проблемы. Думаю, как и вам. Оставим это, пока не зашло слишком далеко...
  
   - А ты довольно дерзкая для такой жалкой девчонки... - самый высокий из Фейриглов подошел к ее койке и схватил за волосы. От боли она вскрикнула и скривилась, но звать на помощь не стала, понимая, что на этом корабле мало кто готов помочь ей и достаточно - помочь им. Резонно опасаясь, что станет только хуже, Диссалария решила полагаться исключительно на себя, - У тебя нет никаких прав находиться на этом корабле! Мы всю жизнь положили ради этой экспедиции, а ты попала сюда только благодаря своему папаше... Хотя, фигурка у тебя ничего. Пожалуй, ты сможешь меня немного развлечь... - его приятели мерзко захихикали. Девушку передернуло от отвращения. Она знала, что собирается сделать это чудовище. Теперь ей стало по-настоящему страшно. Парень уже занес свою руку, чтобы сорвать с нее одежду, как что-то его остановило.
  
   - Еще одно твое мерзкое слово или движение в сторону моей девушки и вылететь из этого корабля в открытый на встречу астероиду покажется тебе лучшей перспективой, уж поверь, - Диссаларии не сразу удалось узнать этот непривычно злой и шипящий голос. Его обладателем оказался Джерард, - Убирайтесь отсюда, иначе будете иметь дело со мной.
  
   - Да брось, неужели ты думаешь, будто мы настолько глупцы, что поверим, словно она - твоя девушка? Вы ведь даже за руки не держитесь! - возмутилась одна из Лейриглов. Видно, она из тех девушек, что любят позариться на чужое.
  
   - Отойдите от нее, иначе я за себя не ручаюсь. Этот корабль обойдется и без пяти никчемных трусов, толпой идущих на девушку, которая не может дать отпор без посторонней помощи. До сих пор вы трудились на благо этой экспедиции, но я готов забыть об этом, если вы пропустите мое предупреждение мимо ушей. Дважды повторять не стану. Диссалария, ты идешь со мной. Нужно поговорить.
  
   - Так поздно? - девушка уже была готова возмутиться, но увидев предупреждающий взгляд, решила отложить замечания до лучших времен, последовав за ним в открытую каюту с четырьмя койками, две из которых были заняты.
  
   - Это вынужденная мера. На этом корабле слишком много Фейриглов и Лейриглов, готовых меня ослушаться. В этой каюте ты будешь в безопасности. Ты в порядке? Когда капитан узнает, что они натворили, он будет в ярости...
  
   - Да, вроде. Ты вовремя появился. Даже не хочу думать о том, что бы случилось, если бы ты не успел. Пожалуй, мне правда стоит остаться здесь, но что насчет соседей? Они не будут против?
  
   - Нет, мы не будем против, - зевая ответил на ее вопрос Фрэнк, занимая койку, - А я говорил, нужно было изначально ее поселить с нами и не было бы проблем.
  
   - Тогда она возмущалась бы гораздо больше. К тому же, я постоянно следил за ней. В любом случае ничего бы не случилось.
  
   Пока парни разговаривали с совершенно невозмутимыми лицами, возмущение Диссаларии возросло до предела. Жить в одном доме с едва знакомыми мужчинами - это одно, но в одной каюте...
  
   - Нет! Определенно нет!
  
   Фрэнк с Джерардом иронично вздохнули, выражая полное и единогласное снисхождение.
  
   - Ты хоть понимаешь, что ни одна ночь вне этой каюты, как и день, не пройдет для тебя спокойно? От тебя не отстанут - это очевидно. Бояться нас глупо. Если бы мы хотели с тобой что-нибудь сделать, нам бы не помешало то, что ты не проживаешь с нами в одной каюте, даже не сомневайся. Мы не обижали тебя ранее и не собираемся в будущем. Не волнуйся. Конечно, ты вольна выбирать, но мы не можем гарантировать твою стопроцентную безопасность, если ты будешь не здесь. Другими словами, особого выбора у тебя нет.
  
   - Но это же безумие! Даже если бы я знала вас много лет, это просто неприемлемо! Девушка не должна спать в одной каюте с двумя совершенно чужими парнями! Это аморально!
  
   - А спать в общей каюте, где тебя каждый второй хочет убить или, прости, изнасиловать - это норма? Дисс, ты правда не понимаешь, что мы хотим тебе помочь?
  
   Прозвучал сигнал, призывающий экипаж пройти в орбитальный отсек. Капитан вышел на верхнюю палубу.
  
   - Мы нашли нужную планету! Всем занять амортизированные кресла! Мы приземляемся! - этих трех предложений хватило, чтобы все вокруг оживились. Даже Диссалария, пребывающая в скудном состоянии до сего момента уже предвкушала высадку. Прошло только два часа до того, как "Стэлла Блэйд" вошел в атмосферу и коснулся твердой поверхности. Пары шагов из космического корабля хватило, чтобы пассажиры, обреченно вздохнув, сказали: "Это не Диссалария". Все под их ногами до самого горизонта было твердым слоем давно застывшей лавы.
  
   - Похоже, что наши датчики ошиблись. Уж не знаю, откуда здесь взялся воздух, но я не вижу ни одной живой души. Думаю, нам следует искать дальше. Тут мы ничего не найдем, - Джерард сжал кулаки со всей силы. Не скрывая досады,он собирался вернуться на корабль, но капитан остановил его.
  
   - Не торопитесь делать выводы. Мы никуда не улетим, пока не убедимся, что на этой планете нет жизни. Мы можем здесь дышать, а значит и другие смогли. Нужно все осмотреть.
  
   - Капитан! Отсюда и до самого горизонта не видно никого и ничего! Неужели вы считаете, что жизнь на этой планете находится прямо под нашими ногами? Браво, никто бы не выжил в таких условиях. Это просто невозможно...
  
   Диссаларии удалось услышать лишь малую часть разговора, но и этого хватило, чтобы на ее голову снизошло озарение.
  
   - Под ногами... - повторила она задумчиво, пытаясь найти в словах Фейригла смысл, - Ну конечно! Они под землей! Те существа, что населяют эту планету, наверняка внизу! Здесь скорее всего образовались пещеры и подземелья, возможно под землей растут растения, способные вырабатывать кислород! Нам нужно спуститься под землю!
  
   - Если бы все было так просто... Мы потратим не один день на создание тоннеля. К тому же нет полной уверенности в твоей теории...
  
   - Но воздух же откуда-то поступает! Не может быть, чтобы не было входа! Просто мы не там ищем. Джерард, скажи что-нибудь. Неужели ты тоже хочешь улететь так ничего и не узнав? - она выжидающе смотрела на парня, ожидая поддержки.
  
   - Думаю, мы должны послушать маленькую леди. Когда мы послушали ее в прошлый раз, это привело нас к началу экспедиции. Почему бы не попытать удачи и в этот раз?
  
   Экипаж перешептывался между собой. Судя по спорам, мнения разделились. Были и те, кто согласен с племянником капитана, и те, кого не удалось убедить. Некоторые начали всерьез ругаться. Капитан вышел вперед. Вид у него был грозный, как у горы, готовой вот-вот превратиться в вулкан. Не прошло и минуты, как он закричал.
  
   - Тихо!!! - все разом притихли. Что-что, а капитана на этом корабле страшились и уважали, - Эта экспедиция - возможно самое важное для нашей расы. Только вместе мы можем преодолеть все препятствия и благополучно вернуться домой, а вы грызетесь между собой, как люди на войне! Если все и будет так продолжаться, мы и пяти галактик не пролетим, как перемрет половина из нас! Не к этому мы стремились все эти годы! Я, как ваш капитан, не могу допустить, чтобы ссоры и неслаженность привели нас к гибели! Запомните, с тех пор, как мы ступили на этот корабль, мы стали семьей! Вы можете не нравиться друг другу, но должны поддерживать и помогать, когда в этом действительно появится необходимость! Я официально заявляю: каждый, кто бросит товарища в беде, будет изгнан с корабля и оставлен на ближайшей пригодной для жизни планете. Надеюсь, я довольно ясно выразился. Все, чего я хочу - чтобы на этом корабле была взаимопомощь. Впрочем, думаю до этого не дойдет. В моей команде нет глупцов. Я тщательно отбирал каждого члена этого экипажа. Любая помощь, хоть какая-то, была оценена. Если бы ни каждый из вас, мы бы здесь не стояли. Подумайте об этом. На этом корабле нет лишних людей.
  
   - Ну еще бы! На этом корабле вообще нет людей! - выкрикнул кто-то из толпы. Они рассмеялись. Капитан прокашлялся и экипаж снова притих.
  
   - Спасибо. Тем не менее, я склонен согласиться с моим племянником. Мы не покинем эту планету, пока не проверим теорию Диссаларии. Отправляемся на поиски хода немедленно! - как ни странно, перечить ему никто не стал.
  
   Поиски продвигались медленно. Кто-то то и дело ворчал, но в открытую никто не возмущался, пока земля под ногами Диссаларии в буквальном смысле не дрогнула. Почва потрескалась, потянув ее за собой вниз, глубоко во тьму...
  
  
  

Глава двенадцатая "Потеря и обретение"

  
   Она падала так глубоко и долго, что стало очевидно - после такого падения ей не выжить. В воспоминаниях мелькнули хорошо знакомые образы: Лесли - ее добрая подруга, так несправедливо рано ушедшая из жизни, Джерард - парень из сна и Фрэнк. Как жаль, что ей не увидеть конца этого удивительного и захватывающего путешествия... Удар. Голоса экипажа наверху. Чьи-то крики. Боль и тьма.
  
   "Все окончено", - эти слова зловещей завесой заволокли ее сознание, будто ставя ее перед фактом. Диссаларии вдруг стало невыносимо обидно, ведь по существу она еще ничего особенного не сделала. Не познала ни любви, ни дружбы после смерти единственной подруги... Только помогла этим ребятам надеясь, что они вернутся домой, не погибнут такой глупой смертью, как она...
  
   Было одновременно тепло и холодно, спокойно и страшно - Диссалария пребывала во всех состояниях и одновременно ни в одном из них. Это состояние убивало ее, насколько это возможно по отношению к мертвецу. Ей показалось странным, что разум все еще не покинул ее голову. Впрочем, никто наверняка не знал, что случается после смерти, а если и знал, не мог никому рассказать. Интересно, сколько еще это продолжится? В сознании постепенно образовалась расширяющаяся трещина, заполняющая все своим ослепительным светом. Девушке даже не пришлось идти к нему - он обволакивал, заполнял легкие, словно втягивая в себя. Наверное так смерть пожинает свои плоды - жадно, беспощадно, лишь бы утолить бесконечный разъедающий изнутри голод. Смерть всегда голодна. Ей всегда будет мало, сколько бы душ она ни погубила, им никогда не будет конца, до тех пор, пока не останется ничего живого. За ее смертью последуют другие - этого не изменить, но в сердце все еще зрела надежда на то, что Джерард и Фрэнк не последуют за ней так скоро.
  
   - Не думаю, что она выжила после такого падения, однако мы должны проверить, чтобы знать наверняка,, - сказал кто-то с наигранным сочувствием. Точно один из тех ребят, которых недавно пришлось отгонять от Диссаларии. Парень сжал кулаки, едва сдерживаясь, чтобы не прикончить тошнотворного типа. Даже для него это грозит изгнанием с корабля. Фрэнк положил руку на его плече.
  
   - Не слушай этого отброса. Я уверен, она справится. Нужно спуститься и помочь ей. Она жива. Не могло же все так закончиться... Вот увидишь, мы еще оберемся неприятностей от этой девушки, - это было сказано не со зла, а подбадривающе и искренне сочувствующе. Парень ответил грустной улыбкой. Именно друг остановил его, когда Джерард хотел прыгнуть вслед за ней. Диссалария провалилась под землю прямо на его глазах. Как такое могло случиться? Они шли всего в нескольких шагах друг от друга, а провалилась только она. Если бы только он держал ее за руку...
  
   - Не волнуйся. Всего пару часов и мы спустимся.
  
   И действительно, ровно через два часа они оказались внизу. среди пещер и запутанных тоннелей, явно указывающих на пребывание там живых существ. И там, и тут из стен торчали драгоценные каменья. Кое-где были выточены рисунки тончайшей работы, но больше всего их поразили причудливые растения растущие прямо из потолка, самых разных форм, размеров и цветов, но главное - Диссаларии нигде не было. Они обыскали все в округе, но так ничего и не нашли.
  
   - Это же бред! Она не могла просто взять и исчезнуть! - воскликнул Лейригл, со всей силы ударив рукой по каменной стене.
  
   - Никто и не говорит, что исчезла. Тут выбор небогат. Или она сама ушла, или ее забрали. В последнем, как и в первом случае, нельзя точно сказать в безопасности ли Диссалария или нет, как и утверждать, жива она или мертва. Остается только искать. Соболезную, - капитан кивнул племяннику и ушел вперед.
  
   Джерард не находил покоя ни в бодрствовании, ни во сне. Ему везде и всюду виделся образ девушки и ужасы, которые с ней происходят. уже которую неделю экипаж "Стэллы Блэйд" бродил по бесконечному лабиринту коридоров пещер в тщетных поисках. Многие Фейриглы возмущались и давили на капитана, ссылаясь на безрезультатность их действий, но нужно отдать ему должное - он стоял на своем. Бросать Диссаларию на этой планете капитан не собирался.
  
   - Каждый член экипажа важен. Вы отвечаете друг за друга, а я за вас всех. Мы не улетим, пока не найдем ее или не останется другого выбора. Пока у нас достаточно энергии и ресурсов, чтобы продолжать поиски. Не стоит растрачивать их на пустые разговоры.
  
   - Эй! Я что-то нашел! Этот ход освещен лучше, чем другие! - крикнул Фрэнк, выглядывая из-за очередного поворота, подзывая их с собой. И правда. Чуть впереди коридор расширялся, освещаемый сотней маленьких кристаллов, откуда на встречу им вышел маленький человечек ростом с десятилетнего ребенка с мертвенно-бледной кожей и голубые как у слепого старца глаза. Голову покрывали короткие, то ли поседевшие, то ли от рождения белоснежные волосы. Таким существам ни с того, ни с сего начинаешь доверять и это пугало в них больше всего.
  
   Он (а они решили, что это несомненно он, а не она) не пытался заговорить с ними, только внимательно смотрел, а затем повернулся и ступая маленькими босыми ножками, которые не скрывал подол мантии, пошел вперед. От нечего делать они пошли за ним. Там оказался город, спрятанный в подземельях, но камень здесь сильно отличался. Пещеры здешних жителей оказались такими же светлыми, как и они сами. Над строительством явно работали искусные мастера. Это многовековой труд.
   Идя меж жилых пещер Лейриглы и Фейриглы замечали на себе любопытные взгляды. Было ясно, что их куда-то ведут. Перед ними оказалось своеобразное здание, возвышающееся над многими другими. Именно туда они и направлялись. Там, на узком. но высоком стуле их и ждали. Капитан вышел вперед. Фрэнк и Джерард - по обе стороны от него.
  
   - Фрэнк, переводи, Джерард, следи за его мыслями. А теперь поклонитесь, - они склонили головы.
   Существо заговорило и Фрэнк тут же начал переводить.
  
   - Эта планета называется Астфель. Этот Аст (так они себя называют) - правитель местного племени. Он приветствует нас, чужестранцев, в своих скромных владениях, предлагает отдохнуть и поесть. Про Диссаларию он ничего не знает. Его слуги ее не находили, но есть предположение о том, кто мог найти. Асты - не единственный народ, живущий на этой планете. Он считает. что она у Гастов - врагов Астов. Говорит, они жестоки и не знают пощады. Вряд ли она выжила, но если вдруг такое возможно, Диссалария наверняка у них в плену и чем скорее мы ее оттуда вытащим, тем лучше для нее, но там опасно. Нам предлагают войско и оружие. Без помощи нам не обойтись. Гасты живут в самых темных уголках подземелий. Что будем делать, капитан?
  
   Фейригл шагал из стороны в сторону, держа руки за спиной, обдумывая все это, пока неожиданно не остановился.
  
   - Экипаж слишком устал. Если выступим прямо сейчас, у нас мало шансов. Выйдем, как только все отдохнут и поедят. Джерард, не делай глупостей. Мы не оставим ее, но если у них в заложниках окажется кто-нибудь еще, освободить ее окажется еще труднее. Тогда я не смогу гарантировать ее благополучное возвращение. Надеюсь ты понимаешь меня?
  
   - Да, капитан, - Джерард никогда не использовал термин "дядя" по отношению к командиру. Родственные связи навевали не самые лучшие воспоминания. Ужасы прошлого караулили, поджидая на каждом шагу, чтобы всколыхнуть давно угасшую боль и тьму... пронизывающую, давящую, убивающую. Только Фрэнк и Диссалария спасали его, помогали забыться, а теперь он ее потерял, но сделает все, чтобы вернуть...
  
  
  

Глава тринадцатая "Самая страшная кара"

  
   Свет оказался ничем иным, как светом от огня, но это был не тот огонь, который она привыкла видеть там, на Земле. Впрочем, девушка уже не была уверена, что видела его. Он в одно мгновение погас. Тело ужасно болело, изнывая каждым суставом, каждой клеткой. Боль. Если она все еще способна чувствовать, значит жизнь не покинула ее. Но что же тогда случилось? Парни нашли ее? Диссалария сделала усилие открыть глаза, но кругом была лишь тьма. Похоже даже самый слабый огонек рядом с ней потух.
   Девушка поежилась от страха и холода.
  
   - Джерард?.. Фрэнк?.. Кто здесь?.. - вокруг не было ни одного признака жизни и она возможно поверила бы в то, что кроме нее никого нет в этой темной сырой пещере, если бы не слабый огонек, горящий в памяти. Однако, сколько бы ни звала, Диссалария не могла дождаться ответа. Прошло немного времени и она начала сомневаться в том, что огонек ей не привиделся. Сжавшись в комочек, девушка заплакала, взывая непонятно к чему.
  
   - Это твои друзья? - заозиравшись, Диссалария поняла, что все-равно ничего не увидит, поэтому успокоилась.
  
   - Да. Ты - житель этой планеты? Ты понимаешь меня? - это было удивительно.
  
   - Верно. Меня зовут Киф, - голос был мужской и отнюдь не бестелесный.
  
   - Я - Диссалария. Мы с друзьями заблудились и хотим вернуться домой, на нашу планету. Ее имя ношу я. Наш корабль остался там, наверху. Экипаж искал тех, кто населяет эту планету, как друг я провалилась вниз. Как-то можно подняться обратно? Они наверняка ищут меня.
  
   - Не в это время суток. Над нашей планетой есть одна яркая звезда. Ее свет отравляет все живое наверху, поэтому мы живет здесь, глубоко под землей. Вы - не первые гости на этой планете. Были и те, кто пришли до вас. Называют себя Астами. Считают, что именно они - хозяева планеты, - голос был полон презрения, в котором читалась насмешка.
  
