Поттер Гарри: другие произведения.

Шакалы

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Шакалы - особый вид грабителей-мародеров. Они работают с "нечистыми" диспетчерами, которые сообщают грузовым бортам некорректные параметры трассы, в результате чего грузовик должен разбиться просчитанным образом в просчитанном месте. После того как машина таким образом терпит аварию, шакалы собирают сейф-контейнеры с ценным грузом. На этот раз у тройки шакалов с самого начала все пошло не так...

  - Стаг, береги нервы. Сегодня они тебе пригодятся.
  Стаглем вернулся в кресло, посидел десять секунд, снова вскочил, подбежал к боковому экрану.
  - Стаг, береги нервы, - повторил Квемго. - Восемь минут погоды не сделают.
  - Они будут здесь через два часа, - Стаглем в десятый раз оглядел цифры на мониторе. - А нам еще на отвал время... Сволочь, - он снова вернулся в кресло, уставился в потолок.
  - Еще какая. Все всегда получается. Почему так? И почему такая несправедливость?
  - Квем, давай у тебя и спросим. Ты-то его лучше всех знаешь?
  - Молчать, - вяло приказал Иллой, не открывая глаз. - Как вы меня достали.
  - Сам и заткнись. Помнишь сколько ты должен? Плющить задницу, даже две лишних минуты...
  - Стаг, физику никто не отменит - даже за борт под крышку.
  Микрофоны доносили шум внешних кондиционеров. Пыль в мониторах садилась. Сквозь нее проступал парапет вертикальных глыб, фиолетово-серых, грубых, изъеденных, будто покрытых застывшей пеной. Между столбами виднелась каменная равнина, испещренная группами скал. Размазанные облака пропитались светом звезды; он вязко растекался по небу, размывая перспективу в тусклое марево. Порода бросала колючие искры; равнина мерцала угрюмыми звездами; чем дальше, тем тусклей и таинственней.
  - Красиво, - Квемго отвел взгляд от монитора, снова закрыл глаза. - Только горячо очень.
  - У нас два часа, - повторил Стаглем. - А вытягивать - четыре банки! Ты, надеюсь, в курсе что такое вытягивать четыре банки? Ты живую-то банку видел хоть раз, своими глазами? А не в свой монитор.
  - Уговорил. Вперед! Там сейчас, - Квемго открыл один глаз и покосился на монитор, - двести двенадцать градусов.
  - Уже двести десять.
  - Ну да. А скоро будет двести восемь.
  Стаглем вскочил, подбежал к стенке, расконтровал и развел атмосферную диафрагму. В рубку ударило тяжелым жаром. Раскаленная пыль заплясала искристым вихрем.
  - Закрой, кретин! - Иллой выпрямился в кресле. - Совсем уже сбрендил? Прыгай туда, если так зудит, и закрой!
  Стаглем собрал диафрагму, подбежал к неатмосферной камере. Здесь она была не нужна, поэтому служила отсеком сопровождения - костюмы, оружие, такелаж. Стаглем выдернул свой карабин, вернулся к диафрагме, оглядел статус температуры, снова подбежал к камере, вытащил свой костюм. Надел костюм, шлем, стал цеплять такелаж. Закончив с костюмом закинул ствол за плечо, вернулся к диафрагме, снова оглядел статус, треснул по нему ладонью, стал изучать местность в экран.
  Квемго посадил шлюп максимально близко к расселине в которую упал грузовик. Место - каменная поляна в лесу скальных групп - нашлось без труда. Оставалось выбраться из каменного частокола, окружавшего площадку высокой стеной, преодолеть фрагмент равнины, и спуститься по отлогому склону к пропасти.
  Стаглем всмотрелся в мутно-искристую даль между каменными столбами. Сверкая аметистом на сколах, разлом уходил к горизонту и растворялся в мареве. Стаглем осмотрел спуск - россыпь валунов, айсберги скал, за ними серо-фиолетовый шрам бездны, за ней зеркальный спуску подъем. Горизонт смутно очерчен хребтом, смутно мерцающем в мареве.
  - Угрюмая точка.
  - В смысле? - Квемго ухмыльнулся. - Какое тебе вдруг дело? Или тебе тут что-то не нравится?
  - Мне все нравится, Квем. Побольше бы таких точек. На которых вот так валяется шесть миллионов.
  - Во-первых, Стаг, - отозвался Иллой, - как так они тут валяются - мы толком не знаем. Во-вторых, Стаг, твоих там только пятьдесят восемь и шесть в периоде. И то в лучшем случае. Учти также, что мы еще должны за железку. В-третьих, Стаг, зачем тебе столько денег, все-таки? А то нечестно. Мы тебе рассказали, а ты молчишь.
  - На самом деле, - Квемго хихикнул. - Что за секреты от друзей?
  - Заткнись, друг!
  - А мне интересно. На что такой человек как Стаг может потратить столько денег? Деньги нехилые, все-таки.
  - Такой человек как Стаг может их просто не получить. Такие люди как Стаг поджариваются в первый подходящий момент. Если не поджариваются, то...
  - Ил, заткнись же, ты тоже, урод! Накаркаешь, идиот!
  - Каркай, не каркай, - Квемго поднялся, - а есть такая штука - судьба... Мне все это, все-таки, очень не нравится. Все это как-то не так. Еще этот теперь, - он подошел к экрану и посмотрел в перспективу. - Ну да. Дыра не слабая. Ты, Стаг, знаешь какая там глубина? В общем, Ил, как не повезло сначала... - он отошел к камере, стал одеваться.
  - В общем, Квем, - Иллой поднялся, - мы сейчас тупо подъедем и тупо посмотрим.
  - Плохо быть честным. Просто какое-то наказание. Долги отдавать надо, например.
  - Поэтому, Квем, сначала подъедем и сначала посмотрим.
  - И быстрее, - Стаглем стукнул прикладом в кольцо диафрагмы. - Пока наш этот теперь...
  - Еще не остыло, но тебе уже можно, - отозвался Квемго. - Выводи свою железяку. И давай на самом деле быстрее, пока наш этот теперь. А то как бы не пришлось посверкать лампочкой - без шуток.
  Пока Иллой и Квемго надевали такелаж, Стаглем развел диафрагму и выпрыгнул в пекло, не дожидаясь сигнала кондиционеров.
  - Терпимо! Квем, открывай!
  Диафрагма грузового шлюза исчезла в кольце. Стаглем, не дожидаясь пока выйдет рампа, запрыгнул в отсек - где приютился грузовой танк, обшарпанный и побитый. Квемго выпустил рампу; Стаглем вывел машину и повел от раскаленного борта. Набрав скорость, он затормозил у скалы, нависшей окаменевшим джином, бернулся в боковой экран. Иллой и Квемго уже торопились к танку. Наконец добежали - потные, багровые, огнедышащие, сверкая такелажем и полировкой стереоматов. Стаглем подождал, наблюдая как оба втискиваются в кабину, двинул в обход скалы.
  Через минуту машина катилась по спуску, подскакивая на камнях, которые хрустели и просыпались вперед, снова и снова попадая под модуль-траки. Усыпанная валунами плоскость простиралась по обе стороны от горизонта до горизонта. Танк прокладывал путь огибая каменные столбы-истуканы, головы которых растворялись в серости неба. Наконец юркнул в треугольную арку, образованную двумя завалившимися друг на друга "башнями", и выкатился к обрыву. Стаглем притормозил.
  - Не слабо, - Иллой покачал головой. - Вот это дыра! В общем, Квем, боюсь нам здесь делать нечего.
  - Похоже так... Смотри какой след... Смотри какой скол... Представь какая порода... Боюсь здесь не помогут ни два киля, ни полистратные плоскости. Не помогли то есть.
  - Ну да, - Стаглем кивнул, вглядываясь. - Тридцатая бы испарилась - там где хлопнулась... Даром что двойная.
  - На чем базируется твой оптимизм? - Квемго ухмыльнулся. - Ты тридцать пятую знаешь так же, как тридцатую? Ты ее, насколько я в курсе, даже просто не видел, своими глазами.
  Стаглем дал малый ход и стал осторожно подводить машину к обрыву. Камни сухо хрустели под модуль-траками.
  - Только бы не сгорело, - бормотал он. - Только бы не сгорело.
  - Сто шестьдесят метров, - озвучил показания дальномера Иллой. - На тридцать восемь меньше, еще уклон. В общем, Квем, боюсь нам здесь делать все-таки нечего.
  - Ну да. Все это представлялось как-то не так, говорю же, - Квемго вгляделся в обрыв с той стороны. - Вон там упали... Вон там прокатились... В общем, теперь мы должны еще больше.
  - Хватит каркать, - Стаглем притормозил. - Я отсюда так просто не отвалюсь.
  Он снова дал ход, танк снова заскользил по спуску. Фиолетовая бездна приближалась, распахиваясь в колоссальный разлом от горизонта до горизонта.
  - Все, хватит... Дальше опасно. Выходим.
  * * * Растопырив амортизаторы модуль-траков, танк замер огромным оранжевым пауком.
  Все соскочили на ленту полоза, спрыгнули на россыпь камней, осторожно двинулись к обрыву.
  В жарком воздухе матово искрился скол бездны. Стены каньона, почти отвесные, были расчерчены вертикальными бороздами. Казалось стоит свести волнисто-зубчатые края, и они срастутся не оставив от огромной раны следа. Слои серо-фиолетовой породы, пронизанные жирным сизым волокном минерала, бросали аметистовые огоньки. "Берега" пропасти слагались из плит-чешуин, образуя зыбкую, неустойчивую поверхность.
  - Не слабо, - Квемго указал на жирно-серебристую борозду, пересекавшую противоположный склон. - Смотри сколько катились! Кстати, самим бы не прокатиться - смотри какая фактура.
  - Вот об этом и я, - Стаглем обозревал "берег", соображая как лучше подогнать танк. - И так опасно, а подойти надо хотя бы метров на шесть.
  На той стороне, в перспективе над отлогим склоном, тускло рисовался далекий хребет. Облака лохматыми серыми струями протянулись вдоль линий разлома, гребня, далеких гор.
  - Красиво, - Иллой оглядел пейзаж. - Такое все параллельное. Даже тучки.
  Он подошел к обрыву, осторожно ступая по синевато-серым чешуинам - чтобы каждый шаг приходился по центру. Плиты вели себя непредсказуемо, норовя выскользнуть из-под ноги. Стаглем покачал головой.
  - Хотя бы метров на шесть, - он обернулся к танку.
  Иллой заглянул в глубину и замер. В тусклом антураже костюм выделялся неестественно четко - оранжевая фигурка в черном шлеме, будто наклеенная на расплывчатую акварель.
  - Вот тебе раз! - он обернулся, взмахнув руками, чтобы удержать равновесие.
  - Ты там осторожней, придурок! - окрикнул Стаглем. - В чем дело?
  - Стаг, тебе вроде как повезло...
  Иллой снова посмотрел в пропасть. Квемго и Стаглем, осторожно переступая по чешуинам, наконец добрались до обрыва.
  Перед ними открылась картина которую справедливо можно было назвать грандиозной. По данным с орбиты, глубина каньона в этом месте достигала восьмисот метров. Сейчас же казалось, что эта цифра была недооценкой. Борозды и углубления, образуя складчатый занавес, стремились в неопределенную глубину. Жаркий, насыщенный каменным порошком воздух, дрожаще-призрачный и таинственно-полупрозрачный, заполнял пропасть. Сумрак стен поглощал дно, и его не было видно. Словно некий "сгусток" изначальной материи порождал нечто оформленное, принимающее вид могучих каменных стен - неких стен-столпов бытия, поддерживающих планету в неопределенной бездне.
  Но выше, совсем недалеко от поверхности, контрастируя с мутной пучиной, парил черный параллелепипед грузовика. Падая он застрял между стенами так, что образовал "мост". Края обломка врубились, вгрызлись в породу - борозды, параллельные складкам стен, сочились металлическим блеском. Можно было представить, что корпус машины просто сточился - разогревшись до такой степени, что, казалось теперь, вплавился в камень.
  Борт застыл мостом через бездну; и это было так близко, что маркировка на сохранившейся полировке читалась невооруженным глазом - сенсоры, габариты, статусы шток-фиксаторов. Сохранились только вмонтированные устройства, плоскостей не было - замки сработали на расцепление, чтобы не повредить набор корпуса. Аккуратные раны в местах сопряжения создавали неуместное впечатление о производстве - будто корпус, смонтированный на стапелях, ожидает дальнейшей работы.
  - Без комментариев, - Иллой наконец оторвал взгляд.
  - Без комментариев, - отозвался Стаглем с воодушевлением. - Время!
  - Стаг, - Иллой потер кончик белого носа под черным стереоматом. - Как ты себе представляешь что там внутри?
  - А что именно мне надо представлять? Трюмы, Ил, целые. Протри оптику.
  - Я не про трюмы.
  - А про что? - Стаглем обернулся, сверкнув панелью стереомата. - Я что-то не понял?
  - Не корчи рожу, - Иллой снова посмотрел в пропасть.
  - Я не понял, - Стаглем обернулся к Квемго. - Он что, остается наверху? Ну, оставайся, Ил. Я тебе расскажу на какие кнопочки нажимать. Струсил - так струсил. Ничего страшного. Что еще взять с физика. Теоретика. Квем, готов?
  Тот надвинул стереомат на глаза, стал рассматривать грузовик в оптику.
  - Надо же...
  И повис брюхом кверху. Только вскрыть базовый - и ковыряй сразу из дырки.
  - Дьявол, - Стаглем уставился стереоматом во мрак глубины. - Наружку счистило всю, ничего не понятно... Ничего, в контроллере разберемся... Правда, ползать по потолку... Ничего - все как в учебнике, только вверх ногами.
  - Ты читал учебник?
  - Квем! Ты достал по...
  - Ладно, я не про это. Где ты видел учебники по тридцать пятой?
  - Разница небольшая.
