Поттер Гарри: другие произведения.

Мстители

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В огромном порте, одном из перекрестков Галактики, встречаются два старых товарища. Один появился здесь чтобы отомстить обидчику, и второй решает помочь - имея возможность привлечь "нестандартные" средства. Никакие встречи не бывают случайны - как раз в это время в порте готов грузовик с ценным грузом; угнав такой грузовик можно и отомстить (обидчик работает в службе безопасности) - и заодно крупно разбогатеть...

  Энхгем шел по стволу Северного пассажирского терминала и с интересом оглядывался. Порт-200 входил в число двадцати крупнейших портов Галактики, и в своем Секторе являлся достопримечательностью. Это был целый город, в котором многие жили годами - либо приехав сюда работать, либо оказавшись здесь не по своей воле.
  Любой порт такого масштаба, тем более центральный порт Сектора, представлял собой военную базу. Все секторы Галактики которые зависели от разработок Сектора рассчитывали на стабильность Порта. Такие ворота должны функционировать безотказно, а нужную безотказность могла обеспечить только нужная безопасность. Энхгем шел не удивляясь, в числе прочего, количеству патрулей, разбавлявших однообразное море толпы.
  Ствол терминала широкой улицей уходил в перспективу. Местное солнце резало глаз даже через поляризаторы сводов. Энхгем шел скраю, скользя глазами по многолико-безликой массе. Вдруг он увидел девушку - она шла опустив голову, смотря только под ноги. На ней было короткое платье, мерцавшее жемчугом; такое платье и загорелые ноги в сандалиях смотрелись даже вызывающе - в серой тошнотной каше.
  У нее не было вообще ничего - пустые руки. Наконец она приблизилась. Энхгем шагнул ей навстречу, остановил за плечо. Она подняла голову.
  - Привет. Откуда ты здесь взялась? Два-ноль-ноль - не место для таких девочек.
  - Я уже поняла. А ты откуда здесь взялся? - она окинула взглядом Энхгема, который костюмом и ясным лицом так же выделялся из массы. - Ты какой-то тоже... Не очень местный.
  - Я вообще не собирался сюда заходить.
  - Я тоже. Я вообще из Сто восемьдесят четвертого.
  - И что тебя сюда занесло? Странный крюк.
  - А нас ограбили.
  - Где? И куда шла, интересно? По такому маршруту - чтобы ограбили? Или, - Энхгем хмыкнул, - к кому?
  - Дура, знаю. Я больше не буду.
  - У тебя есть деньги?
  - Вчера доела.
  - И как дальше думаешь?
  - Не знаю, - девушка улыбнулась. - Как-нибудь.
  - Есть хочешь?
  - Тебе честно?
  - Пошли, - Энхгем взял ее за руку, повел за собой. - Так где, все-таки, вас хлопнули?
  - Рядом совсем. Через один переход.
  - Рейс?
  - "А" сто-сорок сто-двадцать.
  - То есть уже домой? Сходила успешно хотя бы?
  - Не-а. Только деньги потратила. Но сама виновата.
  - Вот она, виртуальность, - Энхгем усмехнулся. - Значит больше не будешь?
  - Буду наверно... Что еще делать?
  - И как мыслишь теперь добираться?
  - У меня карточка.
  - Карточку можешь засунуть. Этот Сектор не платежный вообще. Это Конфедерация. Тут прокатит только страховка. Если ты ее покупала.
  - Ты что! Дорого...
  - Хороший был закон. Только быстро попал на свалку.
  - Закон?
  - В мои времена без страховки ты бы просто не купила билет.
  - И когда это - в твои времена? Тебе сколько?
  - А тебе?
  - Хам!
  - Совсем недавно. Закон отменили восемь лет назад. Как понимаешь, гонять полупустые машины невыгодно. А сейчас половина портовых проституток представляют собой как раз таких ограбленных девочек.
  - Тьфу! - девушка выдернула руку и остановилась.
  - Это единственный способ которым ты можешь заработать здесь на билет, - Энхгем снова взял ее за руку. - Без разрешения тебя не возьмут даже в грузоколлектор, давить на пимпу. За любую нелегальную единицу здесь не просто штрафуют. Здесь вышвыривают из Сектора и регистрируют. Прежде чем отправляться в романтическое путешествие, надо было поинтересоваться и выяснить какие статусы у транзитов. Здесь, если не в курсе, статус-два.
  - Откуда я знала, что сюда попаду? У меня был билет, туда и обратно. У нас в Сто восемьдесят четвертом не грабят.
  - Знаю, грабить у вас уже нечего. Билет, разумеется, купила самый дешевый? Хотя бы билет купила нормальный. Еще раз говорю - хотя бы поинтересовалась как ложится твой рейс. Сколько транзитов?
  - Три. На нормальный у меня не было денег. Ладно, я дура - я знаю. Но что делать - здесь, сейчас? И вообще, какое тебе дело до моих проблем? Шел себе - так иди, где тебя ждут.
  Платье светилось в сером болоте ярким огнем. Энхгем еще раз удивился - как за эти два дня с ней не произошло никакой мерзости.
  - Спокойно, - он стиснул ладонь. - Бывает. Я тоже не ожидал, что здесь окажусь, - он снова потянул ее за собой.
  Солнце сияло зайчиками на волосах девушки, сверкало на плечах жемчугом. Энхгем поймал несколько нахально-любопытных взглядов; сжав ладонь крепче, он ускорил шаги.
  Наконец магистраль ствола вылилась в центрум. Они вышли на площадь, накрытую гигантским куполом. Энхгем нашел путь в ресторан и двинулся, рассекая студень толпы. Здесь это наконец случилось. Очередной патруль, лениво-развязно поглядывающий вокруг, указал - стать. Энхгем, не выпуская ладони, остановился. Трое солдат, сверкая поднятыми стереоматами, подходили к ним.
  Незнакомка вскинула взгляд, тревожный и настороженный. Энхгем обернулся к солдатам.
  - Патруль сто-один, Порт-двести, - патрульный подошел, остановился. - Идентификация?
  Незнакомка дернула руку чтобы достать карточку, но Энхгем придержал ее. Он отстегнул клапан на куртке, протянул патрульному пластинку кристалла. Девушка напряженно оглядывала солдат - черная форма, сверкающие нашивки, фалеры, шлемы, багровый огонь в излучателях.
  Патрульный, посмотрев на экран информатора, выпрямился, замер. Последовала тягучая пауза.
  - Девчонка со мной, капрал.
  Солдат козырнул, прищелкнув каблуком, поспешил отойти. Двое других заторопились вслед, потеряв наглую раскованность. Весь эпизод занял не более десяти секунд.
  - А ты кто?! Почему они так? Я думала - всё! Меня уже тормозили, два раза...
  - Ты у них на крючке, и сейчас они тормозили тебя, в третий раз.
  - На каком крючке? - девушка хлопнула ресницами.
  - На который попадают такие девочки в таких ситуациях. Когда тебя тормозили в крайний раз?
  - Вчера. Вечером.
  - А до этого - вчера утром?
  - Ну да?
  - Сегодня тормозят в третий. И сегодня денег у тебя уже в ноль. Но теперь не переживай, - Энхгем усмехнулся. - Сорвалась. Собственно этим ребятам ты не нужна. Они просто получат с тебя свои гроши. Но теперь, повторяю, ничего не бойся. Хотя, я так понимаю, ты даже слишком ничего не боишься. Бесстрашная путешественница.
  - Ну ладно, хватит, - незнакомка заулыбалась снова. - Ну так что? - она дернула его за локоть. - Ты кто?
  - Что "ну так что"? Мы обедаем?
  - Еще как! Я есть хочу - просто ужас какой-то. Ты меня угощаешь?
  - Догадайся с трех раз.
  Патруль застал их на перекрестке, у входа в игральный зал. Из дверей несся звон, скрежет и стук, вопли и визги. Энхгем заглянул внутрь, хмыкнул.
  - Нам так не жить...
  Как вдруг чуть не подпрыгнул.
  - Не может быть!.. Нет, точно, он!.. Нет, но ведь такого не может быть!..
  Он в третий раз взял незнакомку за руку, и утянул в звенящую полутьму.
  * * *
  Они вошли в зал. Недалеко от входа прислонившись к автомату стоял человек. На нем была форма - кепка, мешок-комбинезон непонятного кроя, фартук. На кепке и на фартуке светилась композиция циферок и квадратиков - эмблема сети, несуразная по соседству со строгой эмблемой Порта. Энхгем подошел к человеку в придурочной униформе, хлопнул по плечу.
  - Койру! Не может этого быть!
  Человек обернулся и остолбенел. Растерянное выражение сначала сменилось радостным, затем лукаво-удовлетворенным - будто для него неожиданно разрешилась проблема.
  - Энхгем! Сволочь! Засранец! Что ты здесь делаешь? Клянусь черной дырой!
  Он двинул Энхгема по плечу так, что тот пошатнулся.
  - Что я здесь делаю? Это что ты здесь делаешь? - Энхгем рассмеялся, обводя руками дурдом игрального зала.
  - Работаю, - заявил Койру с презрительной гордостью и бросил взгляд на спутницу Энхгема. - Нет, все-таки? Каким лысым дьяволом тебя сюда занесло?
  - Самым обычным. Хлопнули под переходом, здесь недалеко. Ты мне скажи каким лысым дьяволом тебя сюда занесло?
  - Самым, говоришь, обычным? Хлопнули говоришь? Старая ты хитрая сволочь. И давно хлопнули? - Койру, сияя лукавой улыбкой, посмотрел на девушку еще раз.
  - Ко, совершенно серьезно. Пришлось липнуть на точку. Нет, ну скажи - какого, на самом деле, лысого дьявола мне здесь делать?
  - Ну да, ну да... Откуда же нам, смертным, знать какого, на самом деле, лысого дьявола тебе здесь делать. Да еще в такой-то компании...
  - Койру, я тебе все-таки наполирую пятак, - Энхгем засмеялся. - Ты напрашиваешься уже давно, вот теперь заодно наполирую. Когда я тебя еще увижу?
  - Ладно, ладно... - тот в третий раз посмотрел на девушку, сверкающую жемчужным платьем в разноцветье бликов. - Расскажешь потом.
  - Веришь - на этот раз рассказывать нечего.
  - Ну да, ну да...
  - Выкладывай сам! Чем ты здесь занимаешься? Чем ты занимаешься здесь? Ты здесь давно?
  - Два месяца.
  - Только не говори, что ты вдруг так поумнел, что... Короче, выкладывай.
  В ответ Койру расплылся в еще более лукавой улыбке. Глаза его заискрились.
  - Или взял наконец отпуск? И потащился сюда, чтобы прокутить все свои триллионы? Именно здесь?
  - Нет, Эн. С отпусками я завязал. Передоз.
  - Вот как? - Энхгем перестал улыбаться. - Ладно, расскажешь потом. Тогда тем более без шуток. Ну?
  - Что "ну"? - Койру, возобновив улыбку, переводил взгляд с Энхгема на незнакомку. - Потом и расскажу. А пока вот работаю. Причем за двоих - напарник сорвался. Торпеды за ним уже полетели.
  - Много?
  - Четыре жетона.
  - То есть? Давай без твоих шуточек, Ко, говорю!
  - Я не шучу. Ты просто не знаешь какие в Галактике бывают кретины. Там у себя.
  - Ну да. Отвык я уже от жизни, похоже, - Энхгем оглядел звеняще-искрящийся полумрак.
  - Отвык говоришь. Ладно, Эн, ладно. Мне первичный ты не запаришь. Сейчас - тем более, когда нас трое.
  - Во-первых, что значит нас?
  Койру посверлил девчонку глазами. Потом уставился в Энхгема.
  - С тобой, или твоя? - он снова заухмылялся.
  - А какая разница? Вообще, и, во-вторых, в данном случае?
  - Но она ведь сумеет?
  - Что сумеет и почему ты решил?
  - Потому что оканчивается на "у". Ты ведь сумеешь? - Койру посмотрел на девушку.
  - Конечно! - она кивнула, волосы колыхнулись цветной волной. - Еще как! Вы что - думаете я...
  - Хорошо, - согласился Энхгем, - она сумеет. Только ты мне так и не рассказал - каким, все-таки, лысым дьяволом тебя сюда занесло.
  - Два на штоке. Если она сможет пустить привидение... У тебя ведь с собой? Глупый вопрос, у тебя всегда все с собой.
  - Койру, я...
  - Койру, где автомат? Где автомат, я принес деньги, где автомат?
  - Друг, твой автомат ждет тебя, - произнес тот сдержанно. - Вот, продолжай. На здоровье...
  Перед ними возник молодой человек с бешеными глазами. В руках он тискал карточку - материал был готов треснуть.
  - Я принес деньги! Ты не сбил комбинацию? Койру, где автомат?
  Он суетился, дергался, подпрыгивал. Койру воткнул в автомат ключ; на мониторе вспыхнула комбинация фигурок и цифр. Юноша страшно заволновался.
  - Дай мне жетонов! Я принес деньги! Дай мне жетонов!
  Койру вытащил из кармана коробку, опорожнил в трясущуюся ладонь. Юноша попал жетоном в слот только с пятого раза. Цифры забегали, фигурки закопошились, автомат затренькал, застучал, запикал. Юноша был готов разорваться в клочки. Он прыгал, бил подошвой в стойку, лупил кулаком по пульту.
  - Местный? - Энхгем кивнул в сторону юноши, имея в виду костюм.
  - Папаша у него большой желудь в коллекторе. У нас тут, как ты понимаешь, такой прогресс... Посидит часа три, спустит все в ноль, и ты его не узнаешь. Секунда - превращается в нормального, в человека. Встанет, скажет: "Ну, все проиграл. Теперь можно домой спокойно". Потом приходит дня через два. И так все эти два месяца. А есть еще один желудь - является каждый день, и каждый раз у него карта на пятьсот монет.
  - Пятьсот?! - воскликнули Энхгем и незнакомка хором. Он переглянулся с девушкой - та была в шоке.
  - Пятьсот, - Койру хмыкнул презрительно. - Говорю тебе - прогресс здесь что надо. Приходит, покупает гнуснейший коктейль... Ты бы попробовал что тут суют, за такие-то деньги... Палит вонючейшую сигару, спускает за пару часов все папашины деньги, и отваливается. Сволоченыш, клянусь черной дырой. Лучше б на девчонок спускал, их тут легион, - он посмотрел на девушку без выражения.
  - Какой у вас тут прогресс - я хорошо знаю, - Энхгем усмехнулся. - Выкладывай что накопал.
  - Все что можно. Кротов знаю всех, - Койру поднял в потолок указательный палец. - Отвалиться-то планировал неделю назад. Но техника безопасности не подвела.
  - Техника безопасности прежде всего.
  - У нас тут все схвачено.
  - А сколько вас тут таких, кстати? Схвативших?
  Здесь шум и звон пронзился истеричными воплями. Они обернулись ко входу - там была драка.
  - Пустите меня! Пустите меня, уроды! Пустите, крысята! Я буду играть, я должен играть!
  Это орал человек в костюме старателя. Он бился в руках у охранников, лягался, кусался.
  - Койру! - заорали охранники. - Дергай патруль, дьявол тебя!
  - А-а, с-суки! А-а, твари! - старатель бился как буйнопомешанный. - Пустите меня, я должен играть!
  - Секунду, - Койру обернулся на вопль. - Опять этот. Уже проиграл три тысячи. Дьявол, я даже не заметил как! Надо было его связать, сразу. Да и вообще - купить билет, невозвратный, а то ведь сплавит, больной...
  Он набрал на браслете код, кинулся к двери. Энхгем с девушкой слышали как он говорил с несчастным, спокойно и убедительно:
  - Друг, слушай меня внимательно. У нас есть правила. Ты не можешь играть больше шести часов подряд. Нельзя. Это правила. Я не имею права тебя пускать. Меня уволят - ты знаешь. Сейчас ты пойдешь отдыхать. Где ты остановился?
  Койру положил руку старателю на плечо. Тот посмотрел на него как ребенок на добрую фею, которая появилась чтобы спасти из угла. Он перестал биться; охранники перехватили его крепче. Трое солдат в черной форме вбежали в открытую дверь.
  - Сейчас ты пойдешь отдыхать. Выспишься, освежишься, а там будет видно.
  Койру переглянулся с патрульным. Тот наклонился к старателю, приложил к шее разрядник. Старатель чуть вздрогнул. Последовал разговор, который было уже не расслышать. Старатель больше не сопротивлялся, его вывели, и Койру вернулся.