   - Почему вы не избавитесь от них? И не волнуйтесь, у нас самые мирные намерения. Нам нужно только расспросить местных жителей. Может кто-то что-нибудь слышал о нашей планете?
  
   - Я - последний из своего рода. Нас попросту уничтожили. Не думаю, что у меня так много времени. Если твоим друзья наткнулись на Астов - это не к добру. Вряд ли они нападут в Белом подземелье - там слишком светло. Скорее всего они отведут их сюда, чтобы убить. Не уверен, но кто-то из них может владеть интересной информацией и вряд ли Асты так запросто согласятся поделиться ею.
  
   - Но зачем им убивать нас?
  
   - Власть. Богатство. Наша планета обладает необходимыми для них ресурсами. Они ни за что не станут ни с кем их делить. Асты ослеплены жадностью. Когда-то это была наполненная жизнью и светом планета... Когда-то... Подземелья завораживали своей красотой, а потом прилетели они... Им всегда мало. Разграбив нашу планету и ресурсы, они покинут ее и полетят уничтожать другие. Нельзя этого допустить, - горько сказал Киф. В его голосе было столько боли, что Диссалария на себе прочувствовала всю тяжесть его судьбы. Он потерял все, но продолжал сражаться, - У вас все еще есть дом. Не дайте этим монстрам уничтожить его. Мы должны найти их до того, как станет слишком поздно... - девушка не возражала. Выходить следовало немедленно, но действовать вслепую не годится.
  
   - Киф, я совсем не вижу в темноте... Ты спас меня. Спасибо тебе. Без помощи я бы не выжила... Когда все кончится, отправляйся с нами. Уверена, мои друзья будут рады тебе, - конечно, говоря "друзья", она не была в этом уверена. Безусловно, речь шла о Джерарде и Фрэнке, но можно ли их назвать друзьями? Они не так давно знакомы, да и практически ничего не знают друг о друге, но только они все это время оберегали ее и заботились, поэтому назвать их простыми знакомыми язык не поворачивался. Не могло идти и речи о том, чтобы оставить этого парня на мертвой планете.
  
   - Ты - очень добрая девушка. Спасибо. Я могу передать тебе свое зрение, но ты наверняка изменишь свое решение, когда увидишь меня. Я убрал свет, чтобы не пугать тебя, но если ты действительно хочешь, я покажу тебе свой мир... То, что с ним стало... - Киф нагнулся и забрал ее первый поцелуй. Нежный, глубокий и теплый. Диссалария невольно закрыла глаза, но не стала отстраняться, а когда открыла, увидела его... Гаст был выше ее на две головы. Серая кожа, глубокие черные глаза без белка, такого же цвета когти и длинные, почти до пояса, волосы, а из-за спины торчали два крыла, целиком состоящие из белоснежных, словно отполированных до блеска, костей. Тело ниже пояса было скрыто под темной тканью. Его красота одновременно притягивала и отталкивала, но ей не было страшно, наоборот, на удивление спокойно.
  
   - Ты видишь меня? - прошептал он, словно боясь напугать ее своим голосом.
  
   - Да... Ты умеешь летать? Конечно нет, глупый вопрос... У тебя красивые крылья. Немного не такие, как я привыкла видеть, но они замечательные. Зря ты прятался. Красиво и совсем не страшно... - кожа Кифа оставалась серой, но девушка не сомневалась в том, что в душе он покраснел. Ослепительно улыбнувшись, Диссалария протянула ему руку, на его фоне казавшуюся еще меньше и светлее, - Ты знаешь, с какой стороны они придут? - едва опомнившись, Киф кивнул и они отправились вперед через узкие темные коридоры, в которых девушка теперь могла разглядеть каждую, даже самую незаметную черточку, благодаря дару Гаста...
  
   - Ничего не ешьте и не пейте. Им нельзя доверять. Они ведут нас в ловушку, чтобы убить, но Диссалария там в самом деле может быть. Думаю, с ней все хорошо. Нужно быть осторожными. кто знает, чем они могут и чем вооружены. В темноте у них вряд ли есть преимущество перед нами, иначе бы они не селились в белом подземелье. Я буду следить за их мыслями. Френк, следи за тем, что они говорят. Капитан, отдайте приказ, пусть экипаж не теряет бдительность. Они не должны понять, что их раскусили. Как думаете, у них есть числовое преимущество перед нами?
  
   - Нет. Их примерно столько же, если не меньше. Меня больше беспокоят так называемые Гасты. Вот уж от кого не знаешь, чего ожидать...
  
   - Не беспокойтесь. Гастов больше нет. Асты прилетели и всех уничтожили. Похоже они еще те уроды. Аж в дрожь берет от их блаженных улыбок. Настоящие психи. Готов поспорить, они не одну планету угробили. Прямо как паразиты. Являются на чужие территории, опустошают ресурсы, убивают все живое и переходят к следующей "жертве". Таким никогда не бывает достаточно. Если им подобные добрались до нашей планеты...
  
   - Мы должны верить в лучшее. Не стоит забивать этим голову. Никто не может знать наверняка. Все члены экипажа знали, что никакой гарантии нет и все равно решили рискнуть. Здесь никто не жалеет о своем решении. Они знали, на что идут и многие из них предпочтут смерть перспективе сдаться.
  
   Джерард натянуто улыбнулся. Капитан всегда владел особой способностью вдохновлять своих подопечных, но не на сей раз...
   Отдохнув, они двинулись в путь. Им предстоял трудный бой с новыми врагами. Нападения следовало ожидать со всех сторон. Путь был длинный и с каждым шагом становилось все темнее и темнее, а глаза не спешили привыкать к темноте. Единственное, что им удавалось рассмотреть - смутные черты окружающих предметов. В основном приходилось опираться на слух и обоняние, продолжая свое опасное шествие, как вдруг это началось. Асты нападали со всех сторон, используя самое обычное оружие вроде мечей, пропитанных ядом. Тех, кого зацепило, было уже не спасти. Лязг оружия, крики, вздохи и звуки разрываемых на части тел заполнили подземелье. Пусть и немного, но Фейриглы с Лейриглами видели в темноте лучше Астов, а это давало им явное преимущество.
   Это длилось несколько часов. На Землю падали уже погибшие и умирающие. Среди них были все - Лейриглы, Фейриглы и ненавистные Асты. Диссалария наблюдала за всем издалека, вырываясь из рук Кифа.
  
   - Я не могу стоять здесь, пока их убивают. я должна помочь... - и они рванули вперед, помогая еще стоящим на ногах. Кровь лилась рекой, пропитывая свежие трупы, пока через несколько часов последний Аст не рухнул.
  
   - Диссалария? Как ты здесь оказалась?! Впрочем, нет, это не к спеху. Главное, что ты жива... Кто это с тобой?.. - недоверчиво косясь в сторону Кифа спросил Джерард. Что это? Ревность?
  
   - Это Киф. Он - Гаст. Он спас меня, провел сюда и сражался вместе с вами. его планету практически уничтожили эти Асты. Мы не можем оставить его. Киф здесь совсем один... Без него не полечу, - девушка решила возложить на себя полную ответственность за новоиспеченного друга. парень скрипнул зубами, выражая полнейшее недовольство, а она вопросительно обернулась к капитану.
  
   - Что ж, Гаст Киф. Ты защищал моих подопечных, а это немало. Я всегда был справедлив, как в наказании, так и в поощрении. Ты не бросил Диссаларию, а мы не бросим тебя. Добро пожаловать на корабль. С этого момента ты - такой же член экипажа, как и любой другой здесь. Самое время отправляться в путь...
  
   - Это огромная честь для меня...
  
   Они уже давно поднимались наверх, когда их остановил крик главного Аста.
  
   - Убийцы! А... это ты... Ты был последний... Зря мы тебя не прикончили. Мучили тебя, срывали кожу с крыльев кусочек за кусочком, медленно, наслаждаясь твоими судорогами и криками... Ты помнишь это? С моей стороны было ошибкой не дождаться твоей смерти... И вот, ты выжил. Стоишь здесь вместе с такими же убийцами, как я сам... А впрочем, ты не лучше. Ты ведь хочешь убить меня? Отомстить мне за свою семью, свой народ... Твои родители умирали так же медленно и мучительно. Они буквально умоляли нас убить их, но мы не щадили... Мы наслаждались их убийством...
  
   - Что он говорит? - спросил Джерард у Френка, но Киф ответил первым.
  
   - Убийцы... Да как он смеет?! Тот, который уничтожил все, что было мне дорого... - Гаст сжал кулаки, собираясь вернуться но Диссалария остановила его, нежно погладив по руке.
  
   - Не убивай его. Он этого не стоит. Оставь. Нет худшего наказания, чем полное и бесповоротное одиночество. Пусть останется здесь до самой смерти. Совсем один, без семьи и друзей. На всей планете не останется ни единого живого существа, чтобы составить ему компанию. Вот его наказание. Самая страшная кара...
  
  
  

Глава четырнадцатая "Киф"

  
   "Стэлла Блэйд" покинул планету Астфель. Диссалария и Киф были поселены в одну каюту с Джерардом и Фрэнком. К слову, с Гастом девушка сдружилась гораздо быстрее, чем с ними. В каком-то роде он казался ей таким же как она сама. Оба были лишними на корабле. Большую часть времени Диссалария проводила с Гастом. Он на удивление быстро всему учился. Всего за неделю осилил чтение. Киф тут же полюбил книги, удивляясь, когда Диссалария говорила, что все эти истории выдуманные. Они постоянно разговаривали. Он с удовольствием слушал о жизни на Земле, знакомстве с Джерардом и Фрэнком, смерти Лесли. В их отсутствие Гаст занимал место защитника. Когда все переговаривались, бросая недовольные взгляды в их сторону, они защищали друг друга. Ни один их них больше не чувствовал себя одиноко, но девушка желала больше узнать о его прошлом, семье, друзьях и всем том, что Киф оставил далеко позади. Вопреки всему, он не стал отмалчиваться или уходить от темы.
  
   - У меня была семья. Отец и мать всегда были заняты, да и у меня было не так уж много свободного времени. Мы практически не виделись, но я знал, что они любят меня, поэтому никогда не чувствовал себя одиноким. Разве что среди сверстников. Куда бы я ни пошел, меня ни разу не прогнали, но я всегда был лишним. Как оказалось, это неизбежно, если ты - член королевской семьи, - девушка раскрыла рот от удивления.
  
   - Ты - принц? - Киф грустно улыбнулся.
  
   - Нет больше моего королевства. Никакой я не принц. Да и недостоин этого. Я не защитил свой народ и планету. Этот титул точно не для меня.
  
   - Но ты выжил. Думаю, твои родители больше всего хотели этого. Разве это не главное? Ты - последний из своего рода. Ты отомстил и спас наверняка не одну цивилизацию.
  
   - Я почти ничего не сделал. Все это благодаря вам. Я бы до конца дней своих прятался в своей пещере, в попытках спасти хоть что-нибудь. Рано или поздно я погиб бы от лап Астов, если бы остался там. У меня попросту не было бы и шанса против такого количества воинов, если бы меня нашли...
  
   - Я бы тоже не выжила, если бы ты не спас меня. У тебя не было никаких причин помогать мне и уж тем более рисковать своей жизнью, но ты сделал это. Ты очень добрый, Киф. Как я могла оставить тебя на той планете после всего, что ты сделал для меня?
  
   - А ты правда осталась бы со мной, если бы они не согласились взять меня на корабль?
  
   - Да. Если бы улетела, оставив тебя совершенно одного, меня бы совесть замучила. К тому же, с тобой не так страшно. Не смотря ни на что, я не могу привыкнуть ко всему этому. К Фэйриглам, Лейриглам, смерти моей подруги, к тому, кем являюсь. У меня больше нет дома, нет ничего. Здесь я всегда буду лишней, но пока со мной ты, мне не так страшно.
  
   - А как же эти парни? Джерард и Фрэнк? Мне казалось, вы - хорошие друзья.
  
   - Мы не так хорошо ладим. С ними я постоянно чувствую себя неловко. Они хорошие, но я никогда не смогу забыть, с чем они связаны. Это сложно.
  
   - А что насчет меня? - он придвинулся ближе, сидя с ней на койке и пронзительно смотрел в глаза. Непроизвольно Диссалария покраснела, стараясь перевести куда-нибудь взгляд.
  
   - Почему ты спросил?.. С тобой тепло и спокойно. Все проблемы куда-то деваются, словно все хорошо. Хоть ты тоже не человек, но я чувствую себя, как будто вернулась домой...
  
   - Сейчас ты неспокойна... - заметил Гаст.
  
   - Это потому, что ты спросил подобное. Я никогда раньше никому такого не говорила... Ты - первый.
  
   Рабочее время Джерарда и Фрэнка как раз закончилось и они со спокойной душой отправились в свою каюту. Застав Гаста, стоящего на коленях перед девушкой, они едва сдержали челюсти, так рвущиеся к отпадению.
  
   - Диссалария, ты заключишь со мной брак? - она по видимому сама такого не ожидала.
  
   - Ты что, серьезно?
  
   - Серьезнее не бывает. По закону моего народа, Гаст имеет право сделать предложение только один раз в жизни. Он никогда не отступится и, если так и не дожидается согласия, навеки остается один. Ты не обязана соглашаться, но знай, я серьезен. Я никогда не откажусь от твоих слов, потому что ты - именно та, с кем я хочу быть.
  
   Девушка покраснела еще сильнее так, что ее лицо стало похоже на огромный спелый чернобыльский помидор, а Джерард разозлился.
  
   - Не много ли ты на себя берешь? Кто сказал, что она - твоя?!
  
   - Джер... Что ты здесь делаешь?
  
   - Ну точно не делаю едва знакомой девушке предложение, - буркнул он.
  
   - Прошу прощения. Что тебе дает право запрещать мне спрашивать ее о таком? Не похоже, чтобы вы с ней состояли в отношениях. Кажется, это не твое дело. Диссалария вольна выбирать, что бы ты ни сказал.
  
   - Послушайте... - она попыталась их остановить, но так и не была услышана. Это начинало злить, - Послушайте меня! - парни затихли, - Киф, мне приятны твои чувства, но это серьезный шаг и сейчас я просто не могу тебе ответить. Джерард, спасибо за заботу, но я правда и сама могу справиться. Сейчас, если вы не против, я пойду мыться. И не вздумайте подглядывать. Френк, проследи за этими двумя, чтобы ничего не натворили.
  
   Диссалария сбежала от них в прямом смысле этого слова, понимая, что это единственное место, где можно побыть одной.
  
   - И чего это они?.. - девушка заперла дверь, прижавшись к ней спиной. Неожиданное признание Кифа и реакция Джерарда. Неужели они оба к ней небезразличны? Хотя нет, глупости. Киф так пытается выразить свою благодарность, а Джерард... Она так и не решила, с чего он так всполошился от этого предложения. Может правда беспокоится?
  
   Когда Диссалария вышла из душа, все старательно делали вид, что спят, но она совсем не обиделась. Сейчас ей меньше всего хотелось с кем-то говорить.
  
   Двадцатью минутами ранее.
  
   - Это какая-то шутка, да?
  
   - Вовсе нет. Я абсолютно серьезен. Меня удивляет только то, что ты сам не предложил ей. Что тебя остановило?
  
   - У нас так не принято. Честно говоря, ты меня раздражаешь. Вы так быстро сблизились. Не думай, что уже победил. Я не собираюсь от нее отказываться, - каждый видел в другом соперника и ни один не собирался уступать, - Но кажется, ты - неплохой парень и тоже не дашь ее в обиду, поэтому, пусть мы и соперники, давай защищать ее вместе, а до тех пор, пока она сама не выберет кого-то из нас, не будем предпринимать ничего значительного, по рукам?
  
   - По рукам, - они обменялись крепким дружеским рукопожатием и Киф легонько улыбнулся, а Фрэнк кашлянул, напомнив о своем присутствии в комнате, которого, казалось, никто не замечал.
  
   - Хорошо, что вы не пытаетесь убить друг друга, но Диссалария скоро вернется. Думаю, нам лучше пойти спать, если хотим, чтобы она выспалась. Не стоит лишний раз смущать девушку, хватит с нее на сегодня переживаний, - с ним никто не спорил и все парни послушно юркнули под одеяло, а когда она уснула, по очереди приняли душ и вернулись в койки...
  
   Проснувшись, Диссалария почувствовала, что ее обнимают, но даже это шокировало не так, как то, что обнимают с двух сторон. Джерард и Киф обхватили ее, словно подушку и, в отличие от девушки, даже не думали просыпаться. Она тщетно пыталась вырваться или разбудить хоть кого-нибудь из них на протяжении получаса, пока не устала и не сдалась, смирившись со своим положением.
  
   "И как так получилось? Не могли же они оба перепутать койку и уснуть не там. И Фрэнк куда-то подевался. Неужели не заметил? Как вообще можно было не заметить такое? Промолчал? Больше похоже на правду, но что же все-таки теперь делать? Нужно же как-то выбираться из этого двойного капкана. Однако, я не то, что вырваться, я перевернуться не могу, а их не добудишься - спят, как убитые. Ну я им задам, когда проснутся... Будут знать, как в койку к земной девушке ложиться!" - Диссалария вспомнила о том, что хоть она и земная девушка, но вовсе и не человек, да и силы в ней больше, чем принято считать, поэтому не раздумывая лягнула ногой в живот сперва одного, затем другого и оба весьма эпично полетели на встречу с полом. Но, если Киф успел предотвратить ее, оперевшись на крылья и зависнув в воздухе всего в нескольких сантиметрах от него, то Джерард, за неимением дополнительных конечностей, весьма неудачно для себя впечатался всем торсом в пол. Гаст вздохнул, а Лейригл едва слышно выругался.
  
   - С добрым утром, парни. Что вы делали на моей койке? Вам не кажется, что это наглость, врываться на чужую территорию без разрешения? В следующий раз одним падением не отделаетесь. Как оторву "висюльки", так мало не покажется! Даже один парень в кровати девушки, с которой он не состоит в отношениях - неприемлемо, я уже молчу о двух! О чем вы только думали?!
  
   Оба спрятали руки за спины, виновато взирая на злую, как собаку, девушку. Молча ожидая, когда подвернется возможность извиниться.
  
   - Прости. Ты кричала во сне. Мы спорили насчет тебя, а потом само как-то получилось. Мы больше не будем, только не сердись.
  
   - Ну уж нет. Так легко вы не отвертитесь. Я - приличная девушка и с кем попало не сплю. Вот выйду замуж за кого-нибудь и буду с ним спать, а вы уж точно не мои мужья.
  
   - Но почему? Я же сказал, что серьезен. Я сделал тебе предложение... - недоумевающе напомнил Киф.
  
   - Я ведь не согласилась! В любом случае, в следующий раз я вас так легко не прощу. Надеюсь, это больше не повторится. Такие ситуации очень смущают. Пожалуйста, не делайте так больше.
  
   Их отвлек предупреждающий сигнал, Диссалария пошатнулась от неожиданности.
  
   - Что это?! - вопрос адресовался Джерарду.
  