  - Почему ты так в этом уверен? Ладно... Самое главное... - Квемго замер, изучая данные телеметрии в стереомате. - Чайник вроде как в норме. Но в общем это ничего не значит. Потому что дудки снизу, а что там с ними... Но я все о своем, Стаг, - он указал на борозды, прочерченные грузовиком по склону. - Как ты себе представляешь что там внутри, да? Видишь, Стаг, желтенькое?
  - Вижу, Квем. Желтенькое. Калоша на месте.
  - Одна как минимум. И еще посмотреть что с той стороны... А на такое, Стаг, мы уже не рассчитывали. На такое никто и не мог рассчитывать. Когда ящик липнет на точку, как тебе должно быть известно, обычно остается кучка железок. Я вообще сомневаюсь, что за всю историю Навигации случалось что-то такое, - Квемго снова уставился стереоматом в бездну.
  - А что здесь чего-то такого? И что предлагаешь? Развернуться и отвалить? Ну, с тобой-то все ясно, - Стаглем обернулся к Иллою. - А ты? - он обернулся к Квемго. - Первый раз замужем?
  - За таким - первый.
  - И что теперь?
  - Стаг. Когда шакалят втроем, то такое, как тебе должно быть известно... Как бы не предполагается. Ящик вываливается из фазы, липнет на точку, падает. Экипаж эвакуируется. Эвакуируется, Стаг. Ящик, повторяю, в лепешку - в которой банки. Ковыряешь банки, и валишь - пока не наползло крыс. Не мы первые, не мы последние.
  - Отваливай. Я остаюсь.
  - Стаг, повторяю тебе, боец. Нас трое. А там желтенькое.
  - Квем. Давай сначала тупо спустимся и тупо посмотрим. Как предлагает Ил. Что там и как. Я что-то не очень уверен, что после такого, - Стаглем также указал на борозды, - нам придется кого-то мочить. Если это тебя так парит. Это во-первых. Во-вторых, если даже придется... Сосунков там не будет, не переживай. Так что не парься, ручки не замараешь. Если ты не думаешь, конечно, что замочить червяка - смертный грех.
  Забыв об аккуратности на скользящих плитах-чешуинах, он бросился к танку.
  - Надо же! Квем! Ил! Все целое! На самом деле - надо же... Ваша эта тридцать пятая... Просто бери и вали!
  - Еще бы, - Квемго ухмыльнулся. - Одни полистратные плоскости чего стоят. Другая машина здесь треснет на половинки. И ухнет до самого дна, если оно есть тут вообще. А здесь!
  - Ну да, - Иллой отвернулся от бездны. - Не туркапсула, точно. Борт тридцать пятой серии, да. А что это значит, Квем? Что это значит - ты представляешь. Ты в курсе, что она безопаснее всех предыдущих, и в первую очередь по условиям сохранности экипажа... Если калоша на месте, там есть живые.
  - Не сомневаюсь, - Квемго кивнул. - В общем... Ну его в демпфер? Не знаю, в общем.
  - Квем! - обернулся Стаглем от танка, сверкнув панелью стереомата. - Ящик целый, и брюхом к верху! Так везет только раз в жизни! Все, хватит терять время! Ну время же!
  - Стаг. Если бы ты в тридцать пятую даже просто заглянул, хоть раз, - Квемго наконец осторожно отошел от обрыва, - ты бы сейчас так не прыгал. Повторяю вопрос - откуда такой оптимизм? Ты так садился? На тридцать пятой? Я тебе говорю - ты в ней вообще был, хоть раз? Хоть на экскурсии?
  - Если человека воткнуть со всей дури в стену, или в кольцо, или куда там еще - он свернет себе шею. Причем здесь серия? У тебя что, хребет крепче станет? Ты видел как он проехался по рельефу? Ты прикинь как он падал, вообще! Плоскости отстрелились - ты видишь? И даже если там кто-нибудь есть, - Стаглем хлопнул по излучателю карабина, - за такие деньги, Ил, я передавлю всех червей. Если они там есть.
  - Это не такие деньги, - отозвался Иллой. - Чтобы реально играть в войнушку.
  - Мне нужна моя банка, с третью, мои пятьдесят восемь с периодом тысяч. Если ты не собираешься отдавать долги, я собираюсь, - Стаглем поднял ствол карабина.
  - Ладно, не нервничай... Квем, давай решать.
  - Что решать? - Стаглем опустил карабин. - Что здесь решать? И что значит "Квем"?
  - Стаг. Если тебя кроме денег ничего не интересует, это твои проблемы. Я еще хочу этими деньгами попользоваться. А если не попользоваться, то хотя бы дальше пожить.
  - Ну, тогда и вали отсюда? И живи себе как жилось? А мы с Квемом будем решать.
  - Квем, я все-таки предлагаю не рисковать.
  - Квем, - Стаглем хмыкнул, - а кто он такой, вообще? Почему мы его должны слушать?
  - Квем, а кто он такой, вообще? Почему мы его должны слушать? Если уж на то пошло - кто он такой... Если согласился, на наших условиях, пусть и слушается старших?
  - Заткнуться, кретины, - отозвался Квемго. - Мне вас давно уже надо было перестрелять, обоих. Достали по самое нехочу. Бросим жребий.
  - То есть? - Стаглем хмыкнул. - Ты это серьезно?
  - В данной ситуации другого выхода не вижу. Иллой лезть не хочет. Ты лезть хочешь, и предлагаешь войну. Я лезть в общем не хочу, но по известным причинам определиться до конца не могу. Я вообще устал думать, по жизни. Тем более толку особого не было... Поэтому предлагаю вверить дело судьбе. Бросим жребий. Если выпадет четное, - Квемго сунул Стаглему под нос руку с браслетом, - идем. Если нечетное, собираемся и отваливаем.
  - Нет, я не понял, - тот посверкал стереоматом, посмотрев на Квемго, затем на Иллоя, затем снова на Квемго. - Я не понял, это что - серьезно?
  - А в чем дело, Стаг?
  - Нет, Квем, подожди. Это же чушь несусветная! У нас тут что - детский сад, или...
  - Если без детского сада, Стаг, - Иллой усмехнулся, - так ящики не шакалят. Втроем тем более. Если ты собираешься лезть в живой борт - вали.
  - Ты там был - "живой"? И как их шакалят? Втроем? И сколько ящиков ты нашакалил?
  - А ну заткнули сток, оба! - Квемго топнул в зыбкую чешую, ткнул Иллоя прикладом. - Иллой, ну ты-то! Нет, это на самом деле детский сад какой-то, Стаг прав. Заткнулись, или я вас застрелю, обоих. Бросаем жребий, - он ткнул пальцем в браслет. - Четное - спускаемся. Нечетное... Хм.
  - Ну-ка, ну-ка, - Стаглем схватил Квемго за руку. - Ага! Все, Квем, все. Сам предложил.
  - Значит идем, - тот отвернулся, снова подошел к обрыву, снова уставился в глубину, на обрубок грузовика.
  - Значит идем, - отозвался Иллой после паузы.
  - Значит идем, - Стаглем хмыкнул. - Шакалы нашлись.
  * * *
  Стаглем повел танк к каньону. Когда до бездны осталось восемь метров, он остановил машину и спрыгнул на полоз.
  - Все! Дальше нельзя. Иначе ухнем когда выйдет стрела.
  Они вернулись к обрыву.
  - Авария левый север - зеленый, - Квемго указал. - На примочках доползаем спокойно.
  - Внутрь попасть не проблема, - Иллой кивнул. - Только все равно - базовые везде в ноль, не сомневаюсь. Даром что лампочки сбиты, и ничего не видно.
  - Если живут штаги, проблем не вижу, - Стаглем обернулся, сверкнув стереоматом.
  - Штаговый шлюз, если ты не в курсе, - проблема сам по себе. Они и при идеальных условиях глючат на третий раз... Притом, что мы достаем только до пары ближних.
  - То есть если базовые, да, в ноль, и штаги на севере в ноль...
  - Мы в док, - Квемго уставил в Стаглема стереомат. - Какие еще предложения?
  - Ну, если, например, штаги на юге живут?
  - И что?
  - Поставить стрелу с другой стороны и достать. Переставить жестянку - полчаса. Спускаемся, дефектим. Если все базовые по нолям, штаги на севере в ноль, на юге хотя бы один живой - ставим жестянку и сосем все с той стороны.
  - Стаг, мне бы твой оптимизм, все-таки, - Квемго ухмыльнулся.
  Иллой, осторожно ступая по каменной чешуе, ушел вправо и осмотрел грузовик по противоположному борту.
  - Если верить лампочкам, справа все три по нолям.
  - Верить лампочкам... Ил, ты во Флоте который год? Ладно, время! - Квемго отошел от обрыва. - Вниз, и дефект. Без дефекта яйцами не звенят. Стаг, знаешь такую поговорку?
  - Квем, не умничай, - Иллой вернулся. - Такой поговорки нет... Короче, молимся богу базовых. Дышит хотя бы один - все плюсы наши.
  - Уклона точно хватит? - сказал озабоченно Стаглем. - Точно сдвинем, с таким уклоном?
  - Три с половиной градуса. Подвеска держит до шести с половиной. Это все есть в учебниках, Стаг... Именно поэтому я еще здесь, и о чем-то еще рассуждаю. Если хоть один базовый жив, все-таки, можешь не париться. Дергаем банки на брюхо и доталкиваем до стрелы мизинчиком. Все, вперед! Время!
  Стаглем повернулся к танку, сцепил с нагрудного клапана пульт, набрал команду. Танк вскрылся, будто огромный жук, освобождающий из-под панциря крылья. Вылетела стрела и стала удлиняться, поворачиваясь перпендикулярно обрыву; одновременно с противоположной стороны вышел противовес.
  Стаглем провел тест траектории - по которой контейнерам предстояло перебираться в грузовой отсек танка. Затем свернул грузовую стрелу, вытянул подъемник. Флуоресцентно-желтый цилиндр гондолы смотрелся предметом из другого мира - здесь, в царстве тусклых серо-фиолетовых форм. Стрела подъемника застыла над бездной; гондола остановилась, мягко покачиваясь на подвеске.
  Стаглем подошел к обрыву, проследил как гондола опустилась на стодвадцатиметровую глубину, замерла в нужном месте. Зафиксировал координаты, вытянул гондолу обратно. Затем передал пульт Квемго, который должен был оставаться наверху и контролировать аппарат.
  - От тебя требуется только одно, - завершил он. - Как только она тормознет - ветер, просев, толчок, - сразу в красную пимпу и дальше руками. Сволочь умная - знает где пухнут воронки, но иногда слишком. Так что не расслабляйся. Ил, морду на рожу, и вниз.
  Иллой вытащил респиратор-кондиционер, зафиксировал на лице, опустил на глаза панель стереомата. Стаглем надел свою "морду", надвинул стереомат, направился к гондоле, которая ожидала на грани обрыва. Квемго прошел за ними, проследил как они забрались внутрь, тронул пульт. Желтизна цилиндра мягко оторвалась от серости склона. Гондола пересекла грань бездны и двинулась вниз, под черно-серебристо-синий занавес стен.
  - Квем, норма, - отчитался Стаглем. - Скоро будем.
  - Не скучай и никого не бойся, - сказал Иллой. - Если что, мы тут недалеко.
  - Не скучайте и никого не бойтесь, - отозвался Квемго. - Если что, это я тут недалеко.
  Иллой смотрел вверх, наблюдая как скала отжимает угрюмое небо в сторону. От каменной пудры воздух здесь был плотный и мутный, детали воспринимались только метров на десять. Все остальное мерцало призрачно, неправдоподобно, обманчиво, и стена - которая стремилась кверху, играя изгибами складок, - казалась нематериальной, казалась пепельно-синим огнем. Узкие языки огня трепетали, искрясь черно-сапфировым блеском.
  - Красиво.
  - Ты про что? - прозвучал Квемго в шлемах.
  - Про космическое искусство. Словами не передашь. Спускайся и посмотри.
  - В другой раз. А вы там поосторожней.
  - Не парься, - Стаглем хмыкнул. - Не первый раз замужем, как говорится, - он хлопнул карабин по излучателю.
  - Стаг, знаешь что делают на Флоте с воро́нами?
  - С какими воронами?
  - Которые каркают.
  - Приехали, - перебил Иллой.
  Гондола мягко клюнула черно-шоколадный борт. Иллой и Стаглем ступили на полированную поверхность. Они оказались на площадке размером сто сорок четыре на сорок два метра, ограниченной по сторонам рифтами килей. Корпус машины заклинило идеальным образом - почти строго перпендикулярно стенам разлома.
  - Да, тебе повезло конечно, - Иллой шагнул по изуродованной полировке. - Только, боюсь, за такое везение придется расплачиваться. Чьей-нибудь задницей.
  - Да, да, накаркай ему, - отозвался Квемго, наблюдавший за театром действий с высоты ста двадцати метров. - Твоя очередь.
  - Я не каркаю, Квем. Я эффективно прогнозирую. В Академии, между прочим, я был лучшим в том числе по метафизике вероятностей.
  - Вот как? У физиков, значит, есть такая вот дисциплина? Очень круто! Что же ты себе вероятности не просчитал? Метафизик хренов. Сидел бы, копался в гадости своей абстрактной. Тепло, светло, мухи не кусают. Крысы не ползают.
  - Я копался в своей абстрактной гадости. И что накопал?
  - Ну, пошел бы, например, в СГК ту же? Там контракты не меньше, ты в курсе... А таким тупым бошкам как ты и вообще в люди выбиться можно.
  - Да уж, - Стаглем хмыкнул. - Вот чем кончают метафизики, в наше время... Шакал недоделанный. Квем, наводку. Жарко же тут!
  Он вытащил из гондолы присоски и протестировал юбки, прилепив устройства к горячей обшивке.
  - Ил, время, - он надел присоски на колени и локти. - Пяль барахло, лезем быстрее!
  - Только, Стаг, не перепутай где лево, где право, - Квемго хихикнул. - У тебя и так мозги набекрень. А крен сто восемьдесят.
  - Квем, - отозвался Стаглем со злобой. - А что делают на Флоте с умниками? Видать ничего, раз ты еще жив и умничаешь? Дьявол, я уже мокрый насквозь.