  - А у вас что - правда такие правила? - девушка посмотрела на него обеспокоенно.
  - Что ты говоришь, - тот хмыкнул. - Таких правил не может и быть. Человек прокатил пять лет жизни, чтобы заработать на какой-нибудь домик, в Три-три-один например... Ты видел татуировку?
  - Идиотский обычай, - Энхгем поморщился.
  - Корячился в Ноль-ноль-девять.
  - Это ад.
  - Но и платят нормально. И вот он за один день чуть не выпустил все свои деньги. Они оттуда все больные приходят... Кстати, вот этот с разрядником, - Койру кивнул вслед патрулю, который вывел несчастного, - наш. Через него я вышел... Ну, ты понял, - он снова поднял указательный палец и уставился в потолок.
  - Ну куда же ты отошел! Ну не отходи от меня!
  Рядом возникло существо с глазами смотрящими в разные стороны - низенький человечек, взъерошенный и лохматый. Он стал дергать Койру за рукав и подпрыгивать.
  - Ну не отходи от меня! Я же не умею играть! Ты бросил меня! Пойдем я поставлю на красное! Пойдем - я же не умею играть! Ты бросил меня! - он теребил жетон дрожащими пальцами.
  - Сейчас мы с тобой пойдем и все выиграем, - откликнулся Койру хладнокровно и последовал за взъерошенным человечком.
  - Смотри!
  Незнакомка дернула Энхгема за рукав; она была в ужасе. Тот повернулся. У стойки к настольному аппарату прилепился толстяк, лицо которого было так перекошено, что походило на маску уродца. Он дергался, подпрыгивал как на резинках, колотил по столу и клавиатуре. Ножки у толстяка так дрыгались, так дергались, что ему грозило увечье. Каждые пять секунд он бился в стойку коленями и ступнями. У него свалился ботинок, и издалека показалось, что пальцы на голой ноге, без носков, распухли.
  - Этот кретин, - Койру наконец вернулся, перевел дух, - торчит здесь уже шестые сутки. Не ест ничего, и не пьет даже, кажется... Вытравить нереально. Достал меня и напарника, пока тот не отвалился еще. Правда проиграл немного, - он сдернул кепку, утер потный лоб под засверкавшей лысиной. - А, этот, - он заметил как девушка в ужасе посматривает на толстяка. - Этот тоже повис с рейсом. В Один-ноль-четыре у бочки бахнулась дудка, в зоне, представь, прямо под тангентом.
  - Не слышал.
  - Зона живая. Обошлось.
  - А что значит "бахнулась дудка"? - незнакомка дернула Энхгема за рукав.
  - Ты, кстати, не в курсе, - перебил Койру, - в Сто-три-пять зашакалили ящик? Тридцать пятый!
  - Ни много, ни мало, - Энхгем хмыкнул и качнул головой. - Еще нет. Полный?
  - А то.
  - Вот это действительно - ребята работают. Тридцать пятый!
  - Представить, конечно, сколько кротов висит по контроллерам.
  - Представить? Я знаю.
  - Меня ужасает собственно масштаб всего этого.
  - Это кто говорит? Хи-хи-хи?
  - А не сами факты. Тем более там у них не запарилось, что-то. Говорят - дыра километра в четыре. Точку чуть не с орбиты. Не понимаю как можно было так бахнуть.
  - Индукторы. Страшная штука.
  - Индукторы - обычная штука. Или как?
  - Парафаз. Страшная штука.
  - Точнее? Не понял.
  - Что здесь понимать, Ко. Обычная штука индуктор сам по себе - гроб. А эти новые, которые на тридцать пятых... Да еще два, Койру. Парой. От них можно ждать что угодно. И что не угодно.
  - Опять эти твои тупорылые недомолвки. Чтобы ты рухнул в радиус, Эн! Достал уже. В общем, предлагаю вот что. Тут есть бар - не такой аммиачный как всё в этом демпфере. Я там обедаю, после работы. Иногда, разумеется, иногда.
  - А ты расскажешь про своего напарника? - потребовала незнакомка. - За которым уже полетели торпеды? Который кретин?
  - А что тут рассказывать, - Койру засиял как мыльный пузырь. - Кретин он и на Внешнем кретин. Он из какой-то дыры где ума, похоже, на всех не хватило, и ему не досталось. Три дня назад подходит к нему какой-то кретин и спрашивает - дай, мол, пару жетонов в кредит. Этот кретин дает ему два жетона. Тот кретин, что понятно, проигрывает жетоны и курсовый минус-три, гашетки в упор. Этот кретин, когда вечером приходит начальник, к нему и колется что и как. Этот кретин, в смысле начальник, разумеется его по головке. Два жетона, ни много ни мало, - две сотни монет!
  - Я и говорю, - Энхгем кивнул. - Нам так не жить.
  - Этот кретин, который начальник, за шкирку того кретина - которому не досталось ума?
  - Так точно, - Койру кивнул, улыбаясь во все лицо. - Так вот, этот кретин, в смысле которому не досталось ума, берет в кредит еще два жетона - теперь для себя. Он, понимаешь, собрался выиграть, вот здесь же, - он хихикнул и повертел ладонью над головой, - нужную сумму и расплатиться с конторой.
  - И что? - спросила девушка, замерев, и с таким участием, что Энхгем рассмеялся:
  - Немедленно замолчи! Твои истории - разврат младенчества.
  - Пусть взрослеет на чужих ошибках, - Койру осклабился. - Закончилось все, разумеется, тем, что он проигрался и отвалил. И вот уже третьи сутки его сканят по зоне.
  - Он дурак, - незнакомка хмыкнула.
  - Койру! - Энхгем дернул того за лямку. - Мы умираем с голоду.
  - Да, валим отсюда быстрее... Курсовый плюс-плюс-плюс.
  - А что такое "курсовый..."
  Он подтолкнул незнакомку к выходу. Она шла, мерцая в призрачной полутьме как фея в волшебном облаке.
  - Какая девочка! - Койру оглядел фигурку в коротком платье. - Вот это ты сволочь. Где взял?
  - Места́ надо знать.
  - Нет, клянусь Полем, все-таки. Как ее зовут?
  - Откуда я знаю.
  - А сколько ей лет?
  - Да что ты пристал. Хам.
  - Узнаю старого извращенца. Ну, колись - где дают?
  - Там только одна была,
  - Да уж... На самом деле пойти, что ли, в Разведку? Таких девочек...
  - Я тебя звал, - Энхгем остановился. - А ты? Хорошо - жив. И то - едва калекой не стал. Это про что я знаю. А про что я не знаю? У тебя, лошадь такая, и передоз? Великий Континуум. Хорошо - хватило ума уйти наконец.
  - Сам дурак.
  - Ну на этот-то раз, я надеюсь, это твое последнее предприятие? Ладно, пошли... Лошадь такая.
  Он двинул Койру в плечо. Они вышли в простор центрума.
  * * *
  Койру остановился на краю площадки, где в середине клубилось облако тьмы, в котором мерцали созвездия и туманности. Вверху, бросая блики на заплеванный тротуар, вращалась эмблема - дымчатая галактика.
  Внутри было захватывающе. Музыка возникала из ничего и укатывалась в никуда. Вокруг переливались голографические небеса - галактики, туманности, скопления звезд, толщу которых бороздили фантасмагоричные звездолетики. Чувство пространства терялось; создавалось ощущение некого альтернативного объема, который находился внутри объема Порта, и в то же время был в несколько раз больше, помещаясь непонятным образом непонятно где. Было даже страшно шагать, из-за невольного опасения провалиться в непонятную бездну.
  Койру повел друзей в полыхающий мрак. Он остановился у матово-полупрозрачного столика, над которым висел шар, сотканный из миллиона звездочек. Девушка замерла в восторге и остановилась, словно боясь, что от движений мерцающая штуковина развалится и угаснет.
  - Цанги на шток, - Койру протянул руку чтобы подтолкнуть незнакомку к стулу, но не осмелился. - Ну что пялишься? Его нет вообще. Голограмма. Фикция, как и все в этом предательском мире.
  - Знаю! Я видела такие штуковины. Но эта - лапочка!
  - Возможно, - Койру сунул руку в искрящийся шар, и тот растворился. - Я возьму себе сока фиолетовой тыквы. Хочешь попробовать? Замечательно тонизирует. Только пить нужно сразу, пока не окислился. Поэтому его подают по глотку, и выжимают тут же.
  - Хочу! А тыква эта здесь растет? Не окислился?
  - Так точно. Здесь кислорода под ноль.
  - А где карточка? - Энхгем оглядел стол. - Или они уже читают мысли? Как я понял, цены здесь такие, что просто обязаны... Черные персики здесь дают?
  - Должны. Вообще кормят сносно, а есть смена - даже вкусно.
  Койру сделал шаг в сторону и растворился в лохматой багровой туманности. Быстро вернулся, возникнув в пространстве ультрафиолетовым призраком.
  - Персики будут. Свежие, сочные, не обляпайтесь.
  - Ешь осторожно, - предупредил Энхгем. - Двумя персиками можно объесться. Даже такому кабану как наш друг дядя Койру.
  - Вот и отлично! Я проголодалась - просто ужас какой-то.
  - Ну что, Койру, - Энхгем растянул губы. - Я тебя слушаю?
  - Нет, - тот занял свой стул. - Сначала я тебя слушаю. Где, значит, вас хлопнули?
  - Траверз ноль-три-один. Прямо на тангенте.
  - Лопни мой чайник.
  - Согласен. С таким беспределом я еще не сталкивался.
  - Хе, - Койру кивнул. - Я так понимаю - с тех пор как мы виделись в крайний раз, ты никуда не вылазил?
  - Во-первых, куда и зачем? Во-вторых, что могло измениться, за все это время? Человечество вознеслось к вершинам духа? Их, кстати, - Энхгем кивком указал на девушку, - хлопнули почти там же.
  - Слушайте, я вот чего не пойму, - отозвалась та. - Чем они вообще занимаются? Столько патрульных, столько всякой охраны. Нас за один-единственный переход проверяли четыре раза! И только проверили в последний раз, как остановили и ограбили.
  - Ты такая милая, - Койру хихикнул. - Сразу видно - первый раз замужем.
  - Хам! - незнакомка шлепнула его по лысине.
  Принесли сок с персиками; бокальчики, маленькую бутылку, прозрачное блюдо с бархатистыми шариками плодов. Койру схватил бутылку, выдернул пробку, опрокинул бутылку в бокальчик. Девушка взяла сок. С минуту она сидела, зажмурившись и потягивая напиток маленькими глоточками. Энхгем и Койру в благоговении ожидали.
  - Вкусно! - незнакомка наконец открыла глаза.
  - Еще бы, - Койру хмыкнул. - Теперь попробуй скажи, что вот это тоже не вкусно.
  Он наколол персик на серебристую палочку, вручил незнакомке. Та аккуратно откусила кусочек, стала осторожно жевать.
  - Вкусно! Обалдеть можно. А сколько все это стоит?
  - Много будешь знать - скоро состаришься.
  - У тебя все друзья такие хамы? - незнакомка обернулась к Энхгему.
  - У меня друзей больше нет. Так что придется терпеть.
  - Сейчас всем нелегко, - Койру кивнул.
  Вокруг шло своим ходом веселье. Столик мерцал в искрящейся полутьме. Сполохи света падали из ниоткуда, озаряя бутылки, бокалы, рюмки, лысины, фалеры солдат. Звучала музыка - такая же, казалось, голографическая как небеса; кто-то вопил, кто-то визжал, кто-то горланил похабную песню.
  - Легионеры, - сообщил Койру. - Я тут знаю кое-кого...
  - Я, по-моему, уже догадался, - Энхгем кивнул. - Какого лысого дьявола... А ты не слушай, - он обернулся к девушке (та даже перестала жевать, вслушиваясь).
  - Эфо пофему ефе?.. - отозвалась незнакомка, обсасывая косточку. - Что там такого?
  - Не мешай девчонке взрослеть, - Койру хихикнул.
  - Ладно, Ко. Какого лысого дьявола - можешь не озвучивать. Я кое-что про тебя как бы знаю, и кое-что, кажется, понимаю, - Энхгем отложил палочку. - И мне даже кажется, что я присутствую при продолжении некой истории, - он сплел пальцы, поставил локти на стол. - Которая мне хорошо известна?
  - Короче, Эн. Я пролетел, как ты говоришь, не по-детски. Два месяца в сток. Я все устроил. Всем кому надо отвесил. И вот...
  - Варианты?
  - Вообще-то теперь еще полтора месяца.
  - Подробнее про "вообще-то", если не затруднит.
  - На штоке - два тридцать пятых.
  - Ясно. Теперь я ради нашей преданной дружбы...
  - Эн. Я тут болтаюсь два месяца, как сосунок под Зоной.
  - ...должен стать уголовным преступником.
  - Клянусь Постоянной, - Койру хмыкнул. - Кто это парит? Ты, обитатель потустороннего мира?
  - Вот она, безотцовщина. Ты, кстати, в детстве в углу-то хоть раз стоял? Сколько-то мы не виделись, а ты уже так скатился. И, значит, не засветился? - Энхгем подцепил палочкой новый персик.
  Койру заухмылялся.
  - Дуракам, бывает, везет. И, значит, два тридцать пятых?
  Койру замерцал еще ярче.
  - Интересно - сколько ты угробил на эту затею? Вообще-то такие дела так не делают. Прежде чем затевать такое, мог бы и меня разыскать. Ты что - на самом деле не знал как меня разыскать? Не большая проблема. Флибустьер доморощенный. Ты вообще какой-то весь доморощенный.
  - Что ты имеешь в виду, - Койру напрягся, - сейчас?
  - Что ты увлекаешься как мальчишка, и не соображаешь по существу.
  - По какому еще существу тут надо соображать? Эн, хватит бесить, умник ты недоморощенный. Мне сейчас не до этого - ты, кажется, понимаешь?
  - Ты метафизику вероятностей в Академии проходил? Или сачковал на тренажерах, а зачет потом покупал? Если так, то напрасно - пилоту прогноз антуража нужен как никому. Первое - индукторы на этих машинах.
  - Эн, не валяй дурака. Причем здесь индукторы? В чем дело?
  - В лоции, Ко.
  - То есть? - Койру подался вперед, едва не столкнув бокал в плывущий кусок туманности. - Давай без этих твоих...
  Здесь из мрака образовался субъект, пытавшийся сохранить в кулаках два полных бокала. Над головой вращалось сотни полторы цветных огоньков.
  - М-мои п-пожелания, - обратился он к незнакомке, стараясь сохранить равновесие.
  - Незнакомым, - обернулся Койру, - приличные девушки не дают, с первого раза. Курсовый минус-три - и в док.
  Субъект хотел что-то сказать, но только протянул бокал, выплеснув при этом напиток. Незнакомка отдернулась, в тревоге оглядела платье. Койру быстро и осторожно отвел бокал:
  - Отвались говорят! Или я тебе киль обломаю?
  - Пассажир, полегче!
  Мимо продвигался стюард; перед ним плыл поднос - пузырьки, искры, дым, шипение и потрескивание. Стюард был замурован в скафандр, на грудном щитке которого переливалась эмблема-галактика.
  - Это Койру. Если не знаешь - напрасно.
  Субъект растворился в туманностях.
  - Бывший червяк, - кивнул Койру стюарду вслед. - Подорвался с кастрюлей три года назад. Слепили из запчастей. Ну так что?
  - Что "что"? Как раз ничего. Никого греть не надо. Владение информацией, Ко, - наилучший подогрев в Галактике. Ты этого что - не знаешь?
  - Маска?!
  - Еще какая.
  - Сдохнуть мне на нейтронной! - произнес Койру и, чтобы успокоиться, медленно допил сок. - Дыра - на таком секторе!
  - Ко! Ты - тормоз. Ты собрался рвать ящик. Ты знаешь, что здесь есть тридцать пятые. Ты знаешь сколько после них булькает. Что ты должен был...
  - Я реально не предполагал! Что на таком-то секторе - и дыра!
  - Да, Ко. И не одна, между прочим. Таким образом... - Энхгем подцепил еще один персик.
  - Ты сволочь. Сдай маску. Эн, тебе ведь ничего не стоит! Что тебе эта маска? А тут такая адгезия, Эн... Статус - сам знаешь. Даже суслик не прошмыгнет... Если сам не полезешь - сдай маску!
  - Ну, сдам я тебе маску, пожалуйста. Что ты будешь с ней делать, один?
  Здесь к ним подошел человек, зрачки которого сверкали как радужные квазары. Он также предпринял попытку вручить девушке полный бокал, но Койру только взрычал:
  - Отвались к дьяволу!