   - Похоже мы наткнулись на очередную планету! Скорее!..
  
  
  

Глава пятнадцатая "Дикие земли"

  
   Приземление заняло гораздо больше времени, чем планировалось. Фрэнк объяснял это трудностями посадки, но тогда никто и подумать не мог, что их выбросит в открытый океан и штормом разнесет экипаж в разные стороны.
   Из-за погоды не было видно, где заканчивается вода и начинается небо - все слилось в огромное темно-серое угрожающее пятно, которому не было конца. Шансы на выживание у экипажа. Даже если бы крылья Кифа были в целостности, он не смог бы лететь, пока бушует шторм. Оставалось только надеяться, что их занесет на какой-нибудь остров. Если вода и ветер продолжат терзать их в своей пучине, то они просто захлебнутся или разобьются о скалы. Спасение ждет только на суше, но ее, как и горизонта, нигде не было видно - лишь грозовые тучи и волны.
   Где-то вдалеке в воду ударила молния. Послышались крики. Кого-то убило, но девушка не видела ничего, кроме всепоглощающей стихии, жаждущей забрать очередную жизнь. Ее несло по тонкой грани между спасением и гибелью, шатая, как лист на ветру. Она так продрогла и измоталась, что была готова в любой момент сдаться и потерять сознание. Последнее, что ей запомнилось - волна, отбросившая ее на мокрый песок...
  
   Спину прожигало болью. Тело ныло, словно его всю ночь било о скалы. Пошевелить даже пальцем казалось невыносимой мукой. Никогда еще ей не было так плохо. Мокрый песок и галька налипли на истерзанное тело. Одежда изорвана. То, что осталось на ней - лишь жалкие клочки от грязной ткани, неприятно липнувшей к коже. Буря стихла и на смену тучам пришло нещадно палящее солнце, вернее не она, а другая яркая звезда. За несколько часов Диссалария получила сильный ожег, но сил ни на то, чтобы доползти до тени, ни на то, чтобы перевернуться на другой бок не было никаких. Солнце выжигало все вокруг подобно адскому пламени. Девушка понимала, что даже в тени от него не скрыться. Пройдет немного времени и даже кровь Фейригла в организме не спасет ее от неминуемой гибели. Смерть не впервые протягивает к ней свои окостенелые руки, замораживая спину своим ледяным дыханием, которое сейчас казалось ей спасением, словно глоток воды для жаждущего...
  
   Джерард уже несколько часов скитался по берегу незнакомого острова. После шторма он остался практически без одежды, но даже этот факт не спасал его от жары. Он не рисковал заходить вглубь острова без сопровождения - кто знает, что там? Да и остальные члены экипажа могли находиться где-то поблизости, но больше всего он волновался за Диссаларию. Фрэнк то точно найдет способ выжить на этой планете, а она к такому не готова. Возможно ей было бы лучше остаться на корабле, а может и нет. Даже "Стэлла Блэйд" вероятнее всего пошел ко дну. Как же они выберутся отсюда, если с кораблем что-нибудь случится? Похоже здесь никто не живет, так что помощи не жди. Сколько их выжило после шторма? Кажется кого-то убило молнией... Диссалария. При мысли, что это могла быть она, тело болезненно содрогнулось, а сердце сжалось, но Джерард подавил это чувство. Нужно идти и искать ее. Если прекратить поиски, она и в самом деле может погибнуть. Девушка где-то здесь совсем одна и остро нуждается в помощи - он чувствовал это. Если бы не она, Лейригл давно уже перестал бы идти.
   Куст невдалеке от него зашевелился. Парень молниеносно встал в стойку и приготовился к отражению атак, как увидел Кифа, наконец успокоившись.
  
   Ну и напугал же ты меня. Ты что здесь делаешь? Почему в кустах прячешься?
  
   - Ищу Диссаларию. Я смотрю, тебя изрядно потрепало. Этот климат сильно отличается от того, что был на моей планете. Под этим светом мне быстро станет хуже, поэтому я ищу тень. Она точно где-то здесь. Я ее чувствую. И судя по всему мы трое - единственные живые существа на этом острове. Я не ощущаю постороннего присутствия. Нужно ее скорее найти. Ее тело гораздо слабее наших. В таких условиях она долго не продержится. Нужно найти ее и помочь. Укроемся в тени, а как отдохнем, будем искать остальных. Сейчас покидать остров - не самая разумная идея. Придется дождаться вечера. Днем по солнцу мы никуда не доберемся. Я обошел практически весь остров. Не проверил лишь малую часть территории. Здесь совсем близко.
  
   - Думаешь она где-то там? - Киф утвердительно кивнул, - Тогда пойдем скорее! Нельзя оставлять ее, особенно сейчас, - они заспешили вперед, периодически срываясь на бег. Беспокоясь о девушке, они не обращали внимания на боль, даже когда солнце выжигало их кожу, будто намереваясь до черна раскалить их кости. Когда издалека те увидели знакомый силуэт, он придал им сил. Измотанное тельце покрытое обгоревшей на солнце кожей лишило их возможности чувствовать боль или хоть что-нибудь, кроме беспокойства и желания поскорее помочь, успокоить и обнять бедную девушку. Теперь они не шли. даже не бежали, а уже летели к ней.
  
   - Диссалария! - крикнули парни одновременно, кинувшись перед ней на колени. Она не подавала никаких признаков жизни. Они тут же проверили дыхание и пульс. Девушка была еле жива.
  
   - Нужно отнести ее в тень и достать воду, много воды. Похоже она лежит здесь с того самого момента, как ее вынесло на берег.
  
   - Тогда идем скорее. Благо воды кругом в достатке и она, кажется, пресная, - бережно, словно драгоценную ношу, они подняли ее и уложили в тень на небольшую настилку из огромных листьев, отдаленно напоминающих пальмовые, - Ее принесли, но как принесем воду? У нас нет ничего, с помощью чего мы могли бы это сделать. Рюкзаки со всем необходимым содержимым унесло водой.
  
   - Нужно найти скорлупу от чего-нибудь или что-то в этом роде, что может сыграть роль посуды... - они искали, ходили и в конце концов это "что-то" действительно нашлось. Девушку обмыли и напоили, обложив обгоревшие участки кожи намокшими листьями, не забыв про глаза. Вскоре парни пришли к выводу, что им не мешало бы повторить те же действия со своими телами. Не смотря на тень, было невыносимо жарко. Ни единого намека на ветер. Безумная жара практически затмила тот факт, что все вокруг начало высыхать. После шторма, размывшего почву, вы растения в невероятной скоростью начали высыхать, словно солнце высасывало их жизнь. Даже грязь застыла и потрескалась, раскалившись под его лучами.
  
   - Не удивительно, что я не видел ни животных, ни насекомых. Здесь совершенно невозможно жить. Не знаю, сколько мы еще продержимся. Нужно как можно скорее убираться отсюда, - где-то вдалеке громыхнул гром. Сперва парни не обратили на него внимания, ссылаясь на слуховые галлюцинации, но когда он повторился с двойной силой уже ближе, не могли игнорировать и дальше. В миг все потемнело. Небо заволокли штормовые тучи, гонимые бушующим ветром. Поднималась буря. В голове Лейригла возникла безумная мысль, будто климат здесь такой, что засуха чередуется с бурей. В самом деле безумство. А шторм все приближался. Кожа покрылась мурашками от холода. Сам факт отсутствия на них одежды радовал все меньше. Даже Диссалария заметно дрожала. Чтобы хоть как-то ее согреть, парням пришлось прижаться по обе стороны от нее, но когда начался ливень, даже это не особо спасало.
  
   - Она замерзает. Нужно что-то придумать. Как думаешь, на этом острове есть пещера, где можно укрыться? Листва уже не спасает. Капли слишком большие.
  
   - Вряд ли. Я обошел весь остров. Ни малейшего намека на подобное. Если бы что-то такое нашел, мы бы сейчас здесь не сидели. На этом острове нет подходящего укрытия, по крайней мере на поверхности...
  
   - Что ты имеешь ввиду? Думаешь в воде безопаснее в шторм?
  
   - Под островом что-то движется. Не могу сказать что. Оно хочет добраться сюда.
  
   - Не хватало еще врагов. Ты уверен, что это нечто движется именно к нам? Насколько оно опасно? Диссалария сейчас даже не может самостоятельно идти. Ты думаешь мы вдвоем справимся?
  
   - Не знаю. Не похоже на то, что оно настроено враждебно, но лучше быть настороже. Ни один из нас не сможет сражаться в полную силу в таком состоянии. да и тем более, пока Диссалария в опасности. Провоцировать не будем, но в случае чего придется бежать. Всем не спастись, поэтому я задержу его, кто бы это ни был, а ты хватай ее и беги. Все ясно?
  
   - Самопожертвование? Мне Диссалария никогда не простит, если узнает, что я позволил тебе умереть, бросив один на один с врагом. Если уж и спасаться, то всем вместе.
  
   - Тебе когда-нибудь говорили, что ты упрямый, как Алагр? На моей планете было такое животное. Всегда себе на уме. Его невозможно приручить. Неужели ты готов пожертвовать ею ради того, чтобы она не злилась? Ты же терпеть меня не можешь из-за того, что мы с ней время проводим,. Я же вижу, как ты смотришь на нее мельком, пока она не замечает. Если бы я погиб, у тебя появился бы шанс. Пусть и не сразу. но ты смог бы сделать счастливой ее и себя.Так почему же ты упрямишься?
  
   - Если ты погибнешь, у меня не останется ни единого шанса. Сегодня никто из нас троих не умрет. Я не позволю. Мы справимся. Вместе. Это не обсуждается. Нам еще предстоит вернуться домой. Никогда об этом не забывай.
  
   - Он близко... - настороженно произнес Киф, указывая парню жестом, чтобы тот замер. Они стояли, вглядываясь в так внезапно нахлынувшую темноту, в любой момент готовясь отразить атаку, даже если это будет стоить им жизни.
  
  
  

Глава шестнадцатая "Спасение"

  
   Нечто приближалось к ним. Они не видели. Летящие в лицо брызги воды, листва и ветки, сорванные ветром, не давали им этого сделать. Они слышали его шаги и, кажется, некоторые ругательства со стороны этого неизвестного существа, чувствовали его присутствие, но, как ни старались, не могли разглядеть, прикрывая собой тело девушки.
  
   - Враги? - существо вопросительно на них посмотрело, словно оценивая возможную угрозу. На всякий случай парни отступили назад.
  
   - Нет. Мы - не враги. Мы попали в беду. Наш корабль разбился или утонул - мы точно не знаем о том, что случилось с ним и остальными членами экипажа. Мы нуждаемся в помощи. Сами долго не протянем.
  
   Существо ничего не ответило, продолжая буравить их парой глаз, пока насмотревшись не кивнуло, знаком приказав следовать за ним.
   Идти было в разы сложнее, чем по жаре. На сей раз им пришлось пробираться сквозь непроходимые дебри, против штормового ветра и всей природы. Все ради выживания, ради спасения. Было холодно, да так, что мышцы сводило судорогой при каждой попытке пошевелиться, а кости хрустели, словно покрылись толстым слоем льда. Ветер бил в уши, вода заливалась во все щели. Каждый вздох считался непосильным. Легкие разрывало от холодного сырого воздуха, а тело покрылось царапинами. Они дрожали от бессилия и холода, но продолжали идти. все из-за этой девушки. Если бы не она, парни уже рухнули бы в грязь и задохнулись, но покуда Диссалария жива, они не упадут и не сдадутся.
   Лишь подойдя к воде парни засомневались. Ступать или не ступать? Волны били о берег, все больше размывая его. Пена, не смотря на внешний вид, при контакте с кожей била не слабее острых веток. Вода была такой ледяной, что доверие к сопровождающему существу, без сомнений заходящему в воду, ставилось под вопрос.
  
   - Когда зайдем глубже - не всплывайте. Чем ближе ко дну, тем теплее. Вы не задохнетесь - это не простая вода. Это единственный выход. Доверьтесь мне, - они снова попытались его разглядеть, но не смогли. Глаза приходилось девяносто девять процентов времени держать прикрытыми ибо при возможности в них с пеной тут же забивался песок, а может и того хуже. Существо двигалось вперед, то и дело оборачиваясь и подзывая их к себе. Все, что они могли разглядеть - размытый, словно под пеленой силуэт. Тело бил озноб, ныла каждая мышца, но когда их головы скрылись под водной гладью, все это вдруг исчезло. Стало так легко и спокойно, будто они вернулись на Землю и мирно спали. Да, как ни странно, но они скучали по этой планете, по крайней мере Джерард и девушка. О чем думал Киф? Наверное о былых временах, когда его родная планета процветала. Но это был не их дом. Не смотря на то, что это не мешало им дышать, кругом была одна вода. Она уже не пыталась разбить их о скалы, не мешала идти непрерывными волнами, не жалила глаза пеной, но это была она. Их злейший враг обратился в лучшего врага, стал спасительным укрытием. Парни не знали ни куда их ведут, ни что их ждет, но они были в безопасности и этого оказалось достаточно. Как ни глупо, а их инстинкты притупились. Им было все равно, что с ними собираются сделать. Солнце не выжигало их кожу, а ветер не терзал их измученные тела и большего пожелать нельзя было. Но Диссалария не просыпалась - это тревожило их больше всего.
  
   - Как думаешь, она скоро очнется? - разговаривать здесь оказалось на удивление легко, словно не было никакой воды, - Я переживаю. Конечно, ей как никогда нужен сон и отдых, но Диссалария с тех самых пор, как мы ее нашли, ни разу не открыла глаза. Я пытался читать ее мысли, но ничего... Пусто, как если бы она была мертва. Но Диссалария дышит. Я не чувствую, что она близка к смерти. Почему не откроет глаза? Почему не очнется? Знаю, что не можешь ответить, но мне больше не с кем об этом поговорить. Я был груб с тобой все это время. Ты не заслуживал этого. Я ведь правда ревную. С тобой Диссалария чувствует себя по-настоящему счастливой. Со мной она не бывает такой. Никогда не была. Правда в том, что я хочу быть ближе к ней, чем кто-либо другой. Я был зол, ведь если кто и был близок к ней, так это ты. Прости меня. Я не должен был так себя вести.
  
   - Ничего, я понимаю тебя. Ты просто очень сильно любишь ее. Так же, как и я. В этом нет ничего плохого. Я никогда не держал на тебя за это зла. Думаю она скоро очнется. Нужно только ждать. Если здесь есть лекарь, дадим ее осмотреть. Как бы там ни было, помощь ей не помешает. Но перед этим следует осмотреться. Я не уверен насчет того, , насколько мы можем доверять этому существу. Да, сейчас мы в безопасности, но так ли это? Что, если место, куда мы направляемся, в несколько раз хуже? Мы все еще не знаем, что с остальными.
  
   - Успокойся. Я - не дурак, все понимаю. Доверяй, но проверяй. Знаю. Кстати, здесь я гораздо лучше вижу, но со спины его не рассмотреть. Вижу только, что он чуть крупнее нас... - существо остановилось, обернувшись в их сторону. Тело было чем-то схожим с человеческим, руки и ноги с длинными перепончатыми пальцами, напоминающими ласты. Кожа, как у хрустальных рыбок - прозрачна настолько, что даже косточки немного видно, покрыта маленькими серебристыми чешуйками. на месте носа - узкие прорези, на шее - жабры. Руки и ноги существа были гораздо длиннее, как и его тело. Волосы белоснежные с вплетенными в толстую косу водорослями. Но парням показалось странным не это и даже не то, что у существа уши напоминали эльфийские, а то, что оно не было обнажено.
  
   - Это временно. Как только окажемся чуть глубже, я сниму аклион, - судя по всему, так здесь называли одежду, - В воде он не нужен. Что с девушкой? Слишком долго пробыла под Мэкиллом? Она вся в ожегах. Нужно отнести ее к лекарю - он залечит раны.
  
   Парни немного расслабились. По-видимому это существо не желало им зла, а значит можно быть спокойными. Помощь Диссаларии и правда не помешает. Не смотря ни на что, не было никаких признаков улучшения состояния. Ей не становилось лучше. Джерард бы все отдал, чтобы ей полегчало, но все это слишком подозрительно... То, что и так быстро и легко смогли обнаружить и сразу предложили помощь. Конечно, самим им ни за что не справиться, но эта ситуация все больше походит на "рояль в кустах". За так все может достаться только в каком-то глупом фильме или книге, но это - реальная жизнь. Для чего же их спасли? Нет, он никогда не был особо недоверчив к окружающим, но это не лишило его способности логически мыслить.
  
   - Зачем кому-то нас искать и спасать? - парень не выдержал, пусть и подозревал, что всего им сейчас объяснять не станут.
  
   - Боюсь, я не могу вам всего объяснить. Мне приказали привести чужаков к Гелду. Это все, что мне известно. Вопросами относительно вас будет заниматься непосредственно он. Могу только дать один совет. Не злите его, если хотите жить. От него сейчас зависит ваша жизнь. Во всех смыслах. При разговоре не отводите взгляд. Как только окажетесь перед ним, следует поклониться. Все вопросы зададите только после того, как Гелд даст вам на это волю. До того момента девушка не получит никакой помощи. Мы должны быть уверены, что не помогаем собственным врагам. Просто смиритесь с этим и тогда у вас появится шанс на спасение.
  
   Лейригл возмутился. Никогда ранее он не был настолько беспомощным. Больше всего в тот миг он злился на самого себя за жалкую неспособность помочь ей своими силами.
  
   - Но ей нужна помощь! С каждой секундой шансы на то, что она выживет, уменьшается! Неужели мы совсем ничего не сможем с этим поделать? Я не беден! Я могу поделиться собственными ресурсами и знаниями, как только доберусь до корабля. Если нужно, я отдам все, что принадлежит мне, только спасите ее!
  
   - Ты предан этой девушке, чужак, но нас не интересуют ни ресурсы, ни знания, ибо и того, и другого у нас в избытке, но я знаю, что можно сделать. Видите ли, мы практически не можем находиться снаружи - Мэккилл и ветер губительны для всего живого, но и в воде нам находиться небезопасно. Все то время, что существует наша планета, жуткое чудовище, чье имя страшатся произносить все Волды, спало древним сном. Наш народ нарушил одну из Заповедей прежнего правителя и это послужило толчком к самому страшному - чудище пробудилось... Что это была за заповедь, как убить чудище или вновь погрузить его в сон - никто не знает. Писания были уничтожены монстром, как и города. выжившим Волдам остается только скитаться в поисках укрытия. С тех самых пор мы не знаем мирной жизни. Если вы скажете Геллду, что собираетесь избавиться от чудовища, он непременно спасет девушку.
  
   - Так и знал, что здесь что-то не чисто. Вы ведь не раз пытались убить его и у вас ничего не вышло, верно? С чего вы взяли, что у нас получится ему противостоять?
  
   - Чудовище - проклятие Волдов, а вы - чужаки. Если у кого и получится спасти наш народ от гнета проклятия, так это у вас. В любом случае, я ничего здесь не решаю. Вашу судьбу определит Геллд. Если действительно желаете спасти ее, тогда вам нужно к нему. Больше никто не поможет ей.
  