  Шагая растопыренными в "примочках" ногами, он добрался до киля. Перекарабкался через гребень рифта, опустился на четвереньки, начал осторожный спуск.
  - На месте! - сообщил он перебравшись через штаговый рифт и застыв у сенсора аварийного шлюза.
  - Также, - Иллой спустился с другой стороны шлюза. - Минус-три... Если все норма, без глюков...
  Стаглем навис над пульт-сенсором будто оранжевый паук над добычей - зелененьким светлячком. Накрыл светлячка ладонью. Через четыре секунды диафрагма исчезла в кольце. Наружу вырвался угрюмый и тусклый, но уютный здесь в каменной темноте свет аварийного статуса.
  - ...то открывается даже Стагу.
  - На самом деле, - тот хмыкнул. - После такой мясорубки - дверца как в лимузине.
  - И это мне очень не нравится.
  - Сейчас что именно?
  - Что как в лимузине. Не ясно?
  - Ясно, ясно. Только я уже все озвучил. Просто так отсюда не отвалюсь.
  Марево, над которым зависли Иллой и Стаглем, было такое плотное, что казалось - чуть опустись, вытяни ногу - и ступишь на упругую пыльно-серую твердь. Свет из-под облаков не лился, не падал, а опускался - вязко и медленно, просачиваясь, пропитывая каменный воздух. Полированный корпус грузовика отражал этот свет тускло-масляным блеском.
  - Квем, заходим, - Иллой ступил в кольцо.
  Стаглем перелез через обод кольца и ввалился в шлюз.
  * * *
  Они прошли неатмосферную камеру, двинулись по стволу оперативной эвакуации, и через девять метров оказались в центруме. Впереди, в тридцати шести метрах, в противоположном торце находился аналогичный ствол, ведущий к правому шлюзу. Слева и справа в полумраке резервного освещения растворялся левый килевой ствол. Иллой разглядывал тоннель с мальчишеским интересом - стены, пол, потолок, который сейчас, в перевернутом борте, стал для них полом.
  - В тридцать пятой я тоже не был, - ответил он на усмешку Стаглема. - И здесь, посмотрю, такая аскеза, что... Даже посмотреть не на что.
  - А на что тебе смотреть здесь? - тот отвернул "примочки" в стороны, чтобы не мешали идти. - Смотреть будем в трюме.
  - Как видишь, Квем?
  - Норма... Я тебя ненавижу. На твоем месте должен быть я. А ты бы и здесь потыкал в пимпу. Ты, кстати, в курсе, что на ней не тошнит?
  - Ну, не совсем не тошнит, - Иллой отвернул свои "примочки". - Но на порядок меньше, это так. Схема принципиально другая, критика меньше, и...
  - Давай хоть сейчас без физики, - перебил Стаглем.
  Он свернул налево и двинулся вглубь. Углы ствола, квадратного в сечении, были скошены - так чтобы линии световодов по этим углам прятались в трапециевидных нишах. Получались приподнятые платформы, по которым можно было передвигаться не различая того что под ногами - пол, потолок, стены. Тусклый свет сеялся по серо-зеленой поверхности, оттеняя неярко-флуоресцентные пиктограммы. Стаглем шел медленно, ожидая подсказки навигатора.
  - Стаг, ты как неродной. Расслабься. Выводы контроллеров - круглые, в радиусе всей Галактики. В этом-то плане ничего нового здесь не будет.
  - Клянусь Полем, - прозвенел в шлемах Квемго, - но я уже здесь четверть не понимаю. Неужели новая схема требует столько нового барахла?
  - Квем, ты в курсе - на нее переучиваться полгода.
  - В курсе. Один тренажер - два месяца. "Левый вынос тангенциальной шахты ПФБ" - это что за зверь?
  - А вот тебе - "Левый вынос накопителей 400-Б, до третьей зоны не контровать"? - Стаглем хмыкнул. - Накопители не контровать - это как?
  - А вот и оно, - Иллой засмеялся. - "Левый демпферный сток ТНГ, север-тропик, крайне опасно". Стоки, Квем, есть даже здесь.
  - Не ожидал? Весь наш мир, Иллой, - сток.
  - Ну да, - сказал Стаглем с некоторым уважением, так же продолжая оглядываться. - Тут сам дьявол мозги вывихнет.
  - Ты, главное, свои не вывихни, говорю, - Квемго хихикнул. - Иди осторожно и не делай лишних движений. Червяк недоделанный.
  - Квем, - Стаглем остановился, посмотрел вверх. - Хватит уже, наверно?
  - Ладно... В общем, я не в курсе что такое "ПФБ". А накопители на тридцатой, во-первых, по сто пятьдесят, во-вторых, без зон еще там каких-то. И просто не контровать. А здесь, значит, можно и контровать, но только после третьей, значит, зоны. Не контровать - для кого, интересно? И что это за зоны такие на накопителях, вдруг?
  - Вот да, кстати, - Стаглем хмыкнул. - Не контровать накопители - что это за предупреждение? Они что - здесь, получается, расконтрованы, по умолчанию? Да еще, да, до третьей зоны какой-то... Это зачем?
  - Стаг, надеюсь теперь ты понимаешь куда мы сунулись.
  - Квем, ты, кажется, сам...
  - Я вас сейчас тоже убью, - перебил Иллой. - Мы уже здесь, и сейчас будет контроллер. Заткнулись, оба!
  - В общем, - закончил Квемго, - на этой железке надо перейти раз надцать, чтобы хоть что-то сообразить.
  - Здесь еще ерунда. Влезь, например, в чайник... Говорю тебе - схема принципиально другая.
  - Немного в курсе. Копался в доках... ГПП вообще не такой. Я так понял - для новой серии его свинтили с нуля, вообще.
  - Разумеется! Стереометрия поля совсем другая, не забывай. Потому что масса такая не нужна, не забывай. Вот и не тошнит. Тридцатый двойной - просто катамаран из двух двадцать пятых, с двойным чайником. Вообще - тупик схемы... А это машина новая, принципиально, и другая. Два индуктора - значит две оси, парафаз, первичная установка вообще не такая, и, опять же, слабее. Греть как на тридцатой ничего не надо.
  - Машина здоровее во многом.
  - Это так, - Иллой кивнул. - Только Континуум подвержен симметрии. Это выйдет боком в чем-то другом. Причем неизвестно что в конце окажется здорове́е. Почему с ними тянули почти десять лет? Вот это меня крайне интересует.
  - И почему все-таки выпустили.
  - Да, это тоже.
  - Мне сейчас странно, - Стаглем хмыкнул, - что в этот будильник берут сосунков. Похоже, здесь и "контровать" значит что-то не то.
  - А ты знаешь что значит "контровать" где-то еще? - Квемго хихикнул.
  - Квем...
  - Пока что я понимаю только вот это, - Иллой указал вперед, на блок-переборку, сверху которой светилось "БП КЯ Э СП", а снизу - то же самое вверх ногами. - Блок-переборка, комм-ярус, экватор, север-право. Ну еще, конечно, демпферный сток ТНГ.
  - Здесь, - сообщил Стаглем в ответ на сигнал навигатора.
  Они остановились около круглого вывода, обозначенного нужным кодом. Рядом рдела красная точка в желтом кружке.
  - Ну что же, - Стаглем хлопнул ладонью по статусу, - посмотрим как твоя штуковина лопает помидоры.
  Иллой расцепил нагрудный клапан и вытащил анализатор. Прибор прилип к точке маленькой квадратной пиявкой. Сенсор замигал красным. Стаглем застыл; "примочки" на локтях и коленях сияли зелеными огоньками готовности, в полумраке ствола казалось - весело и беззаботно.
  - Ну? - он занервничал. - Что он так долго?
  - Стаг, повторяю еще раз. Не нервничай. Береги нервы. Сегодня они тебе пригодятся...
  Сенсор наконец закончил мигать. Статус засиял зеленым, вывод вскрылся.
  - Долгих тебе лет жизни, - Квемго наверху ухмыльнулся, обращаясь к неизвестному создателю анализатора.
  - Ловкую все-таки штуку придумали, - откликнулся Стаглем, и в голосе его опять прозвучало некоторое уважение.
  - Не всем же шакалить ящики, - Квемго хихикнул.
  - Ловкую, - сказал Иллой без выражения. - Эта штука из Разведки, если не знаешь.
  - Мне интересно вот что. Зачем этим ребятам нужны такие вот штуки? Интересно, без шуток. Что они с ними делают? На самом деле - как они у них там используются? Не ящики же они там шакалят, на самом деле.
  Стаглем запрыгнул в вывод, Иллой за ним. Они двинулись по темному ходу, и через шесть метров выпали в полумрак контроллера. Гиробаланс пульт-капсулы перевернул ее так, что по отношению к полу она висела теперь "вверх ногами"; зато в ней можно было работать, словно борт находился в положении-норма.
  - Ну да, - Иллой усмехнулся, оглядываясь. - Может быть и надцать по надцать раз, Квем, не хватит.
  - Трюмы, Ил, - Стаглем подошел к капсуле, оглядел индикацию также. - Только трюмы.
  - Квем, наблюдай, - Иллой осматривал набор управления. - Пульт-капсула другая. Секторы на других местах... Не всё, что радует, но надо еще разбираться... Достали эти улучшатели, конечно, - зачем переставлять секторы? Придурки. Ладно... Дудка... Дудки, то есть...
  - Лопни твой чайник. Заткнись! Не терзай меня.
  - Ладно, - Иллой улыбнулся. - Сольем банки - купишь себе такую.
  - Дурак. Ты представляешь сколько она стоит?
  - Не представляю, и не хочу. Тратить такие деньги, когда можно... Ладно.
  - Когда можно что?
  - Ладно, ладно! Без физики.
  - Ну, вот и заткнись тогда, снова.
  Иллой поднял стереомат на шлем, полез в пульт-капсулу. Просунувшись в кресло - в такелаже, с оружием, в "примочках" на локтях и коленях, - он накрыл ладонью красный огонь на сенсоре пульта. В ответ сенсор вспыхнул зеленым; дисплей, занимавший всю стену перед капсулой, ожил. Появилось сообщение: "ОС: -3".
  - Спасибо, а то я не догадался.
  - Ну и жара, - Стаглем расцепил шейный клапан, поднял стереомат, утер потную переносицу.
  - Не то слово, - Иллой, который тоже был мокрый насквозь, кивнул. - И мне это не нравится.
  - Что-то горит?
  - Дудки, Квем.
  - Дудки? До них девять метров. Или сколько там? Как же надо гореть?
  - Без понятия. Тридцать пятая, Квем. Контуры инверсированы... Пока даже не предположу. Только начинаю понимать, реально... Что все это - адская дрянь! Стереометрия контуров - там каждый сантиметр... Чуть сдвинешь - критика... - Иллой смотрел на дисплей, разбираясь в немногих понятных данных. - В общем, зря мы сюда сунулись. Надо было сразу в отвал... Итак, коммуникация... РКК 1 - ноль, - прочитал он стартовое сообщение. - Первый резерв тоже дохлый. РКК 2 - тоже в ноль.
  Стаглем стоял у капсулы, нервно наблюдая как Иллой набирает команды.
  - РКК 3 - ноль,
  - Странно, странно... Коробка-то в общем целая! Где же дыра?
  - Не нервничай, Стаг. После такой мясорубки не скажешь наверняка.
  - Не знаю... Какой толк тогда в двойных килях, с этими вашими бутербродными переборками, если скорлупа цела, а резервы все дохнут?
  - Стаг, и в том, и в том толк довольно простой, - отозвался Квемго. - Тридцатая, тем более двадцать пятая, бахнулась бы пополам и улетела на километр вниз. А тридцать пятая висит сейчас здесь, в пределах подвески, и ты шаришь контроллер, причем с вероятностью, что трюм, хотя бы один, в плюсе. Доступно? Так что заткнись, и...
  - И не нервничай, - закончил Иллой, - говорю в какой уже раз... Пробую крайнюю... Во-о-от. РКК 4 - статус-один. Легче? - он обернулся на Стаглема. - Смотрим что у нас на шлюзах. Начнем по порядку...
  Пальцы двигались по клавиатуре, и каждый раз когда на дисплее возникали ноли, он сдержанно комментировал:
  - Север базовый право, ноль. Север базовый лево, ноль. Север по правому, ноль. Север по левому, ноль. Север - в ноль целиком. Смотрим экватор. Ну-ка... Что он так долго думает? Но ведь думает... Экватор по левому, ноль... Это тоже... И это все тоже... Экватор - туда же, Стаг.
  - А может он врет?
  - Может и врет. Но идти проверять, Стаг, мы не будем. Я лично не буду. А тебе, если желаешь, вымпел на шею.
  - Ил, юг?
  - Щупаем юг. Юг базовый... Ого! Конечно не шесть миллионов, но все же.
  На дисплее вспыхнули строчки:
  
   РКК 4 - ОС: ЯТ: ПЮ: Ш: П: БШ -1, ШШ -2
  
  РКК 4 - ОС: ЯТ: ПЮ: Ш: Л: БШ 1, ШШ -2
   - Как меня достали все эти буковки, - Стаглем не мог сдержать возбуждения.
  - Отличник теоретической и боевой подготовки, - Квемго хихикнул.
  - Квем, когда мы закончим, - отозвался Стаглем со злобой, - я с тобой все-таки разберусь.
  - Придурки, - Иллой вздохнул.
  - Хотя бы один! - Стаглем стукнул кулаком в стенку пульт-капсулы.
  - В общем, южный живет. Теперь смотрим дорогу. Сейчас-ка... Справа... Мертвые все. Слева... Живая одна единственная, и как раз по ярусу. Стаг, сегодня твоя элонгация! Ты приносил жертву богу южных тропиков?.. Если нет, то пока не поздно... А то как повезет, так и развезет... Переходим в экватор. Дырки... Живые! Экватор вообще дышит неплохо. Ну, это понятно.
  - Хорошо дышит юг, - Стаглем хмыкнул, наблюдая за показателями статусов, которые выводил Иллой. - И мы туда доползем.