  Человек испуганно посмотрел на него и так же растворился.
  - Тоже местный. Видел как сверкает в глазах?
  - Честно, Ко, - не видел ни разу, - Энхгем удивился. - Что за новая мода?
  - Имплантированная голограмма. Шикарная штука... А у этого целых две. Знаешь сколько он заплатил? По пятнадцать за каждую. Я знаю где делают. Хочешь?
  - По пятнадцать чего? - переспросила незнакомка заинтригованно.
  - Тысяч, чего еще?
  - То есть как это? - незнакомка застыла в ужасе. - Пятнадцать тысяч... Вот так, в глаз?.. Чтобы просто сверкало?.. Пятнадцать тысяч - это ведь... - она не договорила.
  - Здесь булькать, вообще-то, будет не так уж и долго, - продолжил Энхгем после короткой паузы. - Часа два, не больше. Так что рискованно. Но - провалишься быстро.
  - Поэтому и построили такую дуру здесь. Во многом из-за Потенциала, - Койру кивнул, выплюнув косточку.
  - А что значит "булькать"? - незнакомка сидела, давно забыв про персики и про сок.
  - Проклятая ваша Разведка. Тут смежных - и так тридцать семь зон! Таких свалок в Галактике штук всего - сколько там? Ты знаешь точно... И, оказывается, есть еще. С траверзом меньше трех часов! Вся Галактика - дырявое решето!
  - Ты еще не знаешь насколько дырявое. Мы сами еще не знаем.
  - Чтобы ты подавился нейтрино. Сорвать тридцать пятый, под крышку, - и ни с кем не делиться?
  - Какой ты все-таки хам, - Энхгем покачал головой и доглодал косточку.
  - Нет, ну с тобой-то я поделюсь, ладно... Тридцать пятая! - глаза Койру засветились. - Двойные кили! Парафазные дудки! Две! - он мечтательно промычал.
  - А чайник? Он там, ты знаешь... Вообще новый, с нуля. Ты на таком еще не катался.
  - Какой ты все-таки гад, - Койру мечтательно посмотрел в полумрак. - Я с детства мечтал на такой скатнуться. Во Флоте не довелось - ну, знаешь... Запаркую где-нибудь на левой точке, и буду кататься.
  - Не ври, в твоем детстве этой серии еще не было.
  - Ну и что? Мечтал-то я все равно. Как раз, кстати, появилась тридцатая. Придурочная эпидерсия... Но тридцать пятая! На ней не ломает - ты, я уверен, знаешь?
  - Во-первых, на ней тоже ломает. Но намного слабее, верно, - сознание не теряют. Во-вторых, я вообще-то не понимаю о чем ты...
  - Сволочь! Чтобы у тебя дудка вспухла. Кстати, как тебе тыква после вашего гедонизма?
  - Не понравилось, - Энхгем усмехнулся. - В общем, катайся себе на здоровье... Интересно только - где ты собираешься на ней кататься?
  - На чье здоровье? - Койру хмыкнул. Улыбка у него на лице потухла.
  - Без шуток, - Энхгем откинулся на спинку стула. - Вали к нам и катайся хоть до синдрома. У нас места много. Полгалактики. А может и больше уже.
  - Ладно... - Койру вздохнул. - Мне уже поздно. Да с таким за плечами.
  - Твое за плечами там никого не интересует, вообще-то, - Энхгем побарабанил пальцами по столу. - Тем более, что как раз с таким за плечами... Этому?
  Он кивнул через плечо в сторону игрального зала, который остался за толщей голографических туманностей и созвездий.
  - С ним уже давно все по-свойски.
  - Схемы? Конфигурации?
  - Свежатина. Недельной давности, даже по статусу хватит.
  - Ты как всегда. Так держать. Жвачка?
  - В любой момент сколько угодно.
  - Ну вы надоели уже! - незнакомка полыхнула взглядом. - Что значит "жвачка"? И что значит "дудки", все-таки? И как можно подавиться нейтрино, что за ерунда такая.
  - А ты сиди, ешь, и молчи! - Койру пристукнул пальцем по столу.
  - Я тебе потом объясню, - Энхгем, пытаясь не улыбаться, обернулся к девушке.
  - Послушай, девушка! Я желаю тебя угостить и приглашаю на танец.
  Они обернулись на голос. Рядом стоял офицер с бокалом в руке. На мундире зловеще горела фалера Собственного гарнизона Порта. Нашивки, клапаны, цепочки мрачно мерцали. Обгоревшая лысина блестела в голографическом свете. Каменное выражение на гладком лице не предвещало ничего хорошего. Офицер посмотрел на Энхгема, оглядел Койру с непонятной усмешкой.
  - Девушка потанцует со мной.
  Энхгем почувствовал страх сковавший девчонку. Она вцепилась ему под столом в колено и замерла, глядя то на него, то на Койру. Он поднял голову.
  - Капитан, девушка не танцует.
  - Я не расслышал?
  - Девушка, - громко и медленно повторил Энхгем, - не танцует.
  - Я не танцую... - сказала та едва слышно.
  К капитану подошли товарищи. Один из них остановился у Койру, второй остановился у девушки.
  Вокруг все окаменело. Музыка растворилась. Галактики и туманности застряли во мраке и тишине. Бутылки, бокалы, рюмки, лысины застыли искристыми пятнами. Фиолетовые облака тумана замерзли.
  - Слизняк не понимает где находится? - процедил тот который остановился у Койру. - Здесь не бывает девушек которые не танцуют.
  - Когда со слизняком разговаривает легионер, слизняк встает, - капитан возвышался черной статуей.
  - Продуй сток, - сказал Энхгем. - Крысеныш.
  Капитан схватил его за шиворот и дернул вверх, расцепив клапан на воротнике.
  И застыл. Растерянный взгляд застрял на матово-серебристом обруче, который возник на шее Энхгема. Спереди обруч имел утолщение, в котором пронзительно и спокойно сиял темно-синий огонь - звезда с невиданным спектром.
  Капитан перевел дух, облизал губы.
  - Прошу прощения, - наконец выдавил он. - Это была ошибка.
  - Ошибки нередко приводят к смерти, - проговорил Койру медленно и с загадочным удовлетворением. Затем смачно кусанул персик и громко зачавкал.
  - Я ухожу? - снова покосившись на него, капитан попятился.
  В секунду солдаты исчезли.
  - Ты что, - девушка замерла в восторженном ужасе, - каратель?! Как они ловко струсили! А что это у тебя за ошейник?
  - Давайте отваливать, - Койру выплюнул в блюдо кометку-косточку. - Курсовый минус-три и в док. Кстати, - он обернулся к девушке. - У меня есть толпа замечательных голографий. Собирал все три года пока ползал на ящиках. Просто невероятные образцы. В Ноль-пять-четыре есть сегмент где с любой точки - эмиссионные О-туманности во все небо. Плюнешь - застрянет. Будешь смотреть?
  - Сдохнуть мне на нейтронной! - ответила незнакомка.
  * * *
  - Добро пожаловать. Мой аварийный док.
  Койру прошел к стене, где стоял маленький дорожный контейнер.
  - Этим я уже здесь запасся.
  - Для денег? - подошел Энхгем.
  - Для трупов, дурак. Таких умников как ты, идиот. Ты наелась? - Койру расплылся улыбкой в сторону девушки.
  - Да. Обалденные персики. Просто лапочки.
  - А сок? - расстроился Койру.
  - И сок обалденный. А где голографии?
  - Так двигай сюда.
  Девушка, оглядывая пустую комнату (кроме контейнера, здесь имелся только спальный мешок и над ним фонарик-ночник), подошла к Койру, приняла у него футлярчик с кристаллом. Тот выудил из полупустого контейнера голо-очки и стал извиняться:
  - Пока только так. Но для ознакомления подойдет. Ничего, разбогатеем - куплю что-нибудь поприличнее. Я сам почти каждый вечер смотрю. Вот взял тут по случаю, - он тронул очки. - Присаживайся, - он обвел рукой голый пол.
  Койру присел у контейнера, заправил кристалл, протянул очки девушке. Незнакомка надела очки и присела на пол, словно ей было нипочем каждый день сидеть на полу в пустых комнатах неизвестно у кого неизвестно где.
  - Одну секунду, - Койру кивнул в сторону душевой. - Я должен переодеться. Меня данный наряд уже вымораживает.
  - Вот это да... Мамочка... Просто ужас какой-то... Я такое только на голографиях видела... Чего только не бывает в Галактике! Обалдеть можно.
  Койру вернулся и покосился на индикатор, щелкая клапанами стандартного комбинезона, на котором мерцала эмблема Порта.
  - А-а... Эти - вообще без комментариев. У вас дома такого нет.
  - Ну и что! - девушка сняла очки. - Зато у нас есть много такого чего нет у вас.
  - Обиделась? Объектов класса О-пять в хабитабельных Секторах нет... С такими вопросами не ко мне, балда.
  - Я понимаю, не дура. А ты - хам.
  - Ко, схемы.
  Они расселись, в космической пустоте комнаты, у контейнера. Койру отстегнул грудной клапан, протянул кристалл. Энхгем принял кристалл и приложил к браслету пепельного металла, который обнаружился у него на левом запястье, под рукавом куртки.
  - Какой у тебя браслет странный, - незнакомка указала пальчиком. - Не как у людей. Тоже вроде ошейника?
  - Это хуже, - Койру хмыкнул еще раз, - это наручник. Твой дядя Энхгем попался, как он сам говорит, не по-детски. И меня хотел с собой утянуть.
  - А тебя тоже так станут бояться? Тогда соглашайся. И угонять ничего будет не надо. Сами будут давать. Пусть даже не с первого раза, как приличные девушки.
  - Нет, Койру, твой пятак все-таки будет наполирован. Испортил девочку буквально за час.
  - Не захотела бы - не испортилась.
  Койру обернулся, достал из контейнера планшет, развернул, выложил перед собой на пол. Энхгем вернул кристалл, который Койру приложил к подушке планшета и спрятал обратно в комбинезон. Они склонились над схемой. Незнакомка, продолжая изнывать от любопытства, разглядывала линии, циферки, и фигурки у Энхгема из-за плеча.
  - Значит так, - Койру поднял указательный палец. - Прогресс, группа первая - контроллер.
  Он посмотрел на девушку.
  - Здесь все будет нормально, - Энхгем сдержанно улыбнулся.
  - Группа вторая. Зона собственного контроля.
  - Где входим?
  - Здесь, - Койру остановил над схемой ладонь. - Шурф проверен.
  - Коллектор?
  - Сто двадцать минут.
  - На штоке?
  - Первый - два ноль пять. Второй - завтра утром. Клянусь Постоянной, - Койру бросил взгляд на часы в углу схемы, - Эн, ты появился вовремя. Первый - два ноль пять! Чтобы я рухнул.
  - Ладно, Ко... Считай, что судьба. Ствол? - Энхгем обшаривал схему взглядом. - Этот?
  - Да. Входишь здесь. Выходишь вот здесь. Я тебя жду пока здесь.
  - Четыреста метров. Придется ставить рекорды. Где и как входим?
  Койру отстегнул другой клапан, вытащил металлический стержень.
  - Почти все деньги.
  - А наша крыса?
  - Я проверял. Чисто, ничего, нигде, никого. Да и неделя прошла, говорю.
  - В том-то и дело, что прошла неделя, - Энхгем кивнул. - Тем более после такого.
  - Я проверял - все что мог.
  - Слушай, Ко... А что ты будешь делать с такими-то деньгами? Опять экстрем-резонаторы покупать? Неизвестно кому?
  - Во-первых, не неизвестно кому. Во-вторых, как ты давно уже, сволочь, понял... Я борюсь за идею. А деньги - это приятный побочный эффект. Девять миллионов, по три на рыло, - разве не приятный побочный эффект?
  - Девять миллионов?! - незнакомка чуть не спалила взглядом комнату. - И это все нам?! Но это же такая страшная уйма денег... Это что - правда?! И что с ними делать?! Куда их потратить, такие?!
  - Это тебе не даже не тридцатая, Ко. Это, Ко, шесть полутрюмов по тридцать шесть банок каждый.
  - Да, Эн, страшновато... Такой борт и слить нелегко. Это уже такая пищевая цепочка... Если ты, разумеется, не поможешь, - Койру снова заухмылялся. - Цифра, конечно, невероятная. Нам так не жить, ты прав. Хотя, если честно, хочется. Выстроить домик где-нибудь на горном озере, у себя в Ноль-девять-четыре.
  - Тебе твоей доли хватит чтобы выстроить сто сорок замков, у себя в Ноль-девять-четыре. И купить двадцать пять спутников где-нибудь в Один-четыре-один. А ты, - Энхгем хмыкнул, - снова потратишь все деньги на какой-нибудь экстрем-резонатор.
  - Заткнись, Эн, а то я тебе кольцо все-таки выжгу. У меня тогда были лишние деньги.
  - Что значит "лишние"? Как деньги могут быть лишними?
  - Эн. Я хочу чтобы после меня хоть что-то осталось.
  - Ты это правда?
  - Да. Считай, что это был мой вклад в академическую науку.
  - Ну, я тебе еще раз скажу. Если затеял что-то такое, сначала спрашивай. Меценат доморощенный.
  - Не понял?
  - Притом, что такого информатора как у тебя - поискать. Сначала хотя бы узнал чем они занимаются.
  - Я знал чем, а что?.. В том-то и дело, - Койру хмыкнул, не дождавшись ответа, - каких поискать. Ты куда рухнул, вообще? В радиус так не падают, честное слово. Даже не дождался пока меня с койки пнут. Друг называется.
  - Я убедился, что с тобой все в порядке, и ушел.
  - Даже не предупредил! Даже не сказал куда! Тем более, что туда. Засранец.
  - А ты? За три года одно письмо. Я только и знаю, что ты ушел на ящики - всё. Или ты думаешь, что у нас там автоматически становятся телепатами? Кто после такого засранец?
  - Все, Эн, очень просто. Полгода назад мы встряли на траверзе ноль-два-четыре в Ноль-один-пять. Эти сволочи, как ты знаешь, дергают с грузовиков все что еще дышит - латают дыры на тыквах...
  - Как не знать, - Энхгем хмыкнул. - И очень часто совсем не на тыквах, и очень часто совсем не латают.
  - Ну, вот про то же и я же. Несколько раньше вышел у меня на этой почве случай с одним крысенышем...
  - Я уже понял. И кто этот крысеныш.
  - Тебе будет смешно, но он - тот самый который...
  - Вот так во́т, - Энхгем хмыкнул и покачал головой. - Надо же - какая судьба. И что тебе помешало? Укопать его там же на месте?
  - Сейчас долго рассказывать, - Койру бросил взгляд на часы. - В трех словах - я выяснил, что он сейчас здесь. Ну, в общем, всю эту длинную грустную повесть...
  - Но деньги все равно пригодятся? - Энхгем ухмыльнулся.
  - А девять миллионов - это не так страшно, - отозвалась незнакомка. - Люди и не с такими деньгами живут. А вы - гады! Весь день несете какую-то чушь, а я не понимаю! И еще хотите чтобы я помогла сорвать ящик.
  - Есть! - Койру возликовал. - В цангу!
  - Испортил мне девочку, - смирился Энхгем. - Дальше?
  - Дальше - ты должен вскрыть этот сфинктер. Здесь. Вот. Все.
  - Сто десять, сто сюда, сто обратно, и еще двести девяносто. Успею.
  - Плохо, конечно, без связи. Но здесь ничего не поделаешь. Жду тебя здесь, беру ключ, и топим вместе досюда. Пятьсот метров досюда, и там - триста. Вот мой контроллер. К этому времени ты уже должен торчать в поляре, - Койру посмотрел на девушку. - Затем я возвращаюсь сюда, и отсюда в резервный. И здесь уже мне придется ставить рекорды.
  - Уже зона, - Энхгем кивнул.
  - Главное - не забудь вот что, - Койру повернулся к контейнеру, покопался, хмыкнул. - Вот она, моя прелесть. Мудрить ни к чему, способ проверен веками. В прошлый раз не сгодилась, но вот сейчас... - он обернулся, протянул фалеру лоцмана.
  - Отличная штука, - Энхгем спрятал фалеру в карман, щелкнул клапаном. - Теперь... Слабые точки?
  - Девчонка.
  Они оба посмотрели на незнакомку, которая вертела головой между ними.
  - Сами вы слабые точки! - та обиделась и надулась. - Я сделаю все лучше всех. Вы меня еще не знаете.