   - В таком случае нужно поторопиться. Диссалария как никогда нуждается в помощи. Мы найдем остальных, уничтожим чудище и спасем ее. Я в долгу перед ней. Она спасла меня, во всех смыслах. Без нее я бы уже давно был бы мертв. К тому же, она - моя единственная, моя избранница. Я никогда не откажусь от нее, даже если это будет стоить мне жизни. Веди нас, мы уничтожим чудовище.
  
   - Ах, да. Совсем забыл. У вас нет выбора. Климат Волды - последствия пробуждения монстра. Не убив его, вы не сможете улететь и девушка погрузилась в состояние Меккила. Лекарство от него можно приготовить только из крови чудовища - так гласят легенды. Среди нас были сотни тех, кто уснул и больше никогда не проснулся, если выжили, конечно. Убийство чудища - единственный выход. Другими словами, вам грозит навсегда остаться на этой планете под водой, а ваша подруга никогда не проснется. Наверное для вас это шок, но не для нас. Мы живем с этим фактом с самого рождения. Ваши страдания - ничто, по сравнению с нашими, так что будьте готовы ко всему и не ждите к себе особого отношения. Мое дело - предупредить. И да. Вы - единственные чужаки, которым удалось выжить до нашего появления. Я имею ввиду вашу расу. Если вам за столько часов без помощи удалось не умереть, то и другие, вероятнее всего, выжили.
  
   - С этого и стоило начинать, - судя по всему Джерард не был ошеломлен этой новость. В любом случае он не оставил бы Диссаларию, даже если бы всем пришлось лететь без него. Лейригл был готов без колебаний отказаться от всего. Он не знал, чем объяснить то, что его тянет к этой девушке, не мог и не желал противиться этому,- Мы бы в любом случае это сделали. Девушка, которая спит, очень дорога мне. Я сделаю все, чтобы помочь ей.
  
   - Не один ты. - Киф положил руку на его плече, - Я тоже ни за что не оставлю ее.
  
   Волд лишь улыбнулся полупрозрачными губами.
  
   - Мы пришли...
  
  
  

Глава семнадцатая "Объединение"

  
   Они ожидали увидеть дворец с рыбками самого необыкновенного окраса и форм, коралловые рифы или хотя бы руины. но вокруг не было ничего - только громадная скала с расщелиной от самого дна, а при этом ни одного живого существа. Словно чудище спугнуло отсюда саму жизнь, выступая в роли смерти.
  
   - Нам сюда, - все же их целью оказалась именно эта жалкая щель, куда с трудом можно протиснуться. Парни синхронно вздохнули. конечно Волд предупреждал их о том, что все плохо, но сейчас у них не осталось ни капли надежды на отдых. Не удивительно, если их тут же отправят сражаться со зверем. Им поди и самим есть нечего, что уж говорить о чужаках. Действительно ли так называемые Волды смогут пробудить девушку ото сна? Помогут ли ей или это просто обман, потому что все они давно отчаялись? Правды они не знали, но бездействие - худшее, что можно представить для них в такой ситуации. Как бы там ни было, а выбора у них действительно нет. Придется довериться местному народу. Не помогут они - не поможет никто. Больше надеяться не на кого. Среда экипажа есть врач, но вряд ли она что-то слышала о сонной болезни, вызванной солнечными лучами. Вся надежда на Волдов и правдивость их слов.
  
   Протиснувшись в расщелину, они оказались в городке, чем-то напоминающий палаточный. Укрытие оказалось огромной пещерой, но в ней не было темно. Стены словно состояли из множества подводных светлячков, переливающихся от колебания воды.
  
   - Тебе не тяжело ее нести? Если хочешь, я могу...
  
   - Не стоит. Она не тяжелая, да и мне приятно ее держать, - отмахнулся Гаст, временами поглядывая на девушку, - Знаешь, может и к лучшему, что Диссалария спит именно сейчас. Вряд ли она была бы в восторге, узнав, что мы практически лишились одежды, а здесь ее просто-напросто нет.
  
   - В этом ты прав. Будет лучше, если Диссалария и не узнает. Не стоит ее еще больше шокировать. Хватит и того, что она проспит практически все время, что мы пробудем на этой планете. Нужно как можно скорее вернуть ее.
  
   Парни шли без остановок, хоть Волд и предлагал им отдохнуть. Первым делом нужно поговорить с местным вождем. Вдвоем, без помощи, им ни за что не отыскать членов экипажа и не спасти девушку...
   Все, как один - и дети, и взрослые были от двух до трех метров ростом (по крайней мере среди тех, кого им доводилось встречать на своем пути). Среди Волдов одни из самых высоких парней на корабле казались попросту лилипутами, а Диссалария и вовсе бабочкой - маленькой, прекрасной и спящей. Но когда они встретились лицом к лицу с вождем, который явно выделялся на всеобщем фоне со своими пятью метрами. осознали - они - не лилипуты, а жалкие муравьи!
   Помимо роста, вождь Волдов имел множество плавников и узоров по всему телу.
  
   - Эти чужаки желают говорить, - изъяснил ситуацию сопровождающий их Волд. Поклонившись, он удалился, а парни напротив - вышли вперед, так же учтиво поклонившись.
  
   - Мы уничтожим чудище. Только так мы сможем выбраться с этой планеты и спасти девушку. Нам известно, что вы этого так же желаете. Я от лица всего экипажа корабля моего дяди и моей расы, прошу у вас помощи. Мне нужно найти оставшихся членов экипажа, корабль или его остатки, временное укрытие и минимальная помощь лекаря. В ответ на помощь мы сделаем все, чтобы избавить вас от бедствия, вызванного чудовищем.
  
   - Ваша речь многообещающая, однако как я по вашему могу доверять тому, кто не доверил мне даже своего имени?
  
   - Ах, да. Прошу прощения. Я - Лейригл, полукровка. Имя - Джерард. А это - Гаст, по имени Киф. Девушку зовут Диссалария. Ей больше всего необходима помощь лекаря. Как вы уже поняли - чем скорее, тем лучше. Не стоит медлить с этим, как и с поисками экипажа.
  
   - Так-то лучше. Я - вождь Волдов. Этого достаточно. Мое имя запрещено произносить, как и имя чудовища. Не делайте глупостей и оставайтесь здесь настолько, насколько потребуется. Вам немедленно окажут лекарскую помощь и выделят место для отдыха, - он подозвал слугу, что-то шепнул ему и приказал следовать за ним, - Это Фелм. Он проводить вас. Не волнуйтесь ни о чем. Сейчас для вас главное - отдых. Мы займемся поисками. Как только появятся результаты, мы вас уведомим.
  
   - Спасибо большое. Это неоценимая помощь. Надеюсь, нам удастся отплатить за вашу доброту. Мы сделаем все, чтобы помочь вам. Если позволите, мы пойдем отдыхать. Вы правы. Сейчас это самое необходимое.
  
   - Ну что вы. Для нашей планеты гости - это редкость. Мы рады новым лицам. Отдыхайте и набирайтесь сил. Если вы и вправду собираетесь уничтожить чудище, они вам понадобятся.
  
   - Да. Может расскажите, что нам нужно знать, чтобы выжить?
  
   - Не сейчас, - вождь снисходительно улыбнулся, - Когда придет время и найдутся ваши друзья. Эта история не из тех, что рассказываются кратко и часто. Это длинная история, история моего народа. Что-то вы могли узнать со слов вашего временного проводника, что-то - нет. В любом случае, вам и вашим друзьям предстоит узнать многое. О нас, нашей расе, культуре, порядках и законах, что были нарушены, утеряны и забыты. Чтобы заслужить такую участь... Если бы мы только знали, что сделали и как исправить содеянное... Но нам не дано. История была не просто стерта - она уничтожена. Никто не помнит, а если и помнит - не говорит. Остается только надеяться на вас и ваши силы. Надеюсь их хватит на то, чтобы выжить и избавиться от чудовища. Мы так давно мечтаем освободиться от гнета проклятия, что хватаемся даже за самую детскую и наивную надежду. Но мы не желаем, чтобы кто-то из вас погиб. Наш народ, как ни один другой, познал горечь утраты близких. Каждый день мы теряем кого-то: братьев, сестер, отцов, матерей, друзей, знакомых и любимых. Чудовище всегда возвращается, чтобы затащить кого-то в свою бездну и там растерзать. Ни одного тела так и не удалось найти. Никаких следов. Сколько слез и горя познали эти воды... Сколько ушло, желая убить чудовище и так и не вернулось... Ни один из нас не желает вам такой судьбы. Так что как следует обдумайте свое решение. Цените свои жизни. в противном случае неминуемо с ними расстанетесь...
  
   Джерард долгое время думал над словами Волда. Мысли не давали ему покоя ни во снах, ни во время еды. В отличие от тела, душа его не отдыхала ни секунды. Сейчас это непозволительная роскошь. Слишком много проблем, мыслей, вопросов... Лейригл никогда не думал, что однажды сможет чувствовать так много. Даже теперь, после всего, что ему довелось пережить. Это должно было выстроить огромную стену между ним и чувствами. Возможно там и была стена до того, как он встретил ту девушку. То, что он увидел, изменило его, пробудив внутри нечто незнакомое. То, что с самого его рождения спало...
  
   Парень не раз заходил к лекарю, смотрел на истерзанное стихией тело. Что же с ней стало? Лежит, не шевелится, не в силах проснуться, подобно сломанной кукле. Лишь израненная грудь чуть заметно вздымается, указывая на то, что она все еще жива. Он глядел и сердце его болезненно сжималось. Что, если Диссалария умрет, так и не проснувшись? Ведь все это по его вине. Это его ошибка. Нельзя было ее оставлять. Ни на секунду. Джерард знал, что никогда себе не простит, если не сможет спасти ее. И дело даже не в его чувствах. Если бы не он... Если бы не такие, как он, судьба этой девушки могла сложиться иначе. Без горя, бед и переживаний, что охватили ее после его появления. Лейригл понимал, что ни за что на всем свете не откажется от своего долга. Он сам выбрал его и, даже если другие не поддержат, пусть так. Даже если ему предстоит умереть, Джерард сделает это, чтобы спасти ее.
  
   - Мы спасем ее даже ценой своей жизни, - словно в подтверждение его мыслей сказал Киф. Эти слова послужили сигналом. Джерард обернулся назад в ту сторону, где стоял Гаст. Это было гораздо большее, чем пересечение взглядов - они полностью понимали друг друга, как парни, влюбившиеся в одну девушку. Между ними было соперничество и связь, как между двумя братьями. Не нужно было что-либо говорить, чтобы знать, о чем думает каждый.
  
   - Нам всем нужен отдых. Ее караулят круглые сутки воины и лекарь. Ничего страшного не случится. Я переживаю за нее так же, как и ты, но ты уже давно не спал и не ел, только лекарства пьешь. Как ты собираешься спасать ее, если на ногах не держишься? - Лейригл молчал. Он и сам понимал, что нужно, но никак не мог заставить себя, - Послушай, я знаю какого тебе, но мы должны держаться. Возможно нам придется сражаться с чудовищем в одиночку и что тогда? Ты сейчас даже с мелкой рыбешкой не справишься, не говоря уже о чудовище. Если ты действительно хочешь ее защитить - слушай меня. В своем текущем положении ты никого не спасешь, только себя погубишь. Не пропускай мои советы мимо ушей, Джерард. Твоя жизнь стоит многого для всех нас. Не забывай об этом.
  
   - Ты прав. Я сломлен. Не знаю, как до сих пор держусь. Каждый раз, когда вижу ее такой... Это невыносимо. Мне так тяжело... Я заставлю себя отдохнуть. Спасибо, Киф, - парень похлопал Гаста по плечу, улыбнувшись перед уходом. Киф был удивлен. Он ожидал чего угодно: недовольства, ворчания, злости, но только не этого - не улыбки в свой адрес.
  
   - А я, пожалуй, посижу с ней немного... - Гаст ласково, едва касаясь бархатной кожи, погладил ее по щеке, - Потерпи немного, Диссалария, мы обязательно тебя спасем...
  
  
  

Глава восемнадцатая "В поисках экипажа"

  
   Прошло несколько недель до тех пор, пока их раны полностью не затянулись. Тела их были целы, чего не скажешь о душах. Во снах им не было покоя. То там, то тут мелькали образы прошлого, настоящего и возможного будущего. Ошибки, воспоминания, боль, печаль и...смерть. Каждую ночь они просыпались в холодном поту, силясь заснуть снова. Они никогда не говорили об этом, не считая это необходимым. Все равно не в состоянии ничего изменить. Несколько часов в день уходило на то, чтобы проведать девушку, поговорить с ней, пусть она и продолжает спать.На ее коже практически не осталось следов от ран и ожогов. Диссалария уже не чувствовала себя болезненно. Единственная ее проблема - нескончаемый и беспробудный сон. Он никому не давал покоя. Джерард вот уже который раз пытался обратиться к вождю, но ему никак не удавалось - не допускали. Однако однажды Лейриглу довелось вырваться. В тот день Киф был с ним...
  
   - Мы долго ждали. Неужели о членах экипажа нет никаких известий? Сколько они уже бродят неизвестно где без помощи? Если ждать и дальше, они все умрут, понимаете? Все погибнут! Мы не можем справиться со всем эти в одиночку! Мы ведь договорились! Та выполняйте же свою часть уговора! Вы хотите избавиться от чудовища? Отлично! Наши цели совпадают, однако нам нужен экипаж и корабль, а вы что-то не торопитесь нам их возвращать!
  
   - Эй, постой. Джерард, нельзя так неуважительно. Что ты будешь делать, если разгневаешь вождя? Может с капитаном тебе и дозволено так обращаться, как его племяннику, но здесь мы на чужой территории, не мы устанавливаем правила, - с укором напомнил Гаст, - Прошу его простить. Мой друг несколько несдержан. Не серчайте на него. Он многое перенес и в данный момент несколько не в себе. Мы волнуемся о команде. Нам неизвестна их участь и в этом проблема.
  
   Вождь не выглядел возмущенным или злым, скорее задумчиво-виноватым.
  
   - Не извиняйтесь. Я - единственный, кому следует этим заниматься. Это моя вина в том, что ваши друзья до сих пор не найдены. Я не смог отправить своих подчиненных туда, где предположительно затонул ваш корабль.
  
   - Но почему?! Вы ведь обещали, что поможете! Как вы можете просто бросить нас?! Неужели великий вождь племени Волдов так легко отказывается от своих слов?! Какой пример вы подаете народу?! Где ваша честь, правитель?!
  
   - Успокойтесь, племянник капитана. Я сдержу свое обещание. Единственное, что я не могу сделать, так это отправить свой народ на поиски прямо сейчас. Дело в том, что раньше мы могли справиться с мелкими монстрами, если они подплывали слишком близко к городу. Они сновали взад-вперед поблизости пару недель назад прямо до вашего появления. Мы убили последнего, но не так давно им на смену пришли другие. Они больше и сильнее. Мы потеряли пятнадцать Волдов-воинов! Пока не поймем, как справиться с ними, я не могу подвергать подчиненных такой опасности. Возведенная стена защищает нас внутри, но она никак не поможет нам снаружи. Возможно, если бы вы помогли нам, мы скорее приступили бы к поискам, но вам нужно беречь силы до схватки с главным врагом. Оставьте это нам. Пусть это и займет гораздо больше времени...
  
   - Довольно. Мы займемся этим. Если нам не по силам справиться с мелкими сошками, как мы одолеем главное чудище? Даже не думайте нас останавливать. У нас сейчас нет времени на то, чтобы пользоваться такой роскошью, как отдых и бездействие. С каждой минутой экипаж нашего корабля все больше рискует жизнью. Как второй наследник, я несу ответственность за их жизни так же, как вы за свой народ. Я не могу ждать, пока вы расчистите для нас дорогу, - Джерард более не намеревался медлить. Развернувшись, Лейригл направился прямиком к выходу. Все это время Киф неотрывно следил за ним, но перед самой расщелиной - той же, через которую они попали в город когда-то, парень остановился.
  
   - Пусть я и говорил "мы", ты вовсе не обязан рисковать своей жизнью из-за моих решений. Я могу справиться с этим один. Отдых восстановил мои силы и здоровье. Мне по силам справиться с кучкой врагов. Я ведь не кто-то там, а Лейригл, полукровка. Я не бессилен и я сделаю все, чтобы добраться до чудовища и лично прикончить его. Эти Волды - никакие не воины. Не смотря на грозный вид, им даже армией не сломить ни одного Фейригла. Без меня они быть может будут пытаться вырваться наружу еще лет сто. Кстати говоря, не думаю, что отправлять их на поиски экипажа - такая уж разумная идея. Если наткнутся на чудище - им не выжить. Именно поэтому следует заняться этим самим. Как ни прискорбно, но Волды ничем, кроме крова, пищи и лекаря нам не помогут. Нужно самим в этом всем разобраться.
  
   - Увы, но я с тобой согласен. Однако глупо вот так уходить. Что, если с нами что-нибудь случится? Мы должны взять с вождя Волдов священную клятву на жизни заботиться о Диссаларии даже в случае нашей гибели.
  
   - Я не подумал об этом. Возможно ты прав и нам правда необходимо сделать это. Как бы там ни было, даже я не могу ручаться за то, что нам удастся вернуться к ней живыми. Ты уверен, что хочешь пойти со мной? Я считал, что ты не хочешь отходить от нее.
  
   - Так и есть, - не стал уходить от ответа Киф, - Но я сделаю все, чтобы она очнулась, снова открыла глаза, улыбнулась, говорила со мной и была счастлива. Даже если ради этого придется покинуть ее на некоторое время...или навсегда. Если я погибну, ничем не смогу помочь и никогда больше ее не увижу... Именно поэтому я не могу умереть. Я выживу ради нее и тебе погибнуть не позволю...
  
   Пусть и нехотя, но им удалось уговорить вождя и лекаря дать им священную клятву на крови. Процедура эта - одна из сложнейших. Связывающая тело и душу, плоть и кровь, поступок и жизнь, слово и смерть. Когда все закончилось, они поели напоследок и решили наведаться к девушке, возможно это был последний шанс увидеть ее, прикоснуться и попрощаться... Она все так же мирно дремала на некоем подобии ложе. То, на чем лежало ее тело, напоминало огромную раскрытую устрицу - достаточно приемлемая замена подстилки. Диссалария выглядела гораздо лучше, чем когда ее только принесли сюда. Нужно отдать лекарю должное - он хорошо знает свою работу. Не похоже, чтобы ее мучили боли или кошмары. Парни ласково улыбнулись ей, погладили по волосам и поцеловали в обе щеки, сказав на прощание: "Мы обязательно разбудим тебя, Диссалария, только жди нас..."
  
   - Не зря ли ты отказался от оружия? Все же мы гораздо медленнее передвигаемся в воде. Уверен, что это не отразится на твоей силе?
  