  - Подожди, Стаг. Дефект еще не прошли. Посмотрим что нам откинет твой юг... На экваторе дырки живые, все четыре. Спустишься.
  - Поднимешься? Мы вроде как вверх ногами?
  - Без разницы. Можешь поверить мне как специалисту. Пространство - оно куда ни кинь симметрично, говорю же... Переборки... Живые. Обе!
  - Да уж, - отозвался Квемго с заинтригованным восхищением. - Машина действительно неубиваемая!
  - Ну да... Уже можно сделать такой вывод. Трюм-ярус... Дохлые, обе. Здесь... Живые, обе! Марш... Живые, обе!
  - Вот я и в юге! - воскликнул Стаглем и еще раз стукнул кулаком в стенку.
  - Ну, положим, ты пока здесь, в контроллере. Дырки... Шахты живые, все четыре. Стаг, не прыгай. Советую не забывать. Что это может значить. Восемь живых шахт по дороге... - Иллой снова обернулся к Стаглему.
  - И что? - тот положил ладонь на приклад карабина.
  Иллой отвернулся к дисплею.
  - А мне-то что, кстати? Я ведь пока тут посижу. Это ты там будешь играть в войнушку.
  - Ты тыкай, тыкай. А я как-нибудь разберусь.
  - Только жертву ни в коем случае не забудь... Так, трюм. Проводка, разумеется, не отвечает... Надо лезть и смотреть на месте - что как. Может быть так, что двоих не хватит. Так что, Квем...
  - Я в статусе, Ил. Но вы сначала поковыряйте.
  - Поковыряем. Надеюсь сам-то дефектор не глючит... А теперь самое главное. С чего надо было и начинать, вообще-то, - Иллой посмотрел на Стаглема, и вывел на дисплей новые данные. - Калоши ушли не все.
  - Ну да, - отозвался Квемго. - В общем, в воронку за трудностями.
  - Все, заткнулись же наконец! - Стаглем стукнул в стенку теперь прикладом. - Квем, ты заткнулся первый! Жребий, жребий!.. Я двинул.
  - Стаг. Тебе все ясно.
  - Мне все ясно. Я двинул. Жди звонка.
  Он утер с бровей пот, надвинул стереомат, вышел в темный тоннель контроллера и зазвенел такелажем. Выпрыгнул из вывода в ствол.
  - Ку-ку! Не скучай.
  Иллой также надвинул стереомат на мокрую переносицу, и переключился на передатчик Стаглема.
  * * *
  Стаглем двигался по левому килевому стволу. Через шесть метров северный тропик закончился. Стаглем остановился, вгляделся в зеленый сумрак за блок-переборкой. Иллой, сидя в контроллере, видел все глазами (вернее, стереоматом) Стаглема - диафрагма, собранная наполовину; в стене рядом сенсор, мигающий желтым. Стаглем одолел этот барьер, очутился в экваторе, двинулся дальше - к кольцу вывода в центрум. Остановился, выглянул из кольца, огляделся.
  Слева - вывод ствола шлюза эвакуации. Шлюз мертвый; сенсоры мигают красным. Впереди - левый килевый, перекрытый следующей блок-переборкой. Яркие в сумрачной глубине точки мерно мигают желтым. Стаглем повернул голову вправо. По южной стене центрума - вывод ствола реактора; дальше вправо, по северной - вывод ствола генератора первичного поля. По обеим, рядом с кольцами килевых стволов, - шахт-ниши, где скрывались вертикальные лестницы и шесты для экстренного сообщения между ярусами.
  Вернул голову влево. Статус шлюпа, рядом с выводом эвакуации, сиял сочным сапфиром.
  - Левой нет.
  Вернул шлем вправо - такая же ярко-синяя точка горит у противоположного вывода.
  - Правой тоже. Здесь калоши в отвале, пусто.
  - Стаг, ты большой мальчик. Они доползут, если потребуется. Ты видел сколько живых переборок.
  - Кстати, насчет переборок, - Стаглем посмотрел вперед, в перспективу ствола, в мигание статусов переборки. - У тебя там, кажется, были нолики?
  - Они и сейчас на месте.
  - Глючит, сука?
  Стаглем быстро пересек центрум-экватор, углубился в ствол. Миновав двадцать семь метров, он оказался у блок-переборки, но только чтобы убедиться в худшем. Подошел к правому сенсору, накрыл индикатор рукой. Красные огни мерно пульсировали.
  - Дохлый, сука! Дьявол, что за придурки эти кретины? Сколько ситуаций когда что ноль, что один - всё в один демпфер! Ожидайте, доступа нет. Неопределено, доступа нет. Потеря контроля, доступа нет! Какая хрен разница?
  - Стаг, статусы проходят на первом семестре, - отозвался Квемго. - Там подробным образом объясняется какая хрен разница. Уж первый ты семестр закончил?
  Тот ударил в сенсор прикладом, перешел к левому, накрыл сенсор там - также безрезультатно.
  - Стаг, ты как мальчишка, хи-хи.
  - Нет, Квем, почему, - вступился наконец Иллой. - Как раз та ситуация когда надо тыкать в дурку. Тем более здесь столько всего с нуля... В общем, тупо подошел, тупо ткнул, тупо прикинул. Вращай грабли, Стаг.
  - Прочеши мне все переборки еще раз, все равно.
  Иллой потыкал в клавиатуру, сообщил:
  - Правая здесь - также в ноль. Трюм-ярус - в ноль обе. На дудках - обе второй. Все по-прежнему, Стаг, не парься. Сначала двигаем по дефектору, никуда не деться, и тыкаем на местах. Спускайся, гм, вверх и вращай грабли налево, в правый.
  Стаглем вернулся в центрум, свернул влево к шахт-нише, стал спускаться в марш-ярус - ярус маршевой тяги, верхний ярус на машинах с атмосферным форм-фактором. Зависнув над кольцом люка, он внимательно оглядел центрум-экватор марш-яруса - глазницы шахт-ниш, красные огни у лифтов, мрачные кольца стволов.
  - Чисто. Дьявол, вот ведь жара здесь! Слушай, может поэтому био не работает? Играем тут в жмурки.
  - Это у нас не работает.
  - Да не парься ты так! Никого нет. И не будет.
  - Я не парюсь. Просто одна калоша в ящике. Это то что знает дефектор. И это вдобавок к тому, что остальные могли уйти не в комплекте. Статусы по экипажу, как понимаешь, могут врать. Тем более если био в ноле...
  Стаглем отлепился от лестницы, выпал из кольца шахт-ниши, свернул влево и одолел двадцать семь метров до кольца правого килевого ствола. Здесь, в торце центрума, мигали такие же синие точки.
  - Минус восемь, - продолжил Иллой. - Это по идее. Может-то быть и минус ноль. Такое бывало, Стаг, - не в курсе?
  Тот выглянул в ствол. И сразу отпрянул назад, за угол.
  - Так вот, Стаг, понял?
  - Что делаем?
  - Теперь ты у меня спрашиваешь?
  - Заткнись! Что делаем?
  - Дай посмотреть.
  Стаглем снова выглянул из-за угла. Впереди, метрах в пятнадцати, лежал человек в серо-зеленой форме, в цвет облицовки. Он не подавал признаков жизни. Бросалась в глаза неестественность позы - человек лежал на спине раскинув руки; одна нога отброшена перпендикулярно стене, другая откинута вдоль; головы не видно. Стаглем дошел до лежащего, обошел, наклонился.
  - Видишь?
  Голова застыла в желобе световода, под таким углом к телу, распростертому на приподнятой плоскости, что вопросов не возникало. Белое лицо было страшным - замороженный взгляд, странным образом не потерявший мысли.
  - Перелом основания черепа, - отозвался Иллой. - Насколько я в таких вещах разбираюсь.
  Фалеры безучастно мерцали в глухом аварийном свете. Стаглем оглядел полоски, звездочки, стрелки. Выпрямился, продолжил дорогу. Миновал открытую здесь переборку, вступил в южный тропик. Дошел до центрума, выглянул из кольца, изучил пространство.
  - Жара достала... - он приподнял шлем, утер лоб над стереоматом. - Я на месте. Поднимаюсь... То есть спускаюсь, - пересек центрум, нырнул в шахт-нишу. - Кран-зона... Без толку. У тебя что?
  - У меня то же самое. Давай дальше, в балюстрадный. Там вроде как норма.
  - Балюстрадный... На месте. Подожди! Видишь?
  - Открыт?
  - Да! Открыто! Вообще!
  - А у меня минус-два, как и было.
  - Глючит?
  - Глючит.
  - Ил, мне это не нравится!
  - Не может быть, Стаг. Мне это тоже не нравится, и уже давно, как ты в курсе. У меня здесь - минус-два.
  Тот посмотрел вверх и вниз. Тусклая полоса световода падала в глубину. Наверху, в шести метрах, находился люк балюстрады южного полутрюма. Сенсор мигал зеленым - люк был открыт.
  - Ну что, вперед? Или все-таки отвалим, Стаг? Предлагаю в последний раз.
  - А как же жертва? - Квемго хихикнул. - Богу южных тропиков?
  Стаглем вскарабкался к люку, выглянул на балюстраду. Внимательно осмотрел все что с этой позиции было видно.
  Слева тянулась плоскость южной трюм-стены. За ней находился трюм-узел - узкий параллелепипед поперек корпуса, по торцам которого располагались штаговые трюм-шлюзы. Они использовались для операций в неатмосферных условиях; в положении-норма они висели под потолком трюма, в кран-зоне, по обоим бортам, между шахтами. Теперь они лежали у Стаглема под ногами. Как и сообщал дефектор, правый базовый шлюз был в статусе - на стене у балюстрадных люков горели красные точки.
  Справа открывалось пространство южного полутрюма. Верхнее и нижнее перекрытия сводились тремя колоннами на равном расстоянии друг от друга - так чтобы везде оставались стандартные девять метров, нужные для контейнеров.
  Стаглем миновал люк и оказался на балюстраде. В положении-норма балюстрада полоской балкона соединяла люки под потолком трюма. Сейчас она превратилась в своего рода подиум над кран-зоной, которая раскинулась на весь трюм своей системой провода контейнеров.
  Теперь это хозяйство было у Стаглема под ногами, а контейнеры - над головой. Ему оставалось одолеть балюстраду и добраться до противоположного люка, где во мраке сияла красная точка левого базового шлюза - единственного в статусе. Стаглем еще раз оглядел интерьер - люк-рама, полоса балюстрады, выбитые из гнезд манипуляторы, какое-то крошево между колоннами. "Тишина и спокойствие".
  - Только бы дефектор, сука, не наврал здесь, - он посмотрел на рдеющий огонек.
  - Здесь по-прежнему. Минус-один.
  - Готовь свою эту дрянь. Из Разведки.
  - Она, Стаг, всегда готова. Тебе - курсовый плюс.
  Стаглем перевесил ствол на спину, оттопырил "примочки", которые сворачивались и мешали, выбрался на балюстраду, двинулся. Он миновал половину дороги, когда мрак рассекся фиолетовой молнией. Разряд пробил стену в полутора метрах. Вспоротая обшивка зардела во тьме. Треск рассыпался глухим эхом.
  Стаглем ухнул с балюстрады, метнулся к колонне, едва не разбив колено о палец сорванного манипулятора. Новый разряд опалил ботинок. Стаглем скрючился за прикрытием, заорал:
  - Дьявол! Откуда?! И кто?!
  Иллой вскочил в своей капсуле, брякнув стволом о пульт.
  - Стаг, умер! Не двигаться! Снимай окуляры! Дай посмотреть!
  Тот сцепил стереомат, прилип к краю колонны, высунул из-за угла. Иллой не успел обозреть даже полтрюма. Стаглем отпрянул назад - неведомый стрелок влепил в колонну новый разряд.
  - Я понял! Урод - наверху, под северной! Вот урод, почти в центре! Ил, я встрял, по-тяжелому! Шаг в сторону - и я дырявый! С-сука, колено разбил...
  Он перебрался к другому углу; помешкав, высунул ствол. Разряд ответил через секунду. Неизвестный стрелок контролировал весь плацдарм. Стаглем припал спиной к горячей колонне.
  - Ил, я попал! Я попал! А это все ты, идиот, накаркал!
  - Заткнись! Умер! Я вижу где он торчит. Вдвоем снимем как сосунка!
  - Быстрее! Быстрее!
  Иллой вывел статусы всех люков и выводов которые обслуживали южный полутрюм южного тропика.
  - Стаг! Живы только два балюстрадных и базовый. Если там только он, один, сиди и не парься! Снимем как сосунка!
  - Время! - Квемго наверху занервничал. - Иллой! Нам еще войны не хватало - сейчас!
  Тишину расколол еще один залп. Стаглем, теряя самоконтроль, высунулся из-за колонны, и едва не получил разряд в шлем.
  - Сидеть! - заорал Квемго. - Что за дурак! Иллой, бросай его в демпфер, и валим!
  - Не понял! Бросай его в демпфер?!
  - Молчать! - заорал Иллой и выскочил из пульт-капсулы. - Пробуем снять! Сейчас буду!
  - Ил! Я попал! Мне никуда не добраться! Ни туда, ни сюда! Он видит насквозь!
  - Сидеть! Буду через минуту!
  - Тварь ведь - ждал пока я доберусь до центра! Ни назад, ни вперед. Тварь! Я попал. Ил, мне конец. А это все ты, идиот, накаркал!.. Ну и жара здесь...
  - Все-таки я накаркал?! - Иллой рассвирепел.
  - Ил, заткнулся сам! - крикнул Квемго. - Пошел!
  * * *
  Иллой выглянул из ствола и осмотрел тоннель - зелено-стальной сумрак; угрюмые полосы световодов плавятся в жаркой мгле. Спрыгнул на потолок, помчался к экватору. Добежал до центрума, нырнул в ближнюю шахт-нишу, спустился, выглянул из кольца, обозрел центрум экватора на марш-ярусе. Сцепился с лестницы.