  - Не знаем, - Койру хмыкнул. - Но Энхгем за тебя поручился. Так что я надеюсь ты не дернешь ящик сама и не бросишь нас тут.
  - Вообще-то тебя, такого хама, надо бросить. Но Энхгем за меня поручился.
  - Вторая - вот эта авария, - тот тронул планшет. - Если я тебя здесь не увижу, то...
  - Спокойно. Если мы попадем в зону...
  По комнате рассыпался звон. Койру тронул браслет.
  - Я слушаю.
  - Койру!
  - А, это ты... Что-то случилось?
  - Что-то случилось?! Тебя припасли с человеком из Разведки! Ты что - спятил?
  - А что? Может быть я сам в Разведку собрался.
  - Ты умный человек или что? Во Флоте топтал!
  - Ты потише! А то я демпфер тебе почищу, давно напрашиваешься.
  - Нет, не почистишь. Ты больше у меня не работаешь.
  - Не понял.
  - Продуй сток. Завтра можешь не приходить.
  - Не понял! Ты мне должен за две недели, этого ты не забыл?
  - Я ничего не знаю. Ты больше у меня не работаешь.
  - Але! - Койру рассвирепел, но зря - линия отключилась.
  - Это тот кретин который начальник? - спросила девушка.
  - Не то слово... Теперь сама видишь. Чтобы у него дудка вспухла. Вот так, Эн.
  - Главное, Койру. Капкан! Не успеем войти. Здесь уже будет развороченный муравейник.
  - Здесь норма. Уйду.
  - И как?
  - Как уходят от гравикапканов? С тангента, или горкой. Не лей в демпфер.
  - С массой в стандарт? Кстати спросить, Ко, на что ты вообще надеешься, флибустьер доморощенный?
  - Эн! Ты тридцать пятые плохо знаешь, без шуток.
  - А ты, стало быть, хорошо?
  - Не глумись. Тренажер тоже кое-что значит. И вообще, я их знаю, можешь поверить.
  - Не сомневаюсь... Если с детства мечтал скатнуться...
  - Не знаю что с безопасностью, но дудки там... Запас не двойной даже. А капкан - он и на Внешнем капкан. Никто еще не срывал тридцать пятые из портов.
  - А мы сорвем! - воскликнула незнакомка.
  Койру расплылся в такой счастливой улыбке, что даже не нашел сил ответить.
  - Ладно, Ко, ладно. Я просто не сомневаюсь, что ты эту серию знаешь - реально. Я их тоже знаю, конечно, только по-своему. И, кстати, под другую машину я бы маску светить не стал. Такую маску, и здесь. Даже тебе, Ко!
  - Ты совершенно прав. На другой и затевать нечего! В общем, побулькает...
  - От души - не от души, но два часа будет. Левую зону с коротким прогрессом я тебе дам. Их есть у меня... В общем, только топи гашетку.
  - Ну что вы за желуди! - незнакомка наконец рассердилась и стукнула кулачком в пол. - Ну что значит "побулькает", все таки? И что значит "левая зона с коротким прогрессом"? Нет, ну какие вы злые хамы все-таки.
  - У нас - час пятьдесят пять, Времени...
  Снова раздался звон. Койру активировал связь.
  - Койру! Тебя только что запасли с Разведкой!
  - Об этом, я понимаю, уже весь Сектор звенит?
  - Ты больше здесь не живешь. На сборы тридцать минут.
  - Что?! Не понял, повтор? Я заплатил тебе за месяц, сволочь!
  - Ничего не знаю. Чтобы через полчаса после тебя даже не булькало.
  Связь отключилась.
  - Вот оно как, - Койру кивнул, быстро собирая планшет.
  - А это что за кретин? Хозяин? - незнакомка обвела взглядом пустую комнату.
  - Чтобы он подавился.
  - Нейтрино?
  - Нет... Нейтрино слишком возвышенно для него. Сравни как звучит - кретин и ней-три-но...
  - Да... - Энхгем поднялся с пола. - Кажется мне, друзья, наш, хм, легионер обиделся не по-детски.
  - Разумеется, - Койру усмехнулся. Он поднялся, достал из контейнера рюкзак, уложил планшет. - Он здесь, ты видел, в Перехвате. А знаешь до кого дослужился? Кап-два на бочке. Да еще на Внешнем.
  - Ничего удивительного. Такие как раз и дослуживаются.
  - Под мой киль воронка?.. Итак. Прогресс, группа третья. Жвачка.
  Он уложил в рюкзак очки, кассету с голокристаллами, задумался, повернулся.
  - Все. Забыть мне здесь просто нечего. Прощай, мой сундук, прощай, мой мешок. Больше я вас не увижу.
  Они вышли.
  * * *
  Койру мчался по стволу терминала, взрезая нескончаемое болото - рожи, рожи, рожи, рожи; куртки, костюмы, комбинезоны; лямки, клапаны, каблуки; карабины, шлемы, стереоматы. Шарканье, шелест, гул; звон такелажа на заросших старателях, пронзавших отупляющее однообразие своими безумными взглядами.
  Койру остановился в крайнем распределителе. Народу здесь было немного - те кто оформлял негабаритный багаж. За распределителем начиналась контрольная зона грузоколлектора. Сюда доставляли контейнеры, сканировали, пломбировали, маркировали. Затем груз поглощался шлюзом - чтобы вновь появиться на свет только в точке прибытия.
  Койру остановился у крайнего аппарата.
  - Снова прогресс, группа первая, - он тронул сенсор вызова персонала.
  Через минуту у аппарата возник оператор, в сопровождении патрульного с карабином. Оператор покосился на девушку, приветствовал Койру кивком.
  - Негабарит?
  Тот щелкнул клапаном и протянул оператору коммуникатор-кристалл. Тот приложил кристалл к своему браслету, посмотрел на дисплей.
  - Будет дороже.
  - С каких пор?!
  - Плюс десять процентов.
  - Неделю назад...
  - Ну?
  - Что "ну"? Топи... Пассажир.
  Оператор повернулся и направился к шлюз-контролю. Патрульный отстал и исчез. Они вошли в шлюз-контроль, миновали все мыслимые посты. Энхгем едва успевал умиляться тому как безмятежно солдаты и контролеры провожали глазами процессию. Он переглянулся с Койру.
  - Десять процентов, - тот злобно хмыкнул. - Еще бы - такой экипаж подогревать.
  Шлюз-контроль кончился. Оператор вывел их к какому-то служебному помещению, остановился:
  - Деньги.
  Койру протянул карту. Тот приложил карту к браслету, вернул, накрыл рукой сенсор в стене. Дверь отошла, оператор исчез, дверь снова закрылась. Последовала тягучая пауза. Койру барабанил пальцами по стене, поглядывая на мигающий красный огонь сенсора. Энхгем огляделся - они находились в стволе-тоннеле, который растворялся в сумрачной бесконечности. Тусклые световоды, зеленовато-стальная обшивка, бесконечная лента кар-полоза - можно было уснуть.
  Наконец сенсор вспыхнул зеленым. Дверь отошла. В проеме чернел оператор. Он протянул стержень-ключ.
  - Хватай. Взлом - на четыре прохода. Кары в модуле двадцать. Берешь любой начиная с десятки. Прямо, - оператор указал в сумрак тоннеля, - четвертый узел лево, синий. Трасса двенадцать, догружают крайний, парьте дудки. Обратно по линии шесть, вывод двенадцать.
  - Лаг?
  - Полчаса.
  - Вы озверели?
  - Тебя никто не заставляет, - оператор шагнул назад, и его скрыла дверь.
  - Не заставляет, - Койру повертел ключ. - Полчаса - вот твари. Курсовый ноль, гашетки в упор! То есть придется побегать, - он посмотрел на девушку.
  - Я умею! - та обиделась. - Лучше тебя, слон.
  Они побежали. Койру следил за отводами; когда донеслись до четвертого, он свернул налево. Наконец ворвались в пространство распределительного узла. Койру остановился и выдохнул:
  - Синий! Ждем меня здесь.
  Он рванул к люку; сверху, на статус-табло, горела синяя точка. Подбежав к сенсору, он сунул ключ в слот. Последовала нервная пауза, во время которой Койру барабанил пальцами по кольцу и пожирал сенсор глазами. Контроль соображал мучительно долго, но стена наконец раскололась зигзагом, и половинки ворот разъехались.
  - Я уже думал, что этот дятел... Так, одна шкурка сгорела, - Койру скрылся во мраке ангара.
  Девушка, снедаемая любопытством, вглядывалась в темноту. Наконец в цилиндр распределителя выскользнул оранжевый кар с номером 1015. Огромный ящик затормозил, и Койру высунулся из кабинки:
  - Ну!
  Энхгем подтолкнул девушку, протиснулся сам. Девчонку пришлось разместить на коленях; он проклял все во Вселенной, боясь даже вздохнуть, пока та сидела и таращилась по сторонам.
  - Ну на что ты глазеешь, чтобы у тебя чайник лопнул! - Койру не выдержал. - Ну что здесь интересного?
  - Все! - отрезала незнакомка. - Когда я еще попаду вот в такое? Ведь обалдеть можно. И вообще - засохни. Пассажир.
  Кар скользил по полозу транспортера. Машина отсчитывала повороты; зелено-стальное полотно стен усыпляло и отупляло. Световод угнетал своим безжизненным светом. Мерцающий полоз стремился в бесконечность тоннеля и растворялся. Бесчисленные статус-табло, сенсоры, выводы, распределители - и не единой души, ни единой фигурки в зелено-стальном лабиринте. Наконец кар, выполнив очередной поворот, доскользил до очередного распределителя и замер у вывода. Девушка, Энхгем, и Койру выдавились из кабинки.
  - Все, визуальный контроль, - Койру передал Энхгему пульт управления каром.
  - Тебе придется залезть в этот ящик, - тот обернулся к незнакомке, тронул оранжевый бок машины.
  - Зачем? - незнакомка распахнула глаза.
  - Чтобы тебя не увидели. Эти, здесь, еще не знают, что нас трое. А если нас двое выйдет, то войти тоже должно двое, - Энхгем кивнул в сторону Койру, который стоял у сенсора.
  - Куда выйдет - двое? И откуда?
  - Объяснять некогда!
  Энхгем тронул сенсор на пульте; борт вскрылся, щиток ушел вверх. В трюме обнаружился сейф-контейнер, шесть на три на двенадцать метров. Энхгем вспрыгнул на платформу, протянул руку.
  - Там грязно! - девушка растерялась, оглядывая Энхгема, бок контейнера, свое платье - блестящее, чистое, диковинным образом не потерявшее в термитнике Порта опрятной свежести.
  Энхгем схватил незнакомку за локоть и вытянул на платформу.
  - Ну ты что! - та принялась отбиваться. - А ну отпусти, а то схватишь сейчас! Я ведь помнусь и испачкаюсь! Ай! Отпусти, сказала, дурак!
  - Чтобы попасть домой, нужно испачкаться. Так устроен Континуум в этом Секторе.
  - Ну ладно, - девушка вздохнула и снова заулыбалась. На платье уютно сверкали зайчики статус-табло, сенсора, габаритов кара. - Все равно стирать собиралась.
  - Нам всем повезло, крупно, - отозвался Койру от сенсора.
  Энхгем спрыгнул с кара, тронул пульт. Крышка скользнула вниз, похоронив незнакомку, которая аккуратно пристраивалась между контейнером и бортом кара. Подошел к Койру. Переглянулись.
  - Не бросит нас Космос, - тот кивнул и воткнул в сенсор стержень ключа.
  Красный огонь замигал. Створки вывода разошлись. В проеме чернела фигура - ноги на ширине плеч, руки на кожухе излучателя, оружие на ремне через шею, прямоугольная челюсть, замороженный взгляд. Койру выставил перед собой ключ как некий пароль. Солдат покосился на ключ.
  - Деньги?
  - Какие деньги? - Койру начинал свирепеть. Энхгем положил руку ему на плечо. - Уже заплачено, и не слабо?
  - Кому заплачено? - солдат издевательски удивился.
  - И сколько?
  - Ах, мы не знаем?
  - Ах, мы не знаем.
  - Тридцать процентов.
  Койру остолбенел. Он беспомощно посмотрел на Энхгема, который едва не рассмеялся от его жалкого вида.
  - Ну? - произнес солдат с таким выражением будто сдерживал зевоту.
  Койру вытащил из-под клапана карту. Солдат приложил карту к браслету, потыкал пальцем, набирая сумму. Койру, сдерживая бешенство, подтвердил перевод. Солдат отвернулся, лениво направился по стволу. Они зашагали вслед.
  - Клянусь Полем, хорошо быть таким пассажиром, - шипел Койру. - Получать деньги не за то, что исправно работаешь, а за то, что исправно не работаешь.
  - Терпение, Ко, терпение. Максимум через четыре часа ты будешь зверски отмщен.
  - Мне это не нравится. Неделю назад цены, как бы сказать, были гораздо демократичнее.
  - Цены растут, естественным образом, - Энхгем посмотрел в черную спину. - Денежной массы при таких интересах, ясное дело, не хватает. Мне это тоже не нравится - за неделю могут смениться и цены, и люди.
  Солдат остановился у вывода, обернулся.
  - Здесь, - повернулся, зашагал дальше.
  Энхгем задействовал пульт, и кар скользнул из полумрака тоннелей в свет коридора. Кар подкатил, притормозил, развернулся на стрелке; Койру, мешкая, словно опасаясь каверзы, накрыл пальцами сенсор. Створки разъехались сразу - точно ждали когда наконец объявится Койру, чтобы войти.
  - Сволочи, - тот ухмыльнулся. - Нараспашку. Просто красавцы, сдохнуть мне на нейтронной.
  Они втиснулись в кабинку кара. Машина двинулась и остановилась на этот раз скоро. Они снова выдавились наружу, перед очередным контролем. Здесь повторилась та же история - ворота были незаблокированы. Койру хмыкнул, подняв в потолок палец:
  - Перед самой-то зоной! Посмотри что творится.
  - Четко налажено, спору нет.
  - Во Флот бы такую организацию. Даже во Флоте такого нет. Я не видел. А то, может, и не ушел бы.
  * * *
  Они миновали кольцо - параллелепипед кара за ними - и очутились в пенале сортировочной зоны. Вдоль продольной стены шел транспортер, похожий на полоз по которому двигался кар. По всей длине помещения, через равномерные промежутки, стояли погрузочные платформы. Кар замер у такой платформы.
  Энхгем обошел машину, выпустил незнакомку из заточения. Девчонка, игнорируя протянутую руку, изящно спрыгнула. и стала оглядывать и одергивать платье.
  - Помялось! - она пронзила его возмущенным взглядом.
  Тот отошел к Койру, который остановился у пульта и набрал код. На монитор вывалилась таблица; Койру принялся внимательно ее изучать. Девушка, закончив одергивать и приглаживать платье, подошла и уставилась в цифры у Энхгема из-за плеча.
  - А где мы? И что это вообще такое?
  - Сколько ты весишь? - спросил Койру в ответ.
  - Не знаю.
  - А кто знает? Хотя бы скажи - больше шестидесяти шести килограмм?
  - Сейчас как схватишь!
  - Смотри-ка! - Энхгем кивнул на экран. - Нет, Ко, ты посмотри дальше!
  Тот всмотрелся, хихикнул:
  - Клянусь черной дырой, Эн! Наглости предела все-таки не бывает.
  - А ты переживал, из за каких-то десятых процента... Мы с тобой, похоже, не представляем, все-таки, до какой именно степени тут все схвачено.
  - Ну-ка... - Койру уставился в потолок, подсчитывая. - Еще по половине с банки... Сливаем с ящика еще семнадцать двести восемьдесят. Да уж. Людям нужны деньги. А ты? Бессребреник хренов. Ладно б один такой был, в мире. Так вас там целая Разведка таких.
  - Зачем там нужны деньги, вообще? Подумай своей лысой башкой, элементарно. Вот получу я свои три миллиона. Куда я их дену? Экстрем-резонатор я покупать точно не буду. Хотя бы потому, что знаю какой от него может быть вред.
  - Насчет резонатора ты заткнись, наконец. А деньги девчонке отдашь. Шесть миллионов - приданое что надо. Тебе ведь нужны деньги? - Койру заухмылялся в сторону незнакомки. - С этим кретином все ясно, но ты-то вроде нормальная?