   - Моя магия - самое надежное оружие, отдаю свое предпочтение ей. А что насчет тебя? Я ни разу не видел как ты сражаешься. Когда мы дрались с Астами было слегка не до того. Ты ведь тоже ничего из того, что тебе предлагали, не взял. Почему?
  
   - Все просто. Я не знаю, как пользоваться их оружием. В бою они послужили бы мн баластом и, вероятнее всего, стали бы причиной моей гибели. Мои крылья... - начал Гаст и тут же поправил себя, - То, что от них осталось, не хуже земных копий, а может даже и лучше. Они гнутся, извиваются и растут так, как я захочу. Порой они даже могут менять свою форму. Для меня нет лучшего оружия.
  
   - Откуда тебе известно о земном оружии? - не то, чтобы Джерард был слишком удивлен. Нет. Он догадывался, что Киф многое узнал за время общения с девушкой.
  
   - Она рассказала. Я обожал слушать все, что она говорит. Диссалария говорила и говорила, а я расспрашивал ее в самых мельчайших подробностях обо всем на свете - даже то, что было очевидно, как маленький ребенок. Она всегда меня так называла. Так забавно. Много лет даже мой облик пугал меня, а она не боится...
   После того, как мне изуродовали крылья, лишив при этом способности летать, я боялся показать себя животным с моей планеты, когда те еще были живы, а девушка, которую я по счастливой случайности спас, не только не боится меня, но и считает другом. Это так удивительно, что я порой сам в это не верю. Словно это сон, а я сплю в своей темной сырой пещере совсем один, пока Асты разрушают мою планету камень за камнем... Теперь Диссалария - моя планета, во всех смыслах. Я пойду за ней куда угодно и сделаю все, что угодно. Ты не пойдешь один, брось даже думать об этом.
  
   - Спасибо. Знай, если один из нас погибнет, другой обязан выжить. Она не должна остаться одна... Но я не хочу, чтобы кто-то из нас погибнул здесь. Не только потому, что Диссалария будет грустить.. Я тоже считаю тебя другом, Киф, поэтому давай бороться вместе до самого конца. Мы обещали ей вернуться, помнишь?
  
   - Верно. Спасибо, Джер. Отправляемся на поиски экипажа. Они уже совсем заждались нас. Нельзя допустить, чтобы сражение началось без нас. Первым делом нужно найти корабль. Уверен, многие выжившие направятся к нему. Но мы должны спешить. Возможно корабль привлек чудище и оно тоже направляется туда. Нужно быть готовыми ко всему. Неизвестно насколько оно опасно и сильно, но ели мы не будем осторожны и будем действовать вразнобой - неминуемо обречем себя на погибель...
  
  
  

Глава девятнадцатая "В логово зверя"

  
   - И все же мне кажется, что ты погорячился. Следовало согласиться на проводника и взять запасы хотя бы на пару недель. Кто знает, как далеко нам придется идти? Уже столько идем, а ни одного чудища не видели: ни большого, ни маленького. Не думаешь, что мы заблудились? Конечно, если подвергнемся опасности, я смогу найти дорогу обратно, но до этого еще нужно дожить, а без запасов это непросто, - ругал Киф друга за непродуманность. Они уже давно потеряли из поля зрения спасительную расщелину. Вокруг лишь бескрайний морской пустырь. На всеобщем фоне песка и воды выделялись только они и высокие, как небоскребы, водоросли.В самом начале пути их было немного, но чем дальше они заходили, тем больше казалось, что они продвигаются по настоящим дебрям. ЧЕм больше водорослей, тем темнее. Свет все хуже и хуже проступал через заросли. Это настораживало больше, чем должно было. С одной стороны - здесь у них меньше всего шансов вовремя обнаружить врага, а с другой - они сами неплохо замаскировались, но чувство опасности не покидало их.
  
   Внезапно Гаст остановился, приказав Джерарду жестом прислушаться.
  
   - Только мне кажется, что здесь что-то не так?.. Я видел тень и чувствовал чье-то присутствие. Это было мельком. Он появился и исчез в одно мгновение. Я впервые вижу кого-то настолько быстрого. Если это наш противник, что вероятнее всего, нам необходимо быть начеку. Кто бы это ни был, он очень опасен. Если не сможем отражать атаки, нам конец. С ним медлить нельзя. Думаю оно вернется.
  
   - Оно? Чудище? Считаешь, я бы не заметил такую громадину? Нет... Здесь что-то другое или кто-то другой... Не знаю. Скажи, когда вновь почувствуешь что-то.
  
   Водоросли неподалеку шелохнулись. На сей раз Джерарду не потребовалось предупреждение Гаста. И без того ясно - существо подобралось достаточно близко и только и ждет подходящего для нападения момента. Киф напряг крылья, служившие ему оружием, а парень приготовился читать мысли врага, предугадывая его движения.
  
   - Оно хочет нас сожрать? Если меня собираются проглотить и несколько часов переваривать, я должен это знать? - Гаст закатил глаза, поражаясь юмору этого парня в подобных ситуациях. Многие посчитали бы его неуместным, но Киф глубоко в душе осознавал, что Джерард, как и он, старается сохранить самообладание, которого им так недостает.
  
   Не смотря ни на что, им было по-настоящему страшно. Какими бы смелыми ни были слова и поступки того или иного существа - это далеко не признак отсутствия страха. Можно прыгнуть в пропасть, дрожа от ужаса.
   Именно так они себя и чувствовали - готовыми прыгнуть в пропасть. Они боялись смерти, боялись не вернуться и оставить Диссаларию совсем одну и на сей раз навсегда. Ей никто не сможет помочь - никто, кроме них. Они не могут ее так просто оставить - не сейчас...никогда. Когда действительно любишь, сколько бы лет вы ни прожили вместе, никогда не будешь готов потерять тем или иным образом. Это всегда страшно и невыносимо больно. Каждый знает, что этот момент рано или поздно наступит, но боится даже думать о подобном. В конце концов каждый убеждает себя в том, что этого никогда не случится. Другими словами, каждый намеренно занимается самообманом. Нет, они не готовы умирать, никогда не будут готовы, ибо смерть - это потеря всего, что тебе дорого, абсолютно всего...
  
   - Ты дрожишь. Неужели испугался?... - спросил насмешливый голос. Парень обернулся к другу, взглядом выражая глубокое недовольство. Тот негодуя спросил.
  
   - Что-то не так? Ты так смотришь, будто я что-то плохое сделал.
  
   - Думаешь это смешно?! - яростно уставившись на Гаста, Лейригл едва сдерживался, чтобы не поднять на него руку, - Да что с тобой такое?! Почему ты так себя ведешь?! У нас ведь и так проблем хватает! Зачем ты провоцируешь меня?! - Киф выглядел озадаченным. Он правда ничего не понимал.
  
   - Но... Постой. Я ведь ничего не делал и не говорил... О чем ты? Клянусь, что бы это ни было, я здесь не при чем, - Джерард недоверчиво взглянул на него и поджал губы.
  
   - Правда? - Гаст кивнул и его осенило.
  
   "Мысли! Я слышу чьи-то мысли! Здесь кто-то есть! Кто-то, кто думает!" - восторженно кричал его внутренний голос.
  
   "Я то думал, когда ты наконец поймешь? Вы, чужаки, такие глупцы? Едва не подрались лишь из-за того, что ты растерялся и спутал мысли и слова! Вот было бы смешно!"
  
   - Ты кого-нибудь чувствуешь? - обратился он к Гасту. Тот неуверенно кивнул, подтверждая его догадку. Значит он прав и кто-то действительно установил с ним ментальную связь. Вот только кто и ради чего?..
  
   - Сигнал совсем слабый. Я едва уловил его. Кем бы он ни был, он отлично контролирует ситуацию. Не могу сказать, где точно он находится. Я бы и не заметил, но он. похоже, специально показался. Будто играет. Только мне кажется это жутким? Нет, я не трус, но сам подумай. Ему скучно. Мы для него - как мышка для кошки. Он позволил нам знать, что наблюдает, но не позволил видеть и ничего не предпринимает до сих пор. Почему? Он выжидает. Он - охотник и явно не слабак.
  
   "Ну так что? Может покажешься наконец? Или так и будешь прятаться? Кто из нас еще трус?! Только ты не хочешь показать себя! Может ты все же не так силен, как считает Киф?!"
  
   "Хочешь проверить?" - слова прозвучали, как вызов. Вне зависимости от расы и возраста мужчины, даже самые сдержанные представители этого пола склонны к конфликтам. Каждый внутренне горяч и вспыльчив, жаждет отстоять свое достоинство перед врагами или же создает для этого условия.
  
   - Он - не враг, - вдруг заявил Гаст. Джерард недовольно посмотрел на друга, словно сомневаясь в его благоразумности, - Не смотри на меня так. Я знаю, как это звучит, но так же знаю, о чем говорю. Он пытается спровоцировать тебя на драку не затем, чтобы убить, иначе бы уже кинулся с оружием или без него.
  
   - И ради чего же тогда, позволь спросить? - Лейригл едва себя контролировал, но был рад, что не поддался на провокацию.
  
   - Чтобы измерить твои силы и узнать, сможешь ли ты победить чудовище. Странно, что я не почувствовал его раньше. Он следует за нами с тех пор, как мы покинули пещерный город. Тот, кто связался с тобой - никто иной, как один из местных Волдов. Готов спорить, его сюда никто не отправлял. Более того, скорее всего ему даже запретили следовать за нами.
  
   "Ну что молчишь? Он ведь прав? Покажись!" - обратился он к нему уже ментально.
  
   Тот явно не ожидал текущего поворота событий. Недовольно скрипнув зубами, к ним из зарослей ступил невысокий (относительно своей расы) Волд. Ростом тот не превышал двух метров.
  
   - Ты - ребенок? - скорее утверждал, чем спрашивал Киф, - Сколько тебе лет и что ты здесь забыл? Совсем жить надоело? Не удивительно, что тебя не пустили. Зачем сбежал? Там, в городе, было безопаснее.
  
   - Я - сын вождя. У меня сил больше, чем у отца и деда. Только я могу сразить чудище! У остальных сил не хватит даже на то. чтобы убить его мелких сошек, что сновали у расщелины! Это я сражался с ними! Я победил! Честно говоря, я не был согласен с отцом, когда тот одобрил ваше предложение. Это я должен спасти город, я должен отомстить и исправить ошибки своего прадеда...
  
  
  

Глава двадцатая "Ошибки вождя"

  
   - Не понимаю... При чем здесь твой прадед? Разве чудовище не появилось задолго до его рождения?
  
   - Это так, но оно спало. Мне известно лишь одно - былой правитель обрек свой народ на верную гибель, Он- предатель! - последнее слово Волд так зло выплюнул, что парни немного отступили, косясь на незнакомца, как на восьмое чудо света. Им показался странным не столько сам факт предательства, сколько то, что им никто ранее даже не пытался намекнуть о такой погрешности бывшего правителя.
  
   - Почему ты говоришь это нам? Мы ведь чужаки, - Джерард спрашивал потому, что не смог прочесть эти его мысли. По-видимому, он слышал лишь то, что позволено слышать, Волд прекрасно контролировал свои мысли и доступ к ним. Лейригл всегда относился к таким экземплярам с особой настороженность.. Те, на кого невозможно воздействовать его даром - такие же, как и он сам - самые опасные противники. Нет худшего врага, чем собственное отражение.
  
   Судя по всему, Волд заметил его попытки и легонько улыбнулся.
  
   - Не ожидал встретить среди чужаков обладающих моим даром. Я недооценил вас. Можешь даже не пытаться прочесть мои мысли. На то есть несколько причин. Первая - это невозможно, коли я того не желаю. Вторая - я и так все расскажу. Именно для этого я здесь. Меня зовут "Дилаурентиэль" - что значит "сражающий демона". Мне суждено сразиться с чудовищем, но ни мой отец, ни другие Волды не желают слушать. Меня столько раз пытались запереть и я столько раз выбирался, что в конце концов они сдались. Им не удержать меня. Они не понимают, чем это грозит всем нам. Я должен убить демона до того, как сменится направление ветра.. Тогда штормом в город занесет не только мелких чудищ, но и его... Мантевеля... Во всем городе никто не произносит его имени, хоть оно и указано в писании. Все боятся накликать беду. Они слепы. Беда уже медленно крадется, дышит в спину зловонным воздухом и не жаждет ничего, кроме крови. Если не успеть, всех настигнет страшная участь. Я говорил им, но они не верят мне, никто не верит. Только смеются. Скоро нигде на этой планете не будет безопасно. Те, кто прячутся, ища спасения гораздо ближе к гибели, чем те, кто рискуют всем ради будущего. Иронично, не так ли? - все, что они услышали, сводилось к одному.
  
   - Диссалария и жители города в опасности! Нужно скорее что-то сделать! Мы не можем просто ждать пока их всех убьют! Когда смена ветра? У нас много времени?
  
   - В следующем месяце. Всего несколько недель... Не знаю, справимся ли мы, но если бездействовать, мы точно все умрем! Мой прадед пробудил чудовище ото сна. Я больше не могу позволить гибнуть моему народу! Убить этого демона - мой долг, как будущего правителя и правнука предателя. Я искуплю его грехи даже ценой своей жизни.
  
   - Но не вернешь умерших, верно? - Джерард взял себя в руки. Заметив, как на него покосился Волд (а выглядело это угрожающе), он его успокоил, - Я не читаю твои мысли, не могу, но не сложно догадаться. Вождь говорил, что каждый здесь кого-то потерял. Я не смеюсь над твоим горем потому, что понимаю тебя. Пусть и иным способом, при других обстоятельствах, но я тоже терял тех, кто был мне очень дорог. Но, если ты не уверен в своих силах, лучше вернись в город и попытайся снова поговорить со своим отцом. Смертью не воскресить мертвых и не искупить грехи. Только глупцы так считают. Да, смерть избавит тебя от боли и мучений, но ты потеряешь больше, намного больше - то, что не хочешь терять. Ты еще слишком молод...
  
   - Значит вы считаете, что я иду на смерть? Я не настолько отчаялся и глуп. Я не собираюсь погибать. Я - тот, кто вернется в город с победой и тогда все Волды признают меня и перестанут презирать за родство с предателем. Да, об этом все знают, но никто не говорит. Мой безумный прадед разбудил монстра и исчез. Многие считают, что он не выжил, погиб от лап чудища, но это не так. Думаю он где-то там, все еще пытается исправить свои ошибки. Мы не можем больше этого ждать. Нужно действовать немедленно. Предположительно он обосновался где-то в районе Дьявольской Впадины. Это рядом с кораблем. Я уже бывал там, но еще до того, как туда попали вы. У меня нет никаких предположений касательно того, что могло произойти с вашим экипажем и кораблем. Быть может, он давно съеден и разрушен чудовищем - я не знаю об этом. Если действительно собираетесь направиться туда, я вас проведу, но вы должны быть готовы увидеть их мертвыми. Всех до одного. Даже тех, кто вам по-настоящему дорог. В противном случае советую вам вернуться. В шоковом состоянии вы не сможете сразиться даже со мной. Я говорю это потому, что хочу жить. Я не собираюсь рисковать своей жизнью ради вас.
  
   - Тебя никто и не принуждает. Мы готовы к этому. Пол месяца прошло с тех пор, как мы застряли здесь. Думаешь мы не думали об этом? Конечно это означает конец для нас и нашей экспедиции, но у нас есть кое-что важнее. Эта девушка нуждается в лекарстве и самая главная задача для нас на данный момент - это добыть его. Мы ни за что не отступимся от своего и, если нам все же суждено коротать остатки своих дней на этой планете, мы сделаем все, чтобы она стала безопасной, чтобы Диссалария проснулась и была здесь счастлива. Мы ни за что не умрем и обязательно вернемся, чтобы разбудить ее, а ты просто обязан нам помочь, ведь, как ты и сказал, во всем этом виновен твой прадед, - отвечать на данное утверждение Волд не стал.
  
   - Вы любите ее? - он неожиданно помрачнел и отвернулся,собираясь уйти, - Если это действительно так, вы вряд ли вернетесь живыми. Лучше возвращайтесь в город, там все еще безопасно, - парням же не удалось сохранить самообладание. Джерард остановил Дилаурентиэля, едва сдерживаясь, чтобы не ударить.
  
   - А не слишком ли ты наглый, малец? Пусть ты и сын вождя, это не дает тебе никакого права помыкать нами! Мы не для того проделывали весь этот путь, чтобы так легко сдаться! Ты здесь ничего не решаешь и не тебе говорить, что выживет, а кто нет! С чего ты вдруг сказал подобное?! Каким образом наши чувства помешают нам вернуться живыми?!
  
   - Вы глупы и наивны. Это не удивительно для чужаков, но вам двоим особенно не повезло.
  
   - Что ты хочешь этим сказать?! - прорычал парень. Казалось еще немного и тот не выдержит, накинувшись на Волда со всей яростью, но тому словно не было до этого дела. Даже Киф удивлялся тому. как этому парню удавалось сохранять спокойное выражение. Будто рядом с тем вовсе не стоял озлобленный Лейригл. Из чего можно сделать вывод, что Дилаурентиэль либо чересчур самоуверен, либо его совершенно не волнует то, что может с ним случится. Дабы друг не натворил дел, Кифу пришлось вмешаться. Тот недовольно покосился на Гаста, но немного успокоился потому, что отлично понимал - драка ничего не решит, только ослабит их перед главным боем. Не самое умное решение. А Джерард не был склонен к глупым и опрометчивым поступкам. Поэтому, дав себе мысленную пощечину, Взял себя в руки.
  
   - Вы слишком много думаете о ней, а нужно о своей жизни и поставленной задаче. Вы зациклены на том, чтобы спасти ее, а нужно думать о том, как убить чудовище. Вы слишком любите ее, чтобы выжить. Не знаю, поймете ли вы то, что я сейчас говорю. Возможно это слишком сложно для вас, но я знаю, о чем говорю. Не поймите меня неправильно. Я не имею ничего против вас или этой девушки, но... Чувства, которые вы испытываете, могут стать причиной вашей и моей гибели. Я не могу так рисковать. Все слишком сложно... Лучше вернитесь и попытайтесь увести Диссаларию как можно дальше от города и постарайтесь выжить. Я не хочу, чтобы кто-то умирал. Уходите...
  
   - А ты сможешь выжить, сражаясь в одиночку? Не слишком ли ты самоуверен, а? Не думай, что после твоей речи мы просто развернемся и уйдем! Мы не так слабы, чтобы умереть от зубов какой-то гигантской рыбины. Не недооценивай нас. Ты - просто трус, который боится отношений и настоящих чувств! Мы выживем ради нее. Мы сделаем все, чтобы вновь заглянуть в ее глаза, прикоснуться к ней, увидеть ее улыбку. Мы не умрем. Мы вернемся и будем жить!
  
   Волд смотрел на него не моргая, широко распахнутыми от удивления глазами. На миг он даже забыл, как дышать и шевелиться. Было видно, что слова Джерарда вызвали в нем целую бурю чувств, всколыхнул воспоминания, которые Дилаурентиэль так тщательно старался скрыть даже от самого себя. Парни могли лишь догадываться, о чем он думал на тот момент.
  