  Здесь, как отметил Стаглем, было гораздо жарче. Респиратор защищал от взвесей в воздухе, но не от липкого жара - дышать стало труднее. Если дефектор не ошибался, левая блок-переборка на юг здесь также была доступна; Иллой не хотел смотреть на мертвого офицера; пересек центрум к левому килевому стволу. Замерев у кольца, точно как Стаглем с другой стороны, убедился, что переборка открыта и дорога свободна. Пронесся сорок два метра и очутился в центруме южного тропика.
  - Стаг, я на месте. Только слева. Иду к правому, за тобой.
  Он пересек центрум наискосок, просунулся в правую южную шахту. Взлетел на шесть метров, и замер на лестнице, сжавшись за кольцом балюстрадного люка.
  - Стаг, внимание! Собрался!
  Иллой не успел даже высунуть ствол. Разряд полоснул по люк-раме, прямо перед глазами, полыхнув с такой молниеносной яркостью, что фильтры оптики запоздали. Он отпрянул - едва не опрокинулся навзничь и не ухнул в глубину шахты.
  - Ай! Разбил локоть! С-сука!
  - Дьявол! Я даже не высунул! Ты как?
  - Разбил локоть! Сучья рама... Он пасет во весь веер. И пока чистит веером, его не закрючишь.
  - А если он нас слышит?
  - Ну да. Био не работает, но что прослушка - не факт... И кто, кстати, знает - какая прослушка на тридцать пятых? Вот тоже... Итак, раз, два...
  На счет "три" Иллой здесь, у входа на балюстраду, а Стаглем внизу, за колонной южного полутрюма, высунули из-за прикрытий стволы. Ответом был немедленный веер - в люк-раму и в грань колонны.
  - Сволочь! Не экономит!
  - Стаг, еще раз! Я его почти прочитал! Раз, два...
  Еще веер; разряд снова ударил в люк-раму, прямо перед лицом. Рассыпались искры; фильтры оптики снова чуть запоздали; Иллой зажмурился, пару секунд переждал. Затем собрал трассы разряда - стволы раскаленного воздуха, лохматые белые шпаги в поле стереомата. Проинтерполировал положение невидимого стрелка - когда тот в палубной форме, никакому прибору не отделить его от теней неосвещенного трюма. Страж многомиллионного груза засел напротив единственной рабочей шлюз-зоны.
  - Он там и есть, Стаг!
  Иллой закрыл глаза, расслабился. Помассировал, успокаивая, горящую кость на локте.
  - Стаг! - позвал, оглядев доступный из кольца фрагмент полутрюма. - Без толку. Ребята которые ляпают ящики свой хлеб не даром жуют. Был бы пролет для банок хотя бы метра на два меньше, а так... Он держит все первый. Бессмысленно. Даже если мы сунемся идеально, Стаг, он снимет обоих. Квем! Тебе придется спуститься.
  - Я уже понял. Стаг, куда жать?
  - Подожди... Левый на двойке, но это дефектор, то есть не факт... Сначала я иду, смотрю левый сам, и смотрю что мы там сможем сделать. Или не сможем.
  Иллой, стуча "примочками" о перекладины, спустился к люку в центрум южного тропика трюм-яруса. Перед тем как спрыгнуть на потолок, он помешкал, оглядывая глазницы шахт-ниш. Готовый в любую секунду влепить разряд, он проскреб, спиной к южной стене, вправо двадцать пять метров, и юркнул в левую по борту шахт-нишу. Снова взлетел на эти шесть метров, замер на лестнице, накрыл ладонью зеленый огонь. Люк вскрылся.
  - Стаг, норма. Я вишу в левом. Повтор. Собрался!
  Дальше ситуация развивалась с зеркальной точностью. Иллой не успел высунуть ствол, как очередной разряд влепился в люк-раму. Он так же отпрянул, так же чуть не опрокинулся навзничь и чуть не сорвался в шахту.
  - Стаг! Повтор - в ноль. Вдвоем его не закрючишь. Сидим, ждем Квема.
  - Дьявол! Нельзя оставлять точку без вахты!
  - Ну, сиди. А я пойду.
  - Ил! Пробуем еще раз!
  - Стаг, повтор - в ноль! Сидишь, ждешь - пока мы его не замкнем! Сидишь, не суешься, понял?
  - Ил! Пробуем еще раз! Ну!
  - Ну, давай еще раз. Ты знаешь сколько у него под крышкой, еще? "Сволочь, не экономит..." А если локалка не в ноль? Мало ли что по дефекту?
  - Пробуем еще раз! Ну! Раз, два...
  И снова, Иллой здесь, у входа на балюстраду, а Стаглем внизу, за колонной, высунули из-за прикрытий стволы. Ответный веер выжег мрак полутрюма между колонной и левой люк-рамой. Хотя здесь расстояние было почти в два раза больше, стрелок занимал позицию которая давала ему полное преимущество. Снять стрелка можно было только взяв его в клещи - при том, что кто-то должен быть за пределами зоны веера.
  - Стаг, ты знаешь что такое стереометрия? - отозвался Квемго без обычной язвительности. - Веер у него девяносто градусов. Нужны двое с полуторным упреждением. Стаг, ты знаешь что такое полуторное упреждение? Это значит, что угол между двумя атакующими должен быть сто тридцать пять градусов минимум. Иначе, на таком удалении, он перекрошит хоть полкогорты, на балюстраде.
  - Не знаю как Стаг, а я знаю, - Иллой облизал пересохшие губы. - Говорю еще раз - бессмысленно. Здесь все просчитано до миллиметра. Он все видит, все видит первым, полбалюстрады в веере! Твоего, Квем, упреждения у нас нет. Бессмысленно!
  Дятел нашелся!..
  И у нас, все равно, мало времени. Мы уже должны были открыть базовый!
  - Ну пообещаем ему долю тогда!
  - Стаг, уже сбрендил?! - Квемго расхохотался. - Он что - дурак?!
  - Он не дурак, он верноподданный. Червяк, из сопровождения, - Иллой ударил подошвой в перекладину лестницы. - Нашелся тут праведник! Сам тапком в могиле, а туда же!
  - Потому что свои уже в радиусе. Он уже видит госпиталь, ленточку, все такое. Поэтому, Стаг, - какая доля?! Предлагай ему хоть ядро Галактики! Я спускаюсь. Пока есть время!
  Пока поднималась гондола, пока Квемго опускался вниз, молчали. Наконец тот нарушил тягостную тишину:
  - На точке. Пялю примочки.
  - И осторожно! - Иллой переключился на Квемго. - Смотри затылком! Чувствуй задницей!
  - Не нервничай.
  Квемго повернул голову, проверяя накал карабина. Затем посмотрел влево, где борт машины загибался вниз, в марево пропасти. Потом подсмотрел под ноги - Иллой увидел рваную борозду; жирно-золотая начинка, вывороченная из-под блестящей черно-шоколадной корки. Квемго подбежал к рифту киля. Задрал голову в небо - Иллой увидел тусклый разрез, стиснутый мраком скал. И в этот момент чуть не оглох.
  Зуммер - после минут томительной тишины - вонзился в уши раскаленной иглой.
  - Квем, ни с места! - Иллой чуть не сорвался в шахту. - Стаг, сидишь, не суешься! Сидишь, не суешься - понял?!
  - Заткнись! Гнида, колено разбил, уже опухает... С-сука, ур-род! Ну замочить же его!..
  - Ил, быстрее! Быстрей, ну ты где!..
  Тот ухнул вниз, едва касаясь шеста, вывалился из шахт-ниши, перелетел через центрум, нырнул в вывод ствола. Несся по мрачным тоннелям - пока наконец, насквозь мокрый, раскаленный как кожух рабочего излучателя, не оказался у исходной точки их экспедиции. Прошел шлюз, выбрался на кольцо, поправил "примочки", присосался к обшивке, закарабкался вверх.
  Желтый цилиндр, ярко-веселый в царстве пыльного мрака, оторвался от черной плоскости и неторопливо заскользил вдоль складок стены. Перемычка борта растворялась в каменной бездне. Иллой поднял стереомат на шлем, зажмурился - здесь уже было светло, - вытер пот. Посмотрел вверх - край обрыва медленно приближался. Наконец, покачиваясь на блоках, гондола замерла над пропастью в метре от зыбкой кромки обрыва. Иллой спрыгнул на скользкую чешую породы, упал на колени, вскочил, отбежал, задрал голову, стал оглядываться.
  Над противоположным склоном, над цепью угрюмо-золотых гор, в серо-фиолетовом небе горела яркая точка. Иллой вернул стереомат на нос.
  - Три двести. Будут минут через двадцать... Квем, этого барахла, - он дернул ремень карабина, - нам не хватит!
  - Я так и знал, что этот урод работает на два фронта! Какого хрена вообще мы это затеяли?!
  - Квем, ну теперь-то?.. Но почему он так быстро?
  - А ты его крючил? На что ты вообще надеялся, давай начнем вот с чего?
  - Лучше заткнись. Мы с тобой здесь из одного стока. Сначала попробуем договориться.
  - Ну что же, попробуем, - Квемго воткнул приклад в камень и уставился в небо, в яркую звездочку борта. - Договориться. Шакалы, в демпфер. Ясли какие-то!!!
  - Снять пушку с борта.
  - С борта... Нахватался... Так договориться - или пушку с борта?
  - Стаг, обстановка?
  - Без изменений, - отозвался Стаглем из бездны. - Дьявол, связался я с вами!..
  - Тебя никто за киль не тянул, - сказал Иллой, сдерживаясь. Он рассматривал на максимальном увеличении плато, где закончила траекторию белая точка. - Выползут через пятнадцать минут. Два ствола, пульсатор в танке... Если у них то же самое...
  - А если не то же?
  - Давай отвалим. Еще пятнадцать минут.
  - Отвалим?! - заорал внизу Стаглем. - Вас не понял, повтор?!
  - Заткнись. Ты уже покойник, давно.
  - То есть?! Не понял, повтор?!
  - Квем... Сидим, ждем.
  - Тут деньги!!! - заорал Стаглем. - А мы этого недоноска не смогли завалить?! Втроем бы мы его снесли! Связался с уродами!
  Иллой уселся на модуль-трак, снял "морду", снова поднял стереомат, снова утер потную переносицу, уставился в противоположный склон. Квемго свалился рядом, уткнул ствол между коленями, закрыл глаза.
  Звезда мягко светила сквозь полосатое облачное одеяло. Далекая цепь гор тускло искрилась матовым золотом. Гондола спокойно покачивалась, придавая картине сонную умиротворенность. Было жарко, но после гнетущей духоты пропасти, после вязкой жары в коридорах грузовика здесь ощущалась прохлада и свежесть. Иллой вытянул ноги, откинулся на кронштейн модуль-трака, закрыл глаза.
  - Уже четыре часа, - сказал наконец Квемго. - На все договоры, на все погребальные церемонии. В общем, как не повезет сначала...
  - Везет тому кто везет, - Иллой разлепил глаза. - Везет не таким растыкам как мы. Жребий... Жребий жизнь не определяет. Везет таким засранцам как наш товарищ, - он указал в сторону севшей точки. - Засранец, не засранец - для "везет" без разницы, главное не болтаться как... А мы... В общем, если уж в проруби, то куда ни мочись - в любую сторону против ветра. Ладно... Десять минут каникулы.
  * * *
  Через десять минут Иллой вскочил.
  - В ящик!
  Забравшись в машину, он включил разогрев пульсатора. Танк показался именно там где ожидалось. Оранжевый жук выполз из-за поднятия, заскользил вниз по склону, срывая ручейки мелких камней. Иллой будто посмотрел в зеркало, отразившее их собственное прибытие (только танк у гостей не в пример свежее и чище). Гости не докатив до обрыва остановились. Прозудел зуммер.
  - Здесь Ил Угрюмый.
  - Какая приятная встреча, - отозвался хорошо знакомый голос. - Я уже догадался.
  - Ну, а что так долго болтаешься, в таком случае? Мы тебя заждались что-то.
  - Ух, какая у тебя страшная пушка. Не брось меня Космос. Что же ты не стреляешь?
  - У меня, видишь ли, появилась причина. Тсамм, слушай внимательно.
  - Ну-ка, ну-ка.
  - Кстати, с кем ты дергаешь? Если не секрет, конечно. Кто твой крот?
  - А кто твой?
  - Мой был - Мерзавец.
  - Ага. Значит, он продал мне когда уже продал тебе, все-таки. Предал старого доброго компаньона. Надо было ему давно выжечь кольцо. Симптомы уже проявлялись... Старею что ли.
  - Первый был я, так или иначе. Тебя мы закрючили только за три часа до. Так вот. Мой человек там, внизу, встрял.
  - То есть? Ты хочешь сказать...
  - Да. Я продефектил...
  - Стоп, я не про это! Ящик что - цел?!
  - А ты что - сверху не видел?
  - Нет конечно! Откуда у меня время на обход? Ты в курсе когда пришел первый сигнал?
  - Ну да. "Что-то пошло не так" сразу. Но я все равно - рассчитывал часов на двенадцать минимум. Без тебя, конечно.
  - Так что - ящик цел?!
  - Он не упал до самого, собственно, дна. Подойди, посмотри. Почти рядом - сто двадцать метров. Застрял между стенами, перпендикулярно, три с половиной градуса.
  - Да уж... Всё в кучке. Не ползать и ковырять, как водится... И, значит, внутри?..
  - Ну да. Одного, со свернутой шеей, я видел лично - в правом стволе, в экваторе, в марше, юг-правый. Второй засел как раз напротив единственной зоны которая дышит.
  - Да уж, - Тсамм помолчал. - То есть в коро́бке - калоша минимум. Я рассчитывал на мокрое место в обычный радиус. Ковырнул сколько успеешь, и не запачкался. А теперь, если все правда, я - курс минус-три и в отвал. Что крыс, что червей я обожаю так же сердечно как ты. А они будут здесь через три часа, уже. Как, я уверен, ты тоже в курсе... И если там кто-то сидит, все три часа мы будем сверкать лампочкой. Черви стреляют не хуже крыс, как ты, кажется, хорошо знаешь.
  - Тсамм, послушай, - Иллой облизал пересохшие губы. - Ящик встрял кверху брюхом. А здесь - гомо.