  - Не знаю, - та растерялась. - Мамочка... У меня никогда не было больше чем двести за раз. Да и то - я не знала куда их деть. Двести монет - это ведь такие деньги! Ведь на них целых полгода жить можно. Ну, у нас можно... Вот если бы можно было, - девушка вздохнула, - как-нибудь так устроить, чтобы в месяц приходило монет семьдесят? Может быть как-нибудь в банк положить, немножко. Чтобы проценты были, нормальные. Или вложить как-нибудь... А то мне так надоело где я живу. А у моей знакомой знакомая домик сдает, на озере. Такой обалденный! И место такое обалденное тоже. Вроде недалеко, а нет никого. Тихо, спокойно. Но дорого так. На озере! - она снова вдохнула, грустно.
  - Я куплю тебе все это озеро, - сказал Койру.
  - Оно не продается, - незнакомка вздохнула еще раз. - Конфедеральный парк.
  - Ха. Тогда тем более. Не продается. Конфедеральные парки для того и существуют - чтобы продавать озера. Только дороже. Не смеши меня, глупая!
  - Не обзывайся! Индюк ушастый.
  Энхгем обернулся к девушке.
  - Значит так. Слушай меня внимательно. От тебя зависит исход всей нашей дурацкой затеи. Сейчас мимо пойдет контейнер. Мы его остановим, и ты в него заберешься. Запоминай... Ага! Вот и контейнер.
  Справа, из погрузочного ствола, по транспортеру заскользил огромный параллелепипед контейнера в габарите желтых огней.
  - Мамочка! - девушка вцепилась Энхгему в локоть. - Зачем мне сюда лезть?! Это ведь просто ужас какой-то!!!
  Контейнер остановился, нависнув над девушкой черным чудовищем. Она в ужасе смотрела на огромный ящик, потом обернулась:
  - И что... Мне обязательно сюда лезть?!
  - Другого способа проникнуть на борт, увы, я не предложу, - Энхгем улыбнулся. - Ты ведь не сможешь пройти незамеченной мимо строя, хм, легионеров?
  - Я себе такого не представляю, - Койру хихикнул.
  - Ладно, полезу. Только если там чисто!
  Это было сказано таким ультимативным тоном, что Энхгем с Койру вздрогнули.
  - Там чисто, - отозвался Койру от монитора погрузчика. - Больше того, там стерильно, и, по идее, эту штуку нельзя открывать вообще... Ха-ха-ха. Так что вытрави шток и не парься. Это квазиготовый шлам, он не может быть грязным. Серебристая пыль, взвешена в магнитном поле. Двенадцать на шесть на три, а весит только шестнадцать тонн. Семьдесят четыре кило кубометр, будешь как на перине. Еще вылезать не захочешь.
  Незнакомка снова в ужасе оглядела контейнер. Койру ткнул пальцем в пульт. От контейнера отделилась крышка; чуть приподнявшись над верхним рифтом, она образовала щель, через которую можно было различить отблески статусов. Индикаторы на стойках загорелись багровым. Габариты контейнера, отвечая, вспыхнули тем же. Энхгем продолжил, указывая на щель:
  - Внутри, в каждом углу под крышкой есть индикатор. Смотри. Желтый сейчас обозначает загрузку, статус-один. Сейчас ты сюда заберешься, мы закроем контейнер и снимем паузу. Когда мы закроем крышку, здесь загорится красный. Минут через пять снова загорится желтый - контейнер поступит в трюм. Еще минуты через четыре загорится зеленый. Это значит - контейнер стал в стек. Когда загорится зеленый, ты приложишь к сенсору, прямо к огню, эту штуку.
  Он отстегнул клапан куртки, протянул незнакомке коробочку анализатора.
  - А какой стороной? - девушка взяла коробочку. - Она со всех сторон одинаковая!
  - Любой. Она зафиксируется на индикаторе и начнет работать. На это уйдет секунд десять, максимум двадцать. Пока ты будешь ее прикладывать, своими руками, она снимет твой био. Потом обманет замок. Тот подумает, что ты своя, и даст статус-два - то есть загорится зеленый. Сначала белый, четыре секунды, потом зеленый... Когда загорится зеленый, снимаешь штуку и прячешь. Затем приподнимаешь крышку и вылезаешь из контейнера в трюм.
  - Она страшная! Я вижу, что чистая, но она ведь весит миллиард килограмм! - девушка в смятении оглядывала двенадцатиметровый контейнер.
  - Зеленый огонь значит также, что подвеска теперь активна, и ты сможешь сдвинуть крышку одним пальцем, буквально. Только сдвигай по стрелке - вот она, видишь?
  - Здорово! А если сверху что-нибудь будет?!
  - Спокойно. Дядя Койру все сделал как надо. Дядя Койру раздобыл код и перепрограммировал стек. Твой контейнер запаркуется так чтобы ты вылезла и сразу сообразила - что там и как.
  - Ладно, - незнакомка покосилась на монитор. - Посмотрим.
  - Не бойся ничего и никого. На борту полчаса никого не будет.
  - А как же вахта какая-нибудь, или что?
  - Вахты не будет, не парься, - отозвался Койру. - На штоке, в доке, борт оставляют под роботом - это норма. Экипаж сейчас расслабляется, девочек у них там, я понимаю, под крышку...
  - Вот заладил, - Энхгем ткнул его в бок локтем. - Любая белковая масса за килограмм будет идентифицироваться. И если детект - тревога.
  - То есть? А как же тогда...
  - Спокойно. С нами инструментарий Разведки. И вот главное. Давай руку...
  Он вновь щелкнул клапаном, достал черное полированное кольцо, надвинул на пальчик.
  - Без этой штуки тебя выловят уже здесь, вместе с контейнером, - он указал в дальний конец модуля, где транспортер погрузчика заглатывался диафрагмой. - Видишь кольцо? Там начинается зона собственного контроля. Здесь, - он обвел рукой модуль, - последняя точка формирования груза.
  - Грубо говоря, - Койру заухмылялся, - дальше не уворуешь уже ни за какие деньги. Можешь поверить - такое бывает...
  - Я все поняла. А дальше? Что там? - незнакомка посмотрела на диафрагму с прежним ужасом.
  - В трюме ты осмотришься и найдешь вот такой индикатор.
  Энхгем сдвинул рукав; на браслете возник световой код, который девушке следовало отыскать.
  - Дойдешь до него, снова прицепишь анализатор.
  Девушка, боясь шевельнуться, держала анализатор двумя руками, как некую вселенскую драгоценность.
  - Там будет шахта с лестницей...
  - Ты ведь умеешь лазить по лестницам?
  - Получше некоторых, - незнакомка обернулась к Койру, сверкнув всеми своими зайчиками. - Ты, вон, бегать даже не умеешь по-человечески. Топаешь как бегемот, клянусь Постоянной. Сольешь ящик - купи себе ноги нормальные.
  - Лезть нужно вверх, - продолжал Энхгем. - Третий по счету люк. Ты выпрыгнешь в центрум комм-яруса. По углам центрума будут кольца стволов... Коридоров, тоннелей - называй как хочешь.
  - Мамочка! - прошептала девушка в заинтригованном ужасе. - Так хотелось попасть на какой-нибудь настоящий корабль! Но чтобы так... Просто ужас какой-то.
  - Тебе нужен левый северный ствол, - Энхгем повернулся и вытянул руку, показывая направление. - Ты войдешь в ствол и пройдешь двенадцать метров. Там будет куча надписей, всякой белиберды, несколько выводов. Тебе нужен только один, вот с такой маркировкой. Вдобавок это единственный круглый.
  Он снова показал на браслете. Девушка посмотрела, кивнула.
  - Это вывод пульт-контроллера. Такие же есть в каждом поясе, кроме север-поляра.
  - Север чего?!
  - Носовой части - там рубка. На выводе будет красный огонь. Ты прицепишь анализатор и дождешься пока он закончит мигать. Загорится зеленый, вывод вскроется. Лезешь.
  - И там будет такое... - Койру изобразил страшную рожу. - Не растеряйся!
  - А что? - незнакомка перепугалась.
  - Много всякого очень разного, - Энхгем усмехнулся. - Тебе нужно найти только одну панель. Она будет справа от капсулы, в стене. Теперь самое главное.
  Он расстегнул воротник куртки. Кристалл в обруче спокойно светился. Энхгем сдвинул кольцо, кристалл тревожно мигнул - и соскочил на ладонь. Энхгем протянул руку. Девушка попятилась, прилипла к стойке платформы.
  - Что это?!
  - Знаешь меты, которые у солдат? - спросил Койру. - Считай, что это мета разведчика.
  - Это больше чем просто мета, - сказал Энхгем, держа синий огонь на ладони. - Можно сказать это моя эманация... Берешь кристалл и прикладываешь к панели, крайний правый кружок. Все. Сидишь в контроллере и не выходишь. Сидишь пока я тебя не выпущу. Ясно? Крайний правый кружок. Держи.
  - Мамочка... - незнакомка протянула ладони, и Энхгем оставил кристалл рядом с анализатором. - А если... А вдруг там что-нибудь не откроется?!
  - Там все откроется.
  - А вдруг мы не увидимся больше?!
  - Не говори глупостей! Если я тебе даю такую штуку, значит никаких вдруг не будет. Увидимся, еще как.
  - Вот тогда ты у меня схватишь! Глупостей значит. Хам какой. Ну ничего, я тебе устрою еще.
  - Дети мои, - Койру кашлянул. - У нас мало времени.
  Энхгем подтолкнул девчонку, которая стояла прижав к груди кристалл и анализатор, к контейнеру. Та спрятала коробку и шарик в карманчик на груди, провела ладонями по лицу, вздохнула. Вспрыгнула грациозно на базовый рифт контейнера, поставила ногу на нижний, дотянулась до верхнего, обернулась. Платье сверкнуло россыпью огоньков, отразив габариты контейнера, статус-табло над входной диафрагмой зоны, монитор на пульте погрузчика. Затем подтянулась на рифте, посмотрела в щель, и перепорхнула через борт во мрак.
  Койру ткнул пальцем в пульт. Крышка упала, стойки и габариты засияли зеленым, и двенадцатиметровый гроб устремился к зияющей диафрагме. Энхгем и Койру стояли, наблюдая за тем как зеленые огоньки исчезают в чреве зоны собственного контроля.
  Когда контейнер ушел, Энхгем закрыл борт кара и повел машину назад. Они вернулись в тоннель и скоро были у вывода где обитал солдат-вымогатель. Он и сейчас стоял там же.
  - Деньги, - голос солдата был почти ласковый.
  - Сколько? - спросил Койру без выражения.
  - Тридцать процентов.
  Койру протянул карту. Солдат посмотрел на дисплей браслета.
  - Не понял.
  - Видишь - у меня больше нет?
  Солдат счистил остатки, вернул карту.
  - Ну вперед, - он усмехнулся, оглянувшись в закрытые створки вывода. - Удачи.
  Обернулся к сенсору, накрыл ладонью; створки разъехались. Кар выскользнул в зелено-стальной полумрак распределителя. Энхгем остановил машину за выводом, догнал, забрался в кабинку. Койру втиснулся следом. Они переглянулись.
  - Времени в ноль, - сказал Койру. - Вот теперь надо парить совсем не по-детски.
  * * *
  - По сути, КПД у такого воровства - ноль минус один. - Койру указал большим пальцем через плечо, где в трюме кара находился пустой контейнер. - Если воровать, то минимум по паре таких коробков, и целых. Иначе смысла нет просто. У меня лысина дыбом встает - какие тут уходят деньги.
  Кар скользил над полозом, стены уносились назад бесконечными лентами. Время тянулось вязко и тяжело. Статус-табло, точки сенсоров мелькали в бескрайнем объеме тоннелей. Кар миновал несколько распределителей, когда Койру наконец остановил машину. Выпрыгнул из кабинки, стал оглядываться.
  - Ничего не понимаю, - он вышел на середину ствола, осмотрел стены. - Этого не может быть.
  - Чего этого не может быть? - Энхгем спрыгнул, подошел.
  Койру шагнул к стене, пощупал панель.
  - Этого не может быть! - он смотрел на стену в растерянности. - Вот здесь, - он ударил в панель кулаком, - был вывод, три-три-ноль-девять. Или ты думаешь мне пора в сток?
  - Не парься, пока не думаю... - Энхгем присмотрелся к швам.
  - Что за дрянь?! Я ведь сам все до этого...
  Энхгем подошел к стене, провел ладонью по шву между панелями, перешел к смежной, исследовал следующий шов. Отошел, оглядел всю поверхность панелей насколько хватало глаз.
  - Ко, успокойся, - он вернулся. - Это элементарно. Панель свежая. То есть если здесь был вывод, его просто сняли.
  Койру отстегнул клапан, достал стержень ключа, сунул под нос Энхгему.
  - Вот этой железкой я открывал этот шурф, - он снова стукнул кулаком в стену. - Пятьдесят метров от распределителя. Посчитай сам, - он указал ключом в сторону откуда прикатил кар. - Красавцы... Снимать аварийный вывод!
  - Потому и сняли, что аварийный. Здесь, я понимаю, все летало в оба конца как через шлюз-контроль, - Энхгем усмехнулся, вспоминая солдат и контролеров, которые пялились на них двадцать минут назад. - Но причина, скорее всего, в другом. Причина, скорее всего, все-таки эндогенная.
  - Это понятно. Здесь ведь не Порт, а арена гражданской войны.
  - А мы попадаем.
  - А мы попадаем.
  - Девчонка, - Энхгем посмотрел на браслет. - Уже там. Минут через пять разыщет контроллер. Страшно подумать что с ней там будет.
  - Эн...
  - Я сам виноват, никто меня за рифт не тянул. Но разве я тебя мог бросить? Мститель, блин, доморощенный. Мальчишка! В общем, придется фолить.
  - Если ее найдут там, в контроллере...
  - Несложно представить что будет вообще, - Энхгем обвел рукой вокруг головы. - Но если нашелся вход, найдется и выход. Через тот же вход, например.
  - Эн, я этого не хотел. Это уже такие крайние меры, что...
  - А что делать?
  - Эн, еще раз тебе говорю! Я даже не предполагал, что они рискнут на такие-то меры!
  - Еще бы. Снять аварийный вывод - значит перевесить систему эвакуации.
  - У нас, - Койру посмотрел на часы, - шестнадцать минут.
  - А девчонку можно вытянуть только с машиной. Через шестнадцать минут мы должны быть за всеми шлюзами.
  Они забились в кабинку кара. Оранжевый ящик понесся обратным маршрутом. Снова замелькали сенсоры и статус-табло. Наконец кар замер у вывода где Койру выложил последние деньги. Они спрыгнули, подскочили к сенсору, переглянулись. Энхгем достал кольцо - такое же которое дал незнакомке, только с маленьким синим шариком.
  - Защита у них тут два ноля, - Койру посмотрел на звездочку шарика. - А здесь может и три.
  - Хоть двадцать, - Энхгем надел кольцо на палец, повернул шарик. - Ставлю в предел. У нас форс-мажор.
  - Не надо быть таким жадным, - Койру хмыкнул. - Последняя шкурка! - он воткнул стержень ключа в красный огонь.
  Створки вывода разошлись. В проеме снова образовалась фигура - ноги на ширине плеч, руки на карабине, прямоугольная челюсть, замороженный взгляд - оживившийся некоторым интересом.
  - Не понял, - выговорил солдат. - Принес долг?
  Энхгем поднял ладонь. Шарик блеснул перед глазами солдата. Фигура обрушилась черной массой. Карабин звякнул стволом о кольцо, шлем глухо воткнулся в пол. Энхгем перескочил через труп.
  - Быстро! Пока мозг активен, ну!
  Он поволок тело за ноги, Койру подхватил под мышки. Они двинулись по коридору; Энхгем - спиной вперед, обернувшись; Койру - согнувшись над шлемом, в котором отражались огоньки статус-табло и сенсоров. Вот наконец кольцо в противоположном конце - створки наглухо, сенсор рдеет в стене. Энхгем взял мертвую руку, накрыл сенсор ладонью в черной перчатке.
  Красный огонь потух, замигал. Загорелся зеленый. Створки распались, обнаружив еще один коридор. Энхгем склонился над телом и коснулся теперь пульта на поясе.
  - Получат отбой. Пока разберутся что и куда... Какое-то время есть.
  Они понеслись дальше. Вот наконец синий глаз шурфа. Остановились. Койру достал из-под клапана стержень-ключ, всадил в сенсор. Синий огонь мигнул и потух. зеленый. Диафрагма шурфа исчезла в кольце. Койру отдал Энхгему ключ, вошел в шурф, обернулся.
  - Здесь я могу поболтаться...