   - Ты ведь не просто так это сказал, верно? - Киф обратился к нему намного сдержаннее и мягче, чем Джерард, - Расскажи нам. Все дело в девушке? Что случилось с той, которую ты любил?
  
   - Откуда ты знаешь о ней?! - Волд словно был напуган. Он и не предполагал, что когда-нибудь найдется тот, кто спросит его об этом.
  
   - Не нужно уметь читать мысли, чтобы догадаться об этом. Ты бы не стал о таком говорить, если бы с твоей любовью ничего не случилось, - Дилаурентиэль тут же успокоился и понурил голову.
  
   - Я потерял ее. Она умерла. Ее ранило чудовище, когда она заслонила собой мое тело. Тогда мы хотели выбраться из города, чтобы побыть наедине. Убежище так тесно для такого количества Волдов... Никакой личной жизни. все сугубо публично, без исключений. Многие привыкли к этому, но не Лакриэль. Она хотела романтики, уединения. Лучше бы мы никуда не ходили в ту ночь... и вообще никогда. Я безумно любил ее. Мы должны были обручиться с ней этой луной, но тогда чудовище подобралось гораздо ближе, чем обычно... Она умерла, защищая меня. А потом ветер сменился и чудовище уползло во тьму. Поэтому я сказал вам возвращаться. Но ты заставил меня вспомнить ее последние слова. Предсмертная просьба...
  
   - И что же она сказала?
  
   - "Живи ради меня"... В общем... Я беру свои слова назад... Я был неправ. Вы должны выжить ради нее и ради Лакриэль... Не уходите. Я правда не справлюсь без вашей помощи. Простите меня за это, - парни смягчились и даже одарили его понимающими улыбками.
  
   - Мы и так никуда бы не ушли. Я же говорил, что мы не отступимся от своего. Веди нас...
  
  
  

Глава двадцать первая "Демонова впадина"

  
   Их ждал длинный, опасный и изнурительный путь сквозь высокие, густые и непроходимые заросли подводных "джунглей". Они не раз за весь путь упрекнули себя в том, что отказались от какой-либо помощи Волдов. Если бы у них было хоть какое-то оружие, с помощью которого можно поймать хоть что-нибудь для того, чтобы утолить нахлынувший с новой силой голод, не было бы так тоскливо. Дилаурентиэль мог бы и дальше делать вид, будто не замечает их оголодавших лиц, да и парни не горели желанием тратить драгоценное время на непозволительно долгие остановки, если бы у Джерарда громко не заурчало в желудке. Закатив глаза, Волд остановился, преграждая им дальнейший путь.
  
   - Почему ты остановился?
  
   - Так больше нельзя. Мы уже долго идем, а ваши желудки все время издают голодные звуки. Если так продолжится, мы и двадцати миль не пройдем, как нас заметят все подводные твари, какие только могут быть. Мы же не хотим, чтобы нас растерзали? - Киф понимающе кивнул.
  
   - И как же ты собираешься решить эту проблему? - Гаст недоверчиво окинул его взглядом, выискивая какое-либо оружие или приспособление для добычи еды, но Волд был чист во всех смыслах.
  
   - Я достаточно долго жил под водой, чтобы научиться добывать себе еду голыми руками. Я часто бывал и здесь, вне убежища. Видимо вы меня недооценили так же, как и я вас. Хотите - верьте, хотите - нет, но я - лучший охотник своего народа. Я не только мысли читаю. Например эти водоросли, которыми мы окружены, совершенно несъедобны. Но их ростки, которые находятся под нашими ногами - совершенно другое дело. Их можно есть. На самом деле на этом дне больше съедобного, чем на поверхности. Можно питаться и маленькими подводными существами, но здесь их не найти. Они бегут от чудища с не меньшим рвением, чем Волды, а мы подобрались так близко, что их здесь не видать. Ростки достаточно питательные и сытные. Поешьте их и сможем отправиться дальше. Только постарайтесь быстрее. Я тоже подкреплюсь. Не ясно, что нас ждет там, впереди. Возможно до города нам больше не удастся поесть. Сами понимаете, с чудовищем может быть совсем не до еды и не до перерывов, - с последним заявлением никто спорить не стал, а потому все вскоре приступили к делу. Найти ростки среди диких зарослей оказалось не самой легкой задачей, а вырвать их с корнем и то сложнее. Мерзкие упрямцы никак не желали поддаваться, но в итоге им удалось добыть по небольшой горстке на каждого. Конечно жевать их оказалось достаточно трудно, но вкус оказался на редкость приятным - кисло-сладким с мятным привкусом, так что парни не спешили жаловаться. Вопреки скептическому отношению, после нескольких ростков они действительно почувствовали себя сытыми и были готовы продолжить свой нелегкий путь.
  
   Чем дальше они шли, тем легче было пробираться или так казалось. Однако на середине пути водорослей стало определенно меньше. Парни двигались все быстрее и быстрее, до тех пор, пока "роща" из водорослей не кончилась и они, раздвинув последние трехметровые ростки, не увидели огромную впадину со "Стэллой Блэйд" на самом ее дне.
   Не смотря на все опасения, корабль оказался в отличном состоянии. Без проверки даже Джерард мог сказать, что его все еще можно завести, а это значит, что для них еще ничего не кончено, у них все еще есть шанс! Осознав это, Лейригл вновь воспрянул духом, готовый на всех парах кинуться в сторону спасительных огней, но парни его остановили.
  
   - Дайте пройти! Разве не видите? Он работает! Скорее всего остальные уже там! Все, что нам нужно - это добраться до корабля, найти остальных и вместе мы разнесем чудовище на мелкие куски! Почему вы мне мешаете? Почему не дадите пройти? Мы ведь совсем близко!
  
   - Ты рад, я понимаю, но неужели ты думаешь, что нам так просто удастся добраться до него? Совсем забыл про подводного демона? Что, если он заметит тебя? Заметит нас? Мы погибнем, даже глазом не моргнув! Конечно мы сильны, но нас слишком мало. Нужно как следует все продумать перед тем, как что-нибудь предпринять. Ты не согласен? - Киф должен был остановить его, пока тот не наделал глупостей и он остановил.
  
   - Прошу прощения. Я был несколько несдержан. Впредь буду осторожнее. Я не хочу подвергать нас опасности. Вы чувствуете что-нибудь или кого-нибудь?
  
   - Я не уверен. Мы слишком далеко. Мне сложно что-либо говорить, пока мы не приблизились к нему и на версту, но это рискованно. В случае чего придется очень быстро оттуда бежать. Дилаурентиэль, ты знаешь, как быстро убраться оттуда в ближайшее временное укрытие?
  
   - Да, но я не думаю, что нам так легко удастся добраться до него. Оно не так близко, как ты думаешь. Без риска в любом случае никак. Вся надежда на то, что Киф обнаружит врага раньше, чем он нам. Как считаешь, ты справишься?
  
   Гаст внутренне напрягся, но все же кивнул. Сейчас нельзя давать волю сомнениям, они только ухудшат и так неприятную ситуацию.
  
   - Придется. В противном случае мы все погибнем, верно? В таком случае у меня нет выбора. Я могу только сделать все, что в моих силах, а вы - довериться мне. Я не подведу. В худшем случае оставьте меня и бегите. Нет нужды погибать нам всем, - Волд только хмыкнул.
  
   - Ты что удумал?! Ты же говорил, что выживешь! Мы выживем и вернемся! Так почему же ты говоришь такие вещи сейчас?! Ты готов нарушить свое слово?!
  
   - Эй, вы двое. Я конечно все понимаю, но если продолжите шуметь, пробудите, кого не следовало. Мы ведь не хотим быть сожранными, верно? - Дилаурентиэль не издевался. В его голосе не слышалось ни единой нотки надменности. Он действительно волновался. Возможно это потому, что тот переживал за свою жизнь, а может и что-то большее. Об этом было известно только юному Волду. Парни вовремя одумались и послушали его.
  
   - Спасибо, - почти шепотом ответил Гаст, - Я не собираюсь отступаться от своего обещания. Мы вместе вернемся к ней и вернем ее.
  
   - Надеюсь на этом драматический диалог окончен. У нас еще много дел впереди. Киф, иди вперед, мы прикроем. Скажи, когда почувствуешь что-нибудь. Наша задача - разведать обстановку. Как только почувствуешь - опасность - возвращаемся. Может я и одержим идеей убийства чудовища, но не дурак и имею чувство самосохранения. Мы не будем бессмысленно рисковать собственными жизнями. Не сегодня. Так что скорее собирайтесь с силами и будьте готовы бежать со всех ног. Это то, что нам нужно. Кто знает, что нас там ждет...
  
   - Это правда. Да и времени становится все меньше и меньше с каждой секундой. Нельзя позволить, чтобы оно прошло зря. Мы уже так далеко. Слишком поздно возвращаться обратно. Джерард, я буду полностью сконцентрирован на обнаружение врагов или друзей. Мне будет сложно, если придется вступить в бой сразу после этого, поэтому рассчитываю на тебя и на Дилаурентиэля.
  
   - А мы полагаемся на тебя. Я знаю, ты не подведешь. Как близко нам нужно подобраться? - Гаст внимательно осмотрел открывающийся пейзаж и указал на небольшой каменный выступ.
  
   - Думаю оттуда я смогу сказать наверняка. Это достаточно безопасное расстояние, так что не должно случится ничего плохого, но идти лучше тихо и неспеша, чтобы не привлекать ничье внимание лишний раз.
  
   Они двинулись к выступу с предельной осторожностью, оглядываясь и вздрагивая из-за каждого шороха. Каждый в здравом уме и трезвой памяти опасается за свою жизнь. Не печется о себе лишь безумец.
  
   - Как думаете, какого это, быть съеденными заживо? - Дилаурэнтиэль хмыкнул. Он знал, что стоит им раньше времени показать себя врагу, как уже не выжить. Пусть они и не слабы, но пока не в силах сразится с демоном.
  
   - Я бы не хотел это знать. Честно говоря, я привык есть что-то на обед, а не быть съеденным кем-то на ужин. В мои планы не входят новые приоритеты, так что я собираюсь выжить, - совершенно спокойно ответил Киф. Они подобрались к выступу, где только ему дано видеть и чувствовать то, что происходит внизу в кромешной тьме чудовищной впадины.
  
  
  

Глава двадцать вторая "Корабль"

  
   - Ты почувствовал что-то? - Джерард позвал Гаста и даже потряс за плечо, но тот никак на это не отреагировал. В душе парня поднималась новая волна нехорошего предчувствия, а молчание друга только усиливало его, - Киф, не молчи. Скажи, что ты чувствуешь?! Что бы там ни было, я должен это знать! Ну же, ответь мне, что там происходит?! - Лейригл был на грани отчаяния настолько, что позабыл об осторожности. Он думал лишь о том, что ответит друг и что их ждет там, внизу.
  
   - Не может быть... Они все живы... Они искали нас. Это единственная причина, по которой корабль все еще здесь. Нужно рассказать им о том, что случилось с Диссаларией. Уверен, капитан не оставит ее. Насчет чудовища не переживайте - его здесь нет и вряд ли оно сюда заплывало. Нужно поторопиться, чтобы не упустить их! Скорее за мной! - парни едва успели отреагировать, когда Гаст, отбросив все прелюдии, поплыл прямиком в темноту. Стараясь не потерять его из виду, они тут же ринулись следом.
  
   Неужели этот кошмар наконец-то кончится, Диссалария проснется, а они уберутся с этой планеты раз и навсегда? Радостные мысли наполнили Джерарда и Кифа. Они мечтали улететь с этой планеты раз и навсегда, забыть чудовищный шторм, испепеляющие молнии, убившие кого-то из экипажа и солнце, не сравнимое ни с чем, выжигающее глаза, бурлящее органы и не оставляющее ни следа от кожи, которое затянуло их любимую в этот ужасный беспробудный сон, от которого не в силах пробудить поцелуй ни одного принца...
  
   Они шли на ощуп. Лишь Киф ясно видел и знал куда идти благодаря особому зрению и чутью. Он не останавливался, не оборачивался, чтобы проверить, следуют ли за ним остальные. Вот оно - спасение, нужно лишь успеть...
  
   Парни вылетели словно из пустоты. Их искали вот уже несколько дней, но никто и подумать не мог, что пропажа сама свалится на их головы. Первым Гаст наткнулся на Фрэнка. на том одежда была изорвана, но все же скрывала большее, чем их жалкие клочки прилипшей к телу ткани. На лице Фейригла отразилось удивление и облегчение, когда из-за его спины показался брат.
  
   - Джерард?.. Вы в порядке? Где Диссалария? Почему она не с вами? Что случилось?
  
   - Не все сразу, Фрэнк. Мне нужно срочно поговорить с капитаном, так что... Не мог бы ты провести меня к нему? Это очень важно, просто поверь мне. После этого я все тебе расскажу, обещаю. Ты веришь мне? - Фейригл был обеспокоен, но не стал ничего говорить, понимающе кивнул и направился в сторону, где должен был находиться капитан. Даже не смотря на всю сложность ситуации, экипаж оставался контролируемой организмом и все благодаря ему. Капитан умел держаться за власть не хуже любого политика, но, вопреки всеобщему стандарту, он был справедлив. Его нельзя было не уважать. Таким он и оставался. Даже сейчас никто не мог и словом возразить капитану. Этот Фейригл всегда держался достойно, полностью оправдывая свое положение в обществе. Истинный мужчина. Даже изорванный и мокрый камзол не одурачил его лик. Джерарду было непросто обратиться к дяде. За все то время, что они были знакомы, он никогда не воспринимал его, как родственника. Капитан всегда был для него тем, кто вытащил его из Ада, но вытащил слишком поздно. Они никогда не говорили об этом, а сейчас было совсем не до того.
  
   - Капитан, боюсь у меня для вас не лучшие новости... Я должен вам многое рассказать касательно этой планеты и Диссаларии... - Фейригл приподнял брови, заинтересованно оглядывая племянника. Он выслушал все до последнего слова, внимательно, не перебивая, не переспрашивая, с удивительным спокойствием. Капитан стоял, скрестив руки на груди, подобно величественной статуе, а затем легонько похлопал Джерарда по плечу.
  
   - Я рад, что все вы живы. Чудовище - это большая проблема, но не думаю, что климат как-то связан с этим, просто так совпало, да и кома Диссаларии... Не думаю, что все так просто. Нашему доктору следует осмотреть ее, прежде чем что-то предпринять. Можем прямо сейчас отправляться в тот город, о котором ты говорил, но я не уверен, как будет лучше поступить с кораблем. На сей раз его могут обнаружить твари, которые населяют эту планету, а с другой стороны, мы можем привлечь чудище гораздо быстрее. Так же мы не можем все вместе отправиться в укрытие. Кому-то из нас придется остаться на корабле. Вы уверены, что осилите путь до города и обратно? Возможно вам стоит остаться и отдохнуть здесь с другими? Мы бы скоро вернулись вместе с ней...
  
   - Нет. Мы идем. Это не обсуждается. Никто другой не вернет ее, капитан, только мы, - они переглянулись, обменявшись непреклонными взглядами. Капитан заранее знал, что это бесполезно, поэтому настаивать не стал.
  
   - Ты стал совсем взрослым мужчиной, Джерард... Хорошо. Вы пойдете с нами, но сперва... Быть может вы решите переодеться? Не лучший вид для пробуждения любимой девушки, ты не согласен? Кстати говоря, как у Диссаларии обстоят дела с одеждой? - Лейригл опомнился. А ведь правда, ей нужна одежда, а позже потребуется одеяло и полотенца, когда они вернутся на корабль...
  
   - Да, ей нужна одежда. Доктор должна с нами пойти. Чем скорее мы со всем разберемся, тем лучше, я прав?
  
   Судя по рассказу Фрэнка, они нашли корабль совсем недавно. Двух Фейриглов убило во время первого шторма, а в остальном все живы. Многие едва держались на ногах. По видимому слишком долго были в дороге, но ни на одном из них не было видно сильных ожогов - это работа доктора. Она всегда была мастером своего дела. Исцеление было ее особой способностью. Доктор ценилась на этом корабле не меньше капитана, а возможно и больше...
  
   Как бы там ни было, все были рады пусть и временному, он все же возвращению на корабль, где можно было высохнуть, снять налипшую одежду, переодеться, одеться и отдохнуть. Столько дней они были лишены этого. Но для Джерарда и Кифа это ничего не значило потому, что они были лишены гораздо большего, а именно - ее. Ничто не сравнимо с этим. Пусть она и была жива, с ними ее словно не было.
  
   - Джерард... Когда она проснется, мы продолжим бороться за нее. Мы - соперники. Не забывай этого. Все-таки она - моя единственная избранница. Диссалария точно станет моей.
  
   - Твоей? - в глазах Лейригла заиграли искры азарта, а губы расплылись в улыбке, - Не слишком ли ты самодоволен? Считаешь, что сможешь обойти меня? Я не так прост, как ты думаешь и я не проиграю, так что держи ухо в остро иначе глазом моргнуть не успеешь, как она выберет меня.
  
   - Все это ей решать. Наше дело - пробудить ее. Сейчас это задача номер один. Нужно возвращаться в город. Надеюсь все скоро кончится. Не хочу оставаться на этой планете.
  
   - В этом я с тобой соглашусь. Даже на твоей планете мы чувствовали себя в разы лучше... - Киф переменился в лице, - Прости, я не хотел напоминать тебе о...
  
   - Нет, ничего, правда. С родной планетой у меня связаны ужасные воспоминания, но и там я впервые встретил Диссаларию, спас ее, поцеловал и запечатлел... Я всегда буду рядом, кого бы она ни выбрала, что бы ни случилось. Даже после смерти я буду охранять ее, как и ты, ведь так? - Джерард удивленно раскрыл глаза, затем грустно улыбнулся.
  
   - Да... Ты прав. Мы всегда будем рядом. Она никогда не останется одна. Мы не допустим этого. Думаю пора возвращаться к ней. Она слишком долго находится одна. Это недопустимо. Как думаешь, нам удастся добраться до укрытия незамеченными? Да, втроем мы смогли, но такой толпой...это сложно. Что, если мы украдем ее из города Волдов? А что? Дилаурентиэль говорил, что город скоро перестанет быть убежищем. Тогда ей грозит опасность. Мы должны... Нет, обязаны что-то предпринять. Нельзя оставлять ее там, мы должны забрать ее, но так, чтобы не вызвать у вождя подозрений, иначе нас могут просто не выпустить с ней или без нее. Нужно поговорить с капитаном. Мы не можем взять никого с собой. Разве что Фрэнка. Скажем, что наткнулись на него по пути к кораблю. Ты согласен?
  
   - И даже больше... Но капитан настоял на своем. Он желает увидеть вождя Волдов. Полагаю нет смысла его уговаривать. Придется идти как можно быстрее и незаметнее, а это задача не из легких... Впереди долгий путь. Гораздо длиннее, чем мы может себе представить...
  