  - Вот как? - отозвался тот не сразу.
  - Если снять этого идиота, останется только вскрыть базовый. То есть нам - только договориться. Вас трое?
  - Трое... Слушай, а вдруг ты все выдумал? Хи-хи-хи. Сейчас мы спускаемся...
  - Перестань! Мне чуть не снесли голову, двадцать минут назад! Мой человек сидит как ящик в капкане! Нас тоже трое. Оставляем по вахте и спускаемся вниз. Я здесь, вы со своей стороны. Авария север-лево вскрыта. Пробираемся к южному, стекаем в брюхо, снимаем кретина. Обе дырки открыты. Троих он уже не схватит - угол там знаешь, даже для веера из такой точки.
  Тсамм молчал - похоже, советовался.
  - Ил, - раздался наконец голос. - Во-первых, ты хорошо понимаешь, что кретинов там может быть ощутимо больше калоши... Во-вторых - общий дефект?
  - Поляры утеряны. Север, экватор в ноль.
  - Что дефектор? Пара?
  - Две критики. В трюме зеленый. Видел сам, но не тыкал.
  Тсамм снова замолчал.
  - Ил, - вернулся наконец он. - Я в отвал. Три часа. Железка у меня с собой тоже обычная. Пятьдесят восемь тысяч на рыло - за такую войну? Это, кстати, если сливать буду я. Ты сольешь по тридцать восемь максимум, твои даже по сороковнику не возьмут... Ты кто такой, вообще? Шакал нашелся. Ил, прости меня Космос, зачем ты вообще полез в это болото? Это не твое место.
  - Так. Еще тебя не хватало. Еще ты мне будешь тут сток продувать?
  - Это не твое место, Ил, хоть рухни. Я в отвал. А ты всегда хотел и в массу, и без пакета. Сейчас выбирай сам что получаешь - массу, или пакет.
  - На связи.
  Иллой отключился от Тсамма. Затем отключился от Стаглема.
  - Квем, только не умничай. Только без шуток своих.
  - Мы реально должны за все это барахло, - Квемго оглядел интерьер кабины. - А считать ты умеешь. Хоть считать-то.
  - Стаг?
  - Что "Стаг"? Он тебе кто - контубернал? Тем более он сам напросился, на плюшку. Уже давно напрашивался. Вот пусть и торчит, как диспоз. Связались мы, конечно, с ним.
  - А что было делать? И сейчас реально ничего не сделать, было.
  - Слушай, когда ты выкинешь из своей этой башки свою эту хрень? Человек сам выбирает себе судьбу. Стаг ее выбрал. Видишь - ему так хотелось лезть в эту чертову блохоловку, что даже мой рэндом заколдовал, - Квемго стукнул пальцами по браслету. - Залез - пусть сидит. Ты сколько во Флоте? Шесть лет? Многому научился? Контуберналов - да, не бросают, нигде ни за что. А он тебе кто, повторяю?
  - Барахло? - Иллой также оглядел кабину.
  - Предлагай ему все, за исключением. За жестянку торчим не по-детски. Ну?
  - Тсамм, - Иллой включился, - мне семьдесят. Остальное можешь свернуть в трубочку и засунуть, например, себе в анус.
  - Тебе семьдесят. Это уже на двоих - я правильно понял? На связи...
  Тсамм отключился. На этот раз пауза затянулась. Иллой уже извелся, когда в уши наконец вонзился голос:
  - Ил! Твой анус я поджарить сумею, ты в курсе... Давай.
  - Сам тоже не забывайся. Я свои тридцать пять отстреляю как надо.
  - Ты хороший стрелок. Будь у меня такая же задница как у тебя, которая все чувствует за парсек... У тебя для такой задницы слишком много мозгов. Они мешают тебе ей пользоваться, правильно. А то был бы сейчас капом на бочке, не меньше. Хи-хи-хи.
  - Тсамм, у меня тут есть уже...
  - Нет, мне вот интересно, без шуток. Скажи кому, что ты сейчас здесь, в такой-то жопе, с анализатором - никто не поверит ведь! Ты что, реально надеялся поднять такие деньги? Ты, таким образом? Вот так сразу, без разминки даже? Шакал доморощенный. Мне вот интересно, без шуток, - зачем тебе столько? На жизнь - так десятки хватит под крышку. Тебе и вообще. Десять тысяч, Ил, это нормальные деньги. Спутник не купишь, но домик на озере, всякого барахла для девчонки... Ил, у тебя есть девушка? Нет? Нет. Слушай - зачем ты вообще во Флот двинул, кстати? За все время так и не рассказал, кстати. Во Флот, бывает, бегут от несчастной любви. А ты от какой, алфизик?
  - Тсамм!
  - Ладно, прошли, невозврат... Я у тебя, понятное дело, в точке?
  - И палец у меня на пимпе.
  - Принял. Только не нервничай. Хи-хи-хи, - Тсамм отключился.
  - "Зачем ты вообще во Флот двинул, интересное дело?", - Квемго хихикнул. У нас это называется "крючить левый диапазон".
  - Квемго, хватит, ну хватит! Массу прошли, невозврат.
  - Ладно, больше не буду... Честно.
  - Стаг, - Иллой включился. - Обстановка?
  - Вы где, уроды?! Мне здесь уже надоело!!!
  - Стаг, мы спускаемся!
  Иллой с Квемго следили как танк Тсамма подползает к обрыву. Вот он затормозил. На чешуистую плоскость высыпались три фигурки - Иллой по-прежнему не мог отвязаться от ощущения зеркала, которое с опозданием отражало их собственную активность.
  Тсамм со своей командой так же осторожно подобрался к пропасти; так же покачали шлемами, так же посверкали стереоматами, так же вернулись к танку. Иллой без труда узнал Тсамма по выправке. (Служба и тренировка, усмехнулся он про себя, разглядывая оппонента в полном увеличении - презрительная линия рта, жесткие линии подбородка; даже стереомат блестит как бы с холодной насмешкой. Ну ничего, сволоченыш, не у тебя одного выправка. Не у тебя одного жесткие линии подбородка.)
  Вышла стрела, отделился противовес. Гондола повисла у кромки обрыва, покачиваясь в ритм коллеге напротив. Тсамм обернулся анфас; протяни руку - схватишь за нос, если бы не сто шестьдесят метров пропасти. Он усмехнулся - представляя, наверно, как оппонент разглядывает его из своей кабины.
  - Иллой! - он включился. - Твой ход.
  Тот уступил Квемго наводчик пульсатора, схватил второй карабин. Открыл дверь, спрыгнул на модуль-трак, снял ногу, чтобы соскочить на камни. И чуть не оглох. Квемго в кабине вздрогнул так, что ударился коленом о пульт. В уши вонзился хрип - Стаглем заорал так, что сорвал голос:
  - Тв-вари!!! Уроды!
  Серия ударов, вопль снова:
  - С-суки! Ил, тут еще! - снова стук. - Меня поджарили, Ил! - Стаглем сорвался в хрип. - Меня поджарили, Ил! В люке! Там же! Откуда мы! На балюстраде! Ил, мне конец...
  Иллой спрыгнул, выпрямился, кинул взгляд через пропасть. Тсамм смотрел на него, выжидая, и было видно, что он заметил странность в действиях Иллоя.
  - Ил! - Стаглем охрип и теперь сипел. - Ил, я за кран-балкой... Ил, ну снимите же их!
  - Иллой? - встревоженный возглас Тсамма. - В чем дело?
  - Ил, мне конец! Ил, меня поджарили, Ил!
  - Стаг! - тот наконец очнулся. - Не шевелишься! Мы спускаемся! Лежишь как мертвый!
  - Я уже мертвый, урод...
  - Иллой! Твой, внизу? В чем дело?
  - Давай вниз, Тсамм, вниз! Ну! Квем, бутылку!
  - Иллой! Я спрашиваю - в чем дело?
  - И-и-ил! - Стаглем сипел. - Я весь мокрый... Кровь... Ну снимите же их... Ил!..
  - Стаг, держись! - Иллой заорал. - Держись, тебе говорят!
  - Иллой! - Тсамм замер на краю обрыва. - Твоего срезали? Ну включись, идиот! Срезали? Я в отвал!
  - Тсамм! - тот наконец включился. - Во-первых, в чем дело - не знаю! Во-вторых, ты что - струсил? Ты?
  - Иллой, - разозлился Тсамм так, что взмахнул руками. - Ты глупый, тупой сосунок! Ты понимаешь что такое живой борт?! В войнушку играй без меня!
  - Тсамм, базовый в статусе! Я отдаю шесть банок! Восемьдесят восемь тысяч! За такие деньги можно повоевать! Тсамм, я тебя знаю четыре года!
  - Я тебя тоже. Не будь ты таким идиотом... И святошей, что хуже раз в триллион... Вперед, Ил, и помни - без глупостей, - тот хлопнул по излучателю карабина. - И без нервов.
  В руках по стволу, Иллой впрыгнул в гондолу. Тсамм с напарником погрузились в свою. Квемго, синхронно с оператором-оппонентом, двинул "бутылку" вниз. Серая синева камня поползла вверх, оттесняя мутное небо. Гондола подалась влево; Квемго вывел стрелу до предела, чтобы опустить гондолу прямо к выводу аварийного шлюза, - рискованно, но по-другому никак. Вдобавок Иллой сможет запрыгнуть в шлюз из гондолы, в то же время наблюдая как оппоненты лезут на "примочках" по борту.
  Снова обжигающий треск обшивки, вопль:
  - Ил! Бьют по кран-балке! Второй на балюстраде... Тот же люк где и я... Я под балкой... Зажали... Ил, теперь мне точно конец! С-с-сука, вот больно... Дьявол... Связался я с вами...
  Из пыльного мрака возник черный полированный борт. Гондола остановилась, закачалась напротив зеленого огонька. Снова ствол коридора, снова тусклые световоды, снова мрак в глубине центрума.
  Тсамм со своим уже мчался по килю. Добежали до метки, проверили юбки "примочек" - зеленые огоньки заморгали в полумраке веселыми светлячками. Тсамм возвышался над пропастью как оранжевый монумент - ствол Иллою в грудь. Второй опустился на четвереньки, пополз. Добрался до шлюза, пауком впрыгнул в проем, обернулся, выставил ствол. Иллой держал под прицелом обоих - левым стволом Тсамма, правым фигурку в кольце, - физически ощущая взгляды сквозь безучастный блеск оптики. Тсамм начал свой спуск. Вот он внутри.
  - Квем!
  Пауза - вязкая, изнуряющая - сто тридцать метров подвески - наконец гондола устремляется к шлюзу.
  - Тсамм! В центрум!
  Гондола врезалась в борт, прозвенев захватом контейнеров. Иллоя бросило в шлюз - он едва устоял на ногах. Оранжевые фигуры в черных шлемах ожидали в девяти метрах.
  - Налево, - скомандовал Иллой.
  Тсамм обернулся спиной, двинулся по стволу. Напарник - за ним, боком, спиной по стене, не опуская оружия. Вслед Иллой.
  * * *
  Перешли блок-переборку, дошагали до центрума. Тсамм обозрел узкий пенал - спокойно.
  - В правом, я говорил, - мертвый, - сообщил Иллой. - Свернул шею. Видно дергал к калоше.
  - Не повезло. Идем левым.
  Тсамм пересек центрум наискосок, остановился у правой южной шахт-ниши, обернулся - оптика сверкает в полумраке резервного света, зеленые светляки "примочек" мигают. Напарник прошел вперед к левой. Иллой свернул за угол, перебежал к правой северной, напротив Тсамма. Шахта, полоса световода, лестница - горячие шершавые перекладины, удобные и успокаивающие; стержень шеста, пиктограммы, выводы; наконец люк в центрум марш-яруса.
  - На месте.
  - Умница. Без нервов - не забывай.
  Иллой выглянул из-за кольца. По южной стене та же картина - кольца шахт-ниш, два шлема, две полоски стереоматов. Он соскочил первым, не спуская стволов с обоих. Опять эта загадочная жара - наверху было гораздо прохладнее; пусть вентиляция яруса "в ноль", все равно слишком жарко; неестественно жарко. Тсамм со своим вошли в левый ствол, Иллой вслед. Выводы, люки, красные точки статусов, где-то мигает желтым; панельные швы, неяркий флуоресцент пиктограмм; тусклые желоба световодов по углам ствола. Прошли блок-переборку. Последние двадцать один метр. Кольцо в центрум.
  - Стаг! Обстановка?
  - Ты где?!
  - Здесь, север-лево. Нас трое.
  - Придурок! Надо было разделиться в экваторе! Что за тактика! М-м-м...
  - Заткнись! Где они?
  - Второй в люке, урод... Лезь в левый... Замкнуть его, оттуда и справа... Вас же трое!
  - В чем и проблема! Тактик нашелся. Тсамм!
  Тот выглянул из кольца, оглядел центрум. Отошел назад. Разбежался и прыгнул, тусклой кометой, к шахт-нише напротив. Но двенадцати метров центрума Тсамм, каким бы прыгуном ни был, разом преодолеть не смог. Ему пришлось приземляться и отталкиваться еще раз.
  Тсамма спасла выучка, тренировка, отработанный контроль антуража - оставалось только завидовать. Он сгруппировался настолько компактно и быстро, что разряд едва тронул подошвы. Доли секунды, на которую накопитель оборвал импульс, ему хватило чтобы достать до шахт-ниши и скрыться.
  Лохматая белесая шпага погасла. Тсамм - слева, через пенал центрума; окаменел за черным кольцом. Напарник - напротив, в стволе; впластался оранжевой кляксой в серую зелень стены.
  - Стаг, он уже здесь! В северной право!
  - Ну мочите его, мочите! А потом этого, этого!
  - Расслабься... Наш ход, Тсамм!
  Тот подтянулся на перекладинах лестницы, скрылся в толще нижнего (для положения-норма) перекрытия центрума. Долгая пауза.
  - Ил, я в точке. Пробую зону.