  Он отвернулся и загромыхал каблуками по гулкому коридору. Энхгем, зажав ключ в кулаке, помчался дальше по своему. Добежал до распределителя, сориентировался по табло, свернул, бросился дальше. Пронесся еще пару пролетов - и здесь остановился.
  Путь перере́зала диафрагма. Лепестки неприступно сходились в центре черного диска. Металл мрачно мерцал в ярком свете последнего перехода у зоны собственного контроля.
  Энхгем, смеряя дыхание, подошел к сенсору. Багровый огонь жег взгляд. Энхгем замер. Посмотрел на браслет.
  Девчонка уже должна выйти из трюма. Она должна быть в контроллере - от трюма минуту, максимум полторы. Он улыбнулся, представив как та, глазея на маркировку и статусы, бежит по стволу. Затем ощутил ужас - что будет если он застрянет где-нибудь здесь?
  Койру, конечно, болван и мальчишка. Устроил доморощенную вендетту. Но, учитывая длительные полюбовные отношения, которые его связывают с клиентом... Первая серия случилась шесть лет назад, когда он вытащил из воронки дохлый на сто процентов борт. Обычный ведь "четвертак"! Никто сначала не верил. А этот, хм, легионер не отработал ситуацию даже в треть. Просто пошел, без раздумий - забив на тех кто шел вслед. Каким образом Койру удалось "прососать" его остаточную интерференцию - неясно. Но факт остается фактом. Четыреста двадцать два сосунка-срочника - из могилы.
  Вторая серия - через два года. Койру ждал и надеялся, что ему дадут тридцать пятый. Как раз начинали комплектовать Сектор. И он должен был получить гашетку - его даже поставили на тренажер. Но капитан просунул своего червяка, и Койру "выпал в осадок".
  Готовь, капитан, фалеру капрала? Нет, будет хуже. За тридцать пятый - в полную массу! - вылетит весь коллектор. Вылетит весь док-контроллер, вон из Флота, к дьяволу в сток.
  Энхгем смотрел в бесстрастное око сенсора - и видел некое странное предостережение. Времени прошло с двойным запасом. Девчонка уже в контроллере. Синий кристалл, "эманация" Энхгема, - уже в бортовой системе. Он тронет сенсор, и система распознает в нем своего.
  Он протянул ладонь к сенсору. И не мог до него дотронуться. Теперь он увидел в багровом глазе запрет - рано! Если этот сенсор тронет "чужой" - кто угодно, кроме лишь одного Коменданта, - Порт в мгновение превратится в развороченный муравейник.
  Но время, время! Лаг определенный для них закончился - кар не вернулся в назначенный срок. Смерть солдата уже зафиксирована, или будет через пару-тройку минут, максимум. Конечно команда на шлюз-контроле не сразу объявит минус-второй. Скорее всего не объявит вообще (им это нужно меньше всего). Но свою облаву устроят по всем закоулкам. Служба безопасности заботится в первую очередь о безопасности собственной.
  Время идет. Где-то в недрах системы аварийной эвакуации Койру уже домчался до нужного места и ждет. Энхгем увяз взглядом в багровом огне. Нет, нельзя. Он ждал, и контролировать панику становилось все тяжелее. Если объявят тревогу раньше чем девчонка активизирует новую "штатную единицу" - раньше чем он минует эту единственную преграду - конец. Что-то у нее там случилось?
  Багровый огонь вдруг потерял тяжесть, перестал быть жгущим горячим глазом. Теперь Энхгем видел перед собой сенсор, просто сенсор, обычный сигнал - сообщающий, что диафрагма находится в статусе минус-один. Все исправно, работает, штатно, только закрыто - чужому дороги нет. Но он теперь - свой?!
  Он накрыл огонь ладонью. Красный огонь замигал. Пальцы похолодели. Ему стало дико - колени тряслись. Такого с ним еще не бывало! Проклятый огонь мигал, мигал, и мигал. Гораздо дольше чем это происходит обычно. Нет, это кажется. Нервы.
  Загорелся зеленый. Цветок диафрагмы раскрылся. Прежде чем переступить заветный порог, Энхгем бросил взгляд на браслет. Он простоял шесть минут.
  Тогда он помчался с такой скоростью с которой, наверно, не бегал никогда в жизни. Ему предстояло преодолеть четыреста метров ствола - при этом придется открывать аварийный шурф, мчаться сто метров в один конец, сто метров обратно - с таким расчетом будто он шел и шел себе не спеша по тоннелю. Биоконтроль обмануть легко, но контрольного срока прохода не изменить.
  Здесь, в зоне, принцип контроля был не такой как в Порте. Зона контролируется бортом будто некая его эманация, со всеми вытекающими отсюда особенностями. Борт находится в статусе-два - любой не "чужой" спокойно войдет и выйдет. Когда Энхгем миновал диафрагму, на пульте вахтенного и на контроле дежурного возникнет сигнал. Обманутая теперь машина укажет - пришел (или вернулся) "свой", лоцман.
  Лоцман может быть "собственный" или "смежный" - из порта или со смежной Зоны, свой изначально "с контроллера" или свой изначально "с борта". В системе контроля есть слабое место (которое, впрочем, вряд ли можно считать собственно "слабым"). По умолчанию допускается, что в Зоне выхода работает первый случай - то есть с машиной приходит лоцман исходной Зоны. А для системы безопасности Порта данные пришедшего борта первичны. И смена номенклатуры - как бы его, борта, "личное дело".
  Но кто может предположить, что безотказные системы биоконтроля можно обмануть обычным колечком из необычного материала? О котором знают только в Разведке, и то знает не всякий.
  Теперь, когда девушка ввела личность Энхгема в номенклатуру, "затерев" настоящего лоцмана, пришедшего с бортом, система не сможет отметить, что собственно Энхгем с борта не выходил. Если кому-то придет сейчас в голову сравнить выходные и текущие данные, посмотреть логи апдейтов номенклатуры, - пусть замечают. Пока разберутся, пройдет время. Но какой идиот начнет проверять что-то сейчас, когда борт запаркован в таком-то порте, когда стоит в таком безмятежном статусе, в трижды безопасной зоне собственного контроля? Конечно идиоты бывают всякие, никакие варианты исключать нельзя. Но теперь пусть разбираются; время работает уже на нас.
  Он мчался по коридору. Вот шурф. Шурф открывается или централизовано - с контроллера Порта, или локально - специальным ключом. Ключ для шурфов своей подконтрольной зоны имеет каждый патруль и каждый дежурный. Понятно, что ключ сработает только в руках авторизованного персонала. Но ключ можно взломать (и непросто, и дорого), он станет имперсональным и перейдет в режим теста. Дежурный получит СТП, "сигнал тестового прохода", - патрульному что-то вдруг не понравилось, и он вскрыл шурф для проверки. Чтобы определить причину потери обратной связи (ключ отвязался от конкретного человека) дежурным дается десять минут (коллеги с которыми придется решать вопрос, процедуры которые придется задействовать). И даже затем вряд ли кто поставит тревогу так сразу (если виноват не лопух-оператор, мало ли как сможет взглючить эта непростая система?), когда все остальное в полном порядке.
  Он воткнул стержень ключа в слот сенсора. Синий огонь помигал; потух, загорелся зеленый. Створки разъехались в стены. Энхгем понесся по шурфу, под лентой тусклого световода. Сто метров он одолел за мгновения. Еще один сенсор. Терминальный эвакуатор, аварийный вывод из зоны собственного контроля. Снаружи не откроешь ничем, там нет никакого замка, и открывать просто нечего. Плоскость вывода разомкнулась, диафрагма ушла в кольцо. Он выглянул из зоны собственного контроля.
  Никого не было.
  Этого Энхгем не ожидал. Драгоценное время тянулось мучительными секундами. Если он опоздает к концу тоннеля, система укажет дежурному в зоне - с единицей комплекта что-то случилось, она "выходит из графика" в буферной зоне. (В то время как шурф вскрыт, если кто-то вдруг да просканит.) Он обернулся назад - мрачный тоннель заканчивался ярким пятнышком.
  Тогда он просто положил ключ на пол. Развернулся, помчался. Краем глаза отметил боковой шурф, ведущий от аварийного док-контроллера, - сенсор пронзительно-синий, только суй ключ. Вот Энхгем снова в стволе. Ладонь на сенсор; шурф затянулся, зеленый погас. Он домчался до устья тоннеля, прилепил пальцы к огню. Створки послушно разъехались. Конец буферной зоны. Он вступил в сектор рекуперации.
  Напустив на себя нейтрально-непринужденное выражение, он шел по яркому коридору. Если его встретят сейчас - сколько угодно. Никто не обратит на него внимания которое оказалось бы лишним. Это - зона собственного контроля. Кто угодно, но если внутри - значит надо, значит авторизован.
  Энхгем шел, ловя краем уха идиотский развязный смех. Ребята - красавцы. Полчаса до статуса-три, а у них проституток под крышку. И это называется "зона собственного контроля"?! Нет, ребята - просто красавцы.
  Он прошел в хозяйственный блок. Несмотря на "если внутри", чтобы не провоцировать на контроле ненужных домыслов, не помешает прибегнуть к невинному маскараду. Он присвоил в гардеробе комплект формы и переоделся, спрятав собственную одежду в стандартную сумку. В центрум зоны вышел офицер с фалерой борт-навигатора на груди.
  Энхгем приближался к преграде, отделявшей его от последних метров - перехода к парковочным штокам, на которых покоилась громада грузовика - сто восемьдесят четыре метра черно-шоколадного полированного композита. Он шагал, стараясь не думать о незнакомке, затерянной в пустынном объеме машины. Он проклял себя за то, что снова разволновался. Обмануть можно любую систему, но если дежурному взбредет что-то в голову - поминай как звали.
  Подошел к контролю. Дежурный кивнул в сторону проходного кольца. Он не спеша приблизился, протянул ладонь. Дежурный лениво скользнул по монитору глазом. Под рукой Энхгема полыхал зеленый огонь.
  - Как норма?
  Энхгем почувствовал, что дежурному, на самом деле, от скуки все давно осточертело - особенно все эти авторизации-идентификации, не допускающие лени и дремоты.
  - В статусе, - он кивнул. - Ящик в ноль через ноль-два-пять. Ребята там не торопятся... - он ухмыльнулся.
  - Ничего. Мне вот осталось пару часов... А ты как?
  - Нет, спасибо, - Энхгем ухмыльнулся еще раз. - Здоровье не позволяет.
  - Болеешь? - дежурный осклабился. - Не повезло. А я вот пока не парюсь...
  - Удачи, - Энхгем осклабился в ответ. - Шток в статус.
  Улыбаясь и испытывая друг к другу непонятное расположение, они расстались. Дежурный остался скучать и мечтать за пультом контроля. Энхгем вступил в штоковый ствол. Сто метров тоннеля показались ему километром. Он дошел до шток-базы, зашел в лифт, поднялся в комм-ярус, покинул лифт-шахту, вышел в центрум-экватор. Он был на борту. О том что будет если с Койру что-то случилось он предпочитал не думать.
  * * *
  Дядя Койру не обманул. Квазиготовый шлам на самом деле был очень мягкий и очень удобный. В нем можно было лежать - как в густой невесомости, как в необыкновенной перине, не ощущая тяжести тела. Можно было замереть в любом положении - вверх ногами, под углом, по-всякому. Было очень приятно ощущать по коже прохладный массаж.
  Прошло минут пять. Все это время контейнер двигался не останавливаясь, и по инерции, которая влекла в разные стороны, можно было судить о подъемах и поворотах. Наконец мягкая качка закончилась. Прошла еще пара минут; красный огонь потух, как предсказывал Энхгем, и загорелся желтый. Теперь нужно подождать пока загорится зеленый, и приложить к этому сигналу коробочку.
  Девушка дождалась пока загорится зеленый, приложила анализатор. Загорелся белый, на четыре секунды, затем загорелся зеленый - все как говорил Энхгем. Затем спрятала коробочку в карманчик, и тут подумала - как поднимать крышку? Стенки гладкие, до дна далеко - обо что опереться? Подняла руку, тронула крышку, чуть нажав в сторону стрелки, которая неярко мерцала сама по себе. Крышка тронулась, приподнялась, повисла. Еще касание - крышка поднялась на полметра.
  Девушка ухватилась за край стенки, подтянулась, выглянула. Контейнер стоял под потолком большого мрачного помещения - под сетью балок и каких-то железок. Энхгем тоже не обманул - контейнер стоял в верхнем крайнем ряду; вот он, балкон, поперек через трюм (надо же, все как на картинках, значит не врали), вдоль стены. Она осторожно выбралась на стенку, пригнувшись под нависшей крышкой, прыгнула - без труда перелетела провал в полтора метра.
  Балкон был освещен световодом, который протянулся под потолком неяркой лентой. В конце балкона мерцал красный глаз; рядом искрилась комбинация огоньков - какие показывал Энхгем. Девушка побежала, поглядывая налево, на стену контейнеров. Огни габаритов горели зелеными светляками; везде были такие панели как та что внутри.
  Коробочка прилипла к красному глазу; глаз начал мигать, наконец загорелся зеленым. Шестиугольник кольца разошелся; внутри оказалась труба с перекладинами и шестом. Девушка осторожно высунулась в трубу. Вниз труба уходила метров на шесть; там не было ничего кроме какой-то заглушки в торце, рядом с которой горел красный огонь.
  Вверх труба уходила метров на двадцать, может быть больше. Много красных и желтых огней, череда перекладин; в самом конце наверху, будто отражаясь от нижней, заглушка с красным огнем. Колодец освещен полосой - такой же как на балконе, только вделанной в стену, напротив лестницы. Девушка протянула ногу, ступила на перекладину. Схватилась рукой за другую, перескочила на лестницу.
  Теперь - быстро наверх. Вот первый люк - он не нужен; вот еще один - дальше; Энхгем сказал нужен третий; вот он. Снова коробочка (надо же умница), снова мигание, снова зеленый огонь. Люк вскрылся; девушка перебралась в кольцо, присела на корточки, осмотрелась. Кольцо выходило в узкий длинный пенал, метров двенадцать в ширину и метров под сорок в длину.
  Спрыгнула на прохладно-зеленый пол. Надо же, она внутри настоящего корабля! Обалдеть можно. Жалко, что так мало времени. Люки, сигналы, надписи, схемы - квадратики и кружочки; все так здорово, ясно (хотя ничего не понятно), четко, строго, обворожительно. Черно-матовые железки, серо-зеленый шелк стен, панели с уютными огоньками. А запах! И тишина - легкая, чистая. Где-то что-то мягко шуршит, где-то что-то глухо гудит; здорово, и так интересно - просто ужас какой-то.
  Вот он тоннель, про который говорил Энхгем, - слева, напротив, наискосок. Девушка перебежала пенал и очутилась в квадратном коридоре со скошенными углами. Тоннель был устроен так, что по всем четырем углам пролегали световодные ленты, а полоса пола между ними была приподнята. Такая же полоса-платформа имелась под потолком, который будто отражался от пола. И везде - люки, сигналы, надписи. (И, кстати, все надписи, что здесь, что в узком пенале, еще вверх ногами. На случай если ходить вверх ногами по потолку, что ли?)
  Она бежала по коридору; он заканчивался черной стеной, по сторонам которой горели два красных огня. Так и есть - через двенадцать метров в стене обнаружился круглый люк и нужный знак. На нем есть кружки, а на других только квадратики - все просто, не спутать. Рядом опять красный - ну и пусть. Коробочка прилепилась к огню.
  Огонь, как ему и положено, замигал. Он мигал, мигал, мигал, мигал - но почему-то не становился зеленым. Что-то было не так. Девушка внимательно огляделась. Нет! Он самый, все верно - круглый люк здесь только один, да и знак этот не спутать. Все было верно, но не работало. Огонь продолжал мигать.
  Одолевая панику, она стукнула в люк ладонью.
  - Мамочка... Что же такое?
  Она стояла и смотрела в огонь. Где-то там, в ужасном лабиринте порта, Энхгем и Койру ждут пока она сделает свое дело. Время идет. А огонь застрял и мигает. А время идет. Ладони похолодели, сердце заколотилось.
  - Спокойно, - она потерла горячие щеки. - Он говорил, что такая же штука есть и в другом... поясе. Значит, нужно найти другой такой... пояс, - она посмотрела налево, на перекрывавшую коридор стену, на два красных глаза. - А что если это и есть переход в другой пояс? А у меня-то коробочка. Попробую - может откроется. И посмотрю что там.