  
  

Глава двадцать третья "Ловушка"

  
   "...Сон... Почему-то меня не покидало чувство, что именно так называется то состояние, в котором я сейчас нахожусь. Я не вижу никого, но меня видят все; со мной разговаривают, но я не могу разобрать ни слова, ровно как и ответить. Я спала. Я знала это, чувствовала. Все происходило совсем не так, в обычном сне такого не случается. Единственное, что отличает в понимании человека сон от реальности - сновидения, но к моему великому прискорбию, их как ни бывало. Лишь кромешная тьма, окутывающая со всех сторон и бесконечная...
   Я чувствовала, что должна проснуться. Но как искать выход из сна, в котором ты и себя-то не в силах рассмотреть? Что-то меня ждало там... вне этого несуществующего пространства, в котором меня заперли неизвестные силы. Сколько я уже сплю? Хороший вопрос. Здесь не существует такого понятия, как "время". Здесь вовсе ничего не существует. Только я и пустота...
   Продолжительное заточение натолкнуло меня на мысль, множество мыслей. Сейчас я сплю, а там проходит время. Кто знает, через сколько часов, дней, месяцев и лет я пробужусь? Ждет ли меня там, вне "ловушки", кто-нибудь сейчас? Вдруг я проснусь и окажусь совсем одна? Стоит ли мне просыпаться? Быть может, мне стоит остаться здесь навсегда? В этом мире неважно, что происходит за его пределами. Нужна ли мне правда, что ждет меня на свободе? До тех пор, пока я не знаю истины, я могу думать о чем угодно. Я будто бы умерла, но все еще не лишена возможности мыслить. Возможно лучший выход - остаться здесь, вдали от мук переживаний, горя и боли? Это не сон и не кошмар, не жизнь и не смерть. Там, в реальности, есть множество вещей, постепенно сводящих с ума - они приносят страдания. Каждый, кто просыпается, знает это. Он мог спать и дальше, не ведая о всей жестокости окружающего мира, но он проснулся, заранее обрекая себя на чудовищные муки. Почему? Я не раз задавала себе этот вопрос.
   Что заставляет других просыпаться, покидая свое убежище? Быть может это неизлечимая болезнь? Иначе не объяснить. Я мало что помню из всего, что когда-либо слышала, но существа, что больше всех спят, живут невероятно долго. Значит ли это, что посыпаясь мы убиваем себя? Почему мы это делаем? Ради чего? Наверное я никогда этого не узнаю...
   Раньше я знала, ради чего это делаю, ради чего просыпаюсь, а сейчас? Я забыла, но чувствую, что просто обязана вспомнить, иначе нельзя... Помогите... Кто-нибудь... Ради чего мне стоит проснуться? Покину ли я однажды это место? Чего-то определенно не хватает, но я не помню чего. Не знаю и не могу вспомнить. Наверное я так и останусь здесь одна... Одна... Как больно ранит это слово! Разве когда-то было по-другому? И какого это? Что это? То, что настолько отличается от ужаса, именуемого одиночеством? Есть ли у этого чего-то название и существует ли оно на самом деле? Не знаю... Но как же горько на душе... Я забыла что-то важное. Настолько важное, что оно заставляло меня просыпаться и умирать, а теперь его нет. Забыто, утеряно и, быть может, навсегда. Похоже ничто не заставит меня проснуться, пока это "что-то" не вернуть, но я должна...
   Снова слышу голоса, но не могу разобрать ни слова. Кто-то разговаривает со мной и разговаривает нежно... На каком-то подсознательном уровне я понимала, что слышу такой родной, такой знакомый и любимый голос. Голос, что жаждет докричаться до меня. И меня осенило. Нет ничего, ради чего я должна просыпаться. Ничего, кроме этого голоса. Он зовет меня! Спустя столько мыслей, посетивших меня за его отсутствие, он вновь звучит только для меня.
   Как же я хочу ответить! Вот только что и как? Я даже не знаю, кому должна отвечать.
   От непрерывного потока мыслей отвлек внезапно вспыхнувший огонек. Он был ни холодным, ни горячим - практически неосязаемым и, казалось, недосягаемым.
  
   - Ты забыла... Забыла все... Вы все с легкостью забываете, но никто не желает вспоминать... Это не ловушка... Вы сами создали эту тюрьму для себя... Вы заперли собственные чувства и воспоминания на все возможные замки своими же руками... Вы считаете, что живете, но вы лишь существуете в безопасности... Они сами во всем виновны, но ты...ты должна все вспомнить, чтобы проснуться... - кто-то говорил со мной. Огонек стал источником разборчивого голоса. Это показалось мне необычным.
  
   - Разве огоньки разговаривают? - задала я первый возникший в моей маленькой голове вопрос. И готова поклясться все, чем угодно - он рассмеялся! Свечение начало рассеиваться, освещая пустоту вокруг, а сердцевина постепенно начала приобретать черты бледного, седого старца, высотой под четыре метра.
  
   - Ты мне симпатична, дитя. Не зря я связался именно с тобой. Ты и твои друзья, как и многие другие, находитесь в опасности. А спасти всех можешь только ты. Телом я слишком слаб, чтобы добраться до того места и что-либо предпринять, но ты молода и находишься как раз там, где необходимо быть...
  
   - Но что случится, когда я вспомню? Что мне делать, когда покину это место? Я ведь совсем ничего не знаю. Где я? Что со мной? Я даже не знаю кто я, не помню собственного имени! - еще совсем недавно ее это не волновало, но почему-то именно сейчас от этого факта стало страшно, - Как же я пойму, что нужно делать?
  
   - Вспомни, вспомни все, Диссалария, и ты сама все поймешь. Я дал тебе все, что нужно, теперь дело за тобой... - имя стало ключом, отпирающим наглухо запечатанную дверь воспоминаний. Огонек не исчез. Он приближался и приближался, охватывая своим светом все вокруг. На душе сразу стало тепло. В ее памяти начали всплывать самые первые моменты жизни.
  
   Вот ее, совсем маленькую, держит на руках мужчина. Она не видит его лица - оно скрыто за чудной маской шута, но знает, что он - ее отец, настоящий отец.
  
   - Прости меня, солнышко. Я не могу остаться с тобой. Это больше небезопасно для тебя. В мире много чудовищ, но не у всех страшные лица. Порой настоящие чудовища скрываются за масками ангелов, до тех пор, пока не покажут свой истинный облик - отсутствие души... - в голосе было все: и скорбь, и нежность, - Уверен, в будущем ты никогда не станешь такой же, как они. За тобой присмотрит сестра твоей матери. Возможно мы больше никогда не увидимся, но знай, что я всегда любил тебя... - это было самое первое воспоминание. Далее - детство. Одиночество. Вечно пустующий дом, который она так и не смогла назвать своим. Замкнутость. Затем сон... Тот самый сон... Как она могла его забыть? Такие сны не должны забыться. Первая подруга. Счастье оттого, что появился кто-то кому не все равно, жива она или мертва. Встреча с Фрэнком и Джерардом. Смерть. Бесконечная боль от утраты и пустота. Сколько раз она прокручивала в голове сцены собственной смерти? Тяжело сказать. Да и нужно ли говорить? Для себя к тому моменту она уже давно была мертва. Ничто не имело значения. Она даже была готова смириться с настоящей смертью. Просто взять и уйти. Как ни крути, ее больше ничто не держало на этом свете, в том числе и она сама. Быть растерзанной, подобно другим жертвам сумасшедшего начальника оказалось совсем не так страшно, как она думала. Глубоко в душе Диссалария даже хотела этого, но ее спасли и тем самым погубили. Само существование стало для нее страшнейшим кошмаром. Она хотела забыть все, но когда кошмар начал забываться, ее тут же вернули в него. Далее письмо отца, путешествие и снова одиночество. Кажется оно никогда не покидало Диссаларию - настолько близко ей стало это чувство. Она привыкла быть одна. Никогда и нигде ей не было места и можно было подумать, что так и должно быть... или не должно?..
  
   Падение... Тогда Диссалария считала, что это конец, но она ошиблась. В тот день ее спас Киф, а затем был спасен ею. Она слышала его историю, ужасную историю того, кто потерял все. Они разделили между собой одиночество и оно просто перестало иметь какое-либо значение... Но что же случилось потом? Почему Диссалария уснула? Почему не просыпается?
  
   За воспоминаниями последовала вспышка невыносимой обжигающей боли. Органы словно кипели сами собой, а кожу облили керосином и подожгли. Такая ужасная пытка... Многие сочтут смерть предпочтительнее ее.
  
   - Так вот, почему я уснула... Это все из-за болевого шока, ведь так? - старец возник в воздухе и одарил ее улыбкой.
  
   - Умная девушка... умнее, чем другие, и уж точно умнее меня... Я - глупец, каких еще поискать и я расскажу тебе историю этой планеты. Возможно, узнав правду, ты сможешь положить конец тому кошмару, который начал я... Это наш последний шанс. Мой - искупить свою вину, твой - спасти друзей и себя. Надеюсь мы действительно сможем помочь друг другу. В противном случае нам всем наступит конец...
  
   - Подождите... Значит судьба многих жизней находится в моих руках?! Как же так?! Я - совсем не та, кто вам нужен... Я слаба и... почему именно я?
  
   - Ты слаба ровно до тех пор, пока веришь в это. Почему ты? Я не могу ответить на этот вопрос. Ты вольна делать то, что вздумается. Я ни к чему не принуждаю тебя. Ты можешь ничего не делать, можешь навсегда остаться здесь, но ты обязана услышать мою историю. Считай это наглой стариковской прихотью.
  
   Несколько секунд Диссалария молчала, после чего кивком указала на то, что он может продолжать.
  
   - Это была планета живой воды. Живой во всех смыслах. Будучи наполненной жизнью, она и сама несла жизнь. Великий народ, как и другие населяющие эту планету существа, не знал ни бед, ни болезней, а красота природы и городов была воистину неповторимой. Наверное именно в такие чудные моменты появляется ребенок, будущий вождь, маленький мальчик, жаждущий приключений. Наверняка ты уже догадалась, что этим самым мальчишкой, положившим конец мирной и счастливой жизни собственного народа, являлся никто иной, как я.
   Я довольно часто сбегал из собственного дома, чем разочаровывал отца, мать и нянек, чтобы добыть что-то невероятное. Но однажды я зашел слишком далеко... Я разбудил чудище - так я тогда назвал то существо, но я был неправ. Это была мать всех подводных существ - самое древнее существо из всех существующих на этой планете. Оно было мирным... Как жаль, что я осознал это слишком поздно... Увидев ту громадину, я невероятно испугался. Тогда я бежал от него со всех ног и добравшись до родного города едва перевел дух. Конечно я сразу всем рассказал об увиденном. Сначала мне не верили. Говорили, что я увидел некий силуэт в темноте, но я знал, что видел. Думал, что знал... Я не успокоился ни в тот день, ни в один из последующих. Всюду меня преследовал страх перед монстром, которого я увидел тогда.
   Взрослым и мудрым Волдам надоело выслушивать мои выдумки. Несколько воинов, смеясь надо мной, в шутку отправились в то место... Никто так и не вернулся. Тогда мой отец отправил следующий отряд, а затем еще множество, но их всех постигла та же участь. Лишь Фалум - командир двадцатого отправленного вождем отряда сумел добраться до города. Может это и прозвучит невероятно жестоко, но лучше бы он никогда не возвращался... Догадываешься почему?
  
   - Фалум привел с собой чудище? - догадалась Диссалария, - Тогда начались бедствия?
  
   - Да. Это так. Целью монстра был он, но жители города не оставили его в покое. На него напали тысячи, сотни тысяч Волдов и каждый был разорван на части, а когда чудовище уплыло, город был разрушен. И тогда я понял, что виновен во всем именно я. Я не мог больше смотреть в глаза ни отцу, ни матери, поэтому отправился на смерть, как я думал, прямо в лапы к чудищу. Именно тогда я познал истину. Подводные существа - все: от мала до велика, окружили его. "Монстр" был ранен, а морские существа беспокойно кружили вокруг, словно дети возле матери. Мантефель не набросился ни на них, ни на меня.
   Разве можно винить кого-либо за желание жить? Он ни на кого не нападал, только отбивался. Его дети такие же. Мой народ сгубит сам себя. В том, что Волды погибают или не просыпаются виновны лишь они. Покуда Волды не осознают это, бедствие не прекратятся. Твои друзья ничего не знают, как и другие. Понимаешь, что это значит? Их нужно остановить, пока не стало слишком поздно... Теперь ты знаешь все, что нужно знать. Самое время проснуться... - старец начал исчезать, подобно угасающему огню, когда тот все уменьшается и уменьшается, затем вспыхивает напоследок и исчезает. Последняя вспышка света втянула ее в себя и они исчезли..."
  
  
  

Глава двадцать четвертая "Пробуждение"

  
   Первое, что она ощутила - веки, как и все тело, ни в какую не желали поддаваться. Хотелось позвать кого-нибудь на помощь, но тело будто забыло, как говорить. И, хоть Диссалария смогла выбраться из клетки сна, ощущение себя в ловушке не покинуло ее. Мышцы, кости - все это не желало поддаваться, словно не свое, а чье-то чужое. Вот она делает усилие над собой, затем еще одно. С пятой попытки удается открыть глаза, в которые тут же ударяет луч света.
   Зажмурившись, девушка открыла глаза повторно, пытаясь осмотреться и видит Гаста. Он подбегает к ней и прижимает ослабевшее тело к себе. Глаза его полны слез. Это слезы счастья.
  
   - Диссалария... Моя маленькая... Моя любимая... Как же я скучал... Я так рад, что ты очнулась... Боже... Джерард! Ты не поверишь, что случилось! Это чудо! Настоящее чудо! - Лейригл так же стремительно вбежал в некое подобие палатки и кинулся к ним, повторяя ее имя.
  
   Она хотела заговорить, но их горла вырвался только тихий хрип, похожий на стон.
  
   - Ей нужно выпить что-нибудь, чтобы восстановить силы и голос, - спохватился Киф.
  
   - Я принесу, побудь с ней пока. Нельзя оставлять ее. А еще лучше позвать лекаря. Диссаларию должны осмотреть! - парни мельтешили, а девушка снова и снова тратила время в тщетных попытках заговорить.
  
   Спустя пол часа ей принесли какую-то вязкую вонючую жидкость, названную лекарством и заставили выпить. Надо сказать, на вкус она была не менее отвратительна.
  
   - Ну что, тебе лучше?
  
   - Ну и гадость! - воскликнула Диссалария, обрадовавшись тому, что к ней вернулся голос. Жертва была не напрасной, - И да, мне определенно лучше, если не считать того, что то, что я только что выпила - самое мерзкое из всего, что я когда-либо пробовала. Теперь не думаю, что в следующий раз так легко соглашусь выпить все, что принесет мне лекарь, - парни радостно улыбнулись друг другу.
  
   - Главное, что ты идешь на поправку. Ты не приходила в себя много дней. Мы беспокоились. Думали ты не очнешься... - последнее Джерард сказал с явной грустью, - Слава Богу, с тобой все хорошо. Совсем скоро мы вернемся на корабль и улетим далеко-далеко...
  
   - Не думаю, - их оборвал лекарь, - Нам сообщили, что вы дали от лица нашей расы обещание местному вождю и теперь мы не можем улететь, пока не сдержим данное слово. капитан и еще несколько наших воинов отправились убить чудище, - женщина говорила это с явным осуждением, - Кем бы ни была Диссалария, одна жизнь никогда не может приравниваться к сотням других! О чем вы только думали?! - она была в ярости, но быстро смогла взять себя в руки и обернуться к девушке, - Прости, не принимай на свой счет. Я рада, что ты вернулась. Надеюсь другие тоже вернутся...
  
   - Как давно они ушли?! - сейчас Диссалария не могла спросить ни о чем другом. Сердце гулко стучало в груди. Неужели она действительно опоздала и история повторится вновь, с более печальным исходом? Нет! Этого нельзя допустить! Все не может кончиться так! Не зря ведь она была избрана тем огоньком? Не зря ведь она - единственная, кому удалось проснуться?
  
   - Несколько часов назад, а что? Диссалария, ты ведь ни в чем не виновата, да и они далеко не слабы, тем более с ними капитан. Они вернутся, вот увидишь... - Джерард пытался успокоить, а Киф напряженно молчал, словно чувствовал все то, что чувствует она. Ждал. пока она вновь заговорит.
  
   - Мне нужно к вождю! Прошу, не спрашивайте меня ни о чем, некогда объяснять! От этого зависит судьба нас всех! Помогите мне! - первым отреагировал Гаст. Взяв руку девушки в свою, он поцеловал нежную кожу и прошептал.
  
   - Ты же знаешь, я сделаю все ради тебя. Все же ты - моя единственная избранница, - его глубокие глаза смотрели не на нее, нет, прямо в душу. От них было невозможно и не хотелось скрыться. В них хотелось глядеть вечно, но это невозможно, нет, никак нельзя. И, словно в подтверджение этому, не без доли сожаления Киф повернулся к Лейриглу.
  
   - Полагаю, у меня нет выбора, - выдохнул Джерард, - Надеюсь ты знаешь, что делаешь. Фрэнк будет переводить все, чтобы вы могли общаться.
  
   - В этом нет необходимости, - девушка покачала головой, - Я не стану ничего говорить, - на мгновение все пришли в замешательство, а потому ей пришлось добавить, - Я покажу всем то, что они давно хотят увидеть - правду. То, что случилось здесь на самом деле и случится, если не вернуть капитана и остальных. Не беспокойтесь, я покажу это и вам тоже. Это то, что должны видеть все.
  
   - Но откуда?.. - начал было спрашивать Джерард, но поспешно затих под чужими взглядами, а Диссалария лишь загадочно протянула.
  
   - Всему свое время...
  
   Они целенаправленно шли к вождю Волдов, без разбора отодвигая всех стражников. Те не могли пропустить их без веских причин, а у них не было времени на объяснения, поэтому пришлось прорываться силой вплоть до тех пор, пока не оказались лицом к лицу с вождем. Он сразу понял, что дело важное и стражники ушли. В отличие от других, он вовсе не был удивлен пробуждению девушки, но глаза его алчно сверкнули интересом. Словно прочитав его мысли, Диссалария улыбнулась, но улыбка ее не была ни доброй, ни злой.
  
   - Да, я здесь для того, чтобы рассказать вам историю своего пробуждения, но никак не смогу пробудить тех, чья душа не желает пробуждения... - Волд открыл рот в немом вопросе, но она не дала ему озвучить его, - У вас будет достаточно возможностей расспросить меня после того, как я закончу. Сейчас же, как ни нахально, но я вынуждена призвать вас к молчанию,- Вождь лишь сейчас заметил, что девушка не говорит, только посылает мысли, - Наконец то вы все поняли. К сожалению лишь так я могу общаться с вами без переводчиков. А теперь... Да начнется шоу...
  
   Все присутствующие замерли, будто погрузились в состояние сна. Они видели ее воспоминания так же ярко, как если бы они сами видели все это. Прошло достаточно времени, прежде чем они пришли в себя и осознали увиденное.
  