  Приглушенный хлопок разряда (Тсамм). Еще один, тише (тот, в трюме? или второй, из шахты?). Четкая, спокойная реплика Тсамма:
  - Ил, ни с места. Он там же.
  Серия выстрелов, блики на стенах шахты, стук приклада по перекладинам, пауза.
  - Ил, червяк в норке. Пошел!
  Спиной вперед, Иллой пересек центрум, влип в южную стену - сегмент недоступный из южных шахт-ниш. Теперь веером одного ствола он контролировал обе северные, другого - напарника Тсамма.
  - Я в точке!
  - На балюстраде. Вернее - почти. Сижу в люк-раме как сраный петух. Шаг вперед - меня режет второй, но этого я закрючил. Торчит где-то внизу, в кольце... Вернее, вверху - в комме, или в марше - ты понял... Действуй!
  - Стаг! Обстановка?
  - Ил, я ничего не вижу!.. Я под балкой... Но первый мочит все так же... М-м-м... Режет всю балюстраду... С-с-сука...
  - Держись! - Иллой облизал губы под респиратором, мокрым и отвратительным. - Тсамм!
  - Я здесь. Твой ход! И если будешь нервничать...
  - Мой упал, всё!
   - На него никто не рассчитывал. А вот ты стреляешь как надо. Хочешь скажу одну вещь? Лучше всех кого я знаю. Кретин, я поэтому и пошел! Поэтому очень тебя прошу - не нервничай!
  Иллой поднял ствол в левой руке. Он чувствовал, что развоплощается; следить одновременно за оппонентом, за шахтами, за всем центрумом сразу - нереально. Кто и откуда может еще здесь возникнуть - привидение с клинком плазмы?
  Напарник Тсамма отделился от левого северного кольца и устремился наискосок, мимо Иллоя, к правой южной шахт-нише - чтобы замкнуть второго противника снизу. Иллой весь превратился в чувство. Скулы ныли от напряжения. Пот просачивался под фиксатор стереомата (старое барахло!) и раздражал до остервенения. Иллой вдруг осознал, что не дышит - дыхание остановилось.
  Человек Тсамма успел добраться только до середины центрума. Когда он оказался на линии с правой северной шахт-нишей, в кольце мелькнула тень.
  Нервы - и тренировка - сыграли с Иллоем злую шутку. Человек Тсамма опоздал на долю секунды; Иллой, падая вбок, разрядил оба ствола разом.
  Пространство только что занятое его телом прожгли два разряда. Лучи схлестнулись, словно сражаясь за первенство рассечь Иллоя на куски. Треск пробитой обшивки смешался с животным воплем. Оранжевая фигура разошлась как по шву. Иллой на самом деле не понял, понять было нельзя, - чей же разряд, из трех?!
  - Тсамм! В какой, к черту, норке?! Их тут целый клубок! Какие, к черту, калоши?!
  Тому потребовалась секунда - чтобы собраться, хмыкнуть:
  - Количество пайщиков сократилось.
  - Говорю - я не понял...
  - Да заткнись. Третья точка ствола... Теперь мы вдвоем.
  Иллой посмотрел на две части тела. Одна упала в середине центрума, другая, диким образом пролетев три метра, шлепнулась на потолок и проскользила еще столько же.
  - Тсамм, - он облизал пересохшие губы. - Еще один червяк - север-право.
  - Принял. Иллой, вперед.
  Тот, не отрывая спины от обшивки, перебрался к правой южной шахт-нише, юркнул в кольцо, замер на горячем металле. Жизнь теперь зависела не от реакции и мастерства, а от того мог ли кто-то из уцелевшего экипажа скрываться в шахтах, пронзавших машину по всей высоте. Тридцать метров стиснутого пространства, где наколоть на спицу луча может любой сосунок - вслепую.
  Иллой вдруг ощутил тихую панику. Ему вдруг как-то по-странному четко и ясно представилось: вся затея - вздорный, несуразный, отъявленный бред. Такой же как вся его жизнь последние годы. Шакал доморощенный - не то слово! Идиот, мальчишка! Но почему? Почему? Чем мы хуже других? Тсамм - сволочь! Сколько ящиков нашакалил? Не посчитать. А я в кои веки собрался... Квемго, кретин, - со своим жребием. Надо было сразу валить - живой борт! Вообще, вся ситуация - дикость!
  Он снял шлем, повесил на ствол, медленно высунул в шахту. Глупая старая шутка сработала безотказно. Разряд ударил в кольцо. Искры рассыпались с жарким треском.
  Иллой зажмурился от яркой вспышки (почему так быстро упал элемент стереомата? значит поля с локали все-таки нет?). Вернул шлем на мокрую голову. Новый разряд ударил в кольцо, с другой стороны (если так - хорошо; элементы у червей не бездонные; но почему тогда молчал дефектор?) Луч бил под острым углом - бил из левой северной, напротив шахты в которой скрывался Тсамм (почему не определил такую-то вещь, падение плотности локального поля?!).
  - Сволочь! - проорал Иллой.
  - В чем дело?!
  - Треснул из левой! И я понял - это еще один! Как в учебнике!
  - Где?!
  - Напротив тебя! Тсамм, в отвал!
  - А ты уверен? Что это не галлюцинация?
  - Ты, кретин, еще шутишь?
  - Слушай - ты в норме, точно? Орешь как мокрица у шарика.
  - Заткнись, идиот! - Иллой рассвирепел - нервы закончились.
  - Я просто знаю, что ты неврастеник... Как ты во Флоте столько сумел, вообще? Если свалишь отсюда живым, послушай совет старшего - хотя бы по званию. Отправляйся в Ноль-три-один и пройди нормальную рекуперацию. Там еще не от таких синдромов лечили. Скажешь - от меня, присмотрят как надо... У нас дыра в тактике. Не хватает точки ствола. Сейчас ты пасешь обе северных, так? Выползаешь, сочишься по мертвой зоне. Правый ствол в веер на обе. Левым - свое кольцо. Твой держит первого в трюме. Я держу своего и первого в трюме отсюда. Как понял?
  - Стаг! - Иллой переключился. - У нас потери.
  - Ил... Забери меня, Ил... Связался я с вами... Забери меня, Ил...
  - Стаг!
  - Ил... Я здесь, совсем рядом... Забери меня, Ил...
  - Стаг! - Иллой стукнул кулаком в кольцо, облизал губы под респиратором. - Стаг, у нас тут, похоже, три червяка! Стаг, включись! Тсамм в левой - держите! Локалка упала, он только на элементе!.. Еще один веер - и он сдохнет!
  - Я здесь, рядом... Забери меня, Ил...
  - Квем! Обстановка? Что молчишь? Стаг!
  - Ил... Я здесь, рядом... Я рядом... Ил, заберите меня... Заберите меня отсюда!!!
  Иллой снова ударил в кольцо - так, что чуть не разбил костяшки.
  И тут все исчезло.
  Резервный свет - тусклый, полупризрачный - угас в абсолютную ночь. Остался стук сердца, осталось дыхание, остался грохот в ушах, тихий звон такелажа, по-страшному четкий в глухой пустоте.
  - Тсамм! Квемго!
  Мертвый шлем, мертвая оптика. Иллой положил один ствол на кольцо, стянул с потного скользкого носа стереомат. Он даже не представлял, что темнота может быть такой - когда нет вообще ничего, ничего даже такого в чем эта темнота может быть - никакого пространства, в котором она может существовать. Только металл кольца под рукой, только дыхание, только молот в ушах.
  - Тсамм! - заорал он в жуткую пустоту, вцепившись в обод кольца под бедром - единственное что осталось от мира. - Квемго!
  Респиратор лез в рот мерзким кляпом. Иллой стащил мокрую маску, задохнулся, хлебнув будто горсть сухой раскаленной пыли - гарь обугленной облицовки, характерный чад излучателей, сладкая вонь поджаренной плоти... И ничего вокруг - ни верха, ни низа, ни права, ни лева. Направил ствол в шахту, нажал спуск - ничего. Он жал и жал мокрым пальцем. Карабин превратился в игрушку у которой закончилась батарейка.
  Ему стало страшно. Что происходит? Что за новости на тридцать пятой?
  Где-то в стороне в кольце балюстрадного скрючился Тсамм. Где-то выше умирал Стаглем. Почему никто не стреляет?!
  - Тсамм! Квем! Ну не молчите, уроды!!!
  Иллою показалось, что его перенесли в какую-то другую вселенную. Нет изувеченного грузовика, нет наверху яркой гондолы, еще выше нет Квемго, а их собственного борта, скрытого где-то там за каменным парапетом, не было вообще никогда.
  И никогда в жизни Иллою не было так вот страшно, так по-животному жутко - чтобы хотелось заорать во всю глотку, и броситься вон - хоть куда, но только бы вон отсюда.
  * * *
  Иллой сидел в пустоте, вцепившись в кольцо шахт-ниши. Пытался собраться с мыслями, но они тоже исчезли, вместе со всем пространством.
  Вся затея - глупость, тупость, идиотизм. Почему Тсамму всегда и везде везет? Чем он так отличился перед судьбой? Или чтобы всегда и везде везло, надо быть таким засранцем? О его "подвигах" всем хорошо известно.
  Почему никто не стреляет? Иллой вдавил курок. Почему никто не стреляет?
  Он с тоской подумал о последних шести годах. Квемго все-таки сволочь. И Тсамм - сволочь. Все сволочи. Надо было идти в Разведку. Ведь звали! Чуть ли не уговаривали. Перестали. Шесть лет - в сток.
  Но Тсамм - сволочь! Размотал снаряжение всей когорты - раз. Пустил налево аперту с заливкой на пол-легиона - два. Присунул ящик с довольствием для сосунков в Два-ноль-два - три. И каждый раз выходит сухим из воды. Почему? Демобилизовался по передозу. Чтобы у этой лошади - передоз? Великий Континуум.
  Кто и зачем прикрыл их работу? Беспрогрессная масса - это вам... Но даже того что успели... Мысль, радуясь, что ее наконец перестали планомерно душить, понеслась "в неизведанное". На тридцать пятых - индукторы на МПИ, с парафазной индукцией тяги. Контуры инверсированы. Ввод серии откладывали почти десять лет. В конце концов, понятно, ввели - столько денег, понятно, и времени... Но парафаз - палка даже не о двух концах.
  Видимо это судьба. Везет всяким Тсаммам, всяким прочим засранцам, всяким разным уродам. Борт должно было размочить в лепешку. Когда дергают с фазы, а рядом верная точка, по-другому не бывает. Втроем-вчетвером по-другому-то не шакалят! Нет - полезли в борт на три пятых целый! Да еще в тридцать пятый! (Значит слухи не всегда вранье; вон какой крепкий, сволочь. Но что оставалось делать? Других сейчас не было. Глухо на ближайшие месяцев шесть, если втроем.) Умирать не страшно... Вот так, безмозглым жуком в жестянке, - просто совестно.
  Ну заорите, хоть кто-нибудь! Уроды.
  И все-таки. Они были уверены, что беспрогрессный климакс именно так опасен? Жаль не удалось еще раз встретиться с Энхгемом - он явно что-то недоговорил. Иллой сцепил зубы и простонал. Он вдруг сейчас, именно здесь и сейчас, понял - насколько бешено интересно и значительно дело которым он занимался. Которым ему следует заниматься, и насрать на всю эту хрень.
  А-а-а! Надо бы заорать, но страшно. Страшно - как в детстве, когда спастись можно только спрятавшись с головой под одеяло. Только бы не свалиться с кольца, сразу погибнешь - утянут в ужасное нечто. Поле... Ужасное Нечто.
  Тсамм, сволочь, это ты во всем виноват. Все тебе мало. С тех пор как сорвал, за эти два года сдернул, со своими головорезами, три (если не четыре) ящика. Зачем тебе такие-то деньги?! И куда они у тебя уходят?! Прикинуть - только за четыре года на Внешнем награбил и наворовал столько!.. Да мне бы хотя бы одну двадцатую...
  Ладно! Решение возникло, оформилось, и окрепло в мгновение. Пока обойдемся без собственной лаборатории. В Разведку. Наплевать что там и как, что про них говорят. Физика - она и на Внешнем физика. А нас больше ничего не интересует. Ведь правда не интересует! Что за дурак. Только бы выбраться. Выбраться! Был бы индуктор один, ничего бы этого не случилось. Но их два. Инверсивные устройства вообще могут работать только по два, только парой. Но как? Как это произошло технически? Что именно нужно сделать с устройством? Чтобы случилось такое. Великий Континуум! Иллой прикинул (хотя бы пару приборов сюда!) какой интенсивности грянет коллапс, и ему стало нехорошо.
  И ведь звали! Он в злобе треснул ладонью в кольцо. Горячее! Еще бы. Невольный (и суеверный) страх перед этой Стихией смешался с какой-то мальчишеской гордостью - надо же! Я, похоже, единственный физик в Галактике! Который побывал в этом, реально! Приборов сюда бы...
  Бюджет слили, что называется, "в самый нужный момент". Когда наконец все стало так получаться! Ну суки ведь, суки! Когда вдруг нашелся даже какой-то чудак который дал денег на экстрем-резонатор! Потратил немалые деньги, неизвестно зачем, неизвестно на что. (Мало ли чудаков в Галактике, ладно. Либо дал себе какой-то обет - проспонсировать очкариков, на некую энную сумму.)
  Тсамм, конечно, не трус. Засранец, ворюга, наглая сволочь - но не трус, и не предатель по-настоящему. Может быть поэтому такой, сволочь, везучий? Ну не может так быть. Не может быть - чтобы человеку везло по жизни только-то потому, что он смелый и никого не кидает (в целом). Или может? Не может. Или может? Нет, не может. Тогда в чем дело?
  Эх, еще бы года полтора-два работы, и... Иллой почувствовал как вся его сущность, которую он старательно (и с известным успехом) давил, душил, убивал, все эти шесть лет, вдруг в один миг воскресла, вспыхнула, и вытеснила из головы всякую дрянь. Великий Континуум! Что упал стереомат, что упала связь - объясняется без натяжек. Такое бывало, и было даже на его памяти (не говоря о том какие ползали слухи). Но маркировка! Маркировка, которая в планетарном режиме должна светиться всегда! До тех пор пока существует магнитное поле планеты! Все эти циферки, точки, полоски, все эти квадратики, треугольнички...