  Она сцепила анализатор, побежала к красным огням. Показался овальный люк в черно-оранжевой рамке, рядом надпись: "Левый демпферный сток ТНГ, экватор, КРАЙНЕ ОПАСНО", и череп со скрещенными косточками. Девушка остановилась, подпрыгнула.
  - Мамочка!
  Перевела дух, побежала дальше. Подбежала к правому глазу, приложила коробочку. Огонь, как ему полагается, замигал. Но только он снова мигал, мигал, мигал, мигал...
  - Думай, балда... Голова нужна чтобы думать, - перевела дух, провела по лицу ладонями. - С другой стороны есть такой же тоннель. Посмотрим что там. Назад!
  Сорвалась с места, понеслась по коридору блестящей кометой. Вылетела в пенал, свернула налево, перебежала его, очутилась в таком же тоннеле, только с другой стороны. Паника снова сцепила холодной хваткой. В конце коридора горели такие же красные точки, и он был перегорожен такой же черной панелью. Девушка добежала до перегородки, приложила коробочку (ну в чем дело, ну что же такое!), но все опять без толку. Проклятый красный огонь мигает - и все.
  Нужно подумать. Нужно подумать... Та труба с лестницей, похоже, проходит через корабль насквозь. Надо вернуться и посмотреть куда еще можно попасть, из этой трубы. Она кусала губы и плакала - она должна уже сидеть на месте, и должна уже приложить синий кристаллик!
  Достала сияющую горошину. Долго смотрела на спокойный огонь, глубокий и ясный. И вдруг успокоилась. Руки перестали дрожать, паника растворилась. Спрятала волшебный кристалл. Сорвалась и помчалась назад, к люку из которого появилась. Стала спускаться. Только бы все сработало. Только бы коробочка не подвела, снова. (Ну что же такое?!)
  Вот следующий люк, второй. Время... Только бы он догадался, что возникла заминка. Только бы подождал.
  Она выпрыгнула в такой же пенал - как тот наверху. Ворвалась в такой же тоннель - как тот наверху. Побежала, разглядывая знаки и люки. Здесь было не так, здесь было уже по-другому; здесь не было нужных знаков, здесь не было круглых люков. Она добежала дотуда где наверху путь резала переборка. Но здесь не было ничего, а огни по бокам, у стенок тоннеля, сияли зеленым. Девушка помчалась дальше, и очутилась в таком же пенале, узком и длинном, - такие же знаки, выводы, и огни. Словно бежала вперед, а попала назад.
  Но пенал был, конечно, другой. Много всякой светящейся всячины которой не было там. Люки которых не было там, и нет кое-чего что там как раз было. Но главное - все те же четыре тоннеля, рядом такие же шестиугольники, за ними - такие же трубы с лестницами и шестами.
  Она свернула направо, к ближайшему проему-шестиугольнику; внутри точно такая труба, точно такая лестница, точно такой световод за шестом. В трубу - и наверх. Снова такой же длинный узкий пенал. Напротив, наискосок - тоннель.
  Она понеслась - вот он, еще один круглый люк! Знак здесь был не такой, в нем изменился один квадрат; но круглый люк здесь также только один, а знак ведь почти такой же... Замирая от ужаса, приложила к красному глазу коробочку. (Ну! Коробочка! Лапочка! Ну!)
  Огонь замигал. Потух. Загорелся зеленый. Черная диафрагма ушла в кольцо. Девушка вспрыгнула в узкий тоннель, побежала. Выпала в диковинный зал, у которого вместо стен были экраны, а посередине висел цилиндр с креслом внутри. Кресло было повернуто в сторону входа; за креслом в стене-экране была прорисована такая панель которую Энхгем (где он там? что?) показывал на браслете. Да! Вот эти оранжевые кружки. И вот он, тот самый, справа.
  Она забежала за кресло. Достала кристалл. Приложила кристалл к кружку. Кружок погас - осталась рамка. Погас и не загорался.
  - Ну что - опять, что ли? - ударила ладонью в панель. - Что за кошмар какой-то!
  Кружок вспыхнул и замигал.
  - Ну давай, сейчас же! - она еще раз стукнула по панели.
  Кружок снова погас.
  - И что? И сколько еще это будет? Что вы за гады такие все?
  Кружок ожил снова - теперь став зеленым.
  - Гады... Пусть только теперь попробует меня не найти! Я ему устрою демпферный сток тэ-эн-гэ. Сдохнуть мне на нейтронной...
  * * *
  Выпрыгнув из лифт-шахты, Энхгем перелетел центрум и ворвался в левый килевой ствол. Он бежал к выводу пульт-контроллера, недоумевая - почему переборка закрыта? Красный сигнал по сторонам переборки означал статус-минус-один. Исправно, закрыто, авторизованный доступ.
  - Что за новая мода? - он остановился у вывода.
  И остолбенел. Контроллер был пуст. Тот же статус, тот же красный огонь. Если в контроллере оператор, красный будет "мигать", минус-два; если разблокирует вход - будет "один", будет желтый... Но сейчас горел красный, простой, что значило - закрыто; внутри никого нет.
  Энхгем достал свой личный анализатор, разблокировал доступ, пробежал узкий тоннель, и выпал в коробок пульт-контроллера. Аппаратура в статусе, капсула оператора развернута как полагается. Оглядел ряды врезок на мониторах - спокойный порядок, все в норме, садись и работай. Заглянул за капсулу. Никого; не сходи с ума, идиот.
  Но если он прошел на борт, все было сделано как надо. Значит девчонка по какой-то причине не получила доступа в этот контроллер, и сообразила как пробраться в другой. (Похоже, анализатор решил, что вмешиваться в данном конкретном случае небезопасно. Получил от БИО обратную связь и решил не соваться. Они все трусливые перестраховщики; такое случается, но очень редко. А здесь - тридцать пятая...) Энхгем ощутил гордость - словно сам, попав в сложную ситуацию, нашел дьявольский выход. Занял кресло; капсула развернула лицом к контролям. Набрал код и перевел дух. В северном тропике контроллер активен. Девчонка сидела там и ждала в полном соответствии с инструктажем.
  Он пробкой вылетел из тоннельчика и помчался направо. Шесть метров - красный сенсор у блок-переборки. Он разблокировал переборку. Огромная диафрагма ушла в кольцо. (Так в чем дело? Локальная неисправность? Переборка не чайник, понятно, но все равно - в переход с глюками?!) Ствол перешел в северный тропик, Энхгем помчался дальше. Мелькнули синие звезды шлюзов - он пересек центрум, домчался до вывода север-контроллера. Красный спокойно мигал, даже как-то уютно.
  Ворвался в тоннельчик. Незнакомка сидела в кресле, облокотившись на пульт и подперев кулачками щеки. Она уныло разглядывала схему парковки груза в секторе трюмов. Когда Энхгем ввалился, она обернулась, сорвалась навстречу, и замерла перед ним, пронзив полыхающим взглядом.
  - Обманул! Сказал, что откроется? А оно не открылось! Я так и знала! Все вы такие, гады... А ты и вообще хам! Засунул в какой-то гроб и выбросил!
  Энхгем упал на колени, обнял ее за талию. Она опустилась за ним, положила руки на плечи:
  - Еще чего захотел! Меня так просто не выбросишь. А теперь и вообще, после такого хамства... Только смерть!
  Отстранилась, достала из своего карманчика сияющий синий кристалл. Энхгем понял, что не хочет забирать кристалл. Наконец взял, отстегнул воротник, вернул огонек в обруч.
  - А где ты взял эту форму? Украл, знаю... И вот еще коробку свою забери, дурацкую.
  Он забрал анализатор, поднялся, подтолкнул девушку к выходу. Они выпрыгнули в левый ствол. Свернув направо, понеслись. Снова открытая переборка, ствол, вывод, центрум, вывод, ствол дальше; снова огни, статусы, авторизация - рубка. Незнакомка осторожно вошла, огляделась и замерла.
  - Вот это да! Вот это я понимаю - да! Я даже не надеялась, никогда, что попаду в такое! Это ведь обалдеть можно!
  Она завороженно оглядывала интерьер - курс-монитор дугой во всю стену, капсулы, контроллеры, пульты. Ясная гамма цветов; изящные в своей функциональности формы; ни единого сантиметра объема потраченного впустую. Капсулы развернуты от монитора, в ожидании операторов. Локтевые контроллеры отодвинуты, на гашетках - желтые огоньки статуса.
  Курс-монитор пока чист, панораму дока перекрывает только сеть стереокоординат. В центре южной стены мрачный круг - доступ в "святая святых" машины, в сейф борт-процессора - мозга, который помнит каждый маневр, каждую перегрузку, каждую операцию - с самого первого момента жизни самого первого тридцать пятого.
  Энхгем кивнул незнакомке, имея в виду левую капсулу. Девушка с опаской забралась в капсулу, поджав ноги и не решаясь поставить их на педали.
  - Устраивайся поудобнее. Это капсула техника. По умолчанию контроли там заблокированы. Можешь дергать и давить все что хочешь.
  - Нет, спасибо.
  - Сначала мы сделаем так чтобы нам не мешали...
  Энхгем занял центральную капсулу, в трех метрах от капсулы техника. Заблокировал сектор внешних коммуникаций, аварийную вывел в статус. (Койру в контроллере нет до сих пор, где он там шляется?!) Девушка осторожно поставила ноги на педали. Локтевые контроллеры съехались, оптимизируясь под анатомию оператора.
  - Мамочка! - она подскочила и съежилась. - Что это?!
  - То, что долго у них никто не задерживается, - Энхгем усмехнулся. - Если капсула каждый раз нюхает левого так же, как правого...
  - Слушай! - воскликнула девушка, продолжая оглядываться. - Я сидела-сидела, думала-думала. Зачем нужны все эти сложности? - она протянула руку с кольцом на пальчике. - Почему ты сам сюда не проник, раз уж это так просто?
  - Ты глупая! - Энхгем рассердился. - Это совсем не так просто, - он перевел полозок планетаров в статус-один. - Насчет сложностей - вот тебе первая. Чтобы поднять машину, нужно разблокировать шток.
  Он подал на правый штаговый монитор изображение дока. Здесь, в полутораста метрах по штагу, был запаркован точно такой исполин - черно-шоколадный сплюснутый ящик, сто восемьдесят четыре метра, - сверху цилиндры индукторов, золоченые кольца, огни габаритов. Сеть световодов под потолком сияла паутиной на полировке.
  - Видишь три тумбы, на которых он держится?
  Девушка с горящим интересом уставилась в монитор.
  - Вот это и есть дудки, на крыше? - она протянула руку, сверкнув кольцом.
  - Они.
  - Обычные трубы ведь?
  - Трубы - на тыквах.
  - ?!
  - На невоенных машинах. Пассажирских, почтовых, грузовиках не по статусу. А этот борт - формально военный. Так что прими дудки как данность.
  - А шток?
  - Так вот. Суть нашей затеи - разблокировать шток. Он будет разблокирован автоматически, - Энхгем бросил взгляд на курс-монитор, - через час двадцать четыре, за пять минут до "ноля". Как ты понимаешь, нам это не подходит, - он обернулся к девушке. - Но борт можно снять в любое мгновение. Для этого нужен лоцман или пилот, и нужна санкция. Синхронизированная команда, - он тронул сектор шток-контроля на левой панели, - отсюда и от диспетчера.
  Он кивнул влево, где в сорока метрах по штагу огромный объем дока был замкнут балюстрадной стеной.
  - Причем отсюда я могу дать команду только когда система отметит меня на контроле. Как я войду обратно, если я не выходил? Поэтому ты сюда и приехала. Не тормози.
  - Ой какой хам ты. Ладно, я тобой займусь... А Койру?
  - Он в аварийном контроллере. Ты проникла сюда и впустила меня - в зону собственного контроля. Я вошел в зону и впустил Койру - в систему аварийной эвакуации. И у нас взломанный ключ, который я ему передал. А аварийный контроллер персональной авторизации не требует. Как понимаешь, любая система имеет слабые точки. И чем система сложнее, тем этих точек больше... Койру может спокойно давить на пимпу. Аварийный контроллер не заблокируют даже при минус-три. В смысле - когда уже всё, всем конец... А теперь не мешай. Мы начинаем. Борт в статус один...
  Энхгем тронул сектор статусов на левом пульте. Курс-монитор вспыхнул столбиками контроля ресурса.
  - Койру получает сигнал... Где он там, кстати? Куда он там рухнул? Время же, время!
  В центре курс-монитора возникла врезка аварийной связи. Койру сидел в контроллере, по лицу бегали отсветы монитора. Он поднял голову и осклабился.
  - А, это ты, засранец! Подальше ключ не мог сунуть?
  - Ты где болтался, кретин?! - Энхгем чуть не подпрыгнул.
  - Я заблудился! Или у меня есть схема? - Койру посмотрел на девушку и засветился. - Умница! Я куплю тебе самое дорогое мороженое в нашей Галактике!
  - У меня фигура, дурак!
  - Ко, готовность, - Энхгем смотрел на контроль безопасности. - Готовность!!!
  - Вижу! Ну, все... Что сейчас будет!
  Энхгем скинул предохранитель с тумблера шток-контроля и перевел полозок. У себя в полумраке аварийного док-контроллера Койру выполнил то же самое. Тишина рухнула, и звонкий протяжный гонг ударил сразу со всех сторон. На курс-мониторе возникла армия врезок и индикаторов - борт ожил сотнями разнообразных параметров.
  - Ко, три плюса вперед! У нас три минуты, буквально!
  Тот вскочил с кресла и выпрыгнул за пределы врезки. Энхгем вывел на монитор картинки из шток-стволов. Перспектива зелено-стальных коридоров была пока пуста и спокойна. Следуя аварийной рутине, которая допускала подъем в состоянии неполной готовности, он провел сокращенный пост. Даже такой пост обычно требовал времени, но дефектор закончил работу необычно быстро - сектор дефекта замигал зелеными треугольниками через тридцать секунд.
  - Ну да, - Энхгем хмыкнул. - Это, конечно, не слабо.
  - А что это за треугольнички? - девушка протянула руку, снова сверкнув кольцом.
  - Это значит, что все в порядке. Можно дергать со штока... У них это называется так.
  - А вон столбики?
  - Это, на данный момент, самые главные столбики. Индикаторы резерва тяги. Смотри...
  Сняв очередные предохранители с пульта, Энхгем разблокировал планетары. В центре курс-монитора вспыхнула схема - параллелепипед машины с атмосферными плоскостями - так если смотреть сверху и сзади. На концах каждой плоскости горел шарик, вектор-звезда - индикатор функции планетаров. Четыре столбика индикаторов резерва тяги поползли вверх оранжевыми прямоугольниками. Энхгем, сдерживая нервное нетерпение, поглядывал то на резервы, то на врезку с картинками шток-стволов.
  - Койру, быстрее... Ну! Сейчас ведь полезут как...
  Резерв тяги вышел на верхний ход по всем четырем каналам. Койру не было. Вектор-звезды сияли зелеными огоньками - планетары готовы. Теперь оставалось разблокировать ход и - ноги в педаль, локти в контроллер, гашетки в ладонь.
  Койру не было.
  Энхгем посмотрел на картинку тоннелей и понял, что его там теперь и не будет. По северному шток-стволу, в котором должен был появиться Койру, неслась толпа в черной форме. Он с какой-то неестественной четкостью отметил блеск клапанов и фалер, мелькание излучателей - готовых к бою. Солдаты приближались к шток-базе.
  - Мамочка! - девушка вцепилась в край пульта. - Где Койру? Мы же не полетим без него?!
  - Никуда он не денется, - Энхгем пытался сообразить что тому еще оставалось делать. - Балюстрада! Вряд ли кто даже подумает... Но это опасно! А другого выхода нет. Хотя он еще не такое творил.
  * * *
  Слева на док-балюстраде, по траверзу северного планетара, вспыхнула зеленая точка. Энхгем увеличил картинку - из вывода шурфа на балюстраду выскочил Койру. Он указал влево - семьдесят два метра полированного композита, атмосферная плоскость, на конце которой уже разогрелся шар-плазмотрон. Койру вспрыгнул на парапет, замер. Он стоял, пригнувшись, оглядывая борт, плоскость, зеркальную сферу раскаленного плазмотрона, собравшую на себя интерьер дока.
  Энхгем скинул предохранитель с тумблера фиксации-штока. Движение пальцем - и снова гонг. Койру успеет соскочить с балюстрады перед надвигающимся столбом плазмы, перелететь смертельную зону, и упасть на плоскость за шаром. Все реально, никакой фантастики - только расчет и нервы. Ноги в педаль, локти в контроллер, гашетки в ладонь - вперед.