   - Не советую тратить время на пустые слова. Скорее остановите их, иначе они всех погубят. Мы не можем больше ждать! Я полагаюсь на вас, как на вождя. Народ должен знать правду, иного выхода нет, - было видно, что Волд напряжен, но не мог с ней не согласиться.
  
   Группа Волдов была отправлена вслед за экипажем. Теперь, когда они знали правду, им было нечего бояться. Нечего, кроме самих себя...
  
   Джерард хмыкнул и трое непонимающе обернулись в его сторону.
  
   - Ты чего, простудился? - Фрэнк напрягся, поднеся руку к его лбу, но убедившись в здравии брата расслабился, - Не похоже...
  
   - Ничего. Мне просто кажется это забавным.
  
   - Что именно? - он не любил, когда говорили загадками, поэтому решил перейти сразу к сути.
  
   - Порой злейший враг находится не за твоей спиной, а в отражении. Это забавно потому, что явное место, но там никто не догадается искать. Мы видим своих врагов во всех, кроме самих себя и до сих пор все считали, что именно чудище повинно во всем. Это так глупо и смешно, что даже грустно...
  
   - Может и так... - к вечеру палатка опустела. Остались лишь Диссалария и Гаст, другие отправились за едой.
  
   - Знаешь... Там, у вождя, я не все показала. Когда я поняла, что сплю, я не могла ничего вспомнить. Ни тебя, ни Джерарда, ни Фрэнка, ни Лесли, ни даже себя... Я не могла проснуться и вспомнить ради чего просыпалась раньше. Внутри было так пусто... Там у меня не было никого и ничего, лишь всепоглощающее чувство утраты. Я знала, что забыла что-то очень важное, но никак не могла вспомнить что и от этого только больнее. Но как только я вспомнила тебя, не могла поверить в то, что могла забыть. Ты стал тем, ради кого я смогла проснуться. Ты был рядом со мной даже тогда, когда я не помнила ни твоего лица, ни твоего имени. Спасибо тебе за все, Киф. Ты действительно дорог мне.
  
   Гаст замер в неловком молчании, но затем расплылся в счастливой улыбке.
  
   - Я всегда буду рядом с тобой, чтобы тебе было ради кого проснуться, - девушка улыбнулась в ответ и щеки ее покрыл румянец.
  
   - Прости. Ты - первый, с кем я разговариваю вот так. Это смущает, но я правда счастлива, - Диссалария поежилась от холода. Похоже изменилось направление ветра.
  
   - Замерзла? - Киф придвинулся ближе, приобняв ее, - Так должно быть теплее. Может тело мое и не очень теплое, но должно скрыть тебя от холода.
  
   - Ты неправ. Ты очень теплый. Так гораздо лучше, спасибо.
  
   Подобное не скрылось от глаз Лейригла. Некоторое время он даже не знал, следует ему показаться или же остаться не обнаруженным, но вспомнив о врожденных способностях Кифа, решил, что это станет проявлением слабости перед соперником, поэтому вошел в палату, заставив Диссаларию густо покраснеть.
  
   - Джер... Я... Мы... Мне холодно, - запинаясь оправдывалась она, но парень сделал вид, что не заметил.
  
   - Что ж, полагаю, если я лягу с другой стороны, тебе будет теплее... - девушка была готова взорваться от смущения, когда приблизился он, но не Гаст... Лейригл не мог объяснить этого, но в груди защемило и стало невыносимо больно, что не помешало ему скрыть свои истинные чувства под лучезарной улыбкой, - Расслабься, это была просто шутка. Я ухожу. Не хочу вам мешать... - и не говоря ни слова более он направился в палатку, отведенную специально для него. Он был непохож на себя. Если глаза - зеркало души, гладя в его можно было сказать, что душа давно покинула тело - так они были пусты.
  
   - Не думал, что найду тебя здесь. Разве ты не должен быть с ней? - это был Фрэнк. Он всегда появлялся вовремя, словно чувствовал, когда с братом беда, но на сей раз Джерард не желал с ним разговаривать. Вообще ни с кем. Поэтому молчал, - Она с ним, не так ли? - Фейригл позволил себе сесть рядом с ним и поднять взгляд на небо, - палатки здесь были без настила, а потому из каждой открывался чарующий взгляд на поверхность. Парень до боли прикусил губу.
  
   - Да, они вместе. Я здесь как раз потому, что там лишний. Боюсь на сей раз я проиграл, но я не хочу сдаваться, не сейчас... Еще слишком рано...
  
  
  

Глава двадцать пятая "Рок"

  
   Прошел день, два, а от экипажа все не было вестей. Волды, Лейриглы, Фейриглы и Киф оставались в напряжении. И не мудрено. От того, вернутся они или нет зависят их жизни и судьбы, но в пределах пещеры, как и за ее пределами, не было признаков ни их возвращения, ни приближения чудища. Ждать своей участи и не быть в силах предпринять что-либо - одно из наихудших занятий в жизни. Нет ничего более скучного, более жуткого и ужасного, чем ожидание, в особенности ожидание того, что ты не в силах изменить.
  
   Внутреннее напряжение не могло долго сдерживать себя и вскоре хлынуло наружу, подобно проливному дождю, окутав собой все население города, сокрытого в подводной пещере. Никогда еще Волды не боялись так сильно, как сейчас, ведь они знали, что совсем скоро их ждет или спасение, или погибель. Что из этого решит лишь время. Здесь они бессильны.
  
   С каждым днем приближался приговор, решение которого может открыться в любой момент. Дети и женщины были особо напуганы, а Джерард уже давно обсудил со всеми план отступления на случай опасности. Сперва они не планировали кого-либо спасать, но Диссалария не могла с этим согласиться, настояв на том, что нужно спасти по меньшей мере детей и всех, кого удастся. Это весьма усложнило задачу, но никто - ни Киф, ни Джерард, ни Фрэнк не были удивлены. Ей была свойственна доброта. Им очень не хватало этого, когда она спала. Спорить было бы бесполезно, да они и не стали бы. Решение было принято.
  
   В это время, в одной из палаток настроение на мгновение сменилось интересом, смешанным с задумчивостью. Киф размышлял и все мысли были связаны с ней. Но сейчас он думал о ней не просто как о любимой избраннице. Его волновало нечто большее, но Гаст не мог поговорить об этом с ней. Он знал, к кому нужно обратиться, но после последних событий нельзя было сказать следует ли заводить сей разговор. Киф чувствовал вину за боль, принесенную другу, но не мог извиниться потому, что ни о чем не жалел. С той ночи они так ни разу и не заговорили и Гаст не мог сказать, заговорят ли вновь. Однако медлить нельзя. События слишком быстро развиваются. Жизнь Диссаларии может оказаться под угрозой. Нет времени на сомнения.
  
   Он нашел его ночью. На поверхности была сильная буря. Волны были такими сильными, что даже здесь, на большой глубине, если остановиться, можно было почувствовать слабое колебание воды. Погода, словно тревожный вестник, лишь усиливала всеобщее подозрение о грядущей участи, но не для Джерарда. Он, как и Диссалария, был рад любой смене погоды. Это было так характерно для той, не родной планеты, на которой он провел большую часть своей жизни. Признавать подобное было смешным для него, но Лейригл не мог не замечать за собой ту тоску по Земле, что посещала его в такие моменты. Это было не потому, что он хотел вернуться, вовсе нет, такая перспектива была столь наивна и абсурдна, что даже никогда не рассматривалась им. Но ему было приятно чувствовать едва ощутимое колебание, подобно весеннему ветерку. Закрыв глаза, парень наслаждался тем, как его кожу ласкает вода.
  
   "Интересно, чувствует ли она сейчас то же? Скучает ли за ветром, шумом листвы, ночным огням и всему, что за столько лет стало таким привычным и родным; всему тому, чего лишило ее это путешествие, чего лишил я?..." - мысли его текли точно в этом направлении. Это могло оказаться ошибкой, но Джерард ни капли об этом не жалел. Даже зная все то, что случится наперед, он все-равно пошел бы в парк в ту ночь, как и на свидание, каким бы эгоистичным это желание ни было, Лейригл ни за что не отказался бы от Диссаларии. Ни тогда, ни сейчас.
  
   То, что Гаст сам пришел к нему, удивило его.
  
   - Зачем ты здесь, Киф? Что-то случилось? - он устало потер переносицу и поднял взгляд на соперника. Тот ответил, не мешкая.
  
   - Как давно это началось?
  
   - Что именно? Боюсь, если мы продолжим отвечать друг другу вопросом на вопрос, разговора у нас не получится. Говори, как есть.
  
   - Видения Диссаларии. Уверен, ты знаешь, о чем я. Ты знаком с ней дольше меня. Ты сталкивался с этим ранее?
  
   - Я... Да, было однажды. Мы только встретились и тогда мне пришлось прикоснуться к ее воспоминаниям. Она видела меня задолго до нашей встречи. В своем сне. Не знаю, было ли это будущее, но порой мне кажется, что я искал ее все это время. Это сложно объяснить. Тебя беспокоят ее видения?
  
   - Так и есть. Тебе не показалось странным то, что Волды - сильнейшие телепаты, каких мы только встречали, ни на шаг не продвинулись в поиске правды и решении собственных проблем в то время, как Диссаларии открылось все и даже больше? Более того, ей удалось проснуться без чьей-либо помощи.
  
   - Но это ведь замечательно, разве нет? Почему это должно беспокоить?
  
   - Она видит то, чего не видим мы. Знает то, чего не знаем мы. Я боюсь, чем все это может кончиться для нее. Возможно я слишком много думаю об этом, но Диссалария не из тех, кто говорит со всеми и обо всем. Если она решит что-то изменить в будущем, мы можем не узнать об этом вовсе. Я не хочу, чтобы она подвергла себя опасности из страха за нас или еще чего-нибудь. Мы должны следить за ней. Мы не можем допустить, чтобы она рисковала, - Лейригл нахмурился.
  
   - Я не задумывался над этим до текущего момента. Но что мы можем сделать? Я не в силах лишить ее врожденного дара. Ты тоже, иначе не говорил бы об этом со мной. Остается лишь приглядывать за ней, больше нечего. Малейшая наша ошибка может стоить ей жизни... Но, что важнее сейчас... Они до сих пор не вернулись.
  
   Нам следовало отправиться вместе с ними. Тогда знали бы, как следует поступить. Но не думаю, что я смог бы оставить ее здесь одну, тем более сейчас. Хоть бы все обошлось. Хочу как можно скорее убраться с этой планеты... Мы слишком долго здесь. Много времени потеряно. Это невыносимо. Вместо того, чтобы продолжить поиски, мы только сидим, ждем и ничего не можем с этим поделать... - вонзая ногти в кожу, он изо-всех сил сжал кулаки.
  
   - Джер! - в палату, задыхаясь, вбежал Фрэнк, лицо его было измученным, - Там отец... Они вернулись! Мы нужны там! - Лейригл понял, что здесь что-то не чисто. За все время знакомства с ним Джерард ни разу не слышал, чтобы Фейригл назвал капитана отцом. Это было очень плохим признаком, признаком приближающейся смерти...
  
   Они торопились так сильно, как только позволяли ноги. Там, впереди, их ждал великий, но умирающий Фейригл, окруженный преданными подчиненными. Подобраться к нему через такую толпу было сложно, но их не могли не пропустить.
  
   Увиденное шокировало всех, без исключений. Капитан лежал в расширяющейся луже собственной крови, без обеих ног и правой руки. Он был бледен, как Смерть. Не потому ли, что становится ближе к ней с каждой секундой? Ему уже не помочь, иначе бы лекарь не подпустила к нему ни одну живую душу. По количеству собравшихся можно было сказать, что он скоро умрет и никто на всем белом свете не в силах этого предотвратить.
  
   - Фрэнк, мальчик мой... - голос, как и его дух, все еще оставался сильным. Фейригл склонился над раненным, - Здесь все? - он оглянулся.
  
   - Да, отец.
  
   - Прости меня. Я знаю, что непозволительно много взвалил на твои плечи еще тогда, когда ты был ребенком. Я - не тот, кого можно назвать примерным отцом, - он запнулся, тяжко переводя дыхание, - Порой я так отдавался работе, что совершенно забывал о главном - о семье. Твоя мать так и не смогла простить мне этого. Не ее вина в том, что она ушла. Надеюсь когда-нибудь ты сможешь простить мне это. После моей смерти титул капитана по праву достанется тебе. Будь мудр и силен духом, сын мой, и ты обязательно достигнешь цели.
  
   - Я давно простил тебя, отец. Я сделаю так, как ты говоришь, - Фрэнк склонился в вежливом поклоне.
  
   - Джерард... - Лейригл кивнул, - Я виноват перед тобой не меньше. Мы никогда не говорили об этом. Я знал твоих родителей. Твоя мать была замечательной и невероятно сильной женщиной. Твой отец, мой брат, был мудрым Фейриглом. Оба они имели большое сердце - в твоей груди прямо сейчас бьется такое же. Ты вырос замечательным юношей, а теперь стал настоящим мужчиной не смотря на все то, что тебе довелось пережить... - капитан закашлял кровью, но не прекратил говорить, - Я должен был забрать тебя раньше. Прости меня...
  
   - Я прощаю вас, дядя.
  
   - Теперь Киф... - Гаст склонился в уважительном поклоне, - Скоро я покину этот мир, но мой корабль навсегда останется вашим домом. Никто и никогда не сможет лишить вас права продолжить это путешествие вместе со всеми. Вы - полноправный член экипажа, член команды, член семьи...
  
   - Благодарю вас, капитан.
  
   - И, наконец, ты, Диссалария, - девушка смотрела на умирающего. Глаза ее были полны слез. Вот уже который раз она видит смерть и понимает, что она не так страшна, как ее неумолимое приближение, - Вы - невероятно храбрая и сильная девушка. Каждый здесь обязан вам жизнью. Не плачьте. В моей смерти нет вашей вины. Я сам выбрал свою судьбу. Вас впереди ждет немало испытаний и, как показал опыт, далеко не каждое можно пройти, полагаясь на одну лишь силу... Нужна смелость, мудрость, доброта, стремление... Вы обладаете всеми необходимыми качествами. Вы обладаете гораздо большим, чем можете представить вы и кто-либо еще. Вас не зря назвали Диссалария. Знаете, что еще значит ваше имя? "Планета надежд". Вы - надежда нашего народа и веру в вас у меня не отнимет даже смерть... - это были последние слова капитана. Веки его сомкнулись, чтобы навсегда остаться таковыми. В тот момент каждый член экипажа склонился в поклоне и отдал почести погибшему капитану в последний раз, сохраняя молчание до самого конца. В стороне находилась тень весьма подозрительной личности.
  
   Лишь на следующий день у Джерарда хватило смелости расспросить одного из вернувшихся о том, что случилось той ночью. Об этом жаждал услышать каждый.
  
   - Гонцы Волдов успели в самую последнюю минуту, - воин грустно усмехнулся, - Но в тот момент один из Фейриглов уже успел занести над монстром оружие. Его должны были разорвать, но капитан занял его место. Он не стал атаковать или отбиваться. Видимо это настолько шокировало чудище... Оно не добило его. Монстр отпустил капитана проститься со всеми и уплыл... Думаю ни один Волд больше не встретит его. Чудище уснуло мертвым сном. Вряд ли его кто-нибудь решится пробудить его снова...
  
   "Вот так вот. Капитан встретил свою смерть достойно и победил, не сражаясь, но до последнего вздоха защищая свой народ. Пока не умрет последний Лейригл. пока не испустит свой дух последний Фейригл, память о капитане будет жить вечно, как и его душа, в сердцах экипажа Стэллы Блэйд и никто никогда не посмеет очернить память о нем - герое, пожертвовавшем собой ради жизни других..."
  
   - ...Вам правда нужно лететь сейчас? - Дилаурентиэль стоял рядом с отцом перед кораблем. Пришла пора прощаться.
  
   - Боюсь, что так. У нас остались неоконченные дела. Мы не можем больше оставаться здесь, как бы того ни хотелось, да и наша помощь вам теперь вряд ли пригодится, - Джерард улыбнулся.
  
   - Да, вы сделали все, что могли и должны были. Вы избавили нас от страшного проклятия, спасли нас. Каждый Волд здесь обязан своей жизнью вам. Как жаль, что вы не можете остаться... Через год, может быть два, мы отстроим города, существа вновь наполнят эту мертвую планету и жизнь здесь зацветет, как в прежние времена. Если вдруг вновь окажетесь неподалеку, обязательно загляните к нам. Мы никогда не забудем вашей помощи. Для нашего народа вы навсегда останетесь героями. Мы всегда будем рады вам и вашим потомкам.
  
   - С радостью примем ваше предложение. Не смотря ни на что, я хотел бы увидеть эту планету живой. Такой, какой она была до пробуждения чудовища... - Джерард последним поднялся на борт и они взлетели. Стэлла Блэйд вырвался из воды так стремительно, что капли воды засверкали под палящим солнцем, образовав радугу.
  
   - Так красиво... - мечтательно произнесла Диссалария. Все вокруг лишь улыбнулись. Их ждали невероятные и опасные приключения, но кажется это и есть настоящая жизнь. Вечное приключение в поисках чего-нибудь. Сегодня это планета. Но порой, ища одно, находишь совершенно иное и лишь потеряв что-то, можно найти цену всему...
  
  
  

Эпилог

  
   Это был длинный зал с огромным стеклянным столом и двадцатью темными фигурами, чьи лица были скрыты под всевозможными масками. Было ясно, что они собрались здесь с какой-то целью.
  
   Первой заговорила фигура с кроваво-алой маской без прорезей. Голос был искажен до невероятного, так, что даже пол фигуры определить было невозможно - то же относилось и к остальным.
  
   - Они забрались непозволительно далеко. Им не просто удалось выжить - они подняли Стэллу Блэйд в воздух!
  
   - Не забывайте о том, что они потеряли капитана. Он похоронен на той проклятой планете. Теперь им будет не так легко. Рано или поздно на корабле поднимется бунт - это лишь вопрос времени. Кем бы ни был новый капитан, он не сможет так же легко сдерживать недовольную толпу. Они уже проиграли нам.
  
   - Не будьте так самоуверенны. Мы не можем позволить им вернуться на родную планету. Это больше, чем война. Это наш долг, наша святая обязанность.
  
   - Святая? - в надменном голосе слышались смешки, - Не смешите меня. Я нас не может быть ничего святого. У нас давно нет никаких душ. Это наша цель, наше бремя, наше проклятие - не более. Они не доберутся до Диссаларии...живыми...
  
  

28.08.2015

  

Конец первой книги


Оценка: 9.47*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Куликов "Пчелиный Рой. Уплаченный долг"(Постапокалипсис) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) А.Вичурин "Байт I. Ловушка для творца"(Киберпанк) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) В.Палагин "Земля Ксанфа"(Научная фантастика) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) А.Робский "Охотник: Новый мир"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Мир Карика 8. Братство обмана"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"