  Вот оно и случилось - существовавшее только в абстракции, как иллюстрация математической модели. Фазовая инверсия Поля! Вообще-то самое страшное что может случиться! Иллой облизал пересохшие губы. Сколько еще протянут индукторы (которые теперь работают как собственно "анти-индукторы", как некие ужасные накопители)? На сколько хватит их, хм - термина нет! - емкости? Сколько они смогут "сосать", прежде чем плотность в контурах превысит порог Постоянной? Прежде чем Поле в локальной полости "схлопнется", и барионная материя в первичном радиусе саннигилирует?
  Почему все молчат? Что с ними творится? Живы? Похоже он все-таки зацепил недоноска, когда тот сунулся в нишу, в центруме... И Тсамм - наверняка подпалил своего недоноска, когда торчал в балюстрадном... Только бы выбраться!
  Жуткая пустота лопнула криком. Иллой дернулся и едва не сорвался в шахту. Карабин вывалился из руки и ухнул в бездну, звякнув о перекладину. Нервы закончились - Иллой сорвался с кольца, выскочил в пространство центрума. На четвереньках, едва осознавая себя, ринулся через центрум к стволу напротив. Наткнулся на половину трупа - компаньон Тсамма - липкая лужа крови, острые кости на срезе - Иллой вляпался в месиво едва ли не носом.
  Заорал, перескочил через половину тела, поскользнувшись ладонью в луже. Вскочил на ноги и рванул - как не бегал никогда в жизни. Карабин болтался, бил в бок - Иллой не замечал его. Он не думал о том, что мог свернуть себе шею, как давешний солдат в стволе - и споткнулся об него. Пролетел, вытянув руки, упал, напоровшись на ствол - чуть не проткнув живот. Аромат горелого мяса, смешанный с вонью обшивки, догнал, обволок.
  Он вскочил, шагнул в сторону, наткнулся на горячую, такую вдруг приятную стену. Это просто великолепно! Грандиозно, невероятно! И - страшно! По сути явления, это - надругательство над Континуумом! И Континуум таких вещей не простит.
  Двинулся к центрум-экватору, скользя ладонью по швам. Стыки плит едва ощущались, кольца проявлялись характерным рельефом. Блок-переборка; северная половина сегмента ствола; наконец кольцо - вывод в центрум-экватор. Шаг вправо - люк лифта - панель сенсора - шахта. Он не успел нашарить ногой перекладину, как по стволу снова пронесся вопль, едва различимый, и от этого еще более жуткий.
  Спасаться! Времени мало! Оно еще есть, но - эти чувства ничем не убить, сколько ни издевайся над собственным "я", - мало! Минут двадцать, максимум тридцать. Число инверсии у индукторов велико - но конечно.
  Вытянутой рукой определил люк, выпал в центрум-экватор комм-яруса. Сверху, из глубин лабиринта, из невещественной тишины, донесся очередной смутный крик. Иллой перелетел центрум, влип в северную стену, заскользил вправо, нащупал кольцо левого килевого, углядел отблеск, проникший в следующий центрум из шлюза, - и помчался во тьме так будто за ним гналась стая призраков.
  Ворвался в камеру шлюза. Гондола висела себе перед кольцом, как ни в чем не бывало, покачиваясь над бездной, такой замечательно серой, такой мило-угрюмой, такой пыльно-приветливой. Иллой выпал в гондолу, прижался шлемом к стенке, едва переводя дыхание. Не от бега в свинцовом жару - от непонятного ужаса. И все же!
  Он сбросил на нос стереомат. Задрал голову - привычные, такие приветливые и дружелюбные стрелки, цифры, визиры, шкалы - сто тридцать метров, до стрелы, там наверху. Все правильно. Корпус и будет до какой-то поры экраном. Но это продлится недолго.
  - Квем! Квем, что у тебя? Обстановка?! Урод!!!
  Иллой включил подъемник с пульта в гондоле. Шлюз ушел вниз, борт растворился во мраке. Обрубок грузовика остался в бездне. Желтый цилиндр возносился к серому небу.
  * * *
  Он выпрыгнул на каменную чешую. Оглядел танк, впившийся модуль-траками в зыбкую плоскость. Соскальзывая с чешуин, бросился к танку. Лобовой экран вскрыт - след пульсатора не спутать ни с чем. Только здесь он подумал, что лично его давно следует подстрелить с противоположного "берега". Повинуясь запоздавшему инстинкту, упал между траками. Ничего не происходило. Тогда юркнул в танк, в запах жженой брони.
  Никто не стрелял. Иллой вгляделся в противоположный склон. Сквозь сеть трещин экрана было видно, что у противника дела обстоят совсем никуда. Если здесь чисто, все кроме изувеченного экрана, то машину с той стороны можно "лить в сток". Передние модуль-траки, пульсатор, кабина - в хлам. Стрела и противовесы сзади нетронуты; подвесная система - как новая, на мачте стрелы - зеленый огонек готовности. Только поднимать гондолу из пропасти уже некому.
  Квемго лежал под кабиной с другой стороны. Иллой выпрыгнул, склонился, пощупал на горле пульс. Перевернул на спину; Квемго очнулся. Помог подняться, присесть на кронштейн модуль-трака. Квемго снял стереомат и покалеченный шлем, протер глаза, уставился на кровавые пятна. Иллой только сейчас заметил, что перемазался как мясник, когда там, в жутком мраке, вляпался в половину трупа. С отвращением оглядел окровавленные ладони.
  - Тсаммов напарник... То ли я его, то ли червяк... Веришь - не понял.
  - Видел... Вот как раз после, - Квемго хихикнул, - меня этот и треснул. Дурак, влепил весь накопитель одним разрядом. Возьми салфетки, в аптеке... Так что у вас там случилось? Башка гудит, сволочь... Где Стаглем? Где все? В чем дело?
  - Квемго, потом! Надо валить. И быстрее! Индукторы.
  - Тридцать пятая серия? - тот растирал шею, морщась. - И что за хрень? Куда делся сигнал? Физик несчастный, объясни идиоту что там случилось.
  - Пока ничего не скажу. Но Квем! Стволы! Казалось - какое отношение к Полю? А маркировка, сволочь такая? Ты можешь себе представить?
  - Все мы под Полем ходим, - Квемго ухмыльнулся.
  - Кстати, что ты там говорил про Внешний, несколько лет назад?
  - В смысле? А-а... Точно не знаю. Какая-то хрень с куполом. Ну так что, валим? - Квемго встал, пошатнулся, ухватился за кронштейн. - А что? Причем здесь купол?
  - Подробнее, Квем! Что за ерунда с куполом?
  - Так валим - или как?
  - Принцип генерации там такой же. Свои только векторы контроля объема. Здесь векторов контроля объема нет, но есть ось маршевой тяги. А так как здесь две оси маршевой тяги, и парафаз... Квем, такая беда может произойти только с такой машиной. Стереометрия контуров. Ты понимаешь?!
  - Что?
  - Если бы здесь была одна сагиттальная компонента, то крути ее как угодно. Понимаешь? А их здесь две, и на парафазе! Понимаешь?!
  - Я не понимаю что я должен вообще понимать. Я понимаю, что нам надо сваливать! - Квемго повернулся к кабине.
  - Две компоненты, парафаз, пики идут не через один двойные, а подряд обычные! Ну, в этом-то смысл парафаза! Ты понимаешь? Поэтому и не тошнит же, не надо парить всю эту хрень до зашкала! А внизу - первичный, в накале! Нет, ты понимаешь? Ты понимаешь что это значит?
  - Какой ты дурак, - Квемго обернулся назад. - Рухнуть мне с фазы! Кстати, - он указал на противоположный откос. - Что будем делать? В девять жизней ведь не расплатимся.
  - Квем! Надо валить!
  - Проснулся.
  - Квем, жара эта на ярусе... Стереометрия, Квем! Особо увечить индукторы не требуется. Можно сдвинуть на полметра, меньше! Физика, ты понимаешь, - одна и та же! На Внешнем радиусе, в Центре, хоть в заднице.
  - Вот заладил. Ты в этом точно уверен?
  - Да! Хватит двадцати сантиметров. При такой длине базы осевой угол...
  - Я не про это. Я про физику, в заднице? Сколько еще протянут?
  - Квем! Такого еще не было! Нигде, никогда!.. Ты... Полчаса протянут.
  - Жалко машину, - Квемго посмотрел вдаль, куда упала звездочка Тсаммова борта. - У него жестянки всегда на славу... Были. Он это дело любит... Любил.
  Иллой, который повернулся чтобы влезть в танк, также обернулся назад.
  - Тысяч тридцать минимум. Можно бы расплатиться не только за этот, - Квемго указал в пропасть, - но еще пару свалить?
  - Ничего мы валить больше не будем. Я завязал. Передоз.
  - Да ты и не развязывал толком, кретин, - Квемго ухмыльнулся, утер со лба пот. - Ил, я успею.
  Иллой навел трансфокатор на стрелу, тоскливо торчащую из убитого танка, осмотрел блок-противовес.
  - Подъемник норма... Только я сам. Полчаса, я уверен, есть. Индукторы здесь, говорю тебе...
  Он отцепил "примочки", бросил в танк, и, рискуя покатиться на зыбком откосе, рванулся к гондоле. В третий раз за сегодня он опускался в эту жуткую бездну. Он погружался в каменный мрак, и чувствовал, что энергия и невозмутимость покидают его - на этот раз окончательно.
  Он удивлялся себе самому; он даже не предполагал, что в человеке может скрываться такой страх. Страх именно инстинктивный, страх намного сильнее воли - страх который одушевит подсознательные фантомы до степени самых реальных аффектов. Он пронесся эти сто сорок четыре метра и юркнул в чужую гондолу так словно за ним гналось настоящее привидение. Он вдруг подумал, что такой непонятный страх не может иметь только эндогенной причины. Поле... Все мы "под Полем ходим".
  Наверху Иллой вывалился на камни, радуясь холсту серого неба и кляксе звезды. Танк Квемго изуродовал от души. Иллой подскочил к разбитой кабине - фигура в оранжевом костюме, по которому расползались кровавые пятна, превратилась в аппликацию вляпанную в сидение. Преодолевая брезгливость, протянул руку, расцепил клапан, выудил ключ.
  - Живем, Квем! Отваливай.
  Он побежал вверх по следам траков. Добравшись до гребня, за которым чешуистый склон превращался в усыпанную валуном равнину, он обернулся. Квемго свернул машину, и танк оранжевым паучком карабкался в гору. Иллой помчался дальше.
  Впереди нависла гряда серо-фиолетовых скал. След танка скрывался в расселине; Иллой ворвался в теснину. Поворот вывел на площадку, будто специально созданную для парковки - идеальный крохотный порт, метров ста сорока в поперечнике, окруженный каменным парапетом со створками для отвода парковочных артефактов.
  В центре "порта" Тсаммов борт дружелюбно мигал зелеными огнями готовности. Иллой промчался по парковочной зоне, взметая облака обугленной пудры камня. И только здесь, около шлюпа среднего класса (такого уютного и домашнего после всего этого кошмара), он почувствовал наконец спокойствие и уверенность. Влетел в рубку, упал в кресло, сцепил с мокрого носа стереомат, перевел дух. Включил инициализатор, прошел пост, снял блокировку с клюз. Испытывая ни с чем не сравнимое наслаждение от ауры отлаженного борта, с умилением наблюдал за курс-монитором, где набухали столбики резерва тяги. Вот они пересекли полоску нижнего хода.
  - Квем! Я на месте. Все шуршит.
  - Ну, и как?
  - Без комментариев. Давай нашу сольем, а эту оставим себе.
  - И потеряем пятнарик как минимум?
  - Но такую отдавать жалко! Ведь леденец какой-то!
  - Ладно, решим...
  - Отваливаюсь через девять минут.
  - Рву.
  Вдалеке среди серо-фиолетовых скал вспыхнула белая звездочка. Отделилась от каменной плоскости, закарабкалась вверх, подобралась к облакам, и растворилась в лохматых потеках света. Иллой следил за цифрами - три тысячи, пять, десять. Тридцать - засиял синий квадратик; Квемго набрал высоту и теперь готовился "под орбиту".
  Резерв тяги вышел на верхний ход во всех трех каналах. Иллой повел сектор тяги - зеленые столбики закарабкались к красным. Догнали - ударил гонг, и машина мягко оторвалась от площадки. Мягкий тяжелый рокот раскатился вокруг. Иллой набирал высоту.
  Он вышел за облака - безбрежное море серебристого жемчуга, ослепительного здесь наверху, под фиолетовым небом и колючей звездой. Черная пропасть, черный обрубок мертвого борта, черные коридоры - все это показалось чем-то несуществующим. Все это, все - вообще все. Действительно - он словно проснулся, чтобы сбросить оцепенение, выбраться из лабиринта мерклых видений, обнаружить, что мир - это бескрайнее сияние облаков под ногами, и над головой - ослепительная звезда.
  Он начинал выходить "под орбиту", когда монитор внешнего поля взбесился. Заверещал контроль общей стабилизации; прибор контроля каналов ударил тревожным зуммером - борт перебросил ресурс на защиту контура планетаров. Белизну облаков прожгла точка невероятной яркости, сверхновая, соперник существующему светилу - соперник злее, ужаснее. Доля секунды - и точка раздулась в настоящего сверхгиганта, вспучившись куполом яростного огня. На миг снежно-фиолетовый мир растворился в белой бесплотности. Купол тихо угас, уступив бесконечности облаков, неба, на котором уже сверкали звезды.
  - Ил?!
  - Я был прав. Сейчас там дыра километра в четыре.
  - Я чуть не рухнул! Признайся, ты все нарочно устроил?
  - Квем! Все сгорело, клянусь черной дырой! Начинаю новую жизнь. Честное слово.
  - Клянусь черной дырой. Нахватался. Я наверху, Ил. Топи.
  * * *
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"