  Энхгем вывел резерв тяги в планетарный минимум. Плазмотроны вспыхнули сочно-малиновым, как редчайшие субгиганты крайнего класса М, известные только в том глухом уголке где он работал. Мгновение - и пламя шаров сформировалось в малиново-алые шпаги. Глубокий рокот расползся по объему дока. Рокот был такой мощный, такого бездонного тембра, что Энхгему стало не по себе.
  Он двинул в стороны локти. Контроллеры с упругой послушностью подались, рокот стал глубже. Клинки плазмы, пронзая шары на концах плоскостей, стали ярче и резче. Еще раз ударил гонг. Вектор-звезды на мониторе выпустили по лучу; заторопились вперед цифры обозначающие модуль тяги - столбики поползли вверх, догоняя резерв. Стена с балюстрадой на мониторе тронулась вниз. Борт снялся со штока.
  Энхгем, пьянея от этого рокота, дал левый штаговый ход и чуть притопил гашетку. Когда до стены дока осталось двадцать метров, автомат застопорил ход. Энхгем переключил модуль-стабилитрон в полуопасный режим и подвел машину почти к самой стене. Теперь Койру от заветной плоскости отделяло сто метров по длине борта, четыре по высоте, пять поперечных - и страшная шпага плазмы. Энхгем дал курсовый ход на северные планетары и тронул гашетки. Он вывел на монитор левую южную плоскость и ощутил ужас, наблюдая как плазменный столб медленно движется вдоль балюстрады.
  - Мамочка! - незнакомка вцепилась в пульт. - Он что - будет прыгать?!
  Койру стоял, согнувшись, на парапете. Столб плазмы подбирался к окаменевшей фигурке. Малиновый отсвет скользил по ограждению балюстрады. Материал повело - недопустимо близко. Вектор-звезды на мониторе бесстрастно отмечали модули тяги. Когда до терминатора плоскости осталось несколько метров, Койру чуть разбежался по парапету и прыгнул, влево вперед.
  Плазма рассекла пространство которое занимал Койру неосязаемый миг назад. Он упал на край плоскости, покатился, выставил ногу, уперся подошвой в позолоченный переклад терминатора - удержался. Девушка взвизгнула, Энхгем чуть не подпрыгнул в капсуле, едва сдержавшись - в таком режиме модуль-стабилитрона неосторожным движением можно было угробить все дело.
  Койру вскочил, заковылял по плоскости к борту. Энхгем расконтровал левый аварийный шлюз в южном тропике. Койру добрался до борта и вспрыгнул с плоскости на штаговый рифт. Энхгем смотрел на мониторе как фигурка несется по золотой ленте, слева - черно-шоколадное зеркало борта, справа - тридцатиметровая пропасть.
  В этот момент балюстрада озарилась фейерверком вспышек. Солдаты стреляли по Койру из карабинов. Заряды разлетались от борта как искры от ножа на точильном круге. Койру растянулся на ленте рифта.
  Энхгем вдавил педаль, тронул гашетки - звезды на схеме выпустили по лучу - левая северная, правая южная - рокот изменил тембр - машина начала поворот в штаговой плоскости, в то же время отдаляясь от стенки дока. Он в секунду вспотел, едва успев остановить "залитый под крышку" борт в десяти метрах от парковочной зоны соседнего. (Управиться с этой дурой! Только на базовой подготовке! Прецизионный ход в условиях дока! Сволочи. Теперь постреляйте. Это ведь обалдеть можно.)
  Несколько долгих секунд - Койру вскочил, заковылял дальше. Еще несколько долгих секунд - он под шлюзом. Энхгем сдернул очередной идиотский предохранитель, перевел полозок, обернулся к сектору коммуникаций, расконтровал переборки. Еще несколько долгих секунд - и Койру в рубке. Девчонка вылетела из капсулы и повисла у него на шее.
  - Не реви! - он осклабился обычным образом. - Старики Койру так запросто не сливаются.
  - Ты не потерял голографии? Только попробуй их потерять! Я тебе тогда выжгу кольцо и продую сток!
  - Неправильно, - Койру скинул рюкзак, спрятал в документ-сейф. - Продувать стоки полезно, и необходимо, кстати, на регулярной основе... Если хочешь наехать, и совсем не по-детски, - тогда "расконопачу чайник". Потому что без генератора первичного поля переход невозможен, физически. И за раскалибровку чайника можно вообще потерять гашетки. Если найдут кто виноват... - он подскочил к капсуле пилота. - Считай дело в кармане, Эн! Рухнуть мне в радиус если такие горелки нейтрализуешь полностью! А палить по набитому ящику станет разве что совершенный придурок... А ты просто красавец!
  - Теперь я понимаю не на словах, - Энхгем перебрался в капсулу борт-навигатора справа от Койру. - Такой ход! Такая приемистость - на такой массе!
  - Да, это тебе не бочка. Странно, но их пока еще никак не прозвали. Сюда вообще, как ты в курсе, не попадешь.
  - Есть причины, реальные... Кстати, док уже законтрован.
  - А ты сомневался?
  Койру занял капсулу пилота и влился в спинку. Охватил взглядом армию показателей на мониторе, подставил под контроллеры локти. Перехватил гашетки, прилепил к педалям подошвы.
  - Парь дудки! - воскликнула незнакомка.
  - Если я сейчас это сделаю, Два-ноль-ноль перестанет существовать. Пока просто поддуем...
  Койру перевел модуль-стабилитрон в аварийный режим. Тронул педаль, тронул гашетку - машина продолжила разворот. Когда борт вернулся к оси парковки, теперь южным поляром на выход, Койру зловеще осклабился. Он вернул курсовый ход на все планетары и уравнял дифференциал тяг - теперь весь контур управлялся одной гашеткой.
  Тогда Койру, еще раз осклабившись по-пиратски, совершил безумие нарушавшее все мыслимые нормативы. Он снял предохранитель с сектора маршевой тяги и активировал оба индуктора. Курс-монитор, замешкавшись на мгновение, будто не желая верить в такое безумие, высветил сектор. В черном квадрате вспыхнули два серых прямоугольника. Столбики маршевой тяги сейчас были пусты.
  - Он уверен, что я свихнулся, - Койру хмыкнул. - Я бы тоже так подумал на его месте.
  Пальцы пронеслись над пультом. Прямоугольники засияли сочно-оранжевой рамкой. Раздался спокойный звон - индукторы маршевой тяги вышли в статус-один. Тогда Койру подвинул полозок на пульте - столбцы резерва маршевой тяги начали наполняться. Резерв вышел в треть. Койру оглянулся на Энхгема и незнакомку. Девушка завороженно следила за огоньками; цветные зайчики на платье сверкали и переливались.
  - А что это за полосочки?
  - Сейчас сама все поймешь... Не дура ведь?
  - Какой ты хам лысый.
  Койру дал отрицательный ход. Спицы плазмы на зеркальных шарах устремились вперед. Борт двинулся вспять. Снова растекся тяжкий бархатный рокот.
  - Маршевый на минус-три ход...
  Он пододвинул полозок еще. Серые прямоугольники стали заполняться зеленым - уровень тяги приблизился к назначенному резерву - столбики подравнялись - ударил очередной гонг.
  - Маршевый минус-два. Не перегреть. Не тренажер как бы... Маршевый минус-три... Поехали.
  И Койру притопил гашетку. Раздался сотрясающий грохот, от которого зазвенело в ушах и по спине побежали мурашки. Пространство впереди вспоролось двумя страшными жалами. Мрачный док озарился беснующимся огнем. Грохот перешел в вой, рухнул ужасный гром - будто чудовищный великан обрушил чудовищный молот в чудовищную наковальню. Свирепое пламя выжгло весь антураж в белую пустоту. Борт двинул вперед, в стену дока.
  - Мамочка! - девушка взвизгнула и закрыла лицо руками.
  Койру стиснул другую гашетку - планетары взъярились, выплюнув спицы сине-малиновой, почти невидимой плазмы вперед. Рокот взорвался воем. Койру снял тягу с индукторов; струи бешеного огня схлопнулись, в доке стало темно и мрачно.
  Машина ударила рифтом в терминатор парковки. Тяжелый леденящий звон пронзил нервы. Всех швырнуло вперед. Терминатор, не рассчитанный на такие режимы, на глазах превращался в обугленный хлам. Док заволокло дымом.
  Койру отпустил гашетку - кинжалы плазмы погасли. Машина отходила назад. Он переключил монитор и увидел, что дело сделано. Шлюза больше не существовало. Гигантские плиты, способные (казалось бы) выдержать что угодно, были выжжены, и только стынущие, рдевшие угольками огрызки выглядывали из-под колец. Оба щита рассыпались, лопнули; в бешеном пламени градом раскаленных осколков накрыло половину дока. В огромную обгорелую дырку виднелся весь Порт - площадки внешней парковки, штоки, мачты, панели, сигнализация статусов - глаз терялся.
  Койру снова тронул гашетку. Снова выплеснулись огненные кинжалы. Борт шел назад, в облаках жемчужного дыма - миновал внутреннее кольцо шлюза - атмосферную камеру - кольцо внешнее - выплыл под бездонно-фиолетовые небеса со жгучей точкой звезды. Койру тронул гашетку - северные планетары взъярились, выплюнув языки вертикальной тяги, нос машины швырнуло кверху.
  Капсулы мягко сковали своих узников. Койру, сохраняя тангаж, снова дал тягу, борт начал брать высоту - и вдруг замер, застыл, завяз. Столбики на мониторе заснули - ресурс все больше и больше опережал тягу, а паутина по-прежнему цепко держала машину.
  - Рухнуть мне в радиус, - прохрипел Койру.
  Он выжал гашетку до половины, и звездочки на мониторе ощетинились спицами векторов. Борт медленно, но устойчиво и неколебимо двинулся вверх. Зеркально-золотые шары на концах плоскостей обволоклись прозрачно-фиолетовой атмосферой. Плазменных шпаг теперь не было видно - они растворились в небе, и только беловатый контур корон фиксировал их положение и длину. Рокот утих, перешел в высокую частоту, расплылся по рубке. Борт медленно поднимался над Портом.
  И вдруг паутина лопнула. Модули тяги взбесились, столбики тяги скакнули к ресурсу. Борт понесся наверх, как радостный воздушный шарик, удравший из детского кулачка. Компенсаторы капсул, реагируя на взрыв перегрузки, тревожно заверещали.
  - Лопни мой чайник! Сорвать паутину на половине мощности, с таким лагом! Это вам не тридцатая даже, кретины... На что надеетесь? Здесь не поможет никакой капкан!
  Койру убрал тангаж. Горизонт, в сиянии атмосферной дымки, вернулся на курс-монитор. Койру активировал курсовый ход и тронул гашетку. Вектор-звезды выпустили по лучу вдоль продольной оси машины. Столбики тяги снова закарабкались вверх и сравнялись с полоской баланса подъемной силы. Койру, экономя ресурс, дал ход и снял вертикальную тягу. Борт набирал высоту в атмосферном режиме. Койру по-прежнему не возвращал модуль-стабилитрон в "норму".
  - Спасение утопающих... - он хмыкнул.
  На штаговых мониторах перехватчики двумя группами обходили машину по бортам.
  - Как на параде, клянусь Постоянной, - он хихикнул.
  - Могу представить рожу твоего этого, - усмехнулся и Энхгем. - Тридцать семь смежных Зон, а тебя - ни в одной. Хи-хи-хи.
  - Эн, но ты просто красавец! Колись - откуда такая маска?
  - Да все оттуда же, Ко. Во что превратится Галактика если мы начнем выдавать на-гора все что копаем? Если нормальные люди узнают какие бывают вещи? Сейчас мы уйдем в наш Сектор. Да-да, за один переход. Не за семь. Этой дыре уже три года. Мы нарыли ее когда копали мешок в Ноль-четыре-четыре. Странное место, и страшное - воронки там регулярно... Готово.
  Энхгем закончил грузить данные со своего кристалла, и теперь корректировал зонную карту. Борт набирал ход; девушка наблюдала как на мониторе прозрачно-фиолетовая стратосфера растворялась в бездонной черноте космоса. Ударил очередной гонг, и Койру вернул вертикальную тягу. Борт покидал точку.
  - Должен быть здесь... Где-то здесь...
  Койру следил за гравистазис-контролем. Вдруг сеть изограв, правильная и красивая, схлопнулась глубокой воронкой.
  Гравистазис-контроль хлестнул по ушам тревожным звонком. Койру снова тронул гашетку - и снова жала вспороли черную бездну. Он дождался требуемой изогравы - тронул педаль, стал отводить локти - увеличил тангаж - посмотрел на девчонку:
  - Держись! Вот теперь парим.
  И вжал гашетку до половины. Жала вытянулись в бесконечные иглы, пронзив космос лучами плазмы. Столбики маршевой тяги росли. Борт карабкался "в гору" над жерлом огромной воронки. Необоримая сила засасывала в провал. Койру забирал ресурс, но медленно, очень медленно машина отрывалась от бездны. Активный ресурс вышел в нижний предел - здесь машина остановилась.
  - Вышли, - прохрипел Койру ликующе. - Эн, вышли на ноль-семь-единице! Ведь обалдеть можно! Ну, а теперь... Теперь - страшное.
  Он убавил тяги. Борт пошел вниз и вперед. Сначала медленно, тяжело, но все быстрей и быстрей, понесся с ужасающей, убивающей быстротой - и когда вертикальная скорость сравнялась с горизонтальной, Энхгем выдавил, задыхаясь:
  - Ну!.. Ко!.. Ну!..
  - Рано! - прорычал Койру сквозь зубы. - Не выскребаем! У нас масса!..
  Борт все стремительней и страшней несся вниз.
  - Ну!.. - прохрипел Энхгем. - Ведь треснем же!
  - Заткни сток, идиот! Сейчас... Ага... Ну, старуха!..
  Койру стиснул гашетки. Страшные жала снова пронзили космос. Тяжесть вплюснула в капсулы, скомкала грудь, отняла дыхание. Обрушилась тряска. Вся акустическая индикация сошла с ума. Тряска превратилась в вой; захотелось что-нибудь заорать во весь голос, только не сидеть молча в этом кошмаре.
  Койру забирал ресурс, тяга росла, росла горизонтальная скорость. Машина скользила с горы над воронкой капкана. Вот узкое "горло" пронеслось назад. Перегрузка стала быстро расти; быстро стала такой, что система капсул уже не справлялась. Компенсаторы верещали как резаные, и Койру, покосившись на девушку, прохрипел:
  - Дыши быстро и мелко! Клянусь черной дырой - сдохнешь...
  Сколько времени длился весь этот кошмар - понять было трудно. Казалось хронометр на мониторе также свихнулся и врал. Адская гонка на самом деле уместилась в пару минут. Когда все закончилось, стало так легко и свободно, будто, побывав в тяжкой старости, теперь можно вернуться, ощутить молодость и здоровье снова. Койру привел в оптимум курсовый ход. Борт выходил в тангент.
  - А что это было?! Ведь мамочка же!.. - девушка растирала пальцами белое от перегрузки лицо.
  - Это была самая сволочная липучка которую мне доводилось срывать, - Койру не отвлекался от монитора, на котором уже сияли тревожные треугольники траверза Зоны. - Клянусь Галактикой, но они, кажется, сюда настоящую черную дыру привинтили. Можно представить сколько она у них ест?
  - Тем более, как я думаю, включают они ее тут нередко. Но все равно. С выпуском тридцать пятых, видимо, все же поторопились... Инфраструктура для них пока еще не готова, как бы сказать.
  - Не то слово. Но я клянусь Полем! Это не ящик, это... Не знаю как обозвать. Чтобы вот так отлепиться? Вот так, простой горкой, и в полную массу?
  - А что такое "липучка"? - незнакомка вновь улыбалась обычным образом. - Опять ты несешь какую-то чушь! По-человечески можно сказать?
  - Что значит "по-человечески"?
  - Как люди! Люди так не разговаривают! Ты попробуй себя запиши, а потом послушай. У тебя свернутся уши и треснет лысина!
  - Хватит! - Энхгем обернулся к ним. - Зона! Ко! Ушел из такого капкана, и прочавкаешь ноль как второкурсник!
  - Тогда засунь ее в сейф! - Койру кивнул через плечо, - Или веди железяку сам!
  - Ты рули давай, чайник, а то...
  Койру прибавлял ход. Снова навалилась тяжесть. Ударил тревожный гонг. Борт вошел в зону дивергенции Поля.
  * * *
